http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Игра в кости


Игра в кости

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s9.uploads.ru/yl5Cb.jpg
[shadow=1px 1px 2px #FFF6AD]Время: ранняя весна 10587 года.
Место встречи: Сарамвей.
Участники: Аркон, Даллирис.
Сюжет: Ищущий — да обрящет, алчущий — да насытится. О ложных и истинных ценностях, о тайных знаниях и об их обладателях, чьи пути однажды пересеклись.
[/shadow]

Отредактировано Даллирис (20-01-2019 17:46:02)

0

2

- Ну и?
- Она в Сарамвее, господин…
- Сарамвей.
- цокнув языком, мужчина, дослушав доклад до конца. После отложил от себя пищущие принадлежности и мысленно раскинул перед собою карту. Некрупный южный город, расположенный в пустыне. Пыльно, бедно, скучно. Что потребовалось чернокнижнику там? Вероятно «что-то», гадать бессмысленно. Можно было спросить, но… Переведя взгляд на сурового вида слугу, скрывавшего нелицеприятную часть, уж простите, никак иначе, морды надвинутым капюшоном, Аркон помахал тому рукой – мол, можешь быть свободен. Тот бесшумной тенью удалился, оставив вампира наедине со своими мыслями. Нет, Люсьен навряд ли успел вынюхать все, слишком мало времени.

А за девицей то пришлось побегать даже его лучшей ищейке. Аркон не любил включать в свои планы лишние переменные, но предстоящее дело было слишком деликатным и тонким, чтобы пытаться успеть сразу за всем. Увы и ах, до остальных возможных претендентов дотянутся не удалось. С Даллирис ему повезло – это был далеко не худший вариант. Может быть, даже лучший, так как он понимал, чем может купить время тифлинга.

Опрокинув себя на мягкую спинку кресла, мужчина расслабил мышцы. Нет, он не устал. Это ощущение было позабыто слишком давно. А вот чувство комфорта от положения никуда не девалось. Понежившись секунду другую, Аркон встал – время не ждало, как и его знакомая «незнакомка».

Твердое покрытие деревянного пола сменилось на мягкую податливость песка. В нос тут же ударил жар, исходящий, казалось бы, отовсюду – из воздуха, от того же песка, от стен из песчаника, даже от полной луны на небосводе. Вампир оказался в переулке, заботливо запомненный им еще в период странствий.

Блуждая по малолюдным улицам вечернего Сарамвея, продвигаясь к своей цели, мужчина улавливал редкие уколы ностальгии, оставшиеся с последнего пребывания здесь. Периодически, он даже останавливался, чтобы прикосновением освежить в памяти смутные воспоминания. Сарамвей – был и остается крупным перевалочным пунктом. Историй, связанных с местными не было, а вот с такими же пришлыми гостями – хоть отбавляй. В коллекции Аркона затесался и опальный принц, по слухам, сгинувший в песках, и ловкая эльфийская танцовщица, как ни прискорбно, попавшаяся на краже и проданная в рабство. Занятно, но большинство из встреченных вампиром в городе авантюристов нашли конец своего пути отнюдь не радужным. Приложил ли к такому исходу руку сам Аркон? Нет. Но ему всегда нравились трагедии.

«Говорящая виверна» - не самый фешенебельный постоялый двор тире таверна, но по уровню комфорта предвосходил остальные малочисленные заведения. А искомая особа, по слухам, любила понежить себя. Разведать, в какой именно комнате остановилась рыжая и надменная девица труда не составило. Капля очарования и совсем немного особого влияния – и трактирщик пообещал принести через время бутылку лучшего вина. До виноградного напитка Аркон был прохладен, но как предварительный презент сойдет.

Поднявшись на этаж и достигнув нужной двери, вампир медленно, но уверенно постучал костяшками пальцев по дереву. Дерево – недешевый материал в пустыне, а тут еще и резьбой украшено. Видимо, комнаты стоили соответствующе. Одно дело комфорт – другое дело размах. Это помогало сориентироваться в жадности постоялицы. Заплатишь много – будет считать, что глуп и попробует обмануть. Заплатишь мало – не захочет слушать. И все же, Аркону казалось, что он найдет способ договорится.
Наконец, дверь отварилась.
- Здравствуйте, госпожа Даллирис. Я искал вас. Разрешите, я пройду внутрь? Разговор будет… несколько продолжительный и весьма выгодный. Для вас.

[AVA]http://s8.uploads.ru/0LFVh.png[/AVA]

Отредактировано Аркон (21-01-2019 12:57:08)

+1

3

[indent] На шероховатом сером потолке расплывались рыжие отсветы лампы, смешиваясь с причудливо искаженными тенями. Даллирис моргнула и снова прикрыла глаза, наслаждаясь последними мгновениями неги. Нет, еще немного… Цепляясь за зыбкую полудрему как за спасительную соломинку, она гнала прочь все мысли, но сознание с мучительной скоростью возвращалось. Воспоминания нахлынули сокрушительной волной, и блаженствующее Я, растворенное в опиумном дыме, вновь обрело свою уродливую форму.
[indent] Вялой, слегка дрожащей рукой тифлинг нащупала длинную трубку, едва не затерявшуюся в складках покрывала, рассеянно потерла остывший металл и рывком села, приводя себя в чувство. Последние лучи солнца, сочившиеся из узкого окна, падали на неразобранные тюки, занимавшие добрую половину комнаты. Проклятье... Так она никогда не продаст всю эту драгоценную дрянь, что умудрилась притащить сюда из Миссаэста. Отрезы пестрого хлопка, статуэтки языческих божков, картины, украшения, даже домотканый узорчатый ковер, который никто не хотел покупать из-за прожженной с краю дырки... Даже смешно, что еще недавно она жила с одним из богатейших людей Миссаэста, а теперь вынуждена торговать на местном рынке, дабы заработать на пропитание... И толику роскоши, в которой не могла себе отказать.
[indent] И все же товар нужно было перебрать – за этим занятием Даллирис провела следующие полчаса. От тоскливого разглядывания очередного пейзажа ее отвлек тихий, но отчетливый стук. Какого дьявола ее тревожат в такой час? Бросив быстрый взгляд в мутное зеркало, она отложила картину, нетвердой походкой направилась к двери и, выждав пару секунд, отворила.
[indent] К ее удивлению, на пороге стоял не толстый мальчишка с сальными волосами, которому трактирщик давал мелкие поручения, а незнакомый бледнолицый мужчина, одетый слишком дорого для простого торговца. Пристально оглядев нежданного посетителя, Даллирис собралась спросить о поводе визита, но незнакомец заговорил первым:
- Здравствуйте, госпожа Даллирис. Я искал вас
[indent] Сердце пропустило удар и замерло. Тифлинг рвано выдохнула и по привычке почесала лысый затылок, лихорадочно соображая. Здесь ее не знали под настоящим именем, а значит, этот человек был хорошо осведомлен. Созерцатель? Вряд ли. Клауструм за ней не пошлют, пока не докажут вину. Тогда зачем этой важной птице понадобилась беглая преступница, торгующая ворованным добром? Нервно облизнув обветренные губы, Даллирис все же оставила дверь открытой и отступила, позволяя мужчине войти.
- И вам... Не хворать, – проговорила она медленно, с трудом, словно клещами вытягивая слова из памяти, и уселась в низкое деревянное кресло. - Что за дело ко мне?[AVA]http://sd.uploads.ru/t/QlqDV.jpg
[/AVA]

Отредактировано Даллирис (30-04-2019 14:58:10)

+1

4

Пока рот раскрывался и приветствовал Даллирис, глаза тем временем аккуратно ощупывали образ, представший перед вампиром. Первое слово, которое приходило на ум – экстравагантно. И произносится оно не с тем оттенком, который заставляет презрительно кривится, но с легким удивлением в тональности. Аркон не так представлял себе чернокнижницу, хотя, словом, она не слишком расходилась с описанием. Единственное отличие – выбритая голова, которая делала ее более андрогином, перекрывала прежний образ. Хотелось приподнять бровь, усмехнутся и произнести «вот как?». Но вампир этого делать не стал, равно как и выдавать своего приятного удивления. Ему нравились красивые, изысканные и странные вещи. По двум из трех признаков Даллирис успешно подходила.

А вот волнение чернокнижница скрывать не собиралась. Оно и понятно. Путешествуя инкогнито, в не самом популярном городе встречаешь «человека», который зовет тебя по имени. Более того, незнакомца. Тут есть о чем поволноваться и над чем подумать. Главное, чтобы Даллирис не напридумывала чего лишнего – возбужденный мозг способен на генерирование совершенно непредсказуемых параноидальных мыслей.

Тем не менее, вместо агрессии она решила все же переговорить с незваным гостем. Разумно. Умница. Отступив в глубину комнаты, женщина присела в кресло. Недалеко, через некрупный столик, расположился простецкий табурет. И хотя Аркон не получил разрешения присесть, он закрыл за собой дверь, прошел в комнату и сел на него. Манерно, изысканно. Словно то был и не табурет вовсе – а самый, что ни на есть настоящий трон. Каким только навыкам не обучишься, когда у тебя есть вечность.

- Вы можете называть меня Арконом – решив начать с представления, мужчина положил руку на грудь.
- Вы не так давно попали в поле моего интереса, но впервые я услышал о вас пару десятков лет назад. – с полуусмешкой он допустил легкий намек на свою сущность. Пусть гадает, кто перед ней расположился. Долгожителей в мире было прилично, сама тифлинг тому пример, но тех, кто обладает чисто-человеческой внешностью не так много. И хотя обычно, Аркон редко допускал подобные оговорки, сейчас ему казалось сие уместным. Больше недосказанности + больше вопросов в голове чернокнижницы = меньше шансов на попытки «поиграть» с заказчиком.

- Меня интересуют ваши особые умения, они помогут мне в одном деле, за которое я вам отплачу золотом или… - легонько качнув плечом, вампир дал понять, что не обременен в средствах и для альтернативной оплаты. Благо аристократический род, в родовом поместье которого проживал вампир, был весьма и весьма платежеспособен. Камни, украшения, связи. Даже плоть и кровь. Пусть только назовет цену своего времени.

- Цель – небольшой городок в предместьях Леммина. На его окраине нужно будет устроить переполох. Для отвлечения внимания. С вашими способностями это не должно составить особого труда.- Аркон наконец перестал пронзительно смотреть немигающим взглядом на тифлинга и перевел интерес на обстановку комнаты. Тюки с вещами, картины, обмотки сукна. «Торговка». Чуть кривоватая улыбка возникла на бледном лице. Недостойное занятие для такой особы с подобными амбициями. Даже жаль. Если только чуть-чуть.

[AVA]http://s8.uploads.ru/0LFVh.png[/AVA]

Отредактировано Аркон (22-01-2019 13:58:18)

+1

5

Даллирис вскинула бровь, оценивающе рассматривая визитера из-под полуприкрытых век. Он был.... Пожалуй, даже красив. Безупречное, бледное, словно выточенное из мрамора лицо, аккуратно подстриженные темные волосы, цепляющий, почти гипнотический взгляд серых глаз. Было в нем нечто маняще-настораживающее, демоническое, нечто полузабытое, но некогда знакомое очень хорошо.
«Не человек, - догадалась женщина, когда собеседник намекнул на свой солидный возраст. - Мертвец?» - подумала она, заметив, что веки его неподвижны, а грудь не вздымается при дыхании в этой душной, пропахшей дымом комнате.
Он держал себя как аристократ, местечковый царек, и был одет соответствующе дорого, хотя и не грешил вычурностью. Даже бесчисленные перстни смотрелись органично на его длинных ухоженных пальцах. И все-таки Даллирис не впечатлилась - этот Аркон мало чем отличался от других заказчиков, с которыми ей приходилось работать. Разве что задача была несколько странной...
Она едва не рассмеялась ему в лицо, но вовремя одернула себя. Похоже, этот тип настолько расточителен, что разыскал саму Даллирис только для того, чтобы та отвлекла внимание селян, пока он творит свои черные делишки. Пожалуй, можно было потребовать золота как за целый наемничий отряд, но сейчас перспектива выслужиться и сесть на шею прельщала ее гораздо больше.
- Что ж, я помогу вам, - протянула тифлинг, задумчиво теребя пальцами обивку кресла. – В обмен на дом и новое имя.
В дверь постучали. Тихо, вкрадчиво - так стучатся слуги.
- Войдите, - со вздохом бросила Даллирис, не желая подниматься в очередной раз.
Несмазанные дверные петли противно скрипнули, и она поморщилась от резкого звука. На пороге возникла полная фигура местного разносчика.
- В чем дело, эфенди? – неприветливо и холодно спросила постоялица, хищно зыркнув на сарамвейца.
- Вино... - проговорил тот на ломаном всеобщем, разглядывая госпожу с очевидным недоумением. – Моя войти?
- Войди, - махнула рукой бледнолицая. Суетливо подплыв к низкому столику, толстяк звонко стукнул по нему металлическими стаканами, поставил посередине тарелку с какими-то закусками, с глухим кряхтением откупорил бутылку и налил вина каждому из присутствующих. От чрезмерного старания его тюрбан съехал на лоб, прикрыв глаза, и здоровенная туша, опасно пошатнувшись, едва не свалилась на худосочную госпожу. Накрепко прижав ее руку к подлокотнику в попытке удержаться, сарамвеец завис перед раздраженной женщиной, еле сдерживающей поток ругательств. - Аш-Шайтан! Пошел прочь, свинья.
Выдавив из себя извинение, тот спешно покинул комнату. Даллирис небрежно потрясла пострадавшей рукой, встала, стащила с кровати подушку и уселась прямо на полу, по-мужски скрестив ноги. Изучив все закуски, на которые не поскупился трактирщик, она отломила кусок сухой лепешки и обмакнула в жидкий соус, по вкусу отдаленно напоминающий хумус. Недовольная гримаска тут же исчезла с ее лица. Отправив в рот пару орешков, тифлинг пригубила чуть кислящий виноградный напиток и лишь потом заговорила снова.
- Благодарю вас. Я польщена, - сказала она почти равнодушно. – И все же вернемся к делу... У вас есть более подробный план? Карта?[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fxGZ9.jpg
[/AVA]

Отредактировано Даллирис (25-04-2019 23:18:20)

+1

6

Даллирис не спешила с ответом. Разумеется, предложение Аркона было рискованным и было бы глупо ввергаться в подобные авантюры не поразмыслив хорошенько. Время ждало, у них была неделя, из которой вампир был готов выделить тифлингу пару дней. Сомнений в том, что чернокнижница согласится, не было, быть может большей проблемой было не ее согласие, а цена, которую придется уплатить. Торговка она или выдавала за нее, но мужчина тоже умел торговаться и не любил, когда в его карман залезают слишком глубоко. Но тифлинг медленно раскрыла губы и Аркон обратился вслух.

Однако. Соображала она быстрее, чем вампир предполагал. Видимо, мысли о диспозиции не первый раз посещали ее голову. Вот только… просьба была странной. Дом и новое имя – не проблема. Но если девушка пытается скрыться от кого-то поменять свою жизнь, разве стала бы она просить это у незнакомца? Дом имущество недвижимое, как и имя. Первое можно продать, чтобы вновь скрыться, но, судя по всему, это не входит в планы Даллирис – иначе бы сразу попросила в золоте. Значит, она решила обосноваться. А ведь Аркон будет знать где ее найти, если только… Мужчина подавил желание сощурится. Если только она не планирует на дальнейшее сотрудничество сама. Гипотетическое, разумеется. Намек на это или простая неосмотрительность?

Уголки губ дрогнули в улыбке, но вампир в последний момент сдержал себя. Послушно кивнув в ответ на пожелание, мужчина даже не отреагировал на открывшуюся дверь, пропуская комичную сценку мимо себя, чуть отвернувшись по направлению к стене. Вовремя, чтобы обдумать, куда бы ее деть. Уютный домик с садом он мог организовать почти где угодно, но Леммин отпадал по очевидным причинам, так же как и Таллинор. Связей на Западе у него было совсем не много, а вот на востоке оставался Ариман, Ниборн и Гульрам – как самые адекватные варианты. Ниборн… там велико влияние де Фарси, с ним делится Даллирис не хотелось. Ариман – слишком близко к своему телу, все будут знать о их связи. Не вариант. Гульрам… в Гульраме можно потеряться из-за обилия цветов. Там не будет скучно, там тепло и богато. Согласится ли шипящая… (Рилдил, что за сюр творится здесь?) или нет – вопрос открытый.

Выгнав служку, девушка продефилировала за подушкой и обратно, скрестив свое достоинство перед Арконом. Можно было представить, что она хочет его соблазнить, но вампир не был столь наивен. Пока Даллирис вкушала угощения к вину, предоставленному «свиньей», мужчина продолжил прерванный разговор.
- Я предоставлю вам желаемое. Детали обсудите с моим слугой, который будет сопровождать вас в предместье.
Ловя взглядом кусочки лепешки соприкасающейся с полными губами, вампир пытался вспомнить их вкус. Как-то отец привозил им светлый соус, странноватый на вкусовую палитру, но довольно вкусный. Стоило ему это прилично – имеется ввиду сама доставка. Не проблема купить соус, проблема сохранить его не испорченным долгое время. А теперь Аркон мог попробовать любую снедь, какую мог только вообразить, но… вы знаете, что «но». Вкуса, кстати, он так припомнить и не смог.

- Наслаждайтесь – эхом отозвался вампир: Да, он имеется. Карта вам не обязательна – мой слуга приведет вас на место за день до начала, чтобы вы успели все подготовить для ритуалов. Мы выбрали кладбище интересующей на деревушки. Из Леммина подмоги ждать не следует, мы закончим раньше. Деревня контролируется двадцатью солдатами из стражи, а так же магом и двумя его учениками. Мой слуга скроет до поры ваше колдовство. Когда он снимет защитные экраны, это привлечет внимание мага и стражи. Они отреагируют и вам нужно будет продержаться не более получаса.

[AVA]http://s8.uploads.ru/0LFVh.png[/AVA]

Отредактировано Аркон (05-02-2019 01:37:53)

+1

7

Тифлинг положила в рот ароматный, чуть пряный ломтик вяленого мяса, затем кусочек мягкого верблюжьего сыра – местный деликатес, сжевала жесткий финик и, увлекшись, за пару минут опустошила всю тарелку. Благо, делиться с гостем не приходилось. Покосившись на нетронутый стакан собеседника, Даллирис неспешно осушила свой, смакуя каждую каплю напитка и изредка удостаивая говорящего мимолетным взглядом или легким кивком. На ее худом остроносом лице застыла кривая усмешка, однако она не выражала презрения к плану или самоуверенной беспечности. Даллирис сравнивала силы и находила это отношение весьма противоречивым.
- Интересно, - хмыкнула чернокнижница, вертя в руках стакан и любуясь мрачными бликами на дешевом металле, – Какая сельская святыня может так охраняться?
Теперь, когда противник был обозначен, она осознала всю серьезность своей миссии. Защищать неприметную деревеньку будут не жалкие крестьяне, а маги и лемминские воины. Для того, чтобы не только отвлечь их, но и удержать – всех разом – мало будет ходячих мертвецов. Нужно нечто особенное, одним своим видом внушающее невыразимый, всепоглощающий страх, питаемое энергией смерти и черпающее силы в крови своих жертв. Нечто уникальное. Хаотичное, непредсказуемое, но целиком подвластное ей.
- Это не составит мне труда, – конечно, она лукавила, ну а кто не без греха? – Однако и вы, любезный, меня не подведите. Я не прощаю обмана.
Ее гость отличался прекрасным самообладанием; как искусный игрок, он показывал ровно столько, сколько сам хотел показать. Тем не менее, от чародейки не ускользнуло его отношение к вышеописанной авантюре. Скрупулезно продуманный план, защитные экраны, сама Даллирис в главной роли… Его явно тревожил исход операции, а это значило, что он немалым пожертвует ради того, чтобы остаться в выигрыше. В такие минуты люди не склонны хитрить и изворачиваться: напротив, зачастую они слишком многое отдают тем, кто согласился помочь. Тифлинг знала об этом не понаслышке, однако сочла визитера слишком непростым человеком, чтобы всецело ему доверять.
* * *
Две пары ног тихо шагали по хрустящему, подтаявшему за день снегу. Сиреневые сумерки стремительно сгущались, растворяя в полумраке ползучие тени голых деревьев. Вокруг стояла вечерняя тишина – лишь издали доносился собачий лай, прерываемый неразборчивой бранью. И ни души. Ночью жизнь городка затихала, и ничто не нарушало этот всеобъемлющий покой.
До сегодняшней ночи.
Никто не чувствовал беды, что нависла над городом. Расплетались тугие косы, пелись колыбельные, очищались от угля печи. Все было так же, как и всегда. А между тем, никем не замеченные, по улицам скользнули две грозные тени, и, миновав храм, поплыли к городскому погосту.
…Люсьен опять заговорил – неразборчиво, нервно, то и дело срываясь на сип. Даллирис молчала. Она не видела его уродливого лица, но готова была поклясться, что на нем написано раздражение. Уже не раз она упрекала его в косноязычии и просила повторить, отчего тот злился и тараторил еще быстрее, забавляя чародейку своей беспомощностью.
- Так значит, твой господин жалует мне имение в Гульраме? – с расстановкой, точно ребенка, переспросила она, открывая флягу с чем-то крепким. Тонкий плащ из миссаэстской шерсти, согревавший ее по ночам в пустыне, в местных условиях оказался бесполезной тряпкой. Мороз щипал за щеки и забирался за шиворот, вызывая волну неприятных мурашек. Зябко передернув плечами, тифлинг запрокинула голову и от души приложилась к горлышку. По телу растеклось живительное тепло, вливая силы в онемевшие от холода конечности; напряжение спало, однако голова оставалась ясной.[AVA]http://sh.uploads.ru/t/jfB7o.jpg
[/AVA]

Отредактировано Даллирис (25-04-2019 23:19:53)

+1

8

Есть что-то откровенно очаровательное в образе, где питается женщина. Не простолюдинка, без манер, что заталкивает в беззубый или почерневший рот кусок хлеба, смоченный в жиденькой рыбной похлебке. А Женщина, и непременно с большой буквы. Действо это интимное, сокровенное для мужчин, чей патриархальный уклад обычно сводился к одинокому пиршеству в компании своей спутницы «жизни», молчаливо ожидающей похвалы. Или брани, что тоже было не редкостью. Аркон был мужчиной, но так же был вампиром, поэтому в силу обстоятельства редко довольствовался сей картиной, а сейчас наслаждался ею в полной мере, лицезрея тифлинга. Даже на некоторое время замолчал.
Даллирис умела есть красиво, но даже не старалась произвести впечатление на собеседника, что подкупало вдвойне. Быть может и это был своего рода образ, быть может нет, но сценка, где отродье лакомится сарамвейскими деликатесами останется в памяти вечного еще надолго. Бритая, опасная, вульгарная дама. Занятный чуждый вкус.
- Не святыня, а лишь место, похожее на нее. – отозвался вампир, когда тифлинг нарушила молчание.
- Светлым не чужда хитрость, хотя в искусности этого инструмента они явно уступают нам.
Их взгляды пересеклись и мужчина почувствовал, что она тоже читает его. Непременно, в разговоре с Люсьеном, она постарается выбить цену побольше – пускай. Моро будет в курсе, насколько Аркон оценил роль Даллирис в предстоящем спектакле. Мужчина поднялся, пока чернокнижница расхваливала собственный товар. И улыбнулся на слова, что та не прощает ложь.
- Как и все мы, любезная Даллирис. Как и все мы.

****

Пара теней хрустела свежим снегом, подходя к кладбищу. Люсьен уже успел обьяснить (причем, повторяя каждое предложение по два раза) суть плана. Девица Моро не нравилась. Во первых, хозяин нашел ее сам, что было в диковинку, ведь его слуга предпочитал работать с теми, с кем договорится самостоятельно, кого проверит, кого сдержит, если необходимо. Во вторых, тифлинг отличалась откровенно плохим слухом (неразборчивость собственной речи Моро не признавал, традиционно ища причины в других). Это дико бесило, но хозяин наказал быть хотя бы снисходительным, если не вежливым. Проблема в том, что снисходительность натирала терпение до кровавой корки и вампир едва-едва сдерживал себя, чтобы не порвать чаровнице глотку. Даллирис же это забавляло.
- Да. – чуть помедлив, ответил односложно Люсьен, но тон ответа его был больше похож на плевок. Пару шагов спустя он все же расщедрился на полный ответ.
- Есть мужик одн, пжилой, торговец шлком. Дочь пропала, еще в дтстве. Выкрали ее – не вдаваясь в подробности кражи, к которой Люсьен имел непосредственное участие, тот продолжил.
- На пороге смрти. Одинк. Хзяин осчастливит пследне его часы вашм взвращением в отчий дм. Придется, кнечно, немног подыграть, но имена в нашм мире не так прсто сменить.
Тем более, если тебе не требуется имя некоего анонима, а нужда непосредственно в устойчивом положении. Дом, слуги, деньги, знакомства и связи отца… Даллирис получит все после сегодняшней ночи. Люсьен зыркнул на нее. Проше было бы удавить свидетеля, да и мороки меньше, но господин был непреклонен в своем решении. Дойдя до калитки, он раскрыл ее пропуская вперед девушку и запирая за собой. Они прибыли на кладбище, молчаливое, тихое. Справа недалеко стояла сторожка смотрителя – в ней приветливо горел свет.
- Уе мртв. – как кость собаке бросил Моро и пошел в сторону сторожки, давая женщине возможность осмотреться. Остановившись, он полуобернулся и дополнил:
- Мжешь начинат. Я пдготовлся.

+1

9

Быть может, дело было действительно в ней. Быть может, она просто не хотела слышать о возвращении в город, с которым было связано слишком много ненужных воспоминаний. Быть может… А впрочем, она молчала. Насмешка судьбы или случайное совпадение – как бы там ни было, права выбора ей не давали.
Безмолвный кивок – вот и весь ответ, которого удостоился Люсьен. Ей не хотелось спорить, выдумывая мнимые причины и нелепые оправдания. Глухо щелкнув крышкой фляги, женщина бегло огляделась и быстрыми шагами направилась к дому. Странное беспокойство поднималось из глубин ее души, словно какие-то незримые, на первый взгляд маловажные, но на деле значительные детали предвещали провал. Этот одуряющий суеверный трепет, противный самому её горделивому естеству, заставлял чародейку поминутно оглядываться в ожидании знака, выражавшего одобрение или порицание провиденья. Не в силах перебороть это навязчивое чувство, она содрогнулась, ощущая себя ничтожной песчинкой в море бытия, зависящей от обстоятельств и не властной над собственной судьбой.
Ободранная дверь визгливо скрипнула, заставив ее опомниться и вглядеться в темноту. Ни зги. Не обивая снега с башмаков, колдунья скользнула внутрь, прогнувшись под низким косяком. Слепо нащупав рукою стену, она сделала пару шагов и замерла; через время привыкшие к мраку глаза различили очертания человеческой фигуры, распростертой на полу.
«…Вот же оно, свежее, разве что окоченело, – успокаивала себя Даллирис, выволакивая из пристройки мертвое тело сторожа. – Все как условились… Как и должно быть.»
Осторожно опустив труп на снег, она остановилась и вгляделась в него, полуосознанно примечая каждую мелкую черту.
Он был немолод и, наверное, уже не раз задумывался о смерти. Лицо его, покрытое сетью морщин, носатое и какое-то неряшливое из-за жиденькой белесой бороденки, застыло с неясным хищно-расслабленным оскалом приоткрытого рта, какой нередко бывает у свежих покойников. На неестественно бледной шее виднелись две дорожки спекшейся крови – не приходилось догадываться, какая смерть настигла старика. Скрюченные узловатые пальцы сжимали какой-то кругляшок на веревке – Даллирис не без труда справилась с их мертвой хваткой, вынимая эту ерунду из его руки. В кармане заплатанного шерстяного жилета она отыскала потертый ключ, но избавилась от него, как и от негодной одежонки, висевшей на обескровленном теле.
Руки ее дрожали, когда она взваливала на спину хладный, раздетый и неомытый труп, уже отдающий легким душком. К горлу подступила желчь, и колдунья мрачно поморщилась, ясно осознавая, что причина этому – отнюдь не омерзение. Она боялась, и главным ее страхом было собственное бессилие. Девять лет добровольного заточения в Миссаэсте не пройдут даром. Хватит ли ей сил совершить то, что подвластно лишь немногим? Ей... Да кто она теперь – все еще та могущественная чернокнижница, о которой говорили Аркону, или жалкая, уже ни на что не способная отщепенка?
Она отыскала более-менее просторный уголок и как могла очистила его от снега. Встав в трех шагах от тела покойника, замерла, вздохнула, процеживая во рту обжигающе-холодный воздух, и растерла ладони, мурлыча под нос какую-то мантру. Лихорадочный трепет превратился в нетерпеливое предвкушение начала; спутанные мысли вытянулись в одну тонкую, напряженную струну, звук которой робко сорвался с ее губ.
Под землею гниющие кости равны и бесправны, – прошептала женщина, резко вскинув левую руку. Немеющие пальцы скрестились в знаке Вур, притягивающем энергию смерти. – Имена позабыты и смыты навеки дождями. Но по воле моей небылица становится правдой, и останки давно погребенных опять оживают.
Земля, на которой она стояла, задрожала так, словно сама Амат пробудилась от вечного сна. И, вспахивая твердую, как камень, почву, сквозь толстый слой снега, серебром сверкавшего в лунном свете, стали прорываться почерневшие, рассеченные временем кости. Будто подброшенные неведомой силой, они взмывали ввысь и зависали в морозном воздухе. Даллирис властно взмахнула рукой – останки всех форм и размеров с бешеной скоростью закружились вокруг ее длинной фигуры. В этом ужасающем, фантасмагорическом водовороте смешались черно-белые краски, и не было видно, где свет, а где тьма; где живое, где мертвое.
Воедино сольются осколки, восстав из могилы; превратятся в свирепого воина со взглядом звериным. По заклятому слову молитвы безудержной силе станет череп сосудом, а кости – податливой глиной.
Нарастающий свист заглушал слова заклинания, слышные отныне ей одной. Стоило поднять голову, и в глазах начинало рябить от непрерывного движения позвонков, черепов, ребер… Неотрывно глядя на иссушенное тело смотрителя, тифлинг медленно села на колени. Голос ее звенел и вибрировал, то срываясь на рык, то рассыпаясь раскатистыми переливами. Выхватывая из потока кости, она выкручивала суставы, рвала сухожилия и вживляла выплавленные шипы; вытягивала конечности, изгибала хребет и лепила хвост с раздвоенным жалом. Немощная оболочка старика менялась до неузнаваемости, обрастая костяной броней. В глазах чернокнижницы горел азарт; ей овладело самозабвение творца, наблюдающего рождение своего шедевра. Потерявшись во времени и пространстве, она не замечала ничего вокруг.
…Опьянен, обезумлен дыханием смерти тлетворным, и не ведать ему ни пощады, ни страха, ни боли! – кричала Даллирис, захлебываясь словами и упиваясь ощущением темного, извращенного материнства. – И черпать ему силы в крови и слезах непокорных, подчиняясь моей, лишь моей и ничьей больше, воле.
Тифлинг нагнулась и бережно, с какой-то болезненной нежностью прижала шипастую голову монстра к груди, касаясь темени гранатовым перстнем. Мгновенная вспышка – энергия жизни разлилась по безвольным конечностям, вселяя в искаженное тело искру сознания. Веки дрогнули, и мутный, бессмысленный взгляд карих глаз устремился в беззвездное небо.
Во имя безликого Хаоса, во имя ревущей Бездны, во имя вечной госпожи Смерти заклинаю тебя: встань и сражайся. Слово мое нерушимо, да будет так.
Дикий, протяжный, механический скрип словно лезвием взрезал повисшую тишину. Чеканя каждое движение, поднялись смертоносные руки с шипами и наростами, подобными плоским зазубренным саблям. С тихим треском прогнулся хребет, и жуткая щербатая морда медленно повернулась к женщине. В ней не осталось ничего человеческого – раздробленный, искореженный череп, пустые маленькие глаза и мощные хищные челюсти. Р-раз! Страшные зубцы пронеслись в футе от чародейки. Голем гулко приземлился на сильные, искусственно удлиненные ноги, и звенчатый хвост ударил по земле, разметая в стороны остатки снега.
Даллирис удовлетворенно кивнула, поднимаясь с колен. Ее еще трясло от недавней эйфории, и затекшие ватные ноги то и дело подкашивались. Она не знала, сколько времени прошло с начала ритуала, да и не желала знать. В эту минуту ее тревожило лишь сокровенное значение собственных действий, заключенное в вызове, брошенном самой себе.
Мы… Мы готовы, Люсьен, – крикнула она вампиру, впервые называя его по имени. Ее болезненное лицо вдруг озарила вымученная, безумная, но искренняя улыбка – улыбка счастья, невыразимого, но пронзительно ясного.
Сила вернулась к ней, а значит, она все еще жива.
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/GPDxl.jpg
[/AVA]

Отредактировано Даллирис (10-05-2019 10:34:12)

+1

10

Скоро. Потерпи еще немного.
Тень недвижимо стояла в проулке, за углом здания, не сводя интереса со входа в противоположный дом, откуда вот-вот должны были выбраться люди. Туда уже поспешно отбежал один из солдатиков, вероятно донести информацию о ситуации на кладбище. Откуда тень о ней знала? Оттуда, что она причастна к ее возникновению.
Итак, Даллирис с первой частью работы справилась. Славно. Было любопытно посмотреть на ее творение, но мечась между любопытством и жаждой заполучить то, что упрятано в монастыре, Аркон неизменно выбрал бы второе. Его Софи ждет и вскоре, очень скоро, последует воскрешение. Мужчина сжал рукоять клинка, покоящегося на поясе в ножнах, испытывая глубочайшее нетерпение. Почему так медленно? Неужели они не осознают опасности для местных? Давайте, мои хорошие, спасайте мешки с кровью, спешите, ведь они так хрупки.
Его ожидание оправдалось. Из дома вырвалось с десяток человек, двое из которых, судя по внешнему виду, и были маг-наставник, а так же старший его ученик. Младший, видимо, остался в доме. С юнцом вампир справится, а остальные – не его забота. Может случится так, что некромантша погибнет, но, отчасти, это даже будет на руку – Аркон исправно платил долги, но лишь живым. Или делающим вид, что живут. С эскортом в восемь стражников, двое магов направились напрямик в сторону кладбища, на ходу проверяя вооружение – вампир же послушно дождался, пока те расстворятся в сумраке ночи. Когда это свершилось, он медленно, точно змея, выполз из своего укрытия в тенях.
Проникнуть в дом не составило особого труда, вампир заранее подготовился к текущей ночи, поймав хозяина и убедительно попросив разрешения зайти в гости, на будущее. Поэтому сейчас, легко толкнув дверь пальцами, он без труда вошел внутрь, не сдерживаемый запретом. В самом здании было тихо. Поднявшись на второй этаж по лестнице, практически бесшумно, мужчина начал обследовать комнаты. Одна, вторая, третья. На четвертой ему улыбнулась удача – бывшая домашняя библиотека переоборудованная под кабинет. Крупные стеллажи, заваленные свитками и книгами в твердом переплете, камин, стоящий напротив двух крупных окон, занавешенных плотными покрывалами бардового цвета. Здесь выделялся крупный стол из благородной породы дерева, видимо его принесли сюда специально. Да, тот маг любил стол, никуда без него, об этом Аркон тоже слышал. К столу же вампир и направился полным ходом, исследуя его на потайные ящики, но увы, поиски ему ничего не дали. В момент, когда Аркон решил отложить поиски и внимательно оглядеть комнату, спереди скрипнула дверь.
Подняв взгляд, мужчина заметил молодого юношу со свечой, взирающего на него с испуганным выражением лица.
- Доброй ночи, мой юный друг. Не пугайся, я старый знакомый твоего учителя – выпрямившись, вампир дружелюбно улыбнулся, не скрывая клыков. Этого и не требовалось, учитывая, что слова – лишь фон. Стальные глаза змеи медленно, но верно, захватывали сознания паренька, но тот еще сопротивлялся.
- Но что вы делаете здесь?
- Твой учитель просил меня принести ему кое-что. Ему очень важно, чтобы я принес это на кладбище. Это поможет ему.  – мужчина медленно обошел стол и начал сближаться с юношей.
- Это?
- Записи. Записи, которые он хранит в потайном отделении своего стола. Увы, он не сказал, где именно искать его. – миновав камин, Аркон подобрал какой то продолговатый предмет.
- Они… - юноша не был глуп. Краем разума он понимал, что что-то с ним творится.  Что не мог вампир быть другом его учителя, ведь тот истреблял таких «друзей». Что вампир не должен быть здесь в этот час. Что ему не следует здесь оставаться и уж точно не следует рассказывать тайны. Но сделать он с собой ничего не мог.
- Они… между ящиками, слева.
- Спасибо – Аркон занес над плечом кочергу, которой ворошат поленья в камине, и резким ударом направил ее прямиком в голову юноше. Металл лихо вошел в череп, сминая кость, смешивая ее с кровью и мозгами. Ученик успел лишь пикнуть, прежде чем рухнуть на пол, роняя свечу и свое тело, заливая паркет кровью вплоть до кончика черный сапог вампира. Безразличным жестом отбросив орудие убийства на тело убитого, мужчина развернулся, на ходу проводя пальцами, скованными в перчатках по лицу, с удивлением обнаруживая на себе кровь. Попробовав ее на вкус, точно соус, мужчина с сожалением нашел ее привлекательной. Жаль. Нужно было выпить его досуха.
Без дальнейших задержек отыскав потайной «карман» и вытащив пакет документов, сложенный в папочку из коровьей кожи, Аркон поддался искушению и открыл ее…
- Это… не то. – Какой-то кубок, какой-то ритуал, кровь, смятение, неверие, отрицание.
- Как? – Чувство, словно его надули. Жертвоприношение, да, возможно. Даже логично. Отдать жизнь за жизнь другого. Но ни слова о воскрешении. Ни слова о призраках. Ни слово о загробной части. Об обмене. Смутно представляя, что должно представлять из себя некромантия, вампир все же понимал самые базовые отличия одного вида магии от другого. В частности, здесь фигурировала кровь. Сознание. Контроль. Но никакой реинкарнации.
С силой сжав клочки бумаги, мужчина почувствовал, как в его ладонь врезался металл. Кольцо, о котором рассказывалось в тексте.
Покидая горящий ярким пламенем дом, мужчина пребывал в смятении. То, к чему он стремился, то, к чему он столь упорно и долго шел… оказалось совершенно пустой тратой времени, сил, ресурсов.
И что делать теперь?

Отредактировано Аркон (10-05-2019 16:55:00)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Игра в кости