http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Сочтено, посчитано, взвешено, измерено


Сочтено, посчитано, взвешено, измерено

Сообщений 1 страница 50 из 52

1

[shadow=1px 1px 2px #FFF6AD]http://s3.uploads.ru/zoHye.jpg
Ноябрь 10596.[/shadow]

Бран, Эоган, Бальтазар и неназываемые сущности.
Уединённое поселение в Великой степи, охваченное загадочной неизлечимой болезнью.


[shadow=1px 1px 2px #ff0000]Есть жизнь и смерть. А всё, что кроме, так и манит себя познать.
Есть некромант и маги крови... Чего от них страдальцам ждать?![/shadow]

[AVA]https://i.ibb.co/9n44ynS/image.jpg[/AVA]
[STA]Владыка Нематод[/STA]
[SGN]Червие определяет сознание.[/SGN]

Отредактировано Бальтазар (11-10-2019 01:25:12)

+2

2

https://funkyimg.com/i/2XE86.png
Неделями ранее.

[indent] Конкордия села на скалу и принялась медитировать. Как всегда, несимпатичная дева с плоским и широким лицом погрузилась в транс, когда вообразила холодные руки психопомпа. Жесткие скелетные пальцы помогают ей подняться из гроба, она перестаёт наконец ощущать мир живых и принадлежать ему.
В торжественном безмолвии она занимает место в узенькой лодке напротив своего проводника. Лодка движется без шеста или вёсел, проводник клубится сумраком под серым капюшоном. Когда в скольжении средь тьмы и неизвестности рука его ложилась на щиколотку Конкордии, она зачастую возвращалась из грёз, обнаруживая, что похлопывает себя между ног подушечками пальцев.

В свои двадцать семь Кора ни разу не делила постель ни с мужчиной, ни с женщиной, потому что лишь один образ будил в ней потаённые желания. Лишь смерть и персонификации её.
Другая бросилась бы прочь от приближающегося незнакомца, потому что за его спиной совсем неживые, голые, отчасти скелетированные слуги несли поклажу. Но Кора осталась неподвижной — по этой же самой причине.
Охотно испивая сонное зелье из долгопалых рук, она, кажется, удивила предводителя мёртвых: его слуги явственно готовились схватить Конкордию, чтобы некромант напоил её насильно.


Прутья какой-то клетки отделяют её от проводника, у него тяжёлые веки, скорбно сгорблен силуэт.
Кора несколько раз пытается завязать разговор, но колдун не привык беседовать с живыми.

Точно: некромант, скромное жильё набито черепами и прочими костями вперемешку с книгами, на хозяине всё ещё чёрная хламида до пят, его брови неизменно подёрнуты печалью. Развеять его молчание можно лишь испросив воды, Кора опустошает вмиг поднесенный стакан. Вернуть согласна лишь после знакомства.


[indent] Бальтазар привык слышать приставку «мастер» к своему имени, но отнюдь не настаивает на ней. Он терпеть не может такие поручения от магистра Лассы… Дроу не обижается на вольности в произношении своего имени. Она стара настолько, что даже эльфийское совершенство лица не может скрыть её столетий.
Видно, что морщинами она горда. Она не понимает, почему их стыдятся прочие культисты Пепельного Горизонта. Разве что седой Бальтазар, чьё лицо постарело настолько рано, что как будто намеренно, некромант-поэт, некромант-философ, влюбленный в увядание и разложение, понимает её, Лассу, и ценит пудовые складки у своих глаз не меньше, чем она — трещины-паутинки на граните её древней предательской кожи.

Но не любит подыскивать жертвы для всеобщих ритуалов, и не раз ей об этом говорил, Бальтазар не охотник, он пригоден к научной работе, он зашифрует и расшифрует что угодно, напишет коварную пропаганду и прицепит мёртвых фантомов к важной для ордена персоне, чтобы те говорили с ней.
Однако, в этот раз он с магистром не поспорил, и ему повезло настолько, что на везение это не очень-то и похоже: Кора могла бы войти с ним под руку в место сбора культа, но…

Там, где высокие сосны шире людей (хотя насчёт орков можно ещё поспорить), Бальтазар увлекает Кору за прикрытие чёрных стволов, где даже снегу деревья помешали падать, как раньше препятствовали солнечным лучам, так и вырос этот мягкий мох, так некромант и превращает Кору из спутницы в пленницу, связывая её. Она помогает в этом действе и не возражает; отпускает такие замечания, что морозец не может помешать им обоим ощутить влажную перину мха голой кожей и друг друга. Бальтазар впервые в жизни проявляет грубость и жестокость ради грубости и жестокости, а не с практической целью: потому что Кора завелась от оков и верёвок не меньше, чем от близости смерти, и не могла уже смолчать о своих желаниях.

Мастер-некромант из Пепельного Горизонта не может позволить себе привести Конкордию свободной, потому что в пути их могут увидеть другие культисты и привязаться с вопросами. Три дня они провели рядом, пленница была для Бальтазара скорее гостьей, пили вместе и беседовали, и Бальтазар признавал красоту её мировоззрения, ориентированного в смерть, и Конкордия признавала красоту ритуала, в который была приглашена — именно, в её понимании, приглашена — в качестве жертвы.

Владыка Нематод замирает на входе в скрытое в горе святилище своего культа, потому что его дёргают за меховую накидку поверх мантии, нацепленную в честь ноября.

 — Сделайте из меня чашку! Обещайте, что сделаете. С вашим титулом не годится пить из стаканов, — возвещает синеглазая причина внезапной остановки.
Востребовав пояснений, Бальтазар прознаёт, что имелась в виду крыша черепа Коры («всё равно вы мне всю крышу уже снесли», — ласково шепчет нескладная девица в изящное ухо полуэльфа).

Ласса одобрит такое обращение с жертвенными останками. Она лояльна и скромна. Ее полное имя выговорит только дроу, да и то не всякий. Она выше всякого мужчины в ордене. Мертвенно неподвижна.

Бальтазар кланяется с лаконичным «кость и черви», Кора около него повторяет, рвётся поцеловать руку эльфийки, та бормочет о равенстве перед смертью, Бальтазар отдёргивает свою пленницу за цепи и препоручает другим, и облегченно изображает выступ у стены, возведя очи горе, пещерка набита костями, чёрными свечами с зелёным пламенем, костями, гобеленами с мистической и религиозной символикой, костями, черепами, костями… Уютно.

Алтарь на возвышении, семеро мастеров встают кругом

Владыка Нематод, Вещая Аннелида. Иерофант Клубка Наидид, Трематода Пелиада, Иерарх Немертин. Скулекиарх, Мшаная Приапулидия

— она же Нехама — Утешение — некромантка с добрыми узкими глазами и старым обветренным лицом, человек, ей протянула Ласса ритуальный кинжал, прежде чем, вскинув руку, на расстоянии возжечь курильницу, подвешенную в самой высшей точке храма, где каменные стены сходятся под острым углом. Выполненная в виде грозди сплетённых червей, курильница исторгает дурманный дым из отверстий на кончиках; словно отражение, холодный туман подымается навстречу стекающему в храм дымному мареву, перемешиваясь с ним.

Ниже круга мастеров кто-то сваливается в пропасть, пытаясь не пустить в себя тлетворное благословение божества червей и гнили, кто-то на колени, где-то Кора суёт руки в ржавые браслеты, отпуская какой-то комментарий, кто-то приходит в себя сумасшедшим, обычное дело, пришёл не туда, Приапулидия Нехама дарует смерть не менее точным жестом, чем сделал бы это сам Бальтазар, но он вдруг ощущает неладное.

Или ладное: в эту ночь чёрной луны ритуал культа направлен на него, Бальтазара, он избран случайно или намеренно потусторонней волей.

Что-то входит в него, ощущаясь словно комки слизи, обещая раскрыть свой секрет к следующему появлению чёрного светила. Бальтазар никому не рассказывает об этом.


Когда-то давно.
[indent] В кругах тёмных магов, а также учёных с широкими взглядами и алхимиков, — эти категории интеллигентов всегда пересекались, — бродила легенда, будто лич — не высшая форма хранилища для разума и и что совершенство бесконечно, но единственный, кто достиг состояния архилича в обозримые времена, не стал делиться своими знаниями ни с кем. Тех, кто пытался получить от него информацию, он буквально убил взглядом, поэтому никто не знает, как выглядит архилич.

Эйдолит — так его звали. И чёрное светило, которое стали иногда замечать в небесах после исчезновения первого архилича, назвали в его честь.

Позже некроманты выяснили, что удивительные открытия можно свершить в часы восхода Эйдолита, чудесные чары сотворить, если применять ритуалы с жертвоприношениями, и так получилось, что Орден Пепельного Горизонта преуспел в изучении свойств и закономерностей Эйдолита больше всех. Приложил к этому свою руку и Бальтазар, так как считал себя учёным широкого профиля и не чужд был астрономии.


Ноябрь. Девять ночей до восхода Эйдолита.

http://s7.uploads.ru/vJcWh.jpg

[indent] Никто в поселении толком не помнит, когда в хижине между двух холмов начал постоянно загораться свет. В ней никогда никто не жил, потому что считали проклятой; но и всерьез к проклятию никто не относился — такой уж парадокс. И об огнях, звуках, бледных фигурах в доме в безлунные ночи рассказывали байки регулярно, но слушатели реагировали неодинаково: кто-то пугался, кто-то смеялся, но даже смеющиеся не подходили к дому слишком близко. Говорили, что незачем.

Теперь, когда по селу начала расползаться противная хворь, когда почти все только и делают, что чешут кулаками глаза вплоть до болезненной ряби на веках, до дрянной постройки и вовсе никому нет дела. Ну да, свет там теперь горит постоянно, да только кто его будет разглядывать, когда надобно гной стирать под глазами да вокруг них чесать.

У Исидора такое ощущение, что чесать веки бесполезно: зудят-то сами глазные яблоки, как бы это ни казалось невозможно, но кто ж станет возить по ним грязными ногтями. Парень постоянно прикладывает к лицу снег, это будто помогает лучше, и ему с окраины уже заметно, что проклятый дом обитаем.

Набравшись смелости, Исидор подбирается к порогу хижины. Перед ним беззвучно возникает сущая нечисть: из-под чёрного капюшона торчит птичий клюв, вместо глаз круглые стёкла, а в руках человечий череп.

И что самое страшное — показалось парню, будто в глазницах этого черепа зелёное мерцание, и будто смотрит тварь на него не своими стекляшками, а этой вот мёртвой головой в руках. Он завыл от ужаса, не в силах двинуться, но огоньки погасли, тонкая фигура опустила череп вниз лицом. Когда на плечо Исидора легла рука в перчатке, а из-под птичьей маски донеслись слова, он перестал бояться: настолько уж умиротворителен голос нечистого, печален и вместе с тем заботлив.

 — Я пришёл помочь, ваша глазная хворь только начало. Дальше будет хуже, я уже знаю эту болезнь. Сейчас занят разработкой… Занят приготовлением лекарства. Мазей. Зелий.

Только теперь гость заметил, что на поясе жутковатого чудака и вправду навешаны склянки.

 — Кому будет совсем уж плохо — приносите ко мне, к порогу. Облегчу страдания. А главное лекарство будет готово, когда придёт чёрная луна.

[AVA]https://i.ibb.co/9n44ynS/image.jpg[/AVA]
[STA]Владыка Нематод[/STA]
[SGN]Червие определяет сознание.[/SGN]

+4

3

Совместно с Бальтазаром

Эоган быстро переставлял ноги, следуя за посланником Пепельного Заката, или Рассвета, он не особенно был внимателен к их названию. Как бы он не любил темные искусства, некромантия была наименее любимым из них. Он признавал её мощь, важность, величие и даже своеобразное очарование. И всё же не любил, испытывая к ней лёгкое отвращение.

И вот сейчас ему предстояло разговаривать с одним из мастеров этого ремесла. Потому что лишь мастер смерти и его крупный эксперимент могли настолько заинтересовать жреца, чтобы он пришёл сюда. Ну и благословение Цаубара на это.
Поэтому он уверенно вошёл и, не ожидая от хозяина инициативы, начал разговор сам:
- Добрый вечер, уважаемый. Вы меня наверняка знаете. И все же, позвольте назваться. Эоган Сейдж, маг крови и жрец Цаубара. Мастер и адепт, соответственно.

Покончив с представлением, он решил перейти к тому, что удерживало его в этом месте.
Мне сказали, вам требуется помощь в одном щекотливом деле. Правда, не объяснили точно. Знаю лишь, что дело будет в селе, как там его, Каменный мост, или Серое поле, во время мора. И что нужно сохранить жизни 11 людей из этого села.

Да, село Серый мост, - мягко отозвался обитатель хлипкого домика. Из уважения к гостю он  снял набитую травами маску и тут же зажёг в  дополнение к одной простой свече пахучую, аромат лекарственных растений усилился. - Немного символичное название, как мне кажется. Бальтазар, мастер некромантии; адепт-алхимик.

Колдун поставил череп, с которым до сих пор таскался, лицом к единственному оконцу прямо за свечой: зашторить оконце нечем, зато любопытный теперь, вздумай заглянуть, будет встречен светящимся приветливым оскалом.

- Немного, - согласился жрец, которому даже нравилось подобное название села, -  Приятно наконец познакомиться лично. Слышал о ваших работах. Хотя, признаюсь, не интересуюсь исследованиями некромантов. Хотя мы и пересекаемся.
Решив, что оказал достаточно времени заклинателю костей, Эоган решил вернуть разговор туда, откуда он его начал. Тем более что колдун уже поставил черепушку какого то бедолаги на окно и общаться с ним, не имеющим в руках этого предмета, стало чуть приятнее.
- Думаю, здесь нет посторонних ушей,- короткая пауза, чтобы понять, действительно ли их нет, -  и мы можем обсудить дело, ради которого я пришёл сюда. Как я уже говорил, некромантия - не слишком интересная мне область. Хотя каждое искусство, созданное Рилдиром священно. И все же, меня сложно увлечь этим. Но ваш посланец говорил о масштабном эксперименте, длинною в года. Поэтому я просто не смог удержаться. И ваше имя добавило веса его словам. Итак, вас я тут увидел. Хотелось бы знать, что вы желаете получить. И какова моя роль во всём этом?- жрец всё ещё  помнил, с каким восторгом об ожидаемом рассказывал посланец. И сейчас был готов прийти в ярость, если прошел столько миль, потратил столько времени, ради какого то захудалого ритуала, мастеров мертвой плоти.
.
-Догадываюсь, вы утомлены дорогой, - всё с тем же благостным дружелюбием вещает заклинатель мёртвых, сама заботливость, скинул капюшон, озорно завиваются седые вихры,
- К счастью, я успел обустроить тут скромное место для отдыха, - кивает колдун в сторону единственной лавки, заботливо расчищенной, повсюду же пыль в углах, дом неиспользуемый, чётко видна грань между тем,  что обустроил Бальтазар, и элементами, лежащими под слоем пыли веков и под слоем страха сельчан, которые вопреки здравому смыслу не прибрали к рукам ветхую, но вполне подлежащую починке постройку.

Следы рук колдуна видны в подметённых полочках, пучках свисающих трав, скромном подобии алхимической лаборатории - походный вариант, которым удовлетворялся Бальтазар, чтобы сотворить необходимое:

- У меня тут защита от мора. Специальная разработка, чтобы недуг не затронул ни меня, ни моих друзей...Моих гостей, я хотел сказать.

Небрежным взмахом длиннопалой руки Бальтазар знакомит гостя с остальными своими произведениями, которые успел наварить за краткий срок пребывания в доме с призраком. Другим страшно, а для него этот призрак - знакомый и едва ли не приятель, во всяком случае, жильё спокойно уступил.

Разговор с ним об упокоении будет… формальным, в этом некромаг почти не сомневается. Его потусторонний собеседник любит наблюдать за жизнью селян, любит думать, что помогает им, на самом-то деле пугая до усрачки, ну да это его личное дело.

-Также есть чёрная мазь, которая не уберет хворь, но облегчит симптомы и уберёт любую боль. И есть эти несчастные слезы..  - седой колдун морщится, показывая Эогану мелкие капсулы на ладони. - Дрянь, которая передаёт всю хворь с больного на здорового. Если оба согласны. Не уверен, что пригодится, но раз уж мы с вами работаем вместе, демонстрирую всё своё хозяйство, и конечно, любыми из этих зелий вы вольны распорядиться.

А вот главная  субстанция, -с усмешкой во весь свой тонкий, рот Бальтазар предъявляет запечатанную пузатую бутыль вина. - Вы ведь не откажетесь разделить  её   со мной, пока я отвечаю на ваш обстоятельный вопрос?

Усевшись на единственную лавку, некромант с характерным звуком открывает бутылку и переходит наконец  к существенным материям:-

Болезнь, которой охвачен Серый мост, на самом деле неизлечима. Но сельчанам не нужно знать об этом. Пока не нужно. Она развивается быстрее, чем я планировал. Но одиннадцать должны остаться хотя бы зрячими, я уж не говорю о том, что живыми. Для своей и вашей безопасности у меня хватит средств. Для других в крайнем случае тоже.

Один маг протягивает ополовиненную бутылку второму:

-Что же до нескольких лет - выжившие должны стать более живучими, чем… Чем средний человек, не маг. А позже я вернусь забрать то, что сделает их такими. Но поместить это в них я смогу только через несколько ночей, на восходе Эйдолита, и вам нужно уберечь их к той поре. Поначалу будут те же симптомы, причём усугублённые, вот почему я выбрал это место. Но очень скоро мои подопытные исцелятся.

Хммм,- Эоган некоторое время раздумывал над словами колдуна, оглядывая его убежище. К его неописуемому счастью, это скорее напоминало жилище алхимика, а не некроманта, так что находиться здесь было не так плохо. Эйдолит и его восход были ему знакомы лишь со слов проводника, сам Эоган не следил за движениями небесных светил. Так что Эйдолит был для него просто еще одним небесным телом, не более того. Но почему некромант должен поместить в людей это своё что то, именно на его восходе, его также не волновало. Ибо он не желал углубляться в некромантию.
От вина отказываться не стал, также достав из своей котомки твердый сыр, заесть его.
Итак, вы намерены поместить что то в селян. Именно через пару ночей. И это спасёт их от болезни.В отличии от многих других, которые от этой хвори умрут. - уточнил маг, присаживаясь на лавку рядом с некромантом, - И я должен присмотреть за вашими подопытными. Что же, это достаточно интересная задача. И достаточно сложная. За вами будет должок.- что бы ему нужно было сейчас, Эоган сказать не мог. Но был уверен - когда нибудь ему потребуется что то от некроманта. Ведь сам он не любил пачкать руки этим занятием.
Болезнь уже разнесена в селе? Какова там обстановка сейчас? И как быстро восстановят здоровье ваши подопытные?- спросил Эоган, после чего, пригубив вино и съев кусочек сыра, добавил, - И в чём суть эксперимента?- решил всё же задаться он этим вопросом, хотя не был уверен что ему хочется знать ответ. Но слишком уж пока странно и запутанно всё звучало.

Я наблюдал первоначальные стадии болезни. Тяжёлых ещё не проявилось, насколько я понял; а также позволил местным приходить ко мне за облегчением симптомов, в наиболее тяжелых случаях,  это отведёт от меня - да и от вас - всякие глупые подозрения.

Да и в целом я не любитель причинять излишние страдания, - договорил Бальтазар про себя. Возможно, когда-то он и обсудит свои особенности с этим любопытным, но приятным в общении жрецом. Но не за первой же бутылкой - говорить о себе.

-Через пару ночей мне будет нужна личная встреча с одиннадцатью избранными, чтобы провести ритуал. Проследите заодно, чтобы больные пореже ослепляли самих себя, иначе к восходу Эйдолита мне будет не с кем работать… Суть в том, что я сам  помещу в них фрагменты… Как бы это сказать полегче… Фрагменты некротического паразита, который  ускорит болезнь, затем замедлит - уже через сутки избранные пойдут на поправку.  Полное восстановление займёт годы, как вас уже оповестил мой знакомый. Но если иметь в виду то, как быстро они выйдут из кризиса, то уже через три для всякому, более или менее сведущему, будет ясно, что больные пошли на поправку. Вы даже можете сделать вид, что исцелили их, если вам так захочется.
Некротического паразита…?- несколько секунд жрец переваривал услышанное, а затем слегка позеленел и резко поставил чашу с вином,- Знал я, что некроманты ненормальные бывают, но чтобы НАСТОЛЬКО! Поместить в живых людей кусок не-мёртвого мяса! А вино то, случайно, без каких нибудь личинок было?-на краткий миг его охватила чуть ли не паника.
Дыхание спёрло, комната неторопливо закружилась, накатила слабость. Он почувствовал странное в области желудка, движение, множество маленьких движений. Маленькие, похожие на слизней личинок паразитов разбегались по его пищеводу и кишечнику, а на лице некроманта он увидел зловещее выражение торжества, довольства собственной хитростью. Ему показалось, что некромант смотрит на него как на животное, которое сейчас он будет резать, чтобы поглядеть, что у него внутри.
Нет, он тоже пил это вино! И я ему явно нужен не в качестве подопытного! Да, он некромант! Да, по нему видно что некроманты точно с головой не дружат! И все же, я себя явно накручиваю- успокаивал себя Эоган, приводя дыхание в норму. И только тогда понял .что всё в порядке, он просто занервничал.
Кхм, извините. Я оказался так поражён вашим экспериментом, никогда не встречал ничего подобного. Вот и не сдержал эмоций. - объяснился жрец, однако вина больше не пил. И вообще зарёкся пить с некромантами.

От Бальтазара получено.

Зелье для защиты от болезни. Кольцо смены внешности.

Отредактировано Эоган (06-11-2019 00:08:05)

+3

4

Получив от колдуна все необходимые ему знания, Эоган решил приступить к выполнению задачи. Способ, который он избрал, смешил его до колик. Хорошо отсмеявшись для начала, Эоган направился в Серый мост.
А ведь Бальтазар прав, символичное название.- подумал жрец, приходя в село. То тут, то там уже были видны первые признаки заразы. Кто то чесал глаза, кто то старался их вовсе лишний раз не открывать. Люди были напуганы, они уже чувствовали приход заразы, но ничего не могли сделать, - Ничего, стадо, я дам вам путь. И часть из вас даже выживет, уж по поводу этого не извольте беспокоиться.- подумал Эоган, начиная своё представление.
Люди Серого моста!- А ведь звучит название! Определённо звучит!- Услышьте меня! Ваши жизни в опасности! Великий мор проник в ваше жилище! И сейчас я уже вижу тех, кто поражён им! Вашей спокойной жизни пришёл конец! Пора собраться с силами и приготовиться к жестокому бою!- так он разглагольствовал, собирая толпу. Зная, что происходит в селе, создать видимость чуть ли не всеведения было легко.
Люди, получив подтверждение своим подозрениям, начали пугаться. Страх начал овладевать ими, подгоняемый силой Эогана. Он завладевал их разумом, заставлял опасаться принимать какие то решения. И Эоган сейчас же выступил тем, кто может принять эти решения. Он показал жителям мудрость и способность противостоять опасности.
Он сразу пошёл по домам. Зная, где есть больные, он легко находил их. Зная, кто заболеет вскоре, он указывал на них. И знал что когда его "предсказание" сбудется, то вера в него подпрыгнет до небес. И колом войдёт в задницу Имира. Именем которого он и вещал сейчас.
Молитесь, дабы Имир видел ваши страдания! Донесите до него весть о ваших муках! И просите его простить вас за ваши преступления! Просите сейчас, ведь скоро возможности может уже не быть!- У большей части её точно не будет. Так что давайте, скажите пару слов своему богу в последний раз.- И люди, собранные в толпу для массового молебна, припоминали свои проступки. Каждый из них рассказывал о себе Эогану, который выслушивал каждого. Под конец дня он жутко устал. И ему выделили дом, что бы он мог там отдыхать.
Ведь к концу этого дня, он стал для жителей потенциальным героем. А события последующих дней лишь подтвердили его слова. Так что к следующему утру, толпа уже собралась перед домом Эогана, ожидая новых откровений и чудес.

Последующие три дня прошли для Эогана, словно карнавал. Те, на кого он указал действительно заболели. Также он начал активно изображать исцеление. Изображал просто. При помощи магии наводил симптомы, такие же, как настоящей болезни, а потом отменял их! Не все исцелялись, однако они просто объявлялись слабыми духом. И подвергались осуждению и жалости. А затем, Эоган сказал что ему нужны 11 человек, дабы провести особый ритуал. Он должен был помочь людям справиться с заразой. Он взял тех, кто был нужен Бальтазару и повёл их к нему. Правда, перед эти он немного их опоил, так что они уже не соображали что делали. Это Эоган сделал на тот случай, если Бальтазар не подумал, как не дать этим людям, рассказывать потом всем, что именно с ними делали в лесу на "тайном ритуале". Бальтазар прав, ни к чему бросать на него тень.

+3

5

Честно говоря, Бран и  сам не понял, как его завело сюда в Вольные земли. Наверное, просто некуда было идти? Всего несколько месяцев назад, как верный ученик, маг  следовал за Наставником в его делах и путешествиях, старательно перенимая мудрость и знания своего учителя. И вот всего совсем недавно, все резко изменилось. И ученик сам стал мастером.   Был ли Бран готов к этому? В целом все же  нет. Он бы и дальше предпочел учиться и познавать что то новое. Да и Наставник все - таки  как то оберегал  если и не сам, то своим именем и репутацией, своего ученика от неприятностей.  Но с другой стороны так больше продолжаться не могло.  Юный маг не мог более наблюдать, как учитель становится все безумнее и безумнее. Что своими действиями  уже сам привлекает неприятности. Как итог в одном из городов поссорился человеком, что выдавал награды и едва не угодил в тюрьму. И ведь это было не все. Было много и другого.   Не раз и не два Бран замечал, как Наставник наслаждался видом крови и мучений своих жертв. Как с особым садистским удовольствием пытал их до смерти.  Ладно бы ради информации, но не просто же так?!  И это на фоне тех слов и ученья учителя что, дескать, маг крови должен быть хладнокровным, бесстрастным  и спокойным.  В общем юный малефик более не мог наблюдать за тем, как действует Наставник.  И как-то раз на одном из привалов попросил мастера одуматься.  Просто попросил, даже не требовал. Но Бран и предположить не мог, что находившийся в плохом настроении учитель выйдет из себя. Слово за слово, спор пошел на повышенных тонах.  Два мага крови кричали друг на друга, как какие то дети. А затем раздраженный возражениями своего ученика, Наставник атаковал.  Делал он это всерьез или же просто хотел заткнуть  Брана?  Неизвестно. Только вот юный маг не стал принимать такой подарок учителя и защитился.  Это вызвало еще большой гнев мастера, за которым потянулись и другие заклинания. И таким образом начался бой.  Бран защищался, Наставник нападал.  Два мага крови дрались в полную силу, не уступая друг другу.  Но каким-то чудом,  юный малефик вышел победителем из схватки.   Может быть, сам учитель поддался, а быть может в искусстве,  ученик превзошел Наставника? Это было не важно.  В бою был только один победитель и дин выживший. Дальше все было как во сне. Последние слова Наставника, наставление и благословение и даже извинение за ошибки. Скромные похороны и свобода.  Шальное чувство свободы. Делай что хочешь, как хочешь и где хочешь. Никто тебе не указ. Во всяком случае, так казалось.  Но очень быстро свобода сменилась неопределенностью. Что, собственно говоря, делать дальше?  Что значит быть магом крови?  Учитель  в попытках найти свой пути в крови стал в итоге охотником за головами, да искателем утраченных знаний.   Эоган, странный жрец, когда то попавшийся на пути Брана, пошел по пути служения богов и собирания силы.  А что сам Бран? Он не мог ответить на этот вопрос. Он просто не знал, что делать и куда податься.  С его навыками и знаниями можно было идти куда угодно. Делать угодно. Да даже в Темной академии его, скорее всего, были рады встретить.  Но надо ли ему это? Бран не знал ответа. Одно было ясно точно, он не хотел закончить так же как учитель. Не хотел сойти с ума в жажде крови. Не хотел он так же идти путем Эогана. Служить богам, приносить людей в жертву ради кусочков силы, быть вечным охотником, который, в конце концов, рано или поздно сам станет жертвой.  Это был не  тот путь, которым хотел идти малефик.   Быть может, стоило пойти путем отца?  Маг крови видел, как магия крови действует. Видел, что она может.  И там было не только убийство и смерть, но и жизнь.   Спасать чужие жизни... Разве это не благородно?  Но с другой стороны быть может, стоило пойти путем наемника? В родном Рузьяне ему доводилось слышать о легендарных Химерах, команде наемников, что брались за невероятные дела и всегда выходили победителями. Понятное дело, что о проваленных контрактах никто не будет рассказывать, но все же... 
Но все же маг так и не смог пока найти для себя ответ что делать и как действовать.  По пути, оклемавшись после боя с Наставником, Бран активно искал свой путь.  Идею, которой можно посвятить всю оставшуюся жизнь. И пока ничего не находил.  Да, за время пути он видел немало возможностей, куда применить свой талант.  В замках богатых дворян   всегда была нужда в магах, как жизни, так и боевых. А магия крови так соблазнительно сочетала в себе эти два течения.  Так же он видел возможность использования таланта для обогащения.  Правда, Наставник, наверное, в гробу перевернулся бы увидев, что ученик вместо развития своих талантов стал убийцей.  Но все же все это было не то.  И именно поэтому маг шел дальше, путешествуя и ища возможности.
Наверное, случайность привела его в это Богами забытое место. Несуразное поселение со странным названием Серый мост.  В целом Бран не особо то хотел сюда заходить, но вариантов не было.  Припасов оставалось мало, да и устал уже.  Поэтому  он и пришел сюда. Слава Богам, но здесь была хоть какая- то таверна где даже подавали приличное пиво.  В общем, не таким уж и плохим оказался Серый мост. Только жители ходили какие- то пришибленные.  Попытки узнать, что собственно тут происходит, не возымели эффекта.  Кто-то говорил о проклятье богов.  Другие говорили, что пришла неизвестная болезнь. Третьи старательно раздували панику и говорили о чуть ли не конце света.  Со стороны было, похоже, что кто-то хорошо взбаламутил местное тихое болото, и люди теперь паниковали по поводу и без.  Кто-то даже порывался бросить все и бежать куда подальше. Во всяком случае, такие разговоры звучали в таверне между мужчинами за кружками пива. Все это вызвало любопытство мага. Вдруг действительно  в этом городе происходит, что то важное? А быть может все просто и кто-то неизвестный старательно баламутил воду? Бран не знал, что ему тут делать. С одной стороны да любопытно и интересно. С другой  же стороны, его никто не просил о помощи.   Ладно бы контракт, а так, когда сам лезешь, куда тебя даже не просят.…  Да, и может дело того не стоило?  А малефику просто показалось?  Да и даже если кто то наводит панику, хоть и не факт, то какой прок от всего этого магу крови?   Поиграть в героя? А смысл? Героем ему при всем желании не стать.

Отредактировано Бран (26-10-2019 22:31:27)

+1

6

float:left  [indent]  Здесь и вправду есть лесок, на взгорье, маленький, но тихий, словно специально взращенный для отвода глаз, специально для таинств.

А дальше лишь ноябрьские ветры, лишь пустотные завывания, ни деревца, ни деревеньки. Бальтазар оставил в гостях у призрака свою маску с ароматными травами. Ветры треплют его широкий подол, но каким-то чудом не срывают надвинутый на глаза капюшон.

Некромант заранее позаботился о том, чтобы не заразиться. Напился горячих настоев. Сейчас кажется, будто это скорее была забота о том, чтобы не замёрзнуть. В кругу дерев ветер уже не так срывает слова с губ идущих навстречу. Уже не так яростно мотает ритуальные одеяния Бальтазара, когда он выходит к Эогану и спутникам жреца.

Он не дождался, чтобы кто-то подошёл к дверям проклятого дома. Вместо этого стоял, как изваяние, на дальней от села опушке. Чёрную луну не видно в чёрном небе. Неизвестно, кто открыл её, кто был первым наблюдателем. Но он, Бальтазар, чувствует себя ближе кого-либо к Эйдолиту. Видит сакральное небесное тело не глазами, но трепетом в груди и меж бровей, в тех местах, которыми он тоже умеет смотреть, пусть и платит за это временным ухудшением обыденного зрения. Невелика плата. Соразмерна.

Жрец недавно  был искренне удивлён возможностью, которую некромант собирается использовать. Мало того, что "некротический паразит" звучит почти парадоксально - паразиты единогласно отнесены учёными к царству живого - так ещё и неочевидная связь между небесным и хтоническим. Но сейчас, когда колдун выныривает навстречу Эогану из-под еловых лап, тот кажется деловитым. Подбадривает хворых, знает своё дело, явно заручился в Сером мосту таким доверием, какого Бальтазару и бесплатной раздачей зелий не достичь за столь короткое время.

Ни в Сером мосту, ни у врат на посту, где пора проводить тех, кто сможет родить... Кого родить? Он ещё не знает сам. Но то, что родится, станет его неотвратной судьбой. Зелья-то он и вправду бесплатно раздавал. Но всего лишь трижды: лишь трое осмелились подойти к домику, где обитал безобидный, но со скверным характером дух. Да и то не стучали в окно, а выкрикивали свои горести с почтительного расстояния. Бальтазар, не гордый и даже не ленивый тогда, когда дело касается его обязанностей, подносил им лекарства и вливал во рты. Благодетельствовал. И сейчас вот возьмёт и облагодетельствует дюжину без одного. Им бы жить не больше недели, некромагия подарит годы, плата будет немного болезненной, но чего стоит боль в этом нелепом мире?

Бояться боли - это как бояться брызг в лицо, когда ты уже плывёшь, не касаясь дна, по холодным тёмным водам. Из страдания сделано всё, даже добро, даже зло, даже небо, даже Имир.


То, что вошло в колдуна посреди ритуала культа, снова даёт ему подсказки. Бальтазар не тяготится беседой с каждым, кого одурманил кровавый жрец. Как родную, обнимает за плечи дебелую чью-то мать, обещает, что дети не останутся сиротами в этом году, ну а уж дальше он не заглянет, он просто маг, просто учёный, просто просит женщину потерпеть пару дней и дождаться улучшений. А то, что входило в него слизняками в апогее обряда, выходит со звуком настолько печальным, что впору посыпаться червям из его рта, а у первой подопытной - из ушей.

За этим они и отходили подальше от гуторящей компании. Черви не сыплются, но то, что выскреблось из его рта в коросты на её губах, кажется, даже немножко поцарапало горло. Пропусти он цикл, возможно, и одиннадцать личинок прорвались бы сквозь его собственную кожу, как знать.

С остальными десятью -  с каждым свой разговор, да почти каждому смазать раздражения от едких слёз, да последний твердеющий слизень совершенно точно уже дерёт нёбо до крови, покуда перебирается изо рта некроманта с воем нездешних ущелий в чужой рот.

Мелочь. Даже если Бальтазар заразится, это его не огорчит. Уверен, что первой его мыслью будет "так мне и надо", а уж только потом станет искать исцеления и напрягать ум.

Но не потому "так и надо", что рассадил паразитов - он сделал добро, дал немало времени обречённым, они бы сами наверняка согласились, если бы он объяснил всё в подробностях. Но проще убедить, что раздал особую смесь из трав. Далее, как он понимает, симбионт заменит каждому один из позвонков, делая его не просто здоровым от местной хвори, но и более выносливым впредь.

Жреца он благодарит за помощь глубоким поклоном без слов, и чёрный капюшон спадает ещё ниже, и проклятый колючий снег проникает за шиворот.

[AVA]https://i.ibb.co/9n44ynS/image.jpg[/AVA]
[STA]Владыка Нематод[/STA]
[SGN]Червие определяет сознание.[/SGN]

Отредактировано Бальтазар (01-11-2019 02:47:36)

+3

7

От ритуала некроманта Эоган не ожидал ничего, хорошего. И всё же, это было отвратительно. Когда личинка, буквально выбираясь изо рта некроманта, переползала в рот человека, Эогану, жрецу, что отправил на тот свет уже не один десяток людей, а в ближайшее время собирался убить несколько сотен, стало жаль этих несчастных. На краткий миг, почти незаметный, он пожалел эти сосуды для неизвестной формы чего то, что вроде было живым, хотя точно сказать было нельзя. И Эоган понял, что этот Бальтазар действительно сумасшедший со своими опытами. Сам жрец вряд ли засунул бы в себя подобную гадость, разве что лично от бога получил бы подобный приказ. И почитал бы это за величайший свой подвиг.
И все же, это притягивало. Своей неожиданностью, новизной, загадочностью. Живо или мертво то, что входит в этих людей? Почему Бальтазар хранил это прямо в себе? Происходящее бросало вызов обычному ходу вещей, открывало новые границы возможного. И Эогану это нравилось. Методы были ему противны, но эта самая смелость, с которой действовал колдун, даже самоотверженность, с которой он это делал, приводила его в восхищение. Он бы сочинил в его честь песнь, будь он поэтом, настолько его потрясли действия этого человека. Хотя, после такого он вряд ли может считаться обычным человеком. Во всяком случае духовно, он выше людей. Даже среди тёмных магов, не много найдётся тех, кто снискал бы такое уважение. Пусть и смешанное с омерзением, в его же адрес.
И Эоган повернулся к ночному небу, словно ощущая кого то там. Чёрный массив Эйдолита нависал над жрецом, словно ухмыляясь ему. Тёмное пятно, скорее улавливается по наитию, чем видимо глазами. Не будь он сейчас здесь, во время этого ритуала. Не проследи он за взглядом Бальтазара, он бы не заметил эту махину. Жрецу не положено боятся кого то, кроме своего бога, однако он ощутил как мороз пробирается по коже, при взгляде на Эйдолит.
Когда ритуал закончился, сразу стало ясно, что разговора не выйдет. Разодранное горло Бальтазара говорило само за себя. Эоган мог бы вылечить его, но сам маг об этом не просил. А приближаться, или даже как то касаться его горла, после увиденного, Эогану было неприятно до тошноты. Поэтому он просто увёл всех обратно в деревню. Скоро они исцелятся и чудо окончательно заимеет свою эффективность.
Эоган ответил на поклон Бальтазара таким же поклоном и лишь сказал, - Я вернусь через три дня, рассказать как дела у них всех.- он не ожидал ответа, поэтому просто развернулся и повёл носителей назад домой.

Когда он возвращался из леса, толпа начала собираться, что бы узреть возвращение людей. Эоган шёл первым, а за ним вереницей шли люди. Они уже оправились от дурмана, хотя помнили только некую службу и никаких подробностей. Однако Эоган начал вещать, - Люди, радуйтесь! Ритуал прошёл успешно! Если мы будем чисты в своих помыслах, то эти 11 человек победят болезнь! И если так, то каждый из вас получит шанс её одолеть! Крепитесь, братья и сёстры! Близок час, когда решится ваша судьба! Три дня! Три дня будет суд над ними, а через них и над всеми нами! Готовьтесь узреть, тяжесть вашей чаши грехов! И немедленно делайте так, что бы благих поступков было как можно больше в вашей жизни! У вас три дня! И ни ударом сердца более!- объявив так, он снова пошёл по домам, раздавая пожелания и подмечая недостатки. Он хвалил и ругал, ставил в пример и подвергал общественному порицанию. Он шёл по селу, разложив носителей, что бы их никто не трогал.
А потом он отправил людей творить добро. Подметать улицы, раздавать еду более бедным и извинятся за все свои грехи, реальные и мнимые, перед всеми подряд. А сам отправился обедать, стараясь не думать о Бальтазаре, личинках из его рта и процессе помещения паразита. Ему потребуется много сил в ближайшее время.
Кайтесь, кайтесь же!- думал Эоган, рассматривая людей, что сейчас бегали по селу. Его смешила эта беготня. Они сейчас думали что искупают свои проступки, однако кто даст прощение, если оно вымаливается лишь из страха? Они просто боятся. И сейчас готовы сделать что угодно, лишь бы избавится от этого страха. Это - их истинное лицо. Истинное лицо доброты, что они творят.
Главное - не подать виду, что я над ними смеюсь.- думал Эоган, потирая кольцо на пальце, что скрывало его облик. Так что все видели лишь благостную мину, что он нацепил на себя, словно маску.

+2

8

Поселение было унылым и мрачным.  Было ли так всегда или может недавно началось? А быть может,  оно казалось таким именно, для Брана? Неясно.  Единственное  достоинство, что он успел отметить - неплохое пиво,  бывшее явно не из этих мест. И, пожалуй, все. В остальном ничего особенного. Серый Мост полностью подтверждал свое название.  Занесло же в богами забытую дыру, вдали от цивилизации.   Хуже, наверное, и не придумаешь. Но долго я оставаться здесь не намерен. До конца ноября я должен добраться до крупных поселений, где смогу уже остановиться на  полноценную зимовку.  Если конечно, погода будет благосклонной.  Мда сама мысль оставаться здесь до весны...  Да я со скуки сойду с ума. Ведь здесь же нет ничего... Хотя... Нет. Люди  же в таверне болтали о чем то. Даа.  О каких то испытаниях. О новой вере. Что божественное провиденье снизошло на них.   Это, мягко говоря, любопытно, но вряд ли интересно. Боги редко вмешиваются в дела смертных, если конечно сами смертные не пытаются привлечь внимания небесных сущности для удовлетворения своих желаний или потребностей.  Но для местных...  Для таких селян вполне себе сойдет предположение что, дескать, сами Боги наблюдают за ними.  Как же Наставник все это называл?  Хм... Глупость и серость   мышления? Или как то иначе? Не припомню точно. Но суть в том, что людям свойственно во всех своих неудачах или наоборот удачах видеть божественный замысел.  А раз так-то надо молиться, что бы удача была чаще, а неудача соответственно реже. И хоть боги действительно существуют, тот далекий ритуал, тогда в лесу под присмотром жреца и Наставника тому подтверждение, то вряд ли их интересуют наши желания и молитвы. Мы же не прислушиваемся, что там внизу делают и "говорят" муравьи.  Так зачем таким могущественным существам еще и мы?
  Незаметно для себя спустя несколько часов,  Бран вместе с толпой народу, оказался на улице. Встречать избранных жрецом Имира. Как сказали малефику местные.  Не то что бы магу крови было интересно видеть служителя культа светлого бога, который вроде как противостоит Рилдиру, но заняться этим вечером было все равно нечем. А завтра после хорошего отдыха можно будет продолжить путь.  А пока из леса показался настоящий жрец.  ЗА ним чуть понурив головы, или возможно  магу крови так показалось, шли избранники.  Отпустив их, служитель светлого бога начал громогласно вещать.  Речь его должна была, по всей видимости, вдохновить местное население.  Дескать, все хорошо. Нужно больше молиться и верить, а так же каяться за свои грехи как можно активнее. Только в этом была возможность спастись.  В общем, стандартный религиозный бред в который Бран, не верил. Поэтому был, мягко говоря, разочарован. Однако кое-что его все же заинтересовало. Жрец говорил о каких-то трех днях. Что через три дня будет суд над "избранниками". И тогда их судьба решиться.  Три дня... За три дня я могу пройти достаточно много. До города, конечно, не доберусь, но все же.  Или же остаться... Чудеса темных богов я видел. А вот чудеса светлых нет. Да и надо бы узнать по подробнее, что же в этом селении происходит.  И жрец, какой то чудной.  Прям святой. К тому же про ритуал говорил.  Ммм... Нет, подробностями ритуала со мной он не поделиться.  Лицом не вышел.  Но все же... Никто не помешает мне посмотреть на результат. А три дня?  Наверстаю впоследствии. Так и, решив, маг ушел.

0

9

†a¤[indent] Все три дня Бальтазар трудился над зельями в своей уединённой хижине. Лишь изредка засыпая в случайные моменты, то в ночи, то в рассветных сумерках, то в полдень.

Маки и полынь всегда носил с собой. Разливал своё потаённое, уникальное снадобье в крохотные ёмкости — с мизинец. Посуровел ноябрь, насыпал курганы злого снега, как настоящая зима. А как мистики Пепельного Горизонта верили и вещали, что переход осени в зиму — это так наступает время неназываемой богини. Матерью Червей звали её чаще всего, Утробой Смерти — в общем, обходились иносказаниями.

В процессе алхимического труда Бальтазар непринуждённо наводит в домике аскетичный порядок, и призрак этого уже не выдерживает, взмывается прямо перед лицом некроманта, исходит недовольной рябью.

- Дом этот — мой, негодник. Ты исказил его. За что так обращаешься с моим хозяйством?

- Простите, господин. У меня нет «за что». У меня только «зачем». Я не судья, почтенный, я — проводник. Сегодня я покидаю ваши владения навсегда. Я последний раз предлагаю проводить вас к таким же мёртвым, как вы. Поверьте, я способен на это.

Дух молчит, исторгая ощутимые для некроманта волны презрения. Бальтазар собирает все свои вещи, вновь надевает маску с набитым травами клювом и покидает дом со смиренно опущенной головой. Этот призрак хочет оставаться среди живых, и Бальтазар уважает его волю, хотя легко мог бы изгнать насильно.

[indent] Он уважает мёртвых.
[indent] [indent] Тоненький шрам, диагонально пересекающий шею, он не стал полностью залечивать и оставил на память.
[indent] В распаде, старении, разложении заключается его видение прелестного. Но болезнь эстетического удовольствия не доставляет.

В спонтанном порыве трудолюбия — именно трудолюбия, а не сочувствия, жалости или чего-то ещё в этом роде — некромант посещает не только дома своих подопытных, но и безнадёжно больных. Улицы пусты, на них свирепеет с каждым часом ноябрь, нагоняя твёрдую снежную крупу, но больше никого.

float:left Гуммы, напоминающие сифилитические, не самая тяжёлая ноша селян. По щекам и лбам у многих расходятся трещины, ветвятся сухими болезненными краями. Как и предсказывал Бальтазар, в приступах безумия от страха или боли некоторые лишили себя глаз, ощущая, что трещины идут от них и отчаянно надеясь, что уничтожение источника заставит их не расползаться больше.


[indent] Созерцая расходящиеся края и углубление кожных расщелин, исследователь вспоминает свой повторяющийся сон.
Бальтазар идёт босыми ногами по льду, и лёд растрескивается, но отчего-то алыми краями. Полуэльф проваливается в холодную воду. Паника проходит быстро, во сне он не нуждается в дыхании. Теперь ему остаётся лишь предаться умиротворению плавного спуска вниз. Ледяная вода лишает тело всяких ощущений, и он будто бы тонет одним голым разумом.
[indent] Ощущения возвращаются, когда ноги касаются дна. Так же, как и Бальтазар, на дне стоит изможденный старик, борода растрепана змееподобными прядями, и в его взгляде на некроманта бесконечная злость. Старик ударяет ногой по илистому дну, и трещины с алыми краями расходятся вновь, и Бальтазар пытается заглянуть внутрь, но всякий раз он видел там нечто такое, отчего пробуждался.


«До дна тебе ещё далеко», — вкратце толкует он свой сон. В иных домах уже лежат покойники, их мало, и часть их скончалась не болезнью, а самоубийством. Некромант бальзамирует тела магическим касанием, чтобы родные мертвеца не страдали ещё и от трупных миазмов. На похоронные обряды у него сейчас времени нет. А холодная земля тверда.

Какой-то псих, занеся над тощей фигурой Бальтазара кулаки, кричит, что не позволит нечисти дотронуться до своей мёртвой дочери. Изъеден болезнью не меньше остальных, но твёрдо стоит на ногах. Как бы ни уважал Бальтазар его волю, он бьет буяна по рукам тяжёлым посохом и злыми резкими жестами свободной руки многократно ускоряет разложение трупа за его спиной.
Он не жесток и не мстителен, просто не переносит все вот эти крики, скандалы, вот это всё. Единственный провал в его невозмутимости…

Трое просят у него смерти. Он никогда не отказывает в такой просьбе. Для того и носит всегда с собой эти крохотные скляночки приятной смерти, гордость свою родимую. По лицам умирающих кажется, что у них проходит напоследок даже эта запредельная боль от гумм и трещин. Некромант под маской мягко улыбается, провожая их.

О возможности исцеления его спрашивают по-разному. На вежливый вопрос он говорит, что скоро придёт жрец и всё изменится. На хамский — просто отвечает, что исцеления нет.


Одиннадцати избранным вчера было ещё тяжелее. Сегодня должно быть легче… Первая, кого Бальтазар благословил в лесу, оказывается первою и из навещаемых. Бальтазар снимает маску, входя к ней: тут заразы нет, лицо его Худра уже не только видела, но и прикасалась к нему.

Щёки коренастой Худры настолько уже чисты от язв, что даже прозрачные слёзы видны на них.

- Несомненно, вы уже почти здоровы, - бодро вещает гость, словно не замечая печали женщины.
Но та молчит, опухшими от слёз — уже простых, а не болезненно едких — смотрит на некроманта с укором, смотрит на гробы, наскоро сколоченные и стоящие посреди горницы, где обычно стоят столы, и снова ударяет Бальтазара взглядом почти столь же тяжёлым, как у него самого, и он принимает и понимает, и не отводит глаза.

- Я пообещал вам, что дети не станут сиротами в этом году. Не мог пообещать, что их останется семеро, а не пятеро… И даже не вправе сказать, что вы не переживёте их.

Гробики она явно сколотила сама, и не сегодня. Вчера, когда симптомы её болезни были тяжелей, чем у лежащих и стонущих, заражённых вирусом. Крепкая Худра, замечательная, Эоган сделал превосходный выбор.

- Мне нужно сказать вам несколько слов, чтобы завершить исцеление, - ласково произносит колдун, положив ладони на плечи женщины. - Прочитать заговор. Не пугайтесь и не перебивайте меня.

Просьба не перебивать была заведомо лишней — Худра, кажется, вообще бросила дурную привычку разговаривать.

- Кость и черви, кость и черви, — монотонно излагает колдун девиз своего культа. - Не всё — падаль то, что мёртво. Слышишь, кости вырастают, они крепнут, закрепляю за собою совершенство, кость и черви, кость и черви, вы вернётесь, вы найдёте.

- Я вижу, что вы некромант, - вдруг изрекает женщина,  — я слышу это и ощущаю. Вы можете вернуть их.

- Да, я могу поднять их тела,  — вздыхает Бальтазар,  — но они будут теми же… Будут просто ходячими, а не лежачими, и такими же мёртвыми. Я выполнял такие же просьбы, как ваша, но зарёкся делать это впредь: ни один просящий не оставался доволен.

Худра снова безмолвствует, но склоняет голову в знак понимания и согласия.

Пять капсул-слёзок сомнительной бестолковой магии Бальтазар отдал кровавому жрецу, но три оставил себе, теперь же передал все три скорбящей матери. Троих детей она сможет спасти от неминуемой смерти, если найдёт троих здоровых, что согласятся на передачу хвори.

- В рот больного, а потом глотает здоровый. Но не вздумайте, Худра, не смейте жертвовать собой. Чёрный недуг уже коснулся вас, он… внутри вас, но бессимптомен и безопасен. Вы не заразны и проживёте долго
шесть лет
но своё здоровье вы не сможете отдать ребенку и бессмысленно умрёте оба. Нужен тот, кого чёрный недуг не затрагивал никогда.

В Сером мосту таких уже давно нет, не считая колдуна и жреца.
Мизерный шанс прийти в другое поселение и уговорить кого-то добровольно заразиться.
Путешествия подопытных не осложнят Бальтазару задачу. В нужный час их приведёт к нему непреодолимый зов.

Он более не тратит время на заражённых вирусом и целенаправленно обходит лишь дома носителей паразита. Беседует, отказывается от предложенных напитков, нет больше таких сложных разговоров, как с Худрой, но есть другие, других интересует по большей части собственное здоровье, Бальтазар читает заговор, Эйдолит над ним чувствуется через крыши изб, чёрная бездна небесной сферы, чёрный недуг.

Вчера паразиты заменяли подопытным один из позвонков, это должно быть очень неприятно, а сегодня некромант говорил скорее с паразитом, чем с носителем, не то чтобы некротические симбионты были разумны
пока что,
но на них действуют заклинания, все одиннадцать заняли свои места успешно.

[AVA]https://i.ibb.co/9n44ynS/image.jpg[/AVA]
[STA]Владыка Нематод[/STA]
[SGN]Червие определяет сознание.[/SGN]

Отредактировано Бальтазар (12-11-2019 11:39:46)

+3

10

Эоган пребывал в крайне странном расположении духа, одном из самых удивительных, что может породить человеческое сознание. Ему было одновременно радостно, радостно так, что хотелось прыгать и плясать. И в тоже время совершенно грустно, невыносимо, чуть ли не выть хотелось. Особенно когда над ним, теперь он легко его видел в небе, чёрная махина Эйдолита.
Болезнь расползалась по деревне и страх тоже. А испуганными людьми легко управлять. Также легко как чувствовать себя уверенно, когда имеешь от мора защиту. И скоро они начнут боятся друг друга. Скоро возопят их истинная, животная природа, требуя защиты. Лично себя. И когда Эоган начнёт убивать тех, кто уже обречён, это будет для них благом. Они не будут спрашивать, куда он уводит этих несчастных, явно сокрушённых болезнью людей. И не будут спрашивать, почему они никогда не возвращаются. Они будут лишь благодарны, ведь он спасает их жизни. И это предвкушение настоящего пиршества, массовых обрядов, возбуждало его. Нетерпение жгло не хуже калёного железа. Особенно сложно было сдерживаться при людях, помогало только кольцо. Своё лицо Эоган всё же прятал за иллюзией.

И в тоже время ему было плохо. Атмосфера общего угнетения, этот самый страх, эта самая болезнь и разложение вокруг, навевали грусть и отвращение. Особенно присмотр за теми 11, что выбрал себе Бальтазар. Ему было противно даже находится с ними в одном помещении, зная что сейчас сидит внутри них самих. Они уже начинали жаждать смерти, однако пока было рано их убивать. И это снова и снова вводило Эогана в состояние грусти. Желанный плод был так близко. И так легко было всё разрушить, совершив хоть небольшую ошибку. Приходилось говорить мягко, приходилось их успокаивать и чуть ли не сопли некоторым подтирать! Иногда Эогану хотелось просто сжечь всё это сборище лачуг, вместе с его жителями. Но было нельзя, нужно было лить их кровь.

Отдушиной Эогана стали визиты в лес, где он готовился к массовым жертвоприношениям. Пока незаметно, пока он готовил, якобы, могилы для будущих жертв эпидемии и молился за них. А на самом деле он рыл огромную могилу. Позже рыть её будет проще, когда земля размякнет от крови и руки убитых им не станут сами рыть свой последний дом. А сейчас холод, колючий снег и противные крестьянские рожи вокруг.
Единственная отрада - есть вероятность, что кто то из этих остолопов всё же осознает свою слабость и обратится за помощью к истинной силе. Как раз пятерых лучших я точно спасу слезами Бальтазара. А на остальных плевать. Их выживет тут не более одной дух сотен, из примерно шести имеющихся. Ух, холодно! И магии применить пока особо нельзя, нельзя мне пока светится.- Эоган закончил на сегодня и направился домой.
Он не следил за тем, как Бальтазар совершал свой последний обход, он лишь наблюдал, как некромант покидает это крупное село. Которое точно скоро превратится в небольшую деревушку.

В деревне появился чужак, которого Эоган пока не разглядел в толпе. Его не беспокоил тот, кто появился здесь, он ничего не сможет изменить. А если попытается - Эоган лично выроет ему дополнительный метр земли под последний приют. Так что когда Бальтазар ушёл, Эоган снова собрал жителей, для очередной приветственной речи.
Радуйтесь, люди! Вот, 11 избранников, что страдали за наше выздоровление спасены!- по мановению руки Эогана, упомянутые 11 вышли к народу, демонстрируя выздоровление, - Теперь - ваша очередь. Кто то уже сломался под тяжестью заразы, а кого то она обойдёт стороной. Но большая часть из вас должна будет пройти испытание. И кто то из вас погибнет. Если вы почувствуете, что сил ваших больше нет, то я отведу вас в лес, для свершения тайного ритуала. И вы, либо сумеете преодолеть болезнь, либо умрёте. Однако помните, ритуал сложен и опасен. Эти 11 были избраны. Потому выдержали его. Ваша же попытка, скорее всего станет последней.- при этом внутренне, Эоган знал - они попытаются. Когда боль станет ужасна, когда они отчаяться, они попытаются сделать это. И кровь польётся к ногам его Бога И он уже знал о первых, кто согласится на ритуал.
Жаль, Бальтазар тех троих прикончил. Могли бы стать первыми. Ничего, тут ещё более чем достаточно мяса._ людям же сказал, - Ходить на место ритуала запрещено, как и его искать. Те, кто погибнут, будут зарыты там, что бы зараза оставалась в одном месте. Те же, кто приблизятся к могиле заражённых .обрекут себя на гибель.- тут Эоган даже не врал, то место действительно будет их могилой. И это место действительно, лучше будет не посещать живым, если они хотят таковыми оставаться.
Идите по домам и молитесь. Пусть останутся лишь те, кто готов попробовать свои силы в ритуале.- люди начали расходится, шарахаясь от тех, кто направился к Эогану, настолько измученные болезнью, что лишили себя зрения. Им было уже нечего терять. А Эоган лишь этих и ждал. И был рад что они бальтазара пропустили.

+2

11

Для атмосферы

Три дня. Ха. Бран рассчитывал, что за три дня ничего особенного не произойдет, и он сможет узреть, как жрец плюхнется в лужу из-за своих слов. Но как же он ошибался. Напряженность в поселении  лишь нарастала.  Появилась атмосфера уныния, угнетения. Казалось, что даже все краски поблекли. Люди ходили, чуть сгорбившись, и в их лицах читался явственный страх. Что то произошло.   И это что то непонятная болезнь. Бран в свое время, пускай и из-под палки, но все же изучавший описание различных болезней, был в растерянности. Симптомы что он тут видел, были непонятны и не ясны. Маг крови с легкостью бы отличил чуму, или какую другую болезнь по ряду симптомов, но тут только разводил руками.  Ну и не вмешивался пока что.  Он, собственно говоря, даже и не знал что делать. Ведь в целом это поселение было выбрано случайно. Остановиться, перевести дух,  собраться с мыслями и сделать шаг в будущее.  Ну и переждать наступающую на пятки зиму. Все. Никаких других идей и планов насчет этого селения и не было.  А тут вот так. И незнание что делать дальше.  В этот момент,  сидя в темной комнате в трактире маг действительно  не ведал что делать. Нужно было принимать хоть какое то решение впервые в жизни, а малефик не знал.  Ранее за него по большей части все решали или наоборот  действовал, оглядываясь на тех, кто стоял за ним. Но не теперь. Теперь ответственность за любой поступок или не действие будет нести он сам. И это было невероятно сложно. С одной стороны действительно, что ему эти люди обитающие в селении?  Кто они ему? Даже не родные люди. Всего лишь чужаки. Простые обычные селяне, живущие своей жизнь.  Маг пришел в это место и так же уйдет.  И его не должна заботить судьба каких-то там крестьян.  Да и как некстати вспомнились слова жреца крови Эогана, который пытался в свое время наставить юного мага. Что, дескать, это и не люди вовсе.  Это всего лишь скот. И смотреть на них надо соответственно.  И действовать надо так же.  А зачем люди выращивают скот? Что бы было, что есть, дабы жить. Так и тут. Для мага крови все не маги должны рассматриваться с такой позиции. Что тебе какие то людишки, если цена их жизни ничтожна? А сама судьба распорядилась так чтобы они стали всего лишь ступенькой или даже скорее кирпичиком в алтаре твоего могущества?   Судьба и боги уже все решили задолго до твоего рождения. Так чего же ты еще ждешь?  Переступи через себя. Сломай ничтожные оковы. Не смотри на скот, что блеет у твоих ног, ожидая твоего кинжала. Действуй. Ты не должен стараться ради них.  Просто наблюдай да тихонько убивай тех, кто еще не заболел. Кто обратит внимание на погибшего? Жрец? Да ему плевать!  Действуй. Начинай строить свое могущество. Учитель был слаб и не пошел по этому пути, но сам-то ты лучше Наставника?  Что за маг, не желающий умножения своих сил? Но нет!  Это тоже был не тот путь!  Не  этого Бран желал, хоть и шепот, такой соблазнительный и увлекательный, тоже нашел свое место в сердце малефика.  Этого ли я действительно хочу? Я хочу убивать? Хочу сеять смерть? Решать, кому жить, а кому умереть? Хотя о чем я?  Путь мага крови и так связан с этим.  Я уже неоднократно решал чужие судьбы, пускай и не очень приятных людей в лице бандитов и разбойников.  Я приносил их жизни и кровь в жертву темным богам, прося для себя силы, а так же для успешного проведения ритуала. Испытываю ли я жалость к тем погибшим? Все же нет. Но хочу ли я вершить судьбы других, даже невиновных людей ради силы? Я не знаю.  Эоган мог быть и прав. В чем то. Но должен ли идти этим путем? Закрыть глаза на смерти что сейчас происходят и произойдут?  Могу ли я это сделать? Ведь эти люди в этом поселении мне действительно никто. Для них я чужак, что остановился в таверне, да заплатил за постой золотом. Уйду я, и никто не вспомнит из местных о том кто я такой и что тут делал.  А раз так-то могу ли я закрыть глаза на эту болезнь, поразившую жителей? Я ведь не герой что придет, как в сказках да исцелит всех. Болезнь мне неизвестна. А значит всех жителей я не спасу. Да и захотят ли они спасаться?  Нужно ли им это? Стоит ли вообще пытаться спасти их? Отец бы попытался.  Для него чужая жизнь была невероятно важна. Он мог броситься в непогоду, если знал, что его помощь нужна. Не опускал руки и продолжал бороться за жизнь.  Пробовал невероятные сочетания лекарств и средств. Целитель от богов, одним словом. Он бы не раздумывал и уже пошел бы исцелять кого только можно. Организовал бы подобие госпиталя и лечил, лечил и лечил пока, все силы бы не отдал.  Бран тяжело вздохнул. Должен ли я поступить так же?  Никто не осудит меня, если я просто буду наблюдать за развитием событий. Никто и слово ни скажет, если я не попытаюсь спасти. В конце концов, я ведь темный, а не светлый маг. И не обязан геройствовать. Да и будут признательны ли спасенные? Может сначала поблагодарят, а потом, подхватив топоры и вилы, с радостью загонят на костер. "Дескать, не обессудьте, но вы все же маг тьмы. За спасение спасибо конечно, но сами понимаете. Пусть Имир спасет вашу душу." Тьфу.  Кстати о Имире. Жрец ведь может помешать. Он творит свое чудо ради спасения здешних заблудших душ, и темный маг ему уж точно не с руки. Что же он попытается сделать, если я начну лечить? Тут не много вариантов на самом деле. Благословит колья и другое оружие на священный поход от прислужника сил зла. Или даже еще лучше использует ситуацию. Ясно одно, Я ему буду мешать, и он мной воспользуется. А у меня будут связаны руки.  Ведь фактически никто меня не просил и не просит помогать. Все это моя инициатива. Моё желание, если я конечно, решусь. Ну, так что господин, черный маг. Что же ты решил? Будешь действовать? Или же будешь наблюдать? А может, примешь участие как хищник и начнешь тащить пока еще здоровых людей к себе на алтарь?  Что же ты будешь делать?  Не о чем не хочу говорить, но могу напомнить о схожем выборе. Стало ли лучше, оттого что ты спас девочку, в весьма схожей деревне? Ты хотел, как герой спасти невинную жизнь. А итог... Помнишь, каким был итог твоих действий? Так что думай маг. Крепко думай.
О, Бран заранее знал, что пожалеет о своем решении. Что будет крыть сам себя различными нелицеприятными словами. Что не будет находить себе места впоследствии. Но... Поздно сожалеть о своем выборе.  Одевшись потеплее, маг выскользнул на улицу, не задерживаясь в таверне. Хотя из-за чего там задерживаться? Местные мужчины старались истребить весь алкоголь, который только был. Видимо рассчитывали, что пьянство их спасет или поможет забыться. Наивные.  Но пусть их. Это их выбор. Малефику было с ними не по пути.  Утром еще сидя в таверне, он имел удовольствие наблюдать заодно на жертв болезни.  К местной служанке, работавшей в этой же таверне, пришла совсем юная девочка. Видимо дочь.  Что-то мило щебеча малышка, неожиданно зашаталась и упала как подкошенная. Служанка обратилась в слезы и при помощи кого-то из мужчин отнесла ребенка.  Чуть позже все еще в слезах женщина вернулась в таверну, но более работать не могла.   Не нужно было иметь и семи пядей во лбу, дабы понять что случилось.  И собственно эту девочку маг и выбрал в качестве первого пациента. 
  Первой задачей было перехватить мать, дабы та не шла к жрецу. Малефик по прежнему не доверял этому священнослужителю. Может  тот и не врал и действительно творил чудеса, но магу крови этого было мало.  Хотя возможно в дело вступала опять-таки паранойя и типичная недоверчивость, связанная со специальностью?  Неважно.  Главное что бы мать девочки не попала к жрецу Имира.  Тогда был хоть какой то шанс.   Еще днем, заранее, Бран узнал, где обитала женщина, и потому  относительно легко успел перехватить её.  Даже ждать особо и не пришлось. Зажав женщине рот, маг затянул её под козырек здания в тень.
-Тихо! -Зашипел Бран. -Я не причиню тебе зла.  Наоборот я здесь дабы помочь. Ты ведь к жрецу шла? Кивни если так. -Последовал кивок. - Чудно. Слушай. Сейчас я уберу руку от твоего лица. Медленно уберу.  А ты обещаешь не кричать. Если не будешь кричать, то я помогу твоему ребенку. Договорились? Кивни, если договорились. -Медленный кивок. -Хорошо. Только не кричи. Иначе я быстро заткну тебе рот. - Маг сдержал слово и убрал руку. -Значит так. Сейчас мы с тобой медленно идем к тебе домой. Там ты будешь вести себя тихо - тихо и очень мирно. Как мышь, спрятавшаяся от кота.  Пока ты себя так ведешь, я буду помогать твоей дочери. Посмотрю что у нее за болезнь и по возможности спасу её.  Ты меня поняла?
-Господин!-Громко вскрикнув, женщина упала на колени перед магом. -Не губите, господин!  Жрец Имира обещал спасти всех от болезни и...
-Тихо, дура! -Громко зашипел малефик. - Я спасу твою девочку. Можешь не бояться. Не съем!  Но только если ты будешь вести себя хорошо и не будешь кричать!  Вставай. -Бран силой поднял женщину за руку. -Иди уже давай! Ты задерживаешь меня!   Чем больше теряем времени, тем меньше твоя дочь проживет! Шагай!
Громко всхлипывая, женщина пошла вперед, хорошо хоть не предпринимая попыток убежать.  Ну и повезло, что по дороге более никого не было. Иначе, кто знает. Вдруг служанка попыталась бы убежать или позвать на помощь? Попробуй потом объяснить, что ты просто хотел помочь ребенку.   Не поймут.  А когда узнают, как хотел помочь, то еще и жреца позовут. Для веселого сожжения.  Но вот они уже вошли в теплую хатку.  Женщина видимо пыталась, как следует прогреть жилище, дабы дочь согрелась или пропотела. Скорее всего, у пациента жар. Очень сильный.  И таким недальновидным методом мать хотела помочь своей дочери.   Но не время критики.
-Так.  Нагрей воды.  Побольше. И тряпок чистых тоже дай.  А еще не мешайся. И не смей звать на помощь или идти к жрецу. Я человек злопамятный. К тому же ты ведь не хочешь  оставить дочь сиротой, нет? - Без угрозы никак. Магу важно было,  что бы женщина осталась в хате и не сбегала к священнослужителю.  Не хватало еще сюда людей привести.   
-Нет, господин.  Я буду слушаться. Но спасите мою дочь, пожалуйста! - Женщина вновь упала на колени, захлебываясь слезами.
-Ну полно, полно. Будешь делать, как я тебе говорю, твоя дочь выживет. И тебя самой болезнь не коснется. Но никому не говори! И побольше помалкивай!  Поняла?
-Да, господин.
-Тогда не стой дубом и сделай, что я тебе приказал! -Громко произнес Бран.  И пока женщина возилась с тряпками и водой, сам маг подошел к топчану, где лежала девочка. Ей было не больше семи-восьми зим. Почти как той. Как там ту девочку звали, а? Олеся? Милое чудо семи лет.  Хочешь повторить свой подвиг? Правда, теперь то ты мать запугал, предусмотрел. Молодец!   Но спасешь ли? Бран встряхнул головой, отгоняя неподходящие мысли.  Не хватало еще, что бы все это мешало работе.  Первым делом маг крови сделал небольшой укол на пальце девочки.  Окривев клинок, малефик слизнул кровь, пробуя её на вкус.  А заодно проверяя.  И ничего. Болезнь если и была, то странная. Какая-то неестественная. Можно было попробовать травы, но какие травы в преддверье зимы?  Тех снадобий, что у меня есть, едва ли хватит. Да и не подойдут они, наверное. Придется лечить по-другому.  Маг положил руку на голову девочки. Горячая. Почти как печка. Сильный жар. Хмм.  Убрав одеяла малефик принялся раздевать пациентку не оставляя на ней одежды.  Хорошо хоть девочка была в бессознательном состоянии, что не удивительно, учитывая такую температуру. Такой жар не всякий взрослый выдержит, что уж говорить о ребенке?   Первичный осмотр тела  при помощи нескольких свечей, показал наличие трещин около глазниц и гуммы на теле  были похожи на бубоны.  Увы, из-за недостатка света, маг сначала не заметил трещины.   С такой болезнью я еще не сталкивался.  Это похоже на чуму и не чуму. Я не помню, что бы при чуме возникали кровоточащие трещины не лице... Хмм.  Я даже не знаю, что тут делать.  Хах. А я ведь сначала хотел лечить травами.  Идиот.  Такое травами не возьмешь.  Что же остается? Было бы хорошо вскрыть  и посмотреть на изменение тела внутри. Но девочка такое не факт что переживет.  А вторую ошибку я не совершу.  Значит, у меня остается только один вариант.  Магия крови.  Смазать трещины кровью и дать девочке испить моей крови, а потом через заклинание воздействовать на организм и выдавливать болезнь всеми силами. Нет. Не переживет...  Была бы у меня жертва... Тогда бы... Но бандитов под рукой нет, а идти охотиться на них в ноябре глупость.   Тогда поддерживая при помощи крови девочку в стабильном состоянии воздействовать на её организм. Это будет больно, ибо мне придется разделить страдание и боль этой малявки.  Но поздно отступать. Тем более ты же сам хотел этого? Не так ли?
Тяжко вздохнув, маг достал из своей сумки простую деревянную чарку и бурдюк. 
-Пусть кровь этой девицы течет как водица. Пусть вкусив кровь другу друга, мы разделим боль и страданье.  Пусть наша жизненная сила свяжется в узел. - Монотонно стал читать Бран, слова заклинания делая надрез на руке девочки.  Где то рядом вновь всхлипнула женщина увидевшая, то, что делает маг, но тот не стал обращать внимание и подставил под кровь чарку - Рилдир. Я даю тебе свою кровь. А так же я принимаю кровь этого юного создания. Дай мне  почувствовать её боль. Дай мне её страдания. А ей дай мои силы. Пускай с моей кровью её жизненная сила воспрянет. - Бран выпил кровь девочки. После чего  открыл бурдюк и налил  в чарку  уже своей крови. Окунув палец  в кровь, маг начал рисовать на  теле девочки  руны магии крови.  С особой тщательностью он обвел каждый гумм и трещины около глаз.  Закончив с рисованием, он приоткрыл рот девочки и влил остатки ей остатки крови.  После чего отбросил чарку подальше.  Он вновь начал читать заклинание,  правда, теперь корчась от боли. Увы, такой тяжелый был ритуал, но Брана готовили к нечто такому.  Скрипя зубами малефик не прерывался, монотонно читая заклинание и призывая темного бога себе в помощь.   И возможно Рилдир откликнулся или быть может, темному богу был безразличен его адепт? Но как бы там  не было, магия сработала. Ужасные гуммы стали пропадать, а трещины сглаживаться и исчезать. Организм девочки, подстегнутый магией крови, активно боролся за выживание. И Бран ему всячески помогал. Там где гуммы не рассосались, он вскрывал их собственным ножом, вызывая всплеск гноя тем самым выводя его из организма.
Сколько прошло времени, маг не знал, но когда он, наконец, закончил то был уверен, что здоровью пациента более ничего не угрожает.  Дыхание ранее прерывистое и сбивчивое, стало спокойным. Температура, напоминающая жаркую печь, спала до обычной.  Организм был все еще ослаблен, но уже избавился от заразы.  Бран мог быть собой довольным.  Тяжело поднявшись от больной, маг покачнулся. Увы, ритуал стоил немалых сил и для него.  Оглядевшись мутным взором, малефик заметил спрятавшуюся в углу женщину.
-Твоя дочь поправится, женщина. Её организм все еще слаб, но поправится. И эту зиму она переживет. Только корми её получше. Супы пойдут. И помни. Никому не слова о том, что здесь произошло. Спросят что с дочерью... Соври что-нибудь. Скажи что поправилась. Просто переутомилась и теперь отдыхает. Это в твоих интересах. И да. Не ходи к жрецу. - Сказав все это, маг вышел из хаты и был таков.

Отредактировано Бран (13-11-2019 22:38:54)

+2

12

Уныние, тяжелое словно свинец, давило на всех вокруг. Эоган смотрел на это всё, из под иллюзионной маски, что нацепил на себя, не подверженный этому влиянию. И оценивал. Он оценивал людей, что сейчас находились на краю пропасти, на краю смертельной опасности. Говорят, что бы узнать человека, нужно посмотреть как он ведёт себя с подчинёнными. Верно, потому что когда с человека спадают оковы этикета и страха, он проявляет свою истинную натуру. Тоже самое сейчас происходило здесь.
Болезнь, будучи страшной, смертельной угрозой, разрушала общественные устои, делала бессмысленными лишние расшаркивания и слова. Из людей начинала переть их натура, что до этого была словно под тёмным льдом условностей и общинных правил. Ведь скоро они могут умереть, заглядывать далее чем на считанные дни нет никакого смысла! И Эоган наблюдал за людьми, которые переживали это испытание, проявляя в себе то, что он так любил сам.
Люди, не все конечно, даже не половина, проявляли силу. Ту саму Силу, что не имела отношения к силе магии или мускулов. А Силу своего духа. Они не сдавались, даже не меняли особенно своего поведения. Они лишь становились более прагматичными и циничными. Они понимали цену тому, что ранее составляло важную часть их жизни. Они смотрели на падение тех, кто ещё месяц назад был уверен в своей долгой жизни. Через это прошёл сам Эоган, став сильнее благодаря этому испытанию. Когда барон Леорлинг разрушил его жизнь.
Их было пятеро, настоящих мужчин, что не согласились умирать и ждать помощи. Если одна сила не может их защитить, они начали пытаться взывать к другой. Каждый селянин думал об этом, это можно было понять. Но лишь пятеро воззвали к Рилдиру, лишь пятеро пытались что то сделать с кровью. Эоган легко обнаружил их. И предстал перед ними в истинном обличье. Он поговорил с ними и дал им то, чего они желали - возможности спастись. Ведь лишь жизнь имеет истинную цену.
А остальные, лишь глубже погружались в депрессию. Понурые лица и отсутствие движения. Дворы становились всё грязнее, заборы косились. Имущество часто оставалось без присмотра. Люди даже не запирались. Зная что больны - тем более. Ведь кому нужны вещи больного? Только самоубийце. Однако даже такие предпочитали сводить счёты с жизнью быстро и без особых страданий.
Некоторые люди оказывались достаточно сильны, что бы победить болезнь. Их организм, боролся, даже если владелец опускал руки. Это тоже было приятно наблюдать. Как жажда жизни, словно разумное существо, продолжает свою битву. Хотя её тупой носитель и опустил нос.
Однако большая часть доходила до попытки уйти с ним в лес. Эоган уже не водил в лес для ритуала, это было не нужно. Он забирал тела тех, кто уже был при смерти, для похорон. И хоронил их в лесу, после того как они умирали. Он так и говорил, что им осталось мало, считанные часы. И что нужно провести эти часы в молитвах и собранности с духом. Он не врал ни словом. Ведь там, в лесу, он убивал больного, дав ему собраться с духом, что бы принять смерть. А затем хоронил, в ритуальных целях. Никто не ходил на место захоронения. Никто не смел приближаться к рассаде болезни.
И вот, теперь люди, как это свойственно, докладывали ему о каждом заболевшем. И ему сообщили, когда дочь местной служанки таверны, заболела. Эоган решил сам проверить, почему мать не говорит ему о девочке. И когда он приблизился к дому, он понял что там ещё кто то есть. Кто то, творящий магию крови. Эоган заинтересованно затаился и стал ждать. И вскоре, из дома вышел незнакомец. Эогану рассказывали о чужаке, что пришёл в деревню. Но он лишь отмахивался. А вот сейчас он уставился на этого мужчину, улыбаясь.
Бран!- подумал Эоган, наблюдая за молодым магом издалека, не выдавая своего присутствия, - Как же так? Где же Александр? И что это ты тут делаешь? Решил наконец начать убивать?- но не суждено было сбыться думам жреца. Он быстро узнал, что Бран исцелил девочку.
Мда, не особенно ты изменился. Неужели ты думаешь, что в этой деревне, где все на виду, никто ничего не заметит? Мужики, что видели как девочка проявила признаки болезни. Те, что помогали её нести. Неужели ты думаешь что соседи не знают, что ты заходил? Хех, наивный. Ну ничего, весть разнесётся по деревне подобно пожару. И скоро к тебе являться новые страждущие. Становится всё веселее.

Слова Эогана быстро сбылись. Несмотря на то, что подавальщица действительно никому и ничего не сказала, про Брана быстро узнали все. И все поняли что он - целитель. Никто не знал, как и для чего, однако тем двум десяткам людей, что собрались там, было уже плевать. Они желали исцелится. Однако они, как и большинство, были слишком трусливы, что бы просить о помощи тёмные силы. Или решится на личный опыт магии. Они желали что бы кто то исцелил их. И, видя Брана, решили увеличить свои шансы. Если жрец не поможет, так странный целитель. А не странный целитель так жрец. Главное - шансов больше. Ведь больше тех, кто старается спасти твою жизнь.
Эоган наблюдал за этой толпой, что ждала пока Бран проснётся, издалека, ничего не говоря и не делая, лишь наблюдая.
А толпа, ещё до крика петухов стояла, ожидая пока пробудится целитель. Ибо ещё до первых петухов, образовалась очередь из тех, кто желал кинутся в ноги чужаку, моля о помощи и исцелении.
Если делаешь кому то добро, Бран- предвкушая сцену что сейчас будет, думал Сейдж, - То быстро отойди в сторону. А то волной благодарности зацепит. Вот, получай, сполна и по всему счёту. Хи - хи, Благодетель.- ведь именно так крестьяне и собирались Брана, звать - величать.
И когда петушиный крик, такой же вялый и жалкий как и вся атмосфера в селе, огласил мир о наступлении нового рассвета, толпа замерла, напрягая слух, кажется забывая дышать, что бы понять, проснулся ли маг, или нет.
Добрые селяне, надеясь расположить к себе мага, даже притащили ему дров, а также натаскали воды, что в ноябре та ещё задача, наловили рыбы и принесли убоины. Так что Все житейские хлопоты Брана они готовились решить за него. На завтрак Брана ждало даже свежее, парное молоко. Корову для этого удоя выбирал сам Эоган. Он, конечно, притворился что не понимает, зачем это нужно. Крестьяне также не желали рассказывать жрецу, к кому собираются за дополнительной помощью. И сейчас они его не видели, он стоял достаточно далеко, не светился, да и во все глаза Брана выглядывали.

+3

13

Бран знал, что будут последствия его решения. Не мог не знать. Так бывает всегда. Когда хочешь как можно лучше, а получатся только хуже.  Но он не мог понять только того как о нем  узнали жители поселения.  Ведь он все делал абсолютно правильно. Вышел ночью, прошел осторожно. Не показывал своего лица, когда выходил. Ну, разве что мельком, когда прятался под капюшон. Никто не должен был его увидеть и уж тем более запомнить. Но нет. Все пошло прахом!  А впрочем, чего он удивлялся? Рано или поздно слухи о чудесном исцелении дочери официантки должны были пройти. Нет, просто обязаны были вырваться на свет. Уж слишком многие видели, как болезнь подкосила девочку и долго скрывать чудесное исцеление точно бы не вышло.  И это было очевидно. Однако Бран не ожидал, что чудесное исцеление свяжут именно с ним!  Что именно он своим появлением и своими действиями спас чужую жизнь!  Проклятье! Ведь все должно было быть не так! Совершенно не так!  Ну да.   Весть о чудо целителе рано или поздно обошла бы все поселение, но до тех пор маг бы имел пространство для маневра и время!  Бесценное время, которое ушло бы для лучшего понимания действий болезни. Время, которое пошло бы на разработку лекарства! И все это пошло прахом.
Кто же все-таки разнес весть о маге - целителе, спасающем безнадежно больных? Как же информация вырвалась?  Была ли это та женщина-официантка? Навряд ли. Во всяком случае, маг был уверен, что достаточно запугал несчастную женщину, дабы заставить её не делать опрометчивых поступков.  Сама поправившаяся девочка? Но она не видела лица своего спасителя.  Может кто-то наблюдал за ним в ту ночь? Шел по пятам, так что вечный параноик не заметил слежки?  Не факт - не факт.  Но такое нельзя было упускать? А может все же случайно, куда он ушел и куда пошел?  Ну и соответственно, откуда вышел.  Тоже не факт. Во всяком случае, немало жителей в это время, предпочли пить алкоголь, пытаясь найти спасение в бутылке. Ну, или пытались вымолить спасение у жреца Имира. Непонятно. И не ясно. И из-за этой неясности Бран не знал, что делать далее.  Ведь утром после пробуждения его ожидал весьма и весьма неприятный сюрприз. Двадцать больных людей пришедших за чудесным исцелением.  И не просто пришедших, а принесших подобие даров.  Горячая и вкусная еда, высококачественный алкоголь. Даже рыба что сегодня приготовили, была явно выловлена недавно.  Спрашивается, кто просто так будет ловить рыбу, дабы доставить на завтрак в трактир? Только обреченный, но при этом цепляющийся за любую возможность человек. 
Как же так все вышло?  Как же так обернулась затея? Хотя чего ты удивляешься?  С усмешкой произнес внутренний голос, напоминая при этом голос Наставника.  Ты же всегда знал, что за все в этом мире нужно платить.  Что не одно доброе дело не остается безнаказанным. О, или же ты решил, что ты самый умный и самый хитрый в мире? Что никто ничего не узнает?  Глупая надежда.  И очень глупая попытка.  Ты поступил очень недальновидно.  Да... Тебе хотелось спасти чужую жизнь.  Но ради чего? Бросить вызов собственным способностям? Или же хотелось побыть героем?! Так вот твой приз! Что же ты теперь не радуешься?!  Что же ты  не гордишься собственным поступком?! Выпрямись, сделай грудь колесом и прими горделивое выражение!  Сделай вид, что тебе вручают высшую награду!  Почувствуй себя героем!  Ты ведь этого хотел? Глупец! Ты не герой!  Ты не сможешь спасти всех.  О, да в этот раз у тебя получилось лучше, чем тогда с той девочкой!  Ты её спас и мать не сошла с ума от страха и наверняка рада, что её дочь спасли.  Можешь гордиться.  Но недолго. Тебя ждут очередные нуждающиеся. Что же ты им скажешь?  Попытаешься лечить всех?  Опять станешь героем без страха и упрека? Пожертвуешь жизнь ради них?  Что же ты сделаешь?   А ты вообще понимаешь, что не сможешь их всех спасти?  Понимаешь, что ты будешь одной рукой спасать, а другой убивать?  Ведь  твоих сил не хватит на всех.  И эти людишки не поймут причины, почему же "великий" целитель их не спасает. Отчего  он отводит взгляд от одних, и идет к другим, отбирая при этом надежду.  О, как же они тебя отблагодарят!  Готовься. Ведь их благодарность не будет знать границ!
Бран, закрыв лицо руками, пытался отогнать плохие мысли.  Что и сказать, попал он как кур в ощип. Ведь действительно эти больные пришли к нему за надеждой. За спасением. Исцелением.  И  он не мог спасти их всех.  Даже если пустит всю свою кровь, то его сил все равно будет недостаточно.  И так же он понимал, как быстро сменится надежда и народная любовь на ненависть, страх и ярость.  И все это прекрасно использует жрец Имира.  Судя по всему, радикальный жрец, не терпящий темных магов и колдунов.   О, да. Ситуация и врагу не пожелаешь!   Что же делать? Действительно глупый вопрос. Я уже влез туда, куда мне не следовало. И теперь бежать поздно.  Нужно действовать.  Спасти кого только можно. Как жаль, что у меня теперь нет времени. Будь его побольше, можно было бы заняться массовым лечением. Придумать хоть какое то лекарство для спасения несчастных. Пускай и на основе магии крови.  Но, увы... Придется обходиться  своими методами.
Плотно позавтракав, маг мужественно встретил толпу граждан все же решивших обратиться к нему за помощью. Впрочем, когда ты одной ногой в могиле, то любые средства подойдут.
- Кхм. -Громко откашлялся Бран. - Добрые люди. Я вижу, вы пришли  с неизвестной хворью, понадеявшись на исцеление и спасение... -Маг запнулся, не зная, что сказать. Сказать, что не сможешь всех спасти, ибо не знаешь, как лечить и, по сути, действуешь силой? Не поймут. Сказать, что бы выбирали, кого спасть первым?  Тоже не поймут, и каждый ринется продвигать самого себя.  Тогда еще до драки дойдет между больными.  Что же делать?  Бран не знал и молчание затягивалось.  Да и не был он таким уж оратором, что бы произносить речи с трибун и вдохновлять толпу.  Увы.  -Добрые люди. Я слышал о вашей беде. И постараюсь сделать все в моих силах, дабы помочь.  -Все еще слегка дрожащим голосом произнес малефик, понимая, что сам загнал себя в опасную ловушку, из которого нет нормального выхода.

+1

14

Добрые люди, смотрели на Брана, слушая, однако не слыша. Они понимали, глубоко в душе, там где ехидно разглагольствовал здравый смысл, он нёс весть, что кто то умрёт. И о каждом можно было сказать, что этим кем то, будет именно он. Но сейчас, каждый из присутствующих, считал что именно на нём, великий целитель не ошибётся. Они смотрели на него, стараясь глушить этот самый здравый смысл, не вслушиваться в его слова о том, что этот человек не Имир. Уповали на ошибку здравого смысла.
И когда они выслушали его речь, то они слышали лишь - постараюсь. Это было всё, что им нужно, что бы Бран постарался, ради них. Дал им шанс, который не даст жрец. Даст возможность ещё раз бросить кости, надеясь выиграть свою жизнь у смерти. Только на этот раз удачно. Ведь так хочется верить, что не может неудача случится два раза подряд. Так что все предупреждения Брана, они восприняли как некий социальный ритуал.
И начали активно стараться обхаживать молодого мага. И каждый из них, цепляясь за свою жизнь, действовал как мог.
Уважаемый маг! Посмотрите какой улов я вам приготовил! Загляденье, а не рыба.- говорил рыбак, представляя действительно достаточно крупную рыбину. Впрочем, гончар принёс удобные горшки, а кузнец предложил подковать сапоги лучшим железом, что бы вообще сносу не знали.
Помогите, Благодетель! Жена, семеро по лавкам! Нельзя мне никак умирать!- причитали другие, давя на жалость и думая, что их жизни оценят выше. К ним будет больше внимания, что и позволит им выиграть, добавит ещё одну кость к обычным двум. И не так важно, что эту кость заберут у кого то другого.
Благодетель!- кричали девушки, - Исцелите! Всё что угодно сделаем!- кричали в своим самых красивых нарядах, обтягивающих грудь и приталенных, а также, можно поверить случайно, задиравшие чуть подол платья.
И естественно, между ними начались конфликты. Никто не желал уступать свой шанс. Все понимали - чем раньше целитель примет именно тебя, тем выше именно твои шансы. Тем больше сил будет потрачено на твоё спасение.
А некоторые просто пытались нахрапом, пролезть без очереди, считая что целителю всё равно, кого первым врачевать. А им жить нужно. Как пара рослых мужиков, что просто расталкивали всех остальных, пробивая свою дорогу к жизни.
Ну а кто то толкал вперёд своего ребёнка, которого зацепила болезнь, считая что сначала спасать стоит их. Однако были и те, кто пользовался детьми словно тараном, пробивая и самим себе шанс. Ведь после того, как целитель осмотрит ребёнка, он явно примется за родителя дитятки.

Взгляд Эогана легко подмечал их, слабых, готовых на всё, ради жизни. В них не было дисциплины, не было жестокости по отношению к себе. В них не было и истинной веры, что бы принять свою слабость. Если твой организм недостаточно силён, тогда умри. Умри достойно, не уронив своей чести. А если бы сейчас царило Царство Рилдира, то смерти бы вообще не боялись, становясь призраками и вампирами. Или ещё чем то, что было бы создано при царствии Спящего ныне.
Смотри на них, Бран. Смотри, ради кого ты собираешься отдавать свою кровь. Ради кого ты собираешься рисковать своей жизнью, фактически уже рискуешь. Ведь каждое заклинание будет тебя ослаблять. И ослаблять твою защиту от болезни. Ты готов рискнуть ради них?- а кроме насмешки, была в этих мыслях ещё и надежда, - Может сейчас ты увидишь и поймёшь, почему именно я прав? Узри их животную, скотскую натуру. Узри и пойми, что резать часть этого стада - нормально. Они не сильно отличаются от свиней и коров, которых режут сами. Люди убивают ради денег, власти и удовольствия. Так чем убийство ради собственной силы, развития и совершенства = хуже? Ты вынужден будешь убить часть из них. Почувствуй вкус убийства. Пойми его неизбежность. И перестань цепляться за своё отвращение к виду "невинной" крови на своих руках.
Очередной толчок и началась уже ругань.  Люди вываливали друг другу претензии и убеждали своих соседей, что те жизни не так достойны как они.
У меня дети!= Да ты жену избиваешь!- А ты чем лучше? В голодный, 900, воспользовался, муку вдесятеро продавал! Воспользовался, гнида, что другого хлеба нет! Так и в тот, что продавал, чуть ли не опилки добавлял!- А тебе вообще сдохнуть пора! Седина в бороде, да демон в ребре! За всеми девками бегаешь! Ни одной вдове свободно вздохнуть не даёшь! И болезнь какую то гнилую, разнёс в прошлом году! Хотя знал, гад, что болен! И всё равно совал свой гнилой стручок- и так продолжалось, кажется, если дать им ругаться, они будут орать до своей смерти. Они будут тут умирать, однако продолжать сыпать обвинениями, реальными и мнимыми, лишь бы унизить другого, доказать своё исключительное право на жизнь.
Видишь, Бран. Невиновный человек - понятие очень условное.- слушал всё это Сейдж, облизывая губы, - И ещё неясно, кто тут более виновен. Все они с червоточинкой. Практически у каждого есть грех за плечами. Или желание его сделать. Многие из них не делают чего то, из за страха наказания. Отсутствия возможности. А не потому, что считают это неприемлемым. Слушай их разговоры. И пойми - нет тут невинных. Даже дети, что кажутся невинными, лишь иллюзия. Ведь они - маска того взрослого, что будет совершать преступления. Так что перестань пытаться отделить виновных от невинных. Убей тех, кто тебе не нравиться. Перестань одной рукой брать силу, а другой сдерживать себе и греби жар обоими руками. И смейся, смейся над своими мальчишескими заблуждениями Бран.
Эоган смотрел на него, ожидая этого. Ожидая. когда проявится жестокость. Он не мог, но очень хотел увидеть, когда все эти крестьяне, перестанут быть неприкосновенными.

Отредактировано Эоган (06-12-2019 17:04:03)

+1

15

Маг прикрыл глаза ладонью. Да. Так оно и должно было быть. Бран, знал, на что шел.  Знал, что так и будет. Что каждый будет цепляться за жизнь, стараясь отстранить других.  Удивительно как еще не дошло до драки с выяснением отношений.  Хотя еще ведь не вечер. Скоро и дойдет.  Тогда возьмутся мужики за топоры, а бабы за ножи, дабы только первым обратиться к целителю и спасти свою никчемную жизнь. Стой никчемную? Маг на миг убрал руку  от лица и еще раз глянул на толпу, которая все больше и больше распылялась, пытаясь быть первыми в очереди. Даа... Никчемную...  Взгляни на них. Жалкие, глупые людишки. Они дерутся за возможность спасения. Они вчера клялись друг другу в любви и дружбе.  Здоровались. Вели добрососедские беседы. Строили планы, приглашали друг друга на праздники.  Или наоборот делили по кружке пива в таверне. А теперь... ТЫ глянь, глянь! Не отводи глаза. Вот оно. Истинное лицо человечества.  Жажда жить сушит сердца дотла. Теперь жизнь других ничего не стоит. Жизнь других, но не своя собственная.  Дааа... Прекрасно.  Почему ты не наслаждаешься?  Ведь дальше будет только веселее.   Скоро они начнут вспоминать недостатки друг друга.  Будут вспоминать старые обиды. А так схватятся и за оружие. Вот пойдет потеха!  И ведь ты будешь главным призом. Как тебе перспектива?   Хотя нет. Не так. Ты не будешь главным призом. Главным призом будет возможность исцелиться. У тебя, конечно же.   И за эту возможность, за одну надежду, они вполне могут дойти и до убийства.  Прекрасно сработано. Ты хотел их спасти, а в итоге только подтолкнул к пропасти.  Наверное, и сам не думал, что у тебя такое получится, не так ли? Мысли опять говорили голосом Наставника.   Они были такими же насмешливо-острыми, когда учитель  хотел при помощи слов унизить своего ученика.  И так же они были полны  яда.  Под этими мыслями Бран вновь почувствовал себя нашкодившим учеником.  И самое плохое, он ничего не мог возразить в ответ.  Да и что мог сказать?  Да так и есть учитель, я  оплошал и что мне делать дальше?  Толку то от всего этого. Учителя это не вернет. Да и пора уже давно самому жить своим умом.  Что же делать... Что же мне делать...   Все, что малефик он сделал. Пообещал помочь, но ведь всех в этом поселении нельзя никак спасти!  Хотя если применить некоторые ритуалы, попробовать через гекатомбы жертв... Теоретически это могло бы помочь и можно спасти всех остальных. Даже могло бы полностью изгнать болезнь. Но... Тут были свои подводные камни.  Для исцеления такого количества людей, нужно было очень много жертв.  Не меньше двух десятков людей. И то не точно. Может даже больше.  Будь здесь банда разбойников, то можно было попытаться это сделать, но где ж найдешь бандитов при наступающей зиме. Те уже наверняка попрятались по своим теплым углам, пропивая награбленное и ожидая прихода весны, дабы вновь выйти на дороги. А до весны Бран, понятное дело ждать уж точно не мог. Не поймут. Люди Серого моста и сейчас вряд ли понимали,  что их жизни весят на нитках. Ох, Бран. Да задача перед тобой титаническая. Будь люди этого поселения благородными жителями, то они бы с радостью отдали жизни ради ритуала и ради жизни других... Но как же тебе не повезло с ними.  Такие ни за что не отдадут свои жизни. О нет. Они будут цепляться за них.  Хах. Возможно даже попытаются принудить других людей, своих соседей, дабы те согласились лечь под твой кинжал.  И опять начнется драка за выживание. И ты в этой драке как в ловушке, Бран. Тебе не сбежать. Теперь ты герой и великий целитель и значит должен соответствовать ожиданиям людей.  Только вот это путь в один конец. Как бы ты не хитрил, как бы ты не старался, но крови в твоем бурдюке на всех не хватит. Девять или даже десять человек. Настолько хватит крови в бурдюке.  А потом придется резать собственные вены и пускать собственную кровь.  А еще болезнь. Пока магия крови защищает тебя. Но что будет потом?  Что будет, когда ты начнешь резать самого себя дабы спасти остальных. Хочешь соответствовать и стать как твой отец?  Он возможно еще жив, но тут он бы обязательно погиб отдавая свою жизнь.  Размышлял, Бран, но опять его поток мыслей был нарушен.  Только вот во имя чего отдавать свою жизнь? Ради этого скота?! Ради этих тварей?!  Просто возьми тогда веревку да выбери деревце повыше! Всяко будет проще умереть!  Вот они. Смотри на них! Вот они не подадут тебе руку, когда ты будешь в нужде! Думаешь, они вспомнят о твоей великой жертве?! Думаешь, оценят?! Нет!  Они плюнут тебе на могилу, когда ты сдохнешь ради них!  Ведь великий целитель не смог всех спасти!  Вот что они с тобой сделают! Хотя... Возможно, даже не будет могилы. Твое тело просто выбросят за околицу села и забудут как вчерашний день. Хотя твои вещички будут долго греть их в холодные зимние ночи, пока не будут в конечно счете проданы!  И что?! Ради них ты пойдешь на это?! Ради них ты рискнешь своей жизнью?!   Одумайся!  Не будь идиотом! Не будь героем, которым ты и так не являешься! Брось доспех, что пытаешься на себя напялить! Он не твой и никогда твоим не был!  Ты темный маг!  Ты стал им добровольно!  Думай как темный маг! Действуй так же! Соответствуй своему имени! Пообещай поселенцам все что можно. Соври что-нибудь! Можешь даже трахнуть пару селянок под обещание! Или выпить крепкого пива, что тебе поставит трактирщик только за возможность исцеления! А потом беги. Просто очень темной ночью выйди из трактира и уходи, куда глаза глядят.  Ты им ничего не обязан!  Не играй в благородного!  Или  будь им только когда тебе выгодно! Но не сейчас!  Тем временем конфликт разгорался все больше и больше.  Того гляди люд действительно возьмется за оружие в попытках стать первыми.  Какое бы решение не принял маг, сейчас он не мог допустить кровопролития. 
-Тихо! -Громко сказал  Бран пытаясь успокоить толпу, но куда там.  Толпа уже не слушала и каждый пытался быть первым.  -А, НУ ТИХО! -Заорал во все горло маг.  Это возымело, хоть какое то действие. Толпа конечно до конца не угомонилась, но хотя бы все обернулись к целителю.  -Так - то лучше.  Значит так. Мне нужна хатка. Свободная.  Туда сегодня вечером подходите по очереди.  Сначала самые больные и ослабшие. Те, кто поздоровее пусть ждут. А те, кто не хочет ждать... -Маг вновь перекрикивал толпу. -Те, кто не хочет ждать, лучше сразу вешайтесь.

+1

16

Голос Брана, разрезая гомон как нож горячее масло, заставил всех жителей обернуться к нему. Два человека обладали сейчас в этом селе практически абсолютной властью - Эоган, как сила Света и представитель самого Имира. И Бран, как посланник Тьмы и вместилище страшной, но эффективной магии.
Иронично.- думал Эоган, глядя на всё это, - Мир действительно соткан из парадоксов. И если у жизнь есть чувство юмора, то это точно оно.
Люди внимали каждому его слову, кажется, они боялись лишний раз вздохнуть или моргнуть, лишь бы не пропустить ни одного слова чародея. Если бы за их спинами сейчас раскололась земля, совсем не факт что бы они посмотрели в эту самую сторону.
Эоган также внимательно смотрел на это, веселясь всё более, - Значит, ты всё же решил облагодетельствовать их? Ну что же, сколько в тебе крови и сколько людей ты успеешь спасти? Мне даже интересно на это посмотреть. Кажется, пребывание в этом селе будет гораздо большей потехой, чем я полагал вначале. Твоё появление здесь, Бран - однозначно милость Рилдира.
Люди же, услышав требования мага, стали думать, куда бы можно было переселиться, что бы отдать магу свою хату. И, таким образом, заслужить первое место в очереди. Однако тут же выступил крупный мужик, сразу обозначив, что у него есть свободная хата. Люди сразу приуныли, посчитав, что именно он и будет первым. Однако мужик сказал что ему лечение не нужно. И он готов подсобить магу в лечении остальных.
Мужика звали Георг и он был одним из людей Эогана.
Дом, который получил Бран, обычно использовался в качестве гостевого. Георг был мельником, так что мужик был зажиточный. И к нему съезжалась большая родня из соседних деревень. Так что дом был достаточно просторным, хоть и рядом с домом самого мельника, смотрелся мелко.
Вы, господин маг, можете моей помощью пользоваться.- сказал он сразу, когда показывал дом, - Только не знаю, как вас звать?- тут Георг явно немного испугался, не зная, не оскорбил ли мага, своим вопросом.
В этом мужике, страх сочетался с почтением. И сложно было сказать, чего в глазах было больше.

Люди же, тем временем, собрались идти к магу, когда тот уже расположился в доме. Вечером, целая толпа, около пятидесяти человек, собралась идти. Однако Бран забыл уточнить - кого именно считать самым слабым и немощным. Ведь каждый считал таковым именно себя. И ни ждать, ни вешаться, не желал никто. Так что недалеко, что бы не беспокоить Брана, уже опять завязывалась драка. И те, кто нуждался в помощи, рисковали перейти в разряд тех, кому помощь уже не нужна. Разве что до могилы добраться.
И вот тут и появился Эоган.
Люди!- Рявкнул он, моментально обращая на себя внимание толпы, - Чего это тут за гомон? Что за шум? Почему вы, вместо молитвы и устремлений к Имиру, топчетесь здесь?! Почему вы ругаетесь?
Жители затихли, не зная что сказать жрецу, что говорил с ними с крыши дома. И казался сейчас воплощением совести. Хотя сам жрец сейчас радовался, что уже стемнело. И не видно как его тело буквально сотрясают смешки, проходящие по нему как рябь по воде. Люди не желали говорить ему правду, однако и получить помощь тоже желали.
Уж не собрались ли вы к дому тёмного колдуна?!- еле собрав воздух в лёгкие, сказал Эоган. Сказать это без смеха стало для него настоящим подвигом. И более он ничего не говорил. Он лишь закрыл лицо руками, словно не желая видеть падения этих людей. Хотя скрывал свой гогот, что был готов вырваться наружу. Кое как подавив порыв заржать над всеми этими людьми, как сивый конь, он продолжил, - Я должен сам взглянуть на этого колдуна!- после чего слез со стены дома и возглавил шествие к Брану.
А что бы всё было ещё веселее, велел взять с собой зажжённые факелы.

Подойдя к дому, он, подождал пока Бран выйдет и громко, словно желал что бы его в соседнем селе услышали, сказал, - Ты ли это? Тёмный чародей, что собрался тут исцелять людей?
Жители за его спиной в этот момент переглядывались. Они не желали зла Брану, напротив. Однако и идти против жреца не желали. Поэтому когда он на них смотрел, сохраняли постное и высоко духовное выражение лица. А когда он отворачивался - смотрели на Брана сочувственно, заискивающе. И пытались выглядеть как можно более миролюбиво.

+1

17

Да. Правильно. Надо было с самого начала не мямлить что- то про всеобщее исцеление. Стоило сразу заявить о каком то порядке. О дисциплине.  Увы, у людского племени есть немало недостатков. Например, когда в их жилища приходит смерть, то каждый становится сам за себя. Друзья обращаются друг против друга и все ради попытки выжить. Хотя бы самому. Даже семья не так важна. Как там было в одной книге? "Как же хочу жить! Как же я хочу жить! Так хочу, что убью любого за такую возможность!" Так и тут. Маг понимал, что без твердой руки все пойдет прахом в его затее. Он и так не может спасти всех подряд, так еще и осознавал что, беря в руки контроль, подписывает тем самым себе приговор. Если не спасет всех или большинство - смерть от толпы. Спасет мало - смерть от толпы.  Попробует бежать - смерть от толпы.  Своей попыткой командовать он уже дал толпе возможность назначить его ответственным. Что бы теперь не случилось, на него повесят всех собак  и сделают главным виноватым.  Даа. Вот она такая. Слава. Ты жертвуешь всем в попытках спасти или помочь. Готов пойти на многое. Но в то же время... В то же время ты понимаешь, что будешь самым главным виновником если что- то пойдет не по плану.   Но что же ты не улыбаешься? Ведь это всего лишь другая сторона славы. Пора уже понять, что герои только в сказках.  И только в сказках их поступки непогрешимы и правильны. Что они не ведают сомнений и всегда знают что делать.  А любые их решения народ воспринимает с радостью. Ты же не герой Бран. Ты правильно поступил, раз  скомандовал им. Приказал подчиниться своей власти.  Теперь же сделай второй шаг. А затем, ночью, так что бы только звезды освещали твой путь, сделай  третий, четвертый и пятый  и так далее.  Уходи куда дальше отсюда. Не оставайся.  Здесь нет спасения. Правда, какой бы гордой она для тебя не была, заключается в том, что Серый мост обречен.  Многие погибнут.  Выживших будет очень мало. Однако те, кто выживут, без твоего вмешательства, приобретут сопротивляемость к болезни. Они потеряют многое,  это так. Но и обретут не мало. Им будет тяжело выжить зимой, но все выживут. Проживут как-нибудь. Возможно, уйдут в другие места. Возможно, останутся тут. Со временем место восстановится. Люди забудут о страшной болезни.  Видишь?  Ты тут не нужен.  Все произойдет и без твоих действий. Ну, может девочка не смогла бы прожить. Жаль да. Хотя теперь она имеет все шансы вырасти. А ты можешь гордиться такой небольшой победой.  Но не более.  Болезнь тебе не победить при всем желании. Сам лишь пропадешь. Когда ты дойдешь до собственной крови, что течет в жилах? На спасение девочки ушло немало ресурсов.  А сколько уйдет на каждого взрослого?  Или все же упросишь, кого то поделиться своей кровью?   Убедишь что жизнь остальных важнее его жизни?  Или же попробуешь полностью взять власть в свои руки и начнешь решать, кому жить, а кого можно принести в жертву на пользу? 
Бран тяжело вздохнул. Тяжелые мысли. Не приятные. Но в тоже время несущие в себе крупинки правды.   И ведь от них не отмахнуться. Чем больше маг смотрел в лица жителей Серого моста, тем больше осознавал масштабы задачи, которую взвалил себе на плечи. И тем сильнее становилось его отчаяние и истинное положение вещей.  Желание помочь завело его в ловушку. Он стал подобен мухе,  что попала в паутину.  И вот паук уже ползет, собираясь прикончить свою жертву. Однако в отличие от несчастной мухи, Бран еще мог вырваться. Обмануть паука и сбежать. Но вот хотел ли?  И главное действительно мог ли?  Маг посмотрел в лица селян. В их глаза.  Они боялись. Страстно хотели жить. И их желание было понятно.  Не они же виноваты, что Смерть выбрала их края для жатвы.  Не их вина в их надеждах.   Бран отвел глаза. Он не мог смотреть на этих обреченных.  Он очень хочет им помочь. Но так же понимает, что не сможет.  Просто не выйдет.  Его скромных ресурсов и возможностей просто не хватает в данной ситуации. Да и кто он сам? Обычный маг крови, который не завершил обучение, а уже замахнулся на то, что выше его сил. Дурак.   
Один из жителей предложил воспользоваться его хатой как местом лечения и Бран не чувствуя подвоха, согласился. Отчего бы и нет, если тебе предлагают такое. К тому же житель, похоже, не был болен. И решил пойти на такое благородство.
-Жду вечером тяжелобольных! Тех, у кого почти не осталось сил.  Если ваши родственники уже не могут прийти, то сообщите мне. -Сказал   маг  и был таков.   
Хатка доброжелателя действительно была удобной для лечения.  Здесь можно было принимать жителей по одному или по два за раз и еще оставалось куча места. Впрочем, больше двух-трех за одно посещение малефик бы не принял. Не хватит сил и крови. Девочка действительно обошлась ему не дешево.  Поддержание её жизни отняло немало сил. А тут еще толпа.  Впрочем, с  взрослыми должно быть полегче. Главное что бы священник Имира не вмешался... И стоило подумать о жреце, как он был тут как тут. 
-Темный маг?  Не знал, что темные маги теперь лечат, а не калечат людей, жрец. Зачем пожаловал? Хочешь запретить мне лечить?  Хочешь запретить мне спасать чужие жизни?  Рассчитываешь обойтись одной молитвой? -Бран говорил насмешливо, но внутри весь сжался. Этого - то он и боялся. Боялся появления жреца. И стоит ему только проиграть спор, ошибиться в словах и все. Все будет кончено для него. Толпа озвереет и сомнет.  Без шансов.

Отредактировано Бран (22-12-2019 23:02:55)

+1

18

Бран не разочаровал Эогана. Насмешливый тон, даже вызов в голосе. Эоган был доволен его поведением. Ведь он понимает, что одно его слово - и толпа сметёт его. Всего пара слов, пара фраз. Но Эоган не собирается этого делать. Нет, это слишком скучно, не интересно. Бран решил попытаться быть героем. Похож на своего наставника. Ну что же, если это его путь, то Эоган был за него отчасти рад. Лечить или калечить, его развитию пойдёт это на пользу. Ведь нужно совершенствовать искусство. И если он желает делать это, исцеляя, то пусть делает.
Однако нельзя что бы он слишком увлёкся. Что бы забыл кто он и что он представляет собой для этих людей. Он поймёт, что люди не особенно благодарны. Они готовы кланяться тебе, пока ты им нужен. Однако редко кто из них пойдёт к тебе на поклон, когда ты перестал приносит пользу. Что делают люди со скотом, ставшим бесполезным? Режут. Что люди делают с собакой, что состарилась и более не может служить им? Убивают, или выгоняют в лес, на верную смерть. Это не один, или два, случая. Это практика жизни. И не нужно думать, что ты в их глазах, чем то отличаешься от этих животных.
Ты увидишь это Бран. Позже. А пока, практикуй магию. Чувствуй власть. Научись наслаждаться ею! Пойми, что ты выше этих людей. Ты заплатил высокую цену за магию, а они нет. Ты заслужил право быть выше. И заслужил право распоряжаться их жизнями! Так что вперёд!
Он обернулся к толпе и сказал, - Люди! Чародей проклятой магии явился в наше село!- толпа заволновалась, послышались шепотки и покрепче люди сжали кулаки, - Это - проверка вашей верности Имиру! Наш бог посла нам испытание!- в глазах селян зажглось примерное понимание происходящего. Если доказать Имиру верность, то можно выделиться в его глазах. И теперь маг стал достаточно лакомым кусочком. Ведь, возможно тот, кто ему голову проломит, точно благодать Имира заслужит, - И мы должны пройти его!- толпа взревела , - ДА!!!, - Вперёд!, - толпа уже собиралась броситься на Брана, как Эоган сказал последнее слово, что прогремело громом, перекрывая все звуки, - ЛЕЧИТЬСЯ!
На несколько секунд, толпа замерла, не понимая слов жреца, а тот пояснил, - Тот, кто пройдёт лечение у тёмного мага! И не совратиться прелестями кровавой магии, имеет шанс заслужить жизнь! Ибо жизнь праведника угодна богам! Устоявшего против злых чар, наш великий бог оставит на этой земле, как достойного нести его слово! И вести угодную ему жизнь! Идите! Но помните - Имир знает ваши души! Не пускайте в них очарование злом! Пройдите сквозь тьму лечения этого приспешника тёмных сил! И узрите свет Имира! Ведь свет гораздо ярче светит, после тьмы.
Настроение толпы переменилось мгновенно. Если ранее они Брана боялись, то теперь, смотрели на него со смесью вызова и обожания! Жажда испытать свою силу воли и доказать Имиру свою верность, начала распространяться как лесной пожар, охватывая село. И если ранее к Брану пришли лишь самые смелые и отчаянные, то теперь к нему начало стекаться вообще всё село. В том числе и здоровые, что бы просто провериться, а также сделать себе какую нибудь защиту.
Сам же Эоган, довольный произведённым эффектом, подошёл к Брану и объявил, - Я буду смотреть за твоими действиями, чернокнижник! И не дам тебе совратить тут ни одной светлой души. Готовь свои заклинания, книги и ножи! Делай, что пожелаешь! Ты узришь силу истинной веры! И, возможно, этот свет прольётся и на твою тёмную душу!- выдав такую речь, Эоган вошёл в дом, оставляя Брана наедине с восторженной толпой, что нарастала, как волна во время прибоя. Люди несли своих родственников, друзей и кого только там не было.
И люди даже встали в очередь, согласно расписанию Брана. Георг помог Брану построить людей. Сначала самые тяжело больные. Затем менее тяжелые и только затем те, у кого болезнь в начальной стадии. Всё, как он и говорил.
А затем, пошла череда. Люди уже не торопились, развеселились. Они просили прощения за утренние обиды, извинялись и даже строили планы на будущее. В толпе оказалось ещё несколько организаторов, они также строили своих селян так, что бы Бран занимался только одним - лечением.
А Эоган, под видом увещеваний селян, смотрел за его действиями. И оценивал то, с каким мастерством он всё это делает. Оценивал уровень его мастерства. И намечал недостатки, которые в будущем нужно будет подправить.
Давай, Бран, покажи, чему научился. И хлебни сполня заботы о людях.- вообще, Эоган ждал. Ждал когда Бран начнёт требовать себе плату. Требовать привилегий. Его задачей на этот вечер, было максимально загрузить Брана работой. Загнать его, как ломовую лошадь. Что бы с него сходил кровавый пот, что бы он рухнул на кровать, не чувствуя задних ног. Поэтому в первую очередь, ему несли больных детей. А также тех, кто выглядел жутко. Что бы давить, буквально выжимать его совесть. Что бы было невозможно отказать, что бы кости трещали и руки тряслись, однако хотелось помогать. И что бы он чувствовал свою помощь, своё величие и то, насколько велика его власть над судьбами людей.

А под конец этого вечера, когда Бран сделал уже всё, что только мог, когда сам Эоган дал толпе отбой и ушёл сам, Георг предложил ему выбрать. Остаться спать в этом доме, на простой гостевой кровати. Или занять его, хозяйскую кровать. В его собственном доме. А он уж в гостевом переночует.
Маленький соблазн, небольшой шаг. К его, Брана, великому, как верил Эоган, будущему.

+2

19

Спокойно Бран. Ты говоришь правильно. Хотя бросать вызов жрецу Имира явно не стоило.   Люди этого ней поймут. Могут посчитать это угрозой.  А они не любят когда угрожают их вере. Особенно сейчас. В тот момент, когда весь их привычный мир рушатся. О, да конечно они нуждаются в тебе. Они хотят спасения. Хотят жить дальше. Но при выборе между спасти собственную душу или же спасти собственную жизнь, в большинстве своем выберут первое.  Ибо жизнь все равно когда-нибудь закончится, а на том свете за неправильное решение могут спросить.   Так что надо быть осмотрительнее.  Осторожнее действовать. Не спешить. Говорить спокойно.   Или вывести беседу, так что бы тебя прогнали, а не убили.  Как же жаль, что жрец показался так рано. Впрочем, чего еще ожидать? Сам ведь виноват.  Действовал неосмотрительно. Надо было похитить девочку.  Унести подальше и только потом проводить обряд.  Тогда селенье конечно все равно бы гудело как улей. Однако это дало бы больше времени. И все равно бы не спас всех, но имел бы больше времени и свободу для маневра. Но поздно жалеть.  Теперь надо ждать, что же скажет жрец.
Речь жреца неожиданно удивила мага.  Вот чего-чего, а такого шага со стороны священнослужителя Имира... Неожиданно. И подозрительно. Сам жрец призвал лечиться у мага крови всех прихожан.  Он говорил, конечно же, о спасении души, жизни. Говорил, что будет проверять, не погубили ли селяне свои души от ритуалов темного мага.  И это было очень и очень странно. Такого Бран уж точно не ожидал. 
Что?! Как?! Зачем?!  Нет-нет-нет. Что-то тут не так. Что-то неправильное.  Вот так согласиться на помощь темного мага?!  Нет. Не верю! Что - то тут неправильное и подозрительное.   Зачем жрецу Имира соглашаться на такое?  Зачем подвергать души своих прихожан угрозе?  Нет. Тут что-то другое.  Что-то глубокое. Жрец преследует свои цели. Но какие?  В чем его выгода? Рассчитывает, что я не смогу спасти жителей и можно будет меня обвинить?  Хм. Возможно причина в этом. А может в чем то другом? Продемонстрировать, что спасти жителей может только святая сила? Что только Имир имеет право на спасение чужих жизней?  Или я что-то упускаю? Какую-то важную, но очень мелкую деталь? Хм.  Но в чем же? Где?!   С одной стороны радостно, что жрец уступил. Но ведь уступил не просто так.  А ради чего то. Хм. Бран не верил, что ему удалось убедить жреца в своих добрых намерениях.  Не верил, что жрец отступился от него. Подозрительность и паранойя прямо таки вопили о тревоге. О скрытой угрозе. Но где?  Неужели действительно жрец рассчитывал, что Бран не справится? Или? Эх. Без разницы.  Маг не умел читать мысли.  Поэтому мог только догадываться о скрытых мотивах священнослужителя. Точнее пытаться догадаться, да продолжая  совать  голову в ловушку. 
  Ох, Бран. Какой же ты глупец.  Какой же ты дурак.  Жрец теперь воспользуется тобой. Ты станешь его прекрасным инструментом.  Не знаешь, как он тобой воспользуется? Да все очень просто. Ты исцелишь столько, сколько сможешь.  Сколько тебе позволят твои силы. А когда силы иссякнуть, он будет рядом. Жрец.  Этот проклятый служитель Имира.  И ты ничего не сделаешь. И никто из крестьян не станет тебе помогать. О, они всего лишь насыпят небольшой холмик на твоей могиле. Да поставят, может быть поставят надгробие. Ох, бедный глупец.  Ты должен был бежать. Бежать без оглядки. Или выжидать и вести охоту как хищник, по возможности цепляя беззащитных жертв.  Тебе никто не стал мешать. Наоборот хаос сыграл бы тебе только на руку.  Ты бы убивал и набирал больше сил. А потом... Потом просто ушел бы.  Но теперь, когда ты попал в мышеловку... Теперь у тебя нет и шанса вырваться. Ты поспорил со жрецом, продемонстрировал свои силы и теперь вперед. Спасай чужие жизни.  И погибай за них.
Бран сплюнул на землю. Ситуация принимала скверный оборот. И ничего теперь нельзя было поделать.  Отказаться? Сейчас после того как сам предложил помощь?  Ах-ха-ха.  Глупо! Глупо и бесполезно. Далеко магу крови не уйти.   Особенно в незнакомых землях. Да еще и при надвигающейся зиме. Нет. Теперь Бран занял место актера в этой глупой постановке. И должен играть свою роль рассчитывая на то, что ему удастся уцелеть и спасти свою голову.
А дальше... Дальше был кошмар.  Жрец, как и обещал, занял место наблюдателя, внимательно следя за тем, что делает Бран.  Видимо надеялся поймать на черной магии.  Или в чем то другом? Неясно. Однако он не сводил взгляда с мага крови. Хорошо хоть не лез  под руку, когда Бран лечил пациентов. А их было очень много. Хорошо хоть жители поняли или образумились, а быть может слова малефика, их пристыдили, но первыми посетителями были дети и тяжелобольные. Те, кто уже не мог сам прийти. И те, у кого болезнь зашла слишком далеко.  И Бран следуя клятве и обещанию, лечил, как умел.  И очень быстро его полный бурдюк опустел, а сам маг крови едва мог стоять и действовать ножом. Но он был обязан спасти жизни этих жителей. Или же все же не обязан?  Чем дольше шел прием, тем больше маг задумывался. Тем больше в его голову лезли темные мысли. И тем сильнее он задумывался о словах Эогана. Может действительно люди просто скот? Ну да, они выполнили требование мага и принесли тяжелобольных. Однако так ли  существенен их порыв?  Все они искали спасения. И требовали этого от мага.  Но маг как не старался, не мог им дать жизнь. Его сил становилось все меньше. Ему даже пришлось пустить собственную кровь для лечения больных. И то это была временная мера.  И теперь время работало против малефика.   Чем больше  он использовал свою кровь, тем хуже будет.   Но уже самому Брану. Он был уверен, что пока в его жилах течет кровь, ему не страшна болезнь, которая похоже имела не совсем природное происхождение. Может результат темного заклинания? Или что то другое?  Кто знает. Было бы больше времени, можно было бы попробовать исследовать подробнее кровь зараженного.  Рассмотреть.  Может даже найти способ исцеления. Такой способ, что бы тратить меньше сил, а не то, как Бран, действует сейчас, по сути, силой подавляя болезнь.  Но времени не было. Не было так же и  возможностей. Впрочем, это все потом.  Сейчас ему нужно было отдохнуть.

Отредактировано Бран (28-12-2019 22:14:30)

+1

20

Эоган наблюдал за Браном, в очередной раз радуясь тому, что кольцо иллюзий скрывает его лицо. А оно преображалось, от просто удовлетворённого, к торжествующему. Плевок Брана на землю, тёмный жрец воспринял как первый колокол по положению Брана. И по его идеалам.
Да, он сделал так, что бы тяжелобольные пошли первыми, как и дети со стариками. Ведь Бран так хотел этого. И теперь, он, ведомый собственной слабостью, тратит свои силы на тех, кого уже не спасти. Эоган глядел на него, не лез под руку, лишь наблюдая. Как Бран расходует кровь из своих запасов. Как её количество убывает с каждым человеком, что заглядывал к нему. И когда Бран начал резать уже собственные руки, Эоган зловеще улыбался этому процессу. И каждое изменение лица Брана, когда оно становилось хотя бы на оттенок бледнее, радовал тёмного.
Давай Бран, страдай. Страдай от своей доброты и пойми какую глупость сделал. В какой капкан сам себя завёл. Думаю, то будет тебе отличным уроком. И не последним.- жрец говорил людям, что они должны быть стойкими и не поддаваться тёмной магии. Да они особенно и не поддавались. Они думали о том, что когда выживут, грех как нибудь отмолят. Что у них снова есть время что бы всё исправить. Наивные, у больше части из них времени уже не было ни на что. Но они ещё об этом не знали. А Эоган, знающий то, что скрыто от других, сейчас был хозяином положения.
И вот, когда Брана уже начало шатать, Эоган решил что на сегодня хватит. И понял что не зря он это всё устроил. Ведь к конце дня, Бран уже не стал распыляться на альтруизм и согласился выгнать хозяев из их собственного дома, что бы лучше отдохнуть.

Когда Брана уложили спать, Георг тайно пришёл к Эогану, что бы поговорить о дальнейших действиях. И получить новые указания по поводу поведения с Браном.

Когда Бран проснулся, в доме царила тишина. И на улице тоже. Жители, ободрённые масштабным приёмом вчера. сейчас активно выслуживались перед жрецом, уверяя его, что не поддались очарованию кровавой магии. А Эоган кивал им, уверяя что верит. И тайно смеялся над этим, смеялся!
Георг тихо постучал в дверь собственного дома, буквально прося разрешения войти. Он должен был показать Брану, что он - хозяин ситуации, дать ему почувствовать саму возможность не пустить человека в его собственное жилище, если ему, магу, угодно ещё поспать.
Когда же Георг с женой и дочерью всё же попал домой, то первое что семья начала делать - решать бытовые проблемы Брана. Им на помощь пришли несколько крестьян, что бы маг ни в чём не нуждался. Ему на завтра подали столько еды, словно решили откормить и съесть. На первое ему подали наваристый куриный суп, специально ради него убили несколько отборных куриц. На второе его ждала картошка с рыбой, пойманной только этим утром. И наконец на третье, его ждала целая говяжья нога из печки, посыпанная зеленью. Также его ждал свежеиспечённый хлеб, подали сметану и масло. В общем, сделали всё, что бы маг сполна отъелся и восстановил силы.
А затем Георг должен начал диалог, который ему наказал начать Эоган, - Господин маг - Бран ведь так и не сказал ему, какое обращение использовать и он пользовался этим, - Вы вчера хорошо потрудились. Наверняка вы очень устали, а ведь больных сегодня меньше не будет. Те, кого вы принимали вчера, придут снова, что бы закрепить результат. А те, кого принять не успели, придут за своей частью исцеления.- на этом он замолчал, давая Брану время, что бы обдумать сказанное.
Эоган хотел, что бы Бран осознал невыполнимость своей задачи. Осознал полностью ибо своими глазами видел заболевших. Наглядно видел, что не то что спасти, даже полноценно принять всех не может. Одно дело - просто это понимать, а совсем другое - видеть на практике.

+2

21

Маг устал. Очень сильно устал.   Лечение выпило множество его сил. Поэтому он не стал отказываться от предложенной хатки. Тем более малефик сомневался, что сможет добраться до своей комнаты в таверне.  Хотя быть может и добрался бы пару раз, упав по пути от отсутствия сил.  Но стоило ли этого?  Бран на это не решился.  Поэтому с трудом дойдя до топчана, маг упал совершенно без сил. Даже не снял сапоги.   
Утром кошмар обещал продолжиться.  Началось все с того что малефик  поднялся с гигантским трудом. Похоже, вчерашние ритуалы и магия крови полностью истощили его силы.  Трясущейся рукой маг с гигантским трудом нащупал  свою сумку и так же, кое-как подтянул поближе к себе. Ему требовалось восстановить силы. Ну и восполнить бурдюк.   Полезная особенность мага крови в том, что его жидкость восстанавливалась довольно быстро, но это выпивало немало сил.  Поэтому Бран нашел выход в специальных зельях,  что очень быстро восстанавливали кровь.  Правда,  немалой ценой.  Неприятный вкус,  неприятный запах и боль по всему организму. Но все это мелочь. К тому же такая встряска будет явно не лишней. Особенно в текущей ситуации.  Но сначала бурдюк.  Зубами малефик вытащил пробку, после чего пролил последние капли на пол.  В бурдюке не должно быть жидкости.   Затем медленным и неуверенным движением Бран распорол себе руку. Шепнув пару слов, он позволил крови широким потоком литься прямо в бурдюк.   Было больно. Столь быстрая кровопотеря вызывало головокружение, но маг не останавливался.  Бурдюк должен быть наполнен.   
  Когда все было закончено, Бран тяжело вздохнул.  Трясущейся рукой он запечатал бурдюк  и убрал его  в сторону.   Рана продолжала кровоточить, поэтому пришлось потратить силы еще и на заклинание, дабы остановить растрату столь ценной жидкости.   Но все это было лишь начало.  Сделав глубокий вздох, маг вытащил из сумки запечатанное зелье.  Непослушными руками он сорвал печать и снял пробку... Дабы зайтись в тяжелом кашле.  Кто-то очень сильный одним опытным ударом выбил весь воздух из легких малефика.   Повезло, что Бран еще не завтракал. Иначе бы на пол отправилась еще и еда.  Сглотнул,  пытаясь удержать желчь внутри организма. Да, зелье было ядрёное, но полезное. И то, что нужно в данной ситуации. Во всяком случае, оно здорово прочищало мысли.  Тяжело было решиться на столь нужный шаг, но других вариантов не было.  Закрыв на мгновение глаза, малефик одним глотком осушил зелье.   Точнее попытался осушить.  Увы, зелье имело желеобразное состояние.  Склизкое, противное и все норовило выбраться  обратно. С огромным трудом  маг все же сумел заставить себя проглотить, протолкнуть по горлу зелье.  Дабы тут же закрыть рот рукой и еще раз сглотнуть.   Пищевод взбунтовался, но еще больше взбунтовался желудок.  Бран опять зашелся в кашле.   Его сильно скрутило, но это были еще цветочки.   Кашляя, малефик упал с топчана и  вновь зашелся в кашле.  Сейчас. Сейчас начнется... Ох.  Желудок резко скрутило острой болью. Кто-то очень сильный схватил его внутренности железной рукой и начал сжимать и выжимать. Со стороны это наверняка напоминало процесс, как прачки выжимают белье.  Во всяком случае, Бран ощущал себя так же.   Вновь перехватило дыхание и мага все-таки вырывало. Желчью и слюной. Зелье уже растворилось и теперь вовсю действовало.  Не выдержав, малефик упал лицом на пол.   Его затрясло.   Стоило огромных трудов не закричать... Однако  вскоре все прошло. Да такой эффект, но все это было необходимо.    Во всяком случае, сейчас.   Откашлявшись,  Бран поднялся с пола.  Отряхнулся. Его мысли пришли в  полный порядок.  Кровь и сила восстановились.   Можно было не бояться болезни хоть какое то время.  По крайней мере, до следующих ритуалов.  В этот момент кто- то постучался в дверь. То вернулся хозяин хатки.  Он был так милостив, что принес плотный завтрак.  Проголодавшийся в результате зелья маг с большим удовольствием накинулся на еду.  Ну, а после предстоял разговор.
- Нет. Нет, хозяин. Я восстановился за ночь. Можем продолжать лечение.  Сегодня только новых больных.  Те, кто вчера получил помощь не пускать. Моё лечение должно было исцелить их и не даст заболеть. Хотя бы, какое то время. Сегодня других заболевших.  А те, кто придут повторно... Ну, скажешь им, что бы пили бульоны,  ели побольше каш. В общем, восстанавливали организм и силы. Все.   - Бран  отпустил хозяина, а сам принялся наводить порядок, готовясь принять посетителей. Стоило попробовать кое-что.  Эх, жаль, нет несколько трав. Можно было бы попробовать создать  подобие лекарственного зелья с добавлением крови.  Потихоньку жертвуя свою кровь и насыщая зелье магией... Быть может, получилось бы? На завтра надо это попробовать. Отменить приемы и пройтись по лесу.  Может, удастся что- то найти подходящее. Или попробовать опросить?
- Хозяин!  Хозяин, где вы?  Мне нужна ваша помощь! У вас наверняка есть или были целители в деревне. И, какой-никакой запас сушеных трав. Чабрец, душица или что на подобии!  Мне нужны эти травы.   Хочу кое-что попробовать. - Шансы на то, что зелье поможет, были маловаты, конечно, но вдруг получится?   Нужно было пробовать любые варианты.   Иначе сил у мага действительно не хватит.   Пока тех же зелий у малефика осталось всего пять. Надолго явно не хватит.

+1

22

Георг внимательно слушал и запоминал всё, что сказал или сделал Бран, также он запоминал его состояние, после вчерашнего. Ведь Эогану нужна была вся информация. Сам жрец не мог наблюдать за Браном, слишком подозрительно бы это было. Поэтому приходилось полагаться на своего человека. Сам Эоган видел, насколько истощён был Бран вчера.
Да, сильный вы чародей.- уважительно отозвался о нём Георг, ничуть не кривя душой. Эоган и сам предупредил его, что Бран крайне силён. И задача была не усилить его, а раскрыть его потенциал. Так что хвалить молодого мага также в задачу Георга входило, - Да, запас трав у нас есть. Был в селе лекарь, да его самого болезнь забрала первой. А весь запас лечебных трав сейчас у нового жреца, что толпу вчера привёл. Так что если вам травы нужны, то это вам к нему нужно. Только сомнительно что даст, он из них сам настои укрепляющие варит. Но попробовать можно.- конечно, о том что Бран может зайти, Георг Эогана предупредил заранее.
Вы, господин маг, как желаете больных принимать? Вечером, как вчера? Или днём? Вы только скажите, а в селе есть разумные люди, мы организуем.- тут Георг также приказ Эогана выполнял. Тёмный жрец знал, совершенно точно - с Брана всё равно три пота, кровавых, сойдёт. И он также знал, что за один ритуал, он лишь приостановил действие болезни. Он пытается спасти как можно больше, в этом его ошибка. Распыляя силы, он не может уделить достаточно ни одному человеку.
Эоган сделал иначе, он приложил усилия, что бы спасти ограниченное количество людей. Тех, кто был лично ему нужен. И поэтому достиг успеха, хладнокровно отправив других на смерть. Те, кто не был ценен лично для него, отдали свою кровь для спасения нужных ему людей. Не добровольно, даже не зная об этом, однако отдали.
Знаете, зря вы вчера старого Хейдена спасли. Всё равно старый валенок, только и знает что ругать всех на чём свет стоит. И парни нынче слабые, он в молодости дубы вековые чихом валил. И девки нынче страшные, в его время лица девок как солнце сверкало. И трава нынче не такая зелёная и репа не такая вкусная.- он сказал это шутливым тоном, после чего немного посерьёзнел, - А маленького Ренли, это хорошо, если спасти удастся. Он мальчишка смышлёный. Стихи с трёх прочтений запоминает. Заезжал к нам бродячий певец, так Ренли все песни, которые он пел, запомнить сумел. Певец его даже в ученики забрать хотел - мать не пустила. Говорит, одна кровиночка, в старости кружку воды подать, остался.
Тут Георг намекал Брану на выход из ситуации. Убей одного, что бы спасти другого. Убей менее достойного жить, что бы спасти того, кто жить более достоин. Начни делить людей на более и менее достойных жизни и возьми наконец на себя право оценивать жизнь человека, как оцениваешь свинью или корову на скотном рынке. Или как оценивают раба перед покупкой.
Когда рабыню покупают на рынке, её оценивают. И если нужно разделить женщину с её ребёнком, ради того, что бы достичь лучшего результата, это можно сделать. И если тебе придётся разделить семью, убив одного члена ради других, то ты вправе сделать это. Только перестань сдерживать себя, перестань сопротивляться сути магии, которую ты выбрал.
А сам Эоган, тем временем смотрел на вчерашних "подлеченных". Тех, кому скоро станет хуже. Тех, кого он скоро убьёт, что бы напитать свою душу и тело могуществом. И тем временем, его люди уже помогали Брану, подбирая лишь тех, кто в тяжёлом состоянии. Тех, кто не дошёл до Брана вчера. И их было не меньше, чем вчерашних.
Как долго ты сможешь восстанавливаться, Бран? Сколько протянешь?- прикидывал Эоган, потирая руки, - В этом селе чуть более 500 жителей. Сейчас практически 500. Заболеют из них почти все. В живых может остаться 100 максимум. Хватит ли твоей крови на 400 человек? Каждый из которых тяжело болен! Ты сможешь спасти 50, может 75 или даже 100. Однако даже последняя цифра, это уже предел. Ты можешь спасти больше. Можешь спасти 150 или даже 200. Однако тебе нужно убить каждого второго заболевшего. Убить одного, что бы спасти другого. Убей их. Убей стариков, они уже отжили своё. Убей детей, они не смогут прокормить себя без взрослых. А взрослые, если выживут, нарожают новых. Их так хочется пожалеть. Милых старушек, беззащитных детишек. Но если не сделаешь этого - 100, не более. Напейся зелий и загони свой организм до полусмерти, что бы в конце быть словно взмыленная лошадь. Возможно, ты даже перенапряжешься и получить травму. И тогда станешь даже слабее чем был.- тёмный пожевал губу, такой вариант его не устраивал, - Или начни убивать. Ты спасешь больше людей. Сильнее не станешь, однако навыки твои станут лучше. И ты не будешь так загнан в конце. Да, не все будут довольны. Но все не бывают довольны никогда. И когда придёт время принимать волну благодарности, которая накроет тебя, ты должен быть в силе. Я не брошу тебя, Бран. Ты - маг крови. Я верю в тебя. Ты способный, ты силён и упорен. Только немного не так мыслишь.- Эоган ухмыльнулся, глядя в небо, - Думаю, я исправлю ту дурь, что в тебя вбил Александр. А до этого твой отец. Возможно, что этот урок станет для тебя последним. И ты станешь либо лучше. Либо перестанешь существовать и позорить магов крови. Оба варианта меня, в той или иной мере, устраивают.
Эоган понимал- раз Бран решил зайти к нему, то вряд ли отменит визит. И готовился, что бы не выдать себя и свою маскировку. Рано ему ещё было знать, с кем он разговаривает.

+1

23

Для атмосферы

Бран тяжело вздохнул и провел рукой по волосам. Он иногда так делал в раздумьях. Или в тяжелой ситуации. Почти как сейчас. Текущая проблема была слишком масштабной. Фактически если смотреть на нее со стороны, то нет никаких шансов на её решение. Сколько еще Бран, может продержаться в таком темпе? Вчера он вылечил около десятка или даже два десятка. Сам он сбился на седьмом или, наверное, даже восьмом пациенте. Слишком много силы ушло. Слишком много крови пришлось потратить. Полный бурдюк и собственную кровь. А сколько еще пациентов было? Поселение было огромным. Здесь обитало, где то человек пятьсот. Сколько уже погибло от болезни? А сколько еще осталось в живых? Малефик не мог точно сказать. Только одно было ясно. У него точно не хватит сил и возможностей для спасения всех. Особенно со своими запасами. Но что делать? как быть? Бросить все? Принести в жертву? Но маг не имел право жертвовать кем либо.  Были бы здесь бандиты или разбойники, то это еще, куда не шло, но вот обычными жителями... Нет. Бран не мог пойти на это. Ведь так все начинается. Сначала ты жертвуешь одной жизнью. Так. На благо остальных. Потом жертвуешь еще и еще.  Да, сначала ты оправдываешь себя. Говоришь, что собственно все жертвы идут на благо.  Во имя кого то.  Что бы жили другие. Или еще что то.  Но все это ложь. Все это лишь оправдание. И дальше начинается твое падение. Падение в безумие. Собственно путь мага крови и так долгий путь к безумию.  И конец всегда один. Как бы ты не бегал, как бы ты не пытался, но закончишь все равно одинаково. Твой разум сдастся под давлением пролитой тобой крови и все. Конец. Дальше ничего. Может, конечно, там своя жизнь, но она так себе. Ты уже вряд ли будешь той же самой личностью. Она растворяется в том океане крови, что ты уже пролил. Твои мотивы... Твои желания... Все это уже будет не иметь значения.  Бран уже видел такое.  Пример учителя был очень показателен.  То же он был благороден. Тоже старался, как то взаимодействовать с окружающим миром. Например, спасал обычных людей и жертвовал совсем уж бандитами, за чьи головы назначали награды.  По сути, занимался прополкой человеческого общества. Однако в конце концов, все закончилось плохо. Незаметно сойти с ума... Страшная судьба.  И его ученик не хотел этого и по возможности старался оттянуть этот момент.   Собственно, наверное, он тут и помогал людям. Жертвовал собой, своим здоровьем и жизнью ради обычных незнакомых людей, которые забудут о нем.  Правда, сейчас все же замахнулся на то, что не мог осилить.  К тому же жрец. Зачем  и почему он так действует? В чем его цель? Спасение душ?  Ха.  Глупость. Явно это была его не настоящая цель. Тут было, что то другое. Но что?   Да и откуда священнослужитель Имира мог знать о магии крови и тьмы? Сталкивался во время странствий? Теоретически, конечно, возможен такой вариант развития событий, но мало верилось. К тому же магов крови было не так много, да и не все они так в открытую демонстрировали свое магическое искусство, как тот же Бран и его учитель.  Хотя нет.  Учитель обычно демонстрировал свое искусство только на ученике и бандитах.   Тогда как же?   Жрец ходил по темным землям?  Глупо. Невозможно.  Туда и обычному человеку очень сложно попасть.  Или же жрецов обучают, как опознать магию тьмы? Теоретически это более возможный вариант.  К тому же Рилдир даровавший миру магию крови всегда противостоял своему  брату Имиру.  Так что  самый возможный вариант. Однако все равно. Было неясно, почему жрец вообще вмешивается? Не проще было сжечь Брана?  Вопросы, вопросы, вопросы. И все без ответов. 
-Нет. Ничего необычного и сильного. Простая магия исцеления.  Ну и хороший отдых за ночь позволил мне так восстановиться.  Знаете, хозяин, завтра пусть придут только те, кого я приму сегодня и те, кого я принимал завтра. Не для закрепления результата. В своих силах я полностью уверен. Но мне нужно кое- что проверить у бывших больных.  А вот насчет трав, жаль.  Но со жрецом позже решим.  - С травами действительно выходило не очень хорошо.  Идти на поклон к священнослужителю Имира? Пускай и ради благополучия и здоровья умирающих граждан?  Нет. Бран был слишком горд для этого.  Он мог просто так наступить на горло своей гордости. К тому же он не доверял жрецу. Слишком тот подозрителен.  И слишком непонятен. К  тому же такой приход Брана, священник мог использовать себе на пользу. Например,  принизить авторитет малефика как целителя.  Хотя глупо если так подумать. Захоти жрец унизить или уничтожить мага крови, ему не нужно было идти на такие ухищрения. Достаточно было пары слов и вот малефика потащили бы на костер.  И плевать всем на то кого он мог спасти.  Но все же... Нет. Просто так и к тому же сейчас Бран не мог идти к священнослужителю.  Нужно подождать. Ну и походить по деревне. Уж точно, где то и у кого-то должны остаться травы. Хоть какие то.  В конце концов, тут должны еще быть пастухи. А те, во время выпаса, часто набирают и высушивают  какие-то травяные сборы для собственного лечения.
-Принимать буду так же как вчера. Вечером. Мне надо осмотреть поселение. А вот насчет того что зря или не зря это ты брось, хозяин. Всякая жизнь бесценна. - Вот так. Строить из себя героя.  Пускай  местные жители думают, что Бран великий целитель, который может их спасти. Или спасти некоторых. Да и хозяину тоже спокойствие. Вон как заискивающе улыбается. Подозрительно...  Все подозрительно.  И болезнь поразившая поселение. И жрец. И жители. И хозяин, приютивший мага крови особенно подозрителен. К тому же маг понимал, что священнослужителю кто-то должен докладывать о шагах Темного мага.  О том, чем дышит, что делает, как думает и что планирует.  И уж очень на роль ушей жреца подходил именно радушный хозяин, предоставивший Брану хатку для лечения.  К тому же так ловко вызвался.  Привечает.  Видел весь процесс лечения. Знает что темная магия...  Слишком странный.  В общем, идеальный кандидат. Хотя конечно нельзя исключать и других людей. Да собственно любой житель мог докладывать жрецу о шагах мага... Каждый попадал под подозрение.  Но хозяин больше всего. Но быть может у Брана опять разыгралось подозрение.

0

24

Когда Бран ушёл осматривать поселение, Георг подождал, пока маг уйдёт и также ушёл. Однако он пошёл такими тропами, о которых не знал Бран. Лишь те, что жили в этих местах, знали местный лес достаточно. Так что Георг скоро встретился с Эоганом в условленном месте и рассказал обо всём. А также о том, что Бран считает каждую жизнь бесценной.
Идиот.- беззлобно и скорее устало выразился Эоган, потирая лоб, - Такой же как его наставник. Александр слишком часто бил его. И слишком глупый пример показал. А глупость она заразна. Ладно, пока сиди тихо и помогай ему. Позже что то добавлю.
Расставшись с одним агентом, он отправился к Васко, другому жителю этой деревни. Нужно было подкинуть Брану иное испытание. Раз он так желает оставаться добрым, то пусть проявит свою доброту, жопой её на кол!

Васко ждал Брана на завалинке одной из хат. И держал в руках то, что должно было заинтересовать Брана - целебные коренья. Сам Васко был речным торговцем и зажиточным мужиком. Так что одет был соответствующе. Меховой кафтан, тёплые сапоги, штаны из двух слоёв шерсти и шапка из бобра. Дом также был в два этажа, украшен изразцами. Сейчас там было тихо и пусто.

Эоган же присматривался к поселению. Особое внимание он уделил тем, кого Бран лечил. При глубоком осмотре он понял что был прав - зараза, разнесённая Бальтазаром, действительно была мощнее многих иных болезней. Брану удалось заглушить её и убрать внешние симптомы. Однако, как и ожидал Эоган, Брану недоставало решительности и мастерства. Он слишком мягок. И внутри них болезнь по прежнему цвела. Он лишь откатил их состояние к началу заражения. Исцелил внешне.
И скоро болезнь вернётся, забрав их жизни. Способов справиться с болезнью было всего два, во всяком случае очевидных. Либо нужно было вытянуть болезнь из одного человека, убрав её в другого, убив его. Либо запечатать болезнь внутри организма. Однако для печати подобной силы тоже нужна была человеческая жертва. Просто вылечить было нельзя.
Эоган даже раздумывал над тем, не стоит ли всё же помочь тем, кому попытался помочь Бран? Всё же мальчик кажется действительно желает помогать. А вот жизнями этих людей его можно будет потом шантажировать.
А ведь хорошая идея!- думал Эоган, раздумывая над подобным вариантом.

+2

25

Поселение встретило, Брана  такой же мрачностью, как и несколько дней назад.  Да, маг старался. Прикладывал немало сил. Тратил много крови. Пытался всячески бороться с болезнью, но... Атмосфера осталась такой же гнетущей.   И это не смотря на то, что он подарил им надежду. Дал хоть какие то шансы! И все бесполезно.  Может маг крови ничего не добился? Может все, что он сейчас сделал за это время бесполезно?  Будь у малефика время сесть и посмотреть со стороны... Что бы он увидел?  Увидел бы он реальные результаты своей деятельности?   Увидел бы он реальные результаты своих рук?  Или может он бы увидел прекрасную иллюзию? Собственную исключительность?   Мужчину ослепленного желанием помочь всему миру и попавшего в ловушку? Что бы он все же  увидел?   Что бы понял?   Не известно.  Да и, к сожалению, у мага крови просто не было времени, чтобы осмотреться по сторонам и принять хоть какое то решение.  Малефик уже просто плыл по течению, пытаясь хоть как то спасать чужие жизни.  Да и в целом  поздно было уже, что то менять. Бран плотно влез в это дело.  Еще позавчера и вчера он мог отступить. Бежать.  Прятаться где то. Но сейчас это уже не имело смысла. Дальше тем более. К тому же скоро должна быть зима.  И что тогда? Куда бежать магу в это время?  В лесах без нужных припасов, лошади и прочего, Бран вряд ли выживет.   А до ближайшего селения путь не близкий. Вот и выходит, что поздно бежать. Упустил маг этот шанс. Хотя есть, конечно, один вариант...  Но малефик его даже не рассматривал. Он не собирался приносить жителей в жертву.  Просто не мог пройти по головам мирных жителей ради своего благополучия.  Слишком высока была бы цена этого решения.    К тому же... Жрец. Он все еще был темной фигурой в этой партии. И кто знает, что он бы сделал, начни, Бран идти путем  Эогана?  Хватило бы у жреца сил на, то что бы справится с магом крови?  Или же он был бы очередной помехой?  Кто знает. Но сбрасывать его  опасно.  Даже если сам по себе он ничего не представлял, его власть  над местными прихожанами была просто огромной.  И это следовало учитывать.  А еще нельзя забывать про шпиона.  Кто- то все же наверняка докладывал обо всех шагах, действиях и просто разговорах  мага крови.  НЕ могли не докладывать. Больше всего на роль этого шпиона пока подходил... Да любой подходил.  Все они видели, как жрец спасал их жизни. Видели, как лечил святой магией. Видели результат. Так что все это обеспечивало авторитет и желание помогать.  При  этом сам Бран, не смотря на то, что вылечил уже  с десяток людей, таким авторитетом не обладал.
-Что то я сегодня слишком много думаю и просчитываю.  Только толку от этого. -Едва слышно проговорил маг крови.  Увы, это мало помогло развеять тяжелые мысли о будущем.  По-прежнему нужно было, что то делать.  И решать.  Сплюнув  в бессильной злобе, оттого что нет правильного решения, маг прошел дальше.  Нужно было  вернутся к первоочередной цели, ради которой малефик собственно и ходил по округе.  Найти кого-то у кого еще остались лечебные травы. Не мог же жрец конфисковать абсолютно все? Кто то должен был сохранить, хоть какие то травы. Правда тут возникала другая проблема.    Жители могли употребить абсолютно все в попытках исцелить  опасную болезнь.    Можно было попробовать найти у торговцев или у того кто делал больше запасы. Но где таких найти?  Маг резко остановился пред очередной хатой, где на завалинке сидел мужчина.  Сам по себе он был мало интересен. Ну мало ли мужиков сидят на завалинке. Но вот в руках у него было кое что интересное.  Лекарственные корни.  Маг хорошо запомнил лечебные травы. Еще бы.  Иногда приходилось обращаться к классической медицине, а не только лечить магией крови. ДА и были такие места где за темную магию легко могли убить. А так... Корешками да обычными зельями... Удавалось хоть кого то да спасти. Правда, учитель не одобрял подобное.  Поэтому Бран занимался лекарством осторожно.  В те моменты когда думал что Наставник не видит.  Ну а сейчас... Такая возможность...  Криво улыбнувшись маг подошел к мужчине. 
-Уважаемый... Добрый день. Не знаете, есть ли у кого в поселении лечебные травы? Не могли же все, всё использовать. -Мог бы конечно намекнуть на травы что уже были в руках мужчины, но...  Лучше стоило зайти из далека.

Отредактировано Бран (26-01-2020 21:00:39)

0

26

Васко на Брана даже не смотрел. Просто спокойно занимался своим делом, зная что маг сам к нему подойдёт. Так что когда Бран действительно появился, он даже вздрогнул, не увлечённый своими делами.
И вам добрый день, господин маг.- отозвался он вполне дружелюбно, - Травы целебные мало у кого сейчас есть. А тех кто что то дадут и того меньше. Из за болезни, люди чуть ли не любые травы варят, припарки делают, настои пьют. Сушёные. свежие, недозрелые, всё в ход. Лишь бы от заразы уберечься. Так что если желаете хоть что то достать, то лучше бросьте эту идею. Или заготовьте ответы на целый ряд вопросов.- Васко положил очередной очищенный корешок в корзинку.
Он посмотрел на мага, твердым взглядом, с небольшим прищуром, словно что то подозревал в нём и, недовольным голосом, хотя явно изображая недовольство, спросил у него, - А с чего это я, собственно, должен травами делиться? Вот есть тут у меня травы.- взмах руки указывает на корешки, что он чистил, - Да и в погребе есть. Зверобой, ягоды разные, подорожник, облепиха и даже шалфей имеется. Но вот с чего бы мне ими делиться с другими? Я эти растения собирал. Или платил за них. И с теми, кто мне нужен, я поделился. А остальные мне чуть ли не в воду плевали! С чего бы я должен их спасать теперь? Помрут, так ничего, места больше будет.
После этого Васко принял свой обычный вид, спокойный и слегка снисходительный. Он посмотрел в сторону домов и дворов, со вздохом, в котором смешалось облегчение, презрение и капелька жалости, еле заметная на фоне остальных.
Васко не желал никому помогать. У него имелись и более серьёзные травы. Будучи нередким гостем и в Гресе, он купил пару вязанок растений у местной магической школы. Они обошлись ему дорого, но он не постоял за ценой. И сейчас радовался своей предусмотрительности. Он предлагал и сельчанам, собраться и купить такие же растения. он бы их даже привёз. Однако люди не пожелали тратиться. И теперь, ему уже несколько раз приходилось посылать всех болезных. что пытались у него часть этих травы выпросить, так далеко, как морские эльфы не плавали.
И он смотрел на мага испытующе. Может ли Бран сказать что то, найти какие то слова, которые не сумели найти предыдущие просители? Что то, до чего не сумел додуматься человек. страшащийся за свою жизнь и выпрашивающий, возможно, собственную шкуру. Те, что плакали, валялись в ногах, заклинали его детьми, стариками, женщинами и вспоминали всё хорошее, что только делали ему в жизни. Начиная с младых ногтей, вспоминая даже то, чего не было, но быть могло. Любую мелочь, хватаясь за каждое нужно воспоминание, как за ниточку. надеясь что она выведет его из лабиринта, где он бегает от болезни к свету жизни, которую он конечно проживёт в благодарности своему спасителю.

0

27

А собственно, почему бы этот мужчина должен делиться с Браном своими запасами трав? В такие времена, когда смерть стучится в твой дом, ты стараешься не думать об остальных. Своя рубаха, как говориться, ближе к телу. Поэтому маг не удивился бы, если мужчина вдруг встал, наорал на него и послал куда подальше. Дескать, это мои травы. Что хочу с ними то и делаю. А что я делаю это, мол, не твоя забота. И вообще проваливай. Ты пришел сюда людей лечить? Ну, вот иди и лечи. А ко мне не лезь. Не твое это дело. Однако к удивлению, Брана,  мужчина вел себя довольно дружелюбно. Поприветствовал мага. И собственно рассказал, что да как с травами. Как и опасался малефик, с травами в поселении было все очень и очень плохо. Их фактически не было. Все запасы, которые были сделаны летом и осенью распределены и попрятаны. И люди теперь тайно пьют их и пользуются. В призрачной надежде, что все это спасет их от смерти. Глупая ли это надежда? Ну как сказать. Порой именно надежда спасала людей, лучше каких либо лекарств. Может, спасет и тут. Хотя и сомнительно. Очень уж странная та была болезнь. Так что любое средство может помочь.  Ну и заодно, мужчина объяснил, что маг давно подозревал,  никто в деревне не собирался друг другу помогать, дабы выжить.  Это при Бране они как то улыбаются, заискивают, смотрят в глаза и стараются вести себя прилично.  На деле все готовы всадить друг другу нож в спину.  И все это ради выживания. Ну, оно и не удивительно.
Маг с пониманием улыбнулся и присел рядом.
-Я догадываюсь, уважаемый, о чем вы думаете. Точнее думаю что догадываюсь. Скорее всего, вы думаете, что же я вам скажу. Как же попытаюсь вас убедить в своей правоте.  Буду ли я вас клеймить, умолять и выпрашивать?   В целом я бы мог попробовать напомнить... Как же это там...-Маг вытянул руку и пощелкал пальцами, будто вспоминая название. - Точно... Послание Имира... Там вроде говорилось о том что...-Маг прочистил горло  и нараспев прочитал по памяти, безбожно меняя слова. Верующим он был несильным. И уж в Имира особо не верил. Может тот и был, да толку.- "Будь милосерден, доброжелателен и щедр с другими в час их нужды. Одолженное тобой, вернется к тебе сторицей." И так далее и тому подобное. Но... Я так делать не буду.   Ибо понимаю что бесполезно.  Ведь у вас в поселении необычная болезнь. Невероятная. И неизвестная.  Как с ней бороться? Не знаю даже я. Ибо не сталкивался с подобным. Я лишь пытаюсь помочь и что то делать.  Ну и поэтому желание выжить у каждого в данный момент должно быть сильно. Вы, уважаемый, ведь наверняка не единственный кто травами запасся? Священнослужитель ваш неизвестный тоже говорят, ими запасся, наложив руку на запасы местной знахарки.  Ну и кто-то еще, ежели не дурак сделал запасы на зиму.  И каждый думает что переживет. Выживет. Может оно и так. -Маг пожал плечами.-Мне оно и неизвестно. Может быть, вас из-за трав и не тронет болезнь. А может из-за чего то другого.  Но все же я бы хотел попросить хоть немного. Мне интересно попробовать, как будет реагировать болезнь на сочетания различных отваров и прочего. И поэтому я хочу все же у вас попросить. Не ради взрослых жителей. Вы можете их не любить, ненавидеть. Собственно мне даже если честно плевать на историю ваших взаимоотношений.  Но дети причем?  Не жалко чужих детей?

0

28

На чтение Послания Имира Васко был готов даже засмеяться. Маг крови что читает послания светлого бога, уж не шутка ли это? Уж это ли не знак что мир, в этой деревне, сошёл с ума и забыл собственные правила? Васко не стал. Ведь Бран не стал это всерьёз зачитывать. Васко слушал его, спокойно, продолжал перемывать корешки. И когда Бран закончил, он продолжил, с некоторым интересом этот разговор.

Неплохая речь, господин маг, неплохая. Но вот ничего убедительного вы так и не сказали.- развёл руками мужчина, - Вы говорите о жалости к чужим детям, да, тут вы на меня неплохо надавили, признаю.- голова мужчины склонилась, признавая что тут Бран попал, - Мне жаль чужих детей. Действительно жаль. Дело в том, насколько мне их жаль. Если их не возьмёт эта болезнь, через пяток лет может прийти другая. У меня самого семья, тоже дети есть. Что будет, если я вам травы дам и моим детям не хватит? Что мне, жизни чужих детей за жизни своих выкупать? Не так у меня детей много.- Васко поглядел в сторону своего дома, долгий и грустный взгляд, полный любви и толики сожаления, - Скажите мне, господин маг, зачем вы это делаете? Вас, чародеев, даже зараза не берёт. А тёмных магов и подавно, рилдирова зараза не тронет. Так зачем вы здесь?
Если у вас получится, всё получится, то вас тут на руках носить будут и чтить как героя.- начал Васко, - Однако вы же не останетесь здесь жить. Вы уйдёте. Как пришли сюда. Вас будут помнить, но что вам память чужих людей? Да, будет ходить молва о кровавом маге, что спас деревню. Но ваш образ и даже само имя со временем потеряются в этой молве. Вы получите благодарные взгляды, продукты, немного денег. И это всё. Уверен, подобное вы и так можете получить, без того, что бы лезть из кожи вон, спасая всех и вся. Эта деревня не может дать вам ничего стоящего, так зачем вы по прежнему здесь? Зачем вы делаете всё это?- Васко обвёл руками, охватывая все действия Брана.
Или вас ведёт совершенно научный интерес?- прищурился Васко, - Может, болезнь для вас просто противник, которого вы жаждете одолеть? И плевать вы хотели на людей и их благодарность, вам нужно доказательство того, что вы можете. Что даже зараза вам не противник. Ммм?- Васко глядел испытующе, он желал увидеть подтверждение этого предположения. А если Бран начнёт отнекиваться, он желал увидеть признаки лжи на его лице и в движениях. Он желал видеть перед собой кровавого мага, во всей его безумной жажде силы и знаний.

0

29

Маг с улыбкой развел руками.  Дескать, сам горд за свою речь.   Хоть и не особо помнит, о чем же говорил Имир в своей книге. Да и ведь не зачитывался ей. Так для общего развития.  И любопытства. И присутствия  лишнего времени. Не более.  Какой нить фанатик или же знающий жрец легко и просто переспорит Брана в теологии Имира.  Собственно по этой причине Бран и не пытался спорить и даже не хотел говорить со священнослужителем Имира в данном селении. Попытка переспорить  все равно, что подписать себе смертный приговор.
-А почему бы мне здесь и не быть, уважаемый житель? Или, по-вашему, раз я маг то должен дистанцироваться подальше, от так сказать мирских дел?   Должен не обращать внимания на то, что происходит в мире?  Ну, кто то вполне может сказать, что мы маги, так и должны поступить. Не лезть в чужие дела. Сидеть себе в башнях магии. Рассуждать о высоких материях, да читать умные книжки. -Бран улыбнулся, представив, что сам засядет в башне да будет только читать и философствовать.  От получившейся картины сразу стало плохо. Маг слишком любил приключения и не собирался от них отказываться. Во всяком случае, сейчас.  Потом, постарев, лет через 40... Можно будет подумать о собственной башне, но уж точно не сейчас. Однако собеседник меж тем говорил правильные вещи, о которых маг давно задумывался. Собственно, зачем ему это все? Ради славы? Да о нем забудут, как только он выйдет за околицу! Может, какое то время поговорят о благородном кровавом маге, что своей кровью спасал местных жителей, да забудут.  Потом даже осознают чем и как он их спасал. Возможно, осознают при помощи жреца, который вряд ли уйдет, даже если малефик одолеет болезнь.  Или тоже уйдет, решив, что в нем более не нуждаются? Сложно пока сказать.   Но в одном местный житель был прав, Бран тут точно не останется жить и уйдет, куда подальше взяв какую-никакую, а награду. Хотя возможность исследовать такую необычную и невероятную болезнь для него уже сама по себе награда.  А возможность, пускай и очень призрачная, найти лекарство от этой болезни...  О, да... Это будет прекрасная возможность утереть нос всем светлым магам, уверенным в своих силах. Темный маг создал лекарство от невероятной болезни, от которой не могли спасти светлые чары! Ну, разве не очаровательно?  Хотя, зная возможности светлых магов, то вряд ли кто-то позволит оставить воспоминание или упоминание о таком событии.
-Ну надо же... Какие вопросы вы задаете уважаемый. Весьма и весьма не типичные. Подобные философские вопросы впору задавать не обычным жителям такого небольшого поселения, а жителям крупных городов и исследователей. -Маг нехорошо улыбнулся, поглядывая на своего собеседника.  Вопросы действительно были странноватые.  Как будто собеседник его провоцировал, дескать, признайся, что священник прав. Что ты темный маг, прибывший сюда со своими темными делишками и мы, жители этого поселения всего лишь  результат твоих экспериментов. Что ты упиваешься знаниями и исследованиями.  Упиваешься своей силой. Подозрительно.  Даже очень.  Навряд ли обычный сельский житель стал задумываться над таким. Скорее он бы задавал другие вопросы.   А может Бран опять ошибается? Может все дело в его подозрительности?! Может мужчина нормальный и для него это вполне обыденные вопросы?  Не ясно. Как и неясно, что отвечать на них.  Правду? А в чем, правда? Маг изначально не планировал помогать местным жителям. Болезнь здесь появилась чисто случайно. И если бы не его слабость. Если бы не та девочка... Он бы наверняка бросил бы всех местных на произвол судьбы и был бы таков! Но малефик оказался слишком слаб. Поддался воспоминаниям. Поддался слабостям.  Решил поиграть в героя.  И вот результат,  почему он здесь. Примет ли такой ответ собеседник? Навряд ли.  Скорее посчитает Брана сумасшедшим.  Еще бы. Ведь весь мир не гребаная детская сказка, где герой в сверкающем плаще приходит на помощь нуждающимся и спасает их от смертельной опасности.  В реальном мире все прозаичнее и проще.  Весь мир жаждет выгоды. Для себя... Так что же ответить? Сказать что ради исследований? Что интересует необычная болезнь? Что она может появиться не только в Сером мосте, но и в других местах? Допустим.  Но опять-таки, зачем магу заниматься этим? Тщеславие? Гордыня? Или действительно жажда битвы с противником в виде неизвестной болезни?  Сложно сказать.
-Хмм. Сложно сказать. Может быть, я просто хочу помочь... А быть может меня, ведет исследовательский интерес? Кто знает?- Бран не стал говорить истинную причину его нахождения здесь.

+1

30

Маг крови должен сидеть в глубокой пещере и читать будущее по кровавому потоку, что течёт от эльфа или другого существа.- усмехнулся Васко, который никогда не был в магических башнях, даже не видел ни одного мага, который бы действительно в такой башне сидел. Поэтому эту реплику Брана он просто пропустил, не став развивать тему.
Вы забыли с кем говорите.- ответил Васко, кивая в сторону своего дома, - Я - не типичный житель. Я - купец. И хоть торговля у меня не такая большая, как у воротил Милиагроса или Кельмира, но в Гресе я бываю. И я покупал у гресских магов эти травы. Так что обошлись они мне дорого. Но и поговорить с местными тоже удалось. Так что не ровняйте меня с прочими местными жителями. Поэтому я, когда пришла зараза, оказался готов к ней. И готов сделать то, что нужно, что бы от неё уберечься. И если для этого мне придётся обречь другого человека, даже ребёнка на смерть, то пусть будет так. Всех я никогда не спасу, да и смысла в этом нет.- Васко разгорячился, однако быстро пришёл в себя, - Я часто бываю в крупных городах. Да и село у нас большое. И торговые караваны ходят. И маги проезжают. И даже два раза большие вельможи из Милиагроса бывали. Не вы тут один такой, учёный.- закончил он фразу с лёгким вызовом, подперев бок кулаком и вздёрнув голову, хотя он сидел, так что всё равно смотрел на Брана снизу вверх. Однако его это не смутило.
И наконец, выслушав Брана, он решил поставить точку в этом разговоре, - Знаете что, уважаемый. Если вы сами не можете понять, чего в этой жизни вообще и этом селе в частности, хотите, то идите вы лесом. Определяйтесь с вашими хотелками. Я хочу спасти свою семью. И мне не интересно общаться с человеком, который даже не знает, что он делает. Вы, как больной ходите, что то говорите, что то делаете. А зачем и к чему - сами не знаете. Всякая тварь знает, чего ей надо. Даже рыба знает, что ей надо жрать и детей плодить. А вы, господин маг, видать даже до рыбы не дотягиваете. Раз меньше её свой жизненный путь разумеете. Так что если вам, кроме слез о чужих детях, больше сказать нечего, то ворота вон там.- Васко указал ему на ворота, он явно оказался недоволен ответом Брана. Он желал услышать нечто иное и теперь, отчаявшись это услышать, собрался вытолкать мага с порога. Ведь он уже закончил мыть травы и собирался приступать к другой работе по дому.

Отредактировано Эоган (16-03-2020 02:31:18)

+1

31

Бран больше не улыбался. Его  недавняя дружелюбная улыбка  сама по себе погасла, а взгляд стал серьезным. Пускай, что угодно говорит священник. Что, дескать,  Бран не лекарь, а настоящее отродье тьмы... Но вот мага крови в нем опознать... Нет. Не могли. Да и он сам не говорил, что является  магом крови. Во время ритуалов старался, что бы поменьше жителей видели обряд. В хате оставался только заболевший и никого иного, ну окромя жреца. Да и заболевшие обычно не видели, что дает им Бран. Ну, чарка с темным напитком. Да какая то тягучая красная мазь... Но и только что. В общем и целом малефик старался оставлять как можно меньше  следов своей деятельности и специальности.   Но ладно. Теперь вопрос был другой.    Что делать дальше? Отрицать принадлежность к магии крови? Или же признать?
-Может быть маг крови так и должен поступать. Кто знает. Уж не мне судить по тому, чем должны заниматься темные маги. И тем более кровавые. -Маг попытался улыбнуться, но улыбка вышла натянутой, а взгляд оставался все таким же внимательным и серьезным. - Да я догадываюсь, что вы, собственно говоря, уважаемый купец. Раз столько всего знаете.  Ну и дом ваш  не особо похож на остальные. Да и деревня ваша видать не всеми богами забыта и не так далеко пролегает тракт, по которому могут идти торговцы.  Однако. Скажи честно, долго ли это будет после текущих событий?  Долго ли будут ходить купцы, торговцы и прочие   путешественники?  Захотят ли они рисковать собственным здоровьем и жизнями?  Оно ведь вон как получается. Было процветающее поселение, на зависть всем людям и не только.  Тракт же опять.  А тут неизвестная болезнь покосила половину населения.  Можно, конечно, в таких случаях кричать про колдовство, кару богов и прочую чушь.  Даже кого-то найти и сжечь.  Но что это, в конечном счете, даст? Кто уцелеет? Вы, допустим, сбежите. Оно ведь так просто. Взять телегу, семью в охапку, золотых да серебряных монет кошель да бежать, куда глаза глядят.  Даже в тот же самый Гресс.  Но все ли получится?  Как думаете?  Рано или поздно о произошедшем в этом селении узнают. Светлые маги попробуют провести расследование. Посмотрят, кто сбежал. Да попробуют искать. Может даже найдут. Вас, например. Вас и вашу семью.  Или просто вспомнят о вас. Дескать, был купец  отсюда. Торговал да путешествовал.  Как думаете, что с вами могут добропорядочные граждане и волшебники сделать?   Я не пугаю.  Упаси Имир, если вы так думаете. Я рассказываю один из возможных вариантов будущего. Да в нем многовато дыр.  Он как покрывало изъеденное молью.  Но такой вариант более чем возможен.  Хотя конечно, вы можете заявить, что мой вариант слишком несбыточен. Что волшебникам может быть все равно  до какого-то там Серого моста.  Что им может быть все равно по поводу новой  и неизвестной болезни.  Возможно.  Есть еще вариант, что все селение выступает единой кучей на борьбу с болезнью. Все стараются, все работают на благо друг друга. Дабы пережить, и справится с новой неизвестной напастью.  Вы знаете, уважаемый купец, чем я люблю будущее? Тем, что оно не предопределено. И картина может постоянно меняться.  Тысячи кусков могут складываться по-разному. В зависимости от действий разных людей.
Однако почтенный купец был недоволен тем, как говорил Бран. Точнее был недоволен якобы нерешительностью мага.  На что малефик лишь пожал плечами да сказал в спину купцу.
- Почтенный, не стоит так злиться... - Но было уже поздно. Собеседник ушел в дом.    - Ну что же. Жаль.  Пора возвращаться обратно в хатку.  Завтра сделать еще один  обход.  - Маг поднялся с завалинки.  Да усмехнулся. Нехорошо вышло с купцом. Но что тот ожидал? Что Бран сознается? Что скажет честно свои мысли? А собственно говоря, почему он должен был это делать?!  В селении не было людей, которым маг крови мог довериться.   Все они чужаки, которые, положа руку на сердце, завтра и не вспомнят о маге крови, что тут остановился. Так к чему малефику делиться с ними своими мыслями. Хотя жаль. Жаль трав.  Если купец не врал, то они специальные. Лекарственные. Здорово могли помочь при правильной обработки и варки. Может, удалось бы спасти больше людей. Но, увы. Ничего теперь не поделать. Хотя маг еще не осмотрел все селение. Может быть...  Может у кого то что то да есть. Ну не могло же все добро оставаться у знахаря?  Придется идти на поклон к жрецу.  С разочарованием плюнув на землю, маг пошел туда где остановился священнослужитель  Имира.  Хотя ему этого ну очень не хотелось. Но, увы, в данной ситуации полумер недостаточно.

0

32

Эоган не наблюдал за разговором Брана с Васко, он в очередной раз обходил селение, распространяя глубокие речи и говоря о том, что им всем нужно молиться и крепиться. Сам он уже наметил жертв, так что  скоро можно будет приступить к созданию Лестницы Цаубара. Да, трупов определённо хватит на огромную лестницу.
И вот, когда обход был завершён, Эоган вернулся в отведённый ему дом. Жил он у местного кузнеца, что был ещё и магом огня Слабым, разумеется, даже до полноценного адепта не дотягивал. Однако также он умел зачаровать предмет этой самой магией. Поэтому имел богатую клиентуру, в обоих смыслах. И также имел гостевые комнаты. Обычно они использовались для дорогих гостей, что желали задержаться, пока будет готов их заказ. На их приёме, кузнец зашибал дополнительную монету. Сейчас же, когда никто не совался в охваченное пандемией село, Эоган занимал комнаты один.
Эоган знал - Бран попытается прийти к нему, также как знал что тот посетит Васко. Сам Васко также явится сюда с докладом. И даже предлог для посещения есть - кузнец делал для Васко посуду из серебра, что бы пить из неё пока не уйдёт болезнь.
Эоган же ждал Брана, заперевшись в комнате и готовясь изображать искреннюю молитву. Для этого на полу уже была расстелена грубая ткань, а на столике перед ней была небольшая статуэтка Имира. Кузнец был предупреждён, что к ним пожалует гость, так что когда Бран явился, то ничего не сказал ему. С ним вообще никто старался не говорить и даже в глаза ему не смотреть. Его провели сразу к комнате Эогана.

Эоган, услышав стук в дверь, сначала встал на колени, перед изображением Имира, а после разрешил войти. Так что когда Брана запустили внутрь, его ждал тщательно подготовленный приём. Эоган специально натёр себе мозоли за коленях, что бы изобразить истово и рьяно молящегося служителя, также он одел пояс, подчёркивая худобу своего облика. Обстановка в комнате была предельно простой, ничего лишнего и даже роскошного. И при этом - идеальная чистота. В воздухе витал запах ладана, а сам Эоган некоторое время даже не обращал на Брана внимание, что бы показать тому, насколько "важен" его визит.
Ну что же, Бран, порадуй меня. Покажи что ты хоть немного понял, чем для тебя оборачивается твоя жажда помощи. Ощути тяжесть кандалов, которые ты навесил на себя, вслед за Александром. Ну, начнём.- завершив последнюю молитву, Эоган встал и подошёл к кувшину, откуда отпил воды. После чего он обернулся к Брану.
Итак, тёмный маг.- строго и сдержанно спросил Эоган, глядя на Брана как на обвиняемого в разбое, - Я почему то знал, что ты заявишься сюда. Что тебе нужно здесь? Прощение? Или пришёл похвастать своими успехами в излечении человеческих тел, ценой очернения их душ?- в голосе = ни толики теплоты, нет даже ненависти. Лишь презрение и демонстрация того, насколько Бран ничтожен здесь и сейчас, насколько мелким считает его сам служитель. И вместе с тем, в голосе мелькнула некая надежда, что сейчас тёмный маг будет просить прощения у всего света, осознавая ту глубину, в которую он пал.
Каков бы ни был ответ, жрец Имира ждал его, холодный, строгий и бесстрастный, словно меч правосудия.

0

33

Идти к священнику категорически не хотелось. Если подумать, то в этом практически не было смысла. Все свое отношение к магу, жрец уже успешно выразил день назад.  И вряд ли теперь стоило рассчитывать на помощь с его стороны.  Ну, какой? Какой смысл идти к священнослужителю? Если бы он хотел помочь, то давно бы это сделал... Однако жрец в данный момент лишь подогревал ненависть и нелюбовь местных жителей к приезжему магу... И все же... И все же Брану был необходим жрец. Точнее не он сам, а запасы трав, что хитрый служитель Имира прихватил себе. Куча различных лекарственных трав могли помочь в исцелении заболевших. Возможно немного крови, магии и различных трав и удастся найти лекарство. Необязательно искать лекарство, которое сразу спасет всех и всякого. Нет! Сейчас маг не отказался бы от зелья, которое замедляло бы развитие болезни. Или же откатывало симптомы. Это уже была бы победа. Это позволило бы малефику получить больше времени на изобретение полноценного лекарства. Или хотя бы лучше изучить болезнь. И быть может придумать какой то план. Но все это мечты. Для начала следовало все же договориться со жрецом... А это было очень сложно. Служитель Имира может начать теологический спор и в порыве священного рвения отказать в помощи. И ведь мотив есть. Сохранение душ бедных граждан. Да не так давно, священнослужитель уступил и позволил Брану провести лечение нескольких жителей. Но ведь священник всегда мог провернуть ситуацию в свою пользу. Мог сказать пастве, что опасность от лечения слишком высокая. Или что-то еще придумать. 
Дверь легко открылась, впуская мага крови вовнутрь помещения.  Постояв в нерешительности какое то мгновение, маг собрал всю силу воли и вошел.  Хочешь, не хочешь, а договариваться со жрецом необходимо.
-Прощение? Мне? За что?! -Хотел начать маг, но вовремя прикусил язык. Не стоило злиться на жреца. Не стоило его провоцировать и обижаться на провокации. Нужно быть благоразумнее и спокойнее.  На миг, закрыв глаза, Бран сделал глубокий вдох, дабы успокоиться. - Нет. Я сюда пришел не прощения просить или чего-то в этом роде. Сюда я пришел за травами и сборами что были у местного знахаря. По поселению говорят, что когда знахарь умер, не справившись с болезнью, все его запасы лекарственных трав, масел и прочего пропал. Точнее вы все это забрали.  С непонятной мне целью.  Поэтому я пришел  сегодня сюда за ними.  Вы как священнослужитель Имира, тоже должны быть заинтересованы в предоставлении  этих средств для спасения жизни местных жителей.  Ведь вы не только здесь души спасаете.  Что вы хотите за травы, масла и прочее, что было у знахаря? -Маг старался говорить спокойно. Осмотрительно. Он не хотел провоцировать священника для очередного теологического спора.  Да и переспорить жреца... Дело непростое.  Наставник, наверное, смог бы переспорить. Но Брану просто не хватит выдержки и терпения. Поэтому он выбрал тактику простых переговоров и попытку заключения сделки.  Шанс конечно мал, но что поделать?  Иного выбора у малефика и не было.

+1

34

За всё хорошее! Вопросов то глупых не задавай!- хотел сказать Эоган, да вот решил потерпеть. Не стоило раскрываться Брану, это была забавная игра и тёмный жрец не желал её быстро заканчивать. Итак, Бран по прежнему упирался рогом и думал что сумеет что то сделать. Хех, ну что же, надо преподать ему урок. Раз он так жаждет сделать попытку.
Тебе ведь тяжело, Бран, ты ведь чувствуешь это? Наступление предела, так хорошо знакомо любому магу. Когда даже привыкшее к высоким расходам крови тело не может справиться. Думаешь, можно излечить болезнь, что наслал некромант? Хех, нет, мал ты такие дела делать. Там некромант достаточно старый и, кажется в немалой степени чокнутый. Ну ладно, давай побалуемся травками.
Жрец глядел на Брана также же холодно и строго как и ранее. Он не проронил ни слова во время его речи и лишь когда Бран закончил, он всё такие решил снизойти до ответа малефику, - Не знаешь для чего я забрал травы? Пойдём, я тебе покажу.- он повёл Брана в подвальное помещение, где был установлен котёл и несколько колб для варки, - Я пустил травы на укрепляющие настои для людей. Благодаря силе моего бога, я наделяю эти травы могуществом и даю людям. Я превращаю отвары в мази и наношу каждому, кого касаюсь. А пары от варки этих трав заполняют дом где я остановился и защищают людей, с которыми я живу под одной крышей. Я касаюсь многих кто болен, а потому провожу тут, в целебных парах, убивающих заразу, некоторое время, что бы не заболеть самому и не принести заразу в дом. И пока мне это удаётся.- он повернулся к Брану, - Ты, наивный глупец, наверное думал, что я забрал травы и просто так держу их у себя?- в голосе снова были презрение, а далее пошло уже снисходительное замечание, как юнцу, что решил ловить рыбу, ныряя за ней в реку, - Если травы достанутся крестьянам, то пропадут зазря. Они не умеют правильно их варить и использовать. Не умеют рассчитать количество, нужно для помощи организму. И могу просто отравиться, выпив слишком много. Или наоборот, будут пить слишком мало и не помогут себе, только траву зазря переведут.
После этого жрец некоторое время дал Брану, что бы он осознал свою ошибку, пытаясь в это время найти тень вины и осознания в его глазах, - Ты говоришь что желаешь помочь людям этими травами. Так я им уже помогаю.- Не умереть раньше времени. - Скажи, если я дам тебе травы, дашь ли ты мне клятву? Клятву, сделать всё, что в твоих силах, довести себя до любой степени истощения, довести себя до невозможности что то делать. Даже рискнуть собственной жизнью! Лишь бы спасти как можно больше людей. Ты дашь мне такую клятву, колдун?- испытывающий взгляд, гордая поза. Жрец думает что сейчас Бран струсит, стушуется и откажется от своего намерения. Покажет, что даже теоретическая опасность его собственной жизни, а также условие, что делает невозможным увильнуть от погружения в дело спасения людей, отпугнёт его. Ведь после согласия, пути назад у колудан уже не будет.

И Эоган ждал что Бран откажется. Ждал что тот оценит свою жизнь выше жизней остальных и откажется от подобного. Ведь это же просто крестьяне в какой то деревне! Они не стоят его рисков! И ему нет никакой нужды договариваться со своим противником и давать какие то обязательства. Ведь ему практически никого не спасти, болезнь практически неизлечима. Он сможет сдержать её, сумеет дать им время, но большего дать не сумеет. И тогда ему придётся дойти до осознание неправильности своего выбора, когда он будет хоронить тех, кому обещал надежду. И смотреть в глаза тем, кто любил почившего и также надеялся на его выздоровление.
Отказывайся, Бран. Тебе же хуже будет! Чего ты здесь пытаешься сделать?! Ты ведь даже близко не представляешь, что это за болезнь и откуда она взялась. Ни шанса у тебя.

+1

35

Итак... Беседа началась. Хотя это впору было назвать высокой дипломатией.  Собственно говоря, все шло, так как и думал Бран. Жрец смотрел на него строго.  Наверное, если бы взглядом можно было бы сжигать, то малефик уже давно бы горел, извиваясь от боли.   Впрочем, очень быстро настрой беседы поменялся.  Обменявшись колкостями, стороны перешли  к непосредственно переговорам. Маг высказавшись, выслушал ответ священника. Надо признать, Бран был удивлен и в то же время немного раздосадован.  Он, конечно, слышал от местных жителей что, дескать, какой хороший у них священник. Не только силой молитвы, обряда, да божественной помощью их лечит. Еще и алхимик талантливый. Его зелья если не спасают от болезни, то сильно выручают так. Дают шанс безнадежным.  И теперь малефик смог убедиться в этом самолично.  Да в подвальном помещении, куда Жрец привел Брана,  стояли алхимические котлы, в которых, судя по запаху, варили зелья.  Сложно определить, что это было за зелье, но если верить словам и свидетельствам, какое то укрепляющее.  Что за укрепляющее зелье, маг не знал.  Точнее не слышал о таком.  Возможно, какое то секретное зелье, которым обучают жрецов Имира.  Ведь у всех есть свои секреты.   Это было, то отчего малефик удивился. А вот раздосадован он был по другим причинам. Во-первых,  само зелье священника. Что он туда добавлял, много ли трав ушло. Если слишком много, то все становится бесполезно.  Ведь, очевидно то, что Бран не сразу  сможет сварить лекарство. Только путем долгих экспериментов, проб и ошибок у него, возможно, получится сделать, что то такое что хотя бы сдержит болезнь. Но теперь все это могло быть бесполезно.  Трав и настоев могло просто не хватить. Ну и опять-таки зелье жреца. Если тот прав и добавлял свою святую магию, то это было очень плохо. Светлая магия и магия крови плохо уживались вместе. И, наверное, зелье с силой Имира и зелье с магией крови, мягко говоря, не сработаются. Это кстати могло сказать и на обычном лечении.  Чума, знает, что в зельях жреца и какой полный эффект.  Может.... Малефик неожиданно покрылся холодным потом. Может моя магия. Кровь... Вступив в реакцию со светлой силой зелья... Рилдир!  Я не могу представить последствия!  А вдруг из-за этого всего мои пациенты быстрее умрут?  Вдруг их улучшение лишь на краткий миг. О, да жрец. Браво!  Неожиданный удар!  Просто невероятно! Хотя может это просто случайность?! Может он и сам не знал возможного эффекта. Да проклятье меня раздери! Может быть, и эффекта никакого и нет! А я просто поддался панике! Надо подумать. Надо успокоиться. 
Маг сделал глубокий вдох. Ему надо было успокоиться. Просчитать возможные варианты развития событий.  То, что не учел. О, да  он все слышал, что говорил жрец, но сам был в своих мыслях, где шла отчаянная борьба различных мыслей. То, что погружало мозг в еще большую панику. Ведь всего этого  малефик не учел. Да, он знал, что жрец будет, ну мешаться.  Но не так!  Он рассчитывал на другое вмешательство.  Что тот словами будет призывать изгнать темного мага прочь из поселения.  Призывал бы искать спасения в вере. Но нет! Все шло наперекосяк!  Зелья. Проклятые зелья.  Из-за  них могло случиться то угодно. И ведь виноват опять-таки будет Бран!  Жрецу даже и пальцем пошевелить не нужно было.   Малефик сам угодил в еще одну ловушку. И ведь можно же было спросить про то, что дает им священник. И дает ли что то. Или просто помогает святой магией. Можно было узнать больше информации и только потом действовать!  Но нет. Поспешил.  И так в первую ловушку священника попал, а тут оказалось, что она с двойным дном, отчего узел на шее затянулся еще сильнее.  И ведь времени то становилось все меньше и меньше...  А  с ними шансы.   
-Возможно... Я возможно и поклянусь... Но скольким вы дали свое укрепляющее зелье? Вы пропитывали его святой магией? Светлой силой Имира?  И сколько действует сила вашей молитвы для благословения  зелья? И последний вопрос, те, кому вы дали зелье, вчера были у меня на приеме? Это очень важно! -Маг даже потерял самообладание на краткий миг. Впрочем, постарался быстрее взять себя под контроль.

0

36

На некоторое время, Эоган овладел такой столбняк, что он чуть иллюзию не уронил, вместе с челюстью.
Бран! Во имя Бездны, Преисподней и Баатора! Да что с тобой не так!?- думал он, -Какого беса тебя это волнует?! Чего вообще тебе это надо! Тебя тут просят, ради неизвестных тебе людей жилы тянуть как ломовой лошади! А ты беспокоишься о качестве зелий! Хм, чего ты разволновался? А, понимаю. Ладно, давай я тебя успокою. А то разволнуешься и последние мозги потеряешь. А их и так немного, видят Тёмные Боги.- прочистив горло, Эоган начал говорить, таким же жёстким и холодным тоном, - Не волнуйся, чернокнижник. Святая сила, что даровал мне наш Небесный Правитель, уже ушла, сделав своё дело, когда их тел касалась твоя поганая магия. Поэтому никакого конфликта между нашими силами не будет. И несчастные получат полный эффект от каждого применения. Что бы они сами могли узреть. сколь ничтожна их нужда в твоих заклинаниях. И как молитвы, обращённые к Имиру, очищают не только тело, но и приносят покой их душе. Если конечно истинно верить. Я знал что они пойдут к тебе, плоть слаба и не у всех дух довлеет над нею. Поэтому принял меры, что бы любые твои действия не навредили им. И не сделали хуже. Ибо меня направляет Свет Небесный и Великий. Он даёт мне возможность прозревать и видеть далее других. И дальше тебя, имеющего кровавую пелену своей магии перед глазами.- И раз ты так волнуешься за своих крестьян и такой добрый, может согласишься?- Узри в мудрости этого решения превосходство пути Имира и отринь чёрное колдовство! Твой путь привёл тебя сюда, что бы ты осознал, на каком распутье стоишь. И узрел истину. Пользуйся же шансом, гляди! И обратись на правый путь! Отринь кровавую магию и отдай свою судьбу на Божественный суд. И стань для этих людей примером того, как спасает истинная вера! Как она творит чудеса. Если они увидят, как чёрный маг, нашёл свет св своём сердце и верну в своей душе, то тоже уверуют. И тем самым, возможно, спасут свои души. А кто то, возможно и тело. Стань примером этого прозрения!- Раз ты, демоны раздели твою душу, так желаешь быть правильным.- Эоган решил, что раз уж жать, то дожимать. И если уже Бран такой сострадательный, то пусть попробует себя в роли местного мученика.
Это будет крайне забавно. А потом можно будет вернуть его на путь истины. Ведь Эоган сейчас не врал, он действительно счёл это место поворотной точкой для Брана, возможностью, данной самим Рилдиром, наконец перестать бояться собственной силы и власти. Два пути он должен увидеть - путь Имира, что приведёт местных лишь к смерти и гневу. И путь Рилдира, которым спасутся избранные и который даст силу по настоящему сильным душам. Ведь данная болезнь, порождение некромантии, что есть порождение Рилдира.
Ну что, Бран? Ты сейчас играешь в героя. Желаешь поиграть в страстотерпца? - развлекался Эоган, думая при этом - Не ржать, не ржать, не ржать! Не сейчас хотя бы! - однако руки его предательски подрагивали. Но он выдавал это за воодушевление от собственной проповеди. И протянул Брану руку, показывая, что бы тот опустился на колени в знак смирения со своей судьбой и признания ошибок своего черномагического прошлого.

0

37

Хах. Забавно выходило. Жрец Имира говорил о том, что в зельях не было больше святой силы. Что дескать, после того как он, священник воспользовался святой силой во время варки. После этого сила Имира покинула зелья, и осталось только благодать или что-то там похожее. В общем, никакого конфликта темной и светлой магии не должно было случится.  Во всяком случае, так говорил жрец.  Но маг крови, будучи подозрительным ко всему, что то не верил в эти слова. Да возможно священнослужитель не врал. Да возможно в зельях не было святой силы... Но что-то все равно было подозрительно.  Что то странное. В общем, что то, что вызывало прямое недоверие к словам священника.  Возможно, он сам верил в то, что говорил, но вот малефик нет.  И это, наверное, повлияло на дальнейшее решение.
А жрец меж тем распинался. Он говорил яро. Как будто на собрании в своей церкви. Призывал мага крови отринуть свой путь. Путь крови и насилия. Встать на колени. Открыть свое сердце Имиру.  Ведь, он малефик пускай и идет темным путем, но старается ради света.  И что-то в словах жреца было нереально притягательно. Но вот что? Нельзя сказать.  Возможно, реально сила богов?  Святая магия?  Неясно.  Но в какой-то момент сам того не желая Бран вслушался в слова жреца.  Он им почти поверил, чего давно не было. И когда священнослужитель стал призывать встать малефика на колени дабы покаяться и принять веру в Имира, то... То колени у мага крови явственно задрожали и подкашивались. Он действительно хотел встать на колени?
-Да...-Едва слышно прошептал сам маг.  Он уже почти поддался, почти опустился...
НЕТ!
Откуда-то взревел голос так явственно! Так сильно!  Он будто ударил Брана молнией.  По телу колдуна прошелся явственный ток, что тот аж дернулся весь.  Колени больше не подгибались, взгляд стал спокойным и целеустремленным.  Больше никаких сомнений в голове не было. Даже появился стыд за собственное малодушие. Он! Маг крови! Ученик весьма выдающегося мага крови вдруг захотел опуститься на колени!  И перед кем?! Перед жрецом Имира!  Позор! Хорошо, что учитель не видел, до чего чуть не опустился его ученик!  Его бы хватил удар! 
Маг крови опомнился и покачал головой.
-Нет. Я иду своим путем.  И своей магией.  -Проглотив ком в горле, Бран твердо посмотрел в глаза жрецу. Взгляд мага крови был твердым, уверенным в себе.  Хотя, наверное, жрец и не заметит этого, ибо глаза малефика стали кровавыми, что бывало при чародействе. - Я пришел сюда просить о помощи. Но видимо пришел не в то место. - А возможно позабыл о том, кем являюсь сам.  - Благодарю. -Холодным тоном произнес Бран, поворачиваясь к выходу. - Но на колени я не встаю.
Он вышел из дома жреца на свежий воздух, и только отдалившись на достаточное расстояние, сделал глубокий вдох.  Спор со жрецом выпил очень много сил. А ведь Брану предстояло еще, и принимать сегодня посетителей.  Которым конца и краю нет. Но маг не собирался сдаваться.

0

38

Когда колени Брана начали подгибаться, Эоган окончательно упал духом и подумал что сейчас сам задушит этого полудурка. Но всё же Бран нашёл некие остатки своего достоинства и разума и не встал на колени перед Имиром.
Эоган чуть не выдохнул с облегчением, сорвал бы всю маскировку, - Ну хоть что то в тебе, кретине, осталось от нормального мага крови. Хотя свой путь, это ты ещё не так запоёшь. Значит, захотел помощи? Так я тебе помогу. Помогу расстаться со всеми силами, которые ты там сберёг, что бы тебя иссушило! Не желаешь бросать этот путь, но и не желаешь отступать. Так получай же за оба неверных ответа!
Ярость Эогану изображать не пришлось, поведение Брана его действительно раздражало до самых печёнок. и вечером к Брану снова повалил народ. И снова Эоган стоял рядом, наблюдая за его работой. И было истинным удовольствием смотреть, как Бран, не желая сдаваться, лечит и лечит тех, кто обречён. Он лишь откалывает неизбежное. Эоган даже пользовался его усилиями. Ведь теперь было ещё проще растягивать жертвоприношения. Люди умирали реже, однако умирали. И Эоган добивал их, одного за одним.
Он маскировал свои убийства под похороны, так что никто ничего не замечал. А Бран, Бран даже если захотел бы, уже ничего бы не заметил. После новой волны смертей ему действительно не давали прохода. Люди выпивали все его силы, так чо день ему теперь нужен был для того, что бы пережить вечер.
Конечно Герг, по заданию Эогана, кормил Брана как на убой. Так что восстанавливать силы, Бран был способен. Эоган даже подсказал, какие продукты давать и как их готовить, что бы Бран лучше восстанавливался. Потому что нагрузка на него не уменьшалась. Болезнь прогрессировала и оттягивать момент смерти каждого было всё труднее. Всё больше требовалось крови, всё больше тянуло жилы и всё больше лилось пота. Ни на какие исследования болезни, у Брана уже просто не оставалось сил.
Эоган заботился о том, что бы всё так и было.

+1

39

Гордость дорого обошлась Брану. Но это того стоило... Наверное. Ибо ночью, магу опять, в одиночку пришлось колдовать и оказывать всю возможную помощь больным. Но отказаться он и не мог. Опять же, слишком гордым был.  Считал себя героем. Выкладывался по полной.   Стоило ли оно этого? Сложно сказать. Малефик сейчас действовал больше из-за упрямства. Уже не было больше научного интереса. Не было желания стать героем.  Да и какой герой из черного мага? Кто вспомнит о темном маге после такой эпидемии? Да никто! Ну, разве что служанка, да и только. Более никто.  О нем забудут.  Но ведь Бран это и так знал.
Весь вечер и часть ночи было посвящена лечению больных и нуждающихся. В этот раз маг крови постарался особо не тратить свою кровь. Старался экономить, как мог.  Энтузиазм первого дня, когда он уверенно тратил свои ресурсы, давно прошел. Теперь стоял вопрос еще и собственного выживания. Нужно было расходовать кровь экономнее.  С другой стороны в этом можно было найти и положительную сторону.  Лечение было неплохой возможностью  улучшить свои навыки магии крови.  Но это, конечно же, в теории. На практике, пока ничего толкового не выходило. И после десятого пациента, Бран опять был вынужден резать собственные руки, дабы  набрать  плошку крови для исцеления, следующего пациента.  Но чем дальше шел  прием, тем страннее ощущал себя маг. Все было как то... не так! Как то странно... Создавалось впечатление, что маг крови стоял на берегу и пытался бросать камешки в надвигающуюся волну с целью остановить бешеный поток. Безумно, глупо и невозможно.  Соответственно, для чародея это было обескураживающее.  Бессмысленно.  И гордость лишь мешала. А так же мешало желание помогать людям и завышенная вера в собственные способности. Но что делать сейчас малефик не знал.  Он уже попал в тот бешеный поток. И теперь тот нес его вперед, то утаскивая под воду, то подбрасывая вверх. И становилось понятно, что Бран больше не был хозяином собственной судьбы.
Утро встретило чародея солнцем.  Упрямый солнечный лучик проник через окно, дабы посвятить в глаза магу тем самым отгоняя сон без сна.  На кухне хатки кто то суетился.  Звуки сковороды, запах свежей еды. Местный житель привечал гостя.  В этот раз на стол поставили большое число блюд. Причем некоторые довольно редкие... Например, печень, которую пожарили на сковороде, и подали с жареным луком.  А еще большая краюха свежего хлеба.  И стакан доброй браги.  И сушеные яблочки. И все это для дорогого гостя, что было... подозрительно. Маг не мог отделаться от того что эта семья и её мрачный, хоть и радушный хозяин скорее всего шпионы жреца Имира. Уж слишком они были доброжелательны. Слишком гостеприимным. Да, Бран  был лекарем, что борется с редкой болезнью и жертвует собой на благо всего поселения. Но и что?  Это не повод быть такими доброжелательными и приветливыми. Что-то тут было нечисто. Но что? Бран не знал.  Поэтому подозревал всех. Хотя, скорее всего самым подозрительным был именно хозяин семейства. 
Плотно позавтракав, маг крови сердечно поблагодарил хозяйку за столь вкусную еду и лишь после этого покинул стол.  Выйдя из хатки, малефик решил еще раз обойти поселение. А заодно проведать своих пациентов.  Ну и узнать их самочувствие. По пути, совершенно случайно он заметил большой, двухэтажный дом, что стоял как бы на отшибе. Вчера Бран как то не обратил на него внимания, а вот сегодня...
-Уважаемый.- Чародей поймал за руку мимо проходящего жителя. -А не подскажешь мне, кто обитает вооон в том доме? Выглядит богатым.
-А... Это дом местного жителя богатея.   Годрика.  Только вам милсдарь маг лучше туда не ходить.  Он как отшельник живет. Никуда не выходит. Заодно всех нехорошими словами кроет.  Совсем из ума вышел старик.
-А он, почему один живет?  Неужели никого нет?
-Да вроде кто то был.  У него семья точно была. Но вроде погибли все. От несчастного случая.  С тех пор и нелюдим стал.
-Хм. А он не приходил ко мне на прием?
-Неет. Он редко выходит.  Говорю же. Совсем с ума сошел. И вам лучше к нему не ходить.
-Спасибо. -Поблагодарил маг, но все же рискнул подойти к дому "сумасшедшего".  Может быть,  там уже никого нет. Болезнь новая могла и не пощадить старика. А могла и  пощадить и тот сейчас один обитает. Лучше проверить состояние. 
Дверь дома была старой и местами рассохшейся, с потрескавшейся  краской. Создавалось впечатление, что дом покинут давным-давно. Но все же следовало проверить, есть ли кто внутри. Решительно он постучал в дверь
-Есть кто живой?! Хозяева?! -К удивлению дверь не выдержала напора чародея и спустя пару ударов открылась.  Застыв на мгновение в нерешительности, маг прошел вовнутрь. -Есть кто?!

0

40

[NIC]Годрик Финдор[/NIC]
[STA]Слово не воробей[/STA]
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0014/69/37/271-1551266658.png[/AVA]

Годрик никогда не был счастлив. С того самого дня, как мать произвела его на свет, он знал что этот мир - чрезвычайно паршивое место. Стой самой секунды, когда повитуха заставила его дышать, шлёпнув по попе, он уяснил что лишь удары и шлепки мы получаем от этого мира.
Его детство прошло с родителями, что слишком часто и активно лезли в его жизнь. Мать постоянно спрашивала его. куда он идёт и что он делал. Отец отнимал свободное время, заставляя его учиться ремеслу гончара. Годрик никогда не любил это семейное дело. Он вообще мало что любил. Только спать он любил, потому что когда ты спишь, тебя словно нет в этой жизни. Он всё таки перенял дело своего отца, ибо другие ремёсла ему были противны ещё больше. И, назло всем соседям, назло отцу, что считал что сын будет лишь преемником, он достиг огромного мастерства. Он тренировался в гончарном искусстве день и ночь и уже к юношескому возрасту его навыки были на уровне заслуженных мастеров.
В жены родители прочили ему дочь рыцаря, столь же благородного, сколь и бедного. Годрик не стал возражать, ибо она была наименее уродливой и глупой из всех возможных вариантов.
Жена никогда не радовала Годрика. Она постоянно донимала его, что ему сготовить, спрашивала нравится ли ему. Она носила ему обеды, прерывая его работу. И много шила, крутилась перед ним то в одном, то в другом наряде.
Ещё хуже было то, что она исправно рожала, производя одного ребёнка за другим. Годрик, вынужденный терпеть соседство семерых детей, ещё более раздражался. Ему приходилось ещё больше работать, что бы содержать семью и иметь хотя бы на пару - тройку лет запасов. Дети много шумели. Сыновья наперебой донимали отца своими поделками из глины. И каждый из этих мелких засранцев явно собирался превзойти в мастерстве своего отца. А дочери привлекали много внимания своей внешностью.
На несчастную голову Годрика свалились ещё и предложения по грядущим свадьбам! Старшую дочь желал взять в жёны старший сын мельника. На среднюю положил глаз золотых дел мастер. И обе дочери явно собирались свалить на его голову ещё и множество внуков.
Жизнь его, тоскливая и страшная, текла ровно и спокойно. И Годрику было даже скучно, без какой либо встряски. Он проклинал свою жизнь. Проклинал отсутствие хоть какой то опасности. Проклинал что рядом с деревней даже какого нибудь проклятого места нет. И проклинал всех этих домашних, что наполняли его шум гвалтом.
А потом пришла эта болезнь. Словно в ответ на его зов, она начала забирать каждого из тех, кого он так желал отправить далее от себя. Сначала ушла жена, потом младшие дети. А потом, все остальные. И сейчас Годрик ходил по дому и лишь старые вещи напоминали ему о тех временах. Времени, когда ему было на что сетовать и злиться.

Он был в подвале, когда кто то зашёл в его дом. Годрик не желал видеть гостя, он вообще ничего к гостю не испытывал. Он хотел лишь одного - наконец умереть. Но болезнь пока обходила его стороной. Словно давая насладится результатом его долгих просьб. Годрик думал, что гость свалит сам, но тот не желал уходить. И Годрик вышел, что бы поприветствовать гостя.
Ты что за лапоть!?- рявкнул он, подкравшись к гостю по не скрипящим половицам пола, - Чего забыл тут?!- резкий, особенно для старика хват ведра и вот оно уже летит Брану в голову, - Пшёл вон, не то отведаешь палки!- при этом Годрик потрясал достаточно увесистой дубиной, ударом которой можно было легко перебить человеку хребет. И также он, словно напоказ, выставлял золотой перстень с карбункулом на пальце. Да и пояс, с золотой пряжкой из тонко выделанной кожи, явно стоил немало.

Отредактировано Эоган (27-04-2020 21:17:09)

+1

41

Дом встретил нежеланного гостя тишиной только в начале пути...  А дальше появилась непосредственная угроза. Хозяин жилища, что выскочил подобно демону из табакерки. И откуда только? Неужели владел тайнами телепортации? Неясно.  Только вот его мотивы были совершенно ясны и понятны.  Особенно на них намекала толстая палка, что грозно уставилась в сторону Брана. Даа, такой палкой можно и по голове хорошенько шарахнуть, дабы убить.  И у мага крови как то не было желания знакомиться с палкой поближе. Тем более после полетевшего в его сторону ведра. Слава Рилдиру, что удалось уклониться в сторону, да руки поднять в защите. Иначе состоялось бы неприятная встреча лица и ведра. А так повезло. После такого гостеприимство следовало уносить ноги из этого безумного дома.   Однако отступать малефик тоже не привык. Поэтому собрав волю в кулак, он смело и решительно посмотрел на хозяина дома, не отступая и на шаг.
-Добрый день, милсдарь. Вы хозяин этого дома? - Маг осмотрел, как его там, Годрика, с головы до ног.  Одет хозяин был в целом неплохо. О зажиточной жизни говорили большой золотой перстень, да пояс из хорошей кожи. - Похоже, вы. Я целитель, что волей судеб оказался в вашем поселении. Собственно пришел узнать ваше здоровье и жалобы. - Маг старался говорить вежливо, что не очень хорошо получалось. Все же его, мага крови еще никто не встречал броском ведра в лицо. Это оскорбление. И при других обстоятельствах, может Бран и полез бы в бутылку и разжег пламя конфликта, но не сейчас.  Сейчас ему это было невыгодно. Может хозяин этого дома и тварь последняя. Может его не любят поселенцы, но за его гибель никто по голове не погладит. А после отказа приклонить колени, жрец может использовать любой повод, любую возможность против малефика. Так что стоило ли  усиливать конфликт? А заодно узнать, не заболел ли ты сволочь такая. А то вон еще кидается всякими вещами из-за простого любопытства. Но ничего не поделаешь. Болезнь ведь может затаиться. А такие отшельники для нее просто невероятный подарок судьбы. И что потом? Вдруг  из-за этого идиота, что не показывается из дома, болезнь во второй раз начнет свое шествие по поселению? Мне то, как то уже будет все равно. Я к тому моменту уеду. Но с другой стороны, не в моих правилах оставлять работу на полпути. Лучше уж сразу все дела сделать. Подумал Бран с кривой улыбкой. Ну не получалось быть доброжелательным.

+1

42

[NIC]Годрик Финдор[/NIC]
[STA]Слово не воробей[/STA]
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0014/69/37/271-1551266658.png[/AVA]

Не званный гость уходить явно не желал, хотя своё намерение Годрик ему высказал безо всяких экивоков, а прямо с воинской прямотой. Но похоже, что он пришёл тут за каким то делом и уйдёт, когда это дело сделает.
Жалобы?- старик усмехнулся, - Да, есть у меня жалоба. В мой дом зашла какая то бледная подтирка огра и задаёт мне дурацкие вопросы. Юноша, я уже стар. И скоро я покину этот бренный мир. Когда я умру, соседи растащат моё добро и закопают труп в первой попавшейся яме. Целитель ты демонов. Поздно ты пришёл, целитель. В этом доме были люди, которым ты мог помочь. А теперь тут только один старый хрыч, которого заждалась могила. Но похоже что пока в загробном мире нет места и меня некуда засунуть. Переполнен, видать, пока загробный мир. Поэтому я живой. Если переживу эпидемию, то может, протяну ещё лет 10. А тех, кто мог бы жить, ты уже не спасешь. Они мертвы! Уже умерли. И поздно их спасать. Так чего ты, драконья отрыжка тут забыл? Здесь ты уже опоздал. Так что бери ноги в руки и беги туда, куда ещё можешь успеть.- голос старика сорвался и некоторое время он просто пытался отдышаться от напряжения связок. Затем медленно подошёл к столу, выпил стакан воды и обречённо сел, опустив голову.
Он не желал жить здесь. Пустота этого дома давила на него, а ещё сильнее давила память. О том как дети поднимали по утрам, не давая выспаться. И бегали по вечерам не давая уснуть. Как жена вот прямо тут стояла и надоедала своим новым платьем. Как за этим столом собиралась вся его семья, задавая ему кучу вопросов и требуя ответа, все разом. И как он принимал во дворе свата для дочери, выслушивая комплименты и мучаясь от того, что не догадался перед этой встречей посетить нужник по великой нужде. Сейчас, в его памяти всплывало всё это, всё что с ним было. И теперь он понимал, что лишь одно уготовано ему - смерть. Что бы после смерти снова увидеть тех, кто так достал его при жизни. Наверняка они заждались его там, ибо некому давить на последние нервы.
Но смерть всё не приходила к нему. Он думал что местные, которым он насолил, придёт и убьют его. Он надеялся что этот гость окажется грабителем или мародёром и зарежет его за перстень и пояс. Но нет, оказалось целитель. Сухие руки лежали на коленях, что никогда не давали ему повода, как всякому старику, ворчать на боль в в них и напоминали что он ещё жив. И здоровый цвет его кожи, намекал что проживёт он ещё годы. Годы среди тишины молчащих стен и своих близких, что в каждой комнате смотрят на него из глубин его памяти. Его прекрасная память превратилась для него в пыточную камеру, постоянно возвращая его в моменты прошлого. Он не мог разрушить стены этой тюрьмы, лишь смерть могла освободить его.

+1

43

Бран тяжело вздохнул. Ну да. Обвинение.  А чего еще стоило тут ожидать?  Что его встретят с распростертыми объятьями?  Глупо. Очень глупо.  Удивительно, что это пока был первый случай.   Впрочем, наверное, если обойти все поселение, то наверняка можно будет еще найти людей, которые постепенно будут становиться недовольными Браном.  Что он пришел не вовремя. Что он опоздал. Что не успел помочь их родным и близким. Ведь людям так проще.  Проще найти кого-то, кто повинен в их неприятностях и бедах. А тут такой удобный человек в лице мага крови. И ничего не сделаешь. Дальше будет только хуже.  Постепенно, даже те, кого малефик вылечил, будут относиться к нему хуже и хуже. Потому что не смог спасти других жителей, например, родных или друзей. 
-Прекрасно, сударь. Раз вы можете мне дерзить и разговаривать в таком тоне, значит у вас все в порядке. - Я то в чем виноват!?! Мысленно прокричал,  Бран.  Я как виноват в твоих бедах мужик?!  Я откуда знал, что в этом доме погибают люди?!  Откуда я мог знать о смертях?!  Однако маг ничего не сказал. Даже на его лице не дернулся и мускул.  Что толку кричать? И зачем?  Ведь все-то Бран знал. Все- то он видел.  Малефик три дня выжидал  и высматривал ситуацию в городе.  Ждал, что все образуется. Не получилось.  Стало только хуже.
- Вы выглядите здоровым и цветущим жизнью. Скорее всего, болезнь вас не коснулась. Рекомендую по возможности и дальше избегать  контактов с остальными людьми. Ради вашего блага.  Всего доброго. - Маг развернулся и собирался покинуть дом.   Можно было конечно остаться, высказать мужчине что там, в поселении умирают люди.   Что не он один пострадал. Что много других заболевших и погибающих...  Но что толку.  Мужчина был поглощен своим горем. Слова сейчас ему явно не помогут.  А больше Бран и сделать не мог. 
Почему не можешь?  Посмотри. Он конечно не в самом рассвете сил. Но и не дряхлый старик. В нем еще бьется сила. В нем еще есть кровь.  О, он прекрасен. Прекрасен на роль жертвы. Разве ты не видишь этого? Вернись. Оглуши его.  Используй его кровь, его оставшиеся жизненные силы.  Он просто великолепно подойдет для такого ритуала. Ты слишком ослаб. Ты слишком сильно отдаешь себя для спасения чужих жизней. А тут... Прямо прекрасная возможность. Так не отворачивайся от нее. А самое главное посмотри вокруг!  Никто! Абсолютно никто не  обратит внимание на то, что он погибнет. Ну, сдох и сдох. Какая до него разница обычным людям?!   Они, наверное, даже обрадуются тому факту, что его не стало. Будь уверен, они воспользуются возможностью и с удовольствие пограбят его жилище. И самое главное. Посмотри на его лицо. Вспомни. Он же сам молит о смерти. Он желает её. Он жаждет её!  Хочет!  Ведь после смерти он воссоединится со своей семьей. Он даже будет рад этому обстоятельству!   Ну и тоже.  Ведь сам подумай своей головой. У него есть сила. А ты же у нас альтруист. Хочешь помочь остальным людям... А тут... У тебя же великолепная возможность. Подумай! Только подумай, какие возможности откроется перед тобой! Одна жертва. Много крови, ну и немного твоей. Да Рилдир! Ты сможешь много жизней спасти. Протяни руку. Возьми его жизнь...  Да вот так...
Бран сам не заметил, как его рука потянулась к ножнам с кинжалом.  Не заметил, как вытащил клинок с характерным шумом.  Развернулся к хозяину дома. 
Да! Вот так.  Можешь сказать ему, что поможешь встретиться с родней. Соври. А заодно успокой. Скажи, что  его жертва будет не забыта. Что его жизнь, его кровь и его сила пойдет на пользу. Что он сам спасет множество жизней. Его будут помнить как героя, а не как затворника. Ложь конечно, но кого волнует в такой ситуации? Ты ведь сам это понимаешь, да? Тебе нужна сила. Тебе нужна чужая кровь.  Еще раз, только представь  себе свои возможности после правильно проведенного ритуала. А еще подумай вот о чем. В поселении, таких как он еще достаточно много.  А этот глупец, оставшийся без семьи лишь первая ступенька.  Принеся его в жертву сейчас, потом ты сможешь  спасти остальных, а принеся и их в жертву, спасти вообще всех.  Не этого ли ты хотел?  Конечно, не совсем геройский поступок да. Но кто тебя осудит то?!  Кто посмеет осудить героя, что спас всех от смерти?! Толпа сама тебя поддержит!  Но для начала тебе нужно будет сделать один шаг. Отнять одну жизнь.  Подумай жизнь одного, что бы жили другие.  Один за всех.  Это невероятно малая цена.  Действуй. Действуй. ДЕЙСТВУЙ!
Нет! - Чуть не прокричал Бран.  Он опомнился вовремя.   Маг не заметил, как уже подошел к сидящему спиной мужчине, по всей видимости, собираясь оглушить его.  Крепко сжав кинжал, малефик  резко развернулся и бегом покинул дом. 
Он бежал. Бежал не оглядываясь.  Старался убежать как можно дальше. Дальше от соблазна. Дальше от злополучного дома. Видел ли хозяин то, что делал маг?  Запомнил ли он его лицо?  Неизвестно.  Но Бран все равно паниковал.
Сколько он бежал? Неизвестно, но остановился он, когда уже оказался на окраине поселения.  Наверное, многие видели то, как по улицам бежал маг крови с кинжалом. И наверняка от такого зрелища у них могли появиться вопросы.  Но  в тот момент малефику было безразлично.  Он просто хотел оказаться как можно дальше.  Но теперь, оказавшись на окраине, что делать дальше? Люди, наверное, не поймут его поступок.  Да и будет ли здравомыслящий человек убегать по улицам, так будто за ним гнались все демоны этого мира, с обнаженным оружием?   Требовалось прийти в себя окончательно. Прекратить панику. И отдышаться. Возможно, мужчина действительно видел, Брана с кинжалом... Возможно. И что? Что это дает? Что изменяет?  Да и кто ему поверит? Особенно учитывая, то,  что этот скряга не выходит из дома. Боится что заболеет... Так что ничего страшного не случилось. А вот что делать с остальными людьми?  Как им объяснить? Вопросы, вопросы.

0

44

Время шло, люди продолжали умирать. Эпидемия охватывала всё новые и новые дворы, люди становились всё безумнее, а нагрузка на Брана - всё сильнее. Эоган наблюдал за всем этим, продолжая играть роль доброго жреца, что помогает всем страждущим. И продолжая проповедовать, говорить что Имир не оставил их. Продолжая говорить что погибнут лишь грешные. Те же, кто останутся в живых, значит они отмечены Имиром, как достойные жизни. И, за исключением имени бога, это было даже правдой.
С Браном разговоров более не было. Единственное, что мог сказать ему Эоган - Уходи. Ты ничего не сможешь здесь сделать. Ты бессилен. И лишь оскверняешь души тех, кто недостаточно силён, что бы противостоять искушению. Покинь это место, пока тебя не сгубило твоё колдовство. Уходи, что бы осознать свои ошибки. И отказаться от пути кровавого мага.
Но Бран не послушался его. Он посчитал что людям нужно помочь. Что же, это был его последний шанс уйти отсюда спокойно. Он сам ступил на иную тропинку своей судьбы.

Ближе к концу месяца, жизнь почти покинула это место. Из пятисот человек, лишь сотня осталась в живых. Опустевшие дома смотрели чёрными провалами окон, впуская в себя холод, которому уже некого было морозить. Каждый из живущих в селе потерял почти всех и всё, что имел. Почти каждый. Пятеро избранных Эоганом не потеряли ничего и никого. Их обошло проклятие. Кто то вовремя скрылся, кто то получил защиту, а кто то, с помощью тёмного жреца, скинул свою хворь на другого. Деревня наполнилась мрачным унынием, сожалением и, что более важно - злобой. Горечь потерь жгла и хотелось выть. Алкоголь лился рекой, жители пили больше, чем за всё время своей жизни. Ведь припасы мёртвых растащили и было чем закусить. Голод жителям, в этом году, точно не грозил.
https://cdn.discordapp.com/attachments/631519529553362975/715537850187251712/b563a1a8f0e7a7d1.jpg

И вот. в один день, жрец пропал. Пропал добрый жрец, что хоронил усопших и отводил заразу. На кого надеялись и в чьё спасение верили жители села. Они бросились искать жреца, но его не было дома. Лишь следы борьбы. Они бросились его искать, решили, что он ушёл в лес. А потом они сумели найти его. Почти его.
Они нашли труп человека, чью внешность Эоган взял за основу своей внешности жреца. Труп выглядел свежим, ведь Эоган держал человека живым и убил только сегодня. Но истинный ужас объял жителей, когда они, под руководством людей Эогана, что быстро проявили инициативу, оглядели страшную картину.
Хребты Цаубара
https://cdn.discordapp.com/attachments/631519529553362975/715537849503580211/27bef96bbb67dfcd.jpg

Люди видели, что их мёртвые, оказались уложены в какую то линию, что в тёмном жречестве символизировала восхождение достойных к пику славы и силы. И что путь этот идёт по жертвам. И вот, родные и близкие всех жителей, оказались тут. Уложенные в эту шокирующую лесенку. Настоящая тропа, по позвоночникам мёртвых, чьи тела были изрезаны определённым образом.
Толпе не требовалось много времени .что бы найти "виноватого" в этом деянии. Словно пожар по толпе пронеслось откровение - этот проклятый малефикар надругался над трупами их родственников! Наверняка он и есть причина этой чумы! Ведь она пришла вместе с ним. Люди быстро сопоставляли факты и подгоняли их под своё восприятие. Довольно быстро фигура Брана, в глазах жителя обрела демонические черты. И быстро люди стали "вспоминать" различные детали, которые были лишь в их воображении. Человеческая память, словно льстивая служанка, стирала ненужное. И быстро завешенный пеленой горя, ярости и шока разум, связывал между собой всё так, как людям хотелось это видеть.
И чума появилась после прихода Брана. И спасение девочки - лишь хитрый ход, что бы людей привлечь. И пропажа жреца - его рук дело. Видимо жрец узнал. что тот делает и хотел остановить. Но не успел. Люди не задумывались о стройности или логичности этого, они просто верили в удобную им картинку. Простую, понятную, прекрасно ложащуюся в их мировоззрение.

И вот, разгневанная толпа, под предводительством людей жреца, пошла на Брана. Что бы разорвать малефикара на куски! В руках их были топоры, вилы, колья. А в глазах - ярость.

Сам же Эоган, в это время спокойно сидел на полянке в лесу, недалеко от деревни. Он даже попивал своё любимое тёмное пиво. План погони за Браном уже был разработан им. Его люди поведут толпу на мага. Он, наверняка побежит. И его загонят в лес. В лесу, Эоган тихо украдёт одного из селян, что будут его преследовать. В толпе, что будет нестись, как ошалелая, это нетрудно. А потом и сам встретит Брана. Сейчас же он лишь наблюдал, как толпа идёт рвать мага в клочья. И улыбался.
Ну что, Бран. Пришло время нести наказание за свою доброту.- настроение у жреца было превосходным. Сотни жертв, наконец дали ему то, к чему он так долго стремился - новый ранг жреческой магии. Теперь он был полноценным жрецом. И даже так, количество силы, что колыхалась в нём, было огромной. И её хватило бы, что бы перебить всю эту толпу, если бы Эоган ставил для себя такую задачу. Жаль было, что данное могущество временное, скоро эффект пройдёт. Однако даже за это, Эоган был крайне благодарен Бальтазару. Ведь пережить подобное удаётся редко. Даже старые жрецы, вряд ли смогут вспомнить более пяти случаев, когда их наполняла такая сила.

+2

45

Отчего же я все же тогда не уехал? Зачем вмешался во все это?! Все больше мучился Бран день, ото дня задавая себе подобные вопросы. И собственно говоря, было, отчего их задать. Ибо с каждым днем ситуация в поселении становилась все хуже и хуже. О, нет. Маг крови старался все подправить. Он выбивался из сил, искал средства. Даже пробовал делать самодельные зелья, дабы спасать людей. Алкоголь, кровь, да немного магии, варить, не взбалтывать, дать настояться и выдать... И все бесполезно. Самодельное зелье, сваренное скорее в отчаянье, на эмоциях не могло помочь умирающим жителям. О оно облегчало симптомы, усиливало воздействие магии крови, но все же это было не то, что нужно Брану. Все это не могло полностью исцелить желающих. К тому же маг крови стал замечать, что уже исцеленные начали как то странно себя вести. У них опять начали проявлять признаки болезни, чего просто не могло быть! Малефик еще раз всех перепроверил, особенно первого своего пациента и тут вскрылась еще одна деталь. Девочка действительно больше не болела. Как и её мать. А вот остальным не так сильно повезло. Уже начали появляться первые умершие. А вместе с ними глухой ропот местных жителей. И это было плохо. Бран просто терялся. Он не знал, за что приняться. Нужно было расследовать, почему и как не все исцелились. Но это было невозможно, ибо у мага не было времени. Нужно было дальше лечить остальных. Которые опять- таки могли вновь заболеть. Малефик сам не заметил, как попал в бесконечный цикл, из которого нельзя было выбраться, но приходилось тратить все больше сил. И заодно пробовать не очевидные способы лечения. Например, дополнительные печати крови на теле пациентов и еще много чего подобного. Чем дальше, тем не стандартнее становилось лечение. В ход шло все.  И что можно и что нельзя. Кроме разве что жертв.  Ну не поднималась рука у мага на жертвоприношения. Особенно после той истории в доме одинокого старика. Странно, что тот так и не рассказал об этом.  Хотя может и рассказал, но ему никто не поверил.
Что же дальше? А дальше с каждым днем маг погружался во  все больший ад. В трясину. Он все больше выбивался из сил, а значит все меньше и меньше времени у него оставалось на отдых и поиск лекарства. Он даже есть меньше стал в попытках найти дополнительное время. 
Как-то раз к нему подошел тот самый священнослужитель. В этот раз он был предельно краток. Не пытался читать морали. Не пытался наставить на путь истинный. Нет. Все было по-другому. Он просто предложил Брану убраться отсюда по добру по-здорову пока еще не слишком поздно.  Дескать, ты не справляешься.  Куда ты лезешь со своими талантами, если тебя не спрашивают и не просят.   Уходи. И Бран не знал, что сразу ответить жрецу. Во-первых, он недоедал такой реакции. Маг думал, что  священник будет убеждать его. Говорить про веру. Про то, что надо отказаться от черной магии и принять истинный свет Имира и тогда ты спасешь их.  Во-вторых, сам чародей к тому моменту начал отчаиваться все больше и больше.  Он уже не видел выхода виз этой ситуации кроме как побега.  И  лишь гордость. Глупая гордость убеждала его в том, что нельзя сдаваться, раз уж принял на себя роль врача. Что нужно действовать дальше. Нужно пробовать другие составы лекарств. Попробовать сходить в лес, убрать первый снег и поискать других трав. Может, что то да уцелело. Может быть, не все травы забрали? И как-то раз, Бран действительно собравшись с силами, двинулся на поиски трав в лес, но ничего не нашел. Хотя если бы он продолжил поиски и прошелся еще немного, то может быть... Может что то... Кто знает? Но сил уже не было. Страшно тянуло спать. Поэтому маг вернулся.  Вернулся для того что бы вновь возвратиться к своей работе.
И все было зря.  Когда же все это началось? Да жители роптали давно. Они с каждым днем становились все более и более недовольными действиями чародея. Что он мало их спасает. Мало помогает.  Что ему надо больше работать. Тогда что ли он пропустил свой момент? Момент, когда надо было собрать жителей и попросить их не отчаиваться?  Может быть. А может все началось, когда несколько домов оказались, заполнены трупами недавно исцеленных? Возможно.  Хотя, скорее всего все началось, когда неожиданно и очень несвоевременно пропал священнослужитель Имира.  Вот он был и вот исчез в неизвестном направлении.  И, конечно, же, все это явно не понравилось местным жителям.  Но маг все это упустил и чуть не поплатился.
Чародей сидел в хате проверяя свое снаряжение, когда неожиданно в дверь постучали.  До приема посетителей было еще далеко, поэтому Бран даже удивился вначале, но все же пошел проверить, кто стучится в  такое время. За дверью оказалась девочка. Маг её даже сразу не узнал. Хотя неделю с лишнем назад он спас её жизнь. 
-Милсдарь маг! Милсдарь маг! Бежите! Бежите быстрее! Меня маменька послала! Люди сюда идут. Вашей крови хотят! Бежите скорее! -Залепетала девчонка
-Стой-стой. Успокойся. Какие люди? Где? Почему?
-Бежите! Скорее!   Они за вами идут. Маменька прослышала, что люди вами недовольны! Дяденька монах пропал! И люди в лес ходили! Что- то страшное нашли! Решили, что это вы сделали! Хотят вас убить! Маменька меня за этим послала, что бы вас предупредить! Уходите скорее!
Сначала чародей хотел посмеяться над такой паникой. Ему все это казалось несерьезным. Зачем за ним идти? Он их пытается спасти, а они хотят его убить! Что за абсурд! Однако затем маг понял, что все это не шутка.  Что все действительно похоже, на что то странное.
-Беги к своей маменьке. Скажи спасибо. Быстрее! -Маг не стал дожидаться, когда мужики придут сюда. Вместо этого малефик кинулся в хату собираться.  По пути, правда, оступился и чуть ли не кубарем полетел по полу.  Сказывалось усталость последних дней.  Быстро поднявшись и хромая, Бран кинулся к своим вещам.  Надевать кольчугу не было времени. Нужно было спасать только самое необходимое, а именно сумку, куртку и нож. Кое- как все это напялив на себя, маг кинулся вон из хаты и... уже опоздал. В невдалеке показалась группа местных жителей.
-ВОТ ОН!  БЕЙ ЧАРОДЕЯ!-Раздался, чей то мощный крик. Вроде по голосу это был местный кузнец, но это не точно. Да и не было времени спрашивать и уточнять.  Нужно было уносить свои ноги, ибо толпа радостно и гневно подхватила клич, кинувшись к магу.  Бран чертыхнувшись и все еще не оправившись от удара как мог, побежал прочь в сторону леса.  За что они с ним так?! Он же им ничего не сделал!   Он пытался спасти им жизни. Жертвовал собой! Своими силами!  А они к нему так! За что?!   Но ответа не было.  Да и некому было его дать. Да и  не самое подходящее время для вопросов.
Бежать, бежать, бежать.   Подобно волку, что уходил от собак и охотников.  Подобно зверю.  Забавно. Еще неделю назад все местные жители готовы были целовать сапоги Брана лишь за то, что он вызвался помочь им.  За то, что он их пытался вылечить. И теперь... Он как животное. Запыхавшееся, безумно уставшее животное, что уходит от людей по лесу. А толпа ведь не хотела отставать. Эх, пустить бы её по другому следу. Обмануть. Затуманить взор! И Бран все это может. Для него это не так уж сложно. Нужно всего- то остановиться и прочесть заклятье. Только  вот времени на все это нет. Да и сил маловато. Увы, лечение стольких жителей плохо сказалось на нем. Слишком много оно из него выпило. Слишком мало сил оставило. Теперь только и остается что, задыхаясь бежать через буреломы.  А толпа то не отстает... Нет. Они, похоже, решили расплатиться с чародеем за все. Теперь он для них был... Даже неизвестно кто. Смертельный и опасный враг?  Возможно. Явно хотели убить и жестоко отомстить за все.  Толпа не знает пощады.

Отредактировано Бран (16-06-2020 21:31:20)

0

46

Охота началась. Дёргая за невидимые нити всех, кто был здесь, Эоган руководил этой пляской безумия и ярости. И даже Бран был теперь лишь игрушкой в руках жреца. Сила наполняла его и пьянила, а ощущение полной власти над ситуацией и судьбой, это было чувство, божественно прекрасное. Это были моменты, ради которых стоило жить, вспыхивающие извергающимся вулканом в жизни.
Толпа гнала Брана, но дала ему уйти в лес и там, среди бурелома и веток, магу удалось затеряться. Хотя виновны и люди Эогана в толпе, что вели её не совсем так как надо. И благодаря им же, люди разделились.
Разобьёмся цепью! Что бы не ушёл!- послышались крики и люди пошли небольшими группами, а то и вовсе поодиночке. И одного из этих одиночек Эоган легко схватил, вырубив. После чего, наслаждаясь широтой своих возможностей, вернулся к месту, где должен был встретиться с Браном. Он даже проложил ему тропинку, что бы чародей не промахнулся.
И вот, когда Бран выйдет на опушку, его ждёт тщательно подготовленная сцена. Эоган, с кувшином стаута, вертел на пальце кольцо иллюзии.
В облике Эогана, - Приветствую тебя, Бран, - в облике жреца, - Кажется, пришло время тебе, расплатиться за своё тёмное чародейство, - облик Эогана, - Я тебя предупреждал, что это плохая идея. Не оценят они твоей доброты., - облик жреца, - Склонись перед божественной справедливостью и направь душу свою к свету. Пусть удары их очистят тебя от грехов.
Затем тёмному надоела эта игра и он убрал кольцо.
Магия иллюзий, бывает практически незаменима. Хотя изучать её, я бы не стал, не стоит овчинка выделки.- голос Эогана был расслаблен и весел, он даже налил пивка Брану, - Ты можешь не беспокоится по поводу людей. Некоторое время они тебя не найдут. Я знал что так будет. Я говорил тебе, что так будет. И я подготовился. А ты нет. Поэтому можешь перевести дух и даже выпить. В горел твоём наверняка пустыня, после такого забега.- он поставил кружку с пенным напитком, предлагая её Брану, сам же взял свою, отпивая глоток.
Ну, почти никто тебя не найдёт.- упомянул жрец, указывая на человека, что лежал, парализованный на земле, - Ты его, наверное не помнишь. Это один из тех, кого ты лечил. И благодаря тебе, он так и не заболел, болезнь просто не успела войти в нужную стадию. Или у него вообще было что то другое. Неважно. В общем. ты его спасал, вены себе резал. А он сейчас гонится за тобой, что бы забить до смерти. Не слишком справедливо, на мой взгляд.- и великодушно, Эоган предложил, - Ты можешь уйти от толпы, несмотря на их количество. Вытяни его жизненные силы. Убей его, ради восстановления. Ты знаешь нужный ритуал, или я тебе подскажу. В общем, забери его жизнь, ради спасения своей.- Эоган заранее подумал и о совести Брана, - Не бойся, ты спас много жизней в этом селении. Даже больше, чем я рассчитывал. Не будь тебя - выживших было бы раза в два меньше. Ты спас десятки. Вполне справедливо, что в качестве оплаты за предательство и помощь, ты заберёшь одну.
Разрешающий жест Эогана, спокойный тон. Звуки погони действительно обходили это место, они были здесь вдвоём и никто не беспокоил их. Всё было продумано, всё учтено. Толпа была зверем, жестоким и могучим, но глупым и управляемым изнутри. Люди, лояльные тёмному жрецу, сейчас управляли ею.
Сделай это, Бран. Тебя предали, тебя загоняют как собаку. Как дикого зверя, участь которого решена. Они отвергли тебя, как я и говорил. Так убей же! Соверши убийство не ради некой справедливости или закона, а ради себя. Убей, потому что считаешь это правильным. И тогда, с первым таким убийством, тебе откроется истинный путь, второе убийство будет проще. Сделай от своих убеждений маленький шаг, в угоду обстоятельствам. Ты ведь не виноват, ты сделал всё, что мог. Это убийство будет на их совести. Они сами погнались за тобой. И он тоже сделал это сам. Так сделай наконец то, что должно.
Именно на этот момент делал ставку Эоган. На то, что измученный, преданный. озлобленный, Бран наконец поддасться своим личным желаниям и сделает выбор в пользу себя, а не законов, которым следуют жители южнее Скалистых гор. Сделай как истинный маг крови, настоящий рилдирит. Возьми кровавую плату. Ты не берёшь последнее, ты лишь берёшь оплату услуг. И ты лишь защищаешься, ты жертва. Так делай то, что тебе дозволяет твой статус сейчас. И пусть умолкнет глупый писк твоей безмозглой совести.

+2

47

Бежать, бежать и еще раз бежать. Брану ничего не оставалось кроме как убегать как можно дальше и быстрее. Хотелось отдохнуть. Сделать небольшой привал. Выпить воды.  Перевести дыхание хотя бы! Но нет! Нет возможности. Нет времени.  Погоня шла по пятам, умеючи загоняя мага крови как какого-то волка.
Но вот на какой-то момент  малефику удалось остановиться и прислониться к дереву.  Чародей сипло дышал, пытаясь восстановить свое дыхание. Но это было не так просто.    Увы, но маг уже давно двигался, беря в долг у организма, и потом придется за все расплачиваться. Самому или за счет кого - то другого.  Сипло сделав вдох, маг резко согнулся пополам и затрясся, пытаясь сдержать  рвущийся из груди кашель.  С гигантским трудом, но Брану это удалось.  Вновь сделав глубокий вдох, маг кое-как поднялся. Нужно было двигаться дальше. Нельзя было надолго останавливаться.  Вот уже поблизости опять раздались крики местных жителей.
-ОН ТУДА ПОБЕЖАЛ! ЛОВИ ЧЕРНОКНИЖНИКА!
-СЖЕЧЬ ЕГО!

И тому подобное. Было ясно, что они находились в опасной близости от мага крови, и тому нужно было двигаться дальше.   Кряхтя почти как старик, малефик опять побежал, удаляясь глубже в лес.  Была бы у Брана возможность обдумать дальнейшие шаги, он бы может и попытался бы  уйти в другую сторону, но никак не вглубь леса, где так легко можно было потеряться.  Но сейчас, увы, не было времени на то что бы что-то решать. Нужно было действовать.
Маг бежал и бежал. Он не знал, сколько он пробежал. Не знал, как далеко он пробежал. Все это не имело значение. Имело значение лишь охота, шедшая  за головой Брана.  Но в какой-то момент... Все замолкло. Ну, то есть, толпа, что так долго и упорно шла за чернокнижником подобно охотничьему псу, вдруг сбилась с маршрута и ушла по совсем другой дороге. Тут бы малефику и задуматься. Остановиться. Перевести дыхание.  Раз уж все равно выиграл время.  Но нет.  Тот все продолжал загонять себя и бежать дальше.  Пока в какой-то момент не остановился, дабы узреть перед собой... Эогана...  Вот уж кого- кого, а его Бран тут не ожидал увидеть. Он даже не сразу понял, кто стоит перед ним. Да и сложно было осознать, когда задыхаешься после долгого бега. А вот чуть позже, когда сердце перестало, бешено стучать в ушах, и пелена отступила от глаз, ну, а маг пришел в себя.
-Эоган?!- Малефик закашлялся, опять сгибаясь пополам. Наконец мучительный кашель прекратился и малефик выпрямился. -Что ты... Стой... Ты жрец... И всегда был  им...  Но как?- Наверное, на лице мага отразилась вся гама эмоций от недоумения в стиле как же так, до почти детской обиды.  Как? Откуда?! Почему?! Все это наверняка было на лице мага.  Он действительно не ожидал  появления здесь кровавого жреца. Но тут Брана, кольнула мысль. А что если все это было заранее задумано?! Что если он Бран был всего лишь пешкой в большой игре Эогана? Что если тот все это задумал? Создал при помощи магии крови необычную болезнь, распространил её и всячески поддерживал? Тогда становится понятно, почему не все до конца поправились. А так же понятно, почему болезнь отступала пред магией крови... Но зачем?! Зачем все это?!
-Зачем?! Зачем все это было?! Я помню. Помню нашу встречу, когда были я и мой учитель. Помню наш разговор. Помню что... вы служите темным богам. Но зачем столько жертв?!  -Маг крови был в ужасе.  Он понял, что все, что происходило в Сером мосте, было тщательно спланированным планом. Все было продумано и хорошо разработано.  Но зачем? Неужели все эти жертвы служили только накоплению силы, да утолению голода божков?!  Бран тяжело сглотнул.   Все это выглядело как бред. -Я... Не собираюсь убивать этого человека просто так. Сначала скажи зачем?! Зачем все это нужно было?! - Бран, не смотря на смертельную усталость, разозлился. Он старался спасти этих людей. Жизнью рисковал.  А все оказывается  зря. Зря и напрасно.  Чародей и сам не заметил, как его рука легла на ножны с кинжалом. Не заметил он так же, как лезвие покинуло ножны и удобно легло в руки.  К сожалению, бутыль с кровью была пуста, и малефик не успел пополнить её. Просто не успел в связи с утренними событиями.  Поэтому все, на что приходилось полагаться Брану так это на собственную кровь.

0

48

Лицо Брана, что переливалось различными эмоциями, созерцать было блаженством. Эоган сел  пенёк, решив, что правда не в ногах, а чуть чуть выше. Он слушал Брана, делая глоток, положив одну ногу на человека. Он не знал его имени, но знал что подставка из него вышла отличная. Пиво, удобный пенёк, и человек, сила внутри, власть над ситуацией, лицо Брана. Идиллия.
Зачем? Ради силы и мастрерства, разумеется.- широкая улыбка, с тенью иронии,- Видишь ли, я в прошлом году, получил посвящение. В полноценные жрецы.- поделился Эоган радостью, - Но, до этого момента, я не имел случая испытать, насколько выросла моя жреческая сила. И насколько окрепла моя связь с богами. И вот, тут это село. Прекрасная возможность. Я ничуть не жалею, что воспользовался ею. Жаль только, до получения ранга высшего жреца ещё долго. Ощущение божественной мощи пьянит сильнее крепкого пива гномов. А оно, говорят, людей с ног сбивает.- своих секретов у Эогана было немного, а вот о Бальтазаре он распространятся не желал. Ведь Бран, похоже, ещё не понял глубину своего заблуждения. Не осознал никчёмность своего альтруизма. Так что может ещё мстить побежит. А Эогану не хотелось доставлять некроманту хлопот. У Бальтазара найдутся дела и поважнее, чем разбираться с этим забавным малым. Не считая того, что из подобной схватки, как считал Эоган, у Брана нет шансов выйти живым. И судьба его будет, учитывая нрав некроманта, куда страшнее смерти.
Чем больше жертв - тем лучше. Ведь связь крепнет не только со мной лично. Но и с миром в целом.- обвёл руками пространство, - Стирает грань между нашим Планом и Планом Бога. Это усиливает связь бога с миром, давая силу как мне, так и другим. В данном случае, очень уж удобный подвернулся момент. Эпидемия позволяла списывать в отходы сотни людей. Когда бы ещё мне предоставилась такая возможность?- тут жрецом овладела лёгкая задумчивость, - Ладно, не буду приписывать себе лишнего. К эпидемии я отношения не имею.- признание было явно нехотя, ведь неприятно было признавать, что он тут просто ассистировал некроманту. Да и Брана наводить на мысли о поисках кого то не хотелось. Но врать не было особого смысла, начнёт копаться - поймёт. А Бальтазара ему не отыскать, - В общем, я лишь воспользовался подходящим случаем. Можно даже назвать эту болезнь промыслом богов. Так что, я ведь не врал этим людям! Я говорил что болезнь это испытание от бога. Просто не всегда уточнял от какого. Ну не мог же я явится в село в своём обличии?- развёл руками, подчёркивая очевидное.
Жест Брана, когда рука малефикара потянулась к ножу, Эоган заметил, но напрягаться не стал, - Да брось.- презрительно-насмешливо произнёс он, - Я бы тебя одолел, даже будь ты в нормальной форме. А тут ты еле на ногах стоишь. Я тебя сейчас взмахом руки грязь жрать заставлю.
О целях Бальтазара, Эоган имел весьма смутное представление. Зачем ему этот паразит конкретно, к чему столько времени и так далее. Он понимал, что Бальтазар желает новых открытий, понимал цели, но не понимал процесса, его взаимосвязи и внутренней логики. Так что не стал акцентировать внимание на этом.
В общем, я кажется, уже ответил на твой вопрос.- Эоган указал на человека, - Теперь тебе стоит подумать о собственной судьбе. Этот человек преследовал тебя, что бы убить. Как и толпа других, что сейчас по лесам бродит.- прислушался, - Они скоро будут здесь, так что времени у тебя немного. Итак, ты можешь забрать его жизнь и выжить. Или оставить его в живых, а сам умрёшь. Ты пытался их спасти и у тебя отлично вышло, десятки из них выжить именно благодаря тебе. И именно это привело тебя к данному состоянию.- на лице Эогана отобразился смешок, у судьбы чёрная ирония, - Они забыли то, что ты сделал для них. И преследуют за то, о чём ты даже не знал. Вот разница в наших путях.- новый глоток пива. После чего левая рука Эогана засветилась кровавым светом Силы, - Я следовал пути богов. И сейчас я, в полной безопасности, полон силы. Они даже не знают, что именно я их резал! Я вводил их, одного за другим, в состояние летаргии, выдавая их за мёртвых. А потом кромсал их тела, уже обречённые на гибель. Некоторые ещё успевали удивиться.- усмешка, когда вспомнил эти глаза. Сначала они доверчивые и глупые, как у коровы. А потом в них прослеживается непонимание и ужас. Практически никто из них так и не успел понять, что именно это было, сложная задача для простых мозгов. И времени было немного, - А ты?- на Брана был наставлен обвинительный перст, - Ты следовал пути своего учителя. И что получил в результате? Загнанный, слабый, бежишь от тех, кого спасал. Бежишь потому что спасал! Твои собственные дела вернулись к тебе жаждущей крови толпой. Это ли не смешно!
И Эоган хохотал. Хохотал, не боясь быть услышанным. Хохотал над человеком перед собой, что своими руками создал охотников на себя. Хохотал над его принципами и убеждениями. Хохотал от осознания собственного превосходства над ним. Ведь вот она - суть жизни. На вершине оказываются не те, кто хороший. Хорошие люди - расходный материал. И Бран с готовность одел на себя эту шкуру. И теперь задыхается под её тяжестью. Ведь каким бы хорошим ты ни был, все хотят что бы ты был ещё лучше. Ещё полезнее для них. Что бы когда шкура придавит тебя своим весом. Когда под тяжестью обязательств "хорошего человека", тело твоё прильнёт к земле, как к любимой матери. Ты стал отличным ковриком! По которому будет очень удобно ходить. И даже тогда ты должен будешь ползать, чтобы другим не приходилось напрягаться, идти к тебя, для вытирания об тебя ног. Паши, паши, "хороший мальчик", солнце ещё высоко.
Эоган отсмеялся и вытер выступившие слёзы. А потом встал. И вытер об человека ноги.
Его жизнь- взгляд в сторону жертвы, - Или твоя?- взгляд в сторону Брана, - Только не говоря мне, что ты настолько глуп, что бы жертвовать собой ради него? Ты спас его. Так что он, можно сказать, возвращает тебе долг жизни. Ты оставил много таких долгов здесь, а забираешь лишь один. Это - щедрость с твоей стороны.- небольшая сладость, - Ведь сильно ли отличается этот парень, от разбойников, которых ты убиваешь? Разбойники, хотя бы, не пользуются жертвой, перед тем как ограбить её. - он был уверен что Бран сделает так, как он сказал, он уже был готов поздравить его с первым вменяемым поступком в его жизни.
Знаешь- добавил Эоган, - Я не знал что ты тут будешь. Сильно удивился когда увидел тебя. Но сейчас думаю, что это тоже часть воли Богов. Урок, что бы ты уверился, а я укрепился в пути. И я даже рад, что пути жизни свели нас на этом мосту. Перейди же его, Бран. Я уже жду тебя на другой стороне.

+1

49

Бран устал. Сильно устал. Сказывалась усталость последних дней, когда он лечил и спасал жизни. Точнее пытался спасать жизни. Ведь все это было зря.  А еще на него оказывало влияние тот немилосердный бег по пересеченной местности от толпы разъяренных мужчин и женщин. Тех, кого он пытался спасти даже ценой своего здоровья. Страшная насмешка. И вот он здесь. Перед лицом того гения который придумал и воплотил прекрасный план. Создал невероятную ловушку.  Но не для Брана. Нет. Похоже, сам молодой малефик реально оказался не в том месте и не в то время по чистой случайности. Ловушка была для местных жителей. А Бран влез в нее как какой то ученик. А еще самое смешное это кинжал в его руках. Боги, что за глупый поступок!  Было ясно и без слов Эогана о том, что у чародея нет и единого шанса в бою. Он был слишком вымотан, что бы лезть. Да и если говорить честно, то у Эогана помимо сил был еще и невероятный опыт. В общем, плохая ситуация.  Однако Бран  все же был упрям. И сдаваться даже в такой гиблой для себя ситуации не собирался.  И в связи с этим лишь крепче сжал кинжал в своих руках, так будто этим оружием можно было превзойти и убить Эогана.
-Жадность. Вот в чем причина. Испытание. Чушь собачья. -Бран скривился. - Жажда силы сделала тебя жадным. Превратило в истинное чудовище. Да. Прав был мастер, говоря про тебя, что ты чудовище Эоган.  Тогда я этого не видел. Почти не замечал, ибо слишком молод был. Зеленый маг крови можно сказать. Но сейчас я отчетливо вижу, кем ты стал и кем являешься. -Малефик не ставил перед собой цель оскорбить или унизить Эогана.  Да и того похоже вряд ли  можно было оскорбить. Просто теперь он отчетливо видел путь. Путь Учителя в конце жизни. То как он сходил с ума.  Как становился жаден до силы. Окажись Бран здесь вместе с Учителем и тот бы принял стороны Эогана. Даже нет. Он бы первым стал извлекать жизненную силу из окружающих селян. До того его довело безумие.  И Бран теперь ясно понимал, какое будущее ждет его в дальнейшем.  И от этого еще больше ужасался. Стать чудовищем в человеческом обличье. Тем, для кого людская жизнь ничего не стоит. Тот, кто способен шагать по людским черепам не обращая внимание на страдания и смерти. Нет.  Этого нельзя было допустить. Нельзя таким становиться!  Однако в глубине души маг крови знал ответ. Знал, что пройдет по пути крови и далеко зайдет в безумии. А весь бег всего лишь отсрочка от страшной расплаты за силу.
-О моей судьбе.-Как эхо повторил Бран все еще прибывая в ужасе от страшных перспектив своего будущего.  Нехотя и с трудом он сконцентрировался на словах Эогана. -Да. Один из тех, кто за мной бегал. Насколько я понимаю, бегал потому что нашел твое кладбище, но подумал на меня? Или потому что посчитали что я якобы убил тебя? НУ то есть жреца? Забавно.[/i] Маг усмехнулся и выпрямился, постаравшись придать себе гордое выражение.  Получилось, правда, так себе, но хоть что то. [b]- Подачки не принимаю, Эоган. Этот человек пытался меня убить по твоему содействию. Его проблема в том, что хорошо одурачили. Однако кровь невинных не проливаю. Я не чудовище, Эоган. Я человек. И  пускай видят все Боги!  Я таким и буду оставаться так долго, насколько могу. Я скорее умру, нежели пойду по твоему пути! -Плевок под ноги Эогану. -Знаешь. -Малефик рассмеялся. -  Я удивлен, что ты не спросил. Не спросил где же мой учитель. Что же с ним стало и почему я один творю, как ты там выразился? Глупости? Да вроде так.  А ответ прост. Я убил Учителя. Собственными руками. Мы сошлись в дуэли крови. Он и я.  И как видишь, я стою перед тобой. А знаешь, почему он мертв? Потому что стал как ты. Превращаться в чудовище жаждущее крови и силы. Монстр без души. И когда из-за него чуть не погибла целая деревня я не смог этого терпеть.  И можешь не смотреть осуждающе. Бой был честный. Я не ударил его в спину. Не бросил яд в его питье или еду. Впрочем, Учитель был талантлив и такой трюк с ним бы не прошел.  А удар магии крови да. Впрочем, не важно. Он мертв так и не став полностью, таким как ты. Я знаю, что путь мага крови путь в безумие и кровавую жажду. Но так вот.  Я предпочту сопротивляться этому и искать свой путь, нежели стать монстром. -Закончив речь, малефик полоснул по своей руке кинжалом. Капли крови, повинуясь воли хозяина, превратились в кровавых бабочек. Бран надеялся, что заклинание Кровавой  дворянки  Батори не известны Эогану и тот не сможет отреагировать, так как следует. Само заклинание могло быть безобидным отводом глаз, ибо сложно сконцентрироваться, если перед глазами летают куча бабочек, так и опасным боевым проклятьем, ибо та же Батори легко убивала своих противников через это заклятье.  К сожалению Бран знал лишь первый вариант. Но и этого было достаточно, ибо основная атак должна была прийтись по Эогану в виде кровавого кнута.

Отредактировано Бран (21-08-2020 16:59:54)

+1

50

Известие о гибели Александра огорчило Эогана. И он не стал скрывать это перед Браном. Тень сожаления и тоски по собрату прошла по его лицу. И огонёк злобы за его смерть зажёгся в очах тёмного жреца.
Зря ты убил своего Наставника. Раз он только понял, что в этом мире важно, а тут и погиб. И от руки того, кого сам воспитал себе на смерть. У Богов воистину чёрное чувство юмора.- горький и короткий смех вырвался из за сжатых зубов. Эоган ненадолго замолк, сложив руки. Он тихо произнёс последнюю молитву, провожая Александра в последний путь. Они не были особенно близки, но каждый кто идёт одним с ним путём, достоин внимания Эогана. А потом его внимание вернулось к тому, кто пытался этот путь сломать.
Мы все монстры Бран. Твой учитель успел это понять, хоть и запоздал. Но пусть перед смертью, он это понял. Все принципы, кодексы чести и благородства. Хех. Всё это просто слова. Что будут забыты при первой опасности. И когда всё становится плохо, раскрывается истинная суть существ. И вот уже эти добрые, следующие свету люди, готовы сожрать друг, друга. Они лизали тебе пятки пока ты был им нужен. А когда перестал - преследуют как прокажённого. Я лишь показал тебе их суть. Потому что вижу их насквозь.- движения Брана, его надрезы и попытки сделать что то, это было уже не смешно. Лишь грустно, - Но раз желаешь оставаться слепым - твоё право.
Эоган не собирался сражаться или играть. Он обладал огромным перевесом в силе. Это не была схватка двух магов крови, это была битва огра с гоблином. И Эоган нанёс лишь один удар, послав чудовищную волну кровавой энергии, что просто смела и бабочек и кнут. Он смела всё, что Бран сумел сотворить, после чего прошла сквозь его тело. Брана не отбросило, даже не толкнуло. Лишь трава за его спиной моментально сгнила. А внутри тела Брана треснули кости, разорвались жили, внутренние органы покрылись ранами и кровь хлынула внутрь. Его тело не было сбито ударом, оно упало под тяжестью его последствий.
Эоган спокойно подошёл к поверженному магу, что сейчас блевал кровью. Он смотрел на него, с презрением. Однако Бран мог его слышать и понимать и Эоган решил нанести последний удар.
Знаешь, ты оказался полезен мне.- чётко сказал он, присев на корточки рядом со своим противником, - Пока ты лечил их, я мог более спокойно выбирать себе жертву. Ты никого не вылечил, однако ты не дал многим умереть от болезни. Потому что мой нож прикончил их ранее. Так что я должен вынести тебе даже, благодарность. Не будь тебя, моё личное кладбище здесь было бы много скромнее. Так что спасибо.
Поблагодарив Брана и даже не совсем солгав, Эоган прикончил человека, что бы тот уже никому и ничего не рассказал, после чего ушёл.
А толпа тем временем, нашла Брана. Эоган уже не видел, что они делали с ним. Хотя разумеется, на Брана тут же обрушилась волна народного гнева. Вчерашние просители били его всем, что было под рукой. Хотя сами люди Эогана от этого держались подальше. Люди тут же нашли "объяснение" странной сцене. Похоже что Пётр, так звали убитого, сумел нагнать малефика, да тот его убил. Но сам сил не рассчитал, вот и лежит тут. А потому, надо его добить и бросить подальше от деревни, где обычно самоубийц хоронят. Но перед этим нужно его обязательно до смерти забить, ибо месть колдуна может быть ужасной.

+3


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Сочтено, посчитано, взвешено, измерено