http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Окольными путями


Окольными путями

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://sg.uploads.ru/QFlC3.jpg
Время:
Лето 10605г
Место:
Деревня Вольная --> западная границы Арисфея --> Грес.
Действующий лица:
Малрик Ван Кроули; Хиль; Вертен
События:
Несмотря на то, что некоторым желаниям не суждено сбыться, человеком движет надежда, заставляя его идти до самого конца. Вдохновлённый навязчивой идеей о встрече со своей матерью, Кроули и его новоиспечённая спутница Хильда отправляются в далёкие земли эльфов – окутанный тайнами и как позже оказалось, волшебным туманом, Арисфей. Впереди ждала дальняя дорога, тернистая и извилистая, но заручившись поддержкой своего сокола, охотник был готов её пройти. Единственной загадкой остаётся то, куда приведёт Малрика этот нелёгкий путь. С этого момента история о родной крови берёт свое начало...

Отредактировано Хиль (12-06-2018 21:45:53)

0

2

Это была длинная, бессонная ночь. Кругом царило спокойствие и гармония, но не в душе старого охотника. Нагромождающие разум мысли не давали сомкнуть глаз, поднимая из тёмных пучин разума тревоги. Погрязнув в этом мрачном, как ночь омуте, он представлял грядущее, заглядывая в былое, наслаждался ускользающим из рук мигом. Единственное он знал наверняка, что не зря связал свой путь с Агатой, единственное, что не вызывало ни малейшего сомнения. Наконец он мог твердить своему беспокойному разуму, что он не один, а тот в своё время, даровал ему чёрно-белые сны.

Из-за горизонта лениво показалось солнце, озарив лучезарным сиянием всё вокруг. Вскоре деревья кланялись от лёгкого весеннего ветра, якобы приветствуя небесное светило. Цветы на полях даровали ей свои пёстрые окрасы и душистые ароматы. Зелёный травяной ковёр восхвалял появление звезды, поднимая свои длинные руки к небу. Солнце никого не обделило вниманием, лаская подданных в лучах своего могущества. Его сиятельство вскоре поднялось высоко на небосвод, узурпировал трон своей младшей сестры. Для мира начался новый день…

Путники встречали царицу небес уже в дороге, верхом на лошади. Вокруг простирались поля и леса, мелькали небольшие деревеньки, на горизонте стояли величественные горы. От одного взгляда на их белоснежные вершины веяло свежестью. Эти необъятные просторы завораживали. Сложно было представить, что такие могущественные и неприступные громады помещались на простом клочке пергамента.

За спиной остался Карид. Миновав хладные течения Аламеи, Кроули ехал по знакомым местам рядом с Элл-Тейном. Казалось, что каждый камушек в этой беспокойной земле вызывал воспоминания. Это место корнями впилось в душу Малрика, но называя эти владения своей родиной, он всегда чувствовал себя чужим. Его душа сколь помнит тот себя, тянулась  далеко на восток, туда, где предположительно жила родная кровь, даровавшая ему жизнь.Положение усугубляла нехватка информации о своей матери. Узнав небольшую крупицу правды от замкнутого отца, он вдохновился тем, что где-то далеко за горизонтом живёт столь милый его душе человек. С трепетом читая книги о эльфах и их родине, он пытался представить, как выглядит эта женщина, чем она живёт и занимается, думает ли о своём ребёнке. Он всем сердцем желал найти её, посмотреть в её глаза и разглядеть в них родное. Может быть, хотя бы она расскажет об отце больше, чем он сам…

Время в дороге летело быстро, и с наступлением сумерек приходилось оставаться на ночлег под открытым небом, в свете костра. Разбив лагерь в часе езды от Арисфея, Малрик и Хильда остановились перевести дух и отдохнуть с дороги. Место для лагеря нашлось весьма живописное. С небольшого каменного утёса можно было разглядеть реку Райс, и загадочный густой лес, освещенный бледной луной. Охотник с восторгом вглядывался в этот живописный пейзаж. Будучи юнцом, он представлял это место по другому. Сейчас же, его взгляд не видел ничего прежнего в этом лесу. Только непроглядные заросли, окутанные туманом, тёмные стволы вековых деревьев и ни единого следа детского воображения и фантазии.

Кроули понимал, что искать человека, не зная его имени, подобно поиску иголки в стоге сена. Но для начала нужно было навести справки, зацепиться хотя-бы за тоненькую нить, ведущую в эти неизведанные земли. Так эмоции боролись со здравым смыслом, кричали о том, что тщетные поиски обречены на провал, и лишь слепая надежда заставляла биться сердце чаще, двигала его усталые ноги, затмевая тревожный разум.

За весь вечер охотник не обронил ни слова. Он был погружен в свои собственные размышления. Наверное, он просто боялся показать своему спутнику тревогу, изнутри отравляющую его душу. Он не умел скрывать свои эмоции под маской ложной улыбки, поэтому натянул ворот до носа. Лишь бы Хиль не почувствовала, что что-то не так… Дабы отогнать нехорошие мысли, он решил занять руки. Перетянув тетиву на арбалете, он занялся ножом. Лязгая точильным камнем по лезвию, высекал искорку из зеркальной поверхности металла. Все эти нехитрые манипуляции помогали ему сосредоточится, избавится от дурных предчувствий. Все мы находим утешение в чём-то своём: кто-то ищет его на дне бутылки с крепким пойлом, другие - меж строк старых книг из пыльных библиотек. Кроули обретал себя в ремесле и кропотливом труде. Хотя, интересная книга и бокал душистого мёда не были бы лишними…

+2

3

Совместный пост
Ей это все было ново. Она столько лет не покидала родных мест, столько времени не покидала мест в которых ей было комфортно, что теперь ей было в какой-то мере сложно. Нет, она понимала, что всю жизнь просидеть в своей скорлупе не получится, а тут как-будто сама вселенная дала ей ответ и ключ к выходу. Она пошла за ним, за этим странным человеком, в конце концов, он не вызывал в ней такой бешеной злобы и желания вырвать ему глаза, как некоторые люди. Он был спокойнее, терпеливее, старше, мудрее и она шла бок о бок с ним, стараясь перенять эти его черты. Впрочем, невольно она заглядывала в его мысли. По чуть-чуть, понемногу, не злоупотребляя и не пытаясь влиять на Малрика, но это не исключало появления вопросов. Она очень скоро отметила и специфические его черты, могла достаточно легко понять в каком он настроении, состоянии. Да и потом, он был как открытая книга, совершенно не пытался прятать свои мысли и она быстро привыкла к нему. Чуть позже стала пытаться с ним общаться на привалах, как-то скрашивать его, да и свой, достаточно однообразный быт.

Сегодня он был особенно молчалив, мало того, погрузился в мелкую работу, видимо он не подозревал, что этим своим поведением говорит для неё громче, чем если бы он кричал. Она не торопилась прерывать эту тишину, потому что просто не знала как подойти к нему так, чтобы не оттолкнуть его, не обидеть, не кольнуть своим знанием того, что она знает всё то, что он так старается спрятать.
- Хочешь заточить так, чтобы крыло бабочки на лету надвое по всей длине разрезало? - спросила она тихо, сидя напротив него и внося запись в какой-то свиток. - Что тебя тревожит, Малрик? Тетива ведь была нормальной, да и нож остёр. Ты беспокоишься. От чего?

Охотник лишь тяжело вздохнул в ответ Агате. Понимая, что тот разоблачён, освободил свою руку от острого как бритва ножа, воткнув его в пень почти по рукоять. Он не мог представить, что его выдало, и терялся в догадках.
- Да, Хильда, это правда. – молвил он печально уставившись в темную линию горизонта. – Гложит меня абсолютное неведение.
Хильда была единственным человеком, с кем он делился сокровенным. Он доверял ей, как самому себе, делился радостью, но боялся ведать о недугах, боясь расстроить её, пошатнуть свою зыбкую репутацию старого, мудрого человека. Ему всего лишь хотелось, чтобы девушка чувствовала себя рядом с ним комфортно, не боялась сомкнуть глаз ночью, и вставала утром с чистым сердцем. Но скрыть эмоций ему не удавалось: девушка читала его, как открытую книгу. Кроули же наоборот, не мог похвастаться подобной чертой. Несмотря что он чувствовал в ней родную душу, её разум оставался для охотника загадкой. Это был запутанный след, по которому даже опытный охотник как Кроули не мог пройти, а если и пытался, терялся в дремучих лесах недопонимания.
- А я ведь даже имени её не знаю…
Хиль смотрела на него молча достаточно долго. Может потому, что снова попыталась заглянуть в его мысли, может потому что пыталась что-то придумать, но пока не находила решения. Пауза затянулась, она поднялась со своего места, подошла к Малрику, опустилась рядом, плечом к плечу с этим, в чем-то странным, но всё же, очень хорошим человеком.
- Малрик, давай по-честному: я понимаю, что ты хочешь и ищешь встречи с ней, но, кого ты будешь искать и как, если ты не знаешь даже имени? - она начала говорить тихо, тщательно подбирая слова, чтобы ни в коем случае не кольнуть его ими, не разбередить его тревогу, а наоборот, успокоить. - Лично мне, из всего что я знаю, на ум приходит только одно: попытаться найти очень сильного мага крови и попытаться отследить кровь твоей матери по твоей крови. Ведь вы не чужие люди, часть её всё равно живёт в тебе, а кровь, как известно, не вода. Вопросы родства и крови возможно, одни из самых сложных в мире и, если честно, я всё равно не уверена, можно ли её так отыскать. Я не могу тебе помочь в этом, я не владею магией крови, но, если хочешь, я могу попытаться тебя отвлечь от этих мыслей, потому что пока решить эту проблему невозможно.
- Ты мудро рассуждаешь, Хильда. Но боюсь что нам всё равно стоит сходить в Арисфей. Нам рано или поздно придётся в него попасть.
Малрик улыбнулся. Хильда видимо не знала, что своей компанией и так прекрасно отвлекала его от дурных мыслей. Она не подала виду, хотя и слышала, что оборотням, какими бы они ни были, вход в Арисфейские леса заказан, разве что им жить надоело и они ищут смерти. Эльфы не то, что не любили, они ненавидели оборотней всей душой и им было всё равно что за оборотень перед ними: больной ли убийца, или принявший облик зверя, чтобы быть ближе к зверью. Сняв перчатку, охотник положил свою руку на её худое плечико.
- Спой для меня, что угодно.
- Спеть? - она подняла брови домиком. Нет, к ней с разными просьбами обращались, но эта поставила её в лёгкий тупик. - Спеть… Может тебе и сплясать у костра, а, Малрик? - В голосе её послышались бубенцовые нотки смеха. - Ну ладно-ладно, только сразу предупреждаю: мне на уши медведь не только наступил, но и поплясал там! - она слегка толкнула его плечом в бок, будто бы тут рядом сидел не взрослый чужой дядька, а её старший брат, с которым она часто шуточно возилась. - Когда-то какой-то султан, говорят, подарил мудрецу свой богатый наряд, но вместо униженных слов и похвал мудрец тот султану сказал: Не скрою, властитель, хотя я и рад, носить твой богатый парчовый наряд, но льстивого слова за это не жди, пусть плащ мой прохудили дожди. Кто волен душой, тот скорей во мгле на грязной и голой заснёт земле, чем на тканый ковер, грозы боясь, пред сильным опустится в грязь.
Пела она конечно так-себе, разумеется она этому никогда особенно не училась, но в мотив попадала, да и потом, не так и много она знала песен, чтобы было чем прихвастнуть. Она спела то, что когда-то впечатлило её и запомнилось с первого же раза. А пела это девушка, плясавшая на площади в ветхом потрёпанном платье и ходившая босиком, потому как у неё не было возможности купить себе обувь. Тогда Хиль было от силы лет десять, она не понимала и половины того, о чём поёт девушка, но теперь. Теперь эта песенка, с её простым, незамысловатым мотивом, была ей более чем понятна.

Отредактировано Хиль (09-06-2018 21:01:39)

+1

4

Совместный пост.

Малрик сложил ноги крест-накрест, и упёрся локтём в колено, подпирая кулаком скулу. Наслаждаясь не замысловатым мотивом, но красноречивыми словами, он улыбался и смотрел на певицу. Ему стало намного легче. Сердце старика дрогнуло, и даже не зная слов, он еле сдерживал себя начать подпевать её дивному, звонкому голосу. Вместо этого он лишь тихонько отбивал сапожком ритм на камушке, чуть покачивая головой. Когда песнопения окончились, он радостно хлопал в ладоши, добродушно разгоготавшись. Со стороны выглядело, что в старика вселился озорной мальчишка,  искренне хохотавшим над какой-либо шалостью. Случай и вправду уникальный, проще заставить пьяницу просохнуть, чем Малрика смеяться.
- А про танец? Ты это серьёзно? – сказал он с некоторой долей сарказма, игриво посматривая из-под козырька шляпы.
Хиль второй раз сложила бровки домиком и с сомнением посмотрела на него. Он изменился если не радикально, то очень сильно с момента их знакомства. То скромненько глаза отводил, старательно не замечая в каком виде она вышла из реки или из-за дерева, а теперь, значится уже и танцевать с ней его тянет. Нет, ну а что, ей нравилось танцевать. Музыки не было, но, кажется, его это не смущало. Хиль поднялась, встала к нему лицом, шутливо заложила руку за спину и… поклонилась. Причем поклонилась так, как кланяются кавалеры дамам.
- Позвольте пригласить. - она протянула ему руку, явно сдерживаясь от того, чтобы не рассмеяться.
Охотник конечно шутил, но раз уж дело на то пошло, решил подыграть Хиль. Если та поклонилась как кавалер, охотник кокетливо привстал, взмахнув перьями на своей шляпе. Взяв кончики плаща, изображая пышное платье, он поклонился как скромная дама, держа свой подол в нескольких пальцах и оттопырив мизинчик. Хиль не выдержала, опустившись на колени и закрыв лицо руками она расхохоталась как дурочка, потому что одно дело, когда она сама валяла дурака, но когда этим же начал заниматься взрослый серьезный мужик! Тут уж никакой выдержки не хватит. Указывая на его руку, на него самого она не смогла сказать ни слова, просто залилась ещё более звонким смехом. Прошло около полутора минут, пока Хиль прохохоталась и смогла взять себя в руки, стерев слёзки. После чего она с самым непрошибаемым выражением на лице поднялась, с достоинством заложила руку на радикулит и приняв руку Охотника отвела его чуть подальше от костра, всё таки они планировали танцевать, а не сгореть заживо.
Малрик полностью отдался игре, пародируя светскую смазливую дамочку. Взяв руки своего “кавалера” за запястья, возложил их чуть ниже талии, неуклюже улыбаясь.
- Какой вы неловкий, сударь! – промолвил он, изображая писклявый голосочек, ожидая, пока партнёр наберётся смелости закружить его в танце.
Она набралась, только вот нифига не на тот танец, на который рассчитывал Малрик, пародируя светскую барышню, она начала совсем другой танец - танец простолюдинов, деревенский, не изысканный ни разу, не утонченный, а скорее походивший на пляску медведя в кабаке.
Давно старик так не веселился. Хильда пустилась в такой дичайший пляс, что самые шумные кабаки с их выпивохами раскуривали трубку в сторонке. Хохоча и скача как козлик, искренне радовался столь потешной шалости. Ноги Хиль то и дело наступали на его ботинки, но сквозь веселье, охотник не акцентировал своё внимание на столь неприличном жесте, хотя, выплясывая подобное, о приличии не заикаются.
Кажется ей удалось. Удалось отвлечь от его дурных мыслей. Это было замечательно. Терапия приносила плоды. Причём плоды приятные обоим. Хиль, пожалуй, первая не выдержала марафона. Смеяться и танцевать вообще очень утомительно, а когда тебя поддерживают да так бурно. Отхохотавшись, наплясавшись как бесноватая, она попыталась закончить весь этот балаган, отойдя в сторону и рухнув в траву.
-  Ну что, это было весело! Вот сейчас выдохну и можно повторить! - она улыбалась, уставившись в небо. - Надеюсь тебе тоже понравилось, дедуля.
Утомившись от плясок, он присел на корточки рядом с партнёром по танцу. Не переставая хихикать, он вытирал выступавший пот со лба.
- Пуще, пуще! А то мы своими плясками Рилдира разбудим. – посмеиваясь огласил Малрик, дружелюбно хлопая Агате по колену. Сняв шляпу со своей головы и коронуя ею Хильду, он строго приказал – Всё, отбой, молодёжь.
- В смысле отбой!? - она кажется удивилась. - А как же достучаться до Рилдира? Ему же там, наверняка, без наших буйнопомешанных плясок очень скучно! - В прочем, по большому счёту она, конечно шутила. Поправив шляпу, которая закрывала ей глаза, сдвинув её на затылок, Хиль подмигнула
Малрику и вдруг, без объяснения причин и побудительных мотивов, обняла его за пояс. - Спасибо, дедуля. Было приятно. - посадив шляпу на его макушку, Хиль обернулась в птицу и поднялась на дерево. В перьях теплее, да и привычнее.
Кроули улыбался во весь рот, да так, что скулы болели.
– Не будем тревожить его и без того чуткий сон. – Теперь же охотник чуть успокоился, и интонация его медленно принимала прежний оттенок. Почувствовав объятия Хиль, танцор чуть оробел, но принял их с должной теплотой, с коей их дарила она сама. Увидев, как девушка грациозно вспорхнула на ветвь, охотник выдохнул с умиротворением. Ему было очень приятно, что Хильда зарядилась хорошим настроением, мало того, зарядила им охотника.
- Доброй ночи, Хильда. Нас ждёт дальняя дорога.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (09-06-2018 21:10:42)

+2

5

Совместный пост
Она дождалась, пока охотник уснул. Дождалась, пока тонкий серп растущей луны поднимется высоко на чёрное небо испещрённое звёздами как сито дырочками. В своё время ей казалось, что ночь, это просто натянутая на лампу чёрная ткань с дырочками, из которых струится свет, а луна - самая большая дырка. Теперь, спустя некоторое время, она конечно же знала, что это не так, тихо спустившись на землю, поодаль от костра, она приняла человеческий облик и начала зачитывать старинный заговор. Тот самый, что зачитывала в родном лесу, за домиком, вот только теперь она не стала звать зверей и птиц, она позвала только змей и лягушек. Спросила она их не о себе, не о том, что происходит у них, а спросила она об Охотнике. Спросила про то, знали ли они его, его родных и особенно спрашивала про его мать. Увы, результат был неутешительным. Звериный век короче человеческого и уж тем более короче эльфийского. Отпустив всю пресмыкающуюся братию, Хиль вернулась на свою ветку. Утро настало её через несколько часов, бессовестно покрыв перья росой и пробираясь под них холодком.
Угасший костёр более не сдерживал утреннюю прохладу. Спустившийся с заснеженных скал ветер пробудил охотника, выдувая из головы последние частицы сна. Продрав глаза, он первым делом удостоверился, что с пустельга на своём месте. Потирая глаза, охотник сонным голосом окликнул Агату.
- Хильда, ты уже не спишь? Вот-вот рассвет нагрянет.
Не дожидаясь ответа, хозяйственный старик тут же принялся разжигать костёр вновь, дабы приготовить завтрак. Вслед за костром пламенем озарился восход рыжего солнца, играющем на камнях в капельках утренней росы. Пейзаж на горизонте преобразился, и река со звучным названием Райс отливалась красками восхода и рыжего неба. Казалось, что само солнце разлилось по водной глади. Мрачный лес предпочитал также скрываться от глаз в тумане, который по удивительной причине не желал рассеиваться. Возможно, это просто специфика местного ландшафта, климата и не далёкого расположения от воды.
- Воды у нас на донце осталось, но позавтракать хватит. Как думаешь, воду из Райса можно пить?
Хиль вынула голову из под крыла, когда её позвали, потянулась, расправляя крылья и вытягивая одну лапу, повернула голову на бок и уставилась глазом на Малрика. Дедуля был куда бодрее её. Ну да но и не удивительно, он не прыгал тут ночью голым среди змей и лягушек, пытаясь выяснить где там его мать и как её звать. Рассказывать она ему этого конечно не станет, зачем расстраивать его лишний раз? Были бы новости хорошие, конечно сказала бы, а так. Хиль спустилась полукругом, тюкнулась о землю, превращяясь в человека и ища взглядом свою одежду.
- А кто б его побрал, можно или нет. Я бы прокипятила и профильтровала. Мало ли какие ушастые туда чего слили. - Разумеется она имела ввиду несколько иное, нежели сказала, но приличия приличия... - Так что, рискни, последними зубами. - Натягивая рубаху она поднялась с холодной мокрой травы и принялась прыгать на одной ноге, просовывая вторую в штанину.
- Кипятить, конечно, стоит. Главное чтобы не получилось как в тот раз, когда ты набирала воду, а я в пару метрах вверх по течению полоскал свои портянки. – охотник почесал затылок, поглядывая на речку. –  Хорошо хватились вовремя.
- Ну можно подумать, можно подумать! Ну подумаешь чай ногами бы пах! И вообще: почему ты стирался выше, а не ниже по течению!?
Слово за слово, время завтракать. Тут уж Малрик особо не был изобретателен, мясо на обед, завтрак, и ужин. Оно конечно тоже порой приедается, да вот только сила она, как известно, именно там. Работа вокруг костра кипела, как и котелок в языках пламени. Плотно покушав, путники замели свои следы и отправились дальше. Охотник делал это просто по привычке, а Хильда видимо, не акцентировала на этом своё внимание. Спустившись с каменного утёса, они отправились к реке. Минуя равнины усыпанные гладкими серыми валунами и редкими деревьями, они подошли в плотную к песчаным берегам. В нос ударил запах свежести и прохлады далёких заснеженных пиков. Чистая как слеза вода струилась между камней, радужно поблёскивая в лучах жаркого весеннего солнца. В этой кристально чистой воде было видно поверхность дна, на которой росли кучерявые водоросли, как плещутся хищные рыбы, гоняющие стаи мальков. Над водоёмом кружил кречет, высматривая острым глазом свою добычу.
Подойдя к реке ближе, охотник не думал начинать переправляться по реке. Его смущал необычайно густой туман, исходящий из леса с другой стороны реки. Он подобно клубам густого дыма, струился из густых чащ и утопал в прибрежных водах.  Это природное явление показалось Кроули довольно странным, поэтому он не торопился пересекать реку, а лишь с любопытством разглядывал столь интересный феномен.
- Как-то странно ведёт себя туман. Слетаешь? С высоты получше видно. – огласил просьбу Малрик, повернувшись к своей спутнице. Пустельга оказалась хорошим способом разведки территории, а учитывая то, на сколько она любила размять свои крылья, упрашивать её долго ему не приходилось.
После освобождения от кольца, она предпочитала путешествовать в облике человека. Не то, чтобы это было удобнее, птичьи перья и крылья куда сподручнее. Просто у Пустельги хватало природных врагов, тем более, что сейчас они были в горах, а тут хищные птицы были крупнее. Местность стала уже привычной, кажется, она и не покидала дом, разве что стало чуть больше камней и чуть меньше деревьев. Общество Малрика частично скрашивало однообразность переходов и она не чувствовала себя неуютно. Показалась река, от неё тянуло свежестью, ядрёной такой, почти снежной. Так пахнет не замерзающий ручей среди снегов. Эта же река, видимо, брала свои истоки в горах, скорее всего питаясь снегами и льдом. Воды её были прозрачны, в самой реке кипела жизнь и Хиль старательно убеждала себя в том, что в эту реку не стоит соваться, ибо она, скорее всего просто напросто ледяная. Но как же хотелось! Охотник прервал её размышления, обратив внимание на туман с той стороны реки.
- М? - Она прищурилась вглядываясь вдаль, туман ей не понравился.
Было в нём что-то такое, что-то не подавалось чёткому описанию, но что неприятно тревожило. Она глянула на Малрика, прикинула как далеко ей лететь и кивнула. Кому как не ей метаться через реку? Встав на крыло она пересекла реку и полетела вдоль тумана, не особенно-то желая проникать в него. С высоты её полета не было видать границы этого белесого плотного полотна. Да и потом, откуда-то зародилось ощущение слабости. Это было удивительно, ведь они не делали ничего тяжёлого сегодня, она не устала, прекрасно выспалась, а тут вдруг прям точно бы на неё нацепили браслеты из металла подавляющего магию. Она завернула обратно, подальше от тумана и зависла над рекой, не долетая до противоположного берега. Он был чрезвычайно тёмен. И это несмотря на то, что был день, солнце светило, а там свет точно бы проваливался, исчезал вникуда. Ей это очень не понравилось. От повернулась и стрелой упала в воды реки, планируя окунуться и смыть с себя это паршивое состояние, точно грязь. Со стороны это могло выглядеть как то, что Пустельга просто напросто упала, точно бы подбитая какой-то неведомой силой.
Внимательно наблюдая за полётом пустельги, Малрик прикрывал глаза от солнечных лучей. Признаться, он всегда заворожённо наблюдал за её грациозными движениями в воздухе. Казалось, что Хиль просто рождена для того, чтобы покорять воздушную стихию. Чувствуя себя на высоте, как рыба в воде, она выполняла столь восхищающие глаз трюки, что охотник негласно удивлялся её мастерству, и даже тайком завидовал. Порой и ему хотелось всё бросить, взмыть в далёкую небесную лазурь, оставить земные проблемы, и отдаться воздушным потокам.
Агата пролетела над туманом, и камнем кинулась в воду. Охотник только и успел, что с ужасом прокричать её имя. Будучи на измене, он успел скинуть с себя плащ, шляпу и сапоги, и без лишних сомнений кинулся в ледяную воду.
Она была абсолютно спокойна. Холодная вода, окутавшая её разом со всех сторон, моментально вымела из головы и тела неприятные ощущения, которые оставил по себе этот туман. Сердце забилось очень часто, мышцы, подстёгнутые холодом, отзывались неохотно, но отзывались. Она скользила поперёк течения, направляясь к берегу и вынырнула где-то на трети реки, с той стороны, с которой летела к лесу. К удивлению своему она обнаружил барахтающегося в воде Малрика и только тут её кольнула догадка: он решил, что она упала, когда она просто напросто решила искупаться. Догадываясь, что сейчас будет, она поспешила поднять руку и успокоить своего спутника. Куда там - зуб на зуб не попадал и хорошо, если она могла произнести своё имя.
- В-в-всё х-х-хорошо, м-м-Млрик!

+1

6

Совместный пост
От сердца будто отлегло, с Хильдой было всё в порядке. Признаться, водичка была несколько прохладной для купания, и пробыв в ней от силы секунд десять, Малрик почувствовал как холод сковывал его конечности, мышцы сократились, а из-за рта валил клубами пар. Челюсти сводило от холода, и он буквально не мог связать два слова, и что-то бурча себе под нос, поспешил отправиться обратно на берег, дабы обсохнуть.
Первым делом скидывая с себя мокрые шмотки, Кроули принялся выжимать их от студёной воды, чуть припрыгивая на одном месте дабы хоть как-нибудь согреться, и всё это не отрывая глаз от находившейся в воде пустельги.
–В-в-в-вылезай! –С-с-сейчас ж-ж-же! – прокричал он раздражённо.
Ещё бы, у него чуть сердце из груди не выскочило. Кто знает, случись чего? Смог ли бы он достать со дна реки свою спутницу, учитывая сильное течение и морозную воду.
Она вышла на берег с неким чувством вины и беспокойства за здоровье охотника. Она-то прогреется, вот сейчас же прикажет себе, организм раскалится как лист с пирогом в печи, а вот Малрик так не умел. Ему сейчас бы потребовался костёр, а лучше - крыша над головой и что-нибудь горячительное.
- Малр-рик, прот-т-ти. - Она подошла к сумкам, снимая с седла лошади оставшееся там платье и облачаясь в него. - Я не думала, что ты в воду бросишься. - Она тряхнула головой, наклонила её на бок, отжимая волосы, чтобы не мочили рубаху. - Туман там паршивый откровенно. Он какой-то… непонятный, магический что ли, но неприятный. Силы тянет и… В общем именно поэтому я решила окунуться.
Даже замёрзший в холодной воде, весь до ниточки промокший, он ни капли не злился на неё, даже наоборот, был рад, что с ней всё в порядке.  С облегчением выдохнув, он не сразу услышал то, что толкует о тумане девушка.
– Как это, вытягивает силы? Ты уверена? – спрашивал он, скромно отвернувшись  от нагой Агаты. Он в не мог привыкнуть к тому, что девушка не стеснялась его присутствия.
- Дело дрянь, если так. А обойти западнее не выйдет? Успела рассмотреть как далеко он раскинулся?
- Не знаю, Малрик, не заметила, каюсь. - натянув штаны, она принялась заправлять в них рубаху. - Я полагаю, даже если не далеко, через него не пройти. Вряд ли найдётся тот, кого не сожрёт этот туман. - она действительно не смущалась бродить перед ним в чём мать родила. Удивить ей было нечем, шокировать тоже, тем более - все такими родились. Чего ж тут стесняться? - Тебе надо согреться. Давай тут пока постоим. Просушишься, прогреешься.
Новости были неутешительные. Дрожа от холода, Малрик выжимал свою одежду. Конечно, ему нужно было отогреться, так и хворь схватить не долго, а путь не близкий. Как будто-то сама судьба препятствовала ему и его спутнице попасть в этот тёмный, неизведанный лес. Не получив ответов, Малрик лишь досадно покачал головой, сев на ближайший пень, дабы погреться в солнечных лучах. Однако, надежда на то, что к западу от реки туман ослабнет, имела место присутствовать. Выругавшись себе под нос, он посидел небольшой промежуток времени в раздумьях, строя план как действовать, если туман обойти не получится. Если это природное явление имеет столь необычные свойства, то наверное стоило потормошить “старые связи” в Гресе.
- Делать нечего. Обсохнем и пойдём вдоль речки к Гресу. Что-то дурно пахнет это дело… - охотник бросил взгляд на Хильду. – Как думаешь, сможем сквозь него пройти как-нибудь?
Хиль только пожала плечами, бродя по окрестностям и собирая в кучку то, что можно было бы принять за что-то горючее. В принципе, тут имелось кое что, так что она быстро сложила шалашик и, не мудрствуя лукаво, сделала то, что и всегда - применила пирокинез. В шалашике вспыхнуло пламя и она посмотрела на охотника с сочувствием. Может и стоило призвать из дома, там, в лесах, лишнюю сухую пару, да только куда они потом её денут? И так хватает ручной клади.
- Малрик, тебе бы просушиться, в холодной одежде только простынешь. Может тебе найти сменное бельё? - предложила она, явно не особенно вдаваясь в вопросы далёкого будущего о каком-то там Гресе, лесе и прочей фигне. Она занималась проблемами насущными, теми, что были рядом. Здесь и сейчас.
Охотник кивнул, и подсел к огню по ближе, снимая мокрое шмотьё. Было приятно, что девушка проявляла к нему заботу, он правда это ценил, и поэтому старался прислушиваться к её мнению по чаще. Одно дело, когда ты путешествуешь и работаешь один, положится можно лишь на самого себя. С Хильдой было всё по другому. Казалось, что она носила с собой частичку того уюта и тепла, что царила в её лесном домике. Малрик был благодарен этой девушке, и удивлялся её смелости и решительности, не каждый может променять спокойную оседлую жизнь на дальнюю дорогу.
- Спасибо, что бы я без тебя делал? – сказал он искренне, почему-то виновато смотря в глаза Хильды.
- Что-что, - Хиль рассмеялась. - Ехал бы сухой и спокойный куда твоя душа пожелает. Вот что бы ты делал.
Она опустилась напротив него за костром и сосредоточилась, представляя место и вещи, которые собиралась призвать. Надо было призвать вещи так, чтобы они не упали в костёр. Она справилась. Вещи появились упав на голову конью, испугав животину. Хиль подорвалась и пошла успокаивать бедное животное, аккуратно снимая с его голову рубаху и штаны. Вернувшись к костру, она протянула одежду Малрику.
- На, переоденься, а то я тебя потом не налечусь.
- Я благодарен, но не трать силы зря. Путь нам предстоит ещё более длинный, чем предполагалось. – рассуждал Малрик, всматриваясь куда-то на запад. На самом деле он прикидывал, сколько по времени придётся топать до Греса, и к кому обратится за помощью в столь деликатном вопросе. Несколькими минутами позже его внимание переключилось на окутанный густым туманом противоположный берег реки. Он даже вёл себя странно: казалось, что он вязок как кисель, и вот-вот начнёт расползаться по поверхности воды. Однако, будто некая невидимый барьер не давал ему распространиться. Острый глаз только сейчас заприметил, что это ничто иное, как чары. Возможно, это некий защитный механизм эльфов, и если этот туман дело их рук, то дело очень плохо. Грёзы о скорой встрече с матерью таяли с каждой минутой всё сильнее.
- Сейчас просушимся, и сразу двинем в путь.

+2

7

Совместный пост
Ей категорически не нравились настроения её спутника, казалось, он опять погрузился в те мысли и проблемы, которые не может решить сию минуту. По мнению Хиль, размышления дальнейшие были просто бессмысленны. Как-то у неё и у Фалрики долго и упорно не получался один состав, а в итоге, когда рванула очередная колба, старуха отошла от стола, порылась в записях, а потом и вовсе убрала их в стол. Хиль тогда очень удивилась, ведь они не доделали дело. Когда же старуха поймала её взгляд, ей даже гадать не пришло, что вызвало удивление на мордашке Хиль: “Потом. Мы вернёмся к этому потом. Сейчас не получается, значит мы занялись этим не вовремя. Не стоит бодаться с Судьбой - рога поломаешь.” Этот урок молодая оборотень запомнила, правда проверить его удалось значительно позже. Во и теперь, ей казалось, что Малрик пытается перебодать собственную судьбу и его опять нужно было отвлечь.
- Малрик? Хочешь немножко магии, чтобы больше не попадать в такую неудобную ситуацию?
Малрик всегда невольно вздрагивал, когда разговоры Агаты заходили о магии. Данный аспект жизни как чародейство покажется множеству сущностей населяющих Альмарен неотъемлемым, но не для старого охотника. Волшебство как ему казалось, было чем-то загадочным и необузданным, пугающим и одновременно завораживающим. Несмотря на всю свою прелесть, охотник сторонился её.
- Магия?! – чуть вскликнул он, аж подпрыгнув на месте. – Что у тебя на уме?
- Да ничего особенного, - пожала она плечами. - Простой, но действенный старинный, позабытый всеми, обряд. Ты всегда сможешь найти меня, если почувствуешь, что я попала в беду. Я тоже смогу так чувствовать и, если тебе будет угрожать опасность, тоже смогу тебя найти, где бы ты ни был. - она подбросила в костерок несколько веток. - Просто, мне подумалось, что если бы мы так могли, то ты бы сейчас не сидел и не сушился, потому что точно знал бы, что я в безопасности, просто дурью маюсь. - она ещё раз пожала плечами. - Это ведь, строго говоря, и не магия. Это старинная клятва. Раньше её все люди знали, а теперь...  - она поджала губы и отрицательно помотала головой. - Дичают, дурнеют.
Он прищурился и внимательно вслушивался в её речь. Она вызывала у него доверие, почему-то казалось, что пустельга говорила искренне и без укора. Но такому человеку как Кроули довольно сложно решится на подобное. Ему хотелось узнать больше о так называемом обряде.
- Что нам нужно сделать? Надеюсь в жертву приносить никого не надо? 
Хиль посмотрела на охотника, который сидел в одной рубахе, доставашей ему до середины бедра и усиленно сушил свою одежду и почему-то её пробрало на смех. Жертва, ага, вот с этого, который сам-то на голодранца сейчас последнего похож. Девка залилась звонким хохотом, едва не свалившись на землю, а потому сложившись пополам. Отхохотав своё, поняв, что Малрик может и обидеться, она снизошла до объяснений.
- Конечно жертву! Непременно чёрного козла! И обязательно в полнолуние, чтобы Плутон взошёл в левой клешне Скорпиона и гробовую щепку под язык! А ещё, и это самое главное, надо обмазаться куриным помётом и массировать точку ци у заклинателя обязательно против солнечного расвета! Да-да! О-бя-за-тель-но! Иначе никакой магии! Всё, кердык! - она не выдержала и снова рассмеялась, потому как такой чуши не городила никогда. Утерев навернувшиеся слёзы, она посмотрела на Малрика даже с какой-то жалостью. Ох уж эти простые люди. - Нет конечно, Малрик. Ничего этого не надо. Нужно всего две вещи: Ты и какая-нибудь вещь, которую ты мне отдашь. Такая, которая была или до сих пор тебе дорога.
Закатив глаза, он скептически помотал головой. Эта мракобесие даже показалось на мгновение правдой, если бы не “Плутон, восходивший в левой клешне Скорпиона”. Малрик хорошо разбирался в картографии и небесных телах, от чего сложил мокрую перчатку и запустил её в юмористку, прознав что та наглым образом лукавит.
- Ты что меня, за болвана держишь? В бездну твоих чёрных козлов, обмазанных куриным помётом.
Девушка упомянула о вещи, которая была охотнику дорога. Честно, Малрик всегда дорожил каждой вещью, которая у него есть, но ему показалось, что перо подстреленного в юношестве фазана, которое красовалось на его шляпе подойдёт отлично. Выдернув его, он продемонстрировал свой трофей чародейке.
- Пол дела сделано. А у тебя что?
Хиль наклонила голову на бок, точно бы не веря, что слышит от Малрика эти слова. Перчатка пролетела мимо, задев лицо лишь вскользь. Она подняла руку, открыла ладонь и закрыла глаза. Спустя какое-то время на руке появился небольшой перстень чернёного серебра с голубовато-фиолетовым самоцветным камнем. Ещё через несколько секунд запахло палёным и Хиль перевернула руку, роняя перстень в траву. На ладошке появился чёткий круг от кольца.
- Подними, пожалуйста. - обратилась она к Малрику, не найдя глазами подходящую веточку или соломинку. - Надо будет придумать как его держать. Нужно будет, чтобы я сама тебе его отдала.
Охотник не сразу обратил внимание, что именно появилось в руках у его спутницы, и почему она уронила предмет в траву. Зато запах горелой плоти охотник почувствовал чётко, одно время этот смрад въелся в его нос, но это уже совсем другая история…
Надев более или менее сухую одежду, охотник направился к месту, куда предположительно упал неопознанный предмет. В траве он чётко рассмотрел очертания серебряного кольца с каким-то синеватым камнем. Подняв его с земли, он внимательно принялся его рассматривать. Хорошая работа, тонкое тиснение и шестигранная оправа, даже учитывая то, что камень скорее всего являлся полудрагоценным, стоит подобная безделушка отнюдь не гроши. Лазурный камень приковал его внимание. Казалось, что в оправе было ничто иное, как осколок звёздного неба.
- Почему ты не можешь его держать? Это из-за серебра?
Она кивнула, задумчиво уставившись на собственную ладонь. Серебро действительно стало для неё запретным металлом, а ведь когда-то она не расставалась с этим украшением, хоть оно ей было и велико. Оно напоминало ей о доме, о том, кем она родилась и от чего отказалась. Необъяснимо для неё самой, в этом кольце была заключена настоящая бездна её переживаний и воспоминаний.
- Да, из-за него. Но это не самое худшее. Хуже, если такая игрушка прилетает в виде стрелы в спину. Вот тогда-то уматеришься, пока вынешь. - она опустила руку и подняла взгляд на Малрика, наклонив голову на бок, как сова. - Ну что, я так полагаю, ты согласен?

+1

8

Совместный пост
Малрик не торопился с ответом. Конечно, это не было радикальным решением, но его природа заставляла продумывать каждый свой шаг. Неторопливо обойдя Хильду, он задумчиво пялился в землю, пытаясь найти ранее брошенную в юмористку перчатку. Завернув в неё кольцо, он передал этот импровизированный конверт, кивнув головой.
- Да будет так.
Хиль наблюдала за его передвижениями молча, не сбивая его с мысли, не вглядываясь в них, хотя она и так чувствовала его мечущееся, сомневающееся состояние. Он не мог решиться. Почему-то он не мог принять мысль, что не вся магия опасна, что некоторая наоборот направлена на созидание. Он обошёл несколько кругов и, кажется, нашёл то что искал - перчатку, которая так близко просвистела от её лица. Хиль поднялась, забирая у него этот свёрток и ища взглядом палку побольше. Нет, не для того, чтобы отомстить за перчатку, нужен был круг для ритуала. Не найдя ничего толкового, она сделала проще - свистнула стрелу и прочертила круг ею. Обтерев стрелу о штаны, она сунула её на родину и глянула на Малрика.
- Не перепугался, дедуля? - ухмыльнулась она и шагнула в круг, опускаясь на колени.
Вопрос ему показался неуместным, зачем спрашивать подобное у человека, который ринулся за ней в холодную воду? Лишь фыркнув себе под нос в ответ, он решительно вступил в круг и присел рядом, терпеливо ожидая, что Хильда наставит его на нужные действия. Она стояла рядом, некоторое время о чём-то сосредоточенно размышляя. А может быть просто вспоминая слова давно забытой клятвы.
- Я, Агата Вейхем, клянусь всегда помнить Малрика Ван Кроули и никогда не разрывать узы дружбы, даже если нас разделят огромные расстояния. - Она подняла взгляд на охотника, точно бы передавая ему эстафету.
Охотник вслушивался и запоминал клятву.
- Я, Малрик Ван Кроули, клянусь всегда помнить Агату Вейхем и никогда не разрывать узы дружбы, даже если нас разделят огромные расстояния. – ответил он чётко и внятно, относившийся к подобным заявлениям с полной серьёзностью.
Хиль протянула свёрток с кольцом, аккуратно взяв его двумя пальцами через перчатку, чтобы не перчатка стала ритуальным объектом, а всё таки кольцо.
- Это подарок от моего сердца твоему, твоя путеводная звезда, что всегда укажет тебе путь до меня. Немой свидетель, моей клятвы в вечной дружбе. Оно поможет тебе всегда помнить меня. - Она положила в его руку то самое кольцо, отбросив в сторону перчатку.
- Это подарок от моего сердца твоему, твоя путеводная звезда, что всегда укажет тебе путь до меня. Немой свидетель, моей клятвы в вечной дружбе. Оно поможет тебе всегда помнить меня.- провозгласил охотник, передавая перо фазана в её хилую ладошку. Он уставился ей в глаза, ожидая чего-то, не отпуская её руки.
Обменявшись с охотником пером и кольцом, Хиль обратила его внимание на круг. Тот светился, хотя на земле не было никаких меток, кроме самого очерченного наконечником стрелы, кривоватого, неровного круга. По окончании клятв, тусклое свечение в траве не надолго стало ярче и потухло, будто его и не было вовсе.
Кроули поднялся на ноги, аккуратно перешагивая контур круга, боявшись случайно его задеть. Он вообще осторожно себя вёл со всем ему доселе неизведанным, это не панический страх, а лишь осторожность.
- Чудеса, да и только… Откуда ты всё это знаешь? Лично я никогда не слышал и не читал о подобном.
Хиль ухмыльнулась, поднимаясь с колен, отряхивая траву и соломинки, задумчиво разглядывая перо и думая куда бы его так прицепить, чтобы не потерять.
- Поживи в лесной избушке со старухой-оборотнем столько, сколько я, и не такое узнаешь. - Она воткнула перо в волосы, но то тут же скатилось и ей пришлось ловить. - Что ещё делать, раз ни мужиков, ни развлечений? Только книжки! Только ритуалы! Только травы, волки, лес и медвежьи какхи…
Малрик всегда с почтением относился к родне, в том числе и чужой. Ему нравилось слышать истории былых дней, пережитых другими людьми, их чувства и эмоции. Однажды его отец сказал: “Дабы смело смотреть в будущее, стоит оглядываться в прошлое”. А так, как о прошлом своего рода он толком ничего не знал, охотник черпал мудрость из рассказов других людей, редко окружающих его. Опять задумавшись о чём-то своём, он лишь кивнул головой.
- Мне сложно судить, но судя по всему, она была мудрой женщиной. Мы обязательно помянем её добрым словом, только нам пора отправляться. – произнёс охотник, накидывая высохший кожаный плащ.
Далее следовали стандартные манипуляции после разбития лагеря – заметание следов, закапывание костра и исследование карты местности. Провозившись со всем этим от силы минут двадцать, Малрик уже сидел верхом на коне, готовый отправится дальше.
Хильда не заставила долго ждать, и в скором времени также была готова двигаться дальше. Они отправились вдоль узкой тропинки, ползущей неподалёку от побережья реки. Она была хорошо протоптана, не мудрено, что кто-то из местных рыбаков облюбовал эти тихие места. Должно быть в этих водах водится рыба, сложно представить, что столь близкое соседство с эльфами ничуть не смущает мужиков заниматься рыбалкой, а может быть даже ставить сети, о чем говорят обрезанные тросы и сломанные снасти, находящиеся неподалеку от дороги.
День радовал путников хорошей погодой, жар исходящий от лучей летнего солнца вполне компенсировался прохладным ветерком, предположительно веющего со стороны гор. В небе летали ласточки и стрижи. Острый глаз охотника то и дело цеплял безмолвный полёт орла, охотивщегося на местную живность. Сверяясь с картой,Малрик отметил, что уже к вечеру он и его верная спутница окажутся в нескольких километрах от пункта назначения - Гресского графства, где он намеревался поднять “давние связи”, дабы найти зацепку к поиску своей матери.

0

9

Совместный пост
Она не стала обращаться в птицу. В своём человеческом обличии она весила не много, да и перекинуться всегда успеет, как только заметит, что лошадь устаёт. Впрочем, устать она не успела. Продолжая своё движение по дороге, мимо путников проскочил неброский, скромный дилижанс запряженный темными конями. Внезапно он остановился, а из открывшейся дверцы показался седовласый мужчина с козлиной бородкой и забавной шляпе, напоминающей пышный кекс, нежели головной убор.
- Это как понимать? - окликнул он путников с таким возмущением, будто те подрезали его экипаж.
Малрик дёрнул коня за поводья, и тот встав на дыбы, резко остановился. Всадник сумел удержать себя в седле, придерживая одной рукой свою шляпу. Сидевшая позади Малрика Хиль, рывком обняла его за пояс, чтобы не соскользнуть с крупа лошади и не хряпнуться о землю.
- Узнаю старого засранца Кроули, мимо проедет, и даже не здоровается. Смотри-ка на него, - окликнул старичок кучера. - Важной редиской стал, аж ботва болтается!

Язвительный голос старика показался Малрику до боли знакомым, и тот подъехав к задаваке по ближе, принялся внимательно его рассматривать из-под козырька своей шляпы. Хиль этот дедок не понравился с первых же его слов, с того выверта, каким он себя подал и она смотрела на этого наглеца пристально, широко открытыми глазами, неотрывно, как смотрит хищник перед броском.
- Дюсо?! Какими судьбами? - воскликнул охотник пораженно.
Это был его старый боевой товарищ. Именно с ним он прослужил все десять лет бок-о-бок в стрелковом отряде. Хиль обалдела от такого поворота событий. Этот напыщенный петух был знаком с Малриком. Мало того, судя по тем ярким воспоминаниям, мелькнувшим в голове охотника - очень хорошо был знаком. Хиль внутренне застонала. Это могло значить только одно - на их пути, и без того напичканном мелкими неприятностями, вырисовалась ещё одна. Великовозрастная.
- А я то уж думал тебе память отшибло на старости лет, серая грива! - старые товарищи спешились, и улыбаясь заключили друг-друга в дружеские объятия.
Побратавшись и перекинувшись словечками о своём, старичок с козлиной бородкой обратил внимание на то, что его друг был в компании юной, по сравнению с ним, девушки. Хиль смотрела на козлобородого всё с той же неприкрытой злобой. Увы, в лесу не учат скрывать свои эмоции, делая правильный, светский вид. Малрик не мог этого не знать, равно как и того, что Хиль сейчас будет достаточно одной только неловкой фразы, чтобы она взорвалась.
- Вот тебе на! Неужто ты дочурку себе заделал? - он подошёл к ней поближе, и принялся разглядывать её лицо. - Не похожа, да и глаза не твои, не такие бесстыжие…- почесав щетину Дюсо кинул недоумевающий взгляд обратно на своего друга. - Кроули, ты охренел что-ли, кабель старый? Ей же лет двадцать с вершком от силы дашь! Ты же с ней не справишься, с твоей-то спиной!
Все это время Малрик стоял в стороне, и не мог вставить слово, закрывая свои глаза от нахлынувшего стыда. Хиль побледнела от злобы, мысленно она уже призывала кинжал, что висел над столом в её родном доме. Губы её сжались в совсем тонкую ниточку, а в песочно-зелёных глазах заплясали опасные огоньки злобы. Мало того, что её тут рассматривают как животину на базаре, так ещё и к кому приравняли!? К любовнице что ли? Когда старик окончил свой кордебалет, Малрик сухо промолвил.
- Хильда, знакомся - Жак Дюсо, мой давний товарищ. Дюсо, это Хильда, моя… - обделенный терпением, но не чувством юмора старик снова его перебил
- Женушка твоя, хрен малахольный!
Хиль, ни слова не сказав, тихо перекинула ногу через круп лошади с явным намерением порвать этого заносчивого старика на лоскуты. Особенно она бы оторвалась на его шляпе! На этой противной ,безвкусной мерзкой шляпе! Она была ниже его, но смотрела на него с такой злобой, с такой яростью, что старик наверняка бы передумал острить дальше.
- Слушай дядя! - Она резко подняла руку, ткнув дядьку в нос снизу вверх. - Слова выбирай, а то как бы самому не пришлось к спине горячие припарки прикладывать! Я ведь долго рассусоливать не буду! А ну извинись! И передо мной тоже!

Маленькая хрупкая девчонка, стоявшая перед ним являла собой воистину смешное и страшное зрелище одновременно. Едва ли её стоило бояться больше, чем разъярённого суслика, но в глазах её читалось такое, что словами было не передать. Казалось, что ещё мгновение и по её коротким тёмным волосам забегает искорка, прыгнет на плечо или шляпу Дюсо и просто спалит их к чёртовой матери.
Настырная улыбка стерлась с лица старика, и он с недоумением повернулся к Малрику, приподняв одну седую бровь. Конечно он ожидал подобного от своей спутницы, и даже в глубине своей души ждал того момента, когда она поставит Дюсо на место. Главной тонкостью был момент, когда нужно было вмешаться, дабы птичка со своим взрывным характером просто-напросто не заклевала старика до смерти. В ответ на недоумевающий взгляд Малрик пожал плечами, игриво улыбаясь.
- Ты ей палец в рот не клади, Дюсо. Детей то успел заделать? Коли нет, беги обратно в свой гроб на колёсах, а то звенеть в дороге нечем будет.
После этого неловкого момента мужики включая кучера загоготали в голос. Хиль нервно дёрнула головой на бок, точно бы её хватил лёгкий тик. На самом же деле она просто была в гневе. Маленькая взъерошенная фурия. Её действительно задели слова Дюсо и о дочке и о любовнице. И ещё сильнее её задела шутка про жёнушку. Мужики хохотали в голос, а она стояла натянутая как струна и только спустя несколько долгих секунд, резко развернувшись прыгнула обратно в седло кобылы Малрика и повернула животинку мордой к хозяину.
- Если вы закончили гоготать, я бы была за продолжить дорогу. - злобненько бросила она, подъехав к Малрику.
Просмеявшись и утерев слёзы своем забавным головным убором, Дюсо отправился обратно в карету, и кряхтя запрыгнув в нее, снова высунул свою козлиную бородку.
- Что же, очень жаль, что вы торопитесь. А ты заходи в гости как-нибудь, да невесту свою приводи, когда этикету научишь. Доброй тебе дороги, друг! - кивнул из окошка старик, сняв шляпу.
Карета его тронулась и уехала прочь. Малрик понимал, что Дюсо человек весёлый и со своим, особенным чувством юмора, даже он не любил, когда молодые “дергают его за бороду”. Но тут уж ничего нельзя было поделать, Малрик так же понимал и позицию Хиль, такой уж у неё характер, и ни сколько на неё не злился. Проводив печальным взглядом карету, он помахал рукой старому другу на добрую дорогу. Молча подойдя к своей кобыле и запрыгнув в седло, повернулся к Хильде.
- Не обращай на этого старого дурака внимания, его язык всегда был его злейшим врагом. Ну что, поехали дальше?

Отредактировано Хиль (12-06-2018 11:52:56)

0

10

Совместный пост
Она пересела ближе к шее кобылы и молчала. Что-то пошло не так, она это почувствовала, тогда в ней улеглась злость на этого, в панаме. В голове её роились не самые приятные мысли и это отражалось на её мордашке, хотя Малрик и не мог видеть этого. И почему её так задели шутки этого старпёра? Почему её так дербалызнуло от того, что её нарекли любовницей или даже женой Малрика? Ведь была ведь любовницей и не трогало ни капли, а теперь. “Как малявка, чёрт тебя дери! Ведёшь себя как малявка! Язык надо было в задницу засунуть и молчать, как бабам положено, когда мужики разговаривают.” Из-за перелеска показалась деревушка. Хиль только сейчас отметила этот факт, да и то, потому что различила как квохчут куры. Почему-то на душе стало паршиво и… стыдно.
- Малрик, прости меня. Я правда не хотела. - начала она. - Но он тоже блин хорош! Едва удержалась, чтобы не прочесть заклинание, чтоб впредь только бабьим голосом ржал как конь и шутки свои шутил. - она нахмурилась, потому что снова вернулась к мыслям о том, почему же её так оскорбило то, что кажется очевидным, или как минимум является первой мыслью, что придёт простым людям в голову.
Малрик улыбнувшись качнул головой, ободряюще похлопав Хиль по плечу.
- Я горжусь тобой, Хильда. Никому и никогда не позволяй так с тобой разговаривать, ты взрослая девушка, а не сопливая малявка. Старик Дюсо за всю свою долгую жизнь так и не научился, как стоит себя вести с дамами.
Выше сказанное не было клеветой, Малрик действительно был на стороне Агаты в этой неловкой ситуации. Он не зря отметил, что девушка стала взрослой: несмотря на свой непростой характер она извинилась, что стало для Кроули большим сюрпризом.
- В одном он прав. - Хмыкнула она. - Этикет это не про меня. - Она снова нахмурилась, невольно нырнув в свои мысли и не скинув с плеча руки охотника. Она вообще относилась к любым прикосновениям неоднозначно. В какой-то момент взорвётся, в какой-то примет с благодарностью - Что мне стоило промолчать, Мал? Вот что? Ведь нормальная женщина так и сделала бы. А ты бы сейчас сидел с ним за столом и обсуждал бы, ну… - она сделала пару кругов кистью руки. - Ну что вы там, мужики, обычно обсуждаете? Пиво, девок и войну?
- Достаточно одной ночи, одной кружки и одного боя, чтобы более ничего не говорить об этих вещах. Показушник на радость поднимает эти темы, и только мудрый громко молчит о своей женщине, выпивке и боевых заслугах. Разве ты хоть раз слышала, Хиль, чтобы я об этом говорил?
- Дык я и не спрашивала. - парировала она, пожав плечиками. Ведь она и правда не спрашивала, а как он общается с другими она не знала. Да и потом, она достаточно чувствовала, чтобы не спрашивать. - Не знаю. Я не была ни в настоящем вашем человеческом бою, ни в пьянке. Я не могу об этом иметь правильное представление.
-Тогда поведай мне, почему ты так разозлилась, когда Дюсо назвал тебя моей дочерью, женой?
Она напряглась. Кажется охотник знал куда бить. Или она мысли держала на распашку, или он её уже настолько изучил, что знал что её выводит из себя. И то и другое было печально. Хиль ответила не сразу, тем более, что они уже вошли в деревеньку и теперь, по хорошему, надо было бы спешиться да поискать ночлег.
- Не знаю. - попыталась отмахнуться она, но всё одно выложила ему всё, что её тревожило. - Ведь это не правда! Я не дочь тебе и не жена! Какого пня мохнатого этот хрен вообще совал нос куда попало? Спросить сложно было, да? На кой ему такой язык, который он держать в узде не может? А если и жена? Вот если? Что, он извинился бы что ли? - Хиль начала заводиться. Кобыла чуяла беспокойство и всхрапнула, тряхнув головой. - Надо было ему просто нос оторвать! Чтоб не совал куда попало! Ишь… Буратина какой!

Охотник улыбнулся на столь бурную реакцию со стороны своей собеседницы. Теперь ему не нужно было теряться в догадках, что пыталась скрыть недовольная барышня. Спешившись, Малрик погладил лошадь вдоль морды, и та успокоилась. Ему стало интересно, сработает ли подобное с Агатой? Малрик обошёл лошадь и сняв перчатку так же деликатно погладил Хиль по спине, легко и ненавязчиво. Она должна все понять без слов, уж кто-кто, а старик Кроули не понаслышке знал, какой проницательной порой может быть эта удивительная и необычная девушка. Хиль изумлённо подняла бровки и оглянулась на Малрика. Нет, ладно лошадь он гладит, животинка действительно нервничала, а её-то зачем? Хотя, сказать, что ей этот жест был неприятен, означало бы безбожно соврать. Рука его была тёплой, это чувствовалось даже через платье, прикосновение успокаивающим. Но один чёрт, сейчас, после всей этой ситуации с козлобородым, да ещё и вопроса Малрика, этот жест быстро поднял неприятный осадок и она решила извлечь из этого положения выгоду. Перекинув ногу через луку седла, Хиль оперлась о плечи Малрика и скатилась с шеи кобылы. Используя его как опору, она приземлилась мягче, чем тюкнулась бы ногами о землю.
- Что? Попросимся к кому из крестьян? - поинтересовалась она, явно не желая акцентировать внимание на только что произошедшем. - Или может ты приметил какую захудалую корчму или таверну?
Охотник недовольно фыркнул.
- Что мы с тобой, бродяги, к честному люду в хату ломится? - глаза его забегали и сам он завертелся как юла, пытаясь нащупать глазами таверну. - Ага! Вот тебе и таверна. Снимем комнату, как нормальные люди. Ты горячего то давно ела? - поинтересовался он, явно не припоминая, что в дороге он баловал её сытной и горячей пищей, которая так нужна каждому человеку. Да и вяленое мясо приелось охотнику в любом виде, каким бы образом тот её не готовил.
- Убиенные тёпленькие мышки считаются за горячее? - сострила она, хотя прекрасно понимала, о чём он говорит. Она ведь могла не есть несколько дней, а потому пожала плечиками. - Хотя да, признаться честно, от чего-нибудь вкусного и горячего я бы не отказалась.
Она направилась к таверне, хотя пожалуй стоило спросить Малрика, не обременит ли она его расходами. Одно дело он сам, совсем другое - ещё и она. Со всеми её бабьими заморочками. Ведь она наверняка, дорвавшись до приличного места, не откажет себе в удовольствии, помимо того, что употребить чего-нибудь горячего, так ещё и в купальню залезть, чтоб смыть с себя всю суету и пылищу и хоть чуть-чуть вспомнить, что такое быть женщиной.

0

11

Совместный пост
Малрик отправился вслед за Агатой. Судя по её торопливой походке, девушка соскучилась по прелестям оседлой жизни. Горячая пища из печи, удобства и горячая вода. Признаться, наблюдая как она вприпрыжку неслась к дверям таверны, охотник и сам для себя отметил, что все эти прелести сейчас окажутся как никогда кстати. Но есть одно большое “но”, которое всегда вырисовывалось в разуме Малрика, когда тот вынужденно останавливался в каком-либо населенном пункте - люди, а именно их большое количество, и судя по доносящимся из таверны радостным воплям и визгам,народу там было предостаточно. Ох, если бы не Хильда, то он тотчас бы развернулся прочь от этого места, умчался на ближайшую лесную опушку и разбил там лагерь, и пропади пропадом все эти удобства, пьяные рожи и развратные девки. Нет ничего лучше тишины, столь оглушающей, что можно было услышать эхо своих мыслей. Тем более, вечер был просто прекрасен. Один этот алый закат потухающий на горизонте чего стоил, на подобные вещи можно смотреть бесконечно, а наполненный вечерней свежестью воздух так и не хотел отпускать охотника из своих объятий. Казалось бы, пошло оно все… Но он не мог так поступить, лишить девушку столь неотъемлемой части её жизни - комфорта. Это было бы жестоко по отношению к ней, и лишь глубоко вздохнув, он открыл дверь в таверну, и вдруг на мгновение этот дикий ор утих. Одурманенный зеленым змием взор всех находящихся внутри персон оказался прикован к нарисовавшейся в дверном проеме высокой фигуре в шляпе, и чёрт возьми это были довольно не гостеприимные взгляды. Не таким взглядом хозяин должен встречать своего гостя, если конечно не хочет, чтобы тот поскорее ушел. Желание уйти поскорее из этого места нарастало с каждым мгновением, но несмотря на неприятные ощущения и острые взгляды, он медленно начал шагать к стойке трактирщика, взяв Хильду за руку. Стоит отметить, что в отличии от общества, само заведение выглядело вполне аккуратно и опрятно. Полы были чистыми, и сапог не прилипал, как это обычно бывает в подобных забегаловках. Пахло пряной выпечкой, мясом и пивом, отчего разыгрывался аппетит. Светлое помещение с деревянной отделкой из дуба и лиственницы, а местами и красного дерева, расписные орнаменты на столах и посуде. Не часто встретишь подобное в деревне, должно быть хозяин этого заведения ответственно относится к своему делу, что несомненно заслуживало уважения. Ещё бы не люди, было бы просто идеальное место для отдыха. Внимание от вошедшего в таверну быстро отпало, и люди вернулись к своим занятиям. Одни горланили песни, гремя кружками, другие - мирно беседовали в стороне, покуривая трубку и запивая это дело сливовым вином. Остальные дрались, смеялись, видели третий сон, работали. Вполне обычная таверна, ничего нового.
Да уж, пожалуй она несколько не этого ожидала, появившись на пороге. Нет, она видела не так много подобных заведений, но от взглядов людей стало не по себе. Подавив в себе этот минутный трусливый порыв, Хиль двинулась по проходу к длинному столу хозяина. Судя по всему, это был тот самый седеющий мужчина, а значит, именно ему следовало бы задавать вопросы относительно свободных мест, харчей и вожделенного кипяточка. Бойкая на язык, Хиль как-то притухла, когда добралась до хозяина. От него смутно веяло тьмой. Не той, что источала она сама, а какой-то иной, голова его не была открытой как у остальных людей, даже эмоции не читались. Он был точно бы тёмным пустым пятном и Хиль это не нравилось. Она слишком любила точно знать с чем и с кем имеет дело. Руки её похолодели, язык прилип к нёбу, женщина уже пожалела, что так смело ломанулась на встречу неизвестности.
Как и было принято, перед хозяином таверны Малрик снял шляпу и положил её на стойку рядом с собой, и приветливо кивнул.
- Здравствуй, добрый человек. Будь так добр, накорми путников с дороги, да спать уложи. А я в свою очередь отплачу щедро. - охотник снял кошель со своего ремня, и так же демонстративно его положил на стол. - Придумала, что хочешь? - повернулся старик к девушке, добродушно её разглядывая. А на ней что-то совсем лица не было, от чего Малрик несколько удивился. - Хильда? Все хорошо?
Она неотрывно разглядывала тавернщика. Он был слишком странный. Слишком непонятный и необъяснимый для неё. Она этого ох как не любила. Она любила, чтобы попроще: вот друг, вот враг, вот лаз, вот лестница! А этот… Этот был ой какой мутный. Однако от неё ждали чего-то и она сосредоточилась, усилием воли заставляя себя вернуться в здесь и сейчас.
- Купальню с горячей водой, если можно. - обратилась она мимо Малрика к тавернщику, хотя и смотрела именно на охотника. - Всё замечательно.

Отредактировано Хиль (12-06-2018 21:17:32)

0

12

Двое новых посетителей... Столь необычных, столь интересных, с сотнями нитей, связывающих их с прошлым, настоящим и будущим. Как раз тот случай, который мужчина за стойкой так любил - не простой прохожий-перехожий, а люди истории. Люди, которые связаны с событиями. Люди, за которыми интересно наблюдать. Мужчина хмыкнул, взял с полки бокал, со стола - тряпочку, и начал протирать граненого товарища от несуществующих пятен, ожидая, когда эти двое подойдут к нему.
А как иначе? Куда еще можно направлять в таверне, кроме как к хозяину заведения. Поэтому в окружении седеющих усов сверкнула мимолетная улыбка, которая тут же погасла. Стакан был тщательно вытерт, после чего хозяин принялся за столешницу, чтобы как раз, когда подойдет парочка странных и интересных гостей, встретить их за чистой стойкой и с радушной улыбкой на лице. И он действительно был им рад, а не дежурно улыбался, как многие из его коллег.
-Доброго дня, гости дорогие. Всего ничего, и на кухне запекут кабанчика, так что вам осталось только подождать, - он хмыкнул, даже не прикасаясь к пафосно брошенному кошелю. Будто его и не существовало на его девственно чистой стойке. - Как и с комнатами - их только очистили от следов пребывания предыдущих постояльцев, поэтому часть вечера придется провести в общей зале. Оплачивать будете завтра, коль скоро остаетесь на ночь.
И опять же - ни слова про цену и деньги. Казалось, этого трактирщика не интересуют такие мелочи. А вот вопрос про теплую воду он пропускать не стал. Или не захотел. Он почувствовал мимолетные и чуть пугливые касания разума сидящей перед ним девчонки на верхних слоях сознания. Надо ей что-то объяснить и как-то рассказать о том, что происходит, чтобы та не начала кричать о том, чего не понимает. Хотя начнет ли?
Трактирщик пока не знал. Он лишь присматривался к гостям и нитям судеб, связанным с ними. Вот одна, второй конец которой он видел отчетливо, вилась к другой его знакомой. Эльфийке. Матери сидящего перед ним человека...
-Да, будет вам горячая вода, госпожа. И не смотрите на меня так странно, - он тепло улыбнулся, закатывая рукав. - Эти руны защищают от слишком любопытных глаз. Безопасность, сами понимаете... И вы не первая, кто так реагирует.
Достаточное обсуждение для любого, кто понимает  о чем речь. Он пожал плечами, признавая, что видит и чувствует гораздо больше обычного. Но это легко можно объяснить опытом и знаниями, коих у пятидесятилетнего (а то и больше) трактирщика явно было в достатке. Вот только он не уточнил, кого защищают эти руны. Ведь смотрящий в бездну увидит достаточно, чтобы сойти с ума. Он облокотился на мощные предплечья, чтобы оказаться на одном уровне с собеседниками и всмотреться в их глаза.
-Знаете, господин... А ваше лицо мне кого-то напоминает. И очень сильно. Помню... была у меня однажды проездом одна пара. Вот... - казалось, он просто пытается поддержать беседу. Но в действительности его пальцы уже заиграли на арфе линий судеб, задумчиво перебирая мелодию. - Вы будто их сын. Там еще женщина - красивая эльфийка. А отец - тоже охотник, как и вы. Интересная пара, я вам скажу. Очень интересная... и история у них...
Вдруг он услышал какой-то шум с кухни.
-О, кабанчик, - на лице появилась улыбка. - Извините, вынужден ненадолго отлучиться - пока прислуги нет, приходится со всем справляться самому.
И он исчез в подсобных помещениях, оставив за собой флер недосказанности.

+2

13

Совместный пост
Теперь охотник мог внимательно рассмотреть человека, стоящего за прилавком. Этот мужчина был примерно ровесником Малрика, если судить по седине и манере его общения, а сам он оказался довольно крупным в плечах, пусть и не таким высоким, как стоящий перед ним утес в плаще. Хозяин был радушен и приветлив, в отличии от реакции местных постояльцев.
Да, он был радушен. Слишком радушен. Хиль на несколько мгновений поставила себя на место этого мужчины, как она изо дня в день будет смотреть на пьяные морды, подсчитывать не только прибыль, но и ущерб от пьяных дебошей и её жизнерадостность как-то резко пошла на убыль. Тем более, что этот мужчина для неё был и не был одновременно. Или глаза её обманывали, или же мужчина был не совсем мужчина. Заметив её взгляд, он заговорил о каких-то защитных рунах, акцентируя внимание на её реакцию. Она бросила взгляд на руны. Да, это определённо были руны, но она была готова прозакладывать собственную жизнь, что руны эти были настолько древними, что ни одно ныне живущее существо их бы не прочло.

Невольно кинув взор на свою спутницу, охотник тут же приметил страх в её глазах. Чего же она боялась? Уж явно не того, что в этом заведении нет горячей воды, или того, что тут не разливают любимого вина. Кроули ничего не понял из контекста фразы трактирщика, и только он хотел открыть рот, как тот перебил его захватывающим рассказом. Охотник не мог поверить своим ушам, а на его лице нарисовалась гримаса недоумения. Он прищурившись смотрел в глаза повествователя, которые как оказалось, были схожи кошачьим окулярам, но вслушиваясь в историю ему было наплевать, какой они формы и цвета. Почему-то Кроули был уверен, что речь идёт о его матери с отцом. Когда рассказ зашёл о сути, трактирщик улизнул прочь. Если бы не стоящая перед стойкой табуретка, Малрик бы точно шмякнулся пятой точкой на пол. Он был сбит с толку этой историей, и на нем буквально не было лица. Есть ему расхотелось, и задумавшись о чем-то своём он полез за табакеркой.

Хиль проводила трактирщика всё тем же затравленным взглядом. Она снова могла поклясться, что сказано это было специально. Что этот стальной крючок предназначается Малрику, как и ей тот, что был скрыт не только рунами, но и таинственной фразой “только очистили от следов пребывания предыдущих постояльцев”. Бурная фантазия нарисовала картину поражающую своим ужасом: сдвигающиеся стены, из которых высовываются шипы и расплющенные останки тех, кто не угодил этому странному хозяину с кошачьими глазами. Желание задерживаться тут на ночь как рукой сняло. Горячая еда? Теплая вода? Да шиш бы с ними! Она бы сейчас предпочла общество волков в лесу, чем это место! Но взглянув на Малрика она поняла, что никуда они не пойдут, даже если сейчас над их головами разверзнутся пучины ада. Он не знал ничего о ней. А трактирщик знал. Она, Хиль, это точно знала.
- Малрик, он не тот, кем кажется. - тихо сказала она, хотя была более чем уверена, что охотник её не услышит или не поймёт. - Будь осторожнее.

Надев шляпу обратно на голову, он зажег трубку и выпустил клуб синего дыма. Он прекрасно слышал Хильду, и анализируя происходящее в этой таверне, помолчал несколько мгновений. Он стер со своего лица все эмоции, взгляд стал его холод и чист, а сам он вел себя спокойно, будто ничего и не услышал в истории этого человека. Но в его разуме отчётливо осталась картина этих кошачьих глаз, обманчивых, как зеркальная призма. Он украдкой посмотрел на Хильду из-под козырька, кивнув на стоящую рядом табуретку. Приставив палец к губам, он прошипел “тсс”.

Ей не понравилось то, что охотник решил играть в игру с тем, кто ушёл на кухню. Ведь именно это он задумал: он решил его обхитрить. Человек, который носит руны, настолько древние, что вряд ли сохранились в каких-либо манускриптах вряд ли бы был настолько глуп, чтобы не раскусить Малрика. Да и в возрасте этого существа Хиль начала сильно сомневаться. Или эти руны набил кто-то чрезвычайно древний, или же этот человек сам был этим древним. От всего этого вороха догадок голова шла кругом, Хиль опустилась на табурет рядом с Малриком и поджала ноги под сиденье. Она так не поступала лет с тринадцати, но сейчас она чувствовала себя как никогда уязвимой. Зная, что она в любой момент может обернуться птицей, скрыться вон, она всё равно чувствовала себя в клетке.

Старый охотник расслабился, раскуривая душистый табак. Он смотрел на Хильду, внимательно, как кот, наблюдавший за солнечным зайчиком. Она тоже почувствовала что-то странное, и этого чего-то она боялась как огня. Охотник же был совершенно спокоен, не потому, что был настолько глуп, чтобы оставить все эти факты о трактирщике и его истории, а потому что понимал, что он и Хильда оказались в волчьей пасти, и рвать отсюда руки - себе же вырывать мясо. У этого мужчины были ответы, а у Малрика были вопросы. Пути назад точно нет, несмотря на то, что от входной двери считанные метры.
- Ничего не бойся, поняла? Ешь, пей, отдыхай, но не смей бояться. - он снова посмотрел на неё, теперь с добродушной улыбкой.
Ох ну замечательно! Легко ему было говорить! Он или не понимал куда они вляпались, хотя этого и сама Хиль не понимала, или же он блистал отвагой, граничащей со слабоумием. Нет, ну идиотом охотник не был, это точно, за это она могла поручиться. Но что? Что тогда могло заставить его продолжать играть в эту игру? Неужели любопытство? Неужели узнать о матери ему было важнее, возможно, его собственной жизни? На этой мысли она остановилась, остановилась вперившись в стену напротив себя. В ней, в гранёных стаканах отражалось лицо перепуганного ребёнка, загнанного в угол зверя. Её лицо. Теперь-то было понятно, почему улыбался Малрик. Опустив голову она в собственной голове поймала за хвосты все свои мысли, сунула их в большущий сундук, захлопнула крышку и села попой сверху. Полегчало. Сердце, которое до этого билось как безумное, подстёгнутое догадками, перестало соревноваться с летящей и трепещущей на ветру стрелой. Нет, жуткие мурашки догадок не перестали маршировать по её спине, но всё одно стало чуть легче.
- Мне бы твоего самообладания, дедуля. - тихо сказала она, криво ухмыльнувшись. Видимо сейчас это была нормальная её улыбка.

0

14

Трактирщик отсутствовал не слишком много времени, но его было достаточно, чтобы двое заинтересовавших его людей наговорились и переварили сказанное. Об этом ему услужливо сообщили сами стены этого здания, подчинявшегося воле хозяина так, как любимый зверь - заводчику. Иногда мужчина с улыбкой мог сказать, что в этом он подобен братьям-богам - он тоже создал какую-то, пусть и немного странную жизнь. Но сейчас в его руках ароматно пах свежезапеченный кабанчик в специях и крупным яблоком во рту.
И этот аромат разлетался по всему помещению трактира, не давая сосредоточиться на всяких ненужных мыслях. Сейчас время есть, а не думать. И трактирщик знал, как заставить снова почувствовать вкус к еде. Быстро рассортировав мясо по множеству тарелок, он выставил их на специальном столе около кухни, чтобы через пару мгновений начать разносить по столам заинтересованных в столь вкусно пахнущем блюде посетителям. Лишь в самом конце он поставил две тарелки с вырезкой перед девушкой и дымящим охотником. Румяное мясо в окружении овощей выглядело просто, но никто не сказал бы, что этому блюду не место на королевском столе. Хмыкнув, хозяин добавил к мясу две кружки с дымящим напитком из трав, эля и еще чего-то, что почти невозможно было угадать - столь мимолетным, но при этом всеобъемлющим было присутствие этого ингредиента.
-Это лучший аперитив к мясу, что бы там не думали при дворе Рузьяна или Гульрама, - улыбнулся он и тоже достал трубку. - Хороший выбор табака, господин.
Он отсалютовал человеку в плаще трубкой и достал свой, чтобы задумчиво умять его внутри трубки и запалить от механического огнива, носящего клеймо шестеренки на боку с размашистой "Г" на боку.
-Вода будет готова через полчаса, - кивнув на песочные часы, половина песка в которых уже высыпалась во вторую чашу. - Так что до вашего полноценного отдыха осталось всего ничего.
Сделав глубокую затяжку, трактирщик качнул головой и задумчиво вгляделся в лица собеседников, лишь после этого, будто вспомнив о самом главном, хлопнул себя по лбу.
-Да, точно, забыл. Ваши комнаты, - и на стол легли два ключа, на одном из которых была изображена птица с явственно соколиным профилем, а на втором - клинок со щитом. Причем, клинок, судя по характерному изгибу - эльфийский, а вот щит - явно из людских - простой, круглый, с умбоном по центру. - Они готовы вас принять. По лестнице наверх и направо - третья и четвертая по левой стороне. Но не ошибетесь - они все размечены в соответствии с рисунками на ключах. Ванна за дверью рядом с лестницей. А теперь прошу меня простить, дела-с.
И, протерев руки полотенцем, которое сохранило свою первозданную чистоту, тут же двинулся по залу, чтобы заниматься обычными трактирными делами. Казалось, все в этом мужчине было обычным. Если не обращать внимание на слишком плавные движения, будто ему приходится постоянно сдерживать себя, заставляя все делать гораздо аккуратнее, чем он привык. Или это очередная игра?

Отредактировано Вертен (13-06-2018 10:18:44)

0

15

Совместный пост
Все это время охотник посвятил анализу ситуации, от чего тот выглядел отстраненно, задерживал свой взгляд на одной точке и движения его были медленными, будто он боялся спугнуть какую-то важную мысль. Его размышления нарушил голос трактирщика, отчего Кроули нагромоздил свой взгляд на плечистого мужчину. На его лице не было эмоций, но про себя он жаждал услышать продолжения истории. Но, мужчина лишь заговаривал ему зубы, то и дело перескакивая с темы на тему. Хитрый жук, ничего не скажешь. Отвечать что-либо подобным людям на их неприкрытую лесть, значит клюнуть на острую наживку.

Он играл. Он с ними как кошка с мышами. Хиль и не ждала ничего другого, она была полностью уверена, что тавернщик даже не попытается продолжить начатый разговор. Он закинул удочку и ждал. Ждал, что Малрик клюнет как глупый пескарь на червя, в котором спрятан крючок. Пришедший с кухни запах горячей еды напрочь отбил все мысли. Нет, она действительно могла не есть сутками, но чёрт возьми, этот парась пах просто умопомрачающе. Она же изо всех сил старалась держать себя в руках. У всех бывает так, когда в самом центре страха наступает минута, в которую любопытство начинает мешать страху тревожиться. И тогда её захватывало ощущение, что она снова маленькая девочка, которая лежит у себя в тёмной комнате и слышит, как где-то под потолком скребётся мышка. “Главное не дёргаться… главное… не… дёргаться...” Убеждала она сама себя и ей бы это удалось, если бы на стол перед ней не лёг ключ с брелоком в виде сокола. “Он… знает? Откуда? У меня что, на лице написано?” Она бросила взгляд на брелок Малрика и подняла на него взгляд. Ещё один маленький шажок и вся её нордическая крепость рухнет к чертям. Или она кинется на трактирщика, чтобы вытрясти из него откуда он всё это узнал, или ломанётся прочь очертя голову.
- Благодарю… - ответила она сухо и коротко, давая понять, что усвоила “географию” таверны и ванную-то уж найдёт.

Ему было некуда торопится. Спешка вообще была не присуща охотнику, и приговаривая в голове народную присказку раз за разом, следовал её наставлению. Он мог все хорошенько обдумать, чем собственно и занимался, вслушиваясь в неоднозначные речи мужчины за стойкой. Он сравнивал мнения при дворах Рузьяна и Гульмара, подобные темы недалеким от знати баннеретам не присуще, не то что обычному трактирщику, находящегося в предбаннике Гресского графства. Откуда ему знать такие тонкости? Начитанность? Увы, порой она проявляется куда реже в наше время, но охотник не стал отменять того факта. Так же, Кроули приметил вполне необычную безделушку в руках трактирщика, механическое огниво с гравюрой. Это явно было не клеймо и не тиснение, так как корпус сие приблуды не был заклепананным, а представлял собой цельную литую деталь. Достать подобное сложно, а смастерить самому-еще сложнее. В голове промелькнула мысль о том, что такая вещь была бы в походе просто незаменима. Наверное, она верой и правдой служила мужчине в хозяйстве.
Несмотря на все сомнения, включая сомнения своей спутницы, которые буквально были написаны на её мордашке, охотник решил поужинать. Судя по запаху это был кабан, и не улавливая ноток мочевины, присущие этому животному, подстрелен, разделан, и приготовлен правильно. Не стоило винить Хильду, с присущей ей импульсивностью скрывать свои эмоции сложно, не то что спокойному охотнику. Он просто решил отвлечься от всего, поэтому курил нахваленный трактирщиком табак. Теперь же он хотел попробовать его угощения, столь же они хороши на вкус, сколь хороши своим ароматом.

- Мы представиться вам забыли. - Внезапно решила подать голос Пустельга. - Хиль. - Она протянула руку трактирщику, но совсем не так, как это делали дамы. Этот жест был чисто мужским.
В конце-концов, Малрик в чем-то был прав. Смысл дёргаться, если уже наступила обеими ногами в дерь… в дурнопахнушее? Нужно было заставить себя расслабиться. Когда ещё в пути удасться нормально поесть, побаловать себя горячей водой и постелью? Да одним богам известно. Оглядев стакан с напитком, она принюхалась, скорее по привычке, пытаясь понять что ей туда намешали, а потом, то ли чтобы нервы успокоить, то ли просто потому что не знала как это следует пить, хряпнула половину содержимого. Взяла вилку и без зазрения совести ткнула ей кусок мяса, придирчиво его понюхала и куснула. Увы, привычки остаются привычками и путешествуют с нами. Её привычкой было - проверять всё, что она собирается потреблять в пищу.

Охотник несколько косо посмотрел на приветствие Хильды - опять она влезла туда, куда не просят, отчего и нарисовалась недовольная моська под шляпой, осуждающая, мол, чего творишь? И какие черти надирали её язык представиться, мало того, сделать это так неуклюже и глупо. Да и зачем это было нужно? Не известно, как обстоят дела в этих краях, но вот в Элл-Тейне хозяин заведения всегда представляется первым своему гостю. Но слово не воробей, и недовольно закряхтев как не смазанная телега Кроули поправил свой козырек.
- Малрик Ван Кроули из Элл-Тейна. - пробормотал он своё имя так, будто это сейчас не имело никакого значения.
Молчать и слушать, все что желал охотник в данный момент. Схватив кружку он сделал небольшой глоток, однако так и не притронулся к кабану, украшенному овощами. Моментом позже он поднял со стойки ключ от своей комнаты, на нем была выгравированы щит и меч, чему особенного значения он не придал, по крайней мере, сейчас.

Хиль сопроводила его движение обеспокоенным взглядом. Не охотник-ли так настаивал именно на таверне? Не он ли заикался о горячей еде и постели? А что же теперь выходило: оно ему ничего не нужно, делалось это всё ради неё? Он, судя по всему, был в расстроенных или огорченных чувствах вот только что их вызвало она так и не поняла. На её родине всё таки было принято знакомиться с теми, у кого тебе приходится столоваться и под чьей крышей ночевать. Да, этот человек, если он был таковым, был чертовски странным и его имя вряд-ли бы дало Хиль какое-то новое сокровенное знание, но всё же так было правильнее. Так было спокойнее.
- Не хочешь? - спросила она его, кивнув на его тарелку. - Зря, вкусненько. - она подцепила на вилку кругляш запечённой морковки с тарелки Малрика и отправила в рот. - А кто там говорил что-то про горячую еду, м? - “Второй раз за день. Плохо… очень плохо...” Второй раз за такой короткий промежуток времени она чувствовала себя страшной косячницей и ей просто жизненно необходимо было как-то разрядить ситуацию.

Отредактировано Хиль (13-06-2018 13:54:50)

0

16

Совместный пост
Девушка даже не представляла, что своими действиями посягала не на тарелку с дичью, а на терпение старого охотника, терзая его в клочья, утаскивая вместе с печеной морковкой кусок его самообладания. Он смотрел на неё так, будто был готов отгрызть ей руку по локоть, глаз его задергался, но сам он не вымолвил ни слова. Забавно, что несколько минут назад перед ним сидела обеспокоенная и напуганная девочка, а теперь как ни в чем не бывало, вернулась в своё обычное состояние. Удивительно, она быстро учится контролировать себя, пусть неуклюже и своеобразно, однако эти попытки отнюдь не назовешь тщетными. А вот охотник наоборот, из-за своей занудности дал слабину, и поэтому решил не обращать более внимания на поведение Пустельги, снова стерев все эмоции со своего серого лица.
- Нет, спасибо. Я не голоден. - голос его можно было сравнить с шелестом осенних листьев, настолько он был сухим и отстраненным.

- Ну и фе. - Хиль отметила как напрягся её спутника, как он едва ли не заискрился от её поступка, но она ничего не могла с собой поделать - он был такой забавный. - Мне больше достанется. - Она показала старому брюзге язык и мысленно уже приготовилась, что он ей сейчас за такое поведение подзатыльник отвесит воспитательный. - Дедуля, кушать полезно, это я тебе как… - она осеклась, потому что хотела сказать “ведьма”, но спохватилась, что её могут неправильно понять. - как женщина говорю! - подцепив на вилку кусочек мяска, она потянулась к охотнику. - Давай, дедуля. Кусочек за ма-а-му!- чёрт бы побрал всё, что было до этого, в ней разыгрались инстинкты мамашки. Она когда-то так же заставляла кушать младшего брата. Это, конечно не братик, но насупился он, ей богу, абсолютно так же!

Ни для кого не секрет, что всему в этой вселенной приходит конец. Такая же участь ждала терпение охотника, пусть не такое безграничное как просторы галактики, но все таки тоже достаточно большое. А лопнуло оно громко, от чего спокойный мужчина вмазал своим кулаком по стойке так, что лежащая рядом тарелка полетела в воздух на небольшое расстояние, звонко забрынчав. Более он не мог терпеть её выходок, отошёл от стойки и скрылся прочь от унижений, исходящих от этой персоны. Наверное, упоминание о матери сыграли в этом балагане ведущую роль, задев за больное.

Хиль вздрогнула, но уже через несколько секунд залилась звонким смехом. Ох уж эти мужчины. Вообще не ценят заботы о них, всё бы им кулаком по столу стучать и обиженных жизнью строить. Ну ничего. Он перебесится, она придёт и извинится. А сейчас… сейчас ей стало намного легче. Такое ощущение, что с плеч скатилась если не гора, то маленький холмик. Или, быть может, такое действие на неё оказал напиток? Хотя, какая разница. На душе стало легче.

Говоря честно, срывался он не часто. Обиды бывало скапливались в нем как огромное озеро, и плотина под названием терпение на этот раз дала течь, а потом и вовсе прорвалась. Накипело, так сказать, и на эмоциях Кроули отправился наверх. Найдя свою комнату среди множеств остальных, он вставил ключ в замочную скважину и повернул его. Механизм затрещал, открывая дверь в его комнату. Она была скромной и небольшой, но вполне опрятной, и было в ней все необходимое, что нужно человеку для отдыха - кровать, небольшое кресло и сундук, куда Малрик бросил свои походные вещи: сумку и арбалет. Лук в футляре и сапоги он поставил около кровати, а шляпа его осталась лежать на крышке сундука. Он просто лёг и закрыл глаза, думая о своём поступке. Ему казалось, что ему стоит вести себя сдержаннее в следующий раз, как подобает взрослому мужчине. Но теперь у него была масса времени на размышления, и подсунув руки под голову, он снова ушёл в себя, наслаждаясь тем, чего ему сейчас не хватало-тишиной и покоем.

Она допила оставшуюся часть напитка, съела ещё какое-то количество мяса и овощей, и теперь уже более спокойно взглянула на опустевшее место. Стыдно ей не было, было немного жаль охотника. Ведь она действительно хотела как лучше. Решение было очевидно. Она доела то, что было у неё в тарелке, накрыла его тарелку, перевернув свою вверх дном и собралась уходить. Бросив взгляд на зал, она нашла странного тавернщика, видимо планируя ему что-то сказать и поманила его обратно к столу.
- Не знаю кто вы, но ужин был превосходный. - улыбнулась она этому странному человеку вполне искренне. - Если позволите, я с собой наверх возьму? - она подняла со стола тарелку. - Неудачно получилось. Надо будет извиниться. - она мельком глянула наверх, обозначая того, перед кем ей предстояло извиняться.

0

17

-Велес. Очень приятно, Хиль, Малрик, познакомиться с вами, - коротко ответил трактирщик на сумбурное рукопожатие девушки и представление недовольного охотника, тут же возвращаясь к своим прямым обязанностям. Лишь внимательный наблюдатель заметил бы на его лице мимолетную улыбку. Но она исчезла, скрытая сначала поворотом головы, а потом и легшие тени от свечей. Спешил ли трактирщик сделать какие-то свои дела или просто хотел дать парочке очередной повод для самокопания - кто сейчас разберет. Но он украдкой поглядывал на заинтересовавших его людей.

Поэтому, когда ситуация накалилась достаточно, чтобы его присутствие оказалось достаточно полезным для дальнейшего развития событий, он оказался рядом, задумчиво потирая очередные стаканы. Казалось, они не заканчиваются никогда, да и сам трактирщик не собирается успокаиваться, пока они не будут прозрачными, как слеза дракона. На лице появилась кривоватая усмешка, не дающая усомниться в сожалении и сопереживании седовласого. Но в целом, обладатель кошачьих глаз держал дистанцию слишком профессионально, умело разграничивая себя и посетителей.
-Не обращайте внимания. Иногда мужчине очень сложно сдерживаться, когда сердце щемит, - хмыкнув, он закурил трубку, чье изящество только сейчас, вне затемненного алькова за стойкой стало заметно - все эти узоры из тоненьких насечек и каверн сплетались в сложную вязь рун и изображений птиц, но каждый раз они будто менялись, играя со светом и тенью в сложную игру, показывая картины сражений или городов... Казалось, по его поверхности скользит целая история. А потом она снова стала просто куском дерева, как только владелец повернулся так, что его лицо оказалось в тени. - А у вашего спутника слишком много причин, чтобы сердце стучало особенно сильно. Точнее, две женщины - та, которая вывела его из тьмы, и та, которая поведет его в будущее. Крылья и свет.
Он улыбнулся уголком губ, задумался о чем-то, выпустил клубы дыма и покачал головой, будто мыслей в голове было слишком много, и он сам был им не рад.
-А, не обращайте на бред старика, - поморщившись, сказал мужчина, хлопнув в ладони и закинув полотенце на плечо. - А насчет еды - уносите, конечно. Ваш спутник нуждается в еде и заботе, что бы там он не думал. И кошель заберите. Не стоит его здесь оставлять.
Пододвинув озвученный предмет поближе к Хиль, он снова растворился в зале, оказываясь везде и нигде одновременно. Впрочем, любой владелец подобного заведения в конце концов приобретал подобный навык, так стоило ли этому удивляться? Конечно, нет... Но это на первый взгляд. А если собрать все данные им подсказки? Картина становилась странноватой.

Отредактировано Вертен (17-06-2018 20:20:42)

0

18

Она покинула зал в прекраснейшем расположении духа. На сытый желудок всегда мыслится бодрее и светлее, а особенно, когда впереди тебя ждёт теплая ванна. Собственно, именно туда она и планировала направиться, но предварительно стоило заглянуть в предоставленную хозяином комнату. Хотя бы просто для того, чтобы не тащить с собой в купальню ужин, который она прихватила для охотника. Повернув в замке ключик с соколом, она толкнула дверь бедром и та открылась, тихо прокатившись на хорошо смазанных петлях. Комната была небольшой, уютной, казалось, что в ней витал тот самый запах дома, по которому она так скучала. Небольшая кровать у левой стены, рядом с ней столик, на котором стояла свеча, шайка и кувшин с водой, сундучок напротив двери, прямо под окном и по правую руку, вплотную к стене - шкаф. Подвинув шайку, она поставила тарелку на столик, опустила рядом кошель с деньгами, которые почему-то оказались не нужны хозяину трактира. Он был странный, очень странный, но больше её, почему-то не пугал, скорее уж завораживал точно крылосов своей дудочкой. Хиль присела на край кровати и глянула сквозь шкаф и стену напротив, мысленно обращаясь к тому, о ком ей только что говорил Велес. Там, за шкафом и стеной, она чувствовала его. Он был уже более спокоен и, кажется, погружён в себя. Она едва заметно улыбнулась, сфокусировав зрение на шкафу. “А ведь действительно… не помешало бы переодеться во что-нибудь чистое...”

Хлопнув себя по коленям, она поднялась, в два шага преодолела комнату и распахнула створки шкафа. Всё было так, как она и думала - в шкафу висело несколько платьев. Причем как мужских, так и женских. Обычная практика, казалось бы, а всё же было приятно, что не придётся мучиться с магией и вызывать вещи из дома. Более менее в пору ей оказалось только одно, да и то было слегка большевато. Ну больно уж худая она, больно угловатая, прям как подросток, а не взрослая женщина. “Дарёному коню в зубы не смотрят!” - решила она для себя и, перекинув платье через плечо, направилась в купальню. Дверь она прикрыла, но закрывать не стала, ведь брать у неё всё одно было нечего, да и, что-то подсказывало, что никто подобного делать не станет, ибо чревато.

В комнатке царил полумрак. Оплывшие огарки сальных свеч производили не самое приятное впечатление, но какая к чертям разница? Хиль стянула с себя грязную пропылённую дорожную одежду, сложила её кучей рядом, тут же у самого входа, рядом с обувью. Поднявшись на небольшие ступеньки деревянного настила, она с бесконечным наслаждением опустилась в здоровенную лохань, полностью скрывшись в воде. Вынырнув обратно через несколько секунд и прислонившись затылком к борту лохани она совершенно точно для себя поняла - жизнь прекрасна. Жить хорошо, а хорошо жить - ещё лучше. Попривыкшие к полумраку глаза Пустельги отметили небольшую полочку полную всяких баночек. Любопытно ведь! Полезла! Она пересекла лохань, поднялась из воды на ноги, оперлась коленом о борт лохани, но так и не смогла дотянуться до полки. Пришлось призывать интересующие её баночки магией. В одной оказались кристаллики соли пахнущие лавандой. В другой - пузырьки с ароматическими маслами и из баночки поднялся спутанный клубок запахов. Ещё один туесок был полон травно-мыльного отвара для тела и головы. Удивительно правда? Таверна, простая какая-то там таверна с непонятным хозяином, а в купальне её было настоящее мыло! Хиль не была дурой, не просто так её Фальрика гоняла по травам и алхимии, мыльный отвар она бы отличила даже с закрытыми глазами и завязанными руками. На какой-то миг ей показалось, что она попала в настоящий рай на земле.

Жаль что всё хорошее рано или поздно должно закончиться. Тем не менее из купальни Хиль вылезла в лучшем случае через час, но настолько чистая, довольная жизнью и счастливая, что на её счастья хватило бы на маленькую деревеньку на сто лет вперед. Эту часть своей природы она бесспорно любила не меньше чем способность летать: быть женщиной. Приятно быть чистой, пахнуть лесом и травами, ещё приятнее - нацепить на себя чистое платье и побыть немножко той, кем когда-то была. Не ведьмой из лесной глуши и не чудищем, превращающимся из птицы в человека и обратно, а простой обычной женщиной с её маленькими радостями. Собрав всё ещё влажные волосы в неплотный узел, она заткнула их палочкой, чтобы не рассыпались, застирала дорожную одежду, унесла и развесила её в комнате, оповестила хозяина о том, что купальня свободна, выпросила у него небольшой сосуд с вином и только после этого всего, в полном вооружении, отправилась мириться с Малриком.

Старик наверняка уже полностью остыл, а судя по тому как “плотно” он поужинал, то она, с припасённым провиантом будет очень даже кстати. Взяв из комнаты тарелку, она тихонько постучалась в дверь его комнаты, а после, не особенно-то дожидаясь его ответа или разрешения, просто толкнула дверь бедром, тихо пробираясь внутрь.
- Дедуля! Ужин! - С порога оповестила она, даже не собираясь терпеть его какие-либо возражения или возмущения.
Он, бедолага, видимо, ещё не понимал какой репей в юбке посадил себе на хвост, когда позвал её с собой в дорогу. А вот она-то прекрасно понимала что будет нелегко, потому что с мужчинами вообще легко не бывает. Особенно с такими как охотник. Он ведь ещё тогда показал свою природу и она согласилась с ней, когда пошла за ним, чего ж теперь было нос воротить?

0

19

Совместный пост

Но “дедуля” был ещё не в духе. Неужели обязательно нужно бежать на край света, дабы насладиться
собственными мыслями? Поднявшись с кровати все так-же недовольно, он не стал прогонять названную гостью, так как понимал всю бесполезность этой затеи. Конечно, он понимал, что повёл себя куда хуже, чем Хильда, и даже подумал, что все-таки стучаться в чужую комнату для извинений стоило ему самому. Как дитё малое, честное слово. Поэтому, седовласому было сейчас несколько стыдно, но молчать его заставляла скорее его гордость. Она несла в своих руках тарелку, опять. Малрик снова почувствовал, как раздражало присутствие не желанного ужина, и представил, как Хильда из всего этого снова сделает шалость себе на потеху.
Он все ещё молчал. Может быть, его слова спровоцировали девушку? Кроули решил проверить эту теорию.
Вместе с этой настырной девчонкой в комнату проник не только нежеланный ужин и бутылка вина, но и запах трав, отдалённо напоминающий лес или луг. Сама девчонка в кои-то веки выглядела не как взъерошенный цыплёнок, а как самая настоящая женщина. Да, манеры те же, да, поведение такое же взбалмошное, но она-то знает почему Малрик не пришёл и вообще, почему стоит как напыщенный индюк посреди комнаты с явным нежеланием мириться.
- Дедуля, кончай пыжиться, а то яйцо снесёшь! - она поставила тарелку с ужином на стол, убрала ту, что закрывала пищу от посягательства мух, - Давай мириться, нам ещё долгая дорога предстоит. - Она протянула ему бутылку с вином, потому что сама открывать это умела, но не станет. Лучший способ отвлечь мужика - занять его делом. Все беды у мужиков от безделия. Как только заняться нечем - так дурь из головы и прёт.

Внезапно с его лица скрылось недопонимание, и он снова задумался на мгновение, бросив чуть сонный взгляд на девушку. Стоит ли вообще злится в такой ситуации? Он приметил, что девушка опять его удивила, она пришла извиняться, хотя сама, наверное, прекрасно понимала, что настоящий виновник этого неприятного дела сбежал от проблем как мальчишка. Она определенно выросла в его глазах. Теперь он видел в ней женщину, внутри и снаружи. Опрятная и аккуратная, нарядная, пахнущая маслами для купания, пусть все ещё несколько острая на язык, но теперь это была её положительная черта. Что-что, а хорошую шутку к месту занудный старик ценил дорого. Понятное дело, без юмора далеко не уедешь. Её фраза, в которой она сравнила охотника с курицей, была столь к месту, что Кроули расхохотался. Приняв угощение, он откупорил бутылку столь же мастерски, сколь шутила его спутница. Теперь ему даже не было так досадно, что в игре, в которой он притворился обиженным на весь мир, он потерпел фиаско. Оно и к лучшему для их обоих.
- Ты и представить не можешь, как ты сейчас права. Извини старого дурака, я выставил тебя на посмешище перед людьми. - он чуть пригладил белесые виски. - Да и себя тоже...

Выудив чёрти откуда два стакана, она протянула протянула ему их оба, ухмыльнувшись только лишь одной половиной лица и коротко пожав плечами, точно бы говоря “да чего уж теперь”. Ох уж эти мужики! Сколько бы им ни было лет, ведут они себя всегда как дети, а уж как седина в бороду, так и бес в ребро. Малрик не был исключением, а она не имела такого большого опыта общения, чтобы понять это сразу. Всё со временем. Всё к лучшему. Придёт время и она научится лишний раз не дёргать своего спутника за усы.
- Забыли. - отмахнулась она. - Ты тоже прости за ту присказку. Но ты тогда так смешно напыжился, что напомнил мне младшего братика. - теперь она улыбнулась уже искренне. - Скажи мне, чего ты так подорвался? Вот мог ведь отшутиться, какой петух жареный тебя в мягкое место клюнул? - Она ткнула вилкой в мяско и протянула её охотнику. В этот-то раз не отвертится. Просто так винище глушить это удел пьяни.

Разлив душистое вино по бокалам до краёв и передав один Хиль, он взял вилку из её рук. Все таки, кормиться с ложечки ему казалось неуместным, ведь он не беспомощный многолетний маразматик и не грудной ребёнок. В этот момент ему стало ясно, что весь этот спектакль у стойки был ничем иным как заботой. Глупый отшельник не чувствовал этого давно, поэтому и расценил это действие как издевку. Ему стало стыдно, и он отводя глаза положил в рот кусочек мяса, наколотый на вилку. А мясо это было просто чудесным. Не каждый уважающий себя повар сможет правильно приготовить это вкуснейшее мясо. Оно буквально таяло во рту, раскрывая бьющий в ноздри пряный аромат специй. Даже стало досадно, от чего он отказывался. Ему надоело ломать комедию, поэтому он встал с кровати, выпрямился, поднял бокал и решил сказать тост.
- За твоё доброе сердце.
Хиль подняла бокал в ответ, едва заметно улыбнувшись и дополнив тост той частью, которую считала более важной и необходимой.
- За взаимопонимание, Мал. - она отпила пару глотков и всё таки отобрала у охотника вилку, чтобы сунуть в рот хоть что-нибудь.
Она пила не так часто, не так много, да и вообще, алкогольные напитки - это было не её. Но, сколько ей позволял судить опыт, вино было годным, хотя сама она предпочитала травно-ягодные настои и в лечебных целях. Например: для стерилизации души.
- Ты заметил, что ключи у нас особенные? - спросила она между прочим, прожевав кусочек пареной репы. - У меня с соколом, например.
Охотник осушил бокал до дна, в честь произнесённые мудрых слов. Пусть вино таким образом не полностью раскрыло свой богатый букет, да и сомелье из себя Малрик не любил строить, хотя в выпивке разбирался также хорошо, как и в стрельбе из лука. Он достал свой ключ, и принялся внимательно его рассматривать. Не считая гравюры, он был вполне обычным, но изучив его внимательнее, понял, что пытается донести Хильда.
- Щит и клинок. -пробубнил он задумчиво.- по форме, щит круглый. Вполне обычная форма. - почесав щетину рукой с пустым бокалом он промолвил. - А клинок явно эльфийский, смотри, как он причудливо изогнут. - продемонстрировав форму Хиль, его наконец осенило. - Не уж то, ты думаешь…
Хиль улыбнулась и кивнула. Она могла бы привести тысячу аргументов в защиту своей догадки, но ей надо было иное: чтобы охотник САМ начал думать. Она женщина, в конце концов, она может ошибаться, заблуждаться под действием собственных эмоций или недостаточного жизненного опыта. С мужчинами такое было реже, а значит и более благодатная почва для рассуждений не её собственный мозг, а мозг Малрика.

Отредактировано Малрик Ван Кроули (17-06-2018 20:19:12)

0

20

Совместный пост
- Я уверена, Мал. - ухмыльнулась она. - Он точно знает, возможно даже лично знает её. - она поджала губы и пожала плечиками. - Но вот скажет ли? Руны на его руках чрезвычайно древние. Я занималась их изучением, таких уже нет лет как пару тысяч, если не больше. Он намного старше нас обоих вместе взятых, но станет ли он говорить прямо, Мал? - она отпила ещё глоток и снова тяпнула с вилки кусочек овощей. - Представь себе на минуту: тебе… ну скажем тысяча лет. - Она очертила круг в воздухе. - Ты похоронил всех, кто когда-нибудь был тебе дорог, если такие вообще были. Ты - один. А люди, живущие вокруг тебя, чрезвычайно горды своей жизнью, всё время норовят задрать нос, тебя поучить или друг друга. И только ты один знаешь насколько на самом деле они… как мухи. Сегодня есть, а завтра никого нет. Даже их детей и детей их детей. Ты, со своей тысячей лет за плечами - один. Но я это не к тому, что ему одиноко. Ему, скорее всего, с простыми людьми просто скучно. Он не скажет тебе ничего прямым текстом.- Она сделала бровки домиком и допила бокал вина. - Ты есть будешь или я тут просто так таскалась с этой миской? - насупилась она, тыкая в мяско вилкой и планируя его начать кормить, если он так и будет глушить винище и не попытается есть.

Со стороны могло показаться, что девушке в голову ударило вино, но не Малрику, который внимательно продолжал изучать гравюру. В отличии от своей спутницы, он рассуждал про себя, а собеседница лишь подкрепляла факты своими словами. Малрик точно знал, что трактирщик не был человеком, а если по словам Хильды его рунам лет тысяча, он и полукровкой не был. Все остальное, как ему казалось, было пылью в глаза.
- Возможно ты права. Он ничего нам не скажет, или скажет, но мы и не поймём. Кем бы ни был этот мужичок, затирающий до дыр стаканы, не стоит играть с ним. - убрав ключ в карман, Малрик присел на кровать и принялся есть. - Теперь все одно, от нас ничего не зависит.
Голос здравомыслия, как правило, говорил в Малрике громче всех остальных. Как бы он ни был близок к отгадке, он решил положиться на трезвый ум и холодный расчет, от чего отказался от вина вовсе.

- Как ты там сказал? - она подняла голову к потолку, будто на нём были написаны слова охотника - Ешь, пей, смейся, но не смей бояться? - Ухмыльнулась она, отставив бокал и, достав свой ключ, кинула его охотнику. - Он сказал, что у тебя слишком много причин, чтобы сердце твоё стучало быстрее. А именно - две женщины. Одна - та, что вывела тебя из тьмы, другая - та, что поведёт тебя в будущее. Крылья и свет. - она едва заметно ухмыльнулась, оперевшись о стол попой и сложив руки под грудью. - Польщу себе немножко и предположу, что крылья - это я. Кто вторая, Мал? Ты ведь догадываешься, я уверена. - В голосе её зазвучала нотка ревности, хотя она конечно хотела бы думать, что речь о его матери.
Некое беспокойство он сейчас улавливал в её звонком как колокольчик голосе, оно и понятно. Точнее, почти ничего не понятно, от того эти двое сейчас вели беседу на эту тему. Ловко поймав ее ключ, он пару раз подбросил его. Странно, но ему показалось, что его ключ был гораздо тяжелее.
- Мы оба знаем ответ. - пробормотал охотник, якобы указывая на очевидное. - Мне кажется, что мы ходим вокруг да около, как бараны, которым ещё не открыли ворота. Как говорил мой папаша: всему своё время. - далее он метнул ключ с гравюрой сокола обратно хозяйке. - Припомни мои слова, из своих комнат мы выйдем совершенно другими людьми.
- Нелюдями, Мал. - поправила она его. - Я давно не людь, да и ты тоже не сильно-то человек, раз думаешь, что ты дед, а выглядишь ещё достаточно прилично. - Ухмыльнулась она, пропустив ключ, который ударился ей в грудь и поймала она его только где-то в районе живота. Спрятав ключ в складках платья, где крылся кармашек. Подняв глаза на охотника, она улыбнулась уже более мягко. Может быть её слова были подогреты алкоголем, а может и просто она не раздумывая лепила этому человеку всё, что думает, но она не жалела о сказанном. - Ты ведь не человек, почему же ты думаешь, что ты стар, когда ты только начинаешь жить, Мал? Если твоя мать и вправду эльфийка, то жить тебе ещё дедушкой лет двести как минимум. - в голосе её появились бубенцовые нотки смеха. - Ты ведь этого козлобородого ещё переживешь и его внуков, если постараешься. - Она кивнула на окно, подразумевая того дедушку, которого они встретили на дороге. Вот тот-то был действительно дедушка.

Он сказанного Малрик чуть не подавился мясом, отчего отложил вилку в сторону. Эти слова были  откровением, как то в суете прожитых лет он упустил этот важный момент. Никто из его окружающих не толковал ему о том, сколько ему отведено прожить на самом деле. Тут уж не знай, радоваться или печалится от этой новости. Гром средь ясного неба, не иначе.
- Век мужчины среди нашего рода короток - вырвалось из его уст. Это тоже были слова его отца, которые он припомнил в суе.
Ему стало нехорошо, будто чувствуя, как говорит устами ушедшего на тот свет предка. Теперь кусок точно не лез в горло, и оставив тарелку прочь, он подошёл к Хиль, взял стакан из её рук. Она захмелела, определенно.
- Не пойми меня неправильно, но тебе хватит.
Вдруг он почувствовал некую слабость в ногах и туман в голове, и вино судя по всему тут не причем. Она напомнила ему слова старика Дюсо, который так громогласно титуловал Пустельгу его невестой. Все это было очень странно.
- Мне нужно прилечь…
- Оборотни не пьянеют, Мал. Слишком мощный метаболизм, слишком отравлены магией, питающей их. - нравоучительно повторила она слова своей умершей наставницы. - Чтобы напоить оборотня надо что-то покрепче того, что сшибает гномов. - она не стала сопротивляться тому, что охотник отобрал у неё бокал. А она-то только только распробовали вино. - Век их короток, потому что они люди, а ты нет, дедуля. - она собралась уходить, а на последок приподнялась на носочки и поцеловала его в щеку. - Отдыхай. И больше не обижайся на меня на ровном месте. Я никогда не ставлю цели обидеть или оскорбить тебя.
Закончив свой маленький монолог, она всё таки утащила бокал с вином и тихо прикрыла за собой дверь в комнату Малрика. Ей бы и самой стоило побыть одной. На это её тянуло после выпивки. Не на драки, дебош или разврат, а на одиночество.
Выслушивая очередную лекцию, охотник с умной моськой кивнул, переваривая информацию. А что ещё ему оставалось делать? Во всех этих тонкостях он был неотесан, как старый пень. От рассказа ещё больше клонило в сон, и тот прикрывая лапой рот громко зевнул. Конечно, поцелуй его немного взбодрил, но не достаточно, чтобы сон просто напросто улетучился, как пар из кипящего котла. Положив себя на постель, он закрыл глаза и задремал.

Отредактировано Хиль (14-06-2018 17:21:23)

0

21

Совместный пост
Двое ушли. Трактирщик задумчиво посмотрел им вслед, смоля свою трубку, на которой танцевали тени, складываясь в картины прошлого и будущего одновременно. Глаза  зрачками сверкнули, а сам хозяин хмыкнул, поправил ворот рубахи и снова встал за стойку. Нити взаимосвязей натянулись, и он седовласый довольно улыбнулся, как сытый кот после опустошенной крынки со сметаной. Он дернул одну из ниточек, та зацепилась за другую, и они обе послали свои сигналы его гостям.
- Вы хотели знать, - шепнул он про себя, делая запись в амбарной книге напротив их имен. - Имеет право. Но в следующий раз вам придется самим задавать вопросы, чтобы получить ответы.

В этот момент охотника сморил сон. Не от напитков или еды, просто усталость и нервное напряжение взяли свое, заставляя веки тяжелеть, а тело размягчаться. И ниточка, тянувшаяся к нему, лишь легонько тренькнула по его сознанию, отправив сигнал в бессознательное. Трактирщик продолжал задумчиво смолить трубку, а Малрик... Видел сны.
Залитая солнцем равнина, покрытая взращенной пшеницей, белеющая под теплыми лучами светила. Колосья, издалека так похожие на волосы, игрались с легким ветерком, отзываясь на его касания, как ластящаяся собака руке хозяина. Пасторальная картина вдруг двинулась быстрее, к горизонту, чтобы через мгновение зависнуть над вековым лесом, уже одевшимся в осенние, багряно-рыжие одежды. Сквозь ковер их крон не видно ни стволов, ни земли, настолько плотной броней закрывали они своих подопечных от невзгод...
Вдруг все начало отдаляться, будто взор принадлежал птице, взмывшей в небеса. Все выше. Выше... Вскоре лес стал единым рыжим массивом... еще мгновение... И под ним показалась бледная равнина полей, разрезанная темными проплешинами осевшей почвы... Вдруг появились два озерца... Еще дальше... И неожиданно озерца прикрываются веками с белесыми ресницами, и на лице эльфийки вдруг появляется улыбка, тут же сменяющаяся разочарованной гримаской.
Поле зрения разворачивается, и напротив сотканной из природы девушки встает гора, из которой умелый скульптор вырезал, отсекая часть за частью, кусочек за кусочком, чтобы явить... Человека, во многом так и оставшегося камнем. Рубленые черты лица, крупная фигура, тяжелый взгляд. На его лице тоже на мгновение появляется улыбка, а через мгновение она исчезает, чтобы смениться чуть изогнутой бровью с легким признаком неприязни. Но не к стоящей напротив, а к ситуации.
Чернота вокруг них обрастает деталями, становясь все больше похожей на обычную комнату в трактире. Другом, не этом... Хотя, возможно, и в этом самом - были заметны многие характерные вещицы, столь хорошо выдававшие хозяина. Мужчина с женщиной о чем-то ругаются. Вполголоса, пока вынырнувшая из мрака кроватка у дальней стены мирно стоит, лишь изредка покачиваясь. Мирно спящий младенец был безучастным, но...
На одной чаше весов: тяжесть бастарда в древнем роде. Крик, недовольство, но изящный росчерк пера обозначает право младенца на что-то внутри древесных крон.Предубеждения, отвращение, пренебрежение. На другой: вечная дорога, пыль, ниспадающая вязь слова "изгой", но зато свобода и жизнь без клейма "низший". Насилие, мечта, права. Мужчина с женщиной ищут выход. Перо и клинок. Страх матери и страх отца. Право быть свободным, но не эльфом. Право быть эльфом, но не свободным.
Тяжелый вздох. Капитуляция. Путь выбран. Дороги разошлись.
И лишь на груди у каменного мужчины тлеет образ этой женщины. И эльфийская вязь, которая навсегда отпечаталась на его сердце. Ее имя...

***

Трактирщик задумчиво курил за стойкой. Посетители медленно расходились, оставляя в основной зале лишь приятный аромат смолы, вкусной еды и хорошего эля. А также какое-то неуловимое ощущение спокойствия. Хозяин провожал их взглядом и кивал тем, кто прощался с ними, ну а кто-то уходил молча - тому доставалась лишь легкая усмешка. Но беззлобная, несколько печальная, будто человек за стойкой знал намного больше, чем хотел или мог сказать.
Ей не спалось. Она честно пришла к себе, допила вино, разделась, легла спать и всё равно металась и не могла уснуть. Плюнув на всё, она накинула платье и направилась вниз. К её удивлению Велес стоял за стойкой. Она подошла к нему и, подняв руку в знак приветствия, села на стул напротив него и, почти сразу нашла что спросить. Указав на его руку, она спросила:
- Я немного знаю руны, но таких я не видела никогда, даже в древних манускриптах, а им почти тысяча лет. Что они значат и кто вы на самом деле, Велес?

Трактирщик хмыкнул, скосил взгляд на предплечье, которое так и не удосужился прикрыть за всей этой беготней вечернего ажиотажа, достал из-под стойки темную бутыль и два бокала, поставил все это доброе перед девушкой и налил себе и ей по половине темного, очень терпкого ароматного вина, явно сделанного не только и не столько из винограда.
-Ты правда хочешь знать это, Хиль? - он сделал большой глоток и снова закурил. - Этими рунами писались тексты на заре. Поговаривают, что это - записанный символами язык, на котором говорили боги. Но, быть может, это всего лишь слухи, - он хмыкнул, и в уголках его глаз легло слишком много морщинок, тут же разгладившихся. А глаза, эти темно-зеленые омуты, вдруг показались древними… почти как этот мир. И за “быть может” скрывалась целая история, которую этот человек, казалось, знал из первых рук. - А что насчет меня… Скажем так, я не человек. И видел я гораздо больше, чем, возможно, хотел. Такой ответ тебя устроит?

Она очень настороженно отнеслась к напитку, но всё же отпила глоток. В принципе ответ её устроил, она могла бы и отстать, что ей стоило, верно? Но она не была бы собой, если бы так просто отстала от Велеса.
-Да, вполне устроит, хоть я и догадываюсь кто ты, но не могу поверить что кто-то из вас, первых, ещё остался. - она прищурилась и опустила взгляд в стакан, пытаясь понять что же именно она пьет, да и просто выдерживать его взгляд было трудно. - ты ведь знал его мать, да? - вдруг уехала она на другую тему. - ты знаешь, какой путь ему уготован, верно? - она подняла взгляд на Велеса, не спрашивая прямого ответа, просто подтверждения. - И как ты с тоски не помер? Я бы удавилась, если бы знала каждый шаг наперёд…

- Я могу лишь предположить, как сложится судьба твоя или его, - качнув головой, устало сказал трактирщик, отпивая из своего бокала. - Могу помочь вам принять какие-то решения и сделать выбор. Но не в моих руках, то как вы построите свое будущее. Я просто владелец этого заведения. Не больше. Но и не меньше.
Улыбка на его лице стала слишком хитрой, что стоило усомниться в простоте как минимум этого дома, не говоря уж про его хозяина. Медленно гасли свечи за их спинами, погружая главный зал трактира в расслабленный полумрак, помогающий не видеть глаз собеседника, если взгляд слишком тяжел. Да и свои эмоции в таких условиях скрывать сподручнее. Очередная случайность, помогающая пришедшим в этот трактир освоиться, разобраться, понять. И, возможно, принять.
- Что же касаемо эльфийки… Да, я был с ней знаком. Как и с отцом господина Кроули. Но в последний раз они были в стенах моего трактира около сорока лет назад и под вымышленными именами. Можно сказать точнее, если посмотреть в книгах. Но, думаю, это не имеет решающего значения в его поисках.
Еще одна тяжелая затяжка и клуб дыма к потолку. Потом трактирщик снова смотрит на собеседницу, но полумрак уже почти стер древность из его глаз, оставив лишь задумчивость и мудрость. Да это была она. Хотя в ограниченном освещении сам мужчина казался гораздо старше, но вот глаза становились моложе.
- Еще что-нибудь хочешь спросить, Хиль? - в крепких пальцах стекло бокала казалось особенно хрупким, будто песок, из которого его плавили, был младше. - Если нет - спеши к Малрику. Ему есть, что рассказать. - Он хмыкнул и допил большим глотком оставшееся в бокале вино.

Отредактировано Вертен (15-06-2018 15:05:30)

0

22

Совместный пост
Хиль улыбнулась, указав на Велеса пальчиком той руки, в которой держала бокал. Мол: “Рано радуешься, я только вошла во вкус!” Отпив ещё треть стакана, она показала три пальца, на свободной руке и продолжила.
- Велес, ты столько видел, в том числе и таких как я, ты не можешь не знать, что я только вошла во вкус со своими глупыми вопросами. - Она пожала плечиками, точно бы извинялась и снова указала на его предплечье. - Я не знаю этих рун, но я могу угадать очертания двух знакомых: Кхел”аr и Аустус. Кхел” - управление големами, а Аустус - пространством. Эти же, намного более сложные, а судя по тому, как ты выразился “следы пребывания других посетителей”, у меня возникает некая догадка. Поправь меня, если я ошибаюсь: твой “голем” - твоя таверна. И это не просто “голем”, а “голем”, который везде и нигде. Он и тут, и в Эмильконе, и в Сгирде и только тебе известно где ещё, не так ли?

- Ошиблась ты. Немножко, но ошиблась, - хмыкнул мужчина, выпуская струю дыма изо рта. - Эти руны не дают юным созданиям вроде тебя залазить ко мне в голову слишком глубоко - результат может их шокировать. А не управляют этим местом. Поэтому и голем, и пространство - ты видишь лишь частицу истины, укрытую пластами защитных чар. Я же тебе сказал в самом начале об этом. А трактир… что трактир - это просто здание. Его построить можно везде.
Он усмехнулся, не собираясь раскрывать эту тему больше.
Она кивала, пока Велес давал ей ответ. Ведь она и без того знала, что руну невозможно прочитать правильно, если ты её не прочёл целиком. Собственно, потому она и спрашивала. В качестве подтверждения того, что ответ её вполне устроил, она загнула пальчик на левой руке, где осталось теперь только два: указательный и средний.
- Ты не взял у него денег, хотя он тебе оставил, по меркам людей, просто несметное сокровище, на которое пировать можно было месяц. - она отпила один глоток и поставила стакан на стол. - Я догадываюсь, что деньги как таковые тебе уже не интересны. За срок своей жизни, ты мог скопить столько, что действительно мог открыть трактир в любой точке мира, но ведь каждая работа должна быть оплачена. Что с этого имеешь ты, Велес, чем плату взимаешь не хорошими ведь историями?

- А кто сказал, что я не буду брать с вас плату? - рассмеялся мужчина через пару мгновений насмешливого разглядывания собеседницы. - Я ж сказал, что заплатите завтра за все сразу. Не люблю растекаться мыслью по древу и брать по нескольку раз от одного и того же посетителя. Да и хватит говорить, что я стар и вообще, - он хитро подмигнул девушке. - А что насчет историй - это знатный товар, стоящий иногда много больше золота, который твой друг положил мне на стол. Тебе ли не знать.
- Именно мне и знать, ты прав... - улыбнулась она, отметив, что действительно повторяется. Видать пора было идти спать. Она загнула второй пальчик и перешла к последнему вопросу. Самому важному, как ей казалось. - Прости, заговариваться начинаю, спать надо идти. Но напоследок: Я бы хотела иметь возможность возвращаться сюда в любой момент времени, когда то мне будет требоваться. Могу ли я просить тебя об этом и можешь ли ты сделать так, Велес? - Она пристально посмотрела на демона, положив левую руку, со всё ещё не сложенным указательным пальчиком. Оставался только один вопрос, который ей был интересен. И он решался именно сейчас.

- Ты уверена? - задал последний вопрос трактирщик, задумчиво приподняв бровь. - Сделать можно многое, другой вопрос - готова ли ты сама к этому. Связав себя с этим место, ты уже не сможешь просто так отнекиваться и от моих просьб, если такие возникнут. Заметь, не “когда”, а “если”.
Он задумался ненадолго, после чего достал из кармана монетку и положил ее перед Хильдой. Затертый золотой кругляш с серебряным тиснением, будто был сделан сотни, а может и тысячи лет назад, заиграл в свете доживающих свой век свечей, обрисовывая профиль уже давно исчезнувшего правителя забытого государства.
- У тебя время подумать до утра. Если все-таки решишься - оставь ее у себя. Если нет - положишь на стойку.
Осторожно подняв кругляш со столешницы, она повернула его в пальцах, рассматривая оттиснутый на одной из сторон профиль. Она не знала его, не знала и что за монета и какого она государства. Теперь таких не было, да вообще очень давно не было таких монет, хотя.. может она и заблуждалась. В любом случае у неё всё ещё оставался выбор. Только сейчас, когда демон акцентировал её внимание на том, что она не сможет отвертеться. Она и не планировала, если поразмыслить всерьёз. Вот только в её голову только сейчас постучалась мысль, что если Велес попросит у неё голову Малрика, она не сможет выполнить его просьбы. До утра было о чём подумать, определённо, она сжала монету в кулаке и осушила стакан.
- Благодарю, Велес. Доброй ночи.

За окном висел тонкий серп луны, он медленно но упорно клонился к своему заходу, предвещая грядущий день. Она лежала рядом с Малриком, в его комнате, на его постели и молча смотрела ему в лицо. В закрытые глаза, уставшие, чуть суровые черты лица и седые волосы. Стоило ли ей так бездумно кидаться в бездну, не посоветовавшись с ним? С ним, с тем, кто был её верным спутником вот уже почти... “Ещё каких-то полтора-два месяца... и будет уже пол года, Мал... целых пол-года… представляешь?” Она улыбнулась мягко и тепло, очень редко она улыбалась именно так. В руке, тяжелым грузом лежала монетка Велеса, а в кулачке второй был зажат ключ с выгравированным соколом на брелоке. "Теперь у нас есть место, куда мы всегда можем прийти, Мал... Куда ты можешь прийти... И это место всегда будет с нами... И всё же... кажется мне, что тебе не нужно пока об этом знать..." Она закрыла глаза. Какой бы она ни была, а ей тоже нужен был отдых.

0

23

Совместный пост
Разум человека - венец творения природы. Столь не постигнутый  аспект жизни воистину поражает и завораживает философов по всему миру своей многогранностью, как безупречный, чистый алмаз. Некоторые люди даже не представляют, какое воистину удивительное творение искусства они вынашивают в своих награжденными мыслями головах. Одни из них светлые и чистые, как слеза младенца, другие - затуманенные иллюзиями повседневности, но все они вместе взятые несомненно прекрасны своими различиями и схожестью. И как нет на земле одинаковых людей, нет и одинаковых сновидений, что снятся человеку всю его жизнь.
Открыв свои очи Малрик чувствовал, как его разум соприкоснулся с прекрасным - красочным, запоминающимся, богатым на лица,эмоции, образы сном. Он чувствовал себя как слепой, прозревший одним ранним утром. Долгое время он просто лежал, завороженный, и даже не моргал, боясь этим мимолетным жестом стереть какую-либо важную картину, нарисованную сном. Впервые за много лет он был цветным. Не черно-белым и туманным, а четким, как картина, висевшая в коллекции ценителя искусства.
Он робко повернулся на бок, и увидел лицо своей спутницы.
Она спала, спала как сурок в зимней спячке. Не проснулась ни от движения Малрика, ни от солнца, которое давно уже пробралось в его комнату и настойчиво щекотало лучиком глаза и нос. Дыхание её было ровным, спокойным, в руке она сжимала ключ от своей комнаты, вторая рука была пуста и пальцы на ней подрагивали, точно бы она пыталась что-то поймать. Что-то мелкое, юркое, скользкое и шустрое. Бровки то и дело вздрагивали, сорово так сдвигаясь к переносице, но почти тут же расслаблялись, возвращая выражение лица в прежнее состояние - безмятежное, спокойное.
Кроули лишь оставалось сверлить её взглядом. Ему не хотелось нарушать её сон, вдруг, она тоже видит что-то важное? Поэтому он терпеливо ждал, пока уставшая птичка расправиться свои крылышки сама. Она выглядела немного забавно, чуть сопела и вообще была ничем иным, как воплощением невинности. Это как смотреть на пеструю бабочку, случайно присевшую тебе на палец - одно неловкое движение, и её драгоценным крыльям придёт конец.
- Всегда бы так. - ненароком вырвалось из уст охотника.
Хиль поёжилась и свернулась клубком, боднув охотника в грудь, прижав в собственной груди ключи и что-то неразборчиво лопоча.
Положив свою руку ей на плечо, охотники так и не решался развеять её грезы. Но спать до обеда этот непозволительная роскошь, даже для оборотня-пустельги. Кроули ценил много вещей, таких как^ честное слово, добрая охота и главное - жёсткий, как гранит, режим. Но девушка все-таки так мило спала, что пусть он не позволил отложить пробуждение, но мог его немного скрасить. Вот уж неизвестно, дорогой читатель, что на Малрика нашло, но он поцеловал Хильду в щеку так, как целуют отцы своих дочерей - аккуратно и невинно.
Она засопела, повернула лицо и уткнулась им в кровать. Плевать, что нос свернулся на бок, плевать, что не удобно, там что-то пристаёт и мешает, значит надо отвернуться. Лишь спустя несколько мучительно долгих мгновений сонный разум сообразил, что ему это не приснилось, что это не что-то мешает, а кто-то и ей стало неудобно. Она-то надеялась, что он её с мятой моськой не увидит, что она успеет уйти до того, как её сморит сон, ан нет. Она бессовестно дрыхла рядом с ним уже непонятно сколько, да ещё и вынудила его будить себя. Повернув голову обратно, на бок, она уставилась на него одним глазом.
- Дбрутр… - буркнула она, стараясь рот не открывать, ибо прекрасно знала, что по утрам от неё пахнет так, что брови могут обуглиться.
- Доброе, доброе. - несколько ехидно подметил он, улыбаясь, как карточный шулер. Говорил он не лукаво, но с подвохом, подмечая деликатность ситуации. - Ты и во сне мышек ловишь, м?
Она улыбнулась мятой мордочкой и закивала, мол: “А то! Ещё как ловлю!” Охотник улыбнулся в ответ, и засмеявшись вполголоса, начав щекотать пробудившуюся от сна девушку, приговаривая:
- Я вот одну сейчас поймаю, которая уснула в моём гнёздышке!

0

24

Совместный пост
Хиль такой подлянки не ожидала. Глаза мгновенно округлились, как только этот хитрец ухватил её за рёбра. Женщина выгнулась и завертелась прям как уж на сковородке. Через несколько секунд она засмеялась. Голос её спросонья был сиплым, словно бы она была заядлой курильщицей с сорокалетним стажем. Вообще, она не боялась щекотки, но охотник подловил её тогда, когда она была расслаблена, это была самая настоящая подлость.
Охотник и не собирался бросать эту затею. Да и зачем, когда она так забавно смеялась? Он хохотал в ответ, будто щекочет отражение в зеркале, бегая пальцами по её ребрам, под мышками, и даже под коленями. Подло, но действенно. Кажется она проснулась, тонкие руки девушки сжались с силой капкана на медведя, спасло охотника только то, что руки её не были вооружены металлическими “зубами”. Она отстранила его от себя, отодвинулась и хлопнулась на пол. Спустя несколько секунд, оттуда донёсся приглушённый, полный невысказанной обиды и самоиронии, смешок.
- Чёрт! Дедуля! Ты меня в гроб вгонишь на сто лет раньше времени! - она села на полу, потирая затылок и массируя ушибленное плечо.
На мгновение охотник чуть вздрогнул, когда на шлепнулась с кровати как гусеница с лопуха. Её тихий смешок пояснил ситуацию, с ней было все в порядке, и мало того, Кроули удалось поднять её на ноги. Ну, почти… Он встал перед распластавшейся на полу соней и подал ей руку помощи. Хорош кавалер: калечит, потом лечит.
- Покой нам только сниться.
- Вот да! - с досадой проворчала она, принимая его руку. - Именно он мне и снился, дедуля! - то ли она ещё не проснулась, то ли нарочно так подстроила, но в следующую секунду Хиль покачнулась и начала заваливаться вперед, на Малрика. Уперевшись в его грудь рукой, через несколько мгновений, она упёрлась в неё лбом, чтобы выставить на места заплетающиеся ноги. - Ой и противный ты, дедуля… сам-то выспался небось… - ворча как престарелая бабка, отлепила она тяжёлую голову от груди охотника.
Реакции ему хватало сбить стрелой в полёте глухаря, не говоря уже о том, чтобы вовремя вцепиться в хрупкие плечи его спутницы. Но и она бьет в яблочко, правда словами, что честно говоря порой полезнее метко выпущенной стрелы. Сон его был чудесным, если бы не лучшим за долгие годы. Так хорошо спал он в последний раз на службе, когда протопал добрых десять километров с раненым товарищем. Бедняга тогда угодил в капкан, но это история не для ушей свободных масс и уж тем более юной, по сравнению с Малриком, Хиль.
- Кстати о птичках. То ли маразм меня хватил, толи мне приснились мои мать и отец. Представляешь? То, что мы упорно ищем, приснилось мне на этой постели. - он изумленно показал пальцем на кровать, не скрывая своих эмоций. - Мы были правы, Хильда. Это все трактирщик, это его рук дело! - он то и дело хотел сорваться с места, не зная за что схватится, дабы получить больше ответов. Но он быстро угомонился, понимая, что зацепки уже в его голове. - А что тебе приснилось?

Она только неопределённо пожала плечами. Она действительно не помнила, да ведь, если уж придираться по сути, за один только вечер могла бы узнать больше, чем он за весь свой сон. Что именно творила её дурная голова ему знать было не обязательно, тем более, что он, похоже, был счастлив. Ну или просто слишком рад. Он метался по комнате, как спугнутый заяц не зная во что вцепиться и Хиль просто не могла себе позволить испортить ему настроение.
- Я эта… - Она потянулась, хрустнув парой позвонков и подняв ручки вверх. - Пойду умоюсь, если ты не против, Мал. Да и тебе не помешало бы. А там уж, на проснувшуюся голову и поговорим, хорошо? - она принялась шарить по его постели ища упущенный из рук ключ с брелоком-соколом. - Ключ не видел? Только что в руках держала.
Мимолетом ему показалось, что птичка ускользает от ответа, но у неё есть на это свои причины. Ей попросту могло приснится то, что не касается любопытного старикашку. Он не хотел давить на нее, и поэтому кивнул в знак одобрения. Её ключ оказался у него, когда та споткнулась и полетела лицом в его грудь.
- Держи, а то уронишь. - сострил Малрик, подбросив ключ в воздух. Позже он отправился умыть свое лицо и усталые глаза.
Она поймала ключ, улыбнулась охотнику и подмигнула.
- Через пять минут за завтраком. - Хиль покинула его комнату и направилась в свою. На душе было немного не приятно. Она не лгала, но она уклонилась, а это всё одно не очень приятно.
Спустилась к завтраку она уже в дорожной одежде. Прежняя нежная, милая и женственная Хиль растворилась, точно рассветный туман, как ведение, как призрак. Перед ним снова стояла его спутница острая на язык, вспыльчивая, прилипчивая, дотошная, и всё такая же доброжелательно настроенная.
Бравый Малрик ценил время в прямом и переносном смысле. Когда человек проживает добрую половину века, он уже невольно начинает находить применение некогда ускользающим в суете мгновениям. Возможно он и расценивал призыв Хильды несколько фанатично, но ровно через пять минут, секунда в секунду он в полной готовности ждал её внизу, опрятный, аккуратный и отдохнувший. А вот птичка видимо не торопилась, возможно, кривлялась перед зеркалом или что-то подобное.

0

25

Утро начиналось, как обычно: стаканы, бутылки, столы, стойка, огонь в очаге, свечи, пол и снова по кругу. Все должно быть идеально чистым, будто в этом был пунктик в длинном списке трактирщика, который он как ритуал исполнял ежедневно. С кухне уже тянуло свежей выпечкой, кашей и похлебкой, а на стойке выстроился ряд кувшинов со свежесваренным элем. Пузатые бочонки запотели от прохладного пива и тихо плакали в ожидании посетителей. Трактирщик смахнул с них влагу и покачал головой, увидев, что входная дверь уже снова открылась. Первые гости его заведения решили заглянуть с утра пораньше.
- Доброго утра, - сказал трактирщик человеку в низко надвинутом капюшоне.
Тот в ответ лишь кивнул, прошел к стойке и сел на высокий стул, чтобы негромко заказать кружку пенного и катнуть трактирщику монету, чьи потертые грани могли показаться хорошо знакомыми Хильде. Владелец заведения лишь улыбнулся, но монету брать не спешил, задумчивом смотря на гостя.
- Возвращаешь? Или?..

Долг платежом красен. Стоило отдать должное странному, но старательному мужчине за стойкой за тёплый ужин, удобную постель, и если Малрик прав - за прекрасное сновидение. Звучало это конечно дико, но не так, как бы если это была счастливая случайность. Он дал знать своей спутнице, что решит пару вопросов с хозяином, дабы двинуться в путь с чистой совестью.
Поправив свою шляпу, охотник отправился к стойке медленным шагом, посматривая украдкой из-под козырька на стоящего за ней Велеса. Стоит отметить, что охотник на все странные вещи смотрел подобным взглядом. Он поймал себя на том, что с этим человеком нужно вести себя предельно аккуратно. Сев на табуретку за барной стойкой, он не торопился отвлекать трактирщика от его повседневных обязанностей, ожидая, когда тот сам обратит на него внимание.

Личность в капюшоне лишь кивнула, сказав пару фраз на наречии ледяных демонов, на что трактирщик лишь криво усмехнулся и кивнул, накрывая монету ладонью. Потом он взял и крутанул ее по поверхности стойки, отчего она прошелестела искристым волчком прямо к севшему неподалеку охотнику. Трактирщик еще раз кивнул человеку в плаще и посмотрел на полуэльфа в широкополой шляпе, будто переключаясь с одного диалога, имевшего невероятную важность, на другой.
- Хорошо отдохнули, господин Кроули? Что изволите на завтрак: похлебка с говядиной, овсяная каша с корицей и сливками, пироги с яблоками? - хмыкнул трактирщик, сдвигаясь к постояльцу вдоль стойки. - Разнообразием побаловать не могу - столько рук у меня нет, чтобы обеспечить его.
Улыбка на его лице собрала вокруг глаз ворох морщинок, да и глаза лучились искренним радушием, будто этот человек действительно был рад видеть всех своих гостей. Он взял со стола монету и покрутил ее в свете огненных язычков на кончиках свечей, рассматривая со всех сторон. Потом протянул ее охотнику, будто показывая.
- Этой монете уже больше полутора тысяч лет, знаете ли. Сокровище. Но многие посчитают, что ее цена - это цена золота, из которого она отлита. А для меня ее цена обеспечивается историей, которую она за собой имеет. История целого государства, достигшего расцвета и увядшего столько лет назад, что большинству из живущих даже не знают о нем. Но его история очень поучительна… Впрочем, я просто люблю истории, поэтому и собираю их.
Он хмыкнул и снова положил монету на стол, чтобы достать из-под стойки пару крепких кружек с крышкой и плеснуть в них темного пива с белесой пеной, так и норовившей выскользнуть из своей новой темницы. Одну из них он поставил перед охотником, а вторую взял в руку.
- Одна из причин, почему я этим занимаюсь, - это возможность пробовать лучшие сорта хмельного. Вот этот - один из лучших для темного пива. Рекомендую.

0

26

Совместный пост
Долго ждать не пришлось. Мужчина будто чувствовал, как холодный взгляд голубых как льдина очей сверлит его, и переместил своё внимание на Малрика. Когда тот поинтересовался о том, как провёл ночь охотник, сидящий на противоположной стороне мужчина в плаще лишь задумчиво кивал. Очень любопытно наблюдать, как ведут себя коснувшиеся друг-друга противоположности: молчаливый охотник и красноречивый хозяин таверны. А пел он не чуть ни хуже, чем бродячий менестрель, точно пытаясь заболтать угрюмого обладателя остроуголки с набором диковинных перьев.Что он желал на завтрак? Конкретных и развернутых ответов приправленных щепоткой откровения, но судя по всему, хозяин подобных блюд не готовил.
Если его уши постепенно усваивали поток информации голоса, которым дюжий оратор играл так же хорошо, как потертой монетой в своих ловких руках, то глаза охотника были прикованы именно к этой части давно утерянной истории. Когда перед ним опустилась кружка с пенным напитком, Кроули решил незамедлительно промочить себе горло, отпив пару глотков из увесистой кружки. Небрежно вытерев рот рукавом, охотник чуть поморщился. Не то, что с напитком было что-то не так, просто именно этим жестом показывал то, что он думает о сказанном Велесом.
- Посмею заметить, что в отличии от этого куска металла, ты сохранился куда лучше.
Теперь его взгляд был прикован к этим кошачьим глазам, хитрым, как лиса и таким же пёстрым, как её шкура. Он был спокоен и молвил размеренно. Он не скрывал эмоций - его непоколебимый нрав был его главной эмоцией.

- Внешность обманчива, и не все то золото, что блестит, Велес. Мы можем часами обсуждать твои крепкие напитки, но я пришёл не за этим. - пока охотник приговаривал, он достал тот самый кошель со своего пояса, тот, который забыл на том же самом месте прошлым вечером. Достав золотую монету, он также продемонстрировал ее хозяину таверны.
- Эта монета не такая старая, как та, что держит твоя рука, но это не отменяет того факта, что я должен отдать её тебе за твои услуги.- подбросив её пальцем, она упала на стойку, игриво поблескивая в свете свечей, и звонко тренькнув от удара об деревянную поверхность.
- Скажи мне, она была хорошей женщиной? Достаточно, чтобы бросить все и искать её?

Трактирщик нахмурился и вздохнул. Охотник ему был симпатичен, но чувства такта он оказался лишен начисто. Как и инстинкта самосохранения, похоже. Покачав головой, мужчина за стойкой сделал большой глоток, забрал со стола золотую монету и, задумавшись о своем, отсчитал сдачу. Что, как легко можно было заметить по состоянию лотка с мелочью, делалось не то, чтобы часто.
- Все-то вы, герои, куда-то спешите, теряя возможность насладиться тем, что есть здесь и сейчас. А жизнь - она не там, за поворотом. Она здесь, вокруг вас… - отсчитанные монетки легли рядом со старой своей товаркой из другой эпохи. Трактирщик отвернулся к витрине, чтобы достать очередные несколько бутылок и переставить их поближе и пониже. - И в вашей спешке вы забываете слишком о многом, начиная дела не так и заканчивая их не тем. Поэтому мой бесплатный совет, господин Кроули, на будущее: умейте ждать, если уж жить не хотите. Пиво - за счет заведения.
Он не был обижен словами и действиями охотника. Просто… разочарован. Отвечать на его вопрос трактирщик не захотел, не посчитав это имеющим смысл. Теперь уже охотнику самому стоило решать, что делать с тем, что он узнал. Седовласый лишь тронул нить его судьбы, но вмешиваться в нее он теперь не очень горел желанием, ибо дальше охотнику приходилось решить самостоятельно, по какой дорожке и как он пойдет, раз уж уважить хозяина дома у него не хватило выдержки.
А сдача новодельная и монета седой древности так и продолжили лежать на стойке, куда их положил раздосадованный хозяин.
Неожиданностью было услышать нотки разочарования в голосе Велеса. Не так поступают с хозяевами заведения, конечно, и даже Кроули мог перегнуть палку. Впрочем, ответов он уже получил предостаточно, чтобы продолжить свои поиски, поэтому допивая пиво и разглядывая эту старинную монету, Кроули снова замолчал и отправился на прогулку по своим мыслям. Интересный тезис выдвинул этот как оказалось ранимый мужчина - тратите время зря. Возможно, если бы у Кроули была вечность впереди, он бы занял себя затиранием бокалов до дыр тряпкой. Но тут тяжёлый случай, на то они и противоположности, что отличаются друг от друга взглядами на жизнь. Охотник не любил сотрясать воздух зря, и в качестве извинений за свои слова не стал забирать сдачу со стойки. Он понимал, что деньги для этого мужчины формальность, поэтому подал это как жест приличия.
- И на том спасибо, добрый человек. Надеюсь, что ты меня поймёшь. - сняв шляпу с головы, охотник направился к выходу. - Ноги в руки, Хильда. Мы уходим.

0

27

Хиль, всё это время сидела рядом, не вмешиваясь в разговор двух мужчин. Сегодня она знала несколько больше чем вчера, а вот то, как повел себя охотник стало для неё… нет, не удивительным, она привыкла к тому, что Охотник иногда слишком торопится или вспыльчив, иногда не видит очевидного, но тут сыграла банальная нехватка образования. Да, он был превосходным мастером своего дела, он был хорошим человеком, но знание ловушек, умение стрелять и разделывать шкуры, не дают общих знаний и представлений о демонах. Даже Хиль, знавшая и читавшая о них, чувствовала нехватку знаний и всё же ей было легче с Велесом, чем Малрику. Подняв со стойки монетку, она покрутила её в руках. Дедуля, похоже, решил совсем оскорбить хозяина. Всего-то ничего Велес просил: одну историю. То ли Мал его не понял, то ли профессия наложила на него такой отпечаток слепоты и глухоты на намёки. Пришлось спасать ситуацию, ведь Хиль, всё таки их видела, несмотря на то, что проторчала в лесу почти всю свою жизнь. Может быть она это слышала, потому что была женщиной, а о женской интуиции было сказано немало в любые времена.

- Интересная вещь, сильная. - Пустельга прищурилась, разглядывая монету и всё больше убеждаясь, что она один в один как та, что он дал ей. - Попросила бы, как сувенир на память, но не буду. - Улыбнулась она, возвращая монетку на стойку. - Надеюсь, ещё встретимся, Велес. Встретимся тогда, когда нам будет что тебе рассказать. - в пальчиках мелькнула вторая монетка и тут же исчезла в манжете. - Благодарю, за всё, что ты для нас сделал. - она кивнула ему медленно, даже с уважением.

Охотник не мог этого видеть мелькнувшей в рукаве монеты, а вот Велес вполне. Они покинули гостеприимный дом с его странным древним хозяином. Удивительнее всего было для Хиль то, что демон так себя вёл. В прочем, она наверняка бы его больше поняла, проживи она столько же, сколько он, пережив то же, что и он. А пока она покидала этот дом с твердым ощущением суетного копошения, творящегося за его стенами и вечного, незыблемого покоя, царящего внутри. На какое-то мгновение ей стало жаль покидать это место. Но впереди шёл Малрик. Скорее даже не шёл, а бежал очертя голову навстречу своей судьбе и Хиль не покидало ощущение, что без неё он не убежит так далеко, как с ней. А бежать им ещё ох-как далеко и ох-как долго.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Окольными путями