http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Собачьи дни


Собачьи дни

Сообщений 1 страница 36 из 36

1

Собачьи дни

Участники: Малрик Ван Кроули, Готрек Гурниссон

Место: Кельмир

«Жизнь -  как дорога по горной гряде - иногда ты на вершине, а иногда в полной впадине» - дварфийская пословица.

Жизнь Готрека оказалась в самой настоящей впадине. Вот только не горной гряды, а сточной канавы. И эта самая канава смыла его дальше по желобу. Так он и оказался в Кельмире - столице пиратов. По слухам, самом опасном городе, городе, где всем по факту заправляют пиратские бароны, порту, населенном всем возможным отребьем этого мира - бандами, ворами, наёмниками и контрабандистами. По миру поползли слухи о неком новом материке где-то на Юге. Гурниссон, годы искавшей славной смерти, рассудил, что раз он не мог найти достойной погибели в этих землях, то ему стоило попытать счастья где-то в других. Но, билет на корабль стоил дорого - и так Готрек оказался на службе у одного из пиратских баронов по кличке Змея. Увы, кораблей готовящихся к пути на юг все не было, а долги в кабаках Готрека росли, так что, он увяз во множестве мелких поручений рекета и уличных разборок.

Канавы судьбы - места глубокие, скользкие, но так же и широкие, места там хватает на всех. В то же время некто Кроули был пойман во время охоты на территории самодурного виконта, обвинён в браконьерстве и насильно поставлен на службу. Виконт мечтал повторить славу своего далекого предка, но совершенно ни черта не смыслил в тактике, и смертность его армии в феодальных распрях была катастрофическая. Идея жертвовать регулярно своей шеей за так не прельщала. И Кроули бежал, оказавшись в Кельмире. Здесь, в надежде выправить себе новую грамоту и пересидеть преследование за дезертирство, он поступил на службу к тому же Змее, который, по слухам мог его безопасно переправить подальше от этих краев. И первое, проверочное задание пиратского барона было довольно простым - Змея собирался на переговоры с несколькими капитанами-контрабандистами, и ему нужна была с собой собственная охрана на всякий случай. Кроули должен был найти в городе и привести Готрека на место встречи к условленному времени.

Если бы только охотник и Истребитель знали, что то утро, и одна единственая малая оплошность впоследствии обернется для них долгим и кровавым путешествием по сточной канаве...
http://i.allday2.com/b5/f9/d7/1364489819_074_max.jpg

Отредактировано Готрек Гурниссон (01-02-2019 02:27:01)

+1

2

Саундтреки к постам - сугубо по желанию.
[audio]http://66.90.93.122/ost/pirates-of-dark-water-the-sega-genesis-gamerip/bcpqiyis/10.mp3[/audio]
Кельмир. Город, называемый «вратами моря». Град, славящийся своим космополитизмом, терпимостью к представителям всех рас и народов, претендент на звание торговой столицы Запада. Носитель гордого девиза «Свободу, что даёт нам море, да будут с честью хранить моряки»
Если вы скажите это кому-то из постоянных жильцов этого места, вам рассмеются в лицо. А потом, наверное, ткнут кинжалом под ребро. А потом обкрадут. А тело продадут чумным докторам на опыты. Все описанное, в любом порядке.
Может, когда-то Кельмир и был благородный вольный город, но несколько сот лет назад большая его часть ушла под море. Правитель, как ни старался, не мог восстановить своими силами былого величия. Тогда он обратился к помощи одного из естественных двигателей прогресса - жадности. Город стал продавать землю, ушедшую под воду, и постепенно, он, конечно, вернулся к статусу портовой столицы.
Над ушедшими под воду кварталами и пристанями вновь появился порт. Множество деревянных строений на помостах, плотах, пристанях и баржах. Теснейшие деревянные грязные улочки, здания, буквально стоящие окнами друг в друга. В город потянулись те, кто почувствовал выгоду, прежде всего - всевозможные преступные группировки, сомнительные личности и отбросы общества.
Если вs спросите, кто сейчас правитель Кельмира - вам вряд ли скажут. Зато назовут с десяток пиратских баронов, заправляющх всем в новом городе - Змея, Жаба, Блоф, Флинт и другие. Правителей тех самых деревянных трущоб и руин былого величия, постоянно грызущихся между собой и переделывающих территории. Их слово в этих местах - закон, их банды здесь устанавливают порядки, и, говорят, ничего не происходит без их ведома.
На службе одного такого барона и оказался Малрик. Змея...не Змей, а именно что Змея. Хитрый, коварный, жестокий. Прямо, как животное - прообраз его клички. Он скрывал сво лицо и руки за кожанной маской - ходила легенда, что Змея лет восемь назад участвовал в одной авантюре, осаде какой-то эльфийской крепости на Юге от Кельмира, и там трудом спасся, хотя и порядком обгорел. Зрячим у Змеи был всего один глаз, но, казалось, в нём не было и капли сострадания.
Именно этот глаз, осмотрев Кроули с ног до головы, хитро прищурившись, задержался на его шапке-треуголке. Кроули понравился Змее. Иначе, риковал бы отправиться под деревянные помостки, на корм кто его знает чему.
Змея принял Малрика на службу, и сразу же отправил восвояси с заданием - к полудню найти и привести другого своего подчиненного - Готрека Гурниссона к убежищу барона. Дав детальное описание дварфа, охотника отпустили восвояси, в многоуровневый лабиринт постоянно перестраивающихся и ненадежных деревянных сооружений.
https://stmed.net/sites/default/files/styx%3A-shards-of-darkness-hd-wallpapers-33710-6796046.jpg
Было раннее утро. Готрек примостился на бочонке, между лотком торговца жаренными чайками, и то ли доктора, то ли шарлатана, обещающего исцеления от всего с помощью болотных пиявок. Дварф покуривал трубку, расчесывая иногда пятерней свой стоячий ирокез, задумчиво изучая таверну напротив. Постоялый дом с невероятно грязной вывеской «Бенбоу», криво покосившийся на бок, в три этажа, причем каждый выше поставленный съезжал все больше и больше на бок, над улочкой. Глаз Гурниссона был прикован к балкону-галерее третьего этажа, переходя с одной двери на другую. Даже при всей своей необычной внешности, как для дварфа, в столь людном, шумном и грязном месте, неподвижный Гурниссон казался, скорее, частью окружения, чем одним из множества местных обитателей.

Отредактировано Готрек Гурниссон (01-02-2019 03:02:13)

+1

3

Никогда Малрик не жаловался на судьбу. Сегодня ты на коне, а завтра ты и есть конь, и госпожа удача щедро погонят тебя шамбарьером, да так здраво, что искры из глаз летят. Но порой всё заходит слишком далеко, и история, приключившаяся с охотником – яркий тому пример.

Начался сезон охоты. Выжлятники, медвежатники, браконьеры и разного сорта дилетанты – все как один ринулись на промысел, добывать свой грош. Для них это было обычными серыми буднями, чередой рабочих моментов. Кроули, в свою очередь, отожествлял данный промежуток времени с настоящим праздником. Время, когда можно заняться любимым делом и полюбоваться красотами природы, так ещё и со всеми вытекающими из этого обстоятельствами, абсолютно законно. По крайней мере, так считалось в Элл-Тейне. Коли срок подошёл, и охотничьи угодья есть – будь добр, пусти людей добывать меха да мясо. Земли землями, а народ должен поесть, одеться, да в зверюшек пострелять. И стало это делом столь обычным для поседевшего мужика на столько, что тот видимо запамятовал о том, как разняться правила и привилегии на разных территориях.

И вот, увлечённый процессом и одурманенный свежим лесным воздухом, господин шляпа с перьями решил поохотится аккурат за рекой Мелайса, в лесах, что к югу от Рузьяна, что в итоге стало для него фатальной ошибкой. А места там, мягко говоря, хлебные – зверей много, людей мало, а учитывая то, как не жалует последних Кроули, так это место просто золотой самородок. И позарился он на дичь по крупнее, например, оленя. Чудо – а не животное. Рога и те можно продать, не говоря уже о шкуре и мясе, правда, охота на него требует определённых навыков и терпения, должного снаряжения и моря энтузиазма. Так как всего этого у него было в достатке, охотник немедля отправился в путь, заниматься любимым делом.

Долго заниматься любимым делом не получилось. Слишком поздно начал замечать Малрик, как мухоморы, растущие под пнями, начали сменяться угрюмыми лицами неизвестных господ, кои были не довольны присутствием не званного гостя. На блюстителей порядка данные особы мало походили, и напоминали скорее разбойников, нежели лесничих. Стыдно признавать, но у некоторых людей принадлежность к той или иной профессии и социальному статусу написаны на роже. Ещё на физиономии этих людей несложно было прочитать то, что сейчас охотника будут бить. Может быть, даже ногами.

После светской беседы нарушителя отправили к органам власти, и как оказалось в итоге, лучше бы отправили к органам половой принадлежности. Мало того, что забрали снаряжение, коня и пару подстреленных зайцев в качестве доказательства акта браконьерства, так ещё и служить заставили за красивые глаза какому-то виконту, глаза которого, отнюдь были не красивыми, и вообще он напоминал индюка. Такой же напыщенный, и горланит на всех углах о своём высоком статусе, а по сути – та же самая курица. Не улыбалось мужику служить такому господину, да и тем более, свой долг ратный Малрик уже давным-давно отдал. Полно. Как только улёгся мрак, сверкали пятки, как созвездия на небе. И пускай теперь следопыта с большим стажем ищут свищут.
Ясно было, что обратно в Элл-Тейн на своих двоих лесами не дойти. Обязательно нарвёшься не на тех людей, и приведут тебя обратно, если на ближайшей ветке не повесят. И вот так волей не волей стал Кроули, получается, преступником, отчего болела совесть. Но вот только тело от тумаков, и душа, от острых зубов гордости болели куда сильнее. Поэтому, как бы не хотелось, пришлось топать в Кельмир, решать свои проблемы.

Городок, скажу я вам, тот ещё. Местный колорит нисколько не импонировал гостю города, который в отличии от цветовой гаммы местной архитектуры был пёстрым. Не будем, пожалуй, перечислять, какие грызуны водились в этом сарае, ведь это совсем не важно.
И свела нелёгкая охотника с одним из местных авторитетов, неким Змеёй, производившим впечатление бывалого пирата и отпетого мошенника, хитрого лиса, человека, которому никак и не за что нельзя доверять, но вот других альтернатив заработка в данный промежуток времени просто-напросто не было. К тому же, обещанное Змеёй за службу дорогого стоило – грамота со всеми разрешениями и привилегиями, да такими, что графы бы позавидовали. С такой бумагой можно не только пройти через любых людей, так ещё и прошагать от Кельмира до Элл-Тейна по выстеленной ковровой дорожке. Плюс конь и денежная компенсация. Да и работа была, по его словам, “не пыльной”.  А приняли Малрика как своего – сочли, должно быть, за браконьера, от чего было ему одновременно похвально, и не приятно. Вот уж не думал охотник, что он так походит на негодяя.

Так уж вышло, что работа долго ждать не заставила – “голова”, как называли тут местного Змею, собрался решать какие-то вопросы со своими коллегами. Дело ясное, делается всё это по уму, и по-хорошему, нужны надёжные люди на подхвате, которые не струхнут, коли что случится. Поручили отправить весточку некому Готреку о том, что предстоят неотложные дела. Получив образный портрет гнома, которого нужно было найти в городе, Малрик отправился на поиски. Тут-то и вскрылся подвох – где конкретно искать, ему конечно не сказали. Задачка на логику: где искать гнома в городе? Ответ очевиден – в кабаке. Вот только, тут же вскрылся ещё один подвох. Кабаков в Кельмире больше, чем блох на дворняге.

Найти его, наверное, было бы просто невозможно, если бы охотник не умел рассуждать трезво и мыслить логически. У нас есть общество, состоящее, в основном, из преступников, принадлежащих к той или иной шайке. Шайкой заправляют люди, подобные Змее. Это влиятельные люди, которые, без сомнения, крышуют и заведения, разливающие спиртные напитки. Основной и неотъемлемый досуг у бандита – пьянство. Значит, негодяи, работающие на Змею, никогда не будут пить в заведении, которое крышуется, например, каким-нибудь Крюком. Поэтому, когда браконьер побеседовал со своим новым, дружным коллективом о том, где в этой дыре можно промочить горло, то они все как один твердили о заведении под названием Бенбоу. Значит, поиски стоит начать именно там.

Минуя памятники местной архитектуры по узким улочкам, пронизывающим город подобно капиллярам, то и дело задевая плечом проходивших мимо незнакомцев, Кроули прокладывал путь к кабаку. В городе он чувствовал себя не в своей тарелке. Слишком шумно и людно, дурно пахнет нечистотами и рилдир пойми, чем ещё, а местный диалект бьёт в уши непристойностями. Однако, охотник решил не падать духом и держать себя в руках, слишком много сейчас стоит на кону, чтобы ныть о том, как всё вокруг плохо. Этот город конечно, не особо живописен, чего не скажешь о море, которое Малрик увидел впервые в жизни. И пускай, знакомство с этим голубым гигантом произошло не на чистом золотом пляже, оно произвело на него большое впечатление. Один его характерный, описываемый мореходами шум, ласкающий уши, чего стоил! К тому же, он заглушал гогот местных обывателей, а морской бриз сгонял прочь неприятные запахи. Малрик с удовольствием бы понаблюдал за этим чудом природы ещё, если бы не неотложные дела.

Учитывая то, что с навигацией по городу у следопыта плохо, бродил он долго, но всё-таки нашёл то, что искал. Взору предстало здание, мало отличавшиеся от остальных. Мрачное, грязное и не приятное на вид. С покосившимися от времени ставнями, обшарпанной дверью и вывеской, которую мыли, наверное, единожды. В подобные заведения не то, чтобы входить – стоять рядом не хочется. Кроули попытался отсрочить знакомство с внутренним интерьером кабака, решив перекурить. Достав трубку он с ужасом вспомнил, что табака то у него и не было. Точнее он был, но его отобрали люди напыщенного индюка и в то же мгновение с удовольствием выкурили. Знатный был табак…

Удручённо стоя перед входом с трубкой в зубах, он от безнадёги осмотрелся по сторонам. И всё казалось вполне обыденным, если бы зоркий глаз не обнаружил низкорослого мужчину, обладателя рыжего ирокеза и бороды, сидящего на бочонке. Он задумчиво чем-то любовался, а в его зубах красовалась трубка, дымящаяся голубым дымом. Гном, при своём не высоком росте, был просто через чур широк в плечах и мускулист, как знатный бык, разве что без острых рогов на голове. Охотник дивился, как эта бедная бочка ещё не лопнула под весом нагромождённых на неё горы мышц. Несмотря на желание курить, Малрик бы не за что в жизни не решился попросить отсыпать табачку у этого гнома, даже имя которого звучит устрашающе. Но видимо судьба вот так сложилась, что иного предлога для начала разговора не было. Собрав всю свою смелость, Кроули направился к гному, почёсывающему заплетённые в косы бороду. Когда охотник оказался прямо напротив рыжебородого, то тот, даже будучи сидя на бочке, был в разы ниже хмурого обладателя шляпы с пёстрыми перьями, взгляд которого сейчас устремлён прямо из-под треуголки на своего собеседника, с высока.
- Доброго дня, уважаемый – охотник любезно приподнял шляпу в знак приветствия – Табачку не найдётся? – не дожидаясь положительного ответа, Кроули решил поинтересоваться сразу – Готрек, я так понимаю?

Отредактировано Малрик Ван Кроули (01-02-2019 16:29:41)

0

4

Под достаточно мерзкий аккомпанемент крика чайки над головой, от которого Готрек поморщился и моргнул, перед ним предстал какой-то человек в одежде из шкур.
- Доброго дня, уважаемый.
Причем несколько грязные и свалявшиеся меха закрыли собой обзор для дварфа. Гурниссон медленно поднял взгляд своего глаза вверх, прищурившись. Трубка усилием языка перекочевала из одного угла рта в другой.
- Табачку не найдётся?
Гурниссон снова недовольно поморщился.
- Я похож на табачную грядку? Или у меня нимб святого, раздающего нуждающимся? - недовольно отозвался он хриплым низким басом. - Свали, человечий отпрыск, не стеклянный.
Дварф попробовал выглянуть из-за локтя стоящего перед ним, все ещё силясь разглядеть заветный балкон третьего этажа. Но, под таким углом это было довольно проблематично. Вдобавок, новый знакомец был на редкость настойчив.
- Готрек, я так понимаю?
Поняв, что быстро это не закончится, Гурниссон откинулся спиной на фонарный столб позади себя.
- Нет, эльфийский менестрель Колокольчик, чтоб тебя. А ты кто ещё такой будешь?

0

5

Другого приветствия охотник не ожидал, поэтому, когда посыпались оскорбления в его адрес, тот добродушно улыбнулся. Тем более, он был рад, что логика его всё-таки не подвела. Не мог он обознаться и спутать этого смутьяна с кем-то ещё.
- Да так, тоже из музыкантов – вымолвил седовласый, поправив шляпу у себя на голове. Чуть отойдя в сторону от гнома, он открыл ему обзор на сие заведение, напоминающее, скорее, конюшню, нежели кабак. Интересно, и на что в этой развалюхе можно так неутомимо высматривать?
- Малрик я – сухо пробубнил он, изобразив серьёзное выражение лица – Голова меня прислал. Дело есть – незаметно для самого себя, Кроули подметил, что начал выражаться подобно местному населению. Это место дурно на него влияло, определённо.
Убрав свою курительную трубку от греха подальше, человеческий отпрыск, подобно гному, начал изучать это здание, пытаясь догадаться, что всё-таки приковало взгляд любезного господина с тонким чувством юмора.
- Надеюсь, наливают там куда лучше, чем ухаживают за чистотой – вымолвил он несколько досадно - Вот только пить времени у нас совсем нет. Концерт надо организовать к полудню, а Змея говорит, лучше тебя на лютне никто не играет.

0

6

- Малрик я.
- Да хоть Владычица Озера, - пробубнил Готрек, вновь вернувшись к созерцанию верхней галереи.
- Голова меня прислал. Дело есть
Дварф тяжело вздохнул, недовольно даже, придержал свою трубку двумя пальцами и снова посмотрел исподлобья на Малрика.
- А я по твоему, что тут делаю? На закат любуюсь? Он же меня сюда и отправил! Что ещё теперь?
- Надеюсь, наливают там куда лучше, чем ухаживают за чистотой. Вот только пить времени у нас совсем нет. Концерт надо организовать к полудню, а Змея говорит, лучше тебя на лютне никто не играет.
Узкули Ор*! - сквозь зубы проговорил Готрек. - То сделай ему одно, то другое.
С недовольной миной он слез с бочонка, и достал из-за него увесистый топор. Оружие, тускло поблескивающее фиолетовым отливом, по размера годилось для конного рыцаря или как двучурное для огромного варвара. Но Готрек, на удивление, одной рукой легко держа его на весу, второй размотал и закинул через плечо ремень, после чего направился к ступенькам на галерею.
- То «Готрек, сходи туда», то «Готрек, разберись с этими»...что я ему, мамка!
На середине скрипучих узких ступеек он обернулся.
- Ты так и будешь там стоять, как статуя эльфийской блудницы? Не похоже, чтобы тебя отправили просто сказать и все. Давай, разберемся здесь и пойдем, что ему ещё там нужно...
Поднявшись на третий этаж, даже не оборачиваясь больше, Гурниссон продолжил ворчать себе в бороду.
- Значит, есть тут один. Джимми. Болтает он много. Змея сказал - припугнуть.
Дварф замедлил шаг, осматривая двери, ведущие внутрь комнат из галереи.
- Я ему на хвост упал. Затащил он тут одну девицу. Думал, поймать его на выходе, но раз этой чертовой рептилии опять что-то понадобилось, то придёться ипровизировать. Ты - как там тебя? - стоишь на стреме, и смотришь, чтобы он не отчебучил чего. И запомни - не калечить. Заходим, говорим, выходим. Просто говорим. Делов - на пять минут. Вот. Здесь.
Остановившись перед дверь, Готрек спрятал свою трубку куда-то за пояс, утер нос широкой ладонью, а затем просто пнул дверь. Хлипкая деталь строения просто отлетела внутрь от мощного толчка, потеряв одну петлю.
- Джимми! Как поживаешь?
Внутри была достаточно непроглядная полутьма. Готрек оглянулся, ориентируясь, а затем с нечленораздельным выкриком бросился внутрь и заскочил на кровать.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=H_ABbnh2_Ks[/lazyvideo]
Увы, слишком поздно. В распахнутом окне, вделанном прямо в косую крышу, мелькнул лишь край ткани. Дварф был слишком короток в росте, так что сделав ещё два прыжка, но так и не достав даже до середины от пола, Гурниссон споро выбежал обратно на галерею, задрав голову навверх.
По крыше спешно соскальзывали двое - низкорослый парнишка, возможно, хоббит, с рыжей шевелюрой, босой и в штанах, и девица ему под стать, пытающаяся прикрыться сокальзывающей простынёй.
- Джимми! Стой! Догоню, хуже будет!
Но парочка, не смотря на свой небольшой рост, уже достигла края крыши и спешно перепрыгнула на покатый скат здания через улицу.
Гурниссон отпихнул в сторону Кроули, кубарем спускаясь по лестнице и находу уже сыпя скабрезностями.
- Ты чего стоишь, человечий отпрыск? За ними! У тебя ноги моих длинней! Используй по назначению!
_______________________
Узкули Ор! (кхазалид - язык дварфов) - «кости мои!» - легкое ругательство, выражающее досаду или нежелание делать напрасную работу.

Отредактировано Готрек Гурниссон (05-02-2019 05:15:32)

+1

7

В последний раз столько собирательных образов и аналогий в свою сторону Кроули слышал только в армии, от баннерета и ратных сквайров, отчего повеяло ностальгией по старым, лихим временам. Слова гнома ничуть его не задевали, даже сказать, наоборот, каждый раз заставляли появится улыбке на его лице.

Моментом охотнику стало ясно, почему Готрек пользуется спросом у человека, кличка которого относит его к классу пресмыкающихся. Сильный, грубый, устрашающий, а главное – безотказный. Остаётся загадкой, какую грязную работу поручает Змея его рукам, схожим по размеру медвежьим лапам. Хотя, судя по всему, обладатель модных косичек на бороде не был доволен родом деятельности, отчего не упускал возможности поворчать.

Когда гном наконец выговорился, он пригласил Малрика войти в заведение, с посылом “разобраться здесь”, и даю слово, гора мышц отчеканила столь грозную походку, будто собиралась разнести в щепки всё и вся в этом неопрятном здании. Охотник готовился к худшему, но что поделаешь? Работа есть работа. С тяжёлым вздохом он направился в след за своим коллегой.
К счастью, цели у рыжего ирокеза были более или менее мирными, и не удивительно, что средством запугивания сомнительных личностей Змея использовал именно Готрека. Такому, наверное, и делать особо ничего не нужно, разве что недовольно поморщится да выругаться. Никто в здравом уме не захочет иметь дело с гномом, вооружённым настолько здоровым топором, что тяжёлая конница Элл-Тейна нервно кормила своих скакунов овсом в сторонке.

Предсказать судьбу несчастной двери, ставшей на пути у гнома, у следопыта не составило огромного труда, так что ещё до мощного удара ногой, охотник чуть отошёл в сторону.  Когда древесина треснула и с грохотом пала на пол, осыпав его щепками, удивлённый взгляд охотника из-под козырька своей треуголки побежал по петлям, точнее, по тому, что от них осталось. Эффектно, но это явно было лишним. Ясное дело, находящиеся в комнате дали деру через единственный путь отступления – окно.  Так что, узнать, как дела у Джимми, не удалось. Но что-то подсказывало Малрику, что не очень.

За всем этим спектаклем приходилось наблюдать из дверного проёма. Достать до окна у гнома не получилось, поэтому он пулей выскочил из комнаты.
- Ты чего стоишь, человеческий отпрыск? За ними! У тебя ноги моих длинней! Используй их по назначению!

Признаться, гоняться за полуросликами старику Кроули ещё не доводилось, но по крышам, бывало, лазил. В молодости, да и тогда, когда лез в таверну к Хильде. Высота, конечно, не была его стихией, но в этот раз пролезая в окно, он свято верил, что мелочь в чём мать родила далеко не уйдёт. Пусть гном подстерегает их внизу, а уж охотнику на верхотуре сподручнее, нежели здоровяку Готреку, который рисковал просто-напросто провалиться вниз под тяжестью своего веса.

Оказавшись на крыше, он не застал Джимми. Не нужно было быть мастерским следопытом, чтобы понять, куда он и его подружка смылись: отсутствующая в местах черепица, куда предположительно хоббиты ставили свои мохнатые ножки, говорила сама за себя. По горячим следам охотник и направился, всеми силами пытаясь держать равновесие и не соскользнуть вниз. Минуя несколько крыш вниз по кварталу, охотник наблюдал душещипательную картину: Джимми, и его нагая подружка, прикрывающаяся одной лишь простыней, стояли на краю, держась за руки, и с ужасом созерцали то, насколько далеко находится следующая крыша. Смотря на всё это, Кроули подумывал, что занимается совсем не тем, чем ему положено.

Казалось, что они в ловушке. Кроули замедлил шаг, пытаясь не делать резких движений, однако парочка услышала шорох крошащейся черепицы  за спиной. Вздрогнув от страха и резко развернувшись, они еле-еле удержали равновесие, чтобы не упасть вниз макушкой. Джимми то и дело посматривал вниз, якобы расценивая, можно ли сигануть и избавиться от преследования, но так и не решался пойти на отчаянный поступок.
- Давай без глупостей, Джимми! Отойди от края. – дружески советовал Малрик. Оставалось лишь надеяться на то, что Готрек сейчас находиться внизу, дабы желание экстремальных прыжков у полуросликов отпало совсем.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (05-02-2019 13:29:18)

0

8

Джимми, уставившись на Кроули, лихорадочно стискивал ладонь девицы бывшей с ним, а та смотрела перепуганными глазами на Кроули.
- А, чтоб тебя...пошли вон! Вон, кому сказал! Джимми! Джимми, стой где стоишь! Я тебя вижу, вша лобковая! - раздалось где-то внизу, дальше по улице. Готрек приближался, но дорогу ему перегородила ручная тележка, груженая клетками с курицами. Слышалась брань, хлопанье крыльев, кудахтанье и скрежет дерева.
Хоббиты обернулись в сторону шума на улице. В этот момент воздух возле локтя Кроули прошил стремительный ветер, и в горле девицы оказался короткий арбалетный болт с белым оперением. Пошатнувшись, смотря полными ужаса глазами на Кроули, она упала с крыши обмякшим телом.
Гурниссон наконец-то добрался до места внизу. Под крышей располагался лоток точильщика ножей. И девица угодила как раз в него. Множесто лезвий вспороли её белую кожу, впившись в тело во множестве мест. Нагое тело, потерявшее простыню по пути, почти мгновенно испустило дух.
Гурниссон задрал свою голову вверх.
- Джимми! Что ха хрень?
Но хоб,ит его не слушал. Он вытащил из-за пояса короткий нож, наставив его на Кроули. Глаза его заполняли слезы.
- Мне конец..., - проговорил он. После чего быстрым движением перерезал себе горло и прыгнул следом за своей подружкой. Второе тело приземлилось на разрушенный лоток.
- Ну твою ж мать, - раздосадованно протянул Гурниссон. Затем снова уставился на верх, игнорируя протесты оторопевшего хозяина лавки. - Как там тебя, человечий отпрыск? Что ты натворил? Какого лешего? Я же сказал - только припугнуть!
Крыши позади Кроули были пусты, кроме пары заинтересованных чаек.
Дварф ещё помялся с ноги на ногу, рассматривая истекающие кровью изрезанные тела, затем плюнул на них, и махнул рукой.
- Спускайся давай, и так времени много потеряли. Возвращаемся.

По пути обратно Готрек лишь мрачно молчал.
- Змее это не понравится. Джимми был той ещё вошью, но нужных людей он находил и договариваться умел. Так что...в общем, пока ничего толком рассказывать не будем. Коротко и по существу. Потом, как вернемся с дела.
Они вернулись к зданию, где жил Змея. Там уже их ждали.
Сопровождали пиратского барона Большие Мечи - дюжина наёмников с цвайхандерами - большими двуручными мечами, и в довольно разноцветной одежде.
https://vignette.wikia.nocookie.net/warhammerfb/images/e/e5/Carroburg_Greatswords_End_of_Times.jpg
- А, гляньте, вернулся наш мех, ещё и живым. Я же говорил, что плюгавый его не тронет - тот вонищу не выносит, - проговорил Гюнтер, капитан Мечей. - С вас двадцать золотых, ребята. Ну что, как тебе наш город, а, сир мех? - спросил Гюнтер у подошедшего Кроули, оскалившись улыбкой желтых и гнилых зубов.
Змея же восседал в небольшом паланкине, который несли четверо слуг. Отогнув полог ткани, он выставил руку в перчатке наружу, и смех прекратился.
- А, Готрек. Рад тебя видеть. Как все прошло? - раздался тихий, вкрадчивый, хрипловатый, как будто сорванный, голос.
- Нормально. Джимми больше не будет болтать.
Рука сделала вальяжный жест и паланкин, окруженный Мечами, двинулся с места.
Готрек, смотря под ноги, вяло поплелся рядом с паланкином.
- У меня тут небольшие переговоры с несколькими... коллегами из-за пределов Кельмира. Я подумал, что мне пригодилась бы твоя компания. И твоего нового друга?
- Хрм, - сказал дварф, принявшись яростно чесать свою пустую глазницу под повязкой.
- Я слышал, кто-то снаряжает корабль на Юг...в какие-то новые земли. Поможешь мне сегодня как следует - и, может, я устрою для тебя место на нем.
Гурниссон недоверчиво покосился на барона. Но Змея уже своей единственный глаз из-за прорези маски направил на кроули.
- Хм...охотник, у тебя довольно хороший арбалет. Я могу взглянуть? Насколько ты умеешь с ним обращаться? Как давно пользуешься?

Отредактировано Готрек Гурниссон (09-02-2019 04:26:02)

0

9

- Допрыгались… - выругался Кроули, смотрев с края крыши на парочку, приземлившуюся на торговую лавку. Всё произошло так молниеносно, что охотник не успел и с места двинуться. Одно мгновение – два изуродованных трупа. Стрелка и след простыл, а Кроули снова оказался не в то время, не в том месте. Инициатор преступления со своей работой отлично справился, и самое паршивое, что всё произошедшее теперь указывало лишь на причастность владельца треуголки к убийству. Козлу отпущения ничего не оставалось, кроме того, чтобы бездоказательно утверждать о своей невиновности. Следопыт, понимая, что вляпался в авантюру, со скверным настроением спустился с крыши к рыжебородому. В ответ на его обвинения он молчал, прекрасно понимая, что тот ему не за что не поверит.
Воротились к назначенному времени без опозданий. Змея и его свита уже была готова отправляться. У сомнительного господина и слуги сомнительные – Большие Мечи, известные в узких военных кругах наёмники. Тяжёлая пехота, вооружённая фламбергами и ряженная в яркие одёжи с причудливыми шляпами, аки шуты. По службе стрелку приходилось воевать с подобными негодяями. Как правило, ставили их в противовес тяжёлой коннице или пехоте, вот только перед лучниками да арбалетчиками задорные обладатели здоровых мечей превращались в истыканных стрелами ежей. Через столько-то лет, было забавно наблюдать за их красноречивыми остротами.
- Ну что, как тебе наш город, а, сир мех?
- Скалишься, собака? Давно шестопёром по зубам не получал? – ругался про себя охотник, просверливая дыру в кнехте холодным взглядом. Сейчас вспоминать о том, как эти шуты ловили куполом стрелы, было особенно сладко. Беседовать с продажными псами даже сквайр считал оскорблением своего невысокого статуса.
Внимание Кроули привлёк вопрос Змеи. Перехватив арбалет из-за пазухи, немедля вручил орудие пиратскому барону. Видимо, о выходке, к которой объект насмешек не был причастен, одноглазому уже известно.
- Трофей со службы, десяток лет пользуюсь. – сухо молвил он, ожидая некого подвоха –  Шагов с полтину в забрало попаду. Староват я уже. Мне лук сподручнее.

0

10

- Сподручнее, говоришь? Что же ты продолжаешь тогда носить его с собой? - и Змея вернул арбалет обратно владельцу. - Дам тебе совет, Кроули...уж очень ты мне нравишься, - и единственный зрячий глаз за кожанной маской прищурился, - это Кельмир. Здесь сподручнее избавляться от вещей, которые тебе пользу уже не принесут.
Группа двигалась по улицам, по направлению к порту. Солнце уже почти достигло зенита. С моря поднялся сильный ветер, так что многочисленные деревянные строения шатались, скрипели и завывали, вывески раскачивались. Под ногами, под деревянными помостами плескалось накатывающее под действием воздуха скалящееся море.
Большие Мечи, взвалив свои оружия на плечи, уверенно прокладывали путь среди разношерстной публики пиратского города, грубо расталкивая зевак, а где надо, давая по зубам латной перчаткой или рукоятью.
Готрек угрюмо молчал, почти не разговаривая. И вроде бы все было нормально.
[audio]http://66.90.93.122/ost/kane-lynch-dead-men-original-soundtrack-2007/zeupcbesvn/02%20Mall%20Fight.mp3[/audio]
Покуда с крыши не упало несколько увесистых ящиков, перегородив дальнейшую дорогу по узкой улице. Одновременно то же самое произошло сзади. Прохожие стали стремительно растворяться, почти мгновенно исчезнув с улицы.
- В круг! - заорал Гюнтер, и Большие Мечи ощерились своими остриями, окружая паланкин. Готрек же, спешно бранясь, разматывал цепь на своем топоре.
С крыш показилсь и сами нападавшие. Полуорки, одетые кто во что, вооруженные ятаганами, тесаками и абордажными топорами. Дико заревев, они стали прыгать вниз, сразу же перейдя в рукопашную.
http://piratesofdarkwater.net/characters/images/ioz.jpg
- Охраняем паланкин! - прокричал последний приказ Гюнтер, после чего его окрики перекрыли брань, лязг оружие и крики.
Рядом с Кроули Готрек сошелся сразу же с двумя бугаями. Парируя выпады с какой-то немыслимой скоростью, подставляя то лезвие, то топорище своего увесистого оружия, отфыркиваясь, дварф пятился назад, покуда не уперся в Кроули.
- Человечий отпрыск! Хватай барона и тащи куда-то в безопасное место!
В этот момент на крышах покалазась с дюжина гарпунщиков полуорков. Первые снаряды вонзились в деревянный настил аккурат между ногами Малрика. покачиваясь по инерции своими длинными рукоятьями.

0

11

Возможно, в словах пиратского борона и присутствовала доля логики, но охотник никогда не носил с собой ничего лишнего. Каждый элемент его снаряжения выполнял свою определённую функцию, а надёжный арбалет так и подавно не раз спасал Малрика из всяческих передряг. Услышав фразу о “ненужных вещах”, на мгновение в памяти Кроули мелькнуло испуганное лицо полурослика, перерезающего своё горло. Хитрый взгляд из-под маски навеял двусмысленность произнесённой фразы, и у следопыта сложилось ощущение, что местный авторитет и своих людей приписывал к вещам, к простым инструментам исполнения своей воли. Эта мысль раздувала угли недоверия к Змее, но череда обстоятельств не давала пламени разгореться во всю силу. Несмотря на это, следопыт был уверен, что как только тот перестанет являться полезным для морского волка, то и сам повторит судьбу того хоббита.

Несмотря на свой авторитет среди местных негодяев, в глазах охотника Змея казался человек весьма недалекого ума. Кортеж в виде наймитов, вооружённых двуручными мечами, эффективность коих сводилась к нулю в условиях тесных улиц города, пёстрый паланкин и полное отсутствие стрелков в сопровождении, за исключением охотника. Всё это дело походило на не смешной анекдот, или яркий пример того, что происходит, когда за организацию охраны берётся человек не мыслящий в тактике. Со скрипом в сердце наблюдая за этой картиной, Кроули шёл рядом с паланкином, надеясь на прогулку без происшествий.

Пристально всматриваясь по сторонам, Малрик вспоминал, почему так ненавидит города. Местные зеваки отличались любопытством и крайней невоспитанностью, всячески препятствуя движению кортежа. Похоже, голодранцы организовали некое шествие в сторону, противоположную движению паланкина, отчего всяческими изощрёнными методами отсеивались охраной прочь. На тесных улочках царил гогот, брань и прочий посторонний шум, сливающийся в какофонию. Уши охотника, привыкшие к тишине лесов и полей, были готовы свернутся в трубочку или любую другую форму, лишь бы не слышать этот ужасный, раздражающий шум. Несколько позже к палитре всевозможных режущих слух звуков добавился ещё один, более громкий, чётко выделяющийся от остальных. Это был треск деревянных ящиков, свалившихся будто бы с небес. Воцарилась паника, и люди разбрелись кто-куда, скрывшись с глаз долой. Завидев впереди по курсу образовавшуюся на дороге баррикаду из обломков, охотник понял, что сейчас бреши в защите Змеи дадут о себе знать.

Нападающие объявились с крыш, и вскоре завязалась бойня. Это было не столкновение, и даже не схватка, а самая настоящая бойня – хаотичная, неуклюжая и кровавая. Не так себе представлял условия ведения боя в городе старый сквайр, воевавший в основном на открытых местностях. Преимущество была явно на стороне нападающих. Им удалось грамотно организовать засаду, воспользоваться спецификой ландшафта и состоянием погодных условий. Палящее солнце в зените скрывало атакующих, находящихся на крыше, а заняв стратегически важную возвышенность, маскарад с клоунами вокруг паланкина был как на ладони, и их подавление стало лишь делом времени.

Сквозь лязг стали послышался голос гнома. Охотник немедля метнулся к паланкину, чуть ли не за шиворот схватив барона. Стоящие плотно друг к другу здания являлись единственным путём отступления, отчего следопыт решил провести Змею в помещение, а там уже вывести его на противоположную улицу через чёрный ход, в крайнем случае – через окно. Воспользовавшись царящим хаосом и прикрывая одноглазого пирата, Кроули попытался сообщить рыжебородому об угрозе сверху.

- Копейщики на крыше! – крикнул он во весь голос, пытаясь привлечь внимания гнома, между тем скоренько шмыгнув ко входу в здания напротив в паре со Змеёй – Делай ноги, Готрек! Нам ещё барона вытаскивать!
Не дожидаясь ответа от мастера фехтования топором, Малрик что есть дури лягнул дверь ногой, в надежде попасть в здание.

0

12

На удивление, Змея не стал сопротивляться, а послушно последовал за Кроули. Пиратский барон был худощавым и высоким, почти оправдывая своё название, и, противоположно своему званию, он был одет преимущественно в дубленую кожу.
- Копейщики на крыше! Делай ноги, Готрек! Нам ещё барона вытаскивать! - прокричал Кроули.
- Да вижу, умги*! И вообще, - Готрек, отбив очередную атаку, схватил за пояс и притянул к себе почти вплотную одного из полуорков, отчего гарпун, предназначавшийся дварфу, вонзился межуд лопаток одного из нападавших. - С какого перепугу тебя главным назначали? - развернувшись к оставшемуся нападавшему, Готрек опустил топор по короткой дуге, отрубив ступню, пробив деревянный помост и заставив раненого полуорка увзять в дыре, обездвижив того на время. После этого дварф поспешил на своих коротких ногах следом за охотником.
Малрик выбил дверь в лавку алхимика. Толстый хозяин заведения, потрясая жиденькой бородкой, поспешил скрыться за прилавком, боязливо выглядывая снизу. Впрочем, маневр Кроули заметили. По крыше послышались тяжелые шаги, и, выбив несколько досок, вниз помещения спрыгнули двое полурков. Один был с широким ятаганом, в то время как другой принялся разматывать с кулака цепь с крюком на конце.
Змея оказался сам не робкого десятка, и, достав два коротких кривых кинжала, стал сближаться с ятаганщиком. Кроули достался же боец с цепью. Схватив ближайшую склянку с чем-то зелено-ядовитым, он швырнул её в охотника, затем добавив по широкой дуге замах своей цепью с диким придыханием - Хэ!.
_____________________________________________
Умги (кхазалид) - Человек, люди.

0

13

Охотник пропустил речь Готрека мимо ушей, уж слишком он был увлечён спасением пиратского барона. И даже если бы услышал, всё равно бы ничего не ответил – похоже, ворчание гнома по любому поводу вошло в тенденцию. Сейчас предстояло выполнить цель куда более важную, чем выяснение, кто был за главного в этой суматохе.
Пока кровопролитная бойня на улице продолжалась, следопыту удалось завести Змею в помещение, но полностью оторваться от преследования не вышло. Пара свирепых полуорков неожиданно ворвались в здание откуда-то с верху, всем своим видом показывая свою готовность к бою. Увидев противников, седовласый выхватил полэкс из-за спины. Очевидно, драки не избежать. Малрик не ожидал, что пират так бесстрашно ринется в атаку на противника, вооруженного ятаганом. Наверное, это было крайней мерой, и одноглазый бандит понимал, что справиться охотнику одному против двух противников будет невозможно. Оставалось только гадать, что заставило Змею пойти на этот отчаянный поступок: слабоумие и отвага, или холодный расчёт.
Останавливать барона уже не было времени, и уже через мгновение пират и полуорк скрестили клинки в схватке не на жизнь, а на смерть. События происходили очень быстро, и продумывать свои дальнейшие действия приходилось буквально мгновенно. Когда охотник заметил, как прямо в него летит какой-то предмет, то он и не думал вовсе, а лишь машинально пригнулся, а услышав при этом гремящую цепь, рассекающую воздух, попытался отскочить в сторону, противоположную той, в которой происходила схватка пирата с ятаганщиком.

0

14

Cклянка по короткой дуге пронеслась прямо над Малриком, сбив его треуголку и врезавшись в дверной косяк. По помещению пошел ощутимый запах серы и дерево начало шипеть и таять прямо на глазах.
Второй маневр Малрика был более успешен - он ушел от цепи в сторону, когда рядом с ним крюк на конце внезапно оказался зажат между короткими и сильными пальцами.
- Что ты тут творишь, безбородый(1)? На танцульки нашел время? - взревел Готрек, заходя в помещение, резко потянув цепь на себя. Полуорк потерял равновесие и оступился, наполовину развернувшись в сторону. Дварф отвесил сильный пинок под колено, заставив противника опуститься вниз, и, второй рукой, подпрыгнув, обхватил за шею. Придувшив полуорка, он своей массой и силой опустил его на колени.
- Ну, что уставился? Руби, пока он согласный!
Полуорк двумя руками пытался отогнуть перевитое мышцами предплечье Гурниссона. Хотя, проще казалось заставить море выйти из берегов. Задыхаясь, одну руку несчастный выставил вперед, пытаясь защититься от Малрика. Вся свирепость и угроза, клыки, татуировки и боевые шрамы, всего мгновение назад не предвещавшие ничего хорошего Малрику, сменились на животный испуг и отчаянье.
Все закончилось довольно быстро. Змея вытирал свои ножи об одежду убитого противника на полу. Полуорк, доставшийся барону, был прикончен жестоко, о чем свидетельствовала рана в паху и в глазнице. Змея, может и был старым, но он все ещё был опытным морским волком. Звуки боя снаружи так же затихали. Большие Мечи, похоже, смогли сгруппироваться, и воздух наполнился звуками тяжелых замахов и тупых ударов, больше напоминающих звук работы тесака на бойне. Цвайхандер был, конечно, не самым лучшим оружие для городских боев, но если уж его удавалось пустить в ход - то одежда попугайских расцветок вряд ли могла предоставить хоть какую-то защиту.
Вскоре, Гюнтер, отгибая забрало шлема, со свежим следом всплеска крови прямо на железа шлема, заглянул внутрь.
- Босс?
- Спасибо, мой друг, без тебя справились, - барон присел на корточки возле своей жертвы, острием лезвия отогнув воротник, и обнажив два косых и длинных параллельных шрама. - Хм, ребята Упыря...как не кстати, - перевернув оружие клинком вниз, он провел им над вырезом для глаза в своей маске. - Как, однако, не вовремя. У меня переговоры на носу, а разбираться с очередной выскочкой...Гюнтер, твои на ногах?
- А-то. Что эта шпана нам сделала бы? Десяток ещё в седле.
- Хорошо. Наведайся к нашему товарищу,
- Змея встал, отряхиваясь и пряча свои ножи. - И возьми Готрека с его новым напарником для полной дюжины.
- С каких это пор у меня напарник? Я тебе не наседка, - возмутился дварф.
- Хм, мне показалась, что вы сработались. Наведайтесь к Упырю, особо оружием не гремите - просто узнайте, в чем дело. Может, проще и быстрее будет откупиться. Я буду у себя. Кстати, Малрик, да? - барон невозмутимо присел на край стола, принявшись шарить в его содержимом. - Хорошо сработано. Сподручно, я бы сказал. Так держать, и может ты увидешь следующее утро. - и он отсалютовал Малрику найденной бутылкой вина.

Солнце стало скатываться по небосводу вниз, и тени принялись удлинняться, хотя, в полумраке тесных деревянных коридоров это было мало заметно. Где-то в мелькающих фрагментах океана между домами можно было заметить длинную полосу собирающихся тяжелых туч.
Большие Мечи уверенно прокладывали путь через постоянную пеструю толпу, галдежь и окрики, сотню запахов и дымных смесей.
- Ха, Упырь. Не подумал бы, что у этого доходяги хватит духа на такое, - разглагольствовал Гюнтер, потрясая своим клинком на плече, и периодически оборачиваясь назад. - А, сир Мех? А, хотя откуда тебе знать... Его так кличут потому что он, якобы, вампир. Ну там, кровь своих врагов пьёт, всякой черной магией балуется, плащ у него из человечей кожи. Как по мне - чушь собачья. Он просто пытается таким быть. Ну, чтобы страху нагнать. Подпилил  себе зубы. Говорят, что он раньше чумным доктором был. И подхватил какую-то хворь, чуть не сведшую его в могилу. От того такой бледный. Хотя, что у него действительно от кровопиц есть - так то, что он садист, каких мало поискать, эт да. Пытать и калечить любит и умеет. Кожу там, живьем содрать. А, прям как ты, да, сир Мех?
И Гюнтер одарил Малрика очередной улыбкой из неполного набора зубов.
Готрек, мрачно уставившись в спину идущего впереди Большого Меча, угрюмо топал следом, почти в конце отряда. Большую часть времени он молчал. Лишь позже вдруг отозвался, даже не оборачиваясь на Малрика, а, скорее, общаясь сам с собой.
- Малрик? Что вообще за имя такое...ты мне скажи - ты часом не элги(2)? А то я знаю, от элги - одни неприятности. Это сами для себя они удачу приносят. А вот всем вокруг - одни проблемы. Ты лучше сразу скажи, пока мы опять в какую задницу тролля не влезли...видели бы предки, чем я заниматься должен...я не могу умереть рядом с элги!
Логово Упыря было среди рыбных складов и хладобоен, как и многое в Кельмире, стоящее на сваях прямо над водой.
Большие Мечи сгрудились в переулке снаружи, рассматривая здание. Похоже, тактическая уловка Змеи сработала. Снаружи вяло переминались под пробирающим ветром, дующим с моря, всего пара полуорков. Остальные, похоже, были отправлены в неудачный налет на Змею.
- Ладно, хлопцы. Заходим и работаем быстро. Двое остаются снаружи. Остальные со мной. Готрек - найди Упыря. Только....ну, чтобы он хотя бы мог разговаривать.
Гурниссон мрачно разматывал цепь на своем топоре, покачивая ирокезом.
- Я ему оставлю два пальца. Послать тебя он сможет, Гюнтер, будь спокоен.
Большой Меч лишь снова осклабился.
- Присмотри за ним, Сир Мех. Гурниссон парень такой - резкий и внезапный! Прямо как твои брако...брыко...короче, твое зверьё которое ты охотишь!
Дальше была работа, уже более профессиональная и быстрая. Внезапно вынырнувшие из подворотен меченосцы выверенными движениями обрушились на покуривавших самокрутки и ничего не подозревающих полуорков, разрубив каждого от шеи почти до пояса.
Гюнтер же с плеча вынес двери, и все вломились внутрь.
https://i.pinimg.com/originals/8c/bc/71/8cbc71ddf0dd370e64bc83227b154729.jpg
В полутемном относительно просторном помещении было всего пару лампадок на столбах, сильно дымивших. По бокам хладобойни висели сырые туши крупных рыб, на крюках и веревках. Некоторые были со вспоротыми животами, из-за чего стоял сильный запах. Множество мух кружилось в воздухе. Температура была низкой, а плеск моря прямо под ногами отдавал сыростью.
В дальнем углу виднелась небольшая лестница вдоль стены, ведущая в небольшое помещение с косым окном почти под самой покатой крышей. Внутри никого не было.
Готрек не особо церемонился. Отправившись широкими шагами прямо наверх, он выбил дверь своим фирменным пинком.
- Что за? А, Готре...кхм…
- Упырь! Заткни хлебало и подика сюда!
Спустя несколько мгновений, по лестнице кубарем скатился некий человек, растянувшийся на пятачке посреди склада, у ног собравшихся полукругом восьми Больших Мечей и Малрика.
Упырь действительно производил отталкивающее впечатление. Низкого роста, худой, полностью лишенный волос и необычайно бледный. Корчась на земле, он больше напоминал червяка.
https://3.bp.blogspot.com/-Ho_DlNnzElE/XD8ENxBxZsI/AAAAAAACFOQ/y3lhEFXaQo8m_A5pDDMOenhvnNDIIwyqgCEwYBhgL/s400/05198c9b70337f7323764c156065ec80.jpg
Гурниссон отвесил смачный пинок, заставив того согнуться пополам.
- Ты, червяк! Тебе привет от Змеи.
- А, Готрек, - выплюнув большую порцию слюны на сапоги Малрика, сквозь тяжелый кашель наконец-то смог заговорить Упырь. - А ты всегда был столь резок в действиях...ты, и, похоже, твой новый подопечный.
- О чем ты, тварь? - Гурниссон наклонился, взяв и тряхнув Упыря за шиворот.
- И такой смелый...скажи, ты всегда такой смелый? Или только с теми, кто не может тебе ответить? Как я сейчас? И та хоббитская девчонка?
- О чем ты вообще, умги? Какого черта ты решил, что можешь напасть на Змею посреди дня на его территории?
- Напасть на Змею? О-хохо, - Упырь стал медленно подниматься на четвереньки, все ещё содрагаясь от приступов кашля, и поправляя своё пенсне с темными стеклами. - Нет, нет, что вы. Зачем мне Змея? Мне нужен был только ты, Готрек. И твой новый дружок-пирожок,  - и Упырь посмотрел в сторону Малрика, осклабившись в мерзкой улыбке бесцветных губ и острых зубов. - Учитывая награду…
- Какую ещё награду?
- Погодите, а вы что, ничего не знаете? - Упырь выпрямился, стоя на коленях. - Действительно? Змея тут совершенно не при чем. Все дело в вас двоих. Хотя, учитывая, что плакаты только-только начали клеить по Кельмиру, - и Упырь извлек из кармана своего длинного плаща пергаментный свиток.
Гюнтер выхватил его, развернув и принявшись изучать. Затем пустил по кругу.
- Или ты все будешь отрицать? Сегодня, утром? В «Бенбоу»? Ты, краснолюд, и твой подельник, убили ни в чем не повинную девчонку. Хоббита. Дочь Блоффа. Пиратского барона Блоффа.
Пергамент дошел до Гурниссона. На нём были набросанные от руки, пусть и несколько неточно и скоро, но похожие портреты Готрека и Малрика. Под каждым была выведена награда -  «10,000 золотых. 25,000 за живых».
http://completegotrekandfelix.info/wp-content/uploads/2019/01/Paul-Jeacock-and-Karl-Kopinski-inferno-gotrek-for-gallery.jpg
http://completegotrekandfelix.info/wp-content/uploads/2019/01/Paul-Jeacock-and-Karl-Kopinski-inferno-felix-for-gallery.jpg
Упырь, тем временем, стал выпрямляться, отряхивая свой потертый кожанный плащ.
- Так что, передавайте мои извинения Змее, если что не так, но, думаю он поймет. Я всего лишь хотел помочь убитому горем отцу.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=J6uZgQ1Hyv8&index=8&list=PL4053A106FBB9E6FD[/lazyvideo]
Гурниссон, скомкав плакат, стал судорожно думать. Не смотря на внешний вид необузданного варвара, в голове дварфа скрывался мозг бывшего инженера. И соображал он довольно споро. Гурниссон быстро оглянулся, посмотрев прямо в глаза Малрика, стоящего напротив. Взгляд был коротким, но очень красноречивым - «Сейчас!»
- Ничего личного, ребята, но работа есть работа, - Гюнтер снова опускал своё забрало, когда дварф толкнул его выставленным вперед топорищем, заставив отступить на пару шагов назад. Затем Готрек пнул концом топорища стоящего справа Большого Меча в пах, отбросив назад, и принял на изгиб топора уже летяший слева удар цвайхайндера. Но четвертый наёмник нанес удар, пусть и вскользь, но вспоров  кожу на спине дварфа продольным косым разрезом.
Малрика ждала не лучшая участь. Удар латной перчаткой пришёлся прямо в щеку, раскрутив охотника вокруг своей оси. Одновременно, два наёмника занесли свои мечи - один справа собирался горизонтально пронести клинок на уровне плеч, снеся голову, в то время как другой намеревался вертикально по диагонали обрушить цвайхайндер прямо на колени Малрика.
_____________________________________________________________
1 Безбородый - Устойчивый фразеологизм на общем языке среди подгорного народа - 1) Дварф, не достигший зрелого возраста (обычно до 30 лет) 2) Дурак, помеха, неумелый
2 - Элги (кхазалид) - эльф, эльфы.

+1

15

Сколько разных невзгод испытала на себе многострадальная шляпа… Побывала она и под обстрелами, и в волчьих зубах, грела голову в лютый мороз и спасала от палящего солнца. Теперь к этому обширному списку добавился и удар бутылки с некой едкой дрянью, брошенной в полёт. По какой-то причине, в данной ситуации Малрик беспокоился больше за свой головной убор, нежели за седую голову. Полуорк задел охотника за больное, за его любимый предмет одежды и показатель статуса, поэтому, когда шляпа слетела с макушки, упав на пол, Кроули был готов порвать негодяя голыми руками.

Неожиданно в стычку ввязалась краснолюд, лихо обезвредив некогда кровожадного противника и поставив его на колени. Соперник был беззащитен, а в его некогда свирепом взгляде промелькнула нотка раскаяния о содеянном. В боях нет месте сентиментальностям и прочей ерунде, описываемой романтиками в своих писаниях. Убей, или будь убитым, поэтому, когда выдался шанс, полэкс охотника окропил и без того грязный пол тёмной кровью полуорка. Бездыханное тело рухнуло, закатив глаза и захлёбываясь собственной кровью. Всё было кончено.
На улице воцарилось затишье, и в скором времени следопыт услышал знакомую речь командира наймитов. Несмотря на прогнозы, кнехтам удалось отбиться малой кровью. В дверном проёме показалась знакомая фигура в латах, с двуручным мечом наперевес. Сталь грозного оружия была испачкана кровью, как и сам наёмник.

Встав на ноги, охотник поднял шляпу с пола, принявшись дотошно её отряхивать. Он был так увлечён изучением её целостности, что прослушал половину сказанного Змеёй и его людьми, и отвлёкся лишь тогда, когда барон обратился к нему лично. Охотник лишь кивнул в знак согласия, ничего не ответив. Не любил охотник чесать языком, поэтому гордо молчал.

А Змея оказался не из робкого десятка, как по ошибке считал обладатель треуголки с пышным оперением. Мало того, что он смог победить орка в честном бою, так ещё и умудрился откопать бутылку вина в лавке алхимика. Уникальная личность, ничего не скажешь.

Планы поменялись, и люди пиратского барона получили новое задание. Оказывается, что нападающими были люди некого Упыря, окрещённого местными вампиром. Новость заставила охотника насторожится, и тут Кроули был рад, что имеет в боезапасе серебряные болты. Случавшиеся неожиданные повороты судьбы якобы намекали, что порой сказки, далеко не сказки, а суровая реальность.

Пират считал, что следует разузнать цель нежданного визита людей его коллеги. Когда на режущий глаз своей архитектурой город опустились сумерки, наймиты Змеи держали путь прямо в логово Упыря. К сожалению путь был не близок, и в его процессе приходилось выслушивать мерзкого подстрекателя Гюнтера. Стоит отдать владельцу жёлтых как лепестки одуванчика зубов должное за его мастерскую игру на нервах, достать охотника было сложно, но наёмник был на верном пути. И снова следопыт лишь молчал, якобы игнорируя остроты ряженного клоуна. Так ещё и вечно недовольный рыжебородый краснолюд начал сокрушаться о каких-то неизвестных эгли. Гном заговорил прямо в тот момент, когда Кроули с трудом пытался держать рот на замке, отчего и вынудил охотника лишь недовольно буркнуть.

Когда отряд дошёл до логова уже окончательно стемнело. Большое здание, напоминающее какое-то ремесленное строение, казалось заброшенным и необитаемым, и находилось в том же плачевном состоянии, что и подавляющее большинство построек в городе. Чем ближе они подбирались ко входу, тем отчётливее улавливался мерзкий запах рыбы. Попав в просторное помещение, Малрик наконец опередил источник ужасной вони. На массивных крюках, прикрепленных к проржавевшим от сырости цепям, висели рыбные туши, возможно не первой свежести. Охотник поймал себя на мысли, что после этого путешествия долго не сможет употреблять рыбную продукцию в пищу, на столько отталкивающим являлось царившее в здании зловонье.

Гюнтер поручил рыжему ирокезу отыскать главаря, и спустя несколько минут гном спустил с крутой лестницы низкорослого мужчину. Наёмники окружили корчащегося от боли главаря, ожидая получить ответы на свои вопросы.
Готреку удалось расколоть главаря, правда информация, которую узнали наёмники, была далеко не самой приятной. Оказалось, что нападение было организованно не с целью убийства пиратского барона, а для поимки разыскиваемых преступников, за чьи головы обещалась кругленькая сумма. Когда до рук следопыта дошла бумага с портретом рыжебородого и его самого, он был готов провалиться под землю.
Гюнтер и его шайка позарились на лёгкую добычу, и завязалась драка. Несколько наёмников напало на гнома, а охотнику прилетел мощный удар в лицо, отчего тот еле смог удержаться на ногах. Из глаз затянутой красной пеленой полетели искры, и всё что смог увидеть Малрик далее, это двух наймитов, готовящихся провести сокрушительные удары двуручными мечами.

Ситуация была сложной, но несмотря на мощный удар, охотник не растерял ни капли самообладания. За несколько мгновений в его голове сложился алгоритм действия, являющийся планом его спасения от обезглавливания. Двуручный меч, конечно, могучее и мощное оружие, но не самое быстрое. Когда наёмники только делали замах, Кроули знал, что окно для манёвра появится лишь в тот момент, когда лезвия отправятся рассекать воздух. Именно тогда следопыт рухнул на пол, выхватывая полэкс, пытаясь тем самым спасти себя от горизонтального удара, однако угроза ещё не миновала. Оказавшись на уровне ног наймитов, охотник вцепился в древко двумя руками. Добротно замахнувшись, закинув обух топора через правое плечо, лезвие орудия молниеносно стремилось разрубить ноги наёмников на уровне щиколоток.

+1

16

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=5dNK0U9xGMQ&index=4&list=PLUOrSPXEG4aPMHhYAHiFKrQlg9aUnDt6G[/lazyvideo]
Маневр Малрика частично удался. Большой Меч, наносивший вертикальный удар, получил ранение в одну ногу, сразу же подкосившись и опав на одно колено. Цвайхандер, просвистев в воздухе, врезался острием прямо возле левого плеча охотника, раскрошив дощатый пол. Внизу послышался плеск упавших фрагментов деревянного покрытия в воду.
Впрочем, второй боец, метивший ударить горизонтально, опередил Малрика. Прежде чем топор дошел до него, Кроули получил пинок окованным сапогом в спину, бросивший его на ближайшую вспоротую акулью тушу, выбив воздух из легких охотника.
Оставшийся противник не собирался просто так сдаваться. Перехватив свой меч за рикассо и держа его как копье, он намеревался с короткого разбега проткнуть Малрика вместе с тушей акулы. С правой и левой стороны охотника к нему уже заходили его напарники, примерясь для дополнительных ударов.
Готреку тоже было не сладко. Развернувшись, сбросив летевший с одной стороны удар меча, он получил ещё одно рассечение вдоль предплечья, после чего смог скрестить кромку своего топора с клинком второго бойца, и сильным тычком вогнал перекрестье гарды прямо в горло Большого Меча. Тот попятился и упал на пол, выронив оружие, держась руками за рану и с харкающим звуком захлебываясь кровью.
Один явно был уже не жилец, и один был сильно ранен Малриком, наспех разрывая свой пышный рукав и пытаясь обмотать щиколотку. Но оставалось ещё пятеро и сам Гюнтер.
После этого дварф стал пятиться, отбивая одиночные выпады троих, пока не оказался среди туш, ближе к стене склада. Схватив ближайшую свободной рукой, он прокричал.
- Безбородый - берегись! - и толкнул что было силы. Цепь, висящая на подвижном ролике, под ржавый скрежет понеслась вперед, через помещение к противоположной стене, прямо на Малрика и его убийцу с клинком наперевес.

Отредактировано Готрек Гурниссон (19-03-2019 05:28:48)

0

17

Удар топора был столь сильным, что со свистом рассекал воздух. Острое лезвие, звякнув об элемент латного ботинка наймита, впилось ногу, достигнув тканей, и орошая алой кровью деревянный пол на вылете. Негодяй потерял равновесие, и крича от боли пал на колено, держась за свежую рану. Его атака была прервана, и лезвие двуручного меча сменила траекторию полёта, не достигнув охотника.

-Попал! – пронеслось в голове Кроули, когда тот пытался довести удар до следующей жертвы. Ему не хватило буквально несколько сантиметров, чтобы поразить вторую цель. Нападавший, не желающий разделять участи своего сослуживца, подсуетился и отбросил наносящего удар следопыта от себя прочь мощным ударом ноги. Острая кромка топора лишь царапнула металл, высекая искру, а сам охотник отлетел назад и почувствовал, как упал на склизкую, воняющую тухлятиной рыбью тушу.

Охотника то и дело гоняли по помещению мощными ударами, будто кота в срубе, позарившегося на чашку со сметаной. Правда, вместо удара тапка мужчина получал латным сапогом, что было очень больно и унизительно.
Приходя в себя от удара, Ван пытался подняться на ноги, отталкиваясь от мерзко пахнущего обитателя морских глубин. Гюнтер и его стая вшивых псов не теряла зря времени, и бросила все силы на убийство нагло обманутых гнома и полуэльфа. У наёмников отсутствовала такое понятие, как честь, они не были войнами, а лишь пустоголовыми головорезами. Такие ублюдки не заслуживают ничего большего, чем кормить червей в земле, или как выражаются в Кельмире – рыб на дне.

Краем глаза Малрик видел, как Большие мечи с горем пополам пытались справится с рыжебородым. Понимая, что в прямой и честной схватке у них не было шансов, ублюдки то и дело пытались атаковать гнома со спины, держались на расстоянии благодаря поражающему радиусу своего оружия и действовали слаженно, но и несмотря на это без жертв обойтись не удавалось. Гнома можно было сравнить с недвижимой скалой в открытом море, подвергшуюся напастями стихии – волнами, кои были ударами стального оружия, рассекающие каменную кожу.

Поднимаясь на ноги, побитого, но не сломленного, его одолевала злоба и ярость. Он был похож на загнанного волка, которому только и оставалось, что скалится, сверкая клыками, да вгрызаться в нападающих, поджав хвост. Холодные как айсберг глаза теперь чуть-ли не горели от переполняющих его чувств, а кулаки крепко сжимали древко полэкса.

Когда Готрек окликнул его, тот развернулся в сторону дварфа. Уже в этот момент на него неслась ржавая цепь, угрожающе гремя звеньями. Помещение было большим и просторным для манёвров, а следовательно - стоять на одном месте было равноценно самоубийству. Гремящая цепь несла с собой помимо угрозы и призрачный шанс на выход из окружения, которым охотник решил воспользоваться. Слишком долго его гоняли как зелёного новобранца на ристалище.

Охотник пошёл на риск, и если всё удастся провернуть, то цепь, за которую тот попытался ухватится как за верёвку, должна будет отнести его к противоположному концу ремесленного здания. Таким образом, у него появится время приготовить лук к стрельбе, достать стрелы из закрытого колчана и открыть огонь по наймитам. Готреку срочно нужна была помощь, и Кроули больше не желал быть козлом отпущения в этой схватке. Пришло время показать ряженным клоунам, что такое острый глаз, крепкая рука и верный лук.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (21-03-2019 22:06:54)

0

18

Несущаяся цепь с телом акулы врезалась в Большого меча, стоявшего перед Кроули. Пока Малрик исхитрился уцепиться за цепь повыше туши и унестись вместе с ней, менее расторопный наёмник оказался смят и выброшен в открытый люк в полу. Раздался короткий плеск, барахтанье, и Большой меч начал тонуть, что-то пытаясь прокричать про то, что он не умеет плавать, утягиваемый на дно своим неполным доспехом.
Кроули удалось разорвать дистанцию и достать своё любимое оружие. Беда была в том, что он все ещё был в помещении, и Большие мечи не собирались просто так стоять. Двое приближались, переходя на бег, и, прежде чем расстояние будет достаточно малым, чтобы пустить оружие в бой, у Кроули оставалось время на один выстрел.
Позади бегущей на него пары Гюнтер, оставив дварфа в покое, направился в сторону Кроули, положив цвайхандер на плечо и втянув голову в плечи.
- Собаки, ни черта не можете сами...э-ге-гей, сир Мех! Надеюсь, вы не в обиде? Ничего личного, но 50 тыш злотых не каждый день найдешь...загоняй его!
Готрек отступил на несколько поставленных друг на друга бочек. Поднявшись на одну из них, он отбивался от прилетающих ударов то с одной, то с другой стороны от двух оставшихся наёмников. На лбу дварфа было свежее рассечение, а его терпение подходило к концу, так как он стал выкрикивать короткие фразы на кхазалиде.

0

19

Цепь доставила своего пассажира с ветерком, аккурат в противоположный конец ремесленного здания. Несмотря на ржавчину и прискорбное состояние звеньев, конструкция выдержала взрослого мужчину и насаженную на крюк рыбину. Манёвр удался, и охотник на некоторое время сумел покинуть окружение острых как бритва клинков, норовящих пустить ловчего на ремни. Эти несколько минут, выигранные благодаря тактическому отступлению, были предельно важными для решения исхода боя. Как правило, мгновения и решают исход любой битвы, и каждая секунда дорога, когда ты дерёшься за свою жизнь.

Ловко соскочив с цепи, Кроули немедля выхватил лук с широкими плечами из-за спины, встал в стойку, а несколько стрел воткнул в деревянный пол перед собой. Этот манёвр тоже был важен, так как тем самым стрелок получал преимущество во времени, дабы не тянутся в колчан, находящийся за спиной. Пара мгновений, и охотник готов стрелять. Тетива натянута, и зоркий глаз уже метит свою цель.

Наёмники не спешили так просто отпускать противника, занявшего стратегически выгодную позицию. Они понимали, что стрелок может стать шилом в заднице, поэтому следующим манёвром пошли в стремительное сближение. На этот раз их было трое, во главе с назойливым Гюнтером, пускающим слюни на кругленькую сумму из листа разыскиваемых. Наверное, для кого-то цена за свою голову и может стать предметом гордости, но только не для седовласого обладателя стильной, по его мнению, треуголки. Оценивая его голову, наёмник тем самым плевал в лицо сквайру, и несмотря на свой невысокий статус, тот всё же имел каплю гордости за заслуженное звание. Тешило лишь одно: теперь у Малрика есть шанс поставить выскочку на место, преподав ему кровавый урок.

Однако, несмотря на всё желание выстрелить в командира, охотник понимал, что он далеко не приоритетная цель в данный момент. На другой стороне здания, бедно освещённого тусклыми масляными фонарями, отчаянный дварф холоднокровно бился за свою жизнь. Нападающие загоняли его к стене, но тот будучи не из робкого десятка, понимал, как важно занять позицию повыше, отчего и взобрался на бочки, умело отражая удары топором. Драться против группы воинов, да ещё с радиусом их вооружения – та ещё задачка, поэтому Кроули и метил в даль, целясь в война с двуручным мечом, собирающегося нанести очередной удар рыжебородому. Сейчас было крайне важно облегчить бой своему единственному союзнику, и когда лук расправил свои плечи, снаряд отправился в полёт, настигая наёмника. Болван как раз так размахнулся, что открыл зазор между доспехами, и теперь широкий наконечник метил прямо ему в подмышку. Такая рана при удачном попадании гарантирует жертве полную неспособность к бою, а после и вовсе к мучительной и долгой смерти от потери крови. 

Когда выстрел был произведён, наступающие наёмники уже были опасно близко, чтобы продолжать стрелять. Снова схватившись за топор, охотник был готов защищать себя и свою честь, надеясь, что его небольшая помощь была гному хоть как-то, да полезна.

0

20

Стрела Кроули вонзилась точно в цель. Цвайхандер, занесенный над плечом наёмника, так там и остался, а сам человек, коротко вскрикнув, покосился на бок, став опадать и завалился в висящие туши, расталкивая их и пытаясь найти опору.
Второй наёмник на мгновение отвлекся, но этого хватило. Продольный удар в горизонтальной плоскости так и не завершился - Готрек наступил на лезвие меча, придавив его между ногой и бочкой. А когда Большой Меч повернул голову в его сторону - топор лишил его этой самой головы, оставив обезглавленное тело, брызжущее кровью из открытых артерий, и скачущий по полу шлем.
Спрыгнув на пол, Гурниссон подобрал меч, которым его не так давно пытались зарубить.
- Гюнтер! - зарычал дварф.
Командир наёмников с недудовольствием обернулся, и был награжден сильнейшим ударом. Гурниссон метнул здоровенный цвайхандер одной рукой, наподобие копья, и клинок, пролетев короткое расстояние, пробил нагрудник дикого гуся навылет. Под тяжестью оружия и силой удара, Гюнтер стал падать, но наткнулся лезвием прошедшего сквозь него оружия, и медленно соскользнул по нему, оказавшись пригвожденным к полу.
Готрек медленно стал прибилижаться.
- Собака ты паршивая, вша подхвостовая, гнойник на заднице тролля…, - возвышался дварф над Гюнтером, который пытался что-то сказать, вытянув вперед одну руку, но мог лишь исторгать потоки крови из рта. Готрек наступил ему на грудь, занося свой топор. - Быстрых денег хотел? Ну вот тебе лучшая награда - слава или смерть!  - и раскроил ему череп, обильно обрзыгав содержимым деревянный пол.
Кроули повезло, хотя и не до конца - покуда он тянулся за топором, один из наёмников успел опустить свой клинок, оставив длинное рассечение, впоровшее одежду, кожу и прорезавшее мышцу на левой лопатке Малрика. Впрочем, дальше Большие мечи замерли, наблюдая кончину своего командира. А затем стали нерешительно пятиться назад, выставив своё оружие перед собой.
Из зашедших внутрь 10 Больших мечей остались лишь двое на ногах, и двое тяжело раненых Малриком. А судя по затихшему плеску под зданием - выпавший от удара рыбы на цепи так и не смог выплыть под тяжестью своего обмундирования.
Упырь, хозяин этого места и вовсе умудрился куда-то испариться.
Готрек, держа выставленный перед собой топор, стал боком обходить двух ещё целых наёмников.
- Охотник...как там тебя, - пробубнил дварф, оказавшись ряд0м с Кроули. - Нечего пялиться, как девица на выданье. Пошли отсюда.
Толкая спиной Малрика, вдвоем они вышли на узкую деревянную улицу, перпединкулярную той, с которой они зашли в хладобойню, и дварф поспешил перетащить ближайшую бочку, подперев двери.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=TBzQpfLDg1Y[/lazyvideo]
- Вляпались, что воробей в лепешку..., - Готрек в сердцах приложил кулаком по двери, так, что она зашаталась. - Вот скажи мне, безбородый, какого рожна ты стрелял в ту недомерку? Заняться было больше нечем?
Дварф обернулся, вперив свой яростный взгляд в Кроули. Выглядел Гурниссон несколько потасканно - его спина зияла парой новых рассечений, на которых кровь только начала сворачиваться, предплечья украшали пара свежих синяков от блоков против мечей, а сам дварф был покрыт потеками и пятнами как своей, так и чужой крови.
- А, чего, язык проглотил?
Готрек огляделся, а затем долго, протяжно и грязно выругался.
Вся сложность и серьезность ситуации начала проясняться только сейчас. Вдоль всей узкой деревянной улицы, среди редеющей толпы можно было разглядеть тут и там прибитые свежие пергаментные развернутые свитки. Готрек сорвал ближайший со столба напротив. Объявление, точно такое же, которое показывал Упырь внутри. Малрик и Готрек были вытавленны на солидную награду. Очень солидную. Обещанную влиятельным пиратским бароном. В городе, полном наёмников, пиратов, убийц, воров и грабителей. В городе, который был средоточением всего самого низкого и прожадного, что могло выбросить море на берег. В городе, где жизнь и так не во что не ставили, а деньги были целью и средством. Где каждый мог продать мать, ещё нерожденного ребенка и что угодно впридачу за пригоршню медяков. А уж за 50 тысяч золотых...
И в самом сердце этого разворошенного осиного гнезда оказались дварф и человек. Всего двое против почти всего остального города.
- Эй! Это они! - раздалось из одного конца улицы. Женщина, судя по экзотическому наряду из львиной шкуры и короткому луку - амазонка, взобралась на ближайший прилавок, показывая в их сторону рукой и потрясая головным убором из костей и перьев. Вокруг неё в толпе уже началось целенаправленное движение кого в сторону замеченных.
- Твою ж налево...из язвы в задницу...ну, есть идеи, безбородый? Только быстро! - спросил Готрек, оглядываясь.
Солнце уже частично зашло за закат, а с неба начал накрапывать мелкий холодный дождь, разносимый сильными порывами ветра с океана.

Отредактировано Готрек Гурниссон (17-04-2019 10:05:27)

+1

21

Трудно сравнить, что ранит больнее: холодная сталь закалённого в боях клинка или острые зубы обиды, кусавшая за несовершённые поступки. Обманутые, проведённые вокруг пальца как последние простаки, дварф и полуэльф сражались за свою жизнь в забытом богами месте. Бой был окончен, но вкус этой победы отдавал горечью ещё предстоящих впереди испытаний.

Кроули хорошо досталось в прошедшей схватке, и как бы не было сложно признавать, Малрик знал, что с такой раной он уже не боец. Тело пронзала острая боль, особенно тогда, когда тот пытался двигать руками. О стрельбе из лука можно забыть, не говоря уже об фехтовании полэксом. Оставалось лишь полагаться на свою ясную голову, хладнокровие и быстрые как ветер ноги, способные унести своего хозяина из большинства передряг.

Оказавшись на улице, гном запел старую песню. Особого воодушевления после произошедшего охотник не испытывал, так ещё и товарищ принялся обвинять его в том, к чему ловчий был абсолютно не причастен. Вот только кричать об этом, как бы того не хотелось, было абсолютно бессмысленно – грош цена его словам. Не было весомых доводов, дабы рыжебородый поверил ему с полуслова, поэтому Ван снова молчал, проглатывая обиду. Казалось, что никогда ничего более ужасного с ним не происходило, но мужчина не торопился хоронить себя в этой грязной дыре. Не бывать этому! Он уйдёт, во что бы это не стало, и будем вспоминать этот день как страшный сон.

Погода и местная обстановка вполне передавали настроение угрюмого охотника. С моря поднялся ветер, принеся с собой мутную, серую тучу, безобразно размазанную по зеленоватому небу как клякса на пергаменте. Моросил мелкий дождь. Воздух и без того был влажен, так ещё и ненастье усугубляло положение. Теперь морской бриз был холоден, не ласкал неспешным веянием, а пронизывал до костей. А вокруг всё те же обшарпанные здания, грязные и мерзкие, как и местные обитатели.

Последние за зря на месте не сидели. Казалось, что прошло каких-то пару часов, а уже каждый столб был увешен плакатами с портретами невезучих, оказавшихся не в то время и не в том месте. Срывать их, как поступил гном, было бесполезно. Теперь, ещё одна не утешительная новость посетила седую голову – целый город уже узнал об разыскиваемых, за голову которых обещана кругленькая сумма. Нету в этой дыре больше союзников, одни лишь враги, поджидающие на каждом углу, за каждым поворотом. Порты и другие выходы из города явно стали местами особо дотошных поисков, поэтому выбираться придётся там, где их меньше всего ожидают, вот только о существовании подобных лазеек охотник не ведал.

В конце деревянной улицы, у торговых прилавок закрывшихся на ночь, ошивалась толпа местных. Видимо, новость и возможность неплохо нажиться на поимке неугодных барону людей взбудоражило их, заставив прочёсывать улицы. Это место не стало исключением, и когда весьма колоритный персонаж взобралась на прилавок, она дала знать толпе об их возможной находке. Подобная встреча не показалась охотнику сюрпризом, вполне логично встретить средь местного отребья кого-либо из ставки Хатсин, и судя по одёжке и манере речи, горланящая незнакомка с дурацкой шляпой была точно из тех краёв.

- Что тут думать – пробубнил Кроули, поправляя головной убор – Тикать надо, да по скорее. Всех не перебьём.
Меньше слов – больше дела. Охотник кивнул дварфу в сторону узкой улочки, ведущий куда-то вверх по кварталу. Города охотник не знал, так что мог надеяться лишь на уход от погони, не говоря уже о занятии какой-либо тактически удобной позиции для обороны. Да и какая тут оборона, когда каждый головорез уже точит нож в надежде заполучить желанную награду. Ну и потрепали их с Готреком вполне солидно, так что следующий открытый бой норовил стать последним.
- Сначала надо смыться, а там решим, как нам быть – молвил он уже в спешке, утаскивая дварфа за плечо в узкий переулок. Только и оставалось, что сверкать пятками, и держаться за шляпу, дабы та ненароком не слетела.

0

22

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=-CIhqgC7Re8&list=PLB_eHiv4dJ9yrvMv80l5FaTkZXyRD0cLD&index=18[/lazyvideo]
- Сначала надо смыться, а там решим, как нам быть - сказал Кроули.
- Ха, чтобы Готрек Гурниссон бежал от бит… - начал было дварф, воинственно вскидывая свой топор, но, Малрик уже утаскивал его за плечо, не дав договорить.
Сделано это было, надо сказать, довольно вовремя. Воздух прорезала короткая стрела, вонзившись в дверь хладобойни, внутри которой всего пару минут назад пара сражалась за свою жизнь. Воздух прорезал пронзительный переливчатый крик амазонок, больше напоминающий стрекот дикой птицы.
Готрек, вопреки своему изначальному желанию, поспешил следом за стремительно удаляющимся Кроули. Дварф редко когда избегал любых столкновений, скорее даже искал их в силу своей природы клятвы Истребителя, надеясь лечь в славном бою. На каждый шаг полуэльфа, дварфу приходилось делать два-три подпрыгивающих.
- Эй! Стой! Как там тебя звать-то...человечий отпрыск, куда тикать-то? Куда двигать?
Оба оказались в узком переулке с нависающими сверху трехэтажными зданиями, почти перекрыващими небо и прогибающимися досками улицы между ними, над плещущимся морем.
https://cdna.artstation.com/p/assets/images/images/000/969/258/large/sebastien-larroude-thief4-facade-01-seb-larroude.jpg
Дварф успел добежать до Малрика, чуть не налетев на того, когда сзади показались преследующие их амазонки. Учитывая узость прохода, только один человек мог пройти по улочке. Пяток полуголых смуглых девицы в шкурах и коже стали проворно карабкаться по стенкам зданий, а оказавшись на втором-третьем этаже, одной рукой держась за выступ, а во второй сжимая короткий лук, стали натягивать тетиву зубами, целясь в убегающих.
Впереди по курсу Малрика показался неторопливый старик, несущий на коромысле на плечах две корзины, перегораживая собой весь выход из переулка.
- Куда ты намалился?! Что ты вообще удумал? У тебя везапно родился гениальный план? - Готрек поспешил одной рукой схватить Малрика за рукав, когда тот самый рукав пронзила стрела с костяным наконечником. Конечно, Истребителю полагалась славная смерть, рано или поздно, но смерть от множесва стрел амазонок вряд ли могла считаться полноценно славной, так что, возможно, определенная доля смысла в действиях Малрика была.

+1

23

Довольно комичная ситуация. Двое мужчин, сильных и смелых, которым удалось своей хитростью и смекалкой побороть отряд грозных наймитов, бежали от кучки баб в грубо выделанных шкурах. Их погоня была тем ещё зрелищем, которое Кроули будет описывать своим внукам. Однако, чтобы те появились на свет, от погони следовало уйти. Наверное, это и стало для охотника ультиматумом.

Узкая улочка оказалась не самым удобным местом для бегства, но когда в спину светят стрелы, и разъярённые дамы выкрикивают свой боевой клич, времени для прокладывания более комфортных маршрутов не остаётся. Кроули двигался впереди, пытаясь одновременно скрыться от погони и придумать какую-либо хитрость, способную продлить жизнь ему и его новому товарищу.
- Чёрт! – выругался мужчина в шляпе, увидев старичка, ковылявшего навстречу. Дедуля нагрузил на себя пару корзин с какой-то ерундой. Ещё и коромысло напялил, как будто специально, дабы усложнить двигающимся навстречу беглецам проход. Дварф, вприпрыжку догоняющий широкий шаг следопыта, неустанно суетился за его спиной.
- Куда ты намылился?! Что ты вообще удумал? У тебя внезапно родился гениальный план?
- Конечно – утвердительно кивнул охотник, повернув голову через плечо – Мы будем бежать, чтобы нас не прикончили. Гениальное – просто – полуэльф, несмотря на опасность, позволил себе усмехнуться и выкинуть остроту. Не то, чтобы она была действительно уместна, но порой юмор смягчал положение. Без него в повседневной жизни довольно тяжко, и нужно ценить момент, когда тот раскрывал себя во всей красе. Вот только этот момент наказал юмориста, вспоров рукав свистящей стрелой. Пара сантиметров отделяли снаряд от повреждения одежды до появления серьёзного ранения. Тут уж не до шуток.

А вот амазонки чувствовали себя в узком переулке довольно уютно, и уже облюбовали отвесы зданий, сделав их позициями для стрельбы. С присущей девам грацией, и каплей акробатики те вели огонь довольно зрелищно, но не очень эффективно. О какой точности может идти речь, когда ты натягиваешь тетиву зубами? Что-то подсказывало убегающему охотнику, что стрельба далеко не единственный трюк, который воительницы способны реализовывать своим ртом. Нет, имеется в виду отнюдь не то, о чём ты мог подумать, уважаемый читатель. Охотник подмечал этим, насколько схож их был боевой клич с трелью (если его можно так обозвать) стервятника. Видимо, тем самым женщины намекали на то, что рыжебородый гном и полукровка в чудной шляпе были для них ничем иным, как падалью. Успели приписать спасающихся бегством к мертвецам, так сказать. Боевой клич являлся неким предупреждением для чуткого слуха охотника, знающего звуки множества птиц. Для гнома, скорее всего, это было всего лишь трудно разборчивым бабским визгом.
 
Воистину, можно бесконечно наблюдать за тремя вещами: как горит огонь, как течёт вода, и как женщина своеобразно подходит к решению той или иной задачи. Вот только спокойно лицезреть за тем, как тебя пытаются застрелить - дорогое удовольствие, поэтому Кроули нужно было сейчас же решать, как обойти неожиданно возникшее на пути препятствие.
- Прочь с дороги! – выкрикнул несущийся навстречу Ван, держась рукой за свою шляпу. У мужчины не было выбора, и ему пришлось попытаться оттолкнуть старца в сторону, дабы освободить путь.

0

24

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=Tr3y6WRMBZ4&t=56s[/lazyvideo]
Малрик оттолкнул старика с пути, отчего несчастный впечатался в ближайший дверной проем, выбив хлипкую дверь ближайшего здания. Старец, раскидав свои пожитки по хлипкому настилу, попробовал было высунуться и отвесить недовольное высказывание в сторону Малрика, но был возвращен на свое временное место широкой ладонью Готрека.
Под свистящие мимо стрелы, парочка преследуемых оказалась на соседней улице. Дощатый настил тянулся в правую и левую стороны, а чуть в стороне от улицы отходил ещё один узкий переулок, проложенный прямо поверх пришвартованных лодок и плотов. Здания вокруг снижались, покатыми крышами первых этажей нависая над несколько более широкой улицей.
Малрик с ходу влетел в толпу, раскидав нескольких людей.
- Да шоб тебе пусто был, бес морской! - возмутисля кто-то, поднимаясь с пола. - Погодь-ка...хлопцы, сдается мне, это этот, с плакату!
В спину Малрика нагнал Готрек, толкнув того что было силы вперёд, ещё раз на незадачливого прохожего.
- Глянь-ко! Золото прямо в руки!
- Умги*, твой план - это верх гениальности! Бежать нужно куда-то, а не как собака - пока ноги держат! Куда ты намылился? - выпалил Готрек, оглядываясь.
Достаточно быстро Малрик и дварф оказались почти окружены и оттеснены от прочих прохожих. Кроули сбил докера - одного из рабочих портов, и сейчас с десяток его подельников, вываливающихся из ближайшего кабака, с голодным видом стали доставать дубинки, ножи и погрузочные крюки, наметив свою добычу.
В Малрика уже полетел первый удар дубинки сбоку, метя в скулу. Амазонки, тем временем, настигали свою добычу, преодолевая по крышам переулок и собираясь стрелять прямо с навесов над площадью.
- Да ты просто гений тактики, безбородый, чтоб тебя! Прямо Адмирал Бенбоу! - возмутился Гурниссон, принимая на лезвие своего топора плашмя удар сверху вниз крюка. - Ты собрался по пути вообще всех охочих собрать, или что?
______________________________
Умги (кхазалид) - Человек, люди

Отредактировано Готрек Гурниссон (10-05-2019 04:22:20)

0

25

Конечно, до Адмирала Бенбоу охотнику было расти и расти, но это не означало, что Кроули являлся глупцом. Наверное, многие на его месте, попав в столь неприятную ситуацию, побежали сломя голову, лишь бы хоть как-то продлить свою драгоценную жизнь.
А судьба тем временем продолжала подкидывать сюрпризы. Как оказалось, ноги охотника, убегающие от преследования, привели его прямо в порт, в то место, куда он меньше всего стремился попасть. Мало того, что местные обитатели резко спохватились на лёгкую наживу, так ещё и спутник не переставал каждый раз что-то бубнить и ворчать. На мгновение следопыту стало любопытно, все ли гномы настолько говорливые? Не доведись им жить под землёй, а где-нибудь в лесах, то кукушки бы не чурались вить гнёзда в их постоянно открытых ртах.

- Ты всегда такой зануда, или только тогда, когда тебя пытаются убить? – не сдержался охотник, пытаясь увернуться от удара тупым предметом в физиономию. В это же время приходилось решать, что делать дальше. Наверное, если сама судьба-злодейка завела беглецов в доки, то и пытаться свалить из города нужно по воде. Сбивая очередного бродягу на своём пути, краем глаза он приметил пришвартованные к причалу лодки. Чем не запасной план для бегства? Правда, разъярённая толпа едва-ли даст деньгам спокойно угрести вёслами, но других шансов уйти живыми не было.

- Давай вниз по улице! – окликнул Кроули гнома, явно намеревающегося драться чуть-ли не со всем городом. Мрачные завсегдатаи кабаков явно не собирались отпускать свою добычу с крючка, но быть может, орущие женщины в одних лишь грубо выделанных шкурах, скачущие по крышам с луками отвлекут их внимание хоть на несколько мгновений? Даже они играли большую роль сейчас, хоть какое-то время, дабы улизнуть от передряги и убежать прочь. А в лучшем случае завяжут потасовку между собой, не желая делить столь желанную награду.

0

26

- Ты всегда такой зануда, или только тогда, когда тебя пытаются убить?
- Ха! - взревел Готрек, размахивась своим топором и отгоняя прочь наседающую толпу докеров. - Только когда вынужден возиться со всякими безбородыми желторотыми...хэ! - парировал он выпад крюка, и развернулся, быстро оглядываясь. Но Кроули уже двигался прочь.
- Давай, вниз по улице! - кричал уже на ходу охотник.
- Да чтоб ему...что я тебе, лошадь с крыльями, порхать за тобой! - ещё раз широко размахнувшись вокруг себя своим топором, отгоняя желающих, дварф поспешил следом за Малриком.
Маневр Кроули частично имел успех. Амазонки явно не собирались делиться своей добычей, и в докеров полетели стрелы, покуда несколько даже спрыгнули вниз, вступая в схватку.
Впрочем, стрелы так же стали преследовать и убегающих, как и пара бегуний параллельно по крышам.
Окрики и возгласы на ночной улице привлекли внимание и остального люда. Навстречу приближающимся беглецам стали оборачиваться. И их стали узнавать. Появились мечи, цепи, багры. Потянулись из зданий охотники за головами, пираты и просто сочувствующие. Впериди на улице стал образовываться очередная встречающая делегация, уже растягивающая сети.
- Сворачивай! - проревел Готрек, широкой ладонью придавая толчок в спину Кроули и сворчивая того вбок. Прямо по курсу перед ними была двуколая повозка, упиравшаяся одним концом в набережную так, что она походила на трамплин. Взбежав по ней, можно было соскочить вбок на низкую крышу.
Таким образом оба продолжили путь уже по верху, снова перескакивая с покатой крыши на крышу. Это помогло избежать прямого столкновения. Впрочем, сзади всё еще висели на хвосте амазонки, иногда пускающие вслед стрелы. С набережной так же стали лететь камни и гарпуны. Один такой попал Малрику прямо в скулу, разорвав кожу и сбив ритм движения человека.
- Куда собрался? Рано! - дварф сильным рывком выравнял споткнувшегося Малрика, придержав за локоть. В этот момент одна из амазонок метнула болас. Веревкам с парой камней-грузов обвила ладонь Готрека и плечо Кроули, связав их вместе.
- Ах ты ж, портовая девка! - Готрек обернулся в сторону настигающей их девушки. - Да чтоб тебя занесло туда, откуда ты в этот мир вылезла!
Ритм бега высокого человека и низкорослого дварфа были кардинально разными, но теперь они были вынуждены двигаться вместе, что существенно замедляло
- Так...в сторону! - Готрек рванул на перпендинкулярную крышу склада, потянув с собой Кроули, прочь от набережной.
- Хватит...я уже набегался! - попути он свалил на крыше несколько бочек, создавая преграду настигающим их. Дварф двигался теперь первым, продолжая тянуть за собой Малрика. Он явно что-то заметил впереди, и, похоже, у него появился план. - Так...ты плавать умеешь?
Для ответа у Кроули оставалось всего несколько мгновений. Впереди был низкий балкон без перил, за которым открытая дверь и дальше окно. Гурниссон явно метил прямо в окно. Перепгрынув узкий переулок, продолжая тащить за собой примотанного к нему Малрика, он вломился через приоткрытую дверь. Внутри раздался женский визг, в них полетала бутылка и ругательства, но дварф продожил движение и широким жестом руки швырнул Малрика вперед, прямо в стекло.
Грязный витраж разбился, обдав Малрика тупой болью и крошевом, порезавшим кожу щек и ладоней, и беглецы полетели вниз, в мутную воду прямо под помостами, пока вслед им просвистели стрелы...

...вынырнув подальше, пользуясь сгустившейся темнотой, дварф и человек стали двигаться в неглубокой воде под улицами Кельмира. Гурниссон, по горло в холодной воде, старательно вгрызался в верёвку боласа, стараясь раскусить её, так как вторая его рука была занята топором. Его чавканье и фырканье сопровождались размышлениями вслух.
- Значит...тьфу...мыслю я так...аргх...надо пока залечь где-то...ам...перебинтоваться, выпить, а там посмотрим...покуда ночь, может что и выйдет...тьфу, все! - победно объявил Гурниссон, отцепляясь вместе с перекушенной веревкой от Малрика. - Так и знал же - поведешься с умги…
Наверху, по деревянным улицам продолжался топот и двигались отдельные группы, освещая себе путь факелами.
- Тэк...ладно...только тихо. Знаю я одно место. Но осторожно. Этих сверху не привлеки. И...тут тоже аккуратней. Много чего тут водиться, в этой грязной сточной воде…
И Гурниссон двинулся в сторону, напоминая акулу со своим ирокезом над водой.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=iCBeFzcjL1Q&list=PLReDLWZDOa1Q8VdqaXyh7A5KfQInbiwRK[/lazyvideo]
Спустя примерно полчаса блужданий, и многочисленных остановок, когда очередная группа охотников за их головами приближалась слишком близко, а человек с дварфом замирали под очередной перевёрнутой дырявой лодкой, выжидая,  пока опасность минует, Готрек привел их в самую бедную и заброшенную часть Кельмира. В отблесках факелов из-под очередного пирса дварф показал Малрику на массивное каменное строение. Несмотря на то, что большая его часть была под водой, и само здание было в состоянии запустения, и без каких либо источников света, он производило давящее впечатление, высясь на небольшом пятачке, стоя отдельно от деревянных трущоб вокруг.
Это был храм местного бога моря и приливов - Мананна, в свое время ушедший под воду почти полностью, но спустя какое-то время вернувшийся частично на поверхность.
- В общем, ищи вход, там под водой должна быть арка. Я постою пока на стреме, потом догоню, чтоб за нами хвоста не было. Ты пока представься...он там один внутри, но с кукухой у него не все в порядке. В целом, довольно безобидный...если ты его, конечно, не разозлишь. Ну, или ему опять моча в голову не ударит. В общем - он может быть попытается тебя убить. Когда нас тут вокруг каждый точно будет пытаться убить. Всяко лучше.
https://i.pinimg.com/originals/7f/6d/32/7f6d32d1b3786c5854e176ed9273ce7e.jpg
Внутри было довольно мрачно. Первый уровень храма вместе с алтарем и рядами скамей была затоплен, заставляя стоять в холодной воде почти по грудь. Было темно, лишь отдельные отблески сквозь отсутствующие витражи озаряли внутреннее заброшенное скудное убранство. Само здание было немного покосившееся, из-за сильно подмытого фундамента.
Пахло сыростью и солью. Вода покачивалась от падающих капель дождя сквозь прорехи в крыше.
С одной стороны, со второго яруса храма висела веревочная лестница, качающаяся под порывами ветра.
Впрочем, стоило Малрику приблизиться к лестнице, как она сразу же оказалась поднята вверх.
- Ха! Нас пытаются взять на абордаж! Тысяча чертей, свистать всех на верх! - раздался хриплый голос сверху. Затем звук кресала и одинокий факел озарил помещение светом.
- Ба, гляньте, мистер Старбек, да это ещё одна заблудшая душа! Мананн воистину щедр с уловом сегодня!
Сверху показалась довольно живописная фигура человека. Под помятой двууголкой, у которой один край был надкушен, виднелись мерчающие глубко посаженные глаза, спутанная длиная неухоженная борода. Неизвестный был облачен в, когда-то, дорогой форменный пиджак. Алый материал ткани с золотой отделкой был порядком замызганый и полинявшй, и один золотой эполет остутствовал, как и все пуговицы.
Скалясь редкими зубами, неизвестный персонаж одной рукой держал факел, а другой сбоку направлял массивный станковый арбалет с заряженным гарпуном вниз, на Кроули.
- Ха, да выеди море мне глаза! Мистер Старбек, - обратисля он к пустому месту слева от него, - как думаете, что нам следует сделать с этой безбилетной крысой?
Повисла пауза. Старик покивал, как будто услышав какой-то ответ, а затем обернулся себе за спину. - А вы, ребятки? Что скажете, а, моя команда?
Снова пауза. Старик обернулся вниз, на Малрика.
- Ну, а что ты скажешь, преступник? Что ты делаешь на моем корабле, а? И почему я не должен скормить тебя по частям акулам, как предлагает мой старпом?

Отредактировано Готрек Гурниссон (17-05-2019 02:07:08)

0

27

Снова в бегах. Дварф и полуэльф цеплялись за каждый призрачный шанс на спасение, рискуя и без того потрёпанными шкурами. Болели старые раны и появлялись новые, опасности сменяли друг друга, а сердца бились в бешеном ритме, готовые вырваться из груди. Обманутые, но не сломленные, они бились за свою жизнь. В такие моменты начинаешь ценить каждое мгновение, вспоминать потраченные часы в пустую, и искренне желаешь спастись, вернуться к прошлой спокойной жизни.

Окольными путями через водоёмы с тёмной как чернила солёной водой, они снова прокладывали путь неизвестно куда. Погоня осталась где-то позади, но опасность не миновала. Жаждущие лёгкой наживы люди обыскивали каждый угол этого богами забытого места. Положение казалось безвыходным, но безвыходных ситуаций не бывает, Кроули прекрасно знал об этом. И пусть ноги гудели от вечной беготни, одежда промокла в холодной воде, а раны щипала морская соль, он даже не думал опускать рук, хоронить себя заживо. Ведь тусклый свет надежды на спасение снова засиял где-то в дали.

Готрек наконец стал предлагать идеи, а не критиковать их. Его предложение перевести дух звучало разумным, никто не сможет мыслить ясно, находясь в подобном ритме. Минуя очередную улицу под подмостками города, взору открылись очертания некогда величественного сооружения. Пусть мрамор и гранит точили тёмные воды, затапливая величественные колонны и живописные арки, строение всё равно впечатляло своими видами. Причудливые фрески и потрескавшиеся от времени и сырости скульптуры нависали над водной гладью, отражаясь в ней будто в зеркале. Постройка разительно отличалась от других строений, находящихся в городе, и как будто была не от мира сего. Неизвестно, насколько древний этот храм и какой ужасный катаклизм погрузил его наполовину под воду. Забытый монумент былого величия, ставший пристанищем для морских обитателей, со временем оброс городскими постройками.

Когда коллеги по несчастью пробрались в помещение с высокими потолками, уже напрочь стемнело. Голос гнома раздавался эхом в молитвенной, уносясь куда-то далеко и отдавая глухим гулом в заваленных камнями и прочим мусором коридорах. Стоило глазам приспособиться ко мраку, то интерьеры заиграли серыми красками безнадёги и уныния. Монументы рушились прямо на глазах, рассыпаясь в пыль и погружаясь на морское дно. Гном указал на арку, затопленную практически полностью – одна лишь верхушка с витым гранитным ободом осталась на поверхности. По его словам, если миновать затопленный коридор, за ним возможно найти временное убежище. Слишком заманчивый шанс, чтобы им не воспользоваться.

Несмотря на свою нелюбовь к плаванию, охотник решился нырнуть, закусив в зубах шляпу за козырёк. Вода была очень мутной и холодной, то и дело перед глазами витали частицы цветущей воды. Неизвестно, насколько глубоко было дно, но оно казалось чёрной непроглядной бездной. Когда воздуха практически не осталось, над Малриком засияли лучи света – это был выход, о котором толковал Дварф. Всплыв на поверхность, ловчий из последних сил продолжал грести до берега из развалин храма. Ступив на твёрдую поверхность, он закашлял, жадно глотая воздух. Сейчас мужчина был похож на лешего, выбравшегося из болота. Мокрая одежда, прилипшие водоросли и щипающая глаза соль – такие вот сувениры даровало море. Отжав шляпу и освободив сапоги от набравшейся воды, он пошёл вперёд, заметив канатную лестницу. Помещение было мрачным и тёмным, и длинные верёвки будто уходили во мрак. Стоило ему лишь приблизится к ней, как она тут же ускользнула из его рук.

Загорелся яркий огонь факела, привлекая внимание промокшего до нитки охотника. Он разглядел мрачную фигуру в двууголке. Подобные головные уборы были популярны среди моряков и пиратов, заслуживших высокие чины. Эхом раздался довольно мерзкий и хриплый голос, принадлежащий какому-то старику. Не было сомнений, что именно о нём и твердил Готрек. Старик прекрасно подходил под описание, данное гномом. Безумный, одинокий, и пытающийся убить любого, кто потревожит его покой. Когда тот беседовал со своей призрачной командой, наводя на незваного гостя осадное орудие, заряженное гарпуном, охотник убедился, что этот человек действительно был не в себе, а с такими шутки плохи. Сняв шляпу, охотник склонил голову в знак приветствия.
- Меня зовут Малрик Ван Кроули – не из-за вежливости решил представиться следопыт, а лишь следуя данной дварфом инструкции – Я не опасен. Не для тебя, не для твоей команды. Не думаю, что капитан такого роскошного судна славиться тем, что убивает беззащитных.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (19-05-2019 16:19:48)

0

28

Охотник представился.
- Меня зовут Малрик Ван Кроули. Я не опасен. Не для тебя, не для твоей команды. Не думаю, что капитан такого роскошного судна славиться тем, что убивает беззащитных.
Рядом с Малриком в воду вонзился гарпун. Пробив водную гладь и пол храма, древко снаряда затрепетало, заставив воду пойти кругами, плескаясь об колени Кроули.
- Вранье! Это у вас, на суше, крыса, ты может быть не опасен. Но здесь! Ты смеешь подниматься ко мне на борт и открыто лгать?
Повисла пауза. Старик, скалясь гнилыми зубами, принялся взводить своё орудие снова, другой уже доставая новый гарпун, и командуя своей невидимой командой.
- Что ты молчишь, медузий кал? Мистер Старбек тебе задал вопрос! Какой же ты не опасный, если у тебя на спине арбалет и лук? Ты смеешь лгать мне прямо в глаза? Да поглотит тебя тогда Мананн и его порождения! Верно я гворю, ребятки? Последний раз спрашиваю - что ты здесь забыл! Или, клянусь бородой хозяина морей, я пущу тебя на корм его детям!
Готрек не торопился показываться. А между тем гарпун оказался уже в желобе арбалета. Позади Кроули раздался громкий вслеск и что-то большое прошло под водой затонувшей части храма, пустив новую, большую волну. Отчетливо запахло рыбой. Положение постепенно накалялось.

0

29

Старичок оказался чересчур агрессивным для отшельника. На вполне безобидное представление тот сразу же открыл стрельбу, но охотник даже не двинулся с места. Спокойным взглядом Ван взглянув на воткнувшийся в дно стальной гарпун, всё ещё резонирующий от столкновения с твёрдой поверхностью. Мало того, что моряк был безумцем, разговаривающим не пойми с кем, так ещё и отпетым хамом козырной масти.

- Конечно у меня есть оружие, сын речной ондатры, кого ты видел с голыми руками в наши то времена? – осуждающе выругался Ван, почти угрожая кулаком бранящемуся нахалу – У нас на суше нет кораблей, поэтому и оружие мы носим с собой. У тебя тоже есть оружие, и что с того?

Внезапно что-то воистину огромное проплыло в тёмной как ночь воде. Поверхность воды покрылась рябью, а потом и вовсе откуда-то сзади прибыла волна. Настоящая редкость в стоячей воде. Сомнений не было, сейчас на покрытом илом и укутанном мраком дне что-то скрывалось, и оно было не маленьким. Такая компания казалась Малрику не самой приятной, и он поторопился объяснить капитану судна цель своего прибытия.

- Я ищу корабль, на котором возможно отплыть из города. Готрек посоветовал тебя и твоё судно.
Всё ещё оставалась призрачная надежда на то, что безумный капитан вспомнит знакомое ему, ещё лучше, если бы гном соизволил явится лично в столь ответственный момент, но последнего не происходило. Снова получалось, что охотнику приходится выпутываться самому.
А рябь на воде и вовсе не прекращалась, предвещая надвигающуюся беду. Да, больше ничего хорошего в этой дыре охотник не ожидал, и всегда готовился к худшему. Казалось, что абсолютно всё ополчилось против него. Люди, погода, случайности – всё было во вред, и всё играло не за его сторону. Давненько Вану так не везло, на столько, что владелец треуголки даже подзабыл его последнюю авантюру. В такие моменты хочется оказаться в лесу, на цветущей опушке, сидя на пне с трубкой в зубах и слушая трели птиц, а не стоять по колено в зловонной жиже, пока какой-то полоумный старик целит в тебя абордажный арбалет…

0

30

- Я ищу корабль, на котором возможно отплыть из города. Готрек посоветовал тебя и твоё судно.
Старик замер. А затем расхохотался. Диким, безумным смехом резонирующим эхом разошедшимся по заброшенному храму.
- Черт меня поберие! А в тебе есть жила, малец! Ты напоминаешь мне меня молодого! Верно я говорю, Мистер Старбек? А?
И он ткнул локтем в воздух рядом с ним.
Сзади накатила ещё одна волна, обняв колени Малрика, а затем что-то начало двигаться, постепенно поднимаясь к поверхности и рассекая волну пополам, пока опять не появился Готрек.
- Бха! Чтоб их всех...так и знал, что кто-то да увяжетя за нами..., - и с этими словами, отплевываясь от воды, дварф поднял над водой отрубленную голову одной из давешних амазонок.
- Ха, может у этой портовой девки лук что божья кара, но черта с два что она в ближнем бою может! Ты чего тут копаешься?
Он смотрел Малрика с ног до головы.
- Что племенной хряк на ярмарке. Я ж сказал - представиться нужно было. Эй! Бенбоу! Я Готрек, сын Гурни.
Старик закончил смеяться и уставился вниз подслеповатыми глазами.
- Мистер Старбек, вы только посмотрите! Сам Готрек Гурниссон, собственной персоной к нам пожаловал опять! Ха!
- Да, да, а теперь, мы можем подняться на борт?
- Так этот приливной мусор - с тобой? Ха-ха!
- Почти. Слушай, тут холодно вообще-то, а мы, дави*, не были созданы чтобы копошиться в лужах!
- Лишь кто-то столь храбрый и смотревший смерти в лицо, как я, имеет право подняться на мой борт!
Веревочная лестница вновь упала вниз. Гурниссон двинулся к ней, бурча себе в бороду.
- Или настолько же безумный...ну, чего стал? Пошли. А то может он своё ручное морское чудо опять не покормил - так ещё закуской станем.
Гурниссон всунул ещё кровоточащую из отрубленной шеи голову в руки Малрика, и, закинув топор себе за спину, принялся карабкаться наверх.
Старик встретил в своем стиле, вытянувшись по струнке смирно и отдавая салют саблей, с лезвие обломанным почти до самой рукояти.
- Прошу на борт! Мистер Старбек - салют в честь гостей!
- И тебе не хворать, Бенбоу.
- Адмирал Бенбоу! - зычно отозвался старик и снова залился истеричным смехом.
Готрек, грузно переваливаясь, направился к дальнему углу храму. Верхний уровень здания больше напоминал свалку. Многочисленные вещи, больше подходящие по кондиции на мусор, чем на что-то важное, были свалены в беспорядочных кучах на протяжении всего уцелевшего наклоненного второго уровня храма, местами перегораживая доступ. Гурниссон принялся рыться в одной куче, затем переместился к другой.
Выудив бутыль с обломанным горлышком, он вытащил зубами пробку и сделал глоток, скривившись.
- Тьфу ты...но. Пойдет. Будешь? - он кивнул Малрику.
Затем дварф достал большой кусок ткани. Алое, хоть и порядком вылинявшее, оно походило на остатки знамени. Дварф принялся рвать его на полосы, затем уселся прямо на пол и стал накладывать себе бинт на руку. Только сейчас, в наконец-то наступившем моменте тишины и успокоения, в неровном свете факела в руке старика, называвшегося Бенбоу, стало видно, что Готрек был порядком избит и потаскан, со множеством кровоподтеков и синяков.
Продольный разрез на лопатке Малрика вновь дал о себе знать под свежим сквозняком.
- Ты б тоже забинтовался...пока у нас есть возможность. И теперь-то ты можешь мне рассказать - какого лешего ты убил тех недомерков? Теперь все это змеиное кубло снаружи не даст нам ступить и шагу...вот какого рожна? И что нам теперь делать? Что мне делать? Я почти собрал денег на корабль на Юг.
- Мистер Старбек - добро пожаловать на борт, - обратился Бенбоу к Малрику, и пошёл по кругу поджигая остальные факелы и жаровни.
- Не обращай на него внимания. Подыгрывай, чтобы не злить лишний раз. Он просто городской сумасшедший. Называет себя адмиралом Бенбоу, - Гурниссон перешёл к перебинтовыванию своего бедра. -  Лет сорок назад западные городишки умги собрали флотилию. Хотели отправить экспедицию дальше на запад. Самую большую, что видел мир со времен владычества эльфов! Возглавлял её лучший и прославленный морской волк, гроза морей - сам Бенбоу! Только, ха, никто не вернулся. Все погибли. А потом объявился вот этот кадр. Наткнулся на него как-то случайно. Может, он и есть тот самый Бенбоу. Вот только адмирал был стар. Сорок лет назад он уже был стар. А этот...а, черт его знает. Дай воды - Готрек кивнул на бочку, стоявшую под дырой в крыше. В неё капали капли накрывшего город дождя.
Называвшийся Бенбоу продолжил бродить по помещению, теперь просто подходя к обломанным перилам, доставая свою подзорную трубу и всматриваясь в кромешную темноту обрушенного собора. При этом он продолжал бормотать себе под нос:
- Они сказали - ты хочешь увидеть море? Ты хочешь прославиться? Но я не хотел, мать послала меня за хлебом, я даже показывал им деньги. Но меня взяли, да. Ты будешь юнгой. Отличным юнгой! И меня забрали. Обрили. Выдали форму. Море...море было страшным, да...мистер Старбек! Мистер Старбек? Мне нужен свет! Я вижу что-то на горизонте! Свет, немедленно!
Дварф невозмутимо продолжил пытаться вытереть уже начавшую запекаться кровь и осевшую тину и водоросли с себя.
-Ну, чего уставился? Теперь он думает, что это ты - Мистер Старбек. Что, удивляешься? Добро пожаловать на изнанку мира. Здесь все такие - или сумасшедшие...или чего похуже. Вот он - Двор Чудес по ту сторон королевских покоев. Ха-ха! Не ожидал?
_________________________________
Дави - самоназвание дварфов на кхазалиде.

+1

31

Старик был очень странным, доказывая каждой своей репликой глубину своего безумия. Нет, какой-то проблеск здравомыслия в нём был, но он неумолимо мерк перед фактом душевной болезни. Видимо, старец мнил себя капитаном, а руины храма считал своим судном. Что до команды, то и её морской волк выдумал, страдая от одиночества. Оставалось только догадываться, сколько лет этот несчастный проторчал в этой полуразрушенной дыре, не видя белого света. Не мудрено – в такой обстановке кто угодно слетит с катушек. К счастью, капитан более не представлял опасности и не сыпал угрозами, в отличии от ополчившихся жителей города. В таких ситуациях даже такой союзник на вес золота, поэтому ловчий с пониманием относился к его душевному недугу.

Выкинув прочь отрубленную голову, Ван поднялся на борт по верёвочной лестнице, следом за гномом. Владения полоумного отшельника были в плачевном состоянии, впрочем, как и почти вся территория ушедшего под воду храма. Тут и там царил творческий беспорядок: груды хлама неприкаянно сваленные в огромные кучи, мусор и обломки рассыпающегося и трескающегося от влаги и солёной воды храма. Видимо, всё это когда-то пригодилось старику для выживания, но теперь эти вещи бесцельно доживали свои дни, пылились и ржавели. “Судно” вполне олицетворяло тот хаос, царивший в голове человека, называющегося себя адмиралом Бенбоу.

Пока двафр латал свои раны, перевязывая их какой-то махрой, найденной в груде всевозможного хлама, Малрик решил присесть на бочку напротив, дабы наконец перевести дух. Ноги гудели от беготни, раны щипала морская соль, а голову окутывал туман безнадёги.
- Ты б тоже забинтовался... – пробубнил рыжебородый, разрывая ткань и заматывая рану. Кроули последовал его совету, и скинув мокрую одежду принялся заниматься врачеванием – необходимый навык, если стиль твоей жизни вечные блуждания по лесным чащам, уж там никаких травников или лекарей сыскать не выйдет. Поэтому и спасение утопающего становилось делом рук самого утопающего. Чего уж говорить, и на службе не всегда удавалось получить помощь от военных хирургов, отчего обычным солдатам приходилось зализывать свои раны самим. Приняв бутылку крепкого алкоголя из рук дварфа, Ван принялся обмачивать ткань терпким и пахучим напитком. Какой-никакой, а антисептик. Как говорил один лекарь – щиплет, значит лечит.

И снова Готрека понесло в старый огород. Опять тот самый вопрос – зачем? Почему? Что делать? Малрик и сам бы хотел получить ответы на эти вопросы, но более скрывать правды у него не хватило духу.
- Я охотник, а не убийца – пустил он недовольно, морщась от боли – Не убивал я их. Ни одного, не второго. Чисты мои руки. Нас с тобой подставили, как мальцов, инициировав убийство этих хоббитов.
Такова горькая правда. Почти такая же горькая, как и пойло из запылившейся бутылки, найденной Готреком средь разного рода хлама.
- Боюсь, что нам хорониться негде более, как не на Юге. Далеко из города нас не выпустят, уж больно крупная мы дичь – охотник досадно выдохнул – Паршивый край этот Кельмир. Одни степи на километры от города. Дорвались бы до леса – хрен бы нас нашли. А вот видишь, напасть какая…
 
А старик в это время всё никак не мог угомонится. Бродил как неприкаянный и бормотал всякую чушь, от которой невольно мурашки по коже бежали от жути. Видимо, беднягу мучал своеобразный военный синдром, только с уклоном в мореходную тематику. Не важно, на земле или на суше – дело это тёмное и страшное.
- Пожил я уже и всего повидал. Такие как я в цирке не смеются.

0

32

После продолжительного самолечения Малрик наконец сказал.
- Не убивал я их. Ни одного, не второго. Чисты мои руки. Нас с тобой подставили, как мальцов, инициировав убийство этих хоббитов.
- Чтоб мне до конца дней быть троллиным нарвангли*! Побожись, что не врешь, - Гурниссон вытянул и указал своим толстым указательным пальцем в грудь Малрика. После чего откинулся спиной на ту груду мусора, на которой сидел, как на спинку стула, запрокинув голову. Запустив вторую руку в свою порядком растрепанную и грязную бороду он принялся яростно чесаться.
- Да что ж тебя...как тебя то звать-то, охотник? Ну-ка, попородбней. Что там вообще на крыше случилось?
Малрик же выдал вскоре своб оценку происходящего.
- Боюсь, что нам хорониться негде более, как не на Юге. Далеко из города нас не выпустят, уж больно крупная мы дичь. Паршивый край этот Кельмир. Одни степи на километры от города. Дорвались бы до леса – хрен бы нас нашли. А вот видишь, напасть какая…
- А то ты не знал, куда ехал? Чай, не женский монастырь с пастушками с грустными глазами. Чего тебя вообще сюда понесло, безбородый? - Гурниссон вперил свой единственный глаз в Кроули. - Нет. В ближайших лесах лазают всякие разбойники, которые на содержании у местных баронов. М-да, задачака, - дварф свое пятерней протер широкое лицо, от лба по подбородка, всем жестом выдавая досаду и плохо сдерживаемую ярость. - Если бы же ж эти суки ещё в открытую сражались, а не в спину пытались пырнуть. Или стрелу издалека...ладно, надо думать.
Гурниссон протянул руку к Кроули, кивну на бутылку с чем-то алкогольным у него в руке.
- Надо думать...лесов вокруг нету. Стало быть - по суху. Или по морю. Да забери меня идолища гоблинов! Должен же быть выход! Мы сейчас хуже, чем крыса загнанная в угол.
Тем временем старик оказался за спиной Кроули и положил руку ему на плечо.
- Мистер Старбек! Почему рыбьи головы до сих пор не готовы? Время кормежки!
После чего он наклонился и достал дурно пахнующее ведро из-под ближайшего стола. Затем направился обратном к полуобрушившимся перилам галереи.
- Вкуси же даров Мананна, сын моря!
И выбросил что-то вниз, в полузатопленный перый этаж. Спустя мгновение внизу послышался плеск, фырканье, и что-то больше и грузное продвинулось в воде, там, где ранее стоял Малрик.
- Или ты хочешь до коцна своих дней вот этому составлять компанию? А? «Мистер Старбек»? - сказал дварф, кивнув на Бенбоу и сплюнув в сторону.
____________________________________
Нарвангли (кхазалид) - 1)Уборщик навоза, 2) Дварф, сильно воняющий навозом

0

33

Страшнее самого безумия только перспектива наблюдать её со стороны, будучи вменяемым. Эти странные ощущения и вселял в своего гостя старый отшельник. Как неприкаянный он слонялся по своему логову, будто не упокоенная душа покорителя морей, общался со своей “командой” и намеревался кормить кого-то. Когда старик обратился к водной глади, то она содрогнулась, и в мутном омуте послышался плеск чего-то действительно гигантского. Нечто, почуяв в воде дары Мананна, мгновенно заглотила их и отправилась обратно в непроглядную тьму.

- Малрик – недовольно буркнул охотник, передавая дварфу бутылку с крепким напитком. Кроули уже сбился со счёта, сколько раз рыжебородый спрашивал его имя – Сейчас хоть в соседнюю деревню как к быку на рога. Время сейчас такое. А что поделаешь? Я охотник, мне работать надо! Выдвинулся из Элл-Тейна на Юг, там на противоположном берегу Мелайсы лес, хлебные места.

Ван с сожалением выдохнул, вспоминая, как началась эта неприятная история. Всё в ней было неправильно, страшно как дурной сон, мерзко. Ни сколько от самого вида этой дыры, сколько от рода своих занятий в этом паршивом городишке. Кто бы мог подумать, что охотнику придётся работать на воровское отребье, дабы выбить заветные грамоты на проезд. Так и получалось – не поймают здесь, так поймают под Кельмиром, и хоть под землю проваливайся.

- Поймали меня, и обвинили в браконьерстве. А теперь обвиняют в убийстве, которого я не совершал. Да, за такие деньги народ кого хочешь на куски порвёт…

Пока Готрек ругал богов за посланные несчастья, охотник всё ещё пытался придумать план на спасение. Гном прав, нету безвыходных ситуаций, и возможно разгадка кроется на поверхности.
- Давай рассуждать логически. Вокруг города леса нет, и даже если доберёмся до них, не факт, что нас не обнаружат люди барона. Эти скоты меня и изловили, но мне удалось убежать. Значит, по земле точно не вариант. Осталось только по морю, или брать на абордаж летучий корабль.

Отпустив незатейливую хохму, Кроули вспомнил речь гнома о том, что он почти собрал деньги на корабль на Юг. Видимо, тот работал на Змею как раз для этого, и вполне возможно, что корабль принадлежал пиратскому барону.
- Ты что-то говорил про корабль на юг, верно? Что за суда туда ходят? Мне кажется, что нам стоит попробовать добраться до порта.

Ван вскочил с места и принялся рыться в грудах хлама, в надежде найти необходимые для его плана вещи. Возможно, стоило попытаться хоть как-нибудь изменить свою внешность, дабы обмануть жаждущих лёгкой наживы обитателей города. Провернуть такую затею было не сложно для Малрика, достаточно было снять свою шляпу и переодеться, а вот Гному придётся пойти на куда более серьёзные жертвы. Ловчий достал шкурник и передал его гному.

- Брей свою гриву, а бороду придумаем как покрасить. Попробуем слиться с толпой и добраться до порта. Осталось придумать, где взять денег на корабль. Есть идеи?

0

34

Малрик сказал:
- Давай рассуждать логически. Вокруг города леса нет, и даже если доберёмся до них, не факт, что нас не обнаружат люди барона.
- Ненавижу лес. Больше чем лес - ненавижу только эльфов, - пробурчал Готрек, принимая бутыль обратно и снова изрядно из неё отхлебывая.
- Ты что-то говорил про корабль на юг, верно? Что за суда туда ходят? Мне кажется, что нам стоит попробовать добраться до порта.
Гурниссон лишь пожал плечами, прикрыв свой глаз.
- Не знаю. Слышал, что несколько месяцев назад открыли какой-то Южный материк, и туда двинулась целая экспедиция. Теперь вот, вторую стали собирать. Змея обещал меня устроить на один из кораблей. Эх...был бы здесь кто из наших, из дави*...тот же Длинный Дронг…все было бы проще...но как назло - никого нет. В порт...можно попробовать и в порт. Это ежели нас по пути не огребут всяк желающий.
Далее Малрик вскочил и, выудив какой-то шкурник, швырнул его Готреку. Гурниссон аж присел от неожиданности.
- Сбрить мой ирокез? Ты идиот или притворяешься? Я - Истребитель! - взревел оскорбленный до глубины души дварф, и широкий короткий палец указал на собственную голову, - А это - знак моего договора с нашим богом Истребителей - Гримниром. И ты предлагаешь мне это сбрить? Давай тебе ещё бубенцы отхватим заодно. Чтоб уж точно, а? Да и золото...мне не полагается иметь большие богатства. Все моё золото - со мной, - и дварф шумно вытер нос, потряся головой, заставив звякнуть многочисленные кольца и серьги в носу, на ушах и в бровях.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=SKCYDaezzEo&list=PLD855FCE749462EE0&index=17&t=0s[/lazyvideo]
В этот момент где-то разбилось окно храма. В воду что-то булькнуло. Затем ещё один треск стекла - и на галерею залетел какой-то предмет, который сразу же стал обильно дымить. Зеленый плотный дым, сильно пахнущий полынью, выбивающий слезы и обжигающий легкие, стал заполнять помещение храма.
- Полундра! Все по местам! Нас пытаются взять на абордаж! - раздался выкрик Бенбоу с дальнего края галереи.
- А чтоб им пусто было! Не дыши, человечий отпрыск! - взревел Готрек, вскакивая на ноги, преждем чем дым заслонил его от Малрика. Окна стали биться повсевместно и предметы, источающие ядовитый дым, стали лететь внутрь десятком, если не меньше. Секунды, позволяющие находиться внутри, стали стремительно таять, подобно уходящему свежему воздуху.
_______________________
Дави(кхазалид) - самоназвание дварфов

Отредактировано Готрек Гурниссон (01-07-2019 02:04:54)

0

35

Договориться с Готреком стало той ещё задачкой. Откуда обитатель дремучих лесов мог знать, что воинственный дварф ценил свою причёску так же, как и собственные причиндалы, которые тот шутливо предложил оттяпать вместе с рыжим ирокезом. Что за принципы, в самом-то деле? На каждом шагу таилась опасность, и как только Кроули предложил свой план на спасение, гном снова обругал его, прочитав заодно лекцию об истребителях, избранных Гримниром. Для Вана всё выше сказанное не несло никакой смысловой нагрузки, так как мужчина на отрез не понимал, о чём толкует гном. И не успел ловчий рта открыть, как судьба снова подбросила испытаний на без того потрёпанную шкуру полуэльфа.

Полузатопленное помещение с глухой акустикой разразил звук разбитого стекла, и Кроули дёрнулся от неожиданности, пытаясь разглядеть во тьме источник шума. Обнаружить его во мраке не удалось, но следопыт сразу смекнул, что ничего хорошего для бегущих по лезвию ножа он не сулил. С потолка, так же объятого кромешной темнотой, посыпались некие предметы, источающие клубящийся зеленоватый дым. Воздух вокруг пропитался едким запахом. Мигом накинув ворот на лицо, охотник искал в этом решении спасения, но тщетно – глаза его всё ещё были открыты, и в скором времени резко пахнущее вещество в воздухе начало их щипать.

Сквозь колющую очи пелену и собственный кашель Малрик слышал тревожное предупреждение безумного старика Бенбоу, и неоднозначный совет гнома. В такой ситуации в пору отращивать жабры и нырять в воду, так как других альтернатив на спасение охотник не мог придумать.
- Готрек! – охрипшем от кашля голосом крикнул Малрик – Нужно убираться от сюда! Ныряем в воду, скорее!

Скорее всего, это было опрометчивым решением, учитывая факт присутствия в мутных водах существа, которого безумец подкармливал какой-то смердящей ерундой, но когда воздух пропитан не менее смрадной, едкой дранью, обжигающей глаза, нос и лёгкие, то все сомнения и замешательства снимает напрочь. Снова на голову врагов общества свалились неприятности. Как говорится, из огня да в полымя.

0

36

[audio]http://23.237.126.42/ost/kane-lynch-dead-men-original-soundtrack-2007/evpwzfni/04%20Bustout%20Part%202.mp3[/audio]
- Готрек! – охрипшем от кашля голосом крикнул Малрик – Нужно убираться от сюда! Ныряем в воду, скорее!
Дварф ничего не ответил - клубы зеленоватого дыма уже застилали обзор и плотной пеленой окутывали помещение. Вместо этого, рыжий ирокез внезапно появился рядом с Малриком и сильные руки вытолкнули-вышвырнули Кроули за перила. Мгновение - и он снова оказался под мутной водой.
http://1.bp.blogspot.com/-qQ0c20_Kj8g/UL8RedCFzAI/AAAAAAAAAVo/twyPT8nLx7Q/s1600/Payne+picture+1.jpg
Где-то наверху доносились какие-то крики, лязг железа, кажется? Время на размышления стремительно испарялось. Покуда что-то происходило снаружи, и над водой стало опускаться все то же зеленое облако, перед Малриком пропыло что-то массивное, вильнув хвостом или плавниками, и отбросив охотника ещё глубже, в затопленные подземелья храма. Срочно нужно было искать выход. Ни Готрека, ни Бенбоу в воде пока что так и не показалось.
Неизвестное подводное существо отплыло в сторону и вниз, а затем его темный силуэт в воде, редко освещенный луной, снова стало подниматься, прямо навстречу охотнику.

Отредактировано Готрек Гурниссон (13-07-2019 00:22:36)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Собачьи дни