http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПАУТИНА МИРОВ » Лёд и пламя


Лёд и пламя

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/db51167d-009f-4077-bbcf-dbd06517fc2c/d1bcrbg-effe8c3c-afff-4c9e-a313-b9bc02d6ebf0.jpg/v1/fill/w_900,h_727,q_75,strp/fire_and_ice_by_jeremyti_d1bcrbg-fullview.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7ImhlaWdodCI6Ijw9NzI3IiwicGF0aCI6IlwvZlwvZGI1MTE2N2QtMDA5Zi00MDc3LWJiY2YtZGJkMDY1MTdmYzJjXC9kMWJjcmJnLWVmZmU4YzNjLWFmZmYtNGM5ZS1hMzEzLWI5YmMwMmQ2ZWJmMC5qcGciLCJ3aWR0aCI6Ijw9OTAwIn1dXSwiYXVkIjpbInVybjpzZXJ2aWNlOmltYWdlLm9wZXJhdGlvbnMiXX0.34kRv8f5bP9EeWTrghRe6W9Mg6fWzYlCckuniLQKmFc
Мир: альтернативный Альмарен
Участники: Варун Ватраж, Морваракс (Мэттаиллэт)

На вопрос, есть ли какая работенка интересная, трактирщик кивает на огромную доску заказов, прибитую к дальней стене. Среди множества заданий по поиску артефактов и уничтожению монстров выделяется один лист. Бумага уже потускнела, что очень странно сочетается с обещанным вознаграждением. Такого количества добра хватит чтоб жить не зная нужды и самому наемнику, и его правнукам.
Задание никто не берет. Не убирают, но в каждом городе стараются спрятать, похоронить его под другими заказами. Среди наемников и магов по поводу нанимателя и его просьбы ходят дурные слухи. Говорят, что многие брались, но никто живым не вернулся. Говорят, что даже самые устойчивые к магии создания сходили с ума. Говорят, что заказчик сам давно мертв, но проклятая вещь нуждается в еде и все надеется заманить в силки очередного героя.
Заглавие, выведенное крупными угловатыми буквами, кажется таким смешным и глупым поначалу. И таким страшным после.
«РАСТОПИТЕ ЭТОТ ПРОКЛЯТЫЙ ЛЁД!»

+3

2

[indent] Испокон веков так сложилось, что страшные и мрачные слухи подталкивают смертные переменчивые умы на решения и подвиги, которые им совершенно не под силу. Почему в голове иногда рождается мысль, что невозможная задача может быть решена какой-то долей случая? Причасность к чему-то сверхординарному зажигает в душе маленький огонёк гордости и хвастовства, что мало-мальсаи отличает одного крутого от другого, ибо воздействовать на природу и порядок осуществления событий - не под силу даже самому умелому магу.
[indent] По окресностям давно уже ходили слухи о таинственном заказе, что наводит ужас на всю округу. Сперва они пробегали холодком по коже новоиспечённых наёмников, искателей сокровищ и охотников за головами. Вскоре слухи стали красивой легендой: о таинственном кристалле, тёмном маге и многочисленных жертвоприношениях, что крадут жизни всех, кто к нему приблизится. Легенда быстро обросла подробностями и стала сказкой, а ведь это всего за каких-то пару месяцев. Уходящие добавляли что-то от себя, приукрашивали и теперь многие местные "мечи на продажу" травят об этом анекдоты. Такой эта история предстаёт и перед чужеземцами. Красивой, шутливой байкой завсягдатаев окрестных таверн.
[indent] Огромная доска от потолка до пола была завешена бумажками и пергаментами, пестрила красивыми буковками, графическими изображениями то артефактов, то каких-то тварей и очень разнообразных личностей. Взгляд пламенеющих глаз скакал с одной бумажки на другую, пальцы задумчиво тарабанили по рукаву. Артефакты, храмовые реликвии, пропавшие дети, разбойники, беглые тёмные маги, монстры, чудовища, потерянные сокровища и предложения повоевать за чью-то "великую" корону. Бескрайнее море заказов и один краше другого. Скука. Пожалуй только существо, прожившее не один век может позволить себе перебирать разные виды работ по причине обычной скуки. Пальцы нырнули в тонну бумажек, продираясь куда-нибудь поглубже, к заказам, которые обычно отодвигаются, по разным причинам, на обочину. "Головорезы в руинах замка", "Сокровища баронов", "Виконт Адарэ ищет способных магов" и прочая подобная всячина. Глаза скучающе перекочевали дальше и замерли. Пожелтевшая бумажка, баснословная сумма, указанная в вознаграждении. Голова повертелась по сторонам, а рука подцепила с гвоздя заказ.
- Я возьму этот. Где я могу найти нанимателя? - прозвучал бархатный бас огненного мага.
Глаза трактирщика округлились как медные монеты. Он положил на столик протираемую кружку и почесал себя по бороде.
- Это дурное дело, сэр. Проклятая работа, ей богу. Уже девятнадцать человек бралось, да ни один не преуспел. Толкуют, что многие там копыта и отбросили, - заявил растеряный голос.
- Тем и лучше. Значит дело действительно стоит обещанных свеч, - риторически заявил маг, - Но меня мало интересуют жертвы несчастных случаев или халатного отношения к работе. Где нанимателя найти?
- Да в хижине жил, на окраине. Только говорят, дескать, уже несколько месяцев его никто не видел.
[indent] Ответом стала лишь вежливая молчаливая улыбка. Рука заинтересованно скомкала листок с заказом, после чего маг в спешке покинул таверну. Весь долгий путь до хижины нанимателя в голове роились не самые радужные мысли. Риски были очевидны, бросались в глаза с того самого момента, когда заказ попал в поле зрения. Проклятый лёд. Чем это таким особенным он может быть проклят, раз люди боятся даже говорить о нём всерьёз? "Где-нибудь в Кариде эту историю назвали бы сказкой и вряд ли бы сильно ошиблись. Сказочные деньги за какую-то очень мифическую работёнку", - беспрерывно вертелось в голове, пока на глаза не попалась та самая хижина. Глиняные стены, просевшая соломенная крыша, мутные пыльные стёкла и ни света, ни дыма. Стук. Второй, но ответа нет. Деревянная дверь была даже не заперта. Петли скрипнули и кучка деревянных досок отъехала внутрь. В воздух поднялись клубы пыли, а за ними последовал неразборчивый тихий гул. Бесцеремонно шагнув внутрь, маг зажёг на кончике пальца пламя, освещая себе путь. В углу что-то копошилось, пока в маленький ореол света не выполз горбатый старичок. Сухие руки, засаленые волосы, какая-то рваная ряса.
- Прошу прощения это вы...
- Синий! Тёмный. Синий! Лёд! Холод! Стужа! - перебил безумный голос, подняв ошалевшие глаза на мага, - Ты видел? Видишь? Он такой холодный, а жжёт круче огня. Мммм. Синий. Тёмный. Золотой! Не знаю.
[indent] Поток бессвязного бреда чётко дал генази понять, что стоящий перед ним старик не в себе. Не в себе из-за того, что видел или чувствовал, работая с тем, за что сам огнеглазый решился взяться. Безумец отошёл в сторону, шмыгнул в угол, сел на табурет и подозвал генази к себе. На тонких пальцах он выложил несколько скомканых бумажек, на которых угольком было нарисовано чёрное месиво, с белым просветом в центре. Разобрать что это не смог бы даже самый великий художник или самый мудрый философ. Мазня. И ничего больше.
- Ты идёшь? Шёл? Выходишь? Не смотри. Смотри. Оно бывает убедительным. Монстр. Человек. Монстр? Не знаю, - продолжал тараторить старичок, показывая поочерёдно генази картинки, - Я был близко. Я трогал. Живое. Ел. Ем. Ест. Не знаю. Боль! Ты хочешь это видеть? Ты пойдёшь? Оно как яйцо. Скорлупа. Чешуя. Там не только дым! Пойдёшь?Возьмёшь? Увидишь?
- Э-э... Пойду, возьму, увижу. А куда идти? - решился спросить генази, на самом деле не очень надеясь услышать внятный ответ.
- Горы. Гора. Гряда. О-о-о, ты поймёшь, найдёшь, увидишь. Не трогай! Жги! Горишь? Гори. Сожги и жги. Не трогай. Горит? Не знаю. Найди высокую кривую сосну. Жди. Смотри. Высокий каменть. Волчья морда. Иди к вершине. Не беги. Ест. Съест. Сожрёт. Иди. В снегах лёд. Синий! Золотой? Тёмный! Иди. Иди! Оно ест! Иди!

[indent] В жизни каждого бессмертоного рано или поздно наступает момент, когда вопросов к жизни возникает слишком много. Особенно когда растёшь среди людей и со смертью знакомишься слишком рано, хоронишь отца, друзей, их детей, внуков, правнуков и прочих. К концу своего девятого века, маг словил себя на мысли, что всё чаще его начинает сковывать апатия.
[indent] В горах было тихо. Зверьё молчало, спрятавшись обратно в свои норы. Ни птичьего пения, ни волчьего воя или тухлого кабанячьего хора. Ветра выли высоких стройных сосен, поднимаясь к голым промёрзлым скалам. Охотники давно не выходили на эти тропы, не ходили по ним и хищные стаи. Чем выше уходила дорога, тем больше легенда о проклятьи начинала казаться реальной. У высокой кривой сосны маг остановился. Старик не соврал, во всяком случае пока что. При виде путеводного дерева его слова не начинали казаться такими безумными. В них не было смысла, да, но и генази даже подозревать не мог с чем столкнулся его наниматель. Был то неподельный ужас, какой-нибудь зловещий дух или даже один из богов во плоти - неизвестно. Вглубь хвойного леса ноги несли мага уже сами. Это был азарт, вызов. Встреча с неизвестным рождала в душе огонь неподельного любопытства. Ответы на некоторые вопросы стоят того, чтобы за них можно было бы умереть. Является ли эта тайна одной из таких, либо же безрассудство укоренилось в голове огнеглазого слишком сильно? Неизвестно. Его жизнь была наполнена самыми разнообразными событиями. Сила, дремлещая в груди давным давно начала пожирать его изнутри, выжигать, оставлять на душе шрамы, невосстановимые с помощью какой-либо регенерации.
[indent] Снежный покров у высокой скалы. Нет сосен, давно остались внизу дикие кустарники. Сплошная снежная гладь и камни, много камней. И... о.... блеск? Отзвук легенды или призрак старого мифа. Он и правда был там. Осколок льда. Среди камней, как драгоценность, как луч света, яркий и в то же время бледный. Холодный даже на взгляд. Осколок льда, способный соперничать по притягательности с лучшим из гранёных бриллиантов. Кто бы не хотел владеть таким? А никто. Потому как чувствовалась стужа. Дыхание смертит? Нет, вряд ли, оно бывает потеплее. Генази снял капюшон. Из-под ткани вырвался огонь. Цветастый, красно-золотой, языками устремляющийся в небеса. Пламя скрывало волосы уже давно. Рвалось наружу, извивалось, как шёлк на ветру, как вечно горящий костёр. Глаза, похожие на два благородных опала, снова глянули на осколок. Лёд, как воплощение самой сути льда. Занятная тавтология, но она лучше всего передаёт ту палитру чувств, которые маг пытался привести в порядок.
[indent] Смелый шаг. Шаг навстречу любопытству, на встречу неизвестности. Что произойдёт? Проклятый лёд уже впереди, лежит там, среди камней. Большой осколок. Заворожено наблюдая за блеском на бледном высоком солнце, он снова сделал шаг. Как понять, что ты сходишь с ума? Генази вдохнул. В воздухе витала злоба. На языке чувствовалась мерзость мира, отвратность жизни и постоянно на душу давило ощущение, что где-то там есть "нечто", что страстно желает твоей смерти и мучений. Оно далеко, но так близко. Стоит за спиной и в то же время держится в стороне. Не чувстовать это маг не мог, но не боялся. Он не страшился чужой злобы, была она реальной или какой-то инфернальной.
- Так почему же тебя все так боятся? - в голос произнёс генази, озвучивая насущный вопрос.

+1

3

[indent] Кто-то приближался к ней. К ее тюрьме. К осколку ее былой славы и величия.
[indent] Тварь слышала.
[indent] Холод и ненависть – то, что было ее сутью. Даже лишившись тела, лишившись мира, лишившись почти всего, у создания оставалась эта злоба. Злоба что внушала ужас всему сущему. Злоба, что могло почувствовать любое живое создание, даже лишенное разума.
[indent] Но вот ирония: неразумные животные и монстры всеми силами старались избегать места, куда пал осколок ее чешуи. Разумные же – напротив, всеми силами старались приблизиться, дотронуться, разгадать, сломить и подчинить.
[indent] Всегда, абсолютно всегда их толкала вперед одна и та же смесь эмоций и желаний. Одни наивно пытались побороть свой страх перед неведомым, другие столь же наивно пытались уничтожить осколок зла, пока из него не вышла Она. Были и те прелестные глупцы, кто вроде понимал с чем столкнулся, но тешил себя надеждами, что его познаний в сокровенном хватит для ее пленения и подчинения. Этих было больше всего. Приходили один за другим, и один за другим гибли.
[indent] Но не напрасно. Конечно же нет. Ловя их разум в ловушку, гоняя по их же собственным бесконечным лабиринтам памяти, поглощая все, что они знали, Погибель с каждым разом все больше и больше узнавала о том мире, в который она попала.
[indent] Создание не могло вспомнить, что было до того, как она осознала себя, висящей в темной пустоте, и ощущая осколок чешуи – нетающего льда – средь скал. Но с превеликой жадностью пожинала чужой опыт неосторожных «магов» и «колдунов», как называли себя здесь коснувшиеся сокровенного. Именно маги были основой ее «рациона». Обычные смертные – люди, эльфы, дворфы – были скучны и не несли в себе необходимых познаний.
[indent] Знания – это сила. Знания – это власть. Она возьмет и то, и другое. Но прежде всего: знание – это ключ от ее нынешнего существования. От тюрьмы, сотворенной из ее собственного тела.
[indent] Очередной храбрец, слыша ее ненависть, ощущая всем существом нестерпимый холод, шел вперед. Шел уверенно по направлению к ней. К своей смерти.
[indent] Дракон чувствовала – гость что-то говорил. К себе ли он обращался или к острым граням холодного льда? При желании монстр могла бы разобрать речь, собранных крох вполне хватало, чтобы хотя бы говорить и понимать несуразный язык здешних смертных.
[indent] Но она не желала говорить, она жаждала свободы.
[indent] В пришедшем чувствовалась сила, чувствовались знания. Возможно, как раз те самые, что позволят ей выйти в этот мир новой силой, с которой нужно считаться. В то же время маг был странным. Дракон научилась угадывать породу, к которой относится тот или иной визитер. Но этот… был чужим, непонятным и враждебным. Не его намерения, до которых еще предстояло дотянуться, но сама его природа. Словно он был соткан из того, чем ее наверняка в прошлом пытались одолеть – из огня, из пламени, из воли.
[indent] Отбросить назад секундное замешательство. Она была слишком голодна. А такой кусок упускать нельзя! Слишком долго она ждала чего-то похожего. Слишком долго… Каждое тщедушное мгновение промедления подобно вечности.
[NIC]Мэттаиллэт[/NIC][STA]Ледяная Погибель[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c840129/v840129929/8e5b5/s1ikn80r94Y.jpg[/AVA]
[indent] К несчастью, сама плененная Погибель ничего сделать не могла. Она сминала чужой разум как лист бумаги, раз за разом возвращала пойманную «игрушку» в самые жуткие или самые интересные воспоминания, заставляя переживать все заново и медленно сходить с ума. Она была практически неуязвима в своей ледяной тюрьме. Но…
[indent] Но как-то повлиять на смертных было возможно лишь при прямом контакте храбрецов (или безумцев?) с проклятым льдом. Даже легкого мимолетного касания было достаточно, чтоб несчастного сковало холодом, намертво приковывая к кристаллу, а сознание падало в раскрытую ненасытную пасть чужого этому миру создания.
[indent] Пока рокового прикосновения не случилось, смертные были в безопасности. Многие считали себя умными и осторожными, изучая и проводя опыты над осколком. Но неизменно – рано или поздно – тянули руку и пропадали навсегда.
[indent] Ждать Дракон была не намерена. Ей хотелось получить воспоминания этого существа прямо сейчас.
[indent] К счастью для нее, рядом был кое-кто, кто мог бы ей в том подсобить.
[indent] Иногда, крайне редко, Погибель утомлялась скучным играм с пойманными «зверушками» и милостиво позволяла уйти. Они могли уйти, но не уходили. Ее образ – кусок льда, грызущего их заживо стыдом, отчаянием и бессильной злобой, топя в самых мрачных кошмарах, – оставался с ними навсегда. Кто-то на остатках своей былой силы воли обрывал ничтожное существование. Кто-то цеплялся за него и… и приводил к ней новых жертв – тем или иным способом.

[indent] Тощая оборванная девчонка по-звериному подкрадывалась к генази, щуря слезящиеся глаза от отблесков на кристалле и от огня, бегущего в волосах мага. Когда-то она была многообещающей колдуньей – молодая, способная, амбициозная. Она могла бы многого достичь, если бы не подошла в итоге ко льду.
[indent] Там змея. Большая как скалы, маленькая как белая мышь. Вечно голодное, вечно жадное. Это змея все забрала. Но змеи сбрасывают кожу, верно? Если переполнить змею, то лишнее она отбросит. Да! Тогда можно будет забрать все себе, вернуть… вернуться?.. Уйти.
[indent] Подобравшись как можно ближе, бывшая колдунья (сейчас она не вспомнила бы и самого простого заклинания), сделала рывок и со всей силы толкнула мага вперед. Пусть кормит змею, пусть змея ест… Пусть пожрет все, но только не ее. Ей ведь надо вернуться, да?..

+1

4

[indent] С каждым шагом злоба буквально закипала в голове. Рвалась наружу громким барабанным набатом, ударом тысяч мечей и топоров, свистом сотен стрел и снарядов. Жги. Бей. Рви. Кричи. Многотонной наковальней агрессия давила на сопротивляющийся рассудок, заставляя его невольно скалить зубы в ответ. Рычать, стараться не выпустить из головы разогревающийся, как пожар, гнев. Как странно, сильная аура, холодная, отдающая древней могильной стужей, заставляющая волосы вставать дыбом, а виски покрываться тонким слоем инея. Запустилась реакция. Во тьме холодеющего злобой разума зажглась искра. Множество искр. Поток гнева выпорхнул наружу, пламенеющие волосы стали дыбом и почти мгновенно раскалились до бела. Гнев против злобы. Из-под прикрывшихся глаз повалил дым. Голова раскалывалась на множество частей и генази ухватился за висок. Темнота. Веки светлели. Краснели и по их тонкой кожи в стороны хаотичной паутиной расходились ярко-жёлтые трещины.
[indent] Зло против стихийной ярости. Из открывшихся глаз вырвалось яркое, почти белое, пламя. Мир погрузился в красные тона, притупился слух. Голову забил какой-то шум, похожие на стрекотание целой тучи саранчи и зимний гром где-то вдалеке. Выдох. Маг собрался, контроль над гневом - невероятно трудная штука. Вены от висков до ключицы, от кончиков пальцев до локтей, вскипели, разогрелись и засветились. Тело сковала колющая боль. Мимолётная, генази уже привык. Так случается, когда душевное спокойствие кто-то нарушает. Руки, будто опалённые, покрасневшие и потрескавшиеся, отпустили голову. Выдох. Наружу повалил едкий чёрный дым и волосы на голове затрепетали, будто колыхаемые порывами сильного ветра. Вдох. Горящие глаза уже не имели очертаний, огонь валил откуда-то из недр, из глубин той крепости духа, где всё время находилась сила, рождающая огонь. И она пробудилась. Маг взял себя в руки, подчинил своему контролю гнев, усмирил буйствующие силы, пока не было слишком поздно. Огонь не утихал и потому видом маг напоминал существо из детских страшилок. Вечногорящий заживо, воспламенённый, жаждущий погубить чью-то жизнь раньше срока. Огонь воплоти.
[indent] Многие детали стали на свои места. Под давление зла люди сходили с ума ещё до того, как понимали, что находится перед ними. Не могли понять кто смотрит на них из темноты, кто находится рядом и при том не видим человеческому взгляду. Умелые маги сразу понимали, что это нечто сокрыто в осколке льда, и оно очень могущественно. Но что это? Кто это? Столько вопросов, так мало ответов. Шаг навстречу неизвестности. Маг приблизился почти вплотную. Сквозь языки пламени видел осколок льда как никогда ясно, чувствовал его, как никогда чётко. Там, внутри, как будто в сломанной филактерии, что-то было, кто-то был. Выдох. Горячее, как пар, дыхание коснулось кромки промёрзлого льда и оттолкнулось обратно, подтопив снега вокруг.

[indent] Движение позади прошло мимо ушей мага. Он не услыхал бы, даже если бы захотел. Роковое движение, в каком-то смысле этих слов. Решилось многое. Толчок. Поток огня поднялся ещё на полметра вверх. Лицо девчонки перед падением, ещё диковатый безумный взгляд. "Зачем?" - последняя мысль, прежде чем раскалённая рука коснулась льда. Пламя коснулось льда, огонь достиг хлада.
[indent] Бешено повалил пар. Тяжёлый, грузный, как туча, пар. Ладонь обожгло морозом. Прозвучал громкий треск, подобный раскату грома. Осколок остался невредим, ни царапинки, ни единой проталины. Сверкнула мимолётная синева и генази поднял глаза. Что-то пошло не так, что-то произошло. Округу затянуло облако пара, погрузив всё в полумрак. Стало очень тихо. Ни девчонки, ни гудящего в голове давления. Теперь маг стоял один, в ореоле собственного света, согреваемый собственный пламенем. Налетела стужа, страшная мерзлота. Тело продрало до костей и маг огляделся.
[indent] Мир изменился. Скалистая горная вершина стала бесплодной хладной пустошью, раскинувшейся на многие мили вокруг. Магия? Ловушка. Белый плен, как бы не выразиться удачнее и огнеглазый стал его заложником. Щелчок. На конце пальцев вспыхнуло пламя и устремилось вверх. Жалкая свеча в море холода и мрака. Бушующий огонь плеснул фонтаном ввысь и пал на землю вокруг мага, оградив его полусферой из огня. Взвыл жуткий ветер и окрестности затопила вьюга. Большим мощным потоком она обрушилась на землю, протаранила пламенеющий щит, от чего тот порядком проплавил под собой породу. Теперь осознание происходящего постепенно приходило к магу и он выпрямился, стараясь не поддаваться надвигающемуся шторму. О, это ощущение трудно с чем-то спутать, его себе представить и практически невозможно забыть. Это была битва за рассудок, за самосознание и силы предстали друг перед другом во всей своей красе. Огненная стихия, необузданная и дикая, призванная уничтожать всё, чего касается, ныне держала оборону против чего-то... более могущественного, подобного единой волне, возвышающей над холмами, поглащающей всякий очаг сопротивления, что не способен выдержать её веса. Снежная буря накрыла всё, до чего могла дотянуться и это было только начало предстоящей схватки, демонстрация силы, точнее её крупицы. Не так долго жил генази, чтобы сказать, что способен противостоять могущество, что по своему виду пытается дотянуться до божественного. Единственное, что не давало ему пасть и замёрзнуть насмерть под грудами снега, раствориться в сознании обитающего тут существа - это огонь. Стихийное пламя, горящее в груди, подобно непотушимой свечи.
[indent] Огонь и лёд - две извечных сущности, чья конфронтация рождает само понятие жизни. "Сдаться сейчас - верный шаг к погибели", - уяснил для себя генази ещё после первого прикосновения. С большим усилием, он сделал шаг вперёд и приподнял раскалывающиеся от температур руки. Полусфера вспыхнула поярче и увеличилась в размерах. На прожжёном лице мага замер оскал, будто на плечах его лежал вес всего этого проклятого мира. Здесь он был один на один с этой сущностью. Схватка проходила на её поле и все карты были у неё на руках.
- И не надейся! - надменно выкрикнул Варун в пустоту, даже не надеясь получить ответ, - Мы с тобой ещё повоюем!
[indent] Вероятно, в нём говорила злость. Та самая злость, которая селится в сердцах тех, кого опасность загоняет в безвыходное положение и заставляет огрызаться, дабы "выпустить пар" от падающего на плечи груза проблем. Сейчас был тот самый случай. Злоба родила злобу, а та, в свою очередь придавала сил, покуда могла это делать. Огонь питаем гневом, он вспыхивает и горит покуда в голове витает мысль "Ты будешь на меня давить? Ты пытаешься поставить меня на колени? Ну нет, этому не бывать!" Размышления в подобном ключе не имеют под собой абсолютно ничего здравого, они основаны лишь на одном - ужасно надоедливом желании не умирать.
- Покажись, Дитя Холода! Покажись или я найду тебя сам!

+1

5

[indent] Реакция на прикосновение последовала незамедлительно. Странного мага, который всем своим существом вызывал скорее не ненависть, но какое-то отторжение – страх вперемешку с брезгливостью, утянуло в ловушку. В разум, что обрело существо, способное испытывать только лишь лютую злобу ко всему живому.
[indent] А девушка... А что девушка? Покрутилась около мага, севшего рядом с кристаллом льда, не отрывая руки от гладкой поверхности. Принюхалась, завороженно посмотрела на огонь и непременно решила, что это будет принадлежать ей. Если змея не отдаст часть того, что принадлежало колдунье, то та смело заберет нечто у других. Съест, поглотит, присвоит – змея тоже так поступила и победила.
[indent] Но поедать нового пленника девушка пока не решалась. Змея делиться не будет, змея очень голодная, а вдруг съест и ее вместе с этим огнем? Нужно ждать. Пока пленник не ослабнет. Или пока его высушенную шкурку не выбросит змея. Девушка ведь не гордая, нет-нет, а и таким будет довольна. Но пока – ждать, и убивать – свое на больше никому не отдаст, ни животным, ни людям.
[indent] Пока сломленная колдунья пыталась цепляться за осколки своих мыслей и строить планы, Дракон впервые испытывала нечто сродни удивлению. Созданная уничтожать и порабощать, она никогда не сталкивалась с отпором. Нет, в ее-то мире, который она уже просто не могла вспомнить, ей часто бросали вызов и даже умудрялись ее усыплять или отгонять. Но здесь, здесь столь живого и яростного сопротивления Дракон не встречала.
[indent] Это не правильно. Это не укладывалось в уже выстроенную картину мира. Привыкшая брать и побеждать не знала, что делать. Вместо того, чтобы пленник в ужасе был потерян в своих мыслях, утоп в желаниях Погибели, он все еще был цел. Цел и готов вырвать свою жизнь из ледяных клыков.
[indent] Злость. Злость волнами захлестывала сознание Дракона.
[indent] Ей смели бросить вызов. Ей смели не подчиниться. С ней желали бороться.
[indent] Вместо привычных ему пейзажей, встреченных за годы жизни, огненный маг мог видеть то, что было сутью его врага. То, воплощением чего неведомые Боги создавали своей ужасающее творение. В буквальном смысле кожей чувствовать чужие эмоции.
[indent] Жалящий лицо снег, пронизывающий холодный ветер, бескрайняя равнина, покрытая глубоким снегом (и его становилось с каждым мгновением все больше), и где-то там вдалеке угадывались очертания пик исполинских гор. Или чьи-то клыки. Потерявшая крохи своего самоконтроля, Дракон погрузилась в свое естественное состояние – в незамутненное желание убить и похоронить под толщей льда.
[indent] Но новый мир был непреклонен. Он менял всех, кто в него попадал. Обычно в первый же миг, но в некоторых исключительных случаях требовалось время. Так и та, что была всего лишь живым орудием чужой Воли, начинала мало-помалу оживать, готовясь когда-нибудь стать полноценной частью своего нового дома.
[indent] Внезапно ветер стих. Крупные снежинки еще кружились в воздухе, медленно оседая в белое полотно равнины. Горы пропали, словно их и не было. Зато в паре условных километров начинали проступать очертания поселка или маленького города – пока сказать было сложно.
[indent] «Ищи», сказала Дракон свои первые слова. Грубый скрипучий голос – словно все убитые Погибелью пытались в тот момент говорить в унисон под вой стужи.
[indent] Смех Дракона ударил порывом ветра с тих.
[indent] Все стихло. Был только зимний холод и пустота.
[indent] Возможно ответы или подсказки были в том поселении, возникшем в пустоте по воле – кого? Дракона или генази? А возможно там была западня: не сломав пленника, Дракон подкидывает ему возможность самому раскрывать свои воспоминания, выстраивая мир ловушки по своему усмотрению.
[NIC]Мэттаиллэт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c840129/v840129929/8e5b5/s1ikn80r94Y.jpg[/AVA]

Отредактировано Морваракс (26-08-2019 11:26:36)

+1

6

[indent] Затянутое белыми тучами небо разразилось громом. Тысячами голосов, что в едином хаотичном унисоне сказали лишь одно слово. "Ищи". Маг мог поклясться, что различил не меньше десятка, может быть и больше. Дрожь волной окатила его с ног до головы. Буря развеялась, стало спокойно. Это давало надежду, оно не победило с первого наскока, оно задумалось и что гораздо важнее - ответило. Словами, пусть даже очень жутко и апокалиптично. Пламенеющая сфера схлопнулась и множеством искр разлетелась на части, она сделала своё дело: выдержала поток стужи, не позволила раствориться в поле бесконечного хлада. Вместе с ликованием мимолётной победы, всё более актуальным становился вопрос, что же делать дальше. Беглый взгляд скользнул по округе. Поля. Длинные снежные поля. Далёкие горные пики. Город. Лишь его очертания, не разборчивые и очень грубые, но лучше, чем ничего. Дороги назад больше нет, она заметена потоками сознания, потеряна в буре злобы, холода и древней силы. Единственный способ выжить - пройти этот тернистый путь от начала и до победного конца, либо околеть в попытках достичь конца. "Досадно скудный выбор", - подумал было маг, поглядывая на небо.
[indent] Только сейчас огнеглазый начинал понимать, насколько смехотворна награда за ту работу, что привела его в горы. Какая-то кучка сокровищ, противовес жизни и рассудку. Наверняка по Альмарену ходило огромное множество магов, что считали себя всемогущими, были свято уверенны, что им подвластны силы и тайны мира. Они ошибались, сейчас это было вполне очевидно. Коснуться льда - сродни прыжку в бездну. В тёмную пропасть, из которой на тебя гневно смотрят два огромных зловеще-синих глаза. Нет. Прочь отчаяние, прочь дурные мысли - только вперёд. Бой не окончен, надвигается второй раунд и пока есть силы, его нужно встретить широкой грудью, каким бы тяжёлым не было сражение.
[indent] Ботфорты утопали в снегу, вязли и стремились опуститься глубже и глубже. Как аллегорично. Пылая, как факел, генази двигался в сторону городка. Тяжёлый выдох. Вздох. Тягучий кучный пар повалил из носа, достигнув земли, растапливая узкую тропу под ногами мага. Если ему предстояло противостоять льду, тогда он должен стать огнём. Такая мысль когда-то давно дала ему повод появиться на свет, пускай и не по собственному желанию. Охристо-кирпичная кожа раскалились и теперь чётко было видно, как из-под обугленных трещин зияло пламя, магма. Скульптуроподобное лицо, с вырывающимися из глазниц языками пламени, могло выражать некоторую агонию, будто все изменения тела генази ощущал как настоящие. Вздор. Красивая иллюзия, контролировать которую, возможности уже не было.

[indent] Тишина и одиночество. Именно они встретили генази на окраинах городка. Очень яркая палитра таких "серых" и гнетущих чувств. Воющие сквозняки в переулках, трещащие стены и колонны. Какой знакомый город. Оно вытаскивает образы из памяти? Даёт волю сильному чувству ностальгии влиять на окружение? Или это просто совпадение? Пусть будет так. Широкая главная улица, стрельчатые аркады, подкрашенные синими, красными и зелёными цветами, блестящими через толщу наросшего льда. Крупная мозаика, между этажами, высокие балюстрады у границ кровли крыш. Тихий вздох. В синиве блеклых лучей, пробивающихся сквозь тучи, сверкали холодными огнями высокие остроконечные башни. Их было всего несколько. "Похоже на дом", -  мельком подумал генази, глядя на череду анфиладных дворов, пронизывающих боковую сторону улицы. От того, что в подобном ледяном аду восточные мотивы архитектуры узнавались чётко, магу стало не по себе. Это испытание. Это иллюзия, нельзя это забывать.
[indent] Медленный шаг привёл мужчину к высокой арке, за ней высился большой фонтан. Он был обрушен, а во все стороны торчали острые пики мёрзлой разбрызганной воды. Незаметно поднялся лёгкий туман. Затишье дало время подумать, посмотреть на ситуацию с другой стороны. "Это явно не мой мир. И гадать не стоит. Нет никаких гарантий в том, что отсюда вообще можно выбраться", - закралась тёмная мысль в голову,  - "Быть может я уже поглощён и это какое-нибудь остаточное воспоминание? Пожалуй лучше оставить это на потом" Чем можно напугать бессмертного? Он не может умереть, а сама смерть в некоторых случаях и вовсе будет ему наградой. Хуже боли и безумия может быть только тоска одиночества, изоляция. Не так страшно смотреть монстрам в глаза, сражаться с чудовищами, призраками и прочими тварями, как стоять посреди бесконечной белой пустыни, одному, видя лишь края горизонтов и своды мрачного неба. Несмотря на хвастовство некоторых личностей, маг мог с уверенностью сказать, что ни одно живое существо не способно долго существовать без контактов с другим живым существом, даже если эти связи агрессивны.
[indent] Мелькнула тень. Вторая. Периферия глаза ухватило множество движений, беглый, где-то в поднявшемся тумане. Двор вокруг фонтана наполнился... кем-то. Тенями, полупрозрачными, силуэтными сгустками чего-то, словно сами они были чернильными отпечатками на полотне. Женщины, в высоких головных уборах, пышных платьях и юбках. Узнавамы, вычурные тканые одеяния, много самых разнообразных ювелирных украшений. Мужчины в широких штанах, тюрабанах  или арафатках. Иные были при оружии, в остроконечных конусообразных шлемах и красивых зерцальных доспехах и калантарях. Их плавные движения создавали иллюзию... жизни? Каждая тень была занята своим делом, как слепок обычного городского пейзажа.
- Явись, Сокрытое в Стуже! Хватит этих игр! - выкрикнул генази, обращаясь куда-то в небеса, - Я живу слишком долго, чтобы вестись на такие трюки!
[indent] Туман сгустился. Неприкаянные тени скитались в полумраке, продолжая следовать своему быту. Возникали из-за серой пелены и в ней же растворялись. Ни стен, ни арок, один полуразрушенный фонтан и бестелесные гости.

+1

7

[indent] Дракон не понимает.
[indent] Пленник должен был замерзнуть, пленник должен был остыть. Но продолжал гореть. Продолжал жить.
[indent] Обычно Погибели хватало самой крохотной слабости, краткого мгновения паники или неуверенности, чтобы ледяным ядом проникнуть за возведенный смертным барьер. Она неотрывно следила за своим странным пленником, но каждый раз, когда казалось выпадал шанс атаковать, перед ее носом захлопывался барьер. Маг держался. Пока держался.
[indent] Дракон не понимает. Злится. Но твердо намеренна подчинить себе это создание.
[indent] Не может быть, чтоб кто-то – смертное создание – смог вырваться из ее хватки. Рано или поздно, но у мага появятся сомнения, а вместе с их появлением, его начнут покидать силы.
[indent] Будь Дракон мудрее, имей она терпение и мудрость, то обставила бы ловушку иначе. Но пытаясь продавить грубой силой и потерпев неудачу, лишь обозначила себя. Маг пылал и был готов ее встретить. Или ему так казалось.
[indent] Погибель все еще цеплялась за себя-прежнюю и не желала идти на поводу у ситуации. Но шла. В ее беспокойном разуме начал созревать план, попытка выстроить ловушку на хитрости. Если не подействовало одно, сыграет другое. С другими так получалось.
[indent] С другими, но не с этим. В очертаниях города маг вроде начинал что-то узнавать, но не давал созданному миру закрепиться, не подпитывал его, отворачиваясь, отвергая. Фигуры – воплощенные воспоминания самого Дракона – оставались безликими. Огненный гость не пожелал наделить тех образами своих знакомых и близких. Потому как они были слишком чужими, слишком явно говорили о том, что это – ловушка.
[indent] Дракон не понимает. С другими – теми, кто выстоял в стуже и так же кричал о том, что достанет своего врага – этот прием работал. Они полагали, что их разум сплелся с ее иллюзиями, с ее желаниями. Они думали, что могут выстроить себе замок, поднять себе на службу свои теплые искры – связи с другими. Они считали, что могут дать ей бой на своем поле. И сами не успевали опомниться как теряли все – кто-то быстрее, кто-то медленнее.
[indent] Небо темнеет. В тяжелых низких тучах угадываются очертания чего-то бесформенного, но вне сомнений опасного. Город и все вокруг поглощается туманом.
[indent] Сколько еще это будет тянуться? Сколь это уже тянется? Не так уж и долго, но Дракон нетерпелива.
[indent] Внезапно пришедшая мысль радует ее как зверя, наконец дотянувшегося до подвешенного слишком высока куска мяса. Ей не терпится воплотить задуманное. Древнее создание в своей бездумной природе очень похоже на ребенка – если ему что-то понравилось, он спешит, стремится это сделать, рассказать, осуществить. И непременно наделает ошибок в спешке.
[indent] Но Погибель учится. Медленнее, чем могла бы. Быстрее, чем кто-либо.
[indent] «Убирайся», рычат мужские голоса.
[indent] «Не тронь», шипят женские.
[indent] Туман становится все более густым и плотным. Он пожирает все – остатки фонтана, землю под ногами, нависшие темные облака. В какой-то момент кажется (или не кажется), что это и не туман вовсе. Сошедшая с гор лавина, вопреки законам мира, подкравшаяся незаметно и затягивающая горловину «мешка»-ловушки. И в следующее мгновение мага с силой выталкивает из этого мира.
[indent] Швыряет со злобой как надоевшую непокорную игрушку. На землю. Жесткую землю возле кристалла. Рука, которой маг прикасался к осколку чешуи, покрыта синеватыми «ожогами», неприятно грызущими кожу. Грани же льда остры, но теперь он не чист: темен как те облака в созданной иллюзии. Коснись еще раз и точно несдобровать.
[indent] Однако что-то в окружающем мире не то. Стало больше льда и снега. Будто генази отсутствовал слишком долго и прошло несколько сезонов. Несколько очень снежных и злых сезонов. Рядом ни души. Не считать же за души мертвые мумифицированные в холоде тела? Эти уже явно свидетельствуют о том, что принадлежат Альмарену. У них есть лица – обезображенные застывшими предсмертными масками страха и отчаяния.
[indent] Плеча мага кто-то осторожно касается. Молодая женщина в теплых одеждах и усталым лицом. Но даже истощение от вмиг ставшей неприветливой жизни не помешало той выразить неподдельный интерес и удивление.
[indent] - Сэр? Сэр, с Вами все в порядке? Вы не… не паломник, верно? Всевышний сохрани, да как же Вам повезло. Идемте, идемте за мной. Не следует здесь оставаться.
[indent] Женщина поводит плечами, ежась от холода, а может от страха. Старается не смотреть в сторону кристалла, но и насильно за собой не тянет – будто сомневается в своих же словах.
[NIC]Мэттаиллэт[/NIC][STA]Ледяная Погибель[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c840129/v840129929/8e5b5/s1ikn80r94Y.jpg[/AVA]

Отредактировано Морваракс (26-08-2019 11:25:27)

+1

8

[indent] Капкан захлопывался, непроглядная пелена уже затмила очертания города и поднялся гул. Что-то надвигается. Этого не было видно, маг просто чувствовал это самим нутром. Так, словно за его спиной, в паре шагов, стояло Нечто, точащее свои острые когти, готовое нанести удар - стоит генази только обернуться. Лишь развернуться и одним глазком узреть Великое Зло, каков соблазн, какие муки выбора. В мире иллюзий, полном враждебности, злобы и образов прошлого, всегда хочется найти лазейку - глянуть через замочную скважину, увидеть что-нибудь... реальное, дабы в голове сложить целостный образ происходящего. Не сейчас. Здесь это подобно смерти, если она ещё не победила.
[indent] В один единый миг всё вновь успело преобразиться. Раздался раскат грома, будто треснули горы и вновь поднялась страшная буря. Маг опешил, глаза шустро забегали по сторонам, на лице застыл злобный оскал. Там, за стеной тумана, что-то громыхало и приближалось так стремительно, что огнеглазому даже стало не по себе. Какая-то животная тревога выползла из глубины сознания, закралась в голову и кричала, нет, вопила на ухо: "Беги! Бе-е-еги!" В этот раз тревога не была беспочвенной. Она имела огромные основания занимать всё внимание мага, до тех самых пор, пока сквозь белёсую пелену не проступили очертания волны. Огромной снежной лавины, чья тень была видна даже в самую страшную непогоду. В тот самый момент маг понял, что был лишь игрушкой на доске большого и страшного существа, что всё время сидело в сумраке, наблюдало и строило планы. Оно могло бы просто раздавить его, мелкую и блеклую свечу, похоронить под тоннами снега, переломать льдинами кости и выплюнуть, как пережёванную соломинку.
[indent] Столкновение произошло быстро. Без сопротивления, без отпора. Маг просто не успел ничего сделать. Куча снега смела его с места, как ветер поднимает в воздух пушинки. Ни контроля, ни возможностей - только боль и мельтешащие перед лицом кучи. Ни страха. Ни волнения. Ни тревог. Это очень необычно, но болтаясь в катящейся лавине, под тоннами снега, маг ощутил... спокойствие. Можно часами говорить о том, что никогда нельзя сдаваться, что за жизнь нужно бороться до самого конца и смело глядеть в глаза смерти, однако у всех на пути однажды наступает такой момент, когда сопротивление, увы, бесполезно. В хаотично меняющемся и схлопывающемся мире, его рассудок стал безмятежным, а в голове, вопреки здравому смыслу громким набатом билась одна единственная мысль: "Если это мой конец, то я готов его принять"
[indent] Не судилось. Не настал ещё тот час, когда генази отдаст богам душу, если вообще когда-нибудь отдаст. Везение или судьба, но зловещая льдина выплюнула его обратно. В глазах всё ещё белело, слишком много снега. Проклятый лёд. Удар о землю вернул мага в сознание и тот шустро выскочил на ноги, как ошпаренный. Взгляд, всё ещё полыхающих глаз, быстро забередил по округе. Где он? Что он? Он жив? Руки быстро ощупали тело, но острая боль в руке всё перебила. Она горела... холодом? Хорошо это или плохо, генази не брался говорить, однако распирающий изнутри жар становился сильнее, будто силясь выжечь холодный ожог своим собственным. Очень противное чувство. Тела. Очень много тел, они все мертвы, иссушены, заморожены. Голова разрывается, слишком много мыслей, слишком много злобы. Потерянный во времени и пространствах, маг сделал шаг в сторону от темнеющей льдины. "Она победила или ей надоело? Почему я ещё жив и жив ли я вообще?" - рвался на части рассудок, пытаясь привести себя в порядок. Он был предельно необходим в складывающейся ситуации. Глубокий вздох. Из ноздрей повалил чёрный едкий дым. Маг прикрыл глаза. Бушующее на голове пламя взвилось куда-то ввысь, издав сопутствующий треск, после чего вернулось в норму. Вздох. В ушах установился протяжный монотонный звон, потухли руки.
[indent] Вслед за установившимся душевным равновесием, разум был готов принять новые вопросы. Сколько он тут пробыл? Действительно ли это Альмарен? Неужели борьба окончилась так быстро? А окончилась ли она на самом деле? Жаль разобраться в этом времени никто не дал. Лёгкая рука легла на плечо и  маг машинально отстранился. "Девушка? ЗДЕСЬ?" - взвопило в голове, но произносить это вслух маг не решился.
- Стоять! - строго указал огневолосый, хватаясь за рукоять сабли, - Кто ты? Какой сейчас год? Что здесь произошло? - спросил генази уже больше для справки, чем от непонимания, - Идти куда? Здесь вокруг безлюдно на много миль... - от резкой перемены реальностей голова закружилась и маг припал на одно колено, уткнувшись мечом в землю.
[indent] Догадка наваливалась на догадку, иллюзии всё никак не могли отслоиться от реальности, развивая навязчивую паранойю. Можно ли доверять первой встречной девушке? Что она - реальный человек, плод воображения, новая ловушка или какой-нибудь внутренний голос совести? Время покажет. Миражи страшны тем, что ты не узнаешь их природы, пока не подберёшься поближе.
- У тебя есть вода? - истощённо проговорил маг, поднял горящие глаза на девушку, - Хоть глоток.

для настроения

Отредактировано Варун Ватраж (29-08-2019 14:43:44)

+1

9

[NIC]...[/NIC][AVA]https://7kingdoms.ru/w/images/9/91/Sansastarkap2.jpg[/AVA]
[indent] Девушка отстранилась, попятилась, поднимая руки в успокаивающем жесте. Обкусанное холодом лицо выражало замешательство и множество вопросов. Но взгляд… в нем тоже было непонимание, любопытство и беспокойство. И эти прекрасные искры жизни тонули в сером безразличии. Что бы не пережила девушка, она уже была сломлена. Смирилась со своей участью. Все эти человеческие чувства – соломинка для утопающего. По факту они ничего не значат.
[indent] - В-вода? – когда у мага пропал боевой запал, девушка опустила руки и сделала осторожный шаг вперед. – С собой нет, но могу отвести в наше поселение. Мы топим снег, там он не такой злой и не убивает. Во всяком случае сразу.
[indent] Робкая попытка улыбнуться.
[indent] - Идемте, я вас провожу. Здесь нельзя долго находиться. Там безопаснее. Я или старейшина можем попытаться ответить на ваши вопросы. Ой, вы наверное мерзнете. У меня есть с собой немного одежды. Она не самая хорошая, но лучше чем ничего. Получить обморожение или заболеть будет приговором и для вас и для нас. Сами понимаете, запасы целебных зелий истощаются год от года.
[indent] Слегка нахмурилась, мол, вы ведь понимаете? Или должны понять, раз она так говорит.
[indent] Спохватившись, что время уходит, а они все еще в опасной близости от льда, девушка начала спешно распутывать ремешки. На спине она несла скатанный в рулон плащ, внутри которого нашлась обувь и перчатки. Закрепила эту поклажу ремешками на спине как рюкзак и носила с собой. Зачем? Видимо на какой-то такой случай. А может теперь никто деревни и города не покидал без такого минимума.
[indent] Всю дорогу девушка молчала, время от времени оглядываясь по сторонам и замирая. Следы, оставляемые двумя путниками были какими-то нечеткими. Если же обернуться назад, то можно увидеть, что снег пожирал их буквально на глазах. Постой с пару минут и цепочка следов исчезнет окончательно. Еще одна подлая ловушка для неосторожных.
Но девушку следы мало заботили. Куда идти она знала. Ее больше беспокоили живые, еще живые, и почти мертвые. Про остальные виды нечисти она старалась не думать.
[indent] Если раньше на многие мили от проклятого льда действительно не было ни одного жилища, то теперь одно явно появилось. Назвать это деревней или поселком язык бы не повернулся. С десяток больших палаток, в которых судя по запаху ютились и люди и животные, а чуть поодаль деревянный дом. Крохотный, но столь разительно выделяющийся, что ясно без слов – староста живет здесь.
[indent] Жители поселения выглядывали из свих убежищ, провожали взглядом девушку и незнакомца и спешили вернуться в тепло. Кто-то плюнул в снег, кто-то выругался сквозь зубы, что ничего хорошего из этого не выйдет, кто-то сокрушенно качал головой.
[indent] Открыв дверь и толкнув внутрь спутника, девушка выдохнула с облегчением. В доме было тепло, намного теплее чем снаружи.
[indent] - Отец, я вернулась.
[indent] - Вижу, - старостой оказался жилистый, седой, но не старый мужчина. Смерил взглядом мага и удивленно присвистнул. – Да-а-авненько я таких как ты не встречал. Откуда путь держишь? И главное куда?
[indent] - Вы проходите-проходите, я сейчас воды принесу и что-нибудь поесть.
[indent] Повесив одежду, девушка, которая так и не представилась, начала суетиться по одной единственной комнате. Тут тебе и прихожая, и гостиная, и спальня, и кухня. Места мало, все рядышком… И духота. С приходом двоих здесь стало душно.
[indent] - Не любил я с дороги кого-то расспрашивать никогда. Но поскольку я теперь староста и на мне все эти люди, придется вас допросить. Новый житель – это ведь и хорошо и плохо. Кто знает, что вы нам принесли.

+1

10

[indent] Проблема была видна сразу, осталось лишь выяснить - какая именно. Что случилось во льдах, осталось во льдах, если все окружные просторы не являются его притягательной иллюзией. Девушка не выглядела опасной, во всяком случае пока что. Отрешенный вопросительный взгляд вызывал у Варуна массу вопросов, однако вываливать их все сходу он не стал. Рука всё ещё сильно покалывала, горела огнём, но отнюдь не тёплым. Мотанув её в рукав плаща, маг развёл руками и утвердительным жестом указал девушку, что идёт следом. Куда бы они не шли. Оставаться возле темнеющей глыбы было явно не самой лучшей затеей.
[indent] Пестреющий блестящий снег заметал следы с поразительной скоростью и генази хотел было спросить у незнакомки, что вообще такое творится, но нутром чувствовал, что внятного ответа сейчас не получит. К тому же было вполне очевидно, что нечто сидящее во льду стало сильнее... нет, даже не так, оно сумело сильнее воздействовать на мир. Это отнюдь не радовало.
[indent]У самого поселения маг приостановился. Народу здесь было немного, и все выглядели довольно измученно. Нескрываемый интерес со стороны местных заставил мага вопросительно приподнять бровь. Подобные приветствия конечно были не самыми ужасными, среди народов гор, однако выглядели странно. Сапоги ступили на протоптанную дорожку и генази словил себя на мысли, что порядком остыл. Пламя, вырывавшееся из глаз утихомирилось, послушно легли на голове пламенные волосы, а кожа приобрела более дружелюбный жёлто-охристый оттенок. Унялось напряжение и всего на миг Варун ощутил некоторого рода блаженства, на смену которому пришло весьма угнетённое чувство, сидяще под языком сухотой и кислинкой. Цена магии или... чужая магия? Покачав головой, он прогнал дурные мысли и направился дальше. Пусть смотрят, что ему пара лишних взглядов.
[indent]Толчок запроторил мага внутрь небольшой хижины, где теснилась семья местного старейшины. Лицо окатило теплом, но маг даже не моргнул, ему не было холодно, он давно не ощущал мороз в полной мере. Седовласый старичок накинул вопросов прямо с порога, но генази сперва промолчал. Честно, не знал, что сказать. Пока девушка занималась своими делами, он скромно увалился на небольшой табурет у двери и ответил деду подозрительным взглядом.
- Я.. хм, думаю вы лучше знаете откуда я держу путь и куда, - ответил он сурово, косясь на девушку, - Ваша дочь нашла меня у льдины. И привела сюда. Я не против ответить на Ваши вопросы, если Вы ответите мне на мои.
[indent] Подобное невежество не было у мага в чести, но ситуация располагала на занятную беседу. Прищуреный взгляд блуждал по комнате, изучая всё то новое, до чего можно было дотянуться. Новый житель. Эти слова прозвучали довольно чётко, чтобы генази мог пропустить их мимо ушей. И слишком загадочно, чтобы он оставил их без всяческого ответа.
- Я не говорил, что буду здесь жить. К тому же "здесь" - это где? Если вы имеете в виду Альмарен, то мне есть куда идти, а если же... толкуете о чём-то другом, то я бы с радостью узнал о чём.
[indent]Некоторая картина мира начинала проясняться. Странные люди, живущие в палаточном городке недалеко от проклятой вершины. Кто станет селиться в месте сосредоточения зла? Разве что тот, кого оно далеко отпустить не может. Рабы, слуги, сломанные души. Только догадки, всего лишь эфемерные теории, но маг не спешил отпускать их далеко. Даже если так, и мир продолжал строиться вокруг него, слишком опрометчиво было бы предпринимать какие-то действия. Без уверенности в своей правоте, можно наворотить дел.
- Я не принёс Вам ничего плохого, - решил смягчить степень своей пранойи маг, - Во всяком случае я точно не делал это намеренно. А иные обстоятельства, контролировать не властен.
[indent] Его голос звучал слишком аристократично, для того, кто привык зарабатывать на жизнь не самым чистым трудом. В голове теплилось чувство, что большая беда лишь грядёт. К ней нужно быть готовым, успеть воспротивиться, когда она подкрадётся из тени. Паранойя. Она была очень сильна, сейчас - как никогда ранее. Это ли не сумасшествие, когда видишь в каждом встречном дрожащую тень древнего кошмара. Может мир просто изменился? Может он наконец... остывает.

Отредактировано Варун Ватраж (03-09-2019 07:26:20)

+1

11

[NIC]...[/NIC][AVA]https://7kingdoms.ru/w/images/9/91/Sansastarkap2.jpg[/AVA]
[indent] Усохший мужичок явно был готов лечь прямо там, где сидел и отойти к предкам после слов внезапного гостя. Но велика же сила и желание родителей потыкать нерадивых детей носом в ошибки, отчитать, да лучше перед кем-то.
[indent] - Дура! Тебе жить надоело?! Тебе сколько раз сказано было не ходить к проклятому льду? Как мать сгинуть хочешь?
[indent] Казалось, еще чуть-чуть и в дочь старосты точно что-то полетит. Останавливало не присутствие гостя, но отсутствие за столом хоть чего-то, что сгодилось бы для этой цели. Девушка пристыженно поджала губы. Дурой она себя не считала, ну или как минимум не раскаивалась в содеянном.
[indent] - Туда постоянно кто-то забредает. Нужно…
[indent] - Кому жизнь не мила, те не моя забота. Ты-то зачем лезешь?
[indent] - Правильно…
[indent] - Правильно, - хмуро передразнил мужчина. – Ни демона в том правильного нет, за чужую дурость свою голову сложить.
[indent] Разговор был привычным, и девушка, и ее отец к тому давно привыкли. Но неизменно начинали его снова и снова. Беспокойство за родную кровь, страх за чужие жизни – то, что еще поддерживало разум в них, среди белых злых просторов. Минуты тишины. Девушка, стараясь не смотреть ни на гостя, ни на отца, тихонько занимается едой. Но перед тем ставит на стол кувшин с отколотым краем – гость ведь воды хотел. Мужичок молчит: либо думая о ужасах льда, либо старается сдержать гнев.
[indent] Но в итоге бледнеет еще сильнее, заостряя наконец внимание на словах чужака.
[indent] - К той льдине только самоубивцы да дураки ходят. Иноземцы наш край не посещают – слишком холодно, слишком бесполезно. Ты из которых? Впрочем, тебе наверняка уже голову выморозило. Ничегошеньки не помнишь, ничегошеньки не понимаешь. Спасибо, что еще на людей не прыгаешь. Легко отделался.
[indent] В голове у старосты уже сложилась картина: кем бы ни был этот чудак, от которого странно теплом веет, как от костра, а свое он уже отхватил от проклятого льда. Людям не понравится откуда он пришел, такие могут еще сохранять разум, а потом – раз! – и зубами семью перегрызают. Кровь – она горячая, она ценная.
[indent] Или от греха подальше выставить и пусть идет, куда вздумается? А если не уйдет и здесь одичает? Охоту на еще одного замерзшего устраивать? В прошлый раз полегло три человека – большая потеря, практически невосполнимая.
[indent] Или все же понадеяться на лучшее и оставить? Новый человек – это и хорошо и плохо. Но больше все же хорошего. Если с толком подойти.
[indent] Староста словно задремал, с головой уйдя в свои мысли. Смотрел в одну точку опустевшим взглядом и молчал. Пользуясь моментом, что отцу не до нее, девушка поставила на стол чашку с какими-то ягодами:
[indent] - Если совсем холодно станет, в воду добавьте. Они согревают.
[indent] - Это Альмарен, вы правы. Хотя зима длится уже шестой год и расползается все дальше на неохваченные земли. Некоторые думают, что если так раньше пойдет, то величаться этому месту Обителью Зимы.
[indent] - Если будет кому язык помнить, - хмуро «проснулся» староста.
[indent] - Мир ведь не ограничивается только окрестностями гор, верно? Где-то там и тепло и живется проще.
[indent] - Проще… - зло выплюнул слово мужчина. – Не проще им живется. Бояться, что и до них докатится. Теплом запасаются.
[indent] Взглянул прямо в глаза гостю. Горечь, обида и неприкрытое злорадство.
[indent] - Как там говорится? Моя хата с краю, ничего не знаю? Вот и досиделись, голубки. Сначала нос воротили, мол, сами разберутся, у нас своих забот хватает. Потом, когда зад-то да подморозило, прибежали. Если и впрямь ото льда идешь, то должен был видеть их тела. Хорошо сохранились.
[indent] Думаешь мы тут по своей воле живем? Тьфу, была бы возможность все бы ушли, и правильно бы сделали. Ходили сюда, пока лёд спал, всякие. Изучали, премудрости свои толкали. Целыми научными караванами наведывались. А чтоб далеко не ходить здесь лагерь разбили. Только с тех мы здесь и живем. Зачем? А кто ж нас знает? Но дальше зимы мы не уходим. Замерзшие и всякое зверье бродит – они-то рады радехоньки наше тепло выпить. Метель – мы все принадлежим Метели. Пропустят твари, не пропустит она.
[indent] Дом погрузился в тишину. Запал бессильной ярости и злобы на весь мир покинул мужчину. Девушка молчала. Что ей было добавить? Все вот именно так оно и есть. Никто уйти не может. А границы зимы с каждым месяцем охватывают новые территории.

0

12

[indent] "Он не знал... что же, быть может то к лучшему, что теперь узнал" - раздумывал с собой наедине маг, пока отец спорил со своей дочкой. Вмешиваться в спор было глупо и, по всей видимости, бесполезно, потому он сидел, наблюдая за происходящим из-под лоба. В чём-то огнеглазый поддерживал обе стороны конфликта, но желал придерживаться самого себя. Он пришлый, случайный встречный или жертва обстоятельств, как будет угодно, фактом останется то, что всецело понимал себя только он сам.
- Вы очень скоры на суждения, мистер. Я не самоубийца и не дурак.. и если счёт времени вы ещё не потеряли, то выходит шесть лет назад я взялся за то, чтобы эту льдину растопить. Не очень удачно для контракта, как видите, но я ещё жив и могу говорить, не пуская слюни, - глянул маг на старика и на девушку, - а значит что-то гле-то пошло не так.
[indent] Концы с концами где-то не сходились. Генази метался по чертогам своего разума в поисках ответов, выстраивая какие-то логические цепочки и теории, но многие из них бессовестно разбивались в прах одной единственной неизвестной - природой существа, с которым он вёл сражение. Мороз морозом, он прозрачен как кристаллик снега и в сущности своей просто является противоположностью огня, что питает его самого. "Огонь... скорее всего сущность пламени не позволила бездонному рассудку погасить малую свечу в страшном буране", - трезво предположил маг, не пытаясь найти какое-то оправдание своей гипотезе. В данной ситуации уверенность очень губительна, она побуждает совершать весьма опрометчивые поступки.
- Предположим я вам поверю, - начал было маг, наградив девушку благодарственным кивком за воду, - и вокруг бродят какие-то замёрзшие и так далее. Зима и стужа, границы и прочее. Допустим вы здесь живёте и покинуть границы влияния Льда не можете. Это несомненно печально, но... - маг сделал глоток и подозрительно глянул на старика, - тогда как вы тут оказались? Если судить по такому рассказу - вы в плену, но не походите вы ни на магов, ни на учёных, ни на воинов. От чего в таком месте появиться каким-то селянам? Когда я поднимался к вершине - на многие мили не было ни селения, ни души.
[indent] Шесть лет. Для бессмертного это мгновение, но давно Варун стал забывать, что мир людей куда более подвижен. За год, за месяц они творят большие дела, строят государства, разжигают войны. Что же произошло здесь? Неужто за шесть лет мир обезумел и не нашлось ни одного куда более умелого мага или даже группы магов, что смогли бы решить эту... насущную проблему. "Старик Назир бы это дело так не оставил", - помянул генази своего наставника и неосознано улыбнулся. Этот старый прохвост с энтузиазмом брался за рассмотрение нерешаемых задач. В конце концов, если бы не его авантюрное любопытство - не ходил бы Варун по земле, пуская из рук всепожирающее пламя.
[indent] Даже если принять во внимание всё то, что маг успел узнать по возвращении и допустить, что всё происходящее - истина, острым ребром вставал вопрос: что же делать дальше. Бежать из ледяного ада, искать решение где-то снаружи? Быть может это и лучшее решение, но пока генази рассудил, что лучше бы сперва узнать, с чем он имеет дело. Лёд. Здесь всё понятно, но сам по себе он не разумен, не живой. Всякий уважающий себя колдун предположил бы, что монстр скорее всего такой же пленник или заложник обстоятельств. Являясь дважды выпускником магических школ и академий Альмарена, пиромант сделал для себя небольшое заключение.
- Льдина... это филактерия. Хм. Да, это имеет смысл. Большая филактерия, а внутри заперта чья-то душа. Заперта случайно, иначе её бы спрятали куда подальше, - говорил он себе под нос, уставившись в какую-то абстрактную точку на стене, - Выходит... если растопить льдину - часть сил, а быть может и вся она, иссякнет.
[indent] В миг опомнившись, он вопросительно глянул на старика и девушку, сложив руки в замочек. На его лице проплыла самодовольная ухмылка, после чего осушил до дна чашку. Ягоды... да и без них пока очень душно. Небольшой холодок не повредит, учитывая, что нужно было многое обдумать и взвесить.

иронично, но ...

Отредактировано Варун Ватраж (11-09-2019 10:30:16)

+1

13

[indent] Теперь уже оба – и отец, и дочь – смотрели на гостя с суеверным ужасом. Только во взгляде девушки еще плескалось пусть и изрядно замутненное ожидание чуда. Так дети смотрят в небо, ожидая увидеть доброго дракона или поймать за хвост плутоватого духа, чтоб тот за свободу выполнил желание. Мужчина уже перегорел и к сказкам не тянулся. Гость-то на безумца не походил, но уж больно невероятные вещи толкал.
[indent] Чтоб из той глыбы, да вернуться? Она же вечно голодна. Что должно было попасть ей в глотку, чтоб ледяная бестия поперхнулась и выпустила свою добычу? Не стоит ли в таком случае опасаться «спасенного»? Может он еще больший монстр?
[indent] - Предположим, мы тебе поверим, - в ответ хмуро буркнул мужик. Все равно история с чудесным спасением ему казалась маловероятной. Таких баек никто из найденных не толкал, но так и не каждый зубы скалил.
[indent] - Как-как… - зло закряхтел староста. – А как бараны в ловушку попадают? За более главным бараном и идут. На убой.
[indent] Кажется слова, что он не похож на воина его задели. Да что этот щенок вообще себе позволяет? Вылез непонятно откуда и носом их тыкает в былые промахи, якобы не нарочно.
[indent] - Лично я был в главе наемников, сопровождающих какого-то там мага. Здесь лагерем встали, пока он ко льду бегал и записи свои вечерами вел. Если покопаешься в снегу, может и найдешь его тело. Это молодое трепло одним из первых был. Потом вот эта дура сама прискакала. А могла бы жить себе в городе… Но ей вот понадобилось папашу проведать. Другая бы после года ожидания в покойники списала, погоревала и замуж выскочила.
[indent] - Мы… не селяне, - добавила девушка, которая отчасти действительно сожалела, что ринулась на поиски пропавшего отца. – Кто-то был магом, кто-то охотником. Нас всех сюда либо что-то приманило, либо кто-то пригнал. В крайнем «доме» живут двое «новеньких», всего три месяца с нами. Говорят им вой стужи приснился, так голову морочил, что ни спать, ни есть не могли. А когда очнулись кругом замерзшие – нет пути назад.
[indent] - На кой мы вообще сдались этой твари? – ворчал мужчина, словно не замечая слов дочери. – Одни уходят, другие приходят. Но окончательно сдохнуть она нам не дает. Тянет, терзает, играется, стервь этакая. Покончить бы со всем этим, да кто же шагнет. Умирать страшно. Даже такая поганая жизнь лучше, чем холодная пустота. Даже после смерти она нас не отпустит. Слышишь, эта уродина души жрет как и тела.
[indent] На предложения мага, ни старый вояка, ни его дочь не отреагировали с энтузиазмом. «Филактерия» не вызвала отклика понимания, да и откуда бы простым людям разбираться в магическим словечках? А вот решение вызвало злой смех у мужика. Казалось если разговор так пойдет и дальше, то выставит гостя за порог.
[indent] - Растопить? Думаешь не пытались? Один даже виверну в сбруе приволок, да только пламя этот проклятый лёд только злит. Ты его еще распилить предложи!..
[indent] За окном сбряцало, словно на пол упало что-то стальное. Только там глубокий снег и упади даже камень или слиток тяжелый – все беззвучно ухнет в сугроб. Мужик и девушка разом замолчали, затаили дыхание и прислушались. Тишина. Валит снег, резкие порывы ветра, где-то там огни соседних «домов». И тишина от которой в дрожь бросает и мерзкий холодок по спине бежит. Люди бледнеют, даже шепота не слышно.
[indent] Тихое печальное подвывание, будто собаку пнули, режет ножом. Девушка трясется и медленно отступает к огню.
[indent] - Пришли, суки. Помяни гончих смерти, так и прибежали пожрать, - мужчина неотрывно смотрел в окно. В какой-то момент там – во тьме, меж теней и снега – мелькнуло нечто.
[indent] В следующее мгновение тишины не стало. Вой, раздирающий душу на куски, заставляющий кого замереть на месте статуей, а кого кататься по полу с кровоточащими ушами, взвился до небес. Он перекрывал все – сражался ли кто, плакал, умирал, горел – ничего из этого не достигала слуха. Только вой. Жадный и жестокий.
[indent] В последний момент староста пытается вскочить, но поздно. Окно распахивается и в комнату, пузырясь от тепла, пролезает лапа. Она могла бы принадлежать человеку, будь у того кости с веточку толщиной. Непропорционально длинные пальцы с острыми когтями, неожиданно сильная лапища – пронзила грудь мужчины и беспрепятственно поволокла наружу.
[indent] Девушка не кричит, она отступает все дальше, пока огонь не цепляется за одежду. То ли не замечает, то ли считает, что сгореть – не худший вариант. Во взгляде – пустота. Все остатки жизни вылетели в окно, вместе с кошмарной лапищей, мерзкого болотно-зеленого цвета.
[NIC]...[/NIC][AVA]https://7kingdoms.ru/w/images/9/91/Sansastarkap2.jpg[/AVA]

Отредактировано Морваракс (12-09-2019 16:55:54)

0

14

[indent]Как слабы и жалки люди. Как быстро их ломает отчаянье, как ловко они оправдываются, скрываясь за слабостью, за бедами. Так было всегда, во все времена и маг не раз наблюдал, как целые общины впадали в пучины уныния, сломленные и сокрушённые. Такова природа их смертных умов - живи несмотря ни на что, храни драгоценные годы, дни, мгновения и помни, что нет ничего ценнее жизни. Те, чей век долог, смотрят на жизнь иначе: время течёт незаметнее, очень плавно, даже когда вокруг проходят годы, и жизнь утрачивает ту острую ценность, которую лелеют люди.
[indent] Слова старика о магах, попытках и прочем, пироманта не сильно взволновали. Цену народной молве он знал прекрасно и трезво мог рассудить, что "пытались до" совершенно не означает "не получится сейчас". Мир изменчив. Всякие живые создания развиваются путём проб и ошибок, натыкаются на грабли и останавливаются только в двух случаях: когда погибают, либо же когда грабли под ногами ломаются. Сидеть в промёрзлой хибаре и вести бренное существование генази точно не собирался. Уж лучше он сложит жизнь в попытках решить вопрос, чем проживёт столетия в талых снегах.
- Кем бы вы ни были - теперь вы только тень самих себя, - без тени сожаления констатировал пламеглазый, - Меня мало волнует сколько погибло до меня, и верите ли вы в то, через что я прошёл. Оставаться здесь я не собираюсь.
[indent] "Маги, охотники, наёмники... раз их не пожрало, то почему такое удивление вызываю я?" - мелькнула в голове мысль, покуда в ушах эхом колебался треск дров в камине. Как много вопросов. Как много неизвестного. И как мало уверенности в том, что творится вокруг. Лёд, снег, холод и морозы. Кошмар для того, кто жизнь свою находит в тепле и жаре. Варун старался не думать об этом. Холода суровых зим давно не мешали ему жить и с каждым годом остывать становилось всё труднее. "Может оно и к лучшему, что становится холоднее... может наконец..." - какая глупая мысль. Мотнув головой, маг попытался опомниться. Глянул на мужичка, на девушку и нахмурился.
[indent] Звенящая тишина подозрений у него не вызвала, но местных всполошила знатно. Что-то упало. Что же? Гончие смерти, как назвал их старейшина, с такими магу сталкиваться не доводилось, чем бы они ни были. Оглушительный вой заставил переосмыслить всё то, что генази успел уже себе надумать. Руки вцепились в уши, на лице застыл злобный оскал. Набат тревоги, бьющий по голове острыми звуками, как битым стеклом. Встань. Борись. Нужно драться, нужно защищать свою жизнь. Из распахнувшегося окна повеяло холодом, внутрь помещения пролезла длинная лапа. Бритвенно-острые когти пронзили грудь старика и поволокли наружу. Как быстро затишье сменилось бурей. Ха! Теперь вопросы о том, что делать и стоит ли вообще что-то делать, отпали и маг больше не колебался.
[indent] Свист стали. Сабля быстро покинула ножны и огнеголовый отскочил подальше от окна. Старику помочь он уже не мог. Даже, если получилось бы снять его с когтя, даже если убить эту тварь, то что делать дальше? Как лечить? Чем лечить пробитую насквозь грудь? В комнате стало жарко. Очень жарко. Глаза генази налились пламенем, оно выпорхнуло наружу и припалило веки. Побелели раскалившиеся руки, на лице проступили солнечно-золотые жилы.
- Варнассэ! - рявкнул маг заклинание, рукой дёрнув вниз.
[indent] Край одежды девушки потух. Звериный взгляд горящих глаз пал на неё, после чего тут же перескочил на окно. Слова излишни, на них нет времени. Уверенным шагом пиромант направился к выходу. Быстро, почти бежал. Дверь распахнулась. Морозный ветер, грозивший окатить мага с ног до головы, превратился в пар. Снег под ногами расстаял, в миг высохли стены хибары. Жар окатил округу, покуда яркий взор искал того, кто осмелился своими лапами забрать чужую жизнь.

+1

15

примерный облик врагов

https://i.pinimg.com/736x/9b/4e/09/9b4e091515a1bcce2949e4fa6aa8d989--moon-images-character-concept.jpg
http://www.kritikanstvo.ru/games/d/dementium2/images/dementium2_ds_75246.jpg

[indent] На первый взгляд могло показаться, что тварей, напавших на поселение, если не сотни, то как минимум десятка два. Снегопад и ночная мгла надежно их скрывали, а издаваемые ими звуки пугали и выбивали людей из себя, заставляя оглядываться и вертеться на месте в тщетной попытке угадать откуда придется следующий удар.
[indent] Они создавали хаос вокруг себя. Такой простой и бесхитростный, что за ним было сложно разглядеть весьма примечательный факт: незваные гости (или напротив – настоящие хозяева этих мест?) могли легко вырезать всех, кто здесь жил, но тронули всего один дом – тот, что был самым защищенным и теплым. Соседи не могли не слышать пришествие этих тварей, но никто не покинул своего хрупкого убежища.
[indent] Пламя и чуждое тепло заставило тварей отступить и замереть. Они давно привыкли, что отпора им не дают, а тот, что оказывают, слишком смехотворен. Впрочем, разум созданиям давно отказал. Злорадство, радость, ярость и страх – все это они могли выражать, но слишком гротескно. Они как и люди, живущие здесь, давно утратили способность испытывать эмоции. Но в отличие от последних все равно цеплялись за них, выпячивали, возводили в отвратительную форму.
[indent] Большинство существ было не видно – их очертания лишь угадывались во мраке. Отчетливо разглядеть можно было только одного – того самого, что высоко держал свою огромную тощую лапу с насаженным на нее человеком. Приставив язык к руке, создание с дрожью радости и возбуждения слизывало горячие капли крови. Язык был толстым и длинным, синеватого цвета. Кровь оставляла на нем волдыри и яркие пятна. Существу было больно. И очень приятно. Странная смесь давно ставшая привычной при трапезе.
[indent] Оно явно было человеком. Или иным разумным созданием. Но что-то изменило его, исказило до такой степени, что сейчас больше походил на монстра или голема из плоти и костей.
[indent] Щурясь и шипя на горячее тепло, существо повернулось к вышедшему. Медленно опустило руку и… швырнуло свою добычу остальным. Пятеро. Их было пятеро. Всего пятеро из возможной сотни, целых пятеро – невозможное испытание для здешних жителей.
[indent] Тепла в деревне стало слишком много. Значит пришла пора делиться, пришла пора жатвы. Но смотря на существо из огня, кровожадная тварь остатками своего мозга поняла, что здесь уже не просто тепло, здесь горячо. Для равновесия и подобия счастья пришлось бы вырвать кровь у всех жителей и этого было бы мало. Но вот этого… убить горячего будет вполне достаточно, чтоб насытить всех. И нового члена стаи тоже.
[indent] Девушка, которая покачиваясь вышла следом за гостем, тихо охнула. Твари вцепились в конечности ее отца и стали тянуть в разные стороны, стремясь не то разорвать, не то заглотить целиком. Однако мертвец оставался на диво целым. Кровь застыла, тело неестественно быстро начало синеть. Его отпустили, выплюнули все разом.
[indent] Миг и мужчина зашевелился, изогнулся, пытаясь подняться на руки, потом на четвереньки и после этого на ноги. Но видимо «новорожденному» было тяжко так держаться. Кренясь и покачиваясь, новая тварь побрела к своему бывшему дому, периодически становясь на четвереньки и сплевывая черные сгустки.
[indent] Остальные двинулись следом. Им не было дела до других жителей, им даже не было дела до живой крови, застывшей и безоружной. Они хотели погасить огонь, изничтожить его порождение.
[indent] Или согреться.
[NIC]...[/NIC][AVA]https://7kingdoms.ru/w/images/9/91/Sansastarkap2.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПАУТИНА МИРОВ » Лёд и пламя