http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Амирруд

Сообщений 1 страница 39 из 39

1

https://pp.userapi.com/c854528/v854528722/1392a/7pEtMdF7CzQ.jpg
Участники: Морваракс (в роли Амирруда), Вертен, Амрилла.
Время: ~700 лет назад.
Место: Верховья реки Аламеи, южные отроги Скалистых гор.
Краткий сюжет: Есть в Скалистых горах дивное место, загадочное, но не страшное, что редкость для этого края, - Шепчущая башня. Башню окружает давно заболотившееся озеро и запущенный, топкий лесок. Что на самом деле, редкость ещё более невиданная, потому что расположено всё это так высоко, что вокруг на пару дней пути только голые скалы, лишайники да ледники. А тут вроде даже теплее и земля плодородная имеется. Не иначе, магия какая-то постаралась.
Оно и не удивительно, ведь говорят, что построили эту башню эльфы. Но, впрочем, так говорят обо всех древних и величественных сооружениях, а правды сейчас уже никто не ведает. Известно только, что эльфы в этой башне, и правда, жили. То ли какой-то изгнанный род, то ли любители запретной магии, но было их тут не меньше полутора десятков. Потом на них наткнулись вышедшие на поверхность разведчики дроу и через несколько дней эльфов не стало. Исчезли, будто в воду канули.
После того башня стала домом магу-отшельнику. Тот то ли от старости помер, то ли в поисках бессмертия превратился в дерево. В общем, тут разные рассказчики вещают по-разному. Да и кому какое дело? Ещё в разное время скрывались тут разбойники, дезертиры, беглые рабы и те, к кому мир не слишком-то добр оказался. Каждый это место достраивал и под себя переделывал, так что в итоге Шепчущая башня стала целым Шепчущим замком, а потом и Шепчущими развалинами. Гордыми, красивыми, но всё же развалинами, потому что хозяина у неё не было уже пару веков.
Хотя народ тут по-прежнему жил и на противоположном берегу озера отстроилась небольшая деревенька. Ну, как небольшая, дворов двадцать наберётся, наверное. Половина из них были люди или на людей шибко похожи, ещё крылатый тифлинг со своей подругой, невероятно плодовитое семейство оборотней, какие-то остроухие, но уже не эльфы и даже ведьма своя имелась в наличии. В общем, население разномастное, суровое, но и дружное, ибо в здешних краях в одиночку не выжить, а вместе вроде бы даже неплохо получается. Охотились, чего-то в здешней земле выращивали, потихоньку ковыряли землю на дальнем берегу озера, добывая самоцветы, да пару раз в год увозили их на продажу в низовья Аламеи.
Но недавно пришли в башню чужаки, целый отряд. Их предводитель назвался Турмом Железноруким и сказал, что он и его люди служат Имиру и останутся тут, чтобы нежить из Тёмных земель к людям не пропускать. Местные посмотрели на него, пожали плечами, объяснили, что нежить к ним забредает регулярно, но в последний раз кузнец умертвие лопатой зашиб, даже за топором ходить не пришлось. Так что проблем таких у них нет, но ежили добрые люди желают, то пущай живут, развалины-то всё равно пустыми стоят. И застучали вокруг Шепчущей башни топоры, освобождая заросший двор под нужды новых хозяев. А под башней тем временем что-то пробудилось…

АМИРРУД

https://69.media.tumblr.com/4cbd514e281d86d62090e4d81bda8fa6/tumblr_o11xixuh651qkjltoo1_1280.jpg
Железный дракон, проклят тем, чего так страстно желают заполучить смертные. Бессмертие в связке с неуязвимостью. Это было бы чудесно, кабы не было столь печально. То, что кажется на первый взгляд благословением, по сути своей страшное проклятье. Особенно для магического существа.
Амирруд отвергнут миром. Ему никто не может причинить тяжкого увечья, но и он никак не развивается. Дракон не растет, не становится умнее и мудрее, не способен изучить новые заклинания. Его называют диким, его называют зверем. Потому что все, что у него есть – грубая физическая сила, острые когти, и свойственное каждому дракону дыхание. Слабо развитая врожденная магия позволяет ему общаться телепатически со своими собеседниками, но только при условии отсутствия у тех защитных амулетов.
Сколько столетий или даже тысячелетий вечно молодой дракон блуждает по миру? Когда он получил проклятие? Этого не помнит даже он сам. Хваленая драконья память не удерживает впечатления надолго. С одной стороны ящер помнит все, но с другой любое воспоминание, старше двухсот лет, кажется чужим.
Однако сам факт проклятия ящер понимает и с пугающей точностью помнит, что его подтолкнуло к нынешнему состоянию. Молодые драконы… гордые, жадные, наглые. Они часто умирают, конфликтуя меж собой и старшими драконами. Последний и стал причиной всего. Синий ящер прогнал самоуверенного юнца со своей территории. Зализывая раны, Амирруд поклялся отомстить и хаотично хватался за все, что помогло бы ему стать сильнее в кратчайшие сроки. Поиски привели его к проклятому источнику: осушив его и испытав действие, ящер уверился в своей силе и полетел брать реванш над врагом.
Убить молодого ящера синий гигант не смог. Однако хоть и не получая ранений, железный к концу дня выдохся. Шкура взрослого собрата надежно защищала его от выпадов Амирруда. Когда же несостоявшийся мститель устал, старший дракон взял того в плен. Долго, очень долго проклятый не видел солнечного света, спрятанный и скованный в одной из пещер сородича. Пытки и эксперименты не приносили результатов – железного ничто не брало. В конце концов, синий его там и бросил. Амирруд погрузился в сон.
Видимо в какой-то момент кто-то освободил дракона и тот вновь был предоставлен себе. За прожитые года бессмертие и полная невозможность развиваться наложили отпечаток на разум железного дракона. Он ищет способы почувствовать себя живым, но каждое пленение или опасное приключение лишь не на долго насыщают его. Сотня лет и все повторяется заново: поиски, приключения, мнимая награда, конец.
О диком драконе знают многие, в том числе и сородичи. Одни полагают само его существование и недуг выдумкой. Другие имели с ним дело и сочли бесполезным. Иные ищут чтоб привлечь на свою сторону.

+2

2

прошлое

[indent] В этих залах всегда царил сумрак. Густой, жирный, живой. Он обволакивал и ненавязчиво сжимал свои объятия на шее, подобно тем же цепям.
[indent] Иногда дракон задумывался, отчего же все его темницы так друг на друга похожи. Тщетная надежда, что сумрак скроет от взгляда золотых глаз их лица? Выражение их алчности и необузданной, постыдной тяги к жестокости над тем, кто сильнее их, кто могущественнее, кто стоит выше по праву рождения. Попытка запугать обреченного? Желание унизить или обрубить надежду на небо и свет?
[indent] Пожалуй, с небом они не прогадали. Вечно молодой дракон уже привык к однотипным местам заключения, но никак не мог смириться с потерянными небесами. Он вернется к ним однажды, так же как возвращался не единожды. Но минуты разлуки казались вечностью…
[indent] Тяжелая поступь мага. Он грузен, он уже не молод, но он мнит себя воином и отказывается признавать наступающее поражение в виде старости. Каждый шаг как точка в чьем-то приговоре. Привыкший судить и приводить свое слово в исполнение. Какого ему было разбить свою уверенность о последнего пленника?
[indent] Шаркающие шаги служек. Некоторые уже подгнили до такой степени, что подпрыгивают и волочат за собой конечности. Но все так же исполнительны.
[indent] «Что у нас в меню сегодня?», насмешливо обращается Амирруд к своему мучителю, который смог только одно – разлучить с небом.
[indent] Маг останавливается на выверенном расстоянии. Он боится, что крылатый ящер прыгнет и растерзает его когтями. Он боялся каждого из своих пленников. Ну не смешно ли?
[indent] - Оставь свои попытки, зверь. Мой разум не для твоих слащавых речей, - ах, да. На шее у него висит с десяток амулетов. И половина из них защищает его голову, его маленькие грязные секреты.
[indent] Дракон разочарованно вздыхает. Признаться, ему доставляло удовольствие вести беседы со своими мучителями, врагами и редкими миротворцами. Он не мог поведать им ничего нового, ровно как и они редко удивляли его. Зато в эти минуты он был живым, был почти… нормальным. Однако, к большому разочарованию ящера, маг говорить с ним не желал. Его очень задело неуважительное обращение дракона, и еще больше задевала полная неуязвимость крылатого.
[indent] Служки зажигали факела, не столько разгоняя мрак темницы-лаборатории, сколько делая его насыщеннее. Железный приподнял голову насколько позволяла цепь и с возрастающим интересом стал наблюдать за приготовлениями немертвых и еще живых. Право, интересно же, что на этот раз? Попытка содрать чешую? Утопить в огромном чане с едким алхимическим растворителем? Или может они попытаются растянуть его на дыбе?
[indent] - Неуязвимых не существует, зверь. Рано или поздно я найду на тебя управу.
[indent] «Не существует всесильных», разочарованно цыкает дракон. А ведь у него были все шансы таковым стать. Если бы он только… Только что? Налакался той вонючей воды будучи на пике своих способностей? Не убило ли в таком случае его изменение?
[indent] «Глупо получилось», соглашается в который раз Амирруд. И за неимением иных дел вновь возвращает все свое внимание на работу служек. Краем слушает монолог судьи, но тот уже на грани отчаяния и повторяется раз за разом. При желании дракон может повторить все, что он сказал или угадать еще не сказанное. Но его слушать не хотят. Его хотят убить, но еще больше хотят заполучить выпавшее на его долю бессмертие. Прямое, чистое, не замутненное обращением в лича или вампира. Самое безобразное, кое можно представить.
[indent] Железный смотрит за приготовлениями и отмечает, что кажется уже с таким сталкивался. Если напрячь память и оживить воспоминания, то без ошибки назовет год, месяц и вероятно час, когда… Ох, когда ему стянут ремнями пасть и зальют липким быстро затвердевающим раствором ноздри.
[indent] Маг глуп, он не дожидается, когда дракон сделает выдох. В итоге железный, дурачась, резко выдыхает, как только жидкость закрывает обе ноздри. Раствор летит во все стороны, липнет к лицам служек и пачкает одежду мага. Дракон радуется, ему действительно весело видеть перекошенное бешенством лицо. Его пытаются бить, на него орут… И эти воспоминания очередного чужого поражения греют душу.
[indent] А потом… Он не может дышать. Странно, но железный все еще может существовать в таком состоянии. Но это тяжко, неприятно и в носу щекочет твердеющий раствор. Дракон закрывает глаза и погружается в дрему, перетекающую в глубокий сон.
[indent] Амирруд знает, что маг не признает его мертвым, но и не признает себя побежденным. Он долго еще будет «прыгать» над телом ящера, пока в один момент не исчезнет. На его место придут другие. Всегда приходят.

настоящее
[NIC]Амирруд[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]
[indent] Раздражающий гул, звонкие удары кирок о камни, голоса…
[indent] Дракон раскрывает глаза в полной темноте и силится сделать первый вдох в своей очередной новой жизни. За прошедшее время раствор стал хрупким, а ремни на пасти почти полностью истлели. С сухим шелестом рвется намордник и остается лежать на земле. Железный делает жадный глоток спертого тяжелого воздуха. Морщит морду, заставляя остатки раствора крошиться и осыпаться. Резкий выдох, прям как тогда, и дышит уже полной грудью.
[indent] Цепи. Цепи все еще приковывают его к плитам лаборатории. Они оплетают его как паутина редкого железного паука. На диво хорошо сохранились! Погрызены ржавчиной, но держат. Хорошее зачарование, качественное, но и его срок на исходе.
[indent] Амирруд поднимается на лапы, напрягая мышцы. Пускай его не видят, пускай своим поступком он может на сотни лет отодвинуть свое освобождение. Пускай… Это он делает для себя.
[indent] Поднявший, выпрямившись и расправив крылья – все это максимально, на сколько позволяли цепи, - железный издает рев. Рык жизни, ярости и победы – он жив, жив до сих пор. В нем опять кипит кровь предков, гордых и непокорных. Былое уныние слетает с него подобно отмершим чешуйкам.
[indent] Амирруд здесь. Амирруд жив. Амирруд ждет.

Отредактировано Морваракс (15-06-2019 18:12:44)

+3

3

Темнело. Прямо посреди болота на каменистом островке затеплилось окно небольшой избушки. Простоволосая, молодая ещё на вид женщина, сунув руки в карманы потёртого фартука, меряла шагами единственную жилую комнату. От печи к столу, от стола к устроенному в углу куриному насесту, от него к двери и обратно. Шуршали юбки, взгляд тёмных глаз то и дело метался от масленого светильника на пол, с пола на окно. Да когда же уже?!
Но вот, наконец, снизу в доски кто-то постучался. Иной бы человек обделался со страху, услышав у себя в погребе такое вот шевеление, но женщина, казалось, даже обрадовалась. Сдвинула полосатый домотканый половик, подцепила незаметное колечко и открыла лаз в подпол.
- Ну, что?.. – шепнула она, поднося светильник к самому краю и силясь рассмотреть, что творилось внизу. – Готово уже?
- Готово, - отозвался снизу другой женский голос, более уверенный, низкий и какой-то бархатный. – Давай его сюда. И сама спускайся, только огня не надо. А то напугаешь.
- Сейчас… - отозвалась нервничающая особа, убрав лампу обратно на стол. – Сейчас-сейчас… - приговаривала она, подбирая юбки и вытаскивая из сеней связанного козлёнка. – Держи!
Козлёнок отправился в открытый люк, а следом за ним, прошептав пару слов на причудливом, певучем языке, туда спустилась и хозяйка. Заклинание ночного зрения сделало и без того тёмные глаза Руты совсем чёрными, зато в подвале теперь было видно абсолютно всё. Не как днём, а скорее как в предрассветных сумерках, когда сизый свет льётся непонятно откуда, чётко вырисовывая очертания предметов, но при этом стирая почти все краски и делая обманчивыми расстояния.
Изнутри подвал походил на плетёную корзину, все стены были сплошь увиты то ли ветками, то ли корнями  плотно переплетающимися друг с другом, поддерживая оставшиеся над головой доски верхнего этажа и уходя дальше, во влажный земляной пол, на котором виднелись линии причудливого рисунка. Вторая женщина, с подоткнутыми за пояс юбками и с завязанной в растрёпанный узел гривой кудрявых волос цвета которых тоже сожрало заклинание, сидела тут же, поглаживая притихшего козлика.
- Это вот… оно и есть? – Рута осмотрелась, явно побаиваясь отойти от лестницы. Её подруга широко улыбнулась, продемонстрировав белоснежные острые клыки, и радостно покивала. – А что теперь?..
- Теперь мы их покормим. – Амарилла поднялась и поставила козлёнка прямо в центр древесной печати. – И, раз уж они будут служить тебе, то и кормить их нужно самой, чтоб слушались.
- И как часто?
Почувствовавший под копытами твёрдую почву, напуганный козлик ошалело забрыкался и заблеял, так что ответа Лилы не услышала даже она сама. Рута перехватила у неё козлёнка, вытащила откуда-то из складок одежды широкий кухонный нож и одним ловким, хорошо знакомым движением перерезала тому горло. Кровь брызнула на землю, в подвале сразу сделалось тихо, аж до звона в ушах и стены его внезапно пришли в движение. Одно из корневищ с шелестом отделилось от общей массы, потянулось к тушке с неестественно запрокинутой головой, оплело её посередине и уволокло прямо в стену.
- Раз в полгода где-то, - как ни в чём не бывало ответила Амарилла с ужасом взирающей на происходящее хозяйке. – Если чаще, то лозы слишком сильно разрастутся, а если реже, то одичать могут. И кости убирать не забывай. А то пропадёт в деревне ребятёнок чей-нибудь, придут к тебе, найдут мелкие косточки и не докажешь потом, что не ты его украла. Бывали случаи. А в остальном с ними никаких хлопот, - вампиресса ласково погладила шевелящиеся отростки, - и фундамент укрепят, и защищать тебя будут, и даже от паводка помогут, ели что. Просто дом приподнимут повыше, чтоб не заливало. А если времени им побольше уделить, то могут и всяким хитрым штукам научиться. Мебель там сплести какую или корзину, ну, или клетку, если понадобится. Привыкай, в общем.
Она взяла руку Руты и положила на корень рядом со своей. Амарилле очень нравилось это нехитрое тёмное заклинание и работой своей она была довольна. Только вот запах козлиной крови будоражил обоняние и напоминал, что сегодня она ещё не ела. Вампиресса провела день прямо здесь, в погребе, устроила себе безопасное убежище, а заодно и Руте помогла. Болотная ведьма была единственной, кому здесь можно было безбоязненно показываться на глаза. Жила она одна и не сказать, чтоб остальные обитатели приозёрья шибко её жаловали, вот и дружила не пойми с кем.
Но к другим лучше было не соваться. Народ тут обитал тёртый, прожжённый, увидят вампира, так и прибить ненароком могут. А если нет, то их перебить придётся, что было бы жаль, потому что местечко это Амарилле тоже нравилась и охотиться она себе здесь позволяла крайне редко и очень осторожно. Но теперь на её счастье тут завелись имировы воители – прекрасная еда. И местных можно будет не трогать. Вот именно на них Лила и собиралась поохотиться. Но тут земля под ногами вздрогнула, растения обеспокоенно затрепетали и Рута испуганно отшатнулась, не понимая, что происходит.
- Не бойся, - успокоила её вампиресса, одновременно пытаясь успокоить и подрагивающие лозы. – Почуяли они что-то, вот и предупреждают. Прислушайся к их шёпоту и всё поймёшь.
Ведунья не без опаски вновь положила ладони на плетёную стену, но растения не причинили ей вреда, напротив, даже как-то притихли, ластясь к хозяйке. Рута прикрыла глаза и через пру минут сосредоточенного молчания гулко изрекла:
- Люди Турма под замком искали что-то… и нашли. Правда, не уверена, это ли им было нужно. Но назад это уже не закопаешь...
- Отлично! – громко обрадовалась вампиресса, сбив ведьме пророческую концентрацию. – Пойдём посмотрим!

+4

4

Путешествие - это удовольствие для тех, кто движется.
Для тех, вокруг кого движется мир - это просто данность. Мир переместился мимо трактира, и трактир уже открыл двери в другом месте, будто здесь он и стоял все эти годы и столетия. Хозяин же задумчиво протирал бокалы, ожидая гостей. Их должно быть много. Ведь нити судеб уже напряглись, взыграли легкой волной и позвали трактирщика в гости в определенное место.

Он знал, что он увидит. Знал, кого. Но пока не знал, к чему это приведет. И эта неопределенность заставляла древнего улыбаться. И даже решиться на что-то неожиданное. Решиться на то, чтобы выйти из трактира и самому прогуляться к месту основных развлечений. За долгие годы, что он владел своим заведением, это случалось настолько редко, что иногда ему начинало казаться, что он всегда стоял за стойкой и протирал бокалы, иногда играя на чьих-то жизнях музыку Истории.
Но сейчас... сейчас история требовала его присутствия. Он сам должен был стать ее участником, а не тем, кто дергает за ниточки откуда-то из черноты над сценой. И это будоражило древнюю кровь.

Трактирщик накинул кожаную безрукавку, закрыл дверь снаружи, набил трубку махрой и закурил, смотря в расцветающее красками небо. Задумавшись о своем, он приветственно махал тем, кто шел мимо него, улыбаясь старому трактирщику, как лучшему другу. Мужчина относился к этому, как к должному, и улыбался в ответ, пожимая кому-то руку и обнимая каких-то женщин. Его путь по улицам небольшого городка был недолог. Он просто дошел до окраины и...
Растворился в тенях, смешавшись с ними.
Ведь он хотел встретиться с еще кое-кем до того, как начнется самое интересное. А этот рыжий огонек не мог, в отличии от него, жить среди людей в полной мере. Поэтому их дороги чуть-чуть разминулись. Зато седовласый успел послушать много историй о том, куда они идут. И от жителей деревни, и от тех, кто должен был этих жителей защищать. В том числе, и от зла и тьмы.
Правда, никто особо не задумывался, что древнейший темный - вот он, смотрит на тебя насмешливыми глазами, наливая очередную пинту отличного пива по хорошей цене.

Он вынырнул из-за Грани недалеко от хижины. Человек, имеющий ключи почти ото всех дверей, мог позволить себе знать многое. Другое дело, что пользоваться этим знанием он не спешил. Это было не интересно. Поэтому его крепкая фигура появилась пусть и быстро, но не неожиданно для рыжей и Руты. Просто показалось, что он уже давно здесь. Если не всегда.
-Приветствую, дорогие, - сказал он, попыхивая трубкой. - Готовы прогуляться и ознакомиться с новыми достопримечательностями?
В его голосе была насмешливая веселость, но была ли она обидной? Каждый решал для себя сам. Велес обычно просто ожидал их решения и разъяснял возможную ошибочность. Или правильность. Тут уж кому как повезет.

Отредактировано Вертен (14-06-2019 18:23:06)

+3

5

[indent] Его подобрали, как практически каждого в святом отряде, в детстве. Память захлопнула ворота, отсекая от той пресной и беззащитной жизни серого обывателя. Учителя и мастера очень старались, чтоб мальчики забыли о прошлом, как сами утверждали – чтоб кошмары не совращали разум будущих воинов Имира. Дайлен часто говорил, что все, что было до ордена, он оставил и не намерен вспоминать. Но на деле помнил и таил мгновения прошлого в себе, как вор таит украденное добро.
[indent] Они страшны, они омерзительны, они причиняют боль и вызывают тошноту. Но они его, уже не мальчик, но мужчина отказывается бросать их. Почему-то ему кажется, что это правильно. Орден дал ему все, служение обязывает его отречься от мирского, но видимо он плохой слуга, раз цепляется за огрызки прошлого.
[indent] В маленькую деревушку пришла неведомая хворь. Дайлен помнит запах трав и тепло домашнего очага, но не помнит лиц отца и матери. Помнит тепло родных и ласковое мурчание домашнего кота, помнит тяжелую работу и мелкие детские обиды. Кажется, он был счастлив. А потом, буквально за день, все изменилось. Воспоминания разорваны в клочья и по лоскутам собираются обрывки. Плачь младшего брата, падение скота, странный запах в воде, резкая боль в животе и тяжесть в теле. Все – как ни силился, он не мог больше вспомнить.
[indent] Когда разум прояснился, над ним склонялись знахари ордена, шепча благодарность Имиру и молитвы за еще одну спасенную душу. Ему сказали, что его деревушку прокляла поганая ведьма.
[indent] – Хочешь отомстить?
[indent] Он хотел не мести. И про ведьму он ничего не знал. Дайлен хотел видеть отца, мать, брата и добрую старушку-соседку. Хотел вернуться домой, к родному дому и старому коту, сплошь покрытому шрамами, но такому ласкучему… Но взгляд облаченного в доспехи мужчины казалось выжигал столь постыдные стремления. Дайлен кивнул и тем подписал себе приговор.
[indent] Ведьму – женщину с обезображенным лицом – поймали в лесу и сожгли прямо посреди мертвой деревушки. Всех выживших – только дети, трое со всей деревни – заставили стоять, слушать приговор, слышать крики ведьмы и смотреть как она корчится в огне. Украдкой Дайлен отвернулся, он не знал эту женщину, но не верил в ее вину, и смерти ей не хотел. Ребенок отказывался принимать, что его прежняя жизнь ушла, не мог принять, что в этом кто-то виновен и заслужил столь страшной смерти.
[indent] Взгляд упирается в горелый остов его бывшего дома. Обугленные тела не успели похоронить и кажется он узнает ту, что лежит за порогом…
[indent] Мальчик лишился всего, и всем стал орден. Должен был стать.
[indent] – Тьма пожирает наш мир, слуги Рилдира пожинают души для своего господина. Мы – единственная преграда между злом и спокойствием мира. Не смей их жалеть, жалость сгубить тебя и сотни жизней.
[indent] Дайлен смотрит пустыми глазами и послушно кивает. Он подчиняется. Или нет?..
[indent] Как воин, а точнее как маг («Имир одарил тебя особой силой, не подведи его!») Дайлен действительно был опасен. Опытен, закален и непреклонен в бою. За это его ценили и поначалу пророчили место во главе карательного отряда. Но по словам старших «мальчишка» и к тридцати годам оставался «слишком мягким».
[indent] Дайлен гадал, знали ли его соратники по священной миссии о грехах воина-мага. Не только о том, что он засыпал с детскими воспоминаниями о доме, которого нет. Но о том, что он смеет жалеть, смеет искать истину и… отпускать приговоренных.
[indent] Иногда ему казалось, что приговор вынесен не тому. Он как мог отсрочивал казнь и, если находил достаточно доказательств невиновности, помогал сбежать. За все время его службы, на его счету три спасенных «порождения тьмы». Эффектное сожжение изуродованного тела (слава Имиру за чары иллюзий) и шепоток совести над ухом. Стыд жжет и загоняет глубже в скорлупу отчужденности. Ретивое исполнение приказов, а на душе кошки скребут. Не тот вопрос терзает мага. Не «зачем я их отпустил», но «почему только трое».
[indent] Дайлен чувствует тяжесть греха и как марионетка следует за отрядом, что ведет уважаемый и непогрешимый Турм Железнорукий. Пытки, казни, расследования, кровь и проклятия – из этого болота уже не вынырнешь. Чем сильнее будешь барахтаться, тем глубже тебя засосет трясина. Не сопротивляйся и позволь утянуть себя на самое дно.
[indent] Рев из недр заваленных залов заставляет рабочих отступить назад и оглянуться на контролирующего («Тяжелый труд закаляет тела и души, но пугает. Направь на путь истинный и не дозволяй оступиться», что означало – подгоняй и не давай отлынивать) раскопки Дайлена. Маг хмурится и напротив – делает шаг вперед. По донесениям разведчиков старый замок давно заброшен. Но некогда он служил пристанищем и разбойникам, и темным культам. Последние могли оставить здесь… нечто.
[indent] Приказ не обсуждается. Отряду нужны казармы, залы для тренировок, подземные камеры, библиотеки, каждое помещение заброшенного замка. Если здесь осталась опасная тварь, ее нужно уничтожить. Словно слыша решимость врага, существо более не издает рыка. Но оно там.
[indent] – Продолжайте работу и будьте наготове.
[indent] Подойдя вплотную к завалу, Дайлен прикасается к камню и шепчет заклинание. На руке активируется одно из колец и мужчина слышит – эти помещения не просто так завалили, их скрепили мощными чарами. Что бы там ни находилось, маги прошлого не желали, чтоб оно выбралось наружу. «И почему никто никогда не оставляет пояснительной записки?»
[indent] Когда основная масса завала устранена, Дайлен плетет заклинание, грубо вмешиваясь в чужую сеть. Их отряд далеко не из слабых, а он сам – один из лучших магов ордера. На полезные артефакты верша не скупились. Правда и за каждое использование требовали самый детальный доклад.
[indent] Разрубленное защитное заклинание уже не держит и «разрывается», мощной волной, сопряженной с очередным рыком неведомого монстра, прокатывается по замку и округе. Маг отстраненно сетует, что вот такое определенно тайной не останется. Обнажает клинок, формирует боевой аркан и уверенно шагает навстречу еще одному врагу.
[indent] Жизнь коротка. Имир каждому уготовил испытания: на прочность веры, на преданность делу, на верность принципам. Дайлен полагал, что жернова судьбы его уже перемололи и ничто более не способно заставить его сердце биться быстрее, а душу трепетать в предвкушении чуда и света. Но увиденное поражает его, заставляет внезапно улыбнуться – впервые за двадцать с лишним лет!
[indent] – Дракон.
[indent] Не многим крупнее боевого коня главы отряда. С чешуей, покрытой толстым слоем пыли и грязи. Закованный в цепи. Но потрясающе живой. Дракон. Существо из легенд и сказок. Как он мечтал встретиться с таким в детстве…
[indent] Заклинание в руке развеивается, а меч возвращается в ножны. Позади раздаются шепотки, вопросы и переговоры – люди гадают кто там и что предпримет маг. Дайлен дал бы правую руку на отсечение, лишь бы остаться с драконом наедине, остаться с ним, и пусть хотя бы час этот магический зверь «принадлежал» только ему. Но это, конечно же, невозможно.
[indent] – Сообщите мастеру Турму: в подземной лаборатории обнаружен живой дракон.
[indent] Голоса становятся взволнованными. Дайлен не слышит, все его внимание приковано к «улыбающемуся» ящеру.
[NIC]Дайлен[/NIC][AVA]https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/ab728018-e315-44d3-88f3-12a0045cc5f3/dcluppb-b5c3edb8-e582-4dd6-a11b-354770b74d1a.jpg/v1/fill/w_751,h_1063,q_70,strp/grey_warden_com_by_yamaorce_dcluppb-pre.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7ImhlaWdodCI6Ijw9MTIwMCIsInBhdGgiOiJcL2ZcL2FiNzI4MDE4LWUzMTUtNDRkMy04OGYzLTEyYTAwNDVjYzVmM1wvZGNsdXBwYi1iNWMzZWRiOC1lNTgyLTRkZDYtYTExYi0zNTQ3NzBiNzRkMWEuanBnIiwid2lkdGgiOiI8PTg0OCJ9XV0sImF1ZCI6WyJ1cm46c2VydmljZTppbWFnZS5vcGVyYXRpb25zIl19.WLimZquE1mHI32j5fyknwNqOWn1udnPo2XroLrsuJho[/AVA]

Отредактировано Морваракс (02-07-2019 17:03:59)

+2

6

Выбравшись из погреба, женщины отряхнули и оправили одежду, а после, весело хихикая, выкатились из избушки. Даже летом в здешних суровых местах мог пролетать снег, потому Рута на ходу накинула мохнатую волчью безрукавку и едва не подпрыгнула, когда услышала совсем рядом мужской голос.
- Велес! – ахнула она, убирая назад растрепавшиеся волосы. – Разве ж можно так подкрадываться?! И чего ты на улице-то топчешься? В дом бы хоть зашёл, что ли.
Амарилла почувствовала его присутствие раньше, по запаху табака, но не придала тому никакого значения. В хижине знахарки постоянно пахло какими-то травами и кореньями, так что новый запах вампирицу нисколько не удивил. Всё одно она во всех этих зельях практически не разбиралась.
Удивлённо взглянув на внезапного визитёра, Лила припомнила, что уже видела его. Да-да, точно. Вертен – трактирщик. Когда именно вампиресса успела побывать в местном трактире и познакомиться с ним, у неё в памяти не отложилось. Но, откровенно говоря, она не шибко-то старалась это вспомнить, тут же переключив своё внимание на Руту. На улице было темно, но различающее даже тепло чужой крови вампирье зрение безошибочно подсказало, что ведьма сейчас залилась румянцем. Хотя она наверняка была убеждена, что этого никто не замечает.
Ну, надо же... Амарилла повнимательнее присмотрелась к бородатому дядьке с трубкой. Он производил впечатление обстоятельного и рачительного хозяина, спокойного, уверенного в себе. За таким, как за каменной стеной. Наверняка не только Руте он по вкусу пришёлся. А живёт-то, скорее всего, один. Не потому что ему женщина не нужна, а потому что эдакий монолит первым с места не сдвинется. А те именно этого и ждут, что вот подойдёт он и скажет, что такую хозяйку да в его бы дом.
Не дождутся. Вечная беда хороших мужиков и хороших баб. И напрасно Рута краснеет, без толку это. Охомутает этого дядю какая-нибудь вертихвостка и будет он с нею нянчиться, к бабке не ходи. Отчего так, Амарилла не знала, но почему-то таким вот большим и правильным западают в душу взбалмошные дурёхи, а не толковые, ладные, да хозяйственные. Противоположности притягиваются, видимо.
Она бы, наверное, ещё порассуждала на эту тему, но пробудившаяся Жажда не давала покоя. Взгляд сам собой останавливался на шее трактирщика и в груди начинало сладко ныть при мысли о том, что такая вкуснятина совсем рядышком, даже ходить никуда не надо. Будь Лила на полвека помладше скорее всего они бы и правда никуда не пошли, но теперь вампиресса контролировала себя куда лучше и даже, наверное, могла бы пару дней продержаться без крови. Впрочем, острой нужды у неё в этом не было, так и мучиться незачем.
- Здравствуй-здравствуй, - покивала она, подталкивая Руту к Вертену и беря его под руку с другой стороны. – Прогуляемся. Но раз уж ты здесь, то садись на вёсла.
Глаза у ведьмы округлились от такой наглости, а Лила лишний раз убедилась, что не видать ей этого дядьку, как своих ушей без медного тазика. Нет, ну в самом-то деле, что уж такого она сказала? Дом ведьмин посреди озера, до замка или вброд, или на лодке. В холодную воду лезть не шибко-то хотелось, тем более, если плоскодонка есть. И, опять же, неужели две девки будут грести, когда мужчина рядом.

+3

7

-Рута, дорогая! - улыбнулся хозяин трактира, обнимая свою старую знакомую. - Давно не виделись! Я и не подкрадывался. В гости заглянул. Народ бает, что в замке консервные банки до чего-то докопались на свои железные головы. Как думаешь, брешут?

Но тут в разговор вмешалась рыжая, расставив все приоритеты. И спорить с ней мужчина не захотел, просто приняв предложенный, но не озвученный план. Плыть так плыть.
-Хорошо, красапета! Только гуторь, куда правим. А то в этих местах без направления худо, - намек и предложение гостье на "подумать". - Не думаю, что нам в любом месте топи будут рады.

Мужчине оставалось только улыбнуться. И стеснительности Руты и поспешности ее гостьи, чья жажда била по его восприятию очень даже хорошо. Лила не была еще достаточно взрослой вампирессой, чтобы скрыть мысли от такого, как он, но трактирщик осязал ее голод даже не через мысли, а через отзвуки чувств, которые долетали до него в сильно урезанном виде.
Но даже в таком виде вампирскую жажду он мог отличить легко. Все-таки он был лично знаком с тем, кто сотворил род вампиров, и это накладывало определенный отпечаток на все, что мужчина знал. А знал он достаточно, чтобы понимать, когда и на чем имеет смысл заострять внимание.

Сейчас наличие в их группе вампира не было сколько-нибудь требующим озвучивания. Все присутствующие знали или догадывались об этом нюансе. Лезть же в голову для дальнейшего исследования ни к кому мужчина не собирался. По крайней мере, пока. У него были другие планы на этот день и эту ночь. Поэтому он приглашающим жестом указал на лодчонку Руты, помог дамам занять места на скамье, как галантный кавалер, а не просто трактирщик, и занял место на веслах. Мерные гребки легко понесли лодочку вперед по направлению к месту основного действия.
Они добрались быстро, но и поговорить немного успели. Перезнакомиться, представиться, обсудить все и чуть-чуть больше.

В общем, мужчина был доволен и дорогой, и спутниками. А что веслами помахать пришлось, это даже хорошо - не смущался мужчина не смущался такой простой и незатейливой работы.

-Ну что ж... Вот мы и прибыли. Об этом месте бают и сказывают, что здесь чудовища народились, и на честной народ нападаю да скот крадут, - он снова закурил трубку, задумчиво оглядывая взглядом и замок, и место, куда так стремились. - Можно попытаться узнать у местных... А можно просто делать то, что хотим.

+2

8

[indent] Не сказать, что человек с таким характером был в диковинку дракону. Но оные люди ему нравились определенно больше прочих. Благородные и до одури честные. Правда этот, судя по всему, не был здесь главным – а это уже дурно, поскольку будет выполнять приказы.
[indent] Маг сделал пару шагов и подошел к дракону. Он не держал четко выверенную дистанцию, хотя скорее всего и предполагал, что тот, кто запечатан, может быть далеко не добрым и отзывчивым. Мужчина не боялся и просто проявлял осторожность. Сжал в руке одну из цепей, дернул, проверяя толщину и крепление, после чего поднес ко рту и что-то шепнул.
[indent] Амирруд не отрывал взгляда от человека и в тот момент с интересом склонил голову набок. Люди могли за какие-то сорок лет достигнуть таких высот в магии, каких ни демон ни дракон не завоюют за такой же отрезок времени. Но суть мира они не слышат, они просто… не видят. Как слепые они соприкасаются с силой мира и подчиняют ее себе. Это… восхищает, но некоторых вещей не изменит никогда. Однако же, кажется, люди и иные не-магические расы научились если не преодолевать преграду, то находить обходной путь.
[indent] Маленькая вещичка с заложенными чарами, пробуждает оные по слову или действию. Занимательно. Мужчина посмотрел прямо в глаза дракону и тот в очередной раз приоткрыл пасть в улыбке. Маг уже понял, что зачарование цепей на последнем издыхании. Доложит другим или нет? Скорее всего. Не из банального же любопытства он так внимательно каждое звено ощупывает.
[indent] Амирруд уже понял, что мужчина ему симпатизирует. Такой восторг во взгляде покоряет и льстит каждому крылатому, будь он молод или стар как весь мир. Но вот как к необычной находке отнесутся его… вожаки – тот еще вопрос. Они ведь так называются, верно? Лидеры собранных стай.
[indent] Железный отвернулся от мага и взглянул на тех, кто топтался там – у вскрытого входа. Вот эти не спешили знакомиться с пленником, но смотрели с огромным любопытством. Такое внимание напротив - раздражало. Живущие в пустынях никогда в жизни не видели линдвормов, и глазеть будут, коли случай подвернется, так же – как на опасную диковинку. Амрруд – дракон, а не зверушка для потехи двуногих, что бы там не думали его пленители.
[indent] – К мастеру послали?
[indent] – Да, сэр-маг.
[indent] – Хорошо. Расчищайте завал.
[indent] Люди переглянулись и нехотя взялись за работу. Самые умные смекнули, что главнокомандующий – не такой покладистый как колдун; одним видом, что работаешь, не отвертишься. Но ведь и работать можно без фанатизма (чего, к слову, эти пресветлые воины ожидают). Снова застучали кирки, дорогу к лаборатории стали расчищать от камней и остатков осыпавшейся после «вскрытия» части стены.
[indent] «Может поговорим?»
[indent] Маг дернулся, прикоснувшись к чему-то под одеждой – к очередной побрякушке, закрывающей разум. Обернулся к дракону и в нерешительности нахмурился. Железный вздохнул: людей он любил… ну как, они ему нравились. Некоторые ритуалы, в то же время, страшно надоедали. Вот и сейчас опять придется улыбаться и хвостом вилять, всячески демонстрируя «Я. Тебе. Не. Враг»
[indent] – Нет. Не дозволено.
[indent] Дракон сначала удивился, подумав, что маг ему отвечает. Но тот говорил себе, тихо отклоняя собственное желание. В желтых глазах мелькнуло разочарование. Добрыми людьми легко манипулировать, особенно если внушить им, что так правильно. Этому добряку наверняка дали должное воспитание… Нет, дрессировку – как неразумному, но исполнительному зверю. Если скажут убить, наверняка ведь убьет. Лучше не привязываться и сразу отнести его к серой массе.
[indent] Мужчину потеря интереса кажется задела. Шепнув себе под нос извинение, выпрямился и отошел к выходу.
Дожидаясь, когда придет очередной лидер очередного культа, клана, отряда (или кто здесь на этот раз обосновался?..), Амирруд прикрыл глаза и попытался ощутить мир. Наверняка древний бы сразу почувствовал и кто находится в замке, и какой у них статус, а может статься, сказал бы даже, кто ходит по округе. Все же, что понял железный, - здесь было очень много «темного света». Чары и заклинания в основном были сплетены через обращение к Имиру и свету, но вот назначение… Скажем так, извратить можно даже неприкосновенное.
[indent] Не та компания, в какой хочешь проснуться. Был бы еще выбор…
[indent] Об отсутствии выбора ящер пожалел еще раз, когда увидел упомянутого Турма. Или на мгновение раньше, когда почувствовал напряжение работников и вытянувшегося в струнку мага. Одного взгляда было достаточно, что вспомнить темного мага, что так долго старался привлечь дракона к своей работе (что же с ним в итоге стало, нэ?)
Амирруд поднялся на лапы, натягивая цепи. Они с Турмом друг другу не нравились, смотрели прямо, не отводя взгляда. Для юного ящера это было демонстрацией силы и собственной непокорности, для мужчины – очередной вызов. Слушая доклад мага: какие заклинания обнаружены, какие действия произведены, реакция и поведение дракона – Турм потер подбородок и жестом прервал мага.
[indent] – Кто еще знает о находке?
[indent] – Работники, вы и я, - внутри похолодело и во взгляде мелькнуло беспокойство. Обычно после таких вопросов шли крайне неприятные дела. Дайлен задними мыслями дошел, что наверное надо было бы работяг погнать прочь и войти внутрь вместе с воинами отряда.
[indent] – На сегодня их работа окончена. Проследи, чтоб люди получили ужин и расположились на ночлег. Пресекай распространение слухов о нашей находке.
[indent] Дайлен развернулся и направился прочь. В спину ударил еще один приказ:
[indent] – Проверить посты. Никто не заходит и не выходит из замка.
[indent] Это тоже было плохо. Может быть после разговора Железнорукий и подведет свои итоги, может даже сделает дракона символом их отряда и весть уже нетайной разнесется по округе, укрепляя отряд в глазах местного люда… А может и решит похоронить всех, кто соприкоснулся с тайным злом. Рабочих задержали в замке допоздна работой, а теперь и вовсе прямо запретили возвращаться к себе домой.
[indent] Раньше это обсуждалось и выглядело вполне прилично: зачем утруждать лишними переходами, пусть временно живут под боком у отряда. Сейчас это выглядело почти как угроза. И ведь не все мужчины согласились ночевать за стенами старого замка.
[indent] Дайлен отдавал приказы, чувствуя тяжесть на душе. Оставалось успокаивать себя только тем, что еще ничего не решено и шансы есть. Дракон не выглядит порождением зла. Всего лишь чешуйчатый пленник, чудом доживший до спасения. Что в нем может быть плохого?..
[indent] Приказа никто не ослушался. Но отдан он был слишком поздно. Все воины отряда хоть мельком, но слышали, что там – внизу, нашли нечто, заставившее самого Железнорукого спуститься.
[indent] – Как думаешь, там правда дракон?
[indent] – Может быть да, а может быть нет.
[indent] Мужчины несли караул и коротко переговаривались между собой. Один был младше и все еще любопытен. Орден поощрял тягу к знаниям, но ведь надо проводить границу между знаниями и бабской болтовней. Второй уже закаленный и отстранённо бездушный. Ему все равно что там нашли – дракона, лича или толпу голых ведьм – его дело сейчас следить, чтоб посторонние рядом не шатались. А посторонними в столь позднем часу будут все, кто не облачен в доспехи светлого отряда.
[NIC]Амирруд[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]

+3

9

Спрятав лодку в камышах, ведьма, демон и вампир оказались в зарослях тонких и кривых, причудливо переплетающихся между собой деревьев. Подальше от воды стволы становилась толще и лес уже походил на лес. А шагах в двадцати от стены начиналась неаккуратная просека, с которой ещё не успели убрать поваленные деревья, но лежали они небольшими кучками спрятаться за которыми не представлялось возможным.
- Не знаю как вам, а мне кажется, что на ночь глядя ходить в гости к этим ребятам не стоит. Они не такие гостеприимные, как мы с вами. Хлебом-солью точно не встретят. Скорее всего, просто запрут до выяснения. Да и после него ничего хорошего от них ждать не приходится. Идёмте к ним сами.
- Как это?.. – шепнула Рута.
- Очень просто – потихонечку.
Хитренько посмеиваясь, Лила взяла на себя роль заводилы и уверенно направилась вперёд, прямо к главному входу. Путных ворот во двор сладить ещё не успели, а нынешняя загородка могла остановить разве что разбредающихся коров. Пара стражей дремали в углублениях стены, опершись на традиционные короткие пики с серебряными наконечниками. "Вот и ужин подан", - посмеялась про себя вампиресса и в мгновение ока оказалась под стеной.
В свою первую охоту Лила пыталась зачаровать крестьянина и в итоге едва осталась цела. В первые несколько лет она ничем не отличалась от себя при жизни. Разве что к мелким размерам и физической слабости добавились страх перед солнцем, дневной паралич и непроходящий голод. Судя по всему, таких вампиров как она, Рилдир не хотел создавать в принципе, потому и сделал всё чтобы, даже получив проклятие, мелкие и слабые подыхали как можно скорее. Если бы Амариллу не кормил Сиф, она, скорее всего, не уцелела бы до этого дня, но тяжёлые времена остались позади и теперь рыжая пигалица сама умела о себе позаботиться. Да и не только это.
Один из стражей за стеной внезапно встрепенулся. Слышимое только ему прекрасное пение тревожило душу и манило пойти посмотреть. Его товарищ, кажется, действительно задремал, а может просто основательно задумался о своём и заметил напарника только когда тот подошёл к решётке.
- Куда это ты собрался?.. – но тут пение коснулось и его слуха.
Имировы воины выглянули наружу, но, естественно, ничего не увидели, ведь давным давно наступила ночь. Амарилла попыталась надавить и подчинить окончательно, но ничего не вышло и у неё, должно быть их разум защищало божественное благословение. Зато запутать ещё больше их удалось достаточно легко.
В лесу мелькнул изящный светящийся силуэт. А может это была просто девушка в светлом платье. Контролировать то, что может привидеться двум крепко верующим мужам, давно не знавшим женского внимания, довольно сложно. Да, собственно, это сейчас и не требовалось. Главное, что импровизированные ворота приоткрылись и в то же мгновение высунувшиеся стражи повалились на землю.
Вампиресса вышла из тени и с лёгким недоумением уставилась на растянувшиеся на земле тела. Она впервые встречала такую реакцию на внушение. Лила прекрасно видела, что не убила их. Сердца продолжали отстукивать ритм, дыханье осталось ровным, а потом один из стражей перевернулся набок, сунул ладони под щёку и всхрапнул. Да эти двое попросту спали!
А потом в причудливой путанице древесных стволов возникло светлое пятно. Почти такое же, как Амарилла придумала для того, чтобы выманить стражников наружу. Только это было настоящим. Рута подошла ближе, осмотрела спящих и вытерла ладонь об подол.
- Ничего страшного, просто сонный порошок и немного помощи от ветра, - улыбнулась она, вновь поднимаясь на ноги. – Ну что, идём?
- Вы идите, я скоро догоню, - пообещала Лила, покосившись на трактирщика.
Жаль было упускать так удачно подвернувшийся случай перекусить, но при нём вампиресса этого делать точно не стала бы.

Отредактировано Амарилла (25-06-2019 16:50:13)

+3

10

Пока дамы разговаривали, трактирщик грузно вывалился из лодки, задумчиво рассматривая окрестности. Он, конечно, мог проделать это грациозно, как большая кошка, но… Зачем? От него этого никто не ждет, а обманывать ожидания ему было неинтересно. Да и не нужно. Не та сфера деятельности и совсем не тот основной род занятий.
И когда рыжая ускакала разбираться с охраной, о чем недвусмысленно намекнул голодный блеск в ее глазах, мужчина лишь недолго провожал ее ладную фигуру взглядом. После чего провел рукой по темным с проседью волосам, галантно подал руку Руте и с усмешкой проговорил:

- Как вы смотрите на то, чтобы прогуляться под луной? - вся эта история все больше и больше забавляла седовласого, поэтому и странные шутки получались сами собой. - Сегодня прекрасная ночь для прогулок, не находите? А какое общество, какие люди… и нелюди.

Он остановил свою спутницу неподалеку от места активной деятельности их рыжей соучастницы. И принялся наблюдать за тем, как работают профессионалы. Ему это дюже понравилось, ведь его вмешательства не потребовалось. А это отличный шанс для всех присутствующих сохранить рассудок и все конечности на месте и целыми.
Велес не собирался участвовать в битвах. Как минимум, сегодня.
Так что, когда мальчики прилегли отдохнуть, он достал свою трубку, набил ее махоркой, чиркнул полумагическим кресалом, высекая искры, чтоб зажечь пахучую смесь, и закурил. Не зря он ее прихватил с собой. Ой, не зря.

- Итак, мы зашли во внутренний дворик укрепленного светлыми остова когда-то крепкой крепостицы, - он даже хмыкнул, выпуская струю дыма. - И что дальше? Будем усыплять всех, кто попадется навстречу или прогуляемся до основного место действия?

Он пошел, как корабль сквозь шторм. Казалось, ничего не могло его остановить. Впрочем, возможно так и было. Под просторными одеждами вдруг прорисовывалась мощная фигура бывалого воина, но он даже не пытался этим красоваться. Просто курил и шел, будто был здесь самым важным гостем.

- Плохо у них организована оборона, я вам скажу, - остановившись в тени донжона, усмехнулся трактирщик, сложив мощные руки на груди и попыхивая трубкой. - Очень плохо. Но нам надо пройти туда, - он указал на дальний вход в главное здание, отличающийся от всего остального очень крепкими воротами, от которой прямо фонило магией. - И не думаю, что нас пустят просто так.

Усмешка на его лице была веселой и многообещающей. Вот только само ее наличие было немного странноватым с учетом обстоятельств, в которых они сейчас находились - одни в центре чужого форта, полного явно недоброжелательно к ним настроенными людьми.
Но это его не особо интересовало. В глазах посверкивал живой интерес. Мужчине явно было... забавно.
А вот хмурым дядькам, стоящим у входа в зал, где происходило Важное Действо, было не очень-то приятно стоять ночью на страже непонятно чего непонятно зачем.

+2

11

[indent] Кто-то речи толкает, мол, интуиция – это чисто бабский прием. Что-то почувствовала, что-то подумала и поставила всех на уши. По молодости Турм тоже смеялся, потом перестал. Опыт быстро подсказал, что смутные предчувствия и интуитивные опасения как-то так хитро сплетаются, что все в правду выливается. Ну и чутье старому псу не врало под седые годы, зато часто спасало от нечисти и его и отряд.
[indent] Где гарантия, что магическое эхо и рев дракона привлечет нечисть и просто любопытных олухов? Гарантий нет, но мужчина не сомневался, что в скором времени нагрянут гости. Однако же в чем-то он просчитался. Встретить внезапных визитеров должным образом не успели. Но о том будет известно позже.
[indent] Взгляд воина упирался в прикованного зверя. Заклинание и сталь еще держали, но их придется заменить. По частям, по звену, и в кратчайшие сроки. Выпускать обнаруженного пленника никто не будет.
[indent] Крылатые ящеры не вызывали доверия. Даже если этот ничего не знает и был выращен каким-то магом для своих увеселений, то пакостная природа все равно никуда не денется. Жадные до золота и магических игрушек животные, бессовестно совращающие себе на службу неискушенных дурачков, пожирающие влюбленных дурочек и разоряющие земли просто потому что им так захотелось.
[indent] Создания Имира? Плевок Рилдира на труп своей богомерзкой матери. Очередные чудовища, которых нужно вырезать. Или подчинить.
[indent] Турм прикоснулся к амулету, ослабляя его действие. Проклятая тварь умеет говорить только магией. Так пусть отвечает на вопросы.
[indent] – Имя.
[indent] «Что, даже зверем не обзовешь?», старик очень напоминал того мага. Иная оболочка, иные мотивы, совершенно иная порода. Но он так же высокомерен, уверен в своей правоте, и да – он так же раздражает дракона. Или как это лучше сказать? Соблазняет на дерзость.
[indent] – Имя, - требует мужчина. Громкий голос, непоколебимое спокойствие. Ну да, ну да, тот экспериментатор тоже сначала таким был, а потом прыгал и брызгал слюной. Раз уж выйти ему не суждено, то можно поспорить самому с собой: как быстро этот начнет изменять себе?
[indent] «У драконов много звучных имен. Знаешь, мы с удовольствием носим даже те, коими нас нарекают люди или эльфы. Ты ведь понимаешь, что истинные имена зачастую такие заковыристые, что даже старики их с трудом выговаривают. Но мне повезло, меня кличут вполне сносно. Даже пастушок сможет выговорить. В мое время эти детки не отличались умом…»
[indent] – Имя, дракон. Назови свое имя.
[indent] «Меня зовут Амирруд», видя тень во взгляде, железный открыл пасть, скаля белоснежные клыки в улыбке. «Я не демон, Железнорукий. Со мной эта шутка со знанием истинного имени не пройдет. Не играй с предложениями и не пытайся найти двойное дно там, где и первого нет»
[indent] – Кто ты. Какова причина твоего заточения.
[indent] Строго по списку будто бы заранее заготовленных вопросов. Руки заведены за спину, прямая спина и холодный взгляд. Этот умеет играть свою роль. Может даже уже настолько с ней слился, что отрывать оную будет вместе с кожей. Какая прелесть, право слово.
[indent] «Дракон, как уже было сказано ранее. Самый настоящий», склонил голову чуть набок. «Если так интересно, то отношусь к железному клану»
[indent] Мол, да, не самая дружелюбная семейка, но и не тупые в своей злобе хроматики. Металлических драконов люди любили, и те отвечали щемящей сердце взаимностью. Прям создания Имира в первозданной красоте, этакое воплощение правосудия. Цветные – пф, монстры в худшем своем проявлении. Эти хорошо постарались «подмочить» репутацию мудрой расы.
[indent] Но самоцветные-то! Ни рыба, ни мясо, как говорили люди. Могут быть и преступниками, и героями. Но куда чаще по мнению железного выступали «зеркалом»: как ты к ним, так и они к тебе. Впрочем, может за время его заточения что-то изменилось? Не зря же в этих глазах мертвой рыбы не отразилось ни капли сочувствия.
[indent] «Заточен за то что… хм… маленький? Слабый? Какую причину вы обычно приписываете для заключения тем, над кем хотите поглумиться? Не слишком силен в этом, да и как-то не вникал. Посвятишь?»
[indent] Турм Железнорукий едва заметно качнул головой. Дракон был многословен как персонаж детской истории. Это хорошо. Пусть говорит, пусть врет, оскорбляет, лебезит и утыкается тупой мордой в плоские шутки – мужчина сможет выцепить в этом потоке нужную ему информацию. В конце концов, что драконы, что демоны, что полукровки – все они вылеплены из одного теста, а значит и ларчик откроется, если правильно нажать на нужные места.
[NIC]Амирруд[/NIC]
***
[AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]
[indent] – Господин, долго нам здесь быть?
[indent] – Ситуация не однозначная. Решением принимает мастер главнокомандующий. Не волнуйтесь, вас обеспечат всем необходимым. Благо мирных жителей для нас наивысшая ценность.
[indent] Заученные слова, уверенный тон, ободряющая улыбка. За столько-то лет Дайлен научился врать не краснея. Эх, еще бы он научился делать это самому себе. Каждое слово звенело соблазнительной правдой. Ему верят, ему хотят верить, но в голове скребется мерзкий бесенок и шепчет «Все ты врешь»
[indent] Полуправда, она же ложь. Сколько таких мирных жителей командующий пустил под нож ради пресловутого общего блага? Скольких убил лично он, Дайлен?
[indent] – Господин, вообще никому выходить нельзя? У меня же детки одни дома сидят. Голодные, да без присмотра. А вдруг случится чего? – тощая женщина-кухарка взволновано сплела пальцы рук, явно не находя себе места от беспокойства. Ее поддержали голоса остальных рабочих. Жены будут беспокоиться, слушок ненужный пойдет – ну кому это надо.
[indent] Будь это его воля, маг давно бы всех выгнал по домам. Но воля не его. Приходится успокаивать и врать людям, глядя прямо в глаза. Да, завтра утром им все скажут. Отпустят к семьям, возможно еще и выплатят причитающееся за непредвиденную задержку. Но сначала очищение и молитвы, чтоб ежели какая хворь была замурована с драконам, то не коснулась тех, кто сейчас в деревне. Доверчивые люди, не сведущие в магии, охотно верят чужим словам, и еще более охотно идут на жертву ради родных и близких.
[indent] Потирая глаза, Дайлен торопится уйти пока у рабочих не возникли новые вопросы. Пока его на чем-нибудь не подловили. Заученные слова, но шаг влево, шаг вправо и он на мгновение спотыкается. Многим этого мгновения хватает с лихвой.
[indent] Отдавая приказы, маг идет проверять караулы. Естественно, делает он это не один. Далеко не все завалы и закоулки замка расчищены, ордену доступна малая часть. Малая часть, которую сначала проверят проверенные люди, а потом он сам. Что-то его тревожило. Наглое вранье, предчувствия беды или взгляд дракона, полного скучающего сожаления?

+3

12

Всё-таки что бы там ни говорили, мол, магия это дар, магия это призвание, это сама суть жизни и всякое такое, но ведьма это не дар и не призвание, это судьба. И коль уж ты родилась ведьмой, то ничего с этим не поделаешь. Собственно, и магии-то у них не так уж много, нахватаются по вершкам от друидства, стихий, рун, тьмы и крови, а то ещё от себя чего-нибудь добавят и всё, но уж если встретишь такую, ни с кем её не перепутаешь. И не отвертишься, если такой приглянешься.
Так что, рассуждая об обычных людях и о том, что творится в голове у Руты, Амарилла была в корне неправа. Трактирщик знахарке определённо нравился, но не всё что нравится следует тащить к себе в дом. Похоже, Рута сама ещё не определилась, нужен ли ей этот мужчина, потому ничего и не предпринимала. Да и когда бы она успела, ведь на самом деле видела этого демона впервые в жизни. Впрочем, надо отдать Вертену должное, устоять перед его обаянием было практически невозможно.
- Сегодня прекрасная ночь для чего угодно. И компания тоже, - согласилась Рута, беря его под руку. – Особенно для безрассудных поступков.
Впрочем, шутки шутками, а затея эта действительно отдавала безуминкой – то что нужно для настоящего веселья. Она с интересом осматривалась, не без труда поспевая за широкими и теперь отчего-то совершенно бесшумными шагами трактирщика, который судя по всему, далеко не всегда разливал эль уставшим путникам и кметам.
- Не пустят, - согласилась ведьма, далеко не мелкая, но всё равно почти незаметная, рядом с монументальной фигурой Велеса. – Но ведь мы же уже решили не ставить в известность новых хозяев. Они тут недавно, оттого и жизнь наладить не успели, а я бывала в этом месте задолго до их появления и знаю здесь каждый камешек. Идём, - теперь уже Рута взяла его за руку и уверенно повела за собой.
Они прошли вдоль стены, затем через разломленную древесными корнями щель в кладке на другую сторону. Вернее, в саму стену. Похоже, когда-то эту часть замка пытались укрепить, обложив ещё одним слоем камней, но со временем они отошли, образовав достаточно широкий проход. Женщина без труда пробиралась по усыпанному булыжниками дну, а вот трактирщику приходилось двигаться бочком, но, как бы то ни было, путь был вполне проходимым, хоть и очень тёмным.
Очередной разлом в кладке вывел их во внутренние покои, похоже, когда-то служившие тренировочным залом. Посечённые чучела, местами отсыревшие и сыплющиеся трухой, и стойки с затупленными клинками скверной ковки говорили о том весьма недвусмысленно. К тому же, и правда было похоже, что кроме ведьмы в этом помещении уже много лет никто не бывал. По крайней мере, местные жители его не нашли, иначе давно забрали бы редкий в этих краях металл и перековали бы его на что-то полезное.
Тем временем вампиресса осталась в компании двоих мужчин. Вернее, это они остались в её компании, потому что оба стража спали. Лила была не настолько голодна, чтобы торопиться утолить Жажду, и подошла к делу с чувством, толком и расстановкой. Прежде всего, она решила никого не кусать, а воспользоваться не так давно изученным методом, позволяющим отнять силы, не оставляя следов.
С одной стороны это было удобно, ведь по следам от клыков появление вампиров чаще всего и определяли, но за недостатком практики Лила слишком долго возилась с заклинанием и потому не могла себе позволить каждый раз действовать именно так, ведь её перекусы обычно проходили в постоянной спешке. Но сегодня вампирессе повезло, ужин никуда не удирал, не пытался тюкнуть её топором или трахнуть, так что вечер, определённо, удался.
Опустошив двоих мужчин до такой степени, что их сон стал больше походить на глубокий обморок, Амарилла уселась на одного из них и прислушалась к своим ощущениям. Чистая сила бодрила, как настойка оленьего корня, но была такой же безвкусной и не насыщала до конца. Вампиресса привыкла к крови, к привкусу страха и страсти, так что отнимать жизнь у спящих было просто, но как-то уж слишком пресно.
Решив, что сегодня у неё ещё будет возможность поохотиться по-настоящему, Лила поднялась и тенью проскользнула в приоткрытые ворота, отправившись искать сладкую парочку из млеющей ведьмы и деловитого корчмаря. Как ни странно, во дворе этих двоих не оказалось. Зато в воздухе остался лёгкий аромат фиалкового масла с капелькой мускуса и терпкими нотками бальзамической полыни. Рута точно совсем недавно проходила здесь.
А вот запах Вертена Амарилла найти не смогла, что её немного удивило. Впрочем, удивление это было мимолётным. Вскоре вампиресса добралась до скрытой корнями щели в стене, куда ушли Рута и трактирщик, но Лиле она показалась слишком узкой для здорового, широкоплечего мужика и она не полезла в дыру, а просто пошла вдоль стены. Цветочный след вскоре потерялся и рыжая оказалась у высоких дверей в основное помещение замка.
Здесь охраны не было и, убедившись в том, вампиресса потянула за кольцо. Дверная створка поддалась на удивление легко и без скрипа. Похоже, петли были смазаны совсем недавно. Амарилла нырнула внутрь и нос к носу столкнулась с пятью имировыми служителями, непонятно за каким демоном посреди ночи топтавшимися возле входа.
- З-здрасте... - выдохнула вампиресса, лихорадочно соображая, чем бы объяснить свой внезапный визит.
Ей припомнилось, что новые владельцы Шепчущего замка нанимали деревенских жителей для помощи с разбором завалов. О том, что их сегодня не отпустили по домам, Амарилла понятия не имела и просто решила изобразить дурочку, благо, получалось это у неё отменно.
- Простите, люди добрые, - сориентировавшись, заблеяла она. – Жених мой, Саян нынче к вам на работы отправился, а домой так и не вернулся. Стемнело уже, боюсь, как бы не случилось чего. Вы часом не видали его?
Братья встали полукругом, рассматривая мелкое растрёпанное недоразумение, внезапно свалившееся на их головы. Похоже, никому из них вампиресса опасений не внушала, только один, тот, что был постарше и, пожалуй, повыше званием, смотрел как-то странно и совсем недобро.
- Ты как мимо стражи на воротах прошмыгнула, девка?
- Стражи? – почти искренне удивилась Лила, радуясь, что не поленилась сложить спящих в тёмный уголок, чтоб ночное зверьё не доело её ставший совершенно беспомощным ужин. – А не было там никого...

Отредактировано Амарилла (29-06-2019 22:44:30)

+4

13

Пробираясь узкими дорожками, трактирщик позволил себе улыбаться. Ведьма не видела его улыбки, и слава богу. Демон чувствовал, как сходятся тысячи нитей судеб в этом замке. Он прямо ощущал, как они вибрируют под кончиками пальцев. И это было чрезвычайно… интересно.

- Что ж… Интересная экскурсия по местам былой славы, - сказал он, когда их путь-дорожка завела в какую-то старую тренировочную залу, где когда-то давно потели десятки людей, пытаясь стать лучшими убийцами, чем были вчера. - Приятно, когда есть сведущие в чем-то люди. Тем более, передвигаться в их компании… Вот только, чувствую, Амарилла нуждается в нашей помощи - она-то не смогла воспользоваться вашими знаниями проводника. Знаете, такое ощущение, когда сосет под ложечкой. Вот у меня оно. Благодаря ему я до сих пор жив.

Он хмыкнул и пожал плечами. Рассказывать о том, что он просто видел, как сместились несколько линий, оказавшись сначала в неприятной близости а потом пересеклись, было долго, муторно и неинтересно. Поэтому трактирщик предпочитал говорить о таких вещах, как о шестом (восьмом, десятом) чувстве, чем рассказывать о сложном кружеве судеб, что он часто видел перед закрытыми глазами. Играть на них было интересно. Но объяснить принцип - почти невозможно.

- Я был в десятках таких сооружений будучи на службе. Их строят по одним лекалам и стандартам, судя по всему, потому что эта почти в точности повторяет замок под Рузьяном, где нам пришлось квартироваться в годы моей буйной юности, - он улыбнулся вновь. - А леди Амарилла явно решит зайти если не с парадного, то хотя бы с черного входа, судя по ее линии поведения. А не пробираться сквозь завалы и руины. Так что предлагаю прогуляться до него. Поправляйте, если я где не там сверну. Давно это было по людским-то меркам…

“Лет двести назад”, - с усмешкой добавил он про себя. Для людей - это древняя древность. Для эльфов - просто срок, пусть и достаточный. Для него самого… Трактирщик предпочитал об этом не задумываться.
Он просто ушел, уверенный и спокойный, по замку, где ему явно не были бы рады. Да, все его чувства были напряжены до предела. Человеческого. Но и это напряжение больше походило на предвкушение великолепной партии, которую этот мужчина собирался сыграть. Но с кем?
Одним богам известно.

Вскоре он дошел до места встречи. Как раз вовремя, чтобы увидеть эпичную встречу рыжей и пятерых поборников дяденьки. Хмыкнув, мужчина аккуратно подошел к ним сзади, подмигнул рыжей и…

-Ну что вы тут столпились, ротозеи! - громогласно заявился он, толкая двух ближайших к нем подхваченной по пути дровиной весом пуда этак в четыре. - Ишь чего! И так жрать не дают, домой не пущают, так еще и работать нельзя нормально! Этому поклонись, - мужчина резко повернулся, снося дровиной еще одного стражника, чтобы посмотреть, на другого господина. - Этому жопу лижи! - он даже фыркнул недовольно, поворачиваясь. А в это время его дровина снесла еще одного обладателя гербовой накидки. - Надоело!

+2

14

[indent] Мужчине страсть как не понравилась явившаяся рыжуха. Нет ничего удивительного, что молодая красотка, истомившаяся по ласкам мужа, будет беспокоится, что последний задерживается. Может быть даже всех своих подружек обежала и под кровати заглянула, после чего рванула к оплоту светлых сил. Некоторые молодухи отличаются влюбленной верностью.
[indent] Но опытному воину она не понравилась сразу же. Как не понравилась ему и ее оправдание.
[indent] По молодости многие из парней и мальчишек норовили увильнуть от несения службы или вовсе оставить вместо себя чучело и сбежать к веселым вдовушкам. Но Турм Железнорукий был склонен карать не только темных созданий, но и предателей. Покинул пост – подставил своих же. Конечно мелких он прощал, нагружая работой сверх меры и прочищая мозги полезной поркой. Почему-то после таких внушений молодцы отказывались рисковать ради сомнительных утех.
[indent] Либо рыжая и впрямь никого не встретила, либо что-то сотворила против двух крепких парней. Что в первом, что во втором случае надлежало взять свидетельницу (читай подозреваемую) под стражу и как следует допросить, а к посту выслать боевую тройку.
[indent] Но до того как старшой успел отдать приказ появилось еще одно действующее лицо. Ведьма – хрупкая миниатюрная, да блеклая весьма удачно терялась на фоне своего спутника. Первый взгляд на вторженца произвел неожиданный эффект. Мужчине показалось, что он встретил старого знакомого. Если бы наваждение продлилось чуть дольше, то наверняка бы вскрыл старые ложные воспоминания. Служили вместе, пиво пили… Он же и крепко держал, когда в демоническом пламени умирала красавица-жена со старушкой матерью.
[indent] Горечь пополам с чернейшей ненавистью и вытолкнули воина из воспоминаний, заставив быстрее ошарашенных парней схватиться за оружие. Отступить назад, не позволяя бестиям зайти за спину, увеличить дистанцию, что позволило бы без стеснения использовать меч или пузырек из ядовитым отваром – мерзкая штука, воняет так, что кажется даже камни пропитывает, зато и темным худо становится.
[indent] Кто-то из парней тоже почуял неладное и успел развернуться, но и только. Впрочем, и от него был толк – лишняя секунда, а то и пять.
[indent] Никаких бравых речей, воинственного крика, угрожающего рычания. Только сосредоточенность и ненависть во взгляде. К этому лживому другу, к этой рыжей ведьме… Ко всему их проклятому роду.
[indent] Маленькая искорка зародилась между светом и тьмой и внезапно разорвалась, увеличиваясь в размерах, не обжигая, но ослепляя светом. Иллюзии – далеко не единственная магия, доступная Дайлену.
[NIC]Дайлен[/NIC][AVA]https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/ab728018-e315-44d3-88f3-12a0045cc5f3/dcluppb-b5c3edb8-e582-4dd6-a11b-354770b74d1a.jpg/v1/fill/w_751,h_1063,q_70,strp/grey_warden_com_by_yamaorce_dcluppb-pre.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7ImhlaWdodCI6Ijw9MTIwMCIsInBhdGgiOiJcL2ZcL2FiNzI4MDE4LWUzMTUtNDRkMy04OGYzLTEyYTAwNDVjYzVmM1wvZGNsdXBwYi1iNWMzZWRiOC1lNTgyLTRkZDYtYTExYi0zNTQ3NzBiNzRkMWEuanBnIiwid2lkdGgiOiI8PTg0OCJ9XV0sImF1ZCI6WyJ1cm46c2VydmljZTppbWFnZS5vcGVyYXRpb25zIl19.WLimZquE1mHI32j5fyknwNqOWn1udnPo2XroLrsuJho[/AVA]
[indent] Маг направлялся к постам у входа, планируя потом проверить и тех, кому выпала доля куковать на улице. Каждый шаг все быстрее и быстрее, последние метры Дайлен уже бежал, словно не-мертвые гончили кусали его за пятки. Смутное предчувствие переросло в уверенность. Сначала да, казалось, что виной тому взгляд дракона и чувство вины, но нет – здесь нужна была его помощь.
[indent] Быстрый взгляд на ситуацию. Трое против одного. Остальные пали.
[indent] Клинкам Имира внушали, что в непонятной ситуации считай обывателей врагами или как минимум препятствием. Это было мерзко… противно. Поднимать оружие на тех, кто виновен только в том, что их очаровали магией или опоили зельем. Правда конкретно в тот момент Дайлен не сомневался, что замеченные стройные фигурки принадлежат не беззащитным деревенским дочерям.
[indent] Пользуясь мгновением замешательства, схватил старого и отпихнул себе за спину. Он не маг, а противостоит ему явно не простой силач.
[indent] - Доложить мастеру Турму. Подземные залы, предполагаемая темница.
[indent] За что Имировых судей можно было похвалить, так это за субординацию. Не каждое войско таким похвастает, и точно не каждый самостоятельно собранный отряд. Далеко не идеальные во всем остальном, конкретно в этом они достигли нужных высот.
[indent] Мужчина кивнул и спешно покинул место сражения. Дайлен сместился так, чтоб никто из троицы не бросился следом.
[indent] Кто и чем опасен из противников маг мог только предполагать. В его расположении был низко-высокий навык иллюзии (и то, который он изучал больше самостоятельно, нежели с одобрения наставников) и крепкий уровень светлых боевых чар. Будь его противниками обычные разбойники и проблем бы не было. Но против него стояли маги. Если не знаешь силу врага – предполагай худшее.
[indent] Он не выживет. Но станет той преградой, что позволит остальным сплотится и, как знать, спасти деревенских. Видимо не зря они остались в замке.
[indent] - Был бы признателен, если вы покинете территорию замка, - говорить с темной тварью опасно, утверждали практически все, кого знал Дайлен. Никому не пришла бы в голову мысль вести беседы и уж тем более о чем-то просить вторгшегося с недобрыми намерениями нарушителя. С другой стороны и приговоренных к казни девчонок никто с плахи из них не снимал.

+1

15

- Ничего с ней не сделается, - с лёгким раздражением отозвалась Рута, когда демон заговорил об Амарилле. – Взрослая уже, да и магию ведает, наверняка скоро к нам присоединится.
Ведьме хотелось остаться с ним наедине. Не по какому-то коварному замыслу, а скорее из сиюминутной прихоти и желания. Но желанию этому не суждено было воплотиться. Трактирщик таки пошёл искать рыжую и Рута, разумеется, пошла следом. И совсем не зря. По ходу дела Вертен невзначай обмолвился о том, что он не человек. Ведьма и сама об этом догадывалась, а тут ещё и подтверждение получила и, наверное, именно в этот момент она решила, что непременно оставит его ночевать.
Вампирессу они нашли довольно быстро и, судя по всему, порядком этим удивили и обрадовали.
- Дядька Велес! – пискнула она и, как только трактирщик оказался рядом, тут же спряталась за его широкую спину.
Впрочем, изображать деревенскую простушку было уже не перед кем. Два добрых молодца отдыхали на полу, хорошенько схлопотав крепкой дубиной, но, как ни странно, остались живы. Не шибко разбирающаяся в ратном деле Амарилла могла лишь предполагать, что их уберегли доспехи. На самом же деле едва ли существовал доспех, способный уберечь от удара такого древнего демона. Но, в силу своей древности, и рассчитать удар Вертен умел прекрасно, потому видимо и не убивал, коли не хотел.
Шустрая вампиресса едва заметным глазу движением догнала того, которого отправили за помощью, и бесхитростно сдавив ему шею уложила почивать рядом с остальными. Отчего свалился четвёртый боец она не видела, но вскоре на ногах остался один лишь маг.
- А ты герой, - похвалила она, стараясь не морщиться от неприятного даже на таком расстоянии магического света. – Один против всех, да? А вот мы не против тебя, вот совсем ни капельки. Правда, дядь?
Амарилла носила звучное имя и вела свою вампирью родословную от обращённого самим Рилдиром гульрамского принца. Ну, по крайней мере, она сама видела в воспоминаниях Сифа, что того никто не кусал. Он просто погиб в бою и после этого на него снизошло проклятье. Среди детей ночи такая избранность была большой редкостью и считалась честью. Казалось бы, с такой-то роднёй и Лила должна была вести себя аки знатная леди, но как-то не вышло.
В человеческой своей жизни Лила была дочерью караванщика, за долги оказавшейся в неволе, и бордель, в котором она росла, не очень-то способствовал развитию аристократических манер. После обращения Сиф, конечно, потрудился над её образованием и воспитанием, но даже став вампиром Амарилла осталась собой. Так что она не столько изображала сельскую девку, сколько была ею на самом деле. Где-то глубоко и очень давно, но всё же некоторые вещи не забываются.
От близости светлого мага подташнивало. Хотелось поскорее избавиться от него, как от засевшей под ногтем занозы, но за почти три сотни лет вампиресса уже усвоила, что дело не в нём самом, а в его чародействе. Просто есть некоторые вещи в этом мире, которые не должны находиться рядом, и наверное имирова служителя сейчас точно так же воротит от близости некромага, но тем не менее мир-то для всех один.
- Не серчай на дядьку Велеса, герой. Это он за меня затупился. Вы же тоже своих баб бережёте, тебе такое понятно должно быть. И это я всех взбаламутила пойти и посмотреть, что вы тут откопали. Ну, любопытно же.
Вампиресса только теперь поняла, что они остались втроём, она, трактирщик и имиров брат, а Рута куда-то подевалась, хотя поначалу точно была здесь. Спряталась, должно быть. Впрочем, винить её было не в чем. Не сдюжит поселковая ведьма против настоящего боевого мага, даже против крепкого середнячка, не говоря уже о мастере. А вот Амарилла – вполне. И почему-то ей казалось, что Вертен тоже. Хотя кто таков есть трактирщик вампиресса ещё не догадалась, но было в великане нечто такое, отчего сразу делалось понятно, что хозяин придорожной корчмы из него такой же, как и из неё бедная селянка.
- Уйти-то мы, конечно, можем, но только я же всё равно потом вернусь. Ведь что такое женское любопытство тебе тоже, наверное, известно. Так может лучше сам нам всё покажешь, м? Чтоб под твоим присмотром.
Разумеется, Лила не ждала, что он прямо так сразу вывалит ей все секреты ордена, но попытать удачу стоило. Если жрецы нашли что-то опасное, то скормить этому чему-то незваных гостей милое дело. А если там что-то ценное отыскалось, то их, вероятно, просто заведут в какую-нибудь дыру. Ну, светлый воин это же не синоним идиота, должен и он уметь хитрить. На самом же деле оба варианта вампирессе годились одинаково. Амарилле было главное, чтобы он магический светильник погасил, а там уж она докажет, что вампиры умеют соблазнять не только в самом пошлом и очевидном смысле, но и вообще по-всякому.
- Слово даю, я тебя ничем не обижу. Впрочем, слову моему ты не поверишь... Ну, тогда свяжи меня, если хочешь, - вампиресса с самым честным видом вытянула вперёд руки, прекрасно понимая, что покуда рядом стоит Велес, вязать её никто не посмеет, так почему бы и не предложить, в самом-то деле.

Отредактировано Амарилла (04-07-2019 20:16:03)

+3

16

Четверо прилегли отдохнуть. Пятый оказался крепок и телом, и духом. Что не могло не обрадовать мужчину. Он аккуратно опустил дровину, достал трубку и снова ее закурил. От светильника поборника дяденьки.

-Знаешь, если хочешь, чтобы мы ушли, как правильно заметила Амарилла, точно не стоит проявлять агрессию. Иногда добрым словом можно добиться большего, чем клинком и угрозами, - хмыкнул он. После чего просто накрыл заклинание рукой, гася его коротким импульсом воли. Он не хотел излишних склок, поэтому и не проявлял ответной агрессии.
Да и зачем ему это?

-А если серьезно, - улыбнулся трактирщик, попыхивая трубкой. - То наше присутствие может оказаться для тебя полезным. Хотя ты, конечно же, скажешь, что мы - отродья и все такое... Тебе решать. Могу сказать точно - мы отсюда не уйдем.
Это было сказано твердо. Мужчина знал, о чем говорил. И спорить с ним было очень сложно. Хотя, конечно, возможно. Но вот нужно ли? Это вопрос, но явно не к самому трактирщику, вдруг ненадолго снявшему маску улыбчивого разносчика спиртного. И там, под маской проявилась другая личность. Истинная.
И ненадолго в глазах можно было разглядеть ту седую древность, откуда родом стоящий трактирщик. Спокойный, уверенный, вечный. Почти как скала. Но не злой - это юноша должен был прочувствовать особенно хорошо. Мужчина знал, как убить и как спасти. И сейчас он выбрал промежуточный вариант, который в любой момент мог склониться в любую из сторон.
-Итак, молодой человек, ваше решение? Будем играть по классическим правилам или все же воспользуемся содержимым черепной коробки и подумаем хорошенько? - он даже улыбнулся. - Я не хочу кровопролития и мордобоя. У нас и без этого руки по локоть в крови. Стоит ли еще мараться? Я думаю, нет. Поэтому и заглянул на огонек, посмотреть, как люди в очередной раз собираются замучить ребенка. Не дело это, не так ли?
Когда между твоих пальцев скользят нити жизни, сложно не быть многознающим. Велес не любил эту свою особенность, поэтому и пользовался ею редко. Потому что это навевало скуку. А скучающий древний - это большая проблема. Причем, не для него, а для всех окружающих. Вот трактирщик и боролся со скукой такими странными спонтанными действиями, как то, что происходило с ним в данный момент.
-В общем, если хочешь, можешь попытаться нас выгнать, - он кивнул. - Или помочь, чтоб спасти безвинного от мрачной участи вечного узника.

Демон на то и демон, чтобы давать лишь условный выбор.

А еще его очень интересовало, куда ушла Рута. Видимо, с ним за столом играют другие опытные игроки. И это мужчину радовало донельзя.

+2

17

[NIC]Дайлен[/NIC][AVA]https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/ab728018-e315-44d3-88f3-12a0045cc5f3/dcluppb-b5c3edb8-e582-4dd6-a11b-354770b74d1a.jpg/v1/fill/w_751,h_1063,q_70,strp/grey_warden_com_by_yamaorce_dcluppb-pre.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7ImhlaWdodCI6Ijw9MTIwMCIsInBhdGgiOiJcL2ZcL2FiNzI4MDE4LWUzMTUtNDRkMy04OGYzLTEyYTAwNDVjYzVmM1wvZGNsdXBwYi1iNWMzZWRiOC1lNTgyLTRkZDYtYTExYi0zNTQ3NzBiNzRkMWEuanBnIiwid2lkdGgiOiI8PTg0OCJ9XV0sImF1ZCI6WyJ1cm46c2VydmljZTppbWFnZS5vcGVyYXRpb25zIl19.WLimZquE1mHI32j5fyknwNqOWn1udnPo2XroLrsuJho[/AVA]
[indent] «Дерьмо случается», сказал как-то один недурной служитель Имира – единственный, кого Дайлен мог бы считать другом (да не успел). Сказал по иронии, когда его, без доспехов и связанным вели на деревенскую площадь, дабы предать очищению. Не дело это, щенков нечистых на волю отпускать.
[indent] Дайлен помнил выражение лица того – странная смесь обреченности и радости. Поговорить им, конечно, не дали. Но уверенности, силе и стойкости молодой маг тогда мог только позавидовать.
[indent] Сейчас ситуация отличалась в корне, но слова в памяти всплыли как нельзя кстати. Старик не успел уйти, а молодая девушка, как оказалось, могла быть и совсем не девушкой. Или как минимум не молодой. Хотя кто эту нечисть разберет.
[indent] Не сказать, что Дайлена вообще не пробила дрожь, но самообладание он все же не потерял.
[indent] - Да я вижу, - невесело усмехнулся маг рыжеволосой бестии.
[indent] Было в ней нечто рилдирово притягательное. Вроде смотришь – деваха девахой, такие задорные и ладные встречаются иной раз. Женщины им завидуют и норовят гадким словом в спину плюнуть, а мужчины жаждут обладать. Дайлен же предпочитал, чтоб эти красавицы держались от него подальше. Может нутром чуял, что от такого союза бежать надо, а может просто вспоминал, что как раз таких смешливых девчонок нерадивые и пугливые крестьяне записывали в ведьмы и жаждали в речках топить или камнями закидывать.
[indent] Впрочем, эта-то отличалась от простых рыжиков. И уже делом доказала, что опасна. У Дайлена не было возможности проверить жив ли кто из отряда, но очень надеялся, что странным гостям ведомо не только глумление над обидчиками.
[indent] «Итак. Устранили дозорных, успокоили гонца и погасили единственную, хоть и мнимую, преграду. С чего бы мне им не доверять?»
[indent] - Вы врываетесь в чужой дом, а потом удивляетесь почему вас хотят за дверь выставить. Действительно, агрессия на пустом месте. На данный момент вы единственные, кто применил силу и всячески ее подчеркивает.
[indent] Запоздало Дайлен отметил, что кого-то в этой теплой компании не хватает. «Турм за такую леность и невнимательность со всех шкуру спустит» Враг не прост, и маг сомневался, что с этими сдюжат все боевые колдуны ордена. Но как говорили верха – это не оправдывает вашей слабости. Т.е. в любом случае за проникновение посторонних и за несоблюдение строгих правил спросят с выживших. Забавно, это мужчину должно было волновать в последнюю очередь. Хотя куда запропастилась еще одна девица – вопрос интересный. Ответ обычно бьет сзади по голове.
[indent] «Как-то странно выходит…» Резона верить ночным визитерам у Дайлена не было. Хотя бы по той причине, что никто не будет верить забравшемуся в окно вору, что он тут чисто водички попить. Но воина смущало расхождение слов мужчины и ведьмы.
[indent] Одна выражает любопытство, а что тут у вас такое интересное происходит. А второй кажется осведомлен о пленнике. Причем давит на совесть, которая вопреки убеждениям в ордене, у Дайлена действительно была.
[indent] «А не вы ли этого «ребенка» здесь заперли?», вертелось на языке. Замок много раз менял хозяев, и пусть с исчезновения последнего владельца прошла не одна сотня лет, это ни о чем не говорило. Что оная для человека – почти две жизни. Что сотня лет для эльфа или демона – просто чуть затянувшееся ожидание, да и то – в лучшем случае.
[indent] Могла эта странная компания владеть замком? Могла. Оставить пленника под защитой печати, а как та оказалась разрушена, явились за живым имуществом, дабы его другие к себе не прибрали. Дайлен не любил многие методы ордена, но почему-то считал, что дракону здесь будет лучше, чем сдавать его подозрительным незнакомцам. По крайней мере пока странные «герои» не докажут свои благие намерения.
[indent] - Сладкие речи, да верится с трудом. Есть чем подкрепить свое слово?

+2

18

От того, что проделывал "дядька Велес", у Амариллы откровенно отвисла челюсть. Это ж надо вот так запросто божественный Свет погасить, словно свечку какую-то. И что там ещё за замученные ребёнки? Своих у вампирессы никогда не было, ни детей, ни птенцов, и моральные ограничения не слишком-то её волновали. Зато у неё, как и у всякого охотника, убийство молодняка ассоциировалось с глупостью и расточительством, чего рачительная вампирья натура переносить не могла.
Решив, что разберётся по ходу, и чуть ли не ладошкой прикрыв открывшийся рот, Лила как ни в чём не бывало пожала плечами.
- Так-таки уж и врываемся? Да ещё и в чужой дом? – это место точно рановато было называть чьим-то домом, иначе вампиресса просто не прошла бы дальше ворот, но маг, похоже, считал иначе. – Ну… как скажешь, герой. Только, соседей-то вы сами себе выбирали и знали, на что шли, когда тут селись. Верно я говорю? Так вот, я соседка ваша. Живу тут через горку, - усмехнулась она, махнув рукой в сторону Тёмной Империи. – Если б можно было просто к вам постучать и не получить стрелу в глаз, может и не врывались бы. Но нельзя. Не положено. Нам и существовать-то не положено по вашим законам. А раз человечьи законы не для нас писаны, то мы их и не соблюдаем. Да чего уж там, их и люди-то соблюдать не хотят.
Амарилла поморщилась и сама себя оборвала. Накипело у неё за пару веков всякого-разного. Особенно возмущала вампирессу поразительная упёртость эльфов, гномов и человеков относительно того, что вампиры де нежить и существовать их на белом свете не должно. Ишь, отыскались какие умники! Не вы создавали, не вам и уничтожать.
Но выливать это всё на случайно подвернувшегося под руку светлого право не стоило. Всё равно ведь не поймёт ничего, да и не время сейчас для философских дискуссий. Так что вместо болтовни Лила осторожно принялась стаскивать бессознательных имировых братьев к стеночке и укладывать рядком, попутно сняв с одного шлем, а другому ослабив ворот.
- Меня, к слову, Лилой зовут, - представилась она. – А доказательства… Ну, не знаю даже. Да и зачем они тебе? Мы же тут не вечный мир между созданиями Имира и Рилдира установить пытаемся, а просто без лишних жертв обойтись. Ты живой до сих пор. И соратники твои тоже. Разве этого мало? Хочешь, я тебя рядышком с ними уложу? Проснёшься завтра с гудящей головой и забудешь нас аки дурной сон. И никаких тебе терзаний и сложных решений. Хочешь?
Она с азартным интересом придвинулась поближе к магу. Ну, а что? Это выход в определённой степени. Для него, так уж точно. Разве что есть риск не проснуться, но не сказать, чтоб шибко большой. Если б его прибить хотели, то прибили бы уже и не стали бы огород с уговорами городить.
- Или давай я тебя зачарую. Я это тоже умею, - заискивающе продолжила совсем осмелевшая вампиресса. – Хорошо умею. Тебе понравится. – Лила остановилась в трёх шагах от него и потёрла подбородок: - Нет, наверное, давай лучше тебя свяжем, а то мозгоправы потом не отстанут. А так ты с чистой совестью сможешь сходить с нами, а потом сказать, что тебя заставили.
В общем, как ни крути, а Амарилла твёрдо настроилась удовлетворить своё любопытство, сейчас или чуть позже, с участием мага или нет, так что положение у Дайлена складывалось невесёлое. Как гласит известная теорема эльфийских мудрецов, при выборе между двумя противоположными крайностями обе они будут представлять собой редкостную хрень. Собственно, именно её-то эльфы и выбрали. И магу теперь предстояло сделать то же самое. Ну, или можно было поступить не очень по-светлому и поискать промежуточные варианты.

+2

19

-Молодой человек, эти ретивые господа угрожающим образом хватались за оружие, - доставая трубку, заговорил трактирщик. - Доказательства моим словам сидят в темнице и в головах, - он закурил, и тлеющий огонек трубки высветил морщины и шрамы на немолодом лице. - Конечно, ты прав, и верить мне тебе не нужно. Но ты же знаешь, что я - прав. Был в камере.
Усмешка на его лице была доброй и веселой, что было странно, если вспомнить, кем он был. Но мужчину здесь никто не мог вспомнить, конечно. И это было хорошо. Он мог побыть простым…
Демоном.

-Если же тебе так уж хочется помахать железками и плеваться магическими светильниками, то давай быстрее, - он даже вздохнул. - Как-то не хочется на это тратить ни твое, ни свое время.

Будто бы битва с целым гарнизоном для него - это обыденная обычность ежедневного быта. Все ходы записаны и результат известен. Или просто блефовал по-черному.  Или белому. Кто ж его разберёт, трактирщика-то.
Тем более, такого.

-Итак, твое решение, юноша? - настроение мужчины явно становилось все игривее и веселее. - Мы можем посотрудничать, а можем тратить время на разговоры. Поговорить я могу и у себя в заведении. Кстати, приглашаю вас выпить, когда все это закончится.

Ему было весело. И это чувствовалось. Но ещё его интересовало, где ведьма. И он больше не хотел тратить время на разговоры. Поступки Руты его заинтриговали.

-Молодой человек, я всё-таки вынужден откланяться. Дела, - пожав плечами, сказал улыбчивый трактирщик и развернулся. - Не спасение мира, но кое-что очень близкое к этому. Можешь прогуляться с нами.

И на этом он посчитал разговор оконченным.

-Миледи, могу я пригласить вас на прогулку по этому мрачному подземелью, - протянул он руку своей рыжей спутнице. - Не гарантирую абсолютную беспроблемность, но весело будет точно.

Осознавал ли мужчина, что оставил у себя за спиной потенциальную опасность? Конечно. Но еще он отлично знал, что такие, как этот молодой человек, не бьют в спину. Да и сможет ли он что-то сделать тому, кто открывает любые двери? Это еще тот вопрос. Но Велес верил в благоразумие юноши. Иногда это так приятно - верит во что-либо.

Поэтому он шел и задумчиво курил, рассматривая подземелья и четко осознавая, где должна находиться их цель. И это было не так уж и далеко. Да и какие могут быть расстояния для того, кто видит нити судеб? Да, возможно, это пробудило лишние подозрения в молодом светлом, но… трактирщику было все равно. Он знал, зачем он здесь, и теперь его уже мало что могло остановить в этом мире. Почти как лавину, несущуюся вниз с высоченного пика.

Отредактировано Вертен (22-07-2019 14:33:59)

+2

20

[indent] Все воспитание, все обучение, все акты внушения, даже чувство, предостерегающее его всю жизнь от совсем опасных поступков, - буквально все в тот момент настаивало на том, что темным порождениям нельзя верить. Рыжая обольстительно соблазняла принять ее сторону, смалодушничать, согласиться, просто… просто скинуть ответственность на чужие плечи. Он не выстоял перед лицом противника, превосходящего его числом и умениями, его одурманили и усыпили – такое ведь не только с ним произошло. Всего одно слово и дальше не его забота. Быть может что это будет последний поступок в жизни и дальше отвечать перед Имиром. Но почему-то Бога маг боялся намного меньше, нежели вышестоящих в Ордене.
[indent] Мужчина, с такой легкостью погасивший светлое заклинание, говорил казалось бы дельные вещи. С ним хотелось согласиться. Хотелось верить каждому слову. Но каждого воина в ордене учили, что чем сильнее подобные желания тяготят мысли, тем вернее ловушка, в которую заманивает рилдирова тварь.
[indent] Смотря на то, как у этих двоих все просто и понятно, Дайлен невесело усмехнулся. Какой бы выбор он сейчас не сделал, он уже не жилец. Пойдет против этих с мечом – убьют. Пойдет с ними – обвинят в измене и пособничестве темным силам, и тогда уже убьют не сразу. Хотя в первом случае еще оставались шансы выжить, но… Но не оставлять же работников и остальных? Да, фактически он ничего не может сделать вторженцам, но отвернуться от людей не мог.
[indent] «Только ли от людей?»
[indent] Разочарованный взгляд дракона. Кто он? Почему оказался похоронен заживо в нижних залах? Может он такое же зло как взбесившийся пес или волк-людоед? А может его пленили чтоб вырезать сердце или для иного ритуала? Драконы встречаются редко и говорят, что каждая капля крови пропитана такой мощью, что ради нее не чураются убивать новорожденных.
[indent] «Прям как мы, да?»
[indent] Тех «щенков» он выпустил, отправил на своих двоих добираться до безопасного места. Герой. Кто сказал, что они не умерли от голода, оставшись без родителей?
[indent] «А кто сказал, что они не выросли в мстительных волков?»
[indent] Сомнения. Тысячи сомнений. И всего одно решение. Согласиться на предложение рыженькой, спасти себя, но сгубить остальных. Или пойти против всего, чему его учили, подписать себе приговор, но возможно уберечь от верных пыток чешуйчатого незнакомца. Спокойнее ему будет пойти с этими незваными гостями, хотя бы удостовериться, что они не нападут на рабочих и не свернут шеи спящим.
[indent] Убирая меч и хмуро идя за «демонами», Дайлен все понимал. Мир словно заиграл красками, слишком реальными, слишком настоящими. Все казалось таким… родным и дорогим. Пыль на стенах, запах старых коридоров, игра теней в свете факелов и лунные дорожки сквозь разбитые окна. Шум собственной крови в голове. Как прибой на берегу моря. Еще чуть-чуть и хлынет вовне, разорвет на части. Или у него от перенапряжения просто пойдет кровь носом.
[indent] - Чем меньше людей вас увидит, тем лучше.
[indent] Провести пустыми коридорами легко. Тем более эти кажется и сами знали куда свернуть, чтоб с вооруженными мужчинами не столкнуться. Трудность была впереди. Турм и раньше не отличался леностью, а уж седины наградили его еще и бессонницей, совмещенной с вечным подозрением всего и всех. Мастер наверняка будет вести беседу с драконом до самого утра. И он не из тех, с кем можно договориться темным. И не из тех, с кем можно легко совладать.
[AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]
***
[NIC]Амирруд[/NIC]
[indent] «И что, у всех стариков так чешется? Пожалуй, я впервые вижу прелесть своего незавидного положения»
[indent] Амирруд скрестил лапы и положил на них голову. К человеческому старику он уже потерял интерес. Буквально час назад он был рад любому собеседнику, предвкушал и смаковал каждую фразу, каждый ответ, но, увы, сейчас он чувствовал себя так, будто готов уснуть еще на пару столетий или даже больше.
[indent] Железный честно отвечал на вопросы. Какой смысл ему что-то скрывать? Какие-то факты человеку понравились, какие-то вызвали сомнение и ярость. Но какое дракону до этого дело, если ему скучно?
[indent] Отвратительное ощущение: просыпаешься, чувствуешь себя живым и готовым к свершениям, а тебя с головой захлестывает встреча, которой лучше было бы не быть. Человек заставлял чувствовать себя брошенным, отринутым миром, чужаком, которого никто не звал, тенью, которой милостиво позволили остаться вместо полноправного властителя неба. Крайне прискорбно.
[indent] Еще прискорбнее то, что затыкаться старик явно не собирался. Все новые вопросы, попытки сковырнуть обман, раскрыть лживые речи. Этому не давал покоя дракон и его тайны. Хм, ну да, дракон есть, а тайн не набрал.
[indent] Человек напоминал псину, которой привалило счастья встретиться со связанным и преклоненным к земле сохатым. Вроде и чувство безнаказанности под хвостом играет, а вроде и не знаешь с какого края к такому чуду зайти. И это тоже Амирруд видел не раз.
[indent] «Может я давно сошел с ума?»
[indent] Полная неуязвимость оказалась далеко не таким сладким плодом. Дракон чувствовал, что мысли и память крови изменяют ему, понимал, что его как кораблик во время шторма бросает из стороны в сторону. К какому берегу его прибьет на этот раз? Или он опустится так далеко, что уже не всплывет? Сколько можно биться за право в мире, которому ты не нужен? Никому не нужен!
[indent] Дракон прикрыл глаза и вздохнул. Тяжко. Тяжко ходить по этому краю. Отвратительно. Жалеть себя и цепляться раз за разом за эти мысли как утопающий за бревно.
[indent] «Мне скучно», обрубил железный очередную попытку разговорить себя. Беседы с другими его спасали. Но не такие – подобные могли разве что швырнуть еще глубже в бездну отчаяния. И когда она снова успела раскрыть свою ненасытную пасть? Не важно, лишь бы захлопнула поскорее.

Отредактировано Морваракс (22-07-2019 19:07:07)

+2

21

- Ответственный какой. Действительно, герой, - с лёгким сожалением похвалила Амарилла, семеня вслед за трактирщиком. – И в самом деле, видеть нас никому не стоит. Вопросов меньше будет.
Влезть в голову светлого мага вампиресса отчего-то не могла, только чувствовала отголоски эмоций. Впрочем, у людей выразительные лица, так что и без телепатии было понятно, что имирова служителя терзают сомнения. Лила истолковала эти переживания на свой манер. По её мнению, каждому воину Света было о чём сомневаться. Потому что, как бы странно это ни звучало, но и тёмные тоже знали Имира, причём не только как врага, но и как одного из двух творцов этого мира. И Лила всегда думала, что он-то как раз проповедовал мирное сосуществование всех разумных тварей. Хотя, не очень понимала, как в это всё вписываются те же вампиры. Наверное, так же, как и любые хищники, истребляющие больных и слабых. Только с поправкой на то, что речь шла о разумных существах, а стало быть, и слабости у них иные, чем у овец и оленей.
Что же до тех созданий Рилдира, которые убивали направо и налево, так их даже собственные собратья не жаловали, не говоря уж о том, чтобы требовать чего-то подобного от их жертв. Светлые имели полное право защищаться. Но стоило какому-нибудь умнику решить, что лучшая защита, это нападение, как вся их «светлость» мгновенно шла прахом. Злоупотреблений своей силой и словом Имир не терпел, оттого многим его служителям было о чём поразмыслить на досуге.
Амарилла обожала пошалить, но всё же обычно знала меру. За исключением тех случаев, когда ей не удавалось себя контролировать, конечно. Такое случалось нечасто, но всё же случалось и тут она могла только развести руками. Вообще же вампиресса старалась не переходить дорожку обоим творцам. Да, боги когда-то разошлись во взглядах. Но уместно ли смертным, да и бессмертным тоже вмешиваться в их семейные дела? Перечитав множество старинных трактатов и дневников, практически в каждом из которых так или иначе упоминались боги, вампиресса пришла к выводу, что ровнять противоположную сторону со злом, в свою с благом свойственно каждому первому. И не желала им уподобляться.
В свете всего вышесказанного, сомнения Дайлена казались ей чем-то закономерным и правильным, проблеском разума в дремучем лесу фанатизма, можно сказать. Что поделать, нелегка доля светлого мага. Ничего, пусть помучается. Зато общение с ними станет для него бесценным опытом. А вот Лила была всем довольна и радовалась, как ребёнок. Такое вот трёхсотлетнее, слегка клыкастое дитятко, азартно сующее везде свой любопытный нос. Если бы не необходимость скрываться, она ещё бы и болтала без умолку, так что маг, на самом деле, даже не догадывался, как ему повезло идти по заброшенным коридорам замка в тишине.
В старых коридорах было темно, сыро и пахло пылью. Действительно, почти как дома. Дома у Амариллы. Едва ли какой-то человек захотел бы жить в таком месте. Вампиресса уже слышала дыхание ещё нескольких стражей, когда трактирщик неожиданно свернул и не стал спускаться в разобранный завал, а прошёл мимо. Лила поспешила следом и оказалась стоящей на неприметном карнизе над огромным полутёмным залом в котором лежал какой-то крупный зверь. Вампиресса видела лишь очертания и большое тёплое, оранжевое пятно. Дышащее, почти неподвижное и наверняка голодное.
Вдруг на противоположной стене зала появилось ещё одно маленькое розовое пятнышко. Видимо, на той стороне тоже был карниз и на нём сейчас стоял человек. Вернее, не стоял, а шёл, потому что пятнышко двигалось. Очень медленно и осторожно, но всё же этого оказалось недостаточно и в следующее мгновение пятнышко вскрикнуло голосом Руты и, недолго побалансировав на осыпающемся краю карниза, укатилось вниз.

+3

22

Их путешествие не было длинным. Да и как оно могло быть таким - это же не какой-нибудь лабиринт безумия, где хранились старые драконьи летописи и книги заклинаний. Нет, это "всего лишь" маленький замок с темницей. Поэтому они дошли быстро. И вовремя. Что тоже было логично. Трактирщик всегда появляется вовремя. Работа у него такая.

Поэтому когда их маленькая компания оказалась на краю огромной залы, он хоть и не был первым, кто заметил появление Руты, но он оказался первым, кто решил действовать. Еще до начала ее падения. Даже не линии судьбы, а банальный опыт подсказал старому труженику тряпки и чистых стаканов, что сейчас, вот прямо сейчас что-то будет. И он сделал самое странное, что можно было.
-Прошу меня извинить, - вежливо кивнул он спутнице и Дайлен. - Сейчас вернусь.

Как раз на этих его слова Рута срывается вниз. Еще мгновение, фигура трактирщика обращается в тень, разваливаясь на сотни тысяч... ничего. Чтоб на еще мгновение появится на той стороне, а на третье - стоять снова с ними. Только в его руках оказалась Рута, уже прочувствовавшая весь кайф полета вниз. Только вряд ли она бы смогла разделить радость этой свободы да хотя бы с той же рыжей.

В сильных руках трактирщика ведьма казалась особенно миниатюрной. Руны на левом предплечье полыхнули ненадолго, и вдруг... повеяло чем-то чудовищным и потусторонним. И невероятно древних. Но тут же ощущение это исчезло так же быстро, как и появилось, и перед рыжей и храмовником снова стоял просто трактирщик, державший на руках просто ведьму.

Правда, это длилось недолго. Он аккуратно опустил ее и задумчиво осмотрел, отряхивая пылинки с одежды женщины.

-Ну и зачем спешила, Рута? И куда? Вот если бы мы не подошли, то что делала бы? Лететь долго, падать больно, такой красивой точно бы тебе больше не быть, - недовольно приговаривал он, пока занимался этим странным делом. Потом, окончив его, распрямил, держась за спину, будто старый дряхлый дед, снова достал трубку и посмотрел на остальных. - Ну вот что делать с вами, дорогие вы мои? Идемте?

И он повел странную компанию по коридорам, каким-то непостижимым образом обходя и стражу, и праздношатающихся (хотя откуда праздношатающиеся в этом месте в этот час?) людей. Но их было слышно и слышно хорошо - за стенами, поворотами, дверьми. И вел такими закоулками и коридорами, о которых даже Дайлен не знал. Но…

-А вот дальше так просто не пройти. Теперь ваш черед, - он остановился совсем неожиданно, хоть и недалеко от темницы. - Можно, конечно, выйти и каменными лицами прогуляться сквозь твоих товарищей, но я не могу с уверенностью сказать, что обойдется без жертв. А не хотелось бы

+2

23

[indent] Дракон резко открывает глаза и чуть приподнимает голову. Он слышит магию. Не тех, кто намеревается забрать себе это место – у них чары скрываются и маскируются или напротив аляписто-кричащие, призванные подчеркнуть силу и статус. Здесь что-то другое. Чужое.
[indent] Чешуя – гладкая и теплая как у ящерицы, долгое время пролежавшей на солнце, внезапно заостряется и едва заметно топорщится. Из безобидного «ребенка» Амирруд на одно краткое мгновение становится похож на того, кем он мог бы быть – уродливого в своей карликовости, но древнего ящера. Как гнойный нарыв память набухает и лопается, топя сознание в потоке знания. Он не уверен наверняка, но догадывается, что в этих стенах ходят они – непрошеные гости с темной природой.
[indent] Всего одно мгновение разделяющее пробуждение и возвращение дракона в то состояние, в котором он вынужден влачить свое существование. Всего одно мгновение, но его хватило для старика. Взгляды ящера и человека встретились и Амирруду стало жутко: брехливый старикашка казалось выворачивает его наизнанку, читает мысли и потрошит все секретики, до которых дотягивается. Это невозможно или?..
[indent] «Что за дрянь ты с собой сотворил?»
[indent] Человек не отвечает. Отворачивается от дракона и неотрывно смотрит на дверь. Потирает подбородок и снимает с шеи маленькую колбочку, в которой тускло мерцает запечатанная магия – одноразовый артефакт. Действует мгновенно, но разрушается без остатка. Зачем ему такая игрушка?
[indent] «Мгновенно усиление? Барьер? Запас исцеляющих испарений?»
[indent] Дракон поднимает голову, звенят цепи. Держат и не позволяют ему заглянуть поглубже в эту побрякушку, которую старик опускает на землю и придавливает тяжелым сапогом. Амирруду не нравится происходящее, но – Рилдир поглоти всех своих детей и этого человека! – в каком же сладком танце заходится сердце! Страх и отвращение – не то, чему радуются. Дракон беспокоится и едва не сгорает в долгожданном доказательстве своей жизни.
[indent] Неспешно и без эмоций мужчина шепчет заклинание, придавая свободной энергии форму. Оно похоже на лук с натянутой тетивой. В отличие от реального – от этого не устают руки, а натянутая «тетива» накапливает силу, с каждой секундой. Нет внешне заклинание не имеет ничего общего с оружием, но ощущение от готовящегося удара не отпускает.
[indent] И как только дверь открывается, сформированное заклинание влетает в цель, заставляя человека отшатнуться и завалиться на тех, кто стоял позади. Старик не удивлен поступком воина-мага, за ним регулярно приходилось «подчищать». Он не убил его раньше по одной причине – люди ему охотно верили, стремились ему доверять. Но всякому терпению приходит предел.
[indent] Щелчок и мастер Турм исчезает из подземелья. Махонький телепорт может переместить его лишь в пределах определенной территории, замка в данном случае. Но ему далеко бежать и не нужно. Глупость светлого дурачка сыграла только на руку. Крысодавка сработает и от паразитов останутся одни лишь хвосты в качестве трофеев.
[NIC]Амирруд[/NIC]
незадолго до
[AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]
[indent] Дайлен впервые видит так близко третьего нарушителя. Красивая девушка – не место ей здесь. Ей бы травы собирать и раны врачевать, а не таскаться с сомнительной компанией по сомнительным же местам. Даже если она здесь случайно, за то, что пришла с рыжей и демоном ее с удовольствием предадут суду.
[indent] Если с рыжей хотелось «гореть», то с такой хотелось жить. Желательно подальше от святого Ордена. Желательно в хорошем доме. И чтоб волкодав лежал вечно на пороге, заставляя перешагивать через свою лохматую тушу. Кажется, где-то он это видел?..
[indent] «Может быть в другой жизни…», хмыкает маг, радуясь, что в этой непутевая девица не расшиблась о камни. Верхушка утверждает, что Имир за верную службу и праведную жизнь дарует жизнь в ином – лучшем мире. Где нет войн, где нет смертей, где ты получаешь то, о чем мечтаешь. Но это все там, а здесь терпи кровь, смерть и бессонницу из-за кошмаров.
[indent] -У меня есть… идея. Прошу не впадать в панику, а лучше спрячьтесь.
[indent] «Это предательство. Они все еще могут ударить в спину убегающим» Дайлен идет вперед, к посту, выставленному после обнаружения дракона. В голове бьется ворох мыслей. Что если не поверят? Как лучше поступить? Что лучше соврать? А может и не врать?..
[indent] - Где мастер Турм? – зло, словно плоть с костей срывает, бросает вытянувшимся воинам.
[indent] - В месте заключения монстра, - видеть обычно спокойного мага раздраженным и злым приходилось не часто. Значит что-то случилось.
[indent] Дайлен понимает, что соврать о смене постов не удастся. Да и с чего бы? Они же только час или два как заступили. Значит будет правда. Чистая правда, с малой толикой недосказанности.
[indent] - На территории замка посторонний. Скорее всего не один. У главного входа был полностью лишен сознания отряд воинов. Требуется оказать помощь и усилить посты у магического хранилища. Немедленно. Я доложу мастеру.
[indent] Стараясь не оборачиваться и не видеть возможной гибели товарищей, если нарушителям взбредет в голову мысль устранить и этих воинов, Дайлен идет к подземной темницей. Сейчас – самое сложное. Турм – не дурак, и он выше мага по званию, да и опыта всяко больше. Не послушает, значит выход один – попытаться оглушить до того как старик сделает свой ход.
[indent] К сожалению для себя мужчина недооценил своего мастера. И подавно не знал несколько интересных тайн. Скорее всего уже и не узнает. Стоило открыть дверь и в грудь ударило заклинание. С легкостью расплавляя броню и ломая защитные барьеры, направленная энергия впилась в тело с такой силой, что ударом воина вынесло в коридор. От грызущей боли сознание померкло. Дайлен не видел, где стояли его невольные спутники. Но отчетливо услышал рев дракона.
[indent] Амирруд видел, что пострадал человек. Тот самый исполнительный малый, в которого ящер не поверил. Теперь, когда доказательство благих намерений нестерпимо пахло металлом и жженной плотью, железному стало неуютно и стыдно. Натягивая цепи, он все силился увидеть признаки жизни… Или хоть что-нибудь.
[indent] «Он жив?», там стояла парочка фигур. Возможно, то были услышанные ранее непрошеные гости. Они же друзья этому человеку, нет?

примечание

Турм ушел строить подлянки, или не строить - как повезет.
Состояние мага тяжелое, но факт - живой или нет - на усмотрение.

+2

24

Перепуганная Рута, похоже, сама не поняла, как очутилась на другой стороне галереи, и вцепилась в плечо Вертена так, будто всё ещё могла упасть. Лила только хихикнула в кулак, наблюдая за тем, как трактирщик, который совсем не трактирщик, заботливо кудахчет над ведьмочкой, внезапно открывшей, что к заклинанию кошачьего зрения не прилагается кошачьей грации. Вдруг от Велеса повеяло чем-то неизъяснимым, чем-то таким, отчего бояться рядом с ним стало попросту невозможно. Рута перестала трястись и твёрдо встала на собственные ноги.
- Я хотела проверить путь вниз. Здесь раньше был проход, но камни, по которым можно было спуститься, видимо убрали при расчистке… - ведьма изумлённо покосилась на стоящего тут же Дайлена, которого едва ли можно было ожидать увидеть прогуливающимся в такой компании, но от вопросов воздержалась.
Не похоже, что светлого мага заставили силой, но всё же Рута не спешила радоваться его присутствию. По крайней мере, до тех пор, пока не разобралась в том, что здесь происходит.
Надо отдать должное имирову служителю, но он действительно умел быть внезапным. Когда маг предложил "злобным рилдировым тварям" спрятаться и подождать, растерялась даже Амарилла.
- Эй, куда?.. – возмутилась ему вслед вампиресса.
- Подожди, - остановила её более проницательная ведьма. – Не думаю, что это он из-за нас. То, что они нашли там, внизу… оно живое. Может, он не хочет, чтобы оно вырвалось?..
Лила повела бровью, припоминая, сколько лет Шепчущий замок стоял без хозяина. Что могло там выжить? Или это что-то выползло из подземелий? Мало ли, как глубоко уходят замковые подвалы и с чем соединяются. Но поступка Дайлена, на её взгляд, это всё равно никак не объясняло. А вот Рута, похоже, думала иначе и ради собственного спокойствия предпочитала держаться поближе к Велесу.
- Ну, ничего немёртвого я здесь не ощущаю, - задумчиво покивала вампиресса, на цыпочках следуя за магом.
Что бы он там ни задумал, а лучше не оставлять его без присмотра. Вдруг его план провалится. Или наоборот удастся. Когда не знаешь, что за план, то и что хуже не угадаешь.
Стражников возле спуска в подземелье Дайлен сбагрил на удивление легко. Хотя в какой-то момент Амарилле показалось, что он собрался сбагрить стражникам незваных гостей. Но нет, с этой проблемой имиров брат, видимо, решил разбираться самостоятельно. Не разобрался. Стоило только открыться следующей двери, как в него влетело какое-то непонятное, но явно предназначенное для убийства заклинание, и где-то совсем рядом мигнула сизая вспышка телепорта.
Абсолютно уверенная в том, что это оно и было – то самое "живое" – вампиресса тоже сунулась к двери. Наверняка, это оно. Что же ещё? И что бы это ни было, оно напало на мага и сбежало. Совсем не спешившая получить молнию в живот Рута видела, как маленький рыжик заглянула в проём, а после с нею тоже что-то произошло. В том не могло быть никаких сомнений, потому что Лила внезапно перестала прятаться и открыто встала на пороге, неотрывно глядя во тьму огромного зала.
Там оказался заперт молодой, закованный в цепи дракон. Да чем эти светлые тут занимаются, будь они неладны?.. Не сказать, чтобы вампиресса относилась к этим созданиям с какой-то особенной нежностью. Каждый дракон это индивидуальность и найдёшь ты в нём приятного собеседника или серьёзную угрозу зависит только от его сиюминутного настроения. Но всё же в глубине души Амарилла сочувствовала этим созданиям. В большинстве своём драконы не слишком хорошо относятся к двуногим, но те к ящерам относятся стократ хуже. Кто и почему решил, что убить или ограбить дракона это подвиг, а не преступление, Лила не знала, но в таком свете неприязнь к двуногой мелюзге выглядела вполне объяснимой. Вот только всё остальное по-прежнему объяснений ещё не получило.
- Так... Какого демона здесь происходит? – вслух изрекла Лила, но Дайлен едва ли смог бы сейчас ответить ей что-нибудь внятное.
Каким-то чудом сердце лежащего у стены мага не остановилось сразу, но это была уже агония. Плоть буквально сплавилась с бронёй, лицо, шею и руки прожгло до костей и из-под спёкшейся плоти то там то тут выпирали то угол челюсти, то фаланга пальца. Внутри же, наверное, всё должно было прямо-таки вскипеть и непонятно, как изжаренный заживо человек умудрялся ещё сопротивляться смерти. Да и имело ли это смысл? К чему продлевать мучения, если помочь всё равно уже ничем не удастся? Даже если Дайлен останется жив, он никогда уже не станет прежним и превратится в изуродованный обрубок страдающей плоти.
- Куда ж ты полез-то в самое пекло, торопыга?.. – с сожалением уронила Амарилла, занося руку с мгновенно удлинившимися когтями для последнего удара.
Рута всхлипнула и уткнулась в плечо Велеса, чтобы не видеть того, что произойдёт дальше.

Офф

Не спешите со следующими постами, пожалуйста. У меня возник вопрос к АМС, хотелось бы прояснить некоторые детали, прежде чем мы продолжим.

+3

25

Кто знает, как лучше угодить своему богу? Кто может точно сказать что ему угодно, а что нет? Жрецы? Предполагается, что да, что они говорят с богами и те передают через них свою волю. Но кто проверит самого жреца? Кто с точностью скажет, что тот говорит словами бога, а не своей корысти? Мало ли злодеяний в мире творилось именами светлых и добрых богов, злодеяний таких, что прознай о них эти самые боги, и исчезнут сотворившие, будто и не было их.
Но почему же всеведущие боги не знают? Или не такие уж они всеведущие и всемогущие? Может, и не такие - то знают лишь они сами. Но все-таки если о чем-то и о ком-то бог захочет узнать, ему не придется никого расспрашивать.
Как не пришлось расспрашивать и о Дайлене, знал его Имир. Если под "знать" подразумевать "замечать и выделять из прочих". Чем же выделился и привлек внимание бога этот молодой воин-маг?
Поперву, видя, как тот спасает некоторых осужденных от карающей длани Ордена, карающей, кстати, его, Имира, именем, решил Светлейший бог, что затесался в светлые служители тайный рилдиранин, но как раз тут бог оказался всеведущ и прочел все, что было в душе и разуме молодого воина. И понравилось это богу. И вызвало интерес: а сколько же ты, такой правильный да праведный, протянешь?
Или приговорят тебя свои, прознав о твоих проделках, или в один прекрасный момент ошибешься ты да и отпустишь не того, и отплатит он тебе кинжалом под ребра. И какое-то время этот божий интерес подкреплялся Имировой же волей: именно поэтому до сих пор Дайлен и был жив.
Но уже год-другой светлый бог перестал контролировать соратников молодого мага, а тот все еще жил, за чем Имир наблюдал с радостным удивлением, даже строил относительно него кое-какие планы.
Но таки это случилось, на этот раз очередная выходка со спасением Рилдирова отродья, как считал мастер Турм, была последней каплей и последним для него доказательством тому, что и сам Дален не так светел душой и предан Имиру, как казалось.
Но вот для Имира все было наоборот: чисты ты душой, молодой маг, куда чище, чем твой наставник, а потому рановато тебе еще отправляться в чертог забвенья и печали.
Он жив? - донесся до бога вопрос дракона. Всемогущий не стал ничего отвечать, но все, стоящие рядом с воином, могли видеть, как на несколько мгновений охватило его светло-золотистое сияние, после чего он вздохнул и сел. И снял шлем.
Волос на голове не было - но это ничего, отрастут, страшные ожоги уже начали затягиваться на вновь наросшей плоти и, пожалуй, впоследствии искусный знахарь сможет вывести и шрамы, буде воин пожелает. Только вот одежда под доспехами почти вся сгорела, да и сами доспехи уже таковыми назвать было нельзя. Но воин еще не знал, что вместо них у него была теперь божественная защита: его новое тело и новая кожа были неуязвимы ни к магии, ни к обычному оружию. Узнать это ему предстоит на своем опыте. Да и боль смерти своей он никогда не забудет. Как и то, что не всякий соратник - тот, кому можно доверить спину.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+3

26

Почему-то трактирщик не удивился. Ничему. Наверное, потому что опыт его взаимодействия с людьми был обширным и... не шибко-то приятным. Но ко всем созданиям старик относился одинаково ровно. Видимо, с возрастом приходит понимание, что качество собеседника определяется не цветом его ауры или гербом на тунике, а в первую очередь им самим и его поступками.
Поэтому поведение Дайлена не было для него сюрпризом, но явно он был доволен тем, то делал храмовник. И вообще почти всем происходящим. Кроме... действий мага по имени Турм. Плюнуть магией в своего подопечного и сбежать - это так... По-человечески. Тысяч семь лет назад, он бы сказал по-светлому, но возраст и опыт берет свое. И теперь градация отношений у трактирщика совсем не такая, какой была раньше.
Но все же... Все же этот день (точнее, ночь) смогла найти, чем удивить даже такого тертого и битого жизнью мужика, как седовласый.

Когда он уже хотел остановить Лилу от убийства, случилось то, что не должно было случиться.

Дядька ответил. И кому? Дракону и простому храмовнику!

-Однако ж... - тихо выдохнул древний, доставая трубку. - От кого, от кого, но от дражайшего дядюшки такого даже я не ожидал.

Ему даже пришлось заслонить глаза рукой с выбитыми на коже рунами, чтобы свечение так сильно не резало по вертикальным зрачком. Ему даже пришлось прикрыть вуалью мрака стоявшую рядом вампирессу, чтобы ту сильно не корежило от близкого присутствия ТАКОГО количества светлой магии. Но на губах была веселая улыбка. И когда светопредставление закончилось, он поднял глаза наверх, туда, где за толщей земли сверкали звезды, и тяжело уронил.

-Спасибо, Светлый бог. Ты сделал этот мир чуточку лучше, - он знал, что его слова достигнут ушей родственника. Не так часто, прямо говоря, к нему с искренней благодарностью обращаются древние, чего уж тут говорить. - Не думал, что когда-нибудь буду это говорить.

Невеселая усмешка, и взгляд вернулся к друзьям-товарищам. Обратил ли кто внимание на ремарку о дяде, понял ли кто, что это значит, - ему было все равно. Сейчас у него были совсем другие задачи. Он подошел к Лиле, аккуратно снял с нее защиту и кивнул всем остальным.
-Вы присутствовали при редчайшем событии. Настоящем явлении бога и рождении нового богоизбранного, - хмыкнул он, протягивая руку Дайлену. - Добро пожаловать в мир живых. Оценил, насколько твои... соратники честны с тобой?

И столько печали было в этом вопросе, что могло показаться, что говорил не трактирщик, а кто-то неизмеримо больший и очень много повидавший. Впрочем, так и было.

-Ладно, идемте. Мы же не за этим сюда пришли, - он вздохнул и сделал шаг в камеру, ощущая под пальцами нити портальных перемещений. Он мог бы с точностью сказать, куда маг ушел. Вот только он не планировал воевать. И охотиться - тоже. - Приветствую, пленник. Как ни странно, мы не по твою душу. А затем, чтобы тебя освободить.

И это тоже было очень странно. Правда, Велесу уже было плевать, что про него думают. Он просто хотел сделать то, что должен был сделать. Правда, должен был сделать не он, а как раз-таки светлые, но мужчина уже привык делать за других то, что те не смогли.

+2

27

[indent] Дайлен очень смутно понимал, что сейчас произошло.
[indent] До сих пор чувствовал, как доспехи плавятся вместе с плотью, до сих пор отчетливо понимала какое заклинание в него впилось. И это было странно: либо у старика были фокусы в рукаве, либо артефактами он обладал куда более внушительными чем казалось молодому воину, поскольку вроде бы магией огня не владел.
[indent] Помнил тьму, не страшную и не отталкивающую. Нежно обняв за плечи, она шепнула, что достаточно опустить руки и боль уйдет. Уйдут проблемы. Он больше никому и ничего не должен. Вопреки желанию, Дайлен цеплялся за жизнь, которая упорно ускользала. И кажется в какой-то миг таки ускользнула.
[indent] Вместо падения в мягкую тьму, его словно кто-то подхватил. Рукою мягкой и теплой как у матери. Рукою твердой и уверенной как у отца.
[indent] И вот он сидит в коридоре. Обгоревший, со шрамами, с разбитыми амулетами и разорванной броней. Одного взгляда на эти «лохмотья» хватает, чтоб дрожь пробрала до глубины души. С такими ранами не живут. Но он ведь не мертв? Или…
[indent] Кожу еще пощипывало. Значит призраком он не стал.
[indent] Говорят, что темные маги не дают покоя даже после смерти, приковывая дух к земле, обрекая вечно блуждать. Или пока их мертвец не исполнят возложенной миссии. Чего греха таить, а Дайлен побаивался такого посмертия. И справедливо не доверял своим попутчикам, хоть и ринулся им помогать.
[indent] Но тогда как? Демон выдернул или поставил барьер? Или неужели сам Имир спустился к нему?
[indent] «Вот уж ради кого он точно так бы не поступил»
[indent] Слова демона прошли стороной. Маг был не в том состоянии, чтобы вступать в споры. Ступить за край и внезапно вернуться – что ни говори, а людям такое не дается легко и просто.
[indent] «Если это был Имир, значит я ступил на верный путь. Дракон должен быть спасен. Человек же всегда умереть успеет»
[indent] Как ни странно, но на Турма воин не сердился. Скорее всего старик почувствовал приближение темных, может среагировал на шаги уходящих с поста соратников. Да даже пойми он кто в дверях – разве это так важно? Перед лицом Бога все равны, а ранги и статус существуют исключительно для порядка. То, что Дайлен высоко поднялся, не дает ему прощения за предательство. Это… горько. Старика маг любил, хоть и не всегда поддерживал. Скольких сопливых юнцов тот своей железной рукой вытащил из пасти смерти?..
[indent] Горче было от осознания того, что скорее всего в глазах остальных он теперь тоже отступник и враг. Это жгло сильнее магического огня. Жаль, очень жаль, что не было иного выхода. Среди них были очень добрые и светлые парни. Но, тропки разошлись окончательно, да?..
[NIC]Амирруд[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]
[indent] Амирруду было плохо видно – проклятые зачарованные цепи не давали как следует привстать, вытянуть шею и разглядеть, что же стало с теми, в кого улетело заклинание. Но явление Создателя он пропустить никак не мог. Свет обжигал глаза, он был слишком ослепителен, слишком… изначален. Глаза слезились, но ящер продолжал держать их широко раскрытыми.
[indent] Это было… невероятно. Впервые с того момента как он осушил проклятый источник – насмешку над даром Бога – Амирруд чувствовал. Он был жив! В это мгновение он снова был частью мира. Пронзи его кто копьем в тот момент и на одного ящера стало бы меньше.
[indent] Глоток света, глоток настоящего, краткий миг счастья. Поняв на кого направлен дар Имира, дерзкий юнец хотел взреветь и кинуться вперед. Цепи натянулись, впиваясь в тело, затягивая удавку на шее, не позволяя вырваться из западни.
[indent] «Это мое! Это мой шанс! Урок усвоен, отпусти!»
[indent] Но миг прошел и все померкло. Цепи вновь ощущались тупой раздражающей тяжестью. Глаза не болели, адаптируясь к вернувшемуся полумраку подземелья. Царапины и потертости – от них уже не было и следа. Дракон был ошарашен не меньше человека. Как капризному ребенку ему хотелось кидаться на все, разнести свою тюрьму и цепи на кусочки, хотелось наплевать на гордость крови и просто уткнувшись мордой в камень реветь и причитать. Спасение было так близко! И прошло стороной…
[indent] В какое-то мгновение ему хотелось впиться человеку в горло и вырвать из него свое излечение от равнодушия мира.
[indent] «Это ничего не даст»
[indent] Проклинать Богов – на это решится только безумец или глупец. Амирруд же планировал когда-нибудь все же избавиться от оков. Рычание на Имира, Рилдира, Играсиль и мелких божков, занесенных в этот мир неведомыми путями, – это не приблизит его к желаемому.
[indent] «Не за душой, нэ? Решили все тельце прибрать к рукам?»
[indent] Насмешливый вопрос отдавал незапланированной грубостью.
[indent] «Цепи ковали специально для меня. Но не при мне. Могу догадываться, что там внутри есть, хм, руны?.. Начертания? Что-то что не должно было развеяться со временем слишком быстро. Скорее всего удерживающие заклинания начали терять силу вместе с цепями. Подозреваю, что как только они заржавеют, то уже не удержат даже меня. Ни сами по себе, ни чарами. Можете попробовать свою ворожбу»
[indent] Вот была бы потеха, спади цепи реальные, но останься магические. Это было бы слишком обидно! Он не айрэс, не светел, не благочестив, но на эту ночь обид на его долю все же как-то многовато выпало, нет?
[indent] «О, это будет некрасиво, но не могли бы вы поторопиться? У меня нет ни малейшего желания встречаться с тем существом. И вам не советую. Признаться, понятия не имею, что он с собой сделал или что с ним сделали, чтобы он… изменился. Честно, даже знать не хочу»

+2

28

Внезапно от тела практически мёртвого мага раскатилась волна смертоносного добра. Так и не успев остановить едва трепыхающееся сердце, Амарилла шарахнулась назад. Но Свет практически не задел её и даже тот, что коснулся кожи, не причинил никакого вреда, только погладил теплом. Метаморфоза обугленного куска человека обратно в нормального и почти здорового парня заняла всего несколько мгновений и всё это время вампиресса стояла над ним и изображала вытащенную из воды рыбу.
Наверное, так мог подействовать какой-то артефакт или ещё что-нибудь подобное, но почему-то в это раз она точно знала, что людская магия тут ни при чём. Кажется, тут вмешалось нечто куда более могущественное. Вернее, некто. И когда Велес подтвердил эту, кажущуюся слегка безумной, догадку, рыжая вскинула голову и вместе с трактирщиком обвела взглядом тёмный, осыпающийся потолок подземелья. Она, наверное, никогда теперь не сможет отделаться от ощущения, что боги, в существовании которых порой невольно начинаешь сомневаться, мало того что действительно существуют, так ещё и бдят за своей паствой. Станет мир от этого лучше или нет, Лила утверждать бы не взялась, но картина этого самого мира изменилась для вампирессы до конца отпущенного в нём существования.
- Не поверишь… но он таки действительно жив, - усмехнулась она, оглянувшись на натянувшего цепи ящера, и вновь посмотрела на полуголого Дайлена, многозначительно склонив голову набок. – А ты симпатичный. Но в погнутых железках ходить неудобно, да и замёрзнешь быстро.
Делать вещи из ничего вампиресса не умела, зато припомнила, что совсем недавно видела сохнущее на верёвке бельишко. Телепортировать его оттуда уже было делом техники. Но техника пока оставляла желать много лучшего, потому вскоре у неё в руках оказались штаны, полторы рубашки и кусок верёвки.
- Ну и ладно, - сама себе рассудила Амарилла, завязывая узлом её распушившиеся концы. – Вместо пояса сгодится. Давай одеться помогу, - и дёрнула за подол вконец растерявшуюся от обилия чудес Руту. – В четыре руки быстрее будет. Смекаешь, да?
Чего-чего, а смекалки ведьме было не занимать. Пока Велес зазнакомился с чешуйчатым пленником, барышни нарядили мага в чуть сыроватую крестьянскую одёжу. Вампиресса подумала немного и добавила сверху ещё свой плащ, самый обыкновенный, домотканый, из серого козьего пуха, плотно накрученного на льняную нить. Отличная вещь, позволяющая не слишком выделяться среди деревенской молодёжи. И греющая, наверное, неплохо. Правда этого его свойства Лила оценить не могла.
- Ты это, остатки доспехов прибрал бы куда-нибудь, - напоследок посоветовала она имирову избраннику. – Я тоже немножко колдунья, хоть и не жрица никакая. Но послушай доброго совета. Из металла, которого божественная длань коснулась, можно много всякого полезного сделать. Только, чур, в меня это полезное потом не втыкать! – рассмеялась Амарилла и побежала смотреть на дракона, ведь ради этого и пришли.

Отредактировано Амарилла (10-09-2019 17:41:43)

+3

29

[indent] Дайлен отстраненно слушал чужие разговоры и совершенно не сопротивлялся тому, что две прекрасные девушки помогают ему избавляться от того, что ранее было доспехами. Впрочем и огромной радости он от того не испытывал. В голове подобно муравьям у разоренного муравейника кишели мысли. Слишком много мыслей и переживаний.
[indent] Такое с ним случалось часто. Да наверное и не только с ним. Всегда, рано или поздно, в самый неожиданный момент начинают одолевать сомнения и терзаний по сделанному или не сделанному. Старшие, прошедшие огонь и темные чары, убеждали, что любое сомнение – яд, и следует его выкорчевывать из себя. И молодые следовали сему совету: ставили цель, или одну единственную мысль, и шли к ней, сметая все стороннее.
[indent] Но согласитесь, не каждый день ты оказываешься спасен… кем-то. Кем-то столь могущественным, что вся твоя жизнь для него – просто песчинка. Или напротив – столь великое благо, что он не побрезговал тебя коснуться. В общем, как бы маг-воин ни старался, а мысли нет-нет, да соскальзывали на вполне обыденные темы.
[indent] Сейчас-то боли он не чувствовал. Да и ощущал себя столь прекрасно, что даже совестно. Но снять расплавленные доспехи, да и все, что под ними слиплось в одно сплошное месиво, - мягко говоря сложно. Потому Дайлен тщедушно опасался вспышек боли, когда с него всю эту красоту будут сдирать. В общем, не до красот внезапных добрых ведьм ему было.
[indent] Боли не было. Доспехи и одежда отставали от тела как отжившая свое чешуя от ядовитой охотницы.
[indent] - Может я все же умер? – с легкой усмешкой молвил маг.
[indent] «Мечтай», внезапно в голове раздался чей-то голос.
[indent] Прошло несколько мгновений прежде чем до Дайлена дошло, что то к нему обратился дракон. Логично, что вместе с доспехами разрушились и все его артефакты.
[indent] Будь маг более деятельным или продуманным, то непременно бы воспользовался советом рыжей и куда-нибудь прибрал бы свое старое барахло – ну а вдруг не шутит? Но смотреть на снятую с него груду… вот этого всего, мужчине было и мерзко и как-то страшно. Словно на свой собственный труп смотришь.
[indent] «Вот потеха бы была для остальных смотреть как я убегаю с грудой металла на руках», не обращая на потенциальный материал для артефактов (с точки зрения несостоявшегося мертвеца оный выглядел слишком… не живым) внимания, Дайлен пошел прямо к дракону. Что ящер хотел ему сказать, он не знал. Не задумывался.
[indent] Впрочем, Амирруд, по сути, брякнул наугад. Он слышал некий след, оставленный на человеке, что-то сродни тому, что он нес в себе, но в то же время совершенно иное. Если человека разрывало на части произошедшее спасение, то дракона – прошедшая стороной удача. Трезвые и взвешенные мысли разлетались, иногда уступая место раздражению и злости.
[indent] Дайлен подошел и ощупал стальной ошейник на шее ящера:
[indent] - Странно. Ни малейших трещин или стыков. Даже кольца для цепей – все литое.
[indent] «Его создавали с помощью мастеров и магии. Прямо на мне. Подразумевалось, что свои цепи никогда не скину. Впрочем, мой приятель-затейник скорее всего и не подозревал, что я переживу и его и всех его слуг. Пережить мертвеца – забавно звучит, не так ли?»
[indent] «Говори. Ты ведь так любишь говорить. Говори, заткни глотку самому себе, своей проклятой ярости»
[indent] Маг продолжал осматривать звенья цепей и тяжелых колец на лапах и хвосте. Самое крупное опоясывало ящера и по идее должно было удерживать его от любых попыток подняться на лапы. Но то ли слишком большой элемент всей этой паутины дался сложнее всего, то ли сам Амирруд постарался, а может и ему улыбнулась удача. Кольцо было в трещинах, нижний кусок (который как раз должен был крепиться к полу) раскололся. Что и позволяло дракону не лежать бревном, но худо бедно двигаться в своих оковах.
[indent] - Хм… тут странная вязь заклинаний. И на диво добрая работа над цепями.
[indent] Амирруд весело фыркнул, словно то была его личная заслуга. Ну… в некотором смысле-то он прав, верно? Ради кого еще так старались все те, кто достиг огромных высот в деле обращения с металлами и чарами?
[indent] - Мне их не снять… Однако… думаю если разорвать ошейник и кольца на лапах, то… должно получиться, - воин вздохнул и повернулся к своим спутникам. Девушки были хорошими ммм «людьми» и толковыми ведуньями, но вряд ли они смогут разорвать эту сталь. А вот их спутник и защитник… Держится он уверенно, так почему бы не попробовать?
[indent] «А пока сильные мужи тужатся над моей сбруей, скажите мне, дамы: что вас в столь поздний час привело… сюда? Неужели ради меня пришли?»
[indent] Амирруд старался не смотреть. Он хотел свободы. Но мысль, что ничего не выйдет, мысль, что у него на глазах будет очередное поражение судьбе… Молодые драконы выносливы, а древние и того страшней. Но выдерживают они далеко не все.
[NIC]Амирруд[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]

+1

30

Дракону, похоже, не терпелось освободиться. Его можно было понять. Хотя у вампирессы имелись некоторые сомнения, а стоит ли так сразу отпускать эту зверюгу. Мало ли, что у него на уме. С другой стороны, дракончик, похоже, еще очень молод и едва ли способен на серьезные хитрости и гадости. Но прежде чем она успела поделиться своими сомнениями, Вертен намотал одну из цепей на ладони и, пробуя на разрыв, потянул в разные стороны. Мускулы на плечах и шее демона вздулись буграми.
- Ну, ты шутник... - фыркнула Амарилла.
Но продолжение фразы заглушило лязгом и грохотом. Уставший за века службы металл лопнул, осколки звеньев брызнули во все стороны, а два обрывков цепи, сдерживающей задание лапы, со звоном упали на пол. У Руты вырвался тихий, восторженный вздох.
- Ох, ничего себе, трактирщик! - на свой манер согласилась с нею вампиресса.
Но цепи были меньшей из имеющихся проблем. Снять оковы будет гораздо сложнее. Вполне вероятно, что дракрнчику ещё какое-то время придётся щеголять в ошейнике и модных браслетах. Разумеется, не очень долго, потому что скоро он вырастет и они просто лопнут.
- Слушай, а можно я тебя потом укушу? - обойдя дракона спереди, спросила вампиресса. - Совсем чуть-чуть и чисто в интересах науки. Мне всегда было интересно, сколько жизненных сил помещается в дракона, но спросить об этом, увы, не у кого. Обычно ваш брат нам не по зубам, а те драконы, что встречались мне до этого, как-то не были расположены к научным изысканиям. Может, хоть ты согласишься, м?
- Лила, ну разве так можно?! - пристыдила её ведьма, осторожно потрогав драконий бок. - Он тут неизвестно сколько просидел, голодный, замученный, а ты…
Не слишком любившая людей Рута, как ни странно, прекрасно ладила со всякими зверушками. И, видимо, немаленький по людским меркам ящер, даром что почти говорящий, тоже был причислен к этой братии. Из чего рыжая сделала вывод, что драконов ведьма прежде не видела. Оно и понятно, деревенской девке, всю жизнь просидевший на своём болоте, такого, небось, и не снилось.
- А что я? Что я? Чуть что, сразу Лила, - искренне не поняла вампиресса. - Я же не кусаюсь, я спрашиваю. И что голодный, это тоже понятно. Но может мы его прямо сейчас и покормим. Драконы, говорят, красавицами питаются.
На самом деле, она и сама была очень приблизительно в курсе о том, что есть и что любят есть драконы. Живьём она видела их в основном издалека, а мёртвые об этом представления почти не давали. Единственное, что Амарилла знала наверняка, так это то, что драконы бывают очень разные. Вот этот серенький, мордатый кроха, и огромные, похожие на внезапно ожившие горы гиганты, и хитрые симпатяги, искрящиеся в лунном свете, как горсть драгоценных камней, и даже двуногие. Вампиресса однажды приняла такого за человеческого мага и нелестно отозвалась о его бороде. Сказала, что бородатых кусать, это всё равно, что со щёткой целоваться, и эльфы, мол, гораздо вкуснее. Что тогда спасло шкурку юной, непутёвой вампирочки от подпалин история умалчивает, но смеялся дракон так, что стены дрожали.
Звякнув, лопнула ещё одна цепь. Рута тоже обошла пленника подземелий спереди и немного попятилась, чтобы видеть его голову целиком.
- Мы, действительно, пришли сюда из-за тебя, - кивнула она. – Только тогда ещё не знали, что это будешь ты. Пришлые потревожили Шепчущие руины, я почувствовала, как вздрогнула земля, и мы решили взглянуть, что тут такое. А ты, правда, людей ешь?.. – спросила ведьма, попеременно глядя то в один, то в другой драконий глаз, будто надеясь то ли мысли услышать, то ли душу разглядеть.

+2

31

[indent] Дракон сначала скептически фыркнул на действия мужчины, мол, демон – не демон, а не все в мире тебе по зубам. Будь Амирруд того возраста, какого положено ему быть, то с большой вероятностью определил бы на что способен этот «человек». Но он застрял в шкуре и мироощущении чешуйчатого подростка, а они вообще склонны все воспринимать скептически. Лимит же отпущенного прозрения уже прошел, и неизвестно когда вновь посетит проклятого. И посетит ли вообще.
[indent] Зато, когда цепи лопнули, ящер аж подпрыгнул. Не то от удивления, не от восторга.
[indent] На шее и лапах остались кольца, по полу еще волочились обрывки цепей. Но право слово это такие мелочи! Он свободен! Впервые за… за сколько? Не важно! Он свободен… И свободен ли?..
[indent] Дракон поднял лапу и придирчиво обнюхал металл. Встал во весь свой не впечатляющий рот, пошевелил крыльями, распрямляя их и складывая на спине. Шаг, второй… Так непривычно и дико, когда ничего не держит. Кажется, даже дышать стало свободней.
[indent] Внезапный прыжок. Дракон хоть и молодой, но быстрый. Больше всего в тот момент Амирруд опасался, что его дернет назад, приковывая к месту уже магией. Но нет, пару метров, на которые прыгнул железный, и не думали отталкивать или как-то препятствовать вновь свободному ящеру.
[indent] Эти мгновения… Смехотворные и мелкие, но столь родные и приятные. В груди дракона вновь разгоралось пламя. Пламя жизни, воли к жизни, желания свободы. На тот момент Амирруд стал самим собой. Просто железным драконом, молодым, удалым и только что выбравшимся из опасного приключения живым. Оставалась для полного счастья только вновь окунуться в небо.
[indent] Небо. Как давно это было?..
[indent] «Кажется никогда прежде себя лучше не чувствовал», самодовольно успокоил ведьму Амирруд. Мол, ну что ты надо мной трясешься, да что со мной станется? Причем понимание, что ему действительно ничего не будет несколько успокоило железного.
[indent] «Но в вашей просьбе все же откажу. Не люблю, когда меня кусают. Неприятно, а в свете, хм… «последних» событий еще и невозможно», пленник обезоруживающе оскалился.
[indent] Брянча своими «украшениями», причем кажется делая это нарочно, дракон потянулся. Смысла в этом не было. За все время его заключения мышцы продолжали быть нереально здоровыми. И никакого долгожданного физического облегчения ящер тоже не чувствовал. Но от глупого повседневного ритуала было приятно на душе.
[indent] «Позвольте представиться должным образом. Амирруд. Железный дракон. Единственный и неповторимый, проклятый неуязвимостью и бесконечными годами жизни», приоткрыв пасть, дракон улыбнулся.
[indent] «Если честно, никогда не видел особого смысла есть того, с кем говоришь на одном языке. Разумеется, иностранцев с неизвестным мне наречием не пускал на ужин, кхм… Нет, разумных я не ем. Ни людей, ни эльфов, ни демонов. Как-то не доводилось, да и они были бы против, так полагаю?..»
[indent] - Это все очень хорошо, - внезапно вмешался маг, все это время стоящий чуть позади компании и наблюдающий за чудесным освобождением и прыгающим как собачка драконом.
[indent] Кажется, он единственный кто не испытал большого шока от способностей трактирщика. Не потому что внезапно вот все-все стало ему ясно и понятно. Просто разум поставил барьер и решил не допускать новых удивительных чудес до полноценного осознания. Хватит и уже свершившегося.
[indent] - Мы все еще на… чужой территории, - слово «вражеской» застряло в горле. Нет, он не мог принять то, что теперь ему придется идти против собратьев по вере и оружию. Но если у него был шанс сбежать, то вот их – его знакомых и товарищей – могли послать за ним. Им придется идти против него. Наверняка кто-то будет рад лишить жизни предателя, но найдутся и те, кому это задание выест всю душу.
[indent] - Железнорукий – человек суровой закалки. Если у нас есть время, то не стоит упускать свою возможность покинуть данное место. Полагаю, что вы, леди, здесь не редко бывали. Наверняка знаете, как нам поскорее выйти за стены? – маг обращался к ведьме.
[indent] Запнулся и нахмурился. Он поразительно легко говорит «нам». Хотелось остаться, хотелось как-то все исправить. Но жутко не хотелось поднимать меч против своих же. Возможно будет к лучшему сдаться? Но не сейчас, ему явно дали немного времени для того, чтоб он закончил начатое. Спас дракона. Спас… спасителей, как бы смешно это не звучало.
[indent] «Имир мне этого не простит», внезапно хмыкнул Дайлен.
[indent] - Идемте. Мне очень хочется, чтоб эта ночь закончилась красивым рассветом. Для всех.
[NIC]Амирруд[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]

+1

32

А я вот только их и ем, – хмыкнула Лила, но спорить с драконом не стала.
В конце концов, она-то маленькая и наестся в два счёта, а он вон какой здоровенный. Это сколько же надо двуногих, чтоб такого накормить? Впрочем, и это, пожалуй, лучше было не выяснять. Пусть себе питается козами, драгоценными камнями, гигантскими пауками и вообще чем душе угодно. А что до её научных изысканий… Ну, значит, в этот раз опять не судьба. Может быть, в следующий он передумает.
Попятившаяся было от резвящегося ящера Рута теперь только тихо посмеивалась. Но и она не могла не признать его правоту – из замка надо было убираться.
Проходы здесь, конечно же, есть. Не то чтоб очень много, да и часть новые хозяева уже успели заделать, но мы-то всё равно выйти сможем. А вот что делать с тобой, даже не представляю, – скептически посмотрела она дракона. – Очень уж ты большой.
Сам Амирруд наверное так не считал. Но выход, как и вход, для него подходил только один – главный. Амарилла умела делать порталы, но толку от них было ровно столько же, сколько и от обыкновенных ходов-выходов. Просто потому, что протащить на иную сторону реальности целого дракона ей было не по силам, а по частям им было не надо. И никто при этом не обратил внимание на Велеса, который наверняка смог бы такое провернуть, но от чего-то тоже помалкивал.
Да ладно вам, – закатила глаза вампиресса, который уже надоело топтаться на одном месте. – Сколько их там, тех имировых служителей? Пойдём да выйдем. Не в обиду божественному избраннику будет сказано, но вошли же мы как-то. Вот и назад также. И ничего тут!
Так и дошли мы потихонечку, – напомнила ей ведьма. – Выходить, стало быть, тоже так же?
Э-э-э… Ну… Да! – о том, что Рута не такая шустрая, как она, и вот так в открытую бодаться со светлыми не может, Амарилла, признаться, как-то позабыла. – Вы, значит, с Вертеном идите так, а мы по основному коридору. Трактирщик за тобой присмотрит, чтобы не сверзилась опять откуда-нибудь и не попалась. А мы внимание отвлечём… или привлечём. Как получится, в общем.
Ты тоже могла бы за мной присмотреть, – предложила ведьма, правда без особого энтузиазма.
Заметно было, что присмотр трактирщика понравился бы ей куда больше, но и бросить рыжую тоже казалось не лучшей идеей. Зато сама вампиресса считала её очень даже удачной.
Э, нет, – замотала она головой. – Спрятаться и пропустить, как затопчут Турма? Не-не-не! – Лила прикинула что-то в уме и хитро покосилась на дракона: – Можно я на тебе поеду? Я лёгкая. И кусаться не буду. Честно-честно!

+2

33

[indent] Если бы кто спросил Дайлена, он бы был только за, чтоб рыжеволосая тоже пошла провожать ведьму. Почему-то ему казалось, что на выходе их уже поджидают неприятности. И чем меньше в это будет вовлеченных, тем лучше. Однако же его никто не спрашивал.
[indent] Дракон как самый авторитетный в этой ситуации молчал. Светлого воина это несколько покоробило, но он решил, что чешуйчатому попросту не хочется вновь оставаться одному. Себя мужчина причислял к не самой хорошей компании. Он всего с полчаса как стал предателем, а ну как знать может еще себе место обратно выкупит, сдав дракона своему главному?
[indent] Вообще Амирруд ни разу так не думал. Он молчал и позволял магу крепче запутаться в своих мыслях и стремлениях. Он молчал и ждал, когда компания разобьется на две группы. Он просто молчал, просто ждал, поскольку ему было безразлично, что в итоге будет. Пойдут ли все вместе или ему одному искать выход. У него вспыхивал иногда интерес к другим, но постоянное напоминание о том, кто он есть, ставило барьер. Амирруд не мог полноценно беспокоиться за других и радеть за их благополучие. У него был только он сам.
[indent] «Почему нет? Залезай!»
[indent] Железный лег, помогая забраться себе на спину. Шипов или иных выростов у него не имелось. Он вообще сам по себе был очень «гладким», практически не опасным. Даже чешуя в спокойном положении казалось цельной, будто у змейки или ящерки. Мягкая и теплая – ни намека на хваленую естественную защиту. Возможно, с возрастом она бы загрубела, но не вышло.
[indent] - Может все же вы пойдете с ними? – предпринял Дайлен таки попытку переубедить рыжую. Попытку тщетную по определению. Во-первых: такие не отказываются от пришедших идей. А во-вторых: кто бы ее еще с дракона согнал?
[indent] «Не переживай. Тебя тоже покатаю. Если уж вас эта еда на лапках носит – это я про осликов если что – то что уж говорить обо мне? Понимаю, что не гигант со сверкающей чешуей, но не всем ведь ужас нагонять, хм?»
[indent] Маг обреченно махнул рукой и процессия из рыцаря (который и не рыцарь, тем более без доспехов), прекрасной дамы (действительно дамы, правда не столь беззащитной, как ей полагалось бы быть по канону) и верного дракона (не поспоришь лишь со вторым фактом) двинулась по коридору.
[indent] Дайлен не удивился, не встретив в коридорах никого из своих. Ни звуков голосов, ни внезапных атак или ловушек. Коридоры, ведущие наружу были чисты. Не удивился он и когда обнаружил соратников снаружи. Кто-то заспанный, кто-то недовольный, кто-то недоверчивый, а кто-то злой как три демона в одном мешке – Турм поднял на ноги всех, кого смог.
[indent] «Смотрите, леди, такой парад и все в нашу честь!»
[indent] Дракон оскалился в дружелюбной улыбке и задорно хлестнул себя хвостом по боку. Загнать его обратно в тухлое подземелье не удалось бы сейчас никому… Или почти никому. Но не важно – дракон хотел свободы и был готов бороться за нее здесь и сейчас. В горле стало клокотать: первое, чем хотел поприветствовать недругов Амирруд было знаменитое «тройное» дыхание его вида.
[indent] - Нет, - маг схватил руками пасть и закрыл ее, заставив железного в буквальном смысле «подавиться» своим дыханием.
[indent] «Да ладно тебе, они явно вышли не сказать «до свидания» и вручить памятный артефакт за хорошую службу»
[indent] Дайлен нахмурился. Воины – его товарищи, приятели и братья по вере смотрели со смесью неверия и презрения, но не нападали.
[indent] - Значит, демон решил уйти. Умно. Быстро понял, что к чему. Чего не скажешь о тебе, Дайлен. За предательство Ордена и помощь темным силам, ты приговариваешься к казни. Беря во внимание твои заслуги в служении Имиру и то, что твой разум сломили отродья Рилдира, даю тебе последний шанс. Сдайся и смерть твоя будет быстрой. Упорствуй во грехе, и мы очистим твою душу в воде и пламени.
[indent] «Интересно, про темные силы – это он про меня или про вас?»
[NIC]Амирруд[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]

+2

34

Счастливая Амарилла взобралась на дракона, погладила пыльную полировку чешуи и захлопала в ладоши, чувствуя себя прямо-таки воительницей из древних легенд. Ночь, определённо, прошла не зря и даже времени ещё немного осталось. А вот имиров избранник стоял какой-то смурной. И чего это он? Хотя, вампиресса приблизительно догадывалась, в чём там дело. Вот уж воистину разум – страшное оружие, а маги и жрецы частенько обращают его против себя.
– Не хмурься, жрец, – подмигнула она Дайлену, поглядывая на него сверху вниз. – Всё хорошо будет. Я вашего бога местами не очень понимаю, но знаю точно, что он не поручает испытаний больше, чем можно выдержать. А если поручил, то всегда даст для этого сил, времени, терпения и вообще всего, что понадобится.
Когда-то Амарилла тоже была человеком. И в Имира с Играсиль верила. И в святилище ходила. Пока как-то раз её оттуда не выгнали за то, что жила в борделе. Люди таких не шибко жалуют, а она не так уж чтобы очень стремилась им угодить. И ведь не прогадала же. Третью сотню лет уж веселится, хороша как с картинки, на драконе вот покаталась и вообще, среди рилдировых тварей Лила прижилась очень даже неплохо. Хотя и в Имира веровать не переставала. Перестанешь тут, когда он сам в гости заявиться решил. Не к ней хоть и то ладно.
Дракон резво и не особо скрываясь вышагивал по коридорам. С его длинными лапами это выходила чуть ли не вдвое быстрее, чем у людей. Пару раз Лиле пришлось ухватиться за шею, чтобы не скатиться с обратной стороны, но в целом прогулка по старому замку ей очень понравилась. Вампиресса даже почти забыла о том, что так и не сумела нормально поесть. Где-то здесь ещё должны были быть работяги из посёлка, но искать их долго, а дракон поскорее рвался на свободу.
На свободе, правда, оказалась засада. С мечами и факелами, как положено. Но до того нелепая, что Амарилла едва не расхохоталась. Это же насколько нужно быть пустоголовыми, чтобы вот так на дракона выходить? Они б ещё один на один с ним биться надумали. А кстати… это мысль! Только не с драконом, конечно.
– Да ну, какое из нас зло? А тем более, какие силы? – Вампиресса всё-таки скатилась на землю, всем своим видом выражая готовность делать глупости, и дёрнула Дайлена за рубаху, подсказывая шёпотом: - Залезай на единственного и неповторимого и улетайте отсюда. А я с этими разберусь. Никого не обижу, не боись.
Разумеется, ни с кем из светлой братии Лила биться не собиралась. Максимум, в догонялки поиграть. Бубня заклинание телепорта и обшаривая пытливым взглядом собравшихся, вампиресса не спеша направилась в их сторону. Полминуты она дракону и магу выиграет, а там поминай, как звали. И её, и Амирруда, и Дайлена. Светлые братия народ довольно предсказуемый и женщин они, как правило, недооценивают. Но тут вампиресса заметила нечто совсем другое и сбилась с ритма шагов и речитатива, прервав заклинание на середине.
Слабые светлые ауры служителей для голодного вампира ощущались, как нечто очень притягательное и аппетитное. Без применения особой магии Лила не могла их видеть, но всё равно ощущала. Приблизительно так же, как люди ощущают тепло и запахи пищи, входя с сырой, холодной улицы в натопленный дом. Но на расстоянии десятка шагов в этой бочке мёда явственно почувствовалась ложка дёгтя. Вампиресса заметила среди братьев своего. Она не поручилась бы за то, что человек был проклят именно Жаждой, но какой-то из даров спящего совершенно точно отмечал того старика, что заговорил с ними и, похоже, был тут за главного.
- Отродье Рилдира здесь только я, - звонко заявила она на весь двор, почтительно преклонила колено и добавила уже тише: – и ещё вы, мастер. Так что ничей разум мне затуманивать не пришлось. С этим отлично справились до меня. Но примите мои извинения. Я не знала, что это ваши рабы и немного подпортила парочку. Но я готова искупить свою вину любым угодным вам способом.

+2

35

[indent] «А ее ты так останавливать не спешишь», дракон отряхнулся, подняв со своей шкуры часть пыли в воздух. Отвратительное ощущение, словно разваливаешься на куски. Да и этот запах затхлости… Непременно нужно будет это исправить. Тут и речка близко, или это озеро? Не важно, искупаться будет совсем не лишним. Как только весь спектакль подойдет к концу.
[indent] К слову сказать, точку можно было бы поставить прямо сейчас. Дракон вместе с магом улетают (Амирруд ведь обещал покатать его, верно?), девица отвлекает бравых ребят и… вон то создание, а потом тоже уходит. Все довольны (или почти все), счастливы и расходятся по своим делам. Отличный конец, нет? Прям как для сказки, с моралью, что некоторое зло нужно не побеждать, а бежать от него.
[indent] «Да кто бы сомневался», фыркнул железный, когда Дайлен твердо сказал:
[indent] - Нет.
[indent] Интересно, это он сам по себе такой упрямый, или всем служителям ныне что-то подмешивают в еду и питье, дабы те так упорно цеплялись за свой Орден. Если бы кто спросил дракона, он бы прямо сказал, что ничего интересно в этих орденах, культах и домах не видит. Они отличаются в деталях, но по сути все в одном стиле выполнены. Уйдет один, появится другой. Смысл из-за них так волноваться и привязывать себя к чему-то одному? Хотя может людям ничего иного не остается?
[indent] Заговорил Турм. И от звука его голоса у ящера пошла дрожь по спине. Чешуйки, еще мгновение назад неприметные, гладкие и приятные встопорщились, сделав дракона похожим на железную острую статую, где каждый сантиметр выполнен очень искусным, но жестоким мастером – прям инструмент для пыток, сдирающий кожу с жертвы.
[indent] В самом голосе не было ничего примечательного. Он не нагнетал обстановку, от него не веяло тьмой. Обычный сухой грубоватый голос мужчины, медленно идущего к своей старости. Но Амирруд все равно стоял взъерошенный. Ему чудилось в тех речах шипение змей и рык родни, насмешки демонов и вой оборотней. Странное сочетание и в реальности такой концерт не услышишь. На мгновение у ящера забилась в голове мысль: «А не бросить ли их здесь?» Но лапы словно вросли в землю.
[indent] - Умолкни, бестия. Тебе не пошатнуть тех, кто верен Имиру. Твое решение, Дайлен?
[indent] «Леди, я предпочел бы стоять среди зрителей. Чего и вам советую. Не люблю постановочные бои еще со времен, эм, настоящей молодости, но здесь думаю будет на что глянуть. Собирал бы денежки за просмотр, но рядовым во всех этих культах обычно мало платят»
[indent] Амирруд опасался, что маг и впрямь сдастся. Т.е. поднимет руки вверх и опустится на колени, позволив себя связать. Вот тогда бы дракон точно прихватил рыжую и свалил в сторону… да любую сторону, только бы подальше.
[indent] - Я не хочу сражаться. Ни с моими братьями по вере, ни с вами, мастер Турм. Но буду. За веру, за то, что считаю правильным.
[indent] - За монстра и упырицу.
[indent] - За невинного пленника и тех, кто не сделал ничего дурного. Да будет Имир им судьей.
[indent] - Из уважения к твоему духу, позволю пасть тебе как воину. Но не считай, что этим ты спасаешь прокаженных.
[indent] Меч, который кто-то бросил воину, не был дурным. Обычный меч, хорошо заточен, добротно выполнен, с легким зачарованием. Но почему-то он казался безделушкой в сравнении с тем, что держал в руках Турм. А держал тот все такой же меч, но вот аура… аура вокруг старика сгустилась и потемнела, и весь образ его стал внушительнее и опаснее.
[NIC]Амирруд[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]
[indent] «Если честно, ожидал куда большего размаха», поделился своими мыслями дракон с рыжеволосой спустя примерно полчаса с начала сражения.
[indent] Не смотря на обретенное (и пока не осознанное) бессмертие Дайлен не торопился вредить старику. Тот же, не смотря на свой темный козырь, не спешил его применять и бился с отступником примерно на равных. Некоторые, как и дракон, ожидали чего-то более… просто более. Сильного, красочного, быстрого?
[indent] Одни полагали, что старику ничего не стоит быстро казнить мага, а все эти ритуальные танцы с мечами – дань уважения. Другие склонялись к тому, что что-то пошло не по плану. Может Турм и хотел разделаться с Дайленом побыстрее, но не мог. А показывать это… слишком Железнорукий хорошо собой владеет.
[indent] Рядом с драконом и Амариллой тускло сверкал оберег. Этим двоим по идее запрещалось покидать поле сражения, и логично предположить, что их хотели задержать после того как их «герой» лишится головы. Но по факту это было скорее условностью. Железному ничего не стоило раскидать побрякушки и вырваться вместе с рыжей. А наконечники стрел, болтов и копий, ненавязчиво нацеленных на них, - мелочи, хоть и неприятные.
[indent] Говорят, что магия всегда оставляет свой отпечаток на колдующем. Применимо это и к артефактам. Возможно когда-то эта смешная цепочка, созданная неизвестным могущественным созданием, и впрямь была нейтральным артефактом – честным и простым, гарантией того, что оба на дуэли будут равны. Но со временем… со временем стало раскрываться то, что возможно создатель туда вложил случайно. Или такова была его злая шутка.
[indent] Цепочка не просто копировала для своего обладателя приемы оппонента, нет. Она становилась жадной, она выпивала поверженного досуха, щедро делясь с хозяином полученным «опытом». Впрочем, и от своего владельца она забирала не мало. Рано или поздно это приводило к чудовищным последствиям и того… тогда артефакт ждал, когда к нему придет новый хозяин.
[indent] Изначально Турм и не думал использовать найденный артефакт во вред. Грубо говоря наивный и слабый в то время мальчишка вообще ни о чем таком не помышлял, ровно как и о служении великой цели. Он хотел выжить, а оборотень хотел его сожрать. Зверюга, стоящая на двух лапах, изматывала добычу, насмехалась и издевалась. Маленький человек против Лунного кошмара – куда ему тягаться?..
[indent] Что произошло в той пещере знал только Турм. Но в ту ночь из жизни ушел один монстр, и пришел другой. Тот, кто увидел свое предназначение в тускло светящемся под лунным светом куске железа.
[indent] Год за годом, жажда и голод терзали артефакт, и заставляли человека уходить все дальше по темной дорожке. То, что было правосудием, стало глумливой игрой в оное. И самое печальное, что Турм этого не осознавал. Он уже не был человеком, но с презрением отторгал любую мысль о своем грехе.
[indent] Как человек Турм уважал Дайлена. Хотя бы за то, что не убежал, не струсил. Но закон Ордена писан для всех. Как темное существо, выращенное на постоянном пожирании противников, «человеку» становилось… дурно. Что-то в мужчине его отталкивало, и одновременно привлекало. Почти как ящер, которому надлежало вернуться в подземелье и отдать свою жизнь на благое дело. В них обоих было что-то сокрытое. И это что-то артефакт желал забрать.
[indent] Парируя очередной удар, Дайлен внезапно почувствовал, что напротив него стоит не человек, но нечто ненасытное. И пасть раскрыта в желании пожрать его. Страшное чувство, ведь перед глазами был наставник. Суровый и верующий.
[indent] «Ты чувствуешь? Это не человек. Сравнил бы с гидрой, но даже у этих гадин есть ограничение на отращённые пасти»
[indent] Дракон слегка пригнулся к земле, будто перед прыжком. Мерзкое нечто казалось было намотано на руку Турма. О да, оно наверное могло лишить Амирруда проклятия. Но наверняка сделало бы его вечным рабом… как и всех тех, с кем сражался и кого побеждал старик. Впрочем, старик ли?.. Может ли такое создание умереть само по себе?

+1

36

В ответ на "бестию" Амарилла только хмыкнула. Конечно, можно было бы ввернуть что-то вроде "от бестии слышу", но на её взгляд дедушка пока не дорос до такого громкого поименования. А то ещё за сотню не перевалило, а туда же, хвост распушил, мечом размахался. Разумеется, сила бывает и врождённой, тут возраст мало что решает. Зато опыта врождённого не бывает, как ни крути. А ведь получить силу мало, нужно ещё уметь ею воспользоваться. Это раз. А два, удержать её тоже уметь надобно. И в узде, и в собственных руках.
Единственное, на что сейчас способен Турм, так это приносить неприятности, что себе, что окружающим. Большие, серьёзные, но это-то и всё. Его бы в Тёмную Империю на пару дней, вот бы рыжая над ним посмеялась. Но сейчас, само собой, было не очень-то весело.
– Люди, странные существа, – заметила Лила, усевшись подле лапы дракона прямо на крошащуюся брусчатку, которой всё ещё был вымощен замковый двор. – Я знаю, я сама такой была. Они порой ни во что не ставят свою жизнь, но тем самым придают ценности и веса вещам действительно важным. Им это надо. – Вампиресса насмешливо вскинула голову: – Видимо, ты для Дайлена важен. Вам, драконам не понять, да и мне уже, наверное, тоже, но вообще, если человеку что-то понравилось, он не обязательно стремиться этим завладеть, а иногда делает такие вот удивительные вещи. Ведь он же жизнь себе сломал, чтобы тебя спасти. От всего привычного в настоящем отказался и от будущего заодно. Теперь у него впереди только неизвестность. Ни один эльф на такое не способен, не говоря уже про гномов, вампиров и прочих умников. Разве что орки ещё. Они дикари, конечно, но местами понимают побольше нашего.
Поединок Амариллу не очень занимал. Почему-то ей казалось, что просто прирезать друг друга соперникам совсем не хочется. И это значило, что биться они будут на износ, несколько часов, а может и суток. Маги же. Бывали случаи, как говорится. Куда внимательнее вампиресса приглядывала за зрителями. Чтоб не жульничали, имировы дети! Не то чтобы Лила была так уж против обмана, но себя провести не позволила бы.
Кроме Турма и Дайлена она насчитала ещё с десяток толковых воинов и пригоршню молодняка. Многовато вообще-то, но если они по самые гланды артефактами не напичканы, то сладить можно. Так что если кто хитрить бы надумал, тот рисковал получить от рыженькой крохи нешуточную такую затрещину. Но братия смотрела на бой с молчаливым, хмурым почтением. Видать, Дайлена тут уважали не меньше Железнорукого. И было в этих лицах ещё что-то неизъяснимое, но очень важное.
– Слу-ушай… а ведь они что-то понимают, – если бы вампиресса уже не сидела, то сейчас она точно плюхнулась бы на зад от удивления. – По крайней мере, старшие так уж точно. Их же учили Тьму распознать. И не только Тьму, а и зло в любом обличии. В зеркало иногда поглядывать правда не научили, ну так это мелочи. – На её хитрой мордашке расплылась самая что нинаесть многозначительная улыбка. – Не быть Турму у них больше вожаком. Слишком много вопросов старик вызывает и слишком мало ответов даёт, только баснями про веру и правое дело кормит. Эх, кабы не это, отличный бы охотник на нечисть получился. А среди имировых служителей ему, и правда, делать нечего. Надеюсь, наш маг его всё же не прикончит. – Дайлен едва не пропустил выпад соперника и Лила тоже нахмурилась: – Ну, и сам не сдохнет по глупости, непутёвый.

Отредактировано Амарилла (10-10-2019 20:45:01)

+2

37

[indent] Они и в самом деле понимали, но не верили. Это ведь только вредные старики и завистливые соседи рады радехоньки, когда чье-то грязное белье всем на потеху вытаскивают. Едва в ладоши не хлопают и доверительно перешептываются, мол, давно все ясно было, предчувствия, поведение и т.д. Не каждый оборотень так в свою жертву вцепится как цепляются такие благообразные соседушки в очередного несчастного.
[indent] Молодые – эти ничего не видели. Не сводили взведенных арбалетов с темных гостей и недоумевали, почему мастер Турм так долго возится с предателем. Это в них вбивали очень долго, да и юношеская горячность твердила: свет сильнее тьмы, свет разгоняет тени, добро побеждает зло. Именно к правым воинам в решительный момент приходит подмога. Именно они в итоге разрубают вражеские чары, вместе со злокозненной ведьмой.
[indent] Если Дайлен объявлен предателем, значит он теперь фигура другого цвета в этой бесконечной игре. Значит, он должен с честью проиграть. Некоторые правда подумывали, что и чести-то с самим мастером сражаться многовато для того, кто с темными якшается. И то напряжение, отвращение, которое внезапно легло на плечи, - исключительно вина бывшего товарища.
[indent] Старшие – чувствовали и видели иную картину. С каждым ударом и выпущенным заклинанием, которое старик шептал на странном наречии, лишь усиливало подозрение. От мастера волнами шла тьма. И в это было гораздо сложнее поверить, нежели в доброго вампира или травоядного перевертыша.
[indent] «Понимают. Но в любой момент могут закрыть глаза. Многие детеныши так делают, что не видеть того, что им не нравится. Жаль, что реальность этот махонький ритуал совершенно не меняет»
[indent] Амирруд знал о чем говорил. Он через это прошел, и он был свидетелем решения не раз.
[indent] У воинов, тех кто видел, как тьма пытается сожрать свет, источником которого был их бывший соратник, все еще был выбор. Отвратительный.
[indent] Закрыть глаза. Отвернуться от очевидного. Списать все на вражеские происки, принять непогрешимость старшего. Остаться в том мире, в котором не было таких сложностей и неприятных открытий. Поклясться в верности и уповать, что темная гадина, словно обвившая правую руку Турма, не решит заглотить свидетелей своего позора и величия.
[indent] Сложный выбор. Чаши весов готовы качнуться в любую сторону, только подбросьте туда еще песчинок – веских причин делать или не делать.
[indent] Железный однако с удивлением ответил, что кто-то… готов принять правду. Готов выступить следующим на этом карнавале. Но традиции… традиции и честь не позволяли вмешаться в поединок.
[indent] «Если наш храбрый друг падет, умрут и они. Незавидная участь»
[indent] Дракон видел силу артефакта, видел и то, что от человека остался практически только остов. Существо было ближе к демону. Искусственный демон, сотворенное чудовище, выращенное из человека – кто бы мог подумать, что такие вообще могут существовать в этом мире? Человек ему не был ровней, но почему-то до сих пор держался.
[indent] Без видимой причины Амирруд улыбнулся: в отличие от прочих драконов у него это получалось превосходно! А потом и вовсе рассмеялся. Вздрогнули все, считая Дайлена. Арбалетчики не выстрелили, а маги не обрушили поток заклинаний. Только сражающийся маг оказался обезоружен – мощным ударом Турм выбивает оружие у противника и делает шаг ему навстречу.
[indent] «Ларчик оказывается сломать так просто. Смотри!»
[indent] Железнорукий перебрасывает свое оружие в другую руку и смыкает пальцы на шее Дайлена. По руке ползет воплощение цепочки-артефакта – черная гадина со множеством клыков и ненасытной пастью. Она жаждет поживы и готова ее вкусить. Вот только сам артефакт не разумен – им движут заложенные стремления, а человек давно уже изменился и не в силах оценить все верно.
[indent] Против темных созданий у Турма было неоспоримое преимущество. Как бы иронично это не звучало, но он был тьмой, которая поглощала созданий Рилдира. Но свет ему был неподвластен. Более того он был ему враждебен. Тем более такой живой. Дайлену для победы нужно было всего лишь проиграть.
[indent] Червь добирается до шеи и впивается, силясь прогрызть защиту. Но вместо нового потока силы ощущает… страх? Боль? Недоумение? Или все разом? Божественный дар не просто отторгает противную силу, но уничтожает ее.
[indent] Темный туман, который стал практически видим и осязаем, развеивается. Цепочка, спрятанная под доспехом раскаляется и осыпается невесомым пеплом. Не успевая долететь до земли, исчезает. И вместе с артефактом горит сотворенное создание.
[indent] Недоумение во взгляде Турма сменяется яростью. Он отрывает руку от шеи поверженного противника, но поздно. Его тело изменилось. То, что для человека было бы приятным теплом, для него стало приговором. Стоит отдать честь старику – он не кричал, не выл и не валялся в земле брызжа слюной. Только лицо искривлялось от боли. В последнее мгновение пришло осознание – он умирает как одна из тварей, которых он изничтожал по всей земле.
[indent] Он бы предпочел уйти из жизни как человек. И он ушел.
[indent] Дайлен взял из рук мастера его собственный меч и нанес удар. Маг остался верен себе: он не осуждал Мастера, хотя и понимал, сколько невинных тот мог сгубить и сгубил за свою ставшую нечестивой жизнь. Но где-то в глубине души он все еще был человеком. Мужчиной, который рассказывал мальчишке байки, давал подзатыльники и учил держать оружие. Тварь не заслужила уважения. Зато старый воин – да.
[indent] Пепел и череп – вот и все, что осталось от Турма Железнорукого.
[indent] В ночи стало пронзительно тихо.
[NIC]Амирруд[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/D8wgfhAWsAAk725.jpg[/AVA]

+1

38

– А я думала, он просто один из наших… – кажется, Лила произнесла это вслух.
Но нет, вампиром Турм не был. Хотя и ощущался очень похоже, как некая всепоглощающая пустота, затягиваются в себя всё, до чего способна достать, и бьющая плетью из собранной энергии в момент произнесения заклинания. Всё маги Детей ночи, и Амарилла в том числе, выглядят именно так.
Ей было жаль предводителя имировых служителей. Помимо Тьмы и Смерти вампирам покровительствует земная стихия и, как следствие, все они не только азартные бойцы и опасные хищники, но и рачительные хозяева. Им всегда досадно, когда по глупости и незнанию пропадает то, что ещё могло быть полезно.
Как и ожидалось, Турму не хватило опыта. Это только кажется, что полвека жизни приличный срок, а на самом деле за это время только и успеваешь узнать, что ничего не знаешь. Будь Железнорукий чуть менее упёртым и чуть более осмотрительным, отличный бы получился охотник. Годков через двести. Жаль, очень жаль, но не судьба видимо.
Амарилла поднялась и нарочито неспешно отряхнула подол. Она и так проявила завидное терпение, не мешая человекам разбираться между собой. Но ежели сейчас кто-нибудь задастся вопросом, а что же им делать с тёмными, то его точно ждёт внеплановая демонстрация того, что тёмные могут сделать с бестолковыми болтунами.
– Тьма и Свет уничтожают друг друга. Так заведено, – меланхолично заявила она, обведя собравшихся взглядом. – Если сходятся в поединке. Но ведь не обязательно же постоянно воевать. За днём всегда наступает ночь, под кронами деревьев всегда живут тени и они тем гуще, чем ярче свет вокруг, каждый из вас отбрасывает тень и, слава всем богам, никому не приходит в голову извести их полностью. Потому что так заведено. Открою вам страшную тайну, пока вы тут изобретаете, как сжить со свету рилдировых тварей, твари эти давным-давно с людьми торгуют и ни о войнах, ни о господстве над вами не помышляют. Зачем такие хлопоты, когда можно проводить время в своё удовольствие? Вы для нас не опасны. Вы на наших землях ни воевать, ни выжить не сможете. А еду и купить можно. Или вы никогда не задумывались, почему к югу от Скалистых гор нет ни одной катрги? А ведь преступников-то хватает. Куда ж они деваются после поимки? – Вопрос был риторический, очевидно же, что не всех на городских воротах развешивают, потому Лила и не ожидала ответа. – Зло оно не в Тьме и не в Свете, оно в душах, сердцах и головах. Когда с умыслом, когда по незнанию. Но от наличия рогов, копыт, клыков и крыльев оно точно не зависит.
Себя вампиресса доброй никогда не считала. Не с чего было. А вот за свою вменяемость, за то, чтобы совладать с неуёмной Жаждой и остаться собой, а не стать её физическим воплощением, Лила боролась очень долго. Ей и сейчас ещё частенько приходилось осаживать внутреннее чудовище. И так будет до конца её земного существования. Но ведь она была в этом не одинока. Монстры сидят внутри каждого. Морды и имена у них разные, а суть одна. И Амарилла на собственном опыте убедилась, что кормить их надо регулярно, чтоб хозяина не грызли, но и не очень часто, чтоб не выросли слишком большими и его же не проглотили.
– Пойду я, – немного невпопад продолжила она, погладив дракона по шее. – Рассвет скоро. Мне спать пора. День это ваше время. Снова в гости не напрашиваюсь, всё понимаю. К себе тоже не зову. Но и не прощаюсь. По соседству живём всё-таки, наверняка свидимся ещё.
Миниатюрная рыжая женщина как стояла, так и растворилась в воздухе, а в тёмное небо, шумно хлопая крыльями, ворвалась большая чёрная птица, почти сразу исчезнув в обсыпанной редеющими звёздами бездне. Всему свое время, а прямо сейчас людям было совсем не до неё.

Отредактировано Амарилла (15-10-2019 15:58:53)

+2

39

[indent] Разбирать библиотеки, оставшиеся после Орденов, Коллегий или просто гениальных одиночек – та еще морока. Время неумолимо. То, что казалось великим и незыблемым, становится нагромождением камней и ненужными никому тайнами. То, о чем заботились и кропотливо записывали аккуратными строками, превращается просто в мусор.
[indent] Книги и свитки были, пожалуй, самыми хрупкими. Когда их не оберегали заклинания, они словно сами по себе стремились истлеть и развеяться, похоронив с собой историю. Копаться в старых записях, где большая часть чернил выцвела, – чистое наказание. Копаться в записях, когда каждый источник готов осыпаться пеплом или пылью – пытка.
Работа шла медленно.
[indent] Магией воздуха осторожно перевернув последний листок и закрыв книгу, маг выдохнул. То, что он переводил последний месяц, было либо самым фантастическим открытием в истории, либо очень глупой шуткой. Он не знал, оценят ли его труды другие, но для себя решил снять копию. Ну как снять… Другому не доверишь, вон приятель уже два свитка случайно уничтожил, а книга готова рассыпаться от одного дуновения. Здесь только самому сидеть и записывать. Благо большую часть он уже перенес пока занимался переводом и поиском значения особо заковыристых выражений.
[indent] Накинув оберег на свои труды и наведя на столе порядок, колдун подхватил исписанные листы и направился к учителю и коллеге. Ему нравилось работать с текстами, нравилось осознавать, что его магический дар может спасти крупицы истории, открыть нечто из загадок прошлого. И совсем чуть-чуть ему хотелось признания.
[indent] Жена убеждала, что ей не нужно ничего доказывать. Да и сам маг вполне себе обходился без громкой славы. Но совсем чуть-чуть… самую крупицу-то можно. Просто чтоб доказать самому себе, что не зря старается днями и ночами напролет.

[indent] – Нет, это определенно выдумка, – с сожалением выдохнул коллега и в прошлом учитель.
Маги сидели в большом зале полуразрушенного замка, от которого осталось пара комнат, вот этот зал и куцая башенка. Завтрак медленно перетекал в обед, и тем это было забавнее, что никто из магов не притронулся к еде. Долго и упорно они разбирали найденную легенду. Но сколь бы чудесно она не звучала, верить ей – пустое дело.
[indent] – Уставы не меняются в одночасье. Возможно, Турм был тираном и его сместили согласно обычаю – через поединок меча и магии. Возможно там действительно было задействовано чудо – пик магической активности. Но знаешь, я бы не исключал, что Мастер-Капитан Дайлен просто занял место предшественника. Борьба за власть – дело такое.
[indent] – Как раз эту часть считаю наиболее вероятной. Имело место быть некое сражение. Столкновение, уничтожение и примирение света и тьмы.
[indent] – Красивые слова. Власть сменилась, да, тут соглашусь. И этой власти нужны были причины и гарантии, что ее не сметет основной Орден. Судя по дальнейшим событиям, практически все воины перешли под новое командование, за некоторым исключением. Они отделились от основного Ордена и стали действовать сами по себе. Вот, через пять лет мирное противостояние переросло в бой. Войну двух организаций я бы даже сказал…
[indent] – Нет-нет, все это и есть то, что не ставлю под большее сомнение, чем нужно. Меня смущает вот этот кульминационный момент. Дракон, демон, ведьма, вампир, светлый воин…
[indent] – И не говори. Не хватает только айрэс и оборотня. Будет как в анекдоте. Я отвлекся, но к тому и подвожу суть: нужна была красивая история, они ее придумали. Но перестарались. Начать с того, что демоны – создания Рилдира по существу своему не могут повернуться к свету или хотя бы отвернуться от тьмы. Это как летающая рыба или дышащая под водой птица. Небылица в общем.
[indent] – Хм… мне кажется летучие рыбы все же существуют.
[indent] – Они не без причины подпрыгивают над волнами. Живут-то они все равно в воде. Ну ладно, давай оставим демона. Спишем на то, что ему была выгодна эта история. То, к слову, дает все основания для Ордена напасть на отступников – сама связь и принятие помощи от темных – первый грех.
[indent] – Вы отвлеклись, коллега.
[indent] – Да, как я и сказал, демона можно принять как за вероятный правдивый элемент. Но все остальное?.. Явление Имира – давят на веру, поскольку ни доказать, ни опровергнуть божественное вмешательство невозможно. Вампир, отпивший от их людей, - так бы они его и отпустили.
[indent] – Говорится, что это была женщина… Может просто ведьма или вещунья из деревни? Рыжая по описанию. Таких любили в нечистом колдовстве обвинять. Да что за примерами далеко ходить – у нас в стенах рыжих до сих пор гоняют. Темные умы, чтоб им…
[indent] – А дракон? Бред же чистой воды. Эти создания отражают магию. Какой силы должно было быть «проклятие», чтоб пробрать пусть молодого, но дракона? Идем далее: без воздуха и пищи даже эти создания не выживут. Можно сколько угодно говорить о росте и сне, но по мне так байки.
[indent] – Можно по этому вопросу проконсультироваться у непосредственного эксперта, – мягкая улыбка.
[indent] – Хочешь – уточни. Но по моему эта история – заготовка. Для насаждения в умы простонародья и укоренения в местных землях. Тут только свадьбы мага и ведьмы не хватает! Думаю, если бы у Ордена был дракон и Избранник Имира, он бы до сих пор существовал, а мы бы не тратили время в этих обломках.
[indent] – И то верно. Но знаешь, я все же сохраню эти записи.
[indent] – Да, конечно. Столько сил и времени потрачено было. Практическая польза тоже есть, теперь легче понять диалект на котором они вели свои записи.
[indent] – Только в один период.
[indent] – И то не лишнее…
[NIC]...[/NIC]
[indent] Магу немного жаль, что даже учитель – его ближайший друг – не признал историю правдивой. Но верить-то никто не запрещает. Он непременно перепишет все это, укажет источник, первого автора… История очень понравится его детям. Ведь когда-нибудь у него будут детки. Мальчик и девочка. Да, непременно… А пока у него еще столько работы.
[AVA]https://yt3.ggpht.com/a-/ACSszfEbHGwfoJqvJcFjPLixsfxw_WaNE5wA5_lu_A=s900-mo-c-c0xffffffff-rj-k-no[/AVA]
[indent] Где-то по миру летает отринутый Альмареном дракон. Где-то появляется трактир, и жители уверены, что он стоял тут испокон веков, а трактирщик всем знаком и ко всем добр. Где-то живут потомки тех воинов и тех жителей: заводят семьи, поют колыбельные или несут в ночи свой дозор, защищая нуждающихся и спасая правых. Где-то живет и наслаждается ночами «несуществующая» вампирша.
[indent] Время неумолимо. Нет больше ни того замка, ни Ордена. Но живо наследие.

Отредактировано Морваракс (16-10-2019 19:49:50)

+1