http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Act I: Dia de los Muertos


Act I: Dia de los Muertos

Сообщений 51 страница 77 из 77

51

Написано Эребом, совместно с Мор
Андреа Дюма был самым настоящим психом, но если не общаться с ним и наблюдать за ним издалека, в целом он казался располагающим к себе парнем. Как и любой вампир, желающий пережить эти ночи, он нашёл себе цель, к которой идёт по сей день. Торговать войной было выгодно испокон веков и спустя несколько лет скитаний, Андреа нашёл себя в этом бизнесе. В какой-то момент ему стало скучно, и к торговле оружием прибавилась торговля наркотиками. Андреа всегда был гедонистом и пробуя мужчин и женщин под разными видами наркотиков, он утверждал что его дурь, придаёт им свой особенный неповторимый вкус. Отчасти Валерио Коста был схожих с них взглядов и когда у его партнёра по бизнесу начали происходить проблемы, Валерио как и любой другой предприниматель, предпринял шаги для подстраховки, как дел так и своего безумного партнёра.
Вечером как и было обещано, где-то в часиков десять, малкавиану и гангрелу пришло по одному сообщению на телефон, первое гласило "я послал к тебе помощника", а второе содержало загородный адрес особняка Андреа. На последовавшие звонки Андреа, Коста не отвечал, сначала хитро улыбаясь, а затем и вовсе спрятав телефон в карман. Чтобы не говорил малкавиан, но из-за его проблем, Коста вот уже какую неделю не мог получить свой товар на руки и честно признаться, его это раздражало. Заручившись поддержкой Трикс, он надеялся решить свою маленькую проблему, благодаря чему всё вернулось бы в прежнее русло.
Особняк встретил Трикс, мощным периметром охраны и высокими воротами с колючей проволокой наверху. По внутренней территории ходили псы, готовые разорвать нарушителя в клочья, а сами ворота стерегли четверо доверенных человек и гуль Андреа. Все они были бывшими военными и стерегли своего хозяина как зеницу ока. Что сказать, торговля войной прибыльное дело, но также легко как и деньги, наживаются и враги. Андреа знал это и по сему вопрос личной безопасности всегда стоял у него на первом месте.
Спать в земле - это, конечно безопасно - солнышко не достает, да и шанс, что кому-то приспичит заняться садоводством и рыхлить земельку именно над твоей головой довольно низок. Но нельзя не отметить, что большинство сородичей, коим известен такой полезный фокус, не зря избегают такой ночевки. Выкапываться и не знать, что там на поверхность тоже риск. Ну и порой бывает грязновато.
Трикс сморщила нос и по-собачьи чихнула. Кажется пока она там дремала себе в удовольствие кто-то справлял нужду в непосредственной близости от ее постельки.
«Дом на колесах, да? И заведу себе гуля-охранника. Псину под стать мне. Угрюмую и злобную. От людей больше проблем, чем проку»
Достав телефон и просмотрев сообщения, девушка ухмыльнулась. Кажется кто-то привык вставать рано. Что ж, так оно даже лучше. Если повезет (а ей точно повезет - не зря же дожила до этих ночей), то она успеет провернуть оговоренное небольшое дельце себе и парочке сородичей в угоду, и успеет к началу вылазки в «благоухающие» лабиринты, будь они неладны.
«Хотела движухи? Получай, можешь не расписываться»
На то, чтобы припрятать кое-что ценное в относительно неприметные тайники, ушло пара минут. Для того, чтобы сориентироваться и понять, по какому адресу ее шлют, чуть больше. Трикс честно предупредили, что за ушком чесать не будут и вполне могут обложить последними словами (хотя бы в спину). Так что смысла угождать не было, но опаздывать и тянуть время - не, она же не новичок. Во всяком случае себя таковой не считает.
[NIC]Андреа Дюма[/NIC]
[STA]Услышь их голоса[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/9/18/98ba78b9f8757d464f92da20ccaba3e3-full.jpg[/AVA]

Отредактировано Луа'тлар Ренор (18-09-2018 20:09:36)

+3

52

Совместно с Эребом
[NIC]Трикс[/NIC]
- Я от Валерио. Нужно уточнять от которого? – «Улыбайся, это всех раздражает» как защитная реакция на подобные встречи.
Охранники смерили эту оборванку взглядом, но услышав одно из знакомых им имён, решили уточнить у босса. Короткий диалог по рации и снова изучающий взгляд в сторону Трикс, - Джонсон сопроводи её в особняк, господин Дюма сказал что ждёт её.
Один из охранников молча отделился от стены и жестом велел следовать за ним. Ворота с протяжным скрипом отъехали в сторону, а гангрел с провожатым оказались на территории особняка. Охранник был не из разговорчивых, так что путь в несколько сотен метров они проделали молча. Довёв Трикс до особняка, он сдал её местному патрулю и вернулся на свой пост. Гостья же проделала остаток пути с двумя новыми охранниками и вскоре оказалась в большом просторном и светлом зале. Не смотря на масштабы комнаты, там было всего лишь две фигурки, одна из них была тощая и подтянутая, с длинными светлыми волосами. Пальцы девушки легко и игриво скользили по клавишам фортепиано и будь у Трикс слух, она бы сказала что это Моцарт. Хозяин же особняка сидела на диване неподалёку, его глаза были прикрыты, а в руках застыл недопитый бокал, вина ли?
Охранники вскоре удалились, оставив Трикс с этим дуэтом, но музыка всё продолжала играть, а Дюма казалось затерялся где-то в своём мире, не спеша возвращаться обратно.
«Ха! Да у него на лице написано, что он всех дерьмом считает»
Определенно вынужденные сотрудничать сородичи друг другу не понравились, они в принципе не могли друг другу нравиться. Трикс в принципе бесили типчики, подобные этому. А его… ну наверное тоже раздражал типаж пацанок, да еще и со способностью хвост отращивать.
Музыка раздражала своей неуместностью. Щелкнув пальцами, дабы привлечь внимание, девушка неприязненно смерила компаньона по заданию взглядом.
- Подъем, дела зовут.
Андреа поднял свободную руку и жестом велел незнакомке заткнуться, в своей типичной культурной манере. В то время как музыка всё продолжала и продолжала играть, затейливо закручивая сюжет и ведя его к постепенной развязке. Спустя шесть минут всё было кончено и постепенно мелодия и вовсе утихла. Малкавиан открыл глаза и смерил Трикс недовольным взглядом, после чего его лицо приобрело доброжелательный оттенок и мужчина поднялся с дивана, пройдя к девушке что играла для него. Поцеловав её в её белоснежное плечо, мужчина что-то начал шептать ей на ухо, после чего поблагодарил её за чудесный вечер и сказал что на сегодня этого вполне достаточно. Девушка же вспорхнула как бабочка, и всё казалось в ней таким живым и естественным, если бы не её потерянный пустой взгляд. Мир в котором она жила, был далёк отсюда, но вряд ли гостье Дюма, было интересно всё это.
[STA]приказа «верить в чудеса» не поступало[/STA]
[AVA]https://orig00.deviantart.net/0147/f/2013/260/0/1/nocturnal_predator_by_terlebooba-d6mmxaa.jpg[/AVA]

Отредактировано Морваракс (18-09-2018 20:06:53)

+3

53

Написано Эребом, совместно с Мор
- Прекрасная музыка, но твоё появление забрало у меня единственного собеседника, с которым я мог её обсудить, - недовольно произнёс Андреа, оторвавшись от музыкального инструмента и пройдя к посыльной Косты. Оказавшись рядом с ней почти вплотную, мужчина смерил её пронзительным изучающим взглядом, - С каких пор Валерио ведёт дела с псами? Сказал бы, что тебе стоит привести себя в порядок, но вряд ли ты обучена манерам. Что уж говорить о манерах, если на тебе ещё заметны остатки земли, - вампир фыркнул и направился прочь из зала не спешным шагом, - Что тебе сказал Коста, прежде чем отправить ко мне? Что мне нужна помощь какой-то соплячки? Местами он отвратителен, вечно суёт нос не в своё дело, даже если считает человека своим лучшим другом. Будь моя проблема решаема, я бы уже давно справился и без тебя, - говорил Дюма, топая на кухню, - Дикие времена. Раньше тварей подобных тебе держали в клетке. Животных нужно держать на цепи, часто говаривала моя покойная матушка. А ещё она говорила что музыка объединяет сердца. Моя матушка была чудесной женщиной. Родись ты моей сестрой, она даже из такого нелепого нечто, воспитала бы достойную женщину, - произнёс мужчина, дойдя до кухни и присев на корточки, чтобы погладить своего питбуля, что при виде незнакомки угрожающе зарычал, - Спокойно малыш, каждой твари по паре, - произнёс он, застегнув на его шее поводок и протянув его Трикс, - Покорми мою псинку и приведи её в порядок, - произнёс Андреа, подойдя к двери подвала и введя пароль на панели, заставил дверь открыться, из его кармана показалась магнитная камера с обозначением 4А на ней, - Вот в этой комнате и не задавай лишних вопросов. Я не доверю тебе опасную работу, если ты даже с элементарной не можешь или не хочешь справиться, - произнёс француз, явно не в восторге от компании гангрел. Как и любой псих, он сейчас говорил загадками, чем возможно нервировал Трикс, но ему было плевать и как любой эгоист, он прислушивался лишь к своим желаниям.
«Кру-у-уто. Он еще и из лунатиков!»
Мерзкая порода. Тем опасная, что этих тварей не разберешь. Одни пудрят мозги себе и пытаются вырвать из собственных рук «очень важную игрушку», другие пускают слюни на девиц в красном, так как они им внезапно напомнили скорпионов из их сновидений, другие сидят и перебирают кубики. А потом – бам! – у них в черепушке что-то перемыкает, и поведение становится совершенно непредсказуемым.
И как с этой дрянью работать?
Не, ей хватило той чокнутой белобрысой дуры. К чести двуликой стоит отметить, что она изъяснялась куда понятнее и желания свои формулировала четко, не смотря на всю ту кашу, что варилось в голове.
Жутко хочется бросить поводок на пол. Демонстративно стряхнуть побольше налипшей на куртку грязи вниз - на чужую чистоту. Хамовато рявкуть в ответ. Съязвить и тыкнуть безумца носом в его огрехи и высокомерие. Но приходится держать рот на замке и послушно сжимать в руках чужой поводок.
Почему? Да потому что безумие, мать его, заразно. И нет, это не игра слов.
Лунатики, если им приспичит, могут быть чертвоски убедительны. И страшны, хоть вой от ужаса. Поиметь мозги они могут, Трикс-то знает. Не самый приятный набор ощущений, даже хуже, чем под промывкой выскочек-Вентру.
Ей страшно? Да, чтоб ее, страшно. И одному отступнику следовало заранее сказать, что у его друга чердак протекает.
- Как скажешь, братик. За мной, псинка.
«Псинка» не рада идти за чужачкой, от которой несет гнилой землей. У животных вообще лютая неприязнь к мертвецам. Но хозяин лично передал поводок.
Открывая дверь, Трикс все еще борется с дрожью. Отвращение, желание набить морду, нежелание самой получить по мозгам… ну и самую капельку где-то там на задворках прыгает умная мысль, что ей вроде как задание дали, надо исполнять. Первый раз что ли ноги вытирают?..
[NIC]Андреа Дюма[/NIC]
[STA]Услышь их голоса[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/9/18/98ba78b9f8757d464f92da20ccaba3e3-full.jpg[/AVA]

+3

54

Совместно с Эребом
[NIC]Трикс[/NIC]
Подвал как и весь особняк Андреа, тоже был довольно чистым аккуратным и … просторным. Шесть комнат, по три с каждой стороны. Две последние двери вполне обычные, деревянные. А вот первые четыре, все как одна, на электромагнитных замках. Малкавиан явно хранил там не продукты, окажись здесь Лилиан или Лиандра, как бы поступили они? Выходцы из более цивилизованных кланов. Андреа же остался стоять наверху, и чем ниже по лестнице спускалась Трикс, тем больше казалось что его фигура остаётся всё более далеко, где-то там в свете, в то время как гангрел спускалось во тьму. Не каждый вот так легко спускается на встречу с собственной смертью. Ещё секунда и сработал электромагнитный замок, пёс сам втащил Трикс в комнату и вскоре дверь за ними захлопнулась, а замок снова оказался активирован.
Комната освещалась двумя лампами, но казалось Андреа на них экономил и свет от них исходил весьма тусклый. Пёс внезапно зарычал, и начал угрожающе царапать пол, вот-вот готовясь к прыжку. Прошли доли секунд, прежде чем Трикс поняла что они не одни в комнате. Из дальнего угла комнаты, кто-то поднял голову и взгляд Трикс встретился с взглядом настоящего хищника, вертикальные жёлтые кошачьи зрачки смотрели на неё оценивающе. Время замедлило свой ход, являя Трикс более полноценную картину, по мере того как её глаза привыкали к темноте комнаты. В дальнем углу на одной из стен крепилась цепь, чей конец заканчивался на таком же ошейнике, на каком Трикс держала малыша Андреа.В комнате была женщина. Бледная, с животными поводками. Увидев живых, она приняла агрессивную позу и тоже подготовилась к броску. Её лицо было грязным и давно не мытым. Дреды спутались и были испачканы. А одежда… От одежды мало что осталось, лишь то что прикрывало причинные места. И прежде чем Трикс успела среагировать, пёс сорвался с поводка, который Андреа предварительно повредил, когда гладил пёсика. Женщина же на цепи тоже сорвалась с места и будь Андреа тут, он бы объяснил какую псинку следовало покормить. Впрочем, сейчас это было очевидно. Схватка была недолгой и скоро у питбуля оказалась сломана шея, а женщина впилась в неё клыками, став жадно поглощать кровь и восстанавливать силы.
Цензурных мыслей у Трикс было всегда маловато. В критические моменты запас оных многократно сокращался. Встреча с питомцем безумца Андреа ни при каких обстоятельствах в категорию обыденных ситуевин не попадала.
Сморщившись, будто при просмотре очередного снафф-фильма, Трикс наблюдала короткую схватку зверя и… Зверя. Бесполезный поводок остался в руках, «малыш» сломал шею, зверушка жадно «завтракала», а гангрел прикидывала, не броситься ли ей на потенциальную вражину прямо сейчас. Провоцировать явно отупевшее от голода создание было рискованно, но… Уж больно все на подставу смахивало.
Ей хотелось заработать деньжат, хотелось отдалиться от бесполезного просиживания задницы в красивых креслах. Однако подыхать не хотелось совершенно. Звериные глаза помогут ориентироваться в темноте, когти – основное оружие, Псина наловчилась их «выпускать» в считанные мгновения. Что потом? Голодная тварь сильнее и отчаяннее. Она же не насытится псом, или все же?.. Но Трикс пока своему Зверю не сдалась. Она может оценить ситуацию, может цапнуть всего раз и этого будет достаточно.
Только вот одна мысль все покоя не давала. Кем была зверушка до того как превратилась в домашнего любимца сумасшедшего вампира? Уж не такой же ли дерзкой девкой, считающей себя ловкой, сильной и выносливой? Если так глянуть, то вариант окончательно сдохнуть уже не кажется таким неприемлемым. На цепь Трикс не сядет и пусть все катятся в Геенну.
[STA]приказа «верить в чудеса» не поступало[/STA]
[AVA]https://orig00.deviantart.net/0147/f/2013/260/0/1/nocturnal_predator_by_terlebooba-d6mmxaa.jpg[/AVA]

+3

55

Написано Эребом, совместно с Мор
Пёсик для настоящего зверя явно был лёгким завтраком, который она осушила за три минуты. Будь дверь открыта, Трикс бы успела сбежать, но бежать было некуда. И доедать зверушку, облизывая и посасывая кровь с косточек, пока что не пришлось. Женщина неловко поднялась на ноги, разминая их и словно привыкая стоять на двух конечностях заново. Небрежно вытерев кровь с губ, она снова уставилась на Трикс, склонив голову налево и изучая её одним глазом. Хищница медленно начала двигаться к ней на встречу, разминая руку и поигрывая пальцами что заканчивались острыми как бритва когтями. Когда-то она тоже была гангрел, некогда величественная и свободная, сейчас она потеряло многое от человеческого и была близко к тому, чтобы полностью отдаться Зверю. Но какие-то частички её ещё помнили человеческую речь:
- Ты пришла помочь мне или же ты мой десерт? - рычащим голосом произнесла хищница,  сократив расстояние до двух метров и внезапно остановившись, только для того чтобы сверхъестественно ускорится и прижать свой десерт к стенке, проявив не только скорость, но и мощь, которой Трикс не обладала. Рука хищницы когтями игриво прошлась по её левой щеке, сомкнувшись  на шее, в то время как женщина прижалась к Трикс и носом коснулась её шеи, вдыхая её аромат и изучая Трикс, - Никогда не пей чужой крови дитя, даже если будут вынуждать и скажут что выбора у тебя нет. Смерть лучше, поверь мне, - тяжёлым тихим голосом произнесла незнакомка, отпустив Трикс из хватки и отстранившись от неё, - Он там, мой хозяин? - произнесла женщина, подняв указательный палец левой руки вверх, и произнеся последнее слово с явным отвращением, - Что он тебе сказал? - поинтересовалась гангрел, требуя его слова дословно.
Псина оказалась не так далека от правды, что подтвердила вторая гангрел. Радость от собственной смекалки изрядно притуплял факт, что Трикс ей ничегошеньки противопоставить не могла. Она смутно уловила момент когда та сделала рывок, и то была заслуга скорее Зверя.
Прижатая к стенке, беззащитная, бесполезная. Противно от осознания собственной молодости. Легкое восхищение чужими способностями. «Если бы в ЛА была эта… то Князю не потребовались бы ударные группы. Не понадобилась бы я. Chert poberi, да сколько ей лет?»
- Какие вы все милашки, прям теряюсь, - фыркнула Трикс, потирая шею. И все же на цепи сидела более опытная и сильная. Чем не повод поднять свою ухнувшую в бездну самооценку? Жалость к сородичу? Жалость не поможет, да и вообще бесполезное чувство. И все же… обидно видеть того, кто подобен тебе, в столь унизительном положении.
- «Покорми мою псинку и приведи ее в порядок», - повторяет слова малка. Сильно надеется, что последний пункт не означает махнуться с сородичем местами. – Чем больше узнаю про наше чудное сообщество кровососов, тем больше меня от него тошнит.
[NIC]Андреа Дюма[/NIC]
[STA]Услышь их голоса[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/9/18/98ba78b9f8757d464f92da20ccaba3e3-full.jpg[/AVA]

+3

56

Совместно с Эребом
[NIC]Трикс[/NIC]
Женщина скривилась и оскалилась. Однако после стольких лет заточения, убивать собрата по клану. Андреа знал что поступи она так, это ещё больше сломает её. Он играл с ней, сводил её с ума и заставлял всё больше идти на поводу у Зверя и будь её воля, она бы давно свернула ему шею и вырвала его проклятое чёрное сердце, но узы не позволяли, - Какой сейчас год? - произнесла гангрел, обойдя  девушку по дуге и постучав по двери, тремя звучными ударами кулака, - Он хочет чтоб я привела себя в порядок, - произнесла гангрел в паузе, перед тем как дверь открылась, - Пойдём, - велела она, повернув в крайнюю комнату по соседству, - Тут есть душ и одежда, я быстро, - произнесла гангрел, впуская Трикс следом. Сестры по крови она не стеснялась и вскоре остатки одежды слетели на пол, а женщина начала смывать со своего тела кровь и грязь, - Быть может тебя тошнит, потому что ты выбрала не ту сторону? - произнесла женщина, повернувшись к ней передом и посмотрев ей в глаза, - Все старики такие же как Андреа. Это общество прогнило и они навязывают нам законы, только для того чтобы использовать нас, - сказала женщина, выключив воду и взяв полотенце с крючка. Вскоре она уже была готова к выходу, надев бойцовский костюм, из джинс, солдатских ботинок на прочной шипованной подошве, и кожаной куртки, под которой скрывалась, тонкая серая майка, - Пошли к нему, - бросила девушка, погладив ошейник на шее, но так и не сумев пересилить себя, чтобы его снять.
- 2006 год… Думаю, по мне видно, что пушок еще не весь слетел. Не я выбирала сторону, сторона выбрала меня. Хотя не отрицаю, что нынешнее положение отчасти является следствием моих неверных шагов.
Нечто похожее уже было. Тогда, в начале проклятых ночей, в Городе Ангелов. Трикс настороженно и неодобрительно относилась ко всем. Оправданно видела возможную угрозу от всего этого разношерстного сброда. Даже Анархи, которые дважды вытащили ее шкуру из пекла, делали это не из любви к птенцу, но в пику тамошнему Князю. Все они считали себя игроками, все ставили на ту или иную фигуру, двигали пешки…
Только одному сородичу было все равно до этих глобальных игр. Он искал ответы на вопросы. Он был ее крови. И он непонятным образом располагал к себе.
Может виной тому было влияние историка, а может Трикс сама невольно тянулась к братьям и сестрам по крови, но к новой знакомой начала испытывать симпатию. Язык развязывался, спокойствие неуверенно возвращалось… Доверять гангрел не хотела, понимая, что старики прочтут ее как книгу и с удовольствием потянут за нужные ниточки, но ничего с собой поделать не могла. Некоторые свои слабости очень хотелось выгрызть, особенно те, что были так очевидны.
Спустя минуту девушки уже поднялись на верх и Андреа улыбнулся им, как ни в чём не бывало. Мужчина подошёл к своей псинке и улыбнулся ей, погладив её по щеке, - Александрааа, - довольным голосом растягивая её имя, произнёс Андреа, - Девочка моя, не будь ты рычащим грязным животным и более сговорчивой, кто знает, быть может я иногда выпускал тебя побегать по внутреннему дворику, - мужчина начал отвешивать ей пощёчины, смеясь ей в лицо и смотря в её глаза полные к нему ненависти, - Но ты ведь дикая необузданная волчица, которой приятнее находится в сырой и холодной тёмной комнате, при этом питаясь чем попало… Дура.
Андреа отстранился от своей игрушки, которую он уже три года отпаивал собственной кровью, посадив её на прочнейшие узы и посмотрел на гангрел, - Как-то ты долго, я уже было думал звонить Косте и сказать что ко мне его помощница так и не дошла. Жаль, кажется ты понравилась Саше. Саша три года назад была полноправным членом Шабаша, но свой последний бой она проиграла. Впрочем, как видишь она жива. Я явил ей своё милосердие, что недоступно животным из шабаша и всё ещё лелею мечту перевоспитать её. Не знаю что она тебе там сказала, но верить этой глупышке не стоит. Она из Шабаша, а значит наш враг, хоть и прирученный мной. Но если вздумала помочь ей или поверить, учти что соседняя камера с её - всё ещё свободна,- подмигнув Трикс и поманив их следом за собой, произнёс Андреа. Ведя их на улицу в один из подогнанных к парадному входу джипов, - Прокатимся девочки, кажется сегодня вы хотите удивить меня и показать мне на что способна свора псин, в отличии от одного немощного безумца, - расхохотавшись произнёс Андреа, удобно расположившись на сидении напротив девушек.
[STA]приказа «верить в чудеса» не поступало[/STA]
[AVA]https://orig00.deviantart.net/0147/f/2013/260/0/1/nocturnal_predator_by_terlebooba-d6mmxaa.jpg[/AVA]

+3

57

Написано Эребом, совместно с Мор
«То что ты видела в городе ангелов не совсем Шабаш, скорее пушечное мясо… Истинный Шабаш куда опаснее...»
Слова ласомбра всплывали с отвратительной четкостью. Он знал, что говорил. Он имел более полное представление о Шабаше, нежели молодой гангрел. Псина в свою очередь практически уверовала, что не смотря на всю грязь вокруг, ей таки крупно везет.
А ведь могла бы стать кучкой пепла или подобно «сестрице» из Шабаша покорно сносить грубую хозяйскую ласку.
«Нет, правда, если у него есть свой цепной пес, да еще и с такой… родословной, то на кой здесь сдалась я?»
Хотя может ласомбра не знал о всех предпочтениях своего друга, хотя бы тех, что касается домашних питомцев. Или может все же видел потенциал в ней? Припоминая стальную хватку на шее, в последнее верилось с огромным трудом.
- Коста хотел себе сувенир на память. Для скромного бонуса местечко найдется?
Какой смысл скрывать? Безумный старик с молодым лицом все равно пронюхает. Если сочтет, что ее действия идут вразрез с его планами, то может осерчать. Ласомбра-то отделается дружескими обвинениями и возможной обидой, а вот Трикс…
По сути ее задание заключается именно в поимке анарха. Попутно послушно повилять хвостом и произвести не-отрицательное впечатление. А ну да, еще выжить, но этот пункт как всегда не озвучивается.
- Сувенир? - непонимающе, переспросил Андреа, - Что удумал этот проказник? Было очевидно, что он послал тебя не просто так. Теперь я вижу эту картину чётче, - произнёс малкавиан, посмотрев в затуманенный взгляд Саши. Андреа работал для девушки как дурман и сейчас когда она провела с ним время, её взгляд снова стал жадным, она пожирала его глазами и хотела добавки. Из-за уз она не могла ему навредить, но узы не работали в совершенстве, не превращали её в послушную куклу. А его кровь, его кровь была безумна настолько же, насколько и он сам. Александра всё больше сходила с ума и контролировать её становилось всё труднее. С одной стороны её ломка ему польстила, он вышел из этой схватки полным победителем, он победил её в бою и сломал изнутри. С другой же стороны из неё могла получится идеальная машина для убийств, но этот поезд уже ушёл. Оттого и нужна ему была Трикс. В паре с другим гангрелом, быть может Александра продержится достаточно долго, прежде чем снова станет бесполезной, - Как тебе Саша? Не поделишься впечатлениями… Где мои манеры, я ведь не спросил как тебя зовут, моя маленькая помощница.

Ситуация со второй гангрел была сама по себе мерзкой. Но видеть как только что мыслящее и ненавидящее своего «хозяина» создание начинает смотреть на него таким взглядом… Это было жутко. Жутко, противно и до болезненного отвращения интересно.
Такова сила крови других вампиров? Или это особенность конкретного малкавиана? Сколько нужно выпить, чтоб стать марионеткой: один глоток, чтоб начать скатываться, или десятилетиями сидеть в подвале и иной пищи не видеть?
- Трикс, - не задумываясь отзывается гангрел. До такой степени привыкла и привязалась к своему прозвищу, что почти забыла настоящее имя. А нужно ли оно? Милашка Нэт померла, связавшись не с тем парнем. Был подросток и нет подростка.
- Алекс-андра… Са-ша. Странное сокращение. Не американка, верно? - вторая ее не слышала, поглощенная созерцанием Андреа. Но говорить о ней как о вещи, так словно ее здесь вообще нет… до этого Трикс не опустилась. Пока не опустилась.
Забавно как все сложилось. Ведь если девушка не ошибается, то корни у обеих гангрел с одной грядки.
[NIC]Андреа Дюма[/NIC]
[STA]Услышь их голоса[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/9/18/98ba78b9f8757d464f92da20ccaba3e3-full.jpg[/AVA]

Отредактировано Луа'тлар Ренор (18-09-2018 21:01:09)

+3

58

Совместно с Эребом
[NIC]Трикс[/NIC]
- Верно, - произнёс Андреа, почесав подбородок, - Я не спрашивал её откуда она, но я слишком долго её рассматривал, чтобы сделать определённые выводы. Что-то от русской, что-то от испанки. Думаю её родители были перебежчиками и редко подолгу задерживались на одном месте, неудивительно что в посмертии, это перекати-поле прибилось к стае и продолжило бродяжничать, - мужчина поманил Сашу к себе, и та упав на колени, поползла к нему, прижавшись к его руке и смотря на своего хозяина, ожидая разрешения, - Я выпустил тебя, чтобы ты была полезна мне. Там куда мы едем, есть сородичи желающие мне зла. Делай тоже что и Трикс. Защищай меня и реши мою проблему, и когда вернёмся, я ещё раз награжу тебя, - произнёс Андреа сладким голосом, коротко кивнув вампирше, прежде чем та припала к его руке и начала с наслаждением пить кровь, от которой всё больше сходила с ума. Часики были запущены и оставалось только гадать, когда девушка поймает очередной приход и снова услышит голоса.
- Не мне давать советы, но… Может не стоит этого делать? В смысле сейчас, - Трикс ожидала, что слова могут быть услышаны сестрой по крови. Попробуй намекнуть наркоману, что его сейчас дозы лишат. Не просто не дадут, а отберут уже введенную иглу, заберут награду, которая уже упала в руки. Сорвется, придет в ярость, вцепиться мертвой хваткой в того, кто забирает.
- Я не боюсь схватить шальную пулю, и мне нет дела до ваших… работников. Но кровь клана весьма… специфична. Не будет ли от этого проблем?
- Посмотри на неё, посмотри на её глаза, - произнёс Андреа, взяв её за подбородок и показав её лицо Трикс, - Вот что бывает с теми, кто следует по пути, по которому идёшь ты. Зверь сводит вас с ума, вы дичаете и вас нужно садить на цепь. Без моей крови, она сорвётся с цепи и будет крамсать всех направо и налево, я в каком-то смысле помогаю ей. Разве ты не понимаешь этого? - спросил Андреа, изучая ту, что с годами вполне могла повторить судьбу Александры, - Мои оба работника, мои гули. Они последуют за тобой и если потребуется, возьмут часть удара на себя. Не сказать, чтоб от меня поступали на них жалобы, но у всех гулей незавидная судьба, если ты не собираешься их обращать.
- Пути, по которому иду… Звучит так, будто выбор есть.
Трикс предпочла бы, чтоб пули ловили не гули, а вторая гангрел. Она и живучее, и раны затягивает быстрее, и… может парочка удачных выстрелов в голову ее упокоит?
«Стоп, что?.. Обратить?»
Вот с этим Псине как-то не довелось столкнуться. Девушка считала, что гуль – это… слуга, зачастую выполняющий неприятную и грязную работу. Вроде как неудачно выбранный класс в компьютерной игрушке. Сменить нельзя, только нового персонажа создавать. А у вампиров, судя по всему, можно продвинуться по «служебной» лесенке.
Сожаления были тупыми и серыми, как картинка в старом фильме. Нет, дай она становлением своему гулю, то все равно конец был бы печальный. Померла хорошая девчонка, ну Бог с ней. С ее-то характером в этой грязи не прижилась бы. Трикс и без того проблем хватает, чтоб бесполезный груз на себе тащить.
Мужчина не ответил на её реплику, продолжив кормить свою псинку. В учителя он не записывался, так что и заботится о этой маленькой помощнице ему было ни к чему. У неё свой путь, как и свои глаза. Захочет выжить, найдёт способ. Захочет исследовать своего зверя и бегать по лесам - это тоже её выбор. Малкавиана волновало сейчас лишь то, ради чего он собственно говоря и вёз их сюда, - Мы едем на отшиб за город. Когда-то там тусовались пареньки с которыми было приятно вести дела. Но после Катрин, место оказалось на половину разрушено. В скором времени его облюбовали анархи, посадили на узы выживших производителей моих чудесных таблеток и вот лавочка Валерио осталась без товара. Наркотики им ни к чему, как и деньги за них. Они просто хотят свой кусок территории и власть над ней. Тот факт, что при этом у них получается поднасрать нам, только забавляет и веселит их. Не думаю что Князь будет переживать о их утрате, но свидетели нам не к чему. Нужно сделать всё чисто и быстро. Если машина остановится, их дозорные сообщат что что-то не так. Поэтому вам двоим придётся выскочить на ходу, когда я дам знак. Те парни, о которых вам нужно позаботится, носят байкерские куртки. Я дам вам час, прежде чем подъеду к этому бунгалу и лучше вам справится за это время.
[STA]приказа «верить в чудеса» не поступало[/STA]
[AVA]https://orig00.deviantart.net/0147/f/2013/260/0/1/nocturnal_predator_by_terlebooba-d6mmxaa.jpg[/AVA]

+3

59

Написано Эребом, совместно с Мор
- Ясно, - гангрел пожала плечами.
За час порешить всех псевдо-байкеров. Что тут сложного, особенно… особенно когда ее цель не в этом. Стрелочка в голове наконец сдвинулась с мертвой точки. Трикс прогнала весь сумбурный разговор в памяти. Кажется, она так и не сказала, что за сувенир ей надо тащить. Впрочем… кто-то тут активно ставит себя выше других, ну так пусть умный своим умом и доходит.
- Один из анархов должен остаться в живых. Самый… смекалистый.
Кому она это говорит? Андреа или своей напарнице? Не похоже чтоб кто-то из этих двоих ее услышал…
Зверем ей всегда было спокойнее. С того первого раза как она обернулась полноценным волком, с плотной шкурой, острыми клыками и прекрасной серой шерстью. Ее естественная броня, ее пушистая защита от погани этих прекрасных ночей. Тьфу!
Трикс не смотрела на сородичей, сосредоточилась, прикрыла глаза и с удовольствием почувствовала как изменяется тело. Она не торопилась, позволяя трасформации протекать плавно, естественно. Это тратило больше времени и доставляла случайным свидетелям шанс во всей красе, со всеми деталями наблюдать переход из человека в животное. Но Трикс медлила не только чтоб доставить эстетическое удовольствие малку. Медленное превращение тратило меньше крови.
Гангрел не сомневалась, что в бою, а точнее для пленения анарха, ей придется встать на ноги. Во всех смыслах. Но до той поры будет надежнее обрасти шерстяной броней. Интересно, вампиры линяют? Не выставят ли ей счет за маленький серый след?
Ночь только началась, но уже пестрела такими открытиями, от которых внутри все переворачивалось. К примеру молодой щенок узнала что бывают гангрелы куда сильнее и опытнее ее (вот открытие-то!), и что на банальном везении против них не выстоять. Узнала, что кровь – дрянной наркотик, на который может сесть и другой сородич.
Узнала и то, что идущий в атаку член Шабаша (пускай и прирученный) – это то, от чего следует держаться так далеко, как только возможно.
Ага, прикольно чувствовать себя сильным и неуязвимым. Приятно посматривать на всех свысока и считать себя умным и ловким. Обрастать шерстью и становиться монстром из сказок – это приятно во всех отношениях. Трикс после обращения наблюдала за животными, смотрела познавательные каналы и читала умные книжки, чтоб понять свое боевое тело.
Теперь же у нее появилась малая кроха опыта настоящих сражений. «Саша» с одними выпущенными когтями показала такое, на что Трикс была не способна со всем своим «арсеналом». Псина не рассчитывала отсиживаться в темном укромном уголке. Намеревалась вести, а не быть ведомой.
Но планы пришлось основательно пересмотреть. Александра казалась нормальной, будто и не было унизительного скулежа ради порции крови. Псина семенила чуть впереди, уверенная, что сейчас отведет душу и вернет себе потерянную где-то там гордость. А потом они нашли свою цель и все полетело туда, куда Трикс надлежало сунуться позднее.
Сестра по крови как с цепи сорвалась. Молодому гангрелу только и оставалось, что скакать следом и не отставать.
«А собственно, почему нет?», Псина остановилась и осторожно попятилась, намереваясь не попадаться на глаза.
Александре не требовалась помощь. Она рвала анархов, анархи рвали ее. Одна против всех! Так красиво, так… удобно. Момент, когда весы накренились не в пользу питомца малка, был как на ладони. Старик не врал, одной собачке тут не справиться при всех навыках. Вдвоем у парочки гангрел были все шансы выйти победителями и спокойно зализать раны. Но Трикс не пришла на помощь. Притаилась, ждала момента, когда обе стороны себя измотают.
Подло бросать боевую подругу? Совесть неуверенно заскулила и получила ботинком по морде. Нет! Саша ведь хотела свободы. Трикс просто делает ей маленькую услугу. Погибнуть в бою как воин, избавиться от зависимости, стать свободной… Вот он, ее шанс. Маленький щеночек же просто не даст трудам напарницы пропасть даром.
Что-то в ней в тот момент сломалось. Будто перекладина под ногами хрустнула и еще одно короткое падение вниз – там во тьме скребется Зверь. Всего один шаг – это же так мало? Трикс не заметила его, отмахнулась. Плевать. Слабость нужно выгрызать. Задание – выполнить. Остальное не имеет значения.
[NIC]Андреа Дюма[/NIC]
[STA]Услышь их голоса[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/9/18/98ba78b9f8757d464f92da20ccaba3e3-full.jpg[/AVA]

+3

60

Совместно с Эребом
[NIC]Трикс[/NIC]
Волчица напала в тот момент, когда тело Саши стало оседать, но еще не рассыпалось пеплом. Добить тех, кого при ином раскладе она не смогла бы победить. Молчаливый прыжок вперед – так быстро как только возможно. Вцепиться в горло, почувствовать знакомый соленый привкус, сжать клыки, вырвать кусок и вперед-вперед – ко второму врагу!
Окрыленная маячившей перед носом победой Псина практически не обращала внимания на получаемый урон. Кто боится Зверя? Зверю много не надо – жить и побеждать. Это как с домашним зверьком – нужно просто вовремя кормить и следить, чтоб хворь не подцепил. «Саша. Прям как Саша» Все же последний прощальный пинок вторая гангрел нанесла. С разворота в нос, отбрасывая чужого Зверя и напоминая, зачем Трикс сюда явилась.
«Живым… взять… надо»
Никто не ожидал, что появиться "вот это вот" и начнёт кромсать всех направо и налево. Анархи с их пушками и только начинающими вступать во всю прелесть способностями ничего не могли противопоставить этому животному кружащемуся в танце смерти. Кто-то кричал что не нужно подпускать её к себе. Разумный совет, кажущийся трудно выполнимым в лихорадке боя. Одно было ясно, победить голыми руками её вряд ли кто-то сможет. Анархи открыли пальбу из того что у них было на руках. Однако заканчивая с одним, Саша пила кровь из второго и её раны затягивались, а она снова шла в бой. Большая часть анархов полегла в бою, а те у кого были мозги, сбежали сами. Людей у Тайлера осталось совсем мало и насади его дьявол задницей на якорь, если бы он был их главным за красивые глазки. Мужчине был не один десяток в образе вампира и сработала природная смекалка, когда на глаза попался огнетушитель. Весь балон был разряжен в эту бестию и только тогда она начала превращаться в легко уязвимую мишень. Скоро всё было кончено, но когда на их базе появился ещё один волк, набросившийся на его предпоследнего человека, в мёртвом мозгу Тайлера пронеслась мысль что ещё с одним таким монстром они вряд ли справятся.
До стремительности старшей Трикс было далеко, но волки сами по себе зверушки быстрые. Вовремя вспыхнувшая в голове мысль чуток притормозила зверюгу, но не остановила. Скорее заставила спрятать клыки. Крупным серым снарядом псина влетела в свою мишень, сбивая с ног.
Сомкнула клыки на руке и сдавила что есть силы. Кажется правая, но в спешке могла и не разобрать. Перекусить, сломать, сделать бесполезной. Отпустить, отпрыгнуть прежде чем получить ответный удар. Раны от клыков и когтей плохо затягиваются. Теперь встать на ноги, быстрее пока анарх не понял что к чему.
Силой она тоже уступала почившей зверушке старого безумца. Но старалась брать наглостью. Слегка глупо бить крепких анархов, которые были выходцами из «стойких» кланов, чем попало, но кого это сейчас заботит?
- Да я всего лишь поговорить! – рыкнула гангрел, от души опуская на голову мужчине стул. Голова выдержала, хлипкая деревяшка – нет. Забить до бессознательного состояния лидера оказалось не так-то просто. Сдаваться, не смотря на потери, тоже не собирался.
«Что там про методы Ван Хелсинга было?»
Колья (или их аналоги) были эффективны. Пробивая грудь анарха своим смехотворным оружием, Трикс все же для закрепления эффекта пару раз пнула в висок. Часы, висевшие на стене, по чьей-то вине слетели. Она же не опоздает на сбор самоубийц? Ах да, надо еще рассказать о печальной участи Саши и отвезти презент ласомбра…
[STA]приказа «верить в чудеса» не поступало[/STA]
[AVA]https://orig00.deviantart.net/0147/f/2013/260/0/1/nocturnal_predator_by_terlebooba-d6mmxaa.jpg[/AVA]

+3

61

Написано Эребом, совместно с Мор
- Пух, - произнёс Андреа, оказавшийся невесть каким боком у неё за спиной, в то время как по звуку было понятно, что малкавиан взвёл курок, - Всегда любил револьверы. Крупный калибр. Один выстрел в голову и нет бедной Трикс, - без тени сочувствия произнёс он, - Подставила мою зверушку, - мужчина недовольно цокнул языком, - Хотя отчасти она сама виновата. Видимо так она и должна была закончить. А так, хоть принесла какую-то пользу. Товара тут более чем достаточно, производителей спрятали в подвале, когда началась заварушка. Немного денег и времени, и лаборатория станет моей. А ты! - мужчина вдавил дуло пистолета ей в затылок, - Далеко пойдёшь, - усмехнувшись произнёс малкавиан, - Предать. Выждать. Выжать. Хороший исполнитель всегда был на вес золота. Понадобится работа, звони. Этот кусок дерьма я в джип не засуну, но можешь поискать тачку из тех что стоят на улице, может какая из них до сих пор на ходу, - сказал Андреа, опустив ствол и направившись к выходу. Замер. Развернулся. Его костюм был потрёпан, в некоторых местах порван. Скорее всего он выждал время и выскочил вслед за гангрелами. Судя по сумкам на его руках, малкавиан нашёл тайник анархов и обобрал их до нитки, пока псины делали грязную работу. Замедлившись, мужчина снял одну из четырёх сумок, и бросил их под ноги Трикс.
- Отдашь Валерио его партию, скажи ему что мои люди подъедут за товаром к двум часам ночи. Хорошего вечера, Тр...Трикс, - произнёс Андреа, прежде чем развернулся и окончательно направился к выходу.
«Какой бодрый старик!»
Страха не было, только легкое раздражение. За последний час чувства и эмоции вытряслись, притупились. Ширма, тонкая и местами изодранная, прикрывала уродливое лицо вампира. Старшие давно постарались заменить неугодное маской, удобной и естественной. С Трикс все еще слетали клочки человечности, другого пути она не знала, и потому медленно, но верно скатывалась.
Достав телефон и набрав ласомбра сообщение с вопросом, куда привезти подарки, гангрел стала исследовать местность в поисках чего-нибудь полезного. Машины, кровушки, ну и так по мелочи.
- О времена, о нравы. Знаешь, ты не первый мужчина, что заставляет садиться меня за руль и везти безвольную тушку в заботливые руки. Что меня в вас поражает: чего вам в мире-то не сидится? То в большую политику играете, протирая стулья не хуже людей, то как перебравшие нарики носитесь с непонятными криками. Трудно нащупать золотую середину? Хотя если она золотая, то ее давно уже кто-то прибрал к рукам…
Каждый получил что хотел. Почти… Трикс бы не отказалась перекусить. С машиной ей повезло, а вот с закусками как-то глухо. Боевая подруга плотно поужинала перед смертью. А что, тоже в плюс!
Укладывая тело и закидывая сумку на переднее сиденье, гангрел отводила душу тем, что разговаривала с лучшим собеседником за последние несколько лет. Пусть начитанностью он не блистал, зато слушал и не перебивал. Иногда этого так не хватает.
- Знаешь, твой друг – просто душка. Милейшей души человек. Хотя пару раз мне очень хотелось, чтоб он держал рот на замке. К двум часам подъедут его люди. Еще он передал вот эту посылку. А на заднем сиденье – тот, кого ты желал видеть. Уж извини, но от себя бесплатного подарка не положила.
Взмахом руки Трикс продемонстрировала Валерио машину, будто тот был мешком с подарками. Хотя почему «будто»? Приятно получать желаемое, да еще и в указанные сроки.
[NIC]Андреа Дюма[/NIC]
[STA]Услышь их голоса[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/9/18/98ba78b9f8757d464f92da20ccaba3e3-full.jpg[/AVA]

Отредактировано Луа'тлар Ренор (18-09-2018 20:50:41)

+3

62

[NIC]Лилиан[/NIC]
[AVA]http://rs1276.pbsrc.com/albums/y472/SwotSisters/Angry%20GIFs/Kenzi_NotAmused_zps93ab5c12.gif~c200[/AVA]
[STA]Потерянный художник[/STA]
Совместно с Луа
Лилиан не спалось. Сон ее был беспокоен и очень тревожен, и запомнить его она никак не могла. А может и не снилось ничего вовсе, скорее просто взбудораженный внезапным разговором разум вампира просто никак не мог успокоиться. События прошлой ночи оказались весьма изматывающими, хотя, казалось бы, простой разговор?
Дождавшись ночи, Лилиан вскочила и засобиралась. Она чувствовала жуткую потребность прогуляться, побывать на улице, вдохнуть свежий воздух. Какая-то непонятная тревога бередила ее разум, ей казалось, что она что-то забыла или не учла. Но осознание этого внезапно убегало в сторону, стоило Лили подобраться поближе к догадке. Свежий воздух несколько облегчил ее переживания, а моросящий, дождь и вовсе привел в чувство. Ранняя осень, столь любимая художниками и самой Лили, еще теплая, располагала к длительной прогулке. Впрочем, она могла прогуляться и посреди зимы, ей-то что? Холод или жар, ей все одно - она не ощущает его.
Вампир бесцельно слонялась по улице, погруженная в свои мысли. Наверное, она и правда наконец должна была себя принять, смириться с участью. Вопрос был в том, как? Это было довольно просто и в то же время сложно, осознать, кто она теперь и жить в гармонии со своей натурой. Пафосно, но как иначе?
Оказавшись на ступенях, Айсли удивленно подняла голову. Ноги принесли ее к ее галерее, и вдруг внутри что-то замерло. Тревога, усилившаяся в сотни раз, давила в груди, распирала, заставив замереть на пороге. Дверь была приоткрыта, и Лили была уверена, что там кто-то есть. Не могли ее помощники не запереть галерею, хотя сейчас она отдала бы все, чтобы так и была. Нерешительно замерев на пороге и подавив в себе чувство страха, вампир шагнула во мрак галереи, чуть сглотнув. Прикрыв дверь, женщина не рискнула включить свет. Почему-то ей казалось, что все, что случится сейчас, должно произойти в объятиях мрака. Может быть, конечно, это был и грабитель, но… нет. Это было бы слишком просто и слишком желанно.
Шаги мерно раздавались по паркету, и каждый шаг был тяжелее предыдущего, наполняющего ноги какой-то свинцовой тяжестью. Лилиан увидела, что картины все сняты со своих мест на стенах, и это было странно. Возможно их и украли, но свет в приоткрытой двери второго зала внезапно пугал. Подойдя к нему, женщина замерла, приоткрыв дверь. Все снятые картины были здесь, выставлены каким-то причудливым полукругом, вслед за кругом больших свечей, разной формы. Они все были обращены к ней, как будто зрители какого-то представления. И декорации не замедлили себя ждать.
С люстры что-то свисало, и, чуть подняв глаза, Лилиан опешила. Это был Марк, полуобнаженный и израненный, висящий вертикально и чуть раскачивающийся. Туда-сюда, будто маятник, повинующийся чьему-то разуму. Кровь стекала с его ран, и прямо под ним уже натекла приличная лужица. Лили не понимала, жив он или мертв, и вздрогнула от неожиданности. Она не испытывала к нему особых чувств, но понимала, что из-за нее он в это ввязался, и какие-то остатки человеческой совести говорили ей, что его нужно беречь.
Сделав шаг вперед, Айсли замерла, лишь теперь заметив в тени, у портьеры, какого-то мужчину. Он настолько расслабленно и уверенно сидел, вероятно, ощущая себя хозяином положения. Впрочем, так и было. Айсли не знала, чего ей ждать, как и вообще что будет дальше. Эта причудливо-жуткая инсталляция во главе со своим творцом вдруг захватила ее всю, и Лили на миг подумала о том, что это идеально смотрелось бы на полотне. Сбросив с себя наваждение, Лили чуть шагнула вперед и остановилась перед качающимся Марком, не сводя глаз с мужчины.
- Эта порода дерева. из которой паркет, плохо переносит влагу, если вы не знали.  - тихо произнесла она, сжав левую руку в кулак, чтобы унять дрожь и страх. Ей и впрямь было страшно, но пока она не могла придумать, что же ей сделать.

- Ах, мисс Айсли! - Раздался радостный голос, и мужчина склонился чуть вперед. Лезвие окровавленного ножа блеснула в тусклом свете. Кресло характерно скрипнуло кожным покрытием, и фигура поднялась во весь свой, почти двухметровый рост. - Я так давно хотел с вами познакомиться!
Голос мужчины был мелодичным, с “чувственной” хрипотцой, присущей брутальным и сексуальным певцам, чарующим свою публику харизмой.
Небрежно уронив нож на пол с характерным звоном и глухим стуком рукоятки о паркет и, как-то завороженно рассмотрев на брызги, он медленно поднял голову, довольно заурчав, и, взглянув на Тореадора почти что с вожделением сексуального маньяка, неспешно направился к ней .
Он медленно шел навстречу, оглядывая девушку с ног до головы, как это делают любовники. Громко дыша и изредка урча и издавая почти что стонущие вздохи, он обошел девушку кругом и встал со спины сородича. Лилиан ощутила, как мужчина ткнулся носом в ее затылок и глубоко вдохнул ее запах, шумно выдохнув.
Его ладонь мягко коснулась талии Лили и провела по телу женщины с силой и, в то же время, нежностью.
- Вы еще чудеснее вживую… Ммм… - Обходя ее кругом, ласковым шепотом проговорил вампир. Затем он отстранился от нее, все еще обнимая ее талию, и обвел свободной рукой зал перед ними, вместе с подвешенной жертвой.
В голосе вампира появилась жалость и беспокойство:
- Я слышал, у вас случился творческий кризис… И решил помочь вам. - Взглянув на Лилиан, мужчина коснулся пальцами ее щеки и потянулся к ней, будто желая поцеловать художницу. - Я и сам художник, знаете ли…

Лилиан, не отрывая взгляд, смотрела на незнакомца. Он не спеша подходил к ней, всем своим видом напоминая ей какое-то хищное животное.  Животное, которое сейчас было на охоте и, видимо, нашло себе жертву. В том, кто был этой жертвой, она не сомневалась ни секунды.
Попятившись, она невольно сделала шаг назад, но больше не смогла. Все, казалось, происходит за кадром - звон ножа и глухой стук рукоятки по дереву, какие-то обычные шорохи, покачивание люстры. Все было фоном, как будто передернутым дымкой, где главным был незнакомец. Когда он оказался за ее спиной, Лили вздрогнула. Он вызывал у нее страх, очень сильно похожий на тот, который она испытывала в первые часы после обращения. Страх перед неизвестностью, опасение и невозможность держать все под контролем. Какой может быть контроль над ситуацией, когда неизвестно, чего же ей можно ждать? Нервно сглотнув и вздрогнув от прикосновений, вампир тихо произнесла, надеясь, что голос не будет дрожать или срываться.
- Я.. Думаю, что слухи о моем творческом кризисе слишком преувеличены. Вы очень добры, но не стоило. - его прикосновения были прохладными, но по-своему приятными. На ум Айсли пришла змея, точнее питон, которого она однажды держала в руках. Кожа змеи была приятной и теплой на ощупь, да и сама она была любопытной. Красивой и омерзительной одновременно, эдакий каприз природы, реализовавшей свой ночной кошмар. Похожий экземпляр сейчас как раз касался ее, и в этой похожести она уверилась, едва заглянула в его глаза. Холодные, с тяжелым взглядом, будто гипнотизирующие. На миг послушно подавшись вперед, Лилиан чуть отстранилась.
-Да, у вас талант делать инсталляции, мне кажется.  - вмиг пересохшими губами прошептала вампир, стиснув кулак и сильно загнав себе ногти в ладонь.

Отредактировано Ланалуна (18-09-2018 21:30:09)

+3

63

Совместно с Луней
Художница подалась вперед, и это вызвало улыбку на губах мужчины, но стоило ей отстраниться, и он изошелся тихим смехом. Он почуял запах новой крови и опустил голову, чтобы поднять сжатую в кулак ладонь. Взяв девочку за руку, вторженец отошел на шаг и с улыбкой торжественно проговорил:
- О, где мои манеры?! - Он поклонился, крепко держа руку Тореадора, размазывая пролившуюся кровь по своей перчатке. - Меня зовут Себастьян. Себастьян Дуайер.
Вампир нежно приобнял Лили чистой ладонью, а кровавой - обвел зал перед ними, особое внимание уделяя Марку.
- Творческий кризис - это такое обыденное дело… Вам просто нужно найти свой новый стиль. Видите ли… - Отпустив ее, он прошел к телу и крепко схватил его руку, отчего корреспондент вяло промычал от боли. - Боль… Кровь… Сами наши тела уже - искусство. Разве нет? - Протянув к ней руку в приглашающем жесте, он взглянул на пол. - Посмотрите на эту кровь… Разве она не похожа на самый прекрасный букет алых роз? Оцените эти оттенки… Насладитесь их ароматом…

- Да, не спорю, кризис - вещь неприятная. Но из него выходить мне почему-то хотелось менее..резко.  - вампир заставила себя улыбнуться, стараясь не смотреть ему в глаза. Уж больно они ее пугали, лишний раз напоминая, что в этой ситуации Лилиан была всего лишь игрушкой. Мычание Марка заставило ее ошарашенно уставиться на него. она не ожидала, что он жив, и внутри нее всколыхнулось что-то странное. Сострадание? Сожаление? Ответ как-то не приходил, и, подавив в себе желание броситься к журналисту, Лили решила пока играть по предложенным ей правилам, обдумывая, что дальше ей нужно делать.
- Себастьян? Очень подходящее имя для художника, если заглянуть в его значение.  - улыбка Лилиан стала чуть шире. Клэр не обратила на нее внимание, если бы Лили только рисовала и не имела ничего в голове при жизни. Лилиан всегда много читала, и не только книги по искусству. Ее “мать” очень ценила это. И она же ей всегда внушала, что в серьезных ситуациях часто маска - самый лучший способ немного выиграть время. Окинув взглядом кровь на полу, девушка пожала плечами.
- Я знаю, что у него довольно ароматная и интересная кровь. Я ее пробовала. И, если честно, вот так вот ее растрачивать, позволяя ей портить паркет, мне бы очень не хотелось.  - чуть подойдя поближе, она внимательно рассматривала то, как стекали капли крови вниз, и как играла поверхность лужицы по мере того, как ее целостность нарушалась новой кровью. В этом было что-то завораживающее, верно, но вместе с тем и несколько неприятное. Лилиан не желала смерти Марка, было было точно.
Развернувшись к Себастиану, Айсли развела руками.
- Тело всегда было источником вдохновения для художников, особенно в столь любимой мною античности. Искусство тела, искусство его изображения - это вдохновляло и меня... Но искаженное болью тело.. Вы считаете его прекрасным? И вы считаете прекрасными розы? Вам не кажется, что это несколько.. банальный цветок? - Лилиан чуть завела руки назад, сцепив их в замок и с любопытством глядя на незнакомца.

- Хм… - Довольно и несколько хищно заулыбался Себастьян. - Банальный… Но что взять от простого человека? - Вновь обойдя девушку со спины, мужчина положил ладони на плечи художницы и склонился, прошептав ей на ухо. - Или же вам больше понравится амарант?

Вздрогнув от прикосновения и такой близости к уху, Лилиан невольно прикрыла глаза. Не от наслаждения, а от того, что уверенность ее опять стала покидать, особенно когда он упомянул амарант. Слово не сразу ей вспомнилось, но его неприятное послевкусие что-то в ней внутри всколыхнуло. Что-то тревожное, недоброе...точно.  Глубоко вздохнув, она улыбнулась и лишь потом открыла глаза.
- Простого человека? Я не уверена, что вы простой человек. Как и в то, что вы человек вовсе. Вряд ли обычный человек знал бы об амаранте. К тому же, если мне не изменяет память, это очень и очень старое название. А вы.. - она оглядела его несколько оценивающе - не производите впечатление подобного.
[NIC]Себастьян Дуайер[/NIC][STA]Art is worth the pain[/STA][AVA]https://orig00.deviantart.net/b40c/f/2018/261/3/4/evilwithin2_1_620x350_by_ayrinsiverna-dcn6amw.jpg[/AVA]
Себастьян рассматривал свою новую игрушку с интересом и ожиданием, смакуя ее тревогу и страх. Неопытный сородич в своем знании мира тьмы был порой куда более занимательной игрушкой любого другого человеческого мусора.
Но вот услышав ее вопросы, рука мужчины внезапно схватила лицо Лили, размазывая ее собственную кровь по щекам художницы, а вампир повернул ее лицо к своему, рассерженно пялясь ей в глаза:
- Я? Человек?! - Прошипел он, не позволяя Тореадору вырваться, обнимая ее второй рукой уже куда более властно и агрессивно. - Как ты не понимаешь?! Мы - высшая форма, хищники среди этого стада! Это…! - Отпустив челюсть девушки, он указал пальцем на подвешенного журналиста. - Это наша еда!
Внезапно замерев, спокойствие резко окутало сородича, и хватка мужчины вновь стала ласковой и поддерживающей:
- О, что это на меня нашло..? Как невежливо. Простите меня, Лилиан. - Склонившись, к ней, он провел окровавленной ладонью по щеке Лилиан, - Вы так похожи на моего Сира… Она думала так же… И что? Она даже больше не рисует!
Ваши рисунки прекрасны… Но в них не хватает страсти… Я хочу вернуть ее тебе!

На этом самопровозглашенный художник склонился к ней, придерживая ее лицо пальцами и жадно впиваясь в ее губы поцелуем. Его ладонь, что держала ее челюсть теперь легла на затылок, не позволяя ей отстраниться. Проведя своим языком по клыку, вампир пустил свою кровь и пустил ее сладкий вкус в их поцелуй.

+3

64

[NIC]Лилиан[/NIC]
[AVA]http://rs1276.pbsrc.com/albums/y472/SwotSisters/Angry%20GIFs/Kenzi_NotAmused_zps93ab5c12.gif~c200[/AVA]
[STA]Потерянный художник[/STA]
Совместно с Луа
Его внезапная вспышка гнева заставила ее вздрогнуть. Он напоминал ей безумца, так часто встречающегося среди художников. Клэр говорила, что похожие экземпляры нередки среди Тореадоров, но с ними Айсли встречалась впервые. Дернувшись и будто сжавшись, Лилиан уперлась руками ему в грудь, пытаясь оттолкнуть, но держал он ее очень крепко. Резкое умиротворение Себастьяна ее напугало еще больше, и единственным желанием вампира было просто сбежать отсюда, подальше от этого сумасшедшего вампира. Предприняв еще одну попытку оттолкнуть его, Лилиан опешила, ощутив грубый поцелуй. Его кровь во рту была несколько странной на вкус, и Лили не была уверена, что этот вкус ей понравился, хотя в ней было что-то...особенное. Кажется, ее “мать” говорила о том, что кровь вампира гораздо более привлекательна, чем кровь людей, хоть и пить ее было строжайше запрещено. Желая освободиться из объятий Себастьяна, вампир больно вцепилась зубами в его нижнюю губу.

Укус за губу вызвал в агрессивный, но в то же время возбужденный звук… То ли он заурчал, то ли зарычал, но в этот же миг его ладонь опустилась на ягодицу женщины, жадно сжав ее мышцу.
Себастьян отстранился и с, какой-то странной, теплой улыбкой взглянул на нее придерживая ее свободной рукой подбородок большим и указательным пальцем.
- Посмотри на себя… Такая молодая, такая игривая! Ты потеряна… - Прильнув к ее уху, он ласково прошептал. - Я хочу показать тебе правильный путь…
И вот, так же резко, как он схватил ее, Дуайер отступил и вернулся в кресло, расслабленно растянувшись на нем, словно хищный кот после охоты. Его действия могли показаться спонтанными и иррациональными, - то он не хотел выпускать художницу из рук, будто она и была его добычей, то мужчина смотрел на вампира так, будто она была недостойна его королевского внимания.
Подперев, лицо своими пальцами, пока его локоть опирался на кресло, он спокойно и даже несколько утомленно разглядывал Айсли:
- Помоги своему гулю… Посмотри на это бедное существо. Ему так больно, что он теряет сознание.[/b] - На губах вампира появилась хищная улыбка, а в глазах замерцала почти что безумная искра. - [u]Добей его! Или же… Ты можешь дать ему новую жизнь. Вот только что же на это скажет моя матушка?
Тихо рассмеявшись, Себастьян отклонился к спинке кресла, ожидая ее решения:
- Смотрю, она заместила меня тобой… - Вполне спокойно и как-то скучающе рассудил “художник”.

То, как Себастьян, сначала прижимавший ее к себе, резко отпустил, заставило вампира на миг потерять равновесие. Обескураженная, Лили все же удержалась и, вздохнув, обернулась к мужчине, чуть сжав губы. Осознавать, что ты игрушка, несколько неприятно. Страх начал переплетаться с едва зарождающимся раздражением, внезапно возникающем на почве того, что обычно зовут гордостью. Или чувством собственного достоинства? Или же.. тщеславием? О да, Айсли была тщеславна, как и любой художник, и именно это тщеславие и заставляло ее двигаться дальше.
Недовольно глядя на откровенно развлекающегося вампира, Лилиан молча подошла к веревке, и, отвязав тугой узел (при этом сломав пару ногтей и чертыхнувшись), осторожно опустила тело Марка на пол. Тот издал глухой стон, и Лили закусила губу. Опустившись перед ним на колени, вампир попыталась осмотреть его раны, хоть и ничего не понимала в них. Какое-то странное чувство, не то сожаления, не то жалости, возникло в ней, но ни убивать, ни обрекать его на такую же жизнь, как у нее, ей не хотелось. Она невольно вспомнила свою смерть, и это заставило ее содрогнуться. Если ее она сама желала, то смерть Марка не входила в ее планы.
Слова Себастьяна о его матери заставили ее замереть и несколько непонимающе уставиться на него. Его слова как будто наталкивали на мысль, что у них одна мать, но это было странно. Вряд ли у Клэр был бы такой “отпрыск”. Или мог? Лилиан многого не знала о той, кто дала ей вторую жизнь.

Марк лежал на полу, издавая обессиленные стоны. Его глаза не могли сфокусироваться, он был похож на забитое до полусмерти и безумия животное на бойне, его кожа была разрезана, а местами, как на грудных мышцах, и вовсе освежевано, открывая голое мясо глазам вампиров.
- Ли.. Лилиан… - Шептал он, часто дыша. - Беги… Спа… Спасайся, Лили…
Себастьян смотрел на девушку и ожидал, а потом отклонился на бок и склонил голову налево, рассматривая девушку с каким-то холодом и даже едва различимым отвращением:
- Ну что ты сидишь? Он же мучается… - На губах мужчины появилась улыбка. - Разве это не ранит твою человечность? Разве тебе не доставляет страданий знать, что ты можешь избавить его от этого? Хм… Даже не напоишь его своей кровью, чтобы он пошел на поправку? Он ведь твой гуль…
- Что..? Кто..?- В замешательстве и с запоздалой реакцией спросил испуганный Марк.
- Ох… Он не знает.- Улыбнулся Дуайер, склонившись вперед, опирая локти в колени и снисходительно глядя на девушку. -Хм… Неужели Катрин не взяла тебя под крыло? Ничему не научила? Она же так хотела послушного ребенка…

Лилиан в неком ступоре смотрела на Марка, толком не понимая, что ей делать. Она никогда даже не присутствовала при обращении, не говоря о том, чтобы самой обратить кого-то в вампира. Снисходительная, но при этом несколько омерзительная жалость Себастьяна заставила ее зло посмотреть на улыбающегося вампира, хоть это и натолкнуло ее на мысль. Клэр ведь говорила ей о “целебном” свойстве крови, и, осторожно поднеся запястье ко рту, Айсли прокусила его, чувствуя, как потекла кровь по ее бледной коже. Поднеся запястье к губам начавшего было упираться Марка, она буквально силой открыла ему рот и влила туда крови. Машинально Лили погладила его по волосам, будто пытаясь успокоить.
Насмешливые слова о Катрин заставили ее опять поднять глаза на Себастьяна.
- Нет, я с Князем практически не…
Внезапная мысль-догадка посетила ее, и, все так же прижимая к себе Марка, Лили произнесла:
- Значит, твоя мать Катрин?

Отредактировано Ланалуна (18-09-2018 21:31:22)

+3

65

Совместно с Луней
Себастьян смотрел на потуги Тореадора, и его лицо, казалось, переполнилось отвращением. Он открыто брезговал ее состраданию, но через пару секунд его лицо смягчилось… Так и не хватало лампочки, что бы зажглась над головой вампира с гостиничным звоночком.
Он встал и тихо сказал:
- Мать? Нет… Или же да? - Рассмеялся Дуайер. - Она привела меня в мир ночи… Ей нравилось, как я рисовал. Но ведь я был такой посредственностью… Прямо… Как ты.
Он медленно подошел к девушке и сел на корточки перед этой трепетной картиной, медленно хватая Марка за руку у плеча.
- Она и сама - зазнавшаяся привилегированная тварь, не находишь? Считает себя правителем этого города, расставляет фигуры вслепую, не видит, что творится под носом… И скоро она пожалеет об этом, но ты… Я бы хотел дать тебе шанс выжить в этом вселенском потопе.
Резко встав, он потянул раненного человека за собой, вырывая Марка из рук своей спасительницы, перехватывая раненного за шкирку, как котенка:
- Что бы ты сделала… Если бы я свернул ему шею, а твоя кровь сделала бы свое дело? Катрин увидит в нем твою кровь… Очередное непослушание… Какая потеря, шерифу потребуется отрезать твою замечательную головку… - Потянувшись к мужчине, словно он хотел поцеловать его, Себастьян с улыбкой отстранился и похлопал корреспондента по щеке и отпустил его, чтобы тот упал на кресло, будто ненужная игрушка. - Будем дружить, Лилиан?
Обернувшись к художнице, он распростер к ней свои объятья, хищно улыбаясь девушке.

Когда Марка выхватили из ее объятий, Лилиан дернулась было за ним, наблюдая за каждым движением вампира. Его рассуждения о Кэтрин были похожи на.. обиду человеческого подростка, дующегося на родных. Хотя, наверное, скажи она это, Лили бы самой свернули шею. Подумав, она произнесла, пожав плечами и стараясь унять дрожь.
- Если решат отрезать мою, как ты выразился, замечательную головку, то..значит, так тому и быть.  - Лилиан поднялась, отряхнув свою юбку, и развела руками. - Я умирала уже, что мне стоит умереть второй раз, уже окончательно? Может, это мне и нужно? именно так завершить свою.. жизнь?  - попытавшись улыбнуться, вампир чуть закусила губу, а после посерьезнела.  - Если он обратится, я ни на минуту не пожалею о том, даже если Князь за это меня убьет. Я не знаю, какая Кэтрин и какой она была Матерью для тебя, но.. Моя меня учила, что жизнь, даже жизнь людей, в какой-то мере.. драгоценна. И я знаю, что Марк очень талантлив и способен, потому и Тореадором он будет хорошим.  - начав тихо и в середине запнувшись, Лилиан постепенно говорила с большим жаром, успокаиваясь. Глядя на его раскрытые руки, Лили почему-то подумала о пауке, призывно раскинувшем паутину в ожидании бабочки. Чуть усмехнувшись, Айсли медленно направилась к Себастьяну.
[NIC]Себастьян Дуайер[/NIC][STA]Art is worth the pain[/STA][AVA]https://orig00.deviantart.net/b40c/f/2018/261/3/4/evilwithin2_1_620x350_by_ayrinsiverna-dcn6amw.jpg[/AVA]
- Ооо…. - С умилением протянув и обняв девушку, Себастьян прижал ее к своей груди и погладил по голове, будто ребенка, а затем склонил голову на бок и проговорил. - Когда-то и я противился такому существованию, о потом… Потом… Мне открыли глаза… Катрин находится на ложном пути, и я хочу избавить тебя от этого. Вернуть тебя к жизни… Вернуть тебе страсть… - Подцепив пальцем ее подбородок, вампир легко, даже нежно коснулся ее губ своими, с улыбкой глядя на в ее глаза. - Твоя тоска так печальна… Красива, но невыносима для моего взора…
Я хочу нарисовать тебя, Лили… Хватит оставаться за холстом, когда ты можешь быть на нем. Ты так красива… Но мне нужно, чтобы ты раскрыла себя…
- Руки Тореадора пробежали по телу художницы, и он вновь вдохнул запах ее волос. - Вся эта кровь на полу… Облачись в нее вместо своей одежды… Используй своего друга как реквизит…
Ласково шептал вампир, обнажая плечи и ключицы девушки и целуя уже их:
- Разве запах его сладкой крови не вызывает у тебя желание? Я хочу нарисовать тебя в экстазе… Но для этого я должен увидеть его. - Выпрямившись и взглянув на свою коллегу, Себастьян перевел взгляд на журналиста, что пребывал в опьяненном состоянии нирваны после щедрой порции витэ. - Он будет так счастлив… Ты же хочешь его счастья, да? Да… Публика должна трепетать…
Развернув Айсли к себе спиной, он провел ладонями по ее юному телу и даже как-то довольно заурчал. Марк, глядящий на пару вампиров, расслабленно заулыбался, наслаждаясь чувством восстановления и эйфории. Глаза журналиста, тем не менее, быстро обратили внимания на бедра художницы, стоило Дуайеру поднять подол ее платья, и это вызвало улыбку на лице вампира.
Но вскоре он обернулся и спросил:
- А где же твоя Ева? Я так долго ее искал… - Почти прильнув к уху Тореадора губами, мужчина ласково обхватил ее талию и грудь. - Так хотел сделать Евой тебя… И тогда я бы мог пошутить, что стал змеем… - Усмехнувшись, Себастьян заключил. - Но так даже лучше… Сегодня ты станешь Лилит. Хм… Лилиан… Лилит… Это прямо… прозаично.

+3

66

Адам проснулся первым. Этого времени оказалось достаточно, чтобы переодеться и подготовиться к их ночной вылазке. Поверх своей рабочей робы в сане святого отца, мужчина надел тёмную кожаную куртку и старые армейские ботинки на высокой подошве. Там, куда они собираются, они будут смотреться куда лучше чем туфли. С одной стороны ходить удобно, с другой же головы супостатов будут крошится как молодые орехи. Улыбнувшись этим своим хищным мыслям, мужчина отпустил их прочь. Те за кем они идут, уже давно мертвы и упокоить их окончательно - это благое дело. Как и преподать тому, кто работает на Косту. Посыльный уже приехал и хоть встретил Адама настороженно, помог ему перегрузить ящик с оружием в багажник его кадиллака, а после передал два пакета, видимо с одеждой и обувью Лиандры. А потом, потом случилось маленькое недоразумение, в результате которого посыльный потерял сознание. Адам погрузил его в его же джип и отогнал далеко не в лучший район Нового Орлеана. Забрав у него наличку, избавившись от телефона и раздев бедолагу, вампир испил из него совсем немного, не более чем ему было необходимо, чтобы восстановить свои силы. После же набрал крови, чуть больше, чем ему было нужно самому. Два пакета перекочевали в небольшой холодильник, а всё необходимое для взятия крови, Адам забрал с собой. Мужчина же остался досыпать в машине, когда он проснётся, он наверняка задумается что же произошло и Адам очень надеялся, что после этих мыслей мужчина сменит работу.
Утро наступает тогда, когда ты просыпаешься. Ничто так не бодрит, как легкая жажда. Или голод. Кому как больше нравится? Это ощущение привело в чувства Лиандру довольно резко. Да и сон в непривычном положении не лучшим образом сказывается на первом впечатлении от пробуждения, как и осознание того факта, что в сон вампир отправилась посредством сломанной шеи, о которой ей напомнило то самое чувство голода. Тело хотело восполнить утраченный резерв на регенерацию. Потянувшись и проверяя на прочность цепи, что лягнули противным скрипом от своей старости, девушка обнаружила, что Адам позаботился о том, чтобы её пробуждение было атмосферным. Стоило отдать должное, освободившись от доминирования Валерио, святой отец не стал медлить. Подвал, кляп, цепи. По спине Лиандры пробежались легкие приятные мурашки от подобной мысли. Что задумал этот вампир? Не так много у него времени, прежде чем прибудет посыльный от её Мастера, которого встретить должна его подопечная, а не какой-нибудь служака церковный. Лиандра усмехнулась, пробуя на прочность то, что заняло её рот. При большом желании раскусить можно.
Вернувшись в церковь, мужчина разбавил взятую у посыльного кровь своей, смешав её и убедившись, что она готова к употреблению, сухо улыбнулся. После чего направился вниз в подвал. Поставив переносной холодильник на старенький матрас кровати, вампир прошёл к сородичу и взяв её за подбородок, посмотрел в её глаза, - Голод и после смерти неприятное ощущение, усиленное в несколько десятков раз, стоит отметить. Поэтому члены нашего общества всегда следят за своей сытостью и никогда не выходят в свет голодными. Лучше быть хищником подобным людям, чем диким животным готовым порвать кого угодно, - мужчина притянул ногой стул поближе к Лиандре и сел на него, - Должно быть ты голодна Лиандра, - спокойно произнёс он, посмотрев в глаза девушки ещё раз, - Здесь нет Валерио, здесь нет его людей. У нас есть время, чтобы я мог понять тебя. Узнать как в тебе появился грех и откуда взял своё начало. Пойдёшь на контакт и я покормлю тебя, будешь поясничать и врать мне, и теперь свободный от влияния твоего сира, я тоже дам волю своей тёмной стороне. Кивни если поняла, - произнёс Адам, поднявшись со стула и подойдя к кровати, вынул из под неё коробку десяти сантиметровых гвоздей, взяв один из них, вернулся к Лиандре и погладил её по голове, - Смеяться над чужой верой - это верх свинства, но попробовать столкнуть этого человека с пути - это ещё более низко. Иисус был распят за чужие грехи и его уже давно нет с нами, поэтому каждый должен ответить за себя сам, - произнёс Адам, перейдя своей сухой и тёплой ладонью к её плечу, начав гладить её руку, пока не дошёл до её ладони и не всадил в неё гвоздь, ровно на половину. Замер, чтобы увидеть её реакцию с таким же спокойным лицом, как и было до этого, - Я переживаю за живых, но твари подобные моей природе не заслуживают хорошего отношения, если не показали что им можно верить. Большинство из нас наслаждаются своим зверем, но зверь - это всего лишь зверь. Когда он сыт, он чувствует себя королём, но когда он голоден и побит, он следуя своим инстинктам начинает выть и скулить, преклоняясь перед более сильным сородичем. Так устроено наше общество и так блюдётся порядок в эти ночи. Мы подчиняемся Князю как более старому и опытному сородичу, верим в его мудрость и благоразумие. Но твой Сир не из нашего общества, он предатель и трус, который всдумал что прибыв на чужую территорию, он может диктовать другим свои правила. Я не могу преподать урок ему, но могу образумить тебя, - провернув гвоздь в её ладони до хруста костей и потянувшись за следующим, - У всего есть предел. Боль приятна таким как ты, до определённой границы. В армии меня учили искать эту границу, но когда ты находишь её, твой пленник уже не выглядит таким довольным, каким хочет казаться, - с этими словами Адам, провел гвоздём по её правому запястью, царапая его и пуская кровь, прежде чем снова всадил его в её грешную плоть, вводя как и первый ровно на половину. Отвлёкшись от её руки, мужчина поднял взгляд на её лицо и улыбнулся ей, отведя прядь волос ей обратно за ухо, поцеловал её в лоб и погладил по волосам, - Ты долго избегала встречи с богом, но настало время вам поговорить с ним по душам. Я святой отец и слуга божий, ты готова к исповеди всей своей жизни дитя? - произнёс Адам, сняв с неё намордник, и коснувшись левой рукой её щеки, ласково поддерживая, но смотря при этом довольно сухим и властным взглядом, словно в любой момент, эта рука могла сомкнуться на её челюсти и как следует приложить её к стене.

+3

67

Совместно с Адамом
[indent] Лиандра бы усмехнулась, да кляп не давал этого сделать. Спокойные рассуждения Адама звучали весьма органично в атмосфере заточения, где они находились. Будь все так просто, как говорил святой отец о голоде и боли, Лиандра была бы на совсем другом пути. Её обучение, становление… Научили вампира, что все, кто не такой, как они, всего лишь мусор. И пусть она только лишь неонат, но способный до обучения и выживания. В первые дни своей «жизни» ласомбра получила жесткий, но действенный урок, потому сейчас её взгляд был столь же спокоен, как и у Адама, что вещал ей об ответе за грехи.
[indent] Способен ли святой отец убедить проженную до костей Лиандру о том, что она греховна настолько, что ей стоит раскаяться? Девушка запрокинула голову, когда гвоздь вошел в ладонь, болезненно упираясь в пястную кость и сдвигая её, оставляя борозду. Человек имеет ограниченную выносливость, тогда как вампиром Лиандра имела честь познать особую боль. И что простому гвоздю до этого? Хоть количество, которым запасся Адам, заставляло отдать должное. Он основательно решил подойти к «покаянию» грешницы?
[indent] Лиандра зашипела через кляп, добавляя немного эмоций к своей реакции на пробитую кисть руки. Всего лишь игра, тогда как до настоящих эмоций вампира добраться мог лишь один. Лиандра умела играть те маски, которые от неё требовались. И её мастерство часто пригождалось. Сейчас не было рядом Валерио, который бы каким-либо образом повлиял на то, кем будет сегодня Лиандра и что именно от неё надо. Девушка должна была избрать определённый путь сама, который сыграл бы нужную роль в этом представлении Камарильи. 
[indent] «Плохие девочки не плачут. А вот хоро-о-о-ошие,» - вампир усмехнулась хитро собственным мыслям, шумно втягивая воздух в мертвые легкие, как это сделала бы при жизни, натягивая цепи, сковавшие руки. Второй гвоздь был менее изящно вогнан в руку, пустив предварительно из предплечья кровь. Лиандре предстояло справляться не столько с болью, сколько с голодом, ведь очевидно, на чем может сыграть святой отец, когда доведет до «кондиции» свою гостью в отместку да их с Валерио шалость.
[indent] Её тёмная душа давно уже в бездне непроглядного порока, откуда даже самый изощренный святоша не способен её вытащить. Опасайся своих желаний. Особенно если тебе дарована вторая жизнь, а твоя маска столь искусна, что иногда неотделима от тебя самой. Размяв губы и челюсть после неудобного и забавного на внешний вид кляпа и намордника, Лиандра с горькой усмешкой качнула головой, склонив её в намеренно усталом жесте на плечо.
[indent] - Была я как-то набожна. В детстве, когда моя душа была столь чиста и непорочна, - она коротко засмеялась, вновь возвращаясь к серьёзному выражению лица. – Ан-нет, не совсем так. Ты хочешь услышать, что мою грешную душу можно спасти? Что где-то там в глубине есть маленькая девочка, что может обратить наглую вампиршу на пусть истинный? Право, мне самой любопытно, что же ты разглядел во мне. Мы знакомы от силы день, я не беру в расчет время, что было ДО этой жизни. Ровно как и с Валерио. И ты уже судишь, что мы отступники и предатели, что Коста ставит свои правила. Интересно, на чем основаны твои выводы? На маленькой шалости?
[indent] Лиандра прикрыла глаза, прильнув плотнее лицом к руке, что могла в любой момент приложить её об стену,  или же наоборот, приласкать, подобно тому, как хозяин поощряет свою кошку за пойманную мышь, что портит не первый день запасы круп в кладовке.
[indent] - Когда первая капля ненависти попадает в кровь, вся надежда теряется. И слепой гнев наполняет тебя своим ядом. Ты будешь опускаться всё ниже, не зная меры.Так освободитесь же о ненависти, что отравляет Вас, Святой отец.

[AVA]http://s3.uploads.ru/dwQZl.png[/AVA]

Отредактировано Лиандра Де-Сен Лонгрэн (18-09-2018 21:37:21)

+3

68

совместно с Лиандрой
Бруха улыбнулся её неуёмной глупости, прежде чем его хватка сомкнулась на её челюсти и с силой приложила о стену, отчего несколько верхних зубов с правой стороны, в том числе и клык, хрустнули и выпали из дёсен.
Прикосновение лица к стене было неприятным, но куда больнее отозвалась током в тело другая боль. Говорят, что у человека нет боли более невыносимой, чем зубной. И когда тебе разом выбивают три зуба, ощущения непередаваемые. Лиандра глухо вскрикнула, сплевывая кровь и осколки.
Щеке тоже пришлось несладко, но бруху это мало заботило, как и её слова. Делать ей больно, приходилось с одной единственной целью, чтобы она быстрее потеряла собственную кровь. Организм не может излечиваться раз за разом, если сам ты голоден и ослаблен., - Думаешь, мне нужно это? Услышать что твою душу можно спасти? - святой отец рассмеялся, разбивая каноны святости вдребезги. Его поведение было иным, отчасти таким же извращенным, как и он сам. Говорить с вампирами, нужно на их языке, - Мне это не нужно. Я не герой и даже не хочу им стать, моя работа заключается в другом, в чем-то таком, что пока находится за гранью твоего понимания, - мужчина сделал паузу и поднявшись выше локтя, вонзил ещё один гвоздь, провернув его и расшатав в ране. Тело кровоточило и для него это было хорошим знаком, - Он предал Шабаш и теперь прячется среди членов Камарильи, кто он если не предатель? Ты же его дитя, а значит отступница собственного клана? Поправь меня, если я ошибаюсь. - произнёс Адам, изучая её глаза и пробуя через них заглянуть в её темную душу, - Расскажи мне о своём наставнике, о уроках что он тебе преподал и о пути, по которому ты решила идти с его подачи, что он тебе даёт и куда он тебя приведет?
Лиандра понимала, что сначала идет далеко не демонстрация силы и превосходство, а изматывание. И потом уже жертву берут по-настоящему в оборот, когда резервы тела на минимуме. Вот в такие моменты разум слабеет. И спасти себя можно лишь идя на поводу у пленителя. Третий гвоздь пробил кожу, открывая еще один ход к оттоку крови, что даровала Лиандре вторую жизнь. Нарастающее чувство голода. Как она любила это ощущение! За которым следовало сладостное наслаждение «завтраком». Но сейчас она лишь ощущала вкус собственной крови во рту.
Несмотря на своё положение, Лиа с любопытством улавливала каждое слово. О да, Адам говорил то, что она хотела услышать вслух, а не догадываться с его неосторожным слов-намёков.
- Святой отец, чем спрашивать меня, задайте интересующие вопросы непосредственно моему сиру. Разве может юная вампир знать то, что именно ты хочешь узнать? А я вижу, что ты хочешь узнать больше, чем поведаю я, - смеяться было уже неудобно, оттого  Лиа просто сплюнула кровь на пол, болезненно дернув рукой, словно желая сбросить из неё гвозди. - Глупо винить дитя в грехах его родителей. Я верна канонам своего клана, своему сиру. Он же принадлежит к Камарилье. Значит и я тоже. Уроки же… Не находите, что это слишком личное, о чем не рассказывают? Не важно, как меня учили. Я верна тем законам, что установлены здесь. Ровно как в своём маскараде я служу городу, как это было до моего «рождения».  Будь всё иначе, уважаемая тобой Князь давно бы стерла с лица города Косту и меня. Это результат, который говорит о том, что уроки были усвоены, а путь мало отличается от того,которому  я следовала до второго рождения.
Уклончивый ответ, но тем не менее, Лиандра ответила на поставленные вопросы. А вот уже что это за собой повлечет и увидит ли в её словах нужное Адам - другое дело.
Бруха усмехнулся, почесав свою густую шевелюру. После чего наклонился к коробке, и взяв жменю гвоздей, прошёл к стулу и плюхнулся в него, изучающе наблюдая за Лиандрой. У брухи не было сомнений в том, что она понимает что он делает, знает что это игра на истощение, но не было у него сомнений и в том, что она что-то скрывает.
Кровь капля за каплей падала медленно на пол, окрашивая пыльный камень багровым цветом. Капля за каплей уходило терпение и самоконтроль Лиандры.
Почесав подбородок и снова посмотрев на неё, мужчина взял один из гвоздей и начал его подкидывать, каждый раз перехватывая и снова отправляя в полёт, - До обращения я был простым человеком, после него не многое поменялось и я всё тот же простой человек. Быть может изменилось моё тело и его особенности, но остальное осталось прежним. У меня не было собственного бизнеса, богатых родителей и кучи денег, за которые можно многое себе позволить. Всю свою жизнь я провёл среди простых вопросов и ответов на них. И сейчас, беседуя с тобой Лиандра, я огорчён твоими заумными ответами и скользкими уловками. Я задал простые вопросы и мне нужны такие же ответы, - произнёс Адам,  метнув гвоздь в её правое плечо и ещё до того как он вошёл в плоть, оказался рядом с ней, пригвоздив плечо девушки к стене, специально задевая кости, - Уверен, у тебя с болью особые отношения. Расскажи мне о них, то что я сейчас делаю, тебе тоже нравится? - произнёс Адам, поймав её снова за челюсть и специально надавив пальцем на место, где прорастали новые зубы.

+3

69

Совместно с Адамом
[indent] Вампир вскрикнула громко и отрывисто, когда сталь раздробила кость и боль пронзительными волнами пронеслась по телу, из острой перетекая в постоянную и ноющую. И каждое самое малое движение девушки отдавалось острым разрядом боли. Вампир едва сдержала ругательство, лишь зашипев через неровный ряд зубов. Да и тот звук вышел довольно специфическим.
[indent] - Ты ждешь простых ответов? Не находишь, что в подобной обстановке простые ответы не даются? Вот предложи ты своей гостье чашечку теплого «чая», задушевная беседа пошла бы куда лучше. Скольким дамам на первом «свидании» ты сворачивал шею? У тебя весьма оригинальный способ заводить друзей…
[indent] За сим малость надменный тон был скрыт. Игра набирала обороты, а значит и поддерживать избранную маску стоило по-настоящему. Боль, кровь. Пряный напиток, пьянящий её порочную душу. И физическая слабость от все большей потери крови. Голод вскоре возьмет в свои холодные объятия девушку, делая её покладистой. Или она будет казаться такой. Лиандра закрыла глаза, отвечая  срывающимся в стоны от боли голосом просто на простой вопрос.
[indent] - Раз задушевная беседа такова… Да. У меня особое отношение к боли. Я упиваюсь и наслаждаюсь тем, от чего у остальных сознание покидает тело. В том, как причиняют боль, люди и не только они раскрываются по-настоящему, - вампир умолчала о том, что она видит в тех, кто причиняет лишь физическую боль и придает лишь ей значение. - Такие ответы ты хочешь слышать?
[indent] - Ты всё верно услышала, - шепнул Адам ей на ухо, отстранившись и посмотрев ей в глаза, ясно давая понять что рано или поздно она сломается, - Думаешь обстановка играет значение? Я вот не думаю, что Валерио поил тебя чаем и гладил по коленке, прежде чем решил обратить тебя. Всё это вряд ли на него похоже. А с визитом добрых намерений я уже опоздал. Ты мертва, я мёртв. Мы не чувствуем тепла, жара от пылких горячих поцелуев, не болеем и вряд ли умеем плакать. Мы ведём себя так, потому что нашему мозгу проще заменять наше теперешнее поведение, на наше прежнее. Это обычная имитация. Всё что мы сейчас чувствуем - придумано нами же. Так что декорации не имеют значения, - произнёс Адам, отделив ещё один гвоздь от кучи, и поводив им по её губам, - Храм редко посещают такие гости, ты в какой-то мере особенная, так почему же я должен вести себя также как и с другими? - вопрос был риторическим, мужчина слегка надавил на гвоздь, так что он плотно прижался к её краешкам губ и языку, вкус железа был очевиден, - И как же раскрылся я? Мне любопытно мнение эксперта, также как и узнать как это произошло у тебя с Валерио. Не нужно прикрываться личным, как видишь гвоздей у меня много и смею тебя заверить, это далеко не гвоздь моей программы.
[indent] - Тогда ты совсем не знаешь моего Мастера, - бархатно усмехнулась Лиандра. - Но ты знаешь, что скоро я буду хотеть только одного.Предсказуемо с нашей-то природой…
[indent] Вампир ухмыльнулась, сжимая зубами холодный металл и проводя по нему языком на грани, что острый кончик поцарапал мягкую плоть. Томно прикрыв глаза, она разжала зубы, позволяя стали прижаться плотнее к мягкому языку. Опасная близость к тому, чтобы вогнать гвоздь в язык, сделав временный пирсинг.
[indent] - О, мне льстит, что ты устраиваешь мне особый приём, - Лиа чуть прищурила глаза, мелко вздрагивая от пульсирующей боли из-за попыток слабой регенерации затянуть раны, да только вот грозди мешали. Легкое возбуждение пробивало тело дрожью, едва заметной, известной лишь Лиандре. Тонкая грань, что позволяет воспринимать обычную боль в другом, развратном свете, где эти чувства дарят наслаждение, раскрывают грани темной похотливой натуры, способной упиваться жестокостью, испытывать свои пределы. Ответ Лиа не заставил ждать, будучи кратким и простым, как и действия святоши: - Пока что… Как сторонник простого физического. С твоих же слов, ты был простым человеком. И твой подход, как и действия, линейны. С Валерио же… Всё сложно. Давно, много и по-разному. У вас есть схожие черты, но на этом твоём действе они заканчиваются. Быть может, “гвоздь” программы изменит моё мнение о тебе.

[AVA]http://s3.uploads.ru/dwQZl.png[/AVA]

Отредактировано Лиандра Де-Сен Лонгрэн (18-09-2018 21:36:56)

+3

70

совместно с Лиандрой
В Адаме её слова вызвали лишь усмешку, сменившуюся жалостью и презрением во взгляде. На пару мгновений он отстранился от неё, его рука протянулась к коробке и гвозди один за одним с характерным звуком вернулись домой в коробку, в то время как в руке Адама, остался лишь один единственный, который он зажал в кулаке. - Я видел как ты на него смотришь, как ведёшь рядом с ним. Для него ты лишь кукла, помешанная пустая кукла. Фанатичка. Точно такая же, как и фанаты верующие используемые для начала войн. Мне любопытно, что такого нужно сказать, чтобы так промыть голову человеку. Как думаешь, умри ты здесь, будет ли он по тебе скучать? Была ли ты для него той единственной? Или же в своём клубе, у него наготове десяток таких как ты, что только и ждут дара, что обернётся для них проклятием? - Адам прошёл к стулу и сев на него, сложил руки в замок, опустив на них подбородок, - Наверное я и правда чересчур линеен, предсказуем и недостаточно хорош в ораторском ремесле. Видимо у тебя сложилось мнение, что я здесь только для того чтобы пытать тебя. Отомстить за вчерашнее так сказать. Понятно почему ты думаешь так, но я не ненавижу тебя. Бог научил нас прощению, также как и раскаянию за свои грехи. Неважно как далеко ты зашёл в своей тьме, если ты захочешь, ты всегда можешь вернуться обратно. Стоит лишь верить в это, - мужчина поднялся со стула и открыл переносной холодильник, достав один из пакетов и отпив из него крови, что ещё можно было назвать свежей. После чего подошёл к Лиандре и поднёс её к губам девушки, - Выпей, - велел он.
Лиа не без удивления повела бровью, когда гвозди посыпались обратно в коробку. Она хорошо запомнила слова о том, что это далеко не то, что на самом деле задумал святоша. Возможно, его слова должны были задеть девушку, но Лиандра умела хорошо фильтровать информацию, ровно как и зацепить за живое её было слишком сложно. Но если это вечер «вопрос-ответ», то Адам получит его.
- Что до «скучать», то ответ прост. Незаменимых не бывает, я не питаю иллюзий на этот счет. Сейчас он мой Мастер, а я его подопечная. Его устраивает моя кандидатура, а меня устраивает то, что получила взамен я. Даже если это была просто блажь, чтобы не столь скучно было в ночи. Простым людям не дано узнать большего, не добейся они подобных взаимоотношений. То, что дало мне второе рождение, с лихвой окупает неудобства, что причиняет новый образ жизни. Если вообще это можно назвать дискомфортом.
Вампир прикрыла глаза, чуть скалясь от ноющей боли из-за проклятых гвоздей. Голод все больше подстегивал её сделать глупость.
- Каждый хорош в определённой сфере, - Лиа пожала бы плечами, но поостереглась излишне провоцировать кровотечение. Запах собственной крови уже начал кружить голову и без того голодной вампирше. От последующих слов Адама она не сдержала короткий сдавленный смех. Он считает её такой наивной дурочкой? Значит представление удалось на славу. Рушить эту иллюзию Лиандра не станет, поддерживая этот образ. Истину может знать лишь один.
Стоило лишь Адаму открыть небольшой холодильник, как вампир замерла, внимательно глядя за тем, как мужчина достает оттуда пакет с кровью и отпивает. Она закусила губу, а после облизнулась, не скрывая своей жажды, что пронеслась по телу болезненной судорогой. Кровь. Ей нужна кровь! И словно читая её мысли, Адам подошел и предложил в приказном тоне испить. Тут-то Лиандра помедлила, приоткрыв окровавленые губы, но не шелохнувшись. Подвох был явным, и повестись на него могло дорогого стоить. Или же наоборот, быть интересной авантюрой, которая даст массу новых впечатлений.
- Предсказуемо, - хмыкнула Лиандра, не уточняя, к чему именно была эта фраза. То ли к тому, что она следом за этим жадно впилась в пакет с кровью, то ли к тому, что это и был “гвоздь”, обещанный Адамом. Жадные глотки утоляли слишком медленно жажду её израненного тела, а тепло, разливающееся в мертвое сердце, отдавало пряным ощущением дурмана в голову. Знакомое до одури ощущение. И Лиа поняла быстро по проскальзывающим в голове мыслям, что зря она вчера вкусила крови брухи. Или не зря? Оттолкнув от себя лицом пакет, она шумно втянула воздух ртом, облизывая губы. Стоило проявлять выдержку и знать меру в выбранном образе. Но в глазах вампира читалась настоящая жажда.

+3

71

Совместно с Адамом
[indent] Мужчина ничего не ответил, лишь заботливо продолжал выпаивать ей кровь, словно маленькому ребёнку из соски. Пока этот своеобразный ребёнок не оттолкнул лицом пакет, что ж Адама не пришлось просить дважды. Убрав пакет от её губ, он вернул его обратно в холодильник. Сам же подошёл к девушке, снова начав её изучать. Что ж, нельзя обвинить в том, в чём заранее сознался. Священник улыбнулся себе под нос. Начав опускать все гвозди, засаженные в её правую руку, вниз. Таким образом, создавая небольшие стоки, кровь по которым стекала на пол, где уже собрались приличные лужицы, по которым мужчина бесцеремонно топтался.
[indent] - Нету никаких сейчас, - как бы между делом произнёс он, - Он тебя обратил и он всегда будет тобой пользоваться, ты будешь служить ему и у тебя никогда не будет ничего своего. Твой мастер хищник и его породу беспокоит лишь собственное выживание. Среди некоторых животных, самка может оставить детёныша, если это обеспечит выживание вида и она сможет дать потомство, Валерио чем-то напоминает такое же животное. Он подложил тебя под меня, словно ты скот, - произнёс бруха, в то время как его глаза полыхнули огнём. Слово это пускай и вскользь будило в нём злость, поэтому он тактично умолчал что некоторые называют этим словом его клан. Ещё один стереотип.
[indent]  - Несколько минут назад ты говорила о верности, но его понятие верности - относительно. Верность - своего рода добродетель, ты же ясно дала понять что всё добродетяльное тебе чуждо. Так как же ты планируешь жить эти ночи, как животное на поводке? - возвал бруха к её амбициозности и лидерским качествам, - Тебе всегда будет этого достаточно, быть в тени своего Мастера? Видеть как с годами, он будет создавать тебе новых сестёр, видеть как он будет увлечён ими, а ты всё больше будешь восприниматься как послушная собачка?
Адам положил руку на её левое плечо и недовольно вздохнул.
[indent]  - Когда я впервые увидел тебя у Князя, мне казалось ты победительница, а не побежденная. Теперь я сомневаюсь… Но знаешь, все эти беседы всё же помогли мне понять тебя. Наверное мы с Валерио и правда в чём-то похожи, но мотивы у нас разные. Он делает это ради себя, а я хочу помочь тебе. Я догадываюсь почему ты такая, - произнёс Адам, прижавшись носом к её носу, и пустив в ход последний гвоздь, касаясь им её левой руки и оставляя глубокую открытую рану начиная от запястья и поднимаясь выше. Его голос перешёл на шёпот, а он всё продолжал и продолжал, усиливая свои слова свежими вторыми узами и Благовением.
[indent]  - Вся эта боль ничто. Если захотеть, можно не чувствовать её вовсе. Боль - иллюзия разума. В некоторых случаях от неё можно испытывать даже восторг. Ведь в глубине души мы знаем, что физическая боль ни черта не стоит в сравнении с той болью что зарыта тут и тут, - произнёс Адам, коснувшись рукой её левого виска, а затем и левой груди, за которой пряталось её сердце, - Поэтому физическая боль приводит тебя в восторг, потому что глубоко внутри ты оказалась сломана болью другого рода. Той, о которой никогда никому не признаешься. Той болью, к которой ты больше не хочешь возвращаться. Я научу тебя и буду делать это ради тебя, если ты доверишься мне, но Валерио Коста доведёт тебя до могилы и если останешься с ним это произойдёт быстрее чем ты думаешь, - произнёс Адам, использовав всю свою силу крови, чтобы свести мысли девушки к своей точке зрения. Только что он взял её за волосы и опустил в бочонок со льдом, только для того чтобы довести её до состояния дна и вернуть обратно на свежий воздух. После такого стоило поощрить и пока действие уз и крови работало, мужчина страстно поцеловал её, выпустив из руки гвоздь которым терзал её плоть и прижав собственным весом её к стенке, попутно начав вынимать гвозди из её правой руки, что добавляло контраста в их мёртвый поцелуй призванный помочь воскресить её душу.

[AVA]http://s3.uploads.ru/dwQZl.png[/AVA]

Отредактировано Лиандра Де-Сен Лонгрэн (18-09-2018 21:36:34)

+3

72

совместно с Лиандрой
Кровь сводит с ума, кровь подчиняет, искушает. Речь священника толкали на грех. Каждое слово растекалось в сознание Лиандры пряным ядом. Образ сира всё больше мерк под напором уз и каждого звука, срывающегося с губ Адама. Ласомбру бросало из жара в холод с жуткой скоростью. Так сражаются два зверя, именуемые душа и разум. Священник своим красноречием зацепил нужную ниточку, разматывая клубок страстей ласомбры едва ли не из самой сердцевины. Он выбрал опасный, но действенный способ, чтобы сбить с пути Лиандру, воззвать к своему. И у ласомбры не было ни шанса, чтобы противостоять этой власти. Где-то в подсознании она успела понять, во что влипла, но сам же разум уже был целиком во власти брухи. Его речь была желанной, а прикосновения казались мягкими и согревающими мертвое тело. Сильные девочки не плачут, а признают поражение.
- Научи, - на выдохе прошептала Лиандра, пугаясь собственных слов и голоса. Всего пара мгновений - и она уже искала спасения в словах и прикосновениях другого Мастера. Девушка тихо застонала сквозь поцелуй, что оказался столь желанным с той болью, что Адам причинял ей сейчас. Душевной и физической. Но физическая боль ничто с той, что сжигает изнутри, когда полюбившиеся устои и мировоззрение рушатся под напором незримой власти брухи. Сильный разум слабеет, маски срываются, девушка все больше льнёт ослабевшим телом к священнику, принимая каждое его слово как своё. И они складно составляют новый образ, за которым прячется и ищет спасенья раненый зверёк прежней веры в своего сира.
- Это учёба дастся тебе нелегко, иногда будет больно, иногда будет страшно признаться самой себе. Но я буду рядом и буду оберегать тебя, - произнёс Адам, поглаживая её щёки и успокаивая. Он дал ей испить совсем немного крови и сейчас это был вопрос времени, прежде чем Зверь одолеет её и она начнёт желать ещё крови. Бруха вынул из её плеча последний гвоздь и открыл перед ней дверь своей маленькой комнаты, освободив её от цепей, - Я прощаю тебя и ты можешь вернуться к своему Мастеру или же можешь остаться тут со мной, принять мои дары и ответить мне тем же, чем я поделился сегодня с тобой, - произнёс мужчина, заставив её выбирать между двумя дверями, - Свет жжётся и пугает, но в конечном итоге он исцелит тебя, если ты решишь остаться Лиандра.
Получив свободу, вампир замялась у стены, глядя то на пол на грязные следы собственной крови,  то бросая короткие взгляды на Адама, что заставил её терзаться еще больше. Поддаться своим запретным и предательским желаниям и остаться под крылом священника - единственная мысль, что была у неё в голове помимо жажды.
- Я… Останусь, - она подняла взгляд, прижимая нарочно рану на плече, чтобы немного отрезвить себя, но это было абсолютно безрезультатно. Для неё сейчас святоша выглядел слишком притягательно  не тем объектом наблюдений, что раньше. Сейчас Лиандра смотрела на него тем взглядом, что когда-то давно принадлежал Валу.
Выбор был сделан.

Лишь правду скромную я излагаю здесь.
Мир дури человечьей мне знаком:
Вы мыслите себя лишь целиком.
Я – часть от части той, что всем была,
Часть тьмы, что свет собою родила

+3

73

Никколо "Нико" Пелагатти
Внешний возраст | Общий: Неопределим | 69 лет
Натура | Маска: Перфекционист | Комформист
Дисциплины:
• Затемнение (2)
• Анимализм (1)
• Могущество (1)
Дополнительно:
Внушающий отвращение - Кровяные наросты на лице Нико могут «взрываться» по отдельности или вместе по его желанию, изливая застаревшую густую и темную кровь.

[NIC]Нико Пелагатти[/NIC][STA]Darling[/STA][AVA]https://orig00.deviantart.net/4af2/f/2018/293/0/b/3123_by_ayrinsiverna-dcpx1sl.jpg[/AVA]


Наступила следующая ночь, но Нико уже был вне себя от злости.
Как истинный интроверт, он ненавидел общаться с другими вампирами, кроме тех, кто входил в его узкий круг общения, а вот один из наиболее значимых в его не-жизни Сородич, казалось, хотел подписать себе смертный приговор…

Элиз была значимой фигурой и, в какой-то мере, любовницей Носферату.
И теперь, когда было бы логичнее всего залечь на дно или же бежать из города, она светилась как рождественская елка.
Стая, паразитирующая город, искала ее по приказу разгневанного дуктуса, а к тому же ее Сира, по совместительству, полиция получала ужасающие данные чудом выживших жертв “монстра” Орлеана, судмедэксперты пытались понять, что же случилось с изуродованными телами, в сети то тут то там всплывали видео, что делал убийца, насыщая кошмарами искушенных зрителей… И теперь она сидела рядом с тем Ласомброй, что так напрягал Нико на собраниях:
"Да что на тебя нашло?!" - Она никогда не говорила Нико о своих намерениях.
Она просто появилась в его жизни, во время Ритуала Создания, по собственной прихоти. Стала его покровителем, учителем… близкой душой, в которой Никколо находил утешение и даже какое-то подобие любви, которой он не мог найти даже при жизни. Они вместе решили начать самостоятельную жизнь в покое и неком подобии гнезда, что Носферату свили для себя с заботой друг о друге.
Элиз умела общаться с людьми… и изображать чужие лица, что было непостижимо сравнительно молодому и застенчивому Пелагатти. Он обеспечивал уют в их доме, в то время, пока женщина доставала хакеру необходимую технику…

Шло время, и, вздохнув, Нико отправил адрес встречи гангрелу и брухе, затем заглянул в резиденцию Князя. Ее не было в музее, но Носферату был не за тем. Он оставил необходимые данные в скрытом дне ее кабинета, насытился отведенным ему гулем из работающих ночных охранников, а потом отправился по своим делам, прежде чем по привычке прийти на место встречи первым, оглядывая одну из полуразрушенных индустриальных зон, что пострадали во время урагана, ведь там находился один из входов в каналы, что вели к укрытию Сетей Пауков.
"Сегодня вам будет грязно…"

+2

74

- Лилиан... Лилиан! Проснись, пташка! - Обернув девушку к себе, Тореадор улыбнулся и оттолкнув ее от себя. Сделал он это достаточно сильно. Так, чтобы она упала в руки корреспондента, в котором кипела кровь его неумелого молодого Сира. Узы между ними были сильны, и Марк относился к женщине с трепетом, раболепием и почти что чистейшей, инстинктивной любовью.
Себастьян встал прямо под лампой и развел руки в стороны, как это делали актеры на сцене перед тем, как поклониться.
Все Тореадоры стремились окружить себя красными занавесами кулис, ласкающим и теплым окружением света софит и восторженным рукоплесканием толпы.
Так и сейчас - эта пара была его зрителями... Но и он был зрителем. И манипулятором этой окровавленной, мрачной сцены.
[NIC]Себастьян Дуайер[/NIC][STA]Art is worth the pain[/STA][AVA]https://orig00.deviantart.net/b40c/f/2018/261/3/4/evilwithin2_1_620x350_by_ayrinsiverna-dcn6amw.jpg[/AVA]
Мужчина стоял перед этой парой. И воздух в зале стал сгустился, а от вампира стало исходить нечто неощутимое, однако непреодолимо притягательное... Словно свет лампы и вовсе померк, и теперь это свечение было рождено самой его фигуры. Дуайер испускал из себя некую ауру, подчиняя себе чувства, как молодой художницы, так и ее жалкого гуля.
Марк теперь обратил свое внимание не мужчину. Даже его руки перестали ощупывать тело женщины, пока он держал ее в бережных объятьях. Витэ было по истине волшебным элексиром... Кровь Лилиан восстанавливала раны Марка и задерживала его возраст во времени. Даже сейчас, ненадолго, но он не старел, переполняясь силой. А эйфория пробуждала в нем все первобытное и низменное.
Теперь они оба ощущали притяжение к Дуайеру. Они были зависимы от него так, будто он уже успел напоить их своей кровью, испытывая непреодолимую любовь и желание исполнять его желания.
- Видишь ли, милая Лили... - Тихо заявил Себастьян, подходя ближе к своим жертвам. - Твоя любимая Ева - была рождена из ребра... Единственная кость без мозга... Неужели тебя никогда это не оскорбляло?
Однако, как же это подходит для этих недоумков...
Но ты же не Ева... Ты - Лилит.
- Прошептал ей на ухо мужчина и стал высвобождать ее из собственной одежды. - Ты - равноправное дитя этого гребанного бога... Ты не ровня этому стаду. Прими свою хищную природу.
Посмотри на свою добычу. Он твой. Играй с ним...
Доставь мне удовольствие видеть, как ты раскрываешь свою истинную суть... Давай же... Не стесняйся...
- Обнажив грудь художницы, Себастьян с улыбкой взглянул на оживившегося Марка, обводя пальцами округлости молодого тела. - Давай... Распали свое тело... Я хочу запечатлить этот прекрасный миг...
Глаза художника маниакально загорелись. Схватив художницу, он схватился за ее шею, прижимая Лилиан к себе в крепкой хватке, пока бессильный смертный поддался своим желаниям от пьянящей крови и воздействия вампира. Бедная Айсли находилась между двух мужчин, и Дуайер надкусил свое запястье. Он оросил губы сородича своим витэ и размазал кровь по ее гладкой, теперь горячей коже.
То время, когда он страдал психозом давно прошло, но как ему нравилось подвергать нимфомании вот таких неприступных, наивных и отрицающих. Ему нравилось смотреть, как они сгорают от животных инстинктов, противореча своей природе... И делая из смертных жертв некрофилов по неволе. О да, Себастьян обожал, когда эти нерадивые птенчики разводили ноги перед пакетами с кровью, а те с упоением удовлетворяли себя живыми трупами...
Это было так отвратительно и так прекрасно...
Марк покрывал поцелуями художницу, буквально срывая с нее одежду и слизывая больше наркотика.
"Возможно, ты мне потребуешься..." - Подумал Себастьян, глядя на звереющего от похоти мужчину.
Напоив Айсли кровью и подавив ее волю полноценно, он стянул с репортера ремень... Ему он все равно бы больше не понравился, Дуайер связал руки Тореадора за спиной в районе ее локтей и отошел к мольберту, приступая за свой шедевр.
О, они были прекрасной натурой в своей первородной отвратительности, стоны вампира были сладкой музыкой, а запах крови, пота и физической близости создавали настроение для этого творения.
Себастьян рисовал и рисовал... А рассвет близился. Он не давал им останавливаться. Напаивая мужчину, если нужно... Состояние художницы его не особо волновало. Более того - отчасти вернувшийся в ее голову рассудок добавил той изюминки в ее образ, которого не хватало этому полотну.
Холст наполнился не только красками, но и кровью изображенных на нем любовников.
Лилиан... Нет, Лилит была запечатлена с отчаянным лицом, полным страха. Словно сама библейская женщина, осознавшая свою новую судьбу, раскрывая свои кровавые крылья.
Лицо мужчины же было закрыто от лица зрителей. Оно было неважно. Люди были бесполезны...

Когда наступил рассвет, а свет залил зал галереи, Себастьяна и Марка уже не было видно и в помине. Все старые картины так и стояли по кругу, но теперь в центре этой экспозиции находилось "Падение Лилит".
Последняя работа мисс Айсли. Ее новый шедевр, внезапный автопортрет, отображающий смятение и страх неизвестного... Эта работа была на голову выше последних картин. Долгожданный прорыв, которого так хотела добиться художница. У нее получилось. Она смогла. И об этой выставке будут говорить еще долго... Если не критики, то полиция. Ведь утро встретила не только кромешная тишина зала, но и несопоставимые с жизнью обилия крови на паркетных половицах, клочья разорванной одежды... И горстка пепла в форме распятой по полу фигуры.

••• Присутствие: Восторг (Entrancement)
Эта способность подчиняет эмоции окружающих, превращая их в добровольных слуг вампира. Благодаря тому, что слуги считают искренней и прочной привязанностью, они следят за каждым желанием вампира. Поскольку это делается добровольно и по любви (пусть и извращенной), а не посредством подтачивания воли объекта, слуги сохраняют свою изобретательность и индивидуальность.

Психоз: Нимфомания/Сатириазис
Крайне немногие вампиры отвергли свою немертвую сущность и бессознательно считают себя «сексуально привлекательными» для смертных или вампиров (в особо запущенных случаях, и для себе подобных).
Разумеется, подобные ограничения не останавливают тех, кто страдает подобным психозом, и они приветствуют этот извращенный акт каждой частицей своей сущности. Истратив пункт крови, вампир может «функционировать», и даже довести партнера до оргазма при условии, что тот также не является мертвым. Вампиры с этим психозом, как правило, придаются еще большему разврату, надеясь как-либо получит удовольствие, которого они лишены. Помимо «обычных» сексуальных отношений, эти вампиры могут практиковать зоофилию, педофилию, изнасилования и заниматься многими другими извращениями.
Guide to the Sabbat (1999)

+3

75

Адам не спешил выходить на улицу или садится в машину, вместо этого он прошёл в зал. Сломанный алтарь куда-то исчез. Скорее всего его обломки убрал его помощник или же члены паствы обнаружившие этот вопиющий акт вандализма. Знали бы они что произошло вчера, и народу в этой и без того скромной церквушке, стало бы ещё меньше. Некоторые тайны должны оставаться тайной, ради общего же блага.
Бруха поднял взгляд к кресту, что символизировал собой жертву, искупление и прощение. Он располагался прямо за алтарём, но сейчас алтаря не было и мужчина ясно и отчётливо видел крест. Адаму казалось он разговаривает с ним, нашёптывает ему что-то. Бруха и сам знал что виноват за произошедшее, не в меньшей степени чем Лиандра. Быть может она уже давно не была ребёнком, но этот змей - Коста, он совратил её с праведного пути. Утащил во тьму и не оставил ей выбора, кроме как следовать тому пути, по которому он следовал сам.
Да, в их реалиях Валерио Коста был змеем. И вчера он показал своё истинное лицо, но Адама беспокоило другое. “Не оставил ей выбора...” - мысленно повторил он про себя ещё раз. И чем же сейчас занимался он сам? Он тоже не оставлял ей выбора. Иллюзия выбора, который он дал Лиандре была настолько эфемерной, что даже дурак понял бы насколько святой отец манипулирует ей. Однако узы и мистическая сила их крови добавляла во всё действие своей непередаваемой яркости красок. Она не могла ему отказать и он это знал.
Кем же был он сам в этих реалиях? Адам всегда считал себя добрым самаритянином, особенно после смерти. Он считал что поступает правильно или хотя бы старается, но сейчас… Сейчас он делал тоже самое, что и сам Коста. Использовал свои знания и умения, чтобы лишить её выбора и навязать ей свою волю. В своих глазах он выглядел не менее грязно и мерзко, чем тот ублюдок, которому он собирался подарить окончательную смерть. Поступок недостойный доброго самаритянина, но тот ли он, кем считал себя все эти годы?
Адам ещё раз поднял взгляд к кресту и перекрестившись, поцеловал символ своей веры, надев цепочку обратно на шею и спрятав крест в своих одеждах. Как и Лиандра он переоделся в костюм, которые часто носил в своей молодости. Что-то от байкера, что-то от солдата. В этих одеждах бруха чувствовал себя комфортно, знал что она не будет мешать в бою или стеснять его движения, а это всё, что было ему необходимо сегодня ночью. Обернувшись к двери, через которую он утащил вчера Лиандру вниз, он прислушался к её шагам, чтобы взглянуть ей в лицо и посмотреть как она изменилась за время, проведенное в одиночестве, - Готова? - мягко спросил он её, полный решимости устроить слугам Шабаша жаркую ночь.

+2

76

- Она готова, как и мы все. - Внезапно раздался мягкий, но, в то же время, низкий голос с порога этого божьего храма, подытоженный тихим лязгом двери, что теперь была открыта нараспашку.
Перед немертвыми стоял мужчина лет сорока на лет. Выглядел он аккуратно и неестественно холодно, даже по меркам Сородичей. Его тусклый взгляд обрамляла беспричастная дуга бровей, а совершенно гладкую голову компенсировала густая, но короткая борода. Он был одет в некое подобие черной рясы, что была так характерна святым отцам, отчего, казалось, и сам гость, как и Бруха перед ним, был служителем божьим.
Мужчина постоял какое-то время, сохраняя молчание, затем склонил голову немного наверх и набок, снисходительно глядя уже на Ласомбру:
- Какая жалость… Встретиться с вами вот так, друзья мои. - Эта пауза в его речи была явно сделана намеренно. То ли он просто подбирал слово, то ли жалел не обстоятельства, а саму Лиандру. Хотя в его взгляде не было жалости - только отвращение. Тонкие губы мужчины изогнулись в презрительной манере. Он перевел взгляд обратно к Адаму и учтиво кивнул. - Полагаю, мне нужно представиться, попав в ваш домен?
Меня зовут Радулеску Лазич. И сегодня вы встретите свою Окончательную смерть.

За спиной мужчины появилась одна фигура, затем еще одна, и еще… Они обходили незваного гостя, что теперь попятился назад, покидая домен Адама, насмотревшись на напыщенного святошу и жалкую перебежчицу, попавшую на узы этой насмешки своего клана.
- Закончите с ними - спалите церковь. Ищите ее Сира. Вот, кто может стать переломным моментом в нашей битве. Ищите всех, кому давались какие-то приказы Катрин. - Тихо сказал Лазич, покровительственно глядя на Носферату, что больше походил на утопшую неделями назад жертву оспы. - Мы должны очистить этот город от грязи.
- А что до девки Дуктуса?
- Найти… Но не убивать. Она нужна ему.

***
За два часа до этого…

Стая собралась в старой промзоне. Вода из нее уже давно ушла. То ли благодаря возвышенности, то ли благодаря мощным индустриальным насосам.
- Что случилось, почему нас созвали?
- Наш час настал, мечи Каина! - Призвал к себе всеобщее внимание Радулеску.
Каиниты все, как один, посмотрели на своего приста, а затем на чашу, к которой он протянул свою руку.
Ритуальная чаша стояла в середине импровизированной площадки, на цементном блоке. Она выглядела не особо примечательно. Не все ожидали такого от Цимисха, но Лазич на то и прожил свое время, чтобы отдалиться от всех этих гротескных деформаций в сторону простоты и эстетичной симметрии, которой бы обзавидовался любой Тореадор. К слову о Тореадорах, первый, кто вышел из круга, выражая свою готовность незамедлительно приступить к Ритуалу:
- Ты сегодня определенно одухотворен. Неужели та пташка была так особенна?
- Особенна? - Почти что оскорбленно переспросил Дуайер. - Ох, лишь нераскрытый потенциал и комплексы… - Он сморщился и картинно сплюнул на землю. Слюны в этом плевке не было, но сам жест был весьма красноречив. - Грязная посредственность!
Радулеску был явно доволен и улыбнулся:
- Твой Сир ничуть не лучше.
- Потому я и примкнул к Вам, Лазич. - Не менее хитро улыбнулся художник.
- Что ж… - В руках приста появился нож, больше подходящий для вскрытия конвертов. - Пусть наша истинная суть приведет Орлеан к правде.
Струйка крови Цимисха стекла на дно кубка, после чего он передал ее Себастьяну:
- Княжна поплатится за то, что увела это стадо с пути истинного!
Так, один за другим, члены Стаи надрезали собственные руки, принося клятвы Каину и Стае, наполняя чашу своим Витэ, пока круг не завершился на “святом отце”. Он покачал кубок так, словно в нем находилось вино, которому он давал раскрыться в полную силу.
Подняв чашу вверх, Радулеску провозгласил:
- Да благословит Каин наш путь! - Сказав это, священник выпил глоток смешанной крови, ощущая странным образом, как его восприятие в адрес того или иного Каинита меняется в ту или иную сторону. Впрочем, как и каждый раз до того.
И вновь чаша отправилась по кругу - каждый член Стаи делал глоток, связывая себя со своими братьями и сестрами, ощущая эйфорию от самого Ритуала и Сородичей, чья кровь оказала особо сильное влияние.
[NIC]Радулеску Лазич[/NIC][STA]Pater Sancte[/STA][AVA]https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/intermediary/f/29b6183d-01df-4914-99e5-665a963b9dc0/dcx1xy8-46e35e53-a504-49fc-a05e-e5115f7fbc60.jpg[/AVA]

Братание (Vaulderie)
Вампиры Шабаша воспринимают свою еженощную битву серьезно — настолько серьезно, что не терпят инакомыслящих в своих рядах. От последнего новообращенного и до самого высокопоставленного примаса, шабашиты обеспечивают лояльность друг другу посредством кровавого ритуала, называемого Братанием.

Братание похоже на узы крови, хотя отличается от них своей целью и действием. Ни один шабашит не согласится добровольно на узы крови, считая, что подобные узы — это орудия, при помощи которых старейшины порабощают своих детей. Вместо этого шабашиты проводят Братание друг с другом, привязывая себя не к отдельной личности, а к стае, и, таким образом, к высшей цели Шабаша.
Guide to the Sabbat (1999)

+1

77

Нико уже просто не мог удержаться на месте и начал метаться из стороны в сторону по влажной кирпичной кладке, что служила полом в этом тоннеле. Сегодня явно был одна из тех ночей, когда вот абсолютно все, что могло пойти не так, пошло не так... Он даже еще не представлял, насколько все было плохо.
Вот-вот должно было подойти назначенное время встречи, но никого пока и близко не было. Он бы заметил. Не заметил бы он - сработала бы одна из ловушек, предупреждающая, что кто-то идет не с той стороны, где Носферату указал ранее.
Так и случилось...
Пелагатти уже было дернулся, желая сорваться с места и убежать. Он все равно не был бойцом. Но вдруг он услышал хрипой и немного булькающий голос издалека:
- Эй, Нико! - В нескольких метрах от него, в свете решеток коллектора показался силуэт. Он был раздут и покрыт наростами и буграми. “Жертва оспы” быстро приближалась к Никколо. - А ты то мне и нужен… Где там Элиз?
- Сам не знаю... А что?
- Говорят, тебя видели в Элизиуме Князя… На узах. Не уж то правда?
- Хах… Так я тебе все и сказал. - Сначала Нико заговорил немного неуверенно, но потом перешел в наступление, как его учила Дрифтвуд. - Как ты думаешь, кто вам добывает информацию этой мрази?!
- Да да… За нее спасибо. - Протянул хрипло Сородич. - Ну я пошел.
- Давай, удачи.

Оставшись наедине с собой, Нико быстро выбрался из тоннеля и побрел в одно из запасных убежищ.
“Откуда он меня нашел?! Элиз, во что ты нас втянула?”
Бежать в их “гнездо” было нельзя. Кто-то и правда слил всю информацию Шабашу… И это был не Пелагатти. От этого осознания он напрягся так сильно, что волдыри на его лбу и щеке лопнули, покрыв кожу старой загустевшей кровью.
“Где ты шляешься? Почему ты была с этим Ласомброй?” - Панически строчили пальцы мужчины по телефону, часто промахиваясь по нужным кнопкам, что только добавляло стресса такому педантичному вампиру. - “Кто-то слил инфу. Они наступают. Тебя ищет Дуктус. Доигралась, да?”
Писать всем ему бы не хватило нервов, и Нико начал обзванивать всех, кто был на последнем собрании и получил разрешение де Салво выступить с рейдом на Стаю Шабаша.
Священник не брал трубку. Не брала ее и Лиандра. Валерио он и не звонил - тот освободил себя от таких обязанностей. Трикс.
- Ну давай же… Давай… - Когда гудки закончились, Нико быстро выпалил. - Ты уже идешь на место встречи? Разворачивайся и беги! Они решили выступать на нас!
Закончив этот спешный разговор, Носферату выдохнул. Хоть кто-то… А кто еще?
Была же та смущенная молодая художница.
Набрав номер Айсли, Пелагатти собрался с духом - ей не было смысла. Она и не была боевой единицей, да и такой крик мог бы повредить ее “тонкой душевной организации”.
- Алло, мисс Айсли? Это Нико.
- О, здравствуй, Нико! Давно тебя не слышал! - Раздался с другой стороны “провода” сценически-поставленный голос Себастьяна. - К сожалению, мисс Айсли теперь не сможет с тобой поговорить.
- Д...Дуайер?
- Он самый… Но знаешь, кто очень бы хотел сейчас с тобой поговорить?
Пелагатти бы побледнел, если бы мог. Он встал на месте, а его губа нервно тряслась, боясь услышать имя своей наставницы.
- Я не слышу… - Нараспев прервал тишину Себастьян.
- Н...нет. Кто?
- Катрин.
После этого Носферату услышал три коротких гудка, и связь была прервана.
[NIC]Нико Пелагатти[/NIC][STA]Darling[/STA][AVA]https://orig00.deviantart.net/4af2/f/2018/293/0/b/3123_by_ayrinsiverna-dcpx1sl.jpg[/AVA]

Адам Шоу и Лиандра Де-Сен Лонгрэн встретили Окончательную смерть
(при заявленном уходе с форума/нежелании продолжать партию)

Катрин де Салво считается пропавшей без вести
(предположительно в плену Себастьяна Дуайера)

Конец первого акта
(Набор на второй акт будет открыт позже)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Act I: Dia de los Muertos