http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Сказ о том, как варвары Карид захватывали


Сказ о том, как варвары Карид захватывали

Сообщений 1 страница 31 из 31

1

float:right[indent]Севернее каридских границ, в потаённых древних рощах и на заболоченных территориях наравне с гоблинами, варварами, троллями и прочими сказочными существами обитает ковен ведьм Морганы. Их история насчитывает немного меньше двухсот лет. Привела их в эти земли демоница Вельзева. Она же дала им веру в Моргану - мелкое северное божество битвы и хитрости. Вельзева стала Первой жрицей, а Моргану окрестили богиней-матерью. Позже демоница покинула ковен, оставив своим последовательницам и дочерям несколько важных напустсвий, одним из которых стал запрет на войну с южными соседями.

С тех пор минуло уже больше века.

[indent]Каридские охотники за головами убили одну из ведьм ковена, чем навлекли на себя гнев всех почитателей Морганы. Убегая, каридцы привели варваров сперва к границам Карида, а после почти под стены горняцкого города Аден.
[indent]Сыны и дочери Морганы посчитали этот городок столицей своих враждебных соседей - самим Каридом. На совете в вековечном лесу они решили отомстить обидчикам - завоевать «Карид» и на его руинах построить своё тёмное княжество. Они собрали армию из ведьм, варваров, гоблинов и троллей.
[indent]Жители Адена не были готовы к внезапному набегу огромной орды воинов во главе с лесными ведьмами, поэтому оказались запертыми внутри стен. Всех возможных гонцов убили гоблины, потому в остальных частях королевства не знают о нападении. Даже магия не поможет осаждённым докричатся до возможных подкреплений - ведьмы наслали барьер, сквозь который ни один из находящихся внутри Адена магов перенестись не мог… кроме одного. А точнее - одной.



Время: 10606 год, середина весны. Мокрые снегопады и первые грозы бушуют вот уже несколько недель. 
Место: горняцкий город Аден, королевство Карид. 
Участники: Король Ингвар II Эрмс и могущественная чернокнижница Ллеу под именем Евангелины Гарсиа. А также все те славные воины и маги, что желают отстоять Аден.

Отредактировано Ллеу (01-06-2019 20:34:00)

+2

2

  Дейк был дурак от рождения. Мочил на улице собак и кошек, был жесток с другими дворовыми детьми, а в охотники за скальпами пошёл только из врождённой кровожадности. Говорили, будто ему при рождении пуповина сдавила полбашки, потому он такой тупой и жестокий. Говорили шёпотом, разумеется. Он же был главой.
  Всех кто не слушался или открыто критиковал Дейка, ждал досрочный подарок на Средьзимье. Неприятный, само собой. Ульва вон уже нашли как-то с раздолбанной об камень черепушкой. Дейк тогда сказал, что это его гоблины раздербанили. Тупое оправдание от тупого барана, но все слишком боялись главы, потому согласились. Да и сам Ульв был немногим лучше. Как и Меберик Ржавая Кость, Гантер, Бунд и его кривомордый братишка-карлик Ламб.
  Намберт знал всех их. Омерзительные, урождённые от смешанной крови варваров и каридцев, они побирались на границах этого могущественного королевства. Как ему не знать? Они шли позади него, он был их ищейкой, их проводником в этом аду бесконечных болот и лесов. Их головы были полны дерьма, и только Намберт мог соображать достаточно ясно, чтобы уходить от всех опасностей этого места. А опасностей хватало.
  Здесь жили гоблины, тролли, варвары, тёмные твари и они - охотники за скальпами волшебных народцев. Если бы король знал, чем они занимаются - то казнил бы, разумеется. Нынешний каридский монарх вообще слишком любил казнить. Защищает этих поганых отродий, цацкается с ними как ошалелый, забывая о таких простых парнях как Намберт. Он же тоже каридец. Тоже здоровенный бугай, которому с детства няньки твердили, будто он крови дракона. А дракон жрёт всех без разбора. Он - вершина и венец.
  Так или иначе, в этот день Намберт был сам не свой. Дейку взбрело в голову отловить одну местную ведьму, о которой всё трепались гоблинские мерчанты. Они говорили, что за этой девкой будущее всего их местного сообщества. Говорили будто в ней кровь демонов сильная, или как-то так. Как только Дейк услыхал о демонской крови, так сразу же вспомнил о ценах в лавке Мартена на эту гнусь и загорелся желанием срубить куш.
  Не так уж легко было подобраться к этой девке. Она жила в 62 лигах от ближайшей границы с Каридом, а это по факту задница мира. Домом ей служила огромная полая коряга, выступающая из топи на добрых двадцать метров в высоту. Подплыть с наскока было бы тупее некуда, потому Намберт отговорил своих спутников. Он разработал план и приготовил пару зелий, которые отвадили бы болотных тварей от их отряда. Дело назначили на рассветное время, когда эта бестия только ложилась спать. Все они добыли для себя плавучие брёвна, обмазались зельем и поплыли.
  Внутри их ждал куш, о котором никто и не мечтал.
  Дейк отрубил ей руки и ноги, выбил зубы и вставил кляп в рот, а потом они вместе с прочими насиловали её на протяжении двух дней, отыскивая сокровища… будто они были в её заднице. Намберт хотел уйти от них всех, ибо уже набил карманы магическими побрякушками и травами. Он очень нервничал - находится так далеко от королевства ему не нравилось. Неизвестно что держало ищейку здесь вместе с прочими охотниками.
  И вот, когда они наконец собрались в путь, их навестили варвары. Эти громилы приплыли на своих долблёных лодках - было их всего шесть штук. Просили открыть двери и умоляли вылечить какую-то старуху от болотной проказы. Когда из-за двери никто не ответил, они уже собрались уплыть, как идиот-Дейк заржал, называя их тупыми придурками. Варвары услышали это и ворвались внутрь. Охотников осталось только двое: он - Намберт, и Дейк. Все прочие подохли.
  Только вот до Каридской границы им спокойно пройти не дали. Если бы не таланты ищейки, то они бы вляпались в засаду гоблинов или варваров. А так - они выбрались по прямой до горняцкого тракта и побежали сломя голову в сторону Адена.
  Раздался громкий рык. Отчаянный стон боли и чьё-то дыхание пахнуло в лицо очнувшегося ищейки. Воняло кровью, рядом лежал и истекал кровью Дейк, умоляя о пощаде. Вдали виднелся светящийся в ночной тишине Аден.
  - Йета Карит? - Спросила варварская волшебница, наступая на грудь Намберта пяткой так, что у него сдавило дыхание. Он не понял вопроса, но, услышав родное слово, закивал головой. Маленький город вдали так манил своей безопасностью, он был так близко, но бесконечно далеко. Оставалось всего-лишь пройти лигу по кустам и оврагам вдали от дороги. Если бы они наткнулись на патрульных, если бы встретили горняков по дороге. Дейк бы не умер, и ищейка бы скорее всего спасся. Но ничего из этого не случилось.
  Их обоих поймали в шаге от окончательного побега. В глазах ведьмы, которая прочитала его мысли, не было никакого прощения. Только гневный вопрос.
  - Да… это моя родина. Это Карид. - Топор опустился на голову Намберта, покончив с его бренным бытием.
  - Миесть, крова с Карит! - Возопила варварка и это было последнее, что слышал ищейка. Потом его голова покатилась по оврагу и кровь захлестала по лужам из обмякшей шеи. Всюду было мокро и темно. Была гроза.

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/31/25/d4/3125d4264f5f52195b46f1e0158b048f.jpg[/AVA][NIC]Охотники за головами[/NIC]

Отредактировано Ингвар (05-06-2019 16:51:46)

+2

3

[indent] В эту ночь поляна Морганы и её окрестности были полны народу. Меж многовековыми елями, дубами и лиственницами порхали огоньки нескольких десятков вооружённых гоблинов и алкавших крови варваров. Под раскидистыми ветвями перешептывались испуганные дриады. Тифлинги собрались у небольшого кривого дерева прямо за окраиной поляны. Один из рогатых полукровок и вовсе откинулся спиной на само деревце и под общий гомон задремал. Его собрат поигрывал небольшим метательным топором и прислушивался к тому, что говорят Верховные.
  С одной стороны поляны восседала на окаменевшем заду громадная фигура тролля по имени Кулакус из клана Мытых. А напротив него меж двух дубов стоял предводитель клана Немытых - вечно нагой и развязный Страшнус. Кроме великанов вдоль границы поляны стояли послушницы ковена Морганы - девятнадцать девушек. Дочери людей, демонов, оборотней и прочие полукровки. В самом центре, вокруг переливающегося глубокой синевой и изумрудной зеленью магического огня сидели восемь главарей и стояла ещё одна послушница ковена.
- Оставалось чуть больше лиги до города, - говорила девушка. На её хищное лицо ложились хлопья мокрого снега и, растаяв, стекали, словно потоки слёз, - до самой столицы.
Одна из верховных ведьм ковена - её звали Тайной, - нахмурилась, но промолчала. Другая - Страсть, - хотела что-то сказать (это было видно по её раскрывшимся полным губам), но Война оказалась первой, кто перебила послушницу.
- Позор! - громкий голос Войны раскатился по округе, - В который раз южане вс-с-тупают в запретные для них земли. И с-с-ейчас мы проглотим это?
- Надо воевать, - хором согласились Страшнус и Кулакус. Тролли уже заскучали без кровопролития.
- Ис-с-тинные сыны Морганы! - с одобрением хохотнула Война и хлестнула остроконечным хвостом по воздуху.
  - Пусть говорит дальше, - хрипло предложил ещё один тифлинг - вождь одного из местных кланов.
Возражений не последовало, и послушница продолжила рассказ:
- Город кипит жизнью и горит огнями. На стенах висят сине-белые стяги…
- Это точно Карид! - выкрикнул один из гоблинских вождей, заглушая дальнейшие слова ворожеи, - клянусь своей головой!
- Да подожди, Кэп - огрызнулся второй гоблин, - что там про арбалеты?
  Послушница прокашлялась и повторила слова, которые до того потонули за криками Рэдкэпа:
- Стены уставлены громадными арбалетами. А в памяти убийцы я видела гномов, расхаживающих по Кариду.
- Гномы, - состроил гримасу омерзения Кулакус и сплюнул на землю.
- А людей там с-с-колько? Не углядела? - протянула Страсть. Она уже планировала за счёт каридцев увеличить поголовье рабов Ковена, а земли всевозможных кланов расширить за пределы родных лесов.
- Меньше, чем нас, Страсть. Но там не только люди. Я уже сказала про гномов, но в голове убийцы были и другие. 
- Нам надо ос-с-свободить их от тирании каридцев, - с неподдельной нежностью высказалась на это Страсть.
И хорошенько повеселиться, - прорычал Куллан, - мы с удовольствием прольём кровь ублюдков во имя нашей матери!
Оборотня поддержали остальные вожди одобрительными ухмылками и кивками, а Страшнус даже хлопнул огромными грязными ладонями. Из леса так же послышались одобрительные слова, призывы к мести за падшую ведьму и прочие неудобства, что устраивали южные соседи.
- Нет, - со своего места встала до того молчаливая Тайна. Общий гомон стал стихать и довольно быстро сменился неодобрительной тишиной.
- С-сес-с-тра? - Война посмотрела на ведунью с откровенным непониманием, - они нарушили перемирие и убили одну из нас-с. Ей отрубили руки, её мучали и нас-с-иловали, - с каждым словом голос колдуньи становился всё яростнее, - а ты решила идти против мес-с-сти? - последние слова и вовсе вырвались шипением.
Тайна строго посмотрела сначала на Войну, а потом и на остальных Верховных. Её голос был тихим и спокойным, словно всеобщая жажда крови вовсе не коснулась этой рогато-хвостатой женщины. Жёлтые глаза сузилсь, и тифлинг заговорила:
- Первая жрица перед с-с-своим ис-с-чезновением дала нам яс-с-ные указания. Нам нельзя идти против южан, пока мы не с-с-танем с-с-ильнее.
Война тоже встала и, приблизившись, посмотрела Тайне в глаза. Мягко положила Сестре руку на плечо и едва ощутимо сжала на нём свои пальцы.
- Минула с-сотня лет, мы с-с-тали сильнее. Нас десятки тыс-с-яч, - шипела ведьма.
- У нас наберётся очень много воинов, - пророкотал вождь Фир.
- Да и у нас тоже, - кивнул на себя и собрата гоблин по кличке Эркинг.
- У нас всех, - подтвердил Куллан.
- Вот видишь?- Война обратилась к Сестре и положила вторую руку той на плечо. Пальцы ведьмы сжались куда сильнее, - а их - немного. Нас-с орды, тьма. С-с нами с-сила нашей матери Морганы. Мы взовём к ней, а потом сожжём Карид ей во с-славу. И отомс-с-тим за вс-с-ё. За вс-сё…
[AVA]http://s9.uploads.ru/6iRJG.jpg[/AVA][NIC]Ковен[/NIC][SGN] [/SGN][STA]Верховные дочери Морганы[/STA]

Отредактировано Ллеу (01-06-2019 21:55:32)

+2

4

Совместно с Ллеу

Тем временем в Адене...
  В трактире «Мулен Ди’ор» были непримечательные апартаменты в два этажа. Они составляли треть всего заведения, потому снаружи их заметить было нетрудно. Изнутри же создавалось впечатление, что этих просторных комнат вовсе не существует. Снять их нельзя было ни при каких условиях, хозяин трактира отказывался о них говорить вообще. Впрочем, эти апартаменты отнюдь не пустовали. В праздники и каждую седьмицу там загорались огни и даже слышались громкие звуки музыки.
  Постояльцы нашлись и сегодня.
  Лысоватого вида господин Рокбер Локруа провёл ниборнскую гостью по длинному и ветвистому туннелю от крепостной стены до винных погребов Мулен Ди’ор. Там их ждал пузатый сынок хозяина трактира. Он как-раз набирал в корзину несколько зелёных бутылей с разноцветными нашивками из льняной ткани. В сосудах можно было признать «Славного Кримеллинца», а это вино было одним из лучших на всём западе.
  - Сир Водолей уже там. - Кратко сказал пузан, и вместе с ним и его ношей они поднялись в апартаменты, закрытые на металлическую дверь.
  В первом же зале их ждал Ганс Хирдманн.
  - Хо-хо, всё чего я желал этим вечером - само стремится в мои руки! - Рассмеялся лорд Адена, глядя сперва на винные сосуды, а после на своего герольда Рокбера Локруа. - Ты привёл обещанного мастера?
  - Мастерицу, ваше благородие, - вместо герольда ответила высокая брюнетка, - Евангелина Гарсиа, к вашим услугам, - и девушка едва присела, взявшись за края плаща, как того требовал каридский этикет.
  Тем временем сынок трактирщика спустился по лестнице и за ним затворилась дверь.
  - О, вы знакомы с традициями нашей земли… тогда вы наверняка слышали, что порог - это место для собак. Конечно среди нашего общества хватает сук… - Лорд хохотнул, на секунду оглянувшись через плечо  на нагую мазель, которая перешнуровывала корсет на своём розоватом теле. Вдоль её ягодиц шли длинные следы от удоров плетью, на губах играла улыбка.
  - Гав-гав... - Рыкнула импозантная шлюха, поворачиваясь к гостям всем своим недурственным телом и раскланиваясь так, что её пышные груди клыхнулись. Гарсиа ухмыльнулась и мельком глянула на хозяина апартаментов с нескрываемым одобрением.   
  - Вольно-вольно. Дела мы тут делать всё-же не будем. Идёмте в мой кабинет… А ты, Рокбер, будь добр, налей нам вина и присоединяйся. - После этих слов лорд Хирдманн начал подниматься по лестнице.
  Госпожа мастерица скинула плащ и бросила его на низкую тумбочку у самой двери. В кабинет она вошла первой, тут же устроилась в одном из массивных бархатных кресел и фривольно закинула ногу за ногу. 
  - Так Вам, значит, понадобилось устроить показательное излечение вампирши? - не теряя времени задала вопрос ниборнка.
  - Отнюдь, как можно менее показательное «излечение». - Хозяин сел в кресло напротив, подогнув под себя одну ногу. Он был бос и выглядел, несмотря на все улыбки и доброту, крайне бледным. - Вам уже рассказали, что мою жену в пылу страстной оргии на её малой родине обратили в вампира?
  - Мне лишь кратко обрисовали проблему, Ваше благородие. Подробности мне неизвестны.
  - А жаль, в подробностях и кроется весь корень бед. Понимаете ли, я не маг, но даже я уже понял, что вылечить её от этого недуга не получится. Она мертва, холодна во всех смыслах, и желает лишь крови. Конечно, на людях я притворяюсь долготерпцем, верным мужем и уверяю любого, что излечить её «Sanguinius» получится. Но, боги праведные, я устал! - Он грохнул по столешнице кулаком и поджал губы. - Она пила мою кровь ещё будучи вполне себе человеком, какого чёрта я должен терпеть её в этом омерзительном облике? В болезни и здравии, в богатстве и бедности, в счастье и горести, пока смерть не разлучит нас. И, слава Играсиль, смерть положила конец этим нездоровым отношениям! Разве должен я продолжать страдать? Разве не заслужил я мирной жизни спустя стольких лет бесконечных поползновений на мою гордость и мужество? - Лорд снова ударил по столешнице, словно вбивая свои тезисы в безответную деревяшку. - Заслужил, клянусь предками. О, да!
  Кажется, история немного развеселила гостью.
  - Боги правые, - усмехнулась Евангелина, - ваша жёнушка могла бы сделать ещё хуже - обратить вас и во веки вечные портить не-жизнь.
  Хозяин скрежетнул зубами и его передёрнуло. Ниборнка продолжила свою речь:
  - Так почему бы просто не вонзить ей в сердце осиновый кол или устроить карательное прикладывание серебра? Отомстить за все мучения, так сказать. У Вас, в связи с её недугом, карт-бланш на всякие изобретательные способы убийства.
  - О, если бы так! Моя жёнушка - единственная дочка Менделя Фригольдера, а он своей сокровищницей может выкупить у меня мой же замок. Мендель страшный богач, и вся его родня разорвёт меня на кусочки, если я так поступлю с их любимой Алоизой. Он купил мою династию на добрых пару поколений вперёд этим браком… так что… я вынужден действовать аккуратнее. И для этого мне нужен кто-то, не живущий в Адене, вообще сторонний человек. Так сказать… козёл отпущения. 
  На две секунды в кабинете повисла тишина, пока снова не зазвучал женский голос:
  - Прийти в Аден и почти сразу стать козлом отпущения…
  Госпожа Гарсиа стала вмиг куда более серьёзной: в её тоне не осталось места смешливости, а взгляд приобрёл свойственную деловым людям цепкость. Она поменяла ноги местами и откинулась на спинку кресла. Руки её властно возлежали на фиолетовых подлокотниках. 
  - Ваше благородие, - продолжила мастерица, - я понимаю Ваше желание оставить свою репутацию чистой, спихнуть на наёмника всю грязную и откровенно опасную работу. Но мне нужна достойная компенсация, поскольку в Кариде и, в том числе, в Адене у меня есть свои дела, - её речь звучала предельно просто, даром что глубоким приятным голосом, - И я так понимаю, вся родня не-мёртвой Алоизы должна увидеть Ваши попытки спасти разлюбимую жёнушку. Так почему же “излечение” должно стать как можно менее показательным?
  - Я конечно полный профан в этом деле, но разве есть хоть сколько бы внятные альтернативы её неоткрытому убийству кем-то совершенно третьим? - Лорд загорелся любопытством, разглядывая собеседницу. Он думал немного по-другому сделать всё это, но теперь задумался о том, что же такое хочет предложить Гарсия. Синие глаза Хирдманна впились в чёрные очи собеседницы. - Что вы предлагаете? 
  - Вы читали “По следу волка”? - улыбнулась собеседница.
  - Да, мой сынок любит эту сказку… Охотника укусил оборотень, жена пробовала его спасти, доверилась чародею и поплатилась за это его жизнью. «Простыл дух зверя на заре, проклятье по ветру развеяв, оставив мертвеца жене, колдун исчез, сие содеяв»… И что? - Задумался лорд.
  - Представьте на пару секунд себя на месте Бьянки, - предложила в ответ брюнетка, - и как Вы, столь же убитый горем, нанимаете для излечения возлюбленной колдунью. Ведьма же прилюдно обещает исцеление несчастной Алоизы...
  - А после - бац! Колдунья исчез, сие содеяв? - Лорд дробно простучал по столешнице, сдерживая смех. - Вы великолепны! Вы...
  - Подождите, - прервала его Евангелина, - Вы и так будете обелены в глазах родственников. Наняли шарлатанку, когда разум затмили эмоции… Но предлагаю зайти чуть дальше. Колдунья не исчезнет сразу - её схватит стража и под руки выведет в сторону замковой темницы. А там она уже найдёт пути отступления, не сомневайтесь, - улыбка на лице мастерицы стала загадочной.
  - Но темница принадлежит мне, а значит… Мендель может решить, будто я вам вас выпустил… - Задумался Хирдманн, впервые за всю жизнь так детально обдумывая способы убийства. Обычно ему, как человеку чрезвычайно доброму, не приходилось этим заниматься. Но жена - это ведь исключение из многих правил? Да она уже даже не человек! О чём тут вообще думать. - Впрочем… я же могу сказать, будто казнил вас из ярости собственными руками. Изрезал на куски, после сжёг и помочился сверху! А в качестве доказательства показать ему пепелище поганой ведьмы.
  - Именно так, Ваше благородие, - подтвердила девушка, - но для гарантии я могу за отдельную плату применить капельку магического мозгоправства. В рамках моих скромных способностей добавить в голову Менделя больше доверия Вам, - Гарсиа наклонилась ближе к лорду и понизила голос, - это может сыграть на руку и в будущем.
  - Сколько? - Спросил он, затаив дыхание и уже размышляя над перспективой славного своего будущего. В конце-концов, он всегда мечтал избавится от обязательств перед Фригольдерами, мечтал о том, чтобы Мендель хотя-бы относится к нему стал по-доброму. Теперь ему обещали исполнение всех его желаний. Не могло так быть, что всё это встанет в какую-то мелкую монету. Впрочем, он бы половину Адена отдал за это… если бы король разрешил. 
  - Мне не нужны деньги, - отмахнулась мастерица, - как я уже говорила, в Кариде у меня есть интерес. Кроме того, я испытываю слабость в отношении хрупких свитков, полуистлевших реликвий, магических артефактов и знаний. Что же Вы можете мне предложить?
  - А вы уверены, что сможете остаться инкогнито после того, как побудете моей «ведьмой»? Если да, то я готов предложить вам всю свою помощь, которая только есть. Аден, знаете ли, хранит в себе бессчётные богатства старины. Я лично подниму для вас все карты захоронений, мои люди найдут для вас путевые и рунные камни старых жителей этого края. Я дам вам ключ от Зала Гобелена Хирдманнов! - Последнее он произнёс с особым трепетом в голосе. - Вы никогда, сколько бы ни прожили, не будете нуждаться в еде и питье. Клянусь честью своей и своего рода!
  Госпожа подождала некоторое время, прежде чем дать ответ. Возможно оценивала в последний раз свои силы или приценивалась к награде.
  - Я на то и мастерица, - наконец сказала гостья, - чтобы и Вас обелить, и себя не замарать. Что до награды, то она меня вполне устраивает. Считайте, что Евангелина Гарсиа - ваша покорная слуга на время этого драматического представления.
  - Тогда решено! Сейчас я спущусь и принесу нам выпить. - Рассмеялся лорд, вскакивая с кресла и живой походкой направляясь вниз. Когда он вернулся, на губах его была усмешка, в руках две зелёные пузатые бутылки кримеллинского. - Клянусь, мои слуги самые безответственные во всём Кариде. Они там трахаются, миледи. Представьте, как личный паж короля вместо исполнения приказа присунул бы его гвардейцу? Вот невидаль… а у меня так каждый раз! 

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/31/25/d4/3125d4264f5f52195b46f1e0158b048f.jpg[/AVA][NIC]Лорд Адена[/NIC]

Отредактировано Ингвар (05-06-2019 16:55:04)

+1

5

- Ничего себе, - только и молвил Рокбер, когда в комнатушку зашла госпожа Гарсия, а вышла… - И на такое магия способна? Буду теперь жить в страхе, целуя шлюх… может они и не девки вовсе, а эти… ну, волше-е-ебники.
Ллейнхшасс посмотрелась в маленькое карманное зеркальце и провела по белокурым локонам руками. О, она изменилась и принарядилась так, что никто бы её из новых и будущих знакомых не узнал. Если бы только не оговоренные заранее жесты.
- Едва ли аденские шлюхи владеют подобными чудесами перевоплощения, - подмигнула ему Ллеу, - да и волшебники - тоже.
  Мастерица, которая ещё минут десять назад была под стать каридцам в росте, черноволоса, с густо-чёрными глазами - теперь совсем изменилась. Светлые волосы, пронзительные зелёные глаза, широкий рот - лишь малая часть изменений, подмеченных мужчиной. Рост был немного ниже... И это платье, всё в каких-то рюшах и складках смотрелось на волшебнице просто и безвкусно.
- Чудеса-а, - произнес Рокбер, с недоверчивой ухмылкой глядя на волшебную госпожу.
  Демоница поправила бесчисленное количество разноцветных бус, дешёвые металлические браслеты зазвенели на изящных бледных руках. Как положено типичной ведьме - Ламия была увешана просто тучей всяких побрякушек. Даже в её волосах можно было найти дешёвые деревянные бусины.     
  - Как-нибудь на досуге почитаю я про эту вашу магию. А там глядишь волосы сызнова отрастут. - Он усмехнулся. - Нет, это уже совсем за гранью доверительного. Да вас в таком виде сам господин Хирдманн не узнает, сколько угодно подавайте ему знак.
- А Вы мне иначе зачем? - ухмыльнулсь колдунья.
  - И… вправду. Только вы подайте знак, когда начнём наше маленькое представление. У меня тут кое-какой инвентарь заготовлен. - Он показал демонице декоративный меч. - Этим я буду вам всячески угрожать, но вы ей богу не смейтесь. Махать я им не умею, но пару красивых представлений в Каридском театре видал.
Этого было вполне достаточно. В крайнем случае, если их драма окажется недостаточно убедительной, Ллеу пустит в ход магию куда сильнее - гулять, так гулять.
  - Дождёмся, когда гости сядут ужинать, - Ллеу наводила последние штрихи в своём образе, расправила складки на юбке и закинула ремень сумки через плечо.

***

   Замковая столовая была освещена громадной люстрой с зачарованными свечами. Ровно под люстрой ломился от еды и напитков длинный дубовый стол. Вокруг расселся десяток человек - это и была родня овампиренной леди Хирдман. Тучный Мендель Фригольдер смотрел на своего зятя с явным неодобрением. Остальная часть семьи Фригольда уставилась в тарелки. В воздухе витала атмосфера неудобства и царила лёгкая прохлада. Повисло молчание, и только мерный стук ложек о тарелки хоть как-то разбавлял тишину.
- Тётя Алоиза точно не может присоединиться к нам? - спросила девочка пяти лет от роду. Она была не то двоюродная племянница, не то какая другая кузина.
- Нет, Голда, - протянул юноша по правую руку от вопросившей, - она…
  Договорить юноша не успел. Его прервал громогласный звук распахнувшихся дверей. Ступая по тёмно-красной ковровой дорожке в зал вошла беловолосая Ламия, а за ней вбежал Лакруа и парочка гвардейцев. Мужчины обежали ведьму и встали спиной к столу, словно преграждая ей путь своими героическими телами. Рокбер немного неуклюже взмахнул мечом и выставил его перед собой. Тупое острие почти уткнулось в грудь Ллейнхшасс, и та остановилась.
   - Милорды! Она лебедем ворвалась в наш сад, мы не могли её остановить! Прочь, ведьма! - Вопил Рокбер, размахивая клинком в хаотичной и бестолковой попытке фехтовать с безоружной.
   - Кто это? - Рыкнул лорд Хирдманн, вставая с высокого кресла и демонстративно хватаясь за оружие. - Объясните, что здесь происходит! - Все Фригольдеры повскакивали со своих мест, либо спрятались под столом. Один только Мельден не был способен ни на первое, ни на второе, так и сидел, пытаясь справиться с собственным весом.
  “Надеюсь, я достаточно неузнаваема, Ваше благородие”, - даже в мысленной реплике, адресованной лорду, слышались шальные нотки. Ллеу ступила назад, словно испуганная лань. Тут же раздался звон браслетов и многочисленных бус, когда ведунья всплеснула руками.
- Да, я ведьма! - демоница заговорила голосом более звонким, чем её собственный, - Я слышала, что бедная леди Хирдман очень больна, -  в голосе прибавилось сочувствия, - Очень сожалею Вам, благородный сир.
  - Знаем мы ведьм и колдунов… Ваш брат уже приходил и у сапог моих клялся, что излечит мою Лози. Стоит ли мне говорить, сколько слёз было пролито из-за этой лжи? - Лорд Хирдманн кажется заслужил одобрение Мельдена, ибо тот наконец выкатился из-за скамейки и выпрямился.
   - Откуда ты, девка, знаешь про недуг моей дочери?! - Пророкотал старший Фригольдер, впрочем опасаясь приблизится к гостье хотя бы на метр.
   - Вот именно… это тайна, которую хранит двор. Я лично снесу голову тому, кто разболтал её! - Пообещал Ганс, вытянув таки клинок из ножен. - В темницу её!
- Стойте! - подняла перед собой руки Ллеу, - Могу поклясться вам, милорды, что никто мне ничего не говорил. Я увидела про болезнь госпожи Алоизы в стеклянном шаре.
  - Убирайся отсюда вместе со своими стеклянными шарами, извращенка! - Произнёс Рокбер первое, что пришло в голову, а после размашисто махнул мечом. - Мы не доверяем этим вашим штукам!
  Драма стремительно превращалась в комедию. Демоница честно пыталась не засмеяться после этого размашистого выпада в её сторону. Она даже подалась чуток вперёд, чтобы меч задел складки платья.
  - Ах! - воскликнула Ламия, - я же не простая ведьма! Я служила старым и новым королям, лечила их самих и их детей от страшных проклятий крови...
  - Я за народные методы! - Возопил Рокбер, развивая свой боевой успех. Кажется, за много лет он впервые почувствовал азарт потасовки. Да он вообще такого ни разу в жизни не чувствовал. - Моя мать так лечила, и дети мои так лечиться будут!
  - Локруа.. - Произнёс лорд, разглядывая спину своего герольда. Кажется, всё шло не совсем по плану. Ллеу уже тоже начинало так казаться. И только то, что началось дальше - спасло провальную пьесу. 
  - Мм… да, Рокбер, прекратите. - Поддержал Мендель, его лицо озарил свет узнавания. - Это же Матильда Ротбек из старых сказок. Моя прабабушка была права… Вы однажды уже помогли Фригольдерам и обещали помочь снова. Сны… стеклянные шары... Неужели вы снова явились по зову нашего рода в минуты отчаяния?
   - Что? - Спросили Рокбер, Хирдманн и двое гвардейцев, обернувшись к купцу. Тот посмотрел на них с презрением.
   - В Цейхе у каждого славного рода есть свой покровитель-чудотворец. Конечно, вам то откуда знать о подвигах Матильды Ротбек! - Купец снова вперился взглядом в неожиданную волшебницу. - Простите этих варваров. Простите, ради Имира и Играсиль! - Мендель бросился к гостье и вцепился в её руку, лобызая каждый палец.
  Ллейнхшасс в первый момент опешила и мельком глянула на Ганса. Тот тоже был в шоке от поведения тестя, и поддержки ждать от аденского лорда не приходилось. Демоница оторвала руку от морщинистых губ и едва умудрилась снова не угодить ею в капкан старческих пальцев.
  -  Я безмерно рада, что хоть кто-то из рода Фригольдеров помнит обо мне, - подыгрывала Менделю колдунья, - Да, я та самая Матильда, - пара секунд заминки, которые Ламия потратила на поверхностное копание в голове страшного богача. Фокус этот потребовал изрядной концентрации, так что ведька как будто выпал из реальности на эти мгновения, - А то уж думала, что вы забыли о спасении вашего прадеда  - сира Маннелига. Я вытащила его из лап коварной тролльчихи, - последние слова демоница произнесла с неподдельной гордостью, словно она на самом деле вытащила какого-то там сира из лап громадной тролльей женщины. 
   - Ничего себе… а я думал она была сбрендившей старухой. - Оторопело молвил один из племянников Менделя. - Потому и рассказывала всякие небылицы...
   - Это ты ещё слова тёти Алоизы не слышал… я к ней заходила, она просила меня сесть ей на лицо… - Совсем тихо прошептала двенадцатилетняя племянница, чем вызвала непонимающие взгляды всех присутствующих взрослых. Даже Ллеу не удержалась от удивления.
   - Так, оставим Алоизу в покое, она просто немного не в себе! - Стал успокаивать всех усатый сир Молах Фригольдер. Этот приходился двоюродным братом укушенной, но походил на неё как всамделишный близнец. Вплоть до усов и трёх длинных волосков на подбородке. - Уже завтра наша с вами доченька-тётушка вернётся. Благородная Матильда исцелит её, как в сказках!
  - Да, пусть будет так, Хирдманн… уберите оружие, или я, клянусь, потребую все вложенные в этот затхлый городишко назад! - Все мечи живо вернулись в ножны. Конечно обычно Ганс не допускал таких вольностей в своём присутствии, но сейчас был не тот случай. Он хотел рассмеяться, но было нельзя.
  - Если хоть волос упадёт с подбородка моей жены… - Рыкнул он, для острастки выдвинув меч на пару дюймов и задвинув обратно. - То я убью тебя, ведьма...
[AVA]http://s8.uploads.ru/5ydhB.jpg[/AVA]

+1

6

Совместно с Ллеу
  После того как Алоиза обратилась в чудовище, её связали и заперли в Парапетной башне замка. При дворе Хирдманна поговаривали, будто каждую ночь новообращённой упырице скармливали по одному барашку, а днём в башне сидел сам Мендель Фригольдер, составляя спящему монстру компанию.
  Патрик был личным каретником Алоизы. При своей нормальной жизни леди Хирдманн считала его даже больше чем другом… пусть это и оставалось между ними. И в тот злополучный день, когда во время оргии в предгорном Ламботене шальной вампир - шевалье Бифос фон Штех, - обратил Алоизу… Патрик был рядом. Он вёз бездыханное тело ещё спящей леди домой. Именно он передал её в руки стражи. Именно он рыдал сильнее всех на похоронах Алоизы в храме Имира. И именно он сильнее всех испугался, когда она вылезла из склепа и сожрала парочку придворных слуг. Но с тех пор как обращённую госпожу поймали, он её не видел.
  Теперь ему надлежало проводить цейхскую ведьму в покои своей бывшей любовницы. Лорд сам приказал это… наверняка припомнив Патреку все те часы, которые каретник пробыл на их супружеском ложе, пока сам Хирдманн уезжал на охоту или по своим делам. 
  - Что могут упыри, миледи? - Прошептал Патрик, разглядывая ступени, ведущие наверх. По этой лестнице им обоим надлежало подняться, а там... в широкой зале на самом верху их ждала голодная вампирша.
  - Упыри… - с каким-то упоением протянула ведьма.
  Она как будто и без помощи бедного каретника знала, куда надо идти. И без страха стремилась туда. Патрику пришлось поспешить за блондинкой, чтобы не пропустить ничего из её рассказа. А то мало ли, придётся ещё применять всё на практике. Он едва не оступился и не уронил склянку с кровью Фригольдера. И чуть не напоролся на осиновый кол, который нёс в другой руке. О бедро ударилась простецкая маленькая льняная сумочка, наполненная всякими ведьминскими побрякушками. От самой цейхской ворожеи пахло травами и чем-то терпким. Запах этот парень хорошо улавливал в узком пространстве башенной лестницы. Подрагивающий свет долгогорящих факелов очерчивал спину и задницу ведьмы, играл на бесконечных складках её юбки. Женщина порхала на пару ступенек выше самого Патрика.   
  - Они могут быть изобретательными, безмозглыми, - голос её отскакивал от каменных стен, - но они все, без исключения, после перерождения сильны и невообразимо голодны.
  Белокурая резко остановилась, так что лишь расстояние в две ступени позволило Патрику не влететь в спутницу. Зеленоглазая глянула на парня с ухмылкой.
  - Ты не бойся так, - ворожея провела мягкой ладонью по щетинистой щеке каретника, - она же связана. Да и, может, помнит что-то о вашей связи в прошлом, - после этого леди из далёких земель обернулась и вновь зашагала по пути на встречу с монстром.
  - И вправду, ведьма… - Произнёс Патрик, тремя пальцами сделав пятиконечное знамение, а также спешно и почти невнятно отпустив заученную молитву. - Имир от тьмы убереги, Играсиль жизнь мне сохрани, Алар могущество придай, Тария в сердце пребывай, Амета будь покровом мне, благоволи моей судьбе. Храните боги, от дурной дороги. Amtaren. - Прошептал он и снова осенил себя звездой пяти углов и пяти богов. Послышалось недовольное шипение откуда-то сверху. Пугающее и недовольное.
  Он пошёл дальше на ватных ногах, чувствуя как в потной ладони скользит колышек. Он так не хотел идти дальше… так не хотел встречаться с тем, во что превратилась Алоиза. Но он шёл, уповая на могущество идущей впереди ведьмы и проведение богов… впрочем, больше всё-же на могущество ведьмы.
  Наконец они дошли до площадки с дверью и сердце замерло в груди Патрика. Каретник сглотнул ком и посмотрел назад, прикидывая, сможет ли убежать от монстра, если всё зайдёт так далеко.
  - Вы ведь знаете, что делаете, да? - Спросил он начистоту, пытаясь добавить в голос храбрости.
  - Нет, - беззаботно сказала блондинка и расхохоталась, - я вообще без понятия, что надо делать с молодой вампиршей.
  В её руке мелькнула связка ключей. И вот тот единственный ключик вошёл в замочную скважину…
  - Вы, - Парику захотелось испариться. Его глаза стали как два огромных блюдца, а сердце будто бы остановилось на секунду-другую, - Вы шутите?
  Ведьма глянула на него, как на дурачка. В глазах её плескалось искреннее веселье.
  - Нет, дорогой. Просто очень люблю хорошие представления.
  Патрик хотел убежать. Он уже развернулся, чтобы дать дёру. Ему даже скатиться кубарем по лестнице не казалось чем-то дурным в этот момент. Но хватка у ведьмы оказалась куда сильнее, чем он мог себе представить. Блондинка одним движением развернула его за плечо обратно, а другим кинула в открывшуюся дверь. Цейхская стерва вплыла следом за ним.
  - Нет, нет, нет - произнесла ведьма, когда они вдвоём оказались в зале башни, - куда ты собрался?   
Голос ведуньи стал глубже, но в нём всё же было много веселья. Ужасная женщина закинула связку ключей к себе в декольте. Патрик встал на ушибленные колени и стал бешено озираться вокруг. Их прибытие словно привлекло чьё-то внимание, но это “что-то” пока молчаливо ждало.
  - Я тебя не отпускала. Этой ночью ты побудешь нашей дивой.
  В башне было много красивой мебели, кто-то расставил свечи по канделябрам и создал атмосферу доброй дворянской жизни. Было темно, но даже в этой темноте можно был разглядеть всё великолепное убранство, которым богатый Мендель Фригольдер окружил железный саркофаг своей любимой дочери. Он стоял посередине большой залы, в трёх охранных кругах: из серебряной цепи, из соли, из благословенных свечей. Здесь буквально воняло Арисфеем и эльфами. Пузатый саркофаг был закрыт на три гномьих замка… лишь одно зарешеченное окошко давало представление о том, кто обитает внутри. Алые глаза смотрели с голодом и нетерпением.
  - Ты пришёл ко мне, мой Патрик… а я ждала тебя… мы тут голодны… мы всегда голодны… хочешь накормить меня? Ты всегда хотел меня кормить… - Шептала узница с загробной соблазнительностью. Патрик отшатнулся, отполз до самой стены и упёрся в неё руками, словно желая проникнуть в самую твердь векового камня. - Не убегай от меня… хочешь сесть мне на лицо, как раньше? У тебя там такие славные артерии… - Каретник содрогнулся и поджал под себя ноги, словно защищая драгоценные артерии. - СЯДЬ МНЕ НА ЛИЦО, ПАТРИК! - Его сердце едва ли не остановилось. Было очень страшно.
[AVA]https://i.pinimg.com/564x/31/25/d4/3125d4264f5f52195b46f1e0158b048f.jpg[/AVA][NIC]Каретник Патрик[/NIC]

+2

7

Ллеу было некомфортно находиться в пропахшей всякими благовониями зале. Серебряная цепь и прочие меры предосторожности плохо влияли и на саму демоницу. Хотя это и было не такое уж сильное воздействие - голова едва кружилась, в носу щекотало, дышать стало немного труднее. Ллейнхшасс помотала рукой у лица, отгоняя от себя назойливый запах свечей.
- Я бы на твоём месте пока не прислушивалась к Алоизе, - хрипловато произнесла ведьма. на её губах играла улыбка.
Девушка потянулась, вслушиваясь в голос вампирши. Сладкие звуки вампирского голода. И как же было хорошо осознавать, что Ллеу этот монстр не угрожает: молодые вампиры ещё слишком слабы для схватки со старым демоном.
  Ллейна очертила от пола к потолку в воздухе линию, ровно на столько широкую, на сколько нужно для прохода взрослого человека.  Из открывшегося портала показался сначала один стул, затем второй. А следом показался и хозяин мебели.
  Ганс Хирдман с опаской вошёл внутрь и сразу же обратил на себя внимание новообращённой. Ализа зашипела при виде мужа.
- И вот так на протяжении тридцати лет. Я в дом - она шипит. Я из дома - воркует. Спрашивается, за что я вообще должен был её любить? Помогите мне, будьте добры.
Ллейнхшасс разглядела у него подмышками две пузатые бутылки. Она вытянула оба сосуда, а Ганс расставил для них стулья поближе к стене. На Патрика они пока вовсе внимания не обращали. Парень сидел у стены и громко рыдал.
Я не нарушу случайно безопасность… ритуала, - спросил лорд Адена, присаживаясь на один из стульев, - не хотелось бы, чтобы что-то пошло не так.
Он был напряжён, но хорошо это скрывал. Ллеу чувствовала страх перед тем, что могла натворить в отношении него Алоиза. Но, стоит отдать должное, Ганс держался молодцом.
- Я бы не позволила иначе Вам наблюдать за процессом. Будем честны, оплата меня интересует больше, чем Ваша смерть.
- Миленько, - ответил на такое откровение лорд, - ну… тогда не будем оттягивать представление? Не зря же я взял места в первом ряду.
Ллеу щёлкнула пальцами и благословенные свечи погасли. С саркофага упал первый замок. Вместе с тем в комнате появился маленький имп. Он вынырнул из под вороха девичьих юбок, побежал к свечам и начал яростно их распинывать в разные стороны.
  - Это… -  Ганс позабыл о приличиях и указал на резвящегося демонёнка пальцем, - ваша кошка?
- Нет. Это - просто имп, - отмахнулась демоница, а следом пошутила- завалялся в складках платья. Я и забыла о нём до этого момента.
- Того, кто рискнёт залезть к Вам под юбку, ждут интересные сюрпризы.
Ллеу лишь непринуждённо пожала плечами. Мол, возможно и так.
Колдунья щёлкнула пальцами второй раз, и круг соли сдуло едва заметной тёмной дымкой к противоположной стене. С предупреждающим звоном упал второй замок. Вампирша активно зашевелилась в своём саркофаге. Рыдания Патрика превратились в скулёж. Напряжение, исходящее от Ганса стало ощутимее. Но чего ещё можно ожидать от человека? 
Я, пожалуй, открою вино… - он принял из рук ведьмы оба сосуда и начал возиться с одним из них.
- Только не пропустите самое интересное, - посоветовала Ллейнхшасс.
- Dar! Dar! - подтверждающие заверещал имп. Он с большим удовольствием кинул одну из свечей прямо в решётку саркофага. Вторая свеча прилетела прямо в перепуганного Патрика. Высвобожденный из своих скучных планов, демонёнок развлекался как умел.
- Да, мой хороший, - одобряюще кивнула ему призывательница.
- Милейшее существо, - Ганс пригубил вина и шумно выдохнул пьяным ароматом, - хвала Имиру, что Алоиза не родила мне таких детей. А ведь я сначала думал, что именно такими они и выйдут. Алоиза и до вампиризма была монструозной дамой.
  Послышалась очередная порция шипения. Крышка саркофага держалась на одном замке. И если бы Алоиза была чуточку стройнее, то уже могла бы просунуть в образовавшуюся щель руку.
  Третий щелчок. Серебряная цепь улетела на голову уродски сделанное чучело оленя. Последний замок пал. Патрик затих, Ганс затаил дыхание, имп поспешил спрятаться под юбками своей хозяйки. Только Ллеу расслабленно запрокинула бутылку и жадно глотала вино.
Крышка отлетела с громким звуком. Первый шаг грузной вампирши оставил след на деревянном полу. Из тьмы саркофага появилась она - главный антагонист сегодняшнего спектакля. В иной постановке из Алоизы, наверное, получилось бы целых два… а то и три антогониста. Она была высокой, проклятие вампиризма явно немного приукрасило черты стареющего лица. Но три её подбородка решили, что не стоит делать хозяйку уж слишком привлекательной. Магия способна почти на всё, но, похоже, в войне с лишним весом Алоизы она потерпела фиаско.
  - Она же никогда не была сверху? - поинтересовалась у нанимателя Ллеу.
- Не то, чтобы не пыталась… но будь она сверху, я бы тут с вам уже не сидел.
- А ты что скажешь, Патрик? - наконец демоница обратила внимание на каретника. Но тот не смог ответить ничего внятного. Он пытался отодрать крепко заколоченные ставни.   
  - Я вас убью, - залепетала Алоиза.
Ллеу засмеялась в голос: её действительно веселила эта новообращённая. Да и вся картина в целом казалась какой-нибудь таллинорской комедией. В таких монстры обычно высмеиваются. Только остальные не разделяли веселья колдуньи.
Вампирша, больше не скованная преградами и ведомая ненавистью к мужу, первым делом кинулась к наблюдателям. Безусловно, её пальцы разорвали бы Ганса на части. Она, возможно, даже не стала бы пить его кровь - настолько много гнева и неприязни вызывал в немёртвой леди её супруг. Но прозвучал четвёртый щелчок. 
  Алоиза резко дёрнулась назад, когда её шею обвила чёрная лиана. Имп задрал демонице подол и заверещал. Ллеу пнула его в сторону Патрика. Демонеёнок влетел в спину каретника и за уши начал направлять того в сторону Алоизы.  Бывшие любовники столкнулись. И между ними снова вспыхнули чувства. В этот раз не страсть, а жгучий голод и сковывающий страх.
- Как не стыдно! При живом-то муже! - воскликнул чуток расхрабрившийся Ганс. Похоже вино и профессионализм ведьмы сделали своё дело.
- Тише, не мешайте влюблённым, - шикнула на него демоница, - их тайная встреча только началась. Сейчас доблестный рыцарь пригласит возлюбленную на танец.
Тёмная лиана обвила вампиршу и каретника, стянула их вместе. Имп тихонько запел нечеловеческим голосом. Его песня была чем-то между скрежетом тележного колеса и звоном поломанного колокола.
- Может, без аккомпанемента? - скривившись попросил Ганс.
Ллеу кинула опустевшей бутылкой в импа, и тот заткнулся. А вот танец влюблённых был в самом разгаре. И всё больше напоминал совместный припадок: Алоиза яростно щёлкала зубами в попытке поймать шею парня, а тот ловко уворачивался от неизбежной кончины. Лорд Адена отвернулся от этого зрелища. Похоже, он был всё же слишком мягкосердечным. Вся его бравада куда-то делась, а на лице читалось омерзение.
  - Как только вы спуститесь вниз, вас схватят мои гвардейцы. Не сопротивляйтесь - они предупреждены обо всём. По пути у вас будет возможность сделать Фригольда чуть более доверчивым… Ну, как мы и договаривались. Стража отведёт вас в темницу, а там уже не знаю, как вы выберетесь. Как я понимаю, проблемой это не будет?
- Всё будет хорошо, мой лорд, - заверила демоница.
- Тогда буду ждать вас в том месте, где мы впервые встретились. Рокбер встретит вас у таверны и проводит. А я приду денька через два, чтобы не вызывать лишних вопросов по поводу траура. А с этим, - он на угад махнул рукой в сторону извивающихся любовников, - кончайте.
- Может сначала позволить Вам выйти?
- Да. Я думал, что мне это зрелище доставить удовольствие, но ошибался. Алоиза в который раз просто испортила мне настроение. Простой убейте её. В неё же не осталось ничего от человека.
Ллеу встала и открыла гансу портал в его покои. Лорд прихватил с собой стулья и вышел в межпространственное окно. На прощание он бросил взгляд на танцующих. А теперь уже и Ламии стало неинтересно играться. Теперь не перед кем было строить комедию, а тратить лишние силы было не с руки. Ей, в конце-концов, ещё из темницы выбираться.
  Дальнейшие действия разворачивались быстро. Был истошный крик Патрика, когда демоница позволила Алоизе порвать его на кусочки и насладиться фонтаном крови. Имп сидел у ног хозяйки и ожидал следующих указаний. Ллеу подала ему осиновый кол, который до того обронил каретник и указала на Алоизу.
Порождение иных планов запрыгнуло на вампиршу и несколько раз проткнуло ту колом. Алоиза верещала так, что все слушатели внизу башни точно услышали её предсмертный крик. А потом всё затихло. [AVA]http://s8.uploads.ru/5ydhB.jpg[/AVA]

+2

8

Совместно с Ллеу
Спустя два дня...
  Трактир «Мулен Ди’ор» вот уже несколько дней привечал у себя темноволосую колдунью. Ей подали личные помещения аденского лорда и всячески ухаживали за гостьей, подавая лучшие вина, одежду по востребованию, еду по утру, в обед и на ужин. Всё тёплое, пахнущее любовью и уважением. За такие деньги, какие платил Ганс Хирдманн за эти апартаменты можно было позволить себе немного любви. И прислуга в лице детей трактирщика всячески эту любовь демонстрировала.
  Пару раз к госпоже Гарсиа заглядывал похорошевший Рокбер Локруа. Он приносил ей связки ниболее интересных книг из фамильной библиотеки аденского лорда. Они очень даже походили на трактаты о магии и старых развалинах. Гансу они были бесполезны, сам он не шибко уважал историю как науку, а в магии не понимал и вовсе ничего. Также никто из магов в Адене не располагал ни временем, ни желанием для разгадывания запутанных тайн даже надалёкой старины, а книги магии у них были свои собственны. Вдобавок, этих магов было слишком мало и смысла жадничать у Хирдманна попросту не было. Потому книги быстро перекочевали к Евангелине.
  В этот день, укрывшись традиционным клетчатым пледом в цветах Адена, она лежала на большой софе, разглядывая очередной фолиант. Чтиво было интересное, и вино, плескавшееся в бокале, скрашивало вкус старых тайн. На этом её и застал пришёдший (как и обещал загодя) лорд Адена.
  На улице шёл мокрый снег вперемешку с дождём, потому господин Хирдманн был мокрым. Впрочем, непогода не могла стереть с его лица улыбку. В последнее время, когда на него не смотрели слуги и родственники со стороны жены, он улыбался. Всегда чистой, довольной улыбкой. И лицо его преобразилось. Морщины вечной хмурости чуть сгладились, придав облику лорда чуть больше благородства. Усталые мешки под глазами почти исчезли. Он начал растить усы, а с плешью на голове разобрался по своему - просто сбрив все волосы и нацепив на голову удалую шляпу с пером. Отбросив согбенность несчастливой женатой жизни, он стал чуть статнее. И явно стремился к большему.
  - Здравствуйте, миледи Гарсиа. Я ждал этой встречи все два дня с нашей разлуки. - Усмехнулся Хирдманн, в своих лихих сапогах прошествовав в гостиную. Не став задерживаться, он просто плюхнулся на свободное кресло и, постучав мокрыми ногами по гульрамскому ковру, продолжил. - Я доволен… если вам это интересно. По-настоящему доволен. Отбросив все муки совести, скажу вам прямо - мне так хорошо не жилось со времён моего детства. До того, как меня показали чете Фригольдеров, до того, как заставили на балу танцевать с Алоизой, до того, как заставили женится на ней. Я любил охоту и был досаточно прытким юношей, чтобы вы знали. Мне прочили место рыцаря, а то и гвардейца при короле. Я приветствовал Эйрика здесь, в Адене, и он хвалил меня. Он говорил, что с такими юными повесами как я, Карид будет существовать вечно. И вы словно вернули меня туда… в мою настоящую жизнь. Словно пелена  с глаз! Я же до этого даже ничего сделать не мог и просто убегал каждый день. - он взял бокал, наполненный до краёв и отпил из него, -  Я всю ночь думал, не будет ли слишком слезоточиво говорить всё это… и решил, что стоит. Чтобы вы знали, насколько я вам должен, и насколько готов платить. Вы спасли мне жизнь, и я отплачу вам за это. Клянусь своей честью и честью моего ныне свободного рода!
- Так я, получается, сотворила доброе дело, - задумчиво ответила ниборнская ведьма. Она начала разглядывать свои пальцы,  -Хм… все на месте. Значит, мироздание ещё пошло под откос, - а потом брюнетка глянула на лорда и усмехнулась,- чего только не услышишь о себе.
Девушка прошла к камину и открыла стоящий рядом с ним шкафчик. Маленькая бутыль с янтарным содержимым увидела свет. Вместе с ней - два низких пузатых бокала.
  - А как себя чувствует господин Фригольдер? Вас устраивает его неожиданное человеколюбие? Вдруг он тоже избавился от тяжкого бремени и расцвёл новыми красками. Ах, это было бы двойное добро. Мироздание точно должно покоситься в ближайшие пару часов.
  Ниборнка поставила перед Гансом два бокала и наполнила их ароматной травяной настойкой.
  - Я подумал, что лучше возьму ссуду у короны или соседей, чем буду вечным должником у бывшего тестя. Ближайшим судном Фригольдер и его родные отплывут сперва до моря, а там на восток, в Цейх. Думаю, это справедливо и для него в том числе… ведь по сути, я убил его дочь. И будет неправильно после этого пользоваться внезапно появившимся из ниоткуда добродушием старого человека. Пусть плывёт. А я как-нибудь решу вопросы с внезапно исчезнувшей меценатской казной. - Ответил Ганс, снимая шляпу и кивая девушке. - Так что да, вы дважды сделали добро. Как бы мироздание на это не отреагировало, но вы, похоже, добрячка.
  Лицо девушки выражало немного смятения, будто она не знает - рыдать ей сейчас или смеяться. Но вместо любого из этих действий, она просто залпом выпила настойку из своего бокала.  А потом сразу и из бокала Ганса.
  - Хотя бы немного сравняю баланс, - подмигнула брюнетка.
  Гарсиа легла на софу и мечтательно взглянула в приоткрытое окно. Оттуда немного задувало, отчего в комнате царила прохлада.
  - Но у нас остаётся открытый вопрос оплаты. Книги я уж получаю и изучаю. Среди них попадаются действительно занятные экземпляры. Вдобавок, здесь очень миленько, но я не хочу, чтобы Ваши апартаменты стали моим пристанищем. Тут, - она указала на невысокую стопку книг, - много интересных вещей, которые я бы хотела изучить подробнее. В маленьком синем томике есть упоминания Флюгенских руин. В красном томике упоминается карта нахождения этих самых руин….
  - Я понимаю,  чему вы клоните, - перебил собеседницу Ганс, - если такая карта есть в Адене, то она точно находится в  нашем Зале, - лорд достал из-за пазухи старый ключ. Его размеры были в три раза больше обычных ключей.
  - О.. - протянула девушка, - я уже представляю себе какого размера замок, и сколько тайн за ним скрыто.
  - Хирдманам как роду всего пара веков. Но этот ключ открывает замок к более древней истории. Понимаете ли, эти земли не всегда были частью Карида. А ключи достались моим прадедам от убитых бывших хозяев. Так Зал и стал Залом Гобелена Хирдманнов.
  Лорд даже не успел заметить, как ключ перекочевал в руки ведьмы. Черноокая с интересом рассматривала побрякушку. Почти нежно она проводила по нему пальцами, принюхивалась к металлу… а после коротко кивнула.
  - Но этим моя награда не ограничивается, - напомнила она, -  Вы говорили, что я никогда не буду нуждаться в еде и питье. Так может, Вы сможете выделить мне что-то наподобии этого, - она обвела свободной рукой комнату. Но намекала она на все апартаменты. 
  - Этот вопрос я передал Рокберу, и он уверяет, что уже нашёл нужное место. Тихое, уютное, без посторонних ушей и глаз. Но нужно будет подождать три дня. Тогда он сам вас туда отведёт. - Ответил Ганс, почесав то место, где только ещё начала пробиваться щетина будущих усов. - И я думаю… что раз вы желаете остаться, то мы ещё сможем воспользоваться услугами друг-друга? - Спросил он.
   - Может быть, моя помощь понадобиться вам куда быстрее, чем вы думаете. - Загадочно ухмыльнулась ведьма. И как раз на этом моменте мироздание дало сбой. Ему потребовалось на это десять минут, а не несколько часов, что обещала волшебница. И всё-же это случилось.
  Первым вестником грядущего безобразия явился Рокбер Локруа. Лордский герольд запыхался, поднимаясь по ступеням. Он с резвостью гульрамского скакуна вбежал в гостиную и с ходу начал орать на лорда, забыв, что вообще-то является его подчинённым.
  - Там такое, а ты здесь сидишь! Я как только узнал, побежал… всюду ворота закрывают, гномы в кольчугах. Ты чего сидишь, вставай! Там война, Рилдир тебя подери! Вставайте, там война! - Он орал ещё с минуту, костеря всех, кого только смог припомнить. Лорд с ошалелым видом наблюдал за истерикой своего герольда, и только спустя минуту понял, как на это всё вообще надо реагировать.
  - Ты перепил, Рокбер? Что с тобой? - Вполне резонно вопросил Ганс Хирдманн, поднявшись на ноги и взяв лицо герольда в свои ладони. Глаза последнего были как два блюдца. Он перестал орать… по непонятным причинам это совпало раздражённым вздохом Евангелины.
  Второй вестник не заставил себя ждать и вклинился прямо вот так. Командир аденской стражи как будто перемахнул через все ступени и влетел в гостиную, снеся на пути медную фигуру маленького дракона. Под его матюки Локруа и Хирдманн затаили дыхание.
  - Что ещё? - Сквозь оцепенение и медленно накатывающую панику вопросил лорд Адена, обратившись лицом к облачённому в кирасу черноволосому Леонарду Пуантесу.
  - Что ещё, спрашиваете?! Со стены я увидел чуть меньше двадцати тысяч варваров, орущих что-то вроде “Карет!”, и не думаю, что они просят у нас парочку повозок! - Хрипло ответил мокрый командир стражи, сплёвывая прямо на гулрамский ковёр. - Там у них одних троллей не меньше тридцати… я вообще впервые вижу троллей. Какого чёрта происходит?! Вы планировали какой-то розыгрыш? Теперь так будут выглядеть наши весенние ярмарки?!
  Это было не всё, разумеется. У бедлама было ровно четыре вестника, и вселенная пока показала лишь двоих. Лорд смотрел на них так, словно его разыгрывают. Недоверчивая улыбка скользнула по его лицу.
  - Вы шутите… а сейчас сюда в варварских одеждах забредут шлюхи, и мы повеселимся? - С надеждой вопросил Ганс Хирдманн, на последнем слове его голос истончился, выявляя открытую панику.
  - Ага, если бы! К нашим западным, котельным и северным воротам идут орды варваров. Вилфайгер взял командование на себя, закрывает ворота и готовится защищать города. Меня послал сюда. Там орда в четыре раза больше, чем вообще людей в Адене живёт. Кому вы, ответьте ради Имира, так насолили?! Это всё из-за Фригольдера? - Вопросил Леонард, выглядящий уже даже не потрясённо… таким эмоциям даже определения не существовало. У капитана стражи тряслись руки, а левый глаз дёргался.
  - Я не понимаю… что происходит? Какие орды? Какое командование? Что вы несёте? Вы пили вместе, или это какой-то тупой розыгрышь? Если да, то я вас казню! Так над друзьями и сюзеренами не шутят! - Рыкнул лорд Адена. Ему-то прекрасно было известно, что в этом регионе просто не может собраться такая ошеломительной огромная орда. В Адене уже так давно не было никакой войны. Какого Рилдира вообще происходило в головах его подчинённых? Что там происходит с Вилфайгером?
  Долго ждать последнего не пришлось. Глава гномского братства Адена явился в этот самый момент. Его борода с металлическими украшениями позвякивала, а с косичек капала вода.
  - Шесть лагерей, два у котельных, два у северных с троллями, один у западных, тоже с троллями. Ещё один поодаль у Сарновой рощи, похоже, головной. - Отрапортовал гном, глядя на Хирдманна. - Их где-то от четырнадцати, до шестнадцати тысяч… и разведку боем они уже сделали. Сейчас что-то колдуют и кажется намерены серьёзно завоевать Аден. Наши маги отбили первые атаки их жрецов и колдунов. Стреломёты отпугнули их от слишком раннего штурма. Двое троллей умерли, но следующую атаку они точно спланируют. Должен сказать, что кольцо у них выстроено по-толковому… я бы конечно делал иначе, но для варваров сойдёт. Всё-равно нам не смыться.
  - Рогге… там серьёзно армия? Это… правда происходит? Нас окружили? Что?! - Потребовалась минута, чтобы Ганс пришёл в себя. Он посмотрел на окружающих и произнёс то, что просилось наружу само собой. - Срочно сообщите королю, пошлите гонцов, магов, кого угодно! Мы сами не сможем выстоять против такой армии!
  И тут явился последний, четвёртый вестник царящего бедлама. Он шёл устало, глядя из под бледных век. Главный маг Адена буквально прошаркал по лестнице и медленно вошёл в и без того полную гостиную тайных апартаментов лорда в трактире Мулен Ди’ор.
  - Гонцов не пошлёшь… кольцо гоблинов, варваров и троллей не сломать. У них есть летающий оборотень… сокол… и он опрокинул лодку, которую мы пытались послать по реке на запад в Карид. И магов тоже не отправить. Их колдуны накрыли нас барьером, сообщение тоже оборвано, дневники почему-то не работают, и сферы тоже...  Если  я правильно понимаю, никто не уйдёт живым. А когда всё кончится… только тогда король и узнает, что Адена больше нет. - Произнёс Чеслав, глядя на присутствующих с бесконечным равнодушием. Видно было, что он устал, возможно, по нему сильно ударил откат. - Думаю, они спланировали всё заранее. Все патрули вырезаны, а из деревень у нас ничего к этому моменту уже не осталось. Думаю, всё выжжено. Может не прав, но двигались они уж слишком споро и еды у них слишком много. Большой обоз с рабами. Это не просто варвары, их ведёт кто-то умный, а может много умных. Налейте вина, а то я сейчас сдохну от боли.
  - То-есть, мы находимся в самой выгодной позиции, ты хотел сказать? Мы окружены, а значит бить можно в любую сторону! - Высказал старую добрую гномскую мудрость Рогге Вилфайгер. Он не долго думая пошёл к выходу. - Жду вас на стене, надо будет держать всё под контролем каждую секунду. Людей я уже послал в замок, запасы отправились туда-же. Будем сражаться за каждый дом этого чёртового города так, словно взяли на них ссуду под проценты у подгорного короля! Нечего сопли на кулак наматывать. Раз нам никто не поможет, поможем себе сами. Эй, Лео, пошли со мной!
  - Да… - Ответил Леонард, и пошёл вслед за резвым полуросликом. В комнате остались только четверо.
  - У нас… точно нет возможности никого послать? Без короля мы не выстоим, что бы там не говорил Рогге. Я заплачу любые деньги любому смельчаку, если он сможет это сделать… точно никак? - Вопрос Хирдманна повис в воздухе и остался без ответа.
  Евангелина Гарсиа до этого момента сидела тише воды ниже травы. Вбегающие, наверное, даже не замечали её. Или принимали за очередную шлюху, коих в этом месте побывала тьма. А теперь она ухмылялась, словно всем своим видом показывала: “Ну я же говорила”.
  - Я выбралась из мест похуже, чем Аден во время осады варварскими магами, - она посмотрела на свои ногти, словно ситуация была совершенно обыденной, - троллями, оборотнями…
  Даже маг оторвался от початой бутылки и поглядел на девушку. Чего уж говорить о Гансе и Рокбере.
  - Если вы приведёте сюда армию короля, - начал лорд, - то даже правнуки моих правнуков будут в неоплатном долгу перед вами, госпожа Гарсиа.
  - Это невозможно, - едва двигая языком произнёс маг, - она вам врёт. Нет такой магии, которая бы позволила пройти через этот барьер.
  - В мире нет ничего невозможного, - пожала плечами девушка. Взгляды волшебников встретились, и Чеслав сощурился.
  Подумав недолго, кудесник пожал плечами.
  - Если у Вас получится, то я съем свой сапог.
  - Начинайте его снимать, а то в Вашем состоянии это может занять некоторое время. А у нас его и так немного, - парировала ведьма.
  - Хватит разглагольствовать. Если можете, то этим надо заняться уже сейчас. Немедленно, - сказал Хирдман.
  - Может Вам для этого фокуса что-то понадобится? Кровь девственницы, полуночные цветочки или обгаженная пелёнка младенца? - презрительно молвил Чеслав.
  Евангелина проигнорировала выпад аденского мага.
  - Вы составите мне компанию, милорд? Или предоставите бумаги? Может Рокбер пойдёт со мной? А то короли не привыкли верить первым встречным дамам.
  Не так давно Евангелина открыла портал из опочивальни Ганса прямиком в башню к Алоизе. Но это было в пределах одного замка, без каких-то барьеров. А если и тут она сможет? Неужели Гансу повезло повстречать за свою жизнь действительно могущественную волшебницу? В детстве он читал сказки и думал, что станет рыцарем, которому служат и которого направляют великие волшебники. Воистину, спустя столько лет начали сбываться его мечты.
  - Вот моя печать, вот мой Рокбер. Скажите королю, что Хирдманны всё ещё помнят о Дель-Нарине. И поспешите, молю вас!
  Ведьма подскочила с софы и выхватила печать из рук лорда. В следующую секунду комнату разрезал портал размером с дверь. Сквозь него можно было увидеть дождь, всполохи молний, услышать гром и разглядеть вдалеке трактир. Ещё дальше виднелись башни столицы.
  Брюнетка подхватила Рокбера под локоть и не глядя на ошеломлённые лица ступила в портал. Как только они оказались по ту сторону, портал захлопнулся.
  - Будем считать, что вы съели сапог, Чеслав. Но я не уверен, что моя добрая ложь её обманет… - С некоторой тоской произнёс лорд. Он понял, что остался наедине с войной. Это накатило на него с бешеной силой. Он вспомнил о детях, которые сейчас были в замке. Вспомнил о том, что по ту сторону городских стен ждут его смерти… и смерти всех жителей Адена бессердечные убийцы. - Но если мы умрём, то может она и поверит. Думаю, гоблины снимут с нас сапоги…
  - Я немного в шоке, господин. Где вы её вообще нашли? - Спросил Чеслав, уже отставивший прочь бутыль.
  - Она увела единственного, кто об этом знает. Её нашёл Рокбер, а не я. Локруа вообще мастера отыскивать приключения. Его отец как-то отыскал моему отцу жену… с тех пор мой отец не улыбался… Ну да неважно. Если король получит послание, то мы выживем. Если нет, то…

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/31/25/d4/3125d4264f5f52195b46f1e0158b048f.jpg[/AVA][NIC]Лорд Адена[/NIC]

Отредактировано Ингвар (22-06-2019 23:22:09)

+1

9

[indent]Ллейнхшасс вместе с Рокбером оказалась под проливным дождём. Всполох молнии расчертил небо в нескольких километрах от путников. Буквально через пять секунд прогремел яростный раскат. В полукилометре от них стоял трёхэтажный трактир с высокой каменной оградой и изящной дозорной башенкой. В оконцах горел свет. Где-то в той же стороне заливался лаем громадный пёс.
  - Рокбер, избавьте меня от вопросов хотя бы до того момента, как Вы раздобудете лошадей.
Хотя, судя по виду лордского глашатая, он и так не собирался ни о чём спрашивать ведьму. Он был слишком ошарашен тем, что настигло Аден. И даже не столько варварами, сколько тем, что славный день за какой-то час превратился в самый худший в его жизни.
  - Да, - кивнул Рокбер и поплёлся в сторону трактира. В его голосе даже слышалась твёрдость. Но… какая-то вымученная.
  У ворот трактира их встретил не громдный каридский пёс, как предполагала Ллеу, а свора обычных собак. Исполин же заливался лаем в маленьком здании сторожевого поста, прямо под башенкой. Очередная молния подсветила раскачивающуюся табличку. На вырезанной в форме щита доске были изображен… «Пёс в сапогах?», - предположила колдунья. К слову сказать, картинка была нарисована не лучшим образом, так что сказать наверняка - конь это или пёс,-  было трудно. Под сапогами полукругом шла надпись «Танцующий пёс», которая расставила в этом вопрос всё на свои места.
  Внутрь трактира зашёл лишь Рокбер. Ллеу перемахнула через перила беседки на заднем дворе, и уселась на сухую скамью.  «О, боги», - мысленно протянула брюнетка и прикрыла лицо руками, - «Это даже для меня слишком быстро». Демонице надо было разобраться во всём произошедшем и разложить мысли и идеи по полочкам.
«Для начала, зачем я это делаю? Ганс и так был у меня в руках. А вместе с ним и все тайны Адена. Как удачно всё сложилось с этой Алоизой… С другой стороны, что мне делать в Адене, если со дня на день его просто растопчут тролли? Да и… Я давно не влезала в авантюры. Последние полгода - скорее принеси да подай у Джикса. “Рокса, привези мне из Ллайнидора шкуры подпесчанных змей”...  “Рокса, я направил письмо в Миссаэст, там для меня целую гору русалочьего жемчуга приготовили. Но я же не могу оставить твою лавку, у нас торговля полным ходом!”... Даже в Аден я приехала, потому что его дальний дядюшка нашёл у себя в подвале россыпь зачарованных камней, и Джикс решил, что они ему позарез нужны для создания нескольких своих безусловно гениальных штук», - Ламия яростно постукивала пальцами по столику перед ней, - «А теперь весь Аден будет передо мной в долгу».
  Распахнулась дверь бани, и мимо беседки пробежало несколько высоких каридцев, прикрывающихся полотенцами. Они даже успели переброситься между собой парой фраз, но раскат грома заглушил их разговор. К Ллеу в беседку забежала одна из собак и юркнула под лавку.
«С этим мы разобрались…. Теперь я стану не только добрячкой», - при этой мысли демоница недобро усмехнулась, - «но и спасительницей. Или нет… я же не дура, чтобы идти напрямую к королю через всю эту стражу с их досмотрами. Пусть героем, который сообщит о нападении на Аден станет Рокбер. Ему хотя бы не надо скрывать свою суть от придворных магов. Свою суть, даже при всех слухах о благосклонности Карида к тёмным, я не буду раскрывать таким способом», - в голове Ллеу уже созрел план. Осталось только дождаться глашатая.
Господин Рокбер не заставил себя ждать слишком долго. Его немного пошатывало, как будто весь шок начал отпускать бедного мужчину, и тот почти валился с ног от усталости. Аденец плюхнулся на скамью рядом с Ламией.
  - Мне не удалось раздобыть двух коней, - докладывал глашатай, - одного то еле нанял…
  - Значит, ехать придётся только одному из нас, - Ллеу полезла в свою сумку и начала там копаться, - и это точно буду не я.
  Рокбер посмотрел на спутницу достаточно неодобрительно. Возможно, ему хотелось спихнуть уже всю ношу на даму.
  - Не смотрите так, Рокбер, - из сумки девушка достала печать лорда и вложила в руки мужчины. Её тёплые пальцы легли на прохладные руки Рокбера и сжали их вокруг предмета, - вся надежда сейчас на Вас. Если вам не поверят, то можете смело присылать сомневающихся ко мне в «Танцующего пса».
- Почему не Вы? - простонал Локруа с явным нежеланием куда-либо двигаться.
- Почему не я? - протянула демоница, - Потому что со мной будет куда больше проблем. Вы же не хотите, чтобы Аден пал, пока нас будут держать в темнице?
- Зачем бы королю держать нас в темнице? - удивился Рокбер.
- Страх, дорогой Локруа. Будь Вы важной шишкой, то Вы бы тоже боялись подобных мне… Колдунов.    

***

   [indent] За окном небольшой комнатушки уже царила глубокая ночь. Собаки залаяли, оповещая трактирщика о новых гостях. Ллеу прислушалась к действиям за окном. Стук копыт и несколько голосов: один приказывал, другие докладывали. Очень скоро стихла музыка в питейном зале, послышались возмущённые возгласы пьяных постояльцев, недовольство хозяина заведения… А после - множество хлопков.
  Демоница поудобнее расположилась в своём кресле и выдохнула дымное облако. табак в её трубке заискрился. «Это куда лучше, чем столкнуться с ними на их территории», - отметила Ллейна. Здесь было как-то спокойнее, без всех этих тайных ловушек, толпы придворных магов и кучи лишних ушей.
  На этаже выбивали замки. Одна, вторая… Комната демоницы была почти в самом конце коридора, так что дверей пострадало порядочно. Её же комната была заперта на замки более надежные. Так что после двух неудачных попыток, в коридоре воцарилась тишина. В дверь деликатно постучали.
  - Мсье Рокбер Локруа прибыл к нам четыре часа назад и сообщил, что Аден осаждён. При нём была печать лорда Хирдманна, гонец рассказал нам, что в качестве настоящего вестника Ганс послал вас. Мисс Гарсиа. - Женский голос звучал по-солдатски просто, по-генеральски властно. - Мне интересно, почему вы не отчитались перед королём лично, раз вам доверили такую важную работу. Вы не человек?
  - Разумная догадка, - ответила Ллейнхшасс,-  и очень верная. Это же не повлияет на наш дальнейший разговор?
  - Нет, конечно же. Вы же не против побеседовать с нашими ментальными магами в частном порядке? Просто вопросы доверия, ничего более. - Произнесла из-за двери всё та же женщина. В её голосе появилась какая-то покровительственная доброта. Такая обычно вызывает у допрашиваемых ложное чувство доверительности беседы.
- Вы серьёзно? - Ллеу встала со своего кресла и стала прохаживаться по комнате. Подальше от двери, конечно, - Я вынуждена сидеть в комнате, окружённой воинами и магами. Вы не сказали мне даже банального “спасибо”, зато сразу начали угрожать допросами. Я могу уйти отсюда прямо сейчас, оставив Вас наедине с тысячей вопросов и пятнадцатью тысячами варваров. А могу стать равноправным союзником.
  - Сможете ли? - Вопросила королевская ищейка.
  - Смогла из Адена, смогу и отсюда.
  - Значит, правда… Я уж думала, что у Локруа помутился рассудок. Хорошо… - Из-за стены послышался мерный топот гвардейских сапог. Они уходил прочь, но аура земляной волшебницы никуда не делась. Так и маячила за дверью. - Откройте дверь, нам надо познакомится. Я уже видела вас, но подглядывать - нечестно. А мы же честные и равноправные союзники?
   Ллеу открыла госпоже королевской ищейке дверь. Пред ней предстала светловолосая полуэльфийка с палашом в руке. Они долго смотрели друг на друга, словно играя в древнюю как мир игру. Каждая из них пыталась угадать мысли другой. Маги - сложный народ. А могущественные маги - и подавно. Спустя четверть часа могущественные женщины решили, как же им поступить с обоюдоострым недоверием. А ещё через полчаса они отправились в Карид, на ковёр к королю Ингвару II.

+2

10

Тем временем в Кариде...
  Тренировочное поле короля находилось в замковой роще и походило на полосу препятствий с длинной рыхлой дорогой для бега. Здесь были преграды в виде каменных межей, разбросанных камней, растущих прямо из земли корней и поваленных древесных стволов. Дорога петляла то вверх до крепостных стен, то вниз до горячего ручья. Везде были деревья. Крытое поле тренировочного ристалища представлялось единственной проплешиной на этом почти полностью природном ландшафте. Всё это добро находилось под защитой крепостных стен внутри монаршего дома - большого Королевского Замка, который возвышался над всей остальной столицей.
  Сюда мечтали попасть многие, совершенно разные юнцы из совершенно разных сословий. Всех их объединяло общее желание - быть рядом с королём, учится у него, а после служить ему. И самые везучие действительно попадали сюда. Только многие потом уходили. Почему?
  - Тяжело в доспехах бегать?! Хочется поножи снять, трусливая ты псина?! Тогда иди трахаться со своими братьями-трусами где-нибудь не здесь! Здесь только настоящие мужики, со стальными яйцами, стальными сердцами, стальной кожей! Рыцари, мать твою! Доспехи, это мать твоя, кожа твоя, держава твоя! Ты бросишь свою державу, кожу и мать?! Снимешь их просто так с себя, как чёртово исподнее со шлюхи?! Тогда иди нахрен отсюда! Если хочешь добиться, рви жопу, беги вперёд и забудь о том, что тебе хреново! Будь сильнее, мать твою! Просто бери и делай, нет никаких секретов, просто бери себя в руки и рви задницу! Сейчас ты бежишь по лесной дорожке, а завтра в тебя полетят сотни стрел, и тогда тоже заплачешь, мол доспехи тяжёлые?! Ты будешь смеятся, глядя на трусливых лучников, пока не размозжишь им черепа! Вот в чём сила! Вот к чему мы идём! Доспехи - кожа! Щит - левая рука! Меч - правая рука! Копьё - третья рука, и только попробуй со мной поспорить, твою мать! Я видал жизнь, и скажу тебе, она не сахар! Если ты сахар - то иди нахрен! Тебе здесь не место! Я положу тебя в свой чай и ты растаешь, трус! Я выпью тебя до дна и нассу тобою на могилы своих врагов! Вот это Карид! Вот это мы умеем! Если ты ноешь, то тебе место в монастыре, трус! Ищешь лёгкий путь - иди соси члены! А мужчины должны воевать, пока зубы не выбиты, пока глаза в глазницах, пока руки в плечах, пока ноги в бёдрах! Беги, тварь! Беги! - Кричал Хакон Эрмс, возглавлявший сегодня тренировку. Он бежал большую часть времени спиной вперёд в полном латном доспехе и орал на оруженосцев, конюшат, сыновей кухарок, кузнецов, крестьян и своих друзей. Последних была добрая половина. Все они были закованы в тренировочные латы, с щитами на спинах, мечами в ножнах, булавами и кинжалами на поясах. Все с красными лицами и уставшими глазами. Это называлось школой королевского двора. Здесь по-королевским стандартам гоняли юнцов до тех пор, пока из них не получались воины.
  Далеко впереди бежал сам Ингвар и несколько его гвардейцев. Дождь и гром не смущали никого. В конце-концов, никакой настоящий мужчина-воин не должен откладывать тренировки. Даже секс можно было отложить, но нагрузки нужно было закреплять через день и отлынивать можно было лишь по причине болезни или гибели. Король был менее фанатичен в этом деле, чем большая часть его командиров, тренеров и сын. Принц Хакон вообще не видел причин, почему другие должны работать меньше него. Он не понимал чужой слабости и не принимал её ни под каким соусом. Не понимал также, что только он сам может с бодуна в полном доспехе пробежать до ближайшего города. Другим это было едва ли под силу. И всё-же, Ингвар порой позволял своим старшинам брать верх и откровенно изматывать молодняк. Это было полезно… не всё же коту масленица.
  Сам Ингвар предпочитал средний темп, потому-что любил размышлять на бегу. Юнцы тогда чуть расслаблялись, бежали не полную силу и у них оставалась дурь на выбивание друг из друга дерьма. Некоторые даже начинали считать, будто король постепенно слабеет… но они просто не видели, с какой силой он стал бить по мешку. А те что видели - не напрашивались в спарринг-партнёры. Обычно ему хватало вполсилы ударить какого-нибудь юнца, чтобы он полетел в песок и начал судорожно хватать воздух. Правда такого уже давно не бывало. Королю не было причин чего-либо кому-либо доказывать.
  Сейчас монарх не думал вообще ни о чём. Только о мышцах, о силе в своих ногах, о доспехах, которые стали продолжением его тела. Под звон капель дождя он перепрыгивал через препятствия, перемахивал через каменные ограды и дышал. Как говорила Элери, дышать правильно - полдела. Она стала практиковать галад-берские медитации вслед за некоторыми гостями из далёкой страны, и была восхищена этой практикой. Ингвар пробовал это на себе и понимал, что дышит так неправильно, как только возможно. Краткие вдохи, спешные выдохи, излишне быстрый темп. Он словно пытался выдышать весь воздух вокруг себя и даже не замечал этого раньше. А ведь это было наверное важно.
  С этими мыслями о дыхании он добежал до конца последнего круга и остановился. Всем остальным приходилось его догонять.
  - А ты не такой старый, каким пытаешься казаться, отец! Вот, смотрите на моего старика, он в сорок лет вас всех дёрнул как щенков! - Рассмеялся Хакон, наконец добежав до конца и едва ли не за пояса дотянув всех прочих до точки отдыха. Лишь его матершинной литанией все прочие добежали до конца. Юнцы повалилсь грудой скрежещущего металла на песок под крышей ристалища. Все были вымотаны просто до предела, их плащи вымокли, а с покрытых оружейным маслом доспехов как с гусиных перьев стекали капли. Принц заставил их бегать в три раза дольше, чем обычно.
  - Вам есть куда стремится, но вы молодцы, что выдержали темп. Я даже вспотел. - Поддержал валяющихся на песке юнцов король. Следующие пятнадцать минут все приходили в себя и дышали. Ингвар разминался, готовясь к спаррингу. Монарх уже было достал булаву и позвал Хакона, чтобы посмотреть, чему сын научился за последние месяца… но его планам не суждено было сбыться.
  В саду появились глашатаи, они позвали короля в генеральскую башню. У Эрмана Декарда были какие-то совершенно срочные известия. Говорили, что началась война.

***

  Ингвар, Хакон, Эрман, Элери, командиры, маги. Многие собрались, чтобы выслушать вести уже допрошенного и проверенного Рокбера Локруа - герольда аденского лорда. То что он рассказал, звучало как полнейшая небылица. Разумеется, один из магов тут же попытался прощупать путь до Адена, и не смог перенестись в город. Другой исчез и вернулся спустя пять минут таким хмурым, словно видел целую кучу некоторого дерьма. Он сообщил, что Рокбер сообщил правду. Вокруг Адена были войска варваров.
  - Я проверю ту женщину, Евангелину Гарсиа. - Сказала Элери и получила разрешающий кивок Ингвара. Полуэльфийская волшебница ушла, забирая из зала дюжину людей. Они строем вышли прочь, оставив позади тишину. Оставшиеся мужчины должны были придумать общую логику войны, и начинать никто не хотел. Если бы варвары пришли в Зарецкие земли, то все бы знали, что делать, как использовать рвы, укрепления, как окружать и убивать. Но Аден никогда не попадал под раздачу каких-либо могущественных армий. Ни у кого не было настоящих и оформленных идей по тому, как справиться с этой задачей. У Ингвара... они были. Много идей. Но часть из них требовала поистине сказочного везения, а часть при нынешних ресурсах приводила либо к потере города, либо к большим потерям в армии.
  - Идеи? - Спросил Ингвар, глядя на карту аденских окрестностей и наскоро расставленные фигуры. Нужно было начать обсуждение, хотя король и знал, чем оно сейчас закончится.
  - Первое что приходит в голову - созвать войска из областей, окружить противника внешним кольцом и осадить его лагерь. Рокко и Редан подойдут быстро, а наших общих войск хватит, чтобы изолировать отдельные группы противника, а после уничтожить. - Сказал один из командиров. Его идея была простой до невозможности, и скорее всего сработала бы даже без дополнительных подкреплений, но…
  - Тогда хоронить будем на десять варваров одного нашего. Поляжет тысяча каридцев - будет хорошо. Поляжет восемь сотен - будет очень хорошо. Но на пять сотен трупов с нашей стороны я бы не поставил, даже будь у нас боевые единороги. Времени на группировку, сборы, разведку, развёртывание, построение снабжения и продумывание путей слишком мало. Они уже осадили Аден и он может пасть со дня на день. За это время мы успеем только вдолбить свою конницу, пехоту и магов им в спину. Победим, конечно… но какой ценой? - Ответил Эрман Декард, разглядывая первоначальный набросок карты будущих боевых действий. - Собрать армии областей надо, но только для защиты от новой внезапной атаки каких-нибудь других группировок врагов. Эти варвары могут быть авангардом какого-то нашествия.
  - А как поступать с Аденом? - Вопросил Ингвар, задумчиво глядя на своего генерала. Тот сурово покачал головой.
  - Мне не кажется разумным сейчас бросаться на эту очевидную тряпку. Вы знаете, что на севере крепнут изо дня в день силы тёмных владык, а на востоке соседи могут воспользоваться ситуацией и под предлогом помощи ввести войска, откусив наши территории. Нам нужно полмесяца, чтобы собрать увесистый ответ и разбить истощённых дикарей всухую, при этом не подставив остальные регионы. Либо можно бросится в Аден и похоронить тысячу наших парней, возможно, открыв пузо какому-то ещё врагу. - Верховный генерал Декард переставил на карте пару фигур. - Я предлагаю нащупать момент, создать ситуацию и по отдельности уничтожить отряды противника. Вы сами знаете, что этого требует сложившаяся картина. Планомерный ответ, удар из-за щита.
  - Звучит хорошо, но вы, отец, не назвали цену. - Ответил Валар Декард. Этот молодой мужчина был сыном Эрмана, а по совместительству адмиралом всего Каридского Флота. - Аден будет отдан врагу, и четыре тысячи его жителей станут либо рабами, либо мертвецами. Кем бы ни был наш противник, но своего он в любом случае добьётся. Мы даже не успеем их вывезти по реке. Она ещё не раскрылась.
  - Можно попробовать отвлечь врага от Адена и навязать сражение на другой территории. Разделить их на две или три группы. Они же стремились подавить и разграбить все земли, до которых дотянулись по пути к Адену. Мы можем использовать их ярость себе во благо. Если орда будет разделена, то Аден сможет продержаться куда дольше, а у нас будет лишнее время. - Предложил Хакон Эрмс, скорее всего подразумевая основную роль отвлекающих групп королевской армии под своей Лихой Дружиной. Ингвар нахмурился, но говорить ничего не стал. Пока важнее было слушать. Ведь совет для того ему и был нужен.
  - У нас нет готовых армий, чтобы заняться этим, а вашей Дружины на это не хватит. У варваров тоже есть маги, и, судя по донесениям, даже оборотни и тролли. Они имеют хорошие шансы вас окружить и лишить королевство наследника. - Ответил Гольден Хорб, один из интендантов короля. Он был очень сонным, но в целом по ходу беседы постепенно обретал божеский вид.
  - Как у нас по диверсионным возможностям? - Спросил ещё один из командиров, повернувшись к капитану-магу и главе разведки - они стояли вместе и что-то негромко обсуждали на протяжении всего обсуждения.
  - Пока обсуждаются, но вероятность повергнуть дикарей в панику или заставить убивать своих низка. У них тоже есть маги, и не хуже наших. Они и ведут всю варварскую армию. Сжечь или отравить их еду будет трудно, также как и переманить на свою сторону. У нас тут нет явного преимущества. Только если использовать весь контингент магов Карида в этой области. Но это оставит армию без магической защиты и всё-равно успех будет привязан напрямую к откату наших волшебников. - Сказал главный разведчик.
  - Ресурсы нашего могущества не безграничны. - Подтвердил капитан-маг.
  - Тогда у нас остаётся атака из-за щита. По-крайней мере, пока мы не отыщем дополнительных выгод в сложившейся ситуации... - Подытожил Эрман Декард, глядя на короля.
  - Да, сейчас у меня нет тузов в рукаве… Адену придётся ждать, пока у нас не появится возможность нанести уничтожительный удар по врагу... Будем надеяться, он дождётся.
  Присутствующие принялись обсуждать дополнительные возможности и постепенно расходились, пока в зале не остался лишь Ингвар, Хакон и Эрман Декард. Эти трое обсуждали последние штрихи плана сборов и манёвров, которые должно было развернуть уже к утру.
  Они всё ещё говорили, когда их чисто мужское общество разбавили новоприбывшие женщины.

+1

11

Совместно с Ингваром

[indent] Замок каридского владыки не казался таким уж неприступным. Во всяком случае, пока по левую руку шла госпожа Элери Эрмс. С главой столичного магического цеха Ллейнхшасс пускали везде. В город они вошли вообще без помех. При входе в замок несколько местных магов их проверили. “Око демона” вызвало у них недвусмысленный интерес, но забирать его не стали. Опять же, благодаря полуэльфийке. Создавалось впечатление, что Ллейна была не первой необычной гостьей короля.
  «Мне кажется, или эта простота напускная? Меня пытаются убедить в том, что просто можно проскользнуть мимо стражи, мимо магов… и просто явиться к королю? На первый взгляд, я бы могла проникнуть в замок и убить владыку Ингвара без неимоверных усилий», - размышляла демоница, пока они направлялись по мощёной дорожке к башне.
  Каменный исполин чернел на фоне затянутого тучами ночного неба. Хотя, еле заметные огоньки подрагивали в многочисленных оконцах-бойницах башни. Дождь полностью сменился противным липким снегом. Ветер завывал и трепал полы тёмно-серой распахнутой накидки и надетой под неё иссиня-чёрной туники. Сапожки выстукивали низенькими каблучками по мощёной камнем тропе свою какую-то песнь. Девушки шли молча. Им хватило разговоров там, в «Танцующем псе». Некоторые карты были раскрыты, а некоторые тузы - так и остались спрятаны в рукавах могущественных особ.
  Ллеу была выше Элери, пусть и ненамного. Но в противовес демонической грации была самая настоящая военная выправка, потому разница в росте скрадывалась. Брюнетка скользила взглядом по каждой детали замкового двора, отмечала цепким взором возможные пути отступления. «Раз уж они знают про порталы, то могут попытаться заблокировать их. И даже я не дам гарантии, что в этот раз я не окажусь в настоящей ловушке». Да и вся эта напускная простота, как уверяла себя ведьма, готова была растаять вот-вот, стоит ей сделать чуть более резкий шаг или неверный пас рукой.
  Элери толкнула дверь башни и они оказались перед лестницей. На мгновение демоница зажмурилась - на улице она привыкла к тьме с редкими вкраплениями светлых пятен, а тут в глаза резко ударил свет магических факелов. Полуэльфийка тоже несколько раз спешно моргнула, давая глазам адаптироваться. Ллейнхшасс навострила уши, не без капельки магической помощи. Но взглядом была сосредоточена на полуэльфийке - если та начнёт говорить, то заклинание придётся тут же отпустить. Иначе на какое-то время демоница потеряет слух от оглушающего женского голоса. Где-то стекала вода - капли звучно бились о камень и железо. Но кроме этого по стенам и ступеням с верхнего этажа стекали голоса. Все они принадлежали мужчинам. Так сходу сосчитать и не получится, но зычнее всех звучали лишь три голоса.       
  - Тут магию не свети. Генеральская башня нестабильно защищает своих обитателей и может неправильно понять твои действия. Даже если вдруг решишь себя высушить после дождя - лучше не стоит… - Сказала Элери, стянув с себя плащ и перебросив через плечо самым канцеляристским манёром. Словно глава цеха бюрократов, она шла по лестнице через две ступени и не глядела по сторонам. - За мной.
  -Тогда мне тут даже чихать опасно, - усмехнулась Ламия.
  Брюнетка потёрла уши - их всё же немного заложило от первых звуков голоса королевской ищейки. Какого-то негативного воздействия башни демоница не испытывала, хотя её природа была более чем магической. «Но лучше и правда не чихать, а то вдруг в один момент меня башня расщепит? Это будет самый грустный конец, который я бы для себя хотела». Но с лица девушки не сходила ухмылка.
  Они поднялись наверх, и теперь голоса были слышны даже без всяческих ухищрений.
  - Было бы у нас больше чистой мощи, может быть и сыграло бы… но мы только идём в этом направлении. На данный момент в нашем распоряжении нет нужного числа боевых магов и исключительных воинов. А без них ты хоть какой угодно план расписывай, всё-равно умрёт много солдат. - Сказал матёрый мужчина, не отрываясь от книги с говорящим названием «Братство Эрмса III, или первый кулак короля».
   - Я думаю, ты осторожничаешь, отец. Наша мощь уже достаточна, чтобы без особых потерь обезглавить варварское войско и раздербанить на части. Я же говорю, просто передай приказ Элери… и мы всё сделаем в лучшем виде. - Юноша сидел на подоконнике и светился, его лицо излучало концентрированный гнев, а руки скользили по длинному клинку с вязью каридских букв. Надписи обозначали мастера-изготовителя этого оружия.
   - А вот не надо говорить за меня, маленький принц. - Усмехнулась Элери Эрмс, всё той же широкой походкой прошагав к сидящим. - Я не слышала о чём вы тут уговорились, но, судя по всему, вы решили поднять все войска и сидеть на задницах, пока не будет возможности атаковать?
   - Так точно. - Хмыкнул принц, задвинув клинок в ножны и направившись в сторону женщин.
   - Звучит как бездействие, но вовсе не подобно ему. - Парировал генеральского вида мужчина, который всё это время составлял какие-то грамоты и ставил печати. У него половина лица съехала из-за уродливого белого шрама и левый глаз оттого глядел как-то по-совиному хищно. - Только идиот атакует в неизвестность всеми силами. Кстати, что за очередная неизвестность сейчас без моего ведома стоит в моём зале? 
   - Это вы тот самый гонец, который принёс нам печальную весть из Адена? - Вопросил матёрый бородатый мужчина, поднимаясь с кресла. Книга перекочевала обратно на полку, а взгляд зелёных глаз устремился к гостье. - Евангелина Гарсиа, если меня не подводит память?
  Ллейнхшасс приветливо улыбнулась присутствующим и присела, придерживая края своей накидки. Опять этот жест каридского этикета. И у Ллейны была всего одна попытка определить, кто перед ней.
- Да, Ваше Величество, - из своего полуприсяда демоница посмотрела в пронзительные зелёные глаза собственными чёрными безднами и встала, - только, прошу, не велите рубить мне голову по старой традиции.
  -Вам более пристало по новой традиции? - Ответил вместо короля принц.
Этот юноша усмехнулся, сграбастал руку Ллейны и покрыл дюжиной поцелуев прежде, чем отец его смог молвить хоть слово. Ллейнхшасс нагло выдернула свою ладошку и укоризненно произнесла:
  - Опрометчиво, мой принц. Вдруг Вы превратились бы в очаровательную лягушку? Я же, всё таки, ведьма.
  - Ведьма, значит? Как в «Тэмпе и Соловушке» или как в «Сколярии Барсучихе»? - Спросил королевич, всё ещё улыбаясь полным набором слегка фиолетовых зубов. Похоже, сегодня он изрядно набрался потанского эликсира, по крайней мере цвет зубов, слегка угловатая форма зрачка и россыпь пурпурных пятен на шее говорили о принятии именно этой алхимической настойки. Она делала его чуть более горячим, от прикосновения его рук оставались алые следы.
Улыбка сошла с лица демоницы, только в глазах её была заметна искорка неподдельного веселья - парень понравился её тёмной душонке. Он был явно напичкан всевозможной алхимией под завязку. Даже паладины или ведьмаки не выглядели...такими. Волосы цесаревича светились, его кожа светилась… Ламия так светится, когда забывает о предосторожности в применении своих особенных навыков.
   - Скорее как в «Трёх томах Зигфрида».
   - Ого, так по нему и я не королевич, а всамделишный леший. Когда я у него все русалочьи лапки стащил для руанского амбра, он меня в эту книгу внёс под заглавием “Чудовище косматое”. Так что мы с вами из одной бестиарологической ниши, так сказать. - Хмыкнул принц, но благоразумно отошёл к столу. Элери хмыкнула, Ингвар многозначительно кивнул.
   -Это наш принц Хакон. Не совсем обычная субстанция, но хребет у него что надо. Теперь вы знакомы, но не стоит плакать от радости. - Сказала Элери, задумчиво разглядывая стол с картой. На нём были расставлены их поднимающиеся армии, обозначены гарнизоны, патрули и названия разных путей. - Ингвар, у тебя есть какой-то хитрый план, или это всё, до чего вы додумались?
   - Я не помню, чтобы выступал на ярмарках, Элери. И я не помню, чтобы когда-нибудь шутил относительно войны. А это и есть война. - Сказал король, встав рядом со своим сыном. - Хотелось бы конечно, но как в сказке не получится. Варвары многочисленны, чтобы их снести - понадобится слишком много наших смертей, либо времени на подготовку. Аден оказался совершенно не готов к обороне. К тому же, Эрман считает, что это нападение на Аден может быть уловкой. Я склонен с ним согласится, потому-что обратной информации у меня нет. - Монарх повернулся к ведьме и снова очень многозначительно поглядел на гостью. Словно знал наперёд многое, слишком многое для обычного человека. - Леди Гарсиа, раз вы здесь, значит у вас есть что-то ещё, помимо уже имеющихся сведений? Может быть вы хотели поговорить со мной лично?
- Я не буду возражать, если при нашем разговоре останется леди Элери, - кивнула демоница, - а так… мне есть, что Вам предложить. И если мы договоримся, то планы, - она взглядом указала на карту, - будет возможно переиграть.
  Ллеу преподносила себя даже слишком самоуверенной. Одна единственная пешка на шахматной доске, которая предлагала королю сделать целую перестановку фигур. Но колдунья уже начала чувствовать азарт, и останови Ингвар её сейчас - она бы даже взаправду расстроилась. 
  - Даже так? Сегодня утром один жрец сказал мне, что тьма нависнет надо мной и моим королевством. К вечеру я узнал, что мне объявлена война. К ночи появляется ведьма, которой несложно переиграть все мои планы. Уже звучит очень… былинно. - Король слегка прищурился - не от злобы или подозрительности, скорее приглядываясь и оценивая. - Декард, я знаю, что ты уже сейчас не хочешь сталкиваться со всей этой чертовщиной. Можешь идти и воплощать то, что мы обсудили.
   - А если планы действительно станут… очень былинными? - Спросил хмурый генерал, собирая бумаги и распихивая по карманам свои печати.
   - Ты узнаешь об этом в последний момент, как всегда. И сможешь всё сделать правильно, как всегда. Ты же Декард, а вы это умеете. - Улыбнулся монарх и кивнул своему воеводе. Тот с лёгкой ухмылкой кивнул в ответ. - И я тебя уверяю, планы на армию не поменяются.
   - Я доволен. - Генерал Декард ушёл из залы, захлопнув за собой дверь.
   - Все остальные здесь достаточно былинны, чтобы слышать ваше предложение. - Произнёс Ингвар Эрмс, и все трое оглянулись на гостью. От одного пахло королевской кровью и несгибаемой волей. От второго - алхимией и молодой наливающейся силой. От третьей - стихией и кровью. Они были неуловимо похожи друг на друга, пусть и не у всех них были фиолетовые зубы.

+2

12

Совместно с Ллеу
  На самом деле, долго былинному кругу существовать не было дано. Ингвар отослал Элери, чтобы она сама организовывала боевых магов. Да, это дело было кому передоверить, как и вообще все дела, но зачем? Хакон тоже ушёл, как только отец приказал ему и его Лихой дружине стеречь город в качестве дополнительного гарнизона. Юнцы итак засели на своих “боевых постах” по всем пабам и тавернам, их нужно было только передислоцировать и раздать указания.
  Потом король и ведьма вместе ушли из Генеральской башни, протопали по внутренним дворам, под арками и башенками, дошли до самой замковой рощи. Караульные и маги-гвардейцы неохотно разошлись по приказу владыки, так что по тропам этого тёмного дождливого лесочка Гарсия и Эрмс гуляли только вдвоём.
  Ингвар вглядывался в темноту каридской ночи и думал о вещах далёких, как минареты Гульрама, и старых, как Драконьи горы. О законах мира, легендах, сказках, героях и пророчествах. Не то чтобы он был сказочным идиотом, витающим в облаках. Просто сейчас ему это нужно было.
  Они шли, государь молчал и всем видом показывал, что молчание сейчас - обернётся длинным разговором позже. Совсем немного нужно было подождать.
  Вдоль тропы возвышались затенённые постаменты со статуями давно умерших владык. Их оплетали деревья, корни врубались в серую каменную твердь. Могучие мужи с каменных тронов взирали на короля и ведьму, по их суровым лицам текли капли дождя.
  Было как-то тихо. Шума много, но подлинные живые звуки сыскать на этой тёмной сцене смог бы разве что демонский слух. Только два сердца бились не в такт, по каменной дорожке ударяли подошвы, мерные вдохи и выдохи разгоняли клубы пара. И всё. 
  - Вот здесь мы можем остановится, если вам будет угодно. - Сказал король, взобравшись по ступенькам к самой высокой и огороженной статуе. Она возвышалась на шесть метров и изображала бритоголового мужчину со взглядом, полным ужасающего спокойствия. Полуторный меч лежал под ногами этого воителя, он стоял полуголый без трона, а в руках его было сердце. Чьё? Кто-то говорил, будто вождя грозовых племён или его советника - чёрного колдуна. Тысячелетие прошло с той поры, и мало воспоминаний о том осталось даже у бессмертных. Только облик первого владыки Карида остался неизменным с тех пор. - Иногда я прихожу сюда. Пусть молодые и считают старика бессмысленно-героической сказкой, но порой нужно вспоминать, с чего всё начиналось и брать откуда-то силу.
  Ниборнская гостья смотрела на лицо статуи снизу вверх. Её чёрные глаза были чуток сощурены, будто она силилась что-то вспомнить.
  - Я видела похожие лица на рисунках и статуях в разных уголках мира. Гульрам, Ниборн, Ариман... Даже, как будто, среди амазонок бытовал такой персонаж, - голос Евангелины был полон задумчивости и лёгкого подозрения.
  - Все лысые походят друг на друга. - Сказал король, улыбнувшись самому себе. - В любом случае. Это Эрмс Драконье Сердце. Первый владыка всего каридского народа, вождь переселения, путеводная звезда для всех моих предков и герой, подчинивший Истаарха - дракона диких Грозовых племён. Эрмс объединил потомков Каридина в Драконьих горах тысячелетие назад и на кораблях привёл сюда, к Аламее. Дал нам свежую кровь и дом под сенью вечно серых туч. С него всё начиналось, если можно верить стихам непросыхающих скальдов. - Король прикоснулся к истёртым надписям и провёл пальцем по каждой отдельной буковке. Прямоугольные символы старокаридского языка с хаотичными точками в тех местах, где это казалось неуместным. Мало кто ныне знал это письмо - оно произошло из очень старых времён. - Эа-эру-маэ-эсс. Эрмс. 
  Гарсиа посмотрела на каридского владыку. Во взгляде её была заинтересованность. Она сложила руки на груди и снова перевела взгляд на каменного исполина.
  - Господин Эрмс, - со вздохом начала она, - я люблю старые истории и легенды. И, думаю, мы оба были бы не против поговорить об истории Карида и всего, что с ним может быть связано... за чашечкой восточного чая или чаркой кримеллинского вина, - она едва нахмурилась, поддаваясь каким-то своим мыслям, - тем более, что мне тоже есть что поведать о Вашем королевстве и его выходцах, - последовала короткая пауза, - но это ли сейчас главное?
  - А что главное? - Спокойно вопросил Ингвар, медленно стягивая с руки сперва несколько колец, потом браслет с рунными начертаниями. Драгоценности быстро промокли, стоило им только упасть на траву. При этом сам каридец под ливнем не казался даже смущённым. Дождевые капли как-будто не касались его тела, хотя рубаха чуток вымокла и в целом от монарха исходил настойчивый запах пота. - Будучи обычным людским королём - я уже дал подчинённым приказ и все меры предпринял. Как только наша армия соберётся, так сразу двинется на Аден чтобы его спасти. Вроде так поступают людские владыки? - Король прикоснулся рукой к рукояти каменного меча под ногами Эрмса.
  - В нашем мире очень мало обычного, - с ухмылкой произнесла ведьма, - особенно среди королей из древних династий. Вдобавок, главным я сейчас предпочту считать наш разговор. Не ради истории мы тут стоим. И не ради истории Вы до сих пор не прогнали меня вон.
  - Само собой. - Произнёс Ингвар, словно прощупывая статую на предмет наличия ценных побрякушек. Так портовые воришки прощупывают пьяных вдрызг моряков пока те храпят под проливным дождём между ящиками. - Пожалуй, да. Но сперва нам наверное нужно познакомится по-настоящему, так ведь, леди Гарсиа? - Король наконец взялся за рукоять каменного меча как следует и потянул. Магия никогда не выглядела так просто. Без звуков, вспышек, молний, света или тьмы, без тумана, иллюзий, призраков и прочей чуши. Просто в руках Ингвара появились ножны чёрной кожи и меч - отрез стали, исчерченный рунами вдоль и поперёк, словно его зачаровывал кто-то, совершенно не знакомый с такими явлениями как “симметрия” и “композиция”. - В свободное от правления время я геройскими делами занимаюсь. А вы? - Хмыкнул владыка Карида, разглядывая своё волшебное оружие как мясник разглядывает тесак перед работой. Зарубок и щербин на клинке не было. Не наблюдалось вообще никаких следов использования. Волшебное оружие было в идеальном состоянии. Убедившись в этом, Ингвар ещё раз хмыкнул, без особых церемоний засунул клинок в ножны, нацепил на пояс и обернулся к спутнице. - Мм?

+1

13

Совместно с Ингваром
[indent] Мир погрузился в звуки ночного дождя. Яркая молния расчертила затянутое тучами небо... Подсветила каменное изваяние первого Эрмса. И бородатое лицо нынешнего правителя Каридского королевства тоже стано на долю секунды озарено белым светом небесного разряда. Дождь сходил на нет, а ветер всё больше крепчал и яростно трепал их с Ингваром одежды. Вдали под натиском ветра скрипело старое дерево. Демоница чуяла поветрия древности, захватывающий дух тайны. Здесь века назад творилась магия, проливалась кровь… Нет, Ллеу не чувствовала этого так уж явно, но слишком явно себе это представляла.
  С ответом она медлила. Секунду, другую… Только когда над королевством разлился раскатистый гром, она заговорила:
  - Я же ведьма, господин Ингвар. У меня и времени-то свободного нет на геройства. Вы ведь сталкивались раньше с ведьмами?
Чёрные глаза обратились к монарху. Небо снова оказалось расчерчено молнией, казавшейся ослепительно белой на непроглядно-тёмном фоне туч. Долгое тягучее ожидание раската повисло в воздухе и весь мир замер в ожидании ответа короля. Двое, - Ингвар и Ллейнхшасс, - начали свой словесный танец.
  - Как говорил мой старый друг - ведьмы и героические короли имеют местом обитания одни и те же волшебные леса. - Ингвар медленно обвёл замковую рощу рукой, словно подтверждая свои слова. Новая вспышка озарила его высокую фигуру у подножия статуи, белый свет на мгновение будто бы сделал каридского владыку много выше, бледнее и могущественнее. - Хорошо, когда мы так и остаёмся обитателями сказок… правда?
  - Правда, - кивнула демоница.
Дождь заставил её вымокнуть буквально до нитки. Но ни дрожи, ни холода Ллейнхшасс не ощущала. Ей, казалось, ночное ненастье совсем не мешало. Она прошлась вдоль статуи Первого Эрмса, ещё раз взглянула на лицо далёкого предка Ингвара. Шаг чернокнижницы был медленным и плавным. Но стоило лишь чуть больше положенного оказаться спиной к правителю Карда, как брюнетка развернулась на каблуках.
  - Мне интересно, чего вы ожидаете от меня?
  - Помощи в одной нелёгкой задаче… Я думаю, что нам стоит поговорить с владыками варваров и решить, чего они так рвутся в мои земли. Не смерти же своей ищут, в самом деле? А если ищут, то я лично хочу помочь аденцам отстоять их город и дождаться прихода армии. Моё и ваше присутствие может сделать эту задачу вполне выполнимой. Вы как думаете, это стоило бы вашего времени?
  Лейнхшасс взяла небольшую паузу. Ей идея Ингвара казалась заманчивой - повод хорошенько стряхнуть со своего могущества пыль и позабавиться с помощью интриг. Помимо того, она теперь могла получить куда больше, чем абстрактный неоплатный долг от Хирдманна. Тут сам Король оказывался связан с ней некими незримыми узами обещаний. И, значит, за свои услуги она вполне могла бы получить весомые услуги в ответ. 
- Это интересная мысль, - честно ответила королю Ллейна, - залезть в тыл врага и просто поговорить с ним. Ваши бы мысли, да в головы иных правителей… Думаю, это вполне будет стоить моего времени. Но любое затраченное время и силы требуют оплаты. Я могу предложить свой арсенал способностей взамен на Вашу дружбу в будущем. А также помощь и защиту. Как Вам такое предложение?
  - Оно очень хорошее и каридец в моей душе уже пьёт с вами на брудершафт. Только один чисто королевский вопрос: а что для вас есть дружба?
  - Друзья помогают друг другу в трудных ситуациях. Выручают из беды, прикрывают, дают кров над головой, посильно помогают в раскрытии потенциала друг друга, - это правда походило не столько на дружбу, сколько на симбиоз. У демонов с дружбой всегда были нелады.
  - Это очень мило. Как только мы закончим с Аденом, я лично озабочусь вашими бедами, кровом и потенциалом. Даю королевское слово. - Сказал Ингвар без улыбки, хотя глаза его и заискрились теплотой. - От вас потребуется лишь соблюдение законов. Вы же можете соблюдать законы?
Это отчасти претило природе Ллейнхшасс. Во всяком случае, если соблюдение законов не влекло за собой выгоду для самой демоницы. Но сейчас казалось выгодным немного подстроиться. Всё же, этим она уже занималась в Ниборне и Гульраме. Позанимается и в Кариде. «Моя суть ужасна для многих жителей мира. Моя суть может быть губительной, а может стать причиной процветания. Зависит лишь от настроения и личной выгоды», - буквально напевала в мыслях ведьма. Но вслух она произнесла другое:
  - Могу.
Их маленький словесный танец напоминал девушке вальс. Она была заинтересована и оттого чувствовала некоторую лёгкость каждого метафорического движения.
  - Вы хотите немедленно приступить к дипломатической миссии или нам сначала нужно оформить все необходимые бумаги? - поинтересовалась у каридского владыки колдунья.
  - А нам нужны бумаги?
  - Только если у нас осталось недоверие друг к другу.
  - Оно осталось, но бумаги нам не помогут его сгладить. Только совместные действия… ну и, в случае чего я сделаю всё возможное, чтобы вас убить и вы ответите мне тем же. В конце-концов, вы же не знаете, на что способен клинок, лежащий сейчас в моих ножнах. А я не знаю, приведёт ли ваш портал туда, куда необходимо. - Ингвар улыбнулся. - Абсолютного доверия нет. Есть лишь сила, с которой мы способны отомстить за предательство...  - Он посмотрел на Эрмса. - Или наши друзья.

Отредактировано Ллеу (30-07-2019 15:23:32)

+3

14

Совместно с Ллеу
  По ту сторону портала героев встретил мокрый снег и пробирающие до костей порывы ветра. Деревья скрипели под напором стихии в холмах, куда перенесла их ведьма. Прошлогодняя пожухшая трава расползалась под ногами. Ручейки сбегали вниз, унося в Аденскую долину лесной сор, шишки и листья. Где-то далеко-далеко выл лишённый хозяев бьёнкиль.
  Варвары разграбили окрестности города - тут и там проплешинами посреди вересковых полей горели фермы, лесные хозяйства, крестьянские дома. Очертания дикарских лагерей огнём сверкали в холодной ночи. Они окружили город, заняв трактиры, сторожевые башни и дворянские усадьбы.
  Город тоже сиял по своему… кажется, осадные орудия устроили славный пожар в паре кварталов осаждённого Адена. Отсюда сложно было разглядеть всё, но этого и не требовалось. Зрелище и без того поражало своим размахом. Пара осадных башен, лагерь троллей с палатками из цельных сосновых стволов, кострища и какие-никакие канавы. Судя по одиноким блуждающим огонькам - у варваров были и патрули. Эти прочёсывали местность, искали неприметные землянки и новые дворы для грабежа. Самый маленький лагерь расположился прямо под ногами Ингвара и Евангелины. Оттуда несло магией, едва видимые крылья неизвестного бога распростёрлись щитом над этой обителью волшебников. Да, скорее всего оттуда исходили все приказания.
  - Они хорошо подготовились. - Сказал Ингвар, обнявшись со стволом сосенки и вглядываясь в далёкие огни. Холм местами очень круто уходил вниз, так что приходилось осторожничать и ступать неспешно. Король был в доспехах, но скользить на панцире до самого низа, отбивая задницу и передницу, не желал. - Нужно выбрать нейтральную территорию для разговора. В их главном лагере нас скорее всего просто убьют.   
  - Для начала нам бы найти более удобное место, - леди Евангелина стояла на самом краю и неотрывно смотрела на развернувшуюся перед ними картину. Брюнетка как будто видела больше, чем каридский владыка. Ведьма сложила руки на груди и нахмурилась, - мы спустимся вниз, в тот лес. Если, конечно, у тебя нет возражений. Мне то удобно устроить переговоры прямо здесь.
  - Я за этот холм, только найдём ручеек пошире и площадку поровнее. И мы перешли на “ты”? - Король обернулся на ведьму с немым вопросом. Ему такое решение показалось слишком поспешным, но оно мало тянуло на нарушение субординации или проявление фамильярности. В конце-концов, если колдунья решит потрепать его по волосам - тогда уже можно будет бить тревогу… и её лицо.   
  - Друзья обычно не выкают друг другу, - повела плечами девушка, - да и мы вроде не в судебном зале.
  - Ты решила воспользоваться всеми дружескими привилегиями заочно? Воистину, ведьмовская наглость. - Молвил Ингвар без тени осуждения. Ему на самом деле стало всё равно на приличия, как только он увидел в каком плачевном состоянии находится его земля. Просто обстановку разрядить и удостовериться. - Но я прощаю тебя. Не королевским прощением, а просто прощаю.
  - И пока мы не двинулись дальше, я бы хотела задать ещё один вопрос, - Девушка встала боком к обрыву холма так, что её нога едва ли не съезжала по скользкой траве вниз. Казалось, будто бы одно неверное движение, и ниборнская гостья покатится через весь бурелом, с радостными (нет) криками, понасажает себе переломов и синяков.
  - Тренировки через день, хорошая еда и здоровый взгляд на жизнь. - Ответил Ингвар, заметив что ведьма глядит на него. Разумеется, это снова была шутка без шутки. - Вы тоже можете достичь таких результатов, да. Если только не упадёте сейчас с этого обрыва вниз.
  Евангелина усмехнулась. Это выглядело даже искренне.
  - Ты прервал целую цепочку последующих вопросов. Не надо так, - наигранно всплеснула руками колдунья, - но шутки шутками. Вопрос мой в том, насколько ты стойко переносишь близость различных тварей. Если я приму свой истинный облик, пусть он и не самый устрашающий среди всех моих сородичей, не буду ли я потом вытаскивать из своего бока этот славный меч или приводить тебя в чувства? Может статься так, что мне будет проще разбираться с проблемами в истинной форме.
  - Этот тот самый момент в истории, когда великий король-герой узнаёт, что с ним бок о бок сражалась не ведьма, а потасканный такой мужик с длинной бородой и посохом? - Ингвар слышал много героических историй, и сам был свидетелем многого… дерьма. Ожидать от союзницы грандиозных откровений, вроде “На самом деле я Играсиль, и была послана чтобы бла-бла” не приходилось. Чаще всего герои после таких вот диалогов шли бок о бок с какими-нибудь полутроллями или черве-людьми на поиски высшего блага. Конечно этого жутко не хотелось… но кто он по сути такой, чтобы уклонятся от геройской участи? Все так геройствуют, и он будет.
  - Порой я не против заиметь огромный член, - непринуждённо ответила девушка. Она чуть задрала голову и почесала подбородок, - и порой мне интересно, каково это - носить бороду. Но, увы, это не та история.
  - Увы-увы. - Покивал Ингвар, впрочем, не проявляя излишней печали по этому поводу. 
  - Ты так и не ответил на мой вопрос, - девушка снова повернулась лицом к разбитым внизу лагерям, к полыхающим постройкам и прочему.
  - Я то тут причём? Мне плевать, как выглядят союзники. Ты видела моего сына? Как думаешь, я сказал хоть одно слово против, пока он постепенно превращал себя в это чудесное подобие моего маленького львёнка? - Ответил Ингвар, отчасти солгав, конечно же. - Обращайся во что угодно, только не пугай меня слишком сильно. Мне уже за сорок, в конце-концов.

+1

15

Совместно с Ингваром
[indent]Мокрый снег ложился на плечи Ламии. Она ловко пробралась на верх холма, оставляя за собой проторенную дорогу для упакованного в доспехи Ингвара. Каридский владыка негромко указывал путь, пока демоница сама не услышала бодрое журчание. Но…
  - Это не то, что нам подойдёт, -  Ллейна вскочила на огромный валун и присела на нём на корточки, смотря вниз, в густую, местами поблёскивающую темноту.
И под этого громадного камня выбивалась тонкая струйка воды. И тут же уносилась вниз, по очередному каменистому обрыву. Вслед за тонюсеньким потоком уносились звуки и влажные хлопья снега. Ведьма встала на колени, наклонилась, словно большая дикая кошка, и подставила одну ладонь под бьющий источник. Вода была ледяной. И, что свойственно большинству родниковых источников, вкусной.
Не считая голоса Ллеу и журчания воды, по эту сторону холма было тихо. Даже отдалённый надрывный вой громадного варгхаунда не так ранил слух. Ллейнхшасс и Ингвар словно оказались в другом мире, далёком от аденцев, варваров и пропитанного волшебством воздуха. Здесь колдунья чувствовала только едва доносящиеся отголоски гари, сосновый и лиственный дух и, может, след испуганной дриады. Дитя леса и легенд было тут совсем недавно, не далее часу назад. Но зачем дриада взбиралась на холм, Ллеу ответить не могла.
В какой-то момент она выпрямилась и посмотрела чуть правее поднявшегося на более-менее ровную возвышенность Ингвара. Слух демоницы был напряжён. Как у дикого зверя, только ещё усилен магией.
  - Тш-ш, - прошипела Ламия и пригнулась, припала к камню одной рукой. Вокруг другой руки начало клубиться заклятие. Сначала едва различимое в ночных сумерках, потом всё более плотное, - мы тут не одни. Их… - она прислушалась получше, - не меньше пяти. Может, больше. И они идут очень тихо и уверенно. Метров сто до нас.
  - Тогда они уже нас слышат… - Молвил Ингвар негромко. Меч из его ножен быстро перекочевал в ладонь, глаза словно бы рассеянно заскользили вокруг, только отмеренные вдохи и выдохи обнаруживали полную концентрацию, в которой пребывал владыка Карида. Он шептал себе под нос какие-то слова, а вместе с этим дымка невидимости окутывала его тело, поднимаясь от ног и кончиков пальцев рук до самой головы.
  Демоница сжала руку в кулак и уже было заготовленное заклятие рассеялось. «Так даже интереснее. Хороший ход, Ингвар», - решила она. В темноте едва блеснуло воронье кольцо на пальчике Ллейны, и та, шумно взмахнув крыльями, взлетела в воздух. Крупным вороном она присела на одну из нижних сосновых ветвей и прижалась боком к стволу, чтобы сразу её тушку не было видно.
  Гоблины, эти прирождённые разведчики и диверсанты, уже почти показались из зарослей. Ламия слышала, как они аккуратно раздвигали руками ветви, как выверено ступали по разъезжающейся от непогоды почве. Птица взъерошилась - некомфортно было в такую промозглую весеннюю погоду, когда снег липнет к перьям, оставляя их мокрыми. Когда ветер то поднимается, то перестаёт завывать у тебя над ухом.
Гоблины осмотрели небольшое ровное плато. Их маленькие цепкие глазки сновали по клочку холма. И они не переговаривались между собой, лишь посылали друг другу немые знаки. «Заметили», - поняла Ллейна, когда один из гоблинов указал пальцем на оставленный Ингваром след. Отметина от сапога была лишь чуть припорошена снежком, но даже неопытный следопыт быстро нашёл бы эту зацепку.
  Разведчики ощетинились луками с натянутыми тетивами и остро заточенными кривыми кинжалами в совершенно разные стороны, будто опасность могла прийти с любой из них. В принципе, они были правы. Даже Ллейнхшасс не могла сейчас точно сказать, где стоит правитель. А уж гоблниы и подавно не могли этого знать. Зато демоница могла точно сказать о первой идее, которая пришла ей в голову и показалась очень заманчивой.
  «Как удобно вышло». Она с тихим звуком, похожим на судорожный вздох, превратилась обратно в человеческую форму. Ветка под её весом жалобно скрипнула, чем привлекла внимание всех шестерых гоблинцев. Звякнула тетива, стрела рассекла холодный воздух, но ушла в лес. Колдунья успела раствориться в воздухе и тёмной, не различимой сейчас в ночи дымкой опуститься за валун. В отряде гоблинов не проскользнуло ни нотки паники. Один из них начал медленно двигаться по краю, держа наготове кинжал. 
  Ламии не составило труда вторгнуться в разум этого бедолаги. Волшебница вошла в сознание гоблина, словно горячий нож в масло. И тут же взяла его под контроль. А потом началась резня. Не ожидавшие предательства от собрата разведчики сначала опешили, но как только подконтрольный следопыт убил ближайшего лучника, другой выпустил в него смертельную стрелу. Двоих уже не было. Четверо напряглись куда сильнее.
  Демоница не дала им передохнуть и нехитрой подменой пары мыслей в голове выстрелившего гоблина заставила его убить ещё одного собрата. Осталось трое. Они тоже оказались целью лучника, подвластного Ллейнхшасс. Но крепко державший нож соратник юрко скользнул под руку лучнику и прирезал того. Это было столь быстро, что сама ведьма удивилась. Последний двух она тоже схлестнула между собой всё тем же нехитрым фокусом. Остался один.
  Ллейна выбралась из-за валуна и отряхнула руки. Гоблин стоял неподвижно и пялился в одну точку перед собой. Удерживать его разум не стоило больших усилий. «Только шестеро... за водичкой пошли, по тому направлению, которое дриада указала… Так вот, что дитя леса здесь забыла. Воду для гоблинов выискивала».

+1

16

Совместно с Ллеу
  Король во всех своих доспехах взобрался на поваленное дерево, взял клинок на плечо и начал ждать, вцепившись в выступающую ветку. Чтобы вы знали - вихрь его ужасающей атаки бы настиг всех шестерых гоблинов, ибо они столпились едва ли не ровно под его ногами. Все такие осторожные и опытные, они словно нарочно глядели во все возможные неправильные стороны. Им оставалось только в носу начать ковырятся для большей убедительности. Профессионализм - он конечно присущ зеленокожим… но против “умный каридский мышка” так не воюют. Исполинский мужик уже было спрыгнул на них, раздавая тумаки… да только дело кончилось быстрее, чем он успел меч поудобнее перехватить.
  - Соплевар, убери… - Стрела врезалась в гоблинский чурбан и он упал, не успев ничего договорить. Спустя ещё пару мгновений упали вообще все, кроме одного. Победитель в этой краткой междуусобной стычке стоял и почёсывал шикарные бакенбарды, будто бы не его руки только-что делали больно в сторону его же собратьев.
  Ингвар прищурился, огляделся и принялся слезать со своего насеста. Хреновенькая из него получилась птичка - все яички за него снёс кто-то другой. Оставалось только надеяться, что кто-то другой - это Евангелина Гарсиа.
  - Кхх… - Кряхтели ещё не совсем умершие гоблинюки. На самом деле, некоторые из них корчились не в такой уж прям смертельной агонии. Вот... например тот, которому в голову попала стрела - выглядел ничего, даже пытался за древко вытянуть полметра снаряда из своей башки. Получалось ли у него? На удивление - да. Ингвар неспешно спрыгнул на его голову и подошва невидимого королевского сапога прекратила противоестественные потуги.
  Ещё двое валялись полуживыми недобитками.
  - Матушка… пива... - Прошептал зеленокожий, которому полоснули по горлу и пырнули в спину. Как ни странно, наиболее опасным скорее всего был второй удар, ибо из раны под лопаткой хлестало куда больше крови. Похоже, задели артерию у самого сердца. - Тьма… в конце прохода тьма…  - Ингвар покончил и с его муками, наступив пяткой на горло. Воинская солидарность, ничего более.
  Последний из подранков задёргался, начал мелко дрожать, бесконтрольно разбрасывать руки и ноги. В конце-концов, агония пришла и к нему, завершившись неотвратимой гибелью. Король видел смерти лишь немногим реже мясников, уже привык не заострять на них слишком много внимания, но… каждая смерть так или иначе была для него необычайно трагичным событием. Развёрстое мясо в лужах багряной крови - словно и не было никаких гоблинов.
  - Красуешься, или всегда решаешь проблемы таким способом? Это же тратит прорву сил. - Ингвар обернулся в сторону Евангелины. - У них костяные наконечники и луки из подручного дерьма. В тех болотах, из которых они пришли - явно не сыщешь стали и лучных деревьев. Не говоря уже о тетивах. Ты только посмотри - они расщепятся, если я просто попробую натянуть стрелу до уха. Ни один из них не смог бы прошить добрую орбоннскую сталь… и не думаю, что у них было бы на это время. Я к тому, что расточительство - дурное качество. Не надо так.
  Гарсия присела возле одного из тел и повертела в руках так и не выпущенную одним из гоблинов стрелу. Девушка подняла взгляд в ту сторону, откуда доносился голос. И откуда едва ощутимо веяло магией.
  - Их мозги настолько же просты, насколько просто их оружие, - она встала и сжала в руках древко стрелы, - мне не стоило почти никаких усилий подменить им пару мыслей. Никакой защиты - ни тела, ни башки.
  Ведьма поддела носком сапога одно из гоблинских плеч. После этого она подошла к оставшемуся в живых гоблину. Тот едва ли был выше пупка колдуньи. Девушка откинула стрелу и положила руку на голову последнего из навестивших их разведчика.
  - Но если ты настаиваешь, - леди Гарсия положила вторую руку на подбородок гоблина и лёгким движением свернула тому шею, - всё равно в его голове одна каша. Кроме как о расположении штаба ведьм ничего дельного вытащить не удалось.
  - Мне было интереснее, каким образом они воюют. Какое оружие и каких животных используют, из чего их сёдла, копья, луки, топоры и прочее. Каким образом они додумались использовать осадные машины, но не смогли закупиться в горских селениях наконечниками. Кто за это ответственен… и так далее. - Ингвар знал, что требует постфактум слишком много от демоницы. Слишком много деталей, за которые штатным дознавателям-менталистам платили баснословные деньги. Но ведьму можно было понять. Она мыслила не как каридец, и даже не как человек. Ментальные маги короля бы делали работу медленно, скорее всего очень медленно - с куда меньшим талантом… но с куда более отработанным подходом. Итогом такой работы стал бы армейский доклад «Об оружии, организации, самоназвании, тактике и стратегии варварской орды Зааденских территорий от такого-то такого-то числа». Гарсиа этого наверняка не признавала. Когда ты являешься сосудом немыслимой мощи - тебе плевать на такие мелкие детали, как “А откуда они вообще такие взялись?”. И правда, это же всего-лишь дело пяти с половиной мгновений - убить и забыть. Даже меньше. Но вот Ингвар был человеком, да к тому же каридцем… потому вознамерился со временем изменить подход чародейки к её магии. Звучало очень претенциозно, амбициозно и возможно насторожило бы кого-нибудь, да только «Я хочу себе хорошего друга и союзника… и сам готов меняться, если от меня этого потребуют». Но всё это - не сейчас. В эту ночь чистая мощь Евангелины Гарсиа даст им возможно куда большее преимущество. - Но это дело подождёт. Сейчас я и без того могу представить причины, почему у них такая разномастная орда… и думаю, Декард с Элери уже послезавтра начнут полномасштабную разведку. А когда сюда придёт армия Карида -  варвары очень удивятся… не думаю, что Эрман упустит возможность сыграть на их слабости и разобщённости. Но это не наших умов дело, так ведь? Уничтожь тела и можно будет позвать варваров на переговоры. Ты сможешь это устроить? - Ингвар знал, что в случае отрицательного ответа придётся призывать элементаля. И очень этого не хотел.
  Ведьма кивнула и принялась своими колдунскими методами уничтожать остатки гоблинского отряда. Если говорить точнее, то она просто поскидывала их в небольшой портал. Судя по плеску воды - куда-то либо в реку, либо в морские пучины. А потом, заправив неаккуратно выбившийся локон, Евангелина закрыла глаза и сложила руки, словно в молитве. Через короткое время она раскрыла ладони, и с них стрелой сорвался тёмный вестник. Маленький, как садовая птичка. Он юрко влетел в лесную темноту и скрылся от взгляда.
  - Ну а пока заклятие настигает цель и наши гости собираются, мы можем отдохнуть, - брюнетка взобралась на валун и снова уселась на него, скрестив под собой ноги.
  - Пожалуй, да. - Король сбросил с себя заклятие невидимости и часть магических сил приятным теплом вернулась к нему. Он сел на ствол поваленного дерева и стал разглядывать ведьму так, словно они были при дворе, а Евангелина являлась его не то подругой по изучению языков, не то фавориткой, не то просто союзницей. В общем, уже знакомой. - У меня появилось несколько вопросов, сможешь ответить? - Каридец скромно положил клинок к себе на колени и теребил ремни чёрных ножен прям как в детстве, когда отец брался рассказывать маленькому принцу легенды и сказки. Вообще, многие привычки идут из детства и юности, без разницы, король ты или подзаборная… куртизанка. Если в детстве ты ковырялся в носу и чавкал во время обеда - навряд ли ты перестанешь это делать во взрослой жизни. По-крайней мере, с большинством людей так. Король подозревал, что причиной тому время. “Взрослость” у людей наступает слишком резко, и между условным “детством” и условной “зрелостью” не больше десяти лет. За десять лет тяжело стать чем-то совершенно другим и принципиально новым. В общем, король теребил ремешки и глядел на ведьму отчасти как ребёнок. - Твоё могущество произрастает из сказочных мотивов? Я вижу, что ты не человек… по-крайней мере теперь, на момент нашей встречи. Но я не знаю, кем ты была раньше и была ли. Просто у меня, как у любого любителя сказок, закрался вопрос - ты не из Дивного Народа? И… каково твоё настоящее имя? 
  Гарсиа уже успела положить руки себе на колени, расслабиться и сомкнуть веки. Но после вопроса Ингвара девушка приоткрыла один глаз, блеснувший озорным огоньком в ночи, посмотрела им на каридского владыку и снова закрыла.
  - Дивный Народ - это нечто другое. Не думаю, что принципиально, но всё же другое. В «Бестиарии Зигфрида» я, конечно, тоже под буквой «Д», но это слабо определяет мою суть. Мой брат слишком разномастен, чтобы попасть под какой-то конкретный шаблон. Некоторые и вовсе не стали бы разговаривать с людьми, а некоторые тут же встали бы на сторону варваров, лишь ради своего развлечения. Вдобавок, люди часто приписывают к моему брату вампиров, оборотней и прочую мелкую тёмную шелуху, - колдунья глубоко вдохнула и очень медленно выдохнула, - имя своё я тебе не назову. Это было бы величайшей глупостью, которую только может сотворить подобный мне. Я надеюсь, что ты поймёшь и примешь это, - снова глубокий вдох и медленный выдох. Ингвар кивнул, ибо и такие сказки слышал тоже. Обычно отец рассказывал их вдали от двора - когда они оставались одни в Орбоннской усадьбе, сжигая один за другим мясные вырезки сперва на костре, а после внутри своих животов.
  Пальцы Евангелины сжались на собственных коленях. На несколько секунд она замолчала и нахмурилась. Но спустя мгновения складки на её лбу расправились. Волосы ведьмы едва заметно серебрились магическим светом. Краем уха можно было услышать странные и даже немного пугающие звуки. Король почесал бровь, чтобы сбросить лишнее напряжение. Тоже одна из детских привычек.
  В какой-то момент чернокнижница снова заговорила:
  - Но в крайних и исключительных случаях, ты можешь звать меня Ламией. Это имя мне ближе и привычнее, чем Евангелина Гарсиа. И это может стать нашим тайным звоночком. Кроме того, меня можно называть Роксой или Ллейной. В целом, ты даже можешь сам придумать мне имя, под которым представишь меня… если всё с Аденом хорошо закончится, конечно.
  - Я подумаю над этим, Сказка. - Молвил король, углубившись в свои размышления о той бесконечно огромной пропасти между миром людей и миром таких вот сказочных существ. Постепенно он сам всё больше становился той самой сказкой, отдаляясь от обывательских представлений о мире, узнавая о нём всё больше... и в этом было тяжело признаваться. Ведь Ингвар действительно любил быть просто человеком. Или хотя-бы притворяться. - Спасибо за откровенность. Я действительно признателен. И пусть это очевидно… но ты можешь звать меня Ингваром. Многие почему-то даже зная моё имя обращаются либо “ты”, либо “ваше высочество”. Это на самом деле странно. - Эрмс замолчал и стал слушать ветер, журчание воды, боязливое пение птиц, улетевших с вересковых полей от варварских охотников. Ему тоже нужно было подумать над тем, что будет дальше. И подготовится.

+1

17

[indent] По периметру большой комнаты ступала высокая рогатая дама. Кожа её - едва прикрытый одеждами обсидиан, расчерченный золотом. Волосы блестящим чёрным потоком ниспадают до щуплого зада. Густо-синие глаза прикрыты. В длиннопалой руке Тайна держала курящуюся палочку с благовониями, коими ведьма пропитывала воздух человеческого жилища. Аромат болотных ягод и зелий едва щекотал нос девушки.
  Потом она вошла в начерченный в круг, уселась, скрестила ноги и обхватила худые плечи руками. Тайна покачивалась из стороны в сторону, пока с губ срывались слова молитвы к Богине-Матери. А в голове жрицы вертелась только просьба получить ответ.
  - … Яви свою с-силу, даруй с-своё благо, - нараспев произносила Тайна, - Дай мне ответы, Великая Моргана.
Жрица, в отличии от своих славных сестёр не получала от богини  никаких весточек на протяжении всего похода. Только благословения, которые служили решением сиюминутных задач. Ныне же ведьма всем сердцем желала получить хоть какие-то указания. «Война командует войсками, Страсть поднимает их боевой дух… А меня Богиня приберегла для чего-то иного», - верила Тайна.
  По тифлингскому телу разливалось тепло, на которое разум реагировал возбуждением. Ощущение счастья и единения с божеством замещало любую неопределённость, которую только Верховная жрица могла позволить себе. Тифлингу казалось, что запахи вокруг сгустились, а голова едва ощутимо закружилась.
- Позволь мне узнать с-свою роль в этой войне. Открой завес-су будущего и позволь мне с-следовать с-своему Пути, - пела Тайна. Её словно коконом окутывало тепло божественного участия. Всплеск силы девушка чувствовала на кончиках пальцев, - Прошу тебя, Моргана, дай ответ. 
Повисла тишина. Словно послышались вдали боевые барабаны. Дух битвы и огня охватил жрицу. Широко распахнутые глаза заблестели слезами восхищения. Предвкушение захватило девушку целиком.
- Я дам тебе ответ, Тайна, - мягкий голос матери над своим чадом, - до сей минуты было не твоё время. Теперь же ты проявишь себя.
  Тайна почти не видела ничего вокруг себя. Боевые барабаны стучали в такт с её бешеным сердцем. Или оно само и было барабаном. Кровь бурлила в жилах, вокруг разливалась магия. Она искрилась едва заметно в воздухе и колола губы и щёки тифлинга. Но голос Богини был громче барабанов, громче клича готовых броситься в бой героев. 
- Ты получишь известие. Два гостя скрылись в холмах и ждут встречи с тобой. Один человек, а другая скрывает свою сущность себе во благо. Ты поговоришь с ними, узнаешь их желания и стремления. А потом будешь действовать во благо своего народа. Я дам то, что тебе поможет свершить предначертанное.
     
***

  [indent] Весть не заставила себя долго ждать. Сгусток тёмного заклятия сообщил о намерении незванных гостей побеседовать мирно и тихо. А после передачи сообщения Вестник растаял дымкой прямо в руках тифлингессы.
  Тайна не могла и не хотела противиться приказу своей Богини, но и идти на встречу в одиночестве не намеревалась. Потому приказала одному из гоблинских вождей собрать своих лучших ребят. Эркинг - вождь  Плакальщиков, - привёл к убежищу ведьмы двадцать пять гоблинов, вооружённых трофейным оружием. Они мяли сапогами размокшую от снега грязь, перешучивались между собой и даже чуть не передрались, пока главарь не выдал им новое поручение.
  Тайна использовала первые дары Морганы, наложив на всю эту братию несколько заклятий. Теперь Эркинг со своими воинами был окутан аурой противостояния существам с иным мировоззрением. Жрица благословила их оружие, дабы то не ломалось и ещё, к тому же, наносило труднозаживающие гниющие раны. А потом Тайна создала тропу из мерцающих призрачных огней, которая вела на другую сторону ближайшего холма. И вся маленькая армия двинулась навстречу с переговорщиками.

Блага, дарованные Морганой

• защита себя или окружающих аурой противостояния существам с противоположным мировоззрением
• создание стены ветра, отражающей или разрушающей небольшие и некоторые средние метательные снаряды (дротики, стрелы, небольшие камни)
• повышение уровня защиты от одной из стихий союзнику или самой себе
• благословление оружия силой божества
• воздействие на эмоции других существ (упадок сил, желание или страх – для тёмных, доверие, спокойствие, расположение – для светлых

• наделение себя или целей кратковременной божественной мощью, сильно увеличивающей ее физические возможности
• возможность понимать и говорить на языке любого собеседника
• возможность сотворения столпа испепеляющего адского пламени
• проявление всех невидимых объектов
• лечение серьёзных ран или ожогов (порванные крупные сосуды, повреждения внутренних органов, переломы)/нанесение таких же ран простым прикосновением

• способны создавать тропу из мерцающих призрачных огней, указывающих кратчайший путь к цели
• получение дара, позволяющего помечать место, в которое при произнесении командной фразы мгновенно телепортироваться
• возможность на несколько секунд принимать полупрозрачный облик, игнорирующий любые физические повреждения
• лечение ран или ожогов, вплоть на восстановления утраченной части тела/нанесение таких же ран прикосновением

[AVA]http://s9.uploads.ru/6iRJG.jpg[/AVA][NIC]Тайна[/NIC][SGN] [/SGN][STA]Жрица Морганы[/STA]

+1

18

Совместно с Ллеу
  Пока госпожа Гарсиа мучалась своими великими колдунствами, Ингвар времени зря не терял. Он боролся с преступностью в своём государстве. Непуганный енот, пожелавший не называть своего имени, отважился стибрить у короля втихую его засапожный нож. За этим делом и был пойман, доставлен королевской рукой к королевским же коленям. Монарший суд указом приговорил воришку к обнимашкам и тщательному почёсыванию животика. Реализацией приговора и занимался сам Ингвар, пока ведьма не вернулась из своего длинного внутричерепного приключения.
  Девушка открыла глаза и посмотрела на каридского короля. Тот помахал в ответ лапкой вырывающегося енотика. Леди Гарсия усмехнулась в ответ, но достаточно быстро помрачнела. С её пробуждением стихли всякие завывающие и пугающие звуки.
  - Они идут на переговоры. Но настроение их… - колдунья сделала ладонью знак неопределённости, - двадцать шесть гоблинов и одна жрица, напичканная благославениями.
  - Значит, втроём против двадцати семи? В воздухе пахнет хорошей расстановкой сил. - Ингвар усадил енота и почесал под подбородочком. - Что будем готовить на случай, если они хотят прийти с мечом и от меча же погибнуть? Я, честно говоря, жутко не люблю священников. И противопоставить этой жрице мне по сути нечего, если она решится напасть. Разве что утопить её в этом роднике, скинуть с того холма, отрубить голову или скормить Грегу на худой конец. - Король поднял над собой животное и серьёзно спросил. - Ты ведь готов убивать священников? Хочешь испить крови фанатиков, маленький полоскун? Поможешь своему королю сладить с супостатами? - Грег был готов искупить свои преступные злодеяния и в недобром оскале явно демонстрировал боевую готовность. - Да, он готов. А мы, госпожа Сказка?
  - А нам надо будет держать дистанцию. Я женщина, и люблю встречать гостей во всей красе. Но Грег не выдержит этого. Мы же не хотим терять новобранца?
  - Иной лик? Без сомнения, рядом стоять будет большой ошибкой. Но и далеко друг от друга держаться не стоит. Ты же не хочешь, чтобы мы с Грегом пропустили всё веселье?
  - Именно, - кивнула колдунья и улыбнулась, - Ещё нам надо будет как-то эффективнее координировать действия. А то не думаю, что гоблины станут хорошими гонцами.
  - Увы, наш новобранец тоже нам в этом не помощник. Придётся решать дело магическими средствами. Я не самый великий маг воздуха, но вполне могу произнести Шептунское заклинание. Оно очень популярное, и ты наверняка о нём знаешь… - Король сделал неопределённый жест рукой. - Твой рот - моё ухо. Мой рот - твоё ухо. Не раз меня выручало.
  - Пустим Шептунов по полю боя, - было видно, как Евангелина пыталась не засмеяться, - хотя было бы куда эффективнее, если бы я проникла в твой разум, но пока между нам ещё не вырос мост такого колоссального доверия.
  Она соскользнула с валуна и стала разминаться. Сладко потянулась, встряхнула кистями - всё, будто бы Гарсиа старательно оттягивала время. Потом она растаяла в дымке и появилась на другом конце облюбованного ими плато. Метров десять теперь разделяли Ингвара и ведьму. Превращение было почти мгновенным: пропали одежды, зато появились крылья, рога, кожа посерела и покрылась пятнами. А потом Ллейна повернулась, и каридский король увидел самую обворожительную улыбку на всём материке.
  Эрмс и Грег разом встрепенулись, глядя на странное преображение. По лицу первого растеклось нечто вроде извиняющейся улыбки. На самом деле каридец не знал, как правильно на подобное реагировать. Конечно он видел как маленькие полуэльфы перображались в огромных драконов, видел как крохотные духи леса превращались в ужасающих чудовищ, а обычные в общем-то люди становились громадными медведями. Но вот такой перемены он не наблюдал ни разу.
  Хотелось задать пару интересных вопросов, вроде “Какого размера был бутерброд, который сделал это с твоим ртом?”, или “Какой портной шьёт одежды, способные прикрыть всю эту чудовищную… женственность?”, но Эйрикссон оставил эти вопросы при себе. Только глубоко вдохнул и выдохнул.
  - Потрясающе, миледи. Тебе очень идут… эти крылья. Но это слишком опережает дворцовую моду, надеюсь ты не будешь травить души наших безвкусных вельмож, когда мы вернёмся в Карид? Никогда не будешь?
  - Как прикажешь, - она склонилась в неглубоком реверансе, - никаких странных ощущений? Не хочется сбежать отсюда хоть в объятия варваров?
  - Только зависть. - Не совсем искренне сказал Ингвар, перехватывая меч и заправляя енота за пояс ножен. Грег уже даже не сопротивлялся, только пялился на демоницу и шипел себе под нос какую-то рилдировщину. Если бы кто-то смотрел в этот момент на его чёрный лобик - то безусловно разглядел бы едва пробивающуюся седину в форме самого простейшего пентакля. Но никто не смотрел. - Я понял. Будем держаться на расстоянии. Тогда нам действительно понадобится заклятие… ты готова?
  Гарсиа облизнулась. Длинный острый язык прошёлся по всем зубам.
  - Да, мой король.
  - Тогда почалось. - Король облизнул свои зубы совершенно не острым языком и начал читать заклинание. - Bruh taran maruk shepthun, ururu lampas gudrun. - Его тихий шёпот сплёл незримую нить связи. - Это Грегоносец, проверка. Как слышно? - Самым тихим, почти неслышным шёпотом произнёс Ингвар. В ответ послышалось: «Это Сказка, тебя слышу».
  Они были готовы убивать.

+1

19

Совместно с Ингваром

[indent] Ллейнхшасс расправила крылья. По телу прокатилась волна удовольствия, как если бы она встала после сна на самой жёсткой кушетке и хорошенько потянулась. Даже магия ощущалась куда сильнее именно в облике хищницы, а не леди. Уверенности в истинном облике тоже прибавилось.
  «Пока не поздно остановиться», - думала Ллейна, смотря на Ингвара. Путь назад есть, пока… да всегда он есть, когда ты можешь в одну секунду открыть портал и уйти от сражения. Или хоть куда отправить своего противника. «Вопрос в другом - стоит ли идти дальше с ним?».
  Опыт следования за Владыками у Ллейны был, безусловно, не маленький… Хотя ща последнюю сотню лет всего один стоящий, по правде говоря, но зато какой яркий! После такого опыта хочется работать только на себя, потому как Айканар оставил просто неизгладимое впечатление. Так что теперь и на каридского короля ведьма то и дело поглядывала с сомнениями. Тёмный Владыка тоже был вот таким самоуверенным и, казалось, умным, волевым и сильным. Но по итогу - пока его верные слуги плутали по туманным лесам, рисковали головами в землях Орды.. «Нет, этим поделом»… он только восседал на троне. Может это изначально и был хитрый план - как всё просрать?
- Они настроены не дружелюбно, - прошептала колдунья, - что мы будем делать, если они пожелают сражаться?
  Мысли на этот счёт были и у самой демоницы. Если отбросить холодный разум, то тёмное существо хотело боя. Хотело пролить кровь и врезать магией по жрице и её маленькой армии. С момента побега из замка Научного Сообщества, Ллейна не использовала магию так много, чтобы чувствовать хоть какой-то мало-мальски сильный откат. И сама магическая суть чернокнижницы истосковалась по этой боли.
  - Жрица должна быть нейтрализована сразу. Ещё до того, как произнесёт первое боевое заклинание. - Король задвинул забрало, поудобнее перехватил щит и меч. Прозвучал слабый шёпот, после которого тонкая магическая наледь покрыла его и Грега. Енот в ледяной защите выглядел люто. -  И если ты почувствуешь, что её проповеди влияют на меня - взорви ей голову.
Демоница сжала кулак и подняла когтистый большой палец вверх. Это означало сразу и то, что она приняла к сведению, и то, что ведьма полностью согласна с предложенной идеей. А потом сработало заклятие-триггер. Ровнёханько в той стороне. откуда ранее вышли разведчики.
- Минут пять, не более.
Просто предупреждение. Вдруг каридский владыка решил бы наложить ещё каких-то заклятий. Ловушки? Были бы к месту в эту ненастную ночь. «Хотя что его ловушки? Один-два гоблина - вот и весь результат», - Ллеу жанглировала мыслями и прикидывала возможные варианты исхода.
- Или я тебя просто выкину отсюда, -  голос звучал непринуждённо, - за километр-другой. Если посчитаю, что всё вышло из-под нашего контроля. Это касается не только попыток жрицы покопаться в твоей монаршей голове.
  - Да, не бойся инициативы, если она нам на пользу. Я поступлю так же для тебя. Но без крайностей. Не надо выкидывать меня из мироздания, если тебя напугает паучок-летун. Доверие и спокойствие - попробуем не ломать уж слишком много дров. - Ингвар кажется был готов к драке более чем. Он уже проверил подвижность доспеха и ход меча, лежащего в латной перчатке. Теперь дело осталось за малым.
  Ллейнхшасс рассмеялась. Она могла бы рассказать истории о подземельях дроу, о полчищах пауков в библотеке замка в павшем городе Нежити. Там и паучки-летуны, и паучки-лизуны, и паучки-убью-тебя-за-один-укус… в общем, есть у Ллеу истории, которые можно рассказать о тех самых паучках за чашечкой травяного каридского чая в мирный денёк.

***

  Тем временем по бурелому пробирались варварские дипломаты. Жрица шла впереди, готовая пролить песни во имя своего божества и выплеснуть дарованную силушку. Гоблинский эскорт был молчалив. Двое плакальщиков озирались по сторонам, надеясь выцепить врага в кустах или на голых деревьях. Но кроме камней и корявых веток их взору ничего не досталось. Их враг не прятался, а спокойно ждал на плато. На потеху некоторым гоблинам, разумеется.
  Эркинг кивнул по сторонам, в немом приказе отправляя нескольких удальцов окружить место встречи. Утерев непрошенные слёзы, четверо гоблинов ушли в заросли кустарников и колючек и совсем потерялись из виду. Остальные встретились лицом к лицу с мужчиной в латах и енотом за поясом и весьма тёмной особой, пасть которой, похоже, когда-то порвало бутербродом.[AVA]http://s9.uploads.ru/SUe1L.jpg[/AVA]

+1

20

Совместно с Ллеу
  Есть такое ремесло - в бога верить. Не то чтобы до мимических судорог благонравное или до истошных криков злодейское, просто хлебное. С самого детства Ингвар впитывал с молоком матери, что боговерцы - народ шебутной, грабительский, жульём пропахший и омытый елеями лицемерия. И на протяжении всей своей жизни не раз в том утверждался сам.
  Обивали пороги его дома всякие пророки, провидцы, жрецы и жречихи, паладинские кардиналы всякого пошиба, торговцы божественной утварью, мазовщики священными маслами. Зеленокожие, розовокожие, высокие, низкие, остроухие и тупоухие проходимцы - все как один не принесли ему ничего, кроме расстройства желудка и пары метких ячменей божественного проклятия. Этот люд люто охоч до проклятий. Ты поди что не по их сделай, так проклянут. А до того “Мы всех любим, доброта нашего покровителя не знает условий, границ и пределов”.
  В общем, не любил Ингвар верующих. Если обыватели его просто раздражали своими “Даст бог” и “Не дай бог”, то такие вот архижрецы его по-настоящему выводили из себя. Всё у них в сказках да малиновых соплях. Жизни в них нет. Только одно воображение, гонор и пустословие. Сколько раз он сталкивался с подобным по разгульной молодости, по первым годам правления. Духовники и паладины лезли всюду куда могли только просунуть нос. Один наставлял на пост и грозил ужасающими последствиями лагерной жизни, второй бил по столу и призывал расширить влияние храмов “Пока не поздно”, третий едва ли не в постель соизволил залезть, рассказывая как нельзя трахаться, а как можно, и какую жену на самом деле пристало выбирать королю. Без разницы звали они себя слугами законодательного Имира, животворящей Играсиль, хитрозадого Рилдира, природных богов, вольных, ремесленничьих. Всё одно - следуй пути, ибо он единственно верный.
  И в этот раз обещало быть также, в этом Ингвар себя даже не обманывал. Ну не могло быть среди боговерцев нормального сладу и сговору. Либо они тебя, либо ты их. И никак иначе.
  Ингвар приосанился, слушая как в лесу копошатся гости.
  - Окружить пытаетесь заботой и пониманием, гостеприимство показываете? - Его смех был жесток, как удар кастрюлей в нос.. и краток, как тёплое лето в Кариде. - Только вы тут сами гости, будете кружить вокруг меня и моих друзей - ничего хорошего из этого не получится. - Он зыркнул на пришельцев, которые против собственной воли издавали так много шума, что даже иные столичные пивнушки в Ночь Секретов позавидовали бы. То-то, шаландаться по буреломам, кустарникам и влажной земле. Только в эльфских сказках по такой погоде и в таком густом лесу можно было бегать не спотыкаясь и не издавая шума.
  Над толстенными корнями древних сосен показались щёки первых переговорщиков. Первым шёл слёзноглазый гоблин с крохотным арбалетом, который Ингвар мог бы переломить одной рукой словно лучину. Следом за ним ещё пяток таких же зеленокожих плакальщиков. А уже вот за ними чинной походкой самого воплощённого совершенства вышагивала мадам жрица. Рогатее её были только лоси и армейские ветераны. Сразу видно, с кем блудила её матушка… или батенька.
  Варвары остановились в тех местах, которые вроде бы даже были удобны для возможной обороны.
  Впереди были главари, а по бокам как будто незаметно расползлись ехидные их союзники. Гоблины шарились по кустам слева и справа от короля с его жуткой союзницей, в надежде зайти тем за спину для коварного удара. На всякий случай, как говорится.
  - Меня зовут Ингвар, я король Карида, той земли, что вы топчете невозбранно. А это Рейнхильд, колдунья из Олмарка, что за Скалами. Моя сестра. - Имя само собой выдумалось, как и место её рождения. Было дело, что в детстве от какого-то дальнего кузена слыхал Ингвар это имя. Дальний брат говорил, будто некая волшебница Рейнхильд из некоего загорского Олмарка давным-давно отбила у троллей мост под Мором у Аванской реки. Шут его знает, почему именно эта сказка пришла в голову королю сейчас. В любом случае, как сказал - так сказал.
  А тем временем вся лесная братия напряглась. Гоблины - в большей степени. Жрица - в меньшей. И именно она начала говорить. Чисто, даже без мало-мальского акцента, будто училась в семинарии при дворце. Без колдунств тут точно не обошлось.
  - Я Тайна. Жрица великой Морганы, матери С-свободного народа. Первая из Её дочерей, Верховная ведьма Ковена. И за моей с-спиной с-стоит больше людей, чем ты можешь предс-ставить.
  Ингвару конечно не нужно было представлять, потому-что он воочию видел всю ту несметную рать, которую варвары привели сюда. Ну как несметную - средней несметности ордочку, как раз поместилась бы на его прикроватной полочке между кружкой эля и склянкой с эликсиром от мигреней. Впрочем, жрице он об этом не сказал. Обронил лишь...
  - Не знаю как у вас, но у нас до десяти тысяч считать умеют. - Лихо скалиться под забралом - пустой жест, но он всё-же ухмыльнулся и сплюнул бы от души, будь такая возможность.
  - Не умаляй нашей с-силы, - ровно ответила Тайна, - мы с-свободный народ. Нас благос-словила на бой с-сама Моргана. Она бдит, оберегает и ведёт нас.
  - Я прямо чую запах свободы, - теперь была очередь Гарсиа оскалиться. У неё это вышло куда эффектнее. Только потому что ведьма была без шлема. - без мамкиного бдения - никуда.
  - Было бы над чем так трястись. - Нахмурился Ингвар, выступая вперёд насколько это было по понятиям. - Я видел во что вы с вашей матерью мои земли превратили. Убитые, пленённые и ограбленные люди - это плоды её бдения?
  - Это жертвы во имя неё, - серьёзно ответствовала жрица, - и месть. За все те с-страдания и с-смерти, что ты принёс-с в наши лес-са. За всю ту кровь, что твои люди проливали на наших болотах.
  Она нервничала, это не было заметно в ночной тьме. Но это лёгким дуновением сквозило в шипящем голосе. Тифлингесса старалась выглядеть уверенной, и только безоговорочная вера в собственные слова удерживала её на плаву относительного спокойствия и даже нарастающего напора.
  - Я и мои с-сёс-стры хотим, чтобы этот город с-сдался. И ты с-сдался. В уплату за вс-сё, что ты натворил. Или мы с-сметём тебя.
  - Это то, чего вы хотите? Славно. А я хочу обратного - чтобы вы оставили всех пленников и награбленное у стен города, а сами ушли восвояси, остановив какое-либо разорение. Ушли далеко и навсегда. - Сказал правитель, обдумывая обвинения. Ингвар не знал, чем таким аденцы насолили этим варварам, но у дикарей не было никакого права грабить эти земли... Даже если бы Хирдманн зачем-то послал на моргановы болота экспедицию вояк с целью схапать рабов на лесопилки и шахты.
  Впрочем, король точно знал, что ничего такого местный лорд не делал… иначе Эрмсу бы уже донесли. «Они придумали какую-то изящную ложь чтобы вторгнуться ко мне во владения и разграбить их? Мол это мы тут злодеи, трусы и предатели, которые вольным людям жить мешают? Умно, ничего не скажешь. Небось тоже богиня надоумила. Без этих небожителей ни одна несправедливость в мире не происходит», поразмыслил Ингвар, глядя в синие очи рогатой худосочной барышни-жречихи.
  - А что до наших каридских грешков... Чего я и мой народ тебе сделали? Может я удавил твоих деток или сапогом раздавил кадык твоему мужу? - Он повёл плечами в таком яростном жесте, что любому бы стало ясно - он угрожает. - Чем ты оправдаешь убийство моих людей?
  - Я оправдаю это с-смертью моих с-сестёр! - горячо ответила Тайна. Она скалилась на Ингвара и мельком поглядывала на названную сестрицу каридского короля, - с-смертями с-свободных людей, которые вы ус-страивали вс-сё время, пока мы живём в наших лес-cах.
  - Круговорот людей в природе, - буркнула себе под нос Евангелина. С лёгкой долей иронии в голосе, но без лишних ухмылок.
  - Не думаю что всё так, как ты говоришь, Тайна. Но с этим я потом разберусь... А пока повторю своё предложение: у вас есть великолепная возможность оставить всех пленников и награбленное под стенами Адена и уйти до того, как вас всех уничтожит моя армия. - Ингвар чуть-чуть подобрался, мышцы под доспехами напряглись, а по шее, груди и чреслам разлилась пламенная ярость.
  Рогатая собеседница, похоже, была впечатлена речами каридского владыки. Но вместо проявлений испуга и попыток договориться, Тайна решила ответить на ярость мужчины заклятием. Прямо в лоб.
  - V s’htan nal’oz ji! - голос тифлингессы стал низким и глубоким. Она подняла руку перед собой и совершенно невежливо указала на Ингвара. Заклятием воздействия на эмоции Тайна решила вызвать в Ингваре первобытный страх перед ней и её Матерью.
  Моргана похоже была настроена очень серьёзно, и, несмотря на попытки каридца увернутся, заклинание ударило его точно в плечо, развернув на сто восемьдесят градусов и оттолкнув к стволу берёзы. Ужасающе концентрированное колдунство. Оно могло бы без проблем раскусить разум Эрмса, выйди он против жрицы в чём мать родила. Но на нём был защитный артефакт… и потому вместо межушного пространства Ингвара удар на себя принял целиком и полностью амулет. В тот же момент магическая штуковина превратилась в пыль, испустив яркий свет и громко взвизгнув голосом самой Магии. Эта атака послужила исчерпывающим аргументом к началу дальнейшей бойни для всех находящихся тут.
  - В бой… - Едва ли не одними губами произнёс Ингвар, глядя на жрицу. Оттолкнувшись от дерева рукой, он с мечом наперевес побежал к своим врагам.

Отредактировано Ингвар (25-09-2019 14:17:36)

+1

21

https://funkyimg.com/i/2XE86.png
Первый ход
  «В бой!» - вторила мысленно Ллеу словам короля каридского. «В бой!» - кричала сама её суть. Это ликование разливалось оргазмом по телу. Потом будет откат и боль… но ныне балом правит хаос. Оставалось только направить его в свою пользу.
  Время как будто замедлилось для Ллеу: гоблины подняли луки, Ингвар сделал первый шаг на пути к возможной гибели, Тайна хотела сотворить новое заклятие. Ламии в какой-то момент всё показалось таким простым и понятным, словно жонглирование черепами младенцев.
  Плато безымянного аденского холма озарилось тёмным сиянием от демонического заклятия. Скрученная в тугой энергетический кулак Тьма стремительно полетела в сторону жрицы. Секунда, может две - и поток врезался в варварскую волшебницу, вдребезги разбивая невидимую защиту. От удара заклятие Ллеу разлетелось на капли в разные стороны, а остаток энергии рассеялся во влажном воздухе.   
  - Ein’god tare?* - выкрикнула демоница, пока Тайна отправилась в полёт на добрых семнадцать метров.
  Крылатое тело окутала волна колющего холодка. От самых кончиков пальцев до кончиков ушей. А где-то меж рёбер несильно прострельнуло. Ллейна дёрнула плечами, отгоняя откат.
  Тайна оказалась не промах: мало того, что чуть своего гоблина не угробила (ловкач сумел отскочить от летящей рогатой в последний момент), так ещё и успела пустить в ответ заклятие из своего арсенала. Пара взмахов руками и резкий крик - этого хватило, чтобы подкинуть ту ещё свинью Ингвару и Ллеу. А потом, как могла судить ведьма, удар о древесный ствол выбил весь воздух из жрицы.
  Мелкоместная богинька даровала своей верной тифлингессе весьма недурные заклятия. То защита, то ментальные атаки, на раз пробивающие амулеты… И вот теперь плато озарилось красным светом от взвившегося к звёздам адского пламени. Горячего, яркого и весьма смертоносного. Так что даже Ллейне своими неординарными способностями удалось лишь частично приглушить исход вражеского колдунства. Взрывная волна вышла уже не такой умопомрачительной и разрушительной. Демоница отскочила в сторону обрыва, не получив никаких существенных ран. Ингвару повезло меньше…
  Каридский король улетел на добрых тридцать метров и скрылся за голыми кронами деревьев на очередной возвышенности. Струна волнения Ллеу задрожала: терять вот так настолько важную и нужную фигуру столь рано просто непростительно. Но короткое «Жив» в самое демоническое ухо успокоили Ламию. Этот человечий герой оказался куда более живучим, чем казалось сначала.
  - Undurno**, - выдохнула Ллейнхшасс.
  Но вместе с её голосом плато разразил ещё один. Куда более тонкий и дребезжащий.
  - Jano!***  - выкрикнул гоблинский главнюк и юркнул куда-то в кусты.
  Похоже, это была команда.. для чего-то. Потому что остальные гоблины в зоне видимости колдуньи стали кто прятаться, кто натягивать тетивы. Четверо ближайших гоблинов выстрелили в Ллеу. На что надеялись - непонятно. Одну стрелу Ллейнхшасс поймала рукой и легко переломила. Три другие просвистели мимо.
  Тайна, едва придя в себя, читала новое заклятие, но очередного “бара-бум” не произошло. Зато тифлингесса оказалась покрыта едва заметным мерцанием - не то защита, не то усиление.
  Демоница оттолкнулась от земли и взмыла в воздух, бегло оглядывая поле брани. И без того страшная улыбка Ламии раскрылась, являя острый язык. Она издала смешок, перед тем, как стремительно картина начала расцветать всё новыми и новыми красками.

Язык

* Где же твоя богиня сейчас?
** Недурно
Одно из популярных тёмных наречий.

*** В укрытие!
Язык местных свободных людей и нелюдей.

Ход 1. Лог.

Ллеу. Атака по Тайне сконцентрированной магией - заклинанием “Кулак”. Ллеу пробивает защиту Тайны и откидывает её на 17 метров. Один из гоблинов чудом уворачивается от летящей в него жрицы. (атака+подготовка)
Тайна. Жрица создала столп адского пламени по области в которой находились король и ведьма. Сделала это прямо в полёте. Ллеу смогла уменьшить радиус воздействия и не пострадала, а вот Ингвару досталось. Он потерял магическую защиту и отлетел на 30 метров. Благо он успел сделать прокаст воздушной подушки не разбился об землю. Ему больно. Доспехи покорёжены. Тайна тоже приземлилась удачно по воле своей богини, и, пользуясь передышкой, кастанула на себя слабую защиту. (атака+защита)
Ингвар. Встав, король сразу же кастанул на приближающихся троих гоблинов заклятие, пытаясь заморозить их. Попал только в одного. Остальные врассыпную. Пока гоблины убегают, он кастует снова ледяной доспех. (атака+защита)
Эркинг. Предводитель гоблинов отступил в кусты и скомандовал своим ребятам прятаться. (укрывается)
Гоблины. Ллеу увернулась от четырёх гоблинских стрел. В Ингвара стреляли ещё несколько, загнав его в кусты и пробив наскоро слепленное заклинание ледяных доспехов. Один попал и тяжело ранил, попав выше колена в сочленение бедренных пластин. Ингвар сигнализирует Ллеу, что всё пропало и он готовится к атаке по площади. (пробили магическую защиту Ингвара и нанесли урон, безуспешно попытались расстрелять Ллеу)

[AVA]http://s9.uploads.ru/SUe1L.jpg[/AVA]

Отредактировано Ллеу (27-10-2019 16:07:14)

+2

22

Первый ход
  Второй аргумент жрицы пронял короля до кровавых соплей и поднял в воздух. Блестящая ледяная кольчуга превратилась в ничто раньше, чем он успел хоть что-то по этому поводу предпринять. Заклинание варварской предводительницы вошло в краткий резонанс с ним целиком и оттого он теперь летел, оставляя за собой горячую морось разбившегося вдребезги магического щита.   
  Вот почему учителя всегда говорили - “В магии защита куда важнее, чем атака”. Адское пламя не оставило бы от Ингвара даже пепла, если бы эту мудрость не вбили в него тяжёлыми ударами заклятий. Но он выстоял… или скорее выстоит, как только врежется в землю и сможет встать вновь. «Кстати о пташках»
  - Felha mon’moesh! - Он сгруппировался и дал магической воздушной подушке поймать себя на полпути к вековечной сосне. Было больно, но не как от удара об ствол дерева. Он повалился в ближайшие кусты, ломая сухие ветки всем весом своей мясной туши и покорёженного металла доспехов. Влажная земля приняла его как родного… впрочем, это же была каридская земля - что ей ещё оставалось? Иначе засудил бы, как пить дать.
  Где-то под правой рукой зашевелился енот. Король медленно поднимался, вместе с собою поднимая и этого полосатого визгуна. Судя по всему, Грег был на грани истерики. Если у животных она вообще могла быть.
  - Тише… - Пытался успокоить его Ингвар. - Нас же сейчас стрелами нашпигуют…
  Словно ответ на его слова, где-то за кустами стали шевелится бурые тени. Гоблины собирались вокруг таинственного живого снаряда, пытаясь определить - был ли это самый огромный и уродливый гоблин-союзник, или какая-то вражеская субстанция? Они мешкались, не зная - стрелять им или бежать на выручку. И им не повезло, ибо у Ингвара с определением союзников всё происходило куда быстрее. «Ежели есть рога, крылья, огромные титьки и пасть от уха до уха - то значит свои. Все кто красивше - тем смерть… вам не повезло, братья, что вы такие симпатяги», подумал он, прежде чем скинуть остатки дубового щита с руки и одними пальцами показать знак Ледяной Хватки.
  Куст подломился, распавшись на тучу ледяных осколков, изморозь змеёю хлестнула по траве и по троице гоблинов, которые ошеломлённо взирали на явившегося великана с енотом. Если двое ещё успели как-то увернутся, скрывшись за деревьями и камнями - то последний стоял прямо перед Ингваром, а потому мог скрыться разве что у себя же в колчане. Но не успел.
  Ледяная Хватка сковала его, обратив в живую скульптуру из льда, крови, дерьма и плоти. Немудрено, что  он распался на куски в следующую же секунду, когда чары рассеялись туманным облаком в утреннем дожде. Пару мгновений Ингвар себе выиграл, заклятие спугнуло гоблинов, так что они завопили, призывая должно быть своих союзников на помощь. «Кстати о пташках»
  - Жив, цел, енот… - Прошептал Эрмс, вставая в полный рост и разглядывая порушенное окружение. Где-то вдали к небесам рвалось адское пламя, раздавались крики и свист стрел. Его окружали сосны и кустарники… наверное ещё что-то, что он ну никак не мог заметить. В любом случае. - Жив… - Повторил он, просто чтобы убедиться самостоятельно. Да, его дух не вышибло из тела и не повело в направлении какой-нибудь загробной дыры - это уже часть победы.   
  У короля было время, чтобы снова поднять магические щиты и поразмыслить над манёврами. Да, у него уж точно было время… сколько там гоблины будут собираться? Минуту, две? «Кстати о пташках»
  - Devar… - Наледь защитного заклинания едва образовалась вновь, покрывая искорёженные доспехи Эрмса… но тут из-за деревьев полетели стрелы. Гоблины были куда быстрее, чем он мог предположить. Перегруппировавшись, они пустили по нему шквал стрел. Новые всё пребывали откуда-то из-за древесных корневищ. Луки наизготовку, тетивы до ушей.
  Три снаряда ударились об магическую защиту, разбив её вдребезги и заставив короля едва ли не латной перчаткой закрываться от нападающих. Он сделал два шага назад и упёрся в ствол вековечной сосны. Дальше отступать было некуда, Ингвар не мог оборонятся из такой уязвимой позиции. Одна стрела прилетела откуда-то слева и с жутким дребезжанием всё-же вошла в его бедро. Выше колена стало холодно, как будто кто-то приложил к ноге Сосулю (так в Кариде называли молодых упыриц). Это было последней капле. «Хватит черпать ложкой море… пора его выпивать
  - Будь готова, я сейчас всё тут разнесу! - Шёпотом прорычал король, сжимая рукоять меча, который некогда принадлежал самому первому владыке Карида. - Будет жарко...

Ход 1. Лог.

Ллеу. Атака по Тайне сконцентрированной магией - заклинанием “Кулак”. Ллеу пробивает защиту Тайны и откидывает её на 17 метров. Один из гоблинов чудом уворачивается от летящей в него жрицы. (атака+подготовка)
Тайна. Жрица создала столп адского пламени по области в которой находились король и ведьма. Сделала это прямо в полёте. Ллеу смогла уменьшить радиус воздействия и не пострадала, а вот Ингвару досталось. Он потерял магическую защиту и отлетел на 30 метров. Благо он успел сделать прокаст воздушной подушки не разбился об землю. Ему больно. Доспехи покорёжены. Тайна тоже приземлилась удачно по воле своей богини, и, пользуясь передышкой, кастанула на себя слабую защиту. (атака+защита)
Ингвар. Встав, король сразу же кастанул на приближающихся троих гоблинов заклятие, пытаясь заморозить их. Попал только в одного. Остальные врассыпную. Пока гоблины убегают, он кастует снова ледяной доспех. (атака+защита)
Эркинг. Предводитель гоблинов отступил в кусты и скомандовал своим ребятам прятаться. (укрывается)
Гоблины. Ллеу увернулась от четырёх гоблинских стрел. В Ингвара стреляли ещё несколько, загнав его в кусты и пробив наскоро слепленное заклинание ледяных доспехов. Один попал и тяжело ранил, попав выше колена в сочленение бедренных пластин. Ингвар сигнализирует Ллеу, что всё пропало и он готовится к атаке по площади. (пробили магическую защиту Ингвара и нанесли урон, безуспешно попытались расстрелять Ллеу)

Экипировка короля

Артефакты:
Браслет Эрмса - Распределяет урон по находящимся в пределах двух сотен метров гвардейцам. Собственно, магический ущерб и физический, если они малы, блокируются вовсе. Например, если в Ингвара и двух гвардейцев пыхнет огнем дракон - то от них ничего не останется. А если ударит ножом мелкий гоблин, то урон будет либо минимален для всех и одинаков, либо его не будет вовсе. При этом оружие, наносящее урон, получит сопротивление, словно режет что-то очень твердое, и вмешательство ощущать будет каждый. Так как Ингвар является их предводителем - то имеет главный такой браслет, и оттого сложно нанести урон ему самому, если рядом находится больше пяти гвардейцев воинов. [оставлен у подножия статуи одноимённого предка в этом посте]
Меч Грозового Короля (также просто «Наследие») - полуторный клинок, тяжелее и крепче обычного меча, под руку очень сильных витязей. Зачарован на громкие взрывы молний, которые атакуют материальных противников скоплением электрических плетей в радиусе 40 метров, оглушают в радиусе 20 метров и выжигают в радиусе 10 метров. В мече заключён элементаль молнии, который проявляется на пару мгновений, совершает удар по всем окружающим противникам в пределах 40 метров и возвращается обратно в клинок. Меч имеет шесть зарядов, каждый из которых восстанавливается в течении двух дней. Если истратить все заряды разом - будет восстанавливаться две недели без возможности применения. Но при этом разовый каст 6 зарядов в три раза увеличивает радиус атаки. 120 метров отбрасывание, 60 метров оглушение и 30 метров выжигание.[взят взамен Браслета в этом же посте]
Магический амулет - даёт защиту от атак ментальной магией высшего уровня. [уничтожен в этом посте]

Инвентарь
Озёрный меч - выкованный гномом в Орбонне крепкий бастардный клинок из хороших сплавов. Конечно не разрубит драконью чешую, но в руках не развалится. [не брал с собой]
Озёрный щит - брат клинка из под руки того же гнома. [пришёл в негодность в этом посте, брошен в кустах]
Эльфиййский лук - оружие такое же прочное и добротное. В самый раз под руку Эрмса. [не брал с собой]
Доспехи рыцарские - полный комплект толстых латных доспехов (чёрные с белой каймой), из более крепких и лёгких металлов. Выкованы из расчёта на баланс между крепостью, тяжестью и подвижностью. [требуется починка, но всё ещё на короле]

Отредактировано Ингвар (27-10-2019 16:56:02)

+1

23

- ...Будет жарко, - шёпот короля заставил Ллейну инстинктивно отдалиться ещё дальше. И раз уж каридский герой занимается своей частью плато, то Ллеу стоило позаботиться об остальных гоблинах и жрице.
  С когтистой руки Ламии сорвалась плеть. Гибкая и тугая, сотканная из окрашенной в прозрачно-пурпурный цвет магии. Она прошлась по ближайшим гоблинам и самой Тайне, заставляя тех потерять способность двигаться, парализуя сердечную мышцу и лёгкие. Это произошло столь быстро, что почти никто из противников не сумел ничего понять. Почти никто...
  Двенадцать зелёных вояк упали (кто замертво, а кто просто в тотальной неспособности пошевелить хоть чем-то). Лишь двое волею Судьбы сумели увернуться от массового паралича и остаться почти невредимыми. Один из них - гоблинский предводитель, загодя спрятавшийся под корневищами раскидистого дерева подле жрицы. Второй - какой-то один из гоблинцев. Правда и тот в итоге всё равно сорвался с обрыва и полетел прямиком на камни. Но это уже не заслуга демоницы, а его неосторожность и происки погоды.
  Тайна не увернулась - её прекрасная мерцающая защита пала, но сама тифлингесса осталась ровно стоять на ногах.
- Damn! - прошипела Ллеу. Она надеялась, что мощности заклятия хватит, чтобы хоть частично лишить варварку способности двигаться. Хоть чуть-чуть, хоть язык… или пальцы, там. Даже самый маленький эффект заклятия на тифлингессе был бы уже победой. Но теперь оставалось ждать ответного удара. Секунда… Вторая...
  Лицо Тайны было перекошено от гнева. До того в целом приятные черты исказились и заострились, губы разошлись в самом настоящем зверском оскале. Прошёл ровно один тифлингский выдох, прежде чем в Ллейну полетело то самое ответное заклятие. Жрица сложила руки вместе, разок крутанулась, крикнула «Polustre!»  и запустила в противницу весьма коварное колдунство.
  Клинок Тьмы не издал ни звука, пока стрелой летел точно по направлению к Ллейнхшасс. Демоница его толком и не разглядела в первую секунду. Зато потом иссиня-чёрный сгусток магии оказался прямо перед ней. Тут даже увернуться было невозможно. И только хорошая ментальная защита да поставленный в последний момент довольно простенький блок не дали стреле пронзить разум Ллеу.
  И её защита, и заклятие Тайны разбились и растворились в ночи. Только демоница чувствовала вокруг себя поветрие магии, которое заместо ветра разок колыхнуло волосы демоницы.
  А Ингвар тем временем устроил настоящее светопредставление. Молнии, новые очаги огня… И как следствие - запах сожжёных и подпаленных гоблинов. Энергетические импульсы даже почти задели Тайну, но та спряталась за непроницаемой завесой тьмы и увернулась от очередной молнии.
  «Сбежит, сука», - моментально пронеслась мысль в голове Ллейнхшасс. Почему она так решила? Да потому что сама бы сделала точно так же на месте варварской колдуньи.
[AVA]http://s9.uploads.ru/SUe1L.jpg[/AVA]

Отредактировано Ллеу (02-11-2019 17:04:03)

+1

24

  «Слышите, мертвецы? Пусть скрипят Незримые Врата, кушать подано!»
  - Передайте, что этот пир за счёт короля Карида! - Рыкнул великан, с рёвом вырвавшись вперёд с мечом наперевес. Несколько костяных стрел с гулким стуком ударились в дерево позади него, но треск сухой коры различить было невозможно за шумом неудержимо наступающего Эрмса. Он был быстрее кого угодно из них, шаг как пять, глаза полыхали синим светом наливающейся мощи. Гоблины заорали, пытаясь убежать от ужасающего клинка и столь же ужасающего воителя. Треугольные мордашки за один неполный вздох сменили ликование на панику. Взрывая грязь пятками зеленокожие принялись беспорядочно отступать. Ингвар рассмеялся, вспрыгнул на валун и в самом героическом жесте поднял перекрестие меча к небесам.- Завеса ждёт! Да пожрут чудовища Врат ваши души! - Меч в его руках сверкнул ослепительной вспышкой, предваряя немыслимую магию, которая вот-вот должна была вырваться наружу.
  И снова он дарил смерть и успокоение мятежным душам. При жизни они желали богатств, гонялись за веселыми байками и злой славой. По тропам судьбы бродили они, ведомые любовью и ненавистью, болезнью и здравием, страхом и уверенностью. Но всё для них закончилось сейчас. Ведь они сражались не с Ингваром, но с самим Каридом. А это дело пустое.
  Огромный элементаль грозы вырвался наружу и время словно замерло в ожидании шума и ужасающего света. Белое сияние покрыло кожу каридского короля, глаза засверкали небесным светом, в разверстой пасти сам хохот прозвучал раскатами молний. Плети вырвались из самой его груди, паутиной прокатились по рукам и вырвались из пальцев вспышками. Они кружились в танце стихии - элементаль и призвавший его король. И вслед за ними танцевала жуткая сила разъяренных небес.
  Ближайшие гоблины превратились в пепел, не имея возможности ни убежать, ни скрыться. Спасения вблизи от эпицентра магии найти было нельзя. Деревья падали, срезанные колоссальной силой древнего артефакта Грозовых Королей. Всё вокруг загоралось всё новыми пожарами, камни дробились, трава и кусты полыхали. Иные гоблины пытались убежать или спрятаться, но лишь один в этой суматохе отчаяния смог спастись, укрывшись под дальним валуном. Дюжины вдохов длилась эта ужасающая гроза. И после неё наступила тишина.
  В этой тишине король осел на колени и едва ли не упал, вовремя опершись на древний меч. Хохот всё ещё срывался с его уст, но глухой, почти болезненный. Вокруг Эрмса не осталось почти ничего - только выжженная земля и пламя загоревшейся рощицы.
  Где-то вдали полыхнуло и прогрохотало, но Ингвар не мог поднять взгляд… хотя итак можно было понять, что происходит. Судя по всему, Ева добивала остатки противников. Ингвар слизал с дёсен кровь и сплюнул на опалённый валун. «Может у меня старческое слабоумие, но я жутко хочу поскорее провалиться в общество этой чудовищной женщины... Наверное, когда всё кончится - мы подружимся, несмотря на все эти клыки… либо я стану вкусным стейком… ммм… стейк»
  - Уходим… - Прошептал он, не до конца уверенный, есть ли между ним и ведьмой всё ещё та связь. Демоница что-то ответила и он кивнул сам себе. - Надо встать, сир король, ручками, ножками… ну. - Доспехи затрещали ремешками, Ингвар поднялся, собрав в кулак всю волю. Енот повис на ножнах, вырубленный всем этим обилием грозовых энергий. - А я и забыл про тебя, Грег… с тобой будет сложнее… но ничего. Alma tevart… - Воздух проглотил их и выплюнул в тот же момент на плато ближе к роднику, у которого они с Ллеу ждали гостей. Ингвар зашагал ближе к воде, вокруг всё полыхало. Холм ходил ходуном и с его верхушки комом снега, мёртвых и сухих деревьев медленно спускался оползень, обещавший вот вот смести тут всё.
  - Сказка… ты где? - Прохрипел он, зачерпнув воды и отмыв лицо под треск и грохот природы. Усталый, со стрелой в бедре и раздолбанными доспехами - он наверное выглядел одновременно и жалко, и очень героически. В конце-концов, так и должен был выглядеть победитель. - Сказка…

+1

25

Совместно с Ингваром

  Это со стороны заклятия тёмных дам могли казаться чем-то не ярким, простым и вообще несуразным. Не то, что молнии Ингвара. Но нет, в каждое заклятие - что у Тайны, что у Ллеу,-  было вложено столько сил и энергии… Что обычный смертный сразу бы издох, только лишь приступив к колдунству. Веяния тёмной магии колыхали ветви ближайших деревьев, заставляли камень крошиться, а землю делали на долгие годы сухой и бесплодной. Воздух над наколдованной варваркой Завесой едва дрожал. 
   Ллеу не стала тратить силы и время на развеивание Тьмы. Вместо этого демоница ударила по всей области, скрытой за заклинанием оппонентки. Простое заклятие, которому можно обучить даже ребёнка, но Ллейнхшасс вложила в него куда больше силы, чем могла выдержать Завеса или же сама Тайна. С потонувшим в общем шуме гулом пласт магической энергии опустился и сжал под собой практически всё. Деревья с хрустом гнулись, каменистые края склона осыпались вслед за волной силы. Тут практически невозможно увернуться или выжить… Только если не выставить новую и куда более серьёзную защиту. Варварка не успела… 
  Тайна умерла мгновенно. Её завеса пала, обнажая мокрый камень с брызгами крови, месиво из грязи, остатков тифлингессы и ткани её одежд. И на всём этом алыми красками на останках Тайны играл затухающий столп адского пламени. Ллейна тяжело дышала, справляясь с навалившейся тяжестью и головокружением. Ллеу пришлось сглотнуть подкативший в горлу ком - откат ударил головной болью и тошнотой. Впрочем, демонице было не так сложно с ним справиться.
  - Возражений нет, - ответила неразборчивым шёпотом ведьма каридцу. На этом связь с ним оборвалась. К слову, она стала и вовсе ненужной, потому что король переместился поближе к безопасному месту. То есть, поближе к демонице.
  Он стоял около родника, практически под Ллейнхшасс. Помятый и с торчащей из бедра стрелой. Грег бесчувственно болтался у него за перевязью.
  - Я здесь, приготовься.
  Тёмная колдунья опустилась рядом с Ингваром и, подхватив того под мышки своими когтистыми руками, подняла мужчину в воздух. Ненамного, лишь что бы тот не задевал ногами о верхушки деревьев. Наверное то что он вцепился в её руки - было попыткой сопротивлятся, по-крайней мере сначала. Он не сразу понял, что его утащила демоница.
  - К такому не приготовишься… - Хмуро произнёс король, медленно расслабляясь в её лапищах. 
  Ллеу ухмыльнулась, насколько это позволяла и без того ослепительная улыбка. И решила внести немного пояснений:
  - А ты думал, что крылья только для красоты?
  - Тут по-другому и не подумаешь. В тебе похоже всё для красоты. - Навряд ли это был комплимент, потому-что в этот самый миг Ингвар полуобернулся и скрипнул зубами. Одно лишь можно было сказать с уверенностью - обычно восхищённые или очарованные люди глядят вовсе не так.
  - Потерпи чуток, и я вернусь к своей менее привлекательной форме. А то ещё от красоты моей ослепнешь. 
  - Жестоко, но справедливо. - Кивнул король и завозился в её крепкой хватке, по пути отделяя от себя покорёженные детали доспеха и разбрасывая их по лесу. Животные внизу наверное впервые в своей жизни наблюдали доспешный дождь.
  Через пару минут Ллеу со своей нелёгкой ношей оказалась на полянке меж двух холмов. Это место показалось Ллейне безопасным - мало кто сможет дотянуться до них магией, а добежать пешком за короткий срок и вовсе было невозможно.
  Ллейнхшасс отпустила Ингвара, позволяя ему не впечататься в сумерках в какой-нибудь валун. Сама же она снова взмыла в воздух, Чуть поодаль колуднья приземлилась на припорошенную мокрым снегом пожухлую траву. Приземлилась на одно колено и уперевшись кулаком в землю. В таких позах обычно изображали всяких великих героев… который как раз демонов и убивают. Через мгновение она уже в своём человеческом облике шла к Ингвару.
  - Хотел бы поддержать тебя в героических приземлениях, но пока воздержусь от героизма. У меня стрела в колене… - Произнёс побледневшими губами король, буквально срывая ремешки доспехов и отправляя лом в ближайшие кусты. Стрела ударила в сочление набдренника, прошла сквозь брюки и пробила мышцу едва ли не насквозь, увязнув в мясе. Само собой, благотворно она на тело смертного государя не повлияла. Король дрожал от холода и рычал, оказывая себе первую помощь. - Холодно, мать его… - На снег начала капать свежая кровь, руки Эрмса уже были по запястье алыми. - Поможешь?
  - Да, - кивнула Ламия, открывая под Его Величеством портал.
  Из ночной темноты он провалился в темноту комнаты, а следом за ним сама волшебница почти рыбкой нырнула в портал. На широкий диван Хирдманна упало несколько снежинок прежде, чем портал закрылся за пяткой демоницы.
  - Теперь будет хотя бы тепло, - резонно заметила Ллейна, пока выуживала и сумки хоть что-то, чем можно перевязать ногу каридца. Первой попалась чёрная рубашка…
[AVA]http://s9.uploads.ru/SUe1L.jpg[/AVA]

Отредактировано Ллеу (02-11-2019 17:10:28)

+1

26

Совместно с Ллеу

  Каридец пока ещё не настолько привык к личной магии госпожи Гарсиа, чтобы остаться равнодушным. И разумеется не привык (и едва ли когда-нибудь привыкнет) к такому фамильярному отношению. Но промолчал. «Как нибудь потом расскажу ей о манерах… или кто-то другой расскажет», подумал он, подавляя в себе искру сиюминутного недовольства.
  - Да, здесь тепло. Но где мы? - Спросил Ингвар, чувствуя под собой мягкую обивку. Вокруг было темно, а где-то за стенами этого помещения царил жуткий гвалт. Шумели люди, чего-то лаяли собаки. - В Адене?
  - Да, в апартаментах господина Хирдманна, - под треск рвущейся на лоскуты ткани ответила Сказка, - выделенных лично мне. Так что разрешаю тебе заливать этот диван кровью.
  - Это благородно… И спасибо, что не жалеешь своих пожитков, но лучше порви мою одежду и дотолкай эту стрелу как сможешь. Перевязать успеем. - Молвил король, взяв из рук ведьмы лоскут. Ткань в его руках быстро стала узлом и перекочевала в благородный рот. - Быфтфее... 
  Ведьма не сразу приступила к извлечению стрелы из его ноги. Сначала разорвала штаны, внимательно посмотрела на ногу и кивнула каким-то своим мыслям. Ингвар уже было подумал, что сейчас она сотворит какую-нибудь великую магию или на худой конец просто среднее колдунство… но вместо этого Сказка просто сделала так, как он велел. Судя по всему, Еве не стоило усилий протолкнуть стрелу через все мышцы - остриё прошло через мясо, словно бы горячий нож через масло. Было тяжело не заорать от боли, он сдержался. В конце-концов, это и на одну десятую не было близко к той боли, какую он испытывал после Струарской потасовки. Слюнявый узел упал на пол.
  Медленно он привстал, оперся о спину и поднял окровавленную ладонь в жесте заклинания «Seatrumn». Тёплая вода появилась из воздуха и покрыла его руку как плотная перчатка. Испускаемый ею свет можно было сравнить с сиянием морского изурита. А когда он приступил к заживлению, то воздух наполнился паром и неприятным запахом. Как будто какой-то кузнец плоти заново выковывал само мясо его величества. Откат не заставил себя ждать… как только кровь унялась, а уродливый шрам затянулся и перестал болеть - Ингвар задрожал.
   - Мне... сложно... самообладать. Ты… зови Хирдманна… я… - Он вырубился, застигнутый наконец всей тяжестью прочтённых заклинаний и тех энергий, что пропустил через себя за этот день. Меч соскользнул и шмякнулся где-то рядом с лапой спящего Грега. Сам король развалился на окровавленном диване и уснул, поражённый заклинательской дрёмой. 

+1

27

Эркинг

http://sh.uploads.ru/1zMOF.jpg


  «Динь. Динь. Динь. Видите во мне шута? Я скажу вам, кто я!
  Меня зовут Эркинг и я был перекован в пламени рокового холма. Та-там. Я впитал в себя его смог и адское пламя, поглотил души своих боевых братьев и воспарил над землёй, как духи гор. Уху. Высоко-высоко, мрази! Истина открылась мне в дремоте под корнями забытого древа. Пока я спал, видения посещали меня одно за другим так, как будто это было наяву. Разве может усомниться слышащий и видящий в этих пророческих видениях? Баю-баай.
  Да, я был отмыт, очищен в крови, умыт гарью и талым снегом. Сошёл с алтаря, на котором во имя моего просветления жертвами стали десятки таких же зеленокожих, но заблудших. А также самая заблудшая из них - жрица лжебогини Морганы. Я увидел это, чёрт вас дери! Зенки лопались, а кривые морды плавились в предсмертном экстазе! Я смеюсь над этим, как рычит лев. Я плююсь с высоты своего дара, и слюна моя пусть будет для вас купелью, безумцы, слепцы, глупцы!» (с) Эркинг Стукнутый, вождь Плакальщиков -  гоблинского клана со скалистых гор. Его рассказ о событиях на Роковом холме спустя два часа после произошедших событий.

  «Ну, он вообще-то просто кряхтел на нас, хохотал и пальцами показывал, мол пошли мы все дружно на хрен. Потом ещё меня за плечо такой “Амм?”, я не понял что ему нужно и просто дал бухло. Кажись не прогадал» (с) Чубен Косматый из клана Плакальщиков. О рассказе Эркинга относительно событий на Роковом холме.


  Собратья вытащили его из под завалов, утащили в лагерь и заставили спать. Их забота ломала его, заставляла чувствовать нежность напополам с омерзением. А ещё - глотку жгло от сонного варева, но веки ещё долго не смыкались. Ему было что разглядывать: тени иных миров плясали на стропилах фермерского дома, скрип половиц звучал ноктюрном храмового органа, скрипучего как колодезьный ворот. Кстати о нём… что там звало из хуторского колодца? Разбитый лёд, танцующий с обглоданными детскими костями. Было богохульно спать в такой дивный серый час, полный дождя и мрака. Было богохульно спать, когда всё вокруг взывало к его чувствам. Никто кроме него как будто не ощущал этого… их бессмысленные движения напоминали удары мотыльков об стекло. Тук-тук-тук. Надоедливые мотыльки.
  - Жрица сказала, что проклятие не снять. Губительные силы наших врагов наложили печать, и снять её они без Тайны не могут… а Тайна мертва. - Шептал с горестным видом Чубен, этот рыжий певец. Он был худым и Эркингу всегда хотелось сыграть на его обтянутых рёбрах какими-нибудь палочками. Постукать музыкального Чубена, чтобы он просвистел для него синичкой. Или это желание появилось только сейчас?
  - Почему вы не принесли её труп? - Спросил верзила по имени Похожий На Руба, Но Не Он, сокращённо Похнаруба Нонеон. Старые зеленокожие матери иногда были жестоки к своим сыновьям. Эркинг приподнял голову, но Чубен придавил его к подушке и велел не двигаться. Это вызвало у вождя лёгкое жжение в груди и трепет в животе. «Может рыжий тоже хочет сыграть на мне палочками?», по лицу его расползлась усмешка.
  - Ничего не осталось, кроме крови и костей. Мы хотели это скрыть… но Страсть пошла на то место с Кулланом и теперь все знают, что каридцы умеют убивать по-отдельности. И что в их руках немыслимая власть, до которой нам ещё расти и расти… - Молвил Чубен, на что вождь лишь одобрительно улыбнулся. Да, так и должно быть. Отчаяние - вот что должно быть в сердцах врагов Её Темнейшества. Крылатая госпожа должна пугать… должна повергать в трепет.
  - Но Тайна же всех их убила? Сколько их трупов вы нашли? Десять? Двадцать? - Похнаруб не верил. Глупец искал оправдание, он прятался в корнях своего невежества, не желая узреть правду. «Я научу его трепету, дайте мне час, и он узнает… он всё узнает», подумал вождь, прежде чем ответить за Чубена.
  - Ноль! Муахаха! - Рыкнул Эркинг и засмеялся, вспоминая ту боль и отчаяние, которое пронзило его. И тот экстаз, который он ощутил потом, лёжа в корнях дерева и внимая живительным проклятиям. Раз за разом в голове его вставала картина ужасающе могущественной женщины, воспарившей в небеса. Раз за разом он впитывал в себя часть того восхищения. Того первого чувства. Той первой страсти, которую испытал по отношению к ней.
  - Да… там нет их трупов. Да и наших не шибко много. Верхушка холма с травой, мусором и поломанными деревьями просто оползнем скатилась вниз, и пожар сжёг всё вокруг. Но где-то на земле остались пепельные тени наших братьев. И всё… - Чубен посмотрел на расхохотавшегося вождя и покачал головой. Его рыжие кудри заколыхались с этим движением. - Единственные выжившие - вождь и ещё один. Но оба двинулись кукухой так что хрен поправишь.
  - Одним ударом сразу двоих вождей и два десятка бойцов. Я… - В голосе Похнаруба звучало отчаяние. Оно выливалось наружу чёрной жижей, кружило по комнате незримым вороном, роняло перья под ноги. Эркинг улыбнулся.
  - Отчаяние… ты в отчаянии, Похнаруб. И это хорошо… больше отчаяния. Нам нужно оно всё, чтобы напитать мою богиню, чтобы молить о прощении. Чтобы она увидела полную нашу раздавленность под её стопой. И приняла как слуг, а не как врагов! - Вождь попытался встать, но ему снова не дал Чубен.
  - Сейчас молитвами Моргане и отчаянием мы ничего не решим… - Хмуро произнёс рыжий. Эркинг в ответ лишь хохотнул, вцепившись в его ладонь и сжав запястье гоблинского певца в своей мозолистой ладони.
  - Оставь Моргану крысам, которые поднимают взгляды вслед за луной и отпускают, когда им светит истинное солнце. Я покажу тебе сияние. Ведь я видел солнце, я ощущал его на кончике своего языка, я видел мощь, которая не снилась ни одной из жриц Морганы! И эта мощь не просила молитв… ибо молитвы причитались ей по праву рождения. Наши молитвы! Она лишь показала нам выбор, раздавив всмятку наших братьев, превратив Тайну в кучу крови и костей. Вот перед кем мы должны пасть на колени и умолять… Каридская Дева. Крылатая Госпожа! - Удивлённые взгляды соратников стали последним, что он увидел. Травы взяли своё…
  Мгновение спустя единственной парадигмой его жизни стал экстаз сна, в котором он снова и снова пребывал на роковом холме. Он пытался взлететь, уподобившись своей новой госпоже. Пытался коснуться когтей её лап… но не мог… и оттого ему становилось лишь лучше. Он отошёл в иной мир, мир мечтаний, в котором каждая корова несла чёрное молоко, каждый пентакль был лезвием нанесён именно на его грудь, а каждая свирель играла изнутри его сердца. Мир, в котором Каридская Дева высекала из его суставов звуки грозовой музыки.

***

  Он проснулся в холодном одиночестве ранней весны, впитывая ароматы поэзии каждой крупицей своего полунагого тела. Оно было изпещрено шрамами, а следы недавнего проклятия лежали на нём кровавыми начертаниями. Да, печать всё также была на нём… но печать куда более благородная, чем кто-либо из этих морганопоклонников мог себе вообразить. «Они узнают… нужно всего-лишь чуть-чуть подтолкнуть, чтобы узнали», подумал он, чувствуя как его рта выползает паук утреннего голода. Голода до решений и слов. До службы на пути великой Госпожи.
  На улице его ждали соратники. Они смотрели на него искоса… немногие желали поговорить. Но и не хотел на них отвлекаться. Не сейчас. Сейчас Эркинг лишь шёл со своими пауками до самой двери рыцарского дома, по пути взобравшись в седло любимого грозного варгхаунда. Вместе они пошли туда, где в молитве об успоших отдались своей богине немногие жрицы Морганы. Остальные окружали город, лечили вояк и давали советы. Эти поддерживали барьер и молились об умерших, отдавая своей богине души умерших. Какая пустая трата времени.
  Снова мотыльки трепыхались вокруг него, бессмысленно, всё у них было ничем, никуда и ни для чего. Впрочем, не из-за этого ли он пришёл сюда? Не для того чтобы принести новый смысл? Варгхаунд под седлом повиновался, словно чувствуя тяжёлую волю Эркинга загривком и грудью. В сердце зверя отдавалась музыка, которую вождь Плакальщиков играл своей душой.
  - Идите сюда, все. Все мои славные Плакальщики, мясо от моего мяса, слеза от моей слезы, стрела от моей стрелы. Я перед вами. Я перед всеми вами! - Они собирались, сотни силуэтов. Окутанные дурманом отчаяния и непонимания, они взирали на своего бывшего лидера и думали… бывший ли? Глупцы. Конечно же нет. Если бы они знали, если бы понимали… Если бы видели уже сейчас, как он поведёт их, не раз, не два и не три. Как будет вести до тех пор, пока они не догонят рассвет, пока не раскроют секреты лесов и морей, пустошей и рек. Он видел это, видел как наяву. Видел славу и экстаз в тени огромных тёмных крыльев. Крыльев Каридской Девы.
  - Мы в заднице? Эркинг, какого хрена происходит? - Раздались голоса, в них была тишина туманных равнин. Предчувствие чего-то. И он пришёл сюда, чтобы это предчувствие подтвердить. Чтобы сказать им, что игры кончились.
  - Там на холме мы встретили каридцев и предложили им сдаться. Мы сказали, что Моргана сотрёт их в порошок, что мы поставим курганы в честь неё на их могилах. Мы сказали, что они станут пылью, а всё их имущество станет нашим. Мы угрожали им смертью, безумными рыданиями, безумной скорбью и отчаянием. Мы говорили с ними так, как будто Моргана была за нашим левым плечом. - Воодушевление пробежало по лицам зеленокожих. Он почти видел, как туман их отчаяния рассеивается. Да, этого они хотели - лекарства от страха, от непонимания. Но он пришёл сюда, чтобы вырезать их сердца и вложить в свою грудь. Единое целое для единой Крылатой Госпожи. - А потом они обрушили на нас холм, огонь и лёд, грозы и тьму. Там, в лесу - наша богиня не помогла нам. За нашим левым плечом подстерегала лишь смерть. И молитвы были бесполезны… крылатая тень Великой Госпожи оказалась тенью нашей противницы. Той, кого мы хотели убить. И ей ничего не стоило сделать нас ничем. Мы бегали в поисках укрытия, но…
   - Что нам делать? - Взвыл кто-то из зеленокожих.
   - Моргана привела нас сюда, чтобы сражаться с каридцами. Она жаждет наших душ и верности. Ей нужны были трофеи, рабы и кровь. Но я не буду ей служить. Здесь, на этой земле, есть силы куда более достойные нашей верности, службы и дружбы. И с ними я стану един… ради будущего, в котором нет никаких изъянов. - Он обернулся, особым образом похлопав по боку своего верного верхового пса. Тот тяжёлой поступью пошёл к двери.
   В каждый отдельный миг любой из Плакальщиков мог поднять лук, натянуть тетиву и сбить вождя с седла. Но никто этого не сделал. Пёс своим громадным носом открыл дверь, та скрипнула на петлях и они вошли внутрь. Эркинг, его варгхаунд и все прочие, чьё отчаяние переросло в отчаяние исступленной веры. Они были гоблинами, они понимали, когда Тьма звала к ноге. Они всё ещё слышали ночами шёпот генералов Рилдира. Они всё ещё знали смысл тьмы. Смысл Тьмы в том, чтобы жить и могуществом прорубать себе путь к величию.
   Тени танцевали в рыцарском доме. Жрицы наверное были готовы к драке, но их было так мало против орды зеленокожих. Их рогатые головы украсили седло Эркинга Стукнутого, именно так его теперь звали, в честь иного Стукнутого - который тысячелетие назад повёл иную орду гоблинов под власть иного тёмного властелина. Теперь пред ними было лишь служение Крылатой Госпоже… а с верой в Моргану было покончено, ибо сила её тёмных жриц, единожды подвергнутая сомнению, стала ничтожной.
  Спустя четверть часа больше половины Плакальщиков исчезли. Тысяча душ, а вместе с ними все верховые псы, пленники-каридцы и трофеи. Те гоблины, что предпочли остаться с Морганой - ушли в противоположную сторону… чтобы предать Эркинга и их новое служение. Ещё полсотни просто убежали, не желая примкнуть ни к тому, ни к другому лагерю.
   «Ничего, этот день расставит всё на свои места», думал Стукнутый, уходя под покровы леса. Нужно было лишь дождаться момента.


оффтоп

Кубы решили, что предводитель гоблинов Плакальщиков после боя получит три эффекта:
1) Он рехнулся, стал часто менять интонации, видеть то, чего остальные не видят и так далее
2) Он получил навязчивую идею преклонения перед Ллеу из-за её могущества, проявленного на Роковом холме
3) Он получил проклятие, которое можно отменить лишь усилием высших магов. Проклятие болезненно для него, со временем будет ещё болезненнее, если не отменить.

Также кубы решили, что за ним пойдёт большой контингент гоблинов-Плакальщиков. Конкретно 1086 душ.
827 гоблинов решили остаться с варварами. 25 умерло на Роковом Холме. 62 сбежало, кто-то из них был убит ранее Ллеу и Ингваром. Было изначально 2 тысячи.

[AVA]http://sh.uploads.ru/1zMOF.jpg[/AVA][NIC]Эркинг Стукнутый[/NIC][STA]Вождь Плакальщиков[/STA][SGN]   [/SGN]

Отредактировано Гоц (03-11-2019 12:43:43)

+1

28

[indent] Ллейнхшасс вдохнула полной грудью. Воздух приятно обжигал выплеснутым в мир волшебством. Вместе с тем веяло страхом, болью и смертью - прекрасный набор для осаждаемого города, закрытого от остального мира непроницаемой магической завесой. Колдунья подняла голову вверх и увидела свете аденских огней переливы Тьмы. Пограничный городок словно накрыли большим мыльным пузырём. А внутри суетились люди.
  Женщины тащили вещи: тюки с тряпками, травами, зерном и артефактами… Всё это, судя по волнению людского моря, неслось к аденской крепости. Отроки помогали матерям и бабкам, тащили на себе молодняк и прочий хлам. Ллеу прекрасно понимала, что все эти побрякушки в войне с варварскими колдуньями будут просто бесполезными.
Подобно морской владычице, Ллейнхшасс рассекала волны страха и суматохи, прорываясь в самую гущу волнения. Её шаги сопровождали взволнованные крики мужчин и женщин, треск и отдалённый горлодрай бьёнкилей. Губы демоницы расползлись в самодовольной улыбке. Ламия ощущала себя на своём месте. Даром только, что не она устроила всю эту сумятицу.
  «Знали бы эти люди, на что способны все те, кто собрался за стеной. Обозлённые варвары, весьма сильные маги, целые толпы нелюдей. А если остальные жрицы хотя бы равны Тайне, то без козыря в рукаве Аден будет взят уже к полудню. Людям повезло, что я оказалась в их городке так вовремя. И что мне захотелось поучаствовать во всём этом, да ещё и на их стороне. Мне же повезло так резко и изящно оказаться подле короля и даже оказать ему весьма значимую услугу». Ламии нравилось участвовать в войне за Аден. Нравилось быть снова практически на своём месте. Хотя бы сейчас и хотя бы среди людей. Она ощущала себя отчасти всемогущей богиней на фоне местных магов и простых смертных, но во избежание проблем одёргивала себя на каждой подобной мысли. «Буду радоваться слишком сильно, и обязательно где-то что-нибудь пойдёт не так». Такого же окончания истории, как было с господином Красто, Ллеу не желала. «Хотя Ингвар и так догадывается о моей природе, хотя и не произнесёт этого вслух никогда и ни перед кем. И он не так глуп, как Юние».
  Демоница остановилась и огляделась по сторонам. Желание выслужиться перед Ингваром не покидало Ллеу по той лишь причине, что вся эта история зацепила саму суть демоницы. Она снова была подле некоего владыки, снова он мог на неё положиться и снова она на своём месте. За некоторыми исключениями, конечно. А что бы выслужиться перед новым другом, надо было найти Хирдманна. Разузнать у него подробнее о положении дел в городе, об их оборонительной способности на ближайшие часы и прочих полезных вещах, который явно захочет услышать Его Величество, когда придёт в себя.   
  Найти Ганса не составило особого труда - весть о том, что бравый лорд потерял руку на стене уже звенела в головах некоторых служивых. Ллеу стоило только прочитать это в голове парочки солдат. Из головы показавшегося знакомым вояки она узнала о том, что аденский лорд сейчас в казарменной башне, недалеко от северной стены. По узкой улочке, где дома практически вплотную стояли друг с другом, ведьма скользнула к своей цели.
  Лорд Адена первым заметил её прибытие.
  - Ага, а я говорил им, что вы вернётесь! - Рассмеялся Ганс Хирдманн, предпринимая неудачную попытку встать с кушетки. Обратно его усадила сурового вида женщина, едва ли не стукнув по лбу. Лекарша перевязывала то, что осталось от его правой руки и была недовольна лордской прытью.
  - Ваша светлость, мать твою! - Ругнулась она.
  - Отстань, женщина! Я итак здоров, готов к драке хоть сейчас, дайте мой фамильный топор и я покажу этим варварам, как Карид защищает своих сынов! Правда ведь, леди Гарсия? Ахаха! - Он снова попытался встать, но в этот раз получил таки по лбу и осел на кровать.
  - Марта, я же сказала, ложка, а не три! Сядь, грёбаный паладин. - Рыкнула лекарша куда-то за спину. Ответа не последовало, судя по всему, Марты уже не было в казарменной башне. И помощницу лекарши сложно было в этом винить.
  В воздухе витал алхимический смрад. Таким количеством зелий, которые, похоже, в эту ночь были розданы тут - можно было бы двух-трёх паладинов чуть ли не из могилы поднять. У любого человека бы в желудке засвербило от таких ароматов.
  - Ваша Светлость, - мягко сказала Ллейна, присаживаясь в каридском реверансе. Оставаясь в полуприсяде, ведьма подняла взгляд на лорда, - я вернулась с вестями. Подмога уже в пути, надо лишь продержаться до прибытия королевский войск.
  - О да, нам бы только ночь простоять да день продержаться! Это чертовски хорошие новости, мы отвлечём варваров на себя, измотаем, а потом они получат по шее и от нашей славной армии! - Воодушевился Хирдман, не обращая внимание на отрубленную руку, валяющихся тут и там раненых, а также общую атмосферу уныния. Зелья похоже отключили в нём всякую способность к отчаянию. - Мы отбили первый штурм по всей длине стены. Они уносились от гномьих гастрофетов - только пятки сверкали в ночи! А тот который мне руку отрубил без башки остался… жаль не я его достал, а чёртов Барандир…
  Ллеу с интересом слушала эти безусловно занимательные речи Хирдманна. И понимала, насколько мужчина не в себе. «Если я ему скажу, что в его тайных апартаментах дремлет сам король, то Ганс точно что-то сотворит», - решила про себя Ллейнхшасс. И все картины того, что именно мог сотворить упоенный паладинскими зельями калека - не радовали чернокнижницу. Не радовало и сообщать о прибытии Ингвара каким-то лекаршам: разнесут молву, и разгребай потом все последствия. 
  - Вы герой этой ночи, Ваша Светлость, - покачала головой Ллеу, - не жалея себя защищали город!
  - Это мой долг, остальные герои всё ещё на стене и вскоре я присоединюсь к ним, чтобы вновь отстоять свою вотчину! И никаким троллям, варварам и колдуньям не сломить мой дух! - Он посмотрел назад, в ту сторону, где лежали и сочились проклятущим смрадом такие же защитники Адена. Вот эти скорее всего испробовали на себе действие варварских чар. Не зря их положили вдали от остальных... - А за вероломные колдунства мы отомстим. Тем более теперь, когда вы с нами!
  - Я постараюсь приложить все усилия, чтобы вы могли продержаться до прихода подмоги, - с не до конца искренней уверенностью и заботой произнесла демоница, - может Вы подробнее расскажете мне о том, что произошло за время моего отсутствия?
  - Они штурмовали город с трёх сторон, хотели застать нас врасплох ночью. Ха-ха! Эти твари даже до ворот не добежали, мы укрыли их огненными стрелами из дедовского арсенала, так что их первый штурм захлебнулся… - С изрядной бравадой рокотал Хирдманн, потрясая свободным кулаком. Но тут его прервал голос, искажённый демоническим потусторонним вмешательством.
  - Помогите… - Вытянув руку, одна из проклятых ползла в сторону лордской кушетки. Её глаза сверкали фиолетовым свечением, на веках и губах залегли трещины. Очень мало кто спутал бы её со здоровым человеком… или победителем этой ночной битвы. Впрочем, и умирающей она тоже не выглядела.
  - Марта! - Лекарша одним движением уложила лорда, перескочила через кровать и достала из-за пазухи амулет, будто защищая присутсвующих от нечистой силы. - Я же говорила, ложка… а не три...
  Ллеу готова была расхохотаться от увиденного. «Великие боги! Я так переоценила магию этих варваров? Да это проклятие только красоту наводит». Ламия пыталась держаться серьёзно, хотя изнутри её распирало от простого демонического веселья. И не могла не отметить мастерство того, кто наложил заклятие. Ведь только уверенный новичок в Научном Сообществе мог сотворить «Маскарадное проклятие», а тут какие-то болотные ведьмы. Подслушали от кого-то формулу - не иначе. Так что Ллеу была уверена: раненые испытывали больше страха и непонимания, чем боли и настоящих страданий. Зато силы в них теперь благодаря некой Марте было хоть отбавляй. «Три ложки паладинского зелья и мне не помешают, если Ингвар решит дальше своими силами справляться».
  - Амулет тут без надобности, - брюнетка поднялась с кушетки. Она сделала вид, что разминает пальцы и готовится к какому-то действию, - всё равно в ней сейчас столько силы после зелья, что даже пять таких бесполезных безделушек не поможет. Ну и к тому же, это проклятие не заразно.
  Лекарша амулетом указала на девушку (та была охвачена пурпурным свечением) и с таким недоверием посмотрела на Ллеу… такого взгляда наверное хватило бы, чтобы стереть из мироздания ту самую Марту. Впрочем, демоница сама была архимагом взглядов, так что их игра в гляделки была на равных. Почти на равных…
  - Почему я верю? - Недоумёно спросила лекарша, отстраняясь подальше от проклятой.
  - Потому что я говорю чистую правду? - широко улыбнулась Ламия, - и потому что я могу успокоить бедняг и снять всё… - колуднья указала на проклятую, пускающую ярко-пурпурные слюни на очень старый деревянный пол, - это великолепие с них.
  - Разрешаю. - Хохотнул лорд.
  - Может мне и его подуспокоить? - очень тихим шёпотоком спросила Ллейнхшасс, проходя мимо лекарши и подмигивая той. Женщина покачала головой, а в глазах её на мгновение появился собственнический блеск. Отдавать всех раненых Ллеу никто не собирался. Демонице оставалось лишь пожать плечами.
  Очень старые, провонявшие тонкие матрасики служили кроватями проклятым. Куски ткани - одеялами. Кто-то тоже пытался выбраться и подползти в сторону Хирдманна, лекарши и потенциальной спасительницы, но элементарно запутался в своих запачканных одеждах и импровизированном одеяле. Ламия подхватила светящуюся бедняжку на руки и понесла к её пустующему лежбищу. Девушка сопротивлялась, пыталась ударить спасительницу, но с каждым шагом демоницы лишь ослабевала. А Ллеу становилась сильнее на пресловутых три глотка паладинской жижи. И предвосхищала испитие сил из остальных больных.
- Сhudo-udo ruba-kit! - напевала Ламия детскую темноземельную считалочку. Это вполне могло в глазах прочих сойти за великое колдунство. Вместе с тем, свечение вокруг больной девицы уменьшалось. А потом и вовсе исчезло. Даже в глазах. Даже слюни потеряли свой пурпурный шарм. Девица расслабилась в руках Ллеу и начала засыпать.
  Такую же считалочку Ллейнхшасс прочитала над каждым проклятым. Хотя, стоит отметить, их свечение создавало непередаваемую атмосферу в этом захолустье. Было даже жалко “гасить” их. Зато тот прилив сил, который Ллеу получила от этих бедняг, окрылял. «Я себя чувствую даже лучше, чем до всего этого представления пару дней назад», - отметила довольная ведьма.
- Теперь только губы и глаза мазать чем-то, чтобы трещины пропали. И давать настой рандомина, чтобы в себя побыстрее пришли.
  - Если бы я знала, что их песенками стоит лечить - сама бы справилась. - Буркнула лекарша, поднимаясь с кровати. На протяжении всей сцены женщина крепко держалась за здоровую руку лорда и не отводила взгляд. Маленькая девочка, ни дать, ни взять. Теперь же, когда волшебство улеглось и фиолетовый свет иссяк - она снова стала самой собой, с ранними морщинами, хмурым взглядом, недоверчивым тоном и дурацкой шапочкой с лисьим помпоном на голове.
  - Если бы пели Вы, то они быстрее испустили дух, чем поправились, - заметила Ллеу. Впрочем, не смотря на колкое замечание, она выглядела невыносимо довольной и счастливой.
  - А то на кой чёрт придумали отпевание, по вашему? - Хмыкнула лекарша, окончательно утвердившись на ногах. - Ладно... как найду в этой суматохе рандомин - будет им рандомин. А пока пусть спят и видят свои бесовские сны… или что там снится не до конца проклятым… - Договорить она не успела, потому что чернокнижница нагло прервала её речь.
- Господин Хирдманн, - Ламия присела перед Гансом, чтобы смотреть на него снизу вверх, - кто сейчас возглавляет командование вместо Вас? Кто-то же ещё стоит на стене?
  - Конечно стоят, надо же кому-то бдеть, пока лорд на койке. Леонард, Рогге и Чеслав - их я оставил за главных. Они мои самые верные соратники и друзья! - Лорд быстро дышал, разглядывая то, что осталось от его руки. Вне зависимости от того, сколькими ложками паладинского зелья его напоили - он явно в этот самый момент осознал, что у него нет руки. И, как это бывает у смертных - всё его внимание переключилось как раз на это, на свои собственные чувства. - Как будто пальцы ещё гнуться, но пальцев то нет… вот смех. Вы только поглядите, какая штука. Нет, за такую шутку надо их всех убить. Пальцы должны гнуться, а пальцев нет! - Он рыкнул, ударив здоровой рукой по кровати. Силы в нём было достаточно, чтобы едва ли не развалить эту конструкцию. - Всё, я на стену! Этих шутников я убью точно!
  - Тише, ваше благородие… - Аккуратно коснулась его плеча целительница, но в ответ получила лишь полный ярости взгляд налитых кровью глазищ.
  - Их тише сделаю, вот это да! - Хохотнул он со всей жестокостью, которую только могла выразить гортань смертного человека. Разъярённого мужчины. Похоже, паладинское зелье начало давать тот самый эффект, за который его полюбили изобретатели.
  «Главное, чтобы после этого глотка у меня самой не начались подобные всплески». Демоница выдохнула и встала на ноги.
- Вы мне потом спасибо скажете, - едва различимым шёпотом произнесла Ллейна перед тем, как коснуться здоровой руки хирдмана, едва её сжать и выпить всю лишнюю прыть. Аденский лорд обмяк и упал на подушку.
  Нет, не из добрых побуждений Ллеу сделала это. Тем более, что когда Ганс придёт в себя - его будет разрывать боль. Но тогда-то ведь Марта точно даст всего одну ложку вместо трёх? Зато сейчас этот бравый калека не будет рваться на стену, мешаться и досаждать другим. В первую очередь - самой Ламии.
  - Придёт в себя в скором времени. Ему тоже рандомин не помешает, - с этими словами демоница удалилась из башни, не обращая внимание на возмущения лекарши и мычание ослабшего Ганса.

Отредактировано Ллеу (17-11-2019 12:23:09)

+2

29

  Лопата Взятая У Брата - так звали передового гоблинского копателя, который мог за час выдолбить в промёрзшей земле яму для шестерых трупаков. А всё потому, что Лопата являлся квалифицированным магом земли, который служил ещё Научному Сообществу, когда тем нужно было построить в пустошах наблюдательный зиккурат. В эту ночь был ещё один его звёздный миг - ему доверили подрыть защиту грязных каридцев, чем он и занялся в составе собственной бригады из дюжины носатых, тролля и ещё двадцати человекав. По хорошему, варваром он конечно же не был, к Моргане приписался чисто шоб не лениться. Чего ему попросту свой талант разбазаривать по вампирским гротам и личёвским лабораториям? Не, надо было трахаться вверх, вот он и трахался. Сейчас его руки были развязаны и он делал своё дело как всегда со всей возможной отдачей.
  Само собой, они копали не от прострельной зоны или лагеря - не, так ушли бы годы, чтобы добраться до городской стены. Даже учитывая, что Лопата умел колдовать. Начали они от реки - по льду отыскали, куда выходила нора городского нужника. Бригадир расширил её по-свойски и начал пускать внутрь своих подопечных. Сперва носатые по уши в дерьме разведали обстановку и доложили, что канализация беззащитна… но узка, как девственная трольчиха. Собственно, тут и пригодилась помощь тролля по имени Малый Руколом. Своими загребущими лаптями он копал, а все остальные выбрасывали землю и укрепляли ходы тоннеля. Им нужно было двинуть этот нужник на целых четыреста метров. Звучит неправдоподобно? Мол, невозможно за каких-то несколько часов продобить землю настолько… но у Лопаты на этот счёт были свои взгляды и он их придерживался. В конце-концов, это был не первый город, который он возьмёт через грязную дырочку. Спросите у жителей Червоной Крепости о том, как тёмные копатели воплощают в жизнь невозможные для людей манёвры. А не сможете, ибо всех их перебили, к чертям собачим.
  К утру они почти закончили. Лопата приписал себе ещё шестнадцать рабочих рук, переправил по льду в тоннель целую тучу арбалетов и оружия, подготовился сам к грядущей потасовке и дал отдохнуть Руколому. По хорошему, гоблин думал обождать в этой дыре до следующего штурма и там прокатится изнутри по городу, сея хаос и открывая ворота соратникам. Но чего-то пошло не так.
  - Там спереди факела и речь… - Шептал Купленная Кошка, притаившись за поворотом почти оконченного тоннеля. - Судя по всему, они услышали звуки нашей работы и сейчас будут проверять, чего тут так слабо воняет. Мыж им канализацию почти вычистили…
  - Нужно ликвидировать, пока они не растрезвонили остальным. А то мы здесь надолго останемся… как бы сказал мой учитель - навсегдаушки. Гномы умеют заваливать проходы, да и драться в узких местах я бы с ними не стал. - Лопата очень явственно видел перед собой картину нынешнего штурма, в котором не участвовал. Там нескольких троллей ещё на подступах поразили из гномьих гастрофетов. Конечно таких снарядов в городе наверняка было немного, но те что были - использовались более чем с умом. Не, с гномами он драться не хотел.
  - Любовь К Тараканам… иди ползи, крюкни их, пока не сбыздились до щемки. - Прошептал Купленная Кошка, подтолкнув низенького гоблинца к повороту. Зажав в зубах кинжал, юный лопоух пополз в сторону своих будущих жертв. В отличие от людей, гоблины в темноте рождались, жили и умирали - так что каридские проверяльщики дыр увидели его слишком поздно, чтобы хоть как-то отреагировать. Любовь К Тараканам сработал на ура. Глотки были перерезаны, тела отданы Руколому, он очень проголодался от всей этой пахоты. Следующие полчаса они готовились к последнему рывку и снаряжались для битвы за городишко и его трофеи. Провонявшие дерьмом, они всё-равно представляли из себя опасность огромного масштаба. Тем более под предводительством такого славного Лопаты.     
[AVA]http://s8.uploads.ru/KZbnR.png[/AVA][NIC]Лопата Взятая У Брата[/NIC]

+1

30

Совместно с Гоцем

[indent] Видеть в городе воинов во время войны - обычно. Видеть, как толпа одетых в кожаные доспехи мужиков с мечами и луками наперевес бежит к стенам - обычно. Необычно - когда отряд бравых ребят окружает вход в канализацию и о чём-то напряжённо переговариваются. Но основной причиной такого внимания со стороны Ллейны стал их командир.
  Свет факела играл на начищенной кирасе и сальных чёрных волосах Леонарда Пуантеса. Жесты его были четкими и уверенными. Хорошо поставленным командирским слогом Леонард обсуждал с другим высоким мужчиной возможные причины того, почему посланные ребята так и не вернулись из вонючей клоаки канализации.
  Ллеу не стала скрываться от взора тёмно-карих глаз или игнорировать мрачный тон командирского голоса.
  - Ведьма! Где Рокбер? Почему ты в городе?
Пуантес единым ловким движением вынул из ножен меч и направил его на грудь Ламии. Остриё едва касалось промокшей туники, стоило демонице приблизиться к Леонарду. Колдунья подняла вверх ладошки, показывая свою ведьминскую беззащитность перед солдатской отвагой и силой. Ллейна не сдержала улыбки, свойственной обычно всем одарённым магией и нахальством барышням в таких щекотливых ситуациях: отчасти соблазнительной, отчасти вызывающей.
  - Ты обещала привести нам подмогу! Почему ты здесь, ведьма?
Ллейна тыльной стороной ладони начала отводить от себя клинок, но Леонард только усилил напор. Ллейнхшасс почувствовала, как остриё упирается уже в её кожу. Но ей это пока казалось скорее щекоткой. Прочее мужичьё начало обнажать оружие, скорее по привычке, чем по осмысленному желанию - они то даже не были в курсе про маленькое обещание Евангелины Гарсиа. А вот Пуантес знал и помнил.
  - Потому что я как ушла отсюда, так и вернулась. Через неделю здесь будут всадники и маги, лучшие воины Его Величества, - Ллейна не пыталась снова отвести от себя оружие. Она лишь пристально смотрела в карие глаза её возможного палача.
  - С чего это я должен тебе верить? - задал довольно резонный вопрос Леонард, - Мы не получали ни единой весточки ни от короля, ни от его приближённых. Ни единой!
  - Если ты не забыл, то над Аденом барьер, который не даст никому кроме меня…
  - Кроме тебя? А может ты - часть всего этого? За стенами тоже находятся ведьмы, которые пытаются нас убить? Утащила Рокбера, ни к какому королю не ходила, пытаешься уверить меня в том, что помощь близка. У меня нет причин верить в обратное, рилдирова шлюха.
  Остриё едва ли не до крови впивалось в демоническую плоть. Ещё чуть-чуть, и этот людской вояка просто насадит черноокую на меч. И, судя по его настрою, это наиболее вероятный сценарий.
  Солдаты тоже не остались равнодушными. Один поддакивал своему командиру, другой почти что зарычал на чернокнижнцу. Они окружили её своими телами и мечами. «Я когда-то читала эротический рассказ, который начинался точно так же», -  подумала Ллеу за секунду до того, как Леонард снова заговорил.
  - Я не позволю тебе ни запудрить нам мозги, ни уйти от ответственности, ведьма.
  Его тон звучал как: “Я для себя уже всё решил”. Впрочем, Ллейнхшасс не могла обвинять Пуантеса или вставать на его сторону. Ей было просто всё равно, что он там думает о ней. Просто потому что эта фигура, в отличии от того же Хирдманна, не представляет никакой даже мало-мальской пользы. Ни в войне с варварами, ни лично для Ллейны. Уж в этом-то демоница была уверена.
  - Не трать время, разойдёмся миром. У тебя вон там в канализации рилдировщина какая-то творится, люди пропадают. А ты на меня время тратишь.
  Ллеу понимала, что этим только ещё больше раззадорит неверие и злость Пуантеса. «Но почему бы не добавить нотку веселья в эту сцену, пока я не исчезла?». - так в голове брюнетки звучала её демоническая натура. В ответ на свои слова колдунья получила взгляд ещё большего недоверия и адресованный не в её сторону приказ.
  -Схватить ведьму!
  А дальше мир заплясал в коротком головокружительном танце для всех них. 
 
***

[indent] В клоаке всея Адена царила типичная для такого места атмосфера: смрад на грани токсичности, весь спектр чёрных, серых, зелёных и коричневых цветов. Ллеу видела в темноте, как крысы разбегаются от неё по щелям между камней, слышала их тонкие писклявые голоса. Стены и узенькая тропинка каменного бортика поросли скользким мхом. Тут было немного зябко и безустанно ощущалось чьё-то постороннее присутствие. «Наверное стрыга какая-нибудь завелась или призрак. А может и то, и другое сразу, что не редкость в землях вроде этой».
  Одному Рилдиру известно, почему его создание просто не ушло от ударов в портал, а спряталось за кованной решёткой и тяжёлой дверью. Наверное, Ллейнхшасс было всё таки скучно в затишье. Она шла всё дальше, магически лишив себя обоняния и чувства вкуса, но в разы усилив слух. «Всё же, самое время привести в порядок мысли. Ведь лучше всего же это делать в отхожем месте? Расставаться с дерьмом и физически и в мыслях. Чего только не нахватаешься от смертных», - размышляла Ллейна. В любом случае, это была заслуженная минутка передышки без всякого рода приключений. Хоть каких-то, - «И это возможность уйти, причём даже пешком, без хоть какой-то толики магии».
  Ллеу снова выискивала для себя причины, почему ей стоит оставаться втянутой в эту войну, почему она должна помогать Ингвару и Гансу. Ответ “скучно” как будто лежал на поверхности, но уже совершенно не удовлетворял ведьму. Всего лишь частичка всего комплекса решений. И распутать клубок собственных потребностей и желаний уже наконец хотелось. Ллейна почти уловила правильный ответ, как её от размышлений отвлекли удалённые звуки.
  Источник был очень многоног, многоголос и довольно быстро приближался к остановившейся чернокнижнице. А потом показался… показались нарушители подгородской тишины.
  Это была не уродливого нрава стрыга и не заблудшая в подлунном мире душа. И даже не лягушка-переросток, плюющаяся ядом на десять метров. Это были, мать их, гоблины. Два мелких (по видению самой демоницы) гоблинца, жмущихся к стене шли впереди, за ними ещё… и ещё… И, чтобы жизнь аденцам мёдом не казалась, прямо по месиву из воды, мочи, дерьма и прочих городских жидкостей полз тролль.
  «Леонард будет по гроб жизни должен мне за то, что я печатью не пустила его людей на рандеву с варварскими лазутчиками», - подумала Ллейна, пересчитывая непрошенных гостей. Она пригляделась к процессии и ухмыльнулась. «А вот это уже интересно». Шмыгнув в каменный карман, Ллейнхшасс напустила в канализацию побольше тёмно-зелёной дымки, подбирающейся с каждым новым вдохом всё ближе к первым двум гоблинам. Ничего серьёзного, просто эффектный способ притормозить лазутчиков.
  - Лопата, ты здесь какими судьбами? Неужели варвары так хорошо платят? - голос ведьмы глухо отскакивал от камней, путался в магической дымке, но до гоблинов добирался.
Ответом послужил выстрел чьего-то арбалета и протяжный шёпот “Тупииица”. Как ни странно, обзывателем оказался тролль. Стрелявший отбросил арбалет и нырнул за угол. Все остальные дико напряглись и чуть ли не в дерьмо по брови зарылись, лишь бы иметь боевое преимущество. В таком положении ей ответил главарь всей спецоперации.
  - Так, оно с нами заговорило, а значит кокать его сразу не будем. - Шёпотом произнёс Лопата для своих, а после продолжил в полный голос. - Эй, дух Вони, ты чего нам дорогу городишь? Дай людишек пощёлкать, не то тебя пощёлкаем… Противотуманные артефакты взяли? Ну так чего сидишь, доставай! - Последнее звучало уже очень негромким шёпотом. Впрочем, в канализации была хорошая слышимость, да и Ллеу на слух не жаловалась.
  - Смотри пальцы не переломай от таких щелчков, Лопата, - почти промурлыкала черноокая. Она шмыгнула в портал и очутилась позади процессии, напуская новую порцию магической дымки и прикрывая ею своё присутствие. Там, где оказалась Ллейна, естественных укрытий уже не было. Только если нырнуть в дерьмо, - я бы на твоём месте взял своих ребят, развернул тролля и поспешил обратно.
  - Я бы у дерьмового тумана ещё советов испрашивал. Говори на кой ляд воняешь или проваливай мух навозных жизни учить. - Рассердился Лопата, и выбросил на пол заряженный фейскими соплями артефакт, от которого тут же пошла неприятная пульсация. Туман слегка подрассеялся у самых ног гоблина, металлический кубик пошипел, пошипел и сломался, ощутив активное сопротивление Ллеу и не пережив оного. - Да шут тебя перетрахай. Магичишь? Магичишь против нашего? А слабо с Малым Руколомом на кулаках? А то и я туманы жопой напустить могу… а на кулаках Малого не могу… - Последнее, по традиции, было произнесено совсем уж под нос.
- Я же туман, идиот. У меня нет кулаков, - буркнула грубым басом Ллейна, а потом тоном маленькой девочки закончила, - ой, всё! Ты меня разозлил!
  «Что может быть нелепее?», - подумала Ламия, -«Нелепее, чем пугать гоблинов и тролля простыми заклятиями?». Но одними фокусами она не ограничилась.
  В следующий миг ведьма скрученной в щупальце магией утащила в дымку ближайшего к себе гоблина и, не давая тому опомниться убила. Этой самой щупальцей сжала его до такой степени, что обратно в толпу кинула уже просто мешок костей и говна, бездыханный и бесполезный ныне.
  - Ты чудооовище! - Промычал тролль, поймав на лету своего бывшего соратника и воззрившись на окружающий туман с горечью и обвинением. Все прочие хорошенько так обгадились, впрочем, тут для этого было самое место.
  - Так, дух Вони, мы требуем парламентёра и переговоров. Мы, кажется, друг друга не так поняли! - Лопата спрятался за спину тролля, все остальные целились… правда куда - один Рилдир мог догадываться.
  «Ох, Лопата… Только по старой дружбе я даю тебе последний шанс».
- Лопата, разворачивай людей и топай обратно, туда откуда пришёл, - как можно более грозным тоном сказала Ллеу. От греха подальше она вернулась в каменный карман, чтобы гоблины не могли даже случайно пронзить её стрелами, - иначе я пережую каждого из вас и выплюну, даже Малого Руколома.
  - Да что ты, Рилдир тебя оплеухни, такое? - Пробубнил себе под нос Лопата. На его грязном лице показалась тень задумчивости. Но прочие соратники долго думать ему не дали.
  - Чудоовище! - Мрачно возвестил тролль. Все остальные как-то зашевелились, отступая дальше в туннели, ближе к городу. Ллеу могла заметить, что они несут на себе артефакты и превосходное оружие. Лопата, похоже, сам подбирал амуницию для своих ребят. Если бы они ворвались в город, то от защиты Адена осталось бы очень много. Такие одетые с иголочки замарашки способны были навести шума среди защитников. И атаковать их сейчас в замкнутом пространстве было опасно… некоторые артефакты в их ножнах подозрительно напоминали гномьи гвоздомёты, способные сжечь тут всё дотла, обрушить улицу и разбросать осколки металла. После такого мало кто останется в живых. Даже у Ллеу был немалый шанс остаться в этой отхожей яме до скончания веков.
  - Мы не уйдём. Ты не уйдёшь… - Прошипел кто-то из варваров на каком-то подобии тёмного наречия. Наверное среди остальных людишек Лопаты он был самым бошковитым.
  - Да… таки, кто ты, Вонь? - Повторил свой вопрос всё ещё испуганный, но медленно приходящий в себя гоблин-предводитель.
«Что же вы такие трудные», - Ллейнхшасс выдохнула сквозь сжатые зубы.
- Скажи своим людям не двигаться и сам выйди вперёд. Тогда и поговорим, - это звучало всё ещё грубым басом. И ни капли сомнения, ни капли жалости, ни капли страха. Гоблины же любят тех властелинов, которые не дают слабину. Но в чём-то этот тёмный властелин должен пойти навстречу маленьким зелёным ушастикам.
  - Лопата, выйди вперёд, Лопата, не воруй у брата… - Главаря едва ли не вытолкнули вперёд, так что он очень скоро оказался тем самым парламентёром, которого сам требовал от демоницы.
  - Эй, если Вонь меня шмякнет, дубите бурдюшку и мукуйте панрошку. - Этот язык Ллеу известен не был, наверное потому-что его придумал сам Лопата для своей бригады. Даром, что все чего-то завозились. Вскоре он оказался метрах в двадцати от своих собратьев, едва ли не уткнувшись в демоницу. - Я тут, а ты? Давай обшушукивать условия, чего мистичишь… итак портки попорчены...  а эта Вонь ещё мистичит. Куда уж дальше, я вас спрашиваю?
  - Годы делают тебя более ворчливым, Лопата. Ещё лет пять назад ты бы не зудел так себе под нос,  - буркнула Ллейна, показываясь из укрытия и присаживаясь на корточки на краю каменного бортика, - Давай обшушукивать условия.
  - Ёжтыжматьяжтыжчего?! - Он произнёс это очень громко, так что ещё несколько арбалетных болтов просвистело куда-то в непонятную сторону. - ПРИСТРИБОНЬКАЙ!
  - Тупицы! - Голос тролля едва различался на фоне эха, которое родилось от очень громкого выкрика Лопаты.
  - Мыж искали в камнях, думали завалило! А надо было в дерьме! - Он даже не стал понижать голоса, отпрянув от демоницы насколько это было возможно. Узнавание сделало его лицо таким детским и милым. Он как будто получил на день рождения самую заветную лопату, и одновременно этой лопатой по морде. - Дакактакта?
  - Воттакта, - перешла на язык гоблина демоница, - кактотак. Пришлось пройти через дерьмо, чтобы выжить. Или ты думал, что такую вот меня можно так просто убить? А?
  - Да, ващет. Вас там всех втруху. Чоб и не тебя тож?! - Он был в крайнем шоке, “есичесна”. Вообще, гоблинский диалект общего передавал куда больше сильных эмоций. Наверное, потому-что сами по себе гоблины были чуток эмоциональнее прочих балбесов, вроде людей и эльфов.
  - А я воттак взяла и не втруху ващет, - пожала плечами Ламия. Для пущего эффекта она сорвала с шеи скрывающий ауру артефакт и сунула в карман туники,  - есичестно, то я тебя тут спалить не ожидала.
  - Ну ваще… - Гоблин приосанился, почувствовав её тёмновластелинский запашок. Как-то сразу потёр отсутствующие усы и покивал, даже несмотря на дерьмовый вид, стал как-то сразу импозантнее. - Я так жалею, что ты исчезла из моей жизни. Я плакал ночами, испачкал много соломы, а сколько платков перевёл! Рисовал тебя углём по камню, струёй… эээ… кровью по снегу! Я был сама верность все эти годы! Мы все, мы все не забыли тебя! Чесслово! - Гоблин приник к демонским ботинкам, как несмышлёный щенок. Чуть ли не сношая её в многострадальную ногу.
  Чернокнижница почесала Лопату за ушком и погладила по перемазанной грязью голове. Всё равно запахи она до сих пор не ощущала. «А Ингвар маг воды, потом отмоет меня». А потом она резко потянула зеленокожего мальца за ухо, остраняя от столь вожделенной ноги.
  - Ты послужишь мне ещё, Лопаточка? - соблазнительно протянула Ллейнхшасс.
  - Дя… только мы тут… подслуживем, совсем малость, не подумай чего плохого. В общем, жрицам одной захудааалой тёмной богиньки. Неважно почти. Так то… вы могли бы с ними даже подружиться? Могли бы же, да? Просто… деньги то уплачены за подрыв канализации, а я гоблин деловой… - Он лепетал это таким тонким голосом, что уши иного человка могли бы завять от такой раболепности. - Контракты, дело святое? Да ведь?
  Ллеу взяла одной рукой
гоблина за щёки и сжала, заставив бледно-зелёные губки свернуться бантиком. От этого его мордочка стала ещё милее.
  - Конечно святое. Особенно с жрицами. Только когда я пыталась подружиться с одной из них… Тайной, кажется... она начала катить бочонок дерьма на меня и моего близкого друга. Проклятиями раскидывалась, убить нас пыталась. Теперь её останки покоятся в холмах, - пальцы чуток сильнее сжали щёки гоблинца, - а подрыв мы же устроим, деньги вы отработаете. Только не здесь и не сейчас.
  - Флуфаю, пфодолфай, моя фёммая влаффелинка. - Пропищал гоблин, все остальные подрывники кажетя заинтересовались, перед кем там преклоняется Лопата… зеленокожим тоже хотелось перед кем-нибудь попреклоняться, в конце-концов. Если уж даже такой индивидуалист как Лопата начал лизоблюдничать, то и им бы не помешало!
  Ллейна посмотрела на выбирающихся из дымки гоблинов, которые с интересом подсматривали за их с Лопатой сантиментами. Пальцы её отпустили лицо зеленокожего, и колдунья снова погладила его по бритой макушке.
  - А твои соратники такие же верные как и ты? Мы могли бы повеселиться и применить все эти артефакты на свежем воздухе чуть позже.
  - Свежий? Я забыл свежий… - Пробурчал тролль, который подползал медленнее прочих. Кроме него были ещё и люди. Эти вообще старались держаться подальше, ибо слышали, что Лопата и Ллеу чего-то говорили про их жриц. Небось кто-то из зеленокожих им уже всё перевёл.
  - Да, это хорошая идея… взорвём Аден? - Заулыбался главарь гоблинов, почёсываясь как кот об её ладонь.
  - О… Нет, - Ламия сначала давала гладиться гоблину о её руку, а потом несильно похлопала его по щеке. Действительно несильно, только звонко, - мы взорвём окрестности Адена. Но только после того, как твои ребята схватят этих людей и не дадут им выйти отсюда, - ноготками девушка с нажимом почесала шею Лопаты под подбородком. Она улыбалась мило, а речи её были сладкими, но не лишёнными присущей старым демонам властности, - а мы с тобой пока пойдём и разузнаем лучшее время для бада-бума.
  Повторять гоблинам не пришлось, они кажется всё понимали по-наитию. Уже спустя пару минут в канализации помимо дерьма плавали трупы горстки варваров. Тролль на это отреагировал полной капитуляцией и отступлением. Грохот его могучих ножищ раздавался всюду, наверняка даже над землёй слышались звуки его улепётывания. Гоблины ему в спину стрелять не стали…
  - Ррр, я и забыл, что он мыслит как тролль. Надо сунуть ему титьку теперь, чтобы успокоился… - Топнул ножкой Лопата, разбрызгивая содержимое их общей вонючей обители. - Эй, догоните его, дайте ему пупушку!
  - Нет пупушка! - Раздался издали рёв всё отдаляющегося тролля. Он похоже очень сильно обиделся на предательство гоблинов.
  - Я лично догонять его не собираюсь… - Пожал плечами один из гоблинов.
  - Рилдир вас подери, он же доложит остальным! - Лопата сам побежал вслед за ползущим троллем, только всякие мерзости хлюпали под его ногами. - Стой, Малой! Дай мне объясниться! Ну пожалуйста!

***

[indent]Остановить Руколома удалось только с помощью магии земли, которую мастерски применил Лопата. А потом в дело вступила демоница, успокоив его своим специфическим даром и ласковыми поглаживаниями по щёчкам. А потом и вовсе вырубила его, чтобы не хныкал и не извинялся до скончания веков. Правда после такого колдунства Ллейна чувствовала себя снова выжатой. Так что у Малого пришлось ещё и часть сил позаимствовать. Изрядную часть сил.
  После всей возни Ллеу вместе с Лопатой оказались в апартаментах господина Хирдманна в «Мулен Ди’ор», которые были переданы во владение Евангелины Гарсиа. Там всё ещё посапывал Его Величество Ингвар II.
  Лопата, завидев графин с вином, сразу пошёл разносить по ковру и дереву всё то говно, которое притащил с собой. Ллеу ему и не запрещала - мол, пусть пока чувствует благосклонность своей госпожи. А то потом для него всё может обернуться иначе.
  Сама Ллейнхшасс, тоже частично (не без помощи слуги) перемазанная в грязи аденской клоаки, уселась на пол, рядом с ложем Ингвара. Благодаря силам, взятым у Малого, черноокая чувствовала себя весьма неплохо. Но при этом Ламии хотелось всё же перевести дух от столь огромного числа событий, уместившихся в какие-то крошечные часы её жизни.
   Кроме того, ради интереса ведьма собиралась глянуть, что там происходило всё это время во вражеском лагере. И увиденное заставило её так громко рассмеяться, что гоблин выронил из рук графин, а каридский владыка недовольно открыл один глаз.

+1

31

Совместно с Ллеу

  Ему снилась смерть, обычная, как положено людям. Истлевание плоти под каменным саркофагом в крипте, черви, пожирающие гнилую кожу. Он смотрел на своё собственное тело и размышлял, как будто обдумывая что-то гениальное. Вокруг столпились зеваки, критикуя то, с какой неестественностью разлагается его труп. Ингвар пытался убедить их, что вовсе не притворяется, и вполне себе хорошо играет роль усопшего. Никто ему не верил. Так что, под конец, когда от бородатого короля остался лишь лысый череп, Эрмс сорвал горло и жутко запыхался. За неправдоподобную смерть люди втыкали в него кинжалы один за другим. И не только люди. Эльфы подошли первыми и выбили ему глаз. Гномы разбили колени. Это казалось такой несправедливостью и глупостью.
  Ощущение этой глупости он принёс с собой из-за дверей сна. Уставший, он пытался понять, где находится и что вообще происходит. Запах дерьма ударил ему в нос и он прохрипел что-то про конюшни и лошадей. Потом он уловил смех и вот теперь уже точно пробудился, восприняв этот смех как попытку принизить его потребности в свежем воздухе.
  - Да как ты смеешь? - В руке его тут же появился клинок, король встал и со всей силы пнул первого попавшегося под руку человека. К её неудовольствию, этим человеком оказалась Ева. Следом получил гоблин, котого могучий кулак отправил в полёт до лестницы. - Я сказал, выгони отсюда грёбаного конюшонка! Ему не место в королевской спальне! - Тяжело дыша, Ингвар замахнулся и рубанул по столу, так что тот раздробился в щёпки, а следом красивый деревянный пол. - Если я говорю, значит надо повиноваться… а не смеятся. Ясно?
- G’har! - слишком уж громко прошипела ведьма. Она зажимала нос рукой, а между её пальцев текла кровь. Чуть более тёмная, чем у обычных людей или людских магов, - ты сфифнулся? Тфою мать, Ингфар!
  Ему не понравилось, что на него кричат… но этот голос… он его узнал...
  Чуть-чуть постояв в самой героической из поз, король всё-же решил открыть глаза до конца и оглядеться. Его светлы очи сразу определили ситуацию, он убрал меч и присел на колено рядом со Сказкой, накрыв её грязную ладонь своей и зажав кровоточащий нос. «Зачем ты вымазалась в дерьме, ведьма? Это какой-то ритуал?», он молчал, потому-что выбрать по-настоящему важный вопрос при наличии стольких странностей казалось непосильно задачей. «Что вообще здесь происходит?»
  - Ты кажется жива… но, похоже, магическая защита не так хороша, когда речь заходит о латных сапогах? - Он выдавил улыбку, а потом всё-же спросил. - Ты чего меня будишь?
Прежде чем хоть что-то ответить на королевский вопрос, Евангелина убрала свою и его руку от носа (впрочем, тот уже успел перестать кровоточить), зачем-то прокричала “Лопата” и “Сумка за диваном, быстро!”, чем породила ещё больше вопросов и призвала в комнату вонючего гоблина.
- У меня есть новости, - облизывая кровь с губ наконец сказала черноокая. Впервые они были так близко, и впервые Ингвар мог увидеть её глаза. Такие же странные, как и вся эта женщина, - только обещай смеяться не слишком громко… 
  - Я никогда не смеюсь. Ты же знаешь. - Произнёс он так серьёзно, что сами боги наверное бы поверили. - Дай угадаю, тебя прокляли и теперь ты дерьмовое чудовище? Впрочем, из тебя итак было такое себе чудовище. Слишком мало клыков, думается.
  Тем временем зеленокожий “Лопата” не откликнулся на зов Евангелины. Вернее, незваный гость пошумел ради приличия чем-то железным об ступеньки, но на большее его не хватило. Кряхтящие звуки его голоса складывались во что угодно кроме слов. Ингвар даже не стал спрашивать, откуда здесь появился дерьмовый гоблин. Ему начало казаться, что он всё ещё спит. Потому всерьёз воспринимать ситуацию он не стал. Вдруг ещё проснётся, а вокруг ещё более странная картина.
- Ингвар… подай, пожалуйста, сумку, - уже тише попросила брюнетка, - я не хочу в этом дерме сидеть всё утро. И сообщать такие новости в таком виде - не очень серьёзно.
  - А, так значит это не навсегда? - Король выполнил просьбу, про себя вычеркнув все те долги, которые имел пред Сказкой за минувшие… дни, часы? Сколько времени прошло, пока они лежали в отрубе? В общем, совершенно свободным человеком он присел рядом и бросил перед собой ведьминскую зачарованную штуку. - Мне даже интересно, как ты будешь всё это смывать. На меня каждый день льются тонны дерьма, думаю, пригодится при дворе. 
  Сказка смерила его неоднозначным взглядом и встала. Просто молча достала из сумки флягу с водой и… синее платье? Да, длинный кусок ткани, который походил на платье без нижних юбок. Такие были популярны при дворе Карида…. всё время, сколько Ингвар себя помнил.
  - Я когда лезла в канализацию, думала что ты мне потом поможешь. Тем более, что я разобралась с вооружёнными до зубов лазутчиками, получила в своё распоряжение пяток гоблинов всё так же вооружённых всякими магическими штуками по самые яйца. Моего нового слугу ты отправил в грандиозный полёт с лестницы. И… Нет, я не могу спокойно об этом говорить…Так ты поможешь мне смыть это всё? -  ведьма снимала с себя всю одежду, просто кидая её на пол и бубня что-то вроде “теперь её только сжечь”.
  - Ты никогда раньше не управляла гоблинами и тебе нужен советник? - Всё также серьёзно вопросил король, облокотившись об остатки стола. Там осталось не так уж много, но разве венценосным господам много надо? Королевство и какая-никакая деревяшка, чтобы почесаться об неё спиной. Вот и весь сказ.
  Абсолютно голая колдунья стояла перед ним с открытой флягой в одной руке и платьем - в другой.По её лицу нельзя было понять, что именно чувствует эта женщина. Хочет ли она убить сейчас Эрмса? Или может хочет его о чём-то попросить?
- Твоё Величество, - она улыбнулась так, словно всё же склонялась к первому, - помоги мне смыть дерьмо. Из нас двоих - ты маг воды. А греть ванну у нас нет времени. Барьер пал.
  - Поклон. Умывальня под названием Король Карида работает только за поклоны. - Ответил он, всё также без тени улыбки. - Волшебные бобы и сиськи, увы, не принимаются.
  Сказка пожала плечами и поклонилась. По-простому, как делают во всяких деревнях. Наверное, ей очень нужна была его помощь. И Ингвар наконец улыбнулся.
  - Знаешь, порой я думаю, что у меня в руках слишком много власти. Раздумываю, кто-же убьёт такого зажравшегося меня. И понимаю, что никто. Слишком уж я обворожительный. И ни капли не самовлюблённый. - Король кивнул, его длань сложилась в ленивый знак «Тева’айи». Также лениво из фляги светящейся струёй вылетела вода, обволакивая тело ведьмы, проникая всюду и смывая все запахи. Спустя всего-лишь полминуты Ингвар сжал ладонь в кулак, и вода улетела в ближайший ночной горшок, где ей было самое место. - Так, что ты говорила про гоблинов и барьер? 
  - Пока ты спал, я прогулялась до господина Хирдманна. Миленько с ним поговорила, - брюнетка натянула своё платье и стала сразу выглядеть как-то поприличнее, - потом хотела пойти на стену, но встретила командира аденской стражи, он загнал меня в канализацию. Там я наткнулась на варварских лазутчков. Гоблины, люди и тролль. Люди убиты, Лопата в моём услужении, остальные гоблины до сих пор спят в клоаке вместе с троллем. Люди мертвы, - Ева принялась пересобирать влажные волосы, заплетая их в тугую косу, - Но самое интересное не это.. Когда я убила Тайну, а ты героически прикончил почти всех гоблинов, выжил лишь один - глава одного из кланов. Он немного двинулся умом и перебил почти всех младших жриц, которые удерживали барьер…. во имя меня. Я теперь личное божество этого главаря и ещё нескольких сотен гоблинов.
  - Мне стоит обращаться к тебе Ваша Непогрешимость или попроще… что-то вроде Моё Почтение Славная и Незатменная Богиня Гоблинов? - Ингвар хотел смеяться, но смех сейчас почему-то не шёл. Наверное, он просто устал. Где-то внутри хохотали тысячи каридских королей… но один единственный снаружи лишь улыбнулся. - О боже, помоги мне встать… я должен разобраться во всём этом беспорядке.
  - Так и быть. Первая просьба - без молитв и жертвоприношений, - ведьма улыбнулась в ответ и протянула Эрмсу руку, король взялся за неё и встал, похлопав ведьму по плечу - нам многое в наших планах надо пересмотреть.
  - Согласен. Если барьер пал и карты сами ложатся в наши руки, то время действовать. И, благодаря тебе, моя богиня, мы имеем очень хорошие расклады. - Ингвар хотел расцеловать её в щёчки за эти подарки, но с какой стати? Когда ему приносят тёплое вино в постель по пробуждении, он же не целует в щёчки служек? Впрочем, она сделала куда больше, наверное, раз в десять. Эрмс взял её лицо в свои руки, закрыл ведьминские ушки и неспешно чмокнул сперва в левую щёчку, а потом в правую. - Ты молодец, правда.
- Лучше бы выражал благодарность жертвенными младенцами, - с наиболее серьёзным лицом ответила ему Гарсиа. Повисло неловкое молчание, - шутка. Они бесполезны. Как и поцелуйчики, впрочем.
  - Я прощаю твою неблагодарность. - Кивнул Ингвар, списывая все имеющиеся остатки долга перед этой женщиной. Ему это ничего не стоило, он же король. Сегодня должен полцарства, завтра ты ему должен полцарства. - А теперь к делу. Я полагаю, что нам нужно выйти в город и взять его под своё управление. Твои пожелания? Что-то ещё мы должны сделать в ближайшее время, что потом сделать будет уже невозможно?
- Только если послать весточку моим новоиспеченным последователям, - с этими словами Гарсиа вновь сотворила маленькую тёмную птичку, от которой веяло чем-то неприятным и пугающим, и выпустила её в окно, прямо в морось утра.   

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Сказ о том, как варвары Карид захватывали