http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Зеленые искры


Зеленые искры

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/0083119a-1eb5-42e5-8ada-4f3c91e856ff/d2hx0ml-4df60b7d-6f2b-4d6c-81b3-23e90980bb72.png?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7InBhdGgiOiJcL2ZcLzAwODMxMTlhLTFlYjUtNDJlNS04YWRhLTRmM2M5MWU4NTZmZlwvZDJoeDBtbC00ZGY2MGI3ZC02ZjJiLTRkNmMtODFiMy0yM2U5MDk4MGJiNzIucG5nIn1dXSwiYXVkIjpbInVybjpzZXJ2aWNlOmZpbGUuZG93bmxvYWQiXX0.o5jWQ2ntxPlVJESpjRJei1f7r94BRKRehVjd1ZFwzNc
Время: 10605 год от сотворения мира, середина лета
Место: леса Южного Материка
Участники: Аелла, Морваракс
Сюжет: знакомство дракона и тифлинга с дружелюбной и чуть менее дружелюбной фауной южного материка.

+1

2

Морваракс падала. Падала все глубже в зеленый водоворот чуждой ей магии.
Первые часы на новом берегу не дали такой реакции, и крылатая было подумала, что такому могущественному существу как она, не грозит влияние южного материка. Дракон ошиблась. Принятие пришло быстрее осознания, стоило ей ступить под яркие своды местного леса. Осознание… осознание запаздывало.
Восхищение и любопытство затмевали тревогу. Она не слышала слов другого дракона, не замечала необходимости повернуть назад и воздвигнуть защиту внутри себя. Возвращаясь к берегу, якобы на морскую охоту, возвращаясь к лагерю, обсидиановая тщетно убеждала себя, что все под контролем. Сколько однообразных дней прошло таким образом? Два? Три? А может счет шел уже на месяцы?
Нет, она пробыла на новой земле меньше седьмицы. Но ощущение времени пропало, дракон плохо осознавала кто она и где находится.
Почему так вышло? Кто знает… Может она была слишком молода чтоб сопротивляться влиянию местных чар. Но Майретчи'риата уступала ей и в возрасте и в опыте, но кажется не испытывала подобных проблем. Может видевшая и воспринимающая мир исключительно с позиции дракона, она острее ощущала все нюансы нового окружения. А может тут свою роль сыграл фактор, о котором никто не знал.
Обсидиановый дракон погружался на дно зеленого тумана, рискуя раствориться в нем без остатка.
В лагере на нее перестали обращать внимание. Она не помогала, она не вступала в беседы и не вела дел с другими. Просто демонически огромный зверь. Кто-то косился с опаской, убеждая других, что разума во взгляде этого ящера с каждым часом все меньше. Как бы умом не двинулась и на своих не напала. Большинство отмахивалось, пускай и с досадой: на драконов кое-что возлагали и апатичность одного из них ситуацию ничуть не красило. Но сумасшествие? Способны ли мудрые потерять себя? Бред…
Или нет?.. Дичать Морваракс не собиралась. Не столько из-за силы воли, сколько из-за гордыни, что не позволила бы ей пасть так низко. Но все, что осталось позади, стремилось быть забытым. Зелень лесов и нечто, живущее глубоко внутри материка звало. Неясный зов сносил все планы, стирал дела, оставшиеся на родной территории, дурманил и наполнял силами, чтобы резко оборваться, оставляя ящера высушенным и сбитым с толку.
Драконы горды, драконы упрямы и тщеславны. Эта игра могла длиться очень долго, или оборваться столь же внезапно как началась.
Раскрыв глаза ранним утром, Морваракс подняла тяжелую голову и с подчеркнутым безразличием огляделась. Казалось, она проспала подобно древним драконам не одно столетие. Пришлось напрячь память, чтоб вспомнит события последних дней. Смутные, как в тумане, но с каждой деталью все более четкие и ясные.
Кто-то из команды слишком близко познакомился с ядовитыми ползучими растениями. Цветки сладко пахли, но отличались еще и тем, что были плотоядными. Каждую ночь они распускали колючие щупы. Дотронувшись до чего-то живого, они впрыскивали яд и оставляли пахучую метку. На следующую ночь целенаправленно искали помершее мяско. Яд, как оказалось, хорошо действовал на мелких млекопитающих. Люди же отделались набухающими гноем волдырями и зудом в месте укола.
Цветы, ко всему прочему, оказались еще и весьма шустрыми. После попытки ради науки и мести выкорчевать опасную тварюгу, та подобрала корешки, сплела вокруг зубастого цветка кокон и покатилась. Еще и сигнал своим сородичам дала. Вид убегающих цветов был… прекрасен в своей абсурдности. Один цветочек выловили и ученые умы уже два дня самозабвенно изучали строение странного охотника.
Красочно встало воспоминание как Ласка, орудуя отобранным у кока половником, отбивается от какой-то птицы, вознамерившейся поцапаться с привезенными воронами за территорию. Полуэльфийка всегда была бойкой: получив удар по голове (это же надо так изловчиться!) птица пала в этом бою. Но полуэльфийка была еще и доброй к животным и заперла поверженного противника в одну из клеток. Вроде как в наказание. Но это не точно.
Дракон шумно выдохнула и поднялась на лапы. Ей хотелось в лес. Умом она понимала, что ее может опять накрыть тамошние сети чар. Но если она будет теперь его бояться, то разумнее сразу повернуть к родному берегу. С поражающей легкостью дракон скрылась меж деревьев.
Лес с рассветом уже не играл яркими красками и выглядел почти как родной. Может это ее и подкупало?..
Заслышав шаги позади себя, ящер повернула морду. Обычно за ней никто не ходил. Может капитан решил послать соглядатая, или кто-то набрался храбрости погулять по местным красотам в сопровождении крупного хищника? Причины – это их дело. Мор же просто хотела понять, кто составит ей компанию в этой день.

+1

3

Я пнула камешек, раздраженно удаляясь от корабля и команды. Они меня только раздражали. Магов среди них хватало, а мне с ними, что заживо похороненной. Тошно, да воздуха не хватает. Не говоря уж о том, что к кораблям я слабости никогда не питала, предпочитая твердо стоять на земле своими двоими.
И как я только оказалась втянута во всё это «покорение новых земель»?
«-Эй, Ела, ноги со стола убери! – Моё равновесие безбожно нарушается, я покачиваюсь на стуле, но успеваю вскочить, придержав несчастную мебель.
-Какого рожна тебе, Златозар? – Вскинулась я, продирая глаза и недовольно зевая, - Так будить, знаешь ли, вредно, можно по роже схлопотать.
Когда мне мешали, спать я не любила. Особенно если до этого я пару дней пила и пробуждение обещало головную боль. А вчера я, в общем-то, не только пила. И потому злой была особенно.
-Это бы увеличило твой долг передо мной в два раза. – Нахально заявил северянин, отнимая мой стул и садясь напротив, - Опять какой-то дрянью швыранулась? Когда только надоест.
-По делу. – Раздраженно скрестив руки, предупредила я дальнейшее вмешательство в свои личные дела.
- Отработать хочешь? Весь разом? – Прямой вопрос вернул меня в чувство. В сиреневых глазах отразилась заинтересованность.
-Отправишься от наших в плавание. На корабле. Осмотришь что к чему, потом доложишь и свободна, как ветер в поле. – Заявил мужчина. Я прикинула, сколько может занять времени плавание. Очевидно, это была очередная попытка заботиться и подвигнуть меня слезть с наркотиков, словно бы то было легко и просто, но соблазн отделаться от своего кредитора раз и навсегда был слишком велик.
- Идет – ответила я.»

И пожалела об этом максимально скоро. Морская болезнь и ломка – худшее сочетание из известных человечеству. А в дозах приходилось себя максимально ограничивать, что не делало меня излишне приятной компанией. Да и, как выяснилось, на корабле моём магов, или обладателей артефактов было с дюжину, отчего меня накрывало откатом. Приходилось забиваться по углам, не позволяя попадать людям в свое поле. На корабле выходило скверно, а вот по острову я себе прогулки устраивала. Даже высыпалась, находя более менее подходящие деревца или полянки.
Отодвинув ветку какого-то странного, голубовато-дымчатого дерева, я вышла наподобие тропы и меня мгновенно скрутило. Давящее чувство накрыло с головой, словно сильная волна, я даже отшатнулась, поднимая взгляд на дракона.
А в лагере я её уже видала пару раз. Издали. - Только и подумала я, делая глубокий вдох и приветственно кивая.

Отредактировано Аелла (13-06-2019 15:47:15)

+1

4

Тифлинг. Женщина. Антимаг.
Магам тяжело находиться рядом с теми, кто подавляет их силу. Некоторые испытывали физическое недомогание, другим просто было неуютно, словно стоишь на пороге собственного дома без ключа. Даже драконы отмечали, что такой врожденный дар… отталкивает. Однако, в отличие от людей, эльфов и иных малых рас, драконы как раз могли ответить антимагам той же монетой. Не специально, но тем не менее.
Морваракс смерила тифлинга взглядом и было уже отвернулась. Судя по всему, женщина не горела желанием бегать за огромным ящером. Мало ли какие у нее дела на этом материке и конкретно в этом направлении. Обсидиановая и вовсе не тяготела к пустым разговорам и тягостному молчанию.
Но все же не отвернулась. Антимаг могла бы сослужить хорошую службу, отгоняя излишне острые проявления магии южной земли от дракона. Тем самым позволяя Морваракс привыкнуть и адаптироваться.
Да, у тифлинга могли быть свои планы, и вряд ли они включали в себя должность няньки для дракона. Да, Мор обычно не отвлекала других от их важных и не очень занятий. Но раз подвернулся такой случай, то почему бы и нет? В конце концов, если так уж прижмет, то рогатой девице можно будет выдать блестящие монетки – такая мелочь, а кружит голову не только драконам, но и практически всему разумному миру.
«Следуй за мной»
Отвернулась и двинулась глубже в лес.
Еще до того момента как ее лапы коснулись песка побережья, Морваракс с высоты своего полета отметила, что выбрали они весьма лесистую местность. Дебри, играющие в ночи самыми разными красками и цветами, казались таинственными, волшебными и совершенно непроходимыми. При дневном свете многие растения уже не светились и выглядели поскромнее, однако лесу это добавляло мрачности.
Обсидиановая опасалась, что рано или поздно, но растущие деревья преградят ей путь, заставив подняться в воздух. Не зря же лес казался дремучим и непроходимым. Страх был напрасен (хотя бы в этом ключе): более рослому ящеру пришлось бы туго, или заставило бы его перекинуться в двуногую форму, но Мор проходила без проблем.
Под лапами, укрытые толстым ковром сочной зелени, поскрипывали и «ворчали» исполинские корни. Дракон чувствовала их при каждом шаге, девушка же и подавно познала почти все прелести данной местности. Более тонкие и непримечательные у берега, но чем дальше от оного, тем они становились все больше и величественнее. Перебираться через них в попытке угнаться за драконьим шагом – то еще испытание на выносливость.
Вдобавок в воздухе висела пыльца и сновали насекомые. Если при отсутствии аллергии первый момент можно было игнорировать или даже считать очаровательным, то второй пакостно отравлял каждую минуту пребывания в лесу. Мелкие и противные, большие и пестрые, определенно опасные или подчеркнуто безобидные – они либо лезли в лицо, либо норовили присосаться к любому оголенному участку тела. Дракона тоже пытались попробовать, но быстро поняли, что этот камень им не одолеть.
Были и плюсы. Дракон отпугивала большинство хищников, правда и большинство живности вообще. Ни одно растение пока не попыталось откусить от тифлинга кусочек, ужалить, удушить или отравить. Огромный плюс при практически полной «слепоте» на новом месте.
Морваракс остановилась на поляне. Чуть больше свободного места, почти нет выпирающих корней. Деревья увиты цветущими и сладко пахнущими растениями, вокруг цветков, источающий аромат, кружат злосчастные насекомые.
«Тихо. Смотри»
Обсидиан не знала, что ее привело сюда. Но поскольку на южной земле каждый клочок земли был по своему удивителен и уникален, Мор не сомневалась, что что-то они точно увидят.
Прошло пару минут и вдруг среди мельтешащих насекомых три раза вспыхнуло что-то зеленое. Больше всего это напоминало искры – такие взлетают от костра, такие сыпятся при эффектном заклинании. Прошло еще две минуты, бесшумное «искрение» повторилось.

+1

5

Я с детства знала о редкости рождения антимагов, но вот только знание это счастья не прибавляло, не говоря уж о том, что была я не из тех негаторов, что могли отделаться после общения с магами только головной болью или дурным настроением. Меня могло вполне себе с ног сбить в компании сильного мага и то, что я, увидев дракона, устояла - было чудом. Или следствием недавно выкуренного дурмана с поэтичным названием «черный мор». Вообще-то смесь черной не была, как и выдыхаемый при курении дым. Он был, скорее, синим, немного с зелена. Говорят, что у сидящих на море легкие черные. Отсюда и название.
Смесь чувство эйфории вызывала незамедлительно, буквально с первой затяжки, становилось хорошо, обострялись чувства, ярче становились цвета, затем нападало расслабление и леность, хотелось смеяться или петь. Однако как отходняк всегда накатывало бессилие, такое, что даже вдох кажется невероятным подвигом, а на грудь словно скалу возлагают. С непривычки даже тело спазмами сводит, но я сижу уже достаточно долго, чтобы просто вырубаться от накатывающей усталости.
Для меня наркотики стали средством минимизации откатов от общения с магами, взаимодействию с артефактами и волшебными существами. Только вот зависимость и ломку никто не отменял.
«Следуй за мной»
Прозвучал голос ящера в голове, и я кивнула. Не то, чтобы у меня не возникло вопросов или желания поспорить, ведь наркотик своё действие всенепременно закончит, и мне прилетит значительное ухудшение самочувствия. С другой стороны, у меня при себе были смеси и посильнее, припрет – можно скрутить самокрутку, да исправить положение, или скажем, закинуться парочкой «зелий». Однако, сколько бы вопросов или частиц «но» у меня в голове не находилось, в моей жизни уже давно бытовало весьма красноречивое правило:
«Чтобы не хотел от тебя дракон – делай. Это же дракон».
И так уж вышло, что всякие такие правила хранили мою жизнь надежно и уютно, а посему и нарушать их я не намеревалась. А дракон не намеревалась объяснять, устремляясь вперед и уж больно резво лавируя между деревьями.
Я бежала за ней достаточно быстро, чтобы не потерять из виду.
«Ха! Будто так легко потерять огромного чашуйчатого зверя! Тут что лес, что поле! Вон, следы какие в земле».
А вот бежать в отдалении было комфортным. Прежде всего, я могла варьировать собственный темп, чтобы не задействовать сил более необходимого, да к тому же смогла держать собственное поле подальше от ящера, что позволяло чувствовать себя значительно лучше, даже при необходимости сальто через коренья наворачивать.
Однако дракон выбралась на поляну, красивую такую поляну, яркую, красивую, травка на ней такая манящая, мягонькая, как кисонька.
«Я бы её даже погладила». – Рука потянулась к траве, покуда я восстанавливала дыхание, но близость дракона вновь ударила меня по голове дурным самочувствием. Я чуть покачнулась, борясь с тошнотой, когда в голове вновь прозвучал голос.
«Тихо. Смотри»
Я озадачилась. Украдкой всё же дотянулась и погладила траву, хотя прежнего энтузиазма уже не испытывала, а лишь затем подошла ещё ближе к дракону, пытаясь понять, на что надо смотреть. Идеи лучше, чем проследить за взглядом самой черной ящерки.
Летали насекомые, были какие-то цветы, ну так это везде есть, разве что цветов я таких не видела, лепестки глубокие синие, но без четкой формы, с просветами, словно бы были сплетены кем-то, а серединки алые, бугристые, как будто ягодная россыпь.
«А может и впрямь ягодка какая?» - С интересом подумала я, - «Надо сорвать парочку, привезти и продать, авось алхимиком интересны будут и сгодятся на что? Можно и насекомышей сцапать».
Прошло пару минут, когда среди насекомых вспыхнуло что-то зеленое. Больше всего это напоминало искры, странные такие, но яркие. И взлетали копной.
«Красиво». – Заключила я, и даже на миг перестала ощущать тошноту и головную боль.
-А что это? Какой-то огонь горит с примесями? – Поинтересовалась я, памятуя всякие шаманские травы, которые меняли цвет пламени или позволял рисовать дымом.

+1

6

Дракон любовалась. Любовалась красотами новой земли и ее обитателями. Любовалась зелеными искрами.
Тифлинг невольно способствовала таки привыканию дракона к местному магическому фону. Будь Мор одна, она скорее всего прошла бы мимо полянки или уже повернула бы обратно к берегу. Сейчас ситуация была иной, и это было прекрасно. Всего одна женщина-тифлинг, а какие изменения! Вот и говори после этого, что мир не на таких вот «мелочах» строится.
Морваракс не только постепенно ощущала мир в привычной ей форме, но и видела картину предельно четко. Разглядеть источник искрения было сложно из-за скорости и размеров, но обсидиановая смогла. Примерно в то же мгновение подала голос тифлинг. Дракон немного прикрыла глаза, и едва заметно качнула головой:
«Нет. Они живые. Подойди»
Сама ящер осталась стоять на выбранном месте, опасаясь спугнуть диковинку. В будущем у нее не будет излишней осторожности, когда она лучше узнает искрящихся малышей.
У этих крылатых созданий, как ни странно, не было естественных врагов на Южном Материке. Может слишком юркие, может слишком тощие и не питательные, а может у них просто была выработана защита против хищников, но как бы там ни было, а искряки не испытывали страха ни перед местными, ни перед пришлыми. Им просто не могло прийти в голову, что их могут поймать или навредить.
Другое дело – охота и поиск самочки. Вот это – очень важные дела. Ну определенно важнее черного великана и невидимки. Тифлинга создания не замечали, ее для них вовсе не существовало. Все благодаря ее таланту, который и позволил приблизиться вплотную.
Более всего малые создания – с мужскую ладонь размером в лучшем случае – походили на драконов. Но таких крошечных, что даже самый юный вирмлинг казался массивным и крупным в сравнении с ними. Тонкое тельце с огромными крыльями, шесть лапок и на каждой по три когтистых пальчика. У самцов выпирающий гребешок и кожистая кисточка на конце. Самочки скромнее, более блеклые.
Последние сидели на деревьях, крепко держась крючками-коготками за кору. Смотрели на снующее угощение и оценивали мастерство и яркость охотников – потенциальных партнеров. Тельца у «девочек» были буроватые, а крылья светло-зеленые. «Мальчики» от природы должны были сверкать и поражать. Во всех смыслах.
Очередной кавалер решил произвести впечатление. Подобрался, расправил кисточку на хвосте и внезапно вспыхнул зеленой искрой, делая прыжок вперед. Расправил темно-зеленые крылышки и схватил опустившуюся на цветок бабочку. Следом за ним так же покрасовались два конкурента. Если не следить, не успевать за движениями малышей, то казалось, что они искрятся одновременно.
Держа в пасти добычу с изломанными крыльями, самец подлетел к ближайшей самке. Но что-то ей в подношении не понравилось и в мордочку ухажеру полетел сноп обидных, но безопасных изумрудных песчинок. Отвергнутый слетел в траву и начал успокаивать себя поеданием добычи. У этих не-драконов так было заведено: подарок отвергнут и теперь с ним к новой даме не подойти (она ведь наверняка видела реакцию или может почует дыхание, осевшее на добыче, и вообще брать чужие объедки – себя не уважать), т.е. остается только попытать счастье чуть позже.
Судя по округлым пузикам сидящих внизу самцов, кому-то в этот день крупно не везло. А вот прибывшим в новые земли чужакам – напротив. Брачный сезон у «зеленых искр» только начался.

"искряк"-самец

https://pbs.twimg.com/media/D9R-VEvX4AA57az.jpg

+1

7

«Нет. Они живые. Подойди» - Раздалось в моей голове, и новый приступ тошноты перевернул желудок, завязав пищевод в потрясающе красивый узел.
«Да как у неё получается?!» - С некоторой досадой подумала я, - «Никогда ещё в моё сознание никто не проникал. Ох, боги. Надо обходить драконов за мили!»
Я знала, что в теории можно пробиться через способности негатора, но, как правило, настолько сильных магов не встречала и их способности либо гасли в пределах моего поля, либо как нужно не работали. Однако дракон говорила со мной уж больно легко. И если меня вовсю крутило от её присутствия, то она выглядела свободно и спокойно, будто ничего совсем не ощущала, а если и ощущала, то я доставляла ей не больше беспокойства, чем мушка, ползающая по тяжелой толстой чешуе.
И всё же я пока могла с собой совладать, а интерес, очевидно, брал верх.
«А мне точно можно к ним подходить?» - мелькнула тревожная мысль. Я животных любила. Не только на завтрак. Это, безусловно, была не такая любовь, которая не даст мне свернуть живности шею, выпотрошить и съесть. Но та, которая заставит убить её максимально безболезненно и быстро.
-А им не станет худо, если я подойду? Вдруг твари магической природы и в моем поле они эти свои… ну… - Я запнулась, подбирая слова, - Короче, искриться не смогут?
Разговаривать я, особенно с чужими, не любила, но ситуация была странной и необычной, посему я предпочитала языком поработать, а слабость и откат вынуждали послушать попутчицу и подойти к зеленым забавным существам. Лишь бы отдалиться от чашуйчатой достаточно, чтобы она не попадала в моё поле.
Несколько шагов я сделала неуверенно, на носочках, хотя зачем сама не знала – бесшумно ходить было в привычке, и местность не играла большой роли. Следующие шаги же были более уверенными и решительными, а главное меня тут же охватил интерес и я юркнула к цветам, глазеть на лежащих на земле объевшихся мини-дракончиков.

+1

8

Беспокойство тифлинга за здоровье и самочувствие крохотных созданий отдавалось интересным теплом в груди. Почему-то Морваракс весьма благосклонно смотрела на тех, кто не ущемляет менее разумных созданий.
Тем не менее менять свое решение она не собиралась. На то было несколько причин, но основных – две. Первая заключалась в том, что хочешь или нет, а изучать новых представителей надо, в том числе и их реакцию на такой важный раздражитель как полное угасание магических сил. Вторая заключалась в том, что хоть зеленые искры и были явно не простыми животными, но скорее всего не среагируют на тифлинга. Почему? Как ни прискорбно в этом сознаваться, но на то подталкивали какие-то скрытые внутренние познания, интуитивные, лишенные доказательств и аргументов.
«Не должно», своеобразно «подбодрила» дракон свою спутницу.
Так себе утешение, если честно. Однако же тифлинг пошла вперед. Может в словах дракона ей почудилась уверенность, может просто решила не противоречить огромному ящеру, а может что-то еще ее сподвигло. Морваракс не знала и просто наблюдала.
С каждым шагом женщина все больше отдалялась от дракона и приближалась к искрящимся малышам. И если последние обратили на двуногое создание внимания не больше, чем на ходящее дерево, то Мор почувствовала изменения.
Погасить силу дракона, когда тот находится в своем изначальном облике, задача повышенной сложности. Лично Мор не встречала достоверных упоминаний о данном факте. Возможно, антимаг могла вызвать дискомфорт у дракона, если тот будет в менее естественном облике, но вот это обсидиан точно проверять не хотела. И не могла.
Тем не менее, тифлинг служила «щитом», которые не отгораживает поток магии материка, но искривляет его, помогая чувствительному дракону свыкнуться с ним. Происходило это в достаточной мере быстро, но не мгновенно. Морваракс почувствовала подступающий восторг и горячее желание выдохнуть пламя, взлететь, взреветь, бросить вызов – в общем, поступить крайне не разумно и не достойно.
Первым желанием было сделать пару шагов к тифлингу. Но все же остановила себя. Ей надо привыкать и противостоять манящему зову этой земли, которая делает ее свободнее, сильнее и увереннее, но и вместе с тем подталкивает к ошибкам. Обсидиан едва слышно выдохнула и попыталась обратиться целиком и полностью к проблеме маленьких не-драконов.
Крупная самочка отвергла очередного ухажера и прыгнула вперед. Этот насест ей надоел.
Новым облюбованным местом оказалась тифлинг. Местные животные и птицы, как правило не обращали на искряков внимания и те зачастую цеплялись к шкурам. Зная, что протестов не последует, яшерка стала перебирать когтистыми лапками, забираясь повыше. Добравшись до плеча, распласталась на нем как опавший лист. Дама устала, дама отошла отдохнуть.
Остаться голодной из-за гордости и разборчивости зеленой красавице не грозило. Хорошо когда преподносят вкусный дар, хорошо, когда показывают силу и ловкость, а так же красоту своей чешуи, так можно выбрать лучшего отца для детенышей. Но самки не бессильны и в принципе сами могли благополучно охотиться.
Теплая оголенная кожа привлекла насекомых, питающихся кровью. Нечто, напоминающее паука со стрекозиными крыльями, начало крутиться перед самым носом. Зачем – тот еще вопрос. Ведб по размеру брюшка создание явно было сытым. Может просто изучало… К сожалению для него и к счастью для остальных, «паук» не познала радость материнства.
Самка выдохнула сноп изумрудных песчинок, заставившись насекомое осоловеть и начать пошатываться, будто оно полностью потерялось и не знает что с ней, где она и что происходит. Резкий рывок (правда без искрения) и охотница перелетела на другое плечо, довольно пощелкивая и держа в пасти добычу.
Угодить самочке было сложно, поскольку она и сама была хорошим летуном и очень хорошей добытчицей. Такую впечатлить – нужно настоящее мастерство, зато и детки будут сильными.

+1

9

К моему удивлению, живности от моего присутствия не то, что не поплохело – они меня и не заметили шибко. Ну, явилась, ну и ладно. Дополнительная мебель.
Маленькая зеленая ящерка нахально забралась на меня и на мне же изволила охотиться. Я стояла спокойно, наблюдая за происходящим одними глазами, но, после, не менее нахально погладив сытую самочку, устроившуюся на моем плече. Дракон была не совсем за пределами моего поля, но все же мне стало легче. Внутри перестали завязываться в морские узлы кишки и органы, стало проще дышать, и я даже смогла воспринять происходящее как нечто увлекательное и захватывающее. Я обернулась на обсидиановую, чуть ей улыбнувшись.
-Забавные существа. -  Я присела на корточки, вместо того, чтобы наклониться к цветку. Выглядело, возможно, нелепо, но я не хотела мешать отдыху странной ящерки. Затем, натянув перчатку, легко взялась под цветок и срезала стебель. Я не знала, является ли цветок ядовитым, а потому предпочитала соблюдать меры предосторожности, прикидывая, сколько смогу выручить со знакомого алхимика за такую диковенку.
«Возможно, нужно было выкопать с корнем» - Запоздало пришла мысль, - «Ну ладно, этот иссушу, а другой с корнем выкопаю. Но после. Нужно найти, во что его на временное пересадить».
Выудив из-за пояса платок, я накрыла им красивые лепестки, обернула, а затем прижала друг к другу.
-Пригодится. – Пояснила я дракону свою неожиданную симпатию к местной флоре. Или наоборот свою к ней жестокость. Мало ли, кто как воспринимает. Мне, собственно, было любопытно, есть ли тут травы-дурманы, ведь наркотики у меня заканчивались, но проверять на себе я была совершенно точно не готова.
«Пока шибко не ломает, значит – нормально. Справлюсь. А вот если начнется ломка…» - Мысль была тревожная. Завязать я пыталась не раз и вовсе неспроста. Уж больно мне не нравилось, что со мной делалось в ломку. Соображать и контролировать себя я переставала совсем, кидалась на людей и себя истязала всеми немыслимыми. Однажды я отчухалась в момент, когда молотком раздрабливала собственную ключицу. Ощущения были не передаваемыми.

+1

10

Самочка недовольно фыркнула на прикосновение. Бывало, что ее касалось другое животное из любопытства, бывало, что она затевала драку с другой самкой, если та бросала вызов (который как выражался в якобы случайном прикосновении), к ней даже как-то прикоснулись альды (молодые правда, но не суть). Обычно зеленая искра показывала свое отношение к подобному ярой агрессией.
Но в этот раз смирилась. Не выпускать же добычу из пасти. Следовало хорошо подкрепиться, прежде чем занять место среди свободных невест и продолжить наблюдение за претендентами на ее гнездо.
Морваракс наблюдала за этой идиллией. Как тифлинг собирала образцы цветов, так дракон оценивала возможности и способности не-драконов. Зачем девушке потребовались растения – ее личное дело. Может кто-то с корабля попросил собрать что-нибудь яркое и в меру безобидное для изучения, может сама тифлинг решила, что за такую находку заплатят, а может вовсе решила разбавить скудную диету растительной пищей. Но каждая такая причина была более уважительной и понятной, нежели желания обсидиановой.
Мор хотела подобрать несколько образцов себе в коллекцию для испытания магии и наблюдения в условиях неволи. Зачем? Из интереса, любопытства и… возможно малыши с новой земли смогут красиво вписаться в ту формулу, над которой работала дракон. Еще большим плюсом мылах созданий было то, что они могли подойти на роль «куклы». Взять одного под контроль и проверить дальность такого приема. А уж какой взгляд на материк тогда откроется!
Приближение чего-то хищного Морваракс, к сожалению, распознала не сразу. А когда уловила вторженца, то было поздно. Казалось, что вот только что не было никого, а сейчас из тени деревьев в глаза тифлингу смотрит зверь.
Хищника давно тревожили белые альды. Шумные, суетливые, но такие ароматные! Обычно звери не суют себе в рот нечто малознакомое, еще и не входящее в обыденный рацион. Но этот вид был таким… гурманом. Они ели все, ну или пытались. Что не нравилось, то оставляли, что нравилось, на то охотились. Вот альды, к примеру, были вкусными, почти без жесткой шкуры (да и из той при желании можно выковырять), с нежным мясом.
Но двуногие были хитры и опасны. Умели скрываться не хуже самих хищников, да и не брезговали сами пустить стрелу в хищного зверя. Вроде бы и вкусно очень, но опасно, больно… в общем, не стоят они того. За самой и детенышами ведь тоже заботится надо.
Белые альды были покрыты иными шкурами, и по запаху отличались. Другие. Нужно пробовать. Да вот беда – толпой ходят, не подберешься толком. Свою стаю собирать – делиться придется. Не, тут нужен другой подход. Отогнать слабую особь от стада или дождаться, когда кто-нибудь молодой и глупый сам отойдет.
Дождался. Добыча вроде бы была с вон тем огромным зверем. Но они совсем не похожи. И зверь не спешит защищать. Нужно пробовать, нужно рисковать.
Взглядом тифлинг и зверь друг друга изучали не больше пары секунд. А потом хищник прыгнул. Без рыка, без подготовки – просто резкий рывок. Кто же будет предупреждать добычу, особенно когда та на расстоянии прыжка?
Дракон успела телепатически подхлестнуть тифлинга, предупредить… Но вмешиваться не стала. Спасти она успеет. Наверное. А пока можно посмотреть кто кого одолеет, иль сможет сбросить «с хвоста».

зверь

http://static.minitokyo.net/downloads/03/36/541803.jpg

+1

11

Шорох травы, едва уловимый, но все же я повернулась. Возможно, дело было в том, что невозможно спутать ощущение смотрящей на тебя смерти ни с чем, а я знала этот взгляд слишком хорошо. Полуоборот, возникшее в голове запоздалое «предупреждение» от дракона, и вот на меня смотрят глаза волкоподобного зверя, разве что был он крупнее, более жилистый и менее пушистый.
«Мясо, вероятно, жесткое, с плотными волокнами» - Подумалось мне, как истинной мясоедке и тому ещё гурману.
Мгновение и зверь срывается на меня в немой жажде убийства, то же мгновение на перехватывание кинжала и опрометчивый рывок под зверя. Я знала волков. Они легко меняли направление после прыжка, если были опытными, а рисковать, и играть в догонялки на незнакомой местности у меня не было желания. Конечно, многие бы назвали абсурдным прокатываться пластом по траве, когда над тобой пролетает твоя же смерть, но я видела в этом единственную перспективу выиграть пару решающих секунд. Вряд ли зверь способен притянуться к земле в любой желаемый момент – пролетит над о мной. Ему потребуется несколько мгновений, чтобы развернуться, а мне нужна эта фора. И дерево.
«Зачем драться, если можно не драться?» - разумный и неоднократно спасающий мне жизнь вопрос. А сходство с волком нападающей на меня зверятки в этом вопросе было выгодным максимально. Расположение лопаток и строение позвоночника не позволит живности залезть на дерево. А спрыгнуть с того на тварь, с кинжалом в зубах, я готова рискнуть больше, чем сражаться в открытом и «честном» бою.
Травы и цветы примялись, позволяя мне прокатиться по ним, обжигая и оставляя мерзкие небольшие царапинки на оголенных участках кожи. Звериное мощное дело пролетело поверх, приземляясь позади. Темные когти выглядели пугающе и лишь утверждали мое намерение избежать прямого боя.
Рывок, отталкиваясь от земли локтями и поднимаясь на ноги я, не оборачиваясь и не теряя времени, рванула к ближайшему дереву, предпочитая не проверять, рванул ли уже за мной зверь. Кинув вперед себя кинжал, и убедившись, что тот отлично вошел в кору, я напрыгнула на него, мгновение на толчок и на то, чтобы зацепиться о ветку рукой, не теряя времени подтянуться на ней. Мой вес заставил кинжал сломать кору и проделать борозду в древесине, но это я заметила уже сидя на толстой ветви, ближе к стволу и наконец, одним глубоким вдохом, переводя дыхание.
Пальцы расстегнули крепление второго кинжала, а я чуть наклонилась, глядя вниз и раздумывая над предстоящим шагом. Момент, когда с меня благоразумно слетела зеленая ящерка, я пропустила.

+1

12

Альд. Ну как есть альд. Двуногие жители в данных местах просто обожали спасаться на деревьях.
Зверюга встопорщил шерсть и попытался схватить добычу до того как та окажется слишком высоко. Зубы щелкнули слишком поздно, и горе-охотнику только и оставалось что разочарованно храпеть внизу. Задрав голову волкоподобное существо слегка покружило под деревом, всем своим видом выражая разочарованность в прыткости добычи. Но он всецело одобряет, если вкусное мяско само прыгнет к нему в пасть.
Эти хищники уступали в прыгучести собакам и даже волкам основного материка. Они предпочитали выслеживать и загонять добычу. Реже – изматывать. Но точно не скакать под деревом или пытаться на него взобраться.
Морваракс, впрочем, как-то видела как крупный представитель связи волка и охотничьей собаки подлетал на хорошую высоту, едва ли не взбегая по стволу дерева, чтоб ухватит закинутый на ветви кусок мяса. С третьей попытки ему удалось ухватит свисающий кусочек и гордо его сжевать под одобрения хозяина. Зачем и почему это делалось – дракон не уточняла, но запомнила.
Ящеру было интересно, а могут ли местные хищники к такому фокусу, и вообще как они ведут свои дела. Судя по всему, этот представитель волчьей братии не одобрял прыжки и лазанье по деревьям. Пару раз он вставал на задние лапы, опираясь о ствол, но и только. Оскаленные клыки и пыхтение.
Что интересно зверь не рычал, да и вел себя в целом весьма тихо.
Склонив голову, дракон наметила потенциально уязвимые места твари. Спина и горло были покрыты шерстью. Густой и плотной. Очевидно защищая от нападения сверху и укусов в жизненно важную точку. В то же время морда зверя была покрыта мелкой шерстью, как и бока. Настолько мелкой, что издали казалось, что там вовсе ничего не растет. Вспыхивающие «прожилки» на теле играли непонятную роль.
«Демонстрация намерений? Маскировка?»
Вероятно и то и другое. Конечно, его мог спасать от внимания дракона банальный магический фон, к которому она не привыкла. Но что если эти прожилки меняли цвет в зависимости от ситуации. В столь сверкающем и переливчатом лесу это было вполне уместно. Ровно как уместно и продемонстрировать сородичу готовность или не желание идти на контакт.
Голословные предположения. За существом нужно наблюдать. Или вскрыть.
Мор не стала вмешиваться в действия тифлинга. Не надо быть гением, чтоб предполагать, какое влияние на антимага производит подавляющая мощь магического создания. Одно несвоевременное предложение и кто знает, не свалится ли к когтистым лапам блондиночка. Спасти-то ее дракон может, но… Сказать откровенно, прямое вмешательство было нежелательно. Мор вовсе могла вскрыть мозг животного и выпытать всю интересующую ее информацию, вплоть до таких мелочей как окрас шерсти матери. Но разве это интересно?
Обсидиановая подобралась на случай, если «волчик» окажется слишком шустрым.

+1

13

Дракон помогать мне явно не собиралась. Не то, чтобы сильно хотелось, но жизнь бы упростило знатно. Согласитесь, совершенно прекрасно, когда не нужно подставлять под угрозу собственное личико? И как в песенки про “рожки да ножки” - тоже не хотелось бы. А риски имелись.
Выудив второй кинжал из крепления, я оглядела тварь, что не прыгала - не пыталась даже! - а только вставала на задние лапы, опираясь когтистыми передними на ствол дерева. Уходить у неё желания не наблюдалось. Как и, скажем, поговорить и выяснить наши недоразумения, утрясти недопонимания.
“Экая жалость! А ведь могли бы кааак взять, да кааак по-охотиться сообща.”- С иронией подумалось мне, - “Но, как говориться, на “ррррр” - и суда нет”.
Крепче перехватив рукоять, одним изящным рывком я смахнула с ветви прямехонько на спину зверя, мертвой хваткой цепляясь в меховой загривок. Расчет простой - максимально быстро и доходчиво потыкать тварь ножечком. В бока, возможно в странные светящиеся прожилки, под ребра, если сильно удачно получится - в глаз.
А если удачно не получится, то был шанс, что поможет великий мировой “Авось”. Авось божек странный, местечковый, но время от времени в него верят все. Я, может статься, верю чаще других. И может даже у меня какой-никакой блат образовался за такую набожности.
Правда вот блат-не блат, а местный образец волчьей братии смирно стоять явно не намеревался, а потому кинжалом я ударила максимально хаотично, в грудину, аккурат под загривком. Раздался характерный звук рвущейся плоти. запах крови, а в следующий миг кинжал уперся, во что-то, едва-ли войдя до половины. Инстинктивно я попыталась его провернуть хоть в какую-то сторону, еще более упрямо цепляясь за живность руками и ногами - лишь бы не к когтям да пасти, а скинуть меня у зверя были все шансы и условия, исключая разве что добровольность этого акта.

+1

14

Южноземельный «волк», как его решила пока называть Морваракс, внезапному наезднику был не рад. Попытавшись дотянуться клыками до тифлинга и получив несколько чувствительных ударов, зверь завертелся и предпринял попытку наклониться вперед и лапами «снять» то, что как он полагал, туда «съедет». Не вышло. Запах собственной крови злил, а агрессивность добычи начинала неприятно пугать.
Разбежавшись, волк боком ударился о дерево и потерся о него, надеясь хотя бы таким образом «соскрести» наездника-паразита. Размазывая кровь по древесине, зверь опускался все ниже, намереваясь подмять под себя враг. Но и тут не помогло.
«Определенно не схож с «нашими» волками», отметила дракон, продолжая наблюдение.
Волчик начал уже паниковать. Животинка была умной, быстро обучаемой. Некоторым альдам – единицам, самым талантливым из охотников – удавалось приручить, сделать данных хищников полноценными компаньонами. Да вот беда – к альдам конкретно этот зверь относился как к мясу и это было уже сложно выбить, подчиняться он не хотел, дружить, а точнее признавать чью-то силу над собой – тем более. Запас же трюков, которые он подсмотрел у своих сородичей и иных зверей практически иссяк. Раньше такого не было, раньше он не был так близок к унижению и поражению.
От очередного удара волк взвизгнул и решил, что с него достаточно. Развернулся туда, откуда пришел и рванул. Если враг держал крепко и продолжал кусаться, то может у него будет не так много сил, чтоб держаться на спине во время бега? «Волчик» был молод, «волчик» был самым выносливым среди своих братьев. Он будет бежать до тех пор, пока это существо не свалится.
Планов, само собой, у волка не было. Если у него останутся силы и решимость довести дело до конца, то когда враг упадет – нанесет ответный удар. Если к тому моменту он будет утомлен, то сбежит, оставив опасную добычу.
Но сбежать хищнику не дал драконий хвост. Дракон не прыгнула, но как-то так грациозно и быстро скользнула вперед, нанося удар хвостом, что волк свалился с ног. Подняться и броситься в другую сторону не успел. К земле зверя прижала лапа.
Вокруг царило оживление. Мор, поспешив отловить удирающий экземпляр, не сильно заботилась о сохранении окружающих красот. Несколько кустов примяты, кору в парочки деревьев содрало, а в воздухе носились потревоженные насекомые и очень возмущенные не-драконы. Самки издавали пронзительный стрекот, самцы во все стороны плевались «искрами», сбивая добычу.
Налаженные «традиционные» брачные танцы были отменены вмешательством чего-то извне. Чешуйчатые малыши не обращали на других животных внимания, принимали как должное когда те их не трогали, но были возмущены если оные делали что-то не так. Вот надо было портить настрой и мешать производить впечатление.
Одному как-то совсем не повезло. Он не успел отлететь и надвигающейся темнотой (хвостом т.е.) его снесло… и потом кем-то придавило. Одна из лапок оказалась сломанной, а сам зверек был потерян до тех пор пока с него не поднялись. Вообще он легко отделался, а лапки у них ломались и заживали чаще и быстрее всего прочего.
Но потрясение было столь велико, что не-дракон решил – вот его последний час! Оставшись лежать и раскинув в стороны крылья (что и уберегло их от переломов), издавал пощелкивания и подвывания. К сожалению, на страдальца внимания никто из своих не обращал. Там надо дам успокаивать и задабривать, а не конкурента вытаскивать.
«Очаровательно», Мор разглядывала волчика, до поры не замечая зеленого самца-искряка. Быстрый взгляд на тифлинга. Та не выглядела веселой, но может ей просто присутствие дракона настроение испортило?

Отредактировано Морваракс (15-07-2019 07:35:01)

+1

15

Зверь был упрямым и упорным. Он делал все, что придется – разве что на спину не завалился вместе со мной. Однако и без того удержаться на нем было большой проблемой. Особенно когда волк стал тереться об дерево. Ударилась я об него боком знатно, и, не будь в доспехе, наверняка содрала бы кожу. Но вместо моей – на дереве оставалась кровь самого зверя и это в определенной мере обнадеживало. Цепляться за жизнь я умела, как ты не посмотри.
Однако дальнейшие события развивались слишком быстро, чтобы что-то сообразить. Животное выравнивается, чуть сгибает передние лапы перед рывком, центр равновесия снова рушится и я крепче цепляюсь за мех. Затем шорох листвы, хруст деревьев и что-то черное падает сверху, я выпускаю из руки кинжал, оставляя тот в грудине живности, отпускаюсь, падаю, скатываюсь по траве, в попытке прикрыть лицо таки сдираю кожу с рук и немного с таза. Когда, наконец, я смогла остановиться, звучал какой-то писк или стрекотание, возмущенно хлопало огромное количество крыльев и вновь сворачивало желудок. Что говорило о близости дракона.
Уперевшись руками в траву, я поморщилась от мерзкой боли и зуда. Кожные покровы обожгло. Пальцы чуть дрожали, и было неясно, настиг меня тремор в качестве последствий принятого, или это просто от боли. Выдохнув, я посмотрела на дракона, та держала зверюгу в лапе, очевидно-таки решив вмешаться в его план меня покатать.
- Уф, ну и…своевременно ты. – Оттолкнувшись от земли, я села, иронично высказавшись в адрес манипуляций дракона. Ушибла я, по ощущениям, все. Ещё и кинжалы теперь требовалось вынимать. Один из дерева, второй из живности. А совершать любые возможные телодвижения не хотелось совсем ни капельки.
- На кой он тебе? – Спросила я, просто чтобы спросить, а не потому, что так уж интересовалась делами огромных ящеров. Вынимание оружия было оставлено на некое «потом» и я рухнула, теперь уже на спину, раскинув руки и глубоко вздохнув. День начинался странно.

+1

16

Зажимая голову хищника в лапе, дракон подняла добычу. Волк повис тряпкой. Живой, горячо пыхтящей тряпкой. Шея у зверя была очень мощной и крепкой, потому пробить ее так толком и не удалось. Зато все остальные ранении кровоточили. Часть ран то ли были не такими глубокими, то ли пришлись на менее уязвимые места – не вызывали опасений. Зато светящиеся полоски, по которым тифлингк не стесняясь прошлась кинжалом, выглядели устрашающе.
Опустив добычу на землю и разжав лапу, дракон ответила девушке:
«Неизвестный зверь. Интересны его повадки, образ жизни, рацион и уязвимые места»
Волк было попытался повторить попытку бегства, но легший поперек намеченного пути хвост перечеркнул планы. Драться с настолько крупным зверем волчику не улыбалось. Сделав вид, что он вовсе туда не собирался и вообще его совсем не интересуют странный альд и все окружающее, хищник сел и принялся зализывать раны. Не смотря на мнимое безразличие, волк ловил каждое движение огромного хищника и той, кто отказалась утолять его интерес.
«А еще интересно, смогу ли я сделать так?..»
Ментальные маги не приветствовались большинством еще и потому, что мастера умели проворачивать дюже неприятный фокус. А именно – брать под контроль чужое тело. Однако ни один маг – будь он человеком, эльфом, демоном или даже драконом – не мог подчинить себе зверя. Животные мыслили иначе, заставить себя влезть в их шкуру было нереально для многих.
Но вот Морваракс в этом преуспела. Может врожденный талант, который она целенаправленно оттачивала, дабы хоть как-то облегчить себе жизнь за нежеланием принимать уязвимый человеческий облик. А может как раз потому что она в принципе не могла преодолеть данное табу, но она могла внушать свою волю зверям, могла видеть мир их глазами. Обратная сторона медали – с людьми было сложнее, они казались дракону угловатыми и слишком тесными.
Исследовать новую землю исключительно в своем истинном облике несколько… сложно. Брать в качестве марионетки кого-то из матросов или ученых – не разумно. Вот местные обитатели по идее могли прекрасно подойти. По идее, поскольку эксперимент обещал быть сложным даже без влияния местной магии.
Попытавшись «уместиться» в волке, дракон почувствовала сопротивление и внезапно – головокружение. На мгновение она ощутила настроение и желания зверя, но только на одно краткое мгновение. Потом сознание животного отвергло мага. Волк на все эти манипуляции встопорщил шерсть и неприязненно зыркнул на ящера. Что с ним хотели сделать он не понял, но подозревал, что ничего хорошего.
Не-дракон, который продолжал все это время усиленно привлекать к себе внимание, отчаялся добиться помощи от сородичей. Перевернулся на лапки, встряхнул крыльями и приготовился к полету.
«Поймай его», внезапно опросила Мор, кивая на помятого не-сородича. Может с близким по строению созданием будет легче?

+2

17

«Неизвестный зверь. Интересны его повадки, образ жизни, рацион и уязвимые места»
Дракон объяснилась, хотя красноречием не блистала. Впрочем, лаконичность дракона мне нравилась невероятно, ведь каждое её вторжение в моё сознание и проламывание поля было вполне себе тяжким испытанием. Я кивнула. Трава, примятая Морваракс во время перемещения по поляне, была мягкой, напоминающей кровать – весьма уютную, разве что чуть щекотала кожу. Я дышала слишком шумно, пытаясь отойти от произошедшего, не мешала гигантской ящерице делать, что бы то ни было.  Правда, её магические поползновения все одно знатно ощущались. Мир вокруг будто разбивался на частички калейдоскоба, перемешивался и устраивал хаотичные поползновения. В какой-то момент я даже глаза закрыла, вернувшись в себя лишь когда зверь заворчал.
«Поймай его» - прозвучала просьба в голове, я нехотя распахнула глаза, в коих замелькали несуществующие «мушки» - множество черных пятнышек. Рывком я поднялась, заметив, что стрекозлец (как я окрестила для себя чудные искорки) успел взлететь. Ладонью преградив ему путь, я решительно ухватилась за основание крыльев, подходя к дракону.
-Пожалуйста. Только это. Не дай живности меня тяпнуть, мне надо кинжал вынуть. – Решительно подойдя к волку, я медленно потянулась к рукояти и рывком извлекла кинжал, тут же, машинально, отскакивая на шаг, другой.
- Ох бы мне эти приключения на новых берегах. Если кто спросит – никогда не мечтала быть сожранной. – Раздраженно буркнула я, убрав оружие в крепление, а второй рукой продолжая держать недовольно бьющуюся живность.

+1

18

Просьба тифлинга была разума. Волк сейчас сидел смирно, но отнюдь не из любви к двуногому оппоненту. Она сделала больно, она была врагом, но боялся ли ее зверь? Нет, он просто выжидал удобного момента, чтоб отхватить кусок посолиднее. Боялся он крупного хищника, понимая, что сам вполне может сыграть роль завтрака.
Дракон коснулась самым кончиком хвоста загривка и надавила, заставляя волка пригнуться к земле. Оскаленные клыки и неприветливое рычание, коими хвостатый сопроводил извлечение кинжала, показывали, что кабы не принуждение, то девушка могла остаться без пальцев в лучшем случае.
Впрочем, не только этот хищник был недоволен присутствием непрошенных гостей. Схваченный за крылья шестилапый ящер неистово вырывался и верещал. Удар, падение, пострадавшая лапка – все это было в пределах понятного и простого. Во время сильной непогоды или случайно попадая под лапы, хвосты и крылья, не-драконы получали увечья, да и закономерно могли погибнуть. Но никто никогда прежде не смел вот так хватать за крылья и удерживать.
Зеленый не мог понять, чего нужно схватившему его созданию. Но на всякий случай решил показать норов, прицельно плюнув своей изумрудной пыльцой в глаза. К сожалению своеобразное «дыхание» било не струей, а облаком, которое имело малый радиус и быстро развеивалось. Разве что с точностью у ящерки проблем не было. Вот держали бы его повыше, непременно бы попал!
Пока все были заняты насущными делами, обсидиан решала участь сегодняшнего улова. Зеленый ящер в целости и сохранности будет доставлен в лагерь и скорее всего будет там сидеть со статусом драконьего трофея. А вот южноземельный волк, как его временно обозвала крылатая исследовательница. С ним были проблемы.
Изучать на данном этапе можно что угодно и как угодно, вплоть до упомянутого внутреннего строения. Т.е. рано или поздно, а особь придется умертвить – эту ли или какую-нибудь иную. Владей Мор на данном этапе своей магией свободно, то попросту оглушила бы зверя, сделав его покладистым и послушным. Но сейчас она либо убивает хищника, либо тащит его в лагерь, где его судьба будет решаться повторно, но уже другими личностями.
«Мало кто мечтает», поддержала разговор Морваракс.
За свою жизнь она встретила только одно создание, яро горевшее желанием, чтоб его съели. Причем для того мужика это дело было принципиальным – он хотел, чтоб его сожрал именно дракон. Ведь таким образом он стал бы един с крылатым ящером, а так частично сам бы превратился в него.
Почитав путанные мысли такого безумца, обсидиан с удивлением отметила, что он вообще намеревался захватить желудок, а через него разум крылатой. Не то чтоб Мор боялась подобной угрозы, но в выборе еды в сытый год была принципиальна и разборчива.
Впрочем, не о нем сейчас речь.
«Убить волка или доставить в лагерь живым?»
Действительно, почему бы судьбу зверя не решить его прямому противнику. Такие решения Мор всегда находила до крайности любопытными.

+1

19

«Мало кто мечтает» - Раздалось в голове замечание дракона и я согласно кивнула. Я в целом была весьма жизнелюбивой особой, и любые способы расстаться с жизнью находила искренне недостойными внимания, времени и сил. Посему боев избегала, как могла, а если избежать не выходит – избегала боев открытых и «честных». Всегда искала преимущества.
Вот и сегодня эта привычка, чай – жизнь спасла.
Подойдя к дереву, я не без труда вытащила и второй кинжал из коры. Он вошел глубоко и вполне надежно, из-за чего я не сразу сумела его вытянуть. Пришлось прежде пошевелить кинжал, расширить чуток входное отверстие.
«Убить волка или доставить в лагерь живым?» - возник второй вопрос в голове, покуда я закрепляла и второй кинжал на его законном месте. Пристегнув, я оглянулась на дракона.
«А мне-то что за дело?» - Промелькнула в голове очевидная, полная недоумения, мысль, - «Он меня вон, саму чуть не убил. Нет бы в ногах полежать, стрекозлецов пожевать – а скотинка за пакости!»
Отчасти, во мне бушевала обида. Ходишь тут, понимаешь ли, цветочками любуешься, зверушек гладишь, а тут тебе «клац» у самого мягкого – и поди уберегись!
Я бросила короткий взгляд на волка, а затем, решив, что моя эмоциональность совсем не к месту, всё же ответила.
-В лагерь поди, они ж там всякую живность, да растительность изучают. Чем быстрее изучат, быстрее двинем назад – навстречу морской болезни и родному берегу.
Расчет мой был прост. В сию странную обязанность меня вовлекли долги, а отработать их я могла, если из экспедиции ребятки что ценное привезут. Меня в целом и направили – всячески этому помогать. Прямо таки «как можется». А притащить, пусть даже не самой притащить, целого заморского волка – это явно вклад. И явно не плохой и не малый.
«Вон, скотина кило на тридцать потянет». – Подумала я, скрещивая руки на груди.
- Может они решат, что он полезный. Им же нужно было узнать об имеющихся животных видах. Да и там все при оружии, магов тоже хватает, так что вреда причинить шибко не должен. Вдруг окажется, что у него шкурка ценная.

+1

20

«Хорошо»
Взяв волка в лапу, дракон без лишних слов развернулась в сторону лагеря. Магам и не магам придется постараться, чтоб устроить клетку для зверя. Впрочем, кажется остальные исследователи не испытывали сильных проблем с колдовством. Может ожидание и не будет долгим.
Поскольку вторую добычу ящер так и не забрала, не-дракон продолжал дергаться в руках тифлинга. Поняв, что дыхнуть врагу в лицо он не может, крылатое существо решило экономить силы. Сейчас он обождет, но потом непременно отомстит обидчикам! Поджав поврежденную лапу, зверек покорно болтался в руке у тифлинга, периодически недовольно покрякивая и делая пробные попытки вырваться.
Обратная дорога заняла чуть больше часа. Солнце забралось достаточно высоко и начало припекать с поистине южной любовью. Под кронами исполинских и не очень деревьев, вопреки желаниям, было совсем не прохладно. Жарко, душно и куча всякой живности, шевелящейся то тут, то там. Оттого казалось, что подрагивает и ползает вообще все, включая стволы деревьев, окошки неба где-то в вышине и пышный травяной ковер под ногами.
Радости смелой парочки прибавлял еще и тот факт, что подобравшись для исследовательского прыжка, дракон проигнорировала необходимость завтрака. Тифлинг на свой страх и риск еще могла попробовать местных фруктов и ягод, но ящеру нужно было мясо. На оную роль вполне мог подойти волчик. Но тот, словно чуя возможные изменения в своей судьбе, предпочел молчать и не дергаться.
«Отдай ящера девушке с воронами»
Последнее на это утро распоряжение дракон отдала, когда они уже подходили к лагерю. Обсидиану не терпелось сдать находку и нырнуть в океан. Диета из подводных обитателей была непривычна, но питательна, да и дракон начинала находить в ней кое-что привлекательное.
Правда сначала придется ждать пока для ценной находки придумают клетку или не убьют на месте. Тифлинг по понятным причинам держалась подальше от магов. В том Мор ей подсобила. Ласка – полуэльфийка занимающаяся воронами, магом не была, но ухватиться за необычную зверушку всегда рада.
Может компанию составит в беседе, а может напротив – начнет ворковать вокруг крылатого пленника и тифлинг сможет отдохнуть от тяжелого утра.

+1

21

Решение было принято. Дракон взяла волка, я по-прежнему держала недовольного мной и происходящим безобразием стрекозлеца, и дружной компанией мы двинулись в лагерь под бурчание протестующего зверья.
Мне очень хотелось спать. Прогулка с довлеющим над о мной драконом, что раз за раз пробивал моё антимагическое поле, родео на волке и лазанье по деревьям знатно выматывают, особенно если этому сопутствует проходящий эффект наркотиков.
Шли мы, благо, молча, я иногда зевала, широко раскрывая полный белых зубов рот, нарочито громко делая «клац», когда заканчивала зевать и закрывала рот. Странная, не шибко культурная привычка отчего-то каждый раз приносила мне массу удовольствия. И в мир бренных дел я вернулась лишь в момент, когда в голове раздалось очередное указание. Кивнув, я вынырнула из кустов, что вели к берегу, где был разбит лагерь. Основная часть команды, вместе с нелюбимыми мной магами, ошивались близ половины постоя, где нашли свое пристанище ученые, разбив себе целую островную лабораторию. Зверей в лагере пока особенно не было, хотя о необходимости их изучения все нудили добрых пару дней, с первой массовой вылазке в лес.
Дракон к ним и направилась. Оглядев глазами лагерь, девушку с воронами я отыскала совсем в другой стороне, мысленно сказав себе: «о, дааа, детка, хоть небольшой перерыв от магии» -я направилась к ней, лениво и неспешно, чувствуя, что готова буквально завалиться на боковую у её ног.
-Эй. Не знаю, как тебя, но дракон сказала отдать, - не церемонясь с формулировкой и подбором выражений, я попросту сунула стрекозлеца под нос девушке, практически тут же усаживаясь в песок под палящим солнцем. Идея просто полежать, если уж не поспать, мне очень нравилась. Распрощавшись с зеленой обузой, я ловко отстегнула нагрудник и наручи из драконьей чешуи, скинула их рядом и рухнула на песок, раскинув руки в разные стороны. Солнце теплым одеялом мгновенно укутало меня, пробиваясь даже сквозь закрытые веки. Я сделала глубокий вдох, вслух заявляя:
-Роскошно. Это солнце просто роскошно.

+1

22

Ласка с немым вопросом уставилась на идущую в ее сторону девушку. Работенки, будь она не ладна, хватало и в пути и здесь – на новой земле. Благо вороны были не дикими – им уделялось много времени не только в плане ухода, но и воспитания с дрессировкой. Возиться с пернатыми полукровке нравилось больше, чем даже с лошадьми, а ведь с них она и начинала.
Но как бы она не была рада возне с птицами, любимой работе и обществу друзей, полуэльфийка всегда вела себя так, будто ее все страшно достало. Огрызаться и пытаться ехидничать для нее было столь же естественно как дышать.
И как часто бывало с Лаской новая незнакомка ей совершенно не понравилась. Выглядела она так, словно была героиней девичьего романа или вовсе той самой барышней, что начиталась и пошла вершить великие дела. Красавица – наверняка отбоя от мужиков нет, при недурственных доспехах и оружии – точно не медяшки стоят, но с таким видком, будто готова вот прям сейчас рухнуть от усталости.
Смерив сперва презрительным взглядом шевелящуюся шкуру, Ласка взяла чужую находку и придирчиво покрутила в руке. Какой дракон просил передать? Бывшая нанимательница или нынешняя? И что прикажете с этой тухлятиной делать?
«Тухлятина» сильно оскорбилась на невысказанные обвинения и попыталась доказать, что жизнь бьет ключом. Фыркнула пыльцой и пару раз дернулась.
- А ты у нас, значит, живчик? Сейчас мы тебя пристроим. Хм?.. А с лапой что?
Ворча на новую заботу, Ласка понесла добычу к своему рабочему месту, которое попутно было обеденным столом и иногда спальней. Существо было забавным и даже в чем-то симпатичным, только воняло неприлично.
За час, что полуэльфийка «убила» на лечение и обустройства новичка в новом домике (пришлось потеснить воронов), Ласка не вспоминала о той, кто принесла зеденую ящерицу. Вспомнила только вернувшись к тому месту. Тифлинг все еще была там, беспардонно уснув на белом песке. Девушка придирчиво осмотрела спящее тело – а вдруг как подушку использовала что-то из ласкиных вещей? – и думала уже будить. Остановил ее привычный голос дракона.
«Не стоит»
Самой обсидиановой рядом не наблюдалось, но та явно следила за своей новой подругой и находкой. Полукровка пожала плечами – не надо так не надо. Но через час другой она точно растолкает белобрысую – наверняка ведь пожрать не откажется.
Морваракс действительно следила, чтоб антимагу никто не досаждал. Волка она сдала ученым, которые оказались в восторге от подопытного образца. А сама увлеченно охотилась. В небе парило нечто крупное и неизведанное, но в отличии от волчика этому существу не повезло продлить себе жизнь попав в плен. Ему было суждено утолить голод дракона.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Зеленые искры