http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Глашатаи нового порядка


Глашатаи нового порядка

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png
http://s9.uploads.ru/A7Twl.png

10606 год
зима

Катрин де Лафаль, Шайло Марш, Андрес Галлего, Аркон (эпизодично), Тристан Доули (эпизодично, под маской).

Вампиры Анклава расправились с древними. Пыль в Доме успела осесть, а стороны, вернее, сторона, отойти от побоища и собраться с мыслями. Сородичи избрали себе долгожданного короля, но Аркон не собирался останавливаться на достигнутом. Его аппетиты распространялись на все Темные Земли и первой целью стал Эреш Ниор, который, по планам, должен был стать столицей нового государства. С виду полуразрушенные руины, но место являлось символом объединенных Земель, оттого переоценить его было сложно. К тому же, Эреш Ниор имел какой-никакой контингент вампиров, занятых восстановлением города, и хотя часть из них находилась во фракции Творцов, выжившие лоялисты могли попробовать взять реванш на удаленном участке. Этого допустить было нельзя.

Отредактировано Аркон (11-03-2019 02:03:30)

0

2

- Сейчас идеальный момент, чтобы произнести речь со зловещими нотками. Но хватит слов. Нам слишком многое еще нужно сделать.

Аркон раскрыл глаза, обведя взглядом собравшихся. После перевел его на сорванные с плетень двери, ведущие в залу. Ему потребуется на какое-то время остаться здесь, чтобы укрепить власть в Городе Темного Ветра, а, заодно, дать ему новое имя. Все-таки будет дурно оставлять его без изменений. А Дом… Дом превратится в резиденцию его наместника. Мыслями вампир уже несся к Эреш Ниору, городу, что не имел особого стратегического значения, но был важен для поддержания власти и продолжения линии идеологии.
- Троэль. Собери своих егерей. Мы знаем, что клан Темного Ветра поддерживал хорошие отношения с орками, как с союзниками, возможно, стригои могли бежать туда. И не забудь проверить охрану Портала. Ловите всех, желательно живыми, но если не сдаются, и только в этом случае – убивайте.– беловолосый молчаливо кивнул, развернулся и, не забыв презрительно ухмыльнутся на прощание Катрин, вышел из залы.
- Ракан, Ямина. Вы узнали что-либо от пленников? Где может прятаться Сиф, Амарилла или остатки лоялистов?
- Не совсем, лорд Аркон – близнецы ответили, склонив голову. «Лорд Аркон». К этому обращению из уст бессмертных стоило привыкнуть как можно скорее.
- Они не знают, где находится лорд Сиф, на его поиски было выделено несколько стригоев, но с тех пор времени прошло немало. Что касается леди Амариллы, она так же не поддерживала контакты с Анклавом с момента своего отбытия из Темных Земель. Стригои… их полевые базы рассредоточены по всем Землям, но основные находятся в Эреш Ниоре и ряде некрупных руин на западе. Впрочем, это не полная информация.
- Продолжайте работу. Катрин, мне потребуются твои воины. Оставь с десяток опытных офицеров, мне они нужны, чтобы превратить нашу толпу в подобие армии. Они давно не практиковались. Далее выдели несколько отрядов, пускай отправляются до руин. В Эреш Ниор поедешь сама – возглавишь город в мое отсутствие. Инструкции по стригоям те же. Тристан, ты составишь компанию Катрин, заодно возобновишь восстановление Эреш Ниора. Вы свободны.

Играсиль по задумкам Аркона так же отправилась на запад, но уже с другим заданием, а именно делать то, что получалось у нее лучше всего – вербовать людей. Аркон сомневался на молниеносную реакцию с востока, но не желал остаться безоружным, если орочья орда придет в движение. На его стороне было время, неделя-две, а то и три, прежде чем слухи о новом правителе в Анклаве дойдут до ушей вождя орочьей конфедерации. А когда они дойдут, тот должен будет убедится, что в землях на западе нет разброда и шатания, что в королевстве, его королевстве, царит полный штиль и спокойствие.
Соломея же осталась с Арконом. В таком обществе его застала Шайло Марш, которую Аркон приказал найти и привести как можно скорее.
- Пройдись по Дому, добей остатки защитных заклинаний, загляни в каждое помещение. Я не верю, что это все защитники, что у них были. Так же разыщи сокровищницу и арсенал. И… не убивай лишний раз встречных. Если они сдаются, приводи ко мне. – мужчина вертел в руках дорогую вещичку, но лично для него – полную безделушку. Хрономикрон Рилдира, очередной подарок дважды упокоенного лорда Реджинальда. А сколько этого «наследства» было впереди… фолианты по магии, тайные архивы, секреты аристократических домов Востока и Запада, казна, артефакты… Вампир не собирался упускать ни единого момента.
- Как будет угодно, лорд Аркон – еще одно обращение, но уже с совершенно иной тональностью. Вампир поднял взгляд, встретившись с янтарными глазами Соломеи. Сложно было не восторгаться этой женщиной, чуть ли не единственной, которая возбуждала в нем позабытые ощущения. Беловолосая, словно уловив гамму мыслей, позволила себе едва уловимую усмешку и, не кланясь, отбыла выполнять приказ, уже в дверях встретившись с воспитанницей Аркона. Задержавшись в проеме, Соломея косо взглянула на Марш, но не стала как-либо комментировать взгляд, удалилась восвояси.

- Шайло. – Аркон оторвался от стола и развернулся. Пройдя к девушке ближе, он остановился буквально в метре от нее.
- Ты отбудешь вместе с Катрин в Эреш Ниор. До моего прибытия она станет наместником в городе, а ты будешь оказывать ей всяческую поддержку. Найди там Люсьена, пусть передаст все свои наблюдения тебе. Прикажи ему, чтобы возвращался ко мне. И… Смотри, запоминай, учись. Это пригодится тебе в будущем.
Аркон замолчал. Когда они встретились впервые, вампир не подозревал в какой авантюре поучаствует. Подобной власти мог позавидовать любой, равно как и факту находится подле него, прямо за спиной. Внезапно, недавний гробовщик стала приближенной к правителю Анклава. Что она чувствует в этот момент? Поняла ли какой властью будет обладать при новом порядке? Возможно, она не будет руководить отрядами на поле брани, вероятно, не будет управлять городами, но сама возможность шептать в ночи на ухо правителю Темных Земель…
- Ступай. – мужчина развернулся, ожидая офицеров, которых должна была прислать де Лафаль.

****

float:left- Нет, я тебе серьезно говорю. Эта стерва сначала всадила мне кинжал в сапог… – Андрес тыкнул себе под ноги, указывая на недавнее ранение. Он стоял в окружении Псов, довольно гоготавших, все еще находящихся под впечатлением от недавнего побоища у самого входа в Дом. На фоне, внизу, на площади, несколько сородичей из их фракции уже строили вампиров, делили их на группы, отряды, рассылая в разные концы города с оповещением. Галлего же собрал отряд, по приказу Лафаль, который должен был отбыть в Эреш Ниор, и теперь послушно ожидал прибытие самой «принцесски». Ездовые впряженные лошади стояли тут же. Андрес держал в одной руке оба поводья - себе и своей «ненаглядной».
- А потом подняла руки и начала молить о пощаде. Буквально за секунду. Я даже оглянутся не успел. Потом приглядываюсь – она ничего такая, морда вся в крови, но у меня бывали и похуже деньки – довольно заулыбавшись, мужчина подвигал тазом из стороны в сторону. Собратья захохотали, хлопая друг друга по плечам и своим коленам, вспоминая самые худшие из похождений Коротышки.
- Может из дворяночек бывших или там эльфиечка заблудшая какая. И голосок такой тоненький, словно у самой Играсиль. Взгляд – ну просто мрак. Еще мгновение и, клянусь Рилдиром, она схватит меня за штаны, снимет их и засунет себе в рот мой… А, госпожа Лафаль. Строимся, парни. – голос Андреса тут же изменился, приобретая знакомые командирские нотки. Да и сам мужчина подтянулся, в мгновение поскучнев, став серьезным, словно они обсуждали похороны. Настроение Галлего передалось волной остальным, все скрыли усмешки за каменными лицами. Суровые убийцы во плоти, как есть.

Отредактировано Аркон (09-03-2019 07:06:36)

+2

3

Катрин & Аркон & Шайло

Город Темного Ветра, столица Анклава, убежище Сифа и его верных последователей. Столько громких слов это место больше не заслуживало.
Сейчас, сидя в Доме, спиной к выбитым дверям, Катрин в окружении своих союзников внимала Ему. Аркон, фигура, появившаяся на шахматной доске словно из тумана, настоящая темная лошадка - он расставил все на свои места, действуя так, словно руководит оркестром, а не бессмертными, которые старше его и сильнее. Падение Дома долгое время оставалось лишь вопросом времени, который разрешил пришедший из ниоткуда чужак.
И все-таки этого чужака слушались три четверти Анклава. Дорогого стоит.

Железная Дева, постукивая пальцем по рукояти своего клинка, проводила взглядом первого ушедшего из залы - Троэль ей никогда не нравился, и это было взаимно. Ракан и Ямина… Кэт задумчиво провела языком по клыку. Скажем так, знакомиться с ними ближе не возникало никакого желания. Местные сумасшедшие, хуже только лже-Играсиль.
- Будет исполнено, лорд Аркон, - вампиресса поднялась на ноги, равнодушно взглянув на грязь на своих сапогах, и повернула голову к Тристану. Не самая плохая компания для путешествия, подумала Кэт, покидая зал Дома.

Ее люди ждали Деву внизу. Головорезы. Профессиональные убийцы. Сброд в своей прошлой жизни, теперь они были частью Псарей - клана, славившегося самыми зрелищными битвами и частыми кровопролитиями. Бой рождал в них азарт, а их навыки помогали выигрывать битву за битвой. Псари жили кровью и сталью. И дисциплиной.
И сейчас они, все еще разгоряченные недавним сражением, смотрели на свою предводительницу с блеском в глазах, и Катрин была довольна.
- Отличная работа. Глядя на вас, я понимаю, что все наши усилия не прошли зря. И если кто-нибудь усомнится в том, что Псари были полезны, я лично отсеку ему голову. Потому что, - она сделала короткий взмах обеими руками, - Дом взят, и мы приложили к этому руку. Дом взят!
- Дом взят!
- Дом взят!

Помещение утонуло в стройном хоре громких голосов. Вампирам нужна была эта последняя капля, крупица, заставившая бы их почувствовать себя настоящими победителями, даже если все лавры условно доставались не им. Де Лафаль некоторое время молчала, обводя их взглядом, затем подняла руку - и все стихло.
- Но у нас еще много работы. Многие из вас нужны здесь, чтобы организовать эту толпу недоумков и сделать из них хоть какое-то подобие армии, - Кэт язвительно усмехнулась. Она была категорична в своих высказываниях даже в присутствии главы другой фракции. - Но кому-то также придется отправиться за пределы Города. Так, почти курорт - добраться до руин и вырезать несколько десятков стригоев. Справитесь? - под одобрительный гогот Дева кивнула. - Тогда начинаем распределение.

Еще одна фигура в плаще поджидала их в широком коридоре, уводящем к выходу. Заслышав приближение вампиров, она подняла голову – во мраке плаща сверкнули глаза, ослепительно-голубые, пронзительные и невообразимо спокойные, что казалось почти насмешкой над тем, какие великие дела произошли в Доме и будут происходить. Катрин, не останавливаясь, подозвала Ранью к себе, и та приблизилась, окидывая Доули прохладным взглядом. Ее наряд не был боевым – алхимик не сражалась; де Лафаль лишь качнула головой, глядя на низкие кожаные сапоги на высоком каблуке, но отчитывать помощницу не стала – если та свернет себе ногу, когда будет падать, то у Кэт будут все основания сказать, что она виновата сама.
- Победа? – Ранья указала на следы недавнего побоища.
- Да, - сухо отозвалась Катрин, - город наш. Дом тоже. Потребуется время, чтобы укрепить позиции – у Сифа остались союзники. А сам он… Рилдир знает где.
- Я не слышу радости в вашем голосе, госпожа, – рыжеволосая подавила ухмылку, но последнее слово сказала вовсе не тем тоном, каким оно должно произноситься при обращении к вышестоящему лицу. До панибратства Ранье не давало опуститься лишь присутствие посторонних… и ледяной взгляд, которым ее смерила остановившаяся Железная Дева.
- Я отбываю в Эреш Ниор прямо сейчас. Галлего уезжает со мной. Ты распоряжаешься в доме, Итан следит за бойцами, он же вместе с Аруной распорядится новыми рабами. В остальном ничего нового. Это ясно? – дождавшись утвердительного кивка Раньи, Катрин махнула рукой. – Тогда ты свободна.
Заложив обе руки за спину, алхимик коротко откланялась и исчезла в открытом ею же портале. Вампиресса незамедлительно продолжила движение, на ходу глядя вниз, на открывшуюся глазу за тяжелыми дверьми Дома площадь, где уже вовсю работали ее люди. Чувство удовлетворенности приятно согрело изнутри, но едва ли бледных губ коснулась улыбка – Дева улыбалась нечасто. Для нее самой это не имело значимости, ведь важным было то, что Катрин была полностью уверенна – Псари здесь справятся и без нее. Она нужна в другом месте.
- Галлего, - вампиресса поравнялась с седовласым мужчиной устрашающего вида. Ее лучший боец с самым скверным на свете характером, ее советник, ее Первый клинок. Он неизменно ругался на то, что Кэт лишила его возможности пить все, что содержит спирт, но свою работу по обучению бойцов и отсеканию голов делал исправно. – Ранья передавала тебе пламенный привет, - обращаясь к Андресу, вампиресса окинула взглядом стоявших, вытянувшись по струнке, своих людей и отвернулась, намереваясь переговорить с Доули.
В этот момент среди Псарей, вопреки обыкновению, послышался недовольный шепот, некоторые обернулись, привлеченные кем-то или чем-то, но потом расступились, пропуская вперед молодую вампирессу. Обернувшаяся с застрявшим в глотке резким «Молчать!» Катрин сразу узнала ее, пускай и не видела, как та принимала участие в штурме – ее трудно было не узнать. Марш, воспитанница Аркона, постоянно державшаяся в тени, но в то же время каким-то образом поспособствовавшая совершившемуся перевороту и теперь приближенная к нему.
- Я еду с вами, - Марш, не ставшая тратить время на подробности, коротко кивнула Катрин в знак приветствия и посмотрела на державшего поводья Андреса – понадобится еще одна лошадь. – Приказ господина Аркона, - спокойно добавила вампиресса, тем самым отсекая всякие возражения и вопросы.
Де Лафаль, крепко сжав зубы, смерила девчонку взглядом, но противиться была бессильна. Глотая крепкие ругательства, Дева ткнула пальцем в одного из вампиров.
- У тебя три минуты, чтобы найти еще одну лошадь.
«Наш новый король принимает меня за няньку или что?»
Когда посланный за лошадью Пес вернулся, ведя животное под уздцы, Кэт забрала у Андреса повод и, негромко выругавшись себе под нос, забралась в седло. Черный конь под ней всхрапнул, ударив копытом, и резко развернулся, поддаваясь движению поводьев.
- Выдвигаемся. Эреш Ниор нас уже заждался.
И отряд под предводительством Железной Девы покинул Город Темного Ветра, подавленный, сникший, обескураженный неожиданной победой чужака.
* * * * *
Первый привал – через несколько часов, когда начали подавать первые признаки усталости не только лошади, но и Псари, участвовавшие в битве. Как бы ни хотела Катрин добраться до столицы в максимально короткое время, ее клан значил для нее намного больше. Вампиры не умирают от недостатка физических сил, коих у них намного больше, чем у людей, но становятся не такими подвижными, а оттого и менее полезными. Бессмертное существо, которое не может поднять меч – де Лафаль даже криво усмехнулась при такой мысли. Этим созданием может быть кто угодно, но своим людям такими быть она не позволяла.
Отряд встал у самого края очередного мертвого леса – увы, мест живописнее Темные земли не предполагали. Катрин спешилась, привязывая коня к одному из деревьев с черными, словно выжженными стволами.
- Поим лошадей. Никуда не разбредаемся. Потерявшихся не ищем, уходим без них, - вампиресса обвела взглядом лес. Предупреждать об осторожности Псарей не было смысла - они, как и многие, знали, что среди здешних топей и безжизненных рощиц могли водиться опасные твари.
- И вот она вся поглощена моим парнем, я стою над ней качаюсь, и чувствую, что меня вот-вот вы…
- Галлего, подойди.
Коротышка поднял голову поверх троицы, сидевших на седлах вокруг него, и заметил Катрин, стоявшую чуть далее в одиночестве. Кивнув ей, без лишних слов, он сделал что приказано.
- Не нравится мне эта девчонка, - Дева отвязывала хрептуг с водой от седла своего коня. - Глаз с нее не спускай.
Слегка прищурившись, мужчина не стал поворачиваться по направлению к объекту обсуждения. Чутью Лафаль он доверял как своему собственному. И если у нее есть подозрения насчет девки, что отправили вместе с ними, значит на то есть причины. Но от хитрой ухмылки избавится все-таки не мог.
- Да без проблем. Наконец-то что-то приятное. Этот цветочек мне сразу понравился.
- Только без глупостей, Андрес. Иначе мне придется напоминать тебе, в какую женщину ты должен быть без памяти влюблен.
Катрин, стоя спиной к остальным собравшимся и боком к вампиру, пожала плечами и (впервые за день, кажется) улыбнулась.

Отредактировано Катрин де Лафаль (22-03-2019 21:27:51)

+2

4

В соавторстве с Арконом

[indent] Дом Анклава пал.
[indent] У Города Темного Ветра впереди долгие ночи, но самая жестокая уже миновала и стала ознаменованием другой истории, начавшейся с того мгновения, когда Дом, символ старых порядков, пал, покорившийся власти своего нового правителя – теперь все должно было измениться.
[indent] Корона венчает голову нового правителя, лорда Аркона.
[indent] Всего полгода – и вот великолепное завершение, к которому все шло очень давно и к чему требовалось только подтолкнуть, а потом забрать трофей. И бесчестно было бы умолчать о тех, кто помог этому совершиться.
[indent] Играсиль. Соломея. Ракан и Ямина. Тристан Доули. Троэль. Катрин де Лафаль. Те, чьи имена станут частью истории бессмертных, будут записаны на страницах хроник Темных Земель; союзники, ставшие таковыми кто добровольно, кто вкусив крови из обсидианового кубка, и присягнувшие в верности новому королю нерушимыми узами принесенной клятвы. Самые видные союзники Аркона, на которых было обращено все внимание, которые были рядом, когда холодный камень Дома окропился темной кровью несогласных с новыми порядками. Но тише, сейчас будет секрет: оставался еще кое-кто, видевший начало конца Анклава, приложивший к этому руку, но не купавшийся в лучах славы и не принимавший почестей.
[indent] Шайло это более чем устраивало.
[indent] Постоянно державшаяся за спиной Аркона, но слишком юная, чтобы представлять угрозу, и потому недооцененная, выполнявшая поручения, казавшиеся совсем незначительными на фоне грядущих событий – о мелочах, когда происходит что-то великое, принято забывать, и Марш была той самой мелочью, о которой несомненно знали, но не замечали. Периодически мелькавшая перед глазами и привлекающая внимание только тогда, когда спешила сообщить что-то Аркону, но потом снова исчезающая неизвестно куда. И Шайло не против, чтобы все оставалось так же.
[indent] Абсолютная преданность Марш служила крепче любой принесенной клятвы - преданность, рожденная из восхищения и доверия к старшему вампиру, когда-то показавшему ей мир.
[indent] Однако у Аркона имелись свои планы, в которых ей была отведена другая роль: Эреш Ниор, Рука Ночи, куда ей нужно было отправиться с Катрин де Лафаль и Тристаном Доули. И поэтому Марш сейчас покидала Город Темного Ветра в сопровождении Псарей, глава которых определенно не была рада ее видеть, но не посмела открыто возражать новому господину.
[indent] Шайло надеялась, что де Лафаль не увидела ее улыбки.


[indent] Тристан Доули интересовал Марш больше всех остальных советников Аркона. Единственный созидатель среди разрушителей-союзников, несущих хаос – близнецы не в счет – и решающих все силой. Не было ничего удивительного в том, что именно бессмертного гения, архитектора, мыслителя новый владыка отправил в Эреш Ниор: городу требовались перемены. И, если быть предельно откровенной, то не последнюю роль играл тот факт, что Доули был выдающимся магом, несомненный талант к которой заставлял всех закрывать глаза на все особенности его характера, бывшего, мягко говоря, скверным.
[indent] Шайло не принимала участия в разговорах Псарей. Только слепой не увидел бы недовольство де Лафаль, потому никто из клана не спешил заводить каких-либо бесед с воспитанницей Аркона. Впрочем, Марш нисколько не высказывала ответной инициативы разрушать эту стену игнорирования, полностью переключив свое внимание на Доули. За все то время, что она пробыла в Городе, Шай ни разу не разговаривала с ним, попросту не зная, как начать беседу – единственный минус почти незаметного существования среди всех союзников Аркона. Однако ничто не мешало ей наблюдать за его трудами издалека.
[indent] Но долго так не могло продолжаться.
[indent] - Ты так и будешь на меня таращиться или наконец спросишь, что интересует? - Доули не отрывался взглядом от свитка, на котором был чертеж какого-то крупного здания. Он время от времени морщился, сверяясь с другим свитком, что был свернут под первым. Тристан сидел на небольшом раскладном табурете. Не так давно они остановились, чтобы дать лошадям отдохнуть - чуть дальше шумела горстка Псарей, а среди них гремел Андрес, повествующий очередную прохладную историю из сборника своих похождения.
[indent] Марш осторожно приблизилась к Доули, только бросила хмурый взгляд на Андреса: при всем уважении к кошмарному гению Тристану, но офицер Псарей, по мнению Шай, все же занимал почетное первое место в борьбе за самый непереносимый характер окружающих ее вампиров. Она уже решила, к кому будет теперь держаться поближе. Подсказка: это не Псари.
[indent] - Что это? Реставрация или новый проект? – наконец спросила девушка, через плечо Доули с искренним интересом рассматривая чертежи.
[indent] - Это? - Тристан мотнул головой, бросив короткий взгляд на подошедшую девушку. После цокнул языком.
[indent] - Что-то между ними. Это дворец Айканара. Вернее, Аркона. Вернее, то, что должно быть выстроено к его приезду. - мужчина покачал головой, закрывая свитки и свой единственный глаз. После сожжения Эреш Ниора все здания города были тем самым «что-то между». С другой стороны, это открывало широкие возможности для перестройки и усиления столицы. Гораздо проще начинать с нуля, чем пытаться доделать. Термы, амфитеатры, крупные сады, канализация и, разумеется, обычные здания, выполненные в едином архитектурном стиле и в безукоризненной гармонии. Ни люди, ни гномы, ни даже эльфы не могли бы похвастаться подобным, ведь они строили города по мере их роста, а так же благосостояния жителей. У вампиров таких проблем не возникало.
[indent] - Наш лидер внес некоторые коррективы в планировке, которые нужно будет учесть. Как будто и без этого забот не хватает. – продолжил Доули не слишком довольным тоном, отвлекаясь от мыслей о времени, когда мечта станет явью.
[indent] Восстановление обещало быть долгим: грандиозные планы на столицу, которые замыслил Аркон и должен был воплотить Тристан, соответствовали колоссальным затратам времени и ресурсов. Сколько они пробудут в Эреш Ниоре? Даже если время не имело такой власти над вампирами, как над смертными, но случившееся в Городе Темного Ветра требовало быстрых и решительных действий, и даже цель Псарей была направлена на то, чтобы как можно скорее и эффективнее подавить последнее сопротивление уцелевших лоялистов.
[indent] - Думаете, что было бы разумнее повременить с этим? – осведомилась Марш, надеясь, что отчасти понимает Доули: осколки старой власти могли усложнить положение дел в Городе Темного Ветра куда больше, чем не лучший вид будущей столицы.
[indent] Мужчина скосил глаз.
[indent] - Я больше пекусь о самой конструкции. Видишь ли, я занимался восстановлением города еще при Сифе, когда он отослал меня в Эреш Ниор. Для камня не важно кто именно им правит. Остальное - не слишком важно и для меня.
[indent] - И сколько времени это все займет? – после непродолжительной паузы задала Марш последний вопрос.
[indent] Однако вместо ответа Доули – командирский голос де Лафаль:
[indent] - Заканчиваем прохлаждаться! Привал окончен. Собираемся и выдвигаемся.

Отредактировано Шайло Марш (11-03-2019 17:34:58)

+1

5

Улыбка бессмертной раззадорила Галлего.
- Ха – гаркнул вампир в ответ: если ты о моей матушке, то она уже давно подохла. Но уверен, ее бы чертовски позабавила твоя забота. 
Впрочем, мужчина кивнул и, оставляя Катрин наедине, вернулся к своим товарищам. Пару месяцев назад он и не мог подумать, что его патрон так поднимется. Конечно, Лафаль окружали определенного толка почет и влияние, но они не были… регламоментиоравены, так это называют умники? Но он мог поклясться задницей Играсиль, что с возвышением того темноволосого выродка, поднимется и Катрин. Было бы славно. А уж потом они придумают, как сбросить ниоткуда взявшегося вампира и возвести его «принцессу» на престол. Ведь… таков план?
Широко улыбнувшись, мужчина сел на прежнее место. Бернан завел свою историю и собравшиеся ждали, пока она дойдет до кульминации, но Андрес слушал в пол уха – скосив взгляд на парочку, мило беседующую в стороне. Темнокожая потаскуха их «лорда»… наверняка ее послали следить за Катрин, чтобы та не нарубила дров. Что же, нельзя было не признать, хорошенькая. Так и подмывало взять ее за волосы и потащить в кусты, хорошенько там отодрав, но это будет слишком неуместно.
Через полчаса зычный голос бессменного командора оповестил, что они выдвигаются. Лагерь, лениво пошатывающийся из стороны в сторону, загудел, точно улей. Собрав монатки, Андрес бросил взгляд на Шайло Марш, обещая себе воплотить сценку в голове как только ее ненаглядный падет.

****

Через несколько дней пути впереди на горизонте показался город. Подъезжая ближе, можно было различить его высокие, но местами разрушенные, стены, мириады шпилей и башен, что сохраняли горделивое молчание. Эреш Ниор, побежденный, но не сломленный, поднимал голову и тому свидетельству пыль и смог, что зависли над ним. Даже издалека город поражал воображение своими размерами. Андрес, никогда не бывавший здесь, даже присвистнул, по мере продвижения, потихоньку догоняя размеры исполина. Сложно было представить, что здесь поселилась нежить, зачем ей столько места? Ну разумеется, там где нежить, там и люди.
- А вот и наше творение. – произнес Доули с довольным видом. Он не любил долгие муторные путешествия, тем более, когда нужно было что-то там нагнать, да и путешествовал чаще не верхом, а в паланкине. Вампир ехал бок о бок с Марш, так что можно было расценить это как приглашение к разговору.
- Многие в Темном Ветре пожелали переехать в Эреш Ниор в свое время. Тут больше места никем не занятого. Выделили средства, разумеется мне, чтобы я построил им особняки тут. И хоть Анклав – был нашей столицей, это место… наполнено величием. Даже в таком состоянии. Сама увидишь. – он пришпорил коня, устремляясь вперед, поближе к Катрин. Поравнявшись с ней, мужчина крякнул, привлекая внимание.
- Позволь мне въехать первым. Я переговорю с наместником, чтобы он не поднимал волну раньше времени. Когда будешь готова – произнесешь речь. Из уст такой суровой – Тристан повернул голову так, что единственный взгляд позволил ощупать Катрин с ног до головы, убеждаясь в истинности своих слов.
- ...военачальницы, все поймут, насколько серьезно обстоят дела в Анклаве и не станут пытаться роптать.
Косо взирая на спину подъехавшего Доули, Андрес хмыкнул. Одноглазый ему не нравился. Они пару раз общались, но чертов умник невесть что о себе соображал. Бывает такой типаж лиц, общаясь с которыми, чувствуешь себя невероятно тупым, да так, что хочется просто вбить зубы типу в глотку, да поглубже. Ревниво поглядывая разговаривающих Катрин и Тристана, мужчина обернулся и встретился взглядом с Марш. Косо улыбнувшись, вампир развернулся обратно. Нужно будет попробовать с ней поболтать. Но всему свое время. А пока они въезжали в город.

Отредактировано Андрес Галлего (12-03-2019 22:10:49)

+2

6

Катрин & Андрес

Эреш Ниор. Огромный, как и подобает всякой столице, некогда пышущий жизнью (слишком иронично; лучше было бы сказать «не_жизнью») город, от масштабов и точеной остроты архитектуры которого некогда захватывало дух. Но после окончившейся войны Рука Ночи встречала редких путников лишь обломками – шпилей, стен, строений, былого величия.
Айканар правил Темными Землями отсюда, думала Катрин, останавливая коня и вглядываясь в зловеще чернеющий на фоне серого неба город. Но настал момент, когда и время великого Хозяина вышло – и его оплот, крепость, его верные стены сдались под натиском вампиров, немедленно прибравших Эреш Ниор к рукам. Сейчас, спустя столько лет после войны и совсем немного времени после неожиданного переворота в рядах бывших последователей Сифа, в городе все еще не было никакой стратегической важности, но на роль столицы нового государства, места, где сконцентрируется власть, откуда разнесется идеология, Рука Ночи вполне годилась.
И сегодня Катрин де Лафаль и ее отряд начнут вносить на страницы мрачного, разрушенного и объятого запахом смерти города новую историю.
Если бы Железная Дева была той самой девчонкой из своего прошлого, воспитанной на сентиментальных романах, она бы расплакалась от торжественности момента. Сегодняшняя Кэт, сощурив карие глаза, вновь пришпорила лошадь, думая о сложностях, которые могут возникнуть в самое первое время их нахождения здесь. Бунт? Возможно. Заговор, попытки тайного убийства? Запросто. «Интересно, восемнадцатилетняя Катрин была бы в восторге и от этого?»
Подъехавший к ней Доули вырвал ее в реальность. Де Лафаль, дернув головой, повернулась к вампиру, отвечая своим прямым взглядом на его – осматривающий, словно дотрагивающийся до каждой клеточки навечно молодого тела и до закаленной в крови и стали души. Из всех древних Тристана, пожалуй, можно было терпеть без особых потерь, особенно если вовремя сворачивать разговор, если вампир вдруг начинал воображать о себе любимом невесть что. Или если вовремя ударить его чем-нибудь тяжелым по голове… в теории. «Никогда не пробовала. Надо будет испытать»
– Если ты уверен, что сможешь удержать его от поспешных действий – милости прошу. Но вот о том, будут ли они, – вампиресса кивнула в сторону Эреш Ниора, показывая, что имеет в виду немногочисленных обитателей города, – открыто выражать свое недовольство или нет, я бы еще не заикалась.
– Откровенность – черта редкая среди сородичей, – произнес мужчина менторским тоном себе под нос. Предполагать то, что кто-то пойдет в открытую против новой власти в Анклаве – даже подумать глупо. Но это не означало, что жители были совсем ж травоядными. Пакостить можно по-разному. – И я говорил исключительно о наместнике. В его силах поднять местных и задавить тебя… – акцентируя слово «тебя». Видимо, даже с учетом нынешних воззрений, Тристан был уверен в собственной безопасности. Слишком уж многим были обязаны жители, чтобы пытаться ему навредить. Впрочем, вполне возможно в нем говорило самолюбие.  –… не совсем традиционными способами, – а это уже с легкой полуусмешкой. Слава Катрин как о сородиче-воителе шла далеко, но что та понимала об интригах?
– Не совсем традиционными способами? Интересно поешь, Доули, но давай я сделаю вид, что не заметила этого, – де Лафаль рассмеялась, обнажая клыки, и в ее смехе не было ни капли веселья – только холод, только предупреждение, понятное даже тупому как пробка пьянице. Нужно быть осторожнее со словами. Иначе кому-то будет очень легко сделать их понятыми вовсе не так, как нужно. – Но если ты так беспокоишься о моей сохранности, что мне очень льстит, то убеди наместника в том, что все, что в его силах – это закрыть рот, молча уйти в тень и даже не пытаться плести у меня за спиной паучьи сети. Потому что мне хватит сил и терпения, чтобы найти и разрезать каждую ниточку, – бросив последний взгляд на Тристана, Катрин отвернулась, давая понять, что их разговор окончен. – И да, Доули, – прежде, чем вампир  отъехал от нее прочь, Железная Дева подчеркнуто скользнула тонкими пальцами по рукояти клинка, – не вини меня потом, если кто-то из твоих сделает неправильный выбор.
Они въехали в Эреш Ниор.
* * * * *
Город пах… Нет. Город смердел. Здесь пахло застоявшейся смертью, иссохшей плотью и пылью; стук лошадиных копыт по вымощенной грубым камнем улице, пестревшей выбоинами, эхом отдавался от стен, которые не лежали обломками под ногами.
Псари у Катрин за спиной молчали, но она улавливала напряжение, непонимание – ведь  их, доблестных и благородных (вовсе нет) рыцарей-первопроходцев послали в город, из которого еще несколько лет назад сам Хозяин Темных Земель правил своими владениями и который должен был стать новой столицей вампирского государства. Они ожидали увидеть нечто помпезное и замысловатое, прямо под стать людским или эльфийским столицам, а их встретили разруха и куски развалившихся каменных зданий.
– Вот жешь дерьмо, – мрачно буркнул под нос Галлего, хмурым взглядом провожая пустые глазницы окон крупного здания. Не подобного зрелища он ожидал увидеть от бывшей столицы, которую реставрировали уже как полтора года. Видимо, сил местных хватило лишь на заделывание дырищ в городских стенах.
– Увы, – ровным тоном откликнулась де Лафаль. – В нижнем районе наверняка камня на камне не осталось.
– Нижний район, госпожа? – раздался негромкий вопрос из рядов Псарей. Катрин дернула плечом.
– Потом, – коротко ответила она, давая понять, что время обсудить все прелести Эреш Ниора у Девы и ее солдат еще будет. Возражений не последовало. Вампиресса обернулась назад лишь для того, чтобы поймать взгляд Шайло Марш и убедиться, что та все еще никуда не делась, и вновь села ровно.
А потом перед ними вырос дворец.
Бывшее обиталище Айканара возвышалось над отрядом, несуразно красивое на фоне полуразрушенного города, что делало его похожим на могильный памятник; каждая трещина в суровых каменных стенах – реквием по жизни до войны, разрушившей это место почти до основания. Врезаясь башнями в вечно серое небо, дворец глядел на вампиров свысока, задирая голову, словно все еще пытаясь кричать о том, что кровососам не сломить ни его, ни Эреш Ниор. Но царившая вокруг разруха, витавшая в воздухе смерть и отряд Псарей, свободно добравшихся до главного входа, говорили об обратном.
Когда они вошли внутрь, весь внешний пафос здания поблек в один миг. Если снаружи дворец Хозяина Темных Земель выглядел внушающе и почти что даже помпезно (в видении немертвых и темных тварей, конечно), то за дверьми Катрин ждало полнейшее разочарование. Обшарпанные стены, от которых гулким эхом отдавались шаги, темные из-за грязи окна, делающие помещения еще более мрачными, чем те были на самом деле; в темном углу под потолком раскинулась паутина, и де Лафаль хмуро подумала о том, что это место – классический пример дома, в котором происходили бы всякие ужасы. К счастью, никому из вошедших это не грозило – они сами, каждый из них, даже Марш и Доули, готовы были плести сети кошмаров, дай им только повод.
Катрин остановилась рядом с Тристаном перед очередной закрытой дверью, коих во всем дворце оказалось немало, и кивнула ему.
– Язык у тебя подвешен, – произнесла вампиресса ровным тоном, заложив руки за спину, – так что не буду желать удачи. Помни, о чем мы говорили – он тихо-мирно уходит в тень…«И тогда я его не убью»
Мужчина чуть посторонился, давая дорогу Лафаль.
– Он сородич не глупый, знает, когда нужно отступить. Тем более, – вампир качнул плечом, добавляя незначительным тоном: – я по старой дружбе намекнул, что он может рассчитывать на теплое местечко при новом правлении.
Конечно, наместник не мог отказаться. Между жизнью и окончательной смертью выбор не велик. Но вот сдавать позиции без боя, без угроз, означало потерять достоинство и возможность поторговаться за «светлое будущее» под извечно хмурым небом Темных Земель.
Дева усмехнулась и покачала головой.
– Меньшего от тебя и не ждешь. А чего ждать от него? – вопрос совершенно риторический. Катрин ожидала, что на них сейчас свалится с десяток ничем не подкрепленных угроз и еще два – попыток урвать себе кусок посочнее после отхода от дел. Кто же не хотел сорвать с уст захватчиков сладкие – нет, не стоны – слова о том, что его шкура будет в безопасности, когда на трон взойдет новое светило? В этом мире выживали только сильнейшие, и уметь сохранить свою жизнь при смене власти тоже было своего рода довольно полезным навыком. – Надеюсь, все решится быстро. Ненавижу тратить время на бессмысленные разговоры.
Катрин де Лафаль толкнула дверь, заходя в темное помещение.

+2

7

В соавторстве с Арконом

[indent] Шайло слышала многое.
[indent] Слышала о временах, когда Эреш Ниор сверкал гордой, царственной и холодной красотой, был черным самоцветом в короне Темных Земель. О временах правления последнего владыки Айканара, чья фигура теперь стала туманом, который должен был исчезнуть после рассвета и наследие которого теперь лежало в руинах. О тех временах, когда столица была подобна надменной королеве, облаченной в черные шелка и меха, великолепной в своем строгом изяществе. Но они остались позади, и вместо королевы их встретила древняя уродливая вдова, не принимающая чужаков, но не торопящаяся умирать – Эреш Ниор был городом разбитых дорог и безликих улиц, городом, от каждого камня которого веяло гниющей смертью и позабытым, оставшимся только в воспоминаниях бессмертных великолепием.
[indent] Марш ждала совсем не этого от столицы Темных Земель: Эреш Ниор напоминал разграбленный склеп, но не место, о мрачной красоте которого когда-то говорили с благоговейным трепетом и почтительным шепотом. Вампиресса рассматривала город, его останки, уцелевшие после войны, и видела только разруху, оставленную с падением столицы, но и эти усилия хотя бы как-то восстановить былую гордость были похожи на рвение павшей девицы стыдливо прикрыть грязное от чужих прикосновений тело – насколько же неуклюжие, настолько и бесплодные. Марш украдкой взглянула на своих спутников, и, кажется, они тоже ожидали увидеть совсем не ту написанную серыми красками разочарования картину, какая сейчас предстала перед всеми.
[indent] Но кое-что смогло пережить посеянный войной хаос, не сломленное испытаниями и возвышающееся над преклонившимися перед ним павшими памятниками старого величия. Дворец, высокие шпили башен которого больше походили на шипы ощетинившегося чудовища, пытающегося оцарапать само небо, в несколько раз превосходил размерами любую из крепостей и казался пугающим своей темной красотой призраком, явившемся на заброшенное кладбище и застывшего черной фигурой на фоне других каменных надгробий. Шайло почти поверила, что вот оно, тот осколок Эреш Ниора, столицы, которой восторгались бессмертные, но стоило ей только переступить порог дворца, внешне бывшего изящной черной лилией в увядшем букете, как вампиресса поняла, что внутри он так же мертв, как и весь город. Как иронично, что в начале своей посмертной юности Марш искала убежище в таких же гробницах, среди покойной тишины, под сводами медленно осыпающихся каменной пылью потолков и среди стен, заросших паутиной и плесенью, и теперь, оказавшись в самом сердце, пускай и мертвом, новой вампирской столицы, вновь пришла к подобному им месту, смертельному больному заброшенностью и умершему в запустении.
[indent] Марш, прислонившаяся плечом к стене и почти скрывшаяся в одной из самых колючих теней дворца, слушала разговор удалявшихся к дверям Лафаль и Доули, скрестив руки на груди и наблюдая, как в эти самые минуты меняется история Темных Земель, как бы пафосно оно ни звучало. Для местных не было секретом прибытие Псарей, возглавляемых Железной Девой, – такое событие было бы сложно упустить из виду. Шайло не пришлось долго ждать: как только Катрин и Тристан покинули залу, закрыв за собой двери, чтобы начать переговоры с наместником, вампиресса заметила знакомый силуэт, подобно тени отделившейся от общего мрака залы, и в вежливом приветствии, коим встречают старых знакомых, слегка улыбнулась мужчине, чье покрытое шрамами лицо было бы невозможно не узнать.
[indent] Тот ответил своей пародией на вежливую улыбку – вежливостью здесь и не пахло.
[indent] - Плгаю, все пршло удачно? – излюбленная манера, скороговорка с пережёвыванием гласных, сопутствовала с Люсьеном неизменно.
[indent] Кажется, она поторопилась с радостью встречи хотя бы кого-то знакомого среди всех окружавших ее вампиров.
[indent] - Вполне, - Марш, чисто формальная улыбка которой исчезла, сменившись обычной хмуростью, кивнула в сторону дверей. – Мы можем поговорить только вдвоем?
[indent] Моро хмыкнул.
[indent] - Такой ты нравшься мне бльше, – после чего кивнул в сторону угла в коридоре. Отойдя на пару метров от двери, он посмотрел по сторонам и неуловимо зашептал. Звук вокруг них потух – шелест одежд и шпор Псарей и Андреса, проводившего парочку ревниво-заинтересованным взглядом, исчез.
[indent] - Прихли вчра. Дестка конных. Злые как Рилдир. Я прследил за ними, останолись тут, – Люсьен начал поспешно рыться в кожаной сумке, доставая самостоятельно нарисованную схематичную карту. Рисовать он умел плохо, но было видно, что за дом. Определить его местонахождение не составило бы труда, при наличии нормальной карты, но зато здесь были отметки, как лучше проникнуть в здание. Далее он рассказал, с кем те встречались, что с вечера разошлись и собрались лишь перед их приездом. Увы, проследить куда они уходили было невозможно – он дежурил у самого здания. - Они общлись с намстником. Этим хмырем. Кажется, даже догово-волись о чем-то, – добавил в заключении Люсьен, отдавая карту в руки Марш и замолчал, слегка прищурившись, взглянув ей в глаза в глаза, что случалось нечасто. По виду, он будто бы хотел что-то сказать девушке, но сомневался.
[indent] С каждым сказанным Люсьеном словом выражение лица вампирессы становилось еще мрачнее. Происходящее нравилось ей все меньше и меньше. И самым паршивым было то, что эти крохи сведений оставались лоскутками, из которых нужно было собрать цельное полотно, желательно не лишившись в процессе головы. Сложности должны были возникнуть, но их появление в первый же час пребывания в Эреш Ниоре вызывали дурное предчувствие, которое возникает при взгляде на надвигающееся грозовые тучи. Лафаль и Доули сейчас общались с наместником, недвусмысленно предлагая отойти подальше от своего кресла, уступая его Катрин, и немедленно рваться за закрытые двери, даже со столь любопытной информацией, было последним делом: Марш не сомневалась, что у Железной Девы не дрогнет рука, сжимающая клинок, если кто-то посторонний прервет беседу.
[indent] - Нельзя, чтобы он знал о подозрениях и тревожился раньше времени, - Марш нервно поправила перчатки. - Это может его спугнуть. Проклятие. Еще что-нибудь?
[indent] - Да. Их здесь бльше. Я чую это. Та десятк – не еднственные. Можт не стригои, но те, кто их поддержвает, – мужчина потоптался на месте, сжимая и разжимая кулаки. При иных обстоятельствах это выглядело бы комично, если бы не тот факт, что вампир нервничал. Языком своего тела он владел плохо, потому привык кутаться в необъятные плащи. Мгновение, он чуть наклонился, прячась за вампирессу, уходя от обзора зашедшего за угол незнакомца. Этим незнакомцев оказался Галлего, заинтересованным взглядом окинувшего скрывающихся в потемках.
[indent] - Не хди с-сама, – напоследок шепнул Люсьен и отвернул голову, прикрываясь воротом капюшона.
[indent] - Шепчитесь, голубки? – Андрес сделал пару шагов ближе, но его голос звучал будто бы издалека, подернутый невидимой пленкой. На какой-то момент он остановился, в задумчивости посмотрев по сторонам. Сзади буркнул неразборчиво Моро – завеса пала.
[indent] С драгоценной приватностью пришлось расстаться. Шайло многое бы отдала, чтобы вместо Галлего к ним сейчас подошла Лафаль, но придется использовать то, что есть. Аркон вполне ясно выразился, что ей стоит оказывать поддержку Катрин, и это означало, что чем быстрее старшая вампиресса узнает новые факты, тем должно быть лучше, тем самым укрепив свое место в качестве нового наместника. Теоретически, конечно. Все сводилось к тому, как Лафаль воспользуется этой информацией.
[indent] - Вспоминаем молодые годы, - Шай пожала плечами, взяв себя в руки и без намека на даже малейшую неприязнь в позе или взгляде снизу вверх посмотрела на Андреса, походившего на зависшего над добычей коршуна.
[indent] - Видимо, невеселое времечко было, раз такая мрачная моська, – с полуулыбкой отозвался Коротышка, осматривая Шай, но взгляд его то и дело метался в область, что находится чуть ниже шеи. Наклонив голову чуть в бок, он уставился на позади стоящего Люсьена, вернее, на кончик его носа, торчащий из-под капюшона
[indent] - Непростые времена, много солнца, осиновые колья, - Марш заставила себя мягко беззлобно рассмеяться. Возможно, от Андреса, при всем отвращении вампирессы к нему, будет польза. Его Лафаль вряд ли убьет, если он явится на переговоры без приглашения, чтобы передать своей командующей кое-что очень важное и не требующее отлагательств, а эту грубость всегда можно списать на ужасные манеры Галлего, что не так уж далеко от истины. Шай приподнялась на носочки и невинно улыбнулась. – Хотите секрет?
[indent] Теперь правая рука Стальной Стервы принял туповато-озадаченное выражение лица. Видимо, перемена в отношении Марш была слишком молниеносна, ранее, при виде его улыбки, даже беззлобной, воротившей нос. Он бросил косой, полный подозрения взгляд на Люсьена, что стоял без движимой тенью за спиной вампирши, затем вернул его обратно на девушку. И молча кивнул.
[indent] - Прошел слух… - Марш быстро зашептала услышанное от Люсьена, не зная, на каком этапе переговоров находится Лафаль, и потом, замолчав, кивнула на двери в зал, за которыми скрылись Катрин с Тристаном.
[indent] Остальное было за Галлего.
[indent] По мере продолжительности рассказа лицо мужчины менялось – глаза расширились, в удивление, а после прищурились. Губы изогнулись в хищной ухмылке – предвестнице чей-то скорейшей смерти. Он не перебивал девушку, ни вставил ни лишнего слова, ни остроты, и когда та закончила – все так же молчаливо кивнул, выражая скупую благодарность, свой максимум для не «избранных», не «своих». После без промедления развернулся и скрылся за поворотом.
[indent] - Мне даж интересн, кого ты больш недлюбливашь - меня или его? – хмыкнул под нос Люсьен, когда они с Шайло вновь остались наедине.
[indent] - Вы оба сомнительные кавалеры, - усмехнулась Шай. – Остались еще дела здесь?
[indent] - Все порчения, отднные господином, я выплнил. У тебя есть инструкции для мня?
[indent] Вампиресса отрицательно покачала головой. Хотя…
[indent] - Здесь никому нельзя доверять. Расскажи ему, что происходит. И удачи.
[indent] Люсьен обошел Шайло, но остановился, встав плечом к плечу, и обратил к девушке свое изуродованное морщинами и оспинами лицо. Глаза мелкими горящими угольками мерцали во тьме коридора, выдавая продолжительный Голод, но вампир держался.
[indent] - Ты дорога ему, знаешь? – после краткого молчания он произнес, медленно, но четко выговаривая слова. Казалось, что каждое слово дается с большим трудом, словно он выплевывал, выталкивал их из себя. Хоть вампиресса этого не видела, тот сжал кулаки. В сию минуту его сжирал больше не голод, а ревность к фаворитке хозяина, для которого он сам служил всего лишь инструментом, продолжателем воли. Разве он не заслуживал большего? Разве он меньше ему послужил? Эта выскочка, эта девка… Аркон относился к ней как к дочери, но Моро не чувствовал по отношению к себе отеческой заботы. Хотя бы толики, на которую был способен вампир.
[indent] - Не дай себе сдохнуть здесь, – не дожидаясь ответа, Моро отвернул лик и скорым шагом свернул в поворот, ведущий к выходу из дворца.

Отредактировано Шайло Марш (26-03-2019 02:36:34)

+2

8

саня, ну ты понял, да?

Помещение, в котором оказались Катрин и Тристан хоть и было мрачным, но той разрухи, что сопровождала отряд до порога комнаты в ней замечено не было. Помещение, вернее, крупная приемная, с двумя дверьми ведущими в личные апартаменты наместника, была нескромно украшена. По середине стоял крупный стол, расположенный на гульрамском ковре, вдоль стен развешены гобелены и выставлены шкафы без дверей, наполненные свитками, книгами, фолиантами, а так же узкими колбами с подозрительной светящейся жидкостью. По углам расставлены золоченые высокие канделябры, свечи которых хоть и были разожжены, но не могли прогнать весь сумрак комнаты без окон. В воздухе витал некий цветочный аромат. Наместник, крупный в ширину, но довольно низкий для своих габаритов, расположился за столом, восседая в кресле словно на троне. Напротив него, по другую сторону стола были выставлены два стула, попроще. Четвертым и последним лицом, находящимся в кабинете, был юноша, человек, лет пятнадцати, который стоял, смиренно опустив голову подле своего господина, а тот прятал руку за его спиной.
- Приветствую вас в Эреш Ниоре. Надеюсь, путь был не слишком обременительным. Тристан! Познакомь меня со своей спутницей – вампир улыбался, словно кот в сметане, но его выдавали глаза. Этот полный прохлады взгляд нельзя было ни с чем спутать – наместник в гробу видал таких гостей. И тем не менее, не вставая, он вытянул руку в жесте, дозволяющем прибывшим присесть напротив.
- Александер, знакомься, это Катрин де Лафаль, эмиссар лорда Аркона. Катрин, это Александер Майлз, наместник Эреш Ниора – понять чувства и мысли Тристана возможности не представлялось. Он был сама учтивость во плоти. Сделав шаг вперед, он чуть подвинул стул, в ожидании пока присядет его спутница.
Железной Деве такие личности, как только что представленный ей господин Майлз, очень ярко напоминали о ее жизни до обращения. О той самой жизни, когда не было ни Псарей, ни пафосного, известно среди вампиров общества, ни даже достаточно твердой руки, чтобы держать клинок. Словом, Катрин словно проваливалась во времена, когда она сама была человеком, дочкой богатых родителей, вертевшихся в подобающем им кругу, члены которого были абсолютно уверены – всё решают положение в обществе, деньги и власть, сосредоточенная в твоих руках. Придя в Темные Земли, де Лафаль надеялась увидеть общество с абсолютно другими ценностями, но возможно ли это было, учитывая, что множество обращенных аристократов принесли вслед за собой уклад своей прошлой жизни?
Увы, мир еще не был готов к революциям в общественном строе, подумала Катрин, переглянувшись с Тристаном и опускаясь на стул. Ее взгляд, бегло скользивший по убранству кабинета, задержался на стоявшем подле наместника юноше (вампиресса слышала сладкую музыку его сердцебиения и отринула мысль о шевельнувшемся внутри голоде), а затем обратился к Александеру Майлзу.
– Бесконечно рада знакомству, – сухо проговорила Катрин, не скрывая того, что наместник ей безразличен – для де Лафаль он был не больше чем пригревшимся на теплом местечке котом, которого нужно было согнать. – Начнем без прелюдий? – она повернула голову к своему спутнику, ожидая ответа Доули и предоставляя ему право говорить.
- Кхм, пожалуй. – мужчина сел рядом, закинув ногу на ногу.
- В Анклаве произошли изменения. Клан Темного Ветра предан истории, перебиты стригои. Ныне там правит иное лицо, посланцами которого мы и являемся. А так как Эреш Ниор принадлежит…
- Эреш Ниор принадлежит лорду Сифу и Совету. – напористо перебил Тристана Александер и тот замолчал, позволяя вампиру напротив продолжить:
- И мне, как его наместнику в этих землях. А вы – мятежники, как и ваш лорд Аркон, кем бы он ни был.  – мужчина положил пухлую руку, украшенную множеством перстней, на стол, а его вид, казалось, праведно непоколебим. Повисло молчание, которого Доули решил было нарушить, но Майлз неожиданно продолжил.
- Я знаю как это бывает. Сегодня один мятежный правитель, завтра уже другой. И каждый будет посылать ко мне гонцов с приказами.
–А, – Дева сверкнула глазами, скосив их на Александера, – об этом. Не волнуйтесь, достопочтенный, больше никаких гонцов, – вампиресса выделила последнее слово голосом. – По крайней мере, не к вам. До поры до времени они все будут съезжаться на ковер ко мне, – откинувшись на спинку стула, Кэт взглянула на наместника прямо, с едва заметной тенью вызова в глубине карих глаз. – Вы отлично справились с вашими обязанностями – не сомневайтесь, лорд Аркон отметит это. Теперь Вам положен отдых.
Тристан опустил лицо в печали. Если бы вампиры умели впадать в краску, Майлз был бы похож на помидор. Он был хорошим администратором, толковым организатором, деятельным управленцем. Но вот держать себя в руках он не умел, благо, окруженный почетом, ему не приходилось сталкиваться с подобным обращением уже множество лет. И взрыв, который обещал произойти в данную минуту, как только последние слова Катрин были брошены, словно перчатка вызова, был ликвидирован появлением на сцене еще одного участника – Галлего.
Он не стучался, а просто открыл дверь и вошел внутрь. Подойдя к Катрин сзади, он наклонился и зашептал ей так неуловимо, насколько позволяли немертвые связки. Оповестив начальницу о последних сведениях, мужчина не смог не добавить напоследок:
- За эти вести я хочу получить в награду кое-что твое.
Между тем, Тристан и Александер, обменявшись тяжелыми взглядами, приступили к спору.
- Сместить? Меня? По какому праву?
- Послушай, Майлз, таково решение сверху, ты должен понимать…
- Сверху? Сверху сейчас сидит неизвестно кто, что родом ниоткуда!
- Александер, мы давно знакомы…
- И этим ты пытаешься оправдаться?
- Нет, но…
- Я могу поднять против вас всех в Эреш Ниоре!
- Да, и поэтому мы пришли к тебе напрямую, чтобы…
- Всех! И вас сожрут здесь!
- Рилдира ради, заткнись!
– тут уже не вытерпел Тристан, вскакивая из-за стула и опрокидывая его на пол. Рыкнув, он кулаком ударил о столешницу, чем испугал мальчишку, в страхе отбежавшего к стене.
- Если ты не согласишься, она тебя убьет, ты этого не понимаешь? Нет больше Клана Темного Ветра. Нет Реджинальда и Рутана. Сиф неизвестно где и Амарилла тоже. Все вампиры Анклава на стороне лорда Аркона. И твоя отставка – не предложение, не просьба, а приказ, который должен быть выполнен.
- Но…
- Веди себя достойно и прими это. И тогда ты будешь вознагражден за лояльность и послушание новому режиму. – покончив с тирадой, Доули не тая гнева отошел, а Андрес выпрямился, с усмешкой наблюдая за разъярённым вампиром. Таким надменный одноглазый нравился ему больше. Переведя взгляд на Александера, он ждал, пока заговорит Катрин, поставив точку в этом деле.

Отредактировано Андрес Галлего (29-03-2019 14:37:43)

+2

9

Катрин & Андрес саняяя сань ну ты понял2
Игнорируя громкий, эмоциональный (если не со стороны Доули, то со стороны наместника уж точно) спор, Катрин слушала Галлего. С каждым его словом внутри нее росло напряжение, которого древняя искусно не показывала, дабы это не сочли за слабость, которой не преминут воспользоваться. Вести, которые принес Андрес, не были по-настоящему плохими, но и хорошего в них было немного.
Дева, не оборачиваясь, кивнула Коротышке в знак благодарности и тихо, чтобы слышал только он, произнесла, пряча ухмылку:
– О твоей награде будем говорить, когда я отвоюю себе кровать.
Внимание де Лафаль снова устремилось к спорившим вампирам. Она взглянула на подскочившего со стула Тристана, едва заметно поморщившись при фразе “она тебя убьет”. Доули был прав, безусловно прав во всем, даже в том, что у Кэт не дрогнет рука, если она занесет клинок над Майлзом, но ей не давало покоя известие о том, что наместник был замечен в компании стригоев. Неизвестно, о чем был их разговор и каков был его исход, но теперь эти мерзкие твари незримой тенью встали между клинком Катрин и шеей Александера – убей она его, каков риск того, что стригои не поднимут локальное восстание? И каков шанс у недавно прибывших Псарей его подавить?
Железная Дева была самоуверенной. Но не дурой.
В кабинете наместника повисло молчание. Катрин улавливала гнев Тристана и предвкушение Андреса, стоявших позади нее, но медлила, вглядываясь в сидящего напротив Майлза. «Что с тобой делать?»
– Мне понятен Ваш гнев. Но Тристан прав – клан Темного Ветра пал, а Анклав на стороне нового правителя. Вы служили королю, которого больше нет, но это не значит, что Вы не будете полезны сейчас, – вампиресса, до этого вальяжно откинувшаяся на спинку стула, выпрямила спину и чуть нагнулась вперед, не сводя с Майлза глаз. – Я живу так, как жили и будут жить воины, Майлз, а воины выполняют приказы, которые им дали. У меня есть приказ. У меня даже есть клинок, которым я могу срубить Вам голову с плеч, чтобы сесть на Ваше место. Но я ведь не чудовище, – де Лафаль улыбнулась. Не жутко, как улыбались алчущие крови твари, не надменно, как она улыбалась, глядя на всех, кто ниже нее. Катрин улыбнулась так, как могли только женщины – легко и обворожительно, с намеком на теплоту, что так остро контрастировало с военной формой, в которую девушка была облачена. – Мне будет необходима Ваша помощь.
Молчание, висевшее до первых слов Катрин, теперь, после окончания ее монолога стало еще более материальным. От перемены мест в отношении Лафаль, казалось, пришли в удивление все – но больше прочих, вероятно, сам Майлз и, как ни странно, Андрес. Александер, охлажденный гневом Тристана, замер, точно суслик, вперив взгляд на сидящую, напротив. Галлего же тоже, возможно, с самым глупым выражением лица из доступного набора сверлил затылок старшего вампира. Лишь Тристан был не так удивлен и в мгновение его злоба ушла на второй план. Майлза нужно было додавить, мягко, ведь Катрин практически справилась со своей ролью «пряника». Он сделал шаг вперед, сковывая на себе внимание сидящего наместника.
– Пойми, мы не желаем тебе зла, иначе не пытались бы даже заговорить. Я поручился за тебя.
И все же вампир колебался.
– Анклав пал?
Тристан утвердительно кивнул, не сводя взгляда к Александера. После чего повернулся, осматривая комнату, словно бы потеряв кого-то. В это же мгновение за дверью послышалась какая-то толкотня и спор. Галлего попытался было выйти, но Доули остановил его жестом.
– Я сам.
Катрин дождалась, пока вампир исчезнет за дверью, и вновь обратилась к Александеру.
– Анклав пал, – эхом повторила она, – а значит, нас ждут перемены. Нас всех, – Дева моргнула, но не отвела от Майлза взгляд. – Мне дан приказ вершить эти перемены здесь, в Эреш Ниоре, но едва ли я смогу сделать это без помощи того, кого здесь все знают, уважают и почитают. Это значит, мне нужен советник, – она чуть вздернула брови, а ее лицо даже сейчас не покидала тень мягкой улыбки. – Советник, который будет помогать мне до тех пор, пока меня не отзовут. Я ведь здесь не навсегда, – Кэт склонила голову, – но новый король считается со мной. И если Вы, Александер Майлз, сослужите добрую службу, я шепну ему на ухо, и он вернет Вас в кресло наместника.
Играть на чужих желаниях было не в привычке Девы, но по-другому довести сделку до логического завершения она бы вряд ли смогла. Тристан начал эту великолепную, тончайшую игру на контрастах – так почему бы не поддержать его, не выступить с совершенно другой стороны? Вампиресса все еще помнила, как говорить, как умасливать ведущих себя как дети людей, которые в отчаянии цеплялись за свое место или собственность, как за самую дорогую сердцу игрушку. Всегда можно было отрубить такому строптивцу пальцы по самые фаланги и скормить их собакам в качестве закуски, но в случае с Майлзом это, по мнению Катрин, повлекло бы за собой лавину непредсказуемых событий. Эти пухлые, украшенные кольцами пальчики нужно было разжимать мягко, по одному…
До Галлего начала доходить задумка Катрин, и он взял себя в руки, вытянувшись, став еще больше, если это было вообще возможно с его и без того крупными габаритами.
Железная Дева поднялась со своего места. На фоне Андреса она казалась совсем хрупкой, тонкокостной, не представляющей никакой опасности; создавалось впечатление, что за ее спиной стоит суровый и типичный военачальник, именно такой, каким его все и представляют – огромный во всех смыслах, отмеченный сотней, тысячей боев, облаченный в лишенную изящества военную форму, всегда готовый выхватить из ножен клинок. Это было де Лафаль только на руку.  «Я не опасна, пока ты мне полезен»
– Итак, господин Майлз, – Катрин подошла к столу наместника, глядя на него сверху вниз, – по рукам? – и протянула ему руку в кожаной перчатке.
Тот помедлил несколько секунд, переведя взгляд протянутую длань, точно на спасительный тростник. С видом скорби, он принял свою капитуляцию и пожал руку Лафаль.
– Вы должны знать, госпожа Катрин, что здесь собрались несколько… недовольных вашим новым правителем.
– Я не сомневалась, – вампиресса покачала головой, отпуская руку сородича. – Недовольные будут всегда, но мы с Вами найдем способ сделать так, чтобы они сменили свои настроения.
Место наместника теперь за ней, подумала Железная Дева, оборачиваясь на скрип двери – в кабинет вернулись Тристан и Шайло Марш.

Отредактировано Катрин де Лафаль (29-03-2019 19:20:24)

+2

10

Совместный пост

[indent] Марш чувствовала, как вокруг нарастают напряжение, тревога, воодушевление. Признаки этого повсюду: в зловещей усмешке Галлего; в поспешности, с которой исчез Люсьен; в колючих, как терновые ветви, взглядах Псарей, следивших за каждым шагом своего офицера. Это чувство в воздухе, им пропитан каждый звук, шорох, шепот и голос вампиров, которых Шай слышала из-за закрытых дверей. Проходят минуты – и никто не вышвыривает из залы переговорной голову Андреса, отделенную от тела. Скорее всего, Катрин сейчас слушала маленькую грязную тайну наместника, сразу поняв, что у Галлего были серьезные причины явиться без стука и предупреждения.
[indent] Марш устроилась совсем рядом, не обращая внимания на пыльный пол и изучая нарисованную карту, отданную Люсьеном. Ей не нужно много времени, чтобы запомнить все оставленные мужчиной отметки о лучших способах проникновения в дом и после в воображении воспроизвести изображение, но вампиресса почти не моргая смотрела на рисунок, нанесенный углем на мятый пергамент: полностью обратившись в слух, она жадно ловила каждое, которое удавалось различить, слово разговора Александера с Тристаном и Катрин. Наместник не согласен с новым режимом, упрям и зол, но присутствие Катрин де Лафаль с одной стороны и Тристана Доули служило сильным аргументом перестать отрицать случившееся и цепляться из последних сил за свой пост при старой власти.
[indent] У Псарей хриплые голоса, клокочущие в жаждущих крови врагов в своих глотках. Они здесь за этим, но вместо обещанных яростных битв и багряных от пролитой крови побед их встретили только разрушенный город да ожидание завершения переговоров. У Псарей звериный оскал и глухая ярость во взгляде. У них тяжелые шаги, громоподобным эхом раздающиеся по коридору – Марш дернулась всем телом, как проснувшийся от пощечины человек, и вскочила на ноги, издалека еще замечая, как Псари схватили незнакомого вампира, рвущегося в сторону переговорной, и начали оттаскивать его обратно, прочь от дверей в залу, щедро ругаясь и сыпля проклятиями. Шайло убрала в карман камзола карту Люсьена, сложив ее в несколько раз, и, привлеченная шумом случившегося, поспешила следом, держась ближе к стенам. Какая из всех вещей, которые могли пойти не так, все же случилась?
[indent] У главного входа Псари, недвусмысленно сжимающие рукоять оружия и готовые в любой момент вкусить крови, держали на расстоянии чуть больше двадцати вампиров, взиравших на охрану с чистой, не замутненной ничем другим ненавистью, глухо шепчущихся и коротко переговаривающихся между собой. Шайло, стоявшая за спиной одного из воинов де Лафаль, поймала пропитанный ядовитой злобой взгляд глаза в глаза, но выдержала его, только сжала ладони в кулаки.
[indent] Марш обернулась, заслышав за своей спиной шаги, готовая в любое мгновение инстинктивно кинуться в сторону, но это оказался Доули, покинувший залу переговоров и остановившийся рядом с молодой вампирессой. Взгляд одноглазого был направлен на толпу и он не выражал ее порыва – скорее в нем читалась безысходность. Чем быстрее Лафаль договорится с Майлзом и покажет его, как трофей добытый в бою, тем лучше, но… Вампир сощурился. Недоумение. Вопросы. Подозрения. Это он мог понять. Откуда в стоящих внизу возникла ненависть? Неужели постарались стригои? Складывая в уме одно к другому, причины гнева вырисовывались вполне ясно, оставалось лишь решить, как отвести от себя волну, грозящуюся перерасти в цунами. Гамбитом выходила та ситуация с Домом и то, что произошло в Городе Темного Ветра, ныне могло произойти и с ними. Не смотря на девушку, все так же не сводя глаза с толпы, словно та была волком, которого нужно было «пересмотреть», мужчина молвил:
[indent] – Пойдем внутрь.
[indent] Шайло кивнула, ступая за Тристаном и держась немного позади, и, когда Доули отворил двери в залу, оглянулась, только единожды помедлив, вновь рассматривая собравшуюся толпу, но потом проскользнула вперед, оказавшись в одной комнате со всеми собравшимися. Оба вампира прибыли как раз к моменту, когда Лафаль отпускала руку наместника. Андрес повернулся по направлению к ним, с прищуренным взглядом окидывая обоих и молчаливо спрашивая «что там за шум». Марш только чуть повела плечами – не сейчас. Шай присмотрелась к наместнику – бывшему наместнику – и коротко кивнула в знак приветствия, потом ответила вежливым полупоклоном Катрин, занявшей кресло Майлза, стараясь по ее лицу угадать, рассказал ли ей все Галлего, но де Лафаль была образцом бесстрастности и по ней невозможно прочитать ничего того, чем бы она не захотела делиться сама. Вампиресса глянула на остановившегося рядом Доули – расскажет ли Катрин и ему неприятную, но в то же время полезную для них новость? И вынесла ли сама глава Псарей уже смертный приговор наместнику или же предпочла оттягивать время, ожидая благоприятного момента?
[indent] – Он все равно знает, смысла таится нет, – качнул плечом Тристан, неторопливо подходя к опрокинутому стулу, поднимая его и неспешно садясь. Андрес скрестил на груди руки, выдавая жестом нетерпение. – Мы находимся в осаде. Перед дверьми стоит с два десятка вампиров. Некоторые вооружены, но все нерадушно настроены.
  [indent] – Я здесь не причем, – категорично заявил Александер, бросая косой взгляд на Катрин. Его опасения были справедливы – если та решит, что в этом замешан Майлз, шансы на успешный выход из сложившейся ситуации устремятся ниже плинтуса. Да что там успешного – ему бы вылезти из комнаты для начала.
  [indent] – Никто и не обвиняет тебя в этом, – успокоил Доули вампира, но складывалось впечатление, что слова эти обращены больше для Катрин, как сигнал «он может быть полезен». – Проблема в том, что нам с ними делать?
  [indent] – На переговоры они не согласятся, – Марш хмуро кивнула в сторону дверей, за которыми необратимое могло случиться в любой момент и скрещивая руки на груди. – Мы для них чужаки, вторгшиеся в их дом и претендующие на их землю. Их может быть больше, чем два десятка за дверьми, они могли подготовиться к конфликту и им не составит труда перебить нас как скот.
[indent] Катрин цокнула языком и поманила Александера к себе.
[indent] – Они не согласятся на переговоры с нами, но с Вами, господин Майлз… Думаю, они пойдут на контакт, ведь так? – взгляд Железной Девы был прикован к уже бывшему наместнику Эреш Ниора, а весь ее вид как бы намекал на то, что его работа в качестве уважаемого советника начинается прямо сейчас. – Мы с Александером выйдем к ним. А вы останетесь здесь.
[indent] Когда Майлз и де Лафаль, которую Шайло проводила долгим и слегка восхищенным ее уверенностью взглядом, покинули зал и как только за дверьми стихли звуки шагов, Марш осторожно приблизилась к Галлего, доставая из кармана карту и вручая ее офицеру Псарей.
[indent]  – Вчера стригои остановились в этом доме. Возможно, но не факт, что они все еще могут быть там.

Отредактировано Шайло Марш (30-03-2019 18:37:53)

+2

11

- Перебить слюнтяев и дело с концом – вставил Андрес, когда Катрин покинула комнату вместе с Майлзом. Два десятка, три десятка – сила, конечно серьезная, но и их тут достаточно, чтобы расправится с горсткой «отребья». Но Галлего дураком не был и его вставка была лишь кличем духа противоречия… или бахвальством. За теми придут другие, волна за волной, которая, как замок из песка снесет сородичей-Псарей. И все же необходимость «игрулек» раздражало неимоверно. Пройдясь взглядом, он уцепился в мальчонку, что все так же стоял у шкафа, пытаясь вжаться в него как можно сильнее, словно в надежде проникнуть сквозь него. Пацанов Галлего обычно брезговал, но жрать было охота и только вампир решил расправится с малолеткой, как сзади приблизилась Шайло, протягивая какую-то мятую бумажку с сопутствующим комментарием.
Тяжело посмотрев на девку, Андрес загробастал писанину себе и раскрыл.
- Что, еще один подарок дружка? Надеюсь ты ему не натурой за сведения платишь, видал я его морду – это просто мрак. – мужчина ухмыльнулся под едва слышимое цоканье Тристана. Напряженная ситуация чуть спала и можно было продолжать поливать друг друга грязью, предаваясь высокомерием. Хотя, отчасти, понять Доули было можно – с «прекрасным» ликом Галлего сложно было вообще заикаться о чьем бы то ни было уродстве. К несчастью для седоволосого, правая рука Стальной Стервы этот пассаж заметил.
- Что? – с вызовом рыкнул Андрес, обращаясь к главе «Творцов», сжимая разрисованный пергамент в кулаке.
- Поражаюсь твоему оптимизму.
- Это что еще значит?
- Ни одной догадки? Ты поражаешь меня еще больше.
- Ты – одногла…!
Тристан вскочил со стула, в том же порыве, как некогда убеждал Александера. Галлего схватился за рукоять меча. Между мужчинами вот-вот должен был произойти взрыв, если кто-то его не нивелирует вовремя. Марш покачала головой, не разделяя возникшей среди длительного напряжения после переговоров передышки.
- Господа, у нас есть проблемы серьезнее выяснения отношений, - вампиресса присела в одно из кресел, закинув нога на ногу и откинувшись на обитую мягкой тканью спинку. Оба повернули голову на темнокожую девушку с той злобой, которая недавно была обращена друг на друга.
- Поговорим позже.
- Разумеется. Что за рисунок?
Андрес протянул «коллеге» пергамент. Развернув его, Доули выразительно поднял брови.
- Какая прелесть. И много их? Стригоев?
- По словам таинственного доброжелателя – Коротышка не забыл отвесить насмешливый поклон сидящей Марш: - около десяти. Но возможно пополнение.
- Тогда нужно будет позвать и моих. Они не воины, но способные маги. Пожалуй, займусь этим прямо сейчас. – опрокинув на стол писульку, Доули начертал в воздухе портал и скользнул в него. И вот парочка вампиров осталась одна, если не считать скулящего щенка у стенки, на которого как будто бы все и подзабили. Галлего, еще не отошедший до конца от язвительности одноглазого, буркнул тому вслед что-то вроде «придурок чертов» и присел на край стола, обратившись взором на Шайло. Вот и прелестная возможность на «поболтать». Скользнув по ножке воспитанницы Аркона и остановившись где-то в районе каблука, с нацепленной по случае ухмылкой, Андрес спросил:
- Нечасто уезжаешь от своего «папика»?
- Вам от меня что-то нужно или это вопрос из праздного любопытства? - проигнорировавшая сальную ухмылку Шай закатила глаза и скрестила руки на груди, принимая закрытую позу, не выражающую особого восторга от беседы с подчиненным де Лафаль.
- Ух, какая ядовитая. Мне нравится, одобряю. – хохотнул Андрес: - Детка, мы сейчас все в одной лодке. Причем достаточно дырявой. И из всех гребцов, ты – загадка. А я загадок не люблю.
- Я могу сказать то же и о вас, не зная ничего, кроме вашего положения подле де Лафаль, - Шайло ответила мрачной усмешкой без намека на какую-либо теплоту. - Вы с ней довольно близки, верно?
- Не разлей вода – проговорил мужчина, не скрывая толики гордости в тоне. Впрочем, ничего нового он Шайло не выдал – ни для кого секретом не было, что Первый клинок практически постоянно находился подле Железной Девы. Иначе он попросту не был бы его заместителем.
- А что до тебя?
- Если вы о моих рабочих отношениях с нашим господином, то они весьма ценны и обоюдно полезны, - спокойно отозвалась Марш, чуть пожавшая плечами на очевидное признание известной истины. «Нет, я не о рабочих, тупая ты дрянь» - хотел было сказать Галлего, но вовремя захлопнул рот, поняв, что плодотворнее будет пытаться вытащить что-то из разговора со стенкой. Ладно, Стерва просила его следить за девчонкой, а не пытаться вызнать все о ней. Он отвернулся, нахмурив брови, и молча ждал известий с улицы.

+2

12

Пока они с Майлзом в молчании следовали от кабинета наместника до главного входа, Катрин прислушивалась к себе – что она чувствовала? Волнение? Нет, сама себе мысленно ответила Железная Дева, чувство, шевелящееся у нее внутри, не было волнением. Тогда что?
Слишком очевидно.
Усталость, а следом за ней и нарастающее раздражение, оттого что с момента их прибытия в Эреш Ниор все шло не так. Когда события наваливаются одно за другим, не давая опомниться, с каждым новым происшествием соображать начинаешь все хуже и хуже. Де Лафаль нахмурилась – ей не хватало только оступиться в самом начале, поставив под угрозу миссию, с которой их сюда прислал лорд Аркон. Проигрывать Катрин не любила и не особо-то умела. А сейчас для проигрыша было самое неподходящее время.
Вампиресса прокручивала в голове слова Марш и Доули, глядя на двух своих людей, оставшихся внутри и прислушивающихся к тому, что происходило снаружи. Они с Александером решительно приближались к точке невозврата, за которой их ждет либо разрешение возникшей ситуации, либо отсеченная голова. Те, кто собрался за дверьми, имели право на недовольство, но это не заставляло Железную Деву испытывать к ним сострадание – только закипающий внутри гнев, который еще удавалось сдерживать. Мятежники портили все планы. “Надо было вам, твари, прийти именно сейчас?”
– Вы готовы, Майлз? – бесстрастно спросила Катрин, кивая одному из своих людей, и повернулась к бывшему наместнику. – Нам не нужны ни битвы, ни бунты, ни даже присутствие этих… местных жителей перед дверьми дворца, – в ее голосе прорезалась сталь, коей не было место в стенах богато украшенного кабинета; здесь и сейчас, когда от потенциальной угрозы их практически ничего не отделяло, настоящая де Лафаль начала четко проглядываться из-под вуали напускного радушия и любезности. Она не была кошкой, которая позволяла себе пригреться у кого-то на коленях в обмен на ласку рук и предложенные ей яства. Она была готова отгрызть голову за все то, что ей хотелось (и было нужно) заполучить. – Я жду от Вас чудес красноречия и разумности. Но не волнуйтесь, – легкая женская рука легла на плечо тучного Майлза и крепко его сжала, – одного я Вас не оставлю. Я за Вашей спиной, Александер,“Слежу, чтобы ты не наделал глупостей”, – и буду говорить, как только Вы подготовите собравшихся.
Дева с беспечной легкостью переложила обязанность начинать разговор с мятежниками на своего новоявленного советника, но ни о чем не жалела – начни она разговор первой, станут ли недовольные ее слушать? Не сработает ли ее голос как неосознанный призыв к атаке? Они и так достаточно рисковали, выходя на улицу, думала Катрин, бросая взгляд на сжимающего в свободной руке рукоять клинка вампира, который раскрыл перед ними с Майлзом дверь. Сжав зубы, она шагнула вперед, выходя из дворца следом за Александером.
Толпа встретила ее ровно тем же настроением, что ранее наблюдали Доули и Марш. Но как только из-за ее спины вышел Майлз, вампиры, стоящие перед дворцом заметно успокоились. Коротко взглянув на Катрин напоследок, мужчина выступил с гордо поднятой головой и улыбкой на лице, коей приветствовал де Лафаль и Доули не так давно.
– Приветствую, собратья. По какому случаю вы здесь собрались?
Навстречу ему вышел статный лысый вампир, с пергаментно-белоснежной кожей и горящими от Голода глазами. Судя по виду, с каким тот держался, и вниманию со стороны остальной толпы, видимо, он и был инициатором собрания, а сейчас выступал в роли переговорщика.
– Лорд Майлз, приветствую вас, – церемониально склонив голову, тот тотчас выпрямил спину и продолжил, не сводя взгляда с Катрин. – Ходят слухи, что в город прибыла банда мерзких смутьянов и то, что они захватили вас в попытке поколебать власть в Эреш Ниоре. Также ходят слухи о том, что вас пытают...– Майлз улыбнулся чуть шире, всем своим видом демонстрируя свое благодушие. Впрочем, гостя это не смутило. –… пытаются силой заставить отречься и передать управление над городом, дарованное вам лордом Сифом. Мы собрались здесь чтобы подтвердить правдивость слухов и, в случае их истинности, избавить вас из заточения. Нашего посланника, который пытался добиться от ответа, вышвырнули из резиденции.
– Полагаю, произошло недопонимание в происходящем. Прошу представить леди Катрин де Лафаль, представителя лорда… Аркона из Города Темного Ветра, – Александер сделал шаг назад, вытягивая руку с раскрытой ладонью по направлению к вампирше. – В Анклаве произошли некоторые изменения, для извещения и обсуждения которых и прибыла леди де Лафаль. Я благодарю вас за проявленную лояльность, но смею уверить, что причин для беспокойства нет. Как только обсуждение завершится… – мужчина бросил короткий взгляд на стоящую рядом Катрин: –...мы соберем наиболее уважаемых членов нашего сообщества и выскажемся по этому поводу.
Железная Дева сверлила взглядом выступившего вперед вампира, завуалированно обвинившего их… впрочем, в чем? Они действительно приехали сюда за тем, чтобы сместить Майлза с поста советника. И с точки зрения собравшихся перед дворцом, она, ее Псари и все, кто прибыл с ними, несли смуту в устоявшиеся нравы и настроения Эреш Ниора. Но пытки? Держать наместника в заложниках? Кэт скосила глаза на стоявшего рядом Александера и подавила кривую ухмылку – нет, не в этой сказке. Хотя было бы весело.
– Нет причин для беспокойства, уважаемые, – девушка заложила руки за спину, выпрямившись во весь свой рост. – Лорда Майлза никто не пытает и не держит в заложниках. Он вышел к вам на своих ногах и по своей воле. Что касается действий моих подчиненных… – тут Катрин помедлила, многозначительно переглядываясь с Псом, стоявшим ближе всех, и повела плечом. –...прошу их извинить. Впредь такого не повторится, – поймав недовольный оскал, мелькнувший на лице у вампира, де Лафаль бесстрастно воззрилась обратно на толпу. – Мы удовлетворили ваше любопытство, собратья, или у вас остались к нам вопросы?
О том, что Майлз больше никакой не наместник в полуразрушенном Эреш Ниоре, в лицо собравшимся и сверлящим их взглядом вампирам Катрин решила не бросать. Вампиры внизу молчали, но это молчание было недобрым; Дева видела, как неудавшиеся мятежники переглядываются за спиной своего главаря и сверлят взглядами и ее, и Псарей. Переговорщик, сверкнув лысиной, отрицательно качнул головой и ничего больше не сказал, гаркнув толпе, чтобы те расходились. Кэт стояла и смотрела, как собратья нехотя разворачиваются и уходят, и никак не могла понять, что она упускает из виду. Ходят слухи, ходят слухи… Откуда ноги-то растут у этих слухов?
Де Лафаль развернулась на каблуках, жестом подозвав к себе одного из Псов, и ухватила его за локоть, вынуждая склониться к ней.
– Если эти крысы посмеют еще раз сунуться сюда раньше времени, не давайте им пройти дальше главного входа, а еще лучше – запускайте внутрь только одного, если они вдруг захотят поговорить. Я лично выйду к нему. И никакого оружия, – последнюю фразу Дева процедила сквозь зубы. – Никаких идиотских драк. Я понятно выражаюсь?
– Да, госпожа, – глотая недовольство, ответил ей вампир, нарочито медленно убирая меч в ножны на поясе.
– Я не сомневалась. Тем, кто нарушит приказ, Галлего отрубит руки, которыми вы схватились за клинок, – Катрин выпустила локоть мужчины из своей хватки и взглянула на него в последний раз, чтобы увидеть, как ее подчиненный опускает голову в жесте покорности. – Пройдемте назад, Майлз. Здесь нам больше делать нечего.
Оставляя Псарей за входной дверью, оба вампира вернулись в кабинет.

Отредактировано Катрин де Лафаль (07-04-2019 13:12:51)

+2

13

[indent] Ожидание нервировало.
[indent] Сейчас во дворе решалась судьба прибывших в Эреш Ниор. Александер и Катрин беседовали с недовольными вампирами этого города, и все зависело от того, что Майлз и де Лафаль скажут им. Шайло только хмурилась: ее угнетала ситуация, в которой она не могла ни на что повлиять, оставив заботу о своем будущем в руках посторонних. Нет пытки хуже, чем наблюдать, как от действий и слов кого-то другого зависит собственная жизнь.
[indent] Или она все же могла что-то сделать?
[indent] Марш хищно улыбнулась. Возможно, что могла. Она никогда не станет командовать войсками, как Катрин де Лафаль или Андрес Галлего. Не ее ремесло творить и создавать, как Тристан Доули. Ей не достичь той власти, которой ныне обладал Аркон. Но она могла все же кое-что сделать, не оставшись беспомощной и безоружной среди других вампиров, ведь не просто так заслужила место среди них.
[indent] За одной интригой кроются еще другие, за одним замыслом – еще десяток.
[indent] Однако оставалось еще кое-что. Сущая мелочь, пустяк, который, казалось бы, не стоит ли времени, ни внимания, но погубить идею на корню из-за такой глупости было бы непростительно. Марш подошла к жмущемуся к шкафу живом мальчишке, которого выдавало сердцебиение и испуганный взгляд кролика, оказавшегося запертым в клетке с двумя змеями. Она могла бы решить эту маленькую проблему одним лишь укусом, умертвив юношу на месте, но без разрешения выпить чужого слугу – признак ужасных манер, чего она не могла себе позволить. В конце концов, если есть возможность обойтись без кровопролития и холодеющий тел, то почему бы не решить все спокойно и тихо? Остановившись перед мальчонкой, который в любой момент мог лишиться чувств, Шайло заглянула ему в глаза, подавив в себе желание впиться клыками в теплую шею.
[indent]  - Вышел, - Марш кивнула в сторону двери. – Вернешься, когда увидишь Майлза и де Лафаль.
[indent] Повторять не пришлось. Храни Рилдир гипноз.
[indent] Оставшись наедине с Галлего в кабинете, Марш еще некоторое время вслушивалась, как стихают звуки шагов мальчишки, и только потом подошла к письменному столу Майлза, на ходу извлекая из сумки набор отмычек и обрывок пергамента с чернильницей и пером, и присела у закрытого на замок ящика.
[indent] Александр Майлз – фигура публичная, но сейчас прибывшим в столицу гостям следовало знать о нем все, что не предавалось огласке. С кем он общался, с кем вел дела, кто был ему близок. И главное – к кому из местных вампиров, любым образом связанных с бывшим наместником, стоит присмотреться и держать в поле зрения, пока Катрин окончательно не утвердить свою власть как нового наместника Эреш Ниора. Стригои были проблемой, из-за которой они сюда прибыли, но не меньше неудобств могли доставить приближенные к покинувшему пост Майлзу и об этом следовало позаботиться до того, как они первыми дадут о себе знать. Шайло не ожидала найти среди бумаг секретные сведения, обличающие обман Александера, и тайные письма своим союзникам, втянутых в какой-либо заговор против новой власти, ведь такие вещи не хранят в столах, но возможно составить список имен, заслуживающих пристального внимания.
[indent] Отмычка в умелых руках – главное оружие, требующее особого подхода, инструмент тонкого искусства. А у вампирессы были невеселые молодые годы, чтобы освоить это ремесла со всей осторожностью и тщательностью. И пока Катрин вела переговоры, демонстрируя целого и невредимого Майлза, Марш вслушивалась в щелчки двигающихся и сдающихся перед рычажком и отмычкой штифты замка.
[indent]  - Как вы с ней познакомились? – не отвлекаясь от взлома, спросила Шайло, обращаясь к Галлего. Лучше путь он говорит о своей патрон, тем самым подкидывая Марш пищу для размышлений.
[indent] Замок тихо щелкнул.
[indent] Андрес проследил за действиями вампирши с подозрительным сомнением во взгляде и не спешил с ответом. Только когда в замке щелкнуло, это словно сигнал побудило Галлего раскрыть рот.
[indent] - А как ты познакомилась со своим патроном? - безразлично качнув плечом, мужчина повернулся обратно лицом к двери. - Катрин спасла меня от смерти.
[indent] Шай подняла голову, настороженно глядя на двери и ожидая, что мальчишка сейчас же вернется, а за ним зайдут в кабинет Катрин и Александр, но все было спокойно. Марш вытянула из ящика стопку записей и писем, поочередно раскрывая их и пробегая взглядом по написанным темно-синими чернилами аккуратным строчкам. В них не было ничего такого, за что Александера стоило бы заподозрить в сговоре со стригоями, но и бесполезными их нельзя было назвать.
[indent]  - Случайная встреча.
[indent] Открыв крышечку чернильницы и окунув перо, вампиресса левой рукой набросала на пергаменте несколько имен, правой все еще перебирая письма Майлза и вчитываясь в них, стараясь уловить самые важные моменты и вписывая еще одно имя. С момента, как Александер и Катрин покинули кабинет, прошло минут десять, и за окном так и громыхнули звуки битвы и не прозвучали крики, что наводило на мысль об успешности переговоров.
[indent] Шайло отложила последнее письмо. Среди всех прочтенных в спешке записей, бывших как официальными, так и личными, чаще мелькали три имени: Сандра, Штефан, Элин. Кто они: ценные союзники Александера, доверенные лица, вампиры, считающие себя его друзьями, насколько такие термины применимы к плодным им существам? Даже если они всего лишь знакомые, теперь можно было оттолкнуться от чего-то и начать знакомства с местными. Собрв все бумаги и спрятав их обратно в закрывшийся и щелкнувший ящик, будто ничего и не было, Марш хмуро посмотрела на свои короткие записи. Доули продолжит восстановление и реставрацию столицы. Катрин де Лафаль займет место наместника, Галлего будет держать Псарей на коротком поводке. Марш займется своими делом – добычей слухов и секретов.
[indent] Шай вернулась на свое место, убирая клочок пергамента в карман и перо с чернильницей в сумку, и вовремя – двери в кабинет приоткрылись, впустив живого юношу. Шайло сняла с мальчика гипноз, превращая его обратно в испуганного зайчишку, как и должно было быть, ожидая, пока следом за ним вернутся Катрин с Александером.
[indent]  - Как все прошло? – спросила Марш, когда старшие вампиры зашли в кабинет наместника. – Нам ждать от них проблем или все разрешилось?
[indent]  - Они недовольны, – Железная Дева отстраненно мотнула головой, захлопнув за собой с Майлзом двери. – Злые, как голодные шавки. Любой неправильный шаг – и наша игра перейдет в эндшпиль, – она внимательно посмотрела на Майлза, словно надеясь прочитать на его лице объяснения всему, что произошло, а потом перевела тяжелый взгляд на человеческого мальчишку; тот, сбивчиво дыша, опустил голову еще ниже. – Мои бойцы стоят у дверей. Они не поднимут на собратьев оружие без повода, но… – тут Катрин осеклась, давая каждому закончить предложение за нее. «Но если толпа вновь соберется, Псари могут и не выстоять»? Да, очень подходило к ситуации, но отдавалось горечью, как и любая неприглядная правда. Кэт прошлась по кабинету и остановилась рядом с Галлего, не взглянув на него и поворачиваясь к Шайло. – Мятеж, – в ее глотке застрял рык. – Мне нужно знать, кто за этим стоит.
[indent] Марш хотела, чтобы Майлз исчез из комнаты и чтобы она могла спокойно поделиться своей идеей с де Лафаль, но ни о чем таком не могло быть сейчас и речи, пока Александер находился рядом. Возможно, что где-то в душе – или что там остается у вампиров? – он ликовал, наслаждаясь тем, как гости столицы беспомощно барахтаются в затягивающих их болотах недовольства местных жителей, но не подавал виду и не вызывая недоверия большего, чем заслуживал, однако это все только догадки и все, что происходило в мыслях Александера, было известно только ему одному. Но никто же не собирается говорить Майлзу, что прибывшие от нового правителя вампиры не так уж и безоружны, правда? Шайло вполне понимала гнев де Лафаль, вызванный беспомощностью перед бунтом собравшихся у дворца, и мрачно ответила:
  [indent] - Мы это выясним. У нас нет выбора. Лорд Аркон ясно выразился, что желает увидеть здесь – и мятеж не входит в этот список.
[indent] Утверждение новой власти или погибель.

Отредактировано Шайло Марш (15-04-2019 08:21:06)

+2

14

С момента приезда эмиссара в Эреш Ниор прошло две недели. Попытка штурма штаба лоялистов, которые в короткий момент превратились в мятежников, предпринятая компанией на следующую ночь, не увенчалась успехом. Перевернув пустой дом вверх дном, хмурый Андрес доложил Катрин о том, что сказать толком не о чем – кажется, стригои сбежали еще в ту ночь, когда эмиссар прибыл в город, не забыв уничтожить или забрать с собой все, что могло навести на их след или верных им сородичей в новой/старой столице. Доули вызвался перепроверить все еще раз – к еще большему неудовольствию Галлего, но и его попытки оказались тщетны. Их противник тоже умело пользовался тайным искусством.
Тем временем обстановка в городе оставляла желать лучшего. Майлз не упускал момента ненавязчиво намекать де Лафаль, что без него женщина не справится, вызываясь решить то одну, то другую проблему. При его поддержке, встреча с «уважаемыми» жителями Эреш Ниора прошла без эксцессов – собранные в одной из многочисленных готовых зал дворца, вампирам был выставлен ультиматум. Либо они принимают власть, либо их ждет осада и погибель. Да, строптивцы могли высказать свое «но», побороться за независимость, но ради чего и, главное, кого? Рутан был мертв, как и Реджинальд, остальной клан Темного Ветра неизвестно где уже давно. Их убедили, что в сущности, все останется без изменений. Вернее, останется их положение.
Несмотря на то, что собрание прошло успешно, в Эреш Ниорском воздухе чувствовалось напряжение. Новоявленный наместник, погруженный в доклады о ремонте, внутренних разборках между «семьями» и отдельными личностями, не могла забыть, что стригои могут скрываться где-то поблизости. За этим она начала высылать Псарей из дворца, парами, чтобы они следили за округой на предмет подозрительной активности. Несколько дней прошли тихо, пока один из патрулей не исчез. Испарился, как будто его не бывало вовсе. Поиски с помощью ментальной магии, магии крови и некромантии не привели компанию ни к чему. Бессилен был и Майлз, впрочем, обещавший расспросить своих. Патрули не прекратили своей деятельности, но теперь были вдвое насторожены – это не помогло, и следующие пара сородичей пропала через неделю. Кроме того, пропала пара сторонников Доули. Тогда то и заметили единственную зацепку, которая помогла определить место происшествия – крупная лужа, посреди улицы. Тогда Галлего вспомнил, что на пути следования в прошлый раз так же было место с лужей. Видимо, кто-то (мы догадываемся кто) расплескал воду, чтобы смыть кровь сородичей. Исследуя это место, Доули сообщил, что засаду подстроили с помощью магии иллюзий – не самую распространенную школу магии среди вампиров.
Подозревая, что Майлз может быть не чистоплотен, Катрин приказала Шайло разузнать, что-нибудь от местных, в частности, найти среди них мага иллюзий. Де Лафаль и не подозревала, что Марш в тайне уже занялась этим. Единственное, что нашла воспитанница – карта подземных туннелей. Среди вампиров стихийных магов быть не может, а воду брать нужно было у кого-то. Либо из домов поблизости, либо из колодцев, что раскиданы по всем Эреш Ниору и связанные общим источником в подземном озере. Ложная догадка или истина, но попробовать стоило. К тому же Тристан передал патрулям артефакты, способные подать сигнал при опасности. Перепроверив карту, Катрин и Галлего составили новые пути следования, чтобы патрули непременно оказались поблизости от источников воды. Ловушка была расставлена.
Через пару дней прибыл гонец – один из Псарей, что оставила Катрин с Арконом. Он доложил, что их лорд неделю назад выступил из города Темного Ветра с войском и теперь направляется к столице. Он надеется прибыть в Эреш Ниор не далее, чем через три дня, а значит все лишние заботы падут на его плечи. Можно было вздохнуть с облегчением и заняться местью за братьев.

****

Ожидание в бездействии всегда напрягало Галлего. В другой жизни, он знал, чем себя занять в такой ситуации – девка, выпивка или ширево, все одно. Стоя у парапета на дворцовой стене, вампир поднял взгляд к небу – скоро должен подняться рассвет, которого этот пыльный город не видел добрых несколько сотен лет, прикрытый завесой. Как люди здесь вообще живут, в этих бесконечных сумерках? Он видел их, бледные создания, похожие на своих хозяев. Жалел ли Андрес их? Вот еще. Большинство стали для него мешками с требухой слишком давно, еще до вампиризма, а те, кто действительно дороги ему уже сотню лет лежат в могилах. Или их кости гниют в канавах.
Что будет потом? Хорошо, они разберутся со стригоями, допустим даже, Катрин возьмет власть и… Что будет дальше? Мирное существование? Постоянное валяние на подушках в окружении эльфийских рабынь или кого попроще да помясистее? Мужчина наклонился вперед, кладя обе ладони на камень и хмуро перевел взгляд на город. Псари застряли здесь. Ранее они ходили на юг, тревожили селения, убивали и грабили, забирая в плен тех, кого можно было продать сородичам. Это было весело. А то, что происходило сейчас – не имеет за собой повода для улыбки. Ни одного.
Выпрямившись, Галлего повернулся и зашагал в сторону сторожки, в которой была лестница, ведущая вниз, к внутреннему двору. Встретившись по пути со своими и обменявшись парочкой фраз, Андрес хмуро отметил про себя, что не он один чувствует себя не в своей тарелке. Они – Псари, а их превращают в… не пойми что. Помесь городской стражи и гвардии. Может и не стоит де Лафаль стремится на самый верх? А если она все-таки захочет… На душе заскребли кошки. Андрес предчувствовал, что не сможет находится в таком состоянии вечно. Заберет тех, кто пожелает и уйдет. Предательство? Возможно. Но кто кого предал в этой ситуации? И все же рано об этом говорить.
Вампир остановился у дверей, ведущих в обширный передний холл и повернулся, вглядываясь во мрак. На секунду ему будто бы показался серебристый проблеск. Но прошло одно мгновение, следующее, а мрак так и оставался мраком. Скорчив пустоте рожу, мужчина проследовал далее. Потерять четверых было болезненно. Троих он еле знал, практически нисколько, но одного довольно хорошо. Славный рубака и парень что надо. Давно был с Псарями. Мерзко было терять такого из-за чужих игр. С этими мыслями он постучался условленным образом в дверь, оповещая Катрин о своем прибытии.

+2

15

Катрин&Андрес

Катрин слабо отдавала себе отчет о том, насколько долго она уже сидит в непомерно широком кресле (настолько удобном, что становилось противно) с обивкой из – отдадим же дань беспроигрышной классике – красного бархата, бесцеремонно, совершенно неприлично закинув ноги в сапогах на стол, и смотрит в одну точку. Там, за стенами дворца, скоро должен был заняться рассвет, так и не разогнав нависшее над Эреш Ниором пыльное облако.
Часы перед наступлением утра – самые тихие. И де Лафаль, откинувшаяся на спинку кресла и безотрывно глядящая в стену, позволяла себе насладиться хрупким безмолвным спокойствием. Она не слышала (просто игнорировала) приглушенные голоса, изредка доносящиеся из коридоров за дверью, не обращала внимание на то, что одна за другой догорали разожженные в кабинете свечи, медленно погружая комнату во мрак, – сидела в одной позе, не чувствуя физической усталости, не дыша, не шевелясь, изредка прикрывая глаза и почти сразу же распахивая их вновь, едва лишь воображение начинало рисовать на темном холсте картины, которых Катрин никогда не видела.
Вампиресса знала, что стоит только позволить хоть одному несчастному образу задержаться в голове чуть дольше, чем требуется, как мысли вновь захлестнут ее. Еще она знала, что ни одна из этих дум не будет светлой или дающей мотивацию. Прокрутить калейдоскоп событий, произошедших с момента прибытия разношерстной компании вампиров в Эреш Ниор, будущую, Рилдир ее дери, столицу – много ли хорошего произошло? Да черта с два.
Ощущение, что что-то ускользает из ее рук, словно песок сквозь пальцы, словно что-то скользкое, за что никак не можешь ухватиться, не покидало Деву с того самого момента, когда они с Майлзом вышли к собравшимся у дворца вампирам. Дом, о котором говорила Шайло, был пуст. Стригои были где-то рядом, скрывались и ждали удобного момента, словно крысы с их глазками-бусинками, поблескивающими в дырах. Они потеряли людей. Новоявленный король ехал в Руку Ночи.
Они потеряли людей. Катрин порывисто вздохнула, в бессилии сжимая зубы. Она потеряла людей. Ее бойцы, ее убийцы, ее Псари. Сколько таких служит под ее началом, склоняя перед Железной Девой головы, и сколько уже за нее умерло – так почему гибель этих четверых так задела ее за живое?
Потому что они ей верили. Верили ей, Катрин, сейчас так безвольно сидящей за закрытыми дверями наедине с собой, и безоговорочно, безропотно пошли за ней, когда вампиресса повела их в Эреш Ниор.
Две недели назад все казалось намного проще.

Ее безмолвное уединение прервал короткий стук в дверь. Звуки глухого удара о дерево выдернули де Лафаль из все же настигших ее мыслей; вмиг исчезла пелена образов перед глазами, открывая взгляду обшарпанный угол стены, как пропало и оцепенение, которое Кэт хранила все это время.
Она снова закрыла глаза. Меньше всего ей сейчас хотелось разговаривать с кем-то, пусть даже Галлего, сейчас стоявший за дверью, был не самой плохой компанией для того, чтобы провести время или скоротать ночь. И уж тем более Деве не хотелось заводить беседу о погибших Псарях.
Но разве у Катрин была возможность не откликнуться?
– Заходи.
Ее голос прозвучал глухо; услышав себя со стороны, вампиресса хмыкнула себе под нос. Перед своим Первым клинком обычно строгая и вызывающая молчаливое уважение Железная Дева не боялась предстать такой, какой была сейчас – с неаккуратно сбившимися волосами, без своего искусно сшитого сюртука, в одной только небрежно заправленной в штаны рубахе с закатанными рукавами, с закинутыми на стол ногами и проблескивающим где-то в глубине карих глаз желанием огородиться ото всех.
Застывший на пороге Андрес хмыкнул.
– Шикарно выглядишь. Лучше, чем обычно, – не дожидаясь словесного парирования Лафаль, он сделал несколько шагов внутрь комнаты, не забыв плотно прикрыть дверь за собой. – Нам нужно поговорить, – он сел на край стола, не боясь подставлять спину под взгляд Катрин, который, судя по логике и внешнему виду, не должен был быть мирным.
Де Лафаль не стала даже пытаться сдерживать вздох, в котором звучало не то раздражение, не то очевидная усталость, или все вместе.
– Всем нужно со мной поговорить, – процедила вампиресса, сложив руки на животе. – Давай, валяй.
– С каких это пор я стал «всеми»? – слегка огрызнулся мужчина и чуть повернул лицо в сторону так, чтобы боковым зрением различить ее силуэт. Сжав столешницу сильнее, он постарался сдержать горечь и не начинать с обвинений. – Я задам один вопрос, который нужно было задать с самого начала. Зачем это все?
Кэт снова уперла взгляд в угол стены, разглядывая его в тысячный раз словно в попытке найти что-то новое, что она могла бы упустить. На самом же деле не встречаться взглядом с Андресом было проще – Дева прекрасно знала, что она там увидит. Разочарование. Желание услышать ответы, которые она не сможет дать. Сомнение – в их предназначении, в их цели, в ней. Сейчас, маринуясь в том состоянии, в котором она находилась последнее время, де Лафаль бы этого не выдержала.
– Что ты имеешь в виду? – Катрин уже перестала удивляться тому, насколько неестественно глухо звучит ее голос. – Зачем что? Зачем Эреш Ниор?
Галлего резко изогнулся, вперив в девушку хищный тяжелый взгляд. Он ожидал получить затрещину. Он ожидал услышать какую-то таинственную неочевидную причину. Рилдир его раздери, да он даже проглотил бы банальную прихоть Катрин «на поевать». Но это… это… незнание было непостижимым.
Медленно собравшись, он встал и пошел вокруг стола, сжав кувалды-кулаки. Зачем Эреш Ниор. Зачем Анклав. Зачем Аркон. Зачем Псари. Ходили слухи, что Катрин окрутили и обморочили мозги, но Андрес слухи эти пресекал в зародыше. А теперь ядовитая гидра мыслей развернулась и у него в голове.
Подойдя к девушке вплотную, он схватил ее за плечо и, наклонившись, горячо зашептал:
– Ради меня и себя, подумай хорошенько над причиной. Ведь если ее нет…
Катрин скинула ноги со стола и вскочила с кресла так резко, что они с Галлего едва не столкнулись лбами, и впервые за все время заглянула мужчине в глаза. Она была хрупкой, меньше Андреса в несколько раз, но клокочущей внутри ярости в Деве было столько же, сколько в Галлего – горечи и разочарования. Вампиресса открыла было рот, чтобы через очередную емкую тираду дать выход эмоциям… но почти сразу же сжала зубы, поджимая губы.
Ее молчание звучало громче крика.
Разве она не задавала себе тот же самый вопрос, который прозвучал из уст ее Первого клинка? Зачем это все – она, Псари, Эреш Ниор, Анклав, Аркон? В какой момент Железной Деве показалось заманчивой и великолепной идеей идти за явившимся в их земли чрезвычайно самоуверенным незнакомцем? Оглядываясь назад, Катрин порой с затаившимся внутри страхом понимала, что многие свои поступки объяснить не может даже себе – так что ей было отвечать с такой напористостью ожидающего ее слов Галлего? Де Лафаль смотрела в его лицо долго, выдерживая взгляд вампира, а затем сдалась – развернулась, поворачиваясь к мужчине спиной и сцепляя за ней руки.
– Мы служим новому королю, – Кэт смотрела в очередную стену (и больше всего ей хотелось сейчас вырваться из кабинета на улицу и почувствовать, как слабый ветер перебирает ее волосы, унося из головы все тревожные мысли), пытаясь сделать свой голос ровным. – Поэтому мы здесь, в Эреш Ниоре, делаем то, что от нас требуется, «Мои бойцы умирают за него» – Никто не обещал, что будет легко.
Позади со свойственным грохотом перевернулся стол. Андрес не Катрин, он не умел долго сдерживать злобу. Лучше бы ей руководила похоть нежели взявшаяся неизвестно откуда слепая верность. Похоть Галлего хотя бы мог объяснить (стерпеть – навряд ли, но это уже другой вопрос).
– Да что лять… – заорал вампир, тому были причины, но вовремя осекся. Псари служили только ей и никому больше. Так было всегда. Было. –… с тобой такое? – договорил мужчина полушепотом.
Дева не дрогнула. Она закусила губу, сильнее сжимая сцепленные за спиной руки, и продолжила прожигать взглядом дырку в стене. Даже если снаружи их с Андресом кто-нибудь слышал, ей было все равно – Катрин сейчас больше всего занимало то, что она, будучи старше и сильнее Галлего, не может противостоять его гневу, который захлестывал ее бурным неусмиримым потоком.
– А что со мной такое? – с вновь нарастающей злобой процедила де Лафаль сквозь зубы, поворачивая голову и кидая на мужчину холодный взгляд через плечо. Вампиресса чувствовала, что терпения в ней остается лишь капли. – Что? В чем ты меня обвиняешь, Андрес?
Было заметно, как мужчина колеблется. То слово, что он собирается сказать, все никак не может сорваться с языка. Проходят долгие десять секунд, прежде чем Андрес отрывает от наставницы свой тяжелый взгляд и опускает его на пол. В голосе звучит не раздражение, не злость, а глубокая, подавляющая обреченность.
– Когда ты создала меня, ты просила оберегать тебя от всего. Но я никогда не думал, что тебя придется оберегать от самой себя.
Подняв руку, он положил ладонь к ней на плечо и легонько сжал в приободряющем жесте. Катрин на каблуках развернулась к Галлего лицом и посмотрела на его руку на своем плече, раз за разом прокручивая в голове слова своего Первого клинка. Оберегать Деву от самой себя – встать у нее на пути, когда она будет готова сделать очередной шаг. Оберегать от самой себя – безрассудно скрестить с ней клинки, зная, каковы шансы на победу. Оберегать от самой себя – вонзить кол ей в спину, если все зайдет слишком далеко.
Де Лафаль хмыкнула, осторожно убирая ладонь Андреса с плеча.
– А ты сможешь? - негромко спросила она, заглядывая мужчине в глаза. – Потому что для этого придется оставаться рядом со мной.
Катрин никогда не держала Андреса на привязи, словно цепного пса, и позволяла ему уходить, если тому вдруг никак не сиделось на месте. Позволяла – потому что знала, что ее Первый клинок всегда вернется к ней, куда бы не занесла его нелегкая. Их связь была намного крепче, чем связь между наставником и обращенным, между главой клана и подчиненным; Галлего постоянно высился за спиной де Лафаль, но тенью ее никогда не был. Кэт подняла его из грязи и создала себе опору, защиту, бойца и советчика в лице некогда умиравшего на поле боя наемника.
Создала себе кого-то больше.
Если бы Андрес ушел насовсем – отпустила бы?
Нет.
– Поставь мой стол на место. Если ты закончил… – вампиресса прервалась на полуслове и слегка пожала плечами, оглядывая кабинет, а потом махнула рукой. –...займи себя чем-нибудь. У нас еще есть время, пока это затишье не кончится.
А когда оно закончится, начнется буря.

****

Тяжелые решения тяжело принимать. Рывком поставив стол на место, Первый клинок вышел из кабинета. Остановившись в коридоре, он задумался над сказанными не высказанными словами. Андрес может встать у нее на пути. Он способен скрестить с ней клинки и, быть может, даже сможет победить, но это ничего не даст, кроме изрядной порции крови и ненависти. Жесткая усмешка отразилась на его лице. Да, скорее всего ему не выжить в этой передряге, но покончить с дуростью он в состоянии. Нужно всего лишь перерезать горло тому, кто все это начал.

Отредактировано Катрин де Лафаль (08-05-2019 18:16:43)

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Глашатаи нового порядка