http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Опасное соседство


Опасное соседство

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://i6.pixs.ru/storage/7/8/2/elfprinceb_5355718_30038782.jpg

Участники: Гваихир(ГМ, Лорд Эктелион), Морваракс.

Время и место:  Западный берег реки Райc, Таль-Эт-Найна и "где-то ещё". Почти столетие назад (+/- 95 лет)

Сюжет: Лесные эльфы, в некоторой степени, замкнутый народ и без причин обычно не идут на контакт с обитателями Альмарена за пределами Арисфейский лесов, но иногда обстоятельства вынуждают их пренебречь собственными правилами и безразличием к тому, что их не касается. Такой причиной вполне себе мог оказаться дракон, да не абы какой, а обсидиановый, которого издалека вполне можно принять за чёрного дракона.
Морваракс выбрала себе логово в опасной близости от Арисфея, возможно, не осознавая, чем это может дракону грозить, а возможно, чтобы пощекотать нервы себе и остроухим выскочкам. Эльфы были терпеливы, и с волнением и трепетом наблюдали за драконом, долгое время не решаясь что-то предпринять. И эта неопределённость могла бы длиться десятилетиями, ведь ждать бессмертные эльфы могут бесконечно, но судьба оказалось против Морваракс, поскольку сам лорд Эктелион Наар К’тэлаир обратил на неё внимание и не собирался спускать с рук возможную угрозу, задавая своим бессмертным братьям провокационные вопросы:
-Что, если своих нынешних угодий дракону мало будет и к своим владениям отнесёт он и наши владения? Сегодня или завтра, или спустя столетия, когда его сила станет несоизмерима, он нападёт и что тогда? Этому... не бывать.

[NIC]Эктелион[/NIC]

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/7/9/8/Ektelionpn_8545956_30164798.png[/AVA]

[STA]Лорд[/STA]

[SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/3a657b22d0f628bed7aa79cc66e768f4.png[/SGN]

Отредактировано Гваихир (11-06-2018 21:39:30)

+1

2

В начале своего путешествия, цель которого была проста – мир посмотреть, себя показать, молодой обсидиановый дракон полагала, что будет отличаться от своих сородичей не только малыми размерами, но и отсутствием логова. В те дни она не видели ничего дурного в жизни в дороге. Весь мир лежит перед ней – лети, куда душе угодно. Нет территории – меньше конфликтов с такими же молодыми ящерами. Ей было нечего защищать, нечего терять. И это были по-своему прекрасные дни.
Однако со временем обсидиановая стала сомневаться в своем изначальном плане. Жадность, жажда сокровищ и банальное любопытство заставляли темнокрылую совать нос во все сомнительные подземелья, ввязываться в опасные авантюры и подбирать все, что плохо лежало или привлекло к себе драконье внимание. Трофеи, большая часть которых представляла собой забавные золотые кругляшки, множились. Их надо было где-то хранить. Ведь это все ей принадлежит, а не кому-то. С собой таскать – не вариант, ибо неудобно, да и вес набирался внушительный. В бою, коль такой случится, многое придется потерять, многим придется пожертвовать.
Еще дракону изрядно сумятицы в мыслях добавляла смутная ревность, напоминающая о себе всякий раз, когда крылатая видела дома и хозяйство некоторых… знакомых.
Она не собиралась по примеру некоторых собратьев владеть огромными землями, ввязываться в путанные человеческие интриги. Ей не нужен был огромный замок и куча «кукол», которым можно с легкостью и изяществом дурить голову. Она не собиралась воевать, не собиралась вызывать зависть и провоцировать на конфликты. Детские мечтания о замке Личиса давно прошли. Обсидиановой нужна была укромная хорошая норка, где можно было защитить свое добро, и куда можно было вернуться после полета за очередной сказкой/артефактом/чудной легендой.
Однако судьба оказалась на диво щедрой дамой, хоть и с весьма специфическим чувством юмора. Но о последнем молодой дракон узнала значительно позже.
Эту гору, как и следовало ожидать, Морваракс обнаружила совершенно случайно. И почти сразу «влюбилась». Рядом рука, полная холодных горных вод, завидные охотничьи угодья. В то же время достаточно далеко, чтоб сюда не забрели случайные искатели приключений. Уединенное, красивое место. Слишком завидная территория, чтоб никому не принадлежать.
Дракон долго крутилась рядом. Исследовала местность, выжидала и надеялась. Не верила, что оказалась первой из драконов, обнаруживших такую прелесть. Не верила, но питала надежды, хоть разум и убеждал, что это однозначно глупое поведение. Тем не менее «хозяина» обсидиановая так и не встретила. Приободрившись сим фактом, крылатая начала обживаться.
Хотелось, конечно, сразу же перетаскать сюда свои накопленные и запрятанные в не самых надежных местах сокровища. Но сначала следовало обеспечить безопасность территории и логова. За время, потраченное в бдении и ожидании, Морваракс потихоньку свыклась с мыслями, что эта земля принадлежит ей. Теперь она набиралась дерзости бороться с любым возможным захватчиком. Гора и земли подле принадлежат маленькому обсидиановому дракону, и она их никому не отдаст.
Гора, к слову, была действительно огромной. По предположениям Морваракс, там мог бы разместиться город, если бы кто-то задался целью бороться с камнем ради этой цели. Дракон была не самых крупных размеров, ей много и не надо. Хотя самолюбие и жадность приятно тешить мыслю, что эта громадина целиком принадлежит ей одной.
Шло время. Медленно и неумолимо. До завершения логова (а одними верхними пещерами обсидиановая была уже не готова довольствоваться) было далеко. Сколько лет прошло с той поры, когда она нашла свое место? Десять лет? Больше? Дракон забыла о путешествиях, забыла о жажде знаний, пусть на время, но этот десяток лет был посвящен исключительно вопросу дома. Дракон хотела сделать его уютным, сделать его недосягаемым для других. Тех сил и магии, что были в ее распоряжении, было явно недостаточно. Но ничего, времени у нее много. Она все успеет в этой жизни. Не может не успеть.
Тем более что и врагов у нее сейчас не наблюдается. Вернее, это Морваракс так считала.
Соседи, к которым, пренебрегая всеми законами приличия, молодой ящер так и не наведалась для знакомства, врагами пока не были, но и не излучали радость, когда в небе мелькал темный крылатый силуэт. По правде говоря, Мор «облизывалась» на зеленые леса. Оттуда приятно пахло корой деревьев и травами. Там наверняка можно найти хорошую добычу, полненькую и сытную. Но те места были хоть и под боком, но оставались обширной неизведанной территорией. Дракон же была целиком сосредоточена на горе.
Вот закончит с домом, перетаскает свои скромные драгоценные запасы, тогда и вернется к исследованию мира и знакомству с его обитателями. О том же, что наиболее интересная (с какой стороны не глянь) тема для «темного» дракона, находится в прелестных лесах, Морваракс не знала. Что-то слышала, естественно, но значения не придавала. Недостаток опыта, к сожалению, вносил свою лепту.
В тот вечер обсидиановая в очередной раз спустилась с горы к берегу реки. Верхние пещеры были очень удобными для сохранности вещей, идеально подходили для тех драконов, кто любил холод. Морваракс не любила. Терпела неудобства ради выгоды, когда днями изучала верхние лабиринты, но спать в такой обстановке не собиралась.
Спать под открытым небом – удовольствие сомнительное. Но осадки дракона мало страшили. Что до недоброжелателей, то Мор считала, что собрата она почует или почувствует. Другие же расы просто не могли ей навредить. Так она считала. К сожалению, отсутствие боевого опыта в последние лета тоже начало сказываться. Закрывая глаза, крылатая пребывала в уверенности, что на этом месте к ней попросту неоткуда скрытно подобраться.
Что тут скажешь? Жизнь полна сюрпризов…

+2

3

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=R9iiWayyIyU[/lazyvideo]

Леса Арисфея стары и могучи. Сочетающаяся первобытная красота и древняя магия, что таится там, притягивает к себе очень многих. Среди таких многих встречаются разные создания: и волшебные, и не волшебные, однако там не найти людей, гномов, гоблинов или орков. От чего же? Древнее царство эльфов обосновалось в Арисфее и определила границы: от северного края леса у подножья Скалистых гор и до южных холмов Плоскогорья золотого ветра, от западных вечно зелёных рощ и чуть ли не до реки Гелион на востоке.  Все эти просторы принадлежали эльфам и пускай они не были столь же многочисленны, как люди, но прекрасно справлялись с защитой своих владений. Привыкшие к затворничеству и не покидать лесов по ерунде, они, однако, являлись дальновидными и осторожными. Вот и сейчас один из эльфийских лордов предостерёг всех о тёмном драконе, призывая решить эту проблему до того, как взмах его крыльев будет способен покрыть чуть ли не двести шагов.

***

- Мы не можем рисковать, владыка! Айна Нумитора призывает нас к осторожности и не делать опрометчивых поступков.
Говорящим был никто иной, как Глиртар – жрец Играсиль, старший друид и «хранитель таинств».
- К осторожности, Глиртар… - голос владыки Эктелиона звучал слегка надменно, но спокойно. Он чувствовал своё превосходстве в этой демагогии и не собирался отступать, тем более, что скрытый умысел Глинтара был налицо. Лорд знал, что тот испытывает больше симпатии к владыке Каэр Л’ндаля, нежели к нему и оттого наверняка хотел выиграть время, чтобы эльфы Эрегиона взяли всю инициативу на себя. – Но не к бездействию.
- Но лорд! – попытался возразить Глинтар, но Эктелион поспешно поднял ладонь, призывая к молчанию и едва сдерживая свою улыбку.
- Ни слова больше.
Плавно, словно подхваченный ветром, лорд поднялся со своего трона, вырезанного из белого дерева Нимлот. Он ступал по мраморным ступеням с грацией кошки, что удивляло многих эльфов, знававших Эктелиона, как малоподвижного эльфа. Было слишком вероятно, что в свободное от всех этих политических капризов время, Эктелион гулял по своему любимому дворцовому саду, размышляя о делах былых и делах грядущих, но последнее было наиболее им предпочитаемо.
- Твои советы мудры, - мягко и почти шепотом произнёс Эктелион, вот уже стоя в двух шагах от Глинтара. – И я их уважаю. Но решение было принято давно. – лорд сдержал паузу. Уже вскоре его спокойное лицо приняло эдакую насмешливую мину. Улыбка красила его и одновременно пугала, словно лорд был акулой улыбка которой служила приманкой для доверчивых глупцов. Нет, Эктелион отнюдь нигде и никогда не пытался насмехаться над своими собратьями, просто хитрость всегда была при нём, как клинок при войне, она следовала за ним скрытно и осторожно, чтобы проявиться в нужный момент и нанести свой коварный удар. В прошлом он был добрее, но одна жестокая рана сделала его подобно волку – вечно бдительному и готовому принять бой. – Тени уже в пути.
Лицо Глинтара мгновенно побледнело, но не от ужаса – отнюдь – эльф элементарно догадался о чём говорил лорд. Его слова означали неминуемое исполнение данного лордом приказа. И теперь дракон будет либо пойман, либо случится что похуже…
- Тени Гилнара? – переспросил Глинтар, дабы убедиться в том, что он не ошибся в своих домылся.
- Именно. – уверенно и твёрдо ответил лорд. – И Гилнар с ними…

***
Дракон спал. Этого эльфы и дожидались. Бесшумными тенями они двинулись к спящему, окружая его. Казалось, что сами звёзды сопутствуют эльфам, светя тускло и лениво. Тени Гилнара были элитой следопытов, лазутчиков, воинов, которые могли поразить врага ещё до того, как тот о них прознает. Их основатель – Гилнар, был ветераном, воином, прошедшего через огонь и воду и оттого его боялись и почитали даже в Арисфее. Нет, он не был кровожадным или импульсивным, да и кроме того всегда чтил законы эльфов, но его неустрашимость, несокрушимая воля и сила духа вызывали трепет.
Невидимыми магическими нитями, истоками которой являлась рунная магия, эльфы плели древнее заклинание подобно пауку, плетущему свою паутину. Дракон не мог их услышать или почуять, как и почувствовать магию, поскольку почувствовать заклинание возможно лишь в момент его активации. Сами же следопыты хорошо подготовились к заданию: они подкрадывались к спящему против лёгкого ветерка, одетые в специальные эльфийские плащи, что пахли местными цветами и прочими растениями. Передвигались они небольшими звеньями по два, три эльфа в десяти, двадцати шагах друг от друга, поскольку плотный травянистый запах тоже может выдать крадущихся. Магия эльфов была сокрыта друидами и направлена в землю, туда, где дракон её не почувствует. Трудно объяснить, но каким-то образом аура эльфов сконцентрировалась под их ногами, а не в округе. Но на самом деле в этом не было никакой необходимости, поскольку воины Теней Гилнара не собирались подбираться к дракону слишком близко – в этом не было нужды.
Ещё пару штрихов и эльфы замкнули цепь вокруг дракона, приготовившись активировать заклятие. Гилнар поднёс к губам флейту и сыграл на ней всего одну короткую ноту. Дальше случилась ослепительно-яркая вспышка света, избегая которой эльфы спрятали глаза под чёрными капюшонами, и дракон исчез, чтобы появится там, где нужно было эльфам.

***
Дракона ожидала не что иное, как большая арена, располагавшаяся под землёй, с низкими потолками. Вокруг дракона плавно двигались магические кольца, созданные четырьмя архимагами эльфов. Помимо магов, на арене было предостаточно воинов и сам лорд Эктелион. Он прибыл сюда из Таль-Эт-Найны ещё днём, нисколько не сомневаясь в успехе миссии Теней Гилнара.
Арена находилась не в Арисфее, как мог бы подумать дракон, а за пределами леса, в тайном месте, но никто об это не скажет, ибо такова воля лорда Эктелиона.
Эктелион Наар К’тэлаир был одет в белый эльфийский хитон поверх туники сшитой из золотых листьев Маллорна. Его голову украшал серебряный венец, выкованный когда-то давно самим лордом. Лорд был благороден и прекрасен лицом, как повелитель эльфов Линдона, могуч, как айрэс, мудр, как колдун, величествен, как император шефанго, и добр, как ласковое лето.
Он предстал перед драконом всего лишь в десяти шагах, уверенно и неустрашимо, будто ему ничего не грозило и в какой-то мере это было так благодаря магическому барьеру, воздвигнутому вокруг «чудовища». Как бы странно то ни было, но свой допрос Эктелион начал с аккуратного упрёка:
- Такова природа зла. Там, на полные невежества просторах Тёмных земель, оно плодится и множится. Растёт, словно огонь в печи, пожирающий сухие поленья. Неусыпное зло. Чёрное, как смоль, как самые глубокие думы Рилдира. Так было всегда. И так всегда будет. В свой час всякая тварь выходит на свет: демоны, некроманты, драконы и последние самые опасные и излишне любопытные, как назойливые мухи. Им мало мира, мало просторов в Тёмных землях и в Скалистых горах, чтобы творить зло и потому они думают, что могут посягнуть на большее - на наши леса, сокровища, дома и семьи. Так ответь мне, дракон – каковы твои намерения, как тебя зовут и также сильно растёт в тебе тьма, как тени на закате дня? Отвечай осторожно и обдуманно, ибо здесь и сейчас решается всё. Мы – эльфы, терпеливы и можем ждать вечность, если тебе потребуется больше времени для раздумий, Обсидиан.
Обсидиан – так Эктелион прозвал дракона, ибо ему был известен этот вид, который заслуженно считался одним из самых опасных и коварных драконов. Сейчас, лорд практически не сомневался в том, что сердце этого ящера чёрное, как уголь. Так почему же эльфы не убили его ещё там, за рекой? Всё дело в милосердии – это не глупость и не опрометчивость, а обычная природа эльфов, которые привыкли сначала спрашивать, а потом рубить голову с плеч. Всё дело в возможностях – незачем убивать врага, если его можно захватить. Да, риск существовал, но при всём при этом лордом также двигало любопытство: нередко даже самые молодые из драконов являются обладателями великих знаний, которыми эльфы могли бы воспользоваться во благо Арисфея.

[NIC]Эктелион[/NIC]

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/7/9/8/Ektelionpn_8545956_30164798.png[/AVA]

[STA]Лорд[/STA]

[SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/3a657b22d0f628bed7aa79cc66e768f4.png[/SGN]

Отредактировано Гваихир (08-05-2018 02:06:44)

+3

4

Первое, что поняла дракон, - находилась она определенно не в том месте, где засыпала. Немыслимо. Невероятно. Но факт. Обсидиановая еще не открыла глаз, но это было совершенно не обязательно. Она не чувствовала на чешуе касание ветра, не слышала запаха гор и реки, магические же нити мира обещали хорошую встряску, коли крылатая вздумает вести себя сообразно природе.
До сей поры она считала себя… не всесильной, само собой, но весьма подготовленной в плане магии. Она же относилась к одной из самых магически-чувствительных рас. Ей не доставало опыта и вообще желания прикасаться к боевым арканам, потому архимагов справедливо опасалась и старалась облететь по большой дуге. Но все же считала, что почувствует направленные на нее чары и успеет среагировать.
Не почувствовала. Не среагировала. Вот еще одна крупица знаний в копилку – не увлекайся самообманом, не недооценивай способности опытных колдунов. И надейся, что осознание этой истины не станет последней в твоей жизни.
Морваракс открыла глаза и шумно выдохнула. Эльфы. Она ожидала кого-то иного в роли своих похитителей? Признаться, предполагала участие остроухих «соседей». Но все равно удивилась.
«Вот и познакомимся»
Обсидиановая была зла. Но в первую очередь была недовольна собой. Оба исполинских ящера, повлиявших на нее в детстве, утверждали, что в какой бы ситуации она не оказалась, то будет следствием ее решений, ее мыслей, ее шагов. Угодила в плен? Вини себя, в конце концов, никто не просил спать на открытом воздухе. Не удивительно, что эльфы воспользовались ситуацией.
Однако к раздражению примешивалась и большая доля интереса. От внимания не мог укрыться тот неоспоримый факт, что она все еще жива. Да и окружение впечатляло. Более прочих внимание привлекал эльф, стоящий в десятке шагов от нее. Весь его вид говорил, что он простой разведчик, и даже не архимаг.
«Какая честь…»
Может лежать чешуйчатой тушей перед такой особой и не было верхом приличия, но дракон не спешила подниматься, потягиваться и укладываться поудобнее. Отчасти, само собой, из-з опасения. Может от нее как раз и ждут намека на опасность, предлог, чтоб убрать из мира очередное «порождение Темных земель». Впрочем, Мор не считала эльфов настолько мелочными. Судя по всему, им не улыбалась ее активная деятельность около лесов и сейчас они хотели разобраться в ситуации. Хорошо, если так. Но шевелиться она все равно пока не будет.
Быстро отвечать на поставленные вопросы дракон не стала. Эльф дал понять отношение его рода к таким существам, как обсидиановый дракон. Он же дал время на ответ. В этом плане эльфы были куда приемлемей прочих… Морваракс бы отметила прямолинейность и щедрость, но от нее ждали не этого. Проклятая же гордость и вовсе скалила зубы, убеждая, что кормить стоит только свое высокомерие, но никак не чужое.
«Ценю время. Ответ скор, прост и предсказуем. Дракону нужно безопасное логово, где никто не нарушит покой сна и не посягнет на блестящие безделушки. Дракону нужны земли для охоты. Дракону нужна горная река с ее холодными водами. Все это дракон, имя которому Морваракс, нашел у той горы. Намерения? Жить, изучать, копить… Защищать. Это тоже свойственно нашему виду»
Обсидиановая не любила говорить. Всегда, абсолютно всегда ей казалось, что с ментального языка срывается слишком много слов. Но сейчас она находила неизбежным дать немного пояснений. Хотя ту часть, что касалась «тьмы» намеренно не затронула. Не столько из желания увильнуть от ответа, сколько не зная ответа на вопрос.

+1

5

Речи дракона звучали успокаивающе, обнадёживая владыка Линдона, но так ли было и будет на самом деле? Находясь в плену и под стражей эльфов, дракон могла говорить всё, что угодно, лишь бы променять своё заточение на свободу, чтобы потом отомстить бессмертному народу за своё унижение. Об этом и говорили многие эльфы, предупреждая Эктелиона, а те, кто был согласен с принятием мер надеялись, что дракона постигнет кара лорда и он украсит его чешуёй свой тронный зал во дворце Таэль-эт-Найны. Но ни один уважающий себя и чтящий законы Арисфея не пойдёт на такой бесчестный поступок без крайней на то причины. Морваракс не причинила вреда Арисфея, чем ещё не заслужила гнева эльдалиэ, но тем не менее, под твёрдой дланью лорда Эктелиона, эльфы первыми нанесли ей упреждающий удар, но ещё не проливая кровь. Если Морваракс лояльна к эльфам, то её отпустят, но прежде владыка Линдона будет полностью убеждён в её лояльности. Он был не из тех, кого легко обвести вокруг пальца, как сорвать маленький листок. Его взгляд проницателен, мудрость безгранична, а рука легка, как ветер, ибо она решит судьбу «Того, кто летает в небесах».

- Твои «безмолвные» слова убедительно звучат. – с надменной ноткой прозвучали слова лорда. Его голос был подобен обработанному мраморному блоку – холоден и гладок, без единой прорези и трещины. Так говорят те, кто повелевает, ведёт с собой неисчислимое число верноподданных. Более кроток Эктелион был лишь с королём и другими лордами и мудрецами Арисфея, признавая их равенство. – Тебе я верю, angulócë. Но мне нужны гарантии, что не после того, как тебя отпустят, не через сто зим и не через триста – ты, «Тот, что парит в небесах», не причинишь вреда народу этого леса.
Эктелион шагнул ещё ближе к Морваракс. Его взгляд был направлен на глаза дракона, словно он через них с ним говорил. Кто-то мог бы посчитать это опасной оплошность, поскольку драконы обладают крайне сильным ментальным воздействием, но тот, кто скажет, просто никогда не сталкивался с Эктелионом и никогда не ощущал на себе и в округе силу его эльфийских чар. Лорд всегда поддерживал вокруг себя светлую ауру, но не тёплую, а прохладную, как дуновение северного ветра. Если свет паладинов Таллинора был светло-жёлтый, солнечный, тёплый, то свет Эктелиона был подобен льду или голубому солнцу. Этот свет напоминал серебро луны на голубой водной глади рощи Эл-а-Туина в зимнюю ночь – так же одинок, прекрасен, но… печален. С тех пор, как Эктелион лишился «своей звезды», он был только таким и никаким другим. Кем бы его не считали: надменным гордецом, пустым бессмертным или шепотом прошлого – он никогда не скрывал своих намерений и был всегда тем, кем себя показывал. Сила и могущество – это то, что должно быть на виду, когда слабость спит. Только так недруги эльфов не одну сотню лет подумают прежде, чем решиться учинить лесному народу вред.

- Хочу тебе сказать, – перешёл на полушепот лорд. – Мой приближённый круг не так сильно испытывает доверие к тебе, как я. И потому не только лишь тебя мне нужно убедить, но и их. А потому, нам с тобой следует дать им достойный аргумент, что придаст моему решению большую силу. Я о том, что мы можем договориться. – Эктелион деловито скрестил пальцы своих рук в замок, удерживая его на уровне поясницы, а сам же слегка склонил голову вниз, словно ожидая ответа от дракона. Он надеялся, что Морваракс согласится – это избавит его от лишних хлопот. Но и потянуть беседу с ним он тоже может, не говоря уже о том, чтобы держать с плену столько, сколько угодно. По правде говоря, лорду было отчасти интересно насколько драконы способны принять смирение, подавив свою гордость и какое-либо пренебрежение. Сам Эктелион не смог бы. Он знал, что если когда-нибудь его попросят приклонить колени враги, продемонстрировав слабость – он откажет и погибнет со своим отказом. Но прежде должны найтись настолько сильные и коварные враги, чтобы взять его в плен. Если это произойдёт в следствии падения границ, то значит Арисфей будет на волоске от гибели, так как Эктелион покидает пределы своих земель либо с войском и магами, либо никак.

[NIC]Эктелион[/NIC]

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/7/9/8/Ektelionpn_8545956_30164798.png[/AVA]

[STA]Лорд[/STA]

[SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/3a657b22d0f628bed7aa79cc66e768f4.png[/SGN]

Отредактировано Гваихир (11-06-2018 21:37:23)

+1

6

Чешуя невольно встопорщилась, родня дракона в тот момент с кошкой и ее желанием выглядеть за счет просто трюка больше и сильнее. Она не желала демонстрировать, как сильно ее задевали слова и тон эльфа, она не хотела показывать слабость и то, что ее волнует (а дракона очень даже волновал сей факт) собственное пленение и незавидное положение. Непроизвольная демонстрация подвижности чешуек говорила ярче иных слов о том, что контролирующий себя ящер находился в крайне неприятном положении.
Однако Морваракс хватило выдержки ограничиться сей краткой демонстрацией, вернуть себя в полагающиеся рамки и выдержать взгляд не то пленителя, не то потенциального союзника. Чешуйки возвращались в естественное состояние, превращая дракона в фигуру из холодного камня. Горячая кровь и загнанная в угол гордость кипели. В какой-то миг в янтарном взгляде можно было заметить тот всплеск, что свойственен обсидианам, и что обычно приводит молодых данного вида к необдуманным поступкам.

«Ваши леса являют интерес для исследований. Представляли до этого момента. Жизнь быстро учит не совать нос на земли, где потеряешь больше, чем получишь»

Морваракс не юлила и старалась правильно подбирать слова, что давалось ей крайне не легко. Эльфам, да на их территории (Мор не знала где находится, но все же полагала, что не далеко от лесов и горы), мало кто осмеливался дерзить. Но… полноценных контактов с этой расой у дракона не было, да и опыта в общении вообще с представителями иных рас складывались по схеме наниматель-наемник или исследователь-испытуемый. Так что ей было сложно угадать какое слово или какое предложение покажется жителям Арисфея оскорбительным и поставит крест на крылатом ящере.
Они прекрасно понимали, что темные драконы так просто не оставляют ни одного «постыдного» для себя момента без последствий. Никому не нравится, когда его ущемляют или ставят на место, но у драконов гордыня была возведена в абсолют, причем с самого детства. Кто скажет, в какой момент дракон наберет достаточно сил, чтоб стать серьезной угрозой? К тому же оплошав в одном, ящеры стараются впредь таких ошибок не допускать. Или они могут объединиться с кем-нибудь, чтоб попировать на костях тех, кто посмел оскорбить их. Морваракс тоже это знала, и к тому же отчасти испытывала такие порывы в данный момент. Грубо говоря, недоверие эльфов ей было понятно, она даже поняла бы (хоть и не обрадовалась) их решение устранить угрозу, пока та слаба и под контролем.
Но древняя как-то обмолвилась, что при желании договориться можно с кем угодно. А иных лучше держать в союзниках, а не во врагах, или в крайнем случае поддерживать нейтралитет. Морваракс до сего момента как-то не уделяла внимания потенциальным союзам и договоренностям. Кто ж знал, что простое желание превратить гору в свой дом обернется такими… знакомствами.

«Договориться о цене за свободу. Или договориться до выгодного союза. Какой итог желателен?»

Тщедушная сторона поскуливала и была готова пообещать хоть золотые горы, лишь бы ее изуродованная шрамами шкура была цела и выкинута на все четыре стороны. Гордость, вкупе с доводами разума, склоняли чашу весов, что лучше помереть, но драконом, нежели быть чешуйчатой собачкой на привязи. Мор была готова на многие уступки, воспринимая их как жизненный опыт, но заискивающе заглядывать в глаза не могла и не хотела.

+1

7

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=INg79MYcTeI[/lazyvideo]

- Терять тебе тут нечего, если ты не враг. – ответил лорд, надменным тоном. Морваракс держалась хорошо, не позволяя брать эмоциям верх над своим разумом. Для любого дракона это могла быть настоящая пытка терпеть столь сильное унижение, где говорящий лорд неумолимо наступает на гордость своим высокомерным отношением. Это было испытанием, которое дракон выдержать обязан был. Так мудрый эльф провидит, насколько сильно можно доверять её словам. Всё, что говорил и делал он, было хорошо обдуманно.

- Земля эта святая и лишь эльфы и их друзья могут ходить по ней свободно, дракон. – сказал лорд. – Но нашу дружбу нужно заслужить – о чём ты пока и не мечтай. Единственное, что между нами может быть – это сотрудничество.
Эктелион говорил выразительно, плавно и громко. Его слова как бы плыли сами собой последовательно и звучно, чтобы каждый эльф в зале мог его слышать. Так ни у кого не возникнет сомнений, что лорд ведёт тайную игру, желая получить от дракона исключительную пользу для себя. Такое желание у Эктелиона имелось, но и того, что он мог достичь сейчас, было вполне достаточно. Он демонстрировал своё великое умение сдерживаться и довольствоваться тем, что точно можешь отхватить. Нередко жадность губит бессмертных. Быть может именно так появились тёмные эльфы, которых повели медовые слова Рилдира о богатстве и власти, и привели их в бездну. Эктелион улыбнулся.

- Твоя свобода будет означать союз.
От неожиданных слов Лорда, многие эльфы охнули, и лишь личная гвардия хранила молчание. Даже лицо их не выражало никаких эмоций.

Если, разумеется, ты хочешь сохранить за собой право и дальше жить в своём логове, а не искать новое. – с толикой иронии в голосе продолжил лорд. – От тебя я требую лишь одного. Помнить, где твои земли, а где наши. Тебе разрешается летать в близи Арисфея, но не охотится и сохранять дистанцию до леса от пяти сотен шагов. Так… - не успел закончить Эктелион, как его попытался перебить Глиртар, но быстрым движением руки, образовавшей жест, что призывал к молчанию, попытка возмущённого эльфа перебить лорда не увенчалась успехом. - … Так эльфы будут спокойны и не тревожиться лишний раз. Наши воины или путники, при необходимости, могут пересекать твои владения, но не тревожить твоё логово. И наконец последнее…
Эктелион сдержал паузу, хорошо обдумывая слова, которые собирался сообщить Морваракс.

-Ты должна будешь защищать нашу границу на соприкосновении с границами твоих земель, а именно любой демон, лихой человек или мертвец, который вознамерится угрожать Арисфею с твой стороны – должен быть остановлен. В свою очередь и мы можем оказать тебе ответную помощь в случае необходимости. Я всё сказал.
Многие эльфы стали перешептываться между собой, то ли недоумевая, то ли обдумывая сказанное лордом.

-Такова моя воля и отменить её в силах лишь король - иначе быть не может! – едва не перейдя на крик, закончил Эктелион, ожидая ответа Морваракс. Его крик был обращён скорее к эльфам, чем к дракону.

[NIC]Эктелион[/NIC]

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/7/9/8/Ektelionpn_8545956_30164798.png[/AVA]

[STA]Лорд[/STA]

[SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/3a657b22d0f628bed7aa79cc66e768f4.png[/SGN]

Отредактировано Гваихир (20-06-2018 22:30:13)

+1

8

Надменность эльфа, надо признать, сильно раздражала. Да он имел право на такое отношение, ведь в плену оказался дракон, а не наоборот. Впрочем, если верить слухам, положение остроухого в ситуации вообще ни коим образом не влияло на его отношение и поведение. На практике подтвердить или опровергнуть не представлялось возможным. И скорее всего не представится. Какие бы чувства Мор не испытывала к своему собеседнику, а нападать на него ей будет не выгодно.
Как ни странно его условия были весьма интересны, а возможность сохранить логово и обустроить по своему вкусу довершали картину.
«Ждать умею», слова не сорвались с ментального языка. Но ждать дракон и впрямь умела, не смотря на возраст. Но как существо достаточно молодое для долгоживущей расы, она так же умела слышать то, что ей хотелось.
Сейчас обсидиановый дракон был потенциальным союзником, не больше и не меньше. А в леса Арисфея по словам самого жителя этих красот допускались только эльфы и друзья. Тяга к знаниям – это хорошо, но если необдуманно влезать в долги ради того, чтоб сунуть нос за закрытую дверь, это рано или поздно погубит. Но… пожалуй эльфы были не самыми плохими из возможных «друзей». Разобраться бы еще в значении этого слова…

«Хорошо», ей жить у них под боком. Рано или поздно, так или иначе, но чаши весов качнутся. Либо она докажет свою верность, к которой ее принуждает жадность, либо соседи привыкнут друг к другу настолько, что начнут понемногу делиться накопленными знаниями и историей. На это уйдут даже не десятки и не сотни лет, время может упереться в тысячелетия. Обсидиановая подождет и дождется.

Но это были лишь слова, важные, но не самые громкие. Предложение и условия, когда они были озвучены, вызвали волну эмоций с обеих сторон. Эльфы охнули, дракон прищурился. Собственно все, что от нее требовалось: не крутиться у чужого порога, лояльно относиться к тем, кто будет проходить по ее землям, и следить, чтоб темные ничего дурного не удумали.
В тот момент Морваракс не загадывала и не предполагала, что у подножия горы вырастет таверна. В тот момент она не предполагала, что у нее вообще будут какие-то связи с внешним миром. Привычка быть одной и никого близко не подпускать вставала барьером. Однако уже тогда обсидиановая была рада, что ей на шею не повесили обязанность вылавливать любого вампира или демона, случайно забредшего на опасную территорию. Этак она с лап собьется всякую мелочь гонять.
Чтоб обеспечить выполнение своих обязанностей, ей нужно было развиваться и совершенствоваться. Нужно было четко обозначить границы своих земель для других драконов, нужно было изучить свою территорию – всю, до последней скалы или куста, а не только в паре сотни метрах от горы. Плюс ко всему, личные дела-заботы никуда не пропадали. Глупо было бы «выпросить» себе такое богатство и оставить пещеры пустыми. В общем, дел на ближайшие столетия наметилось весьма внушительное количество. И все же…

«Да. Условия приемлемы. Помощь будет оказана, земли – сохранены, враги – уничтожены. Даю свое слово»

Отредактировано Морваракс (21-06-2018 18:21:37)

0

9

Лорд с завидным терпением ждал ответа от дракона. Если она согласится, тогда он сможет убедить эльфийские семьи в своей правоте, не злоупотребляя своей позицией владыки Линдона.
Сначала Морваракс сказала простое «Хорошо», что звучало недостаточно убедительно, чтобы Эктелион мог убедить совет.
- Хорошо? – вмешался Глиртар и сразу же получил полный ответ, повторяющий всё то, о чём говорил Лорд, построенный в утвердительной форме. Это означало начало союза, но как такового союза ещё не существовало. Теперь лорд должен был вынести свой вердикт на публику.

- В таком случае, Морваракс, - голос эльфа зазвучал мягче, а тон стал более уважительным. – Всё решено. Твой голос и мой голос будут нашим договором, нарушение которого принесёт только плохие последствия, но чтя его - ты получишь пользу и гарантии, что эльфы не тронут тебя, пока ты не тронешь их.
Эктелион был доволен. После этой ночи ему наверняка придётся созвать совет, чтобы выслушать все возмущения совета, но это будет уже другой день и другая проблема, которую эльф уже придумал, как решить.

- Тебя отпустят, - продолжил он, улавливая краем ухо недовольный шепот некоторых эльфов – И с того самого момента договор наш вступит в силу – чти его. Не позволяй моему народу сомневаться в моём решении.
Закончив, Эктелион отшагнул от Морваракс на несколько шагов назад и кивнул эльфам в чёрных плащах, что держались тени справа. Это были эльфы из того самого отряда, что поймал дракона. Их лидера – Гилнара – не было с ними, но и без него они могли сделать то, что должны.

- Храни тебя Играсиль, Морваракс, и Элеммире осветит тебе твой путь, - воины в чёрных плащах, чьи лица скрывались за капюшонами и масками, приблизились к дракону и окружили её со всех сторон. – Пускай следующая наша встреча будет при более благоприятных обстоятельствах. И запомни моё имя - Эктелион Наар К’тэлаир. Прощай.
Не успел лорд закончить, как зал объял яркий, но приятно тёплый свет. Через несколько мгновений он исчез, а вместе с ним и дракон.
Морваракс вернули на то самое место, где её захватили в магический аркан. Там было тихо, а от эльфов не осталось и следа

[NIC]Эктелион[/NIC]

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/7/9/8/Ektelionpn_8545956_30164798.png[/AVA]

[STA]Лорд[/STA]

[SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/3a657b22d0f628bed7aa79cc66e768f4.png[/SGN]

+1

10

Морваракс встала и встряхнулась, смешно топорща чешую. Старый дракон не стал бы суетиться, ведь договор вступил в силу и смысла куда-то бежать и что-то делать нет, можно просто закрыть глаза и продолжить прерванное. Молодой вольно или невольно будет демонстрировать свое отношение к произошедшему, к примеру – сменит место для сна, что само по себе глупо и выглядит как попытка невинной девушки закрыться от насильников на тоненький крючок. Кому надо – те доберутся.
«Невинна девица» неспешно пошла в сторону реки, чей холодный запах она слышала даже отсюда и уже успела полюбить. Все произошедшее походило на сон или видение. На ее земле все оставалось ровно таким, каким было до этого краткого, но емкого разговора. Были ли те эльфы или некто просто подбросил ей такую шутку? В таком случае он действительно очень сильный маг с дурным вкусом в плане юмора.
Зайдя в воду, и чувствую ее холодные «кусающие» прикосновения, Морваракс легла на дно и низко опустила голову. Закрывая глаза обсидиановая с точностью до малейших деталей восстанавливала беседу с эльфом. Слишком хорошие условия чтоб быть правдой. Слишком серьезная угроза, чтоб проверять свою теорию на практике.
«Союзники»
Ей следовало больше времени уделять общеизвестным фактам, а не рыться в памятниках архитектуры прошлого. Не факт, правда, что и это уберегло бы ее от встречи с эльфами. Пожалуй то, как все сложилось, было как нельзя кстати. Нельзя жить в мире и совсем не вступать в контакт с его обитателями. Кто-то попытается убить, кто-то – подчинить, иные обойдут стороной, и мало кто предложит заключить союз. Пусть и по собственной неосторожности, но дракон добился того, что не всем дано.
Печально однако, что изучение прекрасного леса придется отложить на неопределенное время. Мор как кошка упорнее всего лезла туда, куда ее не пускают. Причем не пускают ее жители или обстоятельства в виде собственных размеров – это уже вопрос десятый.
Фыркнув и подняв в воздух тучу брызг, дракон поднялась, встряхнулась и посмотрела в сторону своих новообретенных соседей. Точнее было бы выразиться, что это они ее приобрели, ну да не суть. Она хотела быть иной, нежели другие обсидиановые? Вот, принимай свой первый шаг к инаковатости.
«Границы нуждаются в защите»
Не эльфийские – ее собственные. Самовнушение – не самая интересная игрушка, но иногда она помогает быстренько подлатать разбитую гордость. А тут и положение для того удобное – уничтожить или прогнать незваного гостя пойдет на пользу и дракону и ее знакомым. Красивые слова, большая ответственность. Одним фактом того, что является драконом, всех не распугаешь. Нужна магия, нужна практика… И нужно нормальное логово, желательно защищенное так, чтоб туда даже дух не посмел бы сунуться.
Нужда – самая лучшая мотивация. Эльфы же дали такой пинок дракону в этом направлении, какой не удалось ни жестокому родителю, ни мудрой древнейшей. Чем не хорошие новости?..

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Опасное соседство