http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Всё имеет свой закат и только ночь кончается рассветом


Всё имеет свой закат и только ночь кончается рассветом

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://cg1.cgsociety.org/uploads/images/medium/elhor-oriental-1-d3efa5b6-mtdz.jpg

Участники: Аркон и Амрилла.
Время: Начало лета 10606-го года.
Место: Лайнидор.
Краткий сюжет: Дети ночи в городе солнца.

+1

2

Окончив свой дозор, дневное светило скрылось за крепостной стеной и припорошенный пылью, измождённый зноем город вдохнул полной грудью золотисто-лиловые сумерки, приоткрыл глаза, заворочался, отряхнулся и начал оживать. Так уж вышло, что в этих жарких краях ни день, ни ночь толком непригодны для человеческого существования, особенно летом.  В середине дня разбитое на плоский камень яйцо почти мгновенно превращается в яичницу, а ночью на тех же камнях намерзает иней. Вот и остаётся людям скрываться по домам, выходя лишь в вечерние и утренние часы, спасаться магическими чарами, да держаться поближе к воде, чудесные свойства которой смягчают эти перепады.
Впрочем, говорят, даже в самом сердце Золотой пустыни обитает какое-то племя, приспособившееся к её суровым условиям. Но этих людей Амарилла ещё ни разу не видела и к рассказам о них относилась скептически, как о древних городах драконов или прелестных девах, питающихся аки пчёлки цветочным нектаром. Она смотрела из узкого, похожего на бойницу окна на постепенно заполняющуюся народом рыночную площадь и думала о том, что завтра сама окажется там в качестве товара.
Подобная судьба вампирессу ничуть не огорчала, напротив она была весела и, пожалуй, даже испытывала нетерпение. Лиле уже приходилось однажды проходить через это, правда, очень давно и в Кельмире. Тогда она считалась товаром куда менее ценным и не видела ничего, кроме сарая при постоялом дворе да собственно рынка. Теперь же её и два десятка других женщин и девушек, за которых рассчитывали выручить хорошие деньги, привели в некое трёхэтажное здание, возвышающееся над мастерскими и лавками торгового квартала, и сдали на руки увешенной золотом старухе с густо подведёнными сурьмой глазами.
Кёрхем ханум держала что-то вроде постоялого двора для невольников. Точнее сказать, для невольниц. Здесь их мыли, стригли, выводили ползучих паразитов, если те успевали завестись по дороге, кормили, давали отоспаться на вполне приличных матрасах, всячески украшали, а после выставляли на торги. В принципе, на первый взгляд заведение вполне могло бы сойти за гостиницу, вот только все как одна комнаты здесь были большие, чтоб в каждой поместилось не менее десятка постелей, а замок на двери запирался снаружи.
Да ещё, пожалуй, служанок у Кёрхем ханум тоже следовало бы поучить хорошим манерам, чем Амариилла и занялась, отхлестав полотенцем криворукую, нахальную девку, взявшуюся помочь ей с омовением. Потом перепало двум необъятным тёткам, подоспевшим на помощь первой, начался скандал, которой кое-как утих только с появлением хозяйки. Ханум, как ни странно, не заперла вампирессу в подвале, что, пожалуй, было бы логично, а только спросила её о причинах недовольства и ещё добавила тумаков нерадивой прислуге. Должно быть, за содержание рабынь здесь хорошо платили и деловая старушка всячески старалась избегать прочти товара.
Закончив сию эпопею, вампирессу оставили в покое, чем она с удовольствием и воспользовалась. Подсунув свой ужин пухленькой, темноглазой соседке, Лила отправилась купаться и плескалась до тех пор, пока окончательно не стемнело. Вместо одежды ей, правда, выдали всего лишь кусок полупрозрачной ткани, в который ещё нужно было суметь правильно завернуться. Естественно, Амарилла не умела, а прислуга больше не рвалась помогать, но с этим вампирессу выручили другие девушки на продажу, объяснившие, что основную часть полотна нужно складывать волнами и оборачивать вокруг бёдер, а оставшийся свободный конец накинуть на плечо и закрепить сзади.
На том приготовления и закончились. Лила уселась у окна и снова с интересом прислушалась к жизни базара. Ей очень бы хотелось по нему погулять, примерить украшения и наряды, поторговаться с продавцами. В последний раз она посещала этот город не одно десятилетие назад и с тех пор многое изменилось. Лайнидор стал обширнее, чище и зеленее, а жители больше не походили на только-только осевших на постоянном месте разбойников. Едва наступившую темноту тут же разогнали фонарями и магическими светильниками, заиграла музыка, на помост, где утром должны были начаться торги, взобрался тощий, смуглокожий факир и принялся изрыгать огонь и показывать фокусы, а вездесущие босоногие мальчишки сновали вокруг, избавляя от лишних монет зазевавшихся прохожих.
Завтра кто-то из этих людей заплатит Анвару Мусиру за то, что тот привёз её и вивенди в Лайнидор, а потом вампиресса слегка вправит мозги новому хозяину и можно будет обживаться в этом чудесном месте. Вот только у этого простого и коварного плана имелся один существенный недостаток, о котором она не подумала сразу. Всю эту ночь Амарилле предстояло провести одной и она очень скучала по Вею.

+3

3

Светлый день сменился темной ночью. А как известно, ночь темна и полна ужасов. Там, далеко на севере, в дали от факиров, бархатных песков, миниатюрных смуглых дев, укутанных в полупрозрачные ткани, и пряного вина, что согревает душу, жили бессмертные, ведомые вечной игрой в жизнь и смерть, в величие и падение. У тех, кого со страхом и ненавистью поминают тварями и упырями, появился новый правитель. Правитель, что не любит незаконченные дела.
Шепот из темноты верной гончей донес до него правдивый слух о том, что беглянка найдена. Она скрывалась в Лайндоре, под видом рабыни – пожалуй, самое неочевидное место и положение. Впрочем, неочевидное ли? Собрать сторонников, пройти через Врата и ты на севере – силен, могуч, с огнем в груди от нерушимой твердости покарать изменников и мерзавцев, убивших твою семью. Клан ведь семья? Иначе, какой в этом толк. Так поступил бы любой вампир, которого знал Аркон, так он предполагал, что поступит и Амарилла. А рабыня… что же, допустим. Бессмертные эгоистичны и весьма тщеславны. Быть рабом большинству из них означает изменить своей природе, своей надутой сущности. Восседая в полумраке в кресле, с виду больше похожим на трон, темноволосый молодой мужчина улыбнулся, закрывая глаза и откидывая затылок на мягкое изголовье. Да, умна. Хитра.
- Как лис-с-сица – протянул Аркон и звонко рассмеялся. Тень за его плечом колыхнулась. Мастер редко смеялся вслух, все больше таинственно, полупрозрачно улыбался, вечно намекая на что-то, что понять окружению было затруднительно. И тем не менее, обладатель сиплого голоса был рад, что обрадовал хозяина.
- Мы можм утроить эт днем. Я собру дей, продумаем план, подгадем мент и убьем ее. Ил можм попробовать хватить ее, привзти на север, если вы желаете. Мы…
- Тише, Люсьен, все хорошо, в этом нет нужды. Пока что. – вампир поднял руку, останавливая слугу. У него постепенно рождалась идея. И эта идея, донельзя тщеславная, в некоторой роде бессмысленная, нравилась ему с каждой секундой все больше и больше. По-хорошему, нужно было убить Амариллу, пока та не догадалась, что ее нашли. Пока что это можно было сделать тихо, почти бескровно и безболезненно, но это «пока что можно» легко трансформировалось «никак нельзя» под влиянием забавы. С другой стороны, к чему быть правителем и возглавлять темнейшее из государств, если постоянно отказывать себе в удовольствии побаловать самолюбие? Беглецы и воры больше всего боятся одной вещи – быть пойманными за руку. Вампир хотел показать своему сородичу, что тому не скрыться, а если она попробует, то будет вечность жить в тени.

****

Ночью, с десяток темных существ проникло в Лайнидор. Под плащами у большинства из них тихо звенел металл доспехов, а головы покрывали капюшоны. Мрачного вида группа остановилась у входа в крупное здание, владелицей которого являлась известная в округе Кёрхем ханум, владелица нередкого, но ценного товара – рабов. Поговаривали, что у нее есть все, что душа может пожелать. Если бы Аркон знал об этом говоре, пожалуй, он бы согласился. Не каждая хозяйка может похвастаться тем, что среди ее товара затесалась тысячелетняя вампирша, способная пол города обратить в пепелище.
На упорный стук в дверь отозвалась служанка, попытавшаяся узнать у гостей, с чем они пожаловали, но вместо ответа услышала лишь безапелляционное «Зови хозяйку». Ноги служки тут же унесли ее в покои отдыхающей Кёрхем и через несколько минут возни, брани, к входным кованным воротам вышла сама недовольная владелица. Ее недовольство кончилось тогда, когда она увидела на пороге темноволосого красивого молодого человека, который в изящной форме поблагодарил ее за честь и мягко коснулся губами до ее пухлых пальцев. Вкупе со странным, но волнующим тонкие струны души хозяйки взглядом, он произвел на нее неизгладимое впечатление… как и ожидалось. Поэтому вопрос, поставленный в мягкой форме «могли ли мы с моими спутниками зайти», был встречен положительно.
Прошло с десяток минут, прежде чем в камеру (или лучше сказать комнату) к Амарилле прошел один из охранников ханум, в добровольно-принудительном порядке препроводив ее в гостевую комнату. Обставлена она была получше многих: стены увешаны тканями, в воздухе пахло благовониями, истончающими аромат от лампад, развешанных по периметру и обеспечивающих комнате без окон необходимый интимный полумрак. Пол устлан полностью ковром, по которому приятно было ступать голой ногой, особенно после песчаника, в большинстве остальных помещений. Молчаливые вопросы задавали два пустых стула, расставленных друг напротив друга, а так же двое, судя по всему мужчин, крупных, под два метра, внешне крепких, если не сказать громоздких, одетых не по погоде – черные, отороченные золотой вышивкой плащи под которыми виднелись такие же черные панцири кирасы. Лиц их практически не было видно, верхнюю часть скрывал капюшон, нижнюю – тканевая маска, но глаза… вампирша не могла не узнать своих сородичей, стоящих у противоположной стены. Меж ними зиял дверной проем, из которого доносились голоса Кёрхем, до странности игривый, и другой, более молодой, мужской.
Пара показалась спустя лишь пару мгновений и казалось, что они рады беседе друг друга. Амарилла знала свою не-хозяйку, но вот мужчину видела впервые. Темноволосый, с длинными волосами, свисающими по обе стороны ото лба, высокий, подтянутый, по возрасту можно было сказать, что он застыл на грани между робким юношеством и постепенно набирающей силу мужественностью. «Застыл» правильное слово, ведь он так же, как и его, судя по всему, спутники был вампиром. Одет он был в черно-бардовое одеяние.
- Благодарю вас, Кёрхем. Я так признателен за эту услугу. Позволите я поговорю с ней наедине?
- Ну что вы, молодой господин, не стоит, правда... и да, конечно, да. – на какой-то момент показалась, что женщина потонет в этих серых глазах, смотрящих с неподдельным интересом и теплотой. Ее таяние было можно понять. Подобные взгляды она не видела если не никогда, то только лишь в молодости, когда была еще прекрасна и невинна. И сейчас, в этот самый момент, незнакомец вернул ей время вспять.
Мужчина, чуть согнувшись, наклонился к старческому лицу, преисполненной морщинами и медленно и мягко поцеловал поблекшие, позабывшие ту сладость, губы. Отстранившись, он улыбнулся застывшей ханум и освободил ее от своих объятий, поворачивая лицо к Амарилле, что ожидала окончания сценки. Кёрхем, словно бы в забытье покинула комнату, а Аркон сел на один из стульев, закинув ногу на ногу и заложив между ними ладони, внимательным взором окидывая «товар». Рыжие волосы, темно-серые глаза, невысокий рост, красива – слова, которыми его пичкали, не могли отразить сути. Словом, мужчина не пожалел о том, что не отдал приказ о ее ликвидации раньше. Увидеть ее стоило.
- Вы заставили нас побегать, леди Амарилла. – начал вампир показательно-недовольным тоном и после краткого мгновения, улыбнулся.
- Меня зовут Аркон. Возможно, вы обо мне слышали.

Отредактировано Аркон (16-05-2019 03:10:16)

+3

4

От созерцания видимой в окне полоски расцвеченного огнями города Амариллу отвлекло появление одного из охранников. После стука во входную дверь, который вампиресса, разумеется, тоже слышала, это выглядело интригующе и уговаривать её пойти неизвестно куда совершенно не пришлось.
Где-то глубоко Лила надеялась, что это Вей, или кто-нибудь от него, хотя умом понимала, насколько это маловероятно. Вей не ломился бы в дом, а появился бы в комнате, с ветерком влетев в окно, или просто позвал бы её мысленно и через пару мгновений они были бы вместе.
Нет, это, наверное, какой-то особенно нетерпеливый покупатель. А может наоборот, практичный и предпочитающий. Присматриваться к возможной покупке заранее. Что ж, покупка тоже не отказалась бы к нему присмотреться. Оценивать неторопливо и обстоятельно всегда лучше и надёжнее, чем забрать с прилавка первое попавшееся.
Но стоило только войти в комнату для встреч, как стало очевидно, что и это предположение вампирессы навряд ли соответствует действительности. Лила осмотрела двух своих шкафоподобных сородичей и решила, что это, скорее всего, явились местные вампиры. Эффектная парочка абсолютно безмолвных стражей, молчаливых, не дышащих, с поселившейся в груди тишиной, никак не отреагировала на появление советницы Анклава в кандалах и логично было предположить, что эти ребята не оттуда.
Чего-то подобного следовало ожидать, ведь нет в мире места, где не встречались бы дети ночи. Естественно, Лайнидор не стал исключением, и не заметить появления одного из своих здешняя диаспора, разумеется, не могла, как и оставить это без внимания. После того, как в комнату вошёл третий вампир, предположение это превратилось в уверенность и Лила задумалась, зачем они могли явиться.
Вариантов было довольно-таки много, но самым вероятным казался тот, в котором её попытаются выдворить из города или подчинить. Вампиры хоть и разумные, но исключительно территориальные создания. Сосуществовать вместе им очень непросто и делать это без крайней необходимости они не станут. Значит, придётся убить этих троих, а потом, вероятно, ещё несколько. Может быть, несколько десятков. Сомнительно, что в здешнем клане их наберётся больше сотни.
Вампиресса задумчиво посмотрела на исписанные рунами массивные браслеты кандалов, украшающие её запястья. Лила носила их легко и непринуждённо, но если с её подачи такая штука прилетит в лицо, то голова разлетится, как переспелый арбуз. Впрочем, так бить не очень удобно. Лучше уж сразу с двух сторон. Интересно только, выдержит ли несущий на себе божественные чары металл удар рассчитанным на нежить оружием. Скорее всего, выдержит, ведь снять эти украшения до сих пор не удалось, а кузнецы только разводили руками.
На самом деле, у Амариллы был знакомый мастер, который придумал бы, как с ними сладить. Но чтобы вампиресса подалась за помощью к имирову жрецу, да ещё и дракону, это нужно было дойти до крайней степени отчаяния. Такое случалось лишь однажды, во время последней войны, когда союзным войскам орков, вампиров и шефанго никак не удавалось взять столицу Тёмной Империи. Тогда Амарилла пригласила одну свою исключительно прекрасную и безумную подругу прогуляться там, а Астера позвала, чтобы тот не дал двум весёлым красоткам слишком уж расшалиться и ненароком уничтожить мир.
В общем, украшения от Рилдира представлялись вампирессе вещью очень полезной, так что, не смотря на отсутствие нормальной одежды, ни голой, ни уязвимой она себя вовсе не ощущала. Вместо того чтобы напугать, присутствие этой троицы вызывало у неё чувство, схожее с охотничьим азартом. Но нападать первой Амарилла не спешила. Дело в том, что вампиры не только территориальны, но и имеют странное для тёмных созданий пристрастие к порядку. Во всём, начиная от причёски и заканчивая делами государства. Так что устраивать безобразную драку на пороге собственного дома Амарилле претило. Ведь если она всерьёз сцепится с местными вампирами, от Лайнидора камня на камне не останется. Лучше сделать всё тихо. Послушать их, согласиться,  потом перебить по одному.
- Просто Аркон? – переспросила она, разочаровано поведя бровью. – Без клана?.. Без титула?..
Как и все её сородичи, Аркон был великолепен. И, как все они, совершенно не трогал чувства Амариллы. Что, можно не сомневаться, было справедливо и в обратную сторону. Красота и стать вампиров предназначены для охоты, а не для привлечения противоположного пола и размножения, как это устроено у живых. Дети ночи оценивают внешность собратьев лишь с эстетической точки зрения и практически никогда не образуют пары. Если хочется поиграть в семью, то можно создать себе птенца, или нескольких, или целый клан, но жить вдвоём с другим, независящим от тебя вампиром, это существенней риск, к тому же, зачастую неоправданный. На подобное решаются только по веским причинам, никак не связанным с внешней привлекательностью.
- Нет, слышать о вас мне не доводилось. Но, справедливости ради надо заметить, что в последние пару лет я не слишком-то прислушивалась. Впрочем, если угодно, я всегда могу попробовать угадать, – Амарилла обошла его широким полукругом и остановилась, задумчиво склонив голову набок.
Вампиресса уже составила стройную картину фактов и догадок у себя в голове, но что-то всё ещё не давало ей покоя. Какая-то мелкая деталь, незаметная, постоянно ускользающая от внимания, но, тем не менее, важная. Лила нахмурилась и озарение, дразняще маячащее на периферии сознания, наконец соизволило явиться. Леди? Имя её не было секретом, но для всех новых знакомцев она была безродной рабыней. Величать Амариллу "леди" мог только тот, кто знал её раньше, а раньше у неё имелась своя маленькая разведка и, можно было не сомневаться, что советница тоже знала всех, кто знал её. Но Аркон почему-то оказался исключением из этого правила. И, наверняка, неспроста.
- Раз вы меня искали, стало быть, я вам нужна. Зачем? – прямо спросила она. – Или вы считаете, что нужны мне. Впрочем, вопрос всё равно остаётся тот же.

+2

5

Аркон не стал следить взглядом за женщиной, что обошла его кругом, позволяя рассмотреть себя со всех сторон. Конечно, в этом имелась определенная доля опасности. Вампиры обладают искрометной реакцией и огромные возможности в оперировании информации и восприятии окружающей их действительности. Собеседником мужчины был вампир, причем более старый и, по слухам, гораздо более могущественный (в личностном плане), от него можно было ждать чего угодно. Все эти паузы в разговоре, медленные обходы – Амарилла сопоставляла факты и выявить причины «легкого недоразумения», что ныне сидело перед ней на стуле, все прочее – лишь отыгрыш времени, но не своей роли. О роли она позабыла как только вышла Кёрхем. И это говорило о многом.
Во первых, женщина по лишь ей известному плану стала рабыней. Иными словами, она все еще считала и считает, что все идет согласно ее задумке. Это принять было не сложно – допустить лишь на миг задумку, что вампир отдал себе такую участь было смехотворно, но… в мире случались и более сумасбродные вещи. Во вторых, раз Амарилла не рабыня, значит кандалы на ее руках – не более чем фикция, аксессуар, который удобно превратить в оружие. Этой мыслью беззвучно поделился Аркон со своим сопровождением. Не то, чтобы он всерьез воспринимал вероятность нападения, но… о периодичной сумасбродности мира мы уже упоминали. И третье, заключительное, более непростое – Амарилла в действительности не знала, кто он. Принять это было сложнее, гораздо сложнее. Конечно, она могла врать, утаивать, поиграть в «актрису», но оставила эти попытки еще ранее, начинать сейчас было бессмысленно, тем более, когда она перешла на прямоту. Возможно, причиной послужило то, что Аркон назвал ее «леди», намекая откуда он прибыл. Скорее всего так и есть.
Вампир улыбнулся, глядя на свою собеседницу. Вампир рассмеялся, поднимая руку, жестом прося прощения за невозможность сдержать смех. Вампир закрыл глаза, откинув голову назад, в приступе веселье, не в силах остановится. Когда же это ему удалось, он весело заметил.
- Простите мою невежественность, я смеялся над собой. Иногда я забываю, что информация не всегда просачивается. Сам же привык предполагать наихудший исход. – он покачал головой, смахивая с века невидимую слезу, ловя короткие смешки, постепенно успокаиваясь и возвращаясь в доброжелательно-деловое русло.
- Может присядете? Нам нужно многое обсудить. Поговорим так, словно мы равны. – Аркон вновь поднял руку, указывая на стул перед ним.
- Как вы, наверно, уже догадались, я прибыл с севера. Дальнего севера. – разумеется, речь шла о Темных Землях, и, конкретнее, об Анклаве: с вестью о том, что Клан Темного Ветра разгромлен и из ныне живущих в нем остались лишь вы да лорд Сиф, которого мы найти не можем. – здесь Аркон поднял руку в успокаивающем жесте.
- Я приношу свои извинения за свои действия и действия моих союзников. Увы, но это была необходимость. Поэтому настоятельно рекомендую не возвращаться в Темные земли в ближайшие пару лет, но… - мужчина иронично вскинул бровь, бросив короткий взгляд на кандалы: полагаю, вы и не собирались. Пожалуй, это к лучшему. Эреш Ниор так же признал нашу власть, как и ряд иных поселений и фортов между городами.
Он сделал непродолжительную паузу, наблюдая за реакцией сородича и любезно давая ей переварить полученную информацию. А переваривать было что – даже не наблюдая за севером, по ее словам, восстания она явно не ожидала, как и смерти своих соклановцев. Оставалось надеяться, что благоразумие ее возьмет вверх. Убить она его убьет, успеет. Но в этот же миг падет от серебристых клинков его сопровождающих – они не так быстры, как она, но уступают ей на чуть. Если брать в расчет только возраст. В любом случае, тело его заберут, отвезут на север и воскресят (и все же оставалось неудобным исходом), а она наживет врага. Пока что он врагом ее не был, лишь потенциальным, убившим семью и тому подобные мелочи. Ведь будь у него желание, он бы убил ее не приходя сюда и не ведя светские беседы о том, как и почему Амарилла обязана его ненавидеть, но не стоит этого делать.
- К незаданному, но вероятному вопросу – зачем свергать? Отвечу – политика совета и, конкретно, лорда Сифа, была неуместна для реалий Темных земель. Мы вновь объединяем вампиров, личей, демонов, темных магов и бла-бла-бла, в единое государство. – распространятся далее Аркон не стал, время для мотивационных речей закончено, да и нет той публики, которая купилась бы на них. Сказанного достаточно, чтобы собеседница поняла, во что хотят превратить Темные Земли.
- А теперь о ваших вопросах. Да, вы нужны были мне. В идеале, вас нужно было бы показательно умерщвить на площади перед дворцом в Эреш Ниоре, но… мы к этому моменту выловили всех стригоев, остальное общество у меня в руках и я не вижу смысла в вашей смерти, если только вы не попытаетесь мне мешать. Я не люблю убийств, но понимаю их необходимость на практике. Поэтому, цель моего приезда определить ваш потенциал и дальнейшие намерения.
Мужчина замолчал, позволяя себе полюбоваться над красотой Амариллы, как ценитель любовался бы особенно изящной скульптурой. Не влюбленным взглядом, вдохновляющимся. Жаль, что в последнее время его минуты расписаны слишком плотно. Порой хочется взять мольберт и сделать пару эскизов. И наконец заняться восстановлением Садов, боги, как он скучает по своим творениям. Часами примеряться к мрамору, вымерять угол подсечки, доводя камень до состояния идеала… но что же там леди?

Отредактировано Аркон (18-05-2019 03:11:17)

+2

6

Первую часть объяснений Амарилла выслушала стоя, но потом всё-таки села, настолько её ошарашили принесённые Арконом новости. Он говорил что Рэджинальда и Рутана больше нет, наверняка нет многих из её Стригоев, а Сиф уцелел. Занятно, именно тот, кто допустил всё это и более всех заслуживал смерти, вопреки всему остался цел. Хотя, цел ли?.. Сиф уже давно вёл себя очень странно даже для древнего вампира и те, кто не знал о его увлечении стихийными камнями, поговаривали, что он начал перерождаться.
Среди детей ночи гуляла легенда о том, как самые старые и сильные из них порой изменяются до такой степени, что начинают питаться себе подобными. По понятным причинам подтвердить или опровергнуть существование таких монстров было весьма затруднительно, но побасенки о том, что их иногда можно встретить где-то в глубине Тёмных земель, снова и снова передавались из уст в уста. Когда чтобы попугать и призвать к порядку молодняк, а когда и на полном серьёзе.
Амарилла не очень-то верила в эти басни, потому первое, что она сделала, это мысленно позвала Сифа. Впрочем, без особой надежды. Владыка отзывался, только когда сам считал это нужным. Братья тоже молчали. А вот это уже, в самом деле, было странно и почти наверняка означало, что они на самом деле окончательно мертвы. Амарилла испытывала странное чувство опустошённости. И ей не верилось. Нет, не в слова Аркона, а в то, что такое вообще могло произойти. Оказывается, они с братьями были более близки, чем казалось на первый и даже на второй взгляд.
- Да, политика… - покивала она, глядя мимо черноволосого вампира. – Я понимаю. Действительно, понимаю. Власть не должна принадлежать слабым, иначе она их сожрёт. И не извиняйтесь, это не ваша вина. Всё закономерно. Не было бы вас, был бы кто-нибудь другой. Не хочу приуменьшать ваших достижений, но всё же.
Сколько раз она предупреждала Сифа, увещевала, уговаривала, что его народ не оценит свободы. Тёмным нужна сильная рука, нужен правитель. И, в конце концов, Лила даже его уговорила, но слишком поздно. Дерьмовая из неё вышла советница. Советы-то давала толковые, а вот заставить Владыку к ним прислушиваться, как следует так и не сумела.
Вот уж правда, хочешь сделать что-то хорошо, делай это сама. А ведь они с Сифом как-то заговорили о том, чтобы посадить её на трон. Разумеется, больше в шутку, чем всерьёз, но разговор такой был. И Лила тогда отшутилась, что ради того, чтобы она стала правительницей, придётся убрать слишком много недовольных. И теперь вампиресса не могла не думать о том, что так и нужно было поступить. Тогда, пусть ценой многих смертей, её клан остался бы не только цел, но и у власти. А впрочем, Бездна с ней, с этой властью и с сожалениями заодно. До обращения яблочки надо было кушать, а теперь уже только кровушку.
Не поворачивая головы, Лила перевела взгляд на Аркона. Стало быть, казнить её ему не интересно. А что тогда? Хотя, пожалуй, причины тут не в интересе или его отсутствии. Ничего личного, всё ради дела. Деловым людям нужна выгода, а деловым вампирам тем более. Вот в чём подвох.
- Что же… Ваше Величество, я благодарна вам за то, что вы лично прибыли сообщить мне эти важные вести. Позвольте мне ответить вам тем же. Дело в том, что я вышла замуж и теперь имею мало отношения к клану Тёмного Ветра. – Она тоже сделала паузу, давая возможность новому Владыке обдумать это заявление, и хитро улыбнулась, продемонстрировав свои обручальные кандалы. – Вы, разумеется, понимаете, что освящённый Имиром и Играсиль союз для таких как мы невозможен, но ведь у нас есть и свой бог. Это вот его дар. Так что теперь меня зовут Амарилла Ньен и все мои прежние титулы более ничего не значат.
О своих дальнейших планах, а тем более, о возможной их пользе для Анклава вампиресса пока не задумывалась. Что и к лучшему, меньше вышло разочарований. Иначе после таких событий их всё равно пришлось бы менять, а так она просто на ходу создавала своё возможное и, пожалуй, даже более чем вероятное будущее.
- Возвращаться а Север я и прежде не собиралась. Там не слишком подходящий климат. А сейчас это и вовсе лишилось какого-либо смысла. Я появлюсь там, только если вы позволите и лишь для того, чтобы забрать кое-какие личные мелочи.
В сохранности этих "мелочей" Амарилла не сомневалась. Мало того, что её лабораторию не так-то просто обнаружить в подземельях под городом, так её к тому же ещё стерёг лич. Знакомство вампирессы с безголовой дамой насчитывало уже не одно десятилетие. Лила знала её ещё при жизни и так сложилось, что с самого момента знакомства они стали соперницами. Это не изменилось и со смертью Цефиры. Но после падения старой Империи безголовая дама оказалась среди трофеев советницы и, как бы странно это ни звучало, постепенно они нашли общий язык.
Лаборатория наверняка цела, а вот с библиотекой, скорее всего, придётся расстаться. Жаль, Лиле нравились собранные в ней сказания и легенды, к тому же и действительно ценные книги там тоже имелись. Впрочем, может быть и не придётся.
- Мы с мужем хотели бы обосноваться в Лайнидоре. Нам кажется, что у этого города приятная атмосфера, удачное расположение и большие перспективы. Надеюсь, что здесь я не буду вам мешать?

Отредактировано Амарилла (20-05-2019 15:10:02)

+2

7

Наградив Амариллу продолжительным взглядом, Аркон всматривался в едва уловимые изменения в мимике. Нет, ничего. Выдержке старого вампира можно было завидывать, впрочем, это не стало неожиданностью для темноволосого. Контролировать себя сородичи учатся еще с первых ночей, ибо это одно из основных нужд в посмертии. Существа с душной нараспашку и кровавыми желаниями обычно редко живут достаточно долго, чтобы осознать свою ошибку. И еще ее слова… Было странно слышать подобное, Аркону рапортовали, что клан был весьма дружен, близок. Мужчина наклонил лицо с немигающим мертвенным взглядом. Он ей не верил. Он бы попытался отомстить. И все же на данный момент укорить ее было не в чем, пока.
А вот следующие слова оказались еще более странными, чем предыдущие. Аркон послушно перевел взгляд на кандалы, после чего вернул его на прелестное лицо Амариллы, едва уловимо приподняв бровь в вопросительном жесте. Брак? Дар? Она серьезно? Мужчина волей-неволей встречался порой с глупостями, на юге, среди смертных, она встречалась повсеместно. Еще до не-жизни вампир весьма скептично относился к институту брака, принимая его лишь в качестве необходимости наследника, но идея союза вампира с… кем-либо (да и кто в здравом уме пойдет на подобное?) была весьма абсурдна, если за ней не прятался меркантильный замысел. Вероятно, это уловка. Иначе и быть не может. Неопределенно качнув плечом, мужчина не стал акцентировать и заострять на подобную мелочь внимание.
Наконец, Амарилла подошла к самому главному. Возвращаться на Север она не собиралась. Разумно. Меж тем она просит личные вещи. Это устроить так же возможно. После захвата Дома все предметы в нем были описаны и сданы в хранилище, покорно дожидаясь своей очереди для распределения. Проблема состояла лишь в доставке вампирессы в Темные Земли так, чтобы об этом знало как можно меньше лиц. Наверняка она обладает своими способами связи и перемещения, но с учетом обновленных защитных чар и фетишей-триггеров…
- Лайнидор не входит в список моих интересов. – «пока что», - Вы вольны пребывать здесь сколько вам угодно без оглядки на меня. – после непродолжительного, задумчивого молчания, вампир кивнул.
- Что до личных вещей, да, я дозволю вам прибыть на Север и забрать их, но не ранее, чем через неделю. К вам прибудет мой посланник, которая сопроводит вас в Эреш Тал. Возможность самостоятельного пребывания на территории Темных Земель я пока вам дать не могу. – мужчина намеренно использовал новое имя Города Темного Клана, но не для того, чтобы запутать Амариллу, а лишь намекнуть, что города, которого она знала, больше нет. Многие из сородичей устремились в старую-новую столицу вслед за своим правителем, но это не значит, что Длань Ночи враз опустела. В некотором роде, город стал даже великолепнее. Огромный университет, город знаний, магии и тайн, наполненный обилием темных и не очень рас. На момент проектировки казалось, что на его перестройку уйдет уйма времени и ресурсов, но там, где не успевали руки, помогала магия. И смертные маги-стихийники оказались прелестным подспорьем в этом деле. Впрочем, даже сейчас работы там хватало. Одно дело установить камень, другое дело – оживить его, влить в него магическую энергию, превратив все пространство в вечное разноцветное сияние. В некотором роде Аркон завидывал драконам. Только они с помощью своего зрения смогут по достоинству оценить обилие красок, истончаемым Талом, когда он будет завершён до конца.
- Пожалуй, стоит так же упомянуть и более одухотворенные вещи. – Аркон позволил себе мелко облизнуться. Два десятка стригоев ныне пылились в его темницах. Слишком опасные хищники, чтобы отпускать, слишком ценные инструменты, чтобы позволить убить. Можно было держать их в клетках и подкармливать, как дикое зверье, но лучше было бы продать. Только… в платёжеспособности клиентки правитель сомневался. Услуга? Вероятно. Тот редкий случай, когда предложение рождает спрос. В конце-концов и товар редчайший.
- Ваши солдаты храбро сражались и сражались до конца. Полагаю, климат им не слишком важен, но темницы на севере они бы с радостью променяли на что-то иное. – Аркон прошелся взглядом по убранству комнаты, – Что-то более комфортабельное.

+2

8

- Благодарю вас, Ваше Величество. Вы необычайно добры, - Амарилла почтительно склонила голову.
Её не будут пытаться преследовать, это самое главное. И даже позволят посетить дом Анклава и кое-что оттуда забрать, неслыханная щедрость. И всего через неделю. Вампиресса рассчитывала минимум на полгода, а то и вовсе на бесконечное "приходите завтра".
Что бы там ни думал обо всём ею сказанном Аркон, он не мог не заметить, что для самой Лилы это важно. Во-первых, так оно и было, а во-вторых, если тысячелетняя жизнь чему-то и научила вампирессу, так это не спешить. С эмоциями, с выводами, с действиями, вообще ни с чем. Вей-Эст в этом недавно убедился, терпением и пониманием отвоёвывая её у вечности и у себя самой.
Сейчас Амарилла видела перед собой незнакомого вампира и слушала о его точке зрения на произошедшее в Тёмных землях. Она верила ему, но в то же время допускала, что после выяснения всех фактов, у неё сложится иное мнение о тех же событиях. Сомневаешься – не делай, решился – не сомневайся. Сейчас было время для сомнений. И не напрасно. Аркон порядком удивил её, подложив вернуть уцелевших воинов клана.
Провоцирует? Или действительно пытается наладить отношения с не самой последней чернокнижницей Альмарена и уж точно, одной из самых старейших и упорных? Вне тёмных земель она не принесёт ему немедленной пользы, а в долгосрочной перспективе… кто знает? Тёмные колдуны, да ещё и с примесью некромагии существа не от мира сего и ожидать от них можно чего угодно. Последние два года наглядно это продемонстрировали, ведь даже сама Амарилла от себя такого не ожидала.
- Вы вернёте мне остатки моей стражи?.. – с сомнением переспросила она, смерив взглядом молчаливых стражей самого Аркона. – Сколько их там?
Сколько бы ни было, даже одна неполная ланга, три или четыре вампира, это всё равно внушительная сила. Они прошли войну тёмных против тёмных. В человеческом городе с такой свитой можно будет сотворить всё, что заблагорассудится. Кто-то из них наверняка будет следить за Амариллой и доносить в Анклав, но оно всё равно того стоило.
- Что вы желаете взамен? Вернуть кого-нибудь из ваших близких к жизни? Допросить уже усопших? Отвести гибель? Свести кого-то с ума? Я могу… - вампиресса на мгновение задумалась. – Создать жизнь не могу, всё остальное мне по силам. И да, я заинтересована в том, чтобы Стригои уцелели.

Отредактировано Амарилла (22-05-2019 20:35:50)

+3

9

«Нет, я надеюсь превратить врага в друга. Мертвая ты будешь совсем бесполезна». – такое можно было сказать, так было бы даже честно, но Аркон благоразумно оставил мысли при себе. Вместо слов, мужчина позволил себе лишь молчаливо кивнуть в ответ, благодаря за любезность.
Их взгляды схлестнулись, когда вампир ненавязчиво предложил «куда-то» деть пленников. Быть может в Арконе разыгралось воображение, но он весьма отчетливо представил себе мысленный диалог меж ними. «И да, я хочу вас купить за них, купить вашу, если не лояльность, тогда дружбу. Но не сразу, а лишь тогда, когда пойму, что смогу вам доверить оружие, которое не обернется против меня». Еще один раунд борьбы, спустя какое-то время, он бы выдержал еще более достойно, чем прежде, в этом Аркон был уверен. Но недооценивать противников все-таки не собирался – под руководством сидящей напротив стригои стали бы еще сильнее.
- Двадцать четыре. – мужчина повернул голову в сторону, бросая короткий взгляд на одного из сопровождающих. Тот слегка кивнул.
- Все в целости и сохранности. Практически. Может у кого-то не хватает каких частей, но уверен, они восстановятся со временем. Было довольно проблематично схватить их живьем. – сокрушаться дальше Аркон не стал, но, признаться, гораздо сложнее было их оставить в живых после захвата. Гончие Катрин, как и сама Железная Дева, жаждала их крови, их агонии, их смерти за все неприятности, что стригои доставили престолу и Псарям лично. Наблюдать за их схватками было интересно и не будь Аркон заинтересованным лицом, он желал бы, чтобы представление продолжилось.
Как и ожидалось, Амарилла соблазнилась на подобный товар. Вампир явственно представил себе, как винтики внутри ее головы начали разгонятся, представляя, как и когда можно использовать инструменты. Но не спеши же, леди, ты заплатишь мне за них и сполна. И это не будет чем-то простым, обещаю. Вампир так же не спешил, ожидал предложения, равноценного.
Что-то внутри Аркона на мгновение надломилось, когда вампиресса упомянула возможность возвращение к жизни. Словно весь мир, все окружение внезапно замерло на долю секунды, заставляя его безжизненное сердце забиться вновь. Нет, показалось. Этого не может быть. Софи мертва и воскресить ее сможет лишь божественное провидение, а не сидящая напротив. Божественного провидения он пока не заслужил, а тот единственный, кто мог бы откликнутся на просьбу – беспробудно спал. Найти бы способ достучаться до него, вот только как? Впрочем, об этом стоило подумать в другое время. Сейчас оно не пришло. Поэтому вместо моментального пожелания, мужчина наградил ее улыбкой.
- Сейчас у вас нет ничего, что вы могли бы предложить мне в качестве оплаты за жизнь и содержание ваших – «питомцев. - Слуг. Но уверен, рано или поздно, что-то подобное появится. Услуга, предмет, лицо… Мы договоримся. А пока они продолжат свое существование на Севере. Они будут целы и готовы выполнять ваши поручения. – вампир сделал непродолжительную паузу, после чего добавил. – Даже если пройдет пару сотен лет.
«Пара сотен лет, которые они проведут погруженные в сон без сновидений.» Ментальщики, да и сам Аркон, пытались добиться от них лояльности путем магии и уговоров, но последствием первого становилось безумие (и после потери трех стригоев дальнейшие попытки остановились), а второе просто не давало результатов. Стригои были слишком верны своим покровителям, даже при условии того, что их попросту кинули. Поразительная верность. Еще одна причина завидовать. Увы, сам Аркон же располагал лишь фокусом с кубком. Пришлось оставить их в своем оригинальном состоянии, добавив лишь щепотку «внутренних команд».
- Впрочем, я узнал достаточно. – Аркон приподнялся со стула, проглаживая складки на рукаве изящными взмахами ладони.
- Благодарю за вашу выдержку и деловой подход. Не сейчас, но позже, надеюсь, мы станем славными партнерами. Мы на севере, вы на юге. Это будет замечательно. – отчего-то Аркон предполагал, что Амарилла желает получить здесь власть. Тем или иным образом. Возможно, она изначально этим занималась ради Совета и клана, а сейчас продолжит работу, но уже на себя. И подобный союзник был бы кстати. Оставалось надеяться, что вампиресса не погубит себя во время пути какими-нибудь необдуманными действиями. А уж Аркон за ней обязательно присмотрит.
- Проводите меня? – пора было разнообразить беседу о делах чем-то более отвлеченным.

+3

10

О, вот и до "приходите завтра" добрались. Что ж, кое в чём у владык вампиров преемственность просматривалась отменно. Сифу тоже нравилась эта формулировка. Собственно, почему он и остался без советницы. И сейчас, когда её поманили вкусненьким, а потом вытащили кусок прямо изо рта, так и не дав распробовать, Амарилла повела себя так же, как сотни раз поступала с братом. Улыбнулась своей самой благожелательной улыбкой и согласно кивнула.
- Это было бы замечательно, а то прямо сейчас мне решительно некуда девать две дюжины вампиров.
"Умён, но не слишком", - удовлетворённо отметила она про себя. При нынешнем раскладе, если он запросит слишком высокую цену, то Амарилла всегда сможет отказаться. А вот если бы Стригоев отпустили сейчас, пришлось бы выполнить пожелание Аркона, чего бы тому ни захотелось. В первом случае речь шла лишь о двадцати четырёх обученных вампирах, воинах, которые должны были умереть вместе с хозяевами, но чудом уцелели. Как бы то ни было, спасения они не ждали и, отказавшись, Амарилла не обманет ничьих ожиданий. Во втором же к стоимости и без того весьма ценного ресурса прибавлялась ещё стоимость риска и доверия, а ведь они бесценны.
Не войн, не игрок, не учёный. Торговец, расчётливый торговец… и мошенник. Ни больше и ни меньше. Что же, оставалось надеяться, что в ближайшее время у неё найдётся подходящая плата и товар не успеет испортиться. Хотя, Лила заберёт их и после пары сотен лет. Правда, только для того, чтоб убить. Им и сейчас уже пришлось бы вправлять мозги долго и основательно, а уж по истечении такого срока останется только проявить милосердие. Мир людей слишком изменится, чтобы вампиров можно было вернуть в общество, а плодить одиноких, хищных бродяг это, право, дурной тон.
- И у меня нет намерения покушаться на власть в Лайнидоре, - мягко продолжила вампиресса, поднимаясь. – Людьми должны править люди. Они гораздо лучше разбираются в нуждах своего народа, а я пока собиралась лишь позаботиться о своих и буду очень рада, если в процессе чем-то смогу быть вам полезна.
Она была уверена, что сможет. И даже уже знала чем. Ответ лежал на поверхности. Аркон был из породы тех, кто ненавидит рутину и в то же время не может от неё отказаться, ведь в ней так спокойно и стабильно. Не может, но очень хочет. Хотя бы иногда. Ничем не рискуя. Поэтому он появился в Лайнидоре лично. Ни в поисках союзника или врага, ни чтобы поглумиться или посочувствовать, а от скуки. Он пришёл к той, чьё имя было практически противоположно по значению этому слову. И разочаровался. Рыжей вампирессе не было до него никакого дела. Она даже провожать его пошла так, будто стремилась поскорее спровадить и заняться своими делами. И это хорошо. Амарилле нужно было время, чтобы подготовиться, нужно было, чтобы про неё забыли. А уж потом станет не до скуки.

Отредактировано Амарилла (25-05-2019 18:21:31)

+2

11

Самая обворожительная улыбка получилась что надо. Будь Аркон немного человечнее, будь он хоть на йоту заинтересован в плотских увлечениях, мужчина придумал бы самый банальный и простой способ получить Амарилле своих стригоев, засунув свой орган прямо между этих пленительных пухленьких губ, зарывая длань в волосы медного цвета. Но вампир был собой и никем иным, поэтому мог проанализировать изменения в поведении и сказанные слова беспристрастно. Практически.
Не могла придумать куда деть? Да мужчина мог поспорить на что угодно, что если бы он достал из внутреннего кармана сюртука всех двадцати четырех пленников, собеседница смекнула бы куда их деть. Хоть бы и под подол своего платья или рассовав под скамьи. Такими не разбрасываются, таких забирают и не жалуются. Жаль, что интерес к предложению был только у сидящей напротив, но интерес был и он никуда не денется. Вкупе со словами, обворожительная улыбка представлялась не любезностью, а способом прикрыть недовольство. Недовольство, вызванное тем, что пленников она получит после оплаты, они не войдут в кредит доверия. Необоснованное и глупое, сравнимое с обидой ребенка, которому сказали, что конфету тот получит лишь после того, как съест тушеные овощи. Но Аркон знал таких детей, он сам был одним из них. Получив конфету, ты об овощах думаешь в последнюю очередь. Поэтому, в ответ на улыбку, мужчина произнес нейтральное:
- Пожалуй.
«Людьми должны править люди». Эльфы должны править эльфами, гномы – гномами, овцы – овцами, и так далее. Занятная теория, с которой Аркон, увы, был не согласен и которую, к слову, опровергал на практике. Даже правители людей редко знали о нуждах простого люда, чем и как тот живет, на то у них были советники. Впрочем, это была лирика. Новость о том, что Амарилла не желает захватывать власть здесь, несколько огорчила Аркона – женщина постепенно теряла весь интерес к себе и свою ценность. Да, она была очень талантливой колдуньей, осведомленным о многих тайнах магического искусства, но вампир знал, что личное могущество нивелируется простой математикой. Один сильный маг равняется в меньшую сторону двум средним и четырем слабым. Как то так. Даже если ошибешься в расчетах, картины в целом это не изменит. Колдунов, и сильных и слабых, у него было в избытке. Поэтому сотрудничество в магическом плане он не предполагал с самого начала, рассчитывая на ее помощь в более… стратегических вопросах. А тут выходило, что в этой нише назревает пробел. Печально. Впрочем, пройдет месяц, пройдет второй, он отпустит пятерку стригоев к ней… может это подстегнет вампиршу к мыслям о власти? Стригои хорошие инструменты направления своей воли и держать их просто так бессмысленно. К тому же он надеялся, что Амарилла со всеми этими свадебными кандалами и прочим не растеряла общевампирской тщеславности. Ох, Рилдир, брак, это же надо. Посмотрим, что из этого выйдет. В конце-концов, не слова определяют намерения, лишь деяния.
- В самом деле? – Аркон изобразил удивление, после пожал плечами, идя бок о бок с вампирессой по коридору по направлению к лестнице вниз, к выходу. Спутники вампира молчаливо следовали за ним, оставаясь на достаточно расстоянии, чтобы успеть прикрыть сюзерена, но не слишком близко, поддерживая иллюзию личной беседы.
- Посмотрим. Лайнидор весьма удобно расположен в центре – через него проходят множество караванов с востока на запад и обратно. Вкупе с относительной близостью к порталу… Я слышал его стерегут джинны. Это правда?
Наконец, они подошли к воротам, ведущим на улицу. Под сводом расположились остальные сопровождающие вампира гвардейцы, неотличимые друг от друга, ни ростом, ни габаритами, ни одеждами. Аркон развернулся и улыбнулся на прощание своей спутнице.
- Еще раз, примите мои извинения за инцидент и благодарность, что приняли меня. Возможно, мы встретимся вновь, когда прибудете в Темные Земли. А пока, прощайте.
С этими словами, он воздел руку в сторону глухой стены, проведя по воздуху пальцем, словно бы разрезая пространство. Рядом со стеной показалось голубоватое сияние, которое в мгновение ока расширилось в сторону и в высоту, раскрывая проход на север. Не медля, мужчина шагнул внутрь - а в след за ним, по двое шагнули и его сопровождающие.

Отредактировано Аркон (25-05-2019 05:31:58)

+1

12

При ближайшем рассмотрении Аркон оказался заметно её выше. Впрочем, как и почти все, кто находился рядом. Сейчас это было вампирессе на руку и она будто сделалась ещё меньше и миниатюрнее.
- Всё верно, - кивнула Лила, подотстав на полшага. – Южный портал охраняют духи огня, которых здесь называют джинами. Только такие создания могут существовать в тех жарких, засушливых местах. С ними можно договориться, но это не дёшево. А золото не единственное и не самое ценное, что их интересует. К тому же, пропускная способность портала удручающе мала, ни для торговли, ни для переброски войск он не годится. Я когда-то всерьёз занималась этим вопросом, но наши чародеи ничего не смогли с этим поделать, а теперь они, вероятно, мертвы и даже имевшиеся скромные наработки утрачены. Вам придётся начинать всё с начала.
Она старалась отвечать обстоятельно, но на самом деле думала совершенно о другом. Мотаться по свету куда спокойнее, когда за тобой мощь клана и братцы, которые оторвут причиндалы любому, слишком рьяно ими звенящему. Обычно Амарилла сама разбиралась со своими проблемами, но сам факт наличия запасного варианта придавал уверенности. Так было всегда, сколько она себя помнила. С самого первого дня, как стала вампиром. А теперь этого не стала. Придётся самой озаботиться своей безопасностью.
Вместе с Арканом они вышли во двор и Лила в очередной раз покивала, выслушав порцию вежливой лжи. Прощения просят, когда раскаиваются, а тут можно было и не утруждаться.
- Примите напоследок добрый совет. Не связывайтесь с дроу. С отдельными их семьями можно вести дела, но в целом они управляются сборищем агрессивных, абсолютно сумасшедших баб. Потом проблем не оберётесь, - усмехнулась она и подняла руку в прощальном жесте.
Северные вампиры покинули гостеприимные земли Лайнидора, а Лила осталась, наблюдая за тем, ка смыкаются мерцающие кромки портала. Со спины к ней подошла Кёрхем ханум в окружении двух верных и явно встревоженных сторожей.
- Кто это был? – благоговейно выдохнула старушка.
- Очередной убийца моей семьи, - тихо и недобро отозвалась вампиресса.
- Что-что? – не расслышала ханум.
- Друг семьи, говорю, - произнесла Лила погромче.
- О, значит, он ещё вернётся?..
- Конечно, - рыжая покосилась на неё, закатила глаза, но разочаровывать не стала. – Деньжат соберёт и обязательно вернётся. Соскучиться не успеете. Идёмте, апай, завтра важный день.
Наверное, надо было рассказать обо всём этом Вею... Но с другой стороны, завтра действительно, будет не до этого, да и в ближайшие дни тоже. Вот покончат со своей кочевой жизнью, тогда она и выберет время поговорить с вивенди, а пока не стоит его тревожить.

=Конец=

Отредактировано Амарилла (26-05-2019 08:53:06)

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Всё имеет свой закат и только ночь кончается рассветом