http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Много хрена, немного дягиля и всё, что останется


Много хрена, немного дягиля и всё, что останется

Сообщений 1 страница 42 из 42

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

http://sg.uploads.ru/SGeRw.png

Эта история начинается в закоулках Цейха, продолжается в потаённых глубинах кошмаров и устремляется туда, где некроманты мечтают о драконах, а книги не могут сдержать воплей.

Начало весны 10606.

Бран, Морваракс (ГМ+НПС), Бальтазар.

+2

2

- Всё верно, сударь. Книжник и алхимик. Так и помяните в своих документах. Расписаться? Охотно, только укажите, где.
Цейх - открытый город, приветствующий любого путника разноцветными флажками из окна в окно. Неизменным хрустким инеем по краям флажков и крыш.

- Что значит, "дали мне это подписывать, а не читать"?
Презрительная гримаса, столь чужеродная на флегматичном лице интеллигента, ставит привратника на место. Привратнику не привыкать:  его сегодня уже отталкивали с пути громозвучными фамилиями, порфироносными титулами, коварными чарами, дамскими прелестями и чем ни попадя ещё. Несмотря на то, что рассвело лишь полчаса назад.

Есть, кто бы сомневался, в Цейхе и закрытые районы, куда простому иноземцу и не надо. У Бальтазара здесь знакомая семья, поэтому он с утра пораньше и пробивается через ворота огороженного квартала.

Его не ждут, но отпирают резво. Хозяйке слишком хорошо знаком этот инеистый голос, столь степенный, что всякий заподозрит седину на висках говорящего.

Талина с семьёй по-прежнему обитает в полуподвальных помещениях, впрочем, не каждому дворцу дано похвастаться таким уютом, все эти полосатые половики, запах печёных пирогов с морковью и нитяные плетёнки с кисточками по стенам, это всё надо запретить, как сверх-магию, сбивающую  всякого отшельника с истинных путей и коварно вынуждающую разлечься на печи на ближайшие пару веков.

- Но Кассия... Она хотя бы здесь? - жалобно спрашивает Бальтазар у Талины, ощущая, что ещё один пирожок, ещё один стакан домашнего вина - и разум его скатится в забытье, а тщедушное тело расползётся по швам.

- Она-то здесь, ваша наречённая, господин некромант, куда ж ей от вас деться! - отвечает женщина с маслянисто блестящими чёрными локонами.

Наречённая - это, конечно, означает отнюдь не невесту. Не настолько молод Бальтазар, чтобы в такие игры вписываться, и не настолько уверен в себе. Кассия - девица четырнадцати лет от роду - читает что-то поблизости в саду.

Четырнадцать лет назад он спас Талину от виселицы, рискуя при этом собственной шкурой, как никогда. Пришлось и побегать, и тайком раскапывать могилы, и шепотком говорить с духами, и прятаться в подвалах, но в итоге её перестали обвинять в смерти мужа. А Бальтазар в итоге этой истории стал ещё ближе к снегу своими сединами и ещё ближе к бездне зла своей душой: затребовал в качестве платы воспитать обоих её отпрысков как своих будущих прислужников. Он видел тогда, что в её чреве двойня. Лиланд и Кассия, и обоим он сам дал имена. Кассии - в честь своей первой любви, своего первого некрофилического опыта, и никогда не пытался этого скрывать даже от неё самой, не делая никаких скидок на возраст, расписывая ей и брату всю некрофилию как есть.

Впрочем, её это не смущает и не ранит. Увидев Бальтазара в кустистых воротах сада, Кассия-младшая стремится к нему с объятиями, бросив книгу на траве.

- Лиланд в академии, - объясняет девочка то, что и так уже ясно, уткнувшись щекой в робу мага, пропахшую походным костром.

Она не понимает, радоваться или печалиться, когда определивший всю её юность некромант подменяет вечную службу на временное содержание мелкого кота. С одной стороны, Кассии нравится пушистый Тришка, нравится до писка и закатывания глаз, но с другой - ей досадно, что великая миссия помощи тёмному магу, о которой ей твердили с пелёнок, теперь целиком остаётся у Лиланда.

Уверив её, что задача ничуть не менее важная, Бальтазар остаётся ночевать и пораньше, пока преданная ему светлокудрая девица ещё спит, отправляется исследовать лавки. Узкие улочки Цейха ему хорошо знакомы, его тяжёлый посох стучит по неравномерной кладке камней, хлопья утреннего предгорного тумана освежают виски.

Франтоватые юнцы с лисьими глазёнками ждут в покупатели таких же, как они сами, поэтому дивятся седовласой постной физиономии в своих негласных торговых точках. Но, перебросившись парочкой слов с некромантом, признают его осведомлённость в области курительных смесей и показывают свои новинки, не пытаясь надуть. До полудня Бальтазар с их пахучими изысками расслабляется в сауне и лишь затем спускается в нижний квартал, в алхимическую лавку, за которой сюда и явился. Там оседает добрая четверть его кошелька. Заглянув также в соседнюю - недавно открытую - он читает вывеску "Для начинающего мага", но всё равно собирается туда зайти.

+2

3

В эту весну  Бран решил остановиться в Цейхе.  Прекрасном, приветливом городе, где за звенящую монету тебя хорошо встретят, накормят, напоят и продадут то, что тебе нужно включая некоторые темные артефакты или информацию... Если ты, конечно, будешь осмотрительным.  Потому что темные переулки и грязные улочки таили в себе так же и опасность. Там твоя жизнь почти ничего не стоила, если ты конечно не темный маг или сам не выходец с этих улиц. Ну, или у тебя есть покровители среди местных "авторитетов".  Бран  не был знаком с местной преступностью, зато владел магией крови, что позволяло почти без страха бродить в темноте переулков и мрачных забегаловок.  Собственно почти ради этого он и прибыл в Цейх. Нет, конечно, он прибыл  не для того чтобы насладиться прекрасным сообществом местного дна. Этого добра во всех городах было навалом.   Цели у мага крови были глобальнее. Во-первых,  в Цейхе обитал его старый знакомый из Химер, решивший выйти на пенсию.  Он держал небольшую таверну для обитателей дна, наемников и прочих личностей. Собственно у него Бран и остановился, пока старый друг выполнял небольшую просьбу мага.  Все дело в том, что несколько лет назад малефик натолкнулся на зашифрованный дневник, в котором обещались различные магические сокровища и артефакты.  Но, увы, дневник был зашифрован. И если с переводом маг справился практически сам, то вот с некоторыми особенностями географии и картографии было туго. Тут- то на помощь и пришел старый приятель, который  за горсть серебра  обязался помочь.  Обещал даже поскорее закончить.  Но это дело могло и подождать. Во-вторых, Бран остановился в Цейхе для поиска обычной информации, заказов и редких знаний. С последним было пусто. Ничего интересного у перекупщиков и скупщиков не было. Какие- то старые и почти выдохшиеся артефакты явно не стоили внимания мага.  Так же не стоили внимания книги по некромантии, темной магии и по проклятьям. Маг крови таким не интересовался, да и не разбирался толком. Вот по лекарскому дел он бы купил, но, увы, такого тут не было.  Сплошное разочарованием, одним словом.  С заказами тоже ничего интересного. Если маг крови и нужен, то приворожить да отомстить. Никому лечение не нужно. А приворожением да проклятьями Брану заниматься не хотелось. Нет, если ему будет совсем не хватать денег, и будет грозить нищета, то  переступит через свои принципы и сделает то, что нужно. Ибо без принципов можно жить, а вот без еды и денег не особо.  Ну и просто так этим заниматься не хотелось тоже.  Учитель, если бы был жив, наверняка бы покрутил пальцем у виска да махнул бы рукой на такого принципиального ученика. Впрочем, не важно.  С информацией в Цейхе было уже лучше. Рассказывали об экспедициях в Темные Земли и о том, что там по-прежнему можно было обогатиться, если повезет натолкнуться на тайник некромантов не разграбленный во время войны. Ну и если конечно, повезет унести оттуда ноги живым и невредимым, ибо ловушки и нежить по-прежнему сторожили самые сокровенные тайны и богатства. Собственно это и была третья причина, почему маг остановился в Цейхе, а именно переждать и подготовиться к небольшой экспедиции на родину своего учителя. Где то там, в Темных Землях по-прежнему есть тайные библиотеки  и другие тайники с артефактами, бесценным знанием  и, банально, сокровищами.    Не то что бы деньги были нужны Брану, но явно лишними не будут. Но основная цель, конечно же, новые знания и бесценные артефакты что так и манят своей доступностью.  Казалось бы, иди и возьми, если конечно сможешь пройти через ловушки, установленные неизвестно когда, но за счет магии по-прежнему действенные и смертельно опасные. Нежить, которая вышла из-под контроля и убивает  всех тех, кто ей попадется под руку.  Ну и проклятья, которые мастера проклятий обожали вешать на свои  тайники.  Справишься и можешь получить доступ к древности.  Нет? Ну, значит, пополнишь ряды нежити или ряды таких же неудачников, как и ты. 
Бран не особо опасался нежити. Да его магия была не так эффективна против них, но все же кое- что он мог сделать даже против обычного зомби или скелета. С драугирами или другой высококачественной нежитью было бы посложнее, но тоже можно, что то придумать. Ловушки были попроще.  Да и их обезвреживания у мага были свои средства. Сложнее всего было с проклятьями. Если проклятья магии крови можно было не опасаться, то вот других...   Как то, раздумывая над этой проблемой, маг бродил по городу, пока его не занесло в магазин "Для начинающего мага".  Скучающим взором оглядев полки товаров Бран, конечно же, не находит для себя что то интересного. Однако видит одного интересного человека. Сначала магу подумалось, что ему показалось, но нет.  В магазине действительно был  его старый знакомый магистр темных искусств - некромант Бальтазар, которого Бран не видел довольно давно. 
-Мэтр Бальтазар? Какая неожиданная встреча в столь необычном месте. -Бран подошел к старому знакомому и тепло поприветствовал его.  -Не ожидал увидеть вас здесь.  Что привело вас в Цейх, если не секрет?

+2

4

Болотная тина, упакованная в пакетик с вышитой подписью, пакетик дороже содержимого в несколько раз, но поблизости нет болот.
Горькая полынь во всевозможных качествах - сушёная и толчёная, настойки, эфирное масло, дымные конусы, которые Бальтазар так и не научился до сих пор делать самостоятельно, но использует часто: даже просто для настроения, не обязательно для истончения завес между тем светом и этим. Ну и по мелочи - гармала, горючий порошок, медная стружка и цибетин, а вышло столько пахучих мешочков, что секции деревянного сундучка едва вмещают всё.
В лавке для "начинающих" охота плеваться: пройдоха-купец от балды сгребает наборы компонентов, чтобы продать втрое дороже, чем по отдельности. Лаванду и витые сиреневые свечи в коробочку с "комплектом для приворота", и пускай себе молодёжь не знает, что и то, и другое можно применять для энергетической чистки тела или помещения, например.
"Ну уж нет, недотёпа", - ворчит Бальтазар про себя, меряя взглядом фигуру торгаша, навострившего нос в его сторону, - "таким предприятиям есть место в селе среди невежд, а в Цейхе ты разоришься очень скоро".
Знакомый голос доносится сбоку, побуждая скорее бросить обратно на этажерку очередной нелепый набор из дурмана и чёрных восковых пирамид.
-Мэтр Бальтазар? Какая неожиданная встреча в столь необычном месте.
- Что верно, то верно: место необычное, - не без скептицизма отзывается полуэльф, ничуть не удивляясь обращению по имени, не оборачиваясь: его здесь знает половина города, каждая собака, не считая псины совсем глухой, слепой и дебильной.
- И необычно оно прежде всего тем, что не продержится на плаву даже до зимы. Если, конечно, будет продолжать в этом же духе.
Полный и косматый индивид за прилавком, услышав эту сентенцию, велит обоим посетителям убираться за порог: всё равно, мол, у вас обоих ни медяка в кармане, за квартал от вас нищетой несёт. Не распугивайте, говорит, приличных клиентов.
Бальтазар игнорирует его будто бы демонстративно, но на деле и вправду не замечает: он распознал в собеседнике не местного жителя, а того тёмного мага, который поначалу ему вовсе не показался тёмным при встрече в одном из вольных городов. Договорились тогда поддерживать связь, но, как и большинство подобных договоров, этот остался формальностью.
- Не секрет, уважаемый Бран, - положение некроманта в пространстве наконец свидетельствует о том, что он обратил внимание на вошедшего. Повернулся к полкам спиной и сплёл замок из подвижных пальцев ниже груди на фоне своих неизменных чёрных одежд.
- Послали меня тут как-то раз к Рилдиру на рога, а я возьми да послушай, возьми да пойди. Да только вот горы преградили дорогу, а я решил, что достаточно умён, чтобы их обойти путями мёртвых, а не лезть напролом.

+2

5

Бран был рад встретить старого знакомого, с которым когда то познакомились при довольно забавных обстоятельствах. Воспоминание о тех событиях заставили мага крови улыбнуться.   Жаль, что  Ричарда с ними рядом нет, тогда можно было бы отправиться в местный трактир и просто посидеть  поговорить за кружкой с пивом, о былых временах вспоминая "свадьбу" их товарища.   Впрочем, вдвоем выпить тоже можно было.  Ну и в целом появление старого знакомого Бран воспринял как добрый знак. Может быть, даже удастся уговорить его на совместную экспедицию. Тогда можно будет даже обойти проклятья заброшенных сокровищниц. Если, конечно же, Бальтазар захочет отправиться вместе с ним в путь.
-Полноте, мэтр. Будет чудом если этот "магазин"… - Бран специально сделал ударение на этом слове, как будто ставя под сомнение. - продержится пару месяцев. Хотя возможно на личностях что только-только  или совсем недавно, начали заниматься магией...  Но это вряд ли надолго. Среди товаров я, например, не вижу стандартных свечей для первичных ритуалов темной магии. Кинжалы, что  якобы для ритуалов, тупые и местами с ржавчиной. И это не говоря про другую магию. Думаю даже простой стихийный маг, у которого голова на плечах ничего здесь не найдет. -Уверенным тоном ответил Бран, игнорируя высказывания владельца магазина, который был весьма недоволен двумя посетителями. Конечно, кому понравиться, когда твое дело критикуют. Но сам виноват. Нечего дешевый и некачественный товар выкладывать на полки. Право слово, магией порой занимаются всякие дилетанты, что даже не разбираются в собственном товаре.  Вещи необходимы для ритуала для магии крови, лежат рядом с вещами для магии стихий, причем вперемешку.  Ужасно, просто ужасно. Даже жаль новичков, что сюда зайдут, решив стать магами. Хотя с другой стороны, чем больше не профессионалов, тем выше и дороже услуги специалистов.   
-Ваш путь идет за горы? Неужели в Темные земли направляетесь? Это стоит обсудить достопочтенный Бальтазар. Не против, пропустить по стаканчику вина? Ибо право слово возможно у нас с вами один и тот же интерес. К тому же я знаю здесь одно неплохое место, где можно посидеть, поговорить, будучи уверенным, что никто тебя не подслушивает.  Если вы конечно не против того что бы меня выслушать. Да и  честно говоря, в таком месте -Маг провел рукой, как будто указывая на магазин, полки, продавца. -Нечего делать. Абсолютный не профессионализм  заметен невооруженным взглядом
Продавец, стоявший за прилавком, конечно же, был не согласен с такой оценкой своего магазина. Он разразился большой гневной тирадой по поводу всяких личностей, что шляются по местам не их уровня и что- то  имеющих право говорить, при этом, не разбираясь в вопросе.  Но, как и в предыдущий раз, маг крови проигнорировал слова торговца.

+2

6

Лишь одна фраза из всего, сказанного владельцем лавки, не содержит откровенного сквернословия, да и то банши надвое заорала:
- Значит, так, сей же миг убрались в эти ваши Тёмные земли ко всем демонам и лярвам, нечестивцы! Сперва вшивый и небритый сосёт у инкуба, а потом дрищавый досасывает!

Ввернуть крепкое словцо в свою речь Бальтазар и сам обычно не прочь, но от того, что несёт этот тип, завянут любые приличные уши. А у него всё-таки уши - самая приличная часть тела из имеющихся. Единственное, что досталось от папочки - морского эльфа, не считая мелочей: немощно-белой шкуры, отталкивающей всякий загар, да способности волос расти лишь на голове и нигде более.

Остальное всё унаследовано от шлюхи. Даже не слишком характерный для людей лабиринт подобных грозовой туче глаз, матушка умела только соблазнять и ничего кроме, даже читать не умела, но в обольщении равных ей не было.

Вероятно, этот безмолвный гром сурового взгляда и заставил матерщинника побледнеть и отшатнуться прочь, роняя себе на голову с полки залитые спиртом и забитые чьими-то глазами бутыли. А может, бездонные чёрные провалы в рогатом черепе, которым некромант взмахнул в сторону прилавка. А может, это его разудалое, как детская считалка, и звонкое:

- Прокляну!

Воплощать угрозу в реальность, по правде говоря, не очень хочется: лень беспощадна, как горное солнышко, перед чьим ликом население города то кутается в мех, то щеголяет обнажёнными плечами, и всё это в один день, настолько велика разница в погоде в разное время суток.
Под эти лучи оба и выходят: стоило Брану упомянуть вино, как вытянутое лицо Бальтазара уподобилось морде довольного кота улыбкой и раскосым прищуром. Стоило упомянуть возможности для приватной беседы - и некромант направился к выходу, подтверждая кивками и  широкими жестами своё согласие вместе выпить.

- Именно туда  : разговор возобновляется и продолжается сразу, как только оба мага оказываются за ширмами питейного заведения.

- Они самые, Тёмные. Тут рядом как раз кладбище, в предгорье, там мне будет очень легко открыть портал, и сумею протащить обоих, если вы не шутите и в самом деле направляетесь туда же. Но должен предупредить, что без должной практики такой путь опасен. Либо направляетесь в перевал, либо следуете за мной и сокращаете дорожку на недели этак полторы, что скажете?

+2

7

Ох, как на них кричал хозяин магазина. Любо дорого было бы слышать, но Бран считал ниже своего достоинства прислушиваться к словам всяких мошенников, что  торгуют некачественным товаром.  И продавцу в этом плане повезло. А то за некоторые слова можно было бы укоротить язычок надоедливому крикуну, что сейчас на них орет. Да... Продавцу повезло, что Бран не такой как Наставник. Тот тоже бы не стал терпеть и указал бы торговцу его место.   Впрочем, тут все решил Бальтазар.  Он внимательно посмотрел, на продавца, который уже покраснел от злости и криков, пытаясь руганью выгнать незваных гостей из своего магазина, и спокойно произнес что проклянет. И произнес он это так уверенно, что у самого мага крови не возникло сомнений что да, действительно проклянет и глазом не моргнет. Помогло ли это от крикливого торговца? В целом да. Тот еще больше раздулся, но краска с лица пропала.  И ругань становилась все более не уверенной. В общем нужный эффект был достигнут.
-Мой дорогой друг.  В том месте, куда я вас приведу отличное вино. Лучше, наверное, только у наместника. Уж поверьте моему опыту. Если я и не понимаю в некромагии, то хоть что-то  да понимаю в хорошем вине.
Они покинули негостеприимный магазин и отправились в таверну «Драконья кровь», где остановился сам Бран.  Здесь действительно подавали отличное вино и превосходное пиво. Хотя комната стоила здесь просто грабительски, но оно того стоило.  Попросив отдельный столик для переговоров, а так же кувшин самого лучшего вина и каких-нибудь закусок к алкоголю. На выбор трактирщика, конечно же.  Сначала маг крови дал возможность высказаться Бальтазару, внимательно его выслушав.  Надо сказать, что некромант не назвал цели, и причины, почему ему необходимо было в Темные земли. Мудрый подход. Маг крови будь в иных условиях, и сам бы не сказал о цели путешествия. Но не сейчас.
-Итак. Да. Я слышал о легендарных путях мертвых, что открыты только для некромантов и тех, кого они могут переправить. За какую-то цену, конечно же. Ну, или если есть защита. Тут я все же рассчитываю на вас мэтр Бальтазар. Хотя если так требуется, то могу что-то придумать для возможности пройти путями. Далее. Меня ведет в Темные земли обычный интерес. После войны между нежитью и союзом шефанго и орков,  прошло немало времени. Однако Темные Земли по-прежнему, таят в себе как опасность, так и возможные богатства. Артефакты, дневники, книги заклинаний и прочее  не говоря уже о банальных сокровищах.  И хоть деньги мне не помешают, но не они моя истинная цель.  Поэтому, да мэтр. Я не шучу. Мне действительно надо попасть в Темные земли. И говоря откровенно, чем быстрее, тем лучше.- Как только Бран договорил, им принесли вино и закуску. Разлив по бокалам терпкий  напиток поднял свой бокал и произнес.- Предлагаю выпить за сотрудничество и отправиться в совместную экспедицию в Темные Земли, мэтр. 

+2

8

- За сотрудничество, - эхом откликается Бальтазар, задевая бокал Брана своим, - и за лёгкий путь.

[indent] Вино и вправду оказалось неплохим. Причём не только на вкус: после всего лишь третьей порции некроманта уже не заткнуть. Понесло.
- Вы доверились мне насчёт целей, расскажу о своих и я. В шутке про Рилдировы рога была доля шутки, вы, возможно, знаете, что Проклятый бог спит под одной из этих гор. Во всяком случае, когда я учился в школе, этой легенде уделялось несообразно много внимания. Даже - представляете - вместо уроков организованные дискуссии на темы вроде "к кому там ближе его кроватка, к нам или к Тёмным землям". Да, как раз у этой горы моя альма-матер и расположена, и  чему там только не учат тайно... Точнее, даже не тайно, а просто не афишируется. К чему я вспомнил-то о ней: вы о цене заикнулись. Если вернётесь назад с хорошей добычей, найдёте эту школу и поделитесь с факультетом некромантии... Чем-нибудь, на своё усмотрение. А, и ещё, хоть это и маловероятно, но если вдруг вы переживёте переход, а я нет - я этому же факультету свой череп завещал. Точнее, оба, - Бальтазар выразительно стучит сгибом пальца между верхних рогов причудливого украшения своего посоха, затем шарится в сумке, вынимает свод человеческого черепа, щедро, но в меру разукрашенный золотом и сапфирами - отсюда, наверное, нищетой-то и несло в магазине, - и следующую порцию вина прихлёбывает уже из этой чаши. Чего стесняться-то, сказано ведь, что место безопасное...
- А ещё точнее - все три, этот вот тоже. И насчёт цели моего путешествия, позвали в одно место. Духи, потусторонние сущности. Во сне причём.

Если б костяная чаша была чуть поменьше, или выпивка чуть похуже, или  Бран чуть ранее назвал бы Бальтазара просто другом, а не дорогим, - он ограничился бы простым "приглашали в гости" и не соврал бы ведь. Это было бы дважды правдой: во-первых, давнишний приятель по переписке неоднократно похвалялся, что сделает из Тёмных земель Просвещённые, и непременно позовёт помочь на определённом этапе своих мистерий, и не было никаких оснований сомневаться в том, что этот мудрый старец способен и не на такое. Правда, во время войны Тристан отчего-то перестал отвечать на письма, но ему и раньше случалось молчать годами, так что беспокоиться особенно не о чем: милый тёмному сердцу чудаковатый гений по-своему воспринимает время.

- Ну да ладно, это лирика, теперь о том, чем вы можете мне облегчить задачу с вашей защитой. Во-первых, ваша магия близка к сущности жизни, как никакая другая. Это может возыметь непредсказуемые эффекты, в лучшем случае она просто не подействует, поэтому избегайте магии во время перехода и прямо перед ним. Какие-то ежедневные обряды, если есть, сделайте прямо сейчас или уже там. И, скажем так, ментальная гигиена: если у вас присутствует страх смерти, его желательно не брать с собой на тот свет, - некромант смеётся в своё отражение в широкой чаше, догадываясь, что просит не о пустяке. Но и не о невозможном: он не с прачкой выпивает, а с магом, без контроля над своим сознанием на магии доедешь только до могилы.

Во-вторых, духи действительно приходили во сне, и это тоже "приглашение в гости".

Некромантия - название обобщающее, в ней полно очень разных областей. Не говоря уж о первичном делении на собственно некромантию и некромагию - о чём знает каждый первокурсник - есть как минимум семь. Бальтазар знаком с мастерами проклятий, пил на брудершафт с чумными вестниками, чьё касание вызывает какую угодно болезнь, учился у тёмного скульптора, способного сделать из костей абсолютно всё... вот, например, из практически неразрушимой драконьей кости - то ли козла, то ли барана в мельчайших анатомических деталях. Но ближе ему всё-таки могильные пророки, познающие леденящие душу тайны при взгляде в глазницы черепов. Хотя не чужды и полководцы, творящие из нескольких различны трупов поражающие воображение химеры, ведущие за собой десятки мертвяков разом.

Но вот таких, как он сам, упоённых путешественников по владениям мёртвых душ, говорящих даже на живом берегу с духами чаще, чем с живыми - ещё, к сожалению, не встречал.

Это не значит, что он не может парой жестов превратить живое тело в иссушенную  некрозом чёрную статую. И не значит, что в случае опасности не встанет за спины добротных бродячих жмуриков. Разумеется, как  любой мастер некромантии, способен и на это, и на большее.  Но первичная область интереса для него - это поиск того, дух знает чего, за проклятой Завесой, которую он когда-нибудь возьмёт и сорвёт, как безнадёжно прокуренную и оттого безобразную занавеску между залами питейного заведения. Вон, кстати, как раз такая болтается... Надо воздать ей должное и поддать копоти, - с этой мыслью некромаг отставляет в сторону пустую чашу, вынимает странную, с длинным и тонким мундштуком трубку и пускает к потолку облака дыма, отдающего и коноплёй, и полынью, и почему-то шалфеем, и Рилдир его знает, чем ещё, сам уже давно перепутал все эти неподписанные мешочки, каковые щепетильно собрал во всём разнообразии по всем скрытым и не очень магазинам Цейха, будто эксцентричный коллекционер.

- Желаете? У меня есть ещё трубка, - придвигая к собутыльку мешочек по столешнице и подкладывая к нему ещё случайных два ради разнообразия.  Вторая трубка, которую Бальтазар с приятным пустотным стуком подложил к мешочкам, отличается от торчащей из его рта лишь несколькими сферическими утолщениями на мундштуке, призванными охлаждать дурманный дым по пути к потребителю. Сам любит вдыхать горячий, потому  что его многострадальную глотку способен уже пощипывать только такой.

В силу своей специализации он столь часто выступал проводником, что всерьёз подумывает стать уже постоянным проводником, уже в совсем другие края, когда скончается. Ну, это если не предоставит судьба возможности сделаться ни личом, ни вампиром. Иными словами: ни тем же книжным червём, как при жизни, ни таким же пьяницей.

И каждый раз, когда те, кого он провожал, оставались на той стороне - сперва они сходили с ума и сами изъявляли желание остаться, поэтому ни об одном из них он не жалеет и не испытывает вины. Скорее, даже рад за них, но вот об этом уж точно лучше молчать, чего б ни выпил и чем бы ни накурился. Хотя бы потому, что после изъявленного однажды желания никогда не предпринимал попыток переубедить, ни малейших, чувствуя, что предаст этим все свои договоры и связи с незримыми владыками мёртвых душ.

А сегодня - особенно важно следить за базаром, потому что и так уже наверняка сочтён сумасшедшим после небывалого откровения "меня во сне духи позвали", это ж надо такое ляпнуть, даже стыдно уже, хоть и не протрезвел.

Это ж как же заест стыд, когда весь хмель выйдет. Никакой вампир столько крови не высосет, сколько  ментальной энергии высасывает бездна, вихревая воронка, пустошь, непроглядная чернота после каждого стыдливого или виноватого дозволения себе трепаться о чём попало. Никакой гробовой портал (потому что чертится в форме гроба) не вберёт в себя столько жизненной энергии, а именно ею некромант расплачивается за быстрый проход, если верить некоторым книгам.

Впрочем, Бальтазар не верит, потому что преднамеренно встречался на той стороне с магами, в которых жизненной энергии нет, с личами, проще говоря, и вампирами. Хотя насчёт последних кости надвое брякнули: если лич - это субъект, в котором нет ни жизни, ни смерти, то в кровопийце поровну того и другого. Такой точки зрения он не встречал в чужих книгах и поэтому напишет в своих.

- В семь вечера нужно быть на кладбище, - подводит он наконец итог своим поучениям. - Если нет никаких дел в эти... Да уже три часа осталось, хорошо же мы посидели, просто отлично! - идём вместе, мне не помешает помощь в подготовке.


[indent] Неповторимый розовый и рыжий цвет раннего вечера обласкивает каменные памятники. Особенные, самые чёрные, самые зыбкие тени трепещут на лицах.

- Сумерки - это время, когда истончаются все завесы, - хоть Бальтазар уже полностью трезв, опять не может удержаться от мышления вслух.

- Как меж мёртвым и живым, так и светом и тьмой, и сном и явью, - монотонно, как молитву, тянет он нараспев,  покуда извлекает из своего сокровенного сундучка очередные пахучие субстанции.

Но теперь для дела, а не для... воскурений. Эти сумерки ему тоже снились, и эти надгробия, и запах этих весенних трав. Он до сих пор не уверен, следует ли увязывать со статуэткой иномирной сколопендры свою сонную болезнь, что принялась прогрессировать с тех пор, как он вернулся в свою съёмную комнатку на чердаке после визита к Ханне и отцу этой странной девушки с зачернёнными белками глаз. Но как бы то ни было - спустя две недели, когда следовало бы погостить на свадьбе, он уже проваливался в сон так часто и неожиданно, что не могло быть и речи о путешествиях дальше крыльца и сада.

Даже когда отправлял поздравительное письмо - сперва уснул носом в стол, а потом, пробудившись, обнаружил конверт уже запечатанным. Подумав, что забыл, как заклеивал, - отправил в таком виде и выбросил из головы.

Но дальнейшие случаи уже не позволяли отрицать странную вариацию лунатизма, и не было уже другого способа излечить это безобразие, кроме как повторять за сновиденными наставниками все непроизносимые слова, кроме как следовать их инструкциям и сохранять эти инструкции в своих будущих книгах, и врезать в память их имена, врезать медными серпами в свою плоть их печати, врезать в ткань реальности рвущие её начертания.

Когда он сплёл из костей корону и научился с её помощью читать особенные знаки, когда покорно впустил в себя во сне что-то с другой анатомией, со сгибающимися к спине локтями, в результате чего пришлось потом лечить сломанные руки, - они вдруг взяли и оставили его в покое. Не об этом ли некромант мечтал ещё каких-то полгода назад?! Но теперь чувствовал только пустоту, как она есть, только невыносимую лёгкость, простоту обыденной реальности, только апатию, и даже самые изощрённые психоактивные смеси избавляли от этого на жалкие минуты, отнюдь не часы.

Поэтому, стоило им всего на одну ночь вернуться и такими знакомыми голосами и ощущениями показать сокровенное место в самых пустынных запредельях Тёмных земель - так он и помчался, взяв с собой лишь самое необходимое, погоняя осла непроизносимыми звукосочетаниями, задерживаясь в посёлках и придорожных тавернах лишь для того, чтобы выпить первого, что подадут - сладкой ягодной воды или едкой горечи абсента, не важно.

И в снах ему всегда являлась гигантская лестница с непреодолимыми ступенями, а также зал из зелёного мрамора, как издёвка, как  пепельный горизонт, как эталон недосягаемости.


Едкая смесь совсем не обязательна при вычерчивании колдовских фигур, но так удобнее на травянистой поверхности, чем просто рыть бороздки. Крупный равносторонний треугольник указывает одной из вершин строго в направлении, куда будущий портал выведет, - это самое важное. Некоторые из коллег-приятелей постоянно держали и обновляли такие треугольники, тот же Тристан об этом много рассказывал, - чтобы из любого места в кратчайшие сроки удрать в своё укрытие, как из домов, так и из рабочих помещений. Бальтазар недоумевал, зачем столько мороки, когда вроде бы никто за тобой не гонится, но как получил из первых рук известия о войне, - понял.

Поодаль круг, в центр которого становится спутник, чтобы получить необходимую защиту. Тут как раз проявляют себя самые необычные из всех веществ, что побывали в кадиле некроманта. Пришлось закупать уже после того, как узнал, что пойдёт не один. Самому для защиты хватило бы только слов, что прозвучат чуть позже, а можно и без них.

С подожжённой шерстью гиены первый круг против часовой стрелки:

- Всё, что съедал ты, мертво и гнило.

Тину в момент начала второго круга:

- Всё, что ты пил, почерпнул из болот.

Кадило необыкновенно мерно, как маятник, покачивается, похожее на гроздь свисающих откуда-то червей, окрашенное когда-то жёлтым и фиолетовым, но сейчас закопчённое. На третьем кругу колдун добавляет к ещё не прогоревшему благовонию (точнее, зловонию) смесь иссохших цветов, излюбленных смертью: загнутыми бордовыми иглами - ликорисы из дальних стран, бумажным шелестом - лепестки мака, бесформенной сыпучей смесью - вездесущие простые гиацинты в сочетании с иголками пихты:

- Всё, что любил, холодело в гробах.

Дым вопреки ветру остаётся внутри круга. На последнем - конечно, полынь, без которой у Бальтазара не обойдётся ни один ритуал:

- Где бы ты ни был - там лишь горечь и прах. Ну вот, с защитой всё, - с диссонирующе оптимистичными интонациями он придерживает Брана за локоть, выводя из круга в треугольник, там уже дымятся очередные кучки смесей по вершинам. Та, что указывает куда-то на север, дымит против ветра и едко-зелёным, верный знак того, что всё сделано верно. Начертить в воздухе форму гроба - несколько секунд.

- За черту, главное, не наступи - отрывисто и скомканно бросает некромант, не привыкший разговаривать при замедляющемся в трансе дыхании. В следующий миг он падает, будто замертво, в заполняющую портал черноту, меняя местами свои тело и дух: если в царстве жизни дух содержится внутри плоти - то во владениях мёртвых наоборот, хотя выглядит это почти так же. Мог бы дёрнуть попутчика за собой, но оставляет тому выбор даже сейчас, портал всё равно продержится ещё с полминуты.

- Снова Дорога, - тепло, как со старой приятельницей, здоровается Бальтазар с парадоксально искрученной лентой, подсунувшей привычную, как в городе, плитку прямо под ноги, но петляющей в черноте, среди которой ясно видны звёзды.

И цвет этих звёзд - чернее чёрного, лучше на них не смотреть, а следить за плоскостью под ногами.

- Тут всегда кто-то встречает. Кто-то из твоих мертвецов, - поясняет проводник, без тени опаски направляясь к скользящим навстречу теням.

- Посмотри, это твои или мои? У меня обычно другие,  но всякое бывает.

+4

9

Маг крови с удовольствием потягивал вино, которое действительно было весьма и весьма. А уж Бран знал толк в хорошем вине.  Заодно, конечно же, он слушал Бальтазара который, к счастью действительно согласился отправиться вместе с ним. И даже больше. Обещал провести тропой мертвых. По правде сказать, молодого мага крови очень интересовала данная система пути. Старый Наставник много чего рассказывал о данном способе путешествия, по-хорошему завидуя некромантам за столь необычный и быстрый путь, сетуя, что им, магам крови, приходится передвигаться на своих двоих. А телепортация при помощи крови если и была, то осталась в далеком прошлом как забытая тайна.
-Рилдир? Я хоть и не учился в академии темной магии как вы, уважаемый мэтр, но все же мне доводилось слышать о спящем темном боге. И конечно довелось слышать, что место его сна предположительно находиться, где то в Темных Землях. Но это так, легенды и мифы.    Насчет вашей, весьма странной просьбы... -Действительно странно, что некромант так оценивает свои шансы. - То можете не сомневаться, выполню. Правда, я все же хочу сказать, что со мной у вас больше шансов вернуться целым и невредимым. Кое-что в спасении жизни я все же понимаю. Поэтому условимся так. Вы помогаете мне добраться и по возможности помогаете мне там... А я по возможности стараюсь сохранить вашу жизнь и ваш череп при вас.  И этот замечательный кубок так же останется с вами. -С улыбкой произнес Бран, смотря как некромант, пьет из кубка в виде  черепа, как какой то орк-варвар.  Впрочем, наверное, в Темных землях свои обряды и традиции и не магу крови их осуждать.  Хотя может быть это череп особенно важен для некроманта как память о враге или знакомом? Кто знает.
-Так теперь касаемо моей магии. Ритуалы мне не надо проводить.  Тем более если моей защитой будете руководить именно вы, а некто другой. Вам, мэтр Бальтазар, я все же доверяю.  А если вы еще говорите, что моя магия там нежелательна, ибо от нее так и несет жизнью, то, что поделать. Значит, не буду её пользоваться, пока не окажемся в безопасном месте. -Про смерть и говорить не стоило. Маг крови не боится смерти. Он ей командует, но на совершенно ином уровне. Ни как некромант или обычный темный маг. Маг крови конечно не может щелчком пальцев вытащить душу с того света, но может возродить или спасти умирающего.  Даже совершенно безнадежного. А проведя ритуал Рилдира теоретически может попросить и вернуть с того света. Правда, большой ценой. Но ведь решившись кого- то вытаскивать, ты сам понимаешь, на что идешь, да? Правда, помни, обман тебе тут не поможет. Ты ведешь честный торг, с темным богом и тот так же честно возвращает то, что тебе нужно.  За пару ничего не стоящих человеческих жизней, конечно же.  Цену сбивать не стоит.  Говорил в свое время Наставник как следует, поучая своего ученика. И его слова вспыли в память при упоминании смерти. Это было по-своему забавно.
Маг не стал отказываться от табака и трубки, хотя до этого почти не курил. Так пробовать пробовал. Даже помнится то ли в Гессе то ли где то в другом месте, Бран вместе с учителем остановился в гостинице среднего достатка. Как раз Наставник выполнил охоту за головами на местных бандитов и по-своему решил отпраздновать. Заодно позволяя отпраздновать и своему ученику. Ты уже достаточно взрослый, раб. И тебя наверняка привлекают это голожопые девки. Не отводи взгляд и не красней как девица на выданье. Мне не нужен ученик, что постоянно отвлекается и не может сосредоточиться, думая, о сиськах и жопах местных шлюх. Вот тут достаточно денег.  Иди и развлекись.  И Бран, конечно же, пошел в местный бордель, где ударился всем порокам. Даже что то курил. Что то пил. И прочее. Правда, курил он тогда мелкий кристаллы вызывающие приятный дурман, а не табак, но это было не так важно... С тех пор и не пробовал более. А тут если угощают, то отчего бы и нет?
За раскуриванием прошло немного времени, а уж потом настало пора прощаться
-Конечно я буду на кладбище. В семь вечера. -Ответил Бран, слегка пошатываясь. Алкоголь и дурман крепко стукнули его по голове. Но благо это ненадолго. Нет, конечно, маг крови мог оставаться в таком состоянии столько, сколько захочет, ну точнее пока все не выветриться.  Однако у малефика были еще дела. Нужно было собрать вещи, сказать знакомому, что временно покидает город для своих дел, но скоро вернется.  В общем,  дел хватало с гаком. Поэтому попрощавшись с некромантом, маг крови оплатил  вино и вышел из таверны.
Первым делом Бран решил вопрос с самим собой.  Простенький ритуал очистки крови от алкоголя и дурмана и глоток холодной воды.  В качестве последствий, конечно же, осталась головная боль, но и она тоже скоро пройдет. Во всяком случае, к кладбищу маг крови будет бодрым и относительно здоровым.  После ритуала, малефик отправился к знакомому. По пути, правда, маг чуть не нарвался на неприятности. Местные молодые бандиты решили, что он подходящая и очень слабая цель, которая не будет сильно сопротивляться ограблению. Но немного крови и проткнутая нога главаря быстро убедила их сменить планы и как можно быстрее ретироваться. Больше неприятностей на пути не было и можно было отправляться к бывшему наемнику. Тот как обычно сидел в своей таверне и в ус не дул. Быстро передав сообщение и отказавшись от кружки холодного пива, маг покинул забегаловку.  Теперь можно было отправиться в таверну, где он арендовал комнату. 
К  семи часам, собранный со всем необходимым инвентарем, вооруженный фальшионом и традиционным кинжалом магов крови, Бран стоял на кладбище где была назначена встреча.  Некромант был там, как и обещал. Теперь все было в его власти. Маг крови ничего не делал, но внимательно следил за ритуалом, как впоследствии он узнал, защиты. Сам Бальтазар не нуждался в какой-либо защите при проходе Тропой Мертвых, что было вполне логично, все-таки некромант. А вот магу крови защита была нужна.  Ритуал был недолог, а может и долог. Бран не следил за временем.   Запомнил за то, как Бальтазар упал, как будто жизненная сила резко покинула его. Хотел даже броситься к нему на помощь, но вовремя остановился и поступил правильно, ибо падение было частью ритуала.  И, похоже, переход начался. Во всяком случае,  на их пути появились мертвые, которых маг крови, конечно же, узнал. Да и как не узнать тех, кого сам приносил в жертву или убивал в бою?
-Да, мои. Моё прошлое. Здравствуй, Наставник. Не ожидал я вновь вас увидеть.
-Была бы при мне плоть и кровь, мой ученик, то встретил бы тебя по-другому. Чем ты занимаешься, позволь узнать? На что я тебя учил? Что бы ты тратил крупицы таланта и дара на спасение?!
-А что мне надо было идти по пути в кровавое безумие как вы?
-Тебе надо было не совершать моих ошибок!
-Я их и не совершил. А исправил. Но довольно! Я не собираюсь более слышать вашу речь. Прочь!
Но так ли просто прогнать мертвецов, которым ничего не можешь сделать? Мертвецов из твоего прошлого,  что смотрят на тебя осуждающе. И тянут и тянут тоскливо и уныло речь о твоих прегрешениях. О том, как ты их убил, не давая и шанса на спасение. Или наоборот как не спас, не приложил достаточно сил для спасения. Кругом виноват!

+2

10

- Вы чего это, уважаемый? - недоумевает Бальтазар мимоходом, услышав душу, достающую Брана. - Дорога вроде бы ровная, а вы все равно в проблемах живых заблудились. Помог бы, да только...

- А со мной здороваться не надо? - перебивает ещё одна тень,  взметнувшись на полголовы выше некроманта и постепенно формируясь в очень знакомую фигуру.
- Здороваться? Это с призраком-то? Ну, могу душевного здоровья пожелать, если настаиваете... - осекшись, Бальтазар останавливается в смятении:
- Конкордия?! Вот уж кого не ожидал встретить так близко...

Даже сквозь зыбкое марево потустороннего мира, где бесцветно и прозрачно всё, но в разной степени, текуче и переменчиво, старая знакомая Бальтазара сердито сверкнула на него синевой глаз, или нет, померещилось.
Близость этой души к Завесе кажется чем-то неординарным лишь потому, что  ни до, ни после трёх суток общения с ней настолько увлечённых смертью  колдун среди живых не встречал. Включая себя самого.

- Должна же я хоть раз проверить, что там с моей крышей, - звонко и смешливо поясняет дух, двигаясь вперёд спиной. Бальтазар не отстаёт, оглянувшись лишь однажды проверить, всё ли в порядке у попутчика.

- Дальше меня не уедет, не волнуйтесь. Только вот сегодня напился из неё хорошенько.

Будто оступившись - как в вату угодив или в болото - некромант смотрит под ноги, но поверхность не стала ни уже, ни прозрачнее, чем была. Хмыкнув, он продолжает путь и сам не может понять, в какой миг и каким образом снова оказался висящим в пустоте, как на входе в портал, в падении или взлёте без верха и низа, только с напитанными чёрной бездной звёздами где-то на периферии обзора.

Отредактировано Бальтазар (19-09-2019 01:10:53)

+3

11

далекое прошлое
- Как вам мое искусство, уважаемая? Не правда ли, оно совершенно?
Мрачные коридоры освещаются факелами. Магическое голубоватое и зеленое пламя не разгоняет тьму по углам, но делает ее более тяжелой, живой, наблюдающей и властной. Коридор кажется бесконечным. Начало и конец теряются во мраке. Потолка не видно, словно исполинские колонны упираются в пустоту. Стены украшены гобеленами и картинами. Иногда – трофеями. Жуткими и величественными.
Голос собеседника тих, похож на шелест листьев под касанием ночного ветра или шуршание убегающего в часах песка. Он ступает совершенно бесшумно, не идет, а плывет над полом.
Его спутница огромна, но каждый шаг ее когтистой лапы не порождает и намека на эхо. Ее дыхание тонет во мраке и отблесках магических светильников. Старые драконы действительно велики, но даже она – пережившая не одно столетие – кажется всего лишь пылинкой в этом коридоре. Так он выстроен – чтоб любое, хоть самое могучее существо осознавало свою незначительность в стенах темной цитадели.
«Практично», голос не соответствует внешности. Хрипловатый, но приятный, как кошачье мурлыканье. Дракон рокочет – то, что она видит, ей нравится. А то, что ей нравится, рано или поздно будет принадлежать ей.
Пустой коридор совсем не так пуст, как кажется. В тенях стоят слуги. Одни уже истлевшие до состояния костей, другие покрыты гниющей плотью – и одного взгляда достаточно, чтоб осознать – эти куски мяса будут вечно источать свой мерзкий запах, вечно будут находиться в процессе разложения, ибо так пожелал создатель. Есть и те, кто выглядят до ужаса живыми.
Дракон их видит, слышит их запах, ощущает магию, что сотворила оных – подняла тела из земли и усыпальниц, вырвала еще не растворившиеся в мире души умерших, приковав их к тленным оболочкам. Поистине очаровательно. Люди боятся смерти, но в ней же ищут спасение. До чего убогие создания!
Дракон видит, что все слуги схожи в одном – гуманоидное строение. Среди них нет оживших зверей, среди них нет… ее сородичей.
«Ваше собрание не полное», иной бы прикусил язык, дабы мастер его не вырвал за столь вопиющий выпад дерзости. Но черная не боится. Никогда не боялась, и не видит смысла начинать.
- Ваша правда, уважаемая, - если выпад и задел хозяина, то он ничем это не выдал. Ни голосом, ни жестом. – Но, как вы понимаете, данное искусство еще молодо. Это… То, что вы видите, всего лишь начало – с созданием таких марионеток справится даже начинающий. Осмелюсь поделиться планами: мои амбиции касаются даже вашей расы.
«Вы намерены оживить дракона?», она не удивлена, но в голосе слышится злое веселье.
- Понимаю, что на такое мало кто способен. Без лишней скромности заявлю, что считаю себя компетентным в данном вопросе. Недостаток только в нехватке материала. И толковых помощниках. Знаете, это даже слегка волнительно, когда живой ступает на тропу нашего искусство и шаг за шагом познает сокровенные тайны. Не хотите приобщиться?
Темнота пожирает раскатистый смех дракона.
«Ваше искусство практично. Мне оно нравится. Предпочла бы иметь собственную коллекцию»
- Вы не безусый юнец, ваше обучение будет быстрым. И выгодным для нас обоих. Нужно только… подготовить учебный материал.
«Не волнуйтесь, коллега», дракон фыркнула на последнем слове. «Трупами сородичей я вас обеспечу»

- Как продвигается эксперимент?
- Я даю ящерице ровно столько, чтобы она заинтересовалась, но не познала.
- Хочу в очередной раз напомнить: с молодым драконом было бы гораздо легче совладать.
- Молодые слишком слабы. Чтобы получить нечто действительно великое нужно идти на риск.
- Надеюсь, вы знаете что делаете.
- Наших объединенных усилий хватит, чтоб она прошла изменение. И угодила в нашу ловушку.
- Только если все пойдет как надо. Драконы коварны и изворотливы.
- Это мои земли. Она не может и шагу ступить, чтоб его не увидели и не донесли мне. Все под контролем. Ящерица может сколь угодно тешить себя надеждами обмануть нас.

Личи и маги улыбаются – не столь губами (у некоторых их давно нет), сколь самой своей сутью. Ни для кого из них не секрет, что в решающий момент каждый попытается перехватить контроль над драконом-нежитью. Не бездумным болванчиком, а над настоящим драколичем. Каждый полагает, что у него шансов больше, тщательно приглядывая за своими временными союзниками. Каждый уверен, что помыкает драконом как ему выгодно.
Черной отсыпается та информация, которую считают нужной сообщить. За ней следят, ее шаги скрывают. Мертвая паутина заговоров подарит окончательную смерть любому, кто оступится и упадет. Она же обещает вечное рабское служение излишне самоуверенному.
Черная знает это не хуже некромантов. И у нее тоже есть свои секреты.

В решающий момент что-то идет не так. Заветная филактерия, подготовленная для ритуала, не наполняется. Впрочем, это как раз никого не удивляет. Все участники подготовили «запасное» вместилище, дабы страшная нежить служила кому-то одному, перетягивали душу дракона к себе и… И у каждого была вспышка гнева, когда он понимал, что и их филактерии для данного ритуала пусты. Кто-то все же преуспел, но кто?..
Тело дракона было целостным, только мертвым. В тот миг, когда она поднимается на лапы и осознает себя другой, продираясь сквозь запах крови и тлена, и подступающее темное безумие, - вот тогда и будет выявлен победитель сумасшедшей гонки за власть и силу, длившейся несколько столетий.
- Невозможно, - срывается шепот у одного из некромантов. Он первым видит то, во что пока не верят другие. Поднявшаяся нежить никому не подчиняется. Во взгляде мертвого дракона плещется безумная смесь веселья, ликования и жажды… Жажды в полной мере насладиться тем, что она заполучила.
«Ах, вы правы были, мастер. Это ощущение собственного тела неповторимо. Никогда не чувствовала себя столь «живой»»
Ее смех обдает могильным холодом всех участников ритуала. Дракон их провела. Она как-то смогла… И теперь… теперь перед ними не послушная кукла – опасное оружие для любого недруга. Перед ними некромант, лич, столь огромной силы, что и объединившись они ей не ровня. Кто-то в это не верит, но то – неважно. Важно, что это предельно ясно ей.
- Как? – он с самого начала сомневался в успехе. Но не подозревал, что крах будет столь… ужасен.
«Я играю в эти игры слишком долго. Признаю, выйти победителем мне стоило не дешево. Вы – восхитительны, мои дорогие коллеги. И ваше служение мне будет весьма продуктивным»
Рилдир бы гордился своей темной дочерью.

- В этой книге есть упоминание одного имени. Викс'тра. Кто это?
- Страшная сказка, не более того. Первый дракон, ставший драколичем. Связала себя столькими договорами с неведомым силами, что смогла перехитрить всех личей и некромантов, взявшихся участвовать в ее обучении и трансформации. В последствии окончательно упокоила часть своих бывших союзников, остальных подчинила своей воле. Говорят, что могущественней не было никого, а ведь она воодушевившись своим успехом поспособствовала увеличению драколичей в истории.
- Дайте угадаю, ее сокрушили айрэс? Или была великая битва, где ее цитадель захватили совместными усилиями? Кажется это излюбленный ход менестрелей. Хм… художнику бы руки вырвать. Но кажется я прав – тут даже иллюстрация есть.
- Поражение всей «нечестивой» стаи – лишь один из вариантов сказки. Самый популярный среди любителей попугать слушателей. Есть и менее привлекательные. Почувствовав, что магия становится все более «упорядоченной», а древние секреты никто хранить не хочет, убралась в какой-то иной мир. Говорят, что ее свои же творения порвали, а тех в свою очередь – очередные герои.
В общем, закрой книгу. Викс'тра – образ, этакое совершенство, к которому стремятся личи и некроманты. Драколичей не существует. Драконы бессмертны, им нет нужды танцевать в ритуалах, чтоб обезопасить себя.
- А если бы она существовала?
- Если бы она существовала, то я отдал бы все, лишь бы не пересекаться с этим монстром.

[NIC]Викс'тра[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]
настоящее
В этом карманном плане время идет не так, как в мире. Оно иначе воспринимается хозяйкой места. Но она привыкла к своему порядку. К порядку, который казался вечностью.
В момент, когда грань между ее планом и тем, что она сама отбросила покрывается невидимыми трещинами, спокойствие изменяет ей. Всего на какое-то тщедушное мгновение. Но его достаточно, чтоб небольшая часть ее силы, ее коллекции пошла навстречу.
Она еще не знает, как сильно изменился мир. Она не знает, кто обивает порог ее обители. Ее волнует всего одна мелочь – она не желает, чтоб созданный мирок пошел прахом. Она не хочет прерывать работу, она не хочет возвращаться. Но что-то уже произошло.
Что-то по вине кого-то. Уничтожить? Использовать? Пусть ситуацию исправят те, кто в ней повинен. В том случае если выживут.

+2

12

Наставник продолжал что-то угрожающе бубнить. И по-своему Бран понимал  его.  Малефик пошел не по тому пути, который выбрал для него учитель. Он не хотел закончить свою жизнь так же. Он не хотел бездумно отбирать жизни ради силы и, в конце концов, сгореть в ней. Сойти с ума от жажды крови!  Нет,  Бран хотел прожить жизнь, так как считал правильным.  Если и отбирать жизни, то тех, кто угрожают твоей или чужим. А так же стараться спасать тех, кого можно.  Вот какую себе он поставил цель. Разительно отличающуюся от жизни мастера.  Ну и с того света похоже можно было более чем спокойно наблюдать за своим учеником и вот сейчас высказать все возможное недовольство
-Оставь его, Бальтазар. Мой Наставник не может смириться, что я не пошел по его пути, а выбрал свой собственный. Весьма отличный от того что он мне готовил.  Ну, ты знаешь, не оправдал ожиданий.  И "столько надежд вложил и столько сделал, а ты" и все такое прочее. Не обращай внимания.
Впрочем, просто так отмахнуться от старого Наставника тоже не просто.  Хоть теперь дух и не имел власти над Браном, как при жизни, это не мешало ему сыпать призрачными угрозами.
-Наставник, я повторюсь еще раз. Я пошел по своему пути, и сворачивать с него не буду. Это моя дорога жизни. Вы меня научили быть магом крови. За это большое спасибо. За науку и учебу.  За то, что вытаскивали из неприятностей и направляли. Но время прошло. На той поляне  моя учеба была закончена вместе с вашей жизнью. Оставьте прошлое и успокойтесь. 
-Неблагодарный щенок!
-Пусть так. Но это ничего не изменит.
Пока Бран разбирался с призраками своего прошлого, а Бальтазар общался со своим призраком,  Тропа мертвых вела их двоих дальше.  И завела их... По всей видимости, не туда куда нужно.  Кругом была лишь тьма.  Даже тропы более не было видно. Хотя может Бран её не видел по той причине, что не мог?  Неизвестно.
-Милсдарь, Бальтазар! У нас все нормально? Это так и должно быть?  Или мы сбились с тропы? -Неуверенно спросил маг крови, осматриваясь по сторонам и силясь хоть что-то увидеть кроме тьмы.  Здесь в нигде он ничего не мог сделать. Некромант запретил ему пользоваться магией крови из-за возможных осложнений, посему в этой тьме малефик ничего не мог кроме как полностью довериться своему спутнику.

+2

13

[indent] Магию тьмы Бальтазар изучал поверхностно - несколько самых необходимых заклинаний и жестов, в частности, плетение, чтобы видеть в темноте. То, что применяется наиболее часто. Но сейчас нет смысла пользоваться им: чтобы разглядеть что-то  в темноте - за нею это что-то должно быть, а в этой бездне, он уверен, смотреть не на что.

- Нормально тут не бывает, - спокойно и даже весело отвечает он на вопрос Брана. - Я не раз попадал в области, где ещё не бывал. Относительно неизменна только дорога, она пронизывает всё. Направления и расстояния ничего, можно сказать, не означают.

Зачастую некромант сворачивал с дороги в серую пепельную равнину, но побывал и среди светящихся линий в пустоте, разгадывая их лабиринты, и в донельзя странных переходах, где меняется местами всё мёртвое и живое. Теперь же, раскинув руки, он вдруг натыкается на гладкий камень кончиками пальцев, и как следствие этого под ногами снова ровная поверхность, а стоит осознать поверхность - и до слуха доносятся таинственные звуки, похоже на сыплющийся откуда-то поток каменной крошки.

Как во сне: фрагменты реальности цепляются за мысли, а не за чувства. Впрочем, к моменту, когда путешественники заглядывают за ближайший угол, чтобы обнаружить слабо освещённые зелёным пламенем коридоры, восприятие ничем уже не отличается от привычного по миру живых. В этаких подземных коридорах кости - то, что ожидаешь найти в первую очередь, но наткнуться на череп во владениях мёртвых душ - вот это уже и вправду необычно. Если путники слишком живы для этого места, то череп - слишком мёртв.

Но, возможно, всё же не настолько мёртв, как скелеты, зарытые на кладбищах. Чтобы проверить эту догадку, Бальтазар подносит череп поближе к своему лицу - кончик его длинного носа скрывается в носовой полости - и заглядывает в глазницы немигающим взглядом, намереваясь увидеть минуты, которые предшествовали смерти.

- Оказывается, мы уже пришли, -  некромант сразу же комментирует увиденное, сделав вывод из тех же самых стен и факелов в памяти, владелец черепа скончался прямо здесь, а значит, это уже не очередная область некрослоя, чего уж в нём сделать никак нельзя - так это скончаться, можно лишь остаться, разорвав связи с живым телом намеренно или случайно.

Возобновив концентрацию на памяти мертвеца, он вдруг морщит лоб сильнее прежнего:

- Убит нежитью, подобной которой я никогда не видел, но целиком не рассмотреть, подобралась сбоку. Невероятно сильная. И оно ещё здесь, вот за этой дверью. Нежить материальная, призрака я бы не смог ощутить.

Череп так ещё и покоится в руке колдуна, и тот очерчивает мизинцем на костяном лбу несколько пересекающихся линий. Символ на миг делается видимым, пока Бальтазар шумно выдыхает на него, а затем переходит в мерцание вглуби  глазниц и в едва заметную, сохраняющую форму того же черепа, дымку вокруг обоих магов.

- Неживые не смогут приблизиться через этот заслон, - несмотря на пояснения, он всё же берёт в другую руку посох. Не смогут лишь низшие, а лич, например, такой заслон даже не заметит. Другое дело - тёмный купол, который можно настучать об камни посохом, хотя и он недолговечен, и лучше бы договориться о проходе миром, не зря у Бальтазара с мёртвыми взаимопонимания всегда больше, чем с живыми.

- Здесь уже можно использовать магию и не стоит отходить далеко, - ещё не договорив, некромант шагает через дверь, отворившуюся с протяжным, воющим скрипом в просторное помещение.

- Прошу прощения у владельца этих хором за нарушенный покой. Нам нужно выйти наружу и ничего более, - громко объявляет он в вибрирующий эхом полумрак сперва на общем языке, затем на эльфийском.

+2

14

https://ubistatic-a.akamaihd.net/0004/prod/images/units/necropolis/PIC_creature_necropolis_lamasu_artwork_small.jpg
[NIC]Викс'тра[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]
«Какая… досадная оплошность»
Пока незваных и очень неожиданных посетителей затягивает в ее план, дракон успокаивается и начинает разбирать проблему на составляющие. Мир меняется, и для древнего существа, ушедшего с игральной доски смертных, нынешняя реальность и нынешняя магия принесет столь же внезапных открытий, сколь и она сама для ныне живущих. Чудо для нее – обыденность для них.
Так обстоят дела. Но почему-то об этом мало кто думает. Древние, или те, кто считает себя древними, упорно мнят себя непогрешимыми, знающими все и всех. Глупцы, они просто не видят то, что у них под носом.
Викс'тра глупой не была. В конце концов, в ее ремесле, глупцы вообще не задерживаются.
Да, прискорбно, что первым порывом было раздавить, развеять, изменить вторженцев, и их сущностью заделать прореху. Мысли, достойные капризной дамочки, которой не понравилось, что к ней в окно лезет очередной поклонник. Но на благо внезапных гостей, дракон не успела предпринять ничего такого, о чем потом пришлось бы сожалеть и исправлять.
Приказ настигает, давит и исправляет. Цитадель встречает пришедших в том виде, в каком она некогда существовала. Стены, колонны, камень, витражи и кости. Почему она их не прибрала? Право, из бывшего мастера получилось хорошее украшение, и неплохое напоминание. Этакая греющая воспоминаниями мелочь.
Впрочем, гости не мешкают. Манеры требуют и берут свое. К сожалению, Викс'тра никогда не отличалась вежливостью, но она любила производить впечатление – пагубная привычка, а может и неотъемлемая часть всех драконов. Она не вышла к ним сама, но послала свою любимицу встречать живых.
Помещение, в которое заходят маги, озаряется голубым светом. Светильники и факела неспешно загораются холодным огнем. Пусть гости не вздрагивают, пусть проходят, ведь это делается для их удобства.
Из тени выходит химера. В то время она была огромным успехом, а сейчас… Сейчас таких делают с куда большей частотой. Неплохая проверка умений, но не вершина мастерства.
Тело принадлежит крылатой мантикоре. На создание ушла одна из самых красивых и распространенных пород: густая шерсть, мощные лапы, хвост с жалом, крылья (вечное очарование для тех, кто прикован к земле), и, разумеется, ни намека на почти-человеческое-лицо. Почему-то «человечные» мантикоры разумными расами не приветствовались, а ведь они берут куда более полезными качествами нежели красота или крылышки.
Впрочем, создавая эту служку, Викс'тра как раз хотела удовлетворить потребность в красоте. Просто заменить львиную морду на личико смазливого эльфа или симпатичной полукровки – этого мало. Это слишком бросается в глаза. Она изменила плоть слуги и мантикоры так, что они выглядели естественно: не мертвец, сшитый из двух кусков, но дитя, «рожденное» от нечестивого и противоестественного союза. Впрочем, кто бы еще оценил такую красоту?
Химера отвешивает поклон, низко пригибаясь к земле и раскрывая крылья.
- Вас здесь быть не должно. Ваше появление – нарушение порядка. Вы смотрите, вы запоминаете, вы удостоены чести. Следуйте. Вас примут, когда сочтут нужным.
Языки, на которых говорил один из пришедших, были знакомы. Но звучали иначе. Химера подстраивается под общий, но речь грубая, рваная. Чтобы разобраться еще и в этих тонкостях (не самая крупная проблема, но тем не менее) потребуется время. Время, которое сейчас у дракона уходило на изучение собственной цитадели и поиск оплошности. То, что выстраивалось и вплеталось на сотни тысяч лет, как-то слишком быстро треснуло.
Потому сначала – важное. А гости… их судьбы будут решены в свое время. В самом деле, куда им торопиться – они уже пришли? Чтобы не показаться совсем грубой, Викс'тра решает показать им малую часть своего собрания. Пусть живые (ровно как и мертвые) были лишними в этом месте, раз уж они пришли, то пусть дадут оценку. Первую и последнюю. Викс'тра позаботится, чтоб больше в ее убежище никто не попал.
- Сад Теней. Работы с землей и растениями. Трупный зверинец. Работа с животными. Все, что имело плоть, но не имело разума – здесь.
Обычно дракон не совмещала «полки» с собраниями. Иной раз их сложно разделить. Но сейчас… Сейчас это выглядело прелестно – застывший сад и бродящие по его лабиринтам зверушки. Многих уже не встретить во внешнем мире. Здесь же они бродят как учебное пособие. Кто-то целый, кто-то обнаженный. И никаких смешений между образцами. Ни одной химеры. Исключительно чистые виды.
Зверинец как и Сад не обращают внимания на посетителей. Позволяют прикасаться к себе, смотреть… Как болванчики, которым вложили простенькую цепочку приказов – имитация жизни. Но только представьте, если мертвецам прикажут устранить пришедших. Кусок отражения реальности – место для выживания.
И это тоже подчеркивается окружением. Вы – гости, помните об этом.

+3

15

Итак, они все еще были на Дороге. Это немного успокаивало. Но лишь самую малость. Маг крови по-прежнему был напряжен и  не спокоен.   Окружающая тьма действовало на него угнетающе.  Не смотря на, то, что рядом был некромант, и магическая защита некромагии все еще действовала,  не возможность применить собственную магию крови было очень неприятным.  Малефик ощущал себя почти голым, беззащитным, слабым.  Очень неприятно.  Даже то, что Бальтазар попытался пошутить, не сильно  помогло Брану успокоиться и расслабиться.
-Вы мастер поддержки, мэтр Бальтазар.-Пытался отшутиться маг.
Но вскоре, слава Богам Тьмы и другим, они все же пришли. Но туда ли? Они оказались в странном помещении.  Как будто в склепе. Хотя это, скорее всего склеп и был.  Или возможно даже некрополь? Большой и величественный построенный специально для кого то высокопоставленного.  Хотя слова о нежити со стороны некроманта заставили задуматься. Если мы в некрополе, то довольно странном.  Я не особый специалист по Темным землям, ибо здесь никогда не жил, но вроде... Хотя, быть может, Темный маг не решился пойти по пути личефикации и решил запереть в своем собственном некрополе несколько представителей нежити? так себе теория, но иных пока нет.
-Скажите мэтр... вам не кажется странным наличие тут сильной нежити?  Мы, похоже, в склепе или даже возможно некрополе. Я не особый специалист по Темным Землям, но вроде маги-некроманты не строили себе некрополи для посмертия, а сразу предпочитали уйти в личи, дабы и дальше властвовать и жить. А личи обычно предпочитают  нечто поскромнее или повнушительнее.  Если я не ошибаюсь.
Впрочем, очень скоро маг крови получил ответ на свой вопрос.  Правда, не такой, какой ожидал.   Прежде чем идти дальше Бальтазар вновь  повесил защитные заклинания на них обоих и разрешил пользоваться магией крови. Ну, хоть что то хорошее.  Про защиту Бран даже не стал спрашивать.  Мэтр некромант знает что делать. И не стоит ему мешать.  Хотелось повесить свою защиту,  все-таки магия крови плотно взаимодействует с жизнью и  в какой-то мере со смертью. Поэтому некоторые мастера малефики вполне себе могли при помощи заклинаний или ритуалов отвести так, сказать взгляд нежити, дабы та приняла их за мертвецов. С высшей нежитью личами или скелетными драконами фокус, скорее всего не пройдет,  но кто знает?  Однако применять данную магию Бран не решился.  Еще неизвестно как она будет взаимодействовать с заклинаниями Бальтазара. Быть может их магия даст совершенно противоположный эффект  и не даст какой либо защиты, а наоборот привлечет кучу мертвяков?   Лучше не рисковать. Да и с той тварью, что встретила их за открытыми дверьми, наверное, фокусы мага крови не прошли бы.  И если малефик правильно её узнал, то у них с некромантом были неприятности. Потому что это, скорее всего, была легендарная химера, о которых было много слухов, легенд и кошмарных историй, что так любят рассказывать у костров.  Но слухи слухами, а вот о слабостях данной твари делиться особо не любят. 
-Бальтазар. Честно сказать, я не уверен, что мы попали туда куда нужно.  - Негромко прошептал Бран, когда их "пригласили" в качестве гостей.  -Я думал, мы попадем  в заброшенное место. -А это место не особо выглядит заброшенным. И судя по твари, если это действительно химера, а не какой-то новый или возможно старый, но давно забытый вид нежити, данное место не было разграбленным и по-прежнему хорошо охраняется. И учитывая, что нас, скорее всего, примут, когда сочтут нужным, то тут по-прежнему кто то живет. Или точнее обитает. И сомневаюсь, что тот, кто здесь обитает, будет особо рад нежданным гостям. Хотя учитывая, что нас не растерзали при первой встрече, хотя легко могли, в нас пока заинтересованы. Только вот надолго ли? Вдруг нас попросят о том, что мы не сможем сделать... Думал маг осматриваясь. А посмотреть тут было на что. Сад Теней, как его назвали, особенно впечатлял и приковывал внимание.  Множество "живых" видов свободно разгуливающих. Правда, Бран сомневался в том, что перед ним жизнь. Скорее имитация. Прекрасная, красивая и весьма искусная, но все же имитация. И по своему становилось дурно, от одной только мысли что эта имитация может сделать с ними при одном мысленном или не очень приказе  местного хозяина. О, да, Бран очень сомневался, что ритуалы позволяющие отвести взгляд нежити, тут помогут. Похоже, все место подчинялось единой воли. Или возможно это так выглядело со стороны. Быть может перед ними всего лишь великолепная и высококлассная магия иллюзий.

+2

16

- Куда б ни попали... Мы сюда попали гостями, а не захватчиками, - комментирует Бальтазар появление загадочного существа, убирая одновременно со своими словами посох снова за спину, отвечая на почтительный жест мантикоры кивком головы, выступая на расстояние плеча вперед спутника и проводя пальцами перед лицевой костью подобранного черепа, как закрывают глаза своим мертвецам заботливые скорбные руки. Меркнет сияние внутри, распадается  оболочка снаружи.

В гостях не пристало размахивать щитами и оружием.

А личи обычно предпочитают  нечто поскромнее или повнушительнее.  Если я не ошибаюсь.
- И ошибаетесь, и нет. Ошибка лишь в том, чтобы считать, будто мёртвые сильнее схожи между собой, чем живые. Я не знаком со многими личами, хотя с солидным числом переписывался. Кто-то оставляет за собой дома, где обитали при жизни, кто-то уходит в подземелья.

Прелесть химеры мертвенна: не из той красоты, какую умеют оценить живые. Обманчива: сотканная из смерти и жизни будто бы просто для услады глаз, одной тяжёлой лапой снесёт скелетов больше, чем Бальтазар способен призвать за раз. И всё же притягательность главенствует в  ней.

- Кто-то из них, - продолжает он, имея в виду личей, следуя в голубое сияние за жестами химеры, - не нуждается в доме вообще.

- Ну а кто-то, - нежность изливается в голос некроманта, такой незначительный, такой приглушённый под этими сводами, -
выбирал себе такие же места, как это.

Лишённый всякой защиты, он трогает волшебное дерево, о, какое же необычное, оно растит на себе живые сосуды, но брызжет гноем в лицо всякому, кто посмел потревожить, и другое, что выпестывает костяные эмбрионы, долженствующие родиться уже без плоти, которую властелин хором посчитал лишней, - оно плюётся костным мозгом, вреда не нанося, но предупреждая, что касания здесь позволены не всем, во всяком случае, такие, во все стороны света.

- Это место очень похоже на то, где взрастил меня мой наставник, - по тому, как улыбается Бальтазар, можно предположить его в бане, в кабаке, в спальне, но не в  чуждом и странном помещении.

А чего беспокоиться? Либо выпустят миром, либо пустят на узоры по стенам.

"Истончаются все завесы", - молвил он накануне перехода. И здесь истончённая завеса бросила магов туда, где им не было места. Бран первым догадался о сути перемещения:

не уверен, что мы попали туда куда нужно.

Да, нам не нужно было сюда, и здесь нас не ждали. Но иногда... Порой ненужное бывает важнее.

Лишённый брезгливости взгляд некроманта исследует плоть неживых; соединения, толщь которых под чуткими пальцами, выдаёт мастерство хозяина, с которым тот создавал своих слуг.

Догадываясь, что Брану вряд ли так же приятно находиться в покоях, где Бальтазар с удовольствием провёл бы пару недель, чтобы исследовать мастерство неизвестного некромага и глазами, и языком - очевидно, что некоторые из существ подставлялись намеренно, понимая, что их должны изучить, - некромант воздаёт должное терпению крылатого создания:

- Я не вижу здесь прекраснее никого, чем вы. 

+2

17

Викс'тра «надеялась», что гостям нравится находится среди ее собрания. Именно что «надеялась», потому как на деле ей было глубоко все равно, что испытывают непрошенные визитеры. Приди она в другое настроение и смертные создания дожидались бы аудиенции в куда более некомфортном месте. И окружении.
Мертвый, или вернее сказать не-мертвый, дракон не особо заботилась о том, чтобы расположить к себе гостей. Из того, что она успела понять, ее познаний не хватит, чтоб отрубить свой план от внешнего мира. Зато хватит у смертных. Выйдут вон и дверку за собой прикроют. Примитивно простой план. Сложности только в деталях. И согласие участия в ритуале к сложностям не относилось. Они сделают то, что ей нужно, либо по своему желанию, либо под ее давлением. Даже если фигурки окажутся слишком строптивы и будут что называется показывать характер, ничего страшного не произойдет. Викс'тра дождется других, более покладистых.
«Погоди-ка. Это может быть куда интереснее»
А что если… подкупить гостей? Прикинуться беспомощной и вынудить их запросить плату за свои услуги? Если сейчас они вполне могут согласиться, чтобы просто вырваться живыми, ну или хотя бы целыми, из ее логова, то почувствовав силу, могут и дерзнуть откусить кусочек побольше. Шутка только в том, что она сама выберет что им дать, но верно склонить их к верному выбору.
Зачем ей это? Она никогда не была тем крылатым дурачком, отдающим свои богатства за глупую шутку или за прелестные глазки какой-нибудь дуры-принцессы. Хотя стоит отметить, что кожа у принцесс была на порядок ухоженней и здоровее, чем у простолюдинов – Викс'тра даже «разводила» пару родов и семей ради столь прелестного материала.
Сейчас – увы – кожа, глаза и внутренности применялись в строго ограниченном количестве. Поскольку поставок нового сырья, как и знаний извне, не предвиделось. Сложно было бы закрыть свое логово и выпросить при том несколько телег свежих тел. А вот знания… Знания в почете всегда. И кажется она нашла идеальную лазейку в неприступной казалось бы стене условий.
«А чего же хотят сами гости? Удивите меня», нет ничего хуже серой посредственности. Такую только на мертвятник и пускать.
Химера ничем не выдала, что ее сознания коснулась создательница. Почти ничем не выдала своих чувств. Оставлять эмоции от составляющих было глупо, а вот зародить собственные – куда сложнее и интереснее. Химера щедро черпала опыт и от монстра и от служки, но в итоге было мертворожденным разумным существом. Благо – прекрасно осознающим свое место в мире. И вот этому существу очень понравилось хотя бы мгновение считать себя исключительным и прекрасным.
Тем не менее немногословная проводница по Саду отрицательно качнула головой:
– Нет.
Указала взглядом на прошедшего мимо тигра. Даже странно, что это животное тут забыло – с виду совершенно живой: ни шрамов, ни ран, на разрезов. Казалось, что толку от него не больше, чем от статуэтки на прикроватном столике. И все же – он был частью Зверинца. Он был, в отличие от химеры.
– Мы разные. Нельзя сравнивать.
Легкое давление – хозяйка дает указания своей марионетке. Химера слышит, понимает, принимает. Она все сделает.
– Нет страха. Вы… – дальше из уст вырвалось странное слово, резкое и гортанное, с яркой вопросительной окраской. «Коллегами по искусству» визитеров было бы сложно назвать, хотя бы потому что они слишком живые. «Союзники» тоже плохо подходят: союзы выстраиваются не за один день, и закрепляются не только бумагой и чернилами.
– Темные, – наконец подобрала определение химера. Звучало как утверждение, но было вопросом. – Вы не боитесь. Но интересуетесь.
[NIC]Викс'тра[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]

Отредактировано Морваракс (01-11-2019 11:46:46)

+2

18

Бран внимательно следил и слушал Бальтазара.  Увы, похоже, они действительно попали не совсем туда куда надо. И мэтр некромант старался по этой причине показывать беспокойства.  Хотя возможно ему самому было интересно это необычное место?   Как-никак перед ними было миниатюрное царство мертвых.   Даже интересно кто хозяин этого  так сказать царства?  Но пока судя по всему, не смотря на довольно опасного слугу, двоих магов воспринимали как гостей. И относились соответственно. Без грубости, провокаций или чего то такого.  А так же им демонстрировали возможности неведомого хозяина, дабы гости сами понимали как себя вести и не предпринимали каких либо агрессивных действий или попыток.  И ведь в целом действительно. Тот, кто контролировал это место легко и не принужденно, одним движением руки оставил бы от незваных гостей мокрое место. Хотя, по мнению всегда подозрительного Брана это легко могло произойти и в будущем по независящим от действий магов причин.  Бальтазар в этом плане был прав. Бесполезно пытаться оценивать действия или мысли высшей нежити  по общечеловеческим критериям.  В лучшем случае просто ошибешься. В худшем же, просто лишишься жизни.   Интересно. Мы определенно в Темных землях и в  тоже время не в них. Очень уж я сомневаюсь что пресловутые "войска Света" из шефанго и орков оставили бы такое место без внимания.  Хотя может иллюзии? Какой-то некрополь окруженный  иллюзорной магией.  Ну а мы, идя тропой мертвых, конечно же, могли не заметить такую иллюзию и случайно попали сюда.     Хотя  быть, может быть, данное место как раз находиться за гранью?  В мире мертвых?  И опять-таки случайно проникли туда, куда не следует.  Интересно. Но надо будет уточнить по возможности у Бальтазара возможно ли такое?  Хотя если возможно, то страшно представить силу существа способного создать такое. 
-Мэтр Бальтазар. Скажите, возможно ли, чисто теоретически, конечно же, создать подобное место не в Темных землях, а за гранью?   Где то на тропе мертвых.  Этакий уголок спокойствия в хаосе загробной жизни? Или нет? -Впрочем, Бран, похоже, выбрал не совсем удачное время для расспросов. Ибо, только маг крови не находил ничего прекрасного в этом месте.  Нет, здесь не было ужасно или отвратительно. На мертвые тела маг успел насмотреться и ранее. Для него разве что был определенный интерес в том, как местный владыка мертвых добился таких впечатляющих результатов в оживлении, что позволило создать действительно подобие не жизни. Не какие-то там зомби, скелеты и прочее, а действительно "разумную" нежить.  Или хотя бы подобие.   
Слова Химеры его заинтересовали. Давали дополнительную информацию о том, почему их не тронули.  Темные?  Что же. Действительно мы с Бальтазаром пусть и относимся к разным школам магии, но наше искусство все же темное.  Из-за этого нас не тронули? Или просто из любопытства? Пока нам продемонстрировали силу и возможность раздавить нас как букашек.

+2

19

 — Верно, вы разные, и верно, вы очень интересны, — Бальтазар соглашается с химерой самым своим спокойным напевным тоном. Она не похожа даже на творение некроманта — столько в ней сознания, собственных мыслей. Или, возможно, её симпатичным ртом говорит сейчас лич, её создатель, покоясь в саркофаге в глубинах, куда пришельцам доступа нет, не считая их достойными личной встречи, не считая физическое движение достойным самого себя.

У Нориана бывали такие периоды и у Бальтазара вслед за ним. Хотя личу проще лежать подолгу без движения, чем ему, живому, но и он преуспел.

И сейчас Бран напомнил своему спутнику о таких периодах:

Этакий уголок спокойствия в хаосе загробной жизни?

 — Мне слегка за восемьдесят, — отвечает колдун, заходя издалека. Холодное, скользкое, похожее по ощущениям на угря создание обвивает его руку, забираясь под широкий раструб рукава мантии. Но Бальтазар не стремится разглядеть существо, его взгляд теперь устремлён в прошлое. Сквозь хитрые узоры плетения костей.

 — Это ничтожный срок для некроманта, и тем не менее я почти уверен, что мало кто из нас проводил столько же времени в мёртвых пустошах. Кто-то шёл за информацией. Кто-то сокращал путь. А я искал то, о чём сейчас говорите вы. Место покоя, где нет жизни, нет смерти, нет боли. Я не читал о нём нигде, но откуда-то я знаю, что оно есть.

Он не назвал бы загробную жизнь более хаотичной, чем та, что предшествует ей. Но не стал поправлять молодого мага, оказавшегося неожиданно столь мудрым. Или, скорее, столь близким по духу. Даже не будучи заклинателем мёртвых, знать о месте, которому Бальтазар посвятил столько своих размышлений, но о котором не слышал больше ни от кого…

 — И мне хотелось бы думать, что я нашёл его сейчас, вот просто так, нечаянно. Хотелось бы, но я не могу.

[indent] Похожее на угря создание высовывается из капюшона Бальтазара, когда тот переводит на Брана уважительный взгляд.
float:left
[indent] Это скорее большерот, немёртвым рыбам не страшно давление, если того хочет их создатель, и воду им заменит воздух, если творец достаточно искусен.

[indent]  — Тут есть смерть. Я видел её в глазах этого черепа. Не оно… Не место покоя. Но если вас оно тоже интересует — я найду способ оповестить, когда найду его. Впрочем, я тогда оповещу всех. Всё живое и мёртвое, чтобы оно смогло последовать за мной туда… Обещаю.

[indent] Проворно выскользнувшая рыба уплывает прочь, мазнув на прощание хвостом по носу, почти такие же стражи были в одном из тех недавних снов Бальтазара, которые он не считает совсем снами, в тех, где ступени среди пустоты висят на цепях, где зеленые мраморные залы и чёрные двери без замков и рукоятей.

У него в том сне был спутник, с которым они заняли ниши по бокам двери, обоих швырнуло в середину зала, только Бальтазара целиком, а того парня из сновидения — кусочками, и похожие на большеротов стражи втянули останки жертвы в свои воронки, чтобы отпереть перед сновидцем дверь и тайну за нею.

 — И, как я уже сказал, это не может быть участком тропы мёртвых,  — продолжает писатель свои рассуждения. - Это могут быть чьи-то владения в Тёмных землях, или, скорее, под ними — взяли мы с вами да и вывалились в чьё-то подземное жилище, о котором не знают даже местные. Думаю, такие секреты в тех краях ещё как возможны. Ну, а если теоретически предположить, что мы за гранью, то это не та грань, что отделяет мёртвое от живого. И не тот мир, и не другой, грань, которая истончилась под нашими шагами… Может быть, я слишком… Мы — слишком сильные маги, — Бальтазар поправляется с виноватой улыбкой,  — чтобы эта неведомая грань удержала нас. Сами же её и проломили.

+2

20

[indent] Химера перевела немигающий взгляд зеленых глаз на молчаливого гостя. Он говорил, задавал вопросы и выдвигал предположения. Но обращался исключительно ко второму визитеру.
[indent] Не-мертвое существо, «рожденное» вдалеке и от общества в целом, и от магов вообще, не могло представить чем вызваны такие затруднения. Мастер слепила разум и наполнила его информацией ровно в той мере, в какой сама того желала. Или знала. Возможно, что второй маг был последователем или учеником – хотя запах чар был совершенно разный. Не самостоятельный, ведомый, тот, чьим мнением можно пренебречь.
[indent] И в то же время он выбивался из образа слуги. Что ставило крест на выдвинутом предположении. Ему не нравится то, где он находится, он интересуется этим местом, но… но не в том ключе. Все это – непонятная роль, отторжение здешней красоты и осторожность в словах – делало его куда более сложной целью.
[indent] Ей ведь дано задание, касаемое двух живых, а не одного.
[indent] Отворачивается, слушает, запоминает.
[NIC]Викс'тра[/NIC]
[indent] Викс'тра тоже слушает. Ей не обязательно вселяться и брать полный контроль над своими созданиями, чтобы слушать, видеть и держать гостей в своих истлевших лапах. Здесь – в этой цитадели – ничто не происходит без ее ведома. Но все предоставленные взору живых, играет роль – задает проблему, смотрит решение, слушает и направляет. Да, ей нужно знать…
[indent] «За столь короткий срок такие большие изменения?»
[indent] Стремление к покою дракон понять не могла. Хотя бы по той причине, что за свои года – живые и мертвые – пришла к выводу невозможности существования оного. В ее время было распространено мнение, что покой – это смерть. Глупо, она в это не верила, и изволила долго смеяться, став личем. Может где-то смерть и есть тот самый переход к покою, но на Альмарене это всего лишь еще одна форма бесконечного движения. Некроманты, к примеру, и сами не сидят спокойно, и других заставляют шевелиться. Правда те, к кому они проявляют свой повышенный интерес, не особо-то и могут что-то противопоставить. До чего слаба плоть…
[indent] Странно владеть некромагией и стремиться к тому, что ей чуждо.
[indent] «Философы. Вечно ковыряют то, что лежит на поверхности. Исследователи. Идеалисты. Ищут двойное дно там, где и первого нет»
[indent] Впрочем, она была ведь весьма милостивой хозяйкой, разве нет? Они никого не призывала следовать исключительно ее точке зрения. И порой весьма интересно послушать других. Особенно спустя… сколько же столетий прошло? Или тысячелетий? А может месяцев? Время – не то, что в этом месте представляло важность.
[indent] Ее служка слишком долго молчала. Пришлось надавить. Гости слишком мало о себе рассказали. Осторожны.
[indent] Впрочем, Викс'тра и не предполагала, что ей придется учить свою слугу внешнему языку.
[AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]
[indent] - Стремления. Только покой? – зеленые глаза вперились в некроманта. – Есть цель. До цели задачи. Множество. Интересуют.
[indent] Давление, которое не ощущали гости, на которое не реагировали прочие элементы Зверинца и Сада – эти продолжали существовать, не взирая ни на кого и ни на что. Давление недовольного мастера. Нельзя прямо говорить о своем интересе, тем более нельзя говорить об интересах создателя. Дракон была недовольна. Еще одна такая оплошность и на одну химеру станет меньше.
[indent] - Не ваша сфера, – это химера уже обращалась к магу крови. Чужое вмешательство никак не отобразилось на беспристрастном лице. Но там внутри… Внутри мертвец испытал нечто вроде страха. Гасить ту искру, что заставляла двигаться данное тело и пробудило к подобию жизни разум, – лишаться ее мертвец не хотела. – Схожая цель?

+2

21

Слова Бальтазара заставили, Брана задуматься. Получалось что они все-таки не за гранью, а в мире живых.   Это радовало.  Но оставался другой вопрос.  Где же они все- таки находились?  Похоже, мы все - действительно достигли Темных Земель, но где тогда мы на самом деле?  Какой-то некрополь, который в свое время не разграбили по причине сильной стражи? Сомнительно. Войска светлых наступали стремительно и мощно. Всякие преграды на их пути уничтожались и стирались в прах.  Так что выходит, скорее всего, что войска света просто не заметили это странное место. Хм. Выходит оно не только сильно укреплено, но и  скрыто.  С таким не сталкивался еще, но возможно какие-то некромантские артефакты или руны? Теоретически возможно. А может быть, мы находимся в карманном мире местного мага? Я о таком, правда, только в легендах читал.  Там очень могущественные маги могли создать себе, так сказать, уютное, персональное место, где их никто не потревожит. Но я сомневаюсь, что такое вообще возможно.
-Мэтр Бальтазар, у вас очень интересная точка зрения. Правда, мне не совсем понятно, зачем звать неживое и живое в то место покоя. Боюсь даже если вы или по чистой случайности я, найдем такой уголок, то он навряд ли всех заинтересует. Вы уж должны понимать, что все живые разные. Кому-то хочется жить вечно. Другому хочется чего то еще. А насильно вести всех за собой в такой угол покоя, увы, не выйдет. А если и выйдет то слишком хлопотно. Лучше другое скажите. Я тут подумал. -Маг повел рукой перед собой, как бы показывая  весь некрополь. - Подумал, и  мне пришла одна мысль.  Могли ли мы попасть в карманный участок?  Или же просто хорошо спрятанный некрополь, защищенный какими-то некромантскими артефактами? Просто так вышло, что мне довелось читать, как действовали "светлые". Они сносили все на своем пути. Малейшая преграда, прибежище некроманта, что не встал на их сторону или хотя бы не занял нейтральную позицию, все уничтожалось.  Поэтому я и подумал, а не могли ли мы попасть вот в такой некрополь, который за счет мощных артефактов магии смерти защищен и почти оторван от мира живых? Иначе мне сложно представить такое великолепие в целости и сохранности. "Светлые" такое бы точно не потерпели. И иллюзии их навряд ли бы обманули. Ну и вы сами понимаете мэтр. Сил и резервов у альянса шефанго и орков было более чем достаточно. Причем и магических тоже.  Так как вы думаете?
Однако узнать ответ мага смерти пока не представилось возможным. От разговора отвлекла химера, задав свой вопрос.  Весьма любопытный. Маг крови даже не сразу нашел что сказать.
-Хм. Видите ли, уважаемая. В этом месте меня действительно кое-что заинтересовало. А именно такое состояние нежизни. Признаюсь я не специалист в магии смерти, но такой прекрасной работы почти не отличимой от жизни мне не доводилось видеть. Поэтому я во  впечатлении. Правда. Касаемо цели же, меня больше занимает истинное бессмертие.  Не нежизнь как у обитателей этого зверинца. Или как у личей. Нет, в моем понимании истинное бессмертие сравнимо с божественным.   Возможно, некромантия частично даст ответ на этот вопрос. А быть может, послужит очередной ступенькой на огромной лестнице.

+2

22

Бальтазар выдерживает яркий мёртвый взгляд, не отводя глаз.
Они свинцовые у него, вечно печальные, морщинки взяли и нарисовали скорбь.

- У вас есть имя? - внезапно спрашивает он у химеры. Воспринимает её как... равную. Сделать мёртвых и живых равными... Жизнь и смерть уравнять в правах. На государственном уровне - на этическом - на метафизическом и высшем.

- Не только покой, почтенная. Место покоя - это скорее мечта. Я - исследователь всей своей натурой. И если я знаю, что это место есть - его следует найти. Что будет дальше - не так уж важно.

Передохнув, ухватив воздуха с костяною взвесью, он продолжает говорить со всплесками энтузиазма, с нажимом, с теми интонациями, с которыми вещают только о самой важной своей теме:

- Множество задач, вы правы! Каким бы тёмным я ни был - я стремлюсь к просвещению, к интеллектуализации общества! Это сейчас главное для меня, поэтому я пишу книги и путешествую, чтобы писать книги. Я могу написать о вас, об этом месте, о наших беседах, вы позволите?

Бран, вклинившись в разговор, ничуть не мешает: он развивает тему. Далее Бальтазар уже говорит с обоими:
- Одни придут за другими. Я позову всех, но это не значит, что все пойдут - вы абсолютно правы. Кто-то останется. Меньшинство. Останусь я, потому что мне ещё есть что исследовать, есть что изучать. Кто-то останется по причинам, что назвали вы.

Шепотливая осиплость покидает писателя, и его голос теперь почти чист. Бальтазар не склонен жестикулировать, он неподвижен всегда, когда есть возможность остаться неподвижным, но теперь он подымает распахнутые ладони вверх синхронно с возвышенным взглядом. Широкие рукава потёртой мантии задираются до локтей.

-Но когда-то, спустя время, уйду и я. Очень, очень долгое время, полагаю. И вы. И все, что останется после нас... Кто останется после нас. Вещественный мир перестанет существовать, друзья мои. Мы покинем бытие, но мы покинем и небытие тоже. Инобытие неведомо, оно неописуемо с этой стороны. Именно поэтому я войду в него, когда обнаружу вход.

Неспешно сменив свою пафосную позу на типичную с переплетёнными на груди пальцами, он обращается уже только к Брану:

- А почему бы нам не узнать у самих местных обитателей, как они привыкли называть это прекрасное место? Карман, некрополь, пузырь, аномалия, убежище... Слова, слова. Кто-то здесь должен знать, как это зовётся.

+2

23

[NIC]Викс'тра[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]
[indent] Кто-то когда-то сказал, что будь у человека хвост, ему было бы куда сложнее изображать невозмутимость. Родилось это предположение из наблюдений за животными, и за мантикорами в частности. Даже сотворив свою химеру, Мастеру пришлось приложить некоторые усилия, чтобы «рефлексы», свойственные существам при жизни, не давали себе волю в посмертии.
[indent] Не будь этого вмешательства и хвост бы у сотворенного создания очень явно бы подрагивал. Была война. Некая война со светлыми. Событие, какого бы масштаба оно не было, примечательное. Это мог быть так желаемый бардами и менестрелями Великий Бой. Хотя чего ради его желать и воспевать, если он уже прошел между Братьями и их творениями? Или кто-то остался недоволен итогами?
[indent] Это так же могла быть очередная мелкая стычка между культом и очередным орденом – еще на живом веку Викс'тра повидала их с пару сотен. И ведь каждый раз стороны были убеждены, что это лишь начало. Но по факту было всего-то их концом.
[indent] И тем не менее, дракона этот исторический момент заинтересовал. Заодно подкинул немного важной информации. Темные проиграли. До чего унизительно и убого. Иметь на своей стороне силу и мудрость мертвых и все равно уткнуться мордой в землю. Была бы она в мире, и все пошло бы по другому сценарию, но… Но именно потому она и покинула Альмарен, разве нет?
[indent] Зачем тратить материал, время и силы на… вот это? Зачем, когда можно заняться тем, что важно и куда более интересно, нежели смотреть на недалекое противостояние маленьких детишек?
[indent] - Долгий путь. Сложная цель. Требуется много знаний и много времени. Больше, чем отпущено человеку.
[indent] Зато стало понятно почему один маг следует за другим. Он копит информацию, собирает ее из разных источников. И это… весьма удобно для Викс'тры. Свои секреты никогда ни один дракон – будь он живым или мертвым – не раскроет. Но с превеликим удовольствием запустит лапу в чужие тайны. Особо приятно, когда все интересное само упадет на подставленную ладонь – рано или поздно.
[indent] - Нет. Имени нет, - отвечает химера на внезапный вопрос. В мертвом существе ничего не сжимается в сожалении или желании. У вещей и зверей имен нет – они им попросту не нужны. Эта мелочь, которая при должном использовании оборачивается великой силой, нужна только разумным существам. Разумным и самостоятельным. Равным в некоторой мере. Химера не была равна гостям. И никогда не будет.
[indent] «Еще слишком цепко держится за этот мир. Хм… что бы предложить ищущему?»
[indent] - Этот вопрос не ко мне, - распоряжаться своими словами и нести за них ответственность – большая роскошь для сотворенного существа. Викс'тра дала ей почувствовать вкус оной, и, судя по всему, до химеры быстро дошло, что ей это чуждо и не нужно.
[indent] - И этот вопрос тоже не ко мне. И не к ним. И даже не к другим.
[indent] Маленький осколок самолюбования не-мертвого дракона. О да, она знает ответы. Она – хозяйка положения. И у нее «в рукавах» есть еще много интересных фокусов. Только в отличие от выступающих на площади людей, Викс'тра предпочитает их вообще никому не показывать. Намного же приятнее знать свое превосходство, нежели швырять доказательства?
[indent] Хотя, пожалуй, пора подтолкнуть гостей к пониманию того, с чем они вскоре столкнуться.
[indent] Химера получает приказ и в пару шагов обгоняет людей. Оборачивается и учтиво кивает, приглашая идти за ней.
[indent] Сад Теней был бесконечным в этом плане. Ведь выкраивая место, Викс'тра озаботилась тем, чтоб все ее труды ушли вместе с ней. А создала она очень многое. Блуждать по Саду можно долго, и тем хорошо, что план отзывается на желания хозяйки. Иллюзия жизни в отблесках и тенях синих огней растворяется, уходит во мрак. Несколько шагов – пройдено не многим больше метра – но стоит оглянуться и позади уже тишина и пустота. Иллюзия покоя – столь же фальшивая как и имитация жизни.
[indent] Теперь гости видят широкий коридор, а меж колон – ниши. В которых стоят самые любимые и сокровенные. Не-живые драконы. Возраст и вид разнятся – одни огромны, другие величиной с собаку. Одни целы, другие истлели. Викс'тра повторила свой ход с трупным зверинцем. Только на сей раз взяла за отправную точку своих сородичей. Право, чем бесполезный дракон отличается от бесполезного человека?

Отредактировано Морваракс (19-11-2019 18:35:03)

+2

24

Бран задумчиво провел рукой по подбородку. Разговор с Бальтазаром о целях, планах был  весьма любопытен.   Хоть речь некроманта была интересна, но малефик был не согласен с ним. 
-Хмм. Я все не совсем соглашусь с вами, уважаемый мэтр Бальтазар. Хоть вы и действительно говорите интересные вещи, но  меньшинство? Увы, это слишком амбициозно предположить, что за вами последует многие.  Люди слишком странные существа, говорю это конечно, по себе.  Они не отказываются от покоя в своих мечтах, но  все же по большей  части их мысли совсем о другом.   Золото, женщины, несметные богатства и исполнение желаний. Власть, сила и тому подобное.   Бедный крестьянин, из какой- то деревни может желать хлеба вдосталь  да улучшения своей жизни. Какой покой? Ему нужно детей кормить и натруженными руками   зарабатывать.  Но самое сложное в их желаниях так это непостоянство.   Нищий желает сегодня золотой, а завтра уже одним золотым будет не удовлетворен  и возжелает большего. И что же делать тогда?  Когда люди и другие расы захотят достичь покоя без бед, забот и тревог? Вы говорите, что призовете их. Однако они могут и не прийти на зов.  И опять-таки что тогда? Рискнете ли вы принять на себя роль пастуха, что насильно поведет  народы туда куда надо?  И если все же рискнете, то сможете принять тот факт, что  придется воевать чуть ли не со всем миром? Ведь все в этом мире не просто. И никогда не идет, так как хотим мы. -Маг тяжело вздохнул. Его речь была непростой, но и он не закончил. - Не  знаю как вы мэтр Бальтазар, но не уверен, что я познаю радость инобытия.  Я маг крови. Моя душа, кровь и жизнь в тот момент, когда я начал изучать магию крови, была преподнесена в жертву Темному Богу Рилдиру.  Что меня ждет после смерти?  Не знаю. Некоторые философы  и богословы говорят, что боги создали  помимо этого мира специальные места для своих последователей. Говорят что после того как ты верно отслужил богу или богам тебя принимают в эти места. И там ты продолжаешь подобие жизни.  Не знаю, сколько правды в этих словах.  По мне полная чушь и  души после того как их тело умерло просто где то бродят или уходят на тропы мертвых где со временем исчезают.  Ну, кроме как я уже говорил служителей темных богов. Их души прекрасное лакомство для того же Рилдира.  Хотя судя по тому, что мы с вами видели моему Наставнику все же, как то удалось спрятаться от темного бога на тропах мертвецов. И честно говоря, мне даже очень интересно узнать, как ему это удалось.  - Последнее Бран произнес тихо, практически пробубнив. 
Тем временем за разговором двое магов и их сопровождающая химера вошли в новые  залы.  Не менее впечатляющие и такие же опасные. Здесь были выставлены скелеты драконов. Разных драконов отличавшихся размером и строением костей. Похожих  почти не было.  И надо сказать  коллекция впечатляла, причем не только размерами, но и выставленными образцами.  Магу крови не доводилось слышать о восставших из смерти драконах - скелетах, но скорее всего такие были.  Темное искусство невероятно и наверняка в истории находились некроманты сумевшие поднять мертвых драконов.
-Коллекция местного некро... Повелителя мертвых воистину впечатляет. -С неподдельным восхищением произнес, Бран осматриваясь по сторонам.

+2

25

[indent] Увлекшись дискуссией, Бальтазар почти не смотрит по сторонам, только переводит иногда горящий взгляд с задумчивого  лица Брана на неестественно прекрасный лик химеры. Проводница остаётся бесстрастной. Она слушает. Запоминает? Передаёт? Учится?

- Два мотива, уважаемые. Два мотива влекут купца к накоплению золота. Первое - страх остаться бедным. Испытать страдание. Второй мотив - получить удовольствие. Будь то просто осознание богатства, или растрата его на всевозможные развлечения - итогом его стараний будет наслаждение. Дай ему гарантию, что он никогда не будет страдать. Дай гарантию, что наслаждение будет бесконечным. Без всех этих промежуточных действий: торговли, обогащения, оплаты удовольствий, выбора из них наиболее приятных.

Считая излишним говорить и идти одновременно, Бальтазар останавливается прямо в середине коридора, между обоими своими спутниками, надеясь, что те тоже подзадержатся, чтоб подвести наконец логический итог.

- Ваша магия, Бран. Вы всё равняете на неё, и это прекрасно, я вижу учёного перед собой, любопытствующего исследователя. Лишь познание - третий мотив, помимо удовольствия и страха. Ведь вы не знаете, напугает вас новая информация или обрадует, но стремитесь к ней, не так ли? Но представляете ли вы, как нас мало таких? Какой процент от смертного населения согласится на неудобства вечной жизни - ведь страданий в ней ещё больше, чем в естественной - лишь бы только узнавать новое, как радостное, так и пугающее с одинаковым бесстрастием учёного? Нас мало. Я не иду против всего мира. Я иду к тому, чтобы нас стало больше, как уже неоднократно говорил.Но останется крестьянин, который убегает от страдания - голода - и рвётся к радости - тарелке щей - через бесчисленные промежуточные действия, продать, купить, вспахать, посадить, приготовить, съесть... Скажи ему, что голода больше не будет. Скажи, что наслаждение щами - это лишь клочок абсолютного, истинного удовольствия, многократно большего. Как он отреагирует, скажите, как?

...Моему Наставнику все же, как то удалось спрятаться от темного бога на тропах мертвецов. И честно говоря, мне даже очень интересно узнать, как ему это удалось, - вдруг сводит молодой маг всю философию к личной теме. Старший улыбается по-доброму, впервые за невероятное путешествие намеренно коснувшись друга, взяв его за запястья через рукава одежды:

- Если так интересно, можно было спросить раньше. Прошу, поверьте мне, я понимаю законы потустороннего мира в большей степени, чем кто-либо из живущих. Ваш наставник не ушёл ни к Рилдиру, ни в серые пустоши, ни в ямы забвения, ни куда-либо ещё, где мёртвые в муках ищут тень покоя, его подобие... Не ушел, потому что его сознание заполнено вами, как бы странно это ни звучало, и другими живыми, окружающими вас. Рилдир спит, а не рыщет повсюду в поисках своих умерших почитателей. Те, кто уходит к нему, впадают в его сон, растворяются в нём, но это сон беспокойный... Может быть, мы и снимся ему, и если он проснётся - нас не станет, как ваши собственные грёзы тают поутру. Но мы не о нём говорим, а о вашем учителе, который не воспринял свою смерть всерьёз и не пошёл искать покой, а так и торчал у Завесы и наблюдал за вами. Мятежная душа, метущаяся, к концу жизни ученик стал самым главным для него и остался таковым после смерти. Я пытался сказать ему, помните... Что он заблудился в делах живых. Не знаю, понял ли он.

Последние фразы колдун выговаривает с выраженной хрипотцой. Отпустив рукава Брана, он извлекает из заплечной сумки полную флягу и выпивает тёплую воду: долгий разговор иссушил рот.
Жилистая его шея быстро движется, голова запрокинута, глаза прикрыты.

"Надеюсь, впереди есть подземный ручеёк или озерцо, а то и колодец", - думает писатель, осознав, что за раз истратил весь свой запас питья.

Но мысли о бытовых нуждах, как и мысли о мире мёртвых, мгновенно улетучиваются из его головы, когда он опускает взгляд и упирается им в драконий скелет. Это почти нерушимые кости, несмотря на то, что полые. Скелет скреплён идеально. Безмясый дракон будто готовится взлететь, но в нём не чувствуется нежизни, он словно чучело.

В других - чувствуется, но волей творца громадная и грозная нежить остаётся неподвижной. Бальтазар благодарен искусному некромагу за это: дракон случайным движением крыла мог бы смести обоих гостей к стене, возможно, даже покалечив.

Ощупывая мёртвую плоть перепонок самого крупного из крылатых созданий, некромант вдруг осознаёт, впервые за свою жизнь, насколько совершенна анатомия дракона по сравнению с любым другим живым существом.
Он слышит восторженный голос друга и присоединяется:
- Прекрасны и великолепны, с этим поспорить невозможно.

float:rightНи у одного из драконов нет осмысленного взгляда, но даже в неподвижных их калейдоскопических глазах сознание тонет, распадается на фракталы. Оставив в покое крупного дракона, Бальтазар сильно заинтересовался средними, с корову или лошадь, не считая роскошных хвостов. Все существа в коллекции разные, схожих нет, даже у алмазного загадочному магу удалось местами сохранить блистающие радугой чешуйки. Средние драконы замерли с поджатыми крыльями. Лишь у одного из чёрных (почему-то тёмных драконов тут больше других) крылья подняты, но, к сожалению, местами повреждены.

Не жалея пальцев, Бальтазар касается острых шипов на хребтах драконов и отчего-то жалеет о том, что они есть. Не понимая, почему.

Если я задам вопрос - вы снова скажете, что он не к вам, - обращается колдун к безымянной проводнице, оторвавшись наконец с трудом от созерцания.- Кому же тогда мы с другом можем задать вопросы? Их накопилось много, и нам нужны ответы.

+2

26

[NIC]Викс'тра[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]
[indent] Химера не успевает и рта открыть. Это и не нужно – волю создательницы она чувствует и подчиняется неукоснительно. Ее несказанные слова опережает шелест – мертвый голос хозяйки оторванного от живых и мертвых плана.
[indent] «Можете поинтересоваться у меня»
[indent] Дракон играет с голосом. Сейчас он женский, легкий, приятный. И в то же время пугающий, словно не разумное создание из глубин цитадели говорит с магами, вторгаясь в их мысли, но то давят сами стены исчезнувшего некрополиса.
[indent] Викс'тра не спешит выходить навстречу. Коридор, где она собрала всех своих чешуйчатых врагов и друзей, достаточно велик, чтоб она могла там развернуться. Но зачем? Знает, что если гости пройдут дальше во тьму, то окажутся в ее зале. В месте, где она предпочитала работать. В месте, откуда могла контролировать все, что происходит в разрозненных осколках маленького мирка.
[indent] Место, на котором держится все. Но, разумеется, непрошенным гостям это место ничего не даст. Викс'тра осторожна: еще при жизни она умудрилась расставить фигурки – свои и чужие – таким образом, чтоб все работало на сохранение ее тайн. И уж подавно с большим усердие подошла к оформлению своей смерти. Чего стоит тот ритуал!
[indent] Зал выглядит невзрачно, если не сказать уныло. Просто большая сухая пещера, в которой непостижимым образом сохраняется запах чего-то подгнивающего и запах толстенного слоя пыли. Источника света нет, но он и не нужен. Гости и так прекрасно видят скалы, большие и малые камни (недостаточно большие, чтоб за ними можно было укрыться, случись тут сражение), кости – драконьи и звериные, будто напоминание о давнем обеде огромного зверя.
[indent] Больше всего пещера напоминала арену с единственным входом – тем самым, через который зашли маги. Таковым это место было при жизни Викс'тры. Храбрые герои продирались через ловушки и монстров только лишь для того, чтобы умереть от ее когтей. Охотники на драконов? Ничтожества, которые так и не смогли понять, на кого они подняли взор.
[indent] Где-то наверху есть уступ, а может продолжение пещеры. И там тускло и маняще сверкает огромный кристалл. Драколич не видит смысла в страхе, она показывает свою филактерию чародеям из иного времени, точно зная, что с этой игрушкой у них не получится совладать – ни разумом, ни силой.
[indent] С земли, кажется, что от самого кристалла, поднимается тень. Поднимается и прыгает с уступа вниз – на арену. На мгновение кажется, что это черный дракон с нехарактерным для них костяным гребнем. Но стоит монстру приземлиться как тьма тает, обнажая костяк – практически полностью голый остов. Только красные искры блестят внутри глазниц.
[indent] Дракон садится, и безразлично помахивает кончиком хвоста, обвившего передние лапы.
[indent] «Итак, мои дорогие вторженцы. Ваш ход»

+2

27

Все забавно, что маг крови и некромаг вступили в эдакий спор по поводу жизни и смерти.  Оба знали цену и тому и тому.  Но при этом каждый был эдаким посредником от одной из сфер мира? Да пожалуй, так.
-Спорно, мэтр Бальтазар. Да, безусловно, два этих мотива у купцов есть.  Жажда богатства дабы что- то купить и жажда богатства, что бы  обеспечить себе безбедное существование. Все это довлеет в равной степени над всеми купцами.  В конце концов, зачем идти в купцы, если не хочешь связываться с богатством? Но! Вы забываете и про третий мотив -  богатство не ради себя, а ради кого то. Ради своей семьи, например. Вы возможно будете удивлены, но некоторые купцы с радостью пускаются в далекие странствия полные опасностей и лишений, дабы только продать свой товар и привести домой богатство способное прокормить детей.  Некоторые  люди видят смысл жизни не в том, что бы красиво пожить или копить богатство и знания, а что бы обрести бессмертие. Нет-нет. Не такое бессмертие, которое ищу я в своих странствиях.  Для них бессмертие это их дети, потомки.  Продолжатели рода.   Ради них или просто ради возможности продолжить жизнь своему роду некоторые бросаются на самые безрассудные подвиги.   Готовы даже в  глаза смерти заглянуть, только лишь бы все было хорошо с их потомками.  Вы, почему то не берете их в расчет. Но да ладно с ними. Есть ведь и другие люди.   Есть те, кто воспринимает жизнь как возможность. Возможность творить что хочешь. Что для них покой? Что для них радость смерти?   Нет, мэтр. Для таких людей покой будет хуже всякой пытки. Они будут противиться этому.  А вас как, так сказать человека предлагающего это, они будут считать своим врагом.  Ведь вы их подобным предложением только оскорбляете.  И ведь эти люди не все. Есть еще десятки других.  Каждый человек, эльф, орк, шефанго, гном суть уникальное существо.  К нему просто нельзя так залезть в мозг и узнать, что же он такое хочет.   Что же им движет в желании жить и трудится каждый день. Что же их мотивирует.  Боюсь, данная загадка  не может быть разгадана. - Бран в унынии покачал головой.
-по-разному крестьянин может отреагировать. Может с радостью пойти за вами, ведь вы обещаете  то, что он всей душой жаждет. А быть может он не пойдет и скажет, что вы ему мешаете трудится. Ведь дома у него семеро по лавкам голодных ртов. И их надо кормить.  А может крестьянин просто не поверит в ваши слова? Ведь они для него кажутся невероятными. Есть еще вариант, что крестьянин в своем дремучем неверии побежит к местному священнику, дабы спросить, о чем вы ему говорили и что это такое вечный покой.  Ведь  вы же сами понимаете, мэтр, что для некоторых крестьян вы никак не станете авторитетом. Их авторитет феодал, священник или староста. Им так проще жить.  Своеобразная иерархия мыслей: я работаю, а за меня пущай другие думают.  А ежили мне что непонятно, то у них и спрошу. Чай не зря священник ест свой хлеб. Вот собственно так и может быть.  Они могут просто вас не понять. Или понять не так.  А ежели случится чудо, и вас поймут, то не воспримут ваши слова за правду. -Маг тяжело вздохнул.  Но вновь заговорил.
-Нет.  Не стоит Наставника спрашивать по такому поводу.  Да и вряд ли бы он ответил. Я все же его сильно подвел. Конечно же, по его мнению.  Мой учитель старался воспитать во мне идеального темного мага, забывая, что у каждого свой путь в этой жизни. И что меня интересует несколько другие вещи в отличие от него.  Хотя это и не было причиной нашей дуэли, но все же...  Однако я благодарю вас за предложение.  Оно ценно для меня.   Бран  с благодарностью посмотрел на Бальтазара и в подтверждении своих слов приложил кулак к груди, где находилось сердце и кивнул головой. 
В зале драконов путешественники долго шли в молчании, осматривая невероятные скелеты выставленных здесь чудовищ.  Мага крови все интересовало, когда же покажется хозяин этого места и словно в ответ на его "молитвы" хозяин появился. Дракон-скелет, от которого шла мощная аура смерти.  Такого Бран еще не чувствовал.
-Бальтазар... Я слышал, что драконы-скелеты были красой и гордостью армии некромантов, но... -Малефик замолк в нерешительности.

+2

28

- Но это же просто инерция, - жалобным уже каким-то тоном выдаёт некромант в ответ на рассуждение Брана о быте, размножении, семье.
- Инерция бытия, которая гасится пониманием, и для этого понимания никогда не поздно, - стремительно нарастает его глубокий голос до оптимизма, до энтузиазма.

-  Я твердил и твердил об образовании, о повышении всеобщего интеллекта - зачем? Просто так? Умный и образованный быстрей поймёт, что продолжая род - он продолжает муки. Размножаясь - творит зло, обрекает на неизбежное страдание живые существа.

[indent] Под сводами залов и коридоров, где ничто не рассчитано на гуманоидный организм, Бальтазар кажется себе правым как никогда, ему кажется, что невозможно не понять его мировоззрение, оно же простое, это в застенках антропоцентризма, где всё, даже природа, будто подогнано под удобство двуногого разумного, там не сообразишь просто так, что сознание твоё достойно большего, чем пыточный ящик из ручек-ножек-головы, что освобождение где-то существует.

Даже вдали от Завесы мёртвые продолжают хранить эту форму, не все, но многие, хотя это не обязательно. Инерция жизни запускает щупальца прямо в глубины смерти. Спроси такую душу, что сотни лет уже не была живой: чувствует ли она себя бессмертной оттого, что где-то больны жизнью её потомки? Как велико будет её недоумение? Нужно будет взять и спросить. Когда Бальтазар пойдёт к мёртвым один. Дорожками и порталами в своих дальнейших путешествиях, или в одну сторону в результате нынешнего, самого невероятного путешествия, которое он когда-либо проделывал - не важно.

Он хранил равновесие, запуская когда-то прежде личинки смерти в глубины жизни, отзеркаливая её коварство. И впредь, возможно, найдёт другие способы сохранить.

Некромант не имел в виду, что собирается призвать дух наставника Брана, а просто объяснял, почему тот держится поближе к живым. Но растолковывать подобные вещи - это и быть, как в той притче, дурнем, глядящим на палец, которым указывают ему в небо. Бальтазар не скрывает от самого себя, что неоднократно таким дурнем бывал, но сейчас вот избежал этого конфуза.

- Что не поймут при жизни - то дойдёт до умов уже в землях мёртвых, ведь и это - не безнадёжная ловушка.

Он рассуждает очень спокойно, степенно. В голове звучит голос, обещает объяснения - успокаивающий такой, убаюкивающий, хоть и способный напугать поначалу своим нажимом отовсюду. Переглянувшись с Браном, Бальтазар понимает, что друг тоже слышит телепатическое приветствие и пыльца с каких-нибудь местных грибов ни при чём.
Хоть и приблизился к путникам клубок ароматов, среди которых что-то очень похоже на сушёные подземные грибы - это не считая родного и привычного некроманту запаха гнили и мумификации.

[indent] Одновременно с поднимающейся из-под ботинок пылью Бальтазара окутывает аура неземного могущества. На краешке сознания он сам удивлён собственной реакцией: в этой хватающей и непреклонной мощи ему спокойно, как никогда и нигде, как на чьих-то руках, как младенцу в утробе.

Владычица наконец-то вышла встретить гостей сама. Бальтазару приходит в голову нелепая мысль: дракон наверняка не умеет смеяться, иначе она отреагировала бы на предположение, что она могла бы быть чьей-то там гордостью и частью армии. Сам он не реагирует: невежливым кажется переговариваться между собой в момент знакомства. Тем более знакомства с хозяйкой дома, куда вы ввалились. Надеется, что Бран поймёт его молчание правильно.

Шагнув вперёд, некромант берёт на себя смелость заговорить первым:

- Прежде всего - приносим извинения, что вломились к вам без спросу. Моего друга зовут Бран, я - Бальтазар. Как и вы, я занимаюсь изучением мёртвых тел и душ, манипуляциями с ними. Вы предложили задавать вопросы, поэтому без долгих предисловий - как вы называете это место, чем ваш дом является по своей сути? И где он расположен?

+2

29

[NIC]Викс'тра[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]
[indent] Драконы не умеют улыбаться. Редко у какого ящера пасть устроена так, чтоб показать свою улыбку и не ужаснуть собеседника. Скелетам в этом плане проще: они всегда улыбаются. Правда отчего-то это никого не радует.
[indent] Викс'тра осуждающе покачала головой.
[indent] «Niid. Вы желали встретиться с хозяином места. Вы ее видите. Уместно ли сейчас шептаться друг с другом?»
[indent] Или быть может маг сравнил ее с частью коллекции? С одним из тех мертвецов, что застыли в пройденном зале и безразлично несут службу своей матери и госпоже? Глупые марионетки, способные только подчиняться. Никто из них не идет ни в какое сравнение с ней. И все же человеку сложно это принять. Как сложно было принять ее бывшим наставникам то, что она обошла их в ими же навязанной игре.
[indent] Впрочем, не только маги ее времени считали драколича выдумкой. Многие сородичи полагали, что это глупость. Зачем бессмертие тому, кто сам по себе им обладает с рождения? Пытаться спрятать свои кости подальше от угроз мира и врагов не что иное как трусость и слабость. Викс'тра считала иначе. Не удивительно, что многие из драконов, кто осуждал ее выбор, сейчас красуются идеальными творениями.
[indent] Однако незваные гости и сами понимают свой промах. Хорошо. Дракон любит, когда ей не перечат.
[indent] «Ах, манеры. Всегда приятно, когда о них вспоминают. Имя мне Викс'тра»
[indent] Будет совсем не удивительно, если имя им ни о чем не скажет. Драколич стремилась стать лучшей, а не известной. Некто думает, что эти два достижения идут рука об руку. Забавно, но потомки и современники с большим упорством хоронят упоминания о Мастерах. Потешно, право слово.
[indent] «Здесь нет секрета. Это место никак не называется. Во всяком случае во внешнем мире. Можете звать его как душа пожелает»
[indent] Имя, конечно же, было. В магическом плане. То, что делала карманный план таким, каков он есть. Но доверять такую власть чужакам? Некоторыми знаниями не делятся. С другой стороны, она ведь их не обманула. На Альмарене это местечко вряд ли бы носило звучное название, в отличие от городов и гор.
[indent] «На последний вопрос отвечу встречным интересом. Неужели у вас нет никаких догадок? Мне было бы весьма интересно выслушать ваши предположения. Можете не бояться ошибиться, вы же не перед учителем стоите»
[indent] Дракон смеется и от ее смеха по телу живых и мертвых проходит дрожь.

+2

30

-Для вас уважаемый мэтр это может быть и инерция. Но для людей, обычных людей это может быть нечто важное. Продолжение рода.  Мечты о том, что их дети, достигнут чего-то такого, чего не могли достичь  сами.  Некоторые называют это поиском бессмертия.  Бессмертия в жизни потомков.  Для нас с вами это вполне может быть дикостью, не спорю. Но для людей, которые живут, работают и что то достигают... В общем, для них это обретает свой смысл. Ну и мы не вправе решать, как им тратить эту жизнь.  Кстати по поводу поиска бессмертия. Когда то давным-давно маги крови предпринимали попытки достичь вечной жизни.  Я не первый такой. Всегда находился отважный и очень умный малефик решавший что он - то да найдет секрет вечной молодости.  И по-своему находили.  Кто-то находил в вампиризме, а кто-то через кровь обычных людей.  Но был один интересный проект, о котором до сих пор только слухи. И это даже среди нас, магов крови.  Был такой маг в прошлом. Годвин. Он- то решил, что знает, как найти вечную жизнь... И первым делом женился. Продолжил род. Его дети тоже стали магами крови. И дети его детей тоже. Сам он продлевал себе жизнь как мог. Даже стал патриархом рода. Конечно, находились те, кому это не нравилось, но мало кто мог противостоять магу крови, разменявшему не один век.  Шло время. Род рос. И в один момент все исчезло. Никто точно не знает, что случилось и как  это случилось. Но суть в том, что все умерли.  Все, кроме Годвина.  Дальше неизвестно что было. Некоторые источники говорят, что Годвин был молод, силен и невероятно могущественен.  Никто более ему не мог противостоять в бою.  Другие же говорят, что Годвин стал старым и дряхлым. В бою он едва держался и быстро погиб. Правда, он, что то кричал про, то, что он не тот, кем кажется.  Не ясно.  В общем как бы там не было, может быть, маг крови и сумел найти бессмертие. А может просто сошел с ума от потери всего рода.  Впрочем, история правдива, ибо, где то в Темных Землях до сих пор лежит дневник Годвина. Ну и отдельные листы с планами и ритуалом разошлись по всему миру.  Поэтому я надеюсь найти их.  Когда-нибудь. Ведь знания, даже такие  должны сохраниться.  -Спокойно произнес маг. Он действительно жаждал обладать таким дневником, но не для того что бы пойти тем же путем. Нет. Знания действительно должны сохранятся. Быть может кто-то, в будущем используя подобные записки, все же найдет способ обрести настоящее бессмертие?
  Страшная ошибка шептаться при  хозяине. Маг это сразу осознал. Хорошо хоть Бальтазар вовремя перехватил инициативу и подправил ситуацию, как мог. Это было очень близко. И о чем она говорит? Попробуйте предположить кто она? Догадаться? Легко сказать. Она или оно слишком умно для обычных костяных драконов. Те обычно слуги для некромантов. А тут.  Все это место подчиняется ей.  И химера говорит, что все тут было создано. То есть рукотворный труд... Значит она некромант. Но не обычный. Мэтр Бальтазар сильный маг смерти, но сомневаюсь, что он сможет сотворить такое же. Значит очень мощная и опасная... Почти как лич.  Но личами обычно становятся некроманты, достигая небывалых высот в магии смерти... Неужели дракон, тот, кто и так бессмертен, решился на подобное? Неужели отказался от обычного бессмертия властелинов неба и... Нет.  Нет. Не может быть. Это глупость! Да и какой смысл?!  Ради власти над смертью? Ради познания, каких то тайн? Да и как она могла выжить?  Обычные драконы не попытались бы уничтожить?!
-Дракон решивший посвятить себя магии смерти? Ставший личом?  Или нет-нет. Прошедшая по  пути смерти дальше?  Так ли это? Но почему? Зачем? -Маг сам не верил в свою догадку.  Она была по-своему кошмарна и ужасна.  Одно дело, когда человек идет по пути магии мертвых дабы обрести бессмертие, и другое когда самое бессмертное и магическое создание в мире отказывается от всего и проходит обряд Вечной ночи.

+2

31

[indent] Действительно, ни о чём Бальтазару не говорит имя Викс'тра. Да и вообще не бывало как-то до сих пор драконов среди его близких собеседников.

А вот Годвин, о котором рассказывал Бран - другое дело. Среди некромантов эта легенда звучала иначе. Годвином называли мага, который плодил потомство с определённой целью, чтобы вселять свой дух во внуков и правнуков, уничтожая или вытесняя их собственные личности, особенные чары на стыке некромантии, крови и даже ментального волшебства - но в первую очередь некромантии.

Может быть, это какая-то другая легенда, или одна выросла на основе другой, но обе они про бессмертие, не упустишь даже намеренно общих черт и главной сути.

В шелуху о достижениях потомков и вдаваться умом не хочется - Бальтазар уже давно знает, что ум у него совершенно иного типа, само достижение важнее, чем то, кому оно принадлежит, и не получается не осуждать тех, кто размножается просто ради размножения. Во многих других вопросах легче занять нейтральную позицию, как он и делает чаще всего, но сейчас ему Годвин из легенды - для которого потомки вместилище собственного духа - кажется и рациональнее, и даже добрее, чем обыватель, плодящийся с этого вот "не навешал я вам, так хоть мой сын навешает вашим".

Первое - сохранение разума, второе - расползание дурости.

С того момента, как Викс'тра заговорила с Бальтазаром телепатически, он держит приспущенными свои обычные ментальные барьеры, эти сторонние мысли ей могут тоже стать известны при желании, но пока ещё несложно отделить то, что просто клубится в разуме, от намеренно сообщаемого: так как они всё-таки беседуют втроём, Бальтазар продолжает произносить основное вслух.

- Изначально я предполагал, что мы в подземелье, что мы так глубоко под Тёмными землями, что никакое эхо войны к вам сюда не донеслось. Но Бран навёл на другую мысль. В завесе между живыми и мёртвыми - вздутие, лакуна, не и то и не другое. Мы попали сюда из тех мест, где пребывают мёртвые души, и ко второй версии, вздутию, я теперь склоняюсь больше. Ведь я почувствовал, как мы покидаем мёртвых, но так и не ощутил прибытия к живым.

Одна из версий должна оказаться правдой. А если не окажется, то Бальтазар ничего не смыслит в мироздании, впрочем, он и не отрицал никогда, что все его книги и идеи - это лишь попытки осмыслить.

+2

32

[NIC]Викс'тра[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]
[indent] «Чудно», одобрительно рычит Викс'тра.
[indent] Дракон знала как непостоянны смертные и как движется мир, подвластный их стремлениям. Слишком быстро, слишком хлопотно, слишком агрессивно и грубо. Они вечно спешат, стремятся урвать больше, чем способны проглотить. Или отщипывают по кусочкам, но часто. И все это ведет к тем изменениям, которые лично ей были не нужны.
[indent] Останься она в мире, война и навязанные обязательства, непримиримые враги и скудоумие – все это настигло бы ее. Не в этот раз, так через сотни лет позже. Викс'тра не льстила себе, но прямо отдавала отчет, что ее собрание, ее чудесная коллекция может смело рассматриваться как личное войско. В какой битве оно будет лишним? Ее старались бы переманить на свою сторону, отвлекая от важного.
[indent] Но даже если бы до темных дошло, что не-мертвая желает посвятить себя исключительно своим планам. Даже если предположить такой смешной вариант, что от нее отстанут и не попытаются интригами и хитрыми ходами заставить совершать то, что выгодно другим. Даже в этом случае оставались они – светлые. Фанатиков всегда хватало, куда не плюнь. Вот эти бы были бы тем еще костегрызами на погосте. Попробуй докажи, что ты не против их глупой суеты.
[indent] Викс'тра не унижалась. И никогда никому ничего не доказывала. Она делала так, как считала нужным.
[indent] «Суть вы уловили верно. Но разве это не подводит нас к животрепещущей проблеме? Что вы собираетесь делать, мотыльки?»
[indent] Маленькие насекомые летят на свет. Эти летели сквозь тьму, но все равно увязли по самую макушку.
[indent] Дракон играется. У нее уже все готово. Но ведь лучше, гораздо лучше, когда вынужденные союзники до всего доходят своим умом. Не мог же человеческий род стать совсем ничтожным? Не то чтоб люди вообще когда-то производили впечатление на Викс'тру. Кроме Мастера. Правда, по итогу и он встретил незавидный конец.
[indent] Давая возможность тому, кто соприкоснулся с некромантией, подумать над ответом, драколич повернулась ко второму магу. Малефик, ищущий свет во тьме… найдет ли? Или создаст свет из тьмы, что сожжет больше жизней, чем хотелось бы ему самому? Весьма увлекательно.
[indent] «Не все драконы достойны уважения и признания. Некоторые на редкость… скучны. Подозреваю, что с момента моего ухода, таких выродков стало большинство. Вам не попадался настоящий дракон? Если бы вы с ним встретились, вы бы знали ответ на свой вопрос. Все, что делает дракон, подчинено одной единственной причине. Выгода»
[indent] Викс'тра пригибается, наклоняясь к гостям. У нее нет запаха, разве что легкий еле различимый аромат пыли – столь древней, что она забивает легкие и заставляет прикрывать лицо тканью и руками.
[indent] «Маленькие детки любят побрякушки. Я и сама в молодые годы собирала эти никчемные блестяшки. А потом, взяла ту «высоту», к которой летающие ящерицы боятся голову задрать, не то что осмелиться покорить»
[indent] Речь дракона, при учете даже ее предполагаемого возраста, должна была бы быть архаичной. Но Викс'тра говорила чисто, без изъяна. Словно прошла через ритуал всего-то пару дней назад. По неизвестной причине драколич находило это весьма красивых ходом.

+2

33

Дракон, наконец, задала самый важный вопрос. То ради чего все и затевалось. Что они собственно собирались здесь делать. Возможно Бальтазар действительно правильно угадал о том, где они находятся. А может, не угадал. Может это не кусок, вырванный из Альмарена в качестве закутка, кармана. А вполне себе рукотворное мироздание, созданное с определенной целью? Только вот какой? Зачем? Бран  этого не знал и не понимал. Может дракону просто захотелось руководить собственным мирком, где она бы была царицей или даже богиней. Где все зависело от её желаний и воли. Власть же драконам всегда была интересна. Ведь чего еще могут желать эти бессмертные, магические существа во время своего существования. Не только же несметных сокровищ. Да ведь? Вот собственно данный дракон подсуетился и все же получил небывалую власть, и свой мир, где никто не мог ему перечить. И это если конечно Бальтазар не ошибся в своих предположениях. Однако вопрос дракона по-прежнему требовал ответа. Вряд ли Повелитель смерти задала риторический вопрос просто ради поддержания беседы. Драконы, Бран вычитал по книгам, вообще редко что-то делали просто так. Все с определенной целью. Задачей. Так и тут. Просто так спросить она не могла. Но тут опять-таки была проблема. А что собственно ответить созданию? Маг крови здраво оценивал их с Бальтазаром шансы. И они были малы. Точнее их вообще не было. Пожелай дракон их убить, и все было бы быстро закончено. Сначала убили бы мэтра некроманта, а потом и мага крови. Или наоборот. Собственно разница не слишком большая. Хотя на мгновение дракон отвлекся и обратился к Брану.  ПО правде сказать, драконов магу крови еще не доводилось видеть.   Читать о них?  Да. Слышать о них? Тоже да. Но разговаривать лицом к лицу или видеть в живую  еще пока нет. А вот тут тем более такое. Дракон, который отказался от обычного бессмертия и ставший? Наверное, все же ставший  легендарным личем. Некромантом рискнувшим пройти по пути смерти дальше. Дальше чем может позволить себе обычный маг смерти. Оставался все такой же вопрос. Зачем? Зачем идти по пути смерти, тому над кем почти не властна смерть?  Неужели все это было нужно только для создания этого места? Или же дракон преследовал, какую то другую цель?  Маг крови, честно говоря, сомневался, сомневался, что повелитель мертвых все же ответит на их вопрос.  Почему то казалось, что мертвый дракон если и даст ответ, то  только в форме загадок. Обычных драконов, согласно книгам не так просто понять, что уж говорить о тех, кто прошелся по пути смерти?
-Нет. Мне не только не доводилось видеть драконов, но и говорить с ними. Вы первая дракон с кем я имею честь говорить. -Хотя честь, откровенно говоря, сомнительная. И от нее я бы с удовольствием отказался при иных обстоятельствах.  -Но разве вы все создали не ради власти? Или вам просто захотелось провести такой магический эксперимент?  - Нагло, Бран. Очень нагло. К сильным мира сего так нельзя обращаться.  Дабы не злить, лучше  вообще держать язык за зубами, пока тебе его отрезали.  Тем более после той угрозы.

+2

34

[indent]  Пыль столетий, подогретый базальт, все ароматы невообразимой древности. Они знакомы Бальтазару и в то же время намекают. Намекают, что простые ответы тут не годятся. Нужно дать непростой и нужно удивить бессмертную сущность. Заинтересовать, как минимум.

- Выйти отсюда в наше место назначения, в Тёмные земли - это первоочередная цель, что б ни случилось, -  первослойную правду, простую истину - прежде всего.

- Но мне, как учёному и писателю, это место и лично вы бесконечно интересны. Вы, почтенная Викс'тра, позволите писать о вас?  О нашей встрече, о вашей химере, обо всех этих произведениях вашего славного искусства. Что могу я написать и о чём стоит лучше умолчать, сохранить тайну?

Мотыльками она назвала их обоих, насекомые по сравнению с ней, извращённые мотыльки, летящие не на свет, а во тьму, хрупкий бражник Бальтазар с черепами не только внутри головы, зловещий парусник Бран со смертью прямо внутри себя, множество других, что лежат пылью и прахом под когтями вечной, у подножия её пьедестала, некромант слышит множество мертвецов, но не разбирает их речь, да и не пытается, к чему слушать простые стёртые кости.

К чему слушать простые кости, когда перед тобой костяное совершенство, она говорит с тобою и задаёт вопросы, она  сделала себя пределом возможного, а может, вырвалась за пределы.

Как когда-то лич-наставник, пусть он тоже был бы здесь насекомым, но запахи, эти запахи в тронном зале Викс'тры и в цитадели Нориана не могут врать, не могут не навевать воспоминаний.

- И, возможно, мы нарушили что-то здесь? Позвольте нам попытаться исправить, если это действительно так.

+2

35

[NIC]Викс'тра[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]
[indent] Алые угли в глазницах на мгновение вспыхнули ярко и остро. Из приоткрытой пасти вырвался смешок, переходящий в смех. Для этого настроения дракон решила выбрать молодую глупую девушку, слишком внезапно и резко переходя в веселую матрону. Этакая смесь восхищения вопросом, сколь бы неуместным и провокационным он здесь не был.
[indent] «Скажу так, малефик. Я достигла чего хотела. Причины же, побудившие меня сделать этот шаг, вам знать не положено. Сомневаюсь, что вы поймете»
[indent] Викс'тра помнит какая грызня стояла между ее сородичами за всякие безделушки. Кто-то был готов расстаться с жизнью за кусок металла и осколок чего-то блестящего. Иные мерялись влиянием над малыми расами и играми в политику. Скучно. Скучно и глупо. Досадная болезнь живых. Она тоже ей болела. Тоже нагребала к себе золото и напитанные магией игрушки.
[indent] Во все была своя выгода. Викс'тра ни о чем не жалеет. Каждый элемент, каждая деталь в итоге привели… вот к этому. Дракон не сожалеет. Но радуется, что все мельтешение осталось в прошлом.
[indent] «Выйти в Темные земли?»
[indent] Не-мертвое создание почувствовала легкую «тоску» по былым временам. Совсем легкую – почти невесомую. Если она захочет, то воссоздаст земли, где жила, в своем крохотном плане. Интересно, там все так же просторно и опасно? Или там теперь буйным цветом живет нечто новое? Впрочем, ради таких мелочей она не станет покидать логово. И не будет расширять переход – слишком чревато последствиями.
[indent] Гости хотят уйти, она хочет чтоб они ушли. Но кажется драколич расшатала их интерес, поманила к себе своим великолепием. Ну, право слово, что же делать в столь сложной ситуации?
[indent] «Вы можете писать, о чем хотите. Сомневаюсь, что это принесет вам выгоду. Но совершенно точно не навредит мне и моему дому. Видите ли, после того как вы закроете «дверь», что ненароком распахнули, для Альмарена этот план перестанет существовать»
[indent] И лучше гостям не пытаться подобрать ключи или шарить в темноте в поисках замка. Викс'тра допустила серьезный просчет и потому видит пред собой живых. Но больше этого не повторится.
[indent] Данные невысказанные слова повисли тяжестью. Которую дракон отогнала, призвав маленькую компанию, состоящую из обтянутого чешуей драконьего скелета (ее родной сын, между прочим!), еще одного костяного дракона (либо не обладающего разумом, либо сильно задавленный чужой волей) и отрядом, состоящим из добротно сделанных зомби. Один из последних нес в руках книгу.
[indent] На первый взгляд дневник должен был рассыпаться в прах уже просто от того, что его взяли в руки. Но как только его коснулись живые, артефакт преобразился, словно все века осыпались с него вместе с толстым слоем пыли. Новенькая книжка, в новом переплете, с чистыми страницами, ярким язычком закладки и прикреплённым золотой цепочкой магическим пером.
[indent] «Мне несказанно повезло, что мои гости понимают ситуацию. Мне отрадно видеть, что вы готовы исправить содеянное. Mindok подскажет вам куда повернуть и что сделать. Слуги обеспечат необходимым материалом. У вас осталось времени и права на один вопрос, для каждого. После чего настоятельно прошу заняться нашей общей проблемой нежелательного соседства»
[indent] Драколич выпрямилась и игриво выбила хвостом по полу незамысловатую мелодию. Смертная шелуха: Мастер по привычке напевал мелодию какой-то давно ушедшей баллады за работой. Викстра невольно этим любовалась: это было так трепетно и смешно – словно ребенок, что играет с мертвым щенком. Но как же кстати эта мелодия пришлась сейчас.

+2

36

Малефик невесело хмыкнул. Действительно, Бран сомневался, что понял бы причину, по которой дракон отказался от привычного бессмертия, магии и силы ради... Ради смерти и жизни по ту сторону нежизни. Как бы там не было, дракон действительно достигла всего чего хотела. И создала свое собственное королевство, в котором выступала королевой и богом одновременно. И никто не смел бы оспорить её власть. Интересно ход времени в этом пузыре такой же, как в реальном мире? Или же быстрее? И сколько же лет она тут провела? Годы? Десятилетия? Столетия? А может дракон пошел по пути личей еще в те времена, когда Рилдир ходил по земле и строил свои черные планы? Не уверен, что она ответит на мой вопросы. Хотя она слишком самоуверенна. Разрешает Бальтазару писать о ней и её плане. Не запрещая искать ключи. Странно. Ну ладно мы. Мы наверняка больше не рискнем так самоуверенно ходить по путям мертвых, дабы натолкнуться на этот пузырь. Но кто сказал, что другие не попробуют? Темные земли пострадали. Много темных магов погибло. Немало знаний утрачено из-за войны и последующий событий. А тут где на тропе мертвецов в неизвестном плане находится настоящая сокровищница с магией смерти и невероятными знаниями. Я очень сильно удивлюсь, если некроманты и темные маги прочитав записи Бальтазара, не рискнут сюда попасть. Для них это невероятная приманка и сладкая добыча. Они будут тратить невероятные силы и возможности. И кто знает... Может быть спустя множества лет... Может быть спустя века. Но все же я не сомневаюсь, что темные маги доберутся сюда. И тогда... Хм. Тогда даже я не знаю итог противостояния. Все погибнут? Или же наоборот, маги окажутся сильнее и многочисленнее дракона-лича и его слуг? Кто знает? Я сомневаюсь, что доживу и увижу этот момент.
Тем времен один из слуг дракона по сигналу своего хозяина быстро принес необычную и весьма интересную книгу. Сначала она казалась рухлядью, но неожиданно преобразилась став новенькой, будто её недавно написали переплетчики. Маг крови мог поклясться, что даже уловил запах чернил и свежей кожи идущий от книги. Осторожно будто все еще не веря в такое чудо, малефик принял артефакт отвлекшись ненадолго от того что говорила дракон. Впрочем, про последний вопрос он услышал. Что же такое спросить? Спросить о бессмертии? О её концепции не жизни? А что мне это даст? Её магия полная противоположность моей магии. Она воздействует на смерть и умерших. Моя же магия сама жизнь и действует соответствующее. Так что глупо спрашивать о бессмертии. Боюсь, мне это совершенно ничего не даст. Я не смогу пройти тем же путем. Мэтр Бальтазар сможет, но не я. Что же тогда еще спросить? Магия позволившая создать такой пузырь? Хм... Хороший вопрос. Но опять - таки я сомневаюсь, что смогу создать нечто подобное. Дракон-лич, скорее всего, взаимодействовала со слоями, находившимися на тропе мертвых. И именно поэтому смогла создать мир, где все подчиняется её законам. НУ, либо не создать, а украсть кусок мира. Хмм. Нет. Вопрос, конечно, так себе, но...
- О, почтеннейшая. У меня есть вопрос. Как тебе удалось сохранить в такой целости и сохранности результат твоих работ? Особые ритуалы некромагии тому виной? Или же само место позволило им так сохраниться? Или наоборот все дело в твоей магической ауре? Мне это необходимо знать для моей работы и поиска.

+2

37

[indent] Нигде и никогда - это бездна, которую ощущаешь в моменты прохождения через портал, не только через обители мертвых, но и любые другие, это невозможное вещество, из которого созданы стенки порталов.

Каждый раз, падая и возносясь через абсолютный мрак и абсолютный температурный ноль, нельзя не ощутить, что находишься в пространстве бесконечных невыраженных возможностей.

Не исключено, что любая магия - это обрывок той самой бесконечности, подцепленный железным крюком воли колдуна, приведенный в мир явных образов, так почему бы с одной из бесконечных возможностей не встретиться напрямую, когда вступаешь на зыбкие межпространственные пути не первый раз уже, не пятый, не десятый, а считать не пробовал и более сотни?

Прихватить и материализовать что-то с собой из ниоткуда и нигде - это как венец нескончаемых, кругами и спиралями свитых размышлений Бальтазара, как вывод их на новый уровень, да вот незадача - это только внутри собственного черепа оно может звучать так грандиозно, а вытесненное звуками наружу, превратится в жалкое попрошайничество.

Бран, сориентировавшись раньше своего проводника, задаёт очень хороший вопрос, ответ на который Бальтазару тоже был бы интересен. И наводит его на второй по значимости интерес.

- О чем вы размышляете, госпожа, когда никто и ничто вас не тревожит? Что  планируете, о чём мечтаете, оставаясь наедине с собою? Какие откровения посещают вас и какие разочарования?

Какой бездной веков и каким совершенством условий может быть отполировано мировоззрение некроманта, чтобы удалиться от обыденности насколько это возможно?

+2

38

[indent] «Ах, это прелестное чувство. Если бы от него был толк, может быть я бы даже тосковала по нему. Как и по всему, что осталось там»
[indent] Мертвый дракон остается в первую очередь драконом. Боги создали их величественными, неприкосновенными и раскололи по итогу на кланы по цвету чешуи. Уже в ее живые годы практически невозможно было встретить дракона, чьи родители были бы разными. И уж подавно не было такого мерзкого явления как полукровки от ящеров – это был бы такой позор, что Викс'тра наверняка открыла бы на эту пакость охоту.
[indent] Даже смерть стала важным моментом в планах, но оставила нетронутым остов – не кости, но ту самую суть, что Викс'тра считала собой. Душой и природой, коли будет так угодно.
[indent] И дракону очень нравилось видеть как смертные начинают лихорадочно шарить в мыслях своих в поисках подходящего вопроса. Ей нравилось чувствовать все более уникальной и могущественной, мудрой и таинственной. Ей это доставляло удовольствие, не смотря на всю свою нелогичность и бесполезность.
[indent] Но это не означало, что дракон даст прямой и простой ответ. Это скучно, это… не выгодно.
[indent] «Это четыре вопроса, маг», невозможно сказать как, но драконий череп улыбается. «Если дать на них ответы, этого будет более чем достаточно, чтобы мой дом оставил тропку для иных посетителей. Уверяю, я далеко не всегда так радушно встречаю гостей. Для твоей работы будет достаточно знать, что у дракона моего возраста, шагнувшего за край, хватает Силы, Воли и Разума, чтобы сотворить и держать»
[indent] Этот ответ Викс'тра сочла приемлемым. Он содержал в себе столько правды и тщеславия, сколько нужно. Повернувшись ко второму магу, дракон качнула головой. Здесь, если подкопаться, тоже был не один вопрос. Но раз это их первая и последняя встреча, то можно отбросить условности. Исключительно, чтобы навязать свои.
[indent] «Открою маленькую тайну: с самого первого мгновения своей жизни я не мечтала. Но ставила цели и задачи. Добивалась их. Воплощала. И закладывала следующий элемент для своей цитадели», свет в глазницах стал ярче, мощнее. «Не правда ли она чудесна? Но не завершена. Благо, что более не нуждаюсь во внешнем мире, дабы довести работу до конца»
[indent] Кто-то скажет, что Викс'тра сошла с ума. Кто-то скажет, что она всегда такой была. Кто-то сравнит ее собственный план с пресловутыми сокровищницами – драколич вцепилась в него и не отпускала, посвящала всю себя работе. Своему миру и радости.
[indent] Расправив костяные крылья, с обрывками чешуи, Викс'тра взлетела. Устремилась вверх, откуда могла проводить гостей и своих миньонов жадным взглядом алых глаз.
[indent] Книга, носящая имя Mindok, задрожала в руках, призывая себя открыть. Текст расплывался и впитывался в страницы, оставляя девственно чистые листы. Через мгновение на них стали проступать линии и чертежи. Книга, которая была самой живой из всей коллекции, давала инструкции куда идти и что именно сделать.
[indent] Дракон действительно была готова пожертвовать малой частью своей коллекции лишь бы гости убрались и закрыли за собой дверь. До сладостного мгновения оставалось совсем немного.
[NIC]Викс'тра[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/b/ba/Dracolich_-_Matt_Wilson.jpg/revision/latest?cb=20070211222108[/AVA]

Слово от Морваракс

Отредактировано Морваракс (09-01-2020 16:52:15)

+2

39

Бран пожал плечами и печально улыбнулся. Дескать, ну да вышло четыре вопроса. Хотел в один, но так получилось. Очень уж все любопытно и интересно у вас устроено.   Только вот все равно ответа он так и не получил. Нормального ответа, конечно же. Да дракон  все же дал ответ, но он был не тем что нужно. Особенно в данный момент. Да и как маг крови подозревал, древний дракон не желал гостей. Ну, оно и понятно.  В свое время армия Света с гордостью, кровью и потом прошла Темные земли, сровняв все  до чего смогли дотянуться с землей.  Лишь союзников пощадили. Да тех, кто заявил о нейтралитете.  Бран последних не мог осуждать. Все-таки как говорят в Рузъяне, своя рубаха   ближе к телу.   И учитывая то,  как действовали светлые... В общем, у Темных земель было маловато шансов.  Так же маловато шансов было и у древнего дракона. О, да... Она невероятно могущественна. Невероятно сильна. К тому же, похоже, прошла процесс личификации, а значит просто так не убить, но... Но у светлых было много сил и средств против Темных земель. Так что одного мощного дракона и армию нежити они тоже смогут успокоить. Да и не только светлые придут.  Бран не сомневался, что сюда могут заявиться остальные драконы.  Или попытаются заявиться.  Зачем? А просто для того что бы уничтожить скелетов и дракона-лича. Для них такой дракон оскорбление.  И маг был более чем уверен, что летающие ящеры не остановятся до тех пор, пока полностью не уничтожат тут все.  Так что малефику было ясно, почему они с Бальтазаром тут нежелательные гости. Если смогли они, то смогут еще кто то.  И еще.  И еще.  И так пока полноценный путь сюда не появятся. Или пока эту часть реальности не перетащат в Альмарен.   Понятное дело на такое дракон-лич тоже пойти не мог. Вообще чудо, что их двоих оставили живыми.  По правде, говоря, проще было бы устранить двух магов, так что бы от них не осталось и следа.  Хотя...  может тут все не так просто?   
Тем не менее, за раздумьями маг не заметил, как дракон-лич исчез.  Но исчез не просто так. О, нет.  Мертвое существо оставило после себя артефакт...  Книгу. И та теперь так и призывала открыть себя. Собственно маг крови первым потянулся к ней. То, что помимо книги тут еще было несколько представителей нежити, малефик не заметил.  Они его не интересовали.  Все его внимание было поглощено артефактом.  Не медля и мгновения, Бран распахнул тяжелые страницы... И ничего. Книга была пуста.  Но это было странно! Маг крови не мог ошибиться. Он явственно ощущал, что перед ним артефакт. Священная рукопись с кучей знаний!  Быть не могло что перед ним пустышка!   Невозможно! Но нет. Повертев пару мгновений артефакт, перелистнув пару страниц, Бран разочаровался. Страницы были пусты. 
-Она оставила нам книгу... Но... Она пуста! Зачем она оставила нам пустую книгу?! Какой в ней прок!?  Она же бесполезна.  Или она рассчитывает, что мы будем заполнять книгу, пока находимся здесь?!  В чем смысл?! Проклятье! -Ругнулся Бран, собираясь уже захлопнуть бесполезный фолиант пока не заметил странность. Кто-то очень быстро-быстро писал на пустых страницах.  Правда символы были непонятны и язык странный...  -Что?  Ничего не понимаю!
На странице появилась ладонь и тут же исчезла, дабы смениться еще одним рисунком. Кто-то изобразил мужчину, который ладонью закрыл себе лицо.  Бран не понимал, что означают эти рисунки.
-Мэтр Бальтазар. Книга не простая видимо...  Она какая то странная. Волшебная. Интересно. -Бран перелистнул несколько страниц. -Однако мэтр у меня к вам другой вопрос. Что делать дальше будем?  Сумеем ли выйти при помощи путей?  Или нам они не доступны?

Отредактировано Бран (17-01-2020 04:14:41)

+2

40

- Рад был знакомству, - рассеянно роняет Бальтазар, не будучи уверенным, слышит ли его улетающий дракон.
Действительно рад, несмотря на то, что последние два ответа его смутили. Одно из двух: либо Викс'тра отделалась общими словами, пряча пустоту за цветистыми оборотами, словно какой-нибудь политик... Либо, напротив,  у него недостаточно ума, чтобы воспринять её мудрость.

Склоняясь в большей степени ко второму, некромаг старается запомнить её речи, рассчитывает набраться ума когда-нибудь в будущем, поймать озарение. Обычно Бальтазару сложно поверить в то, что он повстречал кого-то умнее себя. Но всё обычное осталось где-то за гранью, в соседней вселенной, в прошлой жизни, в будущей смерти.

[indent] Пока товарищ изучает книгу - он знакомится с неживыми помощниками: не торопясь, пробует брать их под контроль то по отдельности, то вместе.
Бальтазар выделил когда-то уровни управления ходячим трупом: в столь качественный, как эти, можно заложить приказ и перестать на нём концентрироваться. Простой приказ, разумеется: следовать за колдуном, окружить его для защиты или повторять одно и то же простое движение. Если же от неживого слуги требуется более сложное поведение - приходится руководить им напрямую, что можно сравнить с телепатией. Удерживать внимание на слуге и отдавать распоряжения постоянно. Третий уровень пригождается нечасто, когда понадобится точность движений как при письме, и тогда мёртвая плоть делается для некроманта будто бы своей, реагируя непосредственно на импульсы мозга.

То, что можно было бы отнести к четвёртому уровню - полностью перенести сознание из своего тела в поднятое - на самом деле уже другая область знаний и осуществляется иначе.

Прежде всего Бальтазара интересует возможность держать под прямым контролем одновременно драконов и двуногую нежить. Но как он ранее слишком задержался около неподвижного драконьего скелета - так и теперь увлёкся наблюдением движений костей. Из двух сопровождающих драконов он выбрал для освоения костяного, чтобы плоть не препятствовала попыткам пошевелить все сочленения, какие возможно; второй, тоже относительно некрупный, скелет которого не обнажён, повернул голову назад и будто смотрит, будто даже понимает что-то в действиях некроманта, а двуногие мертвецы тем временем бессмысленно бродят от стены к стене.

Бран прерывает его сосредоточение вопросами: говорит о возвращении на пути, подразумевая, очевидно, дорогу мёртвых. Что, если действительно просто открыть портал так же, как Бальтазар делал уже множество раз?

- Я не могу даже просто взглянуть через Завесу. Не говоря уж о вызове духа сюда. Самые простые взаимодействия с той стороной невозможны, поэтому я уверен, что и пройти тем же путём не получится.

Может, крылатая владычица и знает, как связаться с мёртвыми из этого места. Да наверняка знает, иначе как бы практиковала некромагию вообще? Из каких-то своих соображений она не стала делиться секретом, привычные проходы заперты для путников её волей, - всё равно, как если бы были заперты законами магии, потому что её воля тут основа всего творения.

Что магические, что природные законы заменены ею: в природе костяные крылья не годятся для полёта, а магическая левитация не требует крыльев вообще...

Будучи приглашён помочь Брану в исследовании книги, проводник тоже видит исчезающие символы, промелькнувшие очертания ладони. Это должно быть подсказкой, и он прижимает свою ладонь к пустой странице. Кожа и лист соприкоснулись как-то чересчур прочно, почти срастаясь, и на сей раз текст не исчез, позволяя себя прочитать: это один из тайных алфавитов магов, но, что скверно, из древних и почти не используемых сейчас. В стремлении спрятать свои открытия от простаков волшебники всех времён изобрели множество таких шифров, Бальтазар и сам приложил старания к нескольким из современных, но этот понятен ему не полностью.

- Если бы только со мной сейчас были мои книги или хотя бы некоторые записи... - ворчит колдун, склоняясь над загадочными символами, написанными его кровью, но не его умом. Будто пытается разглядеть что-то между строчек.

Но расшифровкой он в своё время занимался немало, навык отнюдь не пропил, поэтому вскоре переводит написанное:

- В общем, нам следует вернуться в тот коридор, который был сразу за порогом бездны. Там он - книга говорит о себе в мужском роде - скажет больше. Причём не мне, а только тебе, это ж надо, тут не только разум, но и что-то вроде личности. К тому же, - отвернувшись от книги к Брану, он ошалело улыбается, охваченный исследовательским азартом, - личности довольно вредной и своенравной.

Придётся смотреть в книжку обоим сразу, одному держать, другому читать; а пока Бальтазар передаёт её обратно, чтобы повести за собой нежить.

+2

41

К сожалению все было не так радужно, как думал Бран.  Бальтазар подтвердил самые плохие мысли мага крови. Да, они,  по сути, заперты здесь. Да им просто так не выбраться.   Кто то или что-то полностью запечатало им проход.  Тропы мертвых больше не отзывались. Видимо магия этого места, и магия дракона-лича хорошо так блокировали все попытки выбраться отсюда.  Однако стоит ли сразу так сдаваться. Да и дракону-личу, хозяину местного измерения явно были не нужны  живые гости. Так что вывод напрашивался простой: выбраться самим отсюда. Но как?   Где найти ответ?  ДА и к тому же зачем мертвый дракон  оставил нескольких мертвых? Просто так? Пронаблюдать за живыми и их попытками? Навряд ли.  Ну и самого дракона было все еще не понять. Что она хотела добиться?  Явно не смерти незваных гостей.   Так чего же.  А еще книга. Которая так разочаровала изначально. Маг крови рассчитывал приобщиться к древним знаниям прошлого...  Узнать какие либо тайны мироздания. А все оказалось...  Ну не сказать, чтобы хуже. Просто книга не оправдала его ожидания. О, да. Она, безусловно, волшебная.   Впрочем, наверное, не стоило так быстро скидывать книгу со счетов. Вдруг пригодится...  Особенно когда к  книге прикоснулся Бальтазар.    Сразу возникли  непонятные символы, которые кто- то выводил быстро - быстро и невидимой рукой.   Знаки, фигуры складывались в слова. Слова в предложения.  На страницу выводилась целая куча текста.  Но, увы, все это было на древнем языке. Практически мертвом языке.  Им уже давно никто не пользовался.  Хотя, безусловно, когда то давным-давно в древние времена, когда существовали древние маги, они всячески пытались защитить свои знания и секреты. Кто- то от коллег по цеху. Вполне себе боялись конкуренции.  Хотя, казалось бы, темные маги должны были держаться вместе, но зачастую уничтожали себя чаще, чем их настигали светлые.  Другие пытались сохранить знания для будущих поколений темных магов. Опять- таки от светлых магов, которые в свое время охотились за темными. В общем, в старые времена этим языком часто пользовались. 
-О... Как же... Не помню название этого языка... Но он очень древний.  Давно им уже никто не пользовался.  Практически мертвый язык, мэтр. Сложно читаемый.  Но читаемый.  Правда, признаюсь честно, я мало этот язык изучал. Как же его название... Ю'анти... Нет... Проклятье. Не могу вспомнить.  Но придется пока пользоваться вашей помощью, мэтр. Пока я полностью не вспомню, как расшифровать данные  рукописи.  А книга нам ведь поможет. Не так ли? - Бран посмотрел на страницы.  В ответ там появилась какая-то длинная фраза на древнем языке.   Маг крови не смог полностью расшифровать, но уловил общий смысл. Дескать, мало того что попались живые людишки, так еще и дилетанты, которые едва понимают древний язык.  И вообще видно падение нравов и образования.  -Он еще и обзывается! -Возмутился Бран. Но меж тем фраза уже исчезла.  Книга вновь была чиста, будто на ней никто и никогда не писал. -Хм... Интересно. Ну ладно.   Изучим этот артефакт позже. Что вы там говорили, мэтр? Стоит вернуться назад в те залы для того что бы попробовать там?   Ну, если у нас совсем нет выбора, то, скорее всего, придется поступить так. Кстати меня вот интересует другое. Нечто любопытное.  Вы не находите странным тот факт что мы все еще живы?  Этот дракон-лич... Весьма опасное создание. И неизвестно, сколько лет она тут уже существует. Возможно тысячу если не больше.  И мы первые кто сюда попал?  Не странно ли? Или магия некромантии за такое время ослабела, что позволила нам сюда попасть?  Ну и действительно для меня странен тот факт, что она с нами не покончила.  Не то что бы я стремился к  смерти, мэтр... Однако...  Мы живые свидетели невероятного создания.  Дракона ушедшего по пути некромагии.  За одну только информацию о данном существе остальные драконы, наверное, на многое пойдут. И отнюдь не ради того что бы самим стать такими же.   По идее дабы сохранить свою тайну, дракон-лич должен не оставлять свидетелей.  Как вы сами считаете, мэтр?

Отредактировано Бран (21-01-2020 11:03:58)

+2

42

https://funkyimg.com/i/33123.png
Совместно с Браном

— А вот на этот раз я с вами не согласен, — в голосе некроманта слышна бодрость. От закреплённого за спиной посоха пробегает волна теплоты. Она и приятна, потому что инструмент восстановил свой потенциал; и не очень, потому что напоминает лишний раз, насколько холодны эти залы и переходы. Мёртвые, в большинстве своём, греться не любят.
— Изучение этого самого артефакта — наша приоритетная задача. Он и врата и ключ, опыт подсказывает мне, что эта книга может гораздо больше, чем ей приписала хозяйка. Это не просто инструктор и путеводитель по местности. А попробуйте-ка попросить его общаться на более понятном языке? Для удобства просто.
float:left
На сей раз процессия нигде не задерживается, десять мертвяков шагают позади. Бальтазар понимает, почему их именно столько. Своей ментальной магией драколич не только отправляла послания, но и обследовала весь его разум, выявила в том числе и предел его возможностей, и очень многое другое. Более десяти он бы вести не сумел. Проходы достаточно широки, чтобы отправить драконов в более подходящий им, нежели ходьба, полёт. До места назначения они добираются над головами магов.

[indent] Бран усмехнулся: наверное, артефакт действительно мог бы общаться на другом языке… Но явно этого делать не спешил. Почему? Ну, сам малефик предполагал: всё дело в том что артефакт одушевлён. Кто-то вселил в книгу душу.
 Скорее всего она — то есть книга — на такое не пойдет. Тот, кто создавал этот артефакт, специально сделал его таким. Чтобы так просто не подчинялся, вот смотрите… Книга! Ты можешь общаться более понятным языком?
Секунду ничего не происходило, а потом на листах кто-то быстро-быстро стал писать и тут же стирать записи. Маг крови едва успевал читать, но не успевал понимать, что написано. Однако было похоже, что своей просьбой малефик оскорбил артефакт до всей глубины его души.
 Вот видите. Быстро пишет и стирает. Похоже, дух обиделся. — Бран вновь позволил себе усмешку.

— Псих какой-то. Что до вопроса, не нахожу ли я странным тот факт, что я жив… — Бальтазар повторяет слова собеседника с расстановкой, задумчиво. — Да я его полжизни нахожу странным. А точнее, чувствую странным.
Впрочем, вряд ли магу крови может быть понятным ощущение жизни как инородного предмета в теле. И что важнее, вряд ли ему такие некромантские заморочки интересны, поэтому не стоит далее рассуждать на эти тонкие темы.

— Ваше право, мэтр, — лишь пожав плечами, произнес Бран; он все еще посматривал на книгу… Но та пока молчала.

— Опасное создание — не обязательно склонное к агрессии, — разговорился писатель. — Вот вы, скажите, если бы встретились с кем-то явно из иного мира, кто не должен был попасть в наш, и вы точно об этом знали бы. Стали бы убивать эту диковину без разговоров, при условии, что она дружелюбна? Не знаю, как вы, а я бы заинтересовался ею. Быть может, мы вызвали интерес у дракона, и она сочла, что живыми нас изучать удобнее, чем мёртвыми. Мёртвыми-то мы б ничем от них, — Бальтазар поясняюще мотнул головой в сторону нежити, — не отличались, а таких у неё и без нас предостаточно. Ну и потом, я предложил помощь, и если мы действительно на эту помощь способны — убивать нас нерационально.

Он облизывает губы, прервавшись, вновь жалея о своей недавней невоздержанности в питье, но о запасах спутника не заикается. Не любит Бальтазар просить что бы то ни было. И неудобства терпеть может очень долго, привык.

— А быть может, закрыть дверь можно только с той стороны? Что, если запираясь в своей реальности, Викс`тра сознательно сделала барьер неприступным для самой себя? А давайте с книгой это обсудим? — вновь этот энтузиазм, некромант даже принялся мерить шагами каменный пол, переполняясь энергией собственных идей и предположений.

— Ха, и она ещё утверждала, что её случай бесполезен для моих книг! — восклицает он вдруг невпопад, поражённый озарением, мысль безнадёжно опережает речь.

Ей нет дела до свидетелей, потому что она и это место перестанут существовать. Для каждого сомнительная честь быть свидетелем несуществующего. Для меня великая. Но и в небытие она не отправится. Становясь таким образом подтверждением моих основных теорий. Она уходит в инобытие, как всегда хотелось мне, и созидает свое инобытие моими руками. Не пригодится для моих книг, как же, ну-ну.

Одна маленькая победа над древним драконом придаёт ещё больше энергии философу-некроманту, он потирает ладони:

— Довольно о высоких материях! Книга понимает?

— Книга понимает всё. Это заметно по её реакции. Но вот записи по прежнему… те же самые. То есть старый язык. Едва понятный. Но вроде пишет о каком-то ритуале. Вот смотрите.

Бран показал Бальтазару книгу. Там, на страницах, разворачивалось действие. Кто-то быстро писал и рисовал. Вот появился классический круг ритуала. Вот — места, куда надо было поставить… жертв? Участников? Кого-то нужного.
Ну и язык оставался по-прежнему древним.

— Как я понимаю, данный ритуал нам может помочь… Но вот жертвы. Хватит ли их? И достаточно ли будет мертвой энергии этих поднятых зомби?

В целом у Брана был план. На случай, если Бальтазару не хватит сил. Он ни разу не пробовал данный ритуал, но теоретически тот должен сработать. Дополнительный круг. Круг магии крови. Через круг маг крови подпитывает чужой ритуал своей силой. В теории: в книгах писали о таких случаях. Но не расписывали, как это делается, детально. Вот, мол, маг нарисует круг кровью, проведет нужный ритуал и… в теории — всё. Дальше дескать малефик должен сам найти точки соприкосновения ритуалов и через них передавать магическую силу. Все. Более ничего не было. Хотя возможно какие-то мелкие детали сам Бран упустил, но уже поздно жалеть. Нужно было действовать.

 Мэтр. Мы поступим следующим образом. Вы действуете, как написано в книге, а я буду действовать по-своему. Дополнительные силы организую для нашего предприятия. Главное будет не перебрать с мощностью. А то мы то выйдем, но можем оставить очень большую дыру в магическом пространстве. И получить последствия. Начнем, мэтр? — Бран достал бурдюк с кровью, готовясь начать свой ритуал, но в стороне от ритуала Бальтазара. А то ведь магия крови и некромагия могут друг другу помешать.

Размышляя над подсказками книги, Бальтазар сдавил пальцами свою переносицу, будто пытаясь взять в руки ход собственных мыслей буквально, ещё более с виду хмурый из-за отпечатков ногтей на коже.

— Начнём, — кивает он наконец.
— Наши рассуждения впечатлили запертую в книге личность, и… В этом есть как хорошее, так и плохое. Хорошее в том, что артефакт рассказывает нам то же самое, что поведал бы хозяйке, а вовсе не урезанные инструкции, которыми она сама пыталась ограничиться.

Горечь полынного духа, оставшегося где-то за завесами и гранями, выветрилась с рукавов и лишь отдаётся в усмешке:

 Но эта инструкция — она для того, кто равен по силе самой Викс`тре. То есть для того уровня, которого я не достиг бы и за тысячу лет.

Отойдя подальше, маг крови открыл бурдюк и медленно читая слова заклинания начал свой ритуал. Кровь, слушаясь хозяина, стала собираться в круг. Затем от круга отделились несколько кровавых лужиц, отползли в сторону. Там они, повинуясь словам мага, начали превращаться в символы, очень похожие на те, что были в книге. Такой же древний язык для ритуалов. От крупных символов отделились капельки. Стали собираться в мелкие символы.

Рассуждая при загадочной книге о тайнах бытия, Бальтазар и Бран показались ей слишком сильными — или слишком умными — или, скорее, эта воплощённая в буквы трансценденция не видит разницы между умом и силой.

Так ли уж она не права? Сейчас Бальтазару ясен смысл всех впадин и всех выступов, где следует расставить неживых рабов. Ясен смысл каждого из углов отражений в сталактитах. Ничто не случайно здесь, и свои круги и звёзды он чертит со знанием чужеродного ландшафта, со знанием, как призвать выдумку Викс`тры себе на помощь.

А что же до неё самой? Она ведь наверняка наблюдает сейчас незримо. Она ведь наверняка знает всё, что происходит в её маленькой вселенной, в этом продолжении её. Но если уж дракон сумела слышать мысли Бальтазара — неужто его станет волновать факт, что слышны слова?

 — Не могу диктовать условия ваших ритуалов, — почтительно извещает некромант своего спутника.  — Но один совет: вся подпитка должна идти на меня лично. Я должен вместить в себя слишком много магической мощи. Догадываясь, к чему это меня приведёт — напоминаю о двух вещах: мой посох создаёт защиту, если трижды стукнуть им, а своё завещание я изложил вам ещё в Цейхе.

— Ну уж нет мэтр. Чистая энергия крови для неподготовленного мага… Даже для некроманта… Все это может закончится очень плачевно для вас. Поэтому я буду помогать вам в ритуале. Энергия будет проходить через меня для фильтрации. А потом уже пойдет от меня к вам. Так вам будет проще. Иначе я даже не могу представить что с вами случится…

— Вам виднее, но повторю, что бы сейчас ни произошло, продолжайте поддерживать меня, пока это возможно.

Бесценный подаренный наставником посох удваивает силы, и последние события были столь тонизирующими, и отбирать себе у мертвецов ту магию, что держит их на ходу — дар любого некроманта. Столь редко используемый: чаще ведь бывает наоборот, маг своей силой поднимает неживых, а не жрёт их собственную.

Фигура, вычерченная Бальтазаром и его помощниками на зыбкой ткани реальности, казалась бы невозможной, если бы не раскрытые книгой тайны. Некромант встал в центр схождения лучей, но главное здесь — углы, в тревожных формах всех семи угадывается щель, и когда мертвецы поднесли сгустки холодного пламени со стен — пламя отклонилось от каждого угла, от каждой щели запредельными ветрами.

С пятирогим посохом в одной руке и с двурогим жестом, скрючившим пальцы второй, Бальтазар принимается тихонько подпевать сквозняку Запределья, и тот становится громче, и колдун переходит в иные тональности вместе с ним, и вот уже ветер настолько силён, чтоб приподнять кромку пошире. Настолько нездешний он, этот ветер, что взгляни сейчас открытыми глазами в разомкнутую им щель — и пропадёшь.

Бран встал рядом со своей фигурой. Он начал монотонно читать заклинание чувствуя как его наполняет сила и магия. Однако все это не задерживалось, и, посетив малефика лишь на мгновение, тут же исчезало. Уходило прочь. Переходило к Бальтазару. Маг крови, обученный по всем правилам своим наставником, уже начал чувствовать сильную боль. Сила никогда не приходила без последствий. И вот они прибыли… Но Бран игнорировал боль. Его к этому готовили. Его обучали этому. Так что ничего страшного не случится. Потерпит.

Бальтазар избежал ошибок, от которых предостерегала умная книга, когда сочла его равным себе.
Он уже не пользуется физическим зрением.

[indent]  Открытие одного угла из семи опустошило его.
Маг вбирает в себя всю силу из посоха и отбрасывает бесполезную палку в сторону, изумрудные огоньки бегут по линиям сложной фигуры и отгибают второй угол будто бы без участия самого колдуна.

Всего лишь два. Осталось пять, а некромант уже чувствует своё бессилие. Ноги изменяют ему, подкашиваются, но воздетые в магическом жесте руки словно окаменели. Резко указав рогатыми жестами на тех из мертвяков, что поддерживали холодное гиблое пламя, Бальтазар высасывает из них всё то, что поддерживало их, кучки оставшегося праха залепляют ему глазницы и рот, притянувшись в центр фигуры, но дают новых сил и не мешают, а помогают возобновить нечеловеческое горловое завывание.

Боль. Жуткая и страшная боль скрутила Брана, но тот продолжил быть проводником силы. Нельзя было сдаваться. Нельзя было отступать. Мэтру Бальтазару тоже было тяжело, но он терпел. Так чем малефик хуже?

Оттаскивая последний лепесток взрезанного угла, Бальтазар понимает, что придётся развоплотить и одного из драконов, как бы ни хотелось утащить их с собой в Альмарен. Костяной рассыпается, а прикрытый плотью обвивается вокруг мага и прикрывает его своими крыльями, то ли с благодарностью, что невозможно, за что может быть благодарен мертвец?!
То ли просто находя в этом способ спастись посреди рушащейся ткани мироздания. Даже сквозь плотно зажмуренные веки, сквозь слой пепла, сквозь запекшуюся на лице кровь и сквозь волшебное драконье крыло видно, как искорками рассыпаются осколки, светлячки эти бесконечно разделяются и соединяются, и образуют гипнотические узоры, и ничего более прекрасного и гармоничного видеть пока не приходилось.

В серых пепельных пустошах, в кругу хитро расположенных скал два мага и один дракон укрывают своё появление из ниоткуда. Бальтазар валяется почти без сознания, положив голову на чешуйчатый холодный бок. Но лишь почти. Пошевелиться ему не даёт даже не откат сам по себе, а осознание того, какие силы он в себя вмещал недавно и насколько опустошен теперь, насколько мелок и незначителен.

Бран тяжело упал на колени. Все его тело тряслось от боли, а рвотные позывы требовали освободить желудок от содержимого. И магу стоило гигантских усилий сдержаться. В тяжёлых попытках восстановить дыхание Бран поднялся с колен и осторожно подошел к некроманту. Похоже мэтр был сильно истощен в магическом плане. Оставлять его в таком состоянии было опасно… Но что малефик мог сделать? Передать немного силы через кровь?

Вообще Бран знал один ритуал… Говорят, в древности им иногда пользовались малефики и те, кто владел магией крови. Ритуал был страшен: от мага требовалось принести в жертву младенца и с помощью его крови… Ну, там по ситуации. Говорили, что подобный ритуал легко мог вытащить мага даже с крайней степенью истощения. И даже мог, вроде бы, спасти жизнь. Но мало кто проверял. Именно из-за таких ритуалов, по слухам, магия крови запрещена во многих странах. В том же Гресе, например.

Впрочем, это сейчас было не так важно, ибо Бальтазар хоть и был опустошен, но все же не находился за чертой, да и младенца под рукой не было. Да даже если бы был, то маг крови, наверное, не рискнул бы принести его в жертву. Однако, все это навело Брана на определенные мысли. Открыв свою сумку, маг с трудом нашел чарку для лекарств. В чарку он налил своей крови, немного спирта и провел простейший ритуал. Конечно, вот так просто восстановить силы Бран не мог… Но все же попробовать стоило. Затем с огромным трудом малефик залил получившееся лекарство в приоткрытый рот некроманта.

— Ну и крепкие же у вас напитки, — проворчал тот, тряся головой. Затем приподнялся, чтобы оглядеться:
— Впрочем, выпить за это стоило.

http://x-lines.ru/letters/i/cyrillicscript/2257/015602/18/0/4ns7bx6ozdemzwf64n3o.png

— Читал я об этом месте, — несколько раз повторял некромант в те пару дней, пока они с Браном окончательно приходили в себя.
— Читал я об этом месте, и видел его не раз во сне, — наконец продолжил он свою мысль, когда встал вопрос, куда идти дальше. — Это моё место назначения, а не то, что указали вы. Вам — ещё западнее, и прошу прощения за промах.

[indent] Об обратном пути никакого договора не было; Бальтазар и не собирался возвращаться.

У дальнего северного края Седой пустоши он произнесёт слова из своих сновидений, когда останется один.
Чёрный дракон последует за некромантом через врата, которые откроются прямо в земле, в глубины и далее.

Там их встретят ядовитые испарения, которые погубили бы других, но один из них мёртв, другой пропитан этими же, знакомыми ядами, не способными причинить вреда; запечатанные магией гробницы, гигантские ступени, и в нужной точке пространства медная сколопендра на мгновение оживёт, чтобы открыть портал в доселе неведомое.

[AVA]https://d.radikal.ru/d14/2002/b4/2cf0a8534496.png[/AVA]

+4


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Много хрена, немного дягиля и всё, что останется