http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Поохотимся?


Поохотимся?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sd.uploads.ru/t/F6fxs.jpg

Время:
Начало весны 10606 года.
Где:
Деревня Грейнидор, расположенная на территории свободных земель к северо-востоку от Королевства Карид. Глубокая сеть пещер Скалистых Гор.
Участники:
Анания Бриар и Адель ди Мельхарт.
Сюжет:
Большая и некогда весёлая, благоустроенная Грейнидор, как и множество других деревень, - отличное пастбище для кровопийц. Даже самые старые вампиры не брезгуют полакомиться кровью простого люда. Ведь мало того, что она легкодоступна, так ещё и сочетает в себе самые разные сорта: здесь тебе и сочные девственницы, пребывающие в расцвете красоты и юности, и сытные смазливые юноши, взрослые крепкие, а главное сексуальные работяги, излюбленный выбор любительниц сначала заманить
бычка в постель, подогреть его, а затем приступить к долгожданной трапезе. Однако нельзя переусердствовать в подобном, ибо еда начинает возмущаться и звать на помощь! И в этот раз будет повествоваться об одном из отпрысков ночи, что не воздержался от чревоугодия и открыл на себя охоту.
После череды ужасных смертей и кучи обескровленных трупов, Власти ближайшего государства направляют в Грейнидор отряд наёмников, по-совместительству являющихся охотниками на вампиров и прочую нечисть. Адель прибывает в Грейнидор как одна из таковых. Анания оказался там по воле случая. Прознав о нашествии вампира, он не смог остаться равнодушным к проблеме крестьян и вызвался помочь. И таким образом, герои, намеренные освободить невинный народ от гнёта безжалостного чудовища, даже не подозревали, что сами станут жертвой ночного охотника, когда ступят на его территорию.

Отредактировано Анания (09-05-2019 00:19:56)

+2

2

- Мне это надоело! С меня хватит! Рилдир проклял эти места! Рилдир проклял эти места! Рилдир проклял эти места! А-А-А-А-А! - истошно крича на всех и вся, старец, обезумевший где-то в толпе, выбежал из её круга, толкая людей прочь и исчезая во мраке улицы. Все переглянулись между собой, охваченные тревогой и беспокойством.
- Что же за напасть? Уже двадцать второй за эту неделю... - послышалось из толпы собравшихся крестьян. Женщины, мужчины, старики и дети окружили старый колодец, на дне которого плавала человеческая голова. Старейшина был напуган больше остальных. Испытав отвращение, он прикрыл свой рот рукой и разглядел, как чья-то расцарапанная до костей физиономия с ужасом смотрит на него со дна, качаясь в грязной почерневшей воде.
- Возвращайтесь в свои дома! Заприте окна и двери, чего повылезали? Идите, идите! -  повелел он, обернувшись ко всем, стараясь не вызывать панику. Но его игра в спокойного лидера вселила ещё больше страху в окружавших, которые легко распознали лютый испуг и поторопились выполнять.
Грейнидор - мрачная, заполонённая густым туманом деревушка, стоящая недалеко от Скалистых гор. Не верится, что когда-то в этом месте была счастливая жизнь.  А она была, поверьте. В ныне затянутом серыми тучами небе когда-то светило яркое Солнце, жители пели, плясали, работали и радовались. Но всё вдруг переменилось — и погода, настроение и характер: повсюду был мрак, словно проклятье, не желавший отступать, ветер не переставал шуметь в вершинах деревьев, предвещая очередную бурю, вокруг  виднелись только камыш и перестоялый поломанный лес, очертания которого редко-редко выглядывали из темноты.
Утро. От этого места Анании становилось не по себе. Проходя по улице, ведущей невесть куда из-за непроглядного тумана, он ловил на себе подозрительные взоры силуэтов в темноте, стоящей за высокими окнами серых домов. Ото всех тут смердило страхом и недоверием. Деревня была огромной, а людей, которые встречались юноше на улице, можно было пересчитать по пальцам. Вот из-за угла показался маленький мальчик, поднимавший свою игрушку с земли. Видать, игрался возле дома. Не успел Анания рассмотреть его лицо, мать  тут же окликнула этого малыша, угрожающе глядя на облаченного в черное. Парень нахмурился в ответ, не понимая, чем он заслужил презрительный взгляд этой мамаши.
- Пэрес! Живо иди в дом! - крикнула она маленькому Пэресу, что некоторое время стоял и удивленно смотрел на недоумевающего Ананию. - Пэрес! Я кому сказала?!
И Пэрес забежал в дом, после чего дверь громко захлопнулась, обрывая собой все звуки, какие были на тот момент. Было тихо. Ан некоторое время бродил по округе. Никого не было видно, даже силуэты померкли в окнах, наводя этим ещё больше жути, ибо ощущалось, как взгляды ещё долго преследовали парня, врезаясь ему в спину.
Когда он дошёл до старейшины, тот был в окружении людей, не походивших на простых деревенских обывателей. Сам старейшина был приземистый седой мужичок, упитанный и широкоплечий. Ото всех остальных его отличала длинная седая борода и крестьянская одежда. Ещё трое мужчин, одетых в схожие короткие плащи и кожаное убранство. Они все серьезно и негромко беседовали о чём-то, стоя возле того самого колодца, где некогда собиралась толпа. Анания подошёл к четверке, и заметил у тех троих недешевое боевое снаряжение, после чего решил поздороваться:
- Здра...
- Э-э, подожди. Как-то ты не похож на девку, парниша. - обратился к Анании самый крупный из трёх. - Ты кем будешь?
-Это же очевидно, идиот... Ан... - не успел он договорить, как его вновь перебили, на этот раз товарищ первого:
- Да какая разница? Давай, пацан, иди отсюда, нахрен.
После долго нудного общения, которое не обязательно повествовать и в котором Анания принял не слишком активное участие, выяснилось, что те трое ждали девушку, которая должна была стать их спутницей в охоте на вампира. Из уст Старейшины Ан узнал о беде, случившейся в этом месте, в следствие чего присоединился  к ним, хотя трое наёмников не слишком-то были рады брать с собой юношу. Чуть позднее к ним присоединился ещё один деревенский парень, вызвавшийся вторым добровольцем.

Отредактировано Анания (04-05-2019 05:27:43)

+1

3

Так уж вышло, этой весной Адель оказалась в городе Кариде, столице одноименного королевства. Скитания благородной воительницы, по обитаемой людьми части мира, были абсолютно хаотичны. Ей было все равно, где заниматься тем, что она умела лучше всего. Убивать чудовищ. Тех, кого обычные люди называли нежитью и нечистью. За годы, что минули с тех пор как девушка покинула владения своего рода и отправилась странствовать, не совсем по своей воле, надо заметить, она успела обзавестись серьезной репутацией, в определенных кругах. Как она из лучших охотников на эту самую нежить и нечисть. У нее определенно был повод гордиться тем, что она достигла более чем впечатляющих успехов и признания в своем деле. Но спросил бы кто саму Адель испытывает ли она гордость, по этому поводу? В ответ она лишь пожала бы плечами. Для дочери благородного рода Мельхарт, ее профессия и диктуемый ей образ жизни, были единственным оправданием ее существования. Она убивала чудовищ, чтобы не стать чудовищем самой. С ее точки зрения в этом не было ничего благородного и достойного восхищения.
Потому комплименты в ее адрес, в которых данный момент рассыпался ее собеседник, оставили девушку абсолютно равнодушной. К тому же манеры, внешность и сама личность этого господина, не вызывали в ней ничего кроме отвращения.
Рауль дель Морино. Глава благородного рода Морино, как представился этот мужчина, подсев за ее столик в таверне, был бабником, пьяницей и игроком (не особо удачливым). Манерами, приятной взгляду внешностью и утонченным чувством прекрасного, этот господин так же не блистал. Грузный, пожилой мужчина, с нездорово красным лицом, мутным взглядом, в давно не стиранном, засаленном камзоле, кричаще яркого, малинового цвета. Пальцы рук, увешаны золотыми перстнями, на шее целых три, толстых золотых цепи. По мнению Адель, так мог бы выглядеть разве что, неожиданно разбогатевший мелкий лавочник, но никак не глава благородного рода и владетель обширных земель. Первым порывом девушки, когда этот тип окинул масляным взглядом ее фигуру, все изгибы которой подчеркивал тщательно подогнанный под нее кожаный доспех работы известного оружейника сумеречных эльфов, предложил заказать ей самого дорого вина и лучший ужин, что могут подать в этой таверне, было от всей дать ему в зубы. Пачкать об это… Существо! Самим фактом своего существования, позорящим благородное сословие свои мечи, Адель сочла недостойным воина и опоясанного рыцаря. Однако в ходе все же состоявшейся между ними беседы, а скорей монолога господина Морино, который воительница поначалу приняла, за обычные пьяные жалобы на жизнь, ее мнение об этом человеке пусть ненамного, но изменилось в лучшую сторону. Владетельный сеньор дель Морино, все же как мог заботился о своем владении и своих людях, собственно этой забота, и стала поводом для их знакомства. Заказав себе лучшего вина, воительница от выпивки вежливо отказалась, он поведал Адель, о “небольших проблемах” в своем владении, а точнее, в одной до недавних пор, большой и процветающей деревне в предгорьях Скалистых гор. Ну это с точки зрения господина дель Морино, проблемы у жителей этой деревни были “незначительными”. У него таких деревень было с десяток. А вот с точки зрения жителей этой деревни, гнездо вампиров в ее окрестностях, было приговором. В том, что людей там убивают именно вампиры и уже довольно давно, странствующая охотница на нечисть поняла сразу, не смотря на довольно общее описание проблемы и весьма своеобразный стиль разговора своего сильно нетрезвого собеседника, который как она поняла и сам не обладал всей полнотой информации по данному делу. Далее, как не трудно догадаться, сей владетельный господин предложил Адель присоединиться к уже собранному им, отряду наемников, наймом которых он озаботился для скорейшего решения этой проблемы. Естественно не бесплатно, хотя в данном случае, воительница согласилась бы поучаствовать в этом деле и без какого-либо материального вознаграждения. К большинству разумных, которых люди называли нечистью, сама благородная воительница относилась нейтрально. Она уже давно поняла, мир не делится на черное и белое. Но только не к вампирам! Для подобного отношения у нее имелись вполне, как ей самой казалось обоснованные, личные причины. В своем отношении к Детям Ночи, она была согласна с большинством обывателей. Все эти твари, суть порождения тьмы и ничего хорошего, красивого и благородного в них нет и быть не может. Каждый уничтоженный ею кровосос, делает этот мир лучше и придает ее жизни смысл. Но все же… Несмотря на исключительно благородные мотивы, которыми руководствовалась воительница в своем деле, ей банально нужно было на что-то жить. Потому, как обычно от денег девушка не отказалась и даже потребовала половину суммы вперед. Так как вне всяких сомнений ей предстояла схватка с более чем серьезным противником, она планировала закупить в городе кое-какое дополнительное снаряжение и зелья. На упомянутых господином Морино наемников, в качестве подмоги, у Адель надежды было мало. Большинство даже настоящих “ведьмаков” - боевых магов, профессиональных охотников на нечисть и нежить, сильно уступали ей в своих боевых возможностях. Особенно против вампиров. А тут обычные наемники-люди! К тому же, не любила она работать в составе отряда. Если только сама этим отрядом не командовала.
Весь следующий день у Адель занял поход по лавкам оружейников, целителей и алхимиков. На настроение благородной воительницы, это повлияло не в лучшую не в лучшую сторону. Во-первых, ее приводила в ярость мысль о том, что каждый час промедления в этом деле, может обернуться новыми смертями, которые еще и усилят, обосновавшихся в окрестностях той деревни кровососов. Во-вторых, торгашей дочь благородного рода Мельхарт, “любила” немногим больше чем тех кровососов. И вынужденное общение с ними, опять же хорошего настроения девушке не добавило.
Но вот приобретенные по сравнительно невысокой цене, те самые зелья и снаряжение, что существенно облегчают любому “ведьмаку” его работу, воительницу с вынужденной задержкой немного примирили. Приобретенное ей снаряжение состояло собственно из веревки с крюком, набора стальных клиньев и ледоруба. Что такое горы, за то время что ей довелось командовать десятком егерей из Особого Отряда городского войска у себя на родине, Адель не раз ощутила на собственной шкуре! Потому, лишний вес и объем этого снаряжения, которое вполне могло и вовсе не пригодится, ее не смущал. Так же озаботилась она теплой одеждой, набором из пяти осиновых кольев разного размера и десятком болтов, с особыми наконечниками. Для своего арбалета. Такими, которые можно было вынуть из раны, только оставив в ней наконечник. Подлое оружие! Но в битве с кровососами, соблюдать рыцарский кодекс было с ее точки зрения, просто смешно. Особенно как считала Адель, повезло ей с зельями. Два флакона зелья “среднего исцеления” и один “большого”. Для нее самой, благодаря ее повышенной по сравнению с обычными людьми регенерацией, сколько-нибудь полезным в бою, было разве что “большое”. Которое (в теории) могло лечить даже смертельные ранения. Но тут девушка думала и о своих будущих товарищах по оружию. Небольшая бутылочка, так называемого “Жидкого Серебра”. Любимого алхимического состава “ведьмаков”. Который на время, давал обычному стальному оружию, свойства серебряного. Содержимого этой бутылочки, вполне должно было хватить, на обработку режущей поверхности обоих ее мечей и десятка наконечников арбалетных болтов. И наконец самая опасная (прежде всего для нее самой) и самая дорогая ее покупка. Небольшой цилиндр из очень толстого, темного стекла, в кожаном чехле, заполненный “Зеленым Огнем”. Цилиндр этот, был снабжен тонким шнуром, за который по словам алхимика, у которого Адель приобрела эту штуку, следовало сильно дернуть, чтобы поджечь его содержимое. А после бросать как можно дальше. Если же не успеешь отбросить… Потушить эту вязкую, липкую, гадость зеленого цвета, чуть светящуюся в темноте, по уверениям того алхимика, было почти невозможно. По крайней мере водой. А горела эта гадость так, что могла легко и быстро расплавить полный рыцарский доспех. Как оружие против вампиров и любой другой нежити, “Зеленый Огонь” считался как бы не лучше серебра. Если бы не был также опасен прежде всего для того, кто рискнет этим оружием воспользоваться. Адель также понимала, что против нее, эта штука будет еще более эффективна, чем против чистокровных вампиров. Но все же, решила рискнуть и со всеми надлежащими мерами предосторожности разместила стеклянный цилиндр, на самом дне своего дорожного мешка.
В дорогу она тронулась только на следующее утро. Перед выходом из города, Адель думала купить коня. Но решила, что в данном случае, быстрее будет все же пешком. По здешним дорогам, скорость всадника, даже на очень хорошей лошади, не сильно превосходила скорость, пешего путника. К тому же, опыт Адель по части верховой езды, недвусмысленно подсказывал, что ей понадобился бы, еще как минимум день, на то чтобы животное привыкло к ней и не пыталось убежать в ужасе, от своей новой хозяйки. А пешком она передвигалась, куда быстрее обычного человека и была куда выносливее. Весь путь до этой злосчастной деревни, она преодолела за сутки, остановившись на ночлег в лесу. Воительница, снова вспомнив опыт своей службы в егерях, передвигалась так называемым “охотничьим шагом". Шесть шагов обычным быстрым шагом, шесть бегом.
В Грейнидор, Адель добралась под вечер и деревня эта, с первого взгляда ей не понравилось. Не понравилось ей, да что там, привело в бешенство! Зрелище того, во что превратили это некогда богатое и процветающее селение и его еще живых обитателей, эти Ридлировы отродья!
Тяжелая, вязкая аура страха и безнадежности, витающая над этим местом, почти физически давила даже на обычных людей, что уж говорить о ней! Кому, благодаря ее нечеловеческой природе, дано было видеть, слышать и ощущать, большинству людей не доступное. Но тут снова, как не удивительно, выручило ее “почти ручное чудовище”. То, что всегда было с ней, в глубине ее разума и души. Тварь зарычала и “натянула поводок”. Здесь для нее было много слабой, доступной добычи, вот только… Чувствовала она и конкурентов. Других, таких как она. Охотников. Сильных, быстрых, безжалостных. И если насчет “добычи”, девушка была с ней согласна, то их чувства, в отношении “охотников” полностью совпадали. Правда, у Твари это были скорее эмоции, все же ее “чудовище” не была полноценной личностью. Всего лишь набором инстинктов и рефлексов. Потому, воительница удержала себя от того, чтобы привычно “натянуть поводок”. Теперь те, кто сотворил такое, с этой деревней и ее жителями знают. Они в свою очередь, очень скоро, станут добычей. Ее и Твари. Губы девушки растянулись в предвкушающей ухмылке, напоминающей скорее хищный оскал, для постороннего наблюдателя. Особенно, учитывая слишком длинные для человека клыки и вспыхнувшие в глубине ее глаз красные огни. Очень скоро, все они познают страх, боль и страдания, что причиняли своим жертвам.
Деревню окутывал густой серый туман. Только деревню и ее ближайшие окрестности! Что уже выглядело подозрительно и пугающе.  Но не для Адели. Бесшумной тенью она скользила по главной улице селения, по пути бегло отмечая, множество странностей в окружающей обстановке и помимо этого трижды Ридлиром проклятого тумана! По пути к центру деревни, где как объяснил ей синьор дель Морино, находился дом местного старосты, девушка не встретила ни одной живой души. Тут имеется в виду не только ни одного человека. Вокруг царила полная тишина, будто деревня вымерла.  Не лаяли собаки, не кудахтали куры не мычали коровы. Адель не слышала даже звука собственных шагов. Но тут виноват был вовсе не туман и общая гнетущая атмосфера этого места, а то что воительница и охотница на чудовищ, уже была на охоте и перемещалась по условно вражеской территории. Где нападения можно было ожидать в любой момент, откуда угодно. Возможно поэтому компания из нескольких мужчин собравшихся у колодца на лобном месте в центре деревни и вполголоса, почти шепотом что-то обсуждающих, не заметила ее приближения. Общее содержание их беседы, заставило Адель снисходительно усмехнуться. Суть разговора была совершенно естественна, для обычных людей в подобной ситуации и выражалась одной простой фразой - кто виноват и что делать?! Как обычно. В беседе, довольно оживленной, хоть и вполголоса, принимали участие два обычных, деревенских мужика, точнее мужик в годах и молодой парень, трое судя по их одежде и снаряжению, тех самых наемников, с которыми ей предстояло работать и… еще один парень, на первый взгляд, да и на второй тоже, совершенно в эту компанию не вписывающийся.
Первой мыслью воительницы, когда она хорошенько этого парня рассмотрела, была – Как его здесь не убили?!
Его внешность и даже одежда, в точности соответствовали представлениям обывателей о том, как должны выглядеть вампиры. Ее собственный внешний вид впрочем, соответствовал этим представлениям в еще большей степени. Адель точно знала, что вампиром и даже дампиром как она, этот странный юноша не является. Вампиров, как и полукровок, вроде нее самой, она чуяла. Не видела какую-то там ауру как маги, а просто смотрела на разумного и знала, вампир он или нет. Разумеется, эта ее “чуйка” срабатывала не всегда. Старые мастера-вампиры, могли годами жить среди людей в больших городах, никем не обнаруженные.  Но ни один из них, что научились скрывать свою суть, с помощью особых амулетов, либо заклинаний, точно не будет внешне выглядеть как вампир, тем самым навлекая на себя подозрения. Поскольку при тщательной, всесторонней проверке этих подозрений, не поможет никакая маскирующая магия и амулеты. Также, девушка заметила, что как воин, этот парень единственный из собравшейся компании, почти равен ей. Остальные… Смазка для клыков когтей нежити. Как и ожидалось. Ожидалось, но все равно, дочь благородного рода, чуть сплюнула от досады. Но тут же себя одернула – Я ведь знала на что соглашаюсь! С самого начала знала! Что рассчитывать здесь придется только на себя и... Пожалуй, на этого странного парня в черном.
Добрый вечер господа! — поприветствовала Адель всех присутствующих, словно призрак бесшумно возникнув из тумана в паре шагов от этой странной компании стоявшей у колодца, одновременно на всякий случай снимая капюшон своего плаща. Она и без того выглядела вовсе не безобидной, юной пастушкой. Особенно для разумных что и сами знали, с какого конца за меч браться, а в этой компании, таковых было большинство.
Приношу свои извинения за задержку. Адель ди Мельхарт. Дочь славного и благородного рода, опоясанный рыцарь, охотница на чудовищ и мастер школы Стальной Розы — тут девушка машинально приподняла сегментный наплечник своего доспеха на левом плече, демонстрируя всем присутствующим ту самую розу. Татуировку, нанесенную с использованием дорогой алхимической краски цветом “под сталь”. Про себя она сильно сомневалась, что в этих краях, кто-нибудь слышал, о фамильной школе фехтования ее рода. Но все же решила, не лишне будет упомянуть и об этом, ложной скромностью дочь благородного рода Мельхарт никогда не страдала — Сдается, это меня вы все тут дожидаетесь?

Отредактировано Адель ди Мельхарт (06-05-2019 00:07:46)

+1

4

[indent]"Троица святых." — так называли себя члены этой свиты и так слыли они среди охотников на нечисть, обитавших в королевстве, о чем ни Анания, ни старейшина не знали. Эдмунд Розвальд, стоявший в окружении своих компаньонов, был изрядно выше и крупнее остальных. Лидером этой братии являлся именно он. Догадаться об этом было не трудно. Лицо его украшала идеально стриженная медовая щетина, словно бы Эд только что от цирюльника. Голову его венчала коричневая кожаная шляпа с высокой округлой тульёй, вогнутой сверху, и с широкими подогнутыми вверх по бокам полями. В её тени скрывались лучики морщин, что окружали карие глаза, бесстрашно взирающие на мир, свидетельствуя о несомненном боевом опыте Эдмунда и десятках прожитых им лет. Приметой поздней зрелости являлась также густая седина, окрасившая виски идеально ровно. Широковатые стан его и плечи доказывали крепкое сложение, способное переносить все трудности жизни охотника на кровопийц. Силы в его огромных предплечьях, кистях и могучей выпирающей груди было не мерено. Могло бы показаться, что одной своей рукой он способен сдавить череп живому человеку. Многие в это действительно верили, а кто-то и вовсе заявлял, что был очевидцем сего, как те двое, стоящие рядом. Один поджарый молодой юнец, которому на вид лет двадцать четыре, ехидный, циничный, и второй — серьезный крепыш, коему не дашь и тридцати с половиной. Оба невысокие, ростом ниже Анании. Светловолосые, издали их можно было принять за близнецов, ибо даже черты лица не слишком-то различались. Все трое были одеты одинаково до мелочей. Каждый был одет в коричневую шляпу, рубаху, кожаные штаны с надетыми поверх бедер подвязками для метательных клинков отлитых из серебра. Если приглядеться, можно было заметить упрятанные в сапогах серебряные ножи, по одному у каждого. На спинах у всех хранились арбалеты, обыкновенные, заряженные также серебряными болтами. На поясах демонстративно покоились несколько склянок с черной субстанцией, похожей на горючую смесь, и полуторные мечи. У Эдмунда вместо меча сбоку свисала тяжелая палица с множеством острых шипов. Глядя на его мышечные массы можно было с уверенностью заявить, что палицей он машет быстрее, чем те двое своими полуторниками. Эд чересчур выделялся на их фоне, выростая посередине, словно орочий отрок на фоне людей. Было одно единственное отличие в его убранстве — короткий плащ — своего рода символ его главенства над двумя другими.
Явившаяся из неоткуда, словно призрак, Адель повергла в нелегкий испуг двух крестьян: старейшину и юного добровольца, которые чуть что готовы были начать гадить под себя со страху. Остальные среагировали без слов, с любопытством оглядывая незнакомку.
Стальная Роза? Никогда о ней не слышал, миледи. — выдал Эдмунд  грубым голосом, являя слушателям речевой этикет, который шел в самое нелепое сочетание с его внушительным видом. — Надеюсь, от вас будет толк в этом деле.
— Не слишком ли ты молода, девочка?

— заметил средний из троицы, взглядом снимая с её тела кожаный доспех и выискивая всё самое сокровенное. — Не знаю, как насчет убийцы, но нам в походе такая красотка бы пригодилась... Правда, вовсе для иных нужд...
Все трое дружно и цинично засмеялись.
Ананию больше всех заинтересовал герб рода Мельхарт, что можно было заметить в его внимательном взгляде.
Старейшина резко испарился в густоте тумана, откуда  доносилась его одышка и где через секунды три послышался грохот закрывающейся дверцы.
Вот старый трусливый хрен. Ну что, Эд? Берем этих? — самый молодой из троицы явно не желал брать с собой Ананию и паренька. Анания внешностью походил на обычного путника, да и у двух наёмников он вызывал легкое недоверие. Второй парниша был примерно  ровестником Ан, одетый по-крестьянски и вооруженный одним лишь бастардом. — У этого хотя бы клинок есть. В чёрном! Ан, говоришь, тебя звать? Чем ты собрался ранить упыря? Гляди, помрёшь — тащить тебя назад никто не возьмётся.
Неровными гигантскими шагами он медленно и вольяжно прошелся мимо Адель, подступая к Анании столь же вольяжно и открыто говоря этим о неприязни к юнцу. Он подошел к нему едва ли вплотную и провел по тонкому широкому краю своей шляпы двумя пальцами, нагло всматриваясь в  голубые глаза: —   Останешься гнить в глубинах Скал...
Отношения между Ананией и троицей не сложились. Он решил пойти в одиночку. Эти трое в глазах Анании были не более, чем простыми любителями. Им было далеко до тех, кого считал примером юноша. Означало ли это, что Карид не желал всерьез тратиться на решение столь важных проблем? Или все эти надутые аристократы действительно верят в их подвиги? Они не удосужились оценить обстановку, проверить трупы, рассмотреть места побоев на них, дабы оценить силу врага ещё перед тем, как селяне захоронят останки. Всё это говорило об их халатности по отношению к делу, что сильно беспокоило Ананию. Любителей просто биться с тьмой и так предостаточно, а тут нужно анализировать ситуацию. Ведь получив даже малейшие сведения, можно было предположить хотя бы возраст существа. Анания заранее подготовился к предстоящей бойне. В его арсенале хранились стрелы, заготовленные им несколько недель назад, словно бы он знал, что вскоре настанет время большой охоты. Стрел было мало, но они являлись особенными — каждая являлась носителем рунных заклятий.

Отредактировано Анания (10-05-2019 04:07:20)

+1

5

Прием оказанный воительнице будущими товарищами по оружию, сильно её удивил и обескуражил. Для начала, она вынуждена была признать, что немного ошиблась, в оценке воинских умений, всех троих этих “наемников”. Они оказались ведьмаками. По крайней мере их старший, которого один из его… судя всему учеников, назвал Эдом, точно был опытным воином и ведьмаком. Адель будучи мастером воинских искусств, как любой опытный воин всегда могла при встрече определить уровень мастерства другого воина. По тому, как он носит оружие, по мимике, жестам, походке, взгляду, определенного вида мозолям на руках и множеству других мелочей, разумным мирных профессий не заметных.  Все это, не считая его снаряжения говорило том что он здесь, пожалуй, единственный, кто как минимум равен ей в воинских искусствах.
А вот двое его “учеников” на первый взгляд, да и на второй тоже, оказались именно того уровня, что девушка от них ожидала. Даже хуже! Первый вопрос, что мысленно задала она самой себе, после того как один из них ее весьма своеобразно “поприветствовал”, был почти аналогичен, первому впечатлению от странного парня в черном, похожем на вампира – Как они дожили сего далеко не прекрасного дня?! С таким отношением к окружающим разумным и к жизни в целом. Похоже, исключительно благодаря своему командиру-наставнику, не иначе! Ну уж точно, не благодаря своим воинским умениям!
Сам этот Эд, определенно зарабатывал себе на жизнь, таким рискованным делом, как охота на нечисть, дольше чем Адель и многое повидал. Но вот своих вроде бы учеников (в том, что эти двое его ученики воительница уже сомневалась) не научил похоже, даже основам этого самого, непростого и рискованного ремесла. Например, правильно оценивать силы и умения, любого вероятного противника.
Сам этот тип, определенно знал, - любой разумный в этом мире, неважно какой расы, возраста и пола, если носит оружие, обязательно умеет им пользоваться. Иначе живет плохо и недолго. И уж, наверное, знал, что внешность часто бывает обманчива. Сама Адель внешне, выглядела вдвое моложе, своего реального возраста. А эту его фразу… Стальная Роза? Никогда о ней не слышал, миледи! На первый взгляд, также можно было трактовать как оскорбление. Тоже самое, сомнение в ее воинском мастерстве. В сказанном тем юнцом, ее оскорбило вовсе не почти прямое предложение согреть ему постель. И уж тем более, не высокая оценка ее женских прелестей, а именно это. Но если подумать... Хорошенько подумать! В высказывании пожилого ведьмака в щегольской шляпе, могло и не быть никакого скрытого подтекста. Он как мастер, также явно оценил ее уровень и не только! Вполне вероятно, определил он и то, что она владеет неизвестным в здешних краях стилем фехтования. По множеству тех самых, незначительных мелочей”, описанных выше. Так что это его высказывание, вполне можно было трактовать и просто как интерес, к мастеру этого самого, незнакомого ему стиля. А еще Эд назвал миледи. То есть ни на мгновенье не усомнился в ее благородном происхождении. Что означало, его наблюдательность и умение подмечать “незначительные детали” во внешности разумных и окружающей обстановке, а отсюда наверняка и умения следопыта, также, как минимум равны ее умениям в этой области. Или то, что он довольно часто и близко общался с представителями благородного сословия.
Тем более удивительным для Адель было то, что предводитель этого странного отряда, к которому кстати, юноша в черном представившийся странным именем Ан (по всей видимости сокращенным), как и она, похоже себя не относил, не одернул своего ученика, или подчиненного, или кем там эти трое друг другу приходятся, когда тот выставил себя полным идиотом?! А значит косвенно и своего учителя-командира!
И это было еще все, в что навязанных ей нанимателем “товарищах по оружию” ей не понравилось. Эд сразу и совершенно однозначно дал понять всем присутствующим, никак не выделив Адель среди прочих, что главный здесь он. И все просто по определению, обязаны исполнять его приказы. Незамедлительно и не обсуждая. Это при том, что они и познакомиться толком не успели! Первый его приказ — “выступать сию же минуту”, окончательно утвердил воительницу во мнении, что ей с этой троицей и присоединившимся к ним “барашком на заклание”, почетную роль которого совершенно о том не подозревая, взял на себя обычный молодой парень из этой деревни, невесть где раздобывший меч и вообразивший себя на этом основании “великим воином”, ей определенно не по пути! Ан, девушка надеялась примет такое же решение.  Ведь его как воина, похоже ни в грош не ставит, что удивительно, даже многоопытный предводитель, этого странного отряда. И ему в качестве напарника и товарища по оружию в предстоящей битве, она была бы рада куда больше.
Ничего удивительного сударь! Что не слышали — сочла все же необходимым воительница, ответить Эду на его вопрос-утверждение, насчет Стальной Розы — Я из Ариманских земель и это фамильная школа фехтования моего рода. Кодекс рода Мельхарт, запрещает обучать ей, кого-либо кроме женщин Мельхарт. Про Белую Смерть, мне думается, тоже не слышали — тут Адель позволила себя широкую дружелюбную улыбку, продемонстрировав клыки, явно слишком длинные и острые, для обычного человека — Так меня прозвали орки, и те что в Орде, и “дикие”. Насчет вашего… Предложения! К сожалению, вынуждена ответить отказом. Скажу прямо, слишком мало я знаю о вас. О всех вас. А вы обо мне. И вы трое сдается мне, давно, хорошо сработанная команда, в которой я, определенно буду лишней, не смотря на мои боевые навыки, кои смею надеяться, не уступают вашим. Еще, скажу прямо сударь! Сильно сомневаюсь я, в боевых навыках ваших спутников. Истинному мастеру воинских искусств, такому как вы или я, нет нужды оскорблять и унижать слабых или тех, кого он почитает таковыми. Нет нужды, постоянно доказывать всем окружающим и себе прежде всего, как он могуч и грозен. Посему примите добрый совет сударь. Уж разъясните этому юноше, всю глубину его заблуждений. В этот раз, ему сильно повезло. Мы находимся на условно-вражеской территории, и я женщина. Не в нашей природе, мериться размерами того самого органа, который у нас от природы отсутствует! Хи-хи! Как это принято у мужчин. — своего обидчика, Адель одарила лишь мимолетным безразличным взглядом, чуть изогнув тонкую бровь, всем своим видом показывая, что тот для нее не более чем пыль под ногами и это… существо! Не стоит и плевка с ее стороны, а не то что хорошего удара в челюсть и тем более не стоит того, чтобы пачкать в его крови благородную сталь. Тонким искусством, демонстрировать по своему желанию без слов, одним лишь взглядом, улыбкой, выражением лица, столь сложный спектр эмоций, испытываемый ей по отношению, к тому или иному разумному, дочь благородного рода, владела в совершенстве. — В другой раз, за подобное поведение, сей плохо воспитанный отрок вполне может лишится не в меру бойкого языка. Или иного органа, того самого, который у меня отсутствует от природы. Хи-хи! И который он похоже использует совсем не по назначению. Вместо мозга.  На этом думаю наши пути расходятся сударь. Надеюсь временно. У меня есть еще кое-какие дела в этой деревне. Вполне возможно, я догоню вас по дороге и разумеется не останусь в стороне, если вы вступите в схватку с ридлировыми отродьями, а я в этот момент буду поблизости. Тогда надеюсь и увидите собственными глазами и оцените, кто такая Стальная Роза!
А ты… Ан! — обратилась она уже к бледному юноше в черном, словно уж забыв о существовании троих наемников-ведьмаков — С ними, или…

+1

6

[indent]Отрадно было знать, что тот подонок достиг предела своей наглости, иначе дальше они не стали бы воспринимать девушку всерьёз, что могло обернуться нешуточным конфликтом. Глядя на девушку, Анания верно подметил в самом начале, что выходка наёмника могла стоить ему жизни в худшем случае. Тем не менее, девушка внушала силу не только своей аурой воительницы. Адель оказалась гордой и терпеливой, чем доказывала благородство и достоинство своего рода. По крайней мере, те слухи,  доходившие до Анании о "Стальной Розе", оказались достоверными, что он лицезрел сейчас на яву. Когда она принялась за длинный предупредительный монолог, громко отвечая на дерзость Сэмюэля(так звали наглеца), то на устах Анании заиграла насмешливая улыбка. И насмехался он, увы, не над девчонкой. Этим Бриар вызвал легкое негодование второго дружка Эдмунда — Адольфа. Сказанное ею не было чем-то торжественным и чрезмерно унизительным, однако Сэмюэль так не считал — его гордыню серьезно задели. С любопытством и особым удовольствием Анания взирал, как Сэма ставили на место, разнося в прах его напыщенность прямо на глазах Адольфа и старины Эда. [indent]Юнец с бастардом сражен наповал, на лицах двух наемников, стоящих в оцепенении, писано отчетливо "Поражение". Анания более не смог показывать свою насмешливую улыбку, считая её чересчур вызывающей, в следствие чего потупил взгляд, чуть отворачиваясь и прикрывая пол лица воротником пальто. Стойкость Эда была поразительна: он и бровью не дёрнул, не возмутился, стоя как статуя, равнодушно сверлящая Адель. Но вскоре Анания понял в чём дело: тому было абсолютно наплевать на всё происходящее, словно бы его волновала лишь добыча, за которой он сюда явился. Те двое прихвостней могли действовать  без его ведома и дозволения. И Анания первым в этом убедился, завидев реакцию Сэмюэля.
А ты... Ан! С ними или... — произнесла она, обратившись к внезапно встревожившемуся Анании. Деревенский парниша схватился за рукоять бастарда и бесшумно отступил ото всех, увидев, как Сэм тихо обнажает свой меч. Эд и Адольф переглянулись, а Сэмюэль понёсся на Адель с мечом, занося его к небу, собираясь располовинить её голову. Анания было подумал, что девушка не заметила этого, ведь нападение происходило за её спиной. Он машинально дёрнулся с места и встал позади девушки, вытаскивая из ножен кинжал и выставляя его против несущегося сверху лезвия. Раздался резкий звук столкновения клинков, а затем продолжительный металлический шорох трущихся друг об друга лезвий: в быстром темпе Анания затормозил удар и отклонил меч, направляя его острием в землю. Не теряя ни секунды, парень с силой воткнул колено в живот Сэма, отбрасывая его к остальным.
Что это сейчас было?! —  спросил Анания, бросив на троицу гневный взгляд и направив на Сэма острие кинжала. Ответ последовал моментально. Сэм в ужасе вскочил и указал безумным взглядом на девушку, обращаясь к Анании:
Она вампир! — затем он обернулся к своим товарищам и столь же безумно заорал: — ОНА ВАМПИР! КЛЯНУСЬ, ОНА ВАМПИР! ЭТО ОНА СДЕЛАЛА! ОНА ОТОРВАЛА ГОЛОВУ ТОМУ ИДИОТУ И ИСПИЛА ВСЁ ИЗНУТРИ, СЛОВНО ИЗ КУБКА-А-ХА-А!
Не найдётся на свете слов, дабы хоть приблизительно описать выражение лиц Эдмунда и Адольфа. Сэм не лукавил, он действительно в это верил, не испытывая злости к словам Адель. Безумие обуявшее его разум и шокированные переглядывания его дружков наталкивали Ананию на мысль, что это абсолютно ненормальное явление для наёмников, а значит, возможно, чьё-то влияние со стороны. Сэм снова схватился за меч, и на этот раз, сделав сперва вид, что хочет порубить Ананию, замахнулся на Эда. Тому хватило всего пары секунд, чтобы отправить обезумившего вновь дышать пылью, на этот раз без сознания и надолго. Эд был огорошен, как Анания и второй юнец.
Эд, что это было? — обеспокоился Адольф, опустившись к лежащему без сознания и озадаченно рассматривая его тело.
[indent]Тем временем туман стал сгущаться. Неестественный и неприятный холод начал заполнять пространство, ото всюду, казалось, доносится странный непонятный гул. Он становился всё громче и громче, пока отдалённо не стал напоминать стенания тысячи мужчин, словно пребывающих в предсмертной агонии.

Отредактировано Анания (14-05-2019 04:21:01)

+1

7

Адель действительно, очень не хотела раздувать возникший можно сказать на пустом месте конфликт с этой более чем странной на ее взгляд компанией, навязанной ей доном Раулем и как ей показалось, сделала для этого все возможное. Но едва девушка закончила говорить, поняла – Все же недостаточно! “Обиженный” ею, наемник молча обнажил меч и атаковал ее. В спину! Уже одного этого, согласно Кодексу, было более чем достаточно, вне зависимости от обстоятельств для того, чтобы убить его на месте. Этот “воин” двигался очень быстро и наверняка не сомневался, что Адель не то что не успеет обнажить свое оружие, но даже обернуться. Ну это ему так казалось! С точки зрения дампира он двигался как муха в киселе. И они, еще с настоящими вампирами биться собрались?! – удивилась про себя воительница. Даже она, полукровка, успела бы убить это… существо недостойное называться мужчиной, не то что воином, минимум три раза. Прежде чем “оно” успеет хотя бы замахнуться на нее своей железкой. Даже без оружия. Отчасти поэтому, когда юноша в черном по имени Ан, которого она, сама не зная почему сочла единственным разумным заслуживающим ее доверия из собравшейся здесь странной компании выхватил нож, и бросился на этого негодяя, Адель не стала вмешиваться. Даже чуть сдвинулась в сторону, освобождая ему дорогу. При этом девушка и не подумала обернуться, а на ее лице застыло выражение брезгливости, скуки и разочарования. Она уже решила, это… существо, не стоит и плевка в его сторону, не то что обнажать ради него мечи. Разумеется, если бы Ан не вмешался ей пришлось бы защищаться, но он вмешался! Что еще более укрепило Адель в положительном мнении об этом парне и ей захотелось также посмотреть, как он справится. Этим своим поступком, юноша доказал, что ему не чужды понятия чести и идеалы рыцарства. Потому, воительница решила, не лишнее будет оценить и то, насколько хорош возможно единственный из присутствующих здесь разумных, которого она с некоторой натяжкой, могла считать если не товарищем по оружию, то хотя союзником, в боевых искусствах. И в следующее мгновенье, убедилась, что и как воин, этот парень, неплох. Для обычного человека так очень даже неплох! Из всех присутствующих людей, на равных с ним мог бы сражаться, разве только Эд.
Этот парень смог ножом, принять удар меча на скользящий блок. Обезоружить противника и на время вывел того из строя, ударом в живот, отправив глотать пыль. Деталей развернувшейся у нее за спиной схватки, Адель разумеется не видела. Но не зря же, подготовка Стальной Розы, включает и обучение бою с завязанными глазами. Против зрячих противников! Так что в целом, представление о том, что происходит у нее за спиной имела. Ни это ничтожество, имя которого воительница так и не озаботилась узнать ни даже Ан, который явно про Стальную Розу и род Мельхарт слышал, похоже не знали, ей абсолютно все равно, с какой стороны ее атакуют. Результат для напавшего (если это обычный человек разумеется) в любом случае, будет один. Смерть или тяжкие увечья. Дочь благородного рода наконец соизволила обернуться, имея твердое намерение исправить явную ошибку, допущенную Аном в отношении посмевшего атаковать ее негодяя. Добить оного. Помимо того, что согласно Кодексу, наказание за содеянное им было одно - смерть, разумный способный ударить в спину потенциального союзника, находясь на условно-вражеской территории, где в любой момент можно ожидать нападения, в сложившейся ситуации, был более опасен, чем даже вампиры. Не для нее конечно, и не для Эда, но для остальных точно. Но тут девушка почувствовала… что-то вроде легкой щекотки в мозгу. Иначе описать это ощущение было сложно, а ее Тварь рванулась с поводка даже сильнее чем, когда вышла на окраину этой обреченной деревни. Почуяла “конкурента”. Совсем рядом. И девушка к своему стыду вынуждена была признать, что только что, чуть было не убила пусть ограничено полезного, но союзника и главное невиновного! Атаковавший ее молодой наемник определенно не блистал умом и хорошими манерами, но трусом и подлецом он не был. Что тут же наглядно продемонстрировал, попытавшись объяснить и как-то оправдать свой бесчестный поступок перед товарищами. Объяснения его, на первый взгляд звучали как пьяный бред и полная нелепица. Что явно читалось на лицах, слушавших этот бред Эда, его напарника и Ана. Предводитель этой странной компании, про кровь и вампиров даже не дослушал и в свою очередь, отправил уже “трижды обиженного” глотать пыль. Снова. Одним точным и сильным ударом.
На вполне логичный в данной ситуации вопрос, от второго из молодых наемников, обращенный естественно к ведьмаку — Эд, что это было? — ответила уже Адель.
Почти угадал парень! Я Дампир. Надеюсь вы сударь —  обратилась она уже к Эду, пристально глядя тому в глаза — разницу понимаете? Однако… Настоящий вампир, всего один слава Имиру и молодой еще, где-то здесь! Совсем рядом прячется! Я их всегда чувствую. Особенно тех, что недавно кровь пили. А этот пил! Они к сожалению, меня также чувствуют. — воительница тяжело вздохнула — Он же, этому дурачку — девушка указала взглядом на слабо трепыхавшегося в пыли, “трижды обиженного” — в мозги залез, чем хотя бы доказал их наличие. Хм..! Ко мне залезть тоже пытался. Но тут не повезло ему. У меня от такого… Хм… Защита. Природная. Ну вы поняли? — Воительница, совсем невесело усмехнулась. Слишком дорого на ее взгляд, ей обходилась эта “природная защита” разума от ментальной магии и иные ее нечеловеческие способности. — Но куда как важнее то, что эта тварь прямо сейчас, творит какой-то ритуал или заклинание некромантии. Такое… Я тоже чувствую.
Воительница действительно, в настоящий момент чувствовала не только одного из Детей Ночи, скрывавшегося где-то совсем рядом! В этой деревне! Но и странный “неживой” холод и гниль, которыми будто пропитался сам воздух в этой деревне. Ощущения для самой Адель было исключительно мерзкое, для ее Твари… не то чтобы приятные, но привычные. Что и помогло воительнице удержать себя в руках и не потерять способность трезво мыслить и адекватно оценивать обстановку, которая складывалась мягко говоря, не простая. В который раз, за свою не такую уж долгую, но богатую приключения жизнь, перед дочерью благородного рода и опоясанным рыцарем, вставала сложная моральная дилемма. Дилемма эта заключалась разумеется не в том, вступать ли ей в предстоящий бой, а в том сражаться ей все же в составе этого отряда, или плюнуть на эти их мелочные разборки и принять бой в одиночку. Отдельно от этой странной компании при этом, все же имею их в виду как условных союзников. Заключенный ей с владетелем этих земель договор, такое дозволял. Они согласилась помочь этим наемникам, но… Как именно, она им будет помогать, в ее договоре с доном Раулем не оговаривалось. Если быть уж совсем честной самой с собой, последний вариант Адель нравился больше. Ну не привыкла она, сражаться в составе отряда. Даже небольшого. Если сама им не командовала. К тому же этот “отряд” заведенными в нем его предводителем порядками, с ее точки зрения, как бывшего десятника егерей, более походил на шайку разбойников. Но все же… Адель решила дать всей этой странной компании последний шанс, реабилитироваться в ее глазах. Отчасти поэтому, она не умолчала и своей нечеловеческой природе и о некоторых своих способностях, обычных людям не свойственным, хотя могла бы. Хотела посмотреть, как они отреагируют на ее признание до того, как принять окончательное решение. По ее ощущениям, немного времени для этого еще было.
Вполне вероятно, после такого признания с моей стороны, они и сами не захотят иметь со дело. Может даже Ан. Ведь когда он вступился за меня, не знал, что я немногим отличаюсь от чудовищ, с которыми нам всем предстоит сразиться в скором времени — подумала девушка, опустив взгляд и нервно кусая губы. Адель уже привыкла. Почти привыкла к тому, что такой как она, благодарностей от разумных чьи жизни она спасала, ждать не стоит. Но где-то в самой глубине ее зачерствевшей души, еще жила та маленькая девочка, которая однажды, узнав большинство окружающих разумных, считают ее чудовищем решила, раз так, смысл ее существования в том, чтобы защищать людей от чудовищ. Не ради их благодарности и тем более любви. Ради того, что действительно тем чудовищем не стать.

Отредактировано Адель ди Мельхарт (24-05-2019 23:16:58)

0

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Поохотимся?