http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Странный орешник


Странный орешник

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s7.uploads.ru/unFr2.jpg


Время: Настоящее
Место: Пустынный храм
Персонажи: Малак
Сюжет: Старое магическое дерево медленно умирает и вместе с ним постепенно обсыпается храм Малака. Исполнитель желаний приступает к расследованию ситуации и поиску глубинных причин такого распада.

0

2

   Старый бук в свои предсмертные дни походил на человека. Кора его крошилась, он ронял под себя розовые листья и со скрипом кренился от малейшего дуновения. Солнце грозило выжечь из него всю оставшуюся жизнь… «А вместе с его жизнью уйдёт в мир иной и мой милый дом: сокровища, нажитые непосильным трудом богатства. Почти три сотни лет непрерывной истории, исполнения желаний» - Малака пробирало до костей. Он битый час сидел у корней бука и думал.
   Где-то в далёких залах его обители слышался грохот - это колонны сыпались под весом тяжелых плит. Пустыня шептала вдали, заваливая входы тоннами песка. Магия распадалась очень быстро под напором стихии… а без магии это место обречено.
   Несколько крупных помещений демон уже защитил рунами, но этого едва хватило для собственной защиты. Нижние комнаты уже превратились в ничто, похоронив среди неподъёмных пластин целую гору золотых монет, полки с книгами, его коллекцию скелетов и оружия. Комната с алтарём ушла под землю и унесла с собой всю западную часть храма. Южная арка раскололась как орех после того как от гранитной горы откололась скала. Малак держался рядом с буком в самом центре. Немногочисленные сохранённые пожитки были разбросаны здесь же под массивными колоннами. Островок мира давал время подумать над вселенской несправедливостью, которая происходила у него на глазах и о способах всё исправить… Но в голову ничего не приходило (кроме того что он уж пробовал). Если и был способ всё исправить, то демон его не знал. Остановить процесс было невозможно, как бы он ни пытался.
   Могучие мышцы были бессильны против многотонного камня. Магия была непостоянной и даже рунная тратила куда больше сил, чем оно того стоило. Построенные в спешке подпорки были не полезнее деревянного щита в сражении с древним драконом. Собранные наспех артефакты ломались или сходили с ума. Ближе к ночи распад разрушил всё, кроме центральной комнаты с буком…

Отредактировано Малак (02-04-2019 11:50:03)

0

3

  - Совокупный ущерб подсчитать не получится, ваша Темнейшая Желанность. Я обнаружил под завалами вещи, которые антиквары Гульрама оценили бы в дюжину золотых монет… были и куда более ценные вещи. Золото, серебро и медь… всего не более тридцати тысяч золотых монет, если без скрупульных издержек. Полагаю, если бы вы пригласили меня до разрушения - я бы… - Змееподобный фамильяр оправдывался, а Малак сидел с разверстой пастью и молчал, роняя на пол чёрную слюну. Песок поглотил всё, кроме этой комнаты, но вёрткая гадина из иного мира смогла пробраться в тонкие щели и побродить по тому, что осталось от других комнат храма. А осталось немного.
   - Досадно… золота у меня больше нет... - Раскатистый голос демона отразился от стен. Было так странно в одночасье потерять почти все свои богатства. Вроде как бесполезные кругляши редко пригождались Малаку раньше, но теперь он осознал всю горестную суть своего положения. - А дерево?
   - Деревянных монет я там не за…
   - Бук… ты узнал, почему он зачах? - Гром прозвучал куда громче и неистовее, угрожая обрушить всё здесь. Остатки храма заходили ходуном, но магия полумёртвого дерева пока ещё теплилась…
   - О да, ваше Ужасающее Великолепие! Ваше Мрачное Превосходительство! - Фамильяр припал к плитам и остальные его слова разобрать было сложнее. - Это на самом деле орешник, а не бук… - Раздался краткий немелодичный рык. - У него есть дух в ином плане… и там, за пределами вашей материи… он был… повреждён.
   - Кем? - Щели огненных глаз сощурились и почти исчезли за чёрной дымкой.
   - Чем… следы указывают на sue… одну из… - Тихое раболепие безвольного слуги.
   - Что это? - Чеканная требовательность безраздельного владыки.
   - Порок магии, вырождение. Кто-то привязал этот орешник там чтобы он питался силой обоих миров... но неизвестный злодей попортил эту связь. Это как… стереть часть руны, только хуже… - Глаза фамильяра закрылись, потому-что гнев демона стал почти осязаемым. В пустынном храме стало ещё жарче.
   - То-есть, я потерял свой дом из-за чьей-то ошибки? - Вкрадчиво вопросил исполнитель желаний.
   - Не совсем, ваше Темнейшество. Если бы вы заранее дали мне знать, я бы помог вам обезопасить… - Мрак сковал змееобразную тварь и заставил замолчать. Малак думал. Думал долго и в конце-концов пришёл к выводу, который напрашивался сам собой. Его пытались убить и смерть дерева - просто ловушка, которой было должно похоронить демона вместе с его золотом. Но что-то пошло не по плану.
   - Направь меня туда… - Сказал исполнитель желаний. - К обратной стороне бука…
   - Ореш...

0

4

   Остовы зданий, перевёрнутые колесницы, кости… здесь была лишь пурпурная пустота, в ней парили мрачные осколки давно уже не существующей цивилизации. Части крепостных сооружений, корзины, мусор, трупы. Вдали тускло мерцало умирающее дерево, путь к которому пролегал через бездонную пустоту.
   Малак казался большой хищной рыбой в этом полуматериальном пространстве. Отталкиваясь от островков, чёрное рогатое пятно медленно плыло, словно раздвигая потоки несуществующей воды. Впереди, точь в точь перепуганная жертва, извивался и направлял своего хозяина фамильяр.
   - Здесь всё ещё может быть опасно, Владыка! - С непонятным эхом предупредил змей. Малак промолчал, продолжая прислушиваться к унылой музыке этого плана.
   Дерево испускало свет и пело о своей смерти. Оно вспоминало о былых веках, иных тысячелетиях и царях, провозглашая гимны в их честь… А в храме дерево лишь уныло шелестело ветвями. Надо же было Малаку ни разу не задуматься о природе своего обиталища и об этой старой коряге. Неужели он действительно был так глуп, что просто обжил это место и даже не задумался об его истории?
   - Гатхур обнажал оружие лишь для убийства, песнь копья его не прекращалась, пока не рассыпались колосьями пред маннати тринадцать врагов... Исман молился о птицах перед богом-стервятником и кровью проливались слёзы его недругов… На Священном Ашхане был золотой клубок, из которого вили нити для господских туник, пока не закончился Ашхан и не похоронил песок всё злато Узтунна… - Язык был похож на сарbannedский, но звучал куда диковиннее, куда мрачнее. И всё-же Малак понимал то, о чём пела эта старая коряга. Понимал, покуда можно было различить тихие мотивы… но когда до дерева осталось не больше трети пути, голос его стал обрываться хриплым шёпотом… словно кто-то перерезал глотку певцу.
   - Что случилось? - Прорычал Малак, но плывущий впереди фамильяр не ответил.  Змееобразная тварь исчезла, оставив после себя лишь тихий шелест. Демон заозирался в поисках беглеца, попытался вслушаться в мелодичную полутишь этого места… но у него не было времени на оглядки. Мрачный силуэт воина словно сквозь патоку выплыл из-за осколка и его воронёное копьё пронзило бы демона насквозь, не успей тот вовремя увернутся. Враг в доспехах пронёсся мимо, а когтистая длань Малака проводила его, расцарапав чёрный панцирь и сорвав латную юбку. Копейщик закрутился и исчез в пурпурной темноте. Где-то рядом материализовался фамильяр.
   - Страж! Господин, это страж дерева и он хочет вас убить! - Заверещал змеенышь… только демон уже примерно понял, что его тут не с хлебом и солью принимают.
   - Сколько их здесь?
   - Трое… и они могущественные, Владыка... нам надо бежать! - Ответом ему был лишь громкий вопль стаи стервятников. Эти птицы взялись словно из ниоткуда и облаком обрушились на непрошенных гостей. Малак разорвал их на части мановением звериной длани. Магия тьмы здесь была куда полезнее голых рук.
   - Кто вы и чего вам от меня надо?! - Зарычал демон. Ему не нравилось отражать атаки в последний момент… это выводило из себя, на самом деле.
   - Gatkhur… - Тишина снова отозвалась шорохом, и из-за спины на Малакара вырвался копейщик. Удар пришёлся в спину и лезвие прошло насквозь, прошив панцирь демона. Было больно и страшно… и единственным ответом на боль и страх была смерть. Копейщик пытался исчезнуть, но сын Рилдира схватил его за ногу, притянул к себе и оторвал голову… Тело поверженного испарилось. Но не было у исполнителя желаний возможности справить свой триумф.
   - Владыка! - Пытался предупредить фамильяр, но не успел.
   - Ismaan… - Вместе с тучей стервятников на демона обрушились парные сабли второго стража. Лязг стали и клювов о панцирь. Одна из птиц выклевала демону глаз, клинки отсекли левую длань по локоть. Малак попытался призвать щит, но тот разбился об атаку противника, так и не проявившись до конца.
   - Ashkhaan… - Тень чего-то огромного накрыла их, отделив от тусклого света умирающего дерева. Наступил мрак, в котором демон зарычал… его рык словно воплотился в заклинание, последний удар наобум, призванный отогнать противников. И он достиг цели. Второго стража насадило на копьеобразный флюгер и он растворился со своими пташками как и первый. Но время праздновать ещё не настало, ведь... - Ashkhaan… - Единственный оставшийся глаз пытался увидеть последнего противника и только спустя несколько мгновений исполнитель желаний понял, что идти сюда было очень большой ошибкой.
   Чёрная тень давно умершего дракона дохнула пурпурным пламенем и Малака снесло как пушинку, ударяя по пути об осколки. Он пытался не потерять сознание, панцирь его дымился пурпуром, с неприятным толчком исчез фамильяр и боль пронзила демона с головы до ног.

0

5

   - Ashkhaan… - Унылый рокот врага слышался из-за осколков… он преследовал свою жертву, искал её и вынюхивал. Малак ещё не успел полностью прийти в себя и потому вынужден был прятаться. Их бой длился уже с час… и на протяжении всей этой драки демон ещё ни разу не нанёс удара. Дракон рушил мир вокруг них… а в далёком дереве оставалось совсем немного света.
   Малакар бесконечно медленно чертил руну на огромной плите и пытался скрыться в тени, чтобы пурпурные глаза мёртвой твари не видели его. Концентрация, кровь, чистые мысли… сосредоточенность. В конце-концов, когда где-то впереди послышался очередной шёпот «Ashkhaan» - демон довершил начертание…
   Огромная плита обрушилась всем своим весом на дракона, придавила его к одному из осколков так, что послышался хруст… Малак уже почти улыбнулся, услышав этот прекрасный звук… но хруст издал камень. Лапы исполинского дракона разорвали плиту в клочья и за этим последовала очередная вспышка пламени.
   Демона бы испепелило с такого близкого расстояния, но он зарычал в ответ, перекрывая рёв драконьей глотки. «У меня тоже есть для тебя немного огня!», амулет на его шее заискрился от перегрузки и рассыпался в труху, когда два пламенных потока врезались друг в друга. Алый огонь материального мира и пурпурное пламя мира мёртвых забытых драконов. Последнее оказалось слабее... Чешуйчатая гадина отлетела всем своим массивным телом и врезалась в полуразваленную башню. Глаза мёртвого ящера лопнули, а вся кожистая брюшина покрылась язвами.
    - Ashkhaan! - Визг почти оглушил Малакара и когда он снова открыл глаза, огромная туша уже летела на него, преисполненная желания отомстить. Когти твари врезались в бок демона и он, кружась, улетел вдаль. Отправленное наобум тёмное заклятие было слишком слабым и отскочило от панциря дракона… враг снова дохнул огнём. - Ashkhaan! - Пламя лизнуло быстро удаляющегося демона, но он был уже очень далеко и ничего не почувствовал. Рёбра рилдирова сына слева были переломаны вместе с плечом. Покрытая панцирем длань повисла словно штандарт. Тело его несло в сторону угасающего орешника, который уже нельзя было разглядеть. Песнь дерева не звучала.     
   - Нет... - Только это и мог шептать демон… Ашхан нёсся следом, стремясь на этот шёпот. Разгневанный, он сжигал в огне всё на своём пути. Тогда Малак произнёс последнее заклинание, на которое у него хватало сил и чёрная стрела устремилась вспять, пронзая пурпурное пламя и пустоту… Рёв смертельно раненного дракона утонул в тихом шелесте листьев.
   Вокруг летали алые звёзды и пахло приятно.

0

6

   Малакар лежал лицом на земле и листья покрывали всё его тело. Демона словно окутало алым светящимся плащом. Грязь и многовековая пыль стали его новой одеждой.
   В старых сказках часто можно было встретить единый архетип цветочного рыцаря, который побеждал огромных чудовищ и сверкал зеленью своего плаща. Его меч был розовым шипом, штандарт - огромный лист эльфийского дерева. Сейчас демон походил на карикатуру данного архетипа. Поверженный и окутанный листьями демонический рыцарь зелени. Звучало бредово.
   Весь изломанный, он двигался непонятно куда, чувствуя приближение собственной гибели. Агония шептала на ухо последние слова, но он упорно не хотел их произносить…
   - Малак ты умираешь… - Знакомый голос бездумной коряги зазывал к себе. Бук… или орешник… тоже не хотел умирать. - Малак…
   - Меня зовут не Малак… - Ответил демон неверным языком. Челюсть его повисла словно на петлях.
   - Как же тебя зовут? - Всё тише и тише.
   - Malaqar… - Пальцы единственной его руки коснулись светящегося корня невысокого дерева. Он не помнил, бывали ли орешники такими когда-нибудь… Демон просто полз в его сторону и шептал. - Atu Daienir… - Глаза его перестали видеть, уши слышать что-либо, кроме звуков своего собственного волшебного имени. - Az-Uqran… - Когтистая длань врезалась в твёрдый ствол дерева и исполнитель желаний вжался всем своим естеством в этого последнего друга. Осталось произнести последние слова и уйти, оставив послевкусие своего имени. Умереть навсегда. Одинокая чёрная слеза скатилась по щеке и упала на корни призрачного орешника. - Ma`Shaie!
   И был свет, и была тьма.

0

7

   - Ты такая дикая, тёмная и порочная тварь… но есть ли у меня выбор? - Чьи-то маленькие руки взяли его массивную голову и подняли, словно пушинку. - Но не умирать же семени нашей старой обители… а ты единственный мой сосед за многие годы, пусть и невежественный.
   - Что… ты несёшь? - Спросил Малакар, пытаясь открыть единственный свой глаз и взглянуть на собеседника… или собеседницу. Свет слепил его.
   - Ты дал мне своё имя. Последняя твоя мольба была услышана, а теперь я заклинаю тебя твоим именем. Подчиняйся, Малакар! Если хочешь жить, дай клятву…
   - Чего ты от меня хочешь? - Малак сейчас не помнил ничего, кроме своего имени. Он снова попытался открыть глаз и не смог.
   - Ты сохранишь семя нашего народа и добудешь для нас новое начало. Я заклинаю тебя твоей никчёмной жизнью… если ты хочешь жить, то дашь жить и мне! - Пальцы впились в его лицо с силой скорпионовых клешней, они добрались до глазных мышц, прорвав дыры в твёрдой коже. Было больно и агония захватила Малакара. - Клянись именем своим, если не хочешь умереть! 
    - Я клянусь! Я клянусь именем! Клянусь своим Отцом! Клянусь своей Кровью и Тьмой! - Было несложно сдаться.
    - Да… тогда мы будем жить…

***

   Материальный мир встретил его ночным пустынным холодом и песком. Последнюю ещё “живую” часть храма очень спешно наполняло золото пустошей, но Малак не мог пошевелится. 
   Твёрдый ствол дерева сковал его по рукам и ногам. Он оказался заживо замурован в полумёртвом орешнике и не мог даже слова молвить. В голове возник образ светлой женщины. Она словно галлюцинация подошла к нему, прикоснулась к обрубку руки, который застрял в дереве и погладила. Сперва рану жгло, но после Малакар стал чувствовать себя лучше. Она провела рукой по его лицу и снова боль пронзила демона, а после быстро отпустила.
    - Я даю тебе исцеление, Малакар… и моё имя тоже. Я Фейиза, бывшая принцесса народа, о котором лишь благодаря тебе смогут вспомнить. Теперь мы неразлучны навсегда. Ты будешь нести моё семя, и пока жива я, будешь жив и ты. - Что-то крупное размером с гранат появилось в его скованной руке… а после сквозь треск дерева он вырвался на свободу.
   Вокруг валялись обломки переродившегося дерева, а в руке у него лежало огромное и сверкающее алым светом семя дерева. Оно грело его левую руку… белую словно жемчуг. Малакар стоял на колене и смотрел на себя. Тёмная дымка медленно сгущалась, возвращая демону былой покров. А после он бросился к своим сумкам и мешкам, взвалил их на спину и исчез из храма, которому суждено было умереть в песках золотой пустыни, как и многим другим до него и, наверняка, после.

0

8

   Было хорошо что «Бурый кудесник» ещё существовал. В свободных землях постоялые дворы быстро подвергались разграблению, но этот здравствовал уже на протяжении шестидесяти лет и успел обзавестись каменными стенами, а также парой задворных лачуг, в которых ютились небогатые работники: доярка, чинщик, местный пастух, прачки и прочие обслужки.
   Малак был на хорошем счету у местного хозяина, и, несмотря на то что последний умер примерно с год назад, память об их таинственных делишках жила. Нынешний заправила был сыном предыдущего и с ходу выделил полуэльфу комнату для постоя. Еда, мыло, питьё - всё было предложено Малаку, но демон желал лишь двух вещей в эту тёмную ночь. Одиночества… а также горшок с чистой землёй. Потому (получив всё желаемое) он ушёл наверх вместе со светящейся в руке штуковиной, только звук торопливо закрывающейся защёлки все остальные постояльцы и слышали.
   - Чёртова коряга… ты обманула меня… ты обманом заставила меня поклясться! - Он старался кричать шёпотом, по пути аккуратно запихивая семя в землю и хмуро разглядывая получившийся триумф садовода.
   - Я видела твою душу, а ты видел мою… ты ведь понимаешь, что я хочу жить? - Ответил тихий голос в его голове. Извиняющийся тон зажёг Малакара ещё больше.
   - Ты разрушила наш дом сама… ты заманила меня внутрь через моего фамильяра… ты убила меня своими стражами… - Он шептал самым ядовитым тоном, каким только мог.
   - Магия моего народа почти выдохлась. Я умирала, а я не хочу… уходить в никуда. Ты тоже! Не смей меня винить! Да и знаешь ли ты, демон, что нести семя - это великая честь? Ты будешь провозвестником нашего возрождения! Ты не достоин, но ты будешь это делать!
   - Я выкину тебя в деревенский унитаз!
   - Тогда сам же ты и окажешься по уши в дерьме!
   Они ссорились всю ночь. Демон в обнимку со своим драгоценным горшком. Ссорились… ссорились… а потом уснули.

0

9

   Всё его имущество можно было бы оценить в шестьдесят семь золотых монет. Вернее не так. Последние события связали его имущественными отношениями с корягой, потому правильнее будет сказать что у них с Фейизой имущества было всего на шестьдесят семь монет.
   - Пернач, дрын. - Демон потрошил свою амуницию и разглядывал на предмет цельности. - Перстень некроманта…
   - Мерзость… Ты можешь от него избавиться? - Шепнула коряга на ухо своему усатому суженому, тот скрипнул зубами.
   - Нет. Благодаря тебе у меня уже нет… - Он поднял повыше медальон драконьего дыхания и закрыл глаза. Нет, починить эту безделушку было уже невозможно. Кристалл безнадёжно треснул и заключённая внутри магия нашла выход. Вчера ночью он в последний раз выдыхал огонь… и, как оказалось, совершенно бесполезно. - Нет, ну зачем, зачем ты это сделала? - В который раз застонал Малак, выбросив бесполезный амулет в окно. Он готов был услышать очередные оправдания, вроде «Я хотела спастись… я много веков ждала героя, который вызволит меня из за ворот потусторонних планов и вернёт мне голос в этом мире. Я едва ли не умерла в ожидании… я не хотела. Я не хотела чтобы стражи убили тебя». Древний бардовский вздор, который упрощал все мотивы, который уничтожал любое подлинное понимание происходящих процессов. Принцесса всегда прибегала к этой бесполезной речи, когда хотела уйти от разговора.
    - Представь что падаешь в пропасть… неминуемая смерть ждёт тебя внизу. Из последних сил ты цепляешься за обрыв, пытаясь зацепится за землю, скалы и корни кустарников. Ты был моим последним шансом. Упасть для меня значит навсегда закончить песню моего народа и мою собственную. - Она была так мила в своём эгоизме, что демон фыркнул.
   - Я бы просто расправил крылья. Ты же знаешь что я буду пытаться от тебя избавиться, чем бы ты ни была? - Вопросил Малак, подняв горшок с будущим орешником.
   - Я не верю угрозам невольников. Ты произнёс клятву и поставил ценою свою жизнь… Ты мой, ровно как и я твоя. - Мелодичный девичий смех раздался в голове исполнителя желаний и он осклабился. - В иные времена владеть принцессой было сродни полубожественной крови. Ты горд?
    - Я сын Рилдира… и женат на коряге. Второе достижение определённо даёт мне плюс к репутации.
    - Не женат, и не на коряге… дурной демон. Я принцесса Фейиза шох Дакх’Атан, о моей красоте пели герои в те века, когда тебя ещё не было на свете! Я была наследницей своего города и наложницей Ашхана. Во мне текла кровь бессмертных и людей.
   - Древесные соки бессмертных и людей… - Отмахнулся демон.
   - Не смей в этом сомневаться! Я была красивее любой женщины, которую ты когда либо видел и которую когда либо трогал. Это ты омерзительная коряга в сравнении с тем даром, который тебе достался. Когда-нибудь ты вернёшь мне тело и я снова буду править городами в стране песчаных бурь.
   - Это в Золотой Пустыне-то? Я могу прямо сейчас отнести тебя туда, запихать скипетр и державу в этот горшок и правь себе сколько угодно над бескрайними пустошами.
   - Ты всё ещё шутишь, дурной демон. Но тебе не исправить своего положения. Так будет.
   - Посмотрим. Пока у меня нет никаких причин и желания служить тебе. Ты сделала  меня бездомным и самым нищим демоном во всём Альмарене… и никакой компенсации, кроме светящегося семечка. Тебе бы радоваться, что я не отнёс тебя в какой-нибудь уединённый сад и не оставил там под присмотром садоводов на долгие-долгие годы. Обрезка ветвей, полив всякими помоями… хорошая судьба для великой принцессы. 
   Демон вернулся к своим разборам, а Фейиза промолчала. Ей похоже нечего было сказать.

0

10

   Демон с горшком за плечами двинулся в путь на рассвете следующего дня. Он молчал, молчала и его коряга. За тот день они больше не произнесли ни одного слова, кроме просьбы о поливке и хмурого “Сейчас”. Несмотря на всю браваду и злость, Малак чувствовал (и с ходом времени это чувство усиливалось) их единение. Коряга действительно была привязана к нему своей жизнью и смертью. Душа принцессы пронизывала его внутренности, а он всегда был в ней, неразрывно… они сопроникли друг в друга, как бы странно это ни звучало. Грешным образом можно было решить, будто демон впервые в жизни полюбил… и это было отчасти правдой. Он очень любил себя, и это чувство отражалось десятикратно в отношении неоперившегося орешника с заточённой внутри душой Фейизы.
   Они шли бесцельно по узкой дороге. Малак вёл их в никуда, ибо сам не знал пути и не имел никаких целей. Браслет на его руке пульсировал не раз: к нему взывали дети и взрослые, но он не отвечал на их призывы. Сейчас было не до Ремесла. Ему нужно было просто пройтись.
   Когда демон привалился у огромного путевого камня, разжёг костёр и поставил рядом с собой горшок, в голове его впервые за много часов раздался тонкий и подавленный голосок принцессы.
   - Я… прости меня, Малакар. Ты прав. Я слишком много требую у тебя для mannath… - Малак притянул горшок к себе поближе и запустил руку в землю, нащупав большое семечко.
   - Mannath? - Спросил он.
   - Покровитель. Они растили героев, которые убивали чудовищ и преступников. Добрая слава и половина богатств доставались маннати… но перед этим он направлял героя и наращивал его силу. Я пока ничего не сделала для моего героя… - Семя пульсировало в такт сердцебиению Малака.
   - Потому-что я не герой… - Хмыкнул исполнитель желаний.
   - Ложь… тебе хочется быть моим героем. Но ты зол и циничное естество твоё требует взамен нечто… равноценное, или большее. - Ответила Фейиза, и Малак хмуро кивнул. Ему не нравилось, когда читали мысли.
   - И что же ты приготовила для своего героя?
   Когда она закончила, на груди и правой руке демона светилось пурпурным светом начертание пятиконечной звезды, россыпи соединённых точек и рассечённого ромба. Неизвестно откуда древняя принцесса знала… на самом деле было плевать.
   Демон опробовал свои новые силы в ту же ночь и с удовольствием наблюдал, как горит фиолетовым пламенем опушка леса. Он выбросил перстень некроманта, ибо дары Фейизы был совершеннее.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Странный орешник