http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Кесарю кесарево


Кесарю кесарево

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uploads.ru/CzJ1b.png

10605 год
с середина весны по настоящее время

Отредактировано Аркон (08-03-2019 20:52:40)

0

2

Не ненависть. Не праведная ярость. Злоба мелкого пошиба. Как тогда, когда ты понимаешь, что тебя одурачили, провели. Да и кто? Твои мечты, твои ожидания, шедшие на встречу скалам реальности. А ты, мой милый, слепой капитан, не смог распознать опасности. Без тумана, при ярком солнце и прекрасном обзоре. Злоба давила на плечи, душила своими мелкими, скользкими пальцами горло так мерзко, что хотелось выть, скребясь о деревянные стены. Косой взгляд в сторону – в ночном стекле отражение чудовища. Прищуренные черные глаза, бледная кожа, перекошенное лицо, клыки на распашку и прямо-таки материальная темная аура. Аркон не скрывался. Не скрывал своего происхождения. Ему было все равно на этих пустых ночных улицах небогатого района Криммелина. Люди, ощущая его направление, старались обходить стороной странное пульсирующее нечто, поскорее добираясь до дома и запирая двери на засов. Лихо. Гиблая ночь. Люди помрут наверно. А то как же. Умрут, никуда не денутся. Я выпью их время залпом.
Поворот. Еще один. Дверь, отмеченная знаком раскрытого глаза, под сенью цветной лампы красного цвета. Подушечки пальцев уже чувствуют пульсацию бьющихся в конвульсии тел, предвкушая празднество казни. Всем и каждому. По заслугам.

Тогда.

- Здравствуйте! – тоненький маленький голосок раздался откуда-то слева снизу. Мужчина повернул лицо к источнику звука и внимательно посмотрел на девочку, лет десяти. Простенькое и опрятное платьице зеленого цвета, безапелляционно не подходящее под золотистые локоны волос, скованных в косичку бечевкой. Глаза – сапфиры, наполнены интересом, этой неподдельной детской любознательностью. В руках она держала какой-то полевой цветок. Кажется, его называли ромашкой?
- Вы выглядите очень усталым, знаете, да? Спите небось маловастенько?
Вампир усмехнулся и кивнул. От его усмешки девчонка тоже разулыбалась, показывая отсутствие одного зуба. Левого клыка. Она протянула мужчине цветок.
- Вот, держите. Маменька говорит, если их заварить, можно спокойно усну…
Жена хозяина постоялого двора обратила внимание на свою дочь ровно в тот момент, когда вампир принял подарок от девочки. С присущей урагану скоростью, она приблизилась к ней, тут же завернув все попытки дальнейшего диалогу, не забыв снабдить Аркона умоляющими нотками простить дочь за докучливость. 

Женщина в слезах, прячет лицо в плечо мужа. Мужчина растерянными глазами смотрит куда то в даль. Девочка, их девочка пропала. И никто не сможет ее вернуть.

Смерть. Много смерти. Дверь открывается и на полу лежит она. Всхлипывая, прижимая тонюсенькие ножки поближе к оголенной попе, на которой застыли кровавые потеки. Растрепанные светлые волосы. Ей больно. Ей страшно.
- Я пришел за тобой. Теперь тебе никто не навредит.
От прикосновений ее тело дрожит. Ей слишком холодно, чтобы обратить внимание на хладность кожи того, кто несет ее в руках подальше от страшного места.

Сейчас.

Прошло десять лет после последнего посещения Кримеллина. Но Аркона вновь завела судьба сюда. А раз так, почему бы не навестить ту, от кого вампир не отвернулся в час нужды. Ужасы десятилетней давности давно забылись… Но даром вампира она распорядилась неверно. Печально было смотреть на то, как девушка продает свое тело. И вместе с печалью пришел гнев. Столько смертей – а итог один. Чтобы ты не делал для людей хорошего, они опустятся на свой уровень. Они не ценят возможностей. «Не рассыпай бисер перед свиньями» - говаривал один сородич, в ответ на добрые поступки для людей. «Они того не стоят».
Ныне, стоя по пояс в крови над трупами, сжимая сердце в своих ладонях, вырванное у той, что «не оценила», вампир понимал, что попытки стать к ним ближе – ошибочны. Он – не человек, и как бы не стремился, никогда не будет им. Слава Рилдилу, что это неизменно.

Отредактировано Аркон (23-01-2019 15:49:10)

0

3

Тепло неохотно отступало от органа. Всего через пару секунд сердце стало и вовсе противно держать в руках, посему Аркон с пренебрежением откинул его в дальний конец комнаты, оглядывая ту взглядом. Дешевое, вульгарное убранство – девушка пыталась хоть как-то украсить свое жилище разноцветными тряпками, развешенными вдоль стен. На тахте, что являлось рабочим местом и, одновременно, спальной ложей, раскинуты в творческом беспорядке свора расшитых некрупных подушек. Тут же распластался последний в ее жизни «клиент» - грузный безголовый темнокожий мужчина.
Продолжая осматривать комнату, взгляд вампира наткнулся на невысокий комод. Переступив через бездыханное девичье тело, безразлично задев бедро ногой, безрезультатно оттирая с сапогов брызги крови, мужчина провел пальцами по небогатому набору украшений. «Небогатому» - относительное понятие. Умненькая девочка поняла, что раздвигать чудные ножки для мужчин – прибыльное дельце. Подцепив пальцем самое примечательное из украшений, серебряное колье, Аркон не смог не отметить хорошей отделки. Видать, у нее были свои почитатели, свои «постоянники».
- Ради этого ты променяла свое будущее?
Голос вампира предательски задрожал. От сожаления. Нескрываемой печали. Разумеется, в ту памятную ночь, девушка не знала, что Аркон избрал ее для себя. И десятилетие ждал, чтобы забрать свое. Он мог дать ей гораздо больше. Путешествие в прекрасную страну, полную конфет, джема и мороженого... Неужели было так сложно оставаться примерной дочерью? Неужели так сложно было сохранить себя? Неужели…? Не понимаю.
Ярость уже давно утихла, на смену ей пришла апатия. С грустью в сердце, вампир покинул свод здания, еще до того, как соседи, подобно напуганным мышам, вытащили головы из своих «убежищ».

Мне здесь не место.
Совсем.
Осознание этого пришло не сразу. После инцидента в Кримеллине прошло добрых полтора месяца, проведенных в глубокий раздумьях. Равнодушно отклоняя приглашения «друзей» и подхалимов, Аркон провел его в созерцании потолка, изредка выходя из спальни, чтобы побеседовать со слугами и попитаться. Он совсем забросил Сад, так и не притронулся к гипсу, чтобы запечатлеть последние жертвы. Живое население особняка тревожно шепталось, предчувствуя грозу, которая вот-вот разобьет окна и вломится в дом.
Так мучительно осознавать, что тебя никто не понимает. Так надоедает лгать и притворяться. Так смертельно скучно просто существовать. Бесцельно. Подобно живым.
Мысли Аркона раз за разом уводили на север, негостеприимный и холодный. Туда, где строилось будущее для его сородичей. У них была цель – выживание, но не обычное. С претензией на нечто фундаментальное, знаковое, величественное. Вампир завидовал этому стремлению. Это чувство доконало его, побудило к действию.

Десяток людей выстроились в ряд, глядя прямо перед собой. Трое же лежали на полу – уже мертвые. Подойдя к очередному слуге, пожилому, но еще крепкому садовнику, с вышколенной, непреклонной, несмотря на возраст, осанкой, Аркон услышал на прощание, что для того было честью служить ему. В глазах – неподдельная искренность, от которой на секунду становилось теплее в мертвом сердце. Вампир слегка улыбнулся, печально, благодарно.
- Прощай, мой старый друг. Спасибо тебе за все.
Дом живописно полыхал на фоне ночного леса. Прекрасный погребальный костер, как для оставшихся, так и для почти шести столетий, проведенных вампиром среди людей. Он ознаменовал собой закрытие целой эпохи не-жизни вампира. Глядя на плящущее пламя, Аркон впервые за долгое время ощущал небывалый порыв, вызванный неизвестностью будущего. Годы, оставшиеся за спиной, он провел точно в каком-то сне, наполненным белесым туманом. Но сейчас, бушующая перед глазами стихия, пробудила его. Мир, окружающий вампира, заиграл резкими чертами, новыми красками. И даже огонь, ставший столь привычным за прошедшие ночи стал… ярче? Опаснее? Это чувство, охватившее Аркона, можно было сравнить лишь с одним.
Вдохновением.

0

4

Переезд в Город Темного Ветра занял не больше недели. Здесь Аркон пошел на хитрость, оставив «караван» и оторвавшись от него на приличное расстояние. С каждой ночью он, в одиночку, все ближе и ближе подбирался к тому месту, где должен был быть, по слухам, вампирский Анклав. Наконец, найдя его, он, с помощью созданного самолично портала по частям перетащил длинную процессию через горы.

Первое посещение Города вампир оставил себе – в конце-концов, он не знал ни местных порядков, ни самих местных. Как устроена их не-жизнь? Чем они занимаются? Кто ими правит? Как ими правят? Вопросов было слишком много и разузнать сразу не являлось возможным. Впрочем, успехи так же были – мужчина приобрел себе крупный дом в центре города. Быть может, не самое фешенебельное место, но для начала сойдет.

Туда же он перенес своих сопровождающих. Сказать, что они были рады соседству с многочисленными бессмертными созданиями, пускающими слюни на «коллекцию» их хозяина, было нельзя. Но никто из слуг вампира не посмел произнести вслух мысли. Они знали, что вампир не даст их в обиду. Как и не отдаст любой иной предмет своей собственности в чьи-то руки.

Постепенно, вместе с обжитием нового дома, к Аркону начали захаживать гости. Судя по всему, новых лиц, да еще и сородичей, в последнее время прибывало все меньше и меньше – так ему передал в приватной беседе один из местных «старожилов». Мужчина старался показать себя добрым и гостеприимным хозяином, развлекая гостей и даря им мелкие, но дорогие, безделушки в знак уважения, потихоньку «покупая» у них информацию об остальных местных. Несколько кланов вампиров управляли этим городом и значимым самым являлся клан Темного ветра. Странно, но тот, кого считал Аркон правителем, лорд Сиф, таковым де-юре не являлся, хотя и влиял во многом на политику и дальнейшее развитие анклава. И все бы хорошо, да тут скрывался подвох. И те мелкие уколы сомнения, что мужчина заметил еще в свое первое прибытие, теперь складывались причудливым узором в целый витраж. Витраж, который оставил в Арконе чувство непонимания и стыда.

«Клятв между львом и человеком быть не может», но местные пытались построить общество, которое постоянно бы балансировало между живым и мертвым. «Сделать Темные земли пригодными для существования…», «поддерживать дружеские отношения…». Непонимание Арконом быта вампиров, или, хотя бы, их верхушки, становилось очевидным день ото дня. Но отрадно было знать, что среди тех, кто пытался натянуть на вампирскую сущность человеческое обличие, были и те, кто не поддерживал сии устремления.

Ошибка. Ошибкой было приезжать сюда. Или же нет? Но это «нет» являлось вызовом для властьимущих. И Аркон знал, чем может это обернутся. Какими бы догматами они себя не окружили, но власть потерять им будет болезненно и нестерпимо. Так что же делать? Глаза мужчины сузились. Выход был и весьма занятный. Кто же мог предположить, что это сокровище когда-нибудь ему пригодится?

Поднявшись с кровати, вампир медленно прошествовал в подвал, где хранились самые разные диковинные вещи, близкие сердцу и оставшиеся еще со времени жизни в Аримане. Вынув из очередного ящика сундук, Аркон поднял крышку и погладил по орихалковой поверхности кубок. Вот и ответ. Вампирам, живущим здесь, по большей части не по нраву устремления их глав, но выйти в открытое противостояние они бояться. Им нужен стержень, лидер, способный объединить и повергнуть. И не только для анклава, для всех Темных земель. Шефанго, орки – недостойные и мелкие существа топчут их землю, а все из-за ошибок Айканара и предательства его окружения.

Смешно. Он собрал эту коллекцию предметов, способных вознести его на престол, но воспользоваться ими не в состоянии. Зато, он знает одну старую знакомую, способную ему помочь в этом. Знакомую… можно сказать родственника. Что же, полежи здесь пока. Твое время еще не пришло, но рано или поздно… рано или поздно…

Отредактировано Аркон (23-01-2019 19:29:37)

0

5

Мрачный город. Мрачный особняк. Мрачный подвал. Лучшее место для «тайной вечере». Девушка, прикованная цепями к стене, все еще билась, рыдала, молила отпустить. Посмотрите на нее – еще недавно она, окруженная любящей семьей, верила, что находится в безопасности. Безопасность – это иллюзия, пока на свете бродят темные тени, такие как Аркон. Стенания пленницы не трогали никого из присутствующих. Их было не много. Первым назовем Аркона – он безэмоционально взирал на шатенку, закованную в цепи, мысленно гадая, какова та на вкус. Попробовать ее ему не доведется. Девушка нужна ему полностью для иных целей. Вторым присутствующим представим Люсьена – молчаливую тень, прислонившуюся к стене и опасно играющую с кинжалом. Он славно потрудился – как говорится, одна нога здесь, другая там. Его просили просто привести кого-то извне, но Люсьен так привык к пожеланиям своего хозяина, что не мог взять живьем первого встречного. Взгляд вампира обращен к третьему лицу. Смешно, но за две сотни лет мужчина все еще не избавился от похоти. Последней, но не по значению, остается Шайло Марш – звезда сегодняшнего спектакля. Ее внимание всецело унесло в пучины ритуала. Для нее он сложен, но Аркон верит, что его ученица справится с ним. Перед Шайло стоит стол – на нем расстелен древний свиток, который вампир случайно приобрел в монастыре близь Леммина вкупе с перстнем-настройщиком. Кроме того, рядом стоит обсидиановый кубок, уже наполненный добровольной кровью ее мастера-вампира. Проходит несколько минут, Шайло прекращает что-то шептать и поворачивается к рядом стоящему темноволосому мужчине.
- Готово – произносит она и преподносит Аркону кубок и ритуальный нож – последнее из сокровищ. Вампир забирает обе вещи. Вся троица переводит взгляды на пленницу, что моментально замолкает, понимая, что это последние минуты ее жизни. Рыдания не помогли. Не в этот раз.

- Благодарю, что уделили мне немного своего времени.
- Не стоит благодарности. У вас была ко мне какая то просьба?
- Да, я хотел бы приобрести пару смертных. Мне намекнули, что вы способны достать даже экстраординарные заказы.
Темноволосый мужчина нахмурился, чуть прищурив глаза и уводя взгляд в сторону, выражая тем самым свое неудовольствие. Показное. В душе он аплодировал себе.
- Это… возможно. Смотря какие и сколько вы готовы выложить.
- Я обеспечен средствами.
- Меня интересуют не деньги.
- Тогда что же?
- Возможно, мне потребуется ваша услуга. Я слышал, что вы весьма влиятельны в Анклаве.
Теперь настала очередь нахмурится его собеседнику. Разумеется, вампиры не любили оставаться должниками. Им проще было откупится материальными ценностями, чтобы не ставить себя под удар. Заметив реакцию, темноволосый махнул рукой, усмехнувшись.
- Право, я не потребую ничего сложного. К слову… не желаете отведать кое-чего особенного? Уверяю, вы останетесь впечатлены.
- Пожалуй…
В комнату зашла служанка с золоченным подносом. На подносе царственно блестели два одинаковых обсидиановых кубка. Впрочем, внимание посетителя привлекла сама служанка. Заметив интерес гостя, девушка улыбнулась ему и, выставляя кубки перед вампирами, едва заметно коснулась ладони вампира. Тот остался доволен. Подняв кубки, Аркон и его собеседник пригубили из них.
- Какой… необычный вкус – чуть заторможено молвил вампир, в задумчивости разглядывая резьбу на обсидиане.
- Да. Я же говорил, вам понравится. А теперь вернемся к моей просьбе…

Отредактировано Аркон (11-02-2019 07:28:02)

0

6

Крупная зала была заполнена. Еще больше немертвого народа теснилось в многочисленных коридорах, обсуждая приглашение и угощение, развлекалась в будуарах, рассматривала галерею, где были выставлены лучшие работы хозяина дома.
Оглядывая гостей, улыбаясь в ответ на любезности, Аркон понимал насколько неудобно расположился. Пенаты, ставшие в короткий срок родными, никогда не ощущались еще настолько неуютными. Хотелось подойти и выставить всех по струнке, чтобы не трогали лишнего, чтобы не разбредались, чтобы не… Много, «чтобы не». Но вместо этого вампир терпел присутствие, все время напоминая, ради чего они собрались. Первая часть прошла на «ура». Его работа, ради которой он обманывал, юлил, притворялся, недоговаривал уже шесть месяца кряду, практически завершена. У Совета не осталось ярых сторонников, хотя, они об этом еще не знают. Вампир никому не говорил, о том, что собирается сделать, о том, ради чего устраивает приемы, кажется щедрым, любезным, внимательным и щепетильным к мнению других, кроме небольшой группы лиц, не связанных с советом. Те бедняги, что не удосужились побывать в особняке Аркона, а это примерно четверть населения Анклава, не поднимут головы, когда все произойдет. Им есть что терять, в случае своей неудачи. Впрочем, как и Аркону.

Вампир еще раз обвел взглядом залу, но видел не вампиров с кубками и снующих меж ними прислужниц. Он видел таран, с помощью которого разнесет двух древних и их прислужников в щепки. Слишком много участников? Верно. Но когда собираешься забрать власть у такого зверья, проследи за тем, чтобы он не смог подняться. Не давай ему времени и спуску.
Стальной взгляд вычленил из общей массы знакомые лица «близнецов». Единственные, кто знают о плане с самого начала, естественные союзники Аркона во всей красе. Прелестно осознавать, что кому-то ты можешь доверять просто потому, что ваши цели совпадают. Не идентично, но они е не мешают. Впрочем, следует аккуратно относится к своим мыслям и в их присутствии не думать о лишнем, об опасном. На всякий случай.

Где-то в коридоре возник короткий ропот, мелко переходящий в восторг. Она еще не вошла в залу, а вампир уже знал, кто прибыл в его дом. Наконец-то. Юная дева была боса, в коротком белом платье. Она выглядела практически живой посреди этого немертвого моря, а вокруг нее порхали редкие синие бабочки, изредка устало опускаясь на волосы и плечи. Скрыть ее отсутствие будет проблематично, но необязательно. Аркон, на правах хозяина выступил вперед, мерно склонив голову. Играсиль подала ему руку, которую вампир тут же принял и слегка коснулся губами. Тепло… ее иллюзии просто удивительны.
- Рад вас приветствовать в своем доме, Играсиль.
- Благодарю вас, Аркон. Для меня счастье быть здесь – звонкий, практически девичий чистый голосок. Сама невинность во плоти, можно сказать, если забыть на мгновение, что не-Дева, пожалуй, самый страшный зверь среди собравшихся. Зверь, убедивших всех в своей «безопасности».

Покинув остальных гостей, вампир увел девушку в кабинет – единственное не захламленное мертвыми телами помещение. Но и тут они были – немногочисленные участники, коих Аркон позвал самолично. Большинство явилось инкогнито. Вся встреча, происходящая вокруг – фарс, созданный лишь для этого самого разговора в данном же кабинете. Как только двери раскрылись, на вошедшую пару устремилось шесть пар глаз. Уже знакомые нам «близнецы», отвесили поклон. Молодая девушка с лицом хищной птицы сузила взгляд, Катрин де Лафаль – ее «любовь» к Играсиль была известна. Но Катрин не станет устраивать скандал, зная, что разговор весьма важен. Беловолосый эльф, Троэль, с ярко-бурыми татуировками на бледном лице, стоявший поодаль от остальных, тоже был недоволен присутствием девицы. Впрочем, он был всем недоволен. Ничего, он скоро уйдет в свои любимые топи. Сидевший седой одноглазый человек поднялся, кивая головой по направлению к вошедшим. По лицу Тристана Доули не скажешь, рад он или нет, но Аркон в курсе, что в его мировосприятии не-Играсиль – одна из первых богинь, которую хочется запечатлеть обнаженной. Последний участник не встал. Соломея сидела в одиночестве. Одного взгляда на нее хватило бы, чтобы ощутить незримую ауру исключительности и опасности. К слову сказать, если у кого-то и были обиды друг на друга или неприязнь, то к ней эту смесь испытывали все. Единственное, что удерживало группу в сборе – кровь Аркона в их жилах.

Усадив девушку подле себя, Аркон сел во главе стола, остальные расселись так же – все, кроме эльфа. Вопросительно посмотрев на «близнецов» и получив от них утвердительный кивок, мужчина произнес:
- Нужно перевести резервы ближе к городу, на это у вас есть две недели.
Шатенка в военной форме всплеснула руками, выражая негодование.
- Мы можем их взять штурмом хоть сейчас. Силы у нас для этого есть.
- А если не хватит? – флегматично отметил одноглазый, играя с золотым бокалом и глядя в его содержимое.
- Что если эти древние сильнее, чем мы думаем? Не забывай, у них есть стража.
Беловолосый у окна фыркнул.
- Стража – он позволил себе передразнить одноглазого: дайте мне на подготовку ночь и на следующую мы перебьем их без звука за пятнадцать минут.
- А что если нет? Они ведь способны продержаться какое-то время, а на важно сделать все стихийно, быстро.
- Мы подавим их – безапелляционно заявила де Лафаль. Девушка знала о чем говорила, ее «послужной список» такого рода был внушительным. Но одноглазый не унимался, находя поддержку в «близнецах», что вторили его словам кивками.
- Это вам не люди, это древние. У них есть камень стихий, фундаментальный артефакт – и только один, о котором нам известно. Подумайте, что у них еще может быть припасено?
- Они не успеют воспользоваться ими, если мы нападем… – тон эльфа медленно переходил на звериный рык.
- Достаточно. -  кратко и спокойно произнес Аркон. Наступила непродолжительная тишина. Разумеется, это не успокоило их нрав, но спор был окончен.
- Что с нашими союзниками? – спросили «близнецы» в унисон. Аркон протер бровь в задумчивости.
- Демоны будут, кроме одного. Один лич занят делами на юге, собирает для меня информацию – при этом слове женщина, сохранявшая золотое молчание, едва смогла скрыть свой интерес.
- Вторая… вероятно, прибудет. Я свяжусь с ней через пару дней.
- Что за информация, не поделишься? – сладко зевнула, как бы невзначай, женщина, молчавшая до этого. Аркон красноречиво улыбнулся ей.
- У нас есть две недели. Подводите тайно, Ракан и Ямина вам помогут в этом. А теперь поговорим, как мы это сделаем.

Отредактировано Аркон (26-02-2019 15:22:24)

0

7

Отдельная благодарность Амарилле и Гваихиру за соавторство и помощь в описании.

- Я знаю, у вас есть вопросы. Я знаю, у вас есть сомнения – и они не беспричинны. Нас слишком долго пытались убедить, что мы не те, кем кажемся. Мы слишком долго шли к тому, что против самой сути нашей природы. Мы совершали ошибки, непростительные ошибки… но не мы повинны в них.
Мужчина стоял в окружении толпы вампиров уже какое-то время. Рядом с ним – Играсиль, что держала его за руку, и Шайло, которая осматривала окружение. Не ровен час, все могло пойти не по плану, и тогда не миновать беды. Но Аркон был уверен в себе и его уверенность, практически материальную, чувствовал каждый из собравшихся.

****

Подобно теням, воины бесшумно крались вдоль стен коридоров Дома Анклава, выискивая противника. Переговариваясь жестами, нервозно озираясь и прислушиваясь, то и дело останавливаясь, чтобы перегруппироваться и подготовится к очередному повороту коридора, к очередной двери, ведущей в неизвестность. С каждым шагом повышался шанс долгожданной встречи. Секунда – и Троэль поднял раскрытую ладонь вверх, молчаливо приказывая своим следопытам встать. Мгновение – он потряс рукой, растопырив пальцы – рассредоточится. Часть эльфов, используя магию тьмы, прицепились к высокому потолку коридора, оставшиеся использовали иллюзорные заклинания. Звуки, исходящие из-за поворота, слышались все отчетливее, пока в поле зрения не попали те, кто их издавал.

****

- Безумные идеи приводят к безумию. Один из наших отцов-основателей уже покинул Дом, так что же будет дальше?

****

В чернильном мраке коридора послышалось лязганье металла, шаркающие звуки и тихая, неторопливая беседа. Сначала из-за поворота показалась группа странных созданий, более всего напоминавших бывалых каторжников, худых, жилистых и покрытых татуировками. Тому, кто видел в темноте, не составило бы труда это рассмотреть, потому что все они были без единого лоскутка одежды, только ступни и кисти рук были закованы в увесистые железные болванки, которые и производили те самые звуки.
Сразу за безразлично бредущими вперёд катаржанами шли двое мужчин со слишком юными лицами и слишком пустыми глазами. Они одинаково бледны и почти одинаково одеты. По крайней мере, тёмные плащи, сапоги и даже фибулы на плече принадлежали руке одного мастера.
- Куда их теперь? - спрашивал один, кивнув в сторону рабов.
- На медные рудники, те, что у болота. Не один год прослужат, если падальщики не попортят, как в прошлый раз. Половину рабочей нежити сожрали, твари поганые. Да ещё и выбирают посвежее, кости глодать не хотят. Но эти должны быть посообразителнее прежних. Прятаться будут, если что, и даже защищаться умеют. Цефира постаралась на славу.
- Цефира? - в голосе второго явно слышалось удивление. - Ты что, был у той жуткой, безголовой бабы, что сидит в подземелье?
- Был. И вовсе она не жуткая. А вполне симпатичная и собеседница приятная.
- Ага, только голову на полке с книгами в банке хранит.
- Ну и что? У всех благословлённых Рилдиром свои причуды. Зато некромаг отменный. Если б не она, что бы тела рабов в порядок приводил?
- Да уж привёл бы кто-нибудь, зато это страшилище не шаталось бы пососедству. И вообще… - но договорить ему не дали.
- Ш-ш-ш, - первый надсмотрщик замер и коснулся управляющих амулетов, велев зомби остановиться. - Чувствуешь?
- Что?
- Запах.
- Да это от трупов. Их же бальзамируют в чём-то, - второй на всякий случай осмотрелся по сторонам, поднял голову.

****

- Мы забыли, кто мы. Мы забыли, кто создал нас и зачем. Мы забыли… но я вам напомню.

****

Еще до того, как оба вампира подняли голову, с потолка послышался звук не меньше десятка спущенных механизмов ручных арбалетов. Словно по команде, Троэль и его подчиненные, не тратя время, атаковали группу в едином яростном порыве. Будь здесь сторонний наблюдатель, скажем, человек, он не был бы способен хоть как-либо рассмотреть потасовку, не продлившуюся и десяти секунд. Истыканных осиновыми короткими ублюдками-болтами, парочку вампиров обездвижили и уложили на месте, но не убили, хотя в руках у некоторых из егерей-эльфов и были полноценные колья. На всякий случай. Что же до мертвецов, которых вели стригои – этих просто напросто вырезали, без лишнего шума. Поняв, что это конец, пока что, беловолосый развернулся к своим, вытянув руку к «отдыхающей» парочке, сжал кулак и после оттопырил палец, указывая на противоположный конец коридора. Обоих подняли за плечи и потащили назад, в одно из помещений Дома, служившее «номинальным» полевым штабом, в котором расположилась резервная группа и Раккан с Яминой. Троэль же повел своих дальше. Двое здесь, трое там. Пока они справлялись без потерь. Неплохо.

****

- Темные земли – не условные камни. Не холмы, не топи, не Город Темного Ветра и не Эреш Ниор. Нас убедили, что мы – отдельно от всех, но лишь сжав кулак можно понять, с какой силой он бьет.

****

Вскоре, после падения одного из вампиров, о проникновении в Дом Анклава тут же стало известно всем, кого это хоть сколько-нибудь касалось. Не было никакого шума и паники, окна особняка всё так же были темны, а двери закрыты, но внутри он менялся прямо на глазах. Все, чью жизнь следовало поберечь, отправились в безопасное убежище, а те, кто должен был хранить их покой, заняли свои места. Там, где только что был свободный проход, теперь оказалась глухая стена, а где-то наоборот появились новые коридоры и комнаты, в другом месте исчезла часть пола и под ногами разверзлась яма, из которой выбралось несколько гигантских скорпионов, чуть дальше на стене зелёным свечением обозначилась магическая печать и прямо из неё проросли безлистные, белёсые побеги, образовав плотную живую сеть.
Всё это выглядело устрашающе, но опытный боец, тем более, если он был не один, без сомнения справился бы со всеми неприятностями. Они нужны были лишь для того, чтобы запутать и измотать, рассеять внимание и скрыть главный секрет Дома Анклава - теперь он превратился в настоящий лабиринт и, куда бы ни направились непрошеные гости, они всё равно выйдут под клинки и магические залпы его защитников.

****

- Личи, демоны, черные драконы, вампиры… индивидуальность, я понимаю. Эта грубая индивидуальность. Удобная эвристическая модель, конечно, но это больше не работает. Не тогда, когда по нашим землям разгуливают орки, эльфы, шефанго, люди. Мы этого не видим, и не увидим до той поры, пока они не постучатся к нам в дверь, но уже будет поздно. Мы должны стать едины. Вы спрашиваете, есть ли у нас выбор? Конечно… и я указываю на тот, что позволит вам остаться на верхушке пищевой цепи.

****

- Они знают – ментальное оповещение мгновенно разнеслось до каждого командира отряда и те остановили свои группы, доставая из сумок чертежи Дома. Всего два слова, но сколько в них смысла. Разумеется, рано или поздно проникновение должно было стать явным и, разумеется, реакция не заставила себя ждать – Дом начал перестраиваться. С его перестройкой последовали перестановки и внутри отрядов, бойцы убирали «нелетальные» средства защиты. Более в плен они никого брать не собирались, слишком опасно. Переходя к следующему пункту плана, а именно обеспечению толпе, собравшейся у стен Дома на улице, беспрепятственный проход к убежищу древних. Де Лафаль сделала жест, словно бы держала в ладони крупный шар. Андрес ответил на него одной из самых своих омерзительных и не менее довольных улыбочек, передавая знак назад.

- Мы готовы – Ракан передал сообщение на «улицу» и, после получения одобрения, кивнул Ямине, возвращаясь вниманием к полуживым пленникам. Занятная фраза, многозначительная, если учесть природу вампиров. Защитников в Доме было гораздо меньше, чем предполагалась. Оставался вопрос – где же остальные? Отчаянно важно было среагировать и поймать их как можно скорее, до того, как они поймут, кто «враг», а кто «друг», но ментальному магу казалось, что момент упущен. Было бы у них чуть больше времени на подготовку и разведку схронов… Ямина, закончившая пересылать сообщения, дотронулась до плеча брата, присоединясь к его попыткам «взломать» разум стригоя. Где-то на фоне прогремели контролируемые взрывы – да, Дом был перестроен в подобие лабиринта, но времени, чтобы блуждать у них не было. А, как известно, если нет времени обходить, лучше проложить свой путь.
Толпа, подвластная словам Аркона, устремилась внутрь. Сам вампир не спешил и не шел в первых рядах, позволяя своему стаду взять вожжи в свои руки, почувствовать власть, которой он с ними поделился.

Уже внутри толпа столкнулась с первыми «защитниками» дома и ловушками, что подготовили для них древние. Они не поскупились на хитроумные выдумки, но немногочисленные жертвы в столкновениях… были на руку вампиру, что дирижировал, идя следом за немертвыми. Его отец не умел готовить. К слову, ему это было и не нужно, в общем-то – на то была своя плеяда слуг-кухарок. И в детстве Аластора чрезвычайно смешила фраза-поговорка, что папа не раз повторял. Нелепая, как казалось на тот момент – «яичницу не приготовишь не разбив яиц». Чем ожесточённее сопротивлялись защитники, тем сильнее был напор вампиров, пришедших в их дом. Толпа искала ответы, она хотела услышать слова, а вместо этого ее встретили сталью и заклинаниями. Аркону даже не требовалось подбадривать и объяснять что-либо, вампиры инстинктивно поняли кто их враг. Да, это был своего рода обман, он сам расшевелил улей, но… Перешагивая через трупы, мужчина шел следом, безэмоционально разглядывая на павших собратьев. Они – прочные камни фундамента обновленного государства.

Первичный порыв отстаивать свой Дом до последнего испарился достаточно быстро, как только оба древние осознали, с чем им пришлось столкнутся. В атаку на Дом шла не отдельная группа вампиров, не одна фракция или несколько, а практически все. Стихийно, хаотично, можно сказать, невозможно… и все же это была правда. «Как» и «почему» вопросы, конечно, актуальные, но искать ответы на них сейчас – лишь тратить время попусту. Рутан и Реджинальд превратили Дом в лабиринт, но эхо взрывов и доклады об обстановке свидетельствовали, что защитники не смогут справится с наплывом непрошенных гостей. Сражаться или сдаться на милость?
- Иди, предупреди наших. Пусть соберут всех, кого можно. – Рутан с сомнением взглянул на старшего вампира, понимая, что тот подписывает себе смертный приговор, но все же кивнул и больше, не говоря ни слова, ни тратя время на прощания, спешно покинул залу, оставляя «старика» наедине. Не так он представлял свою кончину, но это лучше, чем быть схваченным в попытке бегства. В залу вбежало несколько стригоев – по крови на одежде, расширенным глазам и клинкам в руках, мужчина понял, что те, от кого бежали защитники находятся слишком близко.

Рутан спешно покидал Дом. Его это злило - как сам факт захвата Дома Анклава, так и то, что его выгоняли из города. Его города. Именно их четверка сделала Анклав сильнее, чем когда-либо он был, а теперь. Предчувствуя, что поле, не позволяющее телепортироваться из Дома, постепенно истончается, вампир ускорил темп. Секунда-другая, и мужчина будет на свободе. Реджинальд... его жертва не станет напрасной, Рутан вернется и покарает всех бунтовщиков, начиная с главарей. Ему нужно только время, только...
«Только» поджидало его у самой границы. План Аркона удался, однако никто не мог гарантировать абсолютный успех.  Кто-то из старой власти мог спастись и, более того, вернуться, дабы учинить над захватчиками справедливое возмездие. Но, к несчастью для градоправителя, его врагам было ведомо о тайных подземных путях под Анклавом и эти пути стерегли не менее опасные создания, чем вампиры. Те, «союзники», с которыми Аркон договорился на стороне. В число стерегущих входил Астартэс, а это имя для знающих внушало уважение и страх. Какими правдами или не правдами умудрился Аркон договорится с демоном – не известно.
Практически убежденный в том, что его никто не поджидает, Рутан не ожидал повстречать на пути демона. Ему хватило времени, чтобы разглядеть возникшую на пути мрачную фигуру, но не скорости, чтобы защитить себя. Последнее, что успел заметить древний, пытаясь вынуть из ножен клинок и читая одновременно защитное заклинание, так это демонический оскал, который неожиданно возник в метре от него.

- Вам нужно уходить, господин – начал было один из вошедших стригоев.
- Не обязательно оста… - хотела добавить женщина со свежим порезом на лице, но Реджинальд остановил их жестом. Древний принял решение и уступать не был намерен. Кто бы ни вошел сейчас в залу, он отведает стали. Вампир вытащил из ножен клинок и любовно прогладил лезвие Асферона. Так жаль. Он падет, без сомнений, и подарок Сифа окажется в руках врагов. Еще до того, как дверцы в залу с грохотом растворились, мужчина уже кивнул смертоносное заклинание в сторону первого встречного. Тот куклой обмяк, осев «бездыханно» на пол, равно как и второй, и третий… Но волна казалась бесконечной. Реджинальд схлестнулся разом с десятком, а за их плечами виднелись все новые и новые лица, на коих застыла неизвестно откуда взявшаяся ярость. Стригои пали, один за другим, рядом с древним, но «старик» продолжал рубить, колоть, парировать, читать нараспев, устраняя предателей. Ни резкая боль в боку, ни в ногах не могла охладить пыл, пока все не закончилось одним взмахом клинка и голова древнего не отлетела в сторону.

Это кончилось не быстро, как ожидал вампир. Аркон медленным взглядом обвел опустевшую залу, в которой еще остались следы борьбы, хотя трупы и унесли давным давно. Сиф не хотел становится королем. Почему? Возможно, когда (или если) его схватят, Аркон спросит древнего об этом. Из четверки осталось лишь двое – Сиф и Амарилла. Прибавить к ним несколько стригоев… не самый лучший расклад, но тем не менее это была полная победа. Остановившись у стола, на котором была расположена рельефная карта Темных земель, мужчина провел по ней рукой. Он наклонился, поднял оставленную кем-то голову Реджинальда и положил ее рядом.
- Ты сделал мне неплохой подарок. Я найду ему достойное применение, не волнуйся – пальцы вампира дотронулись до рукоятки Асферона. За спиной послышалась толкотня. Аркон обернулся, чтобы поприветствовать взглядом собравшихся вампиров – близнецы, Железная Дева, Троэль, Соломея. Даже Тристан и Играсиль решили почтить его визитом, несмотря на то, что обоих претила необходимость явится на место побоища. Группа остановилась, ожидая дальнейших приказов, но вампир медлил. Закрыв глаза, он чуть усмехнулся, заново прокручивая в голове последний час.
- Сейчас идеальный момент, чтобы произнести речь со зловещими нотками. Но хватит слов. Нам слишком многое еще нужно сделать.

[конец]

Отредактировано Аркон (07-03-2019 23:24:56)

+3


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Кесарю кесарево