http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Под звёздами охотника тихая поступь


Под звёздами охотника тихая поступь

Сообщений 1 страница 38 из 38

1

http://s8.uploads.ru/eclX9.jpg
Время: 10605
Участники: Малрик Ван Кроули, Телли(Мать Малрика), Гваихир(ГМ)
Место: Арисфейский лес
Сюжет:
Являясь посвященным в глубокие знания о природе и её магии, Элиону, тем не менее, не удалось найти нужных ответов и помочь Малрику в его поисках матери. Эльф верил охотнику, не замечая в его словах лжи, а в глазах притворства и поэтому, по своей доброте душевной, решился пойти на более невероятный, но единственный ныне доступный поступок. Для этого ему пришлось прибегнуть к помощи другого эльфа - Синдэ. Элион объяснил Малрику, что путь к истине пролегает через юго-западные леса Арисфея, но так просто туда не попасть и поэтому его будет сопровождать эльфийских следопыт, знающий ту часть леса и несущих там стражу эльдалидрим. Так Малрик и Синдэ отправились в путь - в вечно цветущий Арисфейский лес.

Отредактировано Гваихир (11-02-2019 02:12:18)

+1

2

Плавно и необратимо солнце двигалось к закату, окрашивая верхушки старых деревьев в светло-багровые тона - то был не добрый признак. Именно в это самое время на лес нередко нападает тот самый “злой туман”, что сводит путников с ума, заставляя их бесконечно блуждать в потёмках, рискуя наткнуться на какую-нибудь неведомую тварь. Этот же самый туман стал причиной, по которой эльфам много где пришлось побросать свои старые приграничные посты. Здравый смысл подсказывал Синдэ дождаться рассвета, когда туман оказывает менее пагубное влияние на путников, но опыт говорил об обратном. С появлением таинственного тумана, что сжал Арисфейский лес в кольцо, на границах леса действительно стали твориться странные дела с участием ну явно недобрых сил, и будет крайне опасно, если те самые силы загонят охотника и следопыта в лес в ночную пору. Потому эльф уже давно решил пройти приграничный лес еще до того, как темнеющее небо украсят первые звёзды.

Синдэ стоял на высоком холме, глядя далеко на восток, где простирался Арисфей.
- Мы пойдём через “Харад эн Эдиль”.— объяснял Синдэ Малрику дорогу.  - Это холмистый и труднопроходимый участок леса, но там есть тайная тропа, ведущая в лесную долину  “Аэль Митрин”. Для нас это самый короткий путь, и, кроме того, безопасный. — Синдэ поудобнее перехватил лук и шагнул вперёд. Закутанный в тёмно-зелёный плащ, с накинутым на голову капюшоном, светловолосый эльф казался почти неприметным в это время дня. - Однако, будь внимателен. - предостерегал он Малрика. - В “Туманных лесах”, подобно лесу севера “Таур-ну-Фуин” - ныне неспокойно и полно опасностей. И если повезёт, то нас застанет стража, но это почти также невероятно, как зелёный лист зимой. Потому, если у тебя есть вопросы, задавай их сейчас, ибо далее идти мы будем быстро, но тихо.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=owHHoyzBsrM[/lazyvideo]

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (19-03-2019 19:37:42)

+3

3

Сейчас путники стояли у границ мрачного и загадочного леса, озарённого заходящим солнцем, отчего тот пестрел краповыми оттенками. Вечернее время богато красками, смешением холодных и тёплых оттенков, отчего местные пейзажи выглядели особенно живописно. Любуясь природой вокруг, охотник несколько отстал от своего спутника, пока тот что-то усердно высматривал во мраке, собравшегося в находящейся впереди лесной чаще.

Эльф-следопыт по имени Синдэ был немногословен, собственно, как и Кроули, отчего путь до леса не был разбавлен бурными дискуссиями и беседами, но зато, прошёл быстро и без приключений. Однако, не речью красен, зато умом – в его компании, охотник чувствовал, что отправляется в путь отнюдь не с дилетантом. Позже, он убедился в этом наглядно – статный, светловолосый эльф, умел выбирать короткие и безопасные пути, ходил тихо, быстро, и самое главное для следопыта – не оставляя при этом следов. Конечно, это умел делать и Кроули, но уж точно не с такой скоростью, отчего немного отставал от своего “коллеги”.

Что удивило охотника больше всего, так это снаряжение эльфа. Лёгкие и прочные на вид элементы одежды, без гремящих ремней и застёжек, абсолютно не создававшие посторонних звуков при движении. Занятный лук из неизвестного Кроули вида древесины, с натянутой тетивой, прозрачной как слеза и тонкой, как паутина. К тому же, тот не находился в каком-либо футляре, а был всегда готов к использованию. Кто знает, может быть, сорт этого дерева настолько эластичен и прочен, что не знает такого понятия как «усталость». Надоедать глупыми вопросами Малрик не желал, поэтому говорил только тогда, когда его спросят.

Ещё одним плюсом путешествия с Синдэ являлось его подробные инструкции и наставления. Перед тем, как выбрать тот или иной путь, высокомерный, как ошибочно считал Малрик, эльф советовался с охотником, то и дело интересуясь, удобна ли тропа своему спутнику. Это заставляло переосмыслить свои взгляды, основанные, как правило, на клише, ходивших в народе или написанных в книгах. Поэтому сейчас, Кроули видел в первую очередь профессионала, и только потом всё остальное.

Вот и в этот раз, у самых границ, остроухий принялся объяснять, как ляжет дорога. Малрик успел проникнутся к следопыту доверием, и даже зная, что ему сейчас предстоит миновать непроходимый туман, нисколько не волновался.
- Что ещё за лес севера? — с любопытством переспросил охотник, не сумев сдержать свою любознательность – Никогда доселе о нём не слыхивал.

Услыхав, что разговор идёт о неких опасностях, охотник настороженно бросил взгляд вглубь леса. Только сейчас до него дошло, что сейчас ему предстоит встретиться с неизвестным. И если эльф предостерегал об опасностях, то это далеко не голодные волки или забытые в жухлой листве капканы.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (19-03-2019 19:41:49)

+2

4

— Лес севера... — про себя прошептал эльф, услыхав вопрос Малрика. Прежде, чем ответить, Синдэ на мгновение задумался, но продолжал идти в сторону намеченного маршрута. В этот самый момент, как раз неподалёку у границы леса, путникам начинал светить рунами “приграничный камень”.
— Итильдин. — ловко сменил он тему, пока раздумывал над ответом
— На вашем языке он переводится, как “Лунно-звёздный”. Мы часто используем этот сплав, чтобы оставлять разметки или ориентиры, а также хранить тайные места. Но не думай, что я проявил к тебе доверие, рассказывая об этом - ты всё равно не сможешь прочесть эти руны, которые известны отнюдь каждому проходимцу. А этот каменный столп с итильдином обозначает границы нашего царства. Увы, но из-за тумана наша граница отступила от них на много миль.
Закончив говорить, Синдэ шагнул в к столпу. Он вспомнил, что итильдин способен светиться только ночью и, как правило, исключительно при луне. Это осознание вынудило нахмуриться эльфа, но причиной такой аномалии вполне мог являться зачарованный туман.

  — Что до леса, — вернулся к изначальному вопросу Малрика Синдэ, продолжая осматривать и щупать камень, будто выискивая какие-то недостатки или повреждения.  —  -Таур-ну-Фуин или “Лес мрака ночи”, а ещё его можно назвать “Призрачным”. Он проклят, а всё из-за того, что некогда его опорочили, почти уничтожили, запятнали злом. Виной тому был один древний демон, имени которого я не припомню - о том лучше знают мои сородичи, что живут на севере. Более тысячи лет назад этот демон имел наглость вторгнуться с армией в наш священный лес… за что и поплатился. Однако я остерегаюсь, поскольку предания не передали нам известия о том, что демона уничтожили, пускай и прогнали. И если зло его сердца ещё существует, то будет не мудрено ожидать от очередного нападения. К сожалению, у нас много врагов. — Синдэ недовольно покачал головой.
Но хватит болтовни. Мы теряем время, а вскоре в лесу станет опасно. На, обвяжи концом этой верёвки свой пояс или руку. — эльф протянул Малрику конец верёвки, уже думая, где завязать другой конец у себя.
— Держись рядом и старайся не сходить в сторону - это важно. — с этими словами Синдэ нырнул в тень леса, ведя Малрика к его судьбе.

http://s7.uploads.ru/TYEnK.jpg
[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (19-03-2019 19:46:07)

+3

5

Пока эльф рассказывал историю об неизведанных местах, Малрик, внимательно слушая, готовился выдвигаться. Тщательно проверив своё снаряжение и собираясь духом, он то и дело оглядывал границу лесного массива, находящегося уже буквально в паре шагов. Никогда ещё столь знакомая стихия, как леса, не вызывала у него подобного волнения. Краем уха он был наслышан об этих дремучих зарослях и волшебном тумане, окутывающем их. Вот она, загадочная туманность, зловеще клубится меж вековых деревьев и невысоких кустарников. Кроули был уверен, что путь, лежащий через это природное явление, окажется не простым. Но иного пути нет, как и пути назад.

Приняв конец крепкой верёвки из рук эльфа, охотник принялся дотошно проверять её надёжность. Это не было недоверием, скорее, пониманием, что от этого плетёного куска пеньки зависит его жизнь. На пояс незамедлительно был повязан крепкий узел.
Когда проводник окончил осматривать знак со сверкающими рунами, он выдвинулся вперёд, навстречу густым зарослям. Оставив сомнения и тревоги позади, Кроули отправился за ним. Он сосредоточился на своей задаче – двигаться строго вслед за эльфом, не отставая ни на шаг.
- Ты что-то говорил о доверии? Так вот знай, Синдэ, мы сейчас как кони в одной упряжке. Придётся нам довериться друг-другу. Вместе всё куда сподручнее – молвил он тихо, стараясь не поднимать шума.

Высказывание его не было пропитано обидой. Следопыт наоборот, пытался ободрить проводника, пояснить, что ему не о чем беспокоится. Это было очень важно для Кроули, ведь ошибка стоит не только его жизни, но и ответственности за данные им слова перед нимфой и друидом.  Их безвозмездная помощь была несказанно полезной. У охотника просто не было ничего ценнее, чем его честное слово.

У самых границ лес мало чем отличался от тех, которых довелось повидать охотнику. Всё те же зелёные просторы без конца и края, деревья, раскинувшие свои пёстрые наряды, да редкие цветы, покачивающие соцветиями на лёгком ветру. Однако, привычные для слуха звуки живой природы в этом месте пестрили лишь шелестом грызунов и трелями небольших птиц. В основном же царила звонящая в ушах тишина, что заставляло нервничать.

Чем глубже удавалось проникнуть лес, тем больше Кроули ловил себя на мысли, что чувствует что-то неладное. Сначала это было лишь мимолётное ощущение, будто кто-то наблюдает за незваным гостем. Позже оно сменилось некой слабостью, лёгким головокружением, необъяснимой тревогой. Всё это пыталось одурманить разум, охотник знал это, поэтому старался не поддаваться панике, и следить за тем, что делает его проводник. Более любопытный взор не бегал по окрестностям, а был устремлён в спину ведомому.

+2

6

Синдэ прекрасно понимал о чём говорил Малрик, а потому не отвечал ему, сосредоточившись на своём пути. Доверия к охотнику он имел ровно столько, сколько было необходимо, если не больше, иначе следопыт не стал вести своего спутника в эльфийский лес. И Малрик должен был это понимать, ибо ступивший в лес под дланью эльфа, врагов среди бессмертных не сыщет - так гласят предания, со временем обличенные в закон. Но, несмотря на это, Синдэ не мог гарантировать спутнику полную безопасность, поскольку огромные леса и поляны Арисфея населяли не только эльфы, но и другие существа, которые пускай и живут в гармонии с природой, но имеют отличимые от эльфийских собственные законы.

По началу тропа была заросшей и труднопроходимой. По ней изредка ходил даже кто-то из эльфов, поскольку купцы Арисфейского царства предпочитали иной - более безопасный, но далекий от сих мест, маршрут. По мере продвижения, тропа то сужалась, то становилась шире и окончательно сохранила некое постоянство лишь подле холмов Харад Эн Эдиля на склонах которых росли старые сосны.  Завидев такие сосны, плотники и моряки пришли бы в неистовство от того, что эльфы никогда не позволили бы им срубить их.

— Мы достигли Харад Эн Эдиля… мой друг, — спокойно проговорил Синдэ, специально назвав Малрика другом, давая тому понять, что какое-никакое доверие к нему имеет.
— Но тут гляди в оба… а не только мне в спину. — внимательный и чуткий Синдэ давно подметил то, что Малрик во время пути часто не спускал с него глаз. — Некогда здесь обитало племя сатиров, но ядовитый туман вынудил их покинуть это место.
На мгновение, Синдэ замер и обернулся к спутнику, проговаривая про себя заклинание:
— Тилья и’ланта ни! — слетело с его уст зелёным сгустком нечто, похожее на облако некой концентрированной энергии, что направилась к Малрику, отгоняя от него туманный морок.
— Приди в себя, охотник. Слабого или уснувшего я на себе нести не смогу, тем более, что… — эльф на мгновение замялся, оглядывая холмы. —… не все сатиры покинули этот край и яд тумана сказался на их поведении. — так, предупредив Малрика, Синдэ двинулся дальше, сохраняя полную тишину и поглядывая в стороны.
[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (19-03-2019 19:46:30)

+2

7

Тропинка под ногами была терниста, извилиста, хитра на кочки и торчащие корни, прячущиеся в ползущем под ногами тумане. Это чудо природы было так же ядовито, как и прекрасно. Казалось, что хаотичная левитация мглы создавала нематериальные фигуры. Бестелесные и полупрозрачные формы то и дело чудились примитивному человеческому зрению, пугая и одновременно завораживая. Что же рисовало эти образы? Воображение, или сама природа пыталась прогнать чужака со своих просторов?

Что можно сказать наверняка, так это крайне негативное влияние тумана на организм. Теперь, оказавшись в самом омуте молочного океана, ведомый одним лишь куском верёвки ощутил на собственной шкуре всю силу загадочной стихии. Пропитанный усыпляющим ядом воздух вставал комом в горле, заползал в глаза, злобно их кусая, проникал в кровь и разносился по всему телу, нарушая работу внутренних органов. Сердце пыталось выскочить из груди, давление взяло виски в плотные объятия, а конечности неумолимо тяжелели. Хотелось остановится и перевести дух, сделать глоток воды из фляги, но Малрик понимал, что скорее всего это будет последним, что сделает в жизни. Нужно сосредоточится на пути, забыть невзгоды, какими бы тяжкими они не были, идти вперёд и следить за проводником. Поддаться боли и недомоганию, а в итоге сдохнуть, как собаке – путь слабых духом и телом. Выживал всегда сильнейший, и природа диктовала эту догму каждой твари, созданной богами.

Время тянулось медленно настолько, что следопыту казалось, что бредёт уже сутки. Только спокойствие и абсолютное молчание спутника оказались неизменными. Вредоносный туман, видимо, почти не действовал на местного обитателя. Именно это успокаивало Малрика, но не было поводом давать слабину. Выработанные годами инстинкты выживания в лесу обострились, и теперь двигали тело независимо от одурманенного сознания. Превозмогая боль и дискомфорт, охотник продолжал идти тихо и не оставляя следов ровно до того момента, как провожатый остановился.

Покуда эльф молвил о достигнутой местности, Малрик переводил дух, тяжело глотая воздух так, будто пробежав добротный кросс. Через звон в ушах от повышенного давления не удалось ясно расслышать мудрёного названия, но охотник не подал виду.
— Это хорошо… — промолвил он, замечая хрип в усталом голосе. Расслышав наказ, он кивнул, сдвинув шляпу с пёстрым оперением на макушку. Наблюдательный спутник и дурное состояние смог разглядеть, посему промолвил очередную неясность. Оказалось, слова эти творили ворожбу, и изумрудное мерцание окутало седую голову. Мужчину бросило в пот, и тяжкие оковы симптомов тут же улетучились.

— Ты прав, грезить сейчас непозволительно — протерев глаза, осмотрелся он вокруг, и негласно дивился, какой пейзаж открылся вернувшемуся ясному взору: Некогда узкая дорога перетекла в широкую тропу, уходящей в холмы и поросшую остроконечным папоротником. В вышину тянулись сосны, затмевая небосвод. Образовавшийся таким образом живой зелёный купол бледно светился. Эти многовековые гиганты были единственным известным охотнику видом растений на поляне. Остальное пространство занимали неведомые представители флоры, с причудливыми формами листьев, стеблей, цветов и  ягод, кои были рассыпаны повсеместно по натуральному ковру из трав. Достав лук из-за спины, сжимая его крепким хватом, охотник был готов идти.

— Помню, как мужики спорили о том, мол видели в окрестных лесах сатира — ухмыльнулся Кроули, вспомнив забавный случай — Только вот описания у них разнились, то голова человеческая, то наоборот, оленья – едва сдерживая смех, он покачал головой - Зато брагу пили, все как один!

Возможно эльф и не оценил бы столь неотёсанного юмора, но мысли вслух просто вырвались наружу.
– Не обращай внимания. - отмахнулся он - Темнота, что с нас станется?

Отредактировано Малрик Ван Кроули (19-03-2019 19:46:59)

+2

8

Упоминание Малриком сатира вызывала у эльфа больше волнение, нежели другие чувства. Не то чтобы Синдэ боялся этих существ, поскольку многие их племена дружелюбно относятся к эльфам, но в местах Харад эн Эдиля назвать сатира другом может оказаться фатальной ошибкой. Другое дело фавны - этому лесному народу словно любой туман и морок нипочём, но в этих местах они не встречаются, если только случайно сюда не забредут.

— Я не возражаю, — негромко ответил эльф на юмор Малрика. —  Но сатиры не лучшая мишень для насмешек, по крайней мере сейчас.  — Синдэ постарался улыбнуться, но его улыбка вышла слишком нервной, и если идущий позади Малрик и заметил её, то только тогда, когда Синдэ оглядывался на тихие, туманные окрестности в мрачной тени старых сосен. Видимость становилась всё хуже.

— Нужно торопиться! — занервничал эльф, ускоряя свой шаг. Его идея с веревкой могла спасти жизнь Малрику, поскольку туман становился всё плотнее, а сам эльф достаточно хорошо знал Харад эн Эдиль, чтобы довериться своему чутью. Вскоре всю землю стала застилать серо-молочная пелена магического тумана и  глаза Малрика теперь могли различать в тумане лишь силуэты деревьев и травы, даже Синдэ отчасти окутал туман.

— Если доберемся до Тисовой рощи, мы будет в безопасности!
Казалось, что может быть опасного в ядовитом тумане, морок и миражи которые умели обходить эльфы? Вскоре следопыты стали слышать чьи-то шаги, а кое-где даже раздался вой, подобно вою волка, но таковым даже близко не являлся.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (19-03-2019 19:49:44)

+2

9

Вой некого существа ознаменовал наступление новых испытаний. Услышав этот раздирающий воздух звук, охотник невольно дёрнулся и на мгновение остановился, перехватив лук. Нервы были натянуты как струны звонкой лютни. Чуткий слух охотника не мог определить, какому животному принадлежал этот жуткий вой. Ведомый тоже почуял что-то неладное, и настоятельно наставлял быть шустрее.

— Ты тоже это слышал? — переспросил следопыт на другом конце верёвки, спешно переставляя ноги через толстые корневища, торчащие на тропинке — Это не волк, и даже не варг! — делился он своими наблюдениями. Охотник мог по кличу определить множество животных и птиц, но это далёкое подобие на низкий скулёж, плавно переходящий в неистовый рык, не ассоциировался не с одним знакомым ему представителем фауны.

Тем временем пелена, словно белоснежная скатерть, накрывала некогда видимые просторы холмов. Витающая в воздухе мгла имела схожесть с туманом лишь одним своим названием. Несмотря на свою структуру и плотность, с которой та заслоняла воздух вокруг, белёсая дымка не стремилась под своей тяжестью пасть наземь и ползти по ней, а подобно пару над горячим источником устремлялась высоко вверх, медленно и неспешно, тянув к звёздному небу спектральные щупальца. Совсем скоро местность вокруг захлебнулась в смоге, а вместе с ним и следопыты, связанные канатом судьбы.

Шагая ориентировочно на звук, Малрик наблюдал лишь уходящую в витающее перед глазами облако натянутую верёвку. Он с трудом сдерживал кашель, закрывая рот и нос высоким кожаным воротом. На губах чувствовался вполне знакомый вкус крови. Не было сомнений - яд не переставал действовать всё это время. Медленно, но верно, он убивал незваного гостя. Ворожба эльфа могла избавить от симптомов и боли, но она не могла вывести хворь, попадающую в кровь через лёгкие. Охотник смекнул, что это крайне дурной признак – животные и прочая тёмная пакость может учуять кровь за километры, и дабы избавиться от нежеланного хвоста, Кроули принялся жевать горький на вкус стебель волчьей травы. После встречи в лесу с оборотнем, Малрик всегда имел несколько пучков этого растения с собой, для безопасности.
— Если услышишь посторонний шорох – режь верёвку. Мы тут как слепые котята, и стрелять придётся в молоко, в прямом смысле слова. Ты дорогу знаешь, уйдёшь, а со мной в привязи сгинем вместе.

+2

10

Слова и действия Малрика дали понять Синдэ, что морок тумана начал пагубное влияние на разум человека, пробивая недавно наложенные эльфийские чары. Так, эльф не понимал, почему Малрик принялся жевать траву, будто раненный олень. Впрочем, Синдэ и на себе ощущал воздействия тумана, подозревая, что вой и прочие шорохи в тумане, в большинстве своем, ему мерещатся.

— Даже не думай разрезать путы! — строго ответил Синдэ на идею Малрика. — Чтобы там в тумане не скрывалось - тебя я не оставлю. Лучше пускай меня назовут глупцом, чем трусом, а вместе с тем и мой народ заодно... — лучник удобно перехватил лук, крепко сжав его рукоять, но не от страха или предосторожности, а от некой понятной только ему печали. —  Ведь именно так люди и поступают? — сказанный вопрос был больше риторическим. Сам Синдэ таил на людей много обид, в частности потому, что от них больше исходило зла и проблем, чем добра и пользы. Но всё же в прошлом эльфа возобладало больше нечто личное, чем обобщенная среди эльфов человеческая натура. Тут же большую роль играет и природное высокомерие. Но если Синдэ был, по меркам эльфов, простаком, то эльфийская знать, в большинстве своём, смотрит на людей, как на детей или низшую расу, лишь снисходительно и прямо не называя их “рабами”.  Будь Малрик не полукровкой, путь в Арисфей ему был бы закрыт и никакой Элион или Синдэ ему не сумели бы помочь.
Спрятав свободную руку под плащом, Синдэ через мгновение вытянул её перед собой, держа в руке некую небольшую причудливую склянку на серебряной нити. От склянки исходило слабое холодное сияние голубоватого оттенка.

— И́сил га́ил! — четко и твердо произнес эльф и свет в склянке замерцал, а затем и засиял ещё сильнее, отгоняя от путников туманную пелену.
— Это эльфийский светильник. — пояснил Синдэ. — Он создан для того, чтобы освещать дорогу путникам и отгонять прочь любую тьму. -На лице эльфа заиграла легкая уверенная улыбка. Он даже на мгновение остановился, чтобы продемонстрировать Малрику чудесное эльфийское творение. Однако, радость Синдэ была не долгой.

В шагах тридцати, за Малриком он завидел странный, крадущийся силуэт человека. Только “это” не было человеком, поскольку его спина была неестественно выгнута, а само существо передвигалась на четвереньках. Сквозь туманную дымку было тягостно заприметить какие-либо детали, но зоркости Синдэ было достаточно, чтобы он завидел неестественно длинные, тощие пальцы. Да и само создание было тощим и неестественно высоким. И эльф сомневался, что зрение его обманывало, а повторный вой, который путники уже слышали ранее, и вовсе убедил бессмертного в правдивости увиденного.

Синдэ не мешкал, ибо не верил, что тварь перед ним, случайно забредший в лес путник или ещё кто-то добрый. Он сделал вид, что не заметил существо, совершив полуоборот, вешая светильник себе на пояс. Затем, эльф и вовсе повернулся к Малрику и существу спиной, как бы продолжая путь, когда на самом-то деле вынимал из колчана, что висел на его поясе, прикрытый плащом, стрелу.

— Малрик,— тихо произнёс он с нотками тревоги в голосе и продолжая идти, медленно накладывая стрелу на тетиву тисового лука. — Когда скажу - бежим по тропе. — констатировал он, осознавая наконец, на какое существо они наткнулись. И проблема была не в существе, а немного в иной проблеме, которую следопыту некогда было разъяснять.
— И… — протянул он, на мгновение замерев. — Бежим! — громко бросил он, одновременно разворачиваясь с эльфийской грацией в сторону твари и отпуская из рук тетиву. От поворота и до того момента, как была отправлена стрела, Малрику должно было хватить времени, чтобы поравняться с эльфом, а эльфу хватит времени чтобы обернуться и бежать позади, если не обогнать спутника вовсе.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (19-03-2019 19:54:11)

+2

11

На удивление охотника эльф оказался тем ещё упрямцем. Признаться, он не ожидал столь не приятной аналогии, но и к этому повидавший жизнь мужчина отнёсся с пониманием. Межрасовые споры, по мнению Малрика, были самой глупой идеей для разговора в этой ситуации.
-Люди,люди… - охотник сделал небольшую паузу, откинув ворот и сплюнув разжеванный стебель горькой как хина травы – Печёный хряк на блюде! – возгласил он на повышенном тоне, знаменуя конец грядущего бессмысленного спора.

На мгновение Синдэ остановился, и охотнику показалось, что возможно он чем-то задел представителя гордой расы. К счастью, остроухий сделал остановку не для того, чтобы выяснять отношения, а чтобы осветить путь – это было к месту, царивший вокруг мрак и смог помогал в пути только мечтателям и романтикам, коих охотник нередко приписывал к самоубийцам. С уст проводника снова сошла неясность, и некий предмет находившийся в его руках засеял как путеводная звезда, упавшая с неба. Яркая лазурь раскинула лучи, вонзаясь во мглу как нож в масло, разгоняя туманы прочь. Вместе с видимостью, к охотнику вернулся оптимизм.

- Ты прямо как этот лес, полон сюрпризов – подметил Малрик, поймав самоуверенную улыбку на лице Синдэ, озарённую блеском волшебного фонаря. Неожиданно, радость его мгновенно испарилась. Охотник понял – следопыт заприметил опасность, это только подтвердилось, когда якобы невзначай тот наигранно обернулся спиной и продолжил медленно шагать, приводя лук в боевую готовность. Кроули при всём своём желании не решался оборачиваться, даже такая мимолётная шалость сейчас может стоит жизни им обоим. Услышав наказ, следопыт был готов действовать по команде.

Эльф приказал бежать. Придерживая шляпу на макушке, охотник дал дёру что есть мочи. Над его ухом со свистом пролетела стрела, неумолимо рассекающая воздух. Знакомый вой раздался уже неподалёку. Через мгновение стрелок нагнал охотника, и они со всех ног бежали по широкой тропе, уходящей в холмы. Кроули слышал, как нечто большое гонится за ними, спешно перебирая лапами, вонзая когти в сухой грунт, листья и корни. Нечто нагоняло их, буквально дышало им в спину, неистово ревев. Охотник заприметил впереди тропы несколько деревьев, растущих близко друг к другу. Их стволы образовали арку с низким проходом, сплошь заросшую лиственными ветвями.

- Туда, скорее! Это наш шанс! – выкрикнул он, выхватив из-за пазухи арбалет, заряженный тяжёлым, серебряным болтом. Ловко шмыгнув под наросшими ветвями, охотник услышал, как тварь застряла в узкой арке, запутываясь в растительности. Малрик оттолкнулся от земли со всей силы, развернув в полёте корпус на 180 градусов. Рухнув наземь, обгоняющий охотника Синдэ по инерции проволок Кроули ещё несколько метров. Этого времени хватило, дабы сделать точный выстрел чудищу прямо в пасть, из которой исходил яростный рык. Механизм оружия издал характерный лязг, и плечи арбалета выпрямились, освобождая снаряд и отправляя его в полёт. С бешеной скоростью тот поразил чудище, и рык сменился на жалобный скулёж, а потом и вовсе утих.

+2

12

Проделанный Малриком финт, вызвал у Синдэ лёгкое удивление, но оно было временным по известным только эльфу причинам.
— Хороший выстрел. — похвалил он охотника. — Но это не конец. — продолжил он, оглядывая округу пристальным взглядом.
— Там где один - есть ещё. Возможно сейчас они охотились по отдельности, но мы не будем это проверять. — решил Синдэ, протянув Малрику руку помощи. — Идём!

На этот раз их шаг был спешным, ибо если рядом были ещё бестия, то они уже определённо знали о эльфе и человеке, а потому было очень важно достигнуть безопасной зоны как можно скорее, чем пытаться играть в прятки с заведомо более чутким и внимательным противников. Нет, будь Синдэ один и имея некоторые вещи северных рейнджеров в пользование, то, скорее всего, это он охотился бы за бестиями, а не они за ним, но если бы да кабы, во рту выросли грибы.

На протяжении всего остального пути, тропа почти не менялась, лишь то тут, то там немного заворачивала то влево, то вправо, а местами и вовсе уходила на холм. Лишь раз она стала шире, когда путники миновали небольшой пруд и уже, когда проходили мимо эдакой помеси подлеска и древостоя. Вокруг было немало валежников, а один, сокрытый туманной пеленой, едва ли не вынудил Синдэ оступиться, ибо лежал на тропе, в небольшой ямке, из-за чего никак особо не выделялся, но стоило ноге эльфа встать на валежник, как тут же послышался треск и тот едва ли успел отдёрнуть ногу и не провалиться ей в ямку.

— Рауг! — выругался на языке своего народа Синдэ. — Была бы за нами погоня и эта часть пути могла бы стать для нас роковой.
Несмотря на свои слова, эльф выглядел достаточно спокойно и, более того, немного довольным.
— Мы близко. — констатировал он. — Гляди - Элдарийский свет! — продолжил Синдэ, указывая верхним концом плеча лука на светящийся, голубой кристалл впереди. Кристалл был, где-то ростом с человека и, не смотря на свой холодный вид, его свет дарил лёгкое тепло.
— За ним начинается Тисовая роща, мой друг, а значит и дальнейший путь будет безопасным… надеюсь.

После сказанных слов, за спинами путников послышалось несколько неестественных рыков. Почти десяток бестий стояло от них в шагах пятидесяти, но, по какой-то причине, не одна из них не решалась подойти.
— Боятся. — пояснил Синдэ охотнику. — Этот свет их обжигает и смотреть на него они не могут, да и сами земли дальше им не принадлежат. — так, закончив говорить, эльф продолжил путь, утягивая за собой и Малрика.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (19-03-2019 19:54:02)

+2

13

Похоже, странное чудище было мертво. Существо распласталось в природной арке, раскинув свои длинные, худощавые конечности с острыми на вид когтями. Один лишь рык существа заставил опытного охотника запаниковать, не говоря уже о его странном внешнем виде. В широко раскрытой пасти торчал арбалетный болт, зашедшей твари прямо в нёбо, почти по оперение снаряда. Обычно, оставлять такие боеприпасы как серебряные болты считалось большим расточительством, но именно сейчас Кроули меньше всего хотелось возвращаться к причудливому обитателю туманных рощ. Было в них нечто не естественно отталкивающие, будто чей-то больной разум создал этот ужасный образ. Неужели, это создание когда-то было сатиром? Либо волшебный туман не пощадил местных обитателей настолько, что превратил их в это нечто, либо опираться на знания из прочтённых книг более не стоит, и ещё до появления тумана сатиры представляли из себя что-то иное, нежели то, что описано в письменных источниках.

Несколько мгновений охотник просто лежал на спине, вцепившись в арбалет мёртвой хваткой. Руки его тряслись от волнения, а сам он тяжело дышал. Вытворять подобные акробатические трюки в сорок с лишним лет, это относительное удовольствие. Сердце конечно не шалило, пусть и стучало как кузнечный молот об стальную наковальню. Да и корневища, торчащие тут и там, являлись сомнительным местом для посадки, и следопыт был уверен, что непременно наставил себе пару-тройку синяков.

Протянутая рука эльфа знаменовала продолжение пути по тайным тропам. Новость о существовании других подобных тварей для стрелка оказалась тревожной – теперь, когда охотник вскочил на ноги, то только и делал, что внимательно всматривался во мглу, безрезультатно пытаясь высмотреть в ней теперь знакомые очертания странных созданий.
- Спасибо – едва выдавил немногословный Малрик. Не ясно, за что конкретно тот благодарил: за протянутую руку помощи, за похвалу о хорошей стрельбе или ещё за что-либо, но звучало это искренне.

Забеги на короткие дистанции с выбросами адреналина в кровь сменились на неспешную прогулку по узкой тропе, уходившей дальше в лес. Многочисленные деревья стали постоянными спутниками в этой опасной прогулке под сияющими звёздами. Случилось то, чего оба следопыта опасались, но громко об этом молчали – на окутанный туманом лес опустился ночной мрак, становившийся густым как кисель под многовековыми кронами различных деревьев. В обычном, знакомом как свои пять пальцев лесу, где-нибудь под Элл-Тейном, темнота была негласным союзником опытного охотника. На неизведанные территории подобное правило не распространялось, поэтому чудо-светильник Синдэ был очень полезной вещицей. Кроули почему-то казалось красноречивым ассоциировать склянку со светящейся жидкостью с путеводной звездой.

Послышав треск сухих веток, охотник насторожился, снова потянувшись за арбалетом. К счастью за зря, не цензурное слово (а оно им являлось, Кроули понял это по интонации) добавила к ситуации конкретики. Помимо брани и предположений, эльф проговорился о том, как ляжет дорога дальше. Он указывал на яркий свет, исходящий от странного кристалла, цвет которого напоминал синеву, разливающуюся по небосводу в жаркие летние дни.

И снова это ужасное рычание. Теперь источников этого звука, заставляющего встать волосы дыбом, было куда больше. Обернувшись через плечо Малрик не постеснялся выругаться столь красноречиво и грязно, что пожалуй, эту часть повествования стоит упустить. Зловещие фигуры не двигались, а лишь сверлили взглядами свою недосягаемую добычу. Кто знает, как бы обернулись события, если бы путники выбрали неправильное время для похода. Похоже, на этот раз фортуна улыбалась полукровке.

Канат снова натянут, а ноги спешно поспевают за остроухим ведомым. Чем ближе путники подбирались к источнику свечение, тем больше грели его лучи и тем больше Малрик негласно дивился, сколько всего вокруг волшебного и необычного творится в этом, казалось бы, таком знакомом мире. Все эти таинства, непонятные звери и далёкие путешествия были не чужды простому охотнику, и являлись лишь в детстве, в отрывках рассказов о приключениях бравых героев, сильных и мужественных, честных и верных, добрых и умных. В эти мгновение в ледяных глазах охотника снова загорелся давно угасший дух авантюризма, а цель, которая ранее казалась лишь отцовской сказкой, теперь стояла в конце пути.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (19-03-2019 19:54:50)

+2

14

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=XpJEg6MTPzc[/lazyvideo]
Краем глаза Синдэ поглядывал на спутника, когда оглядывался в надежде не увидеть больше никаких опасностей. Он заметил то, как Малрик дивился увиденному, но настоящее волшебство ему только предстояло увидеть. Тут, в Тисовой роще и дальше простираются полные чудес и таинств земли эльфов, дриад, сатиров, башаханов и прочих, в какой-то степени, немыслимых и дивных существ, да духов леса. Конечно, по большей части Арисфеем правили эльфы, но за правлением бескрайним лесом приходилось платить его защитой и нести прочую непростую ответственность перед его жителями. Однако, эльфы не были одиноки в своей праведной борьбе с злобными посягателями на священные рощи и чащи вечноцветущего леса…

За кристаллом тропа шла ровнее, а пройдя каких-то тридцать шагов, Синдэ и Малрик ступили на небольшую мощеную дорожку, которая, отчасти, заросла мхом, а в некоторых местах пробивалась редкая зеленая трава. Пускай дорожка и выглядела слегка заброшенной, сам настил из серого камня был гладким и не имел никаких повреждений, будто кто-то регулярно ухаживал за дорогой, но не трогал прорастающие там растения. Возможно такие странности способны удивить Малрика, а быть может он и не обратит внимание, но вот что было странным, так это сама Тисовая роща, где пускай и рос тис, по большей части округу украшали золотистые с внутренней стороны лепестки Лаваральды - дерево, что было покрыто тускло-белыми цветами. Как только путники узрели всё это великолепие, они поняли, что вышли в более открытый и свободный участок леса, оставляя полог леса позади вместе с его колючими и густыми кустарниками по разные стороны тропинки. Создавалось ощущение, будто они пересекли границу двух царств: тьмы и света, ведь лес за волшебным кристаллом освещался солнцем и всё там казалось более приветливым, да и злосчастный туман не проникал сюда.

— Хвала Играсиль. — выдохнул Синдэ, замечая деревья с золотистыми лепестками малорна и лаваральды. Впрочем, Малорна тут росло немного, да и в это время года едва ли его отличишь от лаваральды. — Дальнейший наш путь будет пролегать в долину Аэль Митрин. Местность впереди преимущественно равнинная и лишь на подступах к Аэль Митрин мы увидим холмы и небольшие горы.

Продвигаясь дальше, Синдэ пригнулся под низкой толстой ветвью одного из деревьев. В своих краях люди срезали или рубили ветки и деревья, что мешали людям идти по большаку или любой другой наблюдаемой смертными дороге, но эльфы так не поступали - они рубили лишь то, что позволяли им духи или то, что было уже мертво, окончив свой жизненный цикл. Многие эльфы умели понимать, когда растения заканчивали свою жизнь, чтобы переродиться вновь где-нибудь в другом месте. Ещё одна причина по которой эльда относились к рубке леса с осторожностью заключалось в том, что многие духи Арисфея предпочитали жить в деревьях и берегли их. Сруби человек дерево, которое принадлежало дриаде или какому-нибудь феири и его судьба может закончится не очень благополучно.

— Гляди,  — улыбнулся Синдэ, указывая товарищу на небольшое озеро, берега которого украшали золотые колокольчики альфирина. — Излюбленное многими путниками из нашего народа место. Тут мы немного отдохнём, прежде, чем отправимся дальше в пути. — с этими словами Синдэ отвязал от себя веревку, кивком подтверждая, что можно уже их снять - тут не потеряться… если не уйти глубоко в лес без проводника.

Неторопливым шагом Синдэ направился на цветочную поляну близ чистых, голубых вод озера, в которое втекал небольшой звонко журчащий ручей. В некоторых местах, помимо колокольчиков альфирина, следопыт замечал колючие кустарники аэглоса.  Цветы аэглоса источали приятный аромат, напоминая эльфу о том, что он наконец-то дома, после почти двухлетнего пребывания в Греском герцогстве. В этих местах, неподалёку, располагались разных форм и размеров поросшие мхом камни, один из которых эльф использовал в качестве сидения. Запустив руку за пазуху, через мгновение Синдэ вытащил какой-то свёрток из лепестком, а затем развернул его.
— Это лембас - эльфийские хлебцы, которые намного лучше заменят тебе даже четыре лоскута сушеного мяса.  — улыбнулся эльф, отломав одну половинку лембаса и протянув её Малрику.  — У них неплохой вкус, но по началу он может показаться тебе немного чёрствым.
Пока Синдэ делился лембасом с Малриком, вода в озере неожиданно колыхнулась, посылая ровные круги от центра к берегам.

— Смотри туда, — указал на озеро эльф, как-то странно ухмыляясь. — Такое ты, скорее всего, не видел. — а может и видел, но Синдэ знал, что немногие смертные способны и даже полукровки способны замечать хоть какое-то наличие духов вокруг себя, а всё потому, что последних изрядно распугали, прогнали, обидели и много еще чего, что делать не стоит, но что сделать успели. Не то чтобы где-то кто-то за пределами леса регулярно охотился за домовыми, лешими или агуанами, но духи сами по себе были существами скрытыми. Арисфей же нашёл с представителями нематериального или тайного миров общий язык, как и эльфы.

— Вот… сейчас! — Синдэ прищурился, когда вода в озере колыхнулась ещё раз, но куда сильнее, а через мгновение из воды выпрыгнул конь, да только это был необычный конь, а полностью состоящий из воды. Эдакий водяной скакун навернул галопом круг вокруг озера, встал на дыбы, заржал и прыгнул обратно туда, откуда выпрыгнул мгновения назад - в озеро.

— Келпи... — сказал синдэ, запихнув в рот свой кусок лембаса и принимаясь его жевать, что совершенно не мешало ему продолжать говорить дальше, пускай и немного невнятно. — Тут они безопасны, но если увидишь такого вне Арисфея, то рекомендую не приближаться к нему и заодно увести всех несчастных с берега. Пускай большинство из них имеет добрые намерения, многих всё же сумели как-то обидеть или задеть, из-за чего каждый десятый утопленник, вполне возможно, был утоплен усилиями Келпи.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (19-03-2019 19:58:19)

+2

15

Взор охотника приковал лазурный кристалл. Несмотря на исходящий из него свет, тепло которого можно было почувствовать даже через одежду, поверхность странного полупрозрачного камня казалась холодной. На вид он был гладок, однако не обладал симметричными гранями. Возможно, этот мерцающий осколок нерукотворенный, и сама природа возвела его по своей прихоти. Доселе ничего подобного Малрик не видел, поэтому столь любопытный объект казался ему интересным. Более любопытным казался тот факт, как народ, чья кровь возможно течёт в его жилах, использовал природные дары не только себе во благо, но и не причиняя вреда радушной для почитающих её хозяйки лесов, гор, и всего сущего, что существовало задолго до появления первых разумных народов.

К сожалению, нужно было идти дальше, и греться в лучах кристалла совсем не было времени. Тропа более не напоминала извивающегося ужа, и лежала прямо. Раздражающие корневища деревьев, прячущиеся в ползущем под ногами тумане, остались позади, и наконец Кроули получилось спокойно прогуляться и перевести дух. Отсутствие витающего вокруг смога казалась большим облегчением, и вызывающие дискомфорт ощущение растворились с приходом свежего лесного воздуха, однако он не был подобен тому, что благоухает в округе Элл-Тейна или Греса. Возможно, это было обусловлено наличием причудливых деревьев, растущих вокруг. Незнакомые запахи вскружили голову, а чуткий слух охотника слышал в дали трели неизвестных ему видов птиц. Они звучали весьма экзотично – напевы были длинными и звонкими, будто где-то на ветвях устроился бард, брынча на своей лютне или насвистывая замысловатый мотив флейтой. Другие и вовсе казались настолько новыми и необычными, что сравнить их следопыту было не с чем, и тот мог лишь воображать, какая чудная пташка может так странно щебетать.

Помимо охотничьего азарта, в Малрике разыгрался профессиональный взгляд, который часто охватывал охотника, когда тот выходил на какую-либо дорогу. Уже по привычке зоркий мужчина старался распознать чьи-то следы, оставленные на мощённой дороге, которая своей аккуратностью кладки могла удовлетворить самого ярого перфекциониста. Однако, помимо признаков присутствия мелких обитателей леса не удалось ничего высмотреть, что тоже было удивительно. Не может быть такого, чтобы по столь изящной дороге никто не ходил, а эльфы точно не тот народ, чтобы просто так возводить дороги для красоты. Замшелые плиты казались нетронутыми, трава облюбовала просторные канавки, а мох налип на гладкий, белоснежный камень. Кустарники же абстрагировались от близкого сосуществования с дорогой, и прорастали в значительном от неё отдалении, скрывая в своих густых зарослях стволы причудливых деревьев, кои были повсюду и занимали обширное пространство по обе стороны лежащего на земле каменного пути. Они стали ещё одним объектом окружения, притягивающего к себе любопытный взгляд гостя из далёких земель. Раскинув свои изящные ветви, те грациозно покачивали ими, заставляя необычную листву колыхаться. Завораживающее зрелище блестящих в лучах раннего солнца длинных листьев невозможно было сравнить с чем-либо ещё, как ни с игрой изумрудов и золота. Помимо дивных листьев дерево могло похвастаться белыми соцветиями, лепестки которых было открыты нараспашку. И снова благовоние, которое нос охотника никогда не чуял, завораживало его. Сравнить этот чудный аромат можно с цветущей яблоней, правда цветы данного дерева имели менее резкий запах. По крайней мере, так показалось удивлённому видами охотнику.

Судя по всему, провожатый наконец расслабился, поблагодарив Играсиль за избавления от былых напастей. Теперь движение его были менее скованны, а взгляд не обременён наблюдениями за призрачными опасностями. Ступил тот на дорогу так, будто ждал этого момента довольно давно, будто возвращаясь в свои родные просторы, лицезрея знакомый ландшафт и флору. Этими чувствами проникся и обладатель треуголки, места и правда веяли чем-то родным, но одновременно неизвестным и недостижимо далёким. Однако, тот ловил на себя на мысли, что двигается верным путём.

Пока спутник преодолевал преграды из ветвей вдоль дороги, Малрик то и дело натыкался на них, без устали рассматривая окружающие его красоты. Отвлёк его от этого процесса лишь голос Синдэ, требующего внимание следопыта, отчего тот невольно дёрнулся от неожиданности. Эльф указывал на зеркальную поверхность озерца, в которую впадал звонко журчащий ручей. Вода в ней была чистой, как слеза, и покрытое сточенными временем и течением камнями неглубокое дно возможно было разглядеть без особых усилий. По его периметру любопытный взгляд встречал ещё одно растение, цветы которого напоминали ничто иное как колокольчики, только вот те мало были похожи на одноимённое растение с голубоватыми лепестками, и были оранжевого оттенка и гораздо крупнее. Провожатый позволил развязать крепкий узел, и охотник доверчиво его послушал. Видимо, дальнейший путь будет более спокойным, отчего Малрик позволил себе ненадолго расслабится.

Наверное, лучшего места для привала и правда невозможно найти. Следопыт устроился рядом со спутником, усевшись на камень, выделяясь своим нарядом средь живописных красот природы. Окружение вокруг чувствовалось столь уютным и спокойным, отчего невольно казалось, что даже поросшие мхом камни в этом дивном месте были мягким и удобным сидением. Эльф упомянул, что местечко уже облюбовали и другие странники, поэтому привалы тут частое явление, как дожди осенью. Однако, местность всё равно казалась не тронутой, будто ни одна нога не ступала на небольшой райский островок в изумрудном океане. Ни тебе пней, выкорчеванных под пятые точки, ни кострищ, ни вбитых в землю колышков для палаток или тентов от ненастья. Только природные объекты, чудные растения и журчащая вода.

- Перевести дух никогда не было дурной идеей, правда я совсем не устал – констатировал факт охотник, развязывая узлы на закрывающем лицо вороте. Любуясь на водную гладь, ловчий отметил это местечко идеальным для посиделок с трубкой в зубах, вот только тот сомневался, что его спутник не воспримет это как некое неуважение к местной атмосфере беспечности, отчего не осмелился раскурить ароматный табак. Зато точно можно было заняться весьма полезным и приятным занятием – трапезой на свежем воздухе, ведь эльф так радушно делился угощением из своей суммы. В его руках красовался ломоть какого-то сухаря с мудрёным названием и плотной консистенцией. На вид он был не очень примечателен, и запах его не пестрил пряными оттенками, но на вкус и правда был довольно неплох. Однако охотник не представлял себе отказ от мясных продуктов в рационе, отчего на сухой ломоть была положена полоска вяленого мяса из свёртка, лежащего в сумке. Последовав примеру провожатого, тот также предложил угощение спутнику.
- Никакой хлеб не заменит мяса! – разжовывая пищу уверенно возразил охотник. Ведь если бы это не было истинной, пекарей да мельников было бы куда больше, чем гордых охотников и мясников всех мастей.
– Но и есть без хлеба большая роскошь, или лютая напасть.
Когда собеседник попросил обратить внимание на озеро, Малрик наслаждался трапезой. У него не на шутку разыгрался аппетит. Спокойно кушая, он заметил, как на воде появилась рябь, а опосля подобно гейзеру из озера выскочило нечто, орошая брызгами всё вокруг. От неожиданности охотник слетел с камня, уронив кусок хлебца с мясом наземь. Шляпа его слетела с головы, а сам он приземлился на спину, наблюдая за прозрачной фигурой уже лёжа. Мужчина был ошеломлён неожиданным появлением, удивлён, как водяной конь грациозно скачет по берегу, и щучкой ныряет обратно в водную гладь.

- Мать моя остроухая, это что ещё за хренота?! – удивился он, снова усаживаясь на камень, всячески отряхиваясь и надевая головной убор обратно на голову. Ответа ждать долго не пришлось, и эльф, олицетворяя полное спокойствие, рассказал всё подробно.
- Я бы, наверное, рехнулся и бросил пить, курить и ругаться, если бы заметил что-то подобное в озерах под Элл-Тейном… Значит, все эти духи леса, о которых говорил отец, правда? Я считал, что это всего лишь сказка на ночь.

Оправившись от потрясения, Ван достал с пояса бурдюк и промочил горло. Охотник пил воду или травяные отвары, а алкоголь на охоту или странствия брал крайне редко. Считал, что зелёный змей притупляет разум и рефлексы, но порой и прибавляет храбрости.
- Я вот всё спросить хочу – немного замялся Кроули, почёсывая затылок – Как думаешь, можно найти эльфа, коли только вязь на вашем языке имеется. Может, ты и прочитать сможешь? – Мужчина протянул кусочек пергамента, извлечённого из внутреннего кармана. Следопыт держал эту важную вещь прямо у сердца в прямом смысле.
- Элион сказал, что в имени заключено много смысла. Что он имел в виду?

Отредактировано Малрик Ван Кроули (20-03-2019 00:12:10)

+2

16

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=DuLYQ1mP9Lw[/lazyvideo]
Реакция Малрика на водяного духа была столь неожиданной, что Синдэ не сумел сдержать смеха. Следопыт схватился левой рукой за живот, наклонившись чуть вперёд.
— Не знал, что ты так этому удивишься. — улыбнулся Синдэ, постепенно успокаивая себя. За время путешествия с Малриком его взгляд стал куда теплее и добрее, когда тот поглядывал на полукровку. На самом деле эльф пропитался к своему спутнику уважение и во многом из-за схожей профессии, пускай и поражался некоторым странностям, особенно таким, как лембас с мясом - эльф захотел как-нибудь попробовать.
— Духи всегда были правдой и твоих краях, я уверен, они водятся тоже. Ты просто их не встречал или они тебя избегали. — пояснил Синдэ. — Лучше всего с духами ладят друиды, а за многими из них первые чуть ли не хороводы водят. В Арисфее же не обязательно быть друидом или чародеем, чтобы встретиться с волшебством лицом к лицу, но при встрече с таковым лучше какие-то знания о магии иметь. — начиная с Келпи и заканчивая этими словами, Синдэ намекал Малрику, что духи, в большинстве своём, существа неопределенные, хаотичные и могут обладать странным или даже скверным характером. Например, народ феири имеет столь разношерстную компанию духов, что одни тебя согреют и проводят через лес, если ты заблудился, а другие могут съесть или превратить в какое-нибудь животное и дай бог не в червя. К счастью, злобных феири в Арисфее не много, да и не каждый из них способен совладать с эльфами, что чувствуют этот лес не хуже любого духа, за исключением народа древолюдней и ещё некоторых духов. Впрочем, Синдэ немного не ладил с  гайтерскими духами - разновидностью зелёноглазых и рыжих фей, что водились в Восточной части леса.

Пока Синдэ размышлял о духах, Малрик принялся задавать ему вопросы, попутно протягивая некий пергамент на который эльф взглянул с некой задумчивостью.
— ​‌​​​‌ Это определённо интересно.​​​‌‌‌​​‌​​‌ —  заключил эльф. —  Но Элион куда более сведущ в этом вопросе эльда, нежели я. —  вздохнул Синдэ, глядя на Малрика лёгким сочувствующим взглядом.
— Но он был прав - в имени заключена сила или смысл. В некоторых случаях говорят, что зная имя, можно владеть человеком или его душой. В нашем случае, я думаю, смысл немного иной. Во-первых, эльфийские имена, в отличии от многих имён смертных в нынешнее время, даются не просто так, а имеют своё предназначение и что-то обозначаются. Кроме того, у эльфа к ста годам может быть несколько имён, а спустя мгно лет жизни и вовсе шесть и больше. Это трудно пояснить, Малрик, но возможно именно из-за всех этих сложностей найти твою маму непросто, ведь то, что нам может быть известно о её имени может быть недостаточно. —  заключил Синдэ, подобрав мелкий камушек с земли и швырнув его в озеро, отчего по озеру расползлась лёгкая рябь, но на этот раз никакой Келпи из воды не вынырнул.

— Я думаю духи могли бы тебе рассказать больше. За пределами леса сложно что-то узнать, а тут шансы куда более велики, если твоя мама живёт в этом лесу.
Пока Синдэ и Малрик разговаривали, где-то с северо-востока тропы раздались шаги, приправленные активным и яростным спором то на эльфийском, то на всеобщем, то на ещё каком-то языках.
— Это ещё что такое? —  удивился Синдэ, расслышав знакомый твёрдый, почти утробный голос. — Сатир… —  заключил он, сразу же расслышав мягкий и звучный голос. —  И эльф.
Вскоре на поляну вышло двое, которые не сразу обратили внимание на Малрика и Синдэ.
— Корану считает, что та маленькая фея украла у него сыр, и потому Корану поймал её! —  говорил здоровенный сатир с бурой кожей, двумя длинными козлиными рогами (козлиная бородка тоже при нём) и рыжей гривой, попутня тряся небольшой клеткой размером с ручной Рузьянский фонарь, в которой мелькало что-то яркое, как звёздочка - но свет был более теплых тонов -, и звонко звенело, как маленький Ниборнский колокольчик.
— Сколько тебе говорить, Корану, —  отвечал недовольный эльф. —  Это Адд Гинваэльская пикси. Они водятся на севере, и пускай я не понимаю, как она тут оказалась, я уверен, что правящий там лорд будет недоволен, если кто-то из её племени нашепчет ему, что ты захватил эту несчастную бедолагу!
Спорящий с сатиром высокий эльф отличался могучей статью воина, однако не был вооружен, кроме как одной флейтой за пазухой, а облачен бы в серую рубашку, под серебристым эльфийским камзолом с длинным подолом, достающим до колен и, тем самым, краёв высоких эльфийских сапог. На камзоле можно было узреть множество изумительных тёмно-синих узоров, которые, словно закрученные едва ли не в трубочку листья и ветви, расползлись по всей одежде и всё это создавало впечатление, будто по облачённому в серебрянное эльфу расползя какой-то плющь. Но лично Синдэ это одеяние говорило о том, что эльф из благородного дома “Серебряной росы”.
— Но она украла сыр Корану и Корану в ярости! — возмутился сатир, топча копытами бедные колокольчики альфирина и тряся своей бородой.
— Разве ты не говорил, что не видел, кто украл твой сыр? — спросил эльф через хитрую улыбку. — Ты говорил, что сидел у реки, возле старой плотины. — заявил эльф в задумчивости, принимаясь аккуратно вышагивать по поляне.
— Именно так - Корану сидел возле старой плотины! — подтвердил сатир.
— О том я тебе и говорю! — неожиданно хлопнул в ладоши эльф в серебряных одеяниях. — Это не плотина эльфов и не фавны явно строили там пост, чтобы было легче гоняться за нимфами. Я думаю, что это  аванк воспользовался тем, что ты спишь и вытащил из твоего мешка сыр.

Пока эльф и сатир спорили, Синдэ молча наблюдал за ними ухмыляясь.
— Его теория логична мой друг, — тихо шепнул эльф Малрику на ухо. — Аванк - гигантский бобёр мог такое проделать, но… — ухмылка Синдэ стала шире. — Эти пикси очень любят сыр, да и они настолько маленькие, что в них всегда помещаются только одни чувства, напрочь затмевая другие. Потому, если пикси подумала, что хочет тот сыр, то добудет его во чтобы то ни стало. — пояснил он.
— Не понимаю только одного… как сатир сумел поймать эту пикси и что она забыла так далеко от дома? С другой стороны, это неважно, ведь сейчас важно вызволить её, чем, помимо несчастной, будет спасён от вечного заточения в темницах Адд Гинваэля сатира.— Синдэ не был уверен, что не согласись отпустить пикси сатиру светит подобная судьба, но будучи достаточно наслыханным о лордах северных земель, он не был уверен не в чём, кроме того, что Корану легко не отделается.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (19-03-2019 20:03:59)

+2

17

Кроули одобрительно кивнул эльфу, когда тот поделился с ним полезной информацией. Синдэ был интересным собеседником, умевшим красиво складывать слова и внимательно слушать, поэтому охотнику стало любопытно, почему остроухий выбрал такую неблагодарную профессию провожатого.

- Да, Элион мудрый мужик… – пробубнил Малрик, с досадой наблюдая на импровизированный бутерброд из лембаса и вяленого мяса, упавшего наземь. Лакомый кусочек заприметил маленький, колючий ёж, и спешно перебирая короткими ножками дикий зверёк утащил добычу в заросли оранжевых колокольчиков. Краем глаза внимательный слушатель заметил, как Синдэ почему-то помрачнел, может быть, потому что считал свой ответ неудовлетворительным. Однако, и за это охотник был благодарен.

- Спасибо, друг – дружелюбно ответил мужчина, приветливо улыбаясь. Пергамент с заветным именем он убрал обратно во внутренний карман плаща, и отряхнул пурпуэн от хлебных крошек. Со стороны казалось, что эльф зарывает в землю ценный талант, занимаясь явно не тем, чем ему предначертано. Несмотря на свое сложное занятие, он был начитан и многое знал не понаслышке. Хотя, кто знает, может быть статному лесному эльфу нравилось его занятие, близость с природой и дальняя дорога? Если это истина, то Кроули прекрасно его понимал. Сложно променять всё это сокровище на журавлей, парящих высоко в небе.

Когда собеседник приметил посторонние голоса, по привычке ловчий насторожился, положив руку на плечо лука. Но видимо, опасаться было нечего – голоса принадлежали эльфу в пёстрых одеяниях и могучему сатиру с грубым голосом и длинной козлиной бородой. Они неспешно прогуливались по дороге, цокая каблуками сапог и копытами, абсолютно не замечая устроивших привал путников. Они бурно дискутировали о случае с украденным сыром, и со стороны описываемая ситуация звучала весьма забавно. Подслушивать, конечно, не хорошо, но собеседники так громко разговаривали, что сумели бы разбудить медведя, ушедшего в зимнюю спячку.
Не чурался подслушивать и спутник, услыхавший приближение парочки. Он ехидно подмечал забавные факты, рассказывая о гигантском бобре и пикси. Об последних Малрик знал только по книжкам. Автор писания считал, что слово пройдоха могло стать отличным синонимом к слову пикси, и подслушивая забавный разговор, охотник подмечал этот факт правдивым.

- Что-то мне подсказывает, что сатир подманил пикси в клетку, используя сыр. Иначе, как объяснить то, каким образом она оказалась в его руках? Да и кто в здравом уме потащит такой рацион в лес? От него же прёт за три версты! – перешёптывался охотник с Синдэ, развернувшись в пол оборота в сторону идущих по дороге. Кроули снова повязал ворот на лицо, ведь негоже светить физиономией перед незнакомцами.

+2

18

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=5k6kg---YKg[/lazyvideo]

Малрик подметил верно - брать с собой сыр в лес являлось странной идеей, но сатиры сами по себе являлись странным народом, который то и делал, что совершал странные поступки и по этой же причине теория Малрика касательно того, как тот поймал пикси имела место быть.
А это возможно, — с ироничными нотками в голосе произнёс Синдэ, кивая Малрику. — И хоть правда нам неизвестна, мне нравится то, как ты мыслишь, Малрик. Делая выводы за время нашего совместного путешествия, я бы сказал, что ты обладатель весьма критического мышления.
Тем временем эльф в серебристом одеянии заметил сидящих двух путников, реагируя на это так, будто они всегда там сидели и вообще это их вечное место. Улыбка Синдэ стала ещё шире.
Мне кажется, что Корану врёт, Синдэ. — улыбнулся в ответ следопыту неизвестный эльф. — Да и ещё не обращает никакого внимания на все предостережения.
Ты же знаешь, что сатиры весьма упрямые и узколобые, Руминор. — отозвался Синдэ.
Корану не упрямый и не узколобый, Корану справедливый и никогда не врёт! — не согласился с доводами двух эльфов сатир, ещё сильнее топая копытами.
В таком случае, что ты будешь с ней делать? —  спросил Синдэ, указывая правой рукой на клетку с пикси.
А...эээ...а...ууу… — Корану впал в простое, но недолгое замешательство. — Я её съем! — озвучил он свой приговор, отчего пикси в клетке звенела ещё активнее и было очевидно, что с её уст летела только грубость в отношение сатира.
Да брось! — усмехнулся Руминор. — Сатиры, тем более из твоего племени, никогда не едят и не ели пикси, да и толку от этого никакого! Ты только посмотри на неё - ещё подхватишь пыльцовую чуму.
Корану был очень упрямым сатиром и никакие доводы не могли его переубедить… кроме чумы. Он не знал, что никакой пыльцовой чумы не существует, но почему-то был убеждён, что эльфы не врут.
ЧУМУ?! — громом вырвалось с его уст, отчего местные птицы вмиг покинули ближайшие деревья, а эльфы вынужденно прикрыли уши.
Ещё какая! — подкинул огоньку Синдэ. — Сначала ты покраснеешь, затем вздуешься, потом взлетишь и... — всё это эльф активно изображал руками, как-то странно пританцовывая. — … и затем лопнешь!
Аа-а-а-аааа-а-аа! — запаниковал сатир, отшвырнув клетку на поляну и мигов бросившись бежать прочь. И улетела бы клетка с пикси в озеро, если бы ловкий Руминор вовремя её не подхватил.
Хвала Играсиль… — выдохнул он, открывая маленькую, металлическую дверцу в клетке. В тот же час из своей темницы вылетело то самое маленькое, “звенящее нечто”. Пикси навернула несколько кругов на поляне и села на плечо эльфа в серебристом камзоле.
Ты знал, что мы тут? — спросил Синдэ, вскинув одну бровь. 
Нет. — признался Руминор. — Я проходил мимо, когда она... — указал эльф на зеленоглазую пикси. — Сообщила, что духи перешептываются о гостях неподалёку. И, судя потому, что по округе не забегали воины и следопыты  “таурдрима”, я предположил, что гости нам друзья. Так что, я не ожидал тебя тут увидеть, а ведь прошёл всего лишь год.
Для эльфов один год, иногда, был подобен одному дню.
Вот как. — ответил Синдэ. — Тогда позволь мне представить тебе своего попутчика - Малрика Ван Кроули.— указал на своего спутника эльф.
Видимо непростое у тебя дело, коль ты водишь сюда… — Руминор чуть ли не сказал “полукровок”. — Гостей не из нашего народа.
Будь спокоен, мой друг, Малрик далёк от тьмы, как солнце от луны и близок к свету, как Эллемирэ и Морвиньон. — обнадёжил эльфа Синдэ.
В таком случае, добро пожаловать в Арисфей, Малрик Ван Кроули. — приветливо произнёс эльф, склонив голову.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (19-03-2019 23:08:22)

+2

19

- Да ладно тебе… – отмахнулся охотник, застенчиво отводя взгляд. Так уж получалось, что ругали Вана куда чаще, чем хвалили, отчего неожиданная похвала выбила ловчего из колеи в хорошем смысле. Доброе слово и фикусу приятно, вот тот только и делал, что стоял неподвижно, а подмажь речами человека, и заприметишь, что вогнал его в краску.

Неожиданным поворотом стало то, в каком ключе присоединился провожатый к беседе прогуливающихся по тропинке обитателей волшебного леса. Не уж то так сложились звёзды, что эльф в серебряных одеждах оказался знакомым Синдэ? Или же эльфы живут на своих территориях, имея столь плотные связи друг с другом? Пока что история оставляла эту загадку не раскрытой, и любознательный ум мог лишь догадываться об истине.

Из-под козырька своей шляпы охотник любопытно наблюдал за стоящими перед ним незнакомцами. Впервые в жизни Малрик видел сатира так близко, буквально на расстоянии вытянутой руки. Существо было воистину могучим и здоровым, наверное, массивные плечи которого несли в себе силу буйвола или быка. Голос существа отдавал басом, а сам он нервно стучал копытами по каменной дороге, доказывая честность своих слов усомнившимся. Персоной он был весьма контрастной, несмотря на устрашающий вид, манера речи и мимика была присуще скорее ребёнку, нежели взрослому человеку.

Эльфы ввели бедолагу в заблуждение, и тот заслышав об какой-то странной хвори, в существование которой Малрик усомнился при перечислении симптомов, выбросил скрипучую клетку с таким неподдельным ужасом, что заставила охотника с недоумевающим взглядом провожать летевшего сломя голову прочь простака.

Удалось понаблюдать ещё за одним не менее сказочным существом, освободившимся от заточения в томной клетке. Теперь маленькая светящаяся фея вальяжно устроилась на плечах эльфа, кокетливо скрестив крошечные ножки. От неё исходил завораживающий свет рыжеватого оттенка, и если слух не подводил охотника, та звенела как колокольчик даже тогда, когда моргала зелёными глазами-бусинками. И что в этой малявке есть? Бедный дворовый голубь из Элл-Тейна в голодный год выглядел куда более презентабельно в качестве пищи, нежели это чудо. Куда сподручнее она годилась в живой фонарик, или просто как украшение для тёмного угла дома или цветочного сада. Оставалось только гадать, как столь твердолобый сатир смог изловить создание, второе имя которого являлось чистой хитростью.

Когда Синдэ официально представил следопыта, простому охотнику даже стало как-то неловко. Но беспокоится было не о чем, разве что об должной этике, дабы не прослыть грубияном и не опозорить провожатого перед его товарищем. Кроули решил быть немногословным, как и всегда, и лишь кивнув в знак приветствия, коротко ответил:
- Это большая честь для меня.

+1

20

Руминор улыбнулся поведению Малрика. Он оценил приветственный жест полукровки, посчитав того достаточно учтивым и осторожным человек.
Для меня это тоже честь, Малрик Ван Кроули. — ответил эльф, также кивая охотнику.  — Такого приветствия вполне достаточно даже для короля. — пояснил он, замечая беспокойство Малрика.
Он прав, Малрик. — вмешался Синдэ. — Наш народ ценит искренность и простоту. Конечно, наше понимание первого и второго разительно отличается от понимания этого же другими расами, однако, думаю,  ты справишься.
Закончив говорить, Синдэ соскользнул с каменного валуна, на котором сидел,  и отряхнулся.
Думаю, мы отдохнули достаточно и нам пора в путь - в Аэль Митрин.— обратился он к Малрику.
В Аэль Митрин? — удивился Руминор. — Но что вы там надеетесь найти?
Ответы. — объяснил Синдэ. — Малрик ищет свою родню и я должен помочь ему в этом нелёгком деле.  Если Элион не смог помочь, то круг друидов Аэль Митрина наверняка нам поможет, а если нет, то кто-то из нашего народа точно знает.
Интересный подход, — заключил Руминор. — Однако друиды Аэль Митрина сейчас празднуют месяц Второго зерна в Харад Линдоне.
Синдэ тихо выругался про себя.
Да, путь туда неблизкий, но быть может я смогу помочь тебе.— улыбнулся Румином, подойдя к путникам ближе.
Может быть.— заключил, Синдэ, протягивая сородичу пергамент, который недавно вручил эльфу Малрик. Руминор с любопытством заглянул в пергамент.
Это имя, определённо, принадлежит эльфийке, однако я не знаю ни её, ни кого-либо ещё с подобным именем. — заключил Руминор.
Не успел эльф закончить, как в тот же час раздался звон колокольчика. Пикси внезапно воспарила и приземлилась на пергамент, который в руках держал эльф, что-то ему активно жестикулируя.
Кажется, она что-то знает. — Руминор взглянул на Малрика задумчивым взглядом, затем снова переместил взгляд на лесного духа. — Она говорит, что видела эту девушку.
Где? — взбодрился Синдэ, подскакивая к Руминору и поглядывая на пикси.
К юго-востоку от Аэль Минтрина. В Имладнэлле.
Разве это не там, где Этиранор? — спросил Синдэ.
Да, к северу от него.
Малрик! — радостно завопил Синдэ. — У нас есть серьёзная зацепка и мы меняем свой маршрут!

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

+2

21

Знакомый Синдэ одарил Малрика любезностью, а значит, охотнику удалось показать свою лояльность, что не могло не радовать. Любое знакомство как правило начинается со зрительного контакта, и только потом с разговора, и на вид эльф казался персоной отнюдь непростой. Тоже самое говорила манера речи неизвестного господина, который видимо был членом какого-то знатного рода. Тут уж волей не волей стоит быть аккуратным в выражениях, ещё не хватало стать местным невеждой, обращающимся к голубой крови ненадлежащим образом. За такое в родных краях не только не уважали, так ещё и публично наказывали. Знать заслуживает особого обращения и уважения, несмотря на то, каков человек на самом деле. Таковы обычаи, таковы традиции.

Но что-то казалось абсолютно другим в общении остроухих из разных социальных слоёв, ведь как считал Малрик, Синдэ был обычным следопытом, а эльф в серебряных одеяниях по имени Руминор всё-таки стоял на ступень по выше. Однако, несмотря на это, в их беседе проскакивала некая товарищеская нотка, уж такое ни с какой любезностью невозможно спутать. Но Кроули удивлялся подобному не долго, так как со временем пришло и понимание, что отличаются обычаи у людей и эльфов. Это отвечало на некоторые возникающие вопросы в неспокойной седой голове ровно так же, как и создавало новые вопросы
.
Когда охотнику дали знать, что тот показался вежливым, тот и вовсе замолчал в тряпочку, так как боялся испортить первое впечатление. Молчание золото, как говорится, и вредным оно бывает довольно редко. Тем более товарищи так оживлённо беседовали, что вставить своё слово казалось наглым моветоном.

Синдэ сам всё сказал за охотника, и это к лучшему, уж ему куда сподручнее общаться с представителями своей расы. Руминор был несколько удивлён, когда провожатый сообщил ему о месте, в которое направлялись путники. Оказывается, что друиды, обитающие Аэль Митрине, празднуют какой-то праздник, и судя по реакции Синдэ это было далеко не хорошей новостью. Однако ловчий не спешил отчаиваться. Чутьё ему подсказывало, что встреча эта была далеко не случайной, и он оказался прав, когда Руминор решил взглянуть на эльфийское имя, написанное на пожелтевшем куске пергамента.

Судьба воистину странная штука, ведь помощь пришла далеко не оттуда, откуда та ожидалась. Звонко вспорхнули прозрачные крылья феи, поднимая маленькое существо в воздух. Небольшая светящаяся фигурка неожиданно для охотника заглянула в пергамент и сообщила Руминору, что видела эльфа с этим именем своими глазами в месте под названием Имланднелл. В глазах охотника засверкала радость, ведь его сомнения тут же были развеяны, и если бы не закрывающий лицо ворот, собеседники заметили нарисовавшуюся на лице улыбку. Он был несказанно благодарен за помощь Синдэ, Руминору и волшебной пикси на столько, что был готов скупить для последней всю сырную лавку.

Не находя слов благодарности, мужчина то и дело глядел то на провожатого, то на его товарища, то на порхающую в воздухе фею. Охотник был готов сорваться с места от радостных вестей и с трудом держал себя в руках.
- Спасибо! – обратился он с начала к Руминору, а потом к звенящему крыльями существу – Клянусь шляпой, что никогда не забуду вашей помощи.
- Малрик! – охотник тут же отозвался на обращение провожатого – У нас есть серьёзная зацепка и мы меняем свой маршрут!
- Да будет так! Веди, Синдэ, а я пойду следом, хоть на край света!

+2

22

Дальнейший путь странников прошёл весьма спокойно.  Руминор с энтузиазмом рассказывал Малрику об особенностях некоторых, проживающих в Арисфее народов, не опустив сатиров и даже таких духов, как пикси.

Сатиры очень суровый и сильный народ, — говорил он. — Больше всего они ценят силу, но ещё выше - охоту. Последнее занимает для них особое, почётное, почти священное место. Старейшие из них заранее определяют особое животное, священное животное, которое молодые неофиты должны выследить вместе, чтобы стать воинами. К сожалению, зачастую такими животными являются грозные хищники… — Руминор умолк, дабы перебраться через глубокий пруд по пересекающему его бревну. Оказавшись на другой стороне, он продолжил говорить. — Возможно именно потому племена сатиров столь немногочисленны.

Прекрати туманить разум Малрика нелепыми баснями, — усмехнулся Синдэ, проделав тоже самое, что и Руминор, едва не оступившись в конце пути, вовремя ухватившись за так удобно свисающую ветку с золотистой листвой одного небольшого деревца. — Сатиры никогда не отличались высокой плодовитостью. Это связано с тем, что продолжением рода они занимаются исключительно в определённые дни и всего несколько раз за год.

Щёки Руминора слегка зарумянились от беседы на подобные темы, но эльф выглядел весёлым и довольным.

И, тем не менее, белые львы Эриадора и Таль Кассидиан побили не мало юных сатиров. — не сдавался эльда. — Наши лорды не раз призывали их к благоразумию, но разве гордый и буйный от природы ветер способен услышать, что ему шепчет листва?

И то верно. — согласился Синдэ, едва не угодив в куст с колючками. Что-то следопыт стал чуточку неуклюжим, но виной тому было то, что местность впереди стала слишком переменной. До этого ровная тропинка сменялась неожиданными оврагами и холмами, на ней всё чаще встречались всяческие неровности, кочки и колючки, а местами каменная эльфийская кладка и вовсе отсутствовала.

Видно давно ты не был дома, коль двигаешься так неосторожно. — заметил Руминор слабую сноровитость друга.

Или за дорогой перестали следить.— оправдался Синдэ. — Я помню раньше тут было иначе.

Раньше не было треклятого тумана. — объяснил Руминор. — Этими путями более не ходят, кроме как следопытов и просто тех, кому мило гулять по лесам. — в голосе эльфа звучала лёгкая печаль и тревога.

Ничего, — слетело с уст Синдэ, когда тот нагнал эльфа из дома Серебряной росы и похлопал того мягко по плечу. — Когда туман рассеется, каменщики из нашего народа поправят это дело!

Непременно! — воодушевился Руминор. Будто почувствовав эмоции эльфа, маленькая пикси зазвенела колокольчиковым голоском, воспарив с его плеча и, облетев Синдэ, опустилась на плечо Малрика.

О, маленькой Илин понравился наш гость. — заметил Руминор, не упустив момента, таким образом, смутить лесного духа. Яркий бледный свет, исходящий от Илин, слегка потускнел и стал теплее. Она что-то ответила

Руминору на своём колокольчиковом, пригрозив тому маленьким кулачком.

Ой, ёй! — спохватился Синдэ, едва сдерживая улыбку. — Ты, глядишь, мой дорогой друг, договоришься и она обратит тебя в овцу. Век не снять такого проклятия.

Не путай её народ с фэйри южных лесов. — парировал Руминор. — Она может, разве что, вызвать у меня пыльцовую болезнь, иначе нашего сатира уже давно бы стригли на тёплые одеяла его сородичи. — усмехнулся эльф, после не сдержав смеха. Синдэ подхватил смех своего друга.

Ещё некоторое время тропа представляла из себя настоящее безобразие, но постепенно пусть снова становился ровным, а дорога стала более ухоженной. Время шло к вечеру, потому отряд устроил небольшой привал в тени одного старого и могучего дуба.

Думаю, теперь наши пути разойдутся? — обратился Синдэ к Руминору, опустившись на выпирающий корень дерева.

Нет.— лаконично и спокойно ответил Руминор следопыту, чем вызвал у того лёгкое недоумение, кое эльф заметил с  поразительной легкостью. — Уже год, как я нахожусь в гостях у своего друга - лорда  Эарангиля из дома Поющий ключей в Имладэнэлле.

Надеюсь, ты не потому позвал нас туда, чтобы мы с Малриком составили тебе компанию? — с подозрением взглянул Синдэ на эльфа.

Разумеется, нет! — возмутился Руминор. — Но я действительно рад, что Ваш путь так удачно совпал с моим. — лукаво ухмыльнулся эльф.

https://i.imgur.com/iCOa8ki.jpg

Зная хитроумность своего друга, Синдэ выдохнул с облегчением. Тем временем, Илин начала что-то тихо звенеть в ухо Малрику.

Эдд Гинваэльские пикси любят поболтать. — улыбнулся Руминор, обращаясь к Малрику. В ответ, Илин на мгновение умолкла и надулась. — Она говорит, что её народ был бы рад видеть тебя в своих владениях, однако… — эльф помолчал, хорошо раздумывая над тем, что сказать дальше. — В этом есть небольшой риск. Не всякий смертный способен вернуться из владений духов и хоть ты полукровка, есть вероятность, что те места слишком сильно соблазнят тебя, навеки оставив в компании лесных духов.

В какой-то мере, это даже неплохо. — вмешался Синдэ. — Многие уставшие от жизни эльфы также присоединяются к духам и их шествию по Арисфею. Причина тому заключается в том, что их мир поразителен и едва ли не идеален. Там почти всегда царит мир, покой, бессмертие. Однако, жизнь там сродни иллюзии, поскольку мы не из мира духов и наш удел жить среди себе подобных. Многие соблазняются беззаботностью такой жизни, но лишь потому, что ещё не осознали каково оно. Один раз побывав в таком мире, ты начинаешь понимать, что наши тяготы - это не так уж неплохо. Да, порой они бывают невыносимы, но это и есть жизнь, ведь она и состоит из тягот и радостей. И если это говорят эльфы, то, возможно, к этому стоит прислушаться. Иногда, мы завидуем Вам - людям. Вы живёте так мало, но Ваша короткая жизнь столь насыщена, что не каждый из нас может похвастаться этим же и за пять столетий жизни. Запомни это, Малрик - жизнь прекрасна, если она коротка и временами трудна. Интересен не конец пути, а сам путь и его преодоление. Среди духов пути тебе не сыскать.

Синдэ говорил много, его взгляд выглядел уставшим и даже немного напуганным, будто Малрика могли украсть прямо сейчас, но он предупредил охотника, что того, случись чего, определённо вызволит из беды местный лорд. Илин также поникла и о чём-то задумалась, ведь лесные духи не желают кому-либо умышленного зла, но их поступки нередко безрассудны и необдуманны.

Эльфы не планировали устраивать привал у дуба на всю ночь, поскольку ночи в Арисфее прекрасны и больше всего эльфы любили гулять под сенью ярких и чудесных звёзд. Малрику предстояло понять, что эльдар с эльфийского означает - народ звёзд.

Когда солнце почти закатилось за горизонт, едва видную тропу вдруг осветило чистым, голубым светом. Малрик теперь мог заметить, до этого сокрытые среди листвы деревьев, эльфийские светильники. Периодически холодный голубой свет сменялся более тёплым, будто фонари в городах людей, но в лесу это было воистину волшебным зрелищем. Птицы умолкли, мелкие животные попрятались в норы, а лес наполнился новым, живым трещанием сверчков. В стороне от тропы, в тёмных глубинах леса, играли и сияли зелёные, синие и даже красные фонарики виданных и невиданных светлячков. Синдэ и Руминор почти всегда смотрели вперёд, но пикси не сильно разделяла бодрствование эльфов, поудобней устроившись в складках шляпы Малрика и задремав, чтобы восполнить свои силы до наступления полуночи. В конце концов, Илин была больше дневной пикси, чем ночной.

Думаю, мы скоро прибудем в Имладэннэль. — сообщил Синдэ Малрику.

Именно так.— подтвердил Руминор. — Не больше пяти вёрст.
https://i.imgur.com/Zpvuu3w.jpg

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (09-04-2019 00:20:04)

+2

23

Малрик был взволнован. Почему-то ему казалось, что мимолётное упоминание феи о эльфийке с именем с пергамента было правдивым, и даже сердце подсказывало ему, что это так. Давно седовласый так не волновался, предстоящая встреча будоражила его кровь, а душа хотела петь от счастья. Вот только здравый смысл чёрство напоминал, что сложности ещё впереди. Предстояло отыскать её, что могло бы стать той ещё задачей, но главная вещь, вызывающая сомнения, была реакция матери на неожиданно появившегося сына. Что если..? Нет, он не желал об этом думать, прогоняя сомнения из своей головы. В пути нужно сосредоточится и не терять хладнокровия, ведь впереди могла поджидать опасность.

Руминор составил Малрику и Синдэ компанию. Внешность и правда бывает обманчива, и оказалось, что серьёзный эльф не лишён чувства юмора и был личностью весьма приятной. Он на пару со своим товарищем приоткрывал завесы тайн на происходящие в волшебном лесу событии, рассказывал о сказочных народах, о которых охотник лишь мимолётом читал в книгах. Между тем фея не находила себе места. Забавное создание игриво металось с плеч Руминора, порхала вокруг путников, пока те преодолевали препятствия в виде ухабов и кочек, не забывая звенеть прозрачными крыльями. Когда маленькое существо присело на плечо старого охотника, тот невольно вздрогнул от неожиданности. Не каждый день на плечи садиться что-то подобное, столь сказочное и необычное. Кроули лишь негласно дивился, разглядывая миниатюрную фею. Доселе он и вообразить не мог, что сможет буквально перед собой наблюдать такое волшебство.

Пока тернистая тропинка вела путников, охотник подметил, что эльфы совсем не такие, какими он себе представлял. Никакого высокомерия с их стороны тот не чувствовал, даже наоборот – они очень дружелюбны и общительны, готовы помочь в трудную минуту и подсказать советом. Наверное, чёрная зависть заставляла людей придумывать байки об остроухих снобах, живущих в волшебном лесу, не зная забот.
Когда путешественники слегка утомились, то решили перевести дух в тени древнего дуба, тянущегося высоко в небо, царапая бескрайнюю высоту небосвода своими могучими ветвями. Под ним ютилась небольшая поляна с мягкой как ковёр травой, усеянной сухими желудями. Отличное место для отдыха, и пусть охотник ничуть не устал, он с удовольствием присел на дорожку со своими говорливыми попутчиками. Такова натура, ловчий был немногословен, но умел слушать, и не упускал ни единого сказанного слова. Как только седовласого слегка разморило на сон, его пробудил тихий звон, якобы шепчущий что-то на ухо. Всю дорогу пикси не слезала с его плеча, удобно устроившись на нём. Вот только разобрать, что хотела сказать этим фея Ван при всём желании не смог, однако Руминор поспешил перевести невнятное послание. Внимательно выслушав её приглашение, охотник досадно вздохнул, ответив пикси полушёпотом

- Мне очень приятно, что ты готова впустить меня погостить в твоих землях, но Синдэ прав – безмятежное существования, это не мой путь. У каждого, кто живёт на Альмарене своё место, и моё место среди теней кленовых ветвей своего леса.

Охотник не хотел показаться грубым, поэтому молвил вежливо, насколько только мог себе позволить, будто обращаясь к даме голубых кровей. Однако, наслаждаться безмятежным отдыхом на уютной поляне не было времени, и путники поторопились двинуться дальше, а догорающий день озарил их дорогу тёплым светом заходящего солнца, потухающего на горизонте.

Но наступление сумерек не сулило мраку поселится под кронами деревьев. Где-то высоко в листве загорелись огни, лучезарные и яркие настолько, что могли ясно осветить пролегающую тропу. Лес буквально засиял, как огранённый алмаз на свете солнца, переливался красками как калейдоскоп. В чистом и наполненном свежестью воздухе воспарили огоньки, менее яркие, чем огни на деревьях, но не менее живописные. Казалось, что все цвета радуги закружились в хаотичном танце, заполняя звенящую тишину треском сверчков. Эта дорога воистину была волшебной, но такого пейзажа глаза охотника даже не могли ожидать увидеть. Маленькая попутчица же и вовсе устроилась где-то на макушке шляпы, отдыхая от долгой дороги. Своей помощью она заслужила это удобное место для отдыха, и Малрик не посмел нарушить её сон, чуть сбавив ходу, дабы фею ненароком не укачало.

Наверное, эти чувства, которые сейчас испытывал охотник, и можно было назвать счастьем. Впереди дальний путь, родная кровь и бескрайние волшебные просторы, верные попутчики, в одночасье ставшие близкими товарищами, и спящая фея в шляпе. Эту прогулку Кроули запомнит на всю жизнь, и пейзаж, открывшийся ему взору, будет являться ему в редких, цветных снах.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (08-04-2019 00:00:27)

+2

24

Чем дальше путники двигались, тем сильнее смыкался над их головами полог леса, словно умышленно укрывая их от блеска тысячей холодных звёздных огоньков. Лишь изредка они выходили на небольшие поляны или пустоты в кронах деревьев, почти идеально округлой формы. Такие поляны были подобно маленьким островкам в бесконечном океане леса, освещаемые проникающим туда светом серебра луны и тусклого холода звёзд. Всё чаще на пути встречали магические камни, исписанные чудноватыми, сияющими, пестрыми, переменчивыми оттенками всех возможных цветов, кроме чёрного, рунами. Они чем-то напоминали кирт и клинкархун* гномов, однако вырезанные на камне узоры были чересчур аккуратными, тонкими, с завитками на концах, что было свойственно только эльфийской каллиграфической письменности. Все эти рунные столпы и валуны стояли по разные стороны от дороги, символизируя что-то, о чём знали в основном только друиды или те эльфы, которые часто ходили этой дорогой. Собственно, Малрик мог и сам догадаться о частичке правды, видя, как ему и его эльфийским товарищам на пути попадаются разнообразные духи, многие из которых выглядели столь причудливо и забавно, что немудрено было подумать о попадании в какую-то сказочную, удивительную страну. Там были и странные, тощие зеленые человечки с конусообразными шляпами на голове и ростом с пикси Илин, разместившиеся на одном из таких рунных камней и что-то попивая из таких маленьких чашек, что обычным глазам едва заметишь. Были и Лаваральдские духи, летающие туда сюда, некоторые из которых напоминали собой эдаких маленьких гарпий, так как часть их тел была покрыта перьями, некоторые дажи имели клюв, другие же походили на маленькую Илин, отчего она проснулась и оживилась, заострив свой взгляд на одном таком духе. Дух тот представлял собой такую же рыжеволосую девицу, ростом чуть-чуть выше Илин и с более широкими крыльями. Она также наблюдала за Илин, паря в метрах двух от седовласого следопыта. Не всякий знает, но друиды считают Лаваральдских фей ближайшими родственницами Эдд Гинваэльских пикси, что, отчасти, было правдой. Не спрашивая у Малрика разрешения, незнакомка также умастилась на шляпе охотника, что-то отзвания Илин. Голос духа напоминал более тонкие нотки ксилофона. Илин также что-то ей отвечало и казалось, что они понимали друг друга.

Синдэ и Руминор сначала переглянулись, а потом поглядывали на Малрика и новенькую попутчицу изумленными взглядами, не скрывая улыбок.

Клянусь, Синдэ, скоро на шляпу к нашему другу сядет фавн или дриада. — от такого замечания эльфы снова не сдержали смеха, торопливо извиняясь перед Малриком и заодно духами на его шляпе, за то, что потревожили их милую беседу.

Да будет тебе, — бросил Синдэ, похлопав Руминора по спине. — Я видел однажды, как за стариком Крианором гонялся древень со скоростью Аэль Митринской лани!

Да брось, — отмахнулся Руминор, не веря. — Шутишь!

А вот и нет. Знаю, что звучит странно, учитывая то, как он хорошо дружит с народом древ, но именно поэтому такое наиболее возможно, нежели если ты или я оседлаем Эаколитавра…  — не успел Синдэ договорить, как упомянутое существо показалось близи высокой сосны, выйдя на дорогу и оглянувшись на путников. Эаколитавр представлял из себя женщину-лань, с пышными, зелёными волосами и не менее пышной,  объёмной грудью. Когда её глаза напоминали человеческие, остальное представляло собой нечто промежуточное между лицом человека и животного. В правой руке она держала здоровенное копьё, что на фоне её худенькой ручонки, казалось просто гигантским. Синдэ невольно взглотнул от мысли, что это копьё может сделать, зная то, на что способны эти существа.

Приветствую! — вышел вперёд Руминор, подняв высоко руку с раскрытой ладонью. В ответ Эаколитавр кивнула, изображая лёгкий поклон, несколько раз цокнув правым копытом о белый камень мощёной дорожки, после чего перебралась на другую сторону и скрылась в ночной мгле леса.

Ты это видел? — удивленно вытаращился на Руминора Синдэ. — Эаколита идёт на юг!

Тихо! — спохватился эльф в серебряных одеяниях. — Услышит. Ты же знаешь, что они не любят, когда мы их так называем. А то, что она идёт на юг, это её сугубо личное дело. К тому же, дело идёт к зиме и быть может там будет потеплее.

Я всегда думал, что они любят прохладу северных лесов. — выдохнул Синдэ, почесав затылок, на мгновение закрыв глаза.

Я тоже раньше думал, что Таур-ну-Фуин пуст, но мой брат лично видел лишенного листвы чёрного древолюда, гуляющего туда сюда, словно неприкаянный пережиток войны тысячелетней давности.
От услышанного у Синдэ по спине пробежали мурашки, а взгляд стал подозрительным.

Во имя вечной Играсиль, не упоминай призрачный лес более! — взволился Синдэ, на что Руминор кинул лёгкий смешок и покачал головой.

Более не буду. — пообещал он.

По мере приближения к Имладэнэлле, путники стали замечать, что местность вокруг становилась всё более ровной, высокие кустарники и травы стали редеть, а деревья расположились друг от друга на многие метры, что не мешало их кронам всё равно соприкасаться друг с другом. Таким образом, они поняли, что могут свободно видеть вокруг себя на много лиг.

Мы на месте. — утвердительно произнёс Руминор, ступая на поляну впереди. Дорога кончилась, а вокруге виднелось множество, сокрытых в траве, маленьких троп. Поляны, что раскинулись и тут и там, были все до единой украшены всяческими цветами, но, что было самым важным, повсюду текли не широкие, тихо журчащие ручейки, периодически пересекаясь друг с другом, едва ли не образуя зиг заги. Где-то они впадали в небольшие пруды и прудики с чистой, кристальной водой, в отражении которой можно было разглядеть блеск, сверкающих звёзд. — Долина ручьёв. — добавил эльф для Малрика.

Ну вот - прискакали. — угрюмо пробурчал себе под нос Синдэ, глядя на разгуливающих туда сюда духов. — Тут половину народа леса можно повстречать, а это мы только сутки идём.

Если ты не заметил, мы шли тропой Аэд Сул - “тропой ветра”. — напомнил другу Руминор. — Благодаря которой мы преодолели такой путь, который обычными путями преодолевают около шести суток.
Синдэ понимал, что Малрик ничего не понимал, оттого он решил поспешить наделить следопыта знанием до того, как на лице того вспыхнет изумление и непонимание от неожиданной новости.

Тропа ветра сродни телепорту, — начал он. — Только это не просто телепорт, а целая дорога в “междумирье”, придуманная нашими предками много лет назад. Эльфы и их спутники способны передвигаться такими путями по лесу, не тратя на дорогу слишком много времени.

Этими путями пользуется наша стража границ, хранители троп и следопыты, чтобы следить за вечным покоем леса. — продолжил за Синдэ Руминор. — В междумирье всегда много духов, а ещё ими пользуются и другие народы леса.

Йа эллэ? — неожиданно раздалось со стороны. Навстречу путникам вышел вооружённый и облаченный в не стесняющие движения доспехи отряд эльда. Их сюрко под доспехами были цвета темной зелёной листвы, украшенные причудливыми серыми узорами, напоминающие собой серебристую лозу.

Вперёд вышел Руминор, продемонстрировав страже руки и заговорив с ними на родном языке эльда.

Он - не эльф. — констатировал воин с волосами цвета созревших пшеничных колосьев, стоя впереди отряда.

Но он друг эльфов. — парировал Руминор, улыбаясь стражнику. — И вы сами прекрасно видите какой он человек.

Страж внимательно оглядел Малрика, одобрительно кивая. Один эльф в зелёной робе и с посохом что-то шепнул эльфу на ухо.

Да будет так. — высказал свой вердикт страж. — Но не оставляйте его одного и да прибудет с вами вечный свет Играсиль. — закончил он, давая отряду знак двигаться дальше. Воины ступили на ту самую тропу, откуда недавно пришли эльфы с Малриком и удалялись всё глубже в лес.

Повезло, что это воины из дома Поющего ключа. — на этот раз выдохнул Руминор. — Я узнал их предводителя и, судя по всему, он меня. С иным отрядом пришлось бы говорить много и подолгу.

Я знаю это, — произнёс Синдэ, — Но ты не так умён, как думаешь, если даже не предположил, что я привёл Малрика в лес не подготовившись. — следопыт хитро улыбнулся другу. — Элион дал мне нужные грамоты с объяснениями по этому делу, коей было бы достаточно предъявить любому патрулю, а ты…

Следопыт прошёл мимо пораженного Руминора, довольно улыбаясь, скрестив руки на груди.

Теперь мы можем смело идти в Этиранор, если… — Синдэ помедлил. — Не повстречаем кого нужно уже в Имладэнэлле — но Илин не поняла намёков, всё ещё продолжая активно трепаться о чём-то с новой знакомой.

-----------------------------
кирт и клинкархун* - руны гномов.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (06-06-2019 18:44:37)

+3

25

Столько всего удивительно свалилось на голову седовласому охотнику, в прямом и переносном смысле. Тропинка всё тянулось, медленно, как время, а ноги всё шагали и шагали, еле поспевая за эльфами, которые не знали слова усталость. Не удивительно, в своей родной стихии они чувствовали себя как рыбы в воде, от того и отличались большей мобильностью и выносливостью. А Малрик наоборот, начал подмечать, что целый день пути без сна даёт о себе знать. Появились первые симптомы усталости, но охотник был слишком взволнован предстоящей встрече, что не решался сбавить темпов путешествия.

Наверное, живописцы с лихвой бы оценили пейзажи ночного Айресфея, запечатлев их на пергаменте, но это было бы сложной задачей, учитывая царящую в этих местах цветовую палитру. Изумрудная трава здесь сосуществует с холодным светом фонарей, светящихся высоко в кронах неизвестных охотнику деревьев. Яркие цветы, будто угольки в костре, горели на пышных, дивно пахнущих полянах, и всё это великолепие находилось под звёздным небом. Множество странных, и непонятных объектов окружала гостя из далёких земель, и он мог только догадываться их предназначения. Одними из этих объектов были камни, находящиеся по обе стороны дороги. На них были высечены разного рода символы, один не похожий на другой, и каждый своеобразно, изящно завивался, закручивался в спираль и светился своим спектром. Возможно, они имели некую связь с духами. Бескрайние равнины с причудливыми валунами были их домом, они жили здесь, общались на своих языках, занимались какой-то рутиной, пели и даже танцевали. Однако, тут не возникало ощущения хаоса, и даже наоборот – тут царил свой, необычный, и не ясный взору обычного человека порядок.

Созерцая всё это, охотник думал, что злосчастный туман, который ругают все, кому не лень, отнюдь не проклятие вовсе, а благодать, посланная богами. Ведь сложно отрицать факт, что именно зловещая мгла, укутывающая лесные просторы, защищала многочисленные сказочные народы от посягательств незваных гостей, не от таких, как Малрик, а от более корыстных и расчётливых.

Но нельзя было даже представить, сколько разных существ и народов обитает в этом скрытом от посторонних глаз месте. Тут тебе и духи разных форм и цветов, дриады и феи, которых путали с пикси, и даже древни! Да, те шагающие, живые деревья! Наверное, они были могучими существами, если даже упоминание о них заставляло Синдэ переставать отпускать шуточки. А с юмором нужно быть аккуратнее, известное дело, когда за болтливый язык можно получить по шапке. И в тот момент, когда упомянутое в суе существо неожиданно преградило путь, в воздухе витало то неловкое напряжение. Благо, Руминор был с попутчиками в этот момент, и одним приветственным жестом тот смог перевести внимание странного существа, похожего на помесь оленя с кентавром, да ещё с такими выразительными… глазами.

Пока на головном уборе позванивали пикси, а бравые остроухие попутчики рассказывали о местных достопримечательностях, на встречу путникам вышел некий эльфийский отряд. Они были при оружии, и всем видом показывали свою грозную натуру. Все в причудливых доспехах, статные, как на подбор, с длинными луками и даже саблями в ножнах. Походило больше на стрелковый взвод, а не патруль. Глава сие шествия выделялся больше всего, именно он решил молвить о появлении человека в священных краях леса. Охотник насторожился, и даже посчитал, что его сейчас же могут заставить развернуться и уйти отсюда прочь, но и тут всё было схвачено. Элион подарил очень важные, и полезные подарки. Грамоты, гарантирующие проход в лес охотник ценил не на вес золота, а на цену собственной жизни, самого дорогого, что у него было.
Когда отряд дал добро путникам на дальнейшую дорогу, Синдэ сказал фразу, вызвавшую у охотника бурную реакцию.
- Что ты имеешь в виду, Синдэ? – переспросил охотник, поправляя шляпу со звонкими попутчиками.

+2

26

Левианна не любила подолгу задерживаться дома. Её неизменно влекло томление по утраченному знанию. Она находила особую прелесть в случайных свидетельствах великих свершений и скрупулезно записывала каждую из открывшихся ей истин. Эльфийка ещё сохранила горение сердца и совершенно искренне полагала, что однажды сумеет сложить воедино все свои летописи и обозреть историю целого мира в объёмной перспективе. Вот только с каждым разом ей становилось всё сложнее и сложнее вырываться из пут условностей, которые не дозволяли подобной вольности.
Обдумывая своё новое путешествие, Левианна застыла у высокого сводчатого окна, наблюдая за размеренным парением облаков, укутанных алой дымкой предрассветного сияния. Среди прочих в её голову пришла мысль о том, каким же видит купол неба её сын. Прозрачным и искрящимся от летящего снега, как небо над самой высокой вершиной скалистых гор? Дрожащим и порыжевшим от жара, вздымающегося от раскаленного песка пустынь? А может, может, он видит что-то очень похожее? То же самое розовощёкое облако, размеренно пересекающее предел видимости, стремящееся за горизонт событий. Очень скоро эта крамольная мысль стала главенствующей, и Левианна необычайно остро ощутила горечь  разлуки. Время для неё замерло, остановилось и, казалось, совсем не движется, а то и пустилось вспять, лелея злоехидное намерение продлить эту муку.
Ошибочно полагать, что эльфы обладают способностью помнить всё. Это было бы слишком жестоко со стороны Богов - не дать им возможности забывать, обрекая тем самым своих детей на невообразимо горькие терзания в их бесконечно долгой жизни. Левианна всё ещё помнила. Помнила слишком явственно и точно, до мельчайших деталей. И каждая картина - обрывок этих  воспоминаний, ранила душу.
Сумерки едва задались, а белый туман из леса уже опускался на озеро и расстилался над потемневшей гладью, питая свою призрачную плоть парящей над нею влагой. Не замеченная никем Левианна шагнула в этот туман, прижимая маленького мальчика к груди. Четырнадцать лун дарила она ему себя. Четырнадцать лун, исполненных нежности, радости, надежды и тревоги. Эльфийка шла к назначенному месту с тяжёлым сердцем. Душа её просила иного. Ей хотелось уединиться от мира и полностью принадлежать своему сыну, но она понимала, что подобный исход неизбежен. Слишком сильна в этом ребенке кровь человека, слишком явственно проступают в нём черты его отца. Он не сможет ужиться с её народом, навеки останется чужд их идеалам и никогда не станет одним из эльдар. Не такой судьбы для сына она желала.
Левианна до сих пор не дала ему имени. Опасалась, что тогда уже не сможет вырвать его из сердца, проявит слабость и совершит роковую ошибку, оставив ребёнка подле себя.
- Cormamin lindua ele lle ,emma vhenan. - Эльфийка крепче прижала мальчика к себе, ее правая рука сейчас лежала на его груди так, что можно было почувствовать слабое, неровное сердцебиение.
Узнав ласку матери, малыш довольно забулькал, не замечая, как тяжело у неё на сердце. Он держался своей крохотной ладошкой за одну из прядей её волос и улыбался такой безмятежной улыбкой, так бесконечно доверял ей, тогда как Левианне предстояло совершить самое страшное в своей жизни предательство. Нет. Нельзя сейчас размякать. Всё решено. Там,  в мире людей, он вырастет смелым и сильным, проживёт счастливую жизнь, а она забудет его и сердце своё со временем с разлукой смирит.
Они шли по нехоженым тайным тропам, спешили, будто спасались бегством. Младенец, укутанный теплом и негой, уснул, не выпуская из своей крохотной ручки завитой локон. Кроули ждал у самой кромки леса. Конечно же, он без труда отыскал дорогу, следуя путеводным маячкам, что обрисовала для него Левианна, ведь он обладал каким - то невероятным чутьём и даже сейчас умудрялся отстраниться ровно настолько, чтобы не пересекать незримой границы эльфийских земель. А впрочем, то лишь доступная ему мера бахвальства, насмешка над условностями, превозносимыми её народом. Нет, женщина была благодарна следопыту за то, что он откликнулся на зов, презрев яд расставания. Она не смела глянуть в его глаза и не знала слов, чтобы выразить своё чувство.
- Nai Anar caluva tielyanna. * - Голос Левианны лишь слегка запнулся, когда она заговорила. Проклиная свою беспомощность, эльфийка нежно поцеловала сына в лоб и отдала его Кроули, который скрывал лицо за пологом маскировочного дорожного платья. Мальчик шевельнулся во сне, что-то недовольно пробормотал, но глаз не открыл, не осознал свершившегося.
________________________________________________________
*Cormamin lindua ele lle ,emma vhenan. - Моё сердце поёт, глядя на тебя, душа моя.
*Nai Anar caluva tielyanna - Пусть солнце светит над твоей дорогой.

[NIC]Левианна [/NIC][STA]Не ищи моих следов...[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/ijcqN.jpg[/AVA][SGN]
Спи, мой сын, и не думай о завтрашнем дне.
Я поделюсь с тобой каплей оставшейся силы
Прихоть судьбы нас столкнула, как по волшбе
Ночь даровав, чтобы я за тебя попросила...

[/SGN]

Отредактировано Телли (17-05-2019 14:19:57)

+2

27

То, что возможно твой родитель гуляет где-то в этих краях. — ответил удивлённый эльф на вопрос Малрика, считая такую неожиданную встречу возможной.  Впрочем, Синдэ в этом вопросе был немного наивен, поскольку без чьей-нибудь помощи случайно встретить родственника или даже друга в этих лесах не так уж и просто. Нет, это было бы чистым везением, как и их встреча с Руминором, которого Синдэ знал очень давно, а везения имеют привычка не повторяться или случаться с некой периодичностью. Уж больно Арисфей слишком просторен.
Во всяком случае, не думаю, что нам стоит блуждать в этой долине. — заговорил Руминор, оглядывая округу. — Предлагаю выдвигаться к сердцу долины, в Этиранор. Впервые ты, Малрик ван Кроули, увидишь горы в Арисфее. — улыбнулся эльф. — Не каждый чужеземец видел их.
Правда, до Скалистых им ещё расти и расти. — вмешался Синдэ, почесав затылок и слегка отвернувшись от товарищей. —
Илин и её новая подруга что-то заелозили в шляпе охотника. Обе фейири выглядели недовольными. Им не нравилась идея о том, что придётся идти в город, но Илин, будучи Эдд Гинваэльской пикси, была чуть более спокойна, так как она и её сородичи, фактически, жили и промышляли всякими личными делами в пределах эльфийского города или на его окраинах. А вот Лаваральдская фея засомневалась, её свет стал мерцать и отсвечивать легкими красными оттенками, словно обозначая некую тревогу, но Илин обняла новую подругу и в знак протеста надула свои маленькие щёчки.
Боже правой, —  заметил Руминор недовольство фейири. —  Вы ведёте себя так, будто мы направляемся в город людей, где вас обязательно схватят маленькие дети и посадят в клетку и вы вечно будете жить среди смертных! —  эльф говорил с настолько серьезным выражением лица, что Синдэ едва сдержался от аплодисментов, а вот фейири поверили, отчего даже Илин не заметила, как забралась на маленькие ручки к своей подруге, широко раскрыв глаза.
Ну вот, теперь они определённо не покинут пределов леса. —  вздохнул, Синдэ, пожав плечами и первым шагнув на новую тропу, что вела в Этиранор.
Вижу, ты решил время не терять? —  улыбнулся Руминор, ступая следом за другом.
—  Говоришь так, будто потеря времени для нас имеет значение.
Ну это как посмотреть. — задумался эльф. — Для нас быть может и нет, но вот для мира вполне возможно.
Ступай за нами, Малрик, —  громко произнёс Синдэ, обходя небольшой, заросший мхом пенёк. —  Уверен, что в городе мы найдем необходимые ответы.
Тем временем, маленькая Илин вспорхнула с рук феи и приземлилась на плечо охотника, тем самым чувствуя себя более уверенной. Она что-то зазвенела на ухо охотнику, представив ему свою новую знакомую. Из всей звенящей тирады пикси Малрик  и услышал только одно “Нендинен”, и Нендинен в тот же миг тоже покинула столь удобную для неё шляпу и опустилась рядом с Илин, резко ущипнув ту за плечо, из-за чего пикси вздрогнула и чуть не скатилась вниз. Состроив обиженную мину, она показала фее язык, а затем демонстративно отвернулась, будто обиделась. Нендинен лишь усмехнулась, приобняв подругу за плечи, а та в свою очередь даже не сопротивлялась.
Путники шли по ложе долины, минуя различные холмы, из-за чего их хождения были весьма извилисты, но так пролегала тропа и ничего с этим нельзя было поделать, пока эльфы и охотник не соскользнули с тропы на мощеную дорожку, что проложила свой путь с севера и на юго-восток. Шли эльфы и охотник под покровом ночи, но как и прежде дорогу им освещали звёзды и доселе невиданные Малрику, свисающие с деревьев небольшие, окутанные плющами фонарики. Фейири тоже не сидели сложа руки. Они вспарили и летели впереди путников, так как также изливали тёплый или холодный свет, освещая дорогу впереду. И так путь и продолжался, пока впереди, из-за холма не показались огоньки стоящего на террасе крутого склона эльфийского города. Часть селения располагалось и на холмах и на склонах, опускаясь до самого дна долины.
https://i.imgur.com/Yx8QJAL.jpg
Этиранор представлял собой сосуществование домов и деревьев и лишь высокие, редкие башни и парочка домов выделялись своей вычурностью из общего городского пейзажа. В целом, несмотря на то, что Малрик видел буквально вырезанные в высоких толстых деревьях небольшие домики, город мало чем отличался от любых других городов за пределами леса. Однако, помимо эльфов, по улочкам города, создавая весьма пёструю атмосферу,  шастали древни, дриады и разные лесные создания. Древолюдов компания заметила едва приблизившись к мосту через небольшую впадину перед городом. Некоторые гиганты буквально возвышались над домами, что не могло не впечатлять. У моста стояло двое стражей. Один из них сделал шаг навстречу идущим, вскинув вперёд левую руку с раскрытой ладонью, пальцы которой были сомкнуты.
Кель ундомэ, —  первым слетело с уста стражника. —  Манкои наа-лле синомэ.
Мае гованнен, — ответил Синдэ, подняв правую руку в знаке приветствия. — Мы здесь по делу.
...и погостить. — добавил Руминор, показавшись из-за спину друга. Эльфийский страж опустил руку и поклонился.
Добро пожаловать в Этиранор, Астальдэр Руминор. Эарангиль ожидает Вас. — закончив говорить, страж шагнул в сторону, пропуская путников вперёд.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (06-06-2019 18:44:42)

+3

28

Каменный мост и несколько эльфийских стражников отделяли путников от входа город. Стоило перейти его, и взгляду открылось необычное, воистину дивное место: обширное поселение, расположившиеся на перепадах высот, буквально поросшее деревьями разных размеров. Были тут и небольшие растения, чуть меньше роста охотника, так и настоящие гиганты, царапающие кронами ночное небо. Некоторые и вовсе были живыми в прямом смысле, являющиеся непосредственно жителями этого населённого пункта. Наравне с эльфами и другими горожанами всех мастей, они мирно прогуливались по улицам и занимались своими делами. Несмотря на ночное время, город не выглядел спящим, будто бы городская жизнь тут кипела сутки напролёт. Однако, никакой суеты, присущей людским столицам, тут и не пахло.

Это место можно назвать симбиозом лесной чащи и города с необычной архитектурой. Мощённые улицы уживались с изумрудными садами, жилищами, находившимся прямо в деревьях, и серыми башнями с деревянными и каменными постройками. Несмотря на столь богатое разнообразие построек, пейзаж не выглядел хаотично, а наоборот гармонировал и порадовал бы глаз любому ценителю архитектуры. Хорошо освещённые улицы, чистые и аккуратные закоулки, и большое количество зелени. Здесь высказывание о том, что эльфы живут с природой в гармонии, приобретало очевидное тому доказательство.

Чудеса, да и только. Кто бы мог додуматься строит жилища прямо в кронах вековых дубов? Кому как не эльфам удастся возвести город прямо в заросшей деревьями и кустарниками чаще таким образом, дабы не навредить флоре? Ван удивился ещё больше, когда один из домов-деревьев, как живой вытащил свои корни из земли и “пересадил” себя на новое место. Для местных жителей подобное стало обыденным, а вот охотник смотрел на всё с огромным удивлением и любопытством.

Несмотря на завораживающие дух пейзажи, Малрик, будучи не большим любителем городских поселений, чувствовал себя здесь не в своей тарелке. Ведь далеко не серые здания угнетали его своим нагромождением, сколь его обитатели. Да, никакого закладывающего уши шума или мерзкого запаха тут не было, но зато тут было море колких взглядов прохожих, с недоумением наблюдающих в здешних краях человека в странной одежде. Было что-то недовольное в их взорах, а что именно – охотник мог лишь догадываться. Может быть, шкуры и перья животных казались для местных чем-то диким, а может просто сам факт присутствия человека вызывал у них тревогу.

Таким образом, любителю оставаться наедине с природой захотелось скорее скрыться от взора посторонних. И им спокойнее, и охотнику не придётся прятать своё лицо за треуголкой и высоким воротом. Всё время пребывания Кроули следовал строго за своим проводником, обходя прохожих стороной. Стоило незваному гостю пройти мимо них, как за спиной слышались разного рода перешёптывания. Отсюда у ловчего сложилось впечатление, что его присутствие здесь пусть и возможно с имеющимися бумагами, но далеко не приветствуется. Не удивительно – чужаков никто не жалует, особенно из далека.

Руминор и Синдэ беседовали о своём, охотник следовал за ними, а звенящие крыльями феи устроились на шляпе, якобы прятавшись от городской суеты. Мужчине не составляло труда понять их позиции, ведь он сам прятал себя в этой шляпе от взглядов местных жителей. Настолько осязаемы они были, что хотелось заползти под какой-нибудь камень, как ящерице, скрывающей себя от зноя.
-Наверное, нет смысла пытаться найти искомое сейчас, слишком поздно – неожиданно вклинился в беседу охотник, перебив диалог двух друзей – Утро вечера мудренее. Может, снять комнату в какой-нибудь таверне?

Отредактировано Малрик Ван Кроули (12-06-2019 23:31:43)

+1

29

Левианна направилась в Этиранор, сославшись на неотложное дело, тогда как на самом деле намеревалась и вовсе покинуть Арисфей, воспользовавшись случаем и не задерживаясь в городе дольше необходимого. Ей оставалось лишь засвидетельствовать своё почтение перед друзьями рода. Но расшаркивания она предпочла оставить на следующий день. Пробуждение вышло тревожным, и женщина, охваченная потусторонней мнительностью, хотела отвлечься от мыслей, тяготивших душу. Всегда лучше начинать путешествие с лёгким сердцем, тогда и дорога обещает быть гладкой, а исход любого предприятия - удачным.
В городе оказалось шумно. Жители что-то праздновали. Может истончение колдовского тумана побудило их к проявлению столь бурных эмоций, а может и какое-нибудь иное благодушие. За большой площадью, ставшей центром всеобщего веселия, возвышалось величественное древо. Левианна невольно залюбовалась открывшимся ей зрелищем. Горделиво устремившиеся ввысь ветви всем своим видом демонстрировали могущество и красоту. Расталкивая своей пунцово - алой листвой свинцовые облака, дерево словно парило в изменчивом небе, отталкиваясь разветвлёнными, вздыбленными кореньями от земли, что есть мочи. С первого взгляда на этого гиганта невозможно было подумать, что и он подвергся стороннему вмешательству. Настолько органичным и самодостаточным был его вид.
Только при более детальном изучении, можно было заметить, что меж кореньев струится мягкий мерцающий свет, причудливо переплетающийся с лучами солнца, сиротливо кутающегося в разорванных клочьях небесного полотна. И растворяется в его отсветах в конечном итоге. Подобная метаморфоза, лучше всего прочего, передавала изменчивость природы, когда плавно перетекающие друг в друга образы и формы, обеспечивают формирование совершенно новых качеств, в которых, впрочем, легко угадывается былое.
Эльфийка направилась к древу, скользя по улицам Этиранора тенью в шафрановой ткани. Стоило ей только ступить под своды этого необычного здания, её слух усладила дивная мелодия. Необычайно тонкое звучание, прекрасное в своей стройной наготе, безо всяких изъянов и недочётов струилось, заполняя собою всё пространство, и каждый посетитель этого места беззастенчиво купался в объёмном, ожившем звуке. Левианна не желала отрешённых бесед, вынужденных правилами хорошего тона, потому и поспешила удалиться в отведённую для неё комнату, где и оставалась в уединении до самых сумерек. Когда же пыл случайного празднества поубавился, и на улицах стало пустынно, она решилась спуститься, дабы утолить голод и жажду.
Всё вокруг в очередной раз преобразилось. Огоньки, парившие над головой, стали светить ярче, но, всё же, не раздражали зрения. Звонкая мелодия флейты сменилась стенаниями лиры. Место по центру зала занял совсем ещё юный эльф. Едва ли он прожил больше её неназванного сына. Сравнение это пришло в голову Левианны непрошенным и случайным. Похоже, призраки прошлого не желали расставаться с нею, ещё не насытились её горем, пусть и притуплённым, потускневшим за поволокой лет. Юноша совершал в воздухе невероятные па руками, и, повинуясь его воле, чуть поодаль расцветали диковинные цветы. Тусклые и почти прозрачные по началу они приобретали особую, ни на что не похожую цветность, по мере исполнения этого плавного танца. Левиана наслаждалась представлением, позволив иллюзии увлечь её разум.
http://s5.uploads.ru/HyTte.png
[NIC]Левианна [/NIC][STA]Не ищи моих следов...[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/ijcqN.jpg[/AVA][SGN]
Спи, мой сын, и не думай о завтрашнем дне.
Я поделюсь с тобой каплей оставшейся силы
Прихоть судьбы нас столкнула, как по волшбе
Ночь даровав, чтобы я за тебя попросила...

[/SGN]

Отредактировано Телли (17-06-2019 10:56:54)

+2

30

Прогулка по городу была приятной, однако всему хорошему суждено закончится и Малрик любезно напомнил об этом Синдэ и Руминору.
Ты прав. — заключил Синдэ, но Руминор поднял вверх ладонь, желая говорить.
Как я уже говорил, я прибыл сюда погостить у лорда Эарангиля из дома Поющих ключей. Думаю, он не откажет и моим друзьям в приюте. — Руминор указал в сторону самого высокого дома, окруженного высоко растущими деревьями малорна, чья кора была белой, а листва золотистой.
Хорошее предложение. — согласился Синдэ. — Тем более, что у нас нет таверн, — с улыбкой взглянул он на Малрика. — По крайней мере в том смысле, в котором ты думаешь. Но думаю, что тебе будет весьма интересно взглянуть на место, где может остановиться любой путник, чтобы передохнуть, поэтому обязательно зайдём туда по дороге.
Так и поступим, но это уже без меня. Я отправлюсь сразу же к лорду, чтобы сообщить ему о вас и рассказать о нашем походе, а к вашему возвращению, надеюсь, всё будет готово. —  после Руминор поклонился друзьям и продолжил дальнейший путь в одиночестве.
Ты его слушал, друг. Теперь мы сами по себе. — Синдэ поправил плащ и снял перчатки. В мирном городе теперь не было нужды находиться во все оружие. Фейири с любопытством наблюдали за ним,  выглядывая из-за  загнутого бортика шляпы Малрика. Илин тихо что-то прозвенела и покинула своё укрытие, умостившись на плече Синдэ. Некоторые мимо проходящие эльдары с нескрываемым любопытством глазели на лесного духа, из-за чего маленькая пикси смущалась и постоянно отводила глаза. В конце концов, такие духи не часто забредают в города.
Тебя что-то беспокоит? Почему ты не полетела с Руминором? — полюбопытствовал Синдэ. Но пикси в ответ завертела головой, пытаясь объяснить эльфу жестами причину, по которой решила остаться. Она периодически показывала пальцем на Малрика.
Ну вот ещё - этого не хватало. Кажется, Малрик, к тебе тут зачесалась спутница с пальчик. — ухмыльнулся Синдэ, обращаясь к Малрику. Илин недовольно надула щёки - её ещё никто не называл “спутницей с пальчик”. — Но довольно - обсудим всё за едой. — и, закончив говорить, эльф ринулся прямо по улочке, минуя всяких дивных созданий. Среди таких можно было заприметить фавнов, сатиров, дриад и даже нимф, коих, кстати, вместе с дриадами было меньше всех. Большую часть народу составляли эльфы, и, на удивление, сатиры, а потом уже древни, кои нередко выполняли роль следящих за порядком, хотя и без них было очевидно, что в городе царит абсолютный мир и гармония. Таким образом, по пути к заветной “таверне”, Синдэ и Малрик лишь раз натолкнулись на неприятность, в лице огромного древолюда, который по неосторожности подхватил где-то своими ветвями улий Арисфейских ос и теперь они жалили его кору, отчего гигант чувствовал себя некомфортно, едва не мчась по улочке и, таким образом, чуть не наступив на Малрика.
Не думал, что какие-то осы доставят такому духу столь много дискомфорта. — удивился Синдэ, оглянувшись на удаляющегося древолюда. — Надеюсь, ты в порядке? Мы почти на месте. — действительно, скоро парочка прибыла в нужное место, коим оказалось величественное древо по ту сторону площади.
Нет, я не знаю, почему мы строим постоялые дворы и прочие заведения в корнях больших деревьев, — заранее ответил Синдэ, боясь ненужных вопросов. — Но в какой-то мере это придаёт заведению естественный, гармоничный вид. Постоянный запах свежей листвы и самого древа - в этом есть что-то чудное.
С хорошим настроением и улыбкой на устах, Синдэ нырнул в тень дерева, приближаясь к всё более нарастающему общему шуму. Илин, сидя на плечах эльфа, аккуратно подзывала охотника маленькой ручонкой. Через несколько мгновение, перед путниками предстала, сокрытая в корнях деревьев, необычная таверна.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

+2

31

Чем дольше времени Малрик находился в городе кровных предков, тем более очевидны становились различия людских столиц и эльфийских поселений. Что уж там говорить о таких высоких понятиях как архитектура? Даже таверны у жителей волшебных лесов выполняли какую-то иную роль. Правда, пока что Кроули мог только догадываться, какую именно.

Синдэ молвил загадками, приглашая следопыта посетить заведение, находящееся как оказалось, прямо под огромным деревом. Массивные корни, пронзающие грунт, являлись стенами этой причудливой постройки, а натуральные промежутки между их сплетениями стали окнами и парадными. Дверей у творения природы и вовсе не было – будто бы вход всегда оставался открытым для постояльцев, и наблюдая со стороны за ночной жизнью города, становилось ясно почему. Мудро подходили остроухие и к вопросу освещения своего города. Наравне с привычными факелами и уличными светильниками, тут присутствовали и волшебные огни всех цветов радуги, и живые фонарики, растущие прямо на деревьях. Такое большое разнообразие вопреки всему выглядело гармонично и не резало глаз. Ночной город был особенно красив, и Ван был потрясён открывшимися пейзажами. Вокруг царила атмосфера уюта, несмотря на полуночную суматоху.

Однако, здравомыслие человека напоминало ему – не всё золото, что блестит. Мимолётный, беглый взгляд, как правило, заставляет сделать обманчивые выводы, и про себя охотник стал рассуждать, как бы повернулась его судьба, если бы ему пришлось расти в подобном месте. Тут же припомнились колкие взгляды прохожих и их недовольный гундёж за спиной незваного гостя. Наверное, была какая-то причина, по которой отец оторвал своё чадо от всех этих вещей, кажущимися чудесными с первого взгляда. Вероятнее всего, именно отношение местных обитателей к людям заставило отца забрать сына в обычный, ничем не примечательный городок под названием Элл-Тейн. И даже наблюдая, чего в последствии этого решения Малрик лишился, он всё равно был благодарен родителям. Детство его оказалось непростым, но у ловчего не поворачивался язык назвать его мрачным и безрадостным. В голову снова закрались воспоминания о тех далёких днях, и эти времена казались Кроули лучшими годами его жизни. Походы с отцом на охоту, беспечные дни вблизи городских стен, детские шалости и баловство с товарищами – охотник помнил всё, будто бы это происходило вчера. Как и подавляющему большинству, полуэльфу после подобных воспоминаний становилось жаль, что детство пробежало мимо слишком быстро, и не угнаться теперь за ним никогда.

Помимо накатившей волны ностальгии, в сердце закрались необъяснимые волнения и тревоги. Всему виной стало царящая в городе атмосфера суматохи, большое количество народа в виде волшебных созданий, и неожиданное приглашение Руминора на визит к каким-то местным лордам. Знать не жалует простолюдинов, тем более бастардов, поэтому охотник несколько насторожился. Накладывающиеся друг на друга чувства начинали давить на мужчину, и после долгой дороги ему хотелось просто отстранится от всего негативного, оставшись в тишине и покое, но судя по всему, подобные блага в здешних краях приравнивались к роскоши.

Синдэ направился в заведение, но Кроули всё ещё мешкал. Запамятовав, что идея посетить какую-нибудь таверну принадлежала именно ему, охотник устало брёл за своим спутником ко входу. Подобная нерасторопность даже для пикси казалась лишней, и запрыгнув эльфу-следопыту на плечо, она языком жестов наказывала седовласому в треугольной шляпе поторопится.

И вот, снова порог очередной таверны, и это заведение действительно заслуживало почётное звание самого необычного места, в котором Кроули когда-либо останавливался. Столько всего нового и неясного цеплял его усталый взгляд! Острых слух улавливал мелодию неизвестного инструмента, а ароматы подаваемых в этом месте напитков и блюд смешались с запахом свежей листвы и дерева. В связи с усталым состоянием и скверным настроением, ловчий не находил смысла дотошно изучать и разглядывать интерьеры, одежды посетителей и прочие мелочи, которые в свою очередь конечно выглядели необычно. Вместо этого Кроули просто сел за первый попавшийся, свободный стол, откинувшись на спинку стула.
- Фух, обожди маленько – закряхтел охотник, будто старик – В ногах правды нет, посидим тут тихо-мирно.

В отличии от Вана, посетители и персонал корчмы (если её так можно назвать, конечно) обратил внимание на персону в одеждах, выдающих его за странника из далёких краёв. Незнакомец с высоким воротом снял с плеч походную сумму, увешанную оружием, и задвинул её сапогом под ножки стула, скрывая снаряжение от посторонних глаз. Опустив козырёк шляпы пониже,тем самым скрыв полностью своё лицо, бастард сложил руки в замок и положил их на стол, якобы пытаясь слиться с окружением, отвести от себя любопытные взоры. С того момента Малрик замолчал, и со стороны могло показаться, что мужчина в силу утомления просто уснул, но на самом деле гость таким образом решил отдохнуть с дороги, не привлекая лишнего внимания.

+2

32

Иллюзия из воды и света рассыпалась в белую пену, и над юношей, что управлял ею, на миг зажглись две маленькие радуги, прежде чем брызги осыпались на земляной пол. Удивительно, но даже нечто столь непостоянное способно, пусть и на короткое время, но сделать мир красивее. Не дав зрителям передохнуть от пережитых впечатлений, мальчик хлопнул в ладоши, и из плоской чаши, установленной у его ног, поднялись два крылатых змея, сотканных из блестящей воды. Они плавно двинулись в разные стороны, то приближаясь к зевакам, то вновь отдаляясь к центру зала. Все взгляды устремились к этому чуду, и Левианна тоже наблюдала за представление широко раскрытыми глазами. Но, по всей видимости, не все поддались очарованию. Или же напротив, кто-то проникся к чародейству изрядно. Так или иначе, этот кто-то додумался прикоснуться к опалесцирующему боку мифического создания. И этого касания оказалось достаточно для того, чтобы он рассыпался и обрушился мелким дождиком лиходею на голову. Многие рассмеялись. Иные позволили себе лишь улыбку. Были и те, кто высказал недовольство. Но всё это тонуло в звучании мелодии, что не прервалась ни на секунду.
Спектакль продолжился, но Левианна более не обратила свой взор на это плетение. Душа её возвратила утраченное некогда умиротворение, и женщина была готова покинуть общий зал с благодарностью к прожитому дню в сердце. И вот, когда она направилась через весь зал, смотря куда-то поверх голов присутствующих и сдержанно приветствуя кивком головы знакомых, коих оказалось среди зрителей представления немало, взгляд её упал на необычного гостя. В противопоставление прочим он выглядел понуро и отстранёно, может и вовсе задремал с устали. Его платье, сшитое по людской моде, выглядело так, словно хранило на себе пыль тысячи дорог. Широкобортная шляпа с массивными украшениями из перьев не позволяла разглядеть лица. Этот мужчина заинтересовал Левианну. Она не ошиблась, предположив, что он прибыл в Арисфей из-за тумана, и едва ли обманулась, приняв его за родную кровь. Вот только клубок этого родства был сплетён слишком хитро, а женщина потянула за нить, даже не догадываясь, к чему она приведёт.
- Aya! - Приветствовала эльфийка путника, находясь от него чуть поодаль, так, чтобы он смог расслышать наверняка, но одновременно с тем она не нарушила бы его личного пространства.
- Sinu a'manore, feredir! - Не желая показаться невежливой, обратилась Левианна к его спутнику, касаясь пальцами своего лба в жесте, отражающим почтение. 
- An lema? - Вопрошала она, не сводя глаз с крошечной пикси, которая расположилась на плече следопыта. Немыслимо, чтобы это волшебное создание привязалось к кому-либо настолько, чтобы сопровождать его всюду, даже по городским улицам, которые, по всеобщему мнению, фейри должны недолюбливать и избегать. История путешествия этой необычной троицы - слишком вкусное угощение, чтобы Левианна смогла отказать себе в праве попробовать хотя бы кусочек. Столько всего ей захотелось выспросить! Откуда держат путь? Где и при каких обстоятельствах они повстречались с пикси? Что ей в этом союзе? Зачем охотнику сума, набитая оружием? И правда ли, мол колдовской туман истончился настолько, что теперь каждый может шагнуть на священные земли, а эльфам станется ждать нападения?
_____________________________________________________________________________________________________
Aya! - Приветствую!
Sinu a'manore, feredir!- Приятно видеть тебя, охотник!
An lema? - Долгий путь?

[NIC]Левианна [/NIC][STA]Не ищи моих следов...[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/ijcqN.jpg[/AVA][SGN]
Спи, мой сын, и не думай о завтрашнем дне.
Я поделюсь с тобой каплей оставшейся силы
Прихоть судьбы нас столкнула, как по волшбе
Ночь даровав, чтобы я за тебя попросила...

[/SGN]

+1

33


[indent] Как Малрик не старался, он не сумел избавиться от всех любопытных взглядов в таверне. Многие по одному виду охотника поняли, что он не здешний и, вероятней всего, не эльф, о чём говорила его простая походка, лишённая присущей многим эльфам некой грации и ловкости, да и одежд никто в лесу таких не носил. Но, к счастью, взглядами и перешептыванием всё и ограничивалось, а как только охотник уселся за стол и принял позу «я не проблемный человек», многие отворотили свои взоры, пускай некоторые периодически и поглядывали на Малрика и Синдэ.
[indent] Что до столика, за который уселись путники, то сравнивать его с привычным грязным и старым дубовым столом какой-нибудь придорожной корчмы в герцогстве Греском было нельзя. Эльфы - создания весьма изящные и чистоплотные, что относится и к их ремеслу. Вот Синдэ и Малрик положили свои руки на гладкий, покрытый застывшей смолой какого-то дерева белый стол, ножки которого были тонкими, волнообразными, с красивыми вырезами и узорами, но при этом они были крепкими и не шатались. Стулья же заслуживали отдельного описания, однако можно обойтись тем, что они тоже сделаны из белого дерева, с такими же вырезами и узорами, изображающими листья и плющи, и что Малрик и Синдэ сели на набитый мехом красный эльфийский шёлк. Привыкший к тяготам похода и сну на твёрдой земле, Синдэ чуть не ойкнул от такой неожиданности.
[indent] Но неожиданностью оказалось стороннее приветствие на эльфийском, из-за чего Синдэ снова едва не дёрнулся, но доселе будучи сутулым выпрямился и обернулся в сторону звучащего, приятного, как звон утреннего колокольчика, женского голоса.  А вот Илин поспешила укрыться за изогнутую кромку шляпы Синдэ, высунув свою мордочку лишь наполовину.
[indent] — Мае гованнен, — произнёс Синдэ с нотками лёгкого раздражения, поскольку, не следуя правилам приличия эльфийской этики, эльфийка обратилась с приветствие только к охотнику, когда как путников было двое. Подобное обращение в обществе эльфов порицалось или говорило о том, что альдари долгое время жил во внешнем мире, так как мало какие вещи способны разрушить привитое с детства ему воспитание в Арисфейском духе. Но даже если и так, Синдэ не собирался никому делать поблажек. — Амин синтэ лле? —  продолжил свою речь эльф, рассматривая эльфийку так, будто это был подосланный к столу убийца… что маловероятно, но не исключало любую возможность. Впрочем, приятно звучащая музыка в исполнении эльфийских музыкантов, где, как ни странно, на флейте играл фавн, не позволяла Синдэ сильно и долго сердиться.


Амин синтэ лле? – Я Вас знаю?
Мае гованнен – Добрая встреча.

[NIC]Синдэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/6WowhF9.png[/AVA]

+3

34

Задорная игра бардов настырно лезла в уши охотнику. Вместе с беседами постояльцев и звоном крыльев пикси, снующей с шляпы на плечи, звуки мелодии сливались в какофонию. Охотник не проникался бурными празднованиями, происходящими в подобных заведениях, поэтому всеми силами пытался отстраниться от раздражающего гула. Быстро смекнув, что простое игнорирование шума никаких плодов не принесёт, он захотел отвлечься, попытавшись завязать разговор с Синдэ. Однако, стоило ему повернуть голову к своему спутнику, как к нагромождению звуков добавился ещё один.
Это был голос незнакомой охотнику девушки. Она что-то сказала на эльфийском, предположительно обращаясь к эльфу, составляющему компанию полукрове за столом. Мелодичного и красивого языка Ван не мог понять в силу своего скудного образования. Её появление стало для охотника неожиданностью, и не жалуя незнакомцев в силу своего характера, сюрприз стал не очень приятным. Находясь в недоумении от происходящего, охотник снова кинул взгляд полный любопытства в сторону Синдэ.
Эльф-следопыт в свою очередь ответил незнакомке, и охотнику оставалось лишь догадываться о том, в каком ключе развивался разговор, вслушиваясь в интонацию собеседников. Эльфийка, пожаловавшая к столу, говорила чётко и ненавязчиво. Возможно, она была знакома с Синдэ и просто подошла поздороваться, поэтому Кроули не торопился вмешиваться в товарищеский разговор, и тем более интересоваться, по какой причине девушка посчитала нужным начать беседу. Малрик остался бы безучастным и предпочёл бездействие, но фея, сидевшая всё это время на плече охотника, дёрнула его за мочку уха, отчего мужчина чуть подскочил на стуле от неожиданности. Обратив внимание Вана на себя, пикси поторопилась растолковать невежде то, что дама соизволила с ним поздороваться, и по всем правилам этикета ему следует дать ответ, дабы не прослыть грубияном. Следопыт был так утомлён длительным походом и подавлен шумом, что совсем забыл об элементарных правилах приличия. В одно мгновение ему стало стыдно за себя, и охотник поспешил извинится перед дамой за своё ненадлежащее поведение;
- Прошу прощения – начал он, поднимаясь со стула и расправляя плечи. Наречие не званного гостя, так редко звучащее в здешним краях, снова заставило любопытные взгляды остановится на незнакомце в странных одеждах.
- Приветствую вас, госпожа – на этот раз вежливым тоном молвил он, сняв головной убор и поклонившись – Не сочтите моё невежество за оскорбление, я не владею языками.
Принеся свои извинения, охотник сел на место, всматриваясь в персону. Одежды молодой девушки якобы говорили, что она владеет статусом. Дорогие покрои, присущие местным аристократам, были неизвестны Кроули, но именно этот наряд показался ему экстравагантным. Малрик сразу же отсеял предположения о том, что женщина могла оказаться всего лишь помощницей корчмаря. Или же она могла владеть этим заведением, и прибыла поинтересоваться, почему полукровка портит виды гостям своим безвкусным одеянием? Может получилось так, что постоялец занял место почётного гостя? Множество вопросов разной степени сомнительности сейчас роилось в голове у охотника, поэтому он снова замолчал, уже не обращая внимания на маленькую спутницу, запрыгнувшую за борт его треуголки.
Но волшебное существо не могло угомониться. Оставив тщетные попытки достучаться до бездари, решившего сунуться в эльфийские леса без изучения языка их хозяев, она покинула его шляпу и звеня крыльями направилась к незнакомке, приземлившись на её тонкое плечо. Пикси настоятельно предложила девушке присесть за стол и внимательно выслушать путников.
- Мы держим путь из Гресса, но родом я из Элл-Тейна. – продолжил Ван, замечая во взоре незнакомки какое-то неподкупное любопытство. Оно было несравнимо с тем любопытством, с которым наблюдали остальные постояльцы таверны в корнях многовекового дерева;
- Зовут меня Малрик Ван Кроули, а это Синдэ, мой проводник. Он любезно согласился провести меня через туман. Я ищу кое-кого… – пользуясь моментом следопыт выложил на стол клочок пергамента с заветным именем, написанным эльфийскими литерами, и передал его незнакомке, дабы навести справки;
- … Скажите, вам случайно не известно это имя? Ну, а если мы кому-то мешаем, то только скажите, и мы покинем таверну. Нам совсем не нужны проблемы.

+1

35

Левианна повернула лицо в сторону говорящего. Вид её был растерянным, но вряд ли смущённым. Она попросту не заметила сопровождающего путника следопыта, не связала эти два совершенно различных образа. Уж очень обыкновенным, по местным меркам, выглядел воин, который,  к слову, оказался не очень довольным подобным пренебрежением и едва ли скрывал раздражительные нотки в речах своих.
- Amin hiraetha, merna ta, mellonamin. - Поспешила смягчить свою неосторожность эльфийка. Она стала ещё более обескураженной от того, что путник так и не молвил слова за всё это время. Женщина переводила свой взгляд от одного мужчины к другому. И так несколько раз, покуда понукаемый крошечным созданием чужестранец не поднялся с места, чтобы поприветствовать её. Левианне пришлось чуть запрокинуть голову, дабы глядеть на собеседника прямо. Теперь, когда он снял шляпу, женщина поняла, что перед нею не эльф вовсе, а человек. И как только ему удалось добраться сюда! В любопытстве эльфийки не было подвоха и скрытых недобрых мыслей. Она рассматривала его, чтобы узнать получше, а не для того, чтобы найти  повод для насмешки. Чужестранец уже переступил черту зрелости, но, несмотря на проседь у висков, его голубые глаза сохранили необычайную ясность, в точности, как у младенцев.     
- Что за глупая шутка... - Похоже, судьбе доставляет подлую радость снова и снова давать ей повод для воспоминаний. Сначала мальчишка - чароплёт, а теперь вот эти глаза. Нет, шрамы той ночи носить ей до конца своих дней. Левианна положила руку на сердце и потупила взгляд, не желая смутить чужестранца излишним вниманием, ведь ему и без того было явно не по себе. 
- Тут мне в пору просить прощения. -  Эльфийка улыбнулась, желая сгладить первое впечатление. - И мысли не допустила, что предо мною чужестранец, лишь тот, кто долгое время жил по ту сторону колдовского тумана.  - Она обратилась к следопыту так, чтобы и Малрик её понял.
Мы не знакомы, нет. Но я вам друг, уверяю. - Левианна коротко поклонилась.
Неловкость момента разрядила выходка непосредственной в искренности своих порывов крошечной пикси. Пытаясь призвать своих товарищей к рассудку, она энергично жестикулировала, то и дело дёргая охотника то за ворот, то за прядку волос. Её тоненький голос терялся среди прочих звуков и наверняка был различим лишь тому над кем она причитала. Обессилев от непонимания, фея легко вспорхнула, оттолкнувшись от козырька затейливого из-за обилия украшений из перьев головного убора, и приземлилась у самого уха эльфийки. Крошка оказалась много смелее и расторопней своих спутников и сама пригласила Левианну к их столу. Разговор пошёл своим чередом. Женщина внимательно слушала, тайком наблюдая за человеком, дивясь его отчаянной решимости явится в зачарованный лес в погоне за призрачной надеждой, суть которой до поры была сокрыта от её понимания.
- Кроули? - Переспросила Левианна, словно не расслышала нарицания с первого раза. Собственный голос показался ей непривычно мягким. В нем сквозило огромное удивление, не присущее ей. Левианна не решилась ничего более спрашивать. Она не могла поверить в то, что неисчисляемое множество вероятностей могут вот так запросто сойтись в одной точке. Не могла признаться даже самой себе, что узнала в этом утомлённом долгой дорогой путнике своего сына. Узнала ещё тогда. По глазам.
Но он не должен был здесь находится! Никогда не должен был с ней встретиться. Всего этого просто не могло случится. Однако же, на клочке пергамента чьей-то лёгкой рукою было выведено именно её имя.
- Левианна. - Слова царапали горло, словно стекло. - Подруга ветра. - Женщина помедлила с ответом, решая для себя, стоит ли продолжить. - Так называют своих дочерей в  Каэр Л'ндаиль. - Начала она издали. - Так нарекли и меня.
______________________________________________________________________________________________________________
Amin hiraetha, merna ta, mellonamin - я не хотела задеть вас, мой друг.
[NIC]Левианна [/NIC][STA]Не ищи моих следов...[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/ijcqN.jpg[/AVA][SGN]
Спи, мой сын, и не думай о завтрашнем дне.
Я поделюсь с тобой каплей оставшейся силы
Прихоть судьбы нас столкнула, как по волшбе
Ночь даровав, чтобы я за тебя попросила...

[/SGN]

+1

36

Жизнь – странная штука. Череда случайностей, именуемая судьбой, порой складывается в столь чёткую последовательность, что невольно начинаешь верить о некой силе свыше, выстраивающей цепочку событий, следующих некой логике. Сейчас Малрик испытывал чувство, будто бы это и происходило с ним последнее время.
Едва заметно дрожащий голос девушки напротив взял охотника за душу. Устремив взгляд усталых, повидавших много бед и радостей очей, Кроули лишь убеждался в искренности слов Левианны. Теперь у странника не было сомнений – сейчас, в этой необычной таверне, напротив него сидит самый главный человек в его жизни. Человек, которого некогда юный ребенок, полный надежд, столько раз пытался представить. И не один образ не входил в сравнение с тем, с чем Ван наблюдал сейчас. Она якобы была его полной противоположностью. Старость совсем не коснулась её, не оставив на голове не единого седого волоса. И лишь эти глаза, наполненные тоской, открывали тайну о настоящем возрасте своего владельца. Несмотря на это, в зеркалах души не нашлось место отчаянию – жизнерадостность ещё горела в них ярким пламенем.
Столь обыкновенные с первого взгляда слова сейчас рвали охотника в клочья. Никакой выдержки, приобретённых в суровых службах не хватит, чтобы устоять перед подобным чувством, и футляр, в котором охотник скрывался все эти долгие годы, медленно, но верно начинал давать трещину. Созерцая своего родителя, на глазах Малрика накатывались слёзы. Свойственный взгляду холод пережитых невзгод испарился, оставив лишь счастье долгожданного момента, так больно, буквально до слёз, щипающего глаза. Сейчас он бы всё отдал ради того, чтобы наконец обнять свою мать, увидеть её тёплую улыбку, но с момента мечтаний о призрачной встрече Малрик успел повзрослеть. Мысли о том, что он не может показать своих чувств при данных обстоятельствах ранили больнее, чем когда-либо. Вокруг было слишком много посторонних взоров, готовых осудить женщину, не смотря на её сложившуюся, нелёгкую судьбу.
Кроули не мог вымолвить и слова. Опустив голову так, чтобы никто не мог увидеть его горьких слёз за высокими бортами шляпы, он невольно сжимал кулаки, лежащие на столе, будто бы испытывая адскую агонию. Слёзы, катившиеся с щёк, капали на стол, предательски выдавая охотника в проявлении чувств, которые он ошибочно считал слабостью.
Синдэ, понимая происходящее, поспешил удалиться. Он направлялся к Руминору, и дал знать, что искать его следует именно там. Сложно передать, насколько благодарен был Кроули проводнику и всем тем добрым людям, стоявшим за ним. Вместе с провожатым таверну покинули и феи, оставив сына и его мать наедине.
И даже после столь продолжительного промежутка времени Малрик не мог ничего вымолвить. Он боялся выдать Левианну, дабы не запятнать её статус перед обществом лесных обитателей. С большой тяжестью на сердце охотник встал со своего места, небрежно утерев глаза рукавом походного плаща. Закинув сумку через плечо, он направился к выходу, а сердце бастарда сжималось в груди.

- У северного входа в город есть чудесный сад. Думаю, разговор стоит продолжить там – охотник обернулся, и снова смотрел матери прямо в глаза – Надеюсь, что вы придёте. Хотя, я не осужу, если посчитаете иначе.

Это было самым сложным решением в его жизни – понадеяться на призрачный шанс ради взаимности снова. Снова начать верить своим чувствам, ушедшим вместе с шальной юностью. Улыбнувшись напоследок Левианне со всей искренностью, Кроули покинул порог заведения и направился в назначенное место, унося с собой мысль, что горячо любимый человек, подаривший ему жизнь, может просто-напросто не прийти. Зато, он смог увидеть её живой и невредимой, убедится, что с ней всё хорошо. Одних этих знаний было достаточно, чтобы быть счастливым.

+1

37

Последнее слово прозвучало глухо, ухнуло в пропасть развернувшуюся между двумя самыми близкими. И разве можно прямо сейчас, после всех этих лет, вот так запросто взяться возводить мосты? Левианна отвела глаза, зажмурилась, силясь сохранить самообладание, тогда как в душе её извергалось пламя покаяния, опаляя нутро при каждом вдохе, а когда вновь открыла глаза так и уставилась в стол, не смея взглянуть на своего сына. Женщина ожидала чего угодно: гневливых речей, обличения в грехах мыслимых и немыслимых, безобразных ругательств. Когда же Малрик сжал кулаки, эльфийка и вовсе отпрянула, опасаясь удара, хотя даже представить себе не могла, чтобы Кроули воспитал в нём жестокость. Но разве она не её заслужила? Не такого отклика достойно предательство?
Слёзы, пролитые мужчиной, стали для Левианны откровением. Она задохнулась, едва ли справляясь с порывом заключить своего сына в объятия, успокоить его, убаюкать, спеть песенку про розовых минго, на которую он так чутко отзывался, будучи младенцем. Какая невообразимая метаморфоза. Улыбчивый крошка, розовощёкий и такой трогательный в проявлениях своих эмоций, стал статным мужем, суровым и хмурым, но впрочем, всё столь же искренним. Эльфийка даже потянула к нему руки, когда Малрик встал со своего места, но, опомнившись, обняла себя за плечи. Жест получился неуклюжим и чрезмерно резким. Женщина так и осталась сидеть за опустевшим столом, приходя в чувство после пережитого потрясения.
- Я приду. Я обязательно приду. - Молвина она, сумев, наконец, побороть оцепенение. Но слов её уже никто не услышал.
К ней подходили пару раз. Недавние знакомцы желали поприветствовать и утолить своё любопытство, выпрашивая, что за чужестранец наведался в Этиранор и за каким надом. Левианна только дружелюбно улыбалась и пожимала плечами, мол, случайная встреча. Тем не менее, суть да дело, в пустых расшаркиваниях эльфийка потеряла драгоценное время, и, к тому моменту, когда она, наконец, вышла на улицу, Малрик уже мог покинуть город, пройдя те самые северные врата.
Женщина спешила. Крупная птица с тёмным оперением сорвалась с ветки, окропляя тропу, петляющую меж деревьев, предрассветной росою. Её возмущённый клёкот прокатился по саду, предвещая появление неосторожной и непростительно неумелой гостьи.
- Тки-тки-тки-ки-и! - Эльфийка и впрямь позабыла всяческую осторожность и пронеслась по саду пугливой ланью, вспуганной нерадивым охотником. Она не видела ничего: ни красоты искусно созданных из пластичных лиан и ветвей фигур животных, ни удивительно ярких, благоухающих цветов, ни мелькания светлячков, что освещали аллею и могли запросто поспорить с волшебными фонариками и огоньками.
- Вот он. - Стоит к ней спиной и покуда не видит. Один. Напряжён и скован как будто.
- Но что сказать? Что хочет он услышать? Слова оправданий? Раскаяние? Винительный приговор? Что в нём теперь… - Левианна шагнула навстречу одиноко стоящей фигуре. Глубокий вдох - запыхалась от бега.
- Ты почти никогда не плакал, когда был младенцем. - Говорит, а взгляда не поднимает. - Требовал, злился, ворчал, но не плакал. - Нервенно щиплет рукав, подобный второй коже. - Четырнадцать лун ты был моей вселенной. - Всхлипнула, борясь с рыданиями. - А я не узнала тебя. Не узнала. И только по взгляду... - Закрыла лицо руками.
[NIC]Левианна [/NIC][STA]Не ищи моих следов...[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/ijcqN.jpg[/AVA][SGN]
Спи, мой сын, и не думай о завтрашнем дне.
Я поделюсь с тобой каплей оставшейся силы
Прихоть судьбы нас столкнула, как по волшбе
Ночь даровав, чтобы я за тебя попросила...

[/SGN]

Отредактировано Телли (02-09-2019 13:41:51)

+2

38

Кроули чувствовал, будто провёл наедине со своими мыслями целую вечность. Трепетное ожидание долгожданного момента казалась просто невыносимым испытанием, и это после целой жизни в неведении и призрачных надеждах. И чем дольше приходилось ждать, тем больше возникало сомнений. Они стали такими разнобокими, что следопыт не решался уйти, но и спокойно ожидать родителя не мог. Сердце рвалось из груди, и Ван уже не мог припомнить, когда он так волновался в последний раз.
И только природа в этом месте не торопила событий. Как и всегда, в медленном танце оторвавшихся от ветвей лепестков цветов, она олицетворяла спокойствие. Пока небесное светило медленно возвышалось средь ветвей, прохладный ветер расчёсывал кудри вечно зелёного леса. В гармонии с флорой, своей жизнью жила фауна – она раздавалась большим разнообразием трелей неизвестных охотнику птиц, стрекотом сверчков и хаотичным полётом разноцветных насекомых, отдалённо напоминающих светлячков.
Все эти звуки могли показаться какофонией кому угодно, только не человеку, привыкшему прислушиваться к природе. Жизненная необходимость давным-давно переросла не столько в привычку, сколько в своего рода хобби. Вслушиваясь в богатую палитру звуков, Малрик услышал чей-то неосторожный шаг. Будучи сбитым и торопливым, для острого слуха не составило труда определить, что путник куда-то сильно торопиться. С каждым последующим шагом звук становился громче и чётче, ровно до тех пор, пока не оказался прямо за спиной внимательного слушателя, а когда он и вовсе утих, послышался до боли знакомый, нежный, родной голос.
Ван медленно обернулся. Увидев Левианну, он почувствовал, будто с его плеч сняли тяжёлый камень. Эльфийка стояла прямо перед ним, пытаясь восстановить сбитое в спешке дыхание. В её искренних словах закрался трепет, и эмоции стремительно овладевали женщиной. Со стороны казалось, что Левианна пытается оправдать себя, будто бы совершила смертный грех. И только сейчас до Кроули начало доходить понимание, в какую цену встало Левианне её решение. Наверное, невозможно передать словами, какие душевные муки испытывает мать, вынужденная расстаться со своим ребёнком. Что же до Малрика? Он был ещё совсем мал, дабы сполна прочувствовать всю горечь разлуки со своим родителем. Левианна – вот кому действительно было тяжело всё эти долгие годы. И сейчас мать закрывает лицо руками, испытывая стыд перед своим сыном. Неужели всю свою жизнь она винила себя, и жила с чувством предательства?
У охотника не осталось сомнений: сама судьба свела связанных кровными узами, дабы наконец покончить с этой несправедливостью. Заключив мать в крепкие объятия Кроули не сказал ни слова, но на этот раз не потому, что скрывал эмоции где-то в глубине души, а лишь потому, что слова в данный момент и вовсе были не нужны. Материнское сердце само всё поймёт без слов.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Под звёздами охотника тихая поступь