http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ужин с вампиром


Ужин с вампиром

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники:  Лиандра Де-Сен Лонгрэн (Маарет Де Гресси),  Амарилла
Время: 10580 год.
Место: Грес, поместье одной из богатых семей, дававших светский приём
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/2//65/515/65515928_pokoi.jpg
Сюжет: обычный светский приём, на котором можно завести много полезных знакомств. Так уж сложилось, что вечер был не очень интересным, людей было много... Мало кто заметит пропажу кого-нибудь одного, кто разнообразит и украсит вечер вампира. Но что будет, если вампир будет интересен третьему лицу? Чей же вечер выдастся наиболее приятным?

Отредактировано Лиандра Де-Сен Лонгрэн (04-06-2018 01:51:41)

+2

2

Большой, очень большой, плотно сбитый и абсолютно лысый дядечка с полуведёрной кружкой в руке бархатным густым басом вещал что-то о восточных границах, где  снова зашевелились кочевники. Всерьёз угрожать герцогству у них не хватало сил, зато их было достаточно, чтоб досаждать разводящим скот крестьянам. Те несли убытки и отказывалась платить налоги. За что платить, если сюзерен их не защищает?  И здоровяк находил это возмутительным. Само собой, он бы разобрался с этим в два счёта и дикари сами заняли бы место угнанного и убитого ими скота.
Слушатели кивали, иногда разражаясь одобрительными возгласами. Рыжеволосая женщина в шитом жемчугом синем платье, едва ли бывшая оратору макушкой по грудь, тоже внимала ему с живым интересом и лёгким превосходством. Всё-таки люди, желающие всё делать самостоятельно и не подпускавшие к государственным делам магических существ, да и собственных магов, сильно прогадали с этой наигранной самостоятельностью.
Амарилла даже представить не могла, чтобы на границах Тёмной Империи случилось нечто подобное. Прежде всего, потому что делать это было некому, желающих уже давно не осталось. Да и вообще, трудно было вообразить себе эльфов или шефанго, угоняющих косяк ездовых виверн, или каких-нибудь полоумных дикарей, решившихся пограбить племена оборотней или орков. После такого не то что от их отряда и деревни ничего бы не осталось, а все их земли превратились бы в выжженную пустыню.
Люди опасались таких союзников. Надо сказать, не без оснований. Но всё равно, Лила мысленно завязала себе узелок узнать, кому поручат наводить порядок на восточных границах и, если до осени не будет каких-то ощутимых результатов, предложить неофициальную помощь. Трое-четверо её подопечных должны прекрасно с этим справиться.
А пока она обвела залу заинтересованным взглядом. Какая-то дама у окна с видом богини изящества опустошала блюдо со сладостями. Интересно, для кого она так старается? Не для того же седовласого сухаря. Он, конечно, завидный жених, состоянием обладает завидным и проживёт не слишком долго, оставив её счастливой и богатой вдовушкой, но невестой с таким аппетитом едва ли прельститься. Уж шибко это расточительно.
Несколько ухоженных, зрелых дамочек, явившихся сюда со своими мужьями, сбились в стайку и хихикали, попивая винцо и перемывая косточки каждому встречному-поперечному. Чуткий слух вампира донёс до Лилы сальные шепотки. И волосы-то не так у рыжей заплетены, и тоща неимоверно, и декольте у платья слишком глубокое, а показать-то нечего. Лила, всегда считавшая, что с её формами всё прекрасно, бросила на говорившую удивлённый взгляд, но тут же поняла, в чём дело, и успокоилась. Из юбки той красотки можно было сшить пару конских попон, а грудь и правда оказалась столь пышна, что у Амариллы голова меньше. Все эти достоинства, подчёркнутые тугим поясом, привлекали немало мужских взглядов, но вампирессе такой никогда не бывать. Каждому своё, как говорится.
У огня сидели несколько стариков. Одна бабулька в кружевном чепце и вовсе уже не вставала, удобно расположившись в кресле на колёсиках, но всё ещё задорно болтала с дедками, пуская к потолку колечки сизого дыма и грея руки о резную трубку. Чуть поодаль играли в кости, а всё остальное пространство залы заполняла топчущаяся туда-сюда молодёжь, для которой любой повод собраться вместе был в радость. Собственно, ради одного из них Амарилла и заглянула сюда сегодня.
Молодой человек по имени Элиас Шолль, прибывший из Хианы студент греской магической школы и просто весьма симпатичный юноша надумал женится, но увы, его выбор не совпал с выбором родителей. Девушка была хороша собой, образована и обещала вырасти в толкового боевого мага, не мудрено, что она очаровала парня, но вот семейству Шолль даром не сдалась невестка, способная спалить половину города. Элиасу подыскали другую, тихую, покладистую и не имеющую никакого отношения к магии, но сначала нужно было отвадить его от нынешней зазнобы и уж в чём в чём, а в этом Амарилле не было равных.
Что ж, сначала дела и ужин, а потом можно будет выбрать себе кого-нибудь постарше и поопытнее, хоть того же здоровяка, и развлечься уже по-настоящему. Лила оставила компанию взрослых и серьёзных мужчин, пересекла зал и тронула свою жертву за плечо.
- Простите, вы случайно родом не из Хианы? Я часто там бываю и ваше лицо мне кажется знакомым, но никак не могу вспомнить, там ли мы встречались или где-то ещё. Прошу, развейте мои сомнения, иначе я весь вечер буду мучиться этим вопросом.

+2

3

Вечер Маарет был не столь продуктивен, как она ожидала. На приёме была масса лиц, которые могли бы быть полезны демонессе, однако на разговор они были явно не настроены, наслаждаясь обществом и отдыхая. Тёмная же  возлагала слишком большие надежды. Она умело вводила в уши информацию о том, что её творения могут оказать содействие в решении вопросов насущных. И причина вечера должна была сподвигнуть потенциальную клиентуру принять во внимание то, что может предложить тёмная. Было это лишь вопросов времени. Скоро будет достигнута та кондиция, после которой её услуги могут быть нарасхват.
Лишь только стоило проявить терпение и быть на виду. Что Маарет Де Гресси не составляло труда. Все дамы пестрили своими нарядами и украшениями, тогда как демонесса, о чьей природе не было известно никому, была в черном платье из плотного щелка, корсаж которого был незначительно украшен золотой вышивкой. В отличие от всех дам, у Лиа не было открытого декольте у платья. Наоборот, воротник плотно облегал шею, скрывая под собой отводящий взгляды кулон. Нехитрая магия, чтобы особо дотошные не зацепились за тёмную взглядом.
Не меньшую сдержанность проявляла Лиа и общаясь с гостями на отвлечённые темы, постепенно подталкивая наиболее значимых из них к тому, что оружие и прочие артефакты, зачарованные надёжной магией, могут быть гораздо полезнее, нежели просто увеличенное количество тех, в чьих руках будет простое оружие.
***
Молодому пареньку же, Элиасу Шоллю, весь вечер не везло на женскую компанию. Родители подсуетились, чтобы на этот вечер его сопроводила новая барышня, которую они ему сосватали, решив, что  та, что заняла его сердце, не чета их отпрыску. А то, что у отпрыска есть своё мнение, они не учли. Потому Элиас был просто счастлив, когда девочка-тихоня занялась в женской кучке по интересам после основных обсуждений.  От загруженности нелегкими раздумьями Шолль отстранился от сверстников, бурно обсуждавших то кому какая девушка на приеме приглянулась, то каким образом помериться своими способностями в том или ином деле, которое одно другого было "умнее". И поспешил залить свою дилемму крепким вином, чтобы не думать, как объяснить его даме сердца, что родители выбрали ему другую.
За этим «полезным занятием» его застала врасплох одна из дам сего вечера, сопровождения у которой Элиас не заметил за весь приём. Молодой человек протянул незнакомке бокал красного, что стоял рядом с его бокалом, который был уже неизвестно каким по счету. Но пьянеть разум все никак не желал, слишком занятый метаниями Элиаса меж двух зол.
- Простите, вы случайно родом не из Хианы?
- Ого, мы разве с Вами встречались? Да, я оттуда. Но не могу припомнить, чтобы Вас, очаровательная леди, я видел. Забыть бы я не смог, встреться я с Вами, - улыбнулся Шолль, отвлекаясь от дурных мыслей обществом рыжеволосой незнакомки. – Я Элиас Шолль, очень приятно познакомиться. Как я могу обращаться к Вам?

+2

4

С лёгким удивлением взглянув на парня, Амарилла облизала губы и улыбнулась. Родители явно развели панику на ровном месте. Вампирьи чары не действуют на того, кто по-настоящему полюбил, а тут даже и лёгкой влюблённостью не пахло. Видимо, просто у той огненной магички, как здесь говорят, крепкие ноги. В том смысле, что уж сожмёт, так сожмёт. А на ком жениться, этому парнишке было решительно наплевать, лишь бы на люди вывести было не стыдно и супружеский долг исполняла исправно.
Вампиресса выглядела лет на семь его старше, по здешним меркам наверняка была бы уже замужем и с выводком ребятишек, но заигрывания это не только не остановило, но даже раззадорило. Вот же каков проказник! Выходило, что её гипноз тут вовсе не нужен, но идти на попятную было поздно, Лила уже настроилась перекусить.
- Меня зовут Амарилла, - улыбнулась она, подходя немного ближе, чем то допускали приличия. – Но едва ли это имя о чём-нибудь вам скажет. В Хиане я бываю за покупками и хоть не сохраняю инкогнито, но всё же стараюсь не слишком афишировать свои визиты. К северянам там относятся настороженно. Впрочем, как и везде.
Севернее Хианы находились Скалистые горы, а дальше Тёмные земли – страх и ужас всея Альмарена. Немудрено, что всех, кто приходил оттуда, откровенно побаивались. Потому вампиресса обычно не распространялась о том, где обитает, а сейчас воспользовалась этим ореолом таинственности и страха, чтобы ещё немного подогреть интерес. Давай, бесстрашный молодой маг, докажи, что женщина из столь диких и зловещих мест не вселяет в тебя трепет!
Хотя Амарилла и так видела, что единственное место, куда она что-то вселила, находилось на ладонь ниже уровня пупка. Молодости свойственно безрассудство и она совершенно не выглядела пугающей, да и вообще, чего можно бояться в толпе знакомых и не очень людей, где все пьют, веселятся и обсуждают друг друга. Здесь вообще нет ничего не страшно.
- А я вот частенько обращала на вас внимание, - продолжала петь вампиресса чуть виноватым, мурлычущим тоном, в устах женщины сулящим чуть ли не все удовольствия мира. – Вы привлекали женские взоры, даже когда были совсем юны, что уж говорить о нынешней поре.
Видимо, из-за выпитого вина и изначально скверного настроения, доходило до парня не сразу. Но она старалась не спешить и, в итоге, дождалась-таки момента его просветления. Ох уж этот азартный блеск глаз, пополам с неуверенностью и надеждой, только ради него стоило явиться на это скучнейшее сборище. Впрочем, Амарилла и скука – две вещи несовместимые. И её веселье только начиналось.
Появились артисты, зазвучала музыка. Вот-вот должны были начаться танцы. В общей зале сделалось ужасно душно и вампиресса, на самом деле совершенно от того не страдавшая, попросила показать ей сад. Хотя истинная причина скорее заключалась в том, что невестушка её сегодняшнего ужина могла возжелать утащить его в круг. Само собой, до сада они не дошли. Прикосновение прохладных рук, томный шёпот на ушко и вот парочка уже свернула в какой-то потаённый закуток, коих в любом богатом доме и поместье обустроено великое множество.
Надо отдать должное хозяину, комната в тёмных тонах с огромным зеркалом на стене могла бы удовлетворить даже самый изысканный вкус. Хотя для вкусов вампира самым главным в интерьере этого дивного местечка было наличие кого-то живого. Парнишка ещё раз приятно удивил Амариллу, первым начав её целовать, причём для таких невеликих лет выходило у него довольно умело. Но потом, пользуясь преимуществом в опыте, вампиресса взяла инициативу в свои руки и теперь его ждал самый незабываемый в жизни поцелуй.

+2

5

Шолль увлекся новой знакомой с головой, с удовольствием уводя её под локоток из общего зала, который грозил разойтись в пляски, куда его затащат силой товарищи, дабы он с пассией сосватанной танцевал. А в его захмелевшей голове был уже совсем другой танец. Не  скучный, а опасный,  куда более шумный и бурный. Прогулка по саду  - банальная скука, которую парень прервал, смело прошептав на ушко новой знакомой, что второй этаж предназначен для гостей, и там никто не нарушит уединения. И, на удивление, Амарилла была не против, отчего Элиас ободрился. В его крови тек хмель, который срывал все табу юноши, приглашая в темный мир закрытых дверей.
Когда за спиной Шолля закрылась дверь, он с жадной улыбкой подошёл к девушке, сталкивая ее на мягкий диван и целуя первым. Он был уверен, что девушка будет только за. И не прогадал. Прохлада её тела манила и пугала одновременно, отчего шальные пальцы рискнули скользнуть под лиф её платья, когда Амарилла перехватила инициативу. Как просто перейти грань, когда сдержанность и манеры уходят на второй план, а на первом правит похоть и страсть, перед которым смертные беззащитны.
Поцелуй женщины был не простым, но Элиас был слабаком, чтобы устоять перед губами  и не только от вампира, находя в этом то прекрасное ощущение, без которого у кровопийц были бы проблемы с питанием.
***
Скучный вечер приносил свои плоды. Задолго до начала развлекательной части приёма Лиандру под локоток с многозначительной улыбкой и приглашениями на приватный бокал вина вывел один из богачей, что был спокойнее остальных на обсуждении насущных проблем приёма. И Маарет была довольна. Она заключила выгодную сделку, отказавшись в итоге от вина, что по вкусу было не самым лучшим, что могла бы быть у помещика. В тихом омуте черти водятся. И Маарет быстро выцепила из слегка разомлевшей от напитков толпы еще пару кандидатов, что пополнят её запасы не только золота своими сделками. Сильное оружие в сильных руках – вот формула успеха грубой силы. Выходя из залы, где состоялась последняя беседа, Маарет краем глаза заметила, что многие двери богатого дома были уже закрыты. Демонесса ухмыльнулась, медленно и бесшумно идя по ковру.
Молодая, горячая кровь… Что им еще делать внизу с танцующей толпой? Их интересы совсем иные, им место за закрытыми дверями.
Впрочем, Маарет Де Гресси тоже была из числа тех, чья кровь горяча, и кому мало простых танцев под резвую музыку. Потому возвращаться в общий зал не было уже смысла. Первая часть её планов на этот вечер уже осуществилась. Оставалось лишь закрепить удачу вечера бокалом крепкого красного, а не того дешевого, которым потчевали гостей. Демонесса резко остановилась, переводя взгляд на дверь, от которой её кровь в теле замерла и разогрелась в предвкушении. Запах крови, едва уловимый, манящий. Чья-то ночь решила быть последней? Маарет улыбнулась уголком губ, приближаясь к двери, от которой шел тонкий, уловимый только ею, одарённой до магии крови, запах. Девушка открыла спокойно дверь, заходя и видя перед собой забавную картину. Вампир, что вместо вин выбрала более изысканный напиток, что предложил ей юноша, которого Лиандра видела мельком на вечере. А вот рыжеволосую вампиршу Маарет замечала куда более чаще. Не так много было рыжих на приёме. Но дело было еще в отдельном пунктике демонессы на рыжих. Демон хмыкнула, обнаружив в объятьях поцелуя вампира простого мальчугана, коих было полно на вечере. Запах его крови был слабым, вряд ли  в его крови было что-то ценное как для нее, так и для вампира.
- Не самый лучший выбор лакомства на вечер, - покачала головой демонесса, бесцеремонно прерывая уединение парочки. – Кого только не собирает вечер простых смертных под своей крышей, не так ли?
Демонесса с улыбкой уголком губ склонила голову на бок, с интересом глядя на реакцию вампира на то, что её прервали. Пусть Маарет и была в незримом отводящем ожерелье, не заметить её темную натуру было не сложно. Но если пристально всмотреться все же в её глаза тому, кто не менее предрасположен к тьме в своей душе, то можно заметить нечеловеческие глаза.  Лиандра закрыла за собой дверь, дабы лишние глаза не заглянули туда, где происходило что-то более серьёзное, чем просто зажимающаяся в уединении парочка.

Отредактировано Лиандра Де-Сен Лонгрэн (30-05-2018 19:38:46)

+1

6

Шорох открывающейся двери заставил вампирессу оглянуться и осторожно отпустить Элиаса. Собственно, ничего особо запретного незваный гость не увидел бы. Может быть, оголённое плечико или разметавшиеся в беспорядке рыжие кудри. Ну, что взять с милующейся парочки? Они просто целовались, и ещё ухажёр, похоже, немного перебрал, судя по его восторженно-расслабленному виду. На самом деле, причина такого состояния крылась не в вине, но кто ж теперь разберётся в таких тонкостях.
С ним всё будет в порядке, как только поест и выспится. Но после укуса парень плохо соображал и не бросился защищать свою избранницу. В чём, впрочем, тоже большой беды не было. Ей, конечно, польстило бы, но вряд ли это имело бы хоть какой-то серьёзный эффект. Слова юнца стоят немного, пока он сам не докажет обратного, а Элиас этого сделать ещё не успел.
Вошедшая женщина тревожила Амариллу прежде всего тишиной. Мысли Элиаса вампиресса слышала. Каждую, со всеми непристойными деталями и подробностями. Среди гостей было не так много тех, кто носил защитные амулеты, и это никогда не делалось без причины. Значит, у неё действительно есть, что скрывать. Впрочем, для того, кому нравится порассуждать о предпочтениях вампиров, это и не удивительно. Почему-то Амарилла сразу поняла, что слово "лакомство" незнакомка употребила в прямом смысле, хотя по её поведению сложно было определить, желает та помешать вампирессе, присоединиться к ней или предложить что-то более интересное. Потому Лила решила за неё, остановившись на том варианте, что наиболее устраивал её саму.
- Наш огромный мир на самом деле удивительно тесен. Никогда не угадаешь, где и кого можешь встретить и чем это обернётся, - Амарилла провела кончиком языка по губам, скрывая следы недавней трапезы, которая внезапно могла оказаться лишь лёгким аперитивом, и не спеша покинула диванчик. – Уж в этом ты мне поверь. Такие гурманы, как я, помнят каждое лакомство, но мне ещё не доводилось пробовать двух одинаковых. Более того, иногда то, что выглядит деликатесом, на деле оказывается редкой гадостью, а нечто совершенно обычное на вид способно подарить феерию ощущений.
Что-то подсказывало вампирессе, что внезапную гостью просто так не напугаешь каким-нибудь неосторожным словом или движением, слишком уверенно она себя вела, слишком понимающе улыбалась. И Лила в мгновение ока оказалась прямо перед ней, обдав лёгким ветерком с запахами миндального масла, вина и крови.
- Простота классики имеет свой неповторимый шарм. Главное, уметь правильно подать и тогда она затмит любую аляповатую роскошь.
Амарилла будто говорила о них двоих. Незнакомка была выше и более ладно сложена, чем маленькая, худощавая вампиресса, потому могла позволить себе куда более скромное платье. Бриллианты, конечно, лучше смотрятся в достойной оправе, но и потерянные в траве они остаются бриллиантами и не теряют своего блеска, достаточно лишь зеркальным граням попасть под солнечные лучи. Какая всё же досада, что вампиресса не слышит её мыслей.
- Так кто ты, дорогая? – полюбопытствовала Амарилла, повторив движение брюнетки и тоже склонив голову набок. – И почему заинтересовалась именно этой дверью, выбирая из десятка других таких же? И чем от тебя так вкусно пахнет?..

Отредактировано Амарилла (02-06-2018 05:38:10)

+2

7

Музыка

Не рыжеволосая, но суть остается всё той же, подходящей этому вечеру.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=rrmsJhf89MY&index=6&list=FLC-DJRuwryb5pUdNhdvCfyQ[/lazyvideo]


Лиандра предполагала разные варианты, что может произойти из-за того, что она стала третьей лишней. Или же Элиас стал лишним? Это еще предстоит выяснить. Паренёк совсем потерял рассудок, находясь в бессознательном сонном состоянии, обмякнув на одном из диванов, что были в этой комнате. Вампир же спокойно восприняла появление Маарет. Что польстило демонессе. То, что её не боятся, значило, что вечер может преподнести пару приятных сюрпризов. А взаимно благоприятное настроение творит чудеса даже среди тёмных созданий мира сего. И в этом спокойствии можно найти такой бурный омут, что даже суккуб устыдится.
Маарет Де Гресси слушала с легкой ухмылкой вампиршу. Нового она ничего не услышала. Доводилось ей иметь дело с теми, кто принадлежал к числу ночных жителей.
… но мне ещё не доводилось пробовать двух одинаковых. Более того, иногда то, что выглядит деликатесом, на деле оказывается редкой гадостью, а нечто совершенно обычное на вид способно подарить феерию ощущений.
- Именно поэтому хорошо быть тем, кто заранее знает, что в себе несет кровь выбранной жертвы, - губы демонессы растянулись в ухмылке еще больше. Она в большинстве случаев, при отсутствии защитных амулетов или блокирующих щитов, могла определить, есть ли рядом кровь, в которой скрывается хороший потенциал. Одарённость к магии крови сполна обеспечивала этим демонессу. – Например, этот юнец  - обычная посредственность. А вот твоя кровь… В ней куда больше интересного можно найти. Её свойства можно неплохо обогатить, если добавить более сильной крови в питание. В вашей вампирской  природе есть определённый шарм.
Вампир в мгновение ока оказалась рядом, что не напугало и не удивило демонессу. Об этой особенности детей ночи знали даже дети. Приятный запах миндаля и крови соперничали по интересу для демонессы. И то, и то одинаково любила Лиандра. С тем небольшим исключением, что кровь всё же была всегда в приоритете. Пальцы Маарет коснулись прохладных щек вампира, а большие прошлись кончиками ногтей по еще теплым после укуса губам. Как жаль, что на них не было и капли крови. Лиандра тогда попросту бы не сдержалась. А может, оно и к лучшему. Нечего спешить, когда основные задачи вечера были осуществлены.
– Ни одна жертва не может устоять, если эти губы и зубы её поцелуют.
Лиандра нарочно сделала акцент на последнем слове, вкладывая в него истинный смысл поцелуя вампира. Интересно было выяснить, действует ли эта особенность на всех, или же кто-то обладает сопротивлением к очарованию укусом вампира? Слова рыженькой  звучали складно, а главное демонесса не видела в них того, что противоречило её взглядам. А значит, общий интерес налицо.
- Возможно, даже я, - демонесса отпустила лицо девушки и рассмеялась бархатно и коротко, позволив себе нарочно проявить легкую слабость, которая могла искусить вампира и натолкнуть на скользкую дорожку манипуляций демонессы. Впрочем, в проигрыше незнакомке не было возможности остаться.  - Если бы не эта маленькая особенность, вам явно было бы сложнее с выбором жертв. Возможно, я бы не отказалась иметь такую особенность, но это лишь мимолётное желание.
- Так кто ты, дорогая?  И почему заинтересовалась именно этой дверью, среди десятка других таких же? И чем от тебя так вкусно пахнет?
Демонесса была в восторге. В глазах Лиандры пробежала шальная искра, а пальцы как будто случайно зацепили бантик тесьмы на шее, развязав его так, что тяжелое кружево опустилось, обнажая наполовину шею, на которой чуть ближе к груди покоилось зачарованное кровью ожерелье, что скрывало истинную натуру демонессы от любопытных глаз. И  со следующих слов Лиандры вампир могла догадаться, если она умная девочка, что это намек на особое происхождение собеседницы огненноволосой.
- Моё имя Маарет. Этого будет достаточно тебе. Меня же интересует узнать твоё, если мы встретились в такой обстановке. Хочешь узнать, что же это ты чувствуешь? Тогда обнажи мою шею. И сними то, что на ней. Результат тебе понравится, не сомневайся, - демонесса ухмыльнулась, обнажая жемчужные зубы, клыки которых были заострены подобно вампирским, но короткими. Говорила же Лиандра об ожерелье, цепочка которого стала заметна из-за снятия тесьмы, удерживающей воротник  платья на шее тёмной. Рискнет ли девушка узнать суть своей собеседницы? -  Ты говоришь, что двух одинаковых не пробовала? И каковы же на вкус демоны и доводилось ли вообще тебе пробовать их кровь?
Демоны были рождены искушать и сбивать с пути. Их тьма была безграничная и многогранна. И в каждой ситуации проявляла себя по-разному. Сейчас же Лиандра позволила лишь слегка проявиться своей тьме, дабы заманить вампира в свои руки. Как легко она поведется? Лиандре даже хотелось, чтобы это было не так просто, как она изначально предположила. Тогда вечер перейдёт в ночь. А тьма глубока и полна разного…

Отредактировано Лиандра Де-Сен Лонгрэн (31-05-2018 22:51:02)

+1

8

- М-м-м… - томно выдохнула вампиресса, ловко справляясь с застёжкой ожерелья, и в возгласе этом было так много всего, что толковать его можно было практически как угодно. – Один древний демон даже сам меня угощал. Это было… вкусно. Поначалу. Но остальной букет оказался так себе. Мотивы его мне не понравились и я покинула его. Больше мы не встречались, - пальчики справились с хитрым зачарованным замочком и Лила увидела… всё ту же прекрасную женщину, лишь глаза её стали иными, обретя вертикальный зрачок и изменив цвет, и придав образу некую завершённость. – Чем больше силы и власти получают мужчины, тем более себялюбивы они становятся и начинают подходить к окружающим с всё более и более куцей меркой. Я очень высоко ценю кровь, но себя я ценю выше. Он этого так и не понял.
Ожерелье соскользнуло на грудь демоницы и, чтобы достать его, Лила расстегнула платье чуть дальше, легко и непринуждённо включаясь в эту давнюю как мир забаву, сулившую в кои то веки что-то необычное. И это была вовсе не кровь демона, отнюдь. Это редкое вещество раздобыть, безусловно, трудно, но возможно. Куда больше вампирессу заинтересовала его носительница.
Казалось бы, что такого в том, что ещё кто-то поддастся вампирьим чарам? Но Лила видела, что дело не в них. Не только в них, если уж совсем точно. Вампирессой много и часто соблазнялись, почти столь же часто и рьяно, как пытались сопротивляться этому. Но так редко соблазняли её саму. Что и говорить, Амарилле это было очень любопытно. Она склонилась к шее Маарет и клыки медленно прокололи кожу. Пожалуй, в любом другом случае на этом бы всё и закончилось. Лила просто забрала бы то, что ей так щедро и наивно предлагали, и исчезла. Но в этот раз она не взяла ничего, лишь подхватила на язык две алые капли, выступившие из неглубоких проколов.
О да, это, определённо, был демон. Ещё молодой, едва ли более трёх сотен лет. Люди и их интриги пока не успели ей наскучить. Но от вампирессы не укрылся взгляд, брошенный демоницей на Элиаса. Сама Лила смотрела на мальчика с пониманием и снисхождением. Молодо – зелено. У него всё ещё впереди. Конечно, если достанет ума и везения не подохнуть раньше. А вот взгляд Маарет был полон того холодного презрения, которое испытывают к слабости существа, сами недавно её испытавшие.
Что же, жизнь юного демона нелегка. Впрочем, как и вампира. Лила ещё помнила беды своего взросления, хотя следы обид, оставленные ими в памяти, уже не обжигали так болезненно. Они заставили вампирессу проникнуться своеобразной нежностью к этой сладкой, сильной девочке, не забившейся от горя в угол и не утратившей вкуса к удовольствию, а заодно и испытать укол ревности из-за того, что кто-то другой посмел прикасаться к ней.
- Меня зовут Амарилла. Можно просто Лила, - мягкие губы коснулись шеи демоницы в другом месте, а платье сползло ещё немного ниже. – Да где же это украшение?.. Ах, вот оно! – вампиресса ухватила ожерелье за кончик и осторожно вытянула из декольте, вложив в руку Маарет. – Кровь демона имеет свои отличия, точно так же как и любая другая. И хоть мне известно о множестве её чудодейственных свойств, но для меня они несущественны. Как бы парадоксально это ни прозвучало, но вампиры единственные существа, которые ценят демонов не из-за крови. По крайней мере, не в том смысле, что весь остальной мир, - поцелуи поднимались всё выше, пока вампиресса ни добралась до ушка и ощутимо прикусила мочку. – У меня другой интерес.

+2

9

Демонесса обломалась со своей нитью, что она собиралась использовать как манипуляцию. Хотя кто бы сомневался, что такая простая провокация сыграет как надо? Это добавляло интерес к персоне вампира. Даже при первичной оценке она поняла, что она куда старше, чем Лонгрэн. И не было гарантии, что в этом разношерстном мире ей не доводилось пробовать кровь демона. Увы, в роде демоническом были те глупцы, что просто отдавали живительную жидкость, не осознавая всей цены. Такого Маарет не понимала, сама никогда не позволяла себе растрачивать кровь на пустые цели.
- Но не о мужчинах сейчас речь, - демонесса склонила голову на бок, проводя пальцами от плеча к груди вампира, с любопытством глядя в её глаза. Ожерелье более не скрывало её сути, а значит, они были на равных. Демон и вампир. Оба искушенные до крови. И каждая по-своему.
Девушка без стеснения расстегнула платье Лиандры, что оно грозило соскользнуть вовсе, обнажая её до талии. Хоть Маарет любила горячо корсеты и корсажи, зачастую она не обременяла свою фигуру этими ограничивающими свободу движений деталями гардероба. И иногда это было не зря. Как сейчас.
Маарет держала себя так, словно была старше и сильнее, чем Амарилла, но это было лишь естественной чертой её характера, нежели желанием показаться всемогущей перед тем, кто по умолчанию сильней. Или слабее? Это проверять Лиандра не собиралась, да и вампир не проявила колкости в отношении непрошеной гостьи, что давало разрешение забыть о пороге возраста. Её уверенность лишь говорила о том, что демонессу не смущает тот факт, что перед ней девушка. И что она сама принадлежит к этому полу.
Прикосновение губ вампира насторожило и приятно отозвалось в теле демонессы. Лиандра была не против, хоть и не была уверена полностью, что та не пойдет на грубость и наглость в пробе. Легкое прикосновение клыков, от которого руки Маарет рефлекторно схватили вампирессу за талию и рывком прижали к себе. Совсем не от эффекта укуса, пусть и совсем слабого. Это был привычный для Лиандры жест. Но за этим прикосновением клыков не последовало того, что могло бы быть. Вампир не спокусилась выпить кровь демона сполна, очаровав её, а потом оставив приходить в себя, как сделала это с парнем. Следы от клыков на шее мгновенно исчезли, а девушка вкусила лишь пару капель, что успели выступить до того, как регенерация не оставила и следов.
- Мммм, искушение, - почти шепотом произнесла Маарет, не спеша выпрямлять склонённую голову на бок. Сложно было понять, что имела в виду демонесса. Но она знала, что она говорила о себе, а не о Амарилле. Для неё было сейчас искушением ощутить сполна поцелуй самой ночи в лице Лилы.
Легкие и непривычно прохладные поцелуи поднимались всё выше, как и руки демонессы с талии Амариллы выше, пока не оказались  на плечах. До этого Лиандре не доводилось чувствовать прохладу кожи вампирш на себе. И это ощущение ей нравилось. Будоражило и без того горячую кровь. Ногти слегка впились в её плечи, когда да прикусила Лиандру за ухо.
- Другой интерес? В таком случае озвучишь или покажешь его не в пороге? Думаю, диван или ковер подойдет для этого куда больше? – ухмыльнулась демонесса, выгибаясь и уходя в сторону, но увлекая вновь за талию вампира за собой, но давая ей право выбора. Маарет была искушена интересом к обоим полам, потому не спешила с действиями, сначала оценивая потенциал второй стороны. И лишь потом сполна демонстрируя свой, что медленно просыпался в тёмной, поднимаясь на ноги и начиная брать верх над спокойствием демонессы, дурманя кровь и разум. Расстегнутое платье шально соскользнуло до локтей, едва держась на груди демонессы.
Тёмная остановилась у свободного дивана. Маарет сразу же развернула довольно властным жестом вампира к себе спиной, касаясь губами её шеи и обнимая за талию.
- Ты ведь не ждешь, что я буду целомудренной девочкой? Я вот нет, и от тебя жду того же, - с ухмылкой произнесла девушка, запечатлевая на шее вампира еще один поцелуй с другой стороны, собирая волосы с плеч и убирая их вперед, дабы иметь возможность беспрепятственно расстегнуть платье Амариллы так, как она провернула это с её одеждой. Пара ловких движений и платье уже никак не держалось на теле вампира. Уж кто, как не девушка, знает  способ быстро снять платье с другой девушки? Руки Маарет легли на плечи Лилы и стали медленно стягивать с неё ненужную для их вечера одежду. Ткань с шорохом упала на пол. Отступив на шаг, Маарет поманила пальцем вампира к себе, дабы она избавила темную от элементов её вечернего гардероба.

+2

10

- Судя по перечисленным местам, ты уже вполне осведомлена о моих интересах, - рассмеялась Лила. – Хотя, на самом деле, место не имеет значения. Главное, чтобы там была ты.
Диван, ковёр, порог, балкон, да хоть общая зала, где сейчас отплясывали гости. Если есть желание, найдётся и способ и ни одежда, ни толпа людей, ни что либо ещё вампирессе не помешало бы. Так уж вышло, что для начала у них есть эта комната и спящий Элиас, повалившийся на бок и сейчас посапывавший, мило обнимая диванную подушку. Не обращая внимания на спящего, женщины остановились у второго.
- Я совершенно ничего от тебя не жду, - улыбнулась она, развернувшись и перешагнув через упавшую на пол ткань. – Ты – неожиданная радость."А если бы тебе не нашлось, чем меня порадовать, я бы сделала это сама".
Избавленная от многих человеческих сложностей, к выбору гардероба Амарилла подходила более с эстетической точки зрения, ну, за исключением, разве что, тех случаев, когда нужно было смешаться с толпой, но даже тогда она предпочитала избегать лишних деталей. Потому, после избавления от верхнего платья, на ней не осталось ничего, кроме туфель и подвязанных лентами чулок. Всё же краешек подола нет-нет да приподнимался, а демонстрировать голые ноги было чуть ли не верхом бесстыдства.
Горячие прикосновения десоницы ещё ощущались на коже и Амарилла, не выпуская её руки, будто в танце сделала полукруг, так, чтобы уже она оказалась за спиной Маарет. Застёжка сдалась окончательно. Когти вампирессы удлинились и Лила прочертила по её спине длинные розоватые борозды, вместе с тем стягивая и одежду. Почти мгновенно на бархатистой коже демоницы не осталось ни следа и Амарилла прижалась к ней, уткнувшись носом в затылок и стиснув обнажившуюся грудь.
- Да ты настоящее сокровище, дорогая!
Регенерация демона почти не уступала вампирьей и это означало, что с ней можно позволить себе больше, чем с человеком. Много больше. Объятья вампирессы ослабли и две почти обнажённые женщины оказались лицом друг к другу. Прижимаясь всем телом, Лила запустила когти в волосы Маарет и прикоснулась губами к её губам. Сначала бережно и осторожно, будто ещё не распробовав, но чем дальше, тем жарче и требовательнее становились поцелуи. Но ещё оставалось так много всего, что хотелось попробовать.
Лила толкнула демоницу на диван и нависла над ней, прикидывая, с чего бы начать. Острый коготь, оставляя заметную борозду, отправился блуждать по груди, постепенно спустившись к угловатым узорам под нею. Некоторое время вампиресса изучала эту любопытную особенность, обводя линию за линией, а потом склонилась и прикусила небольшую, упругую грудь девушки. Зубы сомкнулись вокруг соска и язычок принялся блуждать по розовато-бежевому ореолу, чувствуя, как он всё больше и больше твердеет.
- М-м-м, и здесь тоже очень вкусно, - проворковала Лила, для симметрии отметившись и на второй.
Маарет не походила ни на утончённых эльфиек, ни на орочьих охотниц, ни на мягких, пышнотелых гаремных красоток или крепких, грубоватых воительниц севера. Пожалуй, больше всего общего у неё было с жительницами пустыни. Нет, внешне светлокожая демоница на них вовсе не походила, зато ощущалась она именно так. Внешне суровая и жёсткая, но с сочной аппетитной сердцевиной. Но чтобы добраться до неё, нужно было приложить немало усилий.
- Должно быть, во всех демонах есть немного зноя пустыни. А может, это просто причуды вампирьего восприятия, привычка всё опасное сравнивать с солнцем, - вслух заметила Амарилла, усаживаясь на диван и вновь привлекая к себе демоницу. – Иди ко мне. Покажи, насколько острые у тебя зубки.

+2

11

Лиандра про себя отметила, что чулки и туфли смотрятся не менее интересно на женских ногах, чем высокие сапоги из тонкой кожи, в которых предпочитала расхаживать демонесса. В частности, разъезжать верхом. И снимать платье, когда под ним ничего, кроме чулок и обуви нет… Вдвойне интригующий сюрприз.
- Раз не ждешь, значит спешить нам некуда, - с многообещающей улыбкой произнесла демонесса. Кто такая Амарилла? А кто такая Маарет? Разве это было сейчас важно? Два тёмных создания решили устроить друг другу легкое развлечение. Быть может они потом и не пересекутся никогда. Но опять-таки, было ли это важно? Каждая удовлетворит себя сполна, ведь ночь темна… А где, как ни во тьме ночной, самое место таким тварям, как они?
Вампир без вопросов лишила Маарет платья. Как же приятно было ощутить не просто пальцы, а когти на спине! Демонесса выгнула спину, довольно выдыхая, словно наконец расслабилась после тяжелого дня. По телу пробежала прохладная волна возбуждения, склоняющая все больше Маарет к тому, чтобы не сдерживать себя ни в каких решениях этой ночью. Горячие объятья и когтистые пальцы, что сжали грудь, не дали шансов удержать сладостный стон предвкушения. Вампир нащупала нужную нить, с ходу попав в её слабые места. Демонесса довольно облизнула губы, чувствуя, как в ней просыпается тёмное вожделение. Такое, которое удержать непросто.
Возможно, вампир была права о том, что демонесса, что оказалась волею случая с ней, -  сокровище. Смертных так легко сломать играми… Им было не дано знать удовольствие от кровавых и жестоких утех тех, чья регенерация помогает испытать огромный спектр ощущений и способов, которыми эти ощущения достигаются. И Маарет, пусть и молодой демон, уже была искушена в плотских утехах настолько, что простые смертные мужчины, типа Шолля, даже не рассматривались как вариант.
Маарет с удовольствием впилась в губы Амариллы своими, нагло и развратно целуя её, словно они не пять минут знакомы. К чему было стеснение или сдержанность, если они могут позволить себе высшее наслаждение, на которое мало кто способен? Кончик языка в танце губ то и дело касался острых клыков вампирессы, грозя уколоться или порезаться, дабы придать особую пикантность моменту. Руки Маарет не были без дела, переминая пальцами, словно клавиши музыкального инструмента, кожу на ягодицах, в легких прикосновениях. Лиа резко сжала их, впиваясь ногтями так, что вот-вот бледная кожа сдастся и лопнет под ними ранками.
Но в этот момент Амарилла оттолкнула раззадоренную демонессу. Мягкий диван встретил демонессу холодно. Для розжига надо было чуть больше одной обнаженной девушки. И вампир не оставила Лиа без внимания, нависнув над ней. Девушка с ухмылкой обняла Амариллу за талию, поглаживаниями поднимаясь выше, к груди, лишь слегка касаясь её кончиками пальцев, повторяя движения когтя Лилы, которые ранили кожу. Впрочем, регенерация сразу же убирала следы, делая горячие царапины пикантно-приятными.
- Возможно, я бываю не менее горячей, чем дюны в зените дня… И сокрыто во мне так же много того, что под смертоносными песками, - демонесса резко поднялась с дивана и села на ноги вампира и глядя прямо в её глаза. Словно пытаясь услышать её мысли, увидеть образы, что наверняка шальным вихрем проносились в голове. Она этого не могла сделать, но её развратные мысли тоже не дремали, уже приготовив для вампирессы испытание. Положив руки на грудь рыжеволосой бестии и поглаживая меж пальцев кончики сосков, Лиандра склонила голову на бок.
- Вряд ли острее твоих. Но мне не нужно это. Я умею кое-что другое, - прошептала демонесса на ушко девушке, сжав на её прелестной шее сильно руку. Будь она живой, дышать бы она не смогла с таким захватом. Но Амарилла была лишена этого неудобства.
Лиандра распустила прическу, отбрасывая шпильки и вытаскивая тонкую черную ленту, что удерживала пряди.
- Она не удержит тебя, но тем интереснее, как долго ты будешь держать себя в руках, - спокойно произнесла Лиандра, почти не позволяя себе улыбаться. Резкая смена манеры поведения была естественна, когда демон настраивалась на сотворение чего-то особенного. И сейчас её сила мурлыкала непристойные идеи одну за другой, дабы хозяйка наконец приступила к действию. Лиа стянула тесьмой руки Амариллы, запрокинув их ей за голову и прижимая к спинке дивана. Лишь легкая видимость контроля. Но тем забавнее наблюдать, как «жертва» борется с искушением разрушить иллюзию подчинения и включиться в бурю похоти, давая выход своим желаниям.
- Но прежде, чем я приступлю… - демонесса поднялась на ноги и опустила взгляд на ножки Амариллы. Изящным движением своего колена и руки раскинула их в стороны. Кончики пальцев игриво провели по низу живота вампира, опускаясь по лобку…
И в последний момент Лиандра отступила на шаг. Демонесса жестом указала вампирессе, что не желает, чтобы она двигалась. Лиандра подошла к столу и взяла с него маленький фруктовый ножик, собираясь использовать его совсем не по назначению. Вернувшись к Амарилле, она провела кончиком ножа по своей ладони.
- Кровь – воистину особая жидкость. Тебе она поддерживает жизнь, для меня же она… Всё.
Демонесса ухмыльнулась, проводя кончиком языка по лезвию, порезав его, и обвела по губам, окрашивая их в свою кровь.
- Но пара манипуляций с ней может любопытные великие вещи, - Маарет склонилась над вампиром, приподнимая её подбородок острием ножа. Рана на её языке не затягивалась, демонесса нарочно держала её открытой. Прелести владения магией крови. Впиваясь в губы вампира поцелуем, она не жалея давала ей вкусить свою кровь. Но не просто так, а чтобы её шалость удалась сполна. В её действиях не было враждебности, Амарилла была готова на эксперименты, посему осечек не должно было быть. И спустя пару глотков девушки Маарет ощутила отголоски своей крови в её теле. Она получила, чего добивалась.
- Еще минуту, и ты поймешь, о чем я, - подмигнула демонесса, опускаясь ножом ниже по шее девушки, обводя кончиком вокруг груди вампира и полосанув в итоге по правой так, что лезвие вошло до половины. Лиандра провела пальцами по глубокой ране, собирая при помощи магии немного крови в маленький шарик на ладони, прежде чем от пореза ничего не осталось. - И тебе понравится.
Демонесса загадочно улыбнулась, а багровые глаза постепенно стали светлеть от проснувшейся окончательно магии в теле демонессы. Лиандра сложила ладони между собой, выпуска свою кровь и растворяя в ней кровь вампира. Она раскрыла ладони, создавая мягкий кристалл, придавая ему вытянутую и изогнутую форму. Расширив его диаметр, демонесса увеличила плотность до камня.
- Оказавшись в руках темной твари, не оглядывайся назад, - ухмыльнулась демонесса, становясь коленом на диван меж ног Амариллы, прижимая ладонью девушку к мягкой ткани. – Надеюсь, ты готова? Если нет… Будет еще горячее.
Демонесса коротко усмехнулась, поднося небольшую созданную алую игрушку к губам Амариллы. В игрушке было сокрыто маленькой свойство, о котором Маарет ничего не сказала девушке, дабы эффект был ярче. Все то, что сделает вампир губами и языком, отразится на ней самой. Чем глубже возьмёт в рот, тем глубже ощутит проникновение в лоно. Чем плотнее сомкнет губки на кристалле, тем туже ощутит это меж ног.

Отредактировано Лиандра Де-Сен Лонгрэн (04-06-2018 01:51:03)

+2

12

Первая встреча это всегда волнительно и зачастую именно она решает, суждено ли состояться второй, третьей и последующим. Торговцы и политики лгут и изворачиваются, добиваясь своего обходными путями, но солгав в делах страсти, хуже сделаешь лишь самому себе. В такие моменты говорят не слова, а руки и губы и слушать следует тоже не ушами, а всеми фибрами души и струнами тела.
Амарилла действовала обстоятельно и неторопливо, для начала пробуя то, что нравилось делать ей самой, и то, что понравилось бы ей, окажись она на месте Маарет. Она прекрасно знала, что ночь коротка и всего, что нашёптывают неуёмные желания плоти, за неё не успеть, не успеть даже за сотню таких ночей и, если попытаться, то ни лишь напрасно потратят время в круговерти спешки. Древняя вампиресса считала, что пусть лучше они успеют немного, но насладятся этим в полной мере.
Молодая демоница напротив, была порывиста и напориста и Лила с удовольствием отдала ей инициативу. Она часто вела себя властно, жёстко и даже жестоко, но парадокс отношений в том, что только тот, кто сам любит и умеет пользоваться властью, знает и то, как лучше всего уступать и быть ведомым. Амарилла запрокинула голову, подставляя шею под сильные пальцы Маарет. Извечный жест доверия, равно понятный для любого существа, которому обезглавливание грозит гибелью.
Глупо – скажет трус и циник. Демону вполне по силам обезглавить вампира голыми руками. Впрочем, как и вампиру демона. Они встретились несколько минут назад и ничего не знают друг о друге. Откуда доверие? А ответ прост – из самоуверенности и страсти. Амарилла была уверена в себе, в своей силе и скорости, хотя, это уже конечно крайности. Прежде всего, она была уверена в своём знании чужой натуры, тонкостей выражения лица, подбора слов, нюансов звуков и запахов. Они не сулили ей гибели. Но даже если Маарет была невероятно искусна в притворстве и провела бы Лилу во всём этом, то с гибелью вампирессы её страсть осталась бы неутолённой. И это было лучшей порукой тому, что с Амариллой не случится ничего опасного, ведь для демонов нет ничего важнее, чем собственные желания.
Похоже, Маарет тоже понимала это. В противном случае она бы связала вампирессу гораздо основательнее. И что куда более важно, это говорило об её искушённости в подобных игрищах. Стремление обладать и властвовать требовало выхода, требовало послушания, но излишние торопливость и давление в его проявлении зачастую приводят к обратному результату и чем они больше, тем сильнее желание сопротивляться. Маарет умела совладать с собой, умела всё делать к месту и ко времени и связанная Лила уже предвкушала великолепное продолжение.
Пожалуй, в тёмно-серых глазах Амариллы было слишком много азартного любопытства и слишком мало покорности, но, тем не менее, когда демоница отпустила её, рыжая так и осталась сидеть на месте с заведёнными за голову руками и широко разведёнными ногами, безропотно ожидая своей дальнейшей участи. Нож заинтриговал её ещё больше, а потом случился кровавый поцелуй. Поначалу он ничем не отличался от любого другого, за исключением восхитительного вкуса крови, но чем больше её попадало в рот Амариллы, тем больше она тянулась к демонице, желая ещё и ещё.
Вампиресса уже испила сегодня крови, но полностью насытить вампира едва ли реально, к тому же, сейчас ей предлагали такое лакомство, от которого и вовсе невозможно было отказаться. Демоны, проклятые твари, но как же они переполнены силой и жизнью и сейчас Маарет щедро делилась ими с той, кому боги в этих дарах отказали. Кровь и сила пьянили не хуже изысканного вина и, когда Лила оторвалась от строгих, требовательных губ демоницы, вид у неё был как у невинной девы, впервые попробовавшей хмельного.
Даже неожиданная рана заставила её лишь приглушённо ахнуть, но запрета двигаться вампиресса так и не нарушила. Её кровь была другой, густой, тёмной, вязкой. Она плохо поддавалась магическому воздействию и так и не смешалась до конца с кровью демона, потому предмет, который создала Маарет, поначалу весь состоял из красных и чёрных прожилок, которые постепенно переплетались всё плотнее, образуя нечто монолитное. Амарилла, недурно владеющая магией крови, знала достаточно много заклинаний, но это было ей незнакомо. Похоже, оно принадлежало демонице и использовалось для каких-то определённых, пока неизвестных Лиле целей.
Чего от неё хотят, понять было несложно, и вампиресса игриво прикусила "волшебную палочку", в следующее мгновение осознав, в чём именно заключалось её волшебство. Глаза Амариллы широко распахнулись и она замерла, прикидывая, какие ещё секреты таит в себе это магическое плетение. Впрочем, не попробуешь – не узнаешь. Лила спрятала клыки и попыталась обойтись с вещицей понежнее. Выходило странно, но приятно. Такого она ещё не пробовала и понадобилась время, чтобы понять, какая часть кристалла соответствует тому или иному местечку внутри неё. Разобравшись с этим, можно было доставить себе массу удовольствия, но заниматься самоудовлетворением, когда рядом есть такая шикарная женщина, это просто преступление.
- Дай его мне, - рыкнула Лила, освобождая руку. – А заодно сделай побольше и понежнее.
В том, чтобы быть связанной, есть неизъяснимое томление, определённая прелесть в том, чтобы предвкушать удовольствие и отодвигать его до последнего момента, последней капли терпения. О, Амарилла умела быть терпеливой, её можно было изводить часами, но чужой дом и незапертая дверь не располагали к таким длительным развлечениям, как и первая встреча, когда всё ново и интересно. В другое время, в другом месте они доведут эту затею до конца, а сейчас Лила хотела всю Маарет без остатка.
Одной рукой она перехватила кристалл, а другой тёмные кудри демоницы и опрокинула её на спину. Диван жалобно скрипнул, принимая в бархатные объятья двух увлечённых друг другом женщин. Свободные руки позволяли испытывать множество самых разнообразных ощущений и вампиресса даже пытаться не стала лишить это Маарет. А пальчики Лилы, чудесным образом лишившиеся когтей, тем временем проникли в демоницу снизу, наощупь выбирая местечко, куда следом ткнулось её магическое творенье. Вампиресса надавила на кристалл и с протяжным стоном закатила глаза, чувствуя внутри себя то, что находилось внутри Маарет, каким бы странным это ни казалось.
- Научишь меня потом этому заклинанию, - прошептала Амарилла, подбирая темп возвратно-поступательных движений и покрывая поцелуями шею и грудь брюнетки.
Впрочем, теперь эти поцелуи и укусы скорее выражали стремление не попробовать, а прямо-таки съесть целиком, потому что сытая, довольная и опьянённая демонической кровью вампиресса, уже давно балансировала на краю омута наслаждений и сейчас окунулась в него с головой. Она не дождалась Маарет, не считая нужным сдерживать себя и вообще не предавая количеству и синхронности особого значения. В отличии от мужчин, женщины ничем не ограничены в получении удовольствия и каждая получит с избытком, а когда и как, это они скоро узнают.

Отредактировано Амарилла (06-06-2018 16:07:32)

+2

13

Воля случая беспощадна. Вряд ли встреться эти тёмные создания при других обстоятельствах, они бы уединились (ну или почти наедине оказались, Элиас был сейчас как предмет интерьера) с такой целью. Ход мыслей вампира, опьяненного кровью, как добрым вином, был ясен. Но вот попробуй пойнять демона. Тем более юного, не прошедшего еще большой школы жизни, чтобы стать холодным  циничным, которого уже ни чем не удивить…
Прежде чем Амарилла узнала всю прелесть авторских заклинаний магии крови, Лиандра изменила форму кристалла, пойдя на поводу огненноволосой красавицы. Они сейчас на равных, а значит, желания друг друга стоит учитывать.
Маарет довольно ухмыльнулась, наблюдая за тем, как вампиресса пробует новую игрушку и входит во вкус, осознавая прелесть. При большем времени подготовки можно было сделать еще более эффектно, но для первого раза не стоило вскрывать все козыри. Легкая проба пера, дабы оценить партнершу. Темные игры не любят спешки.
Власть заводит. Когда под твоими руками извивается от удовольствия прекрасное женское тело, что волею судьбы принадлежало вампиру, что при обращении становились совершенны. Лиандра еще ни разу не видела некрасивого вампира. Конечно, понимание красоты у каждого своё. Но с общей и эстетической точки зрения все вампиры были красивы и лишены изъянов. А когда власть над тёмной красотой так нагло отбирают, то еще больше будоражит.
Оказавшись под Амариллой, демонесса ннегромко рассмеялась, вплетая пальцы в волосы девушки и глядя в её туманные от похоти глаза.
- Нетерпеливая, - томно прошептала Лиандра, вручив девушке игрушку. - Я подумаю, стоит ли делиться таким знанием.
Маарет хитро усмехнулась, послушно откидываясь на бархат и подставляя шею под острые поцелуи, от которых все тело пробирало мелкой дрожью. С губ демонессы сорвался протяжный негромкий стон, когда вампир без церемоний перешла к игре, которая принесет удовольствие сразу обеим.
И чем дальше заходили шальные руки и губы Амариллы, тем больше Лиандра двигалась в такт, нарочно желая ощутить игрушку больше и глубже, что разделяла с ней вампиресса, хотела она этого или нет. О чем речь? Хотела! Лиандра не выпускала всё это время девушку из своих рук, бродя пальцами и ноготками по спине и ягодицам, оставляя заметные лишь на пару мгновений следы в порывах страсти.
Как все просто задумано. Такие простые движения, а сколько удовольствия могут они принести. Да еще с дополнением в виде опасных поцелуев, которые разжигали воображение и кровь демонессы сильнее чистой чьей-либо крови.
Недолго Амарилла смогла устоять, будучи опьянённой кровь Маарет и ей магической игрушкой, что столь горячо ласкала изнутри и демонессу, и вампирессу, что вела сейчас их игру. Будучи в пучине своих ощущений, Маарет не сразу поняла, почему Амарилла замедлила движения игрушки. Непривычно горячая грудь девушки легла на грудь демонессы. Удивительно, как можно вернуть «жизнь» вампиру. Демонесса, тяжело дыша от неудовлетворённости, подняла лицо Лилы ладонями, касаясь едва её губ своими губами.
- Не смей останавливаться,  я хочу больше, - горячо прорычала демонесса в поцелуе, ухватив Амариллу за шею и прижимая к себе еще плотнее, чтобы она ощущала, какой жар идет от её перевозбуждённого тела, которое хотело больше, чем получало сейчас. Маарет обладала слишком избирательным аппетитом. – Вместе с твоими зубками.
Последнее демонесса сладко простонала в приказном тоне. Отпустив шею Амариллы, Лиа выгнулась навстречу, откидывая голову в сторону, обнажая шею. Её не покидало любопытство ощутить это на себе. Да еще в такой сладостный момент.

+2

14

- Даже не сомневайся, дорогая, - выдохнула Амарилла, заглянув в сверкающие углями в полумраке глаза демоницы, и склонилась к её напряжённой шее, но только для того, чтобы запечатлеть ещё один нежный поцелуй.
Её яркие губы лишь слегка коснулись разгорячённой кожи и сразу же торопливо зашептали неблагозвучное шипящее заклинание, звуки которого будто расползались вокруг, а вместе с ними расползались невесомые тёмно-серые нити. Они оплетали Маарет, притянув руки и одно из коленей к бокам, а другое накрепко приклеив к спинке дивана. Вампиресса сжала кулак и нити натянулись, ощутимо впиваясь в тело. Эта прелестная штучка могла и освежевать заживо, но Амарилла, конечно, не ставила себе такой цели, а всего лишь хотела обнять свою пылкую любовницу целиком и полностью и теперь демоница могла почувствовать себя перепёлкой в руке охотника. Пожалуй, прикосновение магических пут даже чем-то походило на прикосновение настоящей кожи, разве что было куда более цепким, сильным и надёжным.
Лила соскользнула с дивана и устроилась с боку от брюнетки, чтобы иметь возможность одновременно и придерживать ей голову, и манипулировать магической игрушкой. Впрочем, манипуляций было совсем немного. Вампиресса лишь вытянула влажно поблёскивающий предмет из лона и с усилием протолкнула в соседнее отверстие, охнув от того, как же там оказалось узко. Соблазн заняться этим местечком поподробнее был велик, но как только кристалл почти полностью оказался внутри, Лила оставила его в покое.
Она уже поняла, что их с Маарет вкусы очень близки друг другу и потому сейчас её привлекала совсем иная, куда более простая и грубая затея. В освободившееся лоно демоницы вновь проникли лилины подвижные пальчики. Сначала два, потом три, потом четыре. С каждым разом погружаясь глубже и преодолевая всё бо́льшее сопротивление. Вампиресса тоже чувствовала их движение, хотя, конечно, не так остро, как Маарет. Но ведь её магическая игрушка находилась совсем рядом, а стеночка, разделяющая эти два отверстия, очень тонкая и эластичная.
Возбуждаясь всё больше, Амарилла томно постанывала над ухом демоницы, а когда этого стало недостаточно, добавила к четырём уже блуждающим внутри неё пальцам пятый, сложила их щепотью и просунула внутрь, одновременно впиваясь в беззащитно открытую шею. Прежде она щадила Маарет, лишь осторожно покусывая её, но теперь, возбуждённая и опьянённая Лила совершенно себя не сдерживала. И будто не было всей той крови и силы, что она уже успела испить за сегодняшний вечер.
Амарилла пила большими жадными глотками, то слегка ослабляя хватку, чтобы забрать очередную порцию, то вновь стискивая челюсти, чтобы не дать жертве вырваться. Огонь чужой жизни уже струился по её венам, не давая остановиться, но и о другом доступном удовольствии вампиресса не забыла. Преодолев первое сопротивление, её рука растянула горячее податливое лоно и сжалась в кулак, распирая демоницу изнутри, затягивая путы на ней ещё туже и продолжая скользить туда-сюда всё быстрее, смешивая боль и удовольствие обеих.
Кулачок у Лилы был не так велик, да и границы возможностей даже человеческого тела куда обширнее, чем о них принято думать, что уж говорить о возможностях демона, к тому же, чем больше возбуждение, тем больше эти возможности. И вампиресса раз за разом насаживала Марет на кулак, совершенно не беспокоясь о том, что может навредить ей. Дорвавшийся до столь желанной добычи, вампир вообще не помнит ничего, кроме извечного проклятого голода, но Амарилла была уже достаточно взрослой, чтобы не потерять голову окончательно. Отняв добрую половину сил демоницы, она разжала клыки и сосредоточилась на физической стороне их игрищ. Лиле ни к чему было безвольное, едва трепыхающееся существо, коих можно найти где угодно и в любом количестве. Демон, тем и хороша, что она демон. Сильная, опасная и невероятно желанная.
Вынуть сжатую в кулак руку у Амариллы не получилось, даже когда она призвала на помощь магию и несколько нитей паутины, протиснулись внутрь, старательно помогая ей в этом. Но как ни крути, а пришлось всё же распрямить пальцы и ослабить хватку. Кисть вампирессы, лоснящаяся от любовных соков, оказалась на свободе, а нити паутины так и остались внутри, удерживая лоно демоницы раскрытым, подобно какому-то диковинному хищному цветку.
- Когда-нибудь, я покажу тебе, как ты прекрасна в моих глазах, и дам почувствовать, сколь восхитительно твоё общество, - пообещал Лила, улыбаясь и любуясь, в буквальном смысле, делом рук своих. – Хотя... зачем откладывать нынешнее удовольствие на потом, когда потом будет время для чего-нибудь ещё более приятного? Открой мне свой разум, - прошептала вампиресса, склоняясь над ней и обхватывая ладонями. – Обещаю, я не трону ничего лишено, лишь поделюсь тем, что по праву принадлежит нам обеим. - Она слегка надавила, преодолевая природную устойчивость молодого демона и больше не скрывая свои мысли и ощущения. – А теперь я буду трахать тебя, сладкая. Трахать так, что даже то местечко, где ты когда-нибудь сможешь выносить нового демона, откроется перед моим напором и ничего сокровенного не останется между нами. Ведь ты хочешь этого не меньше, чем я.
Часть нитей тёмного заклинания ослабла, давая Маарет возможность двигаться и мстить за боль болью, а за удовольствие удовольствием, другая же слилась воедино, образуя длинные извивающиеся языки живого ненасытного Мрака.
- Попав в руки тёмной твари уже поздно думать о спасении, верно, прелесть моя? – нетерпеливо усмехнулась Амарилла и притянула Маарет к себе, одарив её глубоким, страстным поцелуем со вкусом демонической крови.

Отредактировано Амарилла (07-06-2018 15:48:38)

+2

15


От не оправдавшегося ожидания укуса Лиандра недовольно застонала, замотав головой в стороны. Как же она ждала прикосновения её клыков, а получила лишь легкий поцелуй. Вампир издевалась, но Маарет была только за. Найти так быстро общий язык, на котором говорят ночью (хотя и не только ею…),  с не менее извращенным творением тьмы, было большой удачей. И подлая мысль закрепить это знакомство окончательно засела в голове демонессы.
Амарилла же что-то прошептала, что демон уловила лишь краем уха, будучи раздосадованной.
Но следом даже двинуться было сложно. Маарет широко распахнула глаза от удивления, а через мгновение облизнулась. Прикосновение пут будоражило не слабо. И была не шелковая ленточка, что даже простого человека не остановит, а магическая, приятная  к коже. Демонесса питала слабость к подобным манипуляциям. И чтобы вот так внезапно получить то, от чего кровь быстрее бежит в теле…. Амарилла явно что-то задумала. И это её интриговало.  Неудовлетворённое желание пылало во всем теле и жаждало не просто продолжения.
- Что ты… - вопрос Маарет потерялся в сдавленном шипении, что перешло в стон, и демонесса закусила губу от бесцеремонных действий Амариллы. Вот так просто взять и вставить такого размера игрушку во вторую дырочку, которая абсолютно не была готова… Лиандра зашипела снова от боли. Кажется, её пик отодвигается на какое-то время, ибо вампир совершенно не собиралась выполнять желание своей партнерши, оставив игрушку в покое в заднице демонессы, которая ныла от растяжения. Но для Маарет это лишь еще больше добавило похотливого желания отдаться грубому животному сексу. Амарилла явно была из тех, кто не бросает на ветер своих слов и умеет такое не хуже, чем сама Лиа.
И правила игры изменились. Пальцы вампира принялись ласкать плоть демонессы вместо игрушки, вновь нагоняя Маарет степень накала низменных желаний. И не будь нехитрых, но крепких пут, демонесса бы похотливо подавалась навстречу эти пальчикам, количество которых стало увеличиваться.
- Рррр, искушаешь, - прорычала демонесса, когда рука вампирессы стала проникать целиком, натягивая до предела её лоно. Разгоряченная демонесса даже не ощутила, как появилось несколько ранок, которые тут же затянулись, предоставляя Амарилле тело демонессы для удобной реализации любых утех. Плоть жадно обхватила руку Лилы внутри, принимая её с упоением.
Клыки впились в шею неожиданно. Оргазм  накрыл демонессу огромной волной, срывая с губ долгий негромкий крик, вместе с которым она изо всех сил выгнулась и заметалась в магических оковах, крепко сдерживающих её. Маарет не ощущала и не слышала ничего, кроме растекающейся по телу сладкой судороги, которая отголосками проносилась снова и снова от движения кулака Амариллы.  И ощущалось всё очень ярко из-за потери крови, что жадно взяла вампир. Иной раз Маарет бы так просто это не оставила. Но демонесса обессилела от удовольствия, спуская ему такую цену без проблем.
Открыв глаза, демонесса взглянула на рыжую бестию, которая заметно вошла во вкус, простонав с трудом:
- Чертовка, ты знаешь толк в темных искушениях.
Её плоть жадно обхватила руку вампира, не желая отпускать из своего томного плена, что пульсировал, выдавая то, что Маарет итак не скрывала – что она испытала настоящее удовольствие. Лила же освободила руку, но Маарет не ощутила свободы, быстро смекнув, что огненная удерживает её плоть магией.
- Так просто не закончишь, да? – она ухмыльнулась, облизывая пересохшие губы. В её словах не было и намека на то, что она ждет прекращения "ужина"  вампиром. – Твоё требование опасно, Амарилла.
Лиа нахмурила хитро глаза. Вот так просто взять и пустить в самое сокровенное? Впрочем, Лиандра сейчас не отличалась трезвостью рассуждений, будучи прилично обескровленной и оттраханной, отчего откинулась на горячий от её тела бархат, поддаваясь волне Амариллы, проникающей в её похотливый омут разума.
И выцепила ли основание для своих слов вампир в мыслях Лиа или же пришла к тому сама, демонесса охнула, закусывая следом губу от обдавшей тело новой волны возбуждения. Её слова прозвучали так, что Лиандра уверилась в том, что она лишь игрушка в руках рыжеволосой бестии.
Получив относительную свободу, Маарет подалась навстречу захвата Амариллы, впиваясь в её шею рукой, запуская следом её в волосы и крепко сжимая. Оказавшись лицом к лицу, глядя в так близко расположенные глаза вампирессы, Лиандра широко улыбнулась, обнажая белоснежные колкие зубки:
- Истинно так.
Демонесса жадно впилась в губы Амариллы развратным поцелуем, сплетясь в этом похотливом порыве языками, покусывая то её губы, то язык. Две крови смешались в нем, рождая новый, иной вкус. Вкус темных желаний.
Сорванные с петель ворота сдержанности были посланы окончательно к Имиру, демонесса жаждала большего продолжения. А получив некоторую свободу действий, могла не оставаться в долгу. Удерживая Амариллу за волосы, Лиандра сжала ягодицу девушки, пробивая ногтями кожу. Рыкнув в поцелуе, она опустила поглаживающими движениями ниже. Подобно тому, как у нее была занята вторая дырочка, предстояло быть занятой и вампирессы. Надавив средним и безымянным пальцами на тугое  сухое колечко, демонесса проникла ими вглубь, сильно потянув вверх, добавляя поцелую особый оттенок, не отпуская всё это время губ Амариллы.

+2

16

Рычащий и стонущий клубок полуобнажённых женских тел скатился с дивана и Лила ненадолго оказалась снизу. С этого ракурса вид тоже был роскошным и Маарет увидела себя её глазами, напряжённую, перепачканную кровью и сияющую от наслаждения. Вампиресса перекатилась, оседлав её и зажав пальцы демоницы между ягодицами. Несколько раз плавно поведя бёдрами, Лила поделилась не только тем, что видит, но и тем, что чувствует. Разум демона, как и тело, отличался от человеческого, обладал большей выносливостью и должен был справиться с двумя наборами ощущений. А если нет… Ну, что же, значит Амарилла впервые увидит затраханного до бессознательного состояния демона.
Взяв под контроль распоясавшееся заклинание, она сжала колени, с явным намерением взять под контроль и распоясавшуюся демоницу, но новые звуки в коридоре заставили Лилу замереть и прислушаться к происходящему. Ощущение складывалось такое, будто кто-то одну за другой проверял комнаты верхнего этажа.
- Кажется, к нам скоро кое-кто присоединится, - усмехнулась она. – Трое… нет, четверо. В самый раз. – Одна из подвижных нитей паутины протиснулась между ними, одновременно оглаживая между ног и Амариллу, и Маарет. – Жаль только, что эти четверо настроены не на любовные утехи, а скорее предпочли бы нас выпотрошить.
Резвиться с помощью магии Крови и Тьмы посреди человеческого города и думать, что их никто не заметит, было бы глупо, хотя Лила надеялась, что это произойдёт не так скоро. Надежда не оправдалась и теперь им предстояло решить, что делать дальше. Разобраться с теми четверыми и продолжать развлекаться дальше, невзирая на последствия, или всё же взять себя в руки и проявить хоть немного благоразумия и осторожности.
И ответ был вполне очевиден. Если тёмные, какие бы древние и сильные они ни были, бывают в человеческих городах и посещают приёмы людской знати, то как правило вовсе не для того, чтобы устроить там беспредел. Напротив, особая прелесть этой игры в том, что у неё есть правила, и в том, что будучи нечеловеком и во многом превосходя здешних "хозяев жизни", писанные для них правила можно иногда нарушать. Ведь запретный плод, как известно, сладок, и тем он слаще, чем запретнее.
- Ты моя, - тихо и бескомпромиссно произнесла Лила, прижимая голову демоницы к полу и зализывая мгновенно исчезающие ранки от укусов на её губах и подбородке, – и я с тобой ещё не закончила, но здесь, увы, не слишком-то подходящее место.
Двери открывались всё ближе, голоса слышались всё отчётливее. Похоже, на приёме оказались маги и поопытнее Элиаса Шолля. Кто-то из них почувствовал тёмную магию и, видимо, для начала собирался всё проверить, не поднимая бессмысленного переполоха. Тем временем нити подвижной паутины сплетались в тяжи и настойчиво проникали в обеих женщин, безуспешно пытаясь потеснить магический кристалл, что делал недоступным одно из отверстий. А вот пальцы демоницы им не слишком-то помещали, напротив, даже приоткрыли проход. И Лила изогнулась назад, чувствуя, как упругая пульсирующая масса заполняет её до отказа.
То же самое сейчас происходило с Маарет и эти ощущения эхом отдавались в разуме вампирессы, точно так же, как её собственные передавались горячей брюнетке. Скрипнула соседняя дверь, за стеной послышались шаги тяжёлых сапог, но Амарилла только усиливала напор заклинания.
- Пригласи меня к себе и посмотрим, как тебе придётся всё остальное, - потребовала она и, как только распахнулась дверь в облюбованный ими кабинет, растворилась лёгким дымком, оставляя чувство внутренней пустоты и незавершённости.

+2

17

В безудержной энергии от происходящего девушки не ощущали течения времени, как и того, какой фон исходил о них. Насколько их тёмная аура вырывалась наружу. Это не могли не заметить те кто был одарён сполна магическими способностями.  И будь демон или вампир чуть внимательней, они бы успели раньше…
Но они были слишком заняты друг другом. А ментальная связь  смешивала ощущения обеих девиц, рождая совсем иные ощущения. Демонесса откровенно и развратно стонала от того, насколько ярко ощущались простые довольно движения и прикосновения. Такой коктейль был ей по вкусу.
- Пррроклятье, - прорычала раздосадовано Лиандра. Меньше всего сейчас хотелось прерывать заходящую далеко игру тьмы между ними. – Выпотрошить бы их за наглую явку!
Разгоряченная и раскрасневшаяся демонесса подалась навстречу магическим ласкам, прижимая к себе вампирессу за талию и зад сильнее, не желая отпускать, сколько бы то не оставалось у них времени. Её собственническое заявление сорвало с губ Лиандры бархатный смех. Распалившееся в Маарет негодование о скоропостижном срыве развлечения сподвигло темную вместе с магией вампиресы брать её  в зад четырьмя пальцами. Впрочем, та не церемонилась и с собой, беря от оставшихся мгновений всё.  Лиандре же было мало этого времени, она жадно вбирала каждое ощущение, словно желая успеть.
Но было не суждено.
Хлопнула дверь совсем рядом, а торопливые шаги были все ближе. Демонесса оглянулась на дверь, сверкая алыми глазами и готовая разодрать всех, кто посмеет переступить порог. Но из-за напора похоти вампира демонесса  едва ли разом всех свитдеетелй смогла бы убрать. В последнее мгновение все угасло.
- За тобой должок, Амарилла, - ухмыльнулась демонесса, заглянув в её шальные глаза. Вызов был принят. – Южный Грес, поместье Де Гресси в верхнем городе.
Вампир растаяла туманом. Маарет же пришлось прибегнуть к ускорению, дабы схватить отводящий кулон, который закреплен на цепочке был при помощи кольца, которое было расходником-телепортером в поместье. И в миг, когда двери распахнулись, в комнате остался лишь спящий паренёк, женская одежда, да плотная незримая дымка тёмной магии, которой наследили две искушенные до особых развлечений дамы.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ужин с вампиром