http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Забег с закрытыми глазами.


Забег с закрытыми глазами.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s7.uploads.ru/t/AgOj9.png[audio]https://dl.dropboxusercontent.com/s/r36xp7c8hyxnut3/Spirit_of_the_rain.mp3?dl=0[/audio]

Дата: Осень 10605 г.
Место: Грес.
Участники: Малрик Ван Кроули, Хиль, Рада,Гваихир.

Дорога. Неопытный путник относится к ней с романтикой, абстрагируясь от обычного понятия вытоптанной травы и пыли, каменной брусчатки. “Нет дороги длиннее жизни” - заявляет он, не понимая, сколь далёк он от истины. Сколько слухов, сплетен, баек и историй можно на ней подобрать, сколько можно повстречать пседвофилософов и проходимцев. И лишь с годами приходит понимание, что дорога - это всего лишь то, что простирается под твоими ногами, когда ты добираешься из пункта “А” в пункт “Б”, а не убегаешь от себя и желаешь всех сразить своим арсеналом заумных фразочек. Дорога возникает под ногами идущего.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (18-07-2018 14:53:18)

+1

2

Совместный пост.
Она не планировала возвращаться в ту таверну. Не планировала не потому, что ей там не нравилось, а просто потому, что её там не ждали. Она ведь сказала, что уйдёт и не вернётся. Каково же было удивление хозяина трактира, когда со второго этажа спустилась та самая женщина, из-за которой ему пришлось беспокоить стражу, да ещё и пол комнаты потом обновлять и замывать кровь. Он не воспринял её вторичное явление с восторгом, скорее даже наоборот - он ужаснулся. Она выглядела странно, точно пыльным мешком ударенная, отвечала не всегда так, как надо, но вроде договорились, что она задержится ещё на какое-то время. Комнату ей отвели ту же, жена хозяина пришла осведомиться, нужна ли ещё купальня, но дверь Хиль так и не открыла.
Ей было паршиво. Паршиво не потому, что она ждала его как верная собачонка, а он не явился. А потому, что она ради его идеи, найти его мать, покинула свой дом, вынуждена была торчать в перьях, калеча саму себя, а он, точно флюгер на ветру, чихать хотел на то, что она для него делает. Плевал он и на поиски матери своей и на неё, его больше забавляет охотиться на призраки прошлого. Как же её это сейчас злило. Злила эта стерва, которая ошивалась рядом с ним, злил его поступок, злило то, что она сразу не плюнула и не свалила к чертям. А ещё чертовски болел живот. Треклятые перевоплощения снова отыгрывались на ней. Благо теперь не так страшно, но всё одно не приятно.

Холодный ветер снова трепал перья на его шляпе, кажущейся местным стражникам чудной. Не мудрено, в подобных нарядах люди тут не ходят, поэтому на “щёголей”, желающих выделится из толпы, посматривают косо. Правда, Кроули и не желал привлекать особого внимания к своей персоне, он просто был другим. Высокий, несколько неторопливый и отстранённый, он то и дело пытался обойти большое скопление народа, спотыкался об зазевавшихся прохожих, от чего нередко получал в спину нецензурное изречение. Настроение было и так паршивое, так ещё и серая городская масса перевешивала весы в негативную сторону.
Душа его болела за спутницу, так как он не знал каким образом искать не оставляющую следов в воздухе птицу. Сейчас бы ему пригодился нюх той смуглой девушки, хотя, судя по витающим в городе запахам, его отсутствие было плюсом, нежели минусом.
После нескольких минут тщетных опросов прохожих Малрик было уже отчаялся, если бы не городская стража. Не то, чтобы блюстители порядка так фанатично отдавались своей нелёгкой работе, просто пташка Хиль даже  здесь успела немного побуянить, от чего приковала внимание нескольких постовых, сменяющих друг-друга около городской таверны.
Хилая девушка среднего роста с изумрудными глазами и таким пронзительным взглядом, от чего казалось, что та ими готова пронзить насквозь. Звонкий голосок, на высоких тонах переходящий в режущий уши писк. – такое описание давали постовые девушке, устроившей погром в одном из номеров таверны. Судя по их словам, произошло это далеко до момента встречи с Алу, отчего в голове Малрика возникло пара вопросов о том, с какой целью та устраивала дебош.
Дела женские. – пожал плечами один из стражников, зевая так широко, что был готов проглотить половину городской ратуши.
Охотник примерно улавливал суть произнесённой фразы, но зная “дальновидность” подобных служак, посчитал их мнение ошибочным. Ему удалось узнать, в какой таверне та останавливалась, и на том спасибо.
Явившись к означенному дому, в котором предположительно останавливалась Агата, Малрик принялся допрашивать хозяина. Только услышав описание этой милой с первого взгляда девушки, на его лице нарисовался настоящий природный ужас, подобный гримасе заблудившейся девочки в лесу, напоровшейся на огромного волка.
Господин, заберите её отсюда от греха подальше! – сокрушался полненький мужичок.
Ох, если бы это было так легко. Опрокинув рюмку бражки из погреба для храбрости, Кроули поднялся на вверх к номеру, готовя себя к не самому приятному разговору. Он понимал, что в большей мере был виноват именно он, поэтому несколько медля, он аккуратно постучал по дубовой двери, которая судя по повреждениям была недавно снята с петель крепким ударом латного сапога и установлена обратно на своё законное место.

Из комнаты, по началу не донеслось ни звука. Всё было просто - Хиль прекрасно знала, что достаточно запугала местных, чтобы к ней мог сунуться или псих или суицидник. Ну или один наглец в шляпе с перьями. Именно эта мысль заставила её подняться с пола, упереться плечом в шкаф, пододвигая его на место двери. Она не сказала ни слова, но шум, с которым двигался шкаф сказал громче и выразительнее неё.
Охотник услышал, как внутри комнаты что-то движется. Судя по звуку, либо к двери только что пододвинулся огромный шкаф, царапающий деревянный пол, либо стражники с просонья перепутали Хильду с диким медведем, который в данный момент передвинулся на другой бок, подперев дверь. Конечно, она не открылась. Когда из комнаты донеслись эти странные звуки, стоящий рядом хозяин посмотрел на незнакомца в шляпе с таким жалостливым взглядом, что будь он бродягой, обязательно получил бы свою монету на корку чёрствого хлеба. Воцарилось молчание. Оба, стоящие за дверью, понимали всю горечь ситуации, поэтому без единого слова отправились в соседний номер, чтобы охотник переквалифицировался в верхолаза.
- Вы только, аккуратненько, хорошо? – прошептал корчмарь, и тот явно беспокоился больше за свою мебель, нежели за хрупкую девушку. Умный дядька, и правильно делал. Кивнув, Малрик начал перелазить на соседнее окно.       

Хиль никогда не была идиоткой. Тем более, что сама уже раз покинула помещение и вернулась в него отнюдь не через дверь. Закончив с дверью, она подошла к окну, закрыла ставни, задвинула засов, зашторила окно и ушла в угол. Единственный угол, которого не коснулся её погром. Она могла поклясться, что в дверь ломиться не станут, окно было закрыто и она честно надеялась, что от неё отстанут и оставят её в покое. Что охотник додумается не ломать чужую собственность как она. В пальцах не надолго мелькнула монетка Велеса и она пожалела, что прикрыла дверь шкафом. Чтобы бесследно уйти ей нужна была обычная дверь. А её загораживал шкаф. Она подтянула к себе ноги, сложила поверх коленей руки, поверх них голову и задумчиво уставилась на монетку, которая крутилась в пальцах тая и исчезая, прячась в небытие из которого явилась. Кому она врала? Она бы не сбежала, даже просто потому, что могла это сделать в любой момент. Охотник ведь наверняка не догадается закрыть за собой окно.

С женщинами всегда так. Ты стучишься к ней в дверь – она тебе не открывает. Лезешь в окно? Что же, будь готов, что перед твоим носом хлопнут ставнями. Произошедшее не стало неожиданностью для охотника, и тот, как неопытный домушник, резким и молниеносным ударом ноги раздробил ставни, окно, и все прилагающие к этой не хитрой конструкции детали, которые в свою очередь разлетелись по комнате. Зато, охотник немного охладил свой пыл на этой деревяшке, и попал в комнату так же спокойно, как бы он сделал это через дверь. Хозяина не было слышно, бедняга тут же слинял куда-то вниз.
Поправив шляпу, он кинул свой коронный взгляд на сидевшую в углу девушку.
На будущее. Двери в тавернах открываются наружу, а не во внутрь. Так что зря ты этот ящик двигала.
- Выйди в окно, Мал. Будь другом. - тусклым, пустым голосом сказала она, даже не переведя на него взгляда.
Охотник снял шляпу, и прошёлся по комнате медленно, оценивая повреждения в номере. Дешёвая забегаловка, но зная скупых хозяев, сдерут с охотника три шкуры в прямом и переносном смысле.
- Сутулый пёс, даже дымоход не постарался провести. А мне теперь в окно выходить. – сказал седовласый с ноткой сарказма, всё так же косо посматривая на Хильду. – Мы ведь оба понимаем, что сейчас произойдёт, верно?
- Да, ты выйдешь в окно. - тихо ответила она, уже мысленно готовясь к тому, как её снова будет скручивать, когда она вернётся в шкуру человека. - Иначе в него выйду я.
Охотник поднял бровь и усмехнулся, подошёл к шкафу, стоящему у двери и пододвинул его к оконному проёму дверцами вперёд.
Боюсь никто никуда не пойдёт, а тем более не улетит. – Малрик более не иронизировал, и с серьёзным лицом присел на корточки перед девушкой. – Слушай, я пришёл, чтобы извинится. Куда мне без тебя? 
- Туда, куда шёл. Убивать и мстить. Ты как раз нашёл себе шикарную попутчицу на этот случай. - ядовито улыбнулась женщина. - А я подожду пока мозгами разживёшься и решишь наконец, что для тебя важнее: погоня за призраками прошлого или мать твоя, которая в настоящем. - огрызнулась Хиль, явно не собираясь сбавлять обороты.
Живот ныл и она уже готова была врезать этому урке по лицу, чтобы знал как ей командовать. Ишь что - игрушку себе нашёл. То надо она ему, то не надо, то “пошли к маме”, то “а не пойти ли мне дяденьке звездюлей навешать? А? Хиль? Какая Хиль? ничо! Посидит на попе ровно. Подождёт.”
Он встал на ноги в полный рост, осуждающе взглянув в её изумрудные глаза.
Я не убийца, и ты это прекрасно знаешь. – сказал он не скрывая того, что Хильда его задела. Её фраза и впрямь колола ничем ни хуже острой пики, поэтому в груди уже не щемило, а резало по живому. – Я для себя всё решил. Я сделал ошибку и встал на верный путь. Твоя очередь. – Кроули направился к шкафу. Видимо, он собирался отодвинуть его в сторону.

Она физически почувствовала, как её спокойствие вылетело вон как пробка из бутылки. Что-то появилось совсем рядом на кровати и она без размышлений метнула это в спину Малрику.
- Это я-то должна вернуться? - Яростно прошипела она, пока в руке снова появлялся предмет. Это был горшок с кухни в её доме. - Я?! Марлик! Старый ты выродок! А ну повтори! - Она метнула в него горшок, попутно призывая ещё один. - Да я, сукин ты сын, из-за тебя из дома ушла! Из своей любимой насиженной норы, которую год не видела! - ещё один горшок разбился о шкаф в ужасающей близости от его головы. - Я тебя, чёрта старого, до сюда за ручку вела! - В руках появился ещё один, правда этот, похоже не был пустым как предыдущие. - А ты отвернулся как щенок! Как мальчишка! - Горшок не долетел до Малрика, не хватило посыла, он рухнул на пол перед ним, поднимая мучную тучу. - И после этого ты мне рассказываешь, что я куда-то там должна идти!? Да и пойду! Пойду, мать твою! И не пожалею ни на секунду! - она врала. Врала как сволочь и враньё это в ней было видно насквозь. Когда злятся на самом деле не плачут от обиды. Не задыхаются от собственной невысказанной досады. - Выйди в окно! Немедленно! - Голос сорвался и она дальше уже просто тихо злобно шипела, как взбешённая кошка. Слов было не разобрать.
Уклоняясь от запущенных в него снарядов, охотник понимал её как никогда. Он и правда поступил не правильно, но выслушивать всю эту желчь он явно не заслуживал. Он услышал много грязных, обидных слов, заставляющих сжимать пальцы в кулаки. Кроули был зол и оскорблён, но проглотил свою обиду и молча подошёл к пустельге.
Я знаю, что ты говоришь не своими устами. Тебе меня не обмануть, больше – не выйдет. – схватив её за плечи, Малрик потряс её худенькое тельце, якобы ободряя от накатившего приступа ярости. – Очнись наконец! Я вернулся потому, что ты мне нужна, дура!
Она не ответила, да даже толком-то сопротивляться не стала, просто скуксила мордаху и тихонько свернулась клубком. Дёргаться сейчас ей было явно лишним, а она тут устроила настоящее побоище. Тело такого издевательства не простило. Тихо заскулив, она выскользнула из его рук, опускаясь на пол, обняв себя за пояс. Надо было хвататься за другое место, вот только чёрта с два до туда просто так дотянешься. По спине пробежала волна мурашек, а желудок свело. Вот только чего не хватало, так чтобы её ещё и тошнить начало. К чёрту его… К чёрту этого старого неопределившегося. Она не просто так закрылась. Никакого уважения к личному пространству.
Значит, стражники были правы. Фраза “женские дела” были ничем иным, о чём подумал Малрик в первую очередь. Всё стало ясно – закрывшаяся в футляр девушка просто скрывала свои недуги от глаз седого старика, видимо, стесняясь его. Теперь паршиво было в двойне, считай, всё это происходило по его вине. Может быть, Хильда была права?  Он был  самодовольным ублюдком, который не видит ничего дальше своего носа. По крайней мере, именно так Кроули сейчас себя чувствовал. Хотя, смотря на то, как от боли дёргалась дебоширка, неизвестно, кому  сейчас было больнее.  Хиль молча свернулась клубком и тюкалась лбом об пол. Так было чуть легче, да и потом… Пока она не дёргалась, не было так плохо. Голоса не осталось и послать Малрика она не могла. Приказать мысленно? Но ведь это сосредоточиться надо, а она только на то сосредоточилась, чтобы добраться до кровати и подняться с пола. Платье подалось алыми полосами и это было последнее, что следовало женщине показывать мужчине. Плевать сколько было ей, плевать сколько было ему. Есть то, что должно оставаться только в узком кругу. И чего ему не сиделось дальше внизу? Ей бы не было сейчас так стыдно и мерзко.
Пришлось раскошелится по крупному. Хозяин таверны пусть и задрал цену выше потолка, вот только у охотника не было времени выяснять с ним отношение. Оставшись без гроша, он снова поднялся наверх, снимая с себя плащ. Войдя в комнату, он набросил его на девушку и потащил её на руках вниз. Ей нельзя было здесь оставаться – стража более не потерпит нарушителей порядка, тем более, охотник точно знал, кто сможет помочь Хиль с её недугом, пусть не избавить, но хотя бы притупить острую как бритва боль.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (23-06-2018 18:52:58)

+1

3

Замечали ли вы, как прихотливо, как изменчиво время? В минуты радости оно стремительно, как пущенная из лука стрела. В минуты горечи и обид тянется, точно бы его приклеили и каждый шаг даётся ему ценой невыносимой боли. А бывает и так, что оно вовсе застывает или исчезает, точно бы его и нет. За делами и в быту время так же прихотливо. Медлительно и стремительно одновременно. Мелкие, незначительные детали, сменяющие друг друга кажутся преступно однообразными, ускользают от памяти. Но не от её памяти. Она помнила всё. Теперь она это точно знала, точно знала, что в её памяти всё лежит по своим местам.
Приют жил своей жизнью. С момента его появления, по настоятельной рекомендации и просьбе Отца Мартина прошло уже четыре года. Четыре года, полные бытовых дел, родительских забот, тревог и волений. Казалось бы - что стоило ей отказаться от этого всего? Отказаться ещё тогда, когда только только зачиналось это дело? Ведь тогда она и сама о себе не могла позаботиться, не то, что о ком-то. Тем не менее Судьба решила иначе. Отец Мартин оказался прав - путём к исцелению её душевного недуга была забота о других. Сосредоточенность не на себе, а на ком-то кроме.
Четыре года. Для кого-то это “всего лишь”, но не для неё. За эти четыре года она хлебнула и радостей и горя. Чего стоило одно взросление, становление, а свадьба Йоль? Ведь этому предшествовала целая эпопея! Так или иначе, нимфа привязалась к этому месту, к этим детям, к этому дому. Теперь она бы ни за что на свете не променяла бы это всё на ту пустоту, что была ранее. Только теперь она понимала, что действительно жива, что на самом деле живёт.
Но кроме дома, кроме работы и бесконечного обучения, было и ещё одно место, что бесконечно занимало мысли нимфы. Чем дальше, тем больше и больше её внимания поглощало то, что она нашла под аббатством. Слишком много было связано у неё с этим местом: Отец Мартин, Ларт, Майя, начало её приюта, её годовой сон, возвращение памяти, то непонятное место культа, та самая арка, что могла бы окончиться трагедией и множество других лиц и событий, что незримыми нитями притягивали её к тому месту. Она искала ответы. Ответы, на вопросы, которые ей задало это место. И поиски их несколько отвлекали её от дел обыденных. Может быть оно было и не так плохо. За эти несколько лет она успела воспитать себе достойную смену.

Всё течёт, всё меняется. Дом, некогда оставленный на плечи Рады тоже изменился. Нет, ничего нового не появилось, просто где-то подновили, где-то подкрасили, перестелили крышу, кое что откопали, кое-что закопали. Серый, скучный каменный короб оживили тем, что высадили перед ним цветы. Несколько девочек ухаживали за ними, вот и теперь, вокруг дома бродила Ханна в сопровождении ещё двух девочек помладше и выдергивала сорняки, поливала цветы и подвязывала те из них, что должны были ползти по стене, увивая её зелёным ковром. Какие-то из них приходилось подрезать, чтобы не заслоняли окна.
В первом этаже, за столами сидело несколько девочек. Время клонилось к ужину, они были заняты готовкой. Возглавляла это действо белокурая, вечно улыбающаяся Йоль. Она поправилась, полнота эта была ей к лицу. Прежнее платье более не было ей по фигуре, Ханне пришлось шить новое, да и то постепенно становилось тесным. Вокруг сидело ещё несколько разновозрастных девочек. Кто-то выкладывал на листы, покрытые тонким слоем теста, нарезанные пластиками яблоки, кто-то эти самые яблоки чистил от косточек, листиков и черешков, а кто-то резал на те самые тонкие пластики. Из под печки, как всегда, ворчал Назим, на печке сидел Сар и рядом с ним Пират. Этот кот, бандитского вида, был уже чертовски стар и тем не менее всё ещё был жив и здоров.
- Онри, тоньше режь, ведь не пропечётся, будешь сырыми яблоками хрустеть. - обратилась Йоль к одной из девочек.
- Дык это ж яблоки а не мясо сырое, чай не отравимся.
- Потоньше, пожалуйста. - Мягко, но настойчиво попросила Йоль и девочка, к которой обращались насупилась. Опять мол её воспитывают.
С мастерской вышла Мьют, в руках её было недоделанное платье. Всё меняется и Мьют, никогда ранее не проявлявшая интереса к шитью и работе руками, более предпочитавшая возню с детьми, теперь сменила свой род деятельности. В ней проклюнулось редкое умение работать с кружевами. Она просто прекрасно их ткала, творила из них просто невообразимой красоты вещи.
- Йоль? Давно они? - Мьют кивнула куда-то на второй этаж.
- Давненько.
- И тихо всё?
Йоль только пожала плечами, закрывая тонким листом теста один из пирогов. Чёрт их знает почему Рада приблизила к себе именно Грету. Эту странную, замкнутую в себе и острую на язык девчонку. Она учила её. Учила совершенно не тому, чему учила остальных девочек. Даже Мьют, чья специфическая природа требовала особенного внимания не понимала выбора приёмной матери. Одним богам и было ведомо почему именно Грета. Богам и самой нимфе.

Отредактировано Рада (23-06-2018 19:44:14)

+2

4

Совместный пост

Так уж повелось в народе, что незваный гость – хуже занозы в заднице, поэтому Малрик и не ожидал восторженных возгласов в честь его появления, но тут был особый случай, благодаря которому ему пришлось пересмотреть свои понятия о походах в гости. Благо хозяин был радушным, поэтому охотник искренне надеялся, что тот поймёт цель его неожиданного визита. Познакомившись несколько лет назад с Радой, у Кроули сложилось пусть и не однозначное, но вполне сформулированное представление об этой персоне. Такие люди, как она, не откажут в помощи, если случилась беда. По крайней мере, охотник искренне в это верил, и пусть если его и не смогут принять, то Хильду на улице не бросят, а это было главным.
В поле зрения появился дом внушительных размеров, и если старику не изменяла память, то он принадлежал нимфе. Каменный фасад первого этажа, цельная крыша, покрытая рыжей черепицей с торчащей из неё трубой дымохода, ухоженный садик перед крыльцом с уже несколько пожелтевшей травой и невысокими кустарниками. То, что хозяин и обитатели дома заботится о своём очаге вопросов не возникало. Всё было так, как и должно быть – аккуратно, чисто и без лишнего пафоса, порой свойственному домам подобных размеров. Вечерело, и тёплый свет из окон струился на улицу, освещая дворик, чуть усыпанный осенними листьями. Часть их была аккуратно собрана в небольшие разноцветные кучки под стволами кленов и яблонь, в центре же сада красовалась голубая ель, синяя, как морская волна. От дома веяло уютом и теплом, такими не чуждыми охотнику чувствами.
Устало шагая по вымощенной дорожке мимо сада за забором, он медленно подходил к крыльцу с Хильдой на руках. Так, как руки его были заняты, ему пришлось прибегнуть к далеко не культурному жесту – он постучал в дверь ногой, носком своего сапога. За подобные выходки в Элл-Тейне тебя могут окатить ведром с холодной водой, или послать куда по дальше, но тут уж ничего не поделаешь, сейчас Кроули было не до вежливости. Теперь оставалось лишь смиренно ждать, пока кто-либо из обитателей этого гнёздышка не откроет ему двери.

- Сафэм дыкый!? - Донесся негодующий голос домовика из под печи. - Атрэжу ногу, да!!
- Назим! - перебил другой голос. Явно женский, явно строгий.
- Нэт ну а чо он, э? Кто эво учил двэрь нагами ломать, а?
- Мьют отвлеки его. - Голос явно приближался и дверь открыла светловолосая, ясноглазая девушка, явно в положении, но настроенная весьма гостеприимно. - Вечер добрый. Чем обязана? - Она была чертовски похожа на Раду. Если бы не более пшеничные волосы, если бы не голубоватые глаза и не чуть более высокий рост, её можно было бы счесть точной копией нимфы.
В принципе, подобных возгласов после этой выходки можно было ожидать, поэтому охотник не удивился, скорее, насторожился. Дверь скрипнула, и в проходе появилась девушка среднего роста с голубыми глазами, большими и выразительными, пусть несколько усталыми, но красиво сияющими в тёплом свете домашних огней. Окинув её взглядом, охотник был уверен, что перед ним стоит хозяйка дома, да ещё и в положении. Ему стало неловко – она была уже на приличном сроке, однако не поленилась самостоятельно отпереть гостю и спокойно его поприветствовать.
- Хорошо, что вы лично отворили мне, Рада. У меня тут форс-мажор – ответил старик чуть запыхавшимся голосом, держа Хильду на руках. Она конечно не была тяжела, однако тащить её через весь город оказалось той ещё задачкой, для которой охотник считал себя несколько староватым.
- Позволите мне войти? Надеюсь, у вас есть свободная кровать для моей спутницы.

Пустельга даже не думала шевелиться. За всё время дороги, за всё время суеты и беготни, за вычетом тряски, она так хорошо пригрелась и устроилась на руках Малрика, что покидать это тёплое место не хотелось категорически. Вообще живот не причинял проблем, пока она сама не дёргалась и не нервничала почём зря. Малрик, видать этого не понимал и она этим обстоятельством бессовестно пользовалась. Главное - чтобы потом не узнал. Да и потом воспоминание о ссоре о какой-то там обиде растворилось почти без следа. Пока он не пытался ею командовать, а вёл себя как ей то удобно и приятно, она была готова простить ему чуть ли не предательство и измену родине. Единственное, что напрягло её - то, что Малрик, похоже знал ту, что открыла ему дверь. А этой самой востроглазой едва ли было больше двадцатипяти. Пузата, ясноглаза. Прям фея да и только. А, судя по количеству голосов за дверями, ещё и не одна. Кажется дом просто кипел от обилия голосов и запахов. “Если это все её… она хлеще любого кролика в этом деле...”

Йоль заливисто рассмеялась. Нет, было дело, её путали с её приёмной матерью, но не теперь ведь. Не когда у неё живот в два обхвата! Она отошла на несколько шагов назад, приглашая человека войти. В конце концов, он, или та, что он принёс на руках, явно нуждалась в помощи.
- Девочки, позовите Раду, а то этот дяденька меня с нею перепутал. - Йоль лучезарно улыбнулась, указала на один из стульев, а затем на шкаф и подставку для обуви, на которой красовалось несколько пар простеньких тапок. - Будьте любезны грязь в дом не волочь. - Из-за стола сорвалась девчушка с длинными косами цвета соломы и умотала куда-то наверх по винтовой лестнице. - Посидите пока тут. - Йоль вернулась к столу с готовкой, аккуратно закрыв дверь в дом. - Матушка сейчас спустится и ей уже выскажитесь.
- Набэгут тут всякие, да! - Ворчливо отозвалось из под печки. - И курыцу эту придёс! Зажарыть щитоли!
- Назим! - Строго оборвала изречения домовика уже сама Рада, показавшаяся на лестнице. - А ну, тихо.
- Малчу малчу... - Донеслось из под печки и даже на мгновение показались две поднятые вверх ладошки. - Щютка жэ, э!
Нимфа, спустившаяся со второго этажа в сопровождении молодой темноволосой девушки, не изменилась ни на йоту. Те же сиреневые спокойные глаза, те же вьющиеся перламутровые волосы, убранные в косы и собранные в узел на затылке. Та же плавность и текучесть движений и извечный запах трав вперемешку с яблоком и мятой. Она прошла мимо столов навстречу охотнику, пристально всматриваясь в него. Нет. Она определённо его узнала, просто профессиональные привычки никуда не денешь. Нимфа тут же оценивала состояние пришедших. Малрик был жив, здоров, только беспокоен и, похоже, немного утомился.
- Рада видеть тебя в добром здравии, Малрик. - Нимфа медленно кивнула и протянула ему руку чисто на мужской манер. - Не ожидала тебя увидеть так скоро. Что привело?

Малрик никогда не заслуживал титула гостеприимного хозяина, а уж тем более воспитанного гостя, ведь  дома у него не было, да и сам охотник гостить к своим знакомым  забегал редко. Даже к своему доброму другу Дюсо так и не заглянул, хотя тот был бы рад видеть старого товарища по службе. Как себя вести в гостях приходилось додумывать чисто интуитивно – просто делай то, что  просит хозяин. Его попросили разуться, и тот немедля выполнил прихоть беременной женщины, которую он перепутал с хозяйкой дома. Уж очень девушка была на неё похожа, а уж живот или не живот, в конце концов, и Рада была женщиной, чем чёрт не шутит.
Настораживал какой-то голос с кухни, по его интонации и фразам можно было понять, что он не рад гостю и желает его скорейшего ухода. К оскорблениям в свой адрес Кроули относится просто – игнорирует, но вот когда кто-то оскорбляет женщин, то абсолютно этого не терпит, от чего нахмурился недобро и рыскал глазами по прихожей, дабы найти, что за невежа попискивает своим мерзким голосом с противным акцентом.
Вскоре его поиски недоброжелателя прервала спустившаяся по винтовой лестнице хозяйка дома в компании темноволосой девушки. Народу в доме была масса, от чего Малрик чувствовал себя неловко, то и дело цепляя смущённым взглядом из-под шляпы нового обитателя. Преимущественно это были девочки и девушки, молоденькие и красивые, бросавшие недоумевающий взгляд в сторону стоящего в прихожей высокого мужика в причудливой шляпе с перьями. Другой реакции он и не ожидал, мало кто радуется незнакомцам.
Пришлось посадить Хиль на стульчик, а самому поклонится Раде в ответ на её приветствие. Пожимать руку женщине негоже, поэтому Кроули невольно проигнорировал этот жест.
- Моё почтение, госпожа. – охотник снял шляпу и кивнул головой, опуская глаза в пол. – Привела как всегда, нелёгкая. Моей доброй спутнице нездоровится. – Кроули протянул руку, указывая раскрытой ладонью на закутанную в плащ Агату. – Я не знал, к кому обратится с таким деликатным вопросом, поэтому пришёл к вам.
Поняв, что рукопожатия она не дождется, нимфа опустила руку, хотя конечно, она-то ждала несколько иной реакции. Но, прошло ведь столько лет. Одним Богам и ведомо что там с человеком за это время случилось и насколько он изменился. Переведя взгляд на его спутницу, Рада невольно приподняла бровку, ведь внешне она была здорова.
- Очень занимательно. Внешне вроде бы здорова. - Она обошла охотника и приблизилась к девушке, протягивая руку и ей. - Что ж, давайте знакомиться: Рада.
Девушка, стоявшая за спиной нимфы долго молча посмотрела на охотника, на его спутницу, проводила взглядом свою приёмную мать и, развернувшись на каблучках, пошла к лестнице наверх не проронив ни слова. Видать она знала что потребуется дальше, а потому советы и указания матери ей были попросту не нужны.

Пустельга негодовала. Мало того, что её опустили с тёплых ручек на холодный стул, так её ещё и разглядывали как зверушку диковинную. Стоящая перед ней, назвавшаяся Радой, выглядела как девчонка пятнадатилетняя! В дочери ей годилась, а туда же! Морда кирпичом, вся из себя серьезная и благообразная, так и тянет плюнуть в эти фиолетовые зенки, чтоб не пырилась почём зря.
- Хиль. - буркнула она коротко, не желая высовывать из под плаща рук. - Он заблуждается. Это всего лишь цикл. Просто начинается он болезненно и не более.
- Уверены? - Спросила нимфа, глядя на гостью мягким, достаточно участливым взглядом. Она встречала всяких людей и одно усвоила совершенно точно - когда человек болен он на всех смотрит волком и рычит, стоит к нему приблизиться даже с самыми лучшими намерениями. - Может всё таки проверим и подстрахуемся? В любом случае лучше перестраховаться, чем потом полной ложкой неожиданностей зачерпнуть.
- Я здорова. - нет эта белобрысая явно считала её идиоткой. А то она сама не знает когда здорова, а когда нет! Пустельга попыталась коснуться рассудка женщины, но натолкнулась на стену. Хорошую такую, плотную жёсткую стену. Это уже второе существо, которое ей не удаётся просмотреть. - Кто ты такая? - тихо спросила женщина, пристально уставившись в глаза целительницы.
Нимфа только пожала плечами и аккурат к этому моменту на запястье её, один из камушков браслета, едва заметно замерцал. Рада выпрямилась, повернулась к Малрику и тихо сказала ему куда переместить Хиль, если та сама не сможет дойти. Сама нимфа зачем-то спустилась в подвал, в то время, как Малрику была указана дорога на второй этаж. Там его должна была встретить темноволосая девушка и разместить в одной из комнат. Из под печи не прекращалось ворчание. Йоль продолжала заниматься готовкой, девочки осторожно и с любопытством поглядывали на пришедших. Нет. Гости не были редкостью в этом доме, да и потом, всегда отличались чем-то эдаким, особенным, необычным. Один только Кай чего стоил и Алу. А Майя? Неужели Майя была обычной женщиной? Ничего подобного. В этом доме были привычными к странным и поздним гостям.

+1

5

Совместный пост
Интересно, с кем бы Хиль не говорила, всегда строила из себя недотрогу. Смотреть на это конечно забавно, но не после получаса таскания девушки на руках. Охотник утомился от всего, что произошло сегодня, поэтому в ходе разговора Рады и Хиль устало вздохнул, когда хозяйка направила Малрика отнести болезненную наверх. И что с Агатой не так? Неужели не ясно, что все, кто находятся в этом доме, готовы ей помочь? Ну, кроме того мерзкого голоса из-под печи.
- Будь любезна с этими людьми, иначе нас вышвырнут за шкирку прочь. – прошептал Малрик Хиль на ухо, когда поднимал её по винтовой лестнице. Конечно, она его не послушает, но попытаться стоит. Слова до неё доходят с трудом и не сразу, и это не глупость. Это упрямство.
Путников проводила темноволосая девушка, имя которой Малрик не запомнил. Положив Агату на кровать, Кроули проворчал что-то под нос и вышел из комнаты. Сейчас ей нужно было побыть одной, отдохнуть от его компании. В голове крутились слова, которыми Хиль неосторожно бросалась. Даже если бы и нужно было не остался, довольно с него любезностей на сегодня. Стоит ему сунуться к ней, как она начинает сворачиваться клубком как ёж, выставляя напоказ свои колючки. Острые и неприятные, от укола которых не просто избавится. Он вышел из дома и присел на мокрое от дождя крыльцо, копаясь в кисете с табаком. Осталось совсем немного, да и денег уже не было. Несмотря на это, он плотно забил трубку и задымил как паровоз, думая о чём-то своём. Он был доволен, что Рада согласилась ему помочь. Побольше бы таких людей на свете, может быть, и жизнь в Альмарене была куда проще.

Быть может она и перегнула палку. Но и он тоже был хорош. Кто он такой - учить её? Кто он вообще такой? Они договорились, они пошли вместе делать дело. Дело, которое нужно было только ему! Ему одному! Не ей! Она бы прекрасно прожила сидючи у себя в лесу с волками и медведями! Да, полезла бы на стену от одиночества и тоски, но и с ним было не сахарно! Вечно брюзжащий охотник порою просто угнетал её своими настроениями и мыслями, а теперь. Теперь вообще решил пойти чёрти-какой дорогой, наплевав на их общие дела, планы, мысли. Наплевав на неё. Да, вернулся - молодец! Медаль и почётную грамоту на шею. Дальше-то что? Чуть что, снова кинется чёрти куда, а она только и успевай за ним носиться и вразумлять? Что она нянька ему что ли? Да ей самой сейчас нянька была нужна. Впрочем… Чёрт бы с ней, с нянькой… Хватило бы просто того, чтобы он не выпускал её из объятий. Но даже этого он не сообразил.

Темноволосая девушка, оставшаяся в комнате с Хиль молчала. Ей было от силы лет двадцать но взгляд её был много-много старше. Она подготовила комнату к приходу гостей заранее. На столике рядом с кроватью стоял целый арсенал бутыльков, пузырьков, чистой ткани, воды и прочих чисто целительских приблуд. Быть может они и не пригодятся Раде, но это был первый “стартовый набор”. То, без чего ни один целитель работать не возъмётся.
- Что-нибудь нужно? - спросила она ровным, спокойным тоном, в котором сквозило каким-то каменным равнодушием. - Воды? Одеяло?
Хиль только отрицательно мотнула головой. Ей хватало того, что оставил по себе Малрик - его плаща. Чёрт, почему же было так обидно? Почему было так обидно и больно? Почему из головы никак не шла эта стерва, свернувшая его с нужного пути? И кто эта, к которой он её принёс? Почему, куда она ни бросит взгляд - кругом его окружают одни бабы? Мать, та волчара, эта… Вообще кто она? Почему её не удаётся считать? Почему от неё так пахнет травами и яблоками с мятой? А ещё водой. Почему водой?
Рада появилась в комнате через несколько мгновений, даже застала охотника, спешно покинувшего помещение. Останавливать она его не стала, да и зачем? По сути он ей был не столь нужен. Он принёс ту, кому нужна была помощь, сам целителем не был, а значит и под руки нечего лезть.
- Ну-с… - нимфа поставила на столик рядом с кроватью несколько пузырьков с цветастыми лоскутами ткани, привязанными к горлышкам. - На что жалуемся? - Волосы нимфы были убраны под небольшую белую шапочку, руки покрыты тонким слоем воды. Она не признавала перчаток из кожи или иной материи, ей проще было сотворить перчатки из обеззараживающего раствора.
- Ни на что. - тихо ответила Хиль, вглядываясь в это до тошноты благовидное лицо. - Сказала же - женские дела.
- Угу. Женские, кто ж спорит. Потому мужчин тут и нет. - Не стала отрицать нимфа. - Что случилось, что тебя так скрючило? Просто от женских дел такого не бывает, если только ты не отморозилась по юности.
- Со мной всё нормально. - сквозь зубы прорычала Хиль. Эта добродетельница выводила её из себя. - Я оборотень. И долго была в перьях. Отсрочилось несколько циклов и теперь разом оторвались на мне.
- Вот. А говоришь ни на что не жалуешься. - Добродушно улыбнулась нимфа, мягко кивнув. - Сколько циклов отсрочила? И почему в перьях? Ты - птица?
- Год и пять циклов. - всё так же, не разжимая зубов сказала Хиль. - Пустельга. Сама проклятье приняла. - Упреждая очередной глупый вопрос сказала она мысленно уже жалея о том, что позволила себя сюда приволочь. Женщина наконец отошла от неё куда-то в сторону и Хиль невольно напряглась. - Не надо мне ничего!
- А я ничего и не делаю. Пока. - Нимфа смешала в стопке несколько настоек, что-то досыпала, перемешала и протянула гранёную рюмку гостье. - Это просто для сна и снимет боли.
- Мне не надо. Я сама могу снять боли. - сквозь зубы, отвревнувшись бросила Пустельга.
- Это замечательно, но лучше выпей. - Настаивала нимфа, пока её гостья воротила нос. - Тётка Рада плохого не посоветует, можешь пить спокойно.
Точка кипения была пройдена. Хиль оттолкнула от себя руку с неведомым пойлом от которого несло мёдом и травами. Эта белобрысая решила, что она - приемница друидки не разберётся что ей и как пить! Что она - оборотень - не переживёт такой чуши, как какая-то там боль! Да знала ли эта моль белая ту боль, когда ломаются кости, когда перестраивается тело?
В глазах гостьи блеснули опасные огоньки. Кажется птица обладала вспыльчивым нравом. Даром, что сокола достаточно спокойны. Нимфа не уронила рюмки, не разлила содержимого, просто молча покачала головой и опустила тару на стол рядом. Девушка с тёмными волосами стояла чуть поодаль и точно ждала приказа. В холодных глазах её не было ничего, только пустота.
- Я настаиваю, чтобы вы выпили. - Тихо сказала темноволосая.
- К чертям. - огрызнулась Хиль.
- Ну, к ним так к ним. Грета, пошли.
Нимфа действительно не стала настаивать, просто как только за нимфой и её приближённой закрылась дверь, та смесь, что приготовила целительница в стакане взвилась тонкими иглами и устремилась к гостье, втыкаясь во все мягкие ткани: в бёдра, в руки, в сидалище, даже в живот. Иглы были тонкими, тут же таяли, как только проникали в плоть и по сути причиняли вред только одному - гордости пришедшей особы.

Этого она конечно не учла. Мысленно успокоившись, как только комнату покинули все эти доброхоты-энтузиасты, Хиль опустила ноги с кровати и распахнула плащ. Настроение было паршивым. Она злилась. Злилась на Малрика за его поступки, злилась на себя, за то, что высказала ему, на эту тихоню, что стояла и таращилась на неё, на эту белобрысую, решившую, что она всё знает. Поднявшись на ноги, Хиль направилась было к двери, чтобы закрыть её от греха подальше, мало ли - опять лечить нагрянут, но дойти до неё не успела. Что-то впилось в задницу, потом в икрку, нога подкосилась, Пустельга опустилась на колено, яростно шипя и ища взглядом того, кто её атаковал. Чёрт-с-два. На неё напал не кто-то, а что-то! Из стакана на столе вылетали иглы, одна за другой они вились роем вокруг точно мухи над новозом в летний день. Несколько она отбила, одна полоснула по поверхности плаща. Это было не приятно. Очень. Не приятно и обидно. Какого чёрта!? Она ведь обычным всеобщим языком сказала - ей не нужна помощь! Холод, осеняющий места, куда воткнулись иголки, быстро сменялся теплом, разливавшимся по телу тяжестью и каким-то умиротворением. Чёрт с ними… забодали.

0

6

Рада спустилась вниз, темноволосая спутница её отстала. Йоль сидела с девочками и обсуждала какие-то истории или сплетни. Пироги готовились в печи, Ханна и Мьют что-то шили. Самые младшие ходили по комнате с завязанными глазами и играли в бубенчики. Разумеется, печь от них защищал Назим. Этот низкорослый дяденька с длинными ручками, в чистой рубахе, но в грязном переднике, вообще очень любил смотреть как забавляются малыши. Под грозным видом домовика, за его вечным ворчанием и поиском тех, кого следовало бы зарэзать, на самом деле скрывался достаточно домовитый хозяин. Да, не блещущщий радушием, но достаточно добрый к тем, кто живёт в доме.
Нимфа прошла первый этаж и по указке девочек вышла на порог. На улице шёл дождь. Нельзя сказать, что не ожидала этого, в городе душно было ещё с самого утра, но и радости прежней ей это уже не приносило. Это лет восемь назад она бы выскочила под дождь, бегала бы под ним туда сюда радуясь его холодным каплям, а теперь… Всё меняется. Изменилась и она. Протянув над собой и над охотником невидимый заслон от капель, нимфа тихо обратилась к нему.

- С ней всё хорошо. Спит. Утром будет как новенькая. - Сдунув колечко дыма подальше от себя, нимфа продолжила. - Ей нельзя столько находиться в теле птицы. Слишком велика разница в строении организмов. Чем дольше и чаще она будет откладывать и обманывать природу свою, тем сильнее и тяжелее ей будут даваться эти циклы. А быть может и так станется, что она просто угробит себя как женщину. Я не знаю насколько сильны у проклятых оборотней регенеративные способности. - Сдунув ещё одно колечко дыма, нимфа мягко улыбнулась. - Не самый приятный повод и тема для беседы, понимаю. Она колкая на язык. Где ты её такую нашёл? Ощущение, что из леса какого-то достал. Дикая, гордая, ядовитая. Не женщина - змея! - Нимфа тихонько рассмеялась. - Не обижайся. Я в хорошем смысле.

За спиной скрипнула дверь, и на крыльцо вышла белокурая хозяйка. Была в ней какая-то грация и шарм, несколько завораживающая и волнующая, или же охотник просто отвык от этой персоны, и поэтому встреча была столь неловкой. С виду она была спокойна, но это далеко не значит, что Хиль вела себя как паинька. Отнюдь, наверное, трепыхалась как рыба выброшенная на берег, язвила и ругалась. От одной мысли, что хозяйке пришлось всё это испытать на себе становилось тошно. Мысленно он себя готовил к вопросам, связанные с её дурным характером.
- Вы госпожа, это ей скажите. Я над ней не шефствую, даже наоборот – фыркнул он недовольно, выпуская дымовую завесу. Забавно, но вот именно из леса он её и вытащил, от чего лишь улыбнулся нимфе в ответ и помотал досадно головой. Жаловаться Кроули не любил, да и тем более не хотелось. Человек он не разговорчивый и несколько зажатый, с такими как он лучше делится секретами, чем беседовать.
– Завтра на рассвете мы вас покинем, извините за неудобства. Но я пришёл не только ради её болячек, есть дельце. – выражение его  лица поменялось, и он снова стал серьёзен и холоден. Поправив шляпу и привстав с крыльца, он достал из кармана бумажку с нацарапанными на ней символами, которые ему перевести не удалось.
- Сможете это прочитать? Для меня это очень важно.
- С рассветом вы можете уйти, но стоит ли? Вашей спутнице нужен покой. Хотя бы пару дней. - Нимфа лишь пожала плечами. - Вам бы тоже отдохнуть. Вид у вас усталый. - Она приняла листок и развернула. Вязь она узнала, вот только перевести не могла. - Это язык эльфов, но читать его я не умею. - Чуть виноватым тоном произнесла она. - Но знаю тех, кто умеет. Если позволите, возьму лист в Школу. Или же вы со мной сходите, спросите лично. - Предложила она протягивая лист Малрику.

Всегда приятно вести беседу с мудрым человеком, который знает толк в своих делах, мало того радушным и гостеприимным. Мыслила она рационально и спорить с ней Малрик не смел – в медицине эта женщина знает куда больше, чем старик, стреляющий в зверюшек. Покой так покой, пусть отдыхает, как бы только Хиль не надумала себе, что её держат тут не по своей воле. Всё это делалось для её блага. А вот с надписью дела обстояли куда хуже, поэтому охотник снова нахмурился и пожалел, что не успел изучить эльфийский в училище, а ведь шанс был. Будет ему уроком на будущее.
- Боюсь что должен отправится с вами, госпожа. Если, конечно, меня туда пустят.
- Перестаньте, пожалуйста, звать меня титулами, которых у меня нет. Я не госпожа, это уж точно. Да и потом, мне кажется, что мы с вами достаточно пережили, чтоб иметь возможность обращаться друг к другу более просто.- Нимфа тихонько улыбнулась. - Вы не признали Йоль, приняв её за меня. Она вышла замуж. Да-да. Это та самая худенькая забитая девчушка. - Перевела тему нимфа, прекрасно понимая что сейчас нет толку сожалеть о неусвоенных уроках или пробелах в образовании. - Пойдёмте чай пить. Девочки наверняка уже накрыли стол. - Нимфа отошла чуть в сторону, разгоняя рукой ещё один завиток дыма.
Совместный с Малриком

+2

7

Совместный пост
Даже радушный хозяин не мог перебить нелепое чувство неловкости за сложившуюся ситуацию. Хиль, незваный визит, да вот ещё и с
любезностью охотник несколько переиграл. Говорил же ему отец – относись к вещам проще, жаль, что подобные мудрые изречения приходят в голову в самый последний момент. Отказывать хозяйке было бы неприлично, но охотнику чертовски не хотелось гонять чаи. Не слишком прекрасное настроение для застолья, от чего Малрик чуть замешкался, но всё-таки согласился. Робко кивнув, он подошёл к двери и распахнул её перед нимфой.
– Прошу.
В кухне-зале действительно готовился ужин. Суетились дети, разглядывали гостей. Одна из младших сидела на руках у темноговолосой, всё время сопровождавшей Раду. И Грета, о чудо, улыбалась, глядя на серокожую и янтарноглазую малышку явно эльфийской крови.
- Девочки, у нас с вами сегодня гостят дядя Малрик и тетя Хиль. Тетя Хиль спит, а вот дядя Малрик с нами покушает. Давайте вести себя хорошо, чтоб мамке за вас не приходилось краснеть ушами. - Нимфа отодвинула один из стульев и кивнула Малрику.
Девчонки переговаривались, перешёптывались, переглядывались и время от времени зыркали на Охотника. Рада помогала накрывать на стол вместе с Йоль, Гретой и подошедшей Мьют. Детвора села по своим местам, послушно ожидая своего времени и приглядываясь за тем, чтобы младшие не шалили. Когда детвора принялась усердно поглощать ужин, нимфа села рядом с Малриком, ставя перед ним миску с супом и куском кукурузного хлеба.
- Беспокоитесь о чем-то? На вас лица нет. - она чувствовала беспокойное настроение гостя, но никак не могла чётко сформулировать что именно тревожит его. - Если вам так неймётся, так горит, можем поискать в моих домашних книгах переводы.
И правда, кусок не лез в горло. Копаясь ложкой в миске, Кроули подпёр рукой лицо, а сам упёрся локтём в стол, неохотно отодвигая тарелку с супом. Негоже обижать хозяев своим дурным аппетитом, но есть не хотелось вообще, поэтому тяжело вздохнув, охотник откусил кусочек хлеба, тщательно его разжевав.
- Не стоит, Рада. Это меня совсем не беспокоит. – Малрик сделал ещё один укус, однако к супу так и не притронулся.
Он нервничал из-за Хильды, точнее от того, что по его вине ей приходилось испытывать эти муки. Из-за него она месяцами прерывала природный цикл, а когда сил терпеть уже не было – улетала прочь и пряталась в задрюканных тавернах, не уютных комнатах, на глазах незнакомцев и проходимцев. Она подвергала себя опасности. Ясно было одно, девушка готова переступить через любую черту, кроме своей гордости. Печально признавать, но это чувство загубило немало хороших людей. Малрик правда хотел поделится с этим с нимфой, но за столом не принято беседовать о таких делах, поэтому он решил присоединится к трапезе. Не зря же девочки старались на кухне, готовя лишнюю порцию на незваного гостя. Схватив ложку так же неохотно, он принялся есть, уставившись в тарелку серьёзным взглядом.
- Стало быть, все эти милые дети под вашей опекой? – пробурчал охотник, явно пытаясь перевести разговор в более уместное для ужина русло, оглядывая многочисленных девушек за столом. Конечно, многие из них уже не были похожи на детей, но в глазах пусть и приёмной матери они навсегда ими останутся.
Нимфа только пожала плечами. Она не станет его пытать, если он не хочет говорить, а потому, когда он перевёл тему разговора, вполне согласилась с таким поворотом.
- Так получилось. - Словно извиняясь сказала она. - Не всё делаешь как хочешь, больше как должна. Но, знаете, наверное я счастлива. Если это люди понимают под счастьем. - За соседним столом явно назревали разборки. Две малышки что-то не поделили. Под печью негодующе ворчал домовик. Малышек разняли до того, как пришлось вмешиваться нимфе. - А чем вы занимались с момента, как наши с вами дороги разошлись, Малрик? Неужто на вашу спутницу охотились по лесам? - Она сказала это с лёгкой иронией, да и вообще, по сути, скорее хотела поинтересоваться чем был занят в эти года он.
Внешне он не изменился ни на йоту, как и она. Вот только он-то нимфой не был, да и на иные долгоживущие расы не походил: ни острых ушей, ни звериного духа, как от его спутницы, ни резкого горьковатого запаха серы, как от представителей тёмных рас. Это-то и удивляло её - выходило, что он не совсем человек, но и не кто-то из явных долгожителей. Детвора переходила к чаю, собственно тут и перед Малриком и Радой поставили по кружке. Поставил домовик, который до этого вообще не показывался. Маленького роста, с длинными ручками, темными прямыми волосами, коротко подстриженными и зачёсанными назад. Лицо гладко выбрито, усы ухоженные, глазки черненькие внимательные, ревнивые, нос здоровый с горбинкой, в чистой рубахе, но грязном переднике, а за поясом висит здоровенный кухонный нож. Как только дети его не пугались, на хозяйку смотрел с обожанием и восхищением, а вот на пришедшего гостя явно недоверчиво, хотя, кому как ни Раде было знать, что более домовика напрягает не Малрик, а Хиль. От неё веяло лесом, зверьём, дичью, которую надо было ощипать и приготовить, а не кормить лекарствами и давать отлежаться в постели.
- Вы уж простите. Ревнивый народец домовики. Маленькие, к каждому могут испытывать только одну эмоцию, ну, помимо характера. - Нимфа ухмыльнулась, то ли с гордостью, то ли с лёгкой усмешкой. - А характер сами видите какой. Прям как у вашей спутницы: гордый, вспыльчивый, упаси Боги мимо лучину пронести. - Она откровенно улыбнулась. - Зато вернее его не сыскать. Жизнь отдаст за тех, к кому привязан. Правда сначала запугает до полусмерти. - Точно бы оправдываясь перед Малриком за свой выбор, сказала она, отпив липового чаю с малиной. Бросив взгляд на своего гостя, нимфа перешла к куда более животрепещущей теме. - Мне вам отдельно постелить или… - она сделала достаточно долгую паузу, чтобы дать понять, что не в курсе отношений между Малриком и Хиль, а потому и не знает стоит ли об этом спрашивать и насколько правильным будет разместить их в одной комнате, тоже не представляет.

Охотник внимательно вслушивался в её речь, размеренную и завлекающую. У нимфы были все шансы стать прекрасным оратором и собирать вокруг толпы зевак своим чудным голосом, похожим на игру на арфе. Малрик невольно вглядывался в её глаза, внимательно, пока та говорила спокойным голосом. Да и сама атмосфера настраивала на приятную беседу, заставляя забыть возникшую мгновением кутерьму за столом. На детей Малрик внимания не обращал, некоторые из них сидели за столом тише воды, ниже травы, остальные пусть и баловались немного, но и не проходило минуты, как сестрички постарше ставили нарушителей порядка на место. Наблюдать за подобным было не тошно, даже наоборот, забавно. В доме улавливалась эта редкая в наши дни атмосфера воспитанности, граничащая с духом добрых шалостей, что только придавало этому  гостеприимному дома уюта.
На кухне запахло душистыми травами. Чай подал странный мужичок небольшого роста, что-то ворчащий себе под нос. Видимо, именно он так нехорошо отозвался о Пустельге, да вот только теперь серая обида ушла вместе с усталостью прочь. Настроение налаживалось, и ворчание более не играло на нервах охотника. Его внимание было полностью приковано к Раде и её вопросам. Вот уж не известно, правда ей интересно, чем занимался седовласый обладатель причудливой шляпы, или же это был разговор навязанный вежливостью? Так или иначе, Кроули об этом не задумывался, и с радостью отвечал, попивая чай из тёплой чашки.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (29-06-2018 14:31:29)

+1

8

- Охотился! – сказал он так, будто это должно произвести на собеседника фурор. Сейчас он был немногословен из-за того, что не мог оторваться от вкусного чая, то и дело прихлёбывая его меж разговора. - С Хильдой произошла необычная история. – вот теперь то можно было без преувеличений заявить, что охотник беседовал куда более открыто, нежели несколько часов назад. – Беднягу продали на ярмарке около Карида. Не как рабыню, а как птицу.  Помню это, будто  всё это произошло вчера. Она сидела в клетке, на жердочке, в забавном колпачке на морде, щелкая клювом. Когда я её купил, то и не знал толком, что она человек! Даю вам слово, если бы я не поседел раньше, то обсыпался пеплом на голове в этот день. – Кроули добродушно засмеялся, вспоминая свою реакцию от этого случая. Это правда было забавно.
Пока охотник не мог оторваться от вкусного напитка, Рада задала вопрос, от которого Кроули поперхнулся чаем. Он её не сразу понял корректно, от чего вытирая рот салфеткой, с недоумением взглянул,  подняв седую бровь.
– Пожалуй спать буду отдельно. – вдруг создалась какая-то неловкая пауза. – Если, конечно, у вас есть ещё одна свободная комната.

Нимфа сама чуть не подавилась чаем, когда увидела реакцию Малрика. Нет, она конечно всякое могла ожидать, но не то, что взрослый мужчина будет шарахаться от мысли о том, что его спутницу могут принять и за его женщину, а может даже и за супругу. Принял же он Йоль за Раду! И это при том, что знал её в лицо, дело с ней имел. А нимфа видела Малрика второй раз в жизни, а его спутницу так и вообще в первый, и, надеялась, что в последний. Терпение может у неё и было, но не безграничное. Совладав с первым впечатлением нимфа только повела плечиком.
- Есть конечно, но чем чёрт не шутит. Вдруг что там серьезное, а я вас по разным углам бы разогнала. - Нимфа о чём-то задумалась, сведя бровки к переносице и крутя стакан на одном месте. - Птицей, говорите? Просто как птицу? Ничего не сказали, никак не обозначили и даже цену не взвинтили? Мол - самая лучшая, самая сообразительная охотничья птица? Удивительно. - Подняв бровки домиком, нимфа провела по лбу тонкими пальчиками, разглаживая морщинки, образовавшиеся от такого-то необычайно яркого для неё проявления эмоций. - И что ж вы? Неужто не пошли деньги обратно требовать? Вас ведь обманули. Не помощницу вам продали, а, судя по всему, новые проблемы.

Девочки постепенно уходили из-за стола, убирая за собой посуду в лохань. Часть старших повела остальных младших умываться, занимать их спокойными играми и готовить ко сну. Часть осталась убирать со стола и сносить в подвал наготовленное, чтобы не испортилось до утра. Нимфа во всём этом устоявшемся укладе уже не принимала участия, разве что Назим иногда ворчал из под печи и пытался командовать. Но его благополучно умилостивили кусочком пирога и домовик притих. С печи спустился белый пушистый зверь, из правой глазницы которого пророс лиловый цветок. Отдалённо он напоминал песца: белый пушистый, сложение тела явно лисье, хвост, уши, всё как у настоящего животного. Только вот не был зверь настоящим, он обощёл под столом ноги нимфы, обвивая их хвостом, прошёлся мимо охотника, принюхался, тихо засвистел, зацокал языком и куда-то ускакал наперегонки с трехцветным котом.
- Отнюдь. – улыбнулся старик добродушно. – Благодаря этому стервятнику я приобрёл себе друга. Пусть и за деньги. – он томно вздохнул, облокотившись локтем на стол.
- Я зайду к Хильде перед сном. Если что, лягу отдельно. – к нему снова вернулось присущее серьёзное выражение лица. Под ногами пробежало какое-то белое пятно, и ускакало прочь из комнаты. От неожиданности Малрик чуть припрыгнул на месте, отскочив от стула.
- Что за? Рада! У вас в доме завелась лиса?
- Это мой фамильяр. - Улыбнулась она, видя как стушевался её гость. Она-то привыкла к тому, что в доме её полно обитателей. - Он выглядит как лиса, но не лис. - Она поднялась из-за стола и направилась к лестнице. - Если обнаружите её спящей на полу не удивляйтесь. Она не хотела принимать лекарств, пришлось вынудить. - Буднично и ровно пояснила нимфа, даже задней мыслью не допуская того, что мог подумать себе Малрик. - Я пока приготовлю вам комнату. - Поднявшись по винтовой лестнице, она проводила его до комнаты, где оставалась Хиль, а сама свернула в ту, что была через коридор напротив.
Последняя из оставшихся свободных комнат в этом крыле дома. Одна комната была занята ею самой, другая - Йоль и её супругом Марком, она сейчас ушла для Хиль и посталась последняя - для Малрика. Две большие комнаты другого крыла были отведены под детские, впрочем, старшие сёстры ночевали там же, с ними. Ведь кому, как ни им, в случае опасности, выводить детей? Рада могла дома и не быть, Йоль вот-вот должна была сама постигнуть прелести материнства и некоторое время ей будет не до младших, у неё появится своя личная радость и головная боль в одном флаконе.
В комната, отведённая и подготовленная Малрику была выдержана в бордовых и древесных тонах. Стены были покрыты панелями дерева, то ли выкрашенного в бордовый, то ли по природе своей имеющими такой цвет. Фрагменты светлого дерева врезанные в панели несколько разбавляли этот цвет, но всё же, помещение было достаточно мрачноватым. В комнате, помимо кровати и стола с умывальными принадлежностями, был шкаф с книгами, тумба с одеждой и зеркалом, кресло и стол-секретер. Кажется, эта комната когда-то служила не только спальней, но и рабочим кабинетом своему предыдущему хозяину, но сейчас в ней было пустовато. Свеже заправленная постель, кувшин полный воды и небольшой светильник в виде растения с несколькими цветками, сердцевинки которых были шарами, наполненными светящейся жидкостью. Свечение их было холодным и не очень ярким, скорее напоминающим отблеск луны в воде или на льдах, отчего комната казалась уже не бордовой, а сиреневой.
Нимфа, пройдясь по детским, не стала заходить к гостям и желать им спокойной ночи также, как своим подопечным. Зачем? Они уже все взрослые, им нет такой острой нужды каждый вечер убеждаться в том, что о них помнят, их любят, всегда находятся рядом с ними. Быть может это и зря. Взрослые порою хуже детей: нуждаются и молчат об этом.
Совместный с Малриком

+2

9

Совместный пост
Кроули шёл за хозяйкой по длинному коридору, остановившись перед дверью в комнату Хильды. Занимательно, подобные длинные коридоры  не в ходу при планировках имений знатных сословий в Элл-Тейне. Наверное, дом раньше принадлежал какому-то высшему чину, строящего не по городским чертежам строительных палат. Подобную роскошь не каждый себе позволит.
Прозвучал глухой стук по дереву, и дверь в комнату Хиль отворилась. Охотник забрёл неохотно и тихо, будто боясь что разбудит дебоширку.
Ты ещё не спишь? – прошептал он в полголоса, проходя в комнату. Под ногами тихонько скрипнула половица у двери.
Дебоширка бессовестно дрыхла. Дрыхла посреди комнаты на полу, свернувшись калачиком и стянув на себя одеяло с кровати, стоявшей изголовьем в угол. Комната была выдержана в зеленоватых тонах, а под голубоватым холодным светом непонятных налитых жидкостью шариков, вообще напоминала дом. Лес, луну. Не хватало только воя волков в горах и тихого шелеста реки неподалёку. Собственно… Дом ей и снился. Её дом. Не чужой, не чёрти где, а там, в родном лесу, на любимом севере. То, что открылась какая-то там дверь она даже не услышала. Чем там её накачала нимфа - чёрт бы знал, но срубило это похлеще удара в морду. Она спала. И пусть весь мир подождёт.
Охотник не сразу заметил лежащую на полу девушку. Она крепко спала и не отзывалась, тихонько сопя. Малрик даже вздохнул с облегчением, обнаружив её спящей, пусть и в таком нестандартном месте. Медленно подойдя к ней, Кроули взял её на руки и переложил на кровать, набросил одеяло и приоткрыл окно. С улицы веяло свежестью только что прошедшего дождя. Сегодня был утомительный день, и сев на стул, стоящий рядом с её кроватью, охотник невольно закрыл глаза и уснул.
Первые лучи солнца проникли в открытое окно, проскользнув мимо занавесок, пробрались по полу, ножке стула, сапогу, животу и груди охотника, игриво щекоча в ресницы и нос. Охотник привык пробуждаться с первыми лучами и, невольно щурясь от их наглости, открыл глаза. Хильда ещё спала, ровно в том же положении, в котором он её уложил в кровать. Поднявшись со стула он несколько раз потянулся, чувствуя как неприятно отозвалось тело от такой варварской ночёвки. Обойдя кровать, Кроули распахнул штору и легонько толкнул засоню в бок.
- Хиль? Хильда! Просыпайся!
Она спала глубоко, без снов, без задних ног, как принято говорить у людей. Собственно и продолжала бы беззастенчиво дрыхнуть дальше, если бы не её спутник. Ох уж этот неспокойный дедуля. Чуть солнце из-за горизонта, его как верёвкой с места сна сдёргивает! Именно это произошло и сейчас. Почувствова лёгкий толчёк, Хиль по началу просто напросто хотела его проигнорировать, но увы, от этого старого охотника не отделаться. Единственная уважительная причина не проснуться - смерть. Да и то, сомнительно, что он из гроба не поднимет хладный труп и не заставит его топать вслед за ним. Отвернувшись от настырного деда, Хиль показательно закрыла голову подушкой.
Не любил Малрик долгих пробуждений. Сказано вставать – значит вставать. Буркнув что-то под нос, он взял девушку на руки, и поставил её с кровати в вертикальное положение на пол, вместе с подушкой.
- Умываться сама будешь, или помочь? – пробубнил он своим, состроив серьёзную гримасу.
Хиль мысленно улыбалась. Настойчивость дедули её забавляла и умиляла одновременно, абсолютно и бесповоротно придушив в зародыше негодование по поводу того, что её опять будят. Её подняли, точно тряпичную куклу и поставили, аки чучело посреди поля. Нет-нет это не образное сравнение. Наметавшись за ночь и чудом вернувшись к той же позиции в которой её опустили на кровать, Хиль знатно встрепала себе макушку. Волосы торчали во все стороны петухами, а сонная моська, помятая об подушку с закрытыми глазами только дополняла общую прелесть картины. Поняв, что дедуля опять вредничает, Хиль тоже решила повредничать. Ну а что? Ему можно, а ей нельзя? Глупости! Наклонившись вперед, она сделала вид, что голова, на которую была надета треуголкой подушка, перевешивает и принялась падать на Малрика, пларинуя просто припечатать его к полу и доспать несчастные пять минут прям на нём. Живой, значит тёпленький. Что ж тут не спать?
Вот значит как. Охотник улыбнулся и отошёл в сторону, наблюдая как девушка летит с подушкой к полу. Конечно, всё это было шалостью, и шмякнуться на пол он ей не позволит. Подхватив её почти у самого пола, он снова поставил её на ноги.
- В следующий раз поцелуешь пол лбом. Рада нам не простит испорченные полы.
Вот этого она не ожидала, почти у самого пола размер её глаз мог посоревноваться с размерами чайного блюдца. Ещё немного и она бы принялась обращаться, но… и поздно было и не нужно, как оказалось. Встав на ноги ровно она боролась уже с двумя желаниями: треснуть Малрику подушкой или впасть в обидки и закатить самую настоящую детскую истерику со слезоразливом, валянием по полу и сучением ножками. Победило самодурство. Медленно, осторожно подняв шляпу-подушку за угол, Хиль нашла взглядом Малрика и ни слова дурного не проронив сдёрнула с головы подушку отправив её охотнику в грудь.
В юношестве у всех доходило дело до драк. Малрик пусть и не часто, но всё-таки знал и умел, как нужно махать кулаками, но тут и этого не пришлось делать. Вопрос в его реакции, и заметив, как подозрительно девушка вцепилась в подушку, увернулся рефлекторно. Подвернулось бы под руку что-нибудь мягче стоящему в стороне стула, Кроули бы незамедлительно ответил встречным ударом по нахалке. Тут-то он и решил над ней немного подшутить, взяв стул за спинку, сделав недовольную гримасу.
Дедуля шутки, видимо не понял... Хиль насторожилась, напряглась и медленно начала смещаться в сторону примеченного кувшина. Видать место было отведено под умывальню, потому что рядом с кувшином стоял тазик и зеркало, да плюс к тому - лежало полотенце.
- Дедуля, не психуй… Я же ж же же ж! - спросонья Хиль запуталась в собственных мыслях и таки нашарила кувшин. Один удар стулом её оборотническая природа переживет. А вот как отреагирует Малрик на удар кувшином по макушке это ещё вопрос. - Не неврируй меня! Тьфу ты! Не нервируй!
Неужели она серьёзно подумала, что он будет драться? Охотник не знал, что делать в этой ситуации – подыгрывать или сбавить обороты. Второе конечно куда разумнее, поэтому он спокойно положил стул на своё законное место.
- Тебе лишь бы мебель поломать, пройдоха. Умывай моську и спускайся завтракать, как дитя, ей богу…
- Это я как дитя? - обадледело спросила Хиль. - Пришёл, разбудил, уронил, стулом чуть не пришиб, а я как дитя! - шутливо напустилась она на Малрика. - И вообще! Чего ты делал в этой команте, м? - вернув кувшин туда где рос, Пустельга сложила руки под грудью и требовательно уставилась на него, задрав нос.
Вопрос заставил старика почесать репу, ведь он и не помнил толком, зачем вчера приходил. Видать сморило с дороги, да ещё и после ужина. Старость не радость.
- Да какая разница то? Или ты меня стесняться начала, м? Не бойся, я тебя во сне не лапал. Честное слово.
- Ух ты! А у меня есть за что? - в искреннем недоумении Хиль положила себе руки на небольшую грудь и примерилась. - Да не, не интересно. Надо чтоб как вон у этой... Как там её, белобрысой, хитросшитой. - Кивнула она на дверь, подразумевая хозяйку дома. - Ушла вроде вчера, а какую-то заразу наколдовала, я и чихнуть не успела, как меня обкололо так, будто я ежами обложилась! - воспоминание было цветисто размытое, но всё одно какое-то не очень приятное. - Кто она такая, черт её дери?
Разговор что-то зашёл не в то русло, и Малрик покачал головой, закатывая глаза.
- Насколько я знаю, Рада лекарь, или что-то в этом роде. Спроси лучше у неё, я честно говоря и сам толком не знаю. – пробубнил он, направляясь к выходу из комнаты. - Ты уж по любезней с ней, помогла нам, как-никак.
Теперь пришла очередь Хиль закатывать глаза. Можно подумать можно подумать. Можно подумать, что сама бы она не справилась! Ну заняло бы это чуть больше времени. Разумеется говорить об этом Малрику она не стала, просто показала ему язык. Он ушёл и ей только и оставалось, что заняться утренним туалетом. Локальный дурдом локальным дурдомом, а в одном он был прав - надо было умыть моську и топать вниз. Ну и извиниться за своё вчерашнее поведение? Да нет, бред какой-то!

Отредактировано Малрик Ван Кроули (29-06-2018 14:32:02)

+1

10

Утро в доме начиналось рано. Не для всех, разумеется, но для старших точно. Всё таки надо было и приготовить, самим подготовиться как к работе, так и к тому, что сейчас встанут дети, а за ними надо глаз да глаз. Йоль больше не поднимали по утрам, ей бедняжке и так уснуть удавалось только под утро, а потому и давали отоспаться. Утренней кухней заведовала Мьют и Ханна. Грета занималась животиной и двором, а потому приходила чуть позже, когда уже пора было поднимать детей к умыванию и завтраку. Рада, так та вообще, казалось и не спала никогда, хотя, скорее всего так только казалось. Так или иначе, сегодня на завтрак была каша с грибами, блины и пахлава. Назимка уже успел доложиться о дебоше в комнате гостей и требовал сырочна павыганять абэих дыкарэй, пока он нэ зарэзал абоих да! Нимфа только ухмыльнулась и отрицательно покачала головой. Разумеется домовик просто качал права. Дойди там дело на настоящей драки он бы не стал долго разбираться и тем более так жаловаться: сунул бы обоих в подвал, в камеру и всё. Утром бы сказал обо всём нимфе и она бы пошла выпускать обоих гостей и извиняться за произвол домовика. Благо всё сложилось так, как сложилось. Грета вернулась из конюшни, сняла сапоги в прихожей, переобулась в домашние тапки и отправилась будить младших.

Рада сидела за столом на первом этаже, перед ней был развёрнут свиток и она что-то на нём вычерчивала. Часть рисунков пропадала, другая появлалась. Она не пользовалась чернилами и перо время от времени само, выскользнув из её рук, что-то дописывало, будто бы участие нимфы и не требовалось вовсе. Занимательнее всего было то, что на пергаменте вечно менялись надписи. Одни исчезали, другие появлялись, те, что нимфа обвела кружком и держала пером, переносились на другие записи и теснились рядом с теми неуютно, неловко, точно бы незваные гости, которым хозяева не рады. Рядом лежал развёрнутый том и большая карта, на которой был виден весь юг и юго-запад Альмарена. Тонкие пунктирные чёрточки угольного карандаша обозначали какую-то дорогу, а небольшой кружочек, видимо, предполагаемое место назначения.

Перед завтраком охотник забежал в комнату, выделенную для его пребывания. Встав перед зеркалом, он воспользовался кувшином с водой, умылся, причесал седые волосы. Брился он шкурником, и никаких более присадок не использовал – вода есть, и славно. Приведя себя в порядок, он спустился на первый этаж по причудливой винтовой лестнице. На ней он встретился темноволосой девушкой. В её сонных глазах читалась какая-то повседневная озадаченность. Малрик вежливо с ней поздоровался, спросив где сейчас находится хозяйка, ведь дом был просто огромным, а искать и её, стучавшись в каждую дверь было немного не корректно. По её словам она была на кухне, там, где вчера охотнику довелось пить чай в компании ребятишек и нимфы.
Он застал её за столом. Как показалось со стороны, хозяйка увлечённо занимается какой-то письменной работой, и лишь подойдя ближе, Кроули разглядел карту. На ней было изображён юг и юго-запад Альмарена, вне сомнений, охотник хорошо разбирался в картах и навигации. Годы учёбы всё-таки не прошли зря. Он хотел было поинтересоваться, чем Рада занимается, но посчитал негожим совать свой нос в чужие дела, от чего лишь пожелал ей доброго утра.

- Доброго утра, Малрик. - Медленно, почти по слогам произнесла нимфа, точно спиной почуяв его приближение. - Как спалось? - Вопрос был чисто вопросом вежливости, нимфа прекрасно знала как и где ему спалось - Назимка всё доложил. Она перелистнула страницу книги и на развороте появилась арка. Очень похожая на ту, у которой познакомилась она с охотником несколько лет назад. В книге было что-то подчёркнуто, что-то вычеркнуто и дописано на полях. - Как ваша подруга? Лучше себя чувствует? - Она продолжала спрашивать всё ещё находясь мыслями в своих чертежах, расчётах, выписках и картах. - Вы, так полагаю, хотите спросить про то, когда мы пойдём в Школу, верно? - Она закончила вносить в свиток какую-то зарисовку с разворота книги и координаты с карты и подняла на него взгляд, полный внимания.

Охотник краем глаза зацепил знакомое ему начертание в книге, и всё стало очевидным. Рада занималась поиском второй арки. Воспоминания были не совсем приятными, и они взяли над ним верх. Лицо стало серьёзным, а сам он присел с хозяйкой рядом.
- Как за пазухой, спасибо. – ответил он, не отрывая глаз от карты. – Хиль и правда лучше, не знаю что вы сделали, но это сработало. – на самом деле в её талантах он и не капли не сомневался, было очевидно, что Рада сможет помочь.- Стало быть вторая арка. Есть ли какая-нибудь закономерность в их географическом положении? Смогли разузнать, где она? – он правда был этим заинтересован, так как доселе и не знал о существовании чего-то подобного.
Они представляли опасность, а следовательно – должны быть закрыты, как и первая. Нимфа преследовала воистину благую цель, отчего Кроули и проникся уважением к ней и её деяниям.
- Я и правда надеюсь на вашу помощь с расшифровкой, вы единственный мне знакомый человек, который может помочь.
На лестнице послышались шаги и вскоре появилась первая ребятня спускавшаяся к завтраку. Нимфа заложила книгу лентой, закрыла её, свернула карту и свиток и только после этого, сунув всё это подмышку улыбнулась охотнику быстро, скомканно и, всё таки ответила.
- Я ей дала отоспаться, только и всего. Да, вторая арка. Нет, закономерностей пока не нашла. И да, я обязательно постараюсь вам помочь. - Отрапортовалась она. - Прошу прощения, мне нужно отлучиться на работу. В обед постараюсь успеть и в Школу и сюда, если удастся договориться и найти тех, кто сможет Вам помочь. Если что-то нужно - спрашивайте у девочек, у них есть постоянная связь со мной. - Убрав выбившуюся прядь обратно на голову, нимфа коротко поклонилась и уступила место прибывающей малышне.

- Дратути, дядя Маррик! - Тут же выдала сероглазая малявочка, занявшая место нимфы перед охотником.
Не успел он глазом моргнуть, как Рада как с цепи сорвалась и побежала куда-то. Не удивительно, дел, наверное, у этой женщины предостаточно. Молчаливо кивнув, Малрик не стал кидать ей пустых фраз вдогонку, дабы не отвлекать и не задерживать. Детвора гурьбой заполонила кухню, облепив столы, будто муравьи, окружая нужный для строительства колонии лист. Напротив присела миленькая девочка, с тонким голоском, немного картавая. Её ножки свисали со стула, не доставая до пола, да и сама она не без труда на него вскарабкалась. Ему было неловко, что его назвали по имени, а вот имён детишек он не знал, да и если бы даже хотел, запомнил бы с трудом.
- Здравствуйте, юная леди, как вас зовут? – добродушно отозвался охотник. Дети и правда удивительны и уникальны своими взглядами на мир. Их любопытству можно только позавидовать, а в купе с их беззаботностью и чистосердечной искренностью просто завораживают.
- Рирри.. - засмущалась малышка, краснея ушами и время от времени отводя любопытный взгляд, но всё более перемещая его на шляпу дяди.
Слева и справа от Малрика опустились ещё две девочки. Одной лет пятнадцать, другой около одиннадцати может меньше. Ко столу подошёл поднос с мисками, а следом и Мьют, принявшаяся выставлять миски на стол.
- Руки мыла, э? - Возмутился поднос, планируя улизнуть из под рук девушки.
Мьют, не сильно-то заморачиваясь наступила на штанину вредного домовика и тот замер, поняв, что если шелохнётся, то лишится нижней части одежды, а это стыдно.
- Поспрашивай мне ещё тут! - Шутливо буркнула девушка поставив перед сидящими за столом по миске с кашей, общую тарелку с блинами и пахлавой. Только после этого она отпустила штанину домовика и тот, ворча повернулся и потопал к печи. - Приятного аппетита. - Пожелала девушка и занялась вторым столом.
Малышка всё смотрела на шляпу Малрика следя за тем, как покачиваются перья на его шляпе. Дом жил своей жизнью, на печи сидели кот и белый зверёк, они своё получили ещё раньше, а потому теперь сытые и довольные бдили за тем, что творится за столами. Очень скоро спустилась на первый этаж нимфа. Она была собрана и готова, через плечо висела сумка, на поясе фляга с водой, серп, палочка и прочие лекарнические мелочи. Проходя мимо столов, она то тут то там успевала погладить по макушке или просто улыбнуться девочкам. Только она вышла к двери, как вся мелюзга, не сговариваясь выдала: “Доброго дня, мам!”
Совместный с Малриком

+1

11

Совместный пост (Х+М+Р)
Она спустилась аккурат к тому моменту, как детвора решила покричать. Нет, будь она сама по себе чуть более сентиментальна, тут бы самое время было пустить слезу от умиления. Дедуля сидел в окружении детворы и молодух как барбос среди роз и, кажется, ему это нравилось. Пустельга только сейчас поняла, что есть ей совершенно не хочется. Зато нечто иное привлекло её внимание - помимо кучи-малы детворы, в доме имелись и нечеловеческие жители: какой-то белый зверь, кот и вечно ворчащий, очень уж много внимания привлекающий дядька. И чем больше она вглядывалась в это странное лицо, тем сильнее маршировали мурашки беспокойства по спине Пустельги. Этот не был человеком, не был духом в той мере, в которой был белый зверь. Этот был чем-то иным. Более простым и более сложным одновременно.
“Неужели домовой? Чёрт меня дери, а я-то думала - сказки бабьи.”
Девочка покраснела, как уголёк в печи, раздуваемый сквозняком. Охотник улыбнулся, ему нравились дети и их отношение к происходящим вокруг вещам. Его острый глаз заметил, как картавая девочка внимательно наблюдала за его шляпой. Стоит отметить, что охотник с головным убором расставался редко, от чего даже в доме позволял себе ходить при нём. Ещё бы, она была его гордостью, показателем статуса. Дивные трофеи радовали глаз не только хозяина, но и окружающих его людей.
- Рирри? – охотник почесал бороду. Необычное имя у девочки, и только потом он сообразил, что та просто не выговаривает букву “л”. – Ах, Лилли! – умилённо возгласил тот, снимая шляпу с головы.
- Нравиться? Красивые пёрышки? – увлечённо беседуя с юной особой, он не сразу обнаружил, как на входе в кухню появилась Хиль. Заметив её краем глаза, он бросил на неё взгляд, не переставая всё так же добродушно улыбаться.
- Какое тебе из них больше нравиться? Вот это, рыженькое? Или беленькое?
- Беренькое… - увлечённо тянучись ручками к шляпе выдала девочка, явно не замечая, что просто наглеет на глазах. - Можна да?
Хиль опустила голову и закрыла лицо рукой, даже не пытаясь скрывать ухмылку. Знала бы эта малышка где валялась эта шляпа и сколько раз сама Пустельга пыталась покуситься на её целостность.
- Что ж вы там сидите? - Обратилась Мьют к молчаливой гостье, сидящей на ступеньке. - Вон место свободное, сейчас завтрак вам подам.
- Не стоит. - это было что-то удивительное, чтобы её кормили с мелюзгой. - Я не голодна.
- Я очень прошу. - Мьют вынуждена была подойти к гостье и склониться к её уху. - Если не будете есть, младших мы уже не заставим. Они ведь смотрят на старших, а вы - взрослая для них. Подыграйте, пожалуйста.
- А! - удивительно, как проста и очевидна на самом деле была причина внимания. Не забота о ней, а забота о тишине и порядке в доме. - А, ну раз так вкусно, как вы говорите, то давайте давайте! - пришлось оторвать хвост от ступеньки и пойти сесть рядом с картавым ребёнком, что вовсю дербанил белое перо из шляпы Малрика. - Я смотрю, дедушка Малрик у нас тоже послушный и кушает кашку? - с ехидной, но дружественной издевкой, подковырнула охотника Пустельга.

Малрик засмеялся, надев шляпу девочке на голову.
– Беренькое говоришь? – передразнил он её, пусть и невольно. – Оно мне тоже очень нравиться. Хочешь, подарю его тебе? – расставаться с перьями для него было чем-то запредельным, но что не сделаешь для маленького ребёнка.
Кто знает, может быть девочка сохранит его на добрую память, будет царапать ей каракули на бумажке, учится писать. Ну или просто нацепит её на свою шляпку, что тоже вполне похвально. Стоило Хильде присесть рядышком, как с Малрика сползла улыбка. Опять она за своё. Ну ничего, “дедушка Малрик” тоже не пальцем деланный. Он надеялся, что детишки станут хорошей публикой.
- Конечно кушает, поэтому большой и сильный. – Ответил он чуть наигранно, посматривая на юнцов так же добродушно, и даже чуть нравоучительно. На Хиль же он взглянул уже не так доброжелательно, опустив брови, показывая своё недовольство.
- А вот Хильда кашку не есть. От того и лечится теперь у вашей мамы. – теперь его голос был серьёзен, и он не отрывая глаз от пустельги, сжал кулак так, что тут хрустнул.
Хиль чуть не рассмеялась до того красноречиво сменилось выражение лица Малрика. А уж как глазом зыркнул, чуть сердце робкое не остановилось. Ага, сейчас. Дважды! Приподняв одну бровку на манер того, как это делал некогда сам Малрик, да и хозяйка дома этим грешила, Хиль сделала самую невинную мордаху.
- Зато тётя Хиль пальчиками не хрустит, как дедушка Малрик. У неё ручки болеть не будут. - нравоучительно передразнила она дедулю.

- Прошу. - Перед Хиль на стол опустилась миска с кашей и ложка. - Приятного аппетита. - Мьют краем глаза отметив и перо и разговор между гостями, который больше напоминал семейные разборки в только что обручившейся паре: “- Это мои носки! - А чего же ты их раскидал!? - Ну я ж не знал, что твой пёс их сожрёт! - Надо было на место класть!” - Лилли, ты отвлеклась. Ложку в руки и кушать кашу!
- Не рюбрю… - ворчливо насупила носик малышка, отодвигая от себя миску и полностью погружаясь в рассматривание и ощупывание пера.
- Вон, Тётя Хиль кушает и дядя Малрик тоже. И ты кушай, а то они всё без тебя скушают и тебе не дадут.
Это сработало на ура. Детская жадность она такая. Игрушка может валяться хоть весь день никому ненужная и забытая, но стоит вам взять её в руки - она тут же нужна ребёнку. Так же и тут: стоило Мьют озвучить, что кашу просто заберут и скушают другие, как её значимость резко подскочила в глазах ребенка, затмив значимость белого подарка от дяди Маррика.

В ответ на эту реплику охотник промолчал, переключив своё внимание на поставленную перед ним миску с кашей. Вовремя. Может быть, хотя бы ужин заставит эту грубиянку помолчать. Горячая каша была отличным завтраком, и зная это, Малрик незамедлительно начал кушать, якобы показывая пример окружающим его детям. За столом принято молчать, пока кушаешь, поэтому Кроули не стал более беседовать с нахалкой. Ей только дай повод языком почесать.
Теперь в доме хозяйствовала подопечная Рады, девушка по имени Мьют. Кто-кто, а она знала, как заставить детей действовать так, как следует. С кашей охотник расправился быстро и безжалостно, оставив тарелку чистой. Отодвинув её от себя и вытирая салфеткой рот, он поблагодарил хозяйку за сытный завтрак.
- Спасибо, очень вкусно.

Она не хотела есть, но чёрт побери, совсем не хорошо, если один взрослый будет показывать один пример, а другой - противоположный. Пришлось есть. Охотник ел, если не с аппетитом, то по крайней мере делать вид у него получалось лучше. Нет, каша была годная, достаточно вкусная, да и сладость такую странную Хиль не пробовала никогда. Но больно уж сладкая, липкая и терпкая была эта сладость, липла к зубам и так и провоцировала в них поковыряться. Собственно именно подходящего момента Хиль и ждала: чтобы и дети не смотрели и Малрик и старшие из сестёр. Завтрак сменился чаем, а очень скоро и вообще девочки начали убирать со столов и раскладывать книги. У Пустельги сложилось стойкое ощущение того, что ей тут нечего делать и ощущение это крепло с каждой минутой.

После завтрака действительно было время учёбы.  Рядом со столами, неподалёку от печи установили самую настоящую доску, её меловали и чертили по ней углём. Младших учили буквам и счёту, тех, что уже умели - более сложным вещам, но не таким, конечно, что могли бы рассказать более учёные мужи. Те, что постарше читали или пересказывали книги. Старшие разбились на группы. Кто-то убирал остатки завтрака, кто-то занимался с самыми маленькими, Ханна ушла в мастерскую - шить, Мьют убирала чистую посуду по местам, проснувшаяся Йоль только спустилась к завтраку. Необычайно бледная и тусклая, видать ей опять не спалось. Ей предложили завтрак, но она отказалась, устроилась рядом с младшими и помогала рисовать кружки и завитки из которых позже должны были получиться буквы. И только из под печки показывался иногда харАктерный нос и негодующее бурчание домовика, что опять ничего не съели и вообще непонятно для кого он тут старался. Разумеется он считал себя самым важным и неотъемлемым членом дома. Он следил за очагом, а значит это он, а не Мьют и не Грета с Ханной и остальными следили, чтобы упарилась каша и не сгорела пахлава и блины! Значит он готовил, а раз не доели - прямая обида ему, значит не вкусно готовил.

Хиль молча поднялась и слиняла наверх. Зачем ей было быть тут? Марлику может и весело - он тут себе подружек нашёл, а ей… Ей сейчас чертовски хотелось домой, в лес. Дети это прекрасно, может быть, но для неё они были слишком суетные, их было слишком много и слишком громко. Молодухе с пузом, видать это нравилось больше чем ей. Даже будучи явно уставшей, она всё равно улыбалась занимаясь с ними. А у Пустельги одна мысль, что ей когда-то придётся так же нянчится вызывала холодок под ложечкой и пупырки на спине. “Не не не! К чёрту!”

0

12

Совместный пост
Завтрак был отличным, сытным и вкусным. Хорошенько поев, Малрик откинулся на стуле, наблюдая, как детвора учится. Как же их было много! В одной только школе из них можно было укомплектовать небольшой, но дружный класс. Видимо Рада доверяла старшим обучение, хоть и честно говоря, будучи человеком образованным, Малрик считал, что это далеко не лучший подход. Но в чужой монастырь со своими порядками не лезут, отчего он не показал свету свои нравоучения. Хильда убежала наверх, ясное дело, с мелюзгой ей было не интересно. Всем нам порой хочется побыть одним, и одобряя её выбор, он спросил у одной из старших девочек, есть ли в доме какая-либо библиотека с книгами.
Не особенно-то отвлекаясь на гостя, Йоль поняла его просьбу с полуслова и отправила его в несколько разных мест: если за учеными книгами, то в комнату к Раде, если за сказками - то в детскую, а если за историями о мире или прочими книгами для общего развития - то на второй этаж, ближе к фасаду дома. Пропустить искомое место было просто невозможно, а потому и провожать гостя Йоль не стала. Тем более, что дитё перевернуло чернильницу, заливая столешницу орешковыми чернилами.
Охотник поспешил на второй этаж, минуя винтовую лестницу. Оглядывая коридор, он заметил много интересных вещей. Белокаменный камин, шкафы нагроможденные всяческими книгами, и даже картой мира, расстеленной поверх шара. Малрик был приятно удивлён. Книги сами по себе вещи не дешёвые, не говоря уже о всём остальном, что находилось вокруг. Видимо, Рада была обеспеченной дамой. Теперь он чувствовал себя как ребёнок, попавший в кондитерскую лавку. Метаясь от шкафа к шкафу, он никак не мог выбрать, какую книгу следует прочитать. Глаза разбегались, поэтому он выхватил первую попавшуюся книжку.
- “Где найти единорога, и на что приманить?” – пробубнил он название вслух. Название было интригующим, и он немедля схватил книгу и пошёл наслаждаться её содержанием в саду.

Хиль, скрывшись в комнате, которую ей отвели, сидела теперь на узком подоконнике, приоткрыв окно и пытаясь дотянуться до ветки клёна, что рос неподалёку. В саду вообще было полно всяких деревьев, но по центру возвышалась ёлка. Ёлка, которая с чего-то вдруг была голубой. Ей богу! Голубая! Хиль даже дёрнула с неё одну иголочку телекинезом, понюхала, перетёрла в пальцах, даже лизнула то, что осталось. Нет, ёлка была настоящая, просто голубая от природы. А она-то уж грешным делом решила, что это опять эта странная хозяйка начудила. Во дворе, под яблонями показался знакомый силуэт. Дедуля решил подышать свежим воздухом. Ну что ж, его право, одно только заботило Хиль - она так и не понимала зачем старик всю ночь просидел в неудобной позе, когда ему, как выяснилось, тоже была выделена комната с постелью и удобствами? Неужли из-за неё? И вообще? Что он там в руках несёт? Книгу что ли? Похоже на то. Хиль дёрнула шторку так, чтобы казалось будто бы просто шторку вынесло наружу, на самом же деле, за шторкой пряталась коварная, пока не пернатая, охотница. Охотник же сам временно стал жертвой охоты.
Утро было любезным на хорошую погоду. Если вчера ночью шёл дождь, то уже сегодня сияло рыжее солнце. Пусть оно уже не грело так хорошо, как месяц назад, но сам факт тёплого света был охотнику в радость. Он приметил деревянную скамейку под клёном. Смахнув с дощечек опавшие листья, Кроули присел и откинулся на спинку скамьи, открыв книгу. Взгляд его тут же побежал по строкам. Нет ничего лучше отдыха на свежем воздухе, так ещё и с интересной книжкой. Он был доволен, по чаще бы так.
Плюнув на свою изначальную идею невмешательства, Хиль подсобрала кучу листьев за спиной охотника и осторожно занесла их над головой чтеца, спрятав эту груду в кроне дерева. Несколько листиков, явно жухлых, которым совсем не место на дереве упало на шляпу, охотника, один листик шлёпнулся на страницу книги. Шлёпнулся потому, что вчера был дождь и куча просохнуть не успела, а потому и пахло от неё именно прелой листвой.
Читатель от неожиданности дёрнулся, когда за спиной что-то зашуршало, и развернулся на сто восемьдесят градусов. Сзади ничего не было, лишь несколько листьев падало на влажную землю. Он почувствовал, как что-то шлёпнулось на книгу. Это был мокрый лист, оставивший на странице влажный развод. Ну прекрасно, мало того, что Рада ему голову оторвёт за испорченную книгу, так ещё и лист закрывал самое интересное место – конец вступления, написанного автором. Теперь переворачивать лист было нельзя – странички склеятся и порвутся. Подняв голову на свисающую над ним крону, усыпанную разноцветными листами, охотник выругался себе под нос, положив книгу на солнце, дабы страница немного просохла.
Сверху шлёпнулась ещё кучка листьев, на сей раз чуть большая. Очень вовремя охотник убрал книгу, потому что с кучи листьев посыпались ещё и жёлуди и остренькие, нераскрывшиеся каштаны и даже, кажется, мелкие лесные орехи.
На этот раз охотник слетел с места, нервно оглядываясь. Он не мог поверить, что ему так не везло – не ведут себя так листья. Тем более, крона дерева была сухой, а те, что упали, были влажными, будто мгновение назад лежали на земле. Чертовщина какая-то. Отряхнув шляпу он выругался, но на этот раз громче.
- Мать твою за ногу!
Хиль улыбнулась, едва сдерживаясь, чтобы не смеяться и не навернуться со второго этажа. Книжка, доселе мирно покоившаяся на скамейке принялась люто шуршать листами, перекидывая страницы одну за одной как бесноватая. Прилипший к первой страничке мокрый лист утелел как стрела и с тихим мокрым шлепком припечатался к стволу дерева.
То ли ему в кашу что-то подмешали, то ли старческий маразм начал брать своё. Охотник встал как вкопанный, наблюдая, как в книгу вселился бес. Ветра не было от слова совсем, а страницы листались одна за другой, будто будучи в воздушном потоке, так ещё и лист этот треклятый влетел в ствол клёна. Увиденное заставило почесать репу, да и испугаться как следует. У него сложилось ощущение, будто кто-то над ним подшучивает, выводит из себя прямо как…
- Хильда! – крикнул он яростно, наконец додумавшись.
Это определённо была она, ведь окна её комнаты выходили в сад. Он помнил, какие манипуляции она могла проводить с предметами – призывать их через хренову тучу километров и двигать на расстоянии силой своей мысли. Кроули посмотрел в окно, и заметил так с окна в комнату скатилась Хильда, сотрясаяь от беззвучного смеха.
- Ну, держись, птица божья. Мало не покажется.
Скатившись с окна она просто не могла уже больше сдерживаться. Из комнаты на втором этаже донесся звонкий заливистый смех. А потом только до неё дошло, что Малрик сейчас поднимется не пирожками её кормить, а воспитывать. Прислонившись спиной к двери комнаты она лихорадочно искала куда ей спрятаться. Светлых мыслей не было - только окно. Только оно родимое. А внизу? Хиль метнулась к окну и бросила взгляд виз. Высоковато. Если и не переломает ноги, то пятки точно отшибёт. А вот клён. Этот паразит так далеко протянул собственные ветви, что, казалось, они и были единственной дорогой к спасению. Поднявшись на подоконник и полностью растворив окно, Пустельга примерилась. Перешагнуть не получалось - слишком тонкие ветки, а вот если прыгнуть?
Хлопнув дверью, охотник вошёл в комнату. Он явно был не в духе от очередной выходки.
- Что тебе вечно неймётся? Если тебе скучно, книгу почитай, балда! – прикрикнул он, грозя девушке пальцем. 
Не успела… а ведь так старалась. Хиль обалдело уставилась на Малрика, едва не улетев с окна. Уцепившись за раму она обернулась, с лёгким укором уставилась на дедулю, медленно опустилась на подоконник попой и, сделав самую невинную и даже немного обиженную мордаху, принялась объяснять причины своего безобразного поведения.
- Я поговорить хотела, Мал. - виновато опустив голову и уткнувшись глазами в пол, начала она. - Я там, в таверне тебе столько всякого наговорила… Ты извини меня, я не специально.
Вздохнув и уставив руки в бока охотник прошёлся по комнате, явно пытаясь себя успокоить.
- Забыли. Я знаю, что ты не со зла. Когда от боли на стену лезешь кого угодно объявишь мерзавцем. – молвил он спокойно, прохаживаясь по комнате. – Я тоже хотел с тобой поговорить, поэтому вчера и уснул в твоей комнате. Можешь мне пообещать кое-что?
Хиль не любила давать обещаний. Просто потому, что их надо выполнять, а это не всегда в её силах. Бровки нахмурились и она некоторое время всё ещё смотрела в пол, потом медленно подняла взгляд на охотника.
- Смотря что ты попросишь, Мал.
- Хватит уже дурочку из себя строить! – громогласно заявил он, моментально поменяв настроение. - Если ты женщина, нечего попусту себя калечить ради моих идей. Скажи, как нормальный человек, а не таи в себе. Я всё пойму. По горло мне уже эти детские обиды и поиски тебя хрен знает где! – тон его чуть повысился, он явно наставлял, а не просил. Градус снова поднимался, и чувствуя это, Кроули решил замолчать.

+1

13

Совместный пост (Х+М)
Хиль чуть не рассмеялась, бровки поднялись домиком, а на личике отразилась то ли боль, то ли подавленная улыбка. Она спустилась с подоконника, перехватила несущегося из одного угла комнаты в другой охотника и уже не тая улыбки смотрела на то, как Малрик закипает. Не особенно-то умом напрягаясь, она сделала то, что подсказывало ей сердце: поднялась на носочки и, обняв охотника за плечи, поцеловала. А то чего он тут, кипятится?

Такого конечно Кроули не ожидал, отчего встал на мгновение в ступор. Ударившая в голову кровь тут же донесла ответы на догадки о поведении Хиль. Несмотря на неожиданность поцелуя, робеть Малрик не стал, приобнял девушку за плечи и ответил на поцелуй. Действовал он скорее по зову сердца, тая в себе, он конечно же тянулся душой к этой девушке, и более скрывать это не стал. Да и к тому же что, как не поцелуй может выразить то, что не можешь сказать словами.
Акция удалась. Всё негодование и возмущение Малрика как ветром сдуло. Да и потом, вряд ли бы она нашла в себе силы и слова сформулировать то, что испытывала. Ведь для этого надо было бы для начала признаться себе в том, что это испытываешь, проанализировать и только потом облечь в слова, да ещё и смелости найти высказать в глаза. Она привыкла к нему, за долгую их дорогу. За все те мелочи, что связывали их невидимыми ниточками цеплялось её само простое и самое естественное желание - желание быть нужной. Но разве ж она себе в этом признается? Ей проще было отчебучить очередную бредовую глупость, выйти в окно или обсыпать охотника листвой, чем называть вещи своими именами. Да и сейчас она просто тихо млела, не смея шелохнуться в его объятьях, всей душой желая, чтобы этот момент как можно дольше не заканчивался.

В происходящее верилось с трудом, но спустя полгода это всё-таки произошло. Старик дураком не был, и прекрасно знал, что подобное произойдёт рано или поздно. Раскололась всё таки скорлупа этого крепкого орешка, в мыслях он как и любой мужчина сомневался, но теперь был уверен на сто процентов. Вот оно, признание, своеобразное, но зато какое! Без слов и лишнего пафоса, всё как он любит. В дань уважения он не стал сотрясать воздух, слова и не нужны были, и так всё понятно. Неохотно оторвавшись от поцелуя, он лишь взглянул в её изумрудные глаза. Забавно, даже сейчас в них можно было прочитать шалость. Не удивительно, на то она и Хильда.
Увы, всё кончается. А хорошее заканчивается ещё быстрее, она молча обняла его, пока она опять не начала маяться дурью, а он бухтеть по этому поводу. Ей действительно было хорошо с ним, пока он шёл рядом и ей самой шагалось легко и просто. Быть может именно это её так задело тогда? Не то, что он куда-то пошёл с другой, а то, что он ушёл с их общей дороги? Чёрт бы знал, сейчас думать не хотелось совершенно. Ей было слишком хорошо. Она молчала, зарывшись в его куртку носом и не желая его отпускать. Вот пусть прям тут стоит пока не умрёт и не рассыплется косточками… вместе с ней.

Дверь тихо скрипнула, Хиль тут же отцепилась от Малрика, отскочив от него чуть ли не на пол-метра. В щелке двери мелькнул огромный нос местного домового, а тихое хихиканье и поджуживание на тему: сафсэм дураки, то дэруца, то цэлуюца стаят, э! И вовсе заставило Хиль залиться краской, чего с ней не было уже добрых десять с лишним лет. Она тихо кашлянула, когда дверь закрылась окончательно и неуверенно подняла глаза на Малрика.
- Извини, что почитать не дала. И за листья извини.
Пошатнувшись от того, что девушка сильным толчком оттолкнулась от его торса, Малрик вернулся с небес на землю. Впервые он видел, чтобы Хильда краснела как спелый помидор. Интересно, чего это с ней? Творить всякие шалости она носом не воротила, а как дело дошло до невинного поцелуя, разлилась красками, как закат на горизонте. Краем уха Кроули услышал глухое бормотание с ярко выделяющимся акцентом, ставшим за время пребывания в доме раздражающим. Даже сюда, этот чертов карлик, или как его там, умудрился засунуть в прямом и переносном смысле длинный нос. Никакого личного пространства в этом доме не было, бедные хозяева. Такими выходками мужчина в шляпе не гордился, но решительно пошёл к двери.
- Чем могу вам помочь? – Голос его и взгляд выражали недовольство, но он придерживался вежливого тона.

За дверью никого не было. Домовик растворился таким же непонятным, необъяснимым образом, как и появился. Его разумеется привлёк и разговор на повышенных тонах и разборки гостей, которые и без того домовому доверия-то не внушали. Вообще, один непонятный, вторая вообще оборотень, да ещё и сварить суп из неё не дают. Безобразие да и только!

Хиль выглянула из-за плеча охотника, ничего не обнаружила и потеряла к происходящему интерес. Краска с её лица уже сошла, да и потом, очень кстати появился этот горбоносый дедок. Она вообще не представляла как выкручиваться из сложившейся ситуации, а стоять столбами и молчать как дураки вечно невозможно.
- Даю слово, я видел того карлика! – развёл руками старик, робким жестом вырисовывая на своём лице его длинный нос. – Ты ведь тоже его видела?
- Я тоже видела, но домовика в его доме ты не поймаешь. - пожала плечами Хиль, отходя к окну. Всё таки его надо было прикрыть, раз она больше не собиралась из него на клён прыгать. - Это всё равно что за волком по лесу бегать без лука стрел и ловушек. - втянув шторку в комнату, она глянула на скамью под деревом, которая вся была засыпана листьями. - Пошли в сад, Мал? Я дурею в городе, в этих четырёх стенах.
Хмыкнув и поправив шляпу, охотник заявил: – Да и хрен с ним. Пошли, в доме покоя не дадут.
По голосу явно чувствовалось, что Кроули был раздражён. Все, хоть каплю владеющие волшебным способностями, будто себе на потеху, издевались над пожилым человеком. Какое невежество! Он считал, что прожив на свете достаточно долго, он заслуживал по больше уважение со стороны занюханных волшебников и других сказочных тварей. Теперь его преследовала своего рода паранойя, кто может гарантировать, что очередной зверёк или птичка не окажется волшебным созданием, или даже оборотнем. Мороз по коже от таких мыслей.
Она невольно ухватила его раздражение. Быть может в нём отчасти была виновата и она - она ведь начала шутить над стариком, приколдовывая над книгой или листвой. Домовик же просто попался под горячую руку, хотя по сути, за все эти шалости должно было влететь только ей. Она мысленно улыбнулась, выслушав старика.

- Ох, Мал, можно подумать со мной ты будешь спокоен. Давай быть честными - не он, а я причина твоего раздражения. Не он шутил с листвой и книгой. - Она прошла по первому этажу, мимо детворы, занимавшейся своими делами и старших, пытавшихся их как-то направлять. - Выдыхай, дедуля. Не всё в этом мире крутится вокруг тебя. - она вышла из дверей прихожей в конюшню, ведь только через неё можно было попасть в сад так, чтобы не пришлось лезть через забор. -  Но вот одно ты мне скажи: твоя колдунья-чародейка сможет тебе помочь?
Что-то тон юной леди охотнику не понравился, и фыркнув как кот, которого оторвали от миски со сметаной, Кроули пояснил:
- Она такая же моя, как и твоя. – казалось, что теперь каждое слово он воспринимал как усмешку, и следовательно так же на них реагировал. – От боли в спине она избавить может, а вот на счёт переводов с эльфийского у неё так же, как у меня с бальными танцами. Будем надеяться на лучшее, кто знает, меня может и на порог школы не пустят.
- Ну, судя по тому, что мы с тобой устроили у костра, нормально у тебя всё с танцами. - искренне рассмеялась Хиль. - Правда не с бальными, а с кабацкими, но ничего так ничего! О собственные ноги не споткнулся, меня не затоптал - уже прогресс! - Пустельга подошла к лавке и одним движением смахнула с неё листья. Села на край, подняла ноги, поджала их под себя и притянула на колени том. - Почитаешь мне? - спросила она охотника, преследуя совсем не цель узнать про единорогов, а просто отвлечь его от раздражённых мыслей, да и просто послушать его голос. Сколько можно слушать его крики, верно? Верно.

0

14

Утро промелькнуло так стремительно и неотвратимо, как летит самоубийца с крыши башни. Нимфа была чертовски занята в лавке, а потому в обед она не сразу вспомнила, что именно хотела сделать. Ноги её понесли по-привычке домой, к девочкам и только миновав рыночную прощать пришло прозрение. Мысленно выругавшись, она развернулась в противоположную сторону, купила у лоточника пару пирожков, потому как обед ей сегодня не светил и направилась в Школу Магии. Вилл, разумеется сейчас будет занят другими делами и ждать её будет в лучшем случае через три-четыре часа, когда она обычно и занимались. Но больно уж дело было срочным, откладывать его было никак нельзя. Тем более, что Назимка жаловался на гостей, а особенно на гостью, да и сама нимфа понимала, что терпения на эту смутьянку у неё может попросту нехватить однажды и произойдёт конфликт. Этого ей никак не хотелось, всё таки детям лучше подавать хороший пример, а склок они и на улице наберутся. Миновав ворота школы, она направилась туда, где чаще всего видела Вилла - в библиотеку, но увы. Старика там не было, а вот в саду, в обществе какого-то человека она его застала. Подошла не сразу, да и потом, вообще надеялась переждать пока те наговорятся и спокойно обратиться только к одному. Но время шло, а переговорщики всё никак не могли расцепиться языками, обед подходил к концу и ей нужно было вскоре возвращаться. Пришлось вмешаться. Приблизившись к прогуливающимся, нимфа тихонько кашлянула, привлекая к себе внимание.
- Здравствуйте, прошу прощения, что отвлекаю, можно на минуточку у вас украсть моего учителя? - Спросила она стараясь выразить на лице дружелюбие и при этом не перегнуть палку.
- О, здравствуй, дорогая. Что-то ты рано? - Обратил на неё внимание наставник. - Прошу быть знакомыми - Рада. Моя ученица по магии воды. Это о ней я говорил, когда мы с вами обсуждали полинаправленность магов. Она ещё и друид.
- Вилл, я тебя умоляю. Время дорого и дел много. - Тихо сказала она, прекрасно понимая, как некрасиво и неудобно выходит.
- ‘Quel re (Добрый день) -  мягко произнёс эльф, учтиво поклонившись, затем, не отводя ясных, как день, глаз от Рады, он коснулся двумя пальцами своего лба, а после левой груди, что означало: “Я вас запомнил и буду держать, как друга рядом с сердцем”. - Меня зовут Элион. - представился он, легко улыбнувшись. - Я друг вашего наставника. Рад нашему знакомству.
Элион бросил короткий взгляд на Вилла, а затем вернулся к Раде.
- Я родом из Лотерна. Это в Арисфее. Вилл прекрасный знаток магики и потому я имею наглость время от времени отвлекать его на короткую беседу, за что прошу прощения.
Высок и худ, как и многие из “эльда” или “эльдар”(Эльфов), Элион слыл прекрасным дипломатом и друидом. Его волосы были редкого и даже невозможного для лесных эльфов огненного оттенка, что могло запутать случайного человека, который, вероятней всего, посчитает, что у бессмертного в роду были люди родом из какого-нибудь туманного севера. Но Элион был чистокровным, а причину, по которой его волосы чуть ли не красного цвета , скрывал, и знали о его секрете лишь немногие.
Тот факт, что собеседник Вилла обратился к ней на эльфийском не ускользнуло от её сознания. Окончательно развеяло её в его крови то, что было сказано далее - он назвал и место своего рождения и даже обозначил то, где оно находится. Интерес к наставнику пропал моментально, вот только сразу, плюнув на всё обратиться к Элиону было бы, наверное, наглостью. А чем чёрт не шутит. Нимфа подняла руку, с указательным пальчиком, явно привлекающим внимание и просящим мгновение на какое-то действие. Правой рукой она судорожно рылась в сумке, пока не нашла искомый клочок бумаги.
- Прошу прощения за наглость, но вы можете прочитать это? - Она протянула ему листок, на котором явно было написано имя, но вот беда - написано оно было на эльфийском, а нимфа его не знала. - Дело в том, что ко мне обратился друг, он ищет то, что написано там, а я никак не могу ему помочь.
- Ты о ком, если не секрет? - Едва заметно улыбаясь спросил Вилл. Кто-кто, а он-то знал, сколько друзей у нимфы и что-то ему подсказывало, что она сейчас если не врёт, то преувеличивает.
- О том, Вилл, который помог мне с аркой в Аббатстве. - Она посмотрела на своего наставника без улыбки. Ей сейчас было явно не до того. - Или забыл?
- Нет-нет, как можно было? - Старик пошёл на попятную. В таких настроениях с нимфой лучше было не спорить. Нет, она не навредит, но запомнит.
Приняв в свои руки листок, Элион стал внимательно его изучать. Не потребовалось много времени, чтобы он узнал нанесенные на листок символы.
- Это Старшая речь. - не без легкого удивления на задумчивом лице объявил Элион. - Ильванна О’Айрелис. - прочитал он надпись на листке. - Это имя, принадлежащие эльдалие, вероятно эльфийке.
-  Замечательно. - Улыбнулась она, бросила быстрый взгляд на наставника. - Дело в том, что мужчина, давший мне этот листок, вряд ли сможет прийти сюда. Да и школа это несколько не то место, где стоит вести переговоры о семейных узах и вопросах крови и родства. Могу я надеяться на ваш визит в мой дом? - В принципе, она не надеялась на то, что ей пойдут навстречу. Она вела себя совсем уж нагло.
Эльф задумчиво посмотрел на Вилла, словно ждал от него поддержки или совета, но похоже маг и сам не понимал, как поступить. Элион не был против того, чтобы оказать Раде услугу, но для него это было слишком неожиданно и даже, в некоторой степени, подозрительно, если не странно. С другой стороны, как ещё он может определить, что за всем этим кроется, если не откликнется на просьбу нимфы?
- Хорошо… - протянул Элион, хмурясь. - Вы можете надеяться на мой визит. - наконец согласился он. 
- Безумно благодарна. - Улыбнулась нимфа, коснулась плеча наставника, обращаясь уже к нему. - Ты-то придёшь? Или сначала по щам мне выдашь?
- Разумеется сначала по щам. - Ухмыльнулся наставник. - Работа работой, учёба учёбой. Я не вижу сверх-уважительной причины пропускать занятие.
- Ну вот и прекрасно. В таком случае, можем встретиться тут, чтобы вам обоим не плутать по закоулкам поздно вечером. - Она глянула на Элиона, на Вилла. - Жди обратно через три-четыре часа. Я закончу с пациентами и вернусь получать нахлобучку. - Нимфа легонько хлопнула наставника по плечу и коротко поклонилась Элиону. - До скорой встречи.

<...>

- Слева… - предупредил Вилл, атакуя совершенно с другой стороны.
Нимфа получила по хребту и улетела в кусты. Появилась оттуда она через несколько минут, тихо ругаясь.
- Это подло.
- Это тренировка. А ты - покойница.
- Ну не начинай, а! Нормально же общались!
- Нормально-то нормально. Только вот тренировка закончена. Ты опять проиграла.
- Это не исключает того, что ты запыхался, Вилл. - Ухмыльнулась нимфа, указывая пальцем на то, как тяжело дышит её наставник. - Победить тебя, с моими навыками не выйдет, а вот измотать - запросто. Я считаю, что это маленькая победа.
- Рассказывать об этом будешь червям в ящике. - Подколол Вилл, выравнивая дыхание. Девчонка действительно его вымотала. Никаких драконьих сил не хватит. - Пошли, нас ждёт Элион, да и потом, если ещё тут проторчим, вообще дороги до тебя не найдём.

Нимфа в целом-то была согласна. Тренировка и её утомила, что уж говорить о старике-наставнике. Да и потом, Малрик и его спутница и так прождали хоть каких-то ответов уже почти целые сутки. Нужно было хоть немного подсуетиться для старого знакомого. Она заглянула в свой прежний домик, переоделась в то, в чём на люди можно было выйти не привлекая лишнего и нездорового внимания, а именно - в простое платье и свой любимый плащ. После чего, выбравшись из сада с Виллом и Элионом, они покинули территорию школы и направились по улочкам Греса, постепенно погружающимся во вечерний полумрак и теряющие последние закатные краски.
Старших сестёр она предупредила ещё в обед, детвору должны были увести наверх и занять делом, появление их внизу, за столом переговоров не планировалось. Только она, Вилл, его знакомый эльф и Малрик с Хиль. Вот такой вот узкий, ни разу не семейный, круг.
- Прошу простить, забыла предупредить: мы с вами идём в своего рода приют, так что, если услышите топот по потолку, хохот, ворчание и крик зверья - прошу не удивляться. Это мои подопечные, домовик или фамильяр. Они не опасны, но бывают шумны.
Они подошли к двери довольно большого дома, на заднем дворе которого угадывался сад, а перед домом были высажены цветочные кусты. Сразу было видно, что в доме скорее больше представительниц женского пола, мужчины не очень-то склонны заводить кусты под окнами.

Нимфа открыла дверь и прошла в прихожую, из которой вело ещё три двери: налево в конюшню, направо - в мастерскую, прямо - в обеденную и кухню. Собственно, переобувшись в домашние тапочки, она предоставила сменную обувь и гостям, открыла один из двух шкафов, предлагая оставить или плащи или какие ещё вещи. А когда прошла в кухню, то одном из столов уже был поставлен самовар и чайный набор на пять персон. Посреди стола стояли разные сласти, от ватрушек до пахлавы, пастилы, варенья из зелёного ореха и, как ни удивительно, среди всего этого восточного безумия, затесались простые блины с маслом.
- Замечательно. - Неизвестно к кому обратившись сказал нимфа. - Если вы не против, я позову того человека. Один момент. - Она поднялась по лестнице на второй этаж, где её тут же встретил дружный хор голосов.
Это были детские голоса, по крайней мере самые громкие из них принадлежали именно детям. Остальные были тише, спокойнее, размереннее.
Она спустилась достаточно скоро, а почти тут же за ней, спустились и её гости.
- Вилл, Элион, рекомендую вам. - Нимфа чуть отвела руку в сторону, давая возможность разглядеть своих гостей. - Малрик ван Кроули и Хильда… - Только теперь ей пришло в голову то, что она так и не спросила фамилии девушки, а потому нимфа сделала вид, что так и надо.
- Mae govannen ar’ vedui’ il’er (Рад встрече и приветствую всех). -  томным тоном произнёс Элион, словно путешествие от школы магии и до дома Рады его утомило, но его лицо было спокойным за исключением легкой доброй улыбки. Если эльф и был утомлен, то он непременно сокроет это, поскольку его любопытство было сильнее. Зачем Раде понадобилась его помощь и как с этим связано имя той эльдалиэ?
Совместный с Гваихиром.

+2

15

Совместный пост.
Долог день до вечера, коли делать нечего. За исключением событий с Хиль, день был скучен. Конечно, в дороге Кроули мимолётом вспоминал об уюте домашнего очага, тёплом ужине и мягкой постели. Однако, проведя этот промежуток времени в гостях у Рады, в её прекрасном доме, Малрик начал вспоминать, почему жизнь в дороге более ему импонирует. Эта оседлая жизнь, как любил называть её охотник, абсолютно изматывала духовно. Дом был прекрасен и угощения хороши, комнаты удобны, чисты и светлы. Импровизированная, небольшая библиотека была богата на различные любопытные работы знаменитых и не очень авторов. Но, несмотря на это Кроули чувствовал себя не в своей тарелке. Дело не в месте, где он находился, а в различающихся образах жизни хозяев и их гостей. Даже погружаясь в любопытные произведения, в благоухающем влажными осенними листьями саду, Кроули читал между строк свои мечтания о природе, охоте, свободе бескрайних просторов, пении лесных птиц. Всего того, чего сейчас так не хватало старику. Охота не просто его хобби, это смысл жизни. Не то, чтобы кроме этого непростого ремесла он ничего не умел, просто с юношеских лет занятие настолько полюбилось ему, что скорее всего, даже в его жилах течёт любовь к охоте.  Очень вероятно, что её унаследуют дети Малрика, если старик  умудриться обзавестись ими, что с годами казалось всё менее и менее вероятным.
Отдых, странным образом превратившийся в томное ожидание, прервала вернувшаяся домой Рада. Хозяйка правда приносила жизнь в эти стены: обитатели почувствовали возвращение женщины, и если бы их уже не уложили на боковую, тут же ринулись встречать нимфу, как это сделал охотник. Ему не терпелось узнать, какие вести принесла хозяйка этого милого дома, однако вместо того к ней в гости прибыл какой-то остроухий господин. Малрик наблюдал за этой неизвестной персоной с некоторым невинным недоумением, то и дело посматривая на стоящую рядом Хильду, Раду, будто ожидая, что те пояснят, что он тут делает. Хозяйка представила господина, а тот лишь пробормотал что-то неясное. Переспрашивать было несколько неловко, и наверняка эльф расценит это как дурной тон, оскорбляющий его древний, дивный язык, уходящий глубоко корнями в историю, как вековой дуб в землю. Охотник приподнял шляпу, и молча кивнул головой. При незнакомцах на него нападало некое стеснение, от чего тот был немногословен. К тому же, если этому незнакомцу есть что сказать, кроме его невнятных фраз, то он обязательно себя проявит, а коли нет – то и дело его ушей не касается.

Дом действительно жил своей жизнью, даже в отсутствие его странной хозяйки, которая у Пустельги очень сильно ассоциировалась с молью. Здоровой такой бледной молью. В доме было шумно, людно и, лично у неё это всё вызывало только неприязнь. Может именно поэтому, посидев некоторое время на заднем дворе с охотником и отметив, как туда пришла тренироваться какая-то девчонка. Кажется та самая, что настоятельно ей рекомендовала лекарство выпить накануне вечером, Хиль удалилась к себе и без особой надобности носа из комнаты не показывала. Ну их, эту мелюзгу, зашибёт ещё кого ненароком, а ей потом выскажут. Или не ей, а Малрику, что ещё хуже. Больно уж дедуля впечатлительный. Она покидала свою комнату только один раз - когда всех звали ужинать. Вообще, обед она пропустила, потому что просто не хотела есть, а вот к ужину разохотилась, тем более, что сам организм потребовал чего-нибудь эдакого, что можно было бы погрызть.
Ввечеру явилась и Моль. Причём явилась не одна, Хиль ещё с момента, как хлопнула дверь на первом этаже, почуяла тех, кто пришёл с ней. Один другого мощнее, он же старше и, судя по всему, скорее всего светлый, больно уж по дому лютая волна прокатилась. Нет, какая именно, что конкретно, хоть убей, Хиль бы не сказала, но вот мурашки по коже пробежались. Стало как-то неуютно. И без того было неприятно, а тут так вдвойне. Нет, втройне. Не учитывая Моль, странных гостей было двое и оба не радовали. Она вышла на зов хозяйки без особого энтузиазма, да и потом, в какой-то момент вообще пожалела.
Момент этот настал тогда, когда она спустилась за Малом и Молью на первый этаж и увидела остроухого и старика. “Ну блеск... Все переговоры ему своей природой иcпоганю... Сколько мне помнится лесная братия не очень-то в восторге от таких как я, даже если мы такими стали добровольно и с благой целью. Ох уж эти чистоплюи.” Мысли её, как можно было понять по её мордочке, были не самыми оптимистичными и жизнерадостными, но в качестве приветствия она всё таки поклонилась и села за стол. Когда надо она могла наступить на горло своему характеру. Сейчас был как раз такой момент.

0

16

Ситуация была занимательной, но и в какой-то мере напряжённой. Нет, напряжение, как таковое, в воздухе пока ещё не витало, но могло вскоре заиметь место по причине неожиданной встречи двух созданий, чьи расы плохо друг друга воспринимают. Элион был по своей натуре терпелив, спокоен и рассудителен, но даже для него это оказалось большой неожиданностью повстречать «проклятую кровь» в доме нимфы. Такой неловкий момент мог бы понять не каждый эльф и даже не каждый мудрый из эльфов. И дело тут было отнюдь не в оборотне, коего маг ощутил сразу, как завидел, а в том, что сам оборотень жил или гостил в доме нимфы. Проще говоря, это могло смутить или ошеломить, но как не странно Элион повёл себя сдержанно. За свою жизнь он навидался всякого, а политика Арисфея, которая недолюбливала тёмных созданий, только и позволяла, что косо смотреть на тёмных полукровок или носителей проклятых кровей, да ещё в лес не пускать, но за пределами леса были иные законы. Эльфы, представляющие лесное королевство, были обязаны вести себя более сдержанно и осторожно, что постепенно у них такая необходимость манеры поведения едва ли не срасталась с характером. Аура носителя проклятой крови несомненно чувствовалась Элионом, но не столь неприятно, как если бы поблизости стоял демон. По правде говоря, эльдалиэ при желании могли спокойно переносить близость с оборотнем, но этому постоянно мешало чувство опасности, некой угрозы, что особенно было трудно игнорировать, если носитель проклятой крови плохо с собой совладает и его второй личиной является опасный хищный зверь. Можно сказать, что своё отношение к тому или иному оборотню эльфы рассматривали индивидуально, но большая часть недоверия к ним была вызвана тем, что многие из них действительно пошли по тёмному пути, изучая тёмную магию и проводя грязные ритуалы. Элион решил положиться на нимфу, поскольку духи природы более чувствительны ко тьме и раз уж она позволила гостить у себя Хильде, то быть может девушка не так темна, как может показаться.
Когда Элион садился за стол, он сначала старался не смотреть на Хильду и не потому, что испытывал к ней недоверие или пренебрежение, а потому, что ему было неловко, неловко от незнания, что именно должен к ней чувствовать. Кто-то скажет, что это дело можно решить «безразличием», но в том и проблема бессмертных, что они не могут быть безразличными и вечно идут из крайностей в крайности – всегда что-то чувствуют к тому или иному созданию, хоть сколечко. В конце концов, эльф решил для себя воспринимать девушку, как обычного человека, словно на время позволив себе забыть о её второй ипостаси, а чтобы об этом постоянно не думать, обратил своё внимание на Малрика.
Малрик являл собой определённый интерес для Элиона, поскольку эльф ощущал что-то родственное и близкое, да и сам мужчина то ли походкой, то ли ростом как-то выделялся. Элион был фактически уверен, что сумел бы скоро найти взглядом Малрика даже если бы тот, осунувшись, брёл среди тысячи смертных.

Нимфа давно привыкла к тому, что в доме её кто только не появляется, кого только не приносит легкая и нелёгкая. Чаще всего как раз таки нелёгкая. Она дала себе обещание служить, а её служба была проста и понятна - помогать тем, кто нуждается в помощи целителя. Тут-то как раз и возникал небольшой конфликт: а что, если придёт просить помощи демон? Что тогда? К вящей печали или радости, она над таким глубоко философским вопросом не задумывалась. Да и не приходилось пока, повода не было. Тем более сейчас перед ней стояла совсем другая задача - нужно было помочь несколько не по специальности, но всё же хорошему человеку. Вилл рассматривал спустившихся ни без удивления. Нет, он всякого в её доме насмотрелся, но такого. Наставник перевёл на неё вопросительный взгляд и мельком глянул на Хиль, Малрика-то он и так признал, со слов и описаний нимфы. Рада только тяжело вздохнула, явно собираясь с силами и подбирая необходимые слова.
- Так-с… - Опустилась она на один из свободных стульев, наливая первую чашку чая и предлагая её Виллу. - Собственно говоря, мы с вами тут все собрались потому, что тот листочек, который я вам, Элион, показывала, был написан рукой Малрика. - Вторая чашка ароматного чая откочевала к эльфу. - Это очень хороший человек, с которым нас несколько лет назад свело очень непростое дело и я ему в какой-то мере даже обязана. Не я, а он ищет ту, кому принадлежит то имя. - Третья чашка отправилась Малрику. -  Я помочь ему не смогла, как вы понимаете, а вот Вы, если захотите и сочтёте нужным, сможете. Мне просто показалось, что бегать между Вами двумя будет непродуктивно и бессмысленно, я могу что-то не так понять, не так передать и в итоге всё полетит в тартарары. - Четверную чашечку нимфа передала через Малрика Хиль. - Простите мне эту маленькую хитрость, но я полагаю, что личное обсуждение вопроса будет лучше для всех. Приятного нам чаепития и продуктивного разговора. - Пожелала нимфа всем, наливая уже наконец чаю и себе.

Элион внимательно слушал Раду, с благодарностью во взгляде приняв из её рук чашечку чая. Он был расслаблен, но его лицо выражало легкое напряжение, что постепенно переросло в некую задумчивость.
Эльф прекрасно понимал о чём идёт речь, но было ещё рано делать какие-либо выводы. Для начала требовалось поговорить с Малриком и узнать о его желании, как можно больше и от этого уже отталкиваться..
- Я понимаю, что дело наверняка безотлагательно, но прежде, чем речь пойдёт “о помощи”, я хотел бы кое-что спросить извиняюсь, - заговорил Элион, сдержав в конце легкую паузу - Что вам известно о той, чье имя на листке и зачем вы ищите её?
Заданный эльфов вопрос имел несколько смыслов. Элион не хотел бы выдавать какую-либо информацию о своих сородичах абы кому. Он не знал, кто та женщина, но знал, что она, вероятно, эльф, и быть может даже знал, как можно найти её. Поэтому эльдалиэ собирал информацию по тем крупицам, что ему дают и дадут в будущем, чтобы получив хоть какую-то общую картину, сделать выводы и дать свой ответ.

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/5/6/4/GMartpng_1683331_30549564.png[/AVA]
[NIC]Элион[/NIC]

Отредактировано Гваихир (17-07-2018 23:37:53)

0

17

Совместный пост.
Кроули и правда не сразу смекнул, что эльф явился в дом по его душу. Возможно, неожиданное появление столь неординарных гостей
заставило впасть его в некое замешательство, от чего тот присел за стол с окружающими его люди с ветром в голове. Охотник не переставал с любопытством разглядывать остроухого гостя, который некоторое время отмалчивался якобы специально, и с виду вообще был чем-то не очень доволен. То ли устал с дороги, то ли чай ему подали в не совсем чистой чашке. А может быть, у него и Рады какие-то разногласия? Малрик терялся в догадках, отчего отстранился от компании, погрязнув в омут размышлений. Сквозь мысли, роящиеся в его голове, проскальзывал голос хозяйки, угощающей гостей ароматным чаем из самовара. Сейчас её речь не стимулировала внимания, а скорее наоборот, немного убаюкивала, отчего старик невольно подставил локоть на стол и упёрся ладонью в висок. Кроули чувствовал, что опять витает в облаках. Судя по всему, намечался серьёзный разговор, поэтому он решил взбодрить себя глотком тёплого напитка. К счастью, его чашка была чиста, что не могло не радовать.
Когда эльф произнёс свою реплику, внимание Малрика было приковано к недовольному мужчине. Интересно, чего он так хмурится? Устал что-ли? Кроули невольно кинул беглый взгляд на Хильду, уж не додумалась ли стервятница корчить рожицы гостю из далёких земель? На удивление, её лицо было обычным – как всегда чем-то недовольным. Стоит отметить, что “недовольство” этих двух несколько различалось. Во взгляде эльфа читалось некое недомогание, будто что-то, или кто-то в этом доме играет на его нервах, но тот в силу своей воспитанности пытается преодолеть эти переполняющие его чувства. А вот Хильда наоборот, специально демонстрировала своё отношение, но к кому именно для Малрика оставалось загадкой.
- Ничего. - Якобы передразнивая, Кроули ответил мужчине с похожей паузой. Но на самом деле он просто-напросто понял, о чем зайдёт речь далее, поэтому заметно оживился. Охотнику казалось, что он дал самый развёрнутый ответ, который мог прийти ему в голову. Но на деле это лишь создало некую неловкую минуту молчания.
- Всё что мне известно, это её имя. Но вот беда, на языке эльфов я не разговариваю. – Старик снова потянулся к кружке с чаем. Кто знает, уместно ли гонять чаи без устали, беседуя на серьёзную тему. Да вот только в горле что-то пересохло, а тот факт, что эльф позволит себе разделить кружку чего-нибудь покрепче чем чай вместе с полукровкой, казался Малрику невозможным.
- Я ищу её потому, что она моя мать. Моя родная кровь. Я считаю, что сын имеет право увидеться со своим родителем. А кто она мне и вовсе побоку. – Не зря Кроули акцентировал своё внимание именно на подобном аргументе. Когда-то давно он вычитал в одной умной книге, что эльфы к вопросам семейным относятся очень тактично.

Поведение Малрика казалось странным Элиону, но он старался не акцентировать на этом своё внимание. Сейчас наибольшую для него роль играли слова полукровки и поиск родной крови был вполне себе серьезным и неоспоримым аргументов для оказания помощи, вот только Элион не знал Малрика, а слова не всегда означают намерения. Тем более, эльдалиэ насторожили последние слова полукровки. Зачем искать того, на кого тебе всё равно? Такой мотив являлся двухсторонней монетой: Орёл - найти, решка - зачем?
-- Малрик ван Кроули, - с особой величественной интонацией произнёс Элион. - Такое право ты имеешь, но как мне знать, что ты ищешь свою мать из добрых мотивов, нежели низменных, как месть?
Элион не сводил пронзительного взгляда сапфировых глаз с Малрика. Он понимал, что всё могло дойти до того, что речь пойдёт о самом Арисфее - родине эльфов. Ввиду некоторых событий, судя по донесениям, Элион был обязан сохранять осторожность, тем более, что с ним за одним столом сидела носительница проклятой крови.
-- Если я помогу найти тебе ту, кто приходится тебе родителем, что ты будешь делать? Как поступишь?
После этих слов обладатель пернатой шляпы чуть не подавился чаем. Ему казалось, что поиски родителей это дело столь же очевидное, как поход в библиотеку. Но кто знает, что там у эльфов нынче в землях творится, поэтому мужчина особо дерзко отвечать не стал, и лишь поставив чашку на стол спокойно ответил.
- Не о какой мести речь не идёт, даю слово. Я хочу поговорить со своей матерью, вот и все дела. – что-то в голову начали лезть дурные мысли. Его не отпускало чувство, что его слова ставят под сомнение, но вспомнив, что общается с эльфом в данный момент, охотник не  стал акцентировать на этом свое внимание. Сейчас нужно было думать, каким образом донести чужеземцу свою мысль о добрых намерениях. Последняя фраза господина эльфа уж как-то странно звучала. Зачем ему такие подробности? Охотник был несколько раздражён тем, что некто посторонний вторгается с расспросами в его личную жизнь. Но пожив на этом свете добрых полтину лет, старик не стал крутить хвостом как деревенская девчонка, поэтому проглотил обиду  и старался оставаться спокойным, отвечать чётко и внятно, без грубости и лести.
- Я не хочу устраивать драмы, наматывая сопли на кулак, вдохновлённый от воссоединения со своим близким человеком. Всё что мне нужно, это разговор. А вот на какую тему я вам не скажу. Боюсь, что это дело не касается никого из сидящих за этим столом, кроме меня самого.  Кроули отпил небольшой глоток чая, громко брякнув чашкой о блюдце, стоящее на столе. Всё-таки малая доля недомогания от этого пронзительного взгляда взяла над ним верх – Усёк?
Элион вздохнул и закрыл глаза. Он не хотел переходить личную черту, но такое от него требовали владыки. Тон и манера речи Малрика ему не нравились, но он понимал, чем это могло быть вызвано, а потому не брал это на личный счёт. За свои немалые года жизни, эльф прекрасно научился контролировать свои эмоции, пускай иногда удары по самолюбию или эльфийскому высокомерию были невыносимы, но такова была черта почти всех эльфов.
- Понимаю, - просто бросил эльф, открыв глаза, но глядя куда-то на стол, но рассеянным взглядом. - Я помогу вам, но знайте, что эта помощь всё равно будет ограничена.
Элион резко переместил свой взгляд на Хильду. Проклятая леди и являлась отчасти тем самым ограничением.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (18-07-2018 15:01:31)

+1

18

Cовместный пост (М+Г)
Ох каких сил ей стоило не кинуться через стол и не вырвать эти мерзкие зазнавшиеся глаза ещё на первом их предположении о том, что Малрик может искать эльфийку, чтобы ей мстить. Ох уж эти зазнавшиеся остроухие параноики с раздутым самомнением и гордостью, которая их в колодце утопить может, настолько она велика. Одно сдерживало её - домовик. Этот маленький домашний дух, по велению своей хозяйки-Моли наверняка кинется отрывать её от жертвы её произвола, а потом ещё и объясняться придётся. Пришлось сунуть нос в чай, вынуждая себя заткнуться. О, если бы хоть кто-то из присутствующих знал Малрика так как она, они бы такой чуши не спрашивали. А Моль молчит. Или такая воспитанная или такая пофигистка. Видит ведь, что эльф рыло воротит. Тоже мне помощница: притащила и не договорилась. Мол нате вам, сами разгребайтесь, а я хорошая. Дедуля начал заводиться, кажется у старика терпения было не больше чем у неё, вот только выдержки… А вот выдержку ей сейчас позаимствовала её бабья природа. Ведь правду говорят: женщины ничего не прощают. Она тоже не собиралась спускать ни Моли ни ушастому, никому. Никогда. Она отомстит, но отомстит позже, тоньше изощреннее, тогда, когда ждать не будут, в такое место, которое отзовётся адской болью и обидой. Око за око, товарищи. Подняв на эльфа взгляд цвета ядовитого плюща, Хиль очень постаралась миловидно улыбнуться. Мол: “Я что? Я ничего! Не шалю, никого не трогаю, попиваю чаёчек.”

- Нечего на меня так смотреть, словно я лично половину вашего рода поубивала и уши им отрезала. - без зазрения совести выдала она первое, что пришло в голову. - Вы уж простите, дядя, но ваши подозрения пахнут паранойей. Причём очень сильно пахнут, как трупик сохатого погнивший несколько дней. Боитесь меня - забирайте его и ведите. Боитесь его - так и скажите. Нечего тут тень на плетень наводить своей философией: Ой, а правда ли вы хотите маменьку видеть? Ой, а не разнесёте ли вы нам пол Айна Нумиторы? Ой, а не сожжёте ли к чёртовой бабушке лес наш любимый, дорогой, родимый? - передразнила она тон и интонацию эльфа с такой правдоподобностью, что самой жутковато стало - а не родственница ли она случайно ему? - Нечего везде видеть демонов и злыдней. Мелковато болотце, чтобы в нём крупной сетью таких чертей ловить. - она кивнула на Малрика, подразумевая его простое и банальное желание увидеться с матерью. - А коли мамку его зажилили или просто помочь не можете, так и скажите. Другой способ до неё добраться поищем. И неча тут. - она вернулась к чаю, потому что и так уже сказала достаточно.

Не матами ответила - уже спасибо скажите. Пустельга терпеть ненавидела псевдо-ложных и накрученных рассуждений, размышлений о смысле жизни, правильности поступков и чистоте намерений. У неё всё было просто: вот друг - вот враг, вот лаз - вот лестница. Пытается убить - враг, пытается помочь - спасибо, дядя, досвидания. Просят помочь? Тристо раз подумай, а если уж решилась помочь, то потом быстро быстро беги - чтобы тапок или полено не догнали. А то знаем мы этих “благодарных”.

Весь негатив, вся язвительно хорошо ощущалась Элионом. Эльфы сами по себе были неплохими эмпатами, но когда ты эльф-маг, то эфирный мирок весьма сильно колыхается, если от кого-то исходят.сильные эмоции. К несчастью и к счастью для Хильды, сидящей перед ней эльф был не только друидом, но и менталистом. Из-за недавних событий, редко кого отправляют на важную миссию из Арисфея без способности защитить свое сознание от внешней угрозы.
Всё услышанное Элиону было воспринимать тяжело. Тяжелее, чем он воспринимал Малрика. Если Малрик более или менее сдерживал себя, то Хильда едва ли. При всём этом Элион всё равно не мог посвятить их в тайны лесных дел и доверие тут было не причём. Он уже сделал выводы, что Малрик и Хильда прожили слишком мало лет, чтобы хорошо знать эльфов и причина тому была проста - они видели в них одно лишь высокомерие. Всё их представление о бессмертных строилось на внешних признаках и стереотипах. Слушая эльфа и глядя на его поведение, они понятия не знали, что именно он чувствует и почему действует с таким подозрением и осторожностью. Незнание можно было простить, но выносить грубость нелегко даже эльфу.
- Не умеешь вести разговор - не разговаривай. - неторопливо ответил эльф Хильде, одарив её ироничной улыбкой. У него не было времени, чтобы проводить нравоучения с девушкой о всех причинах по которых он проводит этот опрос. Проблема в том и заключалась, что “помочь нельзя” и потому, выслушав Малрика, Элион думал над тем, как сделать, чтобы было “можно помочь”. Страшно было подумать, что могло бы случиться, если бы Хильда так взорвалась на границе, в беседе с эльфийским патрулём. Правда, туман всё равно едва ли кто минует. Во всяком случае, эльдалиэ казалось, что напарница Малрика скорее мешает ему достигнуть цели, чем помочь, тем более, что для её достижения им необходимо было взаимодействовать с окружающими. У них это выходило с нятяжкой.

- Малрик, - вернулся к охотнику эльф. - Мне потребуется время, что узнать о той, кого ты ищешь. Если она в пределах влияния эльфийских домов - я буду знать уже скоро. По правде говоря, мне даже не нужно будет покидать этот дом, но… - эльф поднялся из-за стола, с прищуром взглянув на Хильду. - Прошу, попросить вашу спутницу быть более учтиво и не так сильно выражать свою ненависть. Это слишком хорошо чувствуется. Не все из народа эльдов способны это терпеть.
На этом эльф закончил. Из всего сказанного, он умолчал лишь об одном факте - Айны Нумиторы им не достигнуть. Тем не менее, это не было большой проблемой.
- Итак, я был рад нашей беседе. - Элион поклонился, а затем обернулся к Раде. - Госпожа Рада, мне нужно будет с вами поговорить наедине, по поводу того, как помочь вашему “другу”.

Случилось самый ужасный сценарий, о котором Малрик думал весь разговор – Хильда снова открыла рот, и на этот раз так, что хоть кляп привязывай и затыкай в удобное время. Ну вот не чувствует девушка границ и рамок, через которые переступать нельзя. Прёт всегда напролом, как тяжёлая кавалерия. Он вслушивался в её слова с тихим ужасом, представляя, что ответит эльф на подобную дерзость. Охотнику стало стыдно, поэтому он задвинул шляпу так, чтобы лица не было видно. К счастью, отказываться помогать остроухий странник не стал, отчего Кроули выдохнул с облегчением. Повезло, отходчивый дядька попался.
Когда компания за столом стала рассасываться, Малрик медленно повернулся к Хиль. Лицо его было недовольным.
- Ты что, мать, белены объелась? Какие нахрен отрезанные уши? -  обратился Кроули к Пустельге с замечанием, зашипев полушёпотом как змея на полевую мышку. - За такие слова промеж глаз стрелы получают! – пыжился недовольный собеседник, тыкая пальцем себе в переносицу. - Усекла, балда? – чуть прикрикнул он, ущипнув девушку за худенькую ручку.

Хиль хлопнула его по руке, чтобы не наглел и так же как и прежде выдала.
- Нечего пенять на зеркало, коли рожа кривая. Я всего лишь отражаю то, что чувствует он, просто не в такой приторной елейной форме, как вы все это любите и хотите. - тихо огрызнулась она. - Я ему ещё и слова не сказала, а он уже смотрит на меня так, будто я его любимого пёсика выпотрошила! Но, однако, нечисть сыта вами по горло. Нечисть с облегчением покидает ваши ряды. - она поднялась и пошла к себе, раз на неё тут ТАК смотрят.
На кой спорить, если тебя уже окрестили демоном? Надо просто дать то, что хотят увидеть, ведь всё одно никого не переубедить. Все видят то, что хотят и только это. Прям как новорожденные котята. А туда же - древняя раса! Древняя раса! Мы видели зарю времён!

0

19

Всякого в её доме хватало, всяких людей нелёгкая приносила и именно поэтому у неё жил Назимка. Этот маленький домовик дал бы фору многим чародеям да бойцам: маленький, ловкий и шустры-ый. Упаси боги такого разозлить. Ссоры не любил крепче гостей незваных, дом и порядок берёг пуще зеницы ока, а потому нимфа была абсолютно спокойна, когда беседа набрала оборотов и перешла от неспешного течения к бурному. Случись что действительно серьезное - Назимку и звать не надо будет. Ей самой, как существу не склонному к конфликтам, не умеющим вести себя в них, вообще не понятно было с чего вдруг взвилась её гостья и ещё больше удивило то, что эльф ответил на её провокацию и грубость, переходом на “ты”. Сколько она помнила, эльфам это было несвойственно, тем не менее, от греха подальше, действительно стоило бы увести представителя ушастого народа от чрезмерно колкой на язык девицы - подерутся ещё неровён час. Увы, она не успела, Малрик, кажется сам добил собственную спутницу и она решила поиграть в оскорблённую невинность. Встала и торжественно ушла, обложив всех напоследок как хотела. Нимфа только опустила глаза и едва заметно ухмыльнулась. “И ведь бывают же такие! И как только земля под ними чёрным прахом не рассыпается? Ну да ладно, раз есть, значит так надо.” Элион обратился к ней с просьбой, нимфа быстро допила последний глоток чаю и перевернула кружечку дном вверх, оставляя её на блюдце, отодвинула от себя. Поднявшись со стула она кивнула на прихожую, видать одна из трёх дверей в ней вела не только на улицу, но и на задний двор.

- Если позволите, я бы на вашем месте не обращала внимания на слова Хильды. - Позволила она себе дать лёгкое напутствие-совет эльфу. - Она, со слов Малрика, всю жизнь провела в лесах, так что не удивительно, что у неё нет навыков общения. - Нимфа переобулась в ивовые кломпы, выставила подобные и эльфу, хотя и не была уверена, что они ему нужны, и толкнула одну из дверей в прихожей.
За дверью оказалась конюшня, два из трёх стойл пустовали, в третьем стояла крепенькая, ухоженная кобылка серой масти с белой меткой на морде, с черно-белой гривой, черной полоской на спине и в чёрных “чулках”. Умная скотинка тут же перекинула морду через край загона, тянучись к хозяйке и внимательно разглядывая идущего с нею гостя внимательными голубыми глазами. Нимфа приобняла морду кобылы, что-то ей нашептала и та, чуть обиженно всхрапнув, спряталась обратно.
- Нам с вами сюда. - Чуть виновато потупившись, нимфа открыла одну из створок двойной двери, ведущей на задний двор.

Во дворе было достаточно темно, причиной тому был настоящий лес, раскинувшийся там. По центру двора стояла голубая ель, вокруг неё было пустое место, а далее, точно бы в хаотичном порядке росли две берёзы, дуб, кедр, клён, несколько лип, яблоня, слива, груша и, кажется, клён и каштан.
Под клёном стояла скамья, вокруг ели была выложена дорожка из ракушечника. Видимо по одной из людских традиций, вокруг этого дерева детвора зимой водила хороводы. Видимо именно в этой части заднего двора чаще всего были гости и гуляли дети. Трава была чуть вытоптана, цветы росли в аккуратно огороженных клумбах. Кусты сирени были аккуратно подстрижены, а те несколько небольших круглых кустиков, кажется, были миртом.

И словно в противоположность этой части сада, с другой его стороны, от подножья старого дуба до кедра и пары берёзок раскинулось самое настоящее вересковое покрывало. Невооружённым глазом можно было насчитать около трёх разновидностей низкорослого вереска. Чуть поодаль были кусты белой и красной дикой розы. Не те “культурные” и “приличные”, что девчонки высадили перед дверьми дома, а настоящие дикие кусты шиповника. Ощущение было такое, что нимфа нарочно не давала их “облагораживать”. Имено сюда она привела эльфа, уйдя с мощёной тропинки на простую землю.
- Что вы хотели со мной обсудить? - Наконец начала она разговор, видя, что эльф-то с этим делом не торопится.

Элион следовал за нимфой не второпях. Её напутствие касательно Хильды прояснило многое, но не отменяло того факта, что какое-то чувство такта нужно иметь. Хильда же вела себя подобно росомахе, но являлась ли она таковой, чтобы её избегали даже медведи? Однозначно известно то, что Малрику будет тяжело с ней и речь не об общении, а что в следующей её грубости, охотнику придётся выбирать между защитой оборотня и возможной своей гибелью.
Выставленные ивовые кломпы нимфой эльф не стал обувать, но принял это с почтением, поклонившись Раде. Его обувь была вполне подходящей для прогулки по саду или лесу. Эльфийская обувь не была грубой и кроме того шилась исключительно под ногу каждого эльфа, потому вы нигде в Айна Нумиторе или других городах не найдёте прилавок для покупки обуви. Но тут возникают и другие проблемы, например когда какая-нибудь эльфийская семья не освоила обувное ремесло. Благо, двери к другим ремесленникам всегда открыты.
- Это место волшебно. - с легким восхищением произнёс эльф, глядя на раскинувшееся перед ним некое подобие леса. Элион уже начинал чувствовать себя тут, как дома.
- Чем-то напоминает мне южный предел Лотерна - заключил он вслух, оглядываясь по сторонам, пока шёл следом за Радой. В конце концов, нимфа увела Эльфа с мощенной тропинки
- Я хотел бы провести обряд и вот совпадение - этот “зеленый уголок” подходит. Мне нужна связь с духами. - из уст человека такие слова могли звучать смехотворно, но говорил эльф, который на протяжении всего времени нахождения в доме Рады, даже не пытался как-либо шутить. Для него это было крайне серьёзным делом.
Совместно с Гваихиром

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Забег с закрытыми глазами.