http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » На осенних лугах.


На осенних лугах.

Сообщений 201 страница 235 из 235

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Участники: Лари Нартелл, Клио Ламбр;
Время и место: После событий эпизода "Безнадёжное поручение", окрестности города Алый Дол к югу от Элл-Тейна;
Сюжет: Лари чудом удалось покинуть Алый Дол, охваченный эпидемией чумы, но нахождение в заражённом городе напоило его тело смертоносной болезнью. Несмотря на упорство, кажущееся бессмысленным, силы покидают изъеденного чумой наёмника; неумолимо надвигается  предчувствие мучительной смерти.

+1

201

†l¤Снаружи по прежнему звучали трели птиц, что собирались остаться тут на зиму и тихая сонная мелодия ветра, что баюкал осенний лес. Время продолжало свой бег там, за скрипучей дверью этого забытого богами домика. За этими деревянными стенами, что пахли теперь разве что старостью и пылью, всё ещё кипела жизнь всевозможных животных вроде куниц, ежей, белок, оленей и множества других.
И от этого понимания только острее ощущала я сейчас, как останавливается моё собственное время. В очередной раз из-за того, что рядом Он. Я сейчас бы поспорила, что когда мы откроем глаза - будет глубокая ночь. Поспорила бы так же на то, что это мгновение длится если не бесконечно, если не месяцы, недели или дни, то хотя бы часы. И всё это время я была абсолютно счастлива.
Странно. Ведь ничего, казалось бы, не происходит : мы просто лежим рядом. Его рука по-прежнему блуждает среди моих локонов, отчего вьющиеся кончики время от времени легко щекочут шею, вызывая по коже мурашки. Его тепло разливается по телу в такт спокойному и глубокому дыханию. Я была бы не против остаться в этой маленькой и уютной вечности насовсем. Никуда от него не уходить, не решать никаких проблем вселенского масштаба (или скорее друидического), не искать никаких этих очагов… Просто жить.

“Ну да, конечно. И долго ты сможешь так жить? Будешь игнорировать Лес, отмахиваться от неясытей, что станут приносить весточки с просьбами о помощи? А они ведь станут. Ты давно выбрала то, как тебе жить.
Конечно, есть друиды, что уходят в города или деревни. Помогают местным с урожаем, лечат животных, людей и уберегают от проводников Со-уина народ, выращивают в огороде травы для лекарств.”
- тут же отрезвил меня внутренний голос, спорить с которым было невозможным и глупым.
Он прав. Это никогда не было тем, что я для себя хотела. Мне нравится жизнь друида - настоящего друида. Это сродни идейному братству. Мы собираемся вместе для ритуалов, что воздают природе благодарность за её дары; поддерживаем равновесие между ней и людьми, лечим и оберегаем её. Всегда, сколько себя помню, я выбирала природу. Да: людей, эльфов, орков и представителей любых других рас я люблю и если то требуется - оказываю помощь. Но всегда после возвращаюсь в Лес, продолжаю путешествовать. Мне нравится быть свободной и смотреть на новые города, новую, прежде не знакомую природу.
Да и глядя правде в глаза :
Лари тоже не захочет осесть и вести обычную жизнь. Что вот он будет делать? Огород вскапывать?
Смешно.
Уж лучше просто наполнить жизнь такими моментами… создать множество совместных воспоминаний о новых местах и дорогах, двигаясь вместе в одном направлении.

Словно в подтверждении моих слов  рука Лари легла мне на ухо,  увлекая ближе к любимому - как странно сочетается грубость его ладони с теплотой и нежностью этого прикосновения - он поцеловал меня. И, как уже не раз до этого, я с теплотой и нежностью отозвалась на его поцелуй. Сердце трепетало, оно уже принадлежало ему. Да и не только оно. Душа и разум были полностью солидарны с сердцем, быть может впервые за всю мою жизнь.
Мне хотелось разделить с ним те прекрасные моменты, что я видела и пережить новые. Приходила уверенность в том, что сейчас даже простое наблюдение заката было бы ярче, чем прежде. Хотелось уйти с ним... и через три года - так и будет. Для человека это срок куда больший, чем для нимфы.
Моя рука скользнула по обнаженной спине Лари и вновь в голову, лёгким уколом скользнуло сожаление от того, что я в перчатках, но даже с ними я чувствовала каждый миллиметр, которого касались мои пальцы: позвоночник, лопатки, ключица и в обратной последовательности.
Если и можно раствориться в мгновении, в чувстве - то только в таком.

Отредактировано Клио Ламбр (06-05-2018 08:18:56)

0

202

†l¤Рука Клио, облачённая в перчатку, ускользнула по спине мужчины вверх, к лопаткам, из-за чего по телу пробежала сладкая дрожь.
Этот поцелуй был подобен первому, произошедшему вчера. Неповторимый. Невероятно искренний. Где-то - пугающий. Захлёстывающий с головой, тянущий вглубь омута наслаждения и кипящей крови. И Лари был готов сквозь землю провалиться, если не так - Лари, всеми чувствами, что были даны ему, поцелуями и нежной улыбкой, бьющейся кровью и замирающим рассудком, запоздало осознал, что теперь он - любит и любим, что настолько сильны его чувства... что перед страхом такой же силы он бы бежал. Да - он любит. По-настоящему. Настолько, что неважно, насколько сильны к нему чувства Клио.
Сердца на это едва ли могло хватить - у Лари! У того, кто перенёс ужас!
Стало быть - любовь эта и в самом деле была сильнее пережитого им страха.
Поцелуй не был прерван - Лари был готов поклясться, что он закончился сам по себе. Глядя Клио в глаза, мужчина тихо заговорил:
- Всё это странно... Самое страшное, что я пережил в своей жизни - это была стая скрийлингов. Эти отродья выбираются из самых глубоких пещер. Мечи не могут пробить их панцири, а кровь одинаково легко плавит плоть и металл... Погибло больше половины тех, кто остался в живых. Мог погибнуть и я. Но сейчас... что странно - сейчас страха нет, но сердце моё бьётся в разы сильнее, чем тогда. Почему, Клио?.. Почему оно так сильно бьётся?
Нимфа едва ли могла ответить на этот вопрос, но Лари был готов к тому, что если это и есть любовь - то пусть будет так. Пусть так будет вечно - чтобы ни в какие моменты страха или гнева сердце не будет так биться, так трепетать, как сейчас, как сейчас - и в дальнейшем.
Руки мужчины продолжали ласкать спину и талию возлюбленной.

Отредактировано Лари Нартелл (09-05-2018 12:39:02)

+1

203

Поцелуй закончился, но время от этого не вернуло свой привычный бег - оно сдалось. Окончательно и бесповоротно. Раньше я верила, что время побеждает всё. Оно забирало с собой и боль утрат, и память о предательстве, стирало из памяти лица, имена, запахи. Время забирало всё, но сейчас оно было не в силах даже просто существовать в стенах этой сторожки.
Лари говорил тихо, почти шепотом, но слова были невероятно громкими. Они врезались в память, в кожу, в сердце. Можно было подумать, что тонкое горячее лезвие высекает их во мне так, чтобы не причинить боли, но оставить след. Странное чувство - оно вызывало улыбку. Мягкую,теплую и вместе с тем веселую. Я понимала, что он чувствует. Ну... почти. Кроме стаи скрийлингов. Вообще с трудом представляю что это, или кто.
-Потому что нет ничего лучше, чем взаимно любить. - мягко ответила я, поглаживая пальцами шею возлюбленного. Действительно, столько эмоций едва ли что-то другое могло подарить. Ведь в любви всегда слишком много чувств: благодарность, уважение, нежность, счастье, тревога, страсть, страх, томление, вера, надежда... и ещё множество, множество других. Любовь вообще казалась мне очень сложной. Никогда бы не подумала, что все эти чувства однажды сумеют ужиться во мне. Но... на то она и жизнь, чтобы подносить сюрпризы.
"Хорошие мужчины на дороги не валяются" - вдруг прозвучал голос матушки в голове, что на старость лет всё сетовала, что не увидит меня с мужчиной. Мысль показалась невероятно забавной и так же мысленно я ответила уже давно покойной матушке: "На дороге может и нет, а вот на обочине...".
Она бы была счастлива сейчас за меня. И он бы понравился ей.

0

204

- Потому, что нет ничего лучше, чем взаимно любить,
-
последовал ответ.
И, судя по всему, это - ни добавить, ни взять! - было правдой. Простой, и от того - кажущейся ещё более невозможной. Настолько захватывающей дух в первый же раз после того, как Лари столкнулся с ней воочию.
Всё-таки, он был ещё очень молод. Мерилом молодости была отнюдь не доверчивость и отсутствие опыта, не прозорливость и гибкость ума, но умение чувствовать в полную силу, в том числе - и это.
- Если это действительно так, то ради этого стоит ждать три года.
Вероятно, наивно полагали они оба, что увидятся через три года в Леммине. Вероятно, наивно полагал Лари, что они могут увидеться раньше, чем через три года.
Но если бы кто-то начал судить, то Лари - впрочем, как и всегда в подобных ситуациях - ответил бы лишь одно: мои проблемы. К сожалению, таких "великих наставников" гораздо больше, чем можно представить. Потому Лари и не намеревался кому-то рассказывать о своём счастье - как и ранее в своей жизни.
Вероятно, это стоило и того, чтобы остаться вместе - сейчас и навсегда. "В самом деле... если это действительно так, если это - и есть любовь, то... не пойти ли к чёрту этим трём годам разлуки? Её наставники могут нуждаться в прикрытии. Но вот горы... едва ли она была в горах, да и как знать, сколько дряни может скрываться?.."
- Всё-таки - это и в самом деле настолько... обязательно? Ждать три года? - тихо спросил Лари.
Нет, если необходимо - он сможет прождать три года. Почему мы так мало живём?.. Любопытно, есть ли у них какой-либо секрет долголетия?

+1

205

Лари снова поднял вопрос о времени, что нам предстоит провести порознь... что ответить? Что? Я уже готова забыть про  сон и привалы, просто идти по следам этой природомерзкой магии лишь бы скорее всё это закончилось. Уж не говоря о том, что мне хочется...
-Мне очень хочется всё бросить. Просто сказать что-то вроде "давай путешествовать вместе" и не расставаться больше. Очень, Лари. Но... я... если так сделаю, то просто не уживусь с собственной совестью. По-этому...- я глубоко вздохнула - быть может мне удастся сделать всё раньше. Ведь три года это максимальный срок.
Я нежно поцеловала Лари в лоб, а затем улыбнулась.
Как было-бы прекрасно быть немного более легкомысленной. Как соблазнительно сейчас быть просто девушкой, а не друидом. Но я не такая. Никогда, кажется, не была легкомысленной. Зато наивной меня называют всегда. Вот даже за то желание помочь Лари - назвали бы. Просто потому, что я в сущности взялась помогать незнакомому человеку,по всем признакам безнадежному, руководствуясь "блеском живых глаз". А ведь он был вооружен. Откуда мне было знать, что он не убьет меня, едва окрепнув? Но... почему-то такой мысли не возникло.
И так я делаю всегда. Следую тому, что чувствую, почти никогда не подвергая сомнению свои ощущения. Не всегда это хорошо заканчивается, иногда вот - руки шрамами покрываются. Люди умирают... хорошие люди.
Воспоминание полыхнуло в голове пламенем, прозвучал в голове крик, что переходил в стон, а следом и хрип человека, что был мне другом. Повинуясь порыву я села на кровати, чувствуя как шрамы вновь фантомно заболели, руки начали гореть вместе с бушующим в памяти пожаром.
Пришлось приложить усилия, чтобы отогнать это паршивое чувство вины и вновь посмотреть на Лари.

0

206

Всё же, она настаивала на разлуке. Но Лари уже окончательно позволил наивности охватить его. "Так.
Не навсегда. "

Но уже не давала покоя эта невероятно заканчивая мысль - сопроводить Клио в Леммин, или туда, куда ей нужно, отлучиться в Хенеранг - и затем вернуться к ней.
"Так почему же нет?.."
И нежный поцелуй Клио лишь подстегнул его к тому, что так нужно... к чёрту "нужно" - можно! - поступить.
- Ты не поняла, - улыбнулся Лари, - Я имел в виду... - Наёмник осёкся, встретившись глазами со взглядом Клио. Что-то было не так.
Глаза Клио были поражены болью. В них уже не было прежнего спокойствия, прежней нежности. Нимфа резко села на кровати, тяжело дыша.
- Что случилось? - "Что опять не так?" Лари поднялся и сел рядом, - Всё хорошо?
Доверие. В нынешние времена доверие многого стоит. Не нужно им злоупотреблять, и не нужно оказывать его тому, кто им пренебрегает, или использует его в своих целях. Ладно, если в интригах - а иной раз и смеха ради.
Сейчас они оба должны научиться доверять друг другу. Клио до сих пор не рассказывала Лари о своих шрамах. Лари же... а было ли что ему скрывать от неё? Если Клио что-то спрашивала - Лари рассказывал. Молчать он был готов разве что о глупых поступках, которые он совершал.
Терпеливо вздохнув, Лари обнял возлюбленную. "Что же случилось с ней тогда? Почему она не может рассказать?.."
С другой стороны, и сам Лари едва ли мог рассказать кое о чём. Так, если покопаться в относительно свежих воспоминаниях. Да, да, всё тот же Готрек. Люди, которых он обещал спасти. Которые, как ни странно, редко являлись ему в кошмарах по ночам. Но, как говорится - редко, но метко.
- Клио, я знаю, что эти шрамы как-то связаны с чем-то, произошедшим в твоей жизни. Чем-то ужасным. Расскажи. Я вижу, что от этого тебе больно. Пойми, это беспокоит и меня - не спрашивай, почему. Мне и вчера было больно смотреть на твои слёзы.
Лари не настаивал - он просил. Тихо. Готовый услышать всё, что угодно - возможно, пережила она что-то в разы более страшное, нежели Лари.
"Всё равно - так страшно, как тогда, мне уже никогда не будет."

Отредактировано Лари Нартелл (13-05-2018 23:05:17)

+1

207

Лари уже сидел рядом, когда я снова посмотрела на него - он был обеспокоен. Становилось неловко. Я понимала, что он беспокоится обо мне, понимала и то, что рассказ не будет коротким.
Возлюбленный обнял меня, как всегда бережно, возвращая мне чувство безопасности и покоя. Я виновато улыбнулась, в ответ на его тихую просьбу.

-Лари… это… сложно. Прости, что заставляю волноваться. Эта история не какая-то невероятно ужасная или что-то ещё. Просто она об ошибке, которую я не имела права совершать. Начнем с того, что… любая магия основана на равновесии. Снимая последствия какого-либо заклинания ты получаешь не только усталость, но и очень неплохой откат в виде долгого упадка сил, болезни или… такой, как эти ожоги. Это произошло довольно давно.
Меня же растили люди… они ничего не знали о моих силах, не могли объяснить, как ими пользоваться или к чему могут вести мои эмоции. Просто не представляли, как растут мне подобные. А ты и сам видел насколько я эмоциональная.
- я чувствовала себя неловко, понимая, что мне сейчас придется рассказывать. - И самой большой проблемой для меня оказалось “очарование”, которым обладает мой род. Когда мне исполнилось двадцать эта способность начала давать о себе знать. В меня неожиданно влюблялись, становились одержимы мной, а затем начинали болеть, когда магия проходила. Перессорилась практически вся деревня,если не сказать “передрались”. Много раз в тот период… - я осеклась, подбирая слова - люди… на них это действует сильнее, особенно если их разум… затуманен чем-то. Например, алкоголем… и… случалось разное. Иногда себе позволяли слишком много...против моей воли. Я не понимала что происходило, очень всего и всех боялась, но по возможности продолжала помогать родителям с пекарней. К тому-же только отец и брат могли меня защитить в случае чего.
Вот я и ездила с ними, словно хвостик, поставляя с ними выпечку в окрестные гостевые дома и трактиры.

Не на долго мне снова пришлось замолчать, собирая в памяти тот вечер по крупицам. Снова возрождая в памяти всё, что произошло по моей вине. Возрождая в памяти и страх, и ярость, и первые смерти на моих глазах… произошедшии по девичьей глупости.
-В общем мы тогда объехали массу мест, а к вечеру мы с отцом и братом приехали в гостевой двор, который держала хорошо нам знакомая семья. Мы планировали остаться там на ночь, а наутро поехать домой.
Пока отец и брат разгружали привезенную выпечку - меня попросила о помощи в кухне жена хозяина. Конечно же, она получила согласие. Мы весело готовили, я даже помогала с обслуживанием. Всё было просто чудесно и, как казалось, никаких инцидентов не произошло. Когда мы разошлись по комнатам спать… в общем…
- я глубоко вздохнула, понимая, что упущу детали - не вдаваясь в подробности. Меня ночью...посетили гости. Не знаю, что было бы со мной, не услышь происходящее сын этой пары - Эрик. Он позвал на помощь и сам попытался разобраться с моими гостями, но тех было больше и… в общем… не знаю как это описать. Не знаю отчего тогда произошло то, что произошло, может из-за того что я очень долго подвергалась нападкам до этого, может из-за животного страха что я тогда ощутила… но… в общем, меня тогда впервые защитила природа. Во всех своих ипостасях. Деревья словно бешаные вырастали сквозь пол, ломали стены, а пламя из каминов перекинулось на людей.
В общем… я хотела помощи и получила её. И из-за того, что соображала я в тот момент достаточно… плохо. О контроле ситуации речи не шло. Природа бушевала, люди умирали, а я просто смотрела. Эрик стал вытаскивать меня из дома, но…

Я снова оборвала собственную речь. Но, что? Что? Я была настолько в ярости, что сожгла собственного друга? Это? Что заставила землю сожрать этот дом, в котором так часто бывала? Как сказать всё это?
-Я...убила его… не понимая, что это он, не понимая толком ничего, но это не оправдание. Он… загорелся. Я не могу, это сложно объяснять! Сложно вспоминать. И совсем не хочется. Шрамы появились, когда я пришла в себя и поняла, что мой друг умирает от ожогов на руках собственной матери. Я пыталась его исцелить, но...тогда ещё не умела делать это так же, как сейчас. И...только подарила ему безболезненную смерть. В качестве платы за сделанное мои руки переняли его ожоги. Они и сейчас болят, когда я вспоминаю об этом, или когда они обнажены.
Кроме моего отца и брата никто так и не узнал о причине пожара и того, что дом после ушел под землю. Только они знали, что многие люди там умерли по моей вине. И… понимали, почему я не свожу эти следы, хотя сейчас и могу.
Нимфы не должны убивать. Это противно нашей природе. В тот вечер, не важно по каким причинам, я допустила ужасное. И эти шрамы необходимое напоминание о том, почему мне просто нельзя испытывать злость, или бояться.

0

208

Как ни странно, Клио заговорила. Заговорила - несмотря на то, что ещё вчера ни за что не согласилась бы вымолвить и слова на эту тему. Её рассказ был долог - Лари лишь слушал, глядя перед собой, изредка кивая, поднимая голову, когда она сбивалась.
"...Вероятно, иной раз и в самом деле проще убить, чем спасти." - пронеслась в голове мысль, когда Клио сказала про безболезненную смерть.
Но возможна ли такая ситуация - если учесть, что даже тот же Орфемис ни разу - в самом деле! - ни разу! - не опускал рук, не говорил ужасного слова "безнадёжен". Он всегда находил выход из любого положения. Всегда вытаскивал тех, кто был на волоске от смерти. Казалось, что смысл его жизни - побеждать смерть, любыми способами и путями.
И, кстати, вспомнились слова Готрека.
- У каждого есть ошибки, которые изменили его жизнь, Клио. Но Эрику ты дала безболезненную смерть - возможно, это и в самом деле был единственный путь. Насчёт тех людей, - Мужчина усмехнулся; неожиданно для него самого, получилось это довольно мрачно, - знаешь, не всегда жизнь лучше смерти. Для меня лично - есть то, что страшнее смерти. То, чему я с удовольствием предпочту погибнуть. Какая священность у жизни девушки с поруганной честью? Какая священность у жизни насильника? Не говоря уже о том, что иной раз лучше погибнуть, чем оставаться калекой, которого первый встречный в яму может столкнуть... Нет, Клио, ты поступила правильно. Если это и в самом деле совершила ты - ты поступила правильно. Редко останавливается тот, кто творит зло. И тогда остановить его можно, только убив.
Собаке - собачья смерть... В общем, я говорил об этом вчера.

Лари замолчал, тяжело вздохнув.
И, едва установилась тишина - снаружи раздались лёгкие шаги.
Кто бы ни обладал ими - передвигался он довольно тихо, что вполне было характерно для полуэльфа.

+1

209

Я выслушала ответ Лари, он явно хотел ободрить меня, но на сердце кошки скреблись, к тому же я не просто оплакивала людей, больно мне было оттого, что я была причиной их смерти. Потому и носила на теле эти отметины. Отчасти, мне было легче на душе, когда они болели. Словно бы так я была менее виновата в их гибели, хотя на деле - это было не так. Утопая в болоте болезненных мыслей я только грустно качнула головой в ответ на слова возлюбленного, сказав:
- Знаешь в том-то и проблема. Эти люди не были ни в чём виноваты с самого начала. Всё было из-за меня... и только из-за меня. Способности нимфы к очарованию губительны для людей, они вызывают не просто любовь: почти безумную страсть граничащую с одержимостью. На пьяную голову это и вовсе невозможное сочетание. Их было не в чем винить. - я замолчала прислушиваясь к шагам снаружи. Они были тихие, я бы даже подумала что кто-то крадется.
Но только вот кому нужно красться в лесу днем? Рядом с почти мертвым городом? Тут на многие мили вокруг ни одной живой души. Кроме животных, конечно.
Мародер? Разбойник? А может ещё кто сбежал из Дола?
Я хотела было встать, но что бы я могла сделать, если это окажется кто-то с недобрыми намерениями? Разве что призвать на защиту деревья и животных, но и только. В задумчивости я смотрела на дверь ожидая, когда она отворится, ведь шаги приближались. Но это хотя бы отвлекало меня от чувства вины и тяжелых мыслей.
Нартелл, кажется, тоже вслушивался в легкую поступь за дверью, любопытно, что же творилось в его мыслях в этот момент? Он на вид совершенно спокоен. Не думает, что это может быть угроза? Хорошо, если так.

+1

210

Шаги приближались.
Поднявшись с кровати и сосредоточенно прищурившись, Лари вытащил из пояса, свисавшего со стоявшего у изголовья кровати меча, маленький метательный нож.
"Чёрт его знает..."
Шаги приближались. Мимолётом в очередной раз пронеслись в голове слова Клио.
Один. Он шёл один.
Тихо пройдя к двери, сжимая в руке нож, Лари распахнул дверь... и выдохнул - облегчённо и ошеломлённо одновременно.
Перед ним стоял его друг. Чёрный Лис.
Глаза его, голубого цвета, были чище, чем тогда, в Алом Доле - близкие к небесной синеве. Спадавшие на плечи чёрные, как вороново крыло, волосы, были уложены и причёсаны - полуэльфу и теперь удалось сохранить свой любимый гребешок. Всё та же перештопанная десятки раз куртка, всё тот же лук, торчащий из-за плеча в одном чехле с двумя десятками стрел.
Глаза его на мгновение сверкнули тревогой; однако, через миг губы изогнулись в удивлённой улыбке:
- Лари?..
Нож выпал из разогнувшихся пальцев.
- О, Боги... живой!.. - выдохнул мужчина, и два товарища почти одновременно заключили друг друга в крепкие объятия.
- Вот ты где, - прошептал Чёрный Лис, - Уж думал,
либо помер, либо сбежал из этого кошмара.

Разжав объятия, оба улыбнулись, одобрительно хлопнувдруг друга по плечам.
- А ты выглядишь лучше, чем ранее, Чёрный Лис, - ответил Лари.
- Ну так... знания. Почти зажили, - Оттянув воротник куртки, Чёрный Лис продемонстрировал едва оставшиеся от бубонов совсем мелкие чёрные шишаки.
- А меня совсем излечили, - улыбнулся наемник. Походило это на детское хвастовство, но Лари, как-никак, был со своим другом. А друг спасся от опасности, и Лари вполне ощущал себя в праве на такой слегка детский жест
- Совсем? - поднял бровь Чёрный Лис, - А что же ты даму мне не представишь? Манерам не научен?
- Научен, - скромно усмехнулся Лари, - Её зовут Клио. И она спасла мне жизнь.
- Та-ак, - кивнул Чёрный Лис, улыбаясь - добро, хитровато, еле сдерживаясь от того, чтоб подмигнуть, - Прекрасная дева явилась умирающему наёмнику и  чудодейственной силой прогнала скверну прочь из его тела? Похоже на сюжет красивой сказки, - Чёрный Лис обратил взор на Клио и истово поклонился -
Благодарю за спасение! Я - Чёрный Лис. Зовите меня так - от моего настоящего имени можно сломать язык... Лари не даст соврать.

- Да, я его попросту забыл, - кивнул Лари, разведя руками и виновато улыбаясь.
- Так... вижу я, в доме у вас бедно. А я недавно обокрал обоз осаждающих. Ничего, в войске от голода никто не умирал, - Стянув с плеча торбу, полуэльф прошёл к столу; на столешнице появился шмат копчёного мяса, несколько сухарей и сушёных яблок; рядом лёг бурдюк.
- Предлагаю перекусить, и - есть что обсудить.
- Что, уже?.. - спросил Лари.
- Да. За эти три дня много интересного произошло. Клио, не желаете ли с нами?
Чёрный Лис был сама вежливость.

+1

211

Лари взял нож и подошел с ним к двери - это заставило слегка забеспокоиться. Мало ли что могло произойти… кого же могло занести в такую глушь? Нартелл отворил дверь и, к моему изумлению, обнял того гостя, что решил посетить нас в этот светлый час. Не решаясь задать вопрос я просто наблюдала за происходящим с теплой улыбкой…
Какое счастье. Они оба оказались живы и оба здоровы. Лари так беспокоился о своём друге… да и сам эльф, кажется, беспокоился о нём не меньше. Разве могла эта безнадежная история кончится лучше? - думала я, одолевая какой-то поистине детской, доброй радостью от происходящего.
Да и Лари с Черным Лисом вели себя, словно пара юных мальчишек. Сначала похвастались победами над болезнью, а затем перешли к девочкам… в моём лице.
Встав с кровати я внимательно проследила за поклоном эльфа, снисходительно улыбнувшись столь высокопарному жесту.
-Рада знакомству, Черный Лис. Лари много о вас рассказывал. - мягким тоном ответила я, наблюдая за тем, как эльф “накрывает” на стол. Он спросил, не присоединюсь ли я… и я задумалась, прислушиваясь к своим ощущениям.
Усталость по-прежнему давала о себе знать, меня скорее тянуло спать, нежели есть.
День был насыщенным, а ритуал невероятно измотал меня… ещё и это… откровение. Не далось легко.
-Я пожалуй откажусь. Если честно, слишком устала, чтобы чувствовать голод. - я вновь опустилась на кровать, раздумывая о том, что появление Чёрного Лиса лишило нас последних возможностей остаться вдвоем эти несколько дней. С другой стороны… это возвращало в реальность, как ни что иное. Напоминало обо всех тех обстоятельствах, которые звали нас с Лари в дорогу… пролегающую поодаль друг от друга.
Я внимательно посмотрела на эльфа, отмечая для себя, что он был весьма красив. Эльфы, надо сказать, вообще поголовно обладали довольно изящной красотой, но она редко сочеталась с мужественностью, как у Чёрного Лиса. Хотя... он всё равно, как и Лари казался мне совсем мальчишкой, из-за блестящих плутовством глаз.

+1

212

- ...Так вот, Лари, рассказываю я тебе, в чём суть. Всё,
что произошло - отнюдь не случайно. И - не поверишь - в произошедшем виновата та самая Церковь Зари, -
Чёрный Лис вытащил пробку; с силой выдохнув, сделал глоток и передал бурдюк Лари, - Немного только. Вредно пока что.
- Церковь Зари? - Приняв бурдюк, Лари поднёс его к лицу и потянул носом; в ноздри ударил запах душистой браги, - И почему так думаешь?
- Ну... так тебе скажу, что я с самого начала подозревал, что что-то с ними не так. Местечковых церквей не так уж и много, и едва ли Алый Дол мог их заинтересовать. Рожей не вышли, и едва ли способны распространить свою власть даже не такое поселение,
-
Чёрный Лис отправил в рот четвертинку сушёного яблока, - Чуйка моя меня не подвела. В большинстве своём всё складывается - это они виноваты в заражении целого города. Даже скажу больше - ты помнишь, когда нас благословляли?
- Ну, да.
- Вот тогда-то мы с тобой и попались на крючок. Кто-то выстоял. Мы с тобой - нет.
Лари тревожно нахмурился:
- Подожди... Получается, он наложил на нас эту дрянь?
Чёрный Лис лишь кивнул.
- Хорошо... А войска из Элл-Тейна?
Полуэльф начал разрезать ножом кусок мяса; глянув на Лари, пожал плечами:
- Это в порядке вещей. Алый Дол - вассал Элл-Тейна.
Для Элл-Тейна это - как пирит в параше, не к столу будет сказано. Показать другим, как заботятся о вассалах, а Алому Долу - напомнить, дабы не носа не задирал лишний раз. Церковь Зари была не против.

Лари всё же как следует хряпнул из горла; выдохнув, вернул бурдюк Чёрному Лису. Спросил:
- В общем, я понял тебя. И что в итоге?
- А в итоге - всё летит в жопу, - Чёрный Лис сообразил два бутерброда с мясом, - Алый Дол опустел. Войска на марше обратно в Элл-Тейн. Вассалы Элл-Тейна будут недоумевать. А Церковь Зари, которая на поверку - какое-то сборище тёмных колдунов, преследующих свои - ни разу не безобидные - цели, по имела своё с лихвой. Вот так. Радует лишь одно - эти люди - не личи. Будь то личи - тебя было бы не спасти.
А так - люди. Люди, осквернённые Тьмой. Запачкавшие свои руки тёмными искусствами и гибелью сотен людей. Гниль.

Прошла короткая пауза. Переварив услышанное, Лари спросил:
- Хорошо. А что ты предлагал обсудить?
Чёрный Лис, прожевав хлеб с мясом, кивнул.
- Есть у меня одна идея... И я буду рад, если согласишься помочь. Прикрытие хотя бы одним мечником мне будет очень кстати. Да и... каково, а? Снова в седле, м?
Лари, терпеливо выждав, кивнул, ожидая продолжения:
- Так что?
Чёрный Лис продолжил:
- Сегодня вечером по торной дороге на Элл-Тейн пройдёт верхушка этого гнилья. Жрецы в сопровождении рыцарей. Я рассчитываю устроить засаду.
- Засаду двоих на несколько десятков? - спросил Лари.
- Да. Вас-то я нашёл случайно. Возвращался с разведки. Я нашёл место, которое идеально подойдёт для засады. Речушка, переправа. Крутой поворот и кряж рядом, с которого переправа как на ладони. Надо сделать крюка - через три версты на восток она разливается, и там я наметил путь через болото. Мы проберёмся туда, засядем, подождём, и... - Чёрный Лис рубанул по столу ребром ладони, - Один выстрел -
всё, что мне нужно. Дать выстрел в голову - и стрекача, покамест не опомнились.

- И это всё? - спросил Лари.
- Да. Что скажешь? Прищучим тварь?
Лари вздохнул, постукивая пальцами по столешнице. Глянул на Чёрного Лиса.
И - решительно кивнул, хлопнув ладонью по столу:
- Прищучим! - Карие глаза сверкнули дерзостью и злобой.

Отредактировано Лари Нартелл (04-06-2018 20:58:28)

+1

213

Оставив друзей разговаривать и обедать я позволила себе поддаться усталости, и опуститься в кровать. Как бы там не было... подслушивать чужие разговоры - не в моём воспитании. Хотелось просто провалиться в сон, ненадолго забыться яркими образами, что с готовностью рисует сознание, стоит только дать ему свободу. Подушка и ещё не остывшая кровать, после нашего с Нартеллом прибывания на ней, сейчас казались столь мягкими, манящими, обещающими безмятежный покой… словно облако.
Стоило голове коснуться подушки, как глаза закрылись. Веки казались, никогда не обладали способностью подниматься.  Бессилие накрывало меня с головой, обволакивало, словно тело одеяло. Покуда сознание медленно тяжелело, рассыпаясь в голове мелкой холодной металлической дробью. Голоса любимого мужчины и нового знакомого звучали так, словно это было эхо в горах… эхо от слов, которые я не произносила.
Прежде чем провалиться в сон я успела подумать о том, что это эхо вызывает во мне тревогу. То о чем они говорили пугало меня… почему-то было болезненным.

Убийство… даже злодея - противоестественно для моего существа. Ценность каждой жизни уже век является неоспоримой ценностью. Но… судя по словам… этот человек был виновником того, что пережил Лари и Черный Лис. Быть может… может они в своем праве. Лишить жизни того, кто чуть не лишил жизни их самих.
Может ли это быть правильным? Может ли быть равновесием?

Подумав так я не успела найти ответы ни в сердце, ни в разуме. Сон победил и я провалилась в тяжелую, как собственные мысли, дремоту. В этот раз сознание рисовало не приятные образы - они были пугающими, тяжелыми, сумбурными. Я что-то теряла во сне... кого-то. Пыталась найти, но это не удавалось... а затем... затем я перестала быть собой, вновь вернувшись к природе. Теперь там, вместо меня во сне - осталось поле полное цветов.

о странных снах

http://s8.uploads.ru/grTVk.jpg

+1

214

- Хорошо. Мы должны успеть до заката, - ответил Чёрный Лис.
Лари же тем временем глянул на спящую Клио.
С одной стороны, оставить её здесь было бы разумным решением. С другой же...
С другой - нависало некое предчувствие беды. Беды, от которой - как казалось наёмнику - защитить её может только он сам. Нежелание оставлять её одну усиливалось с каждым мгновением. Поднимался где-то в груди страх - что может случиться, пока они будут там, на переправе? Этого страшно не хотелось!
- Лари? - Голос Чёрного Лиса вырвал наёмника из оцепенения. Легче ветра унёс прочь цепи дурных мыслей.
Лари выдохнул, успокаивая бьющееся сердце.
- Меня тревожит - что делать с Клио.
- Оставлять её здесь явно не стоит, - молвил Чёрный Лис, - Мародёров вокруг достаточно. Дом, молодая девушка, никого вокруг - сам понимаешь, - После его слов Лари чуть не передёрнуло, - Может статься так, что вернуться сюда попросту не получится. Но там тоже будет опасно.
- У тебя есть план, в каком направлении будем отступать? - спросил Лари, не спуская глаз со спящей нимфы.
- Есть, - ответил Чёрный Лис, - На восток.
Мужчина перевёл взгляд на Чёрного Лиса:
- На восток - куда?
- Именно туда. Уходить, пока не отвяжутся... А долго они за нами гнаться не будут - я рассчитываю сделать всё так, чтобы они даже не поняли, что это было.
Наёмник встретился взглядом со своим товарищем.
- Хорошо. Я готов.
Встав из-за стола, Лари прошёл к кровати и присел на её краешек - как пару дней назад сидела на ней Клио.
Мужчина взял нимфу за руку. Спокойно молвил:
- Клио, проснись.
Чёрный Лис тем временем развернул на столе полотнище и положил на нём колчан со стрелами. Через мгновение тишину в доме нарушил тихий скрежет - полуэльф, внимательно прищурившись, начал натачивать стрелы мелким напильником.

+1

215

Моему сну не суждено было длиться долго. Быть может, с момента когда я закрыла глаза прошло пара минут и от того пробуждение было особенно тяжелым. Голос Лари звучал откуда-то из далека, цепляя сознание и увлекая его за собой. Однако открывать глаза сейчас так не хотелось...
С возвращением сознания возвращались и ощущения окружающего мира, теплой приятной тяжестью ощущалась на ладони рука Лари - теперь это чувство было таким знакомым. Удивительно, как сочеталась с огрубевшей кожей нежность его прикосновения. Удивительно, насколько родным может стать человек всего за несколько дней. Если бы я могла никуда его не отпускать, не расставаться с ним - так бы и сделала.
Медленно открыв глаза я подняла глаза на возлюбленного, тут же читая по его лицу подтверждение своим худшим мыслям.
Он решил сорваться с места. Они оба намерены убить... Я не хотела идти с ними. Смерти вообще не то, что я переживаю легко и спокойно, не говоря уже о том, что если Лари помимо меня тут ничего не держало, то у меня ещё оставалось одно обязательство...
-Нет. - твердо ответила я, хотя наемник ещё ничего не сказал, после чего села на кровати, виновато отводя взгляд в пол - Я вижу, что ты намерен уйти... я не пойду с тобой. Не могу. Мне нужно ещё разобраться с Лесом.
Мне не нравилось произносить то, что приходилось. Не нравилось, что долг разводит нас уже сейчас. Нартелла и Черного Лиса ждала его "справедливость" и чужая кровь, но мне по-прежнему нужно было помочь лесу восстановиться от хвори и сейчас я не могла сделать это быстро, слишком устала и силам требовалось время восстановиться.
-Я понимаю, что тебе нужно идти. И мне остается надеяться, что вы оба будите в порядке. Но я просто так уйти не могу. Этот лес свел нас, был гостеприимным хозяином, познакомил со своими обитателями. Уйти и бросить его - будет подло. Даже те животные, с которыми ты знаком, ни сегодня-завтра могут заразиться. Прости... я останусь.
Виноватый взгляд скользнул от возлюбленного к его другу, на которого я очень надеялась. Как-то спокойнее было от мысли, что Лари не придется идти одному. Что рядом будет тот, кому можно доверять и кто прикроет спину. Так отпускать его было легче.

+1

216

- Нет.
Лари вдруг понял, что иного ответа он и не ожидал.
Клио говорила, но мужчина лишь терпеливо слушал её, в глубине души понимая, что есть что-то, в чём не согласятся - ни она с ним, ни он с ней. Чёрный Лис, видно, тоже слушал, пусть и не отвлекался от натачивания стрел. Встретившись взглядами с Лари, полуэльф лишь покачал головой, поджав губы, прикрыв глаза и нахмурившись. Лари это выражение лица было знакомо - Чёрный Лис не соглашался ни на миг с её словами.
- Клио, пойми одну простую вещь - можно просто лечить, а можно уничтожить причину болезни. Первое бесполезно без второго. Не моя на то прихоть, но увы - причиной, по которой этот лес тоже попал под удар, является человек, - заговорил Чёрный Лис, отложив напильник в сторону. Сложив руки на столешнице перед собой в замок, полуэльф обратил взгляд на Клио, - Человек. Смертный. Ты говоришь, как друид... Если так, то расскажу - мой дед тоже был друидом. Он не боялся лишать жизни врагов Леса. И от него я не понаслышке знаю, насколько могуч Лес. Сейчас мы в таком положении, что Лес не может просто так взять и уничтожить человека. Уничтожить ублюдка. Для этого - пусть и не в первую очередь - тоже существуют друиды. Понимаешь ли, какое дело Лесу до двух... до трёх людей, которые не причинили ему вреда? Да, защита и благодать Леса снисходят на тех, что чтут Его. Тебе ли не знать, что его сила поистине близка к божественной, если таковой не является. Мы трое - лишь муравьи. Песчинки. Так что может такого требовать Лес от нас, от муравьёв, от песчинок, от тех, кого защитил и приютил, кроме как не причинять вреда? Поэтому Он и не гневается на друида, если тот не может по каким-либо причинам помочь Ему - потому, что, на самом деле, Он может помочь себе сам, как делает это - на самом деле - почти что всегда.
- Он прав, Клио, - продолжил Лари, - Вспомни, о чём ты рассказывала. Того мага крови, который причинил столько вреда Лесу, убил не Лес. Его убили люди... - Осёкшись, наёмник поправился: - ...как мне кажется, по крайней мере. Поправь меня, если я не прав.
- Нет, нет, и ещё раз - нет, - сказал Чёрный Лис, - Обещаю, что долго убегать не придётся. Обещаю, что эта гнида не будет мучиться - мало ли, ещё уцеле... гм, ну, ты понял, Лари. С помощью чего он будет уничтожен - ещё увидишь... Клио, нет. А что будет, если этот дом найдут мародёры или разбойники? В прошедшую ночь я застрелил четверых. Они одичали - иначе и не назвать. Им плевать на всё. Мы не сможем тебя защитить, если это произойдёт - нас здесь попросту не будет. Лари, может, и вернётся, но мой путь будет вести обратно в Арисфей - я должен помочь дяде с подготовкой к Соу-ину.
Чёрный Лис говорил то, что только что хотел сказать Лари, и потому мужчина лишь сидел рядом и держал её руки в своих, глядя на неё.
"Определённо, вернусь. Если Клио сможет убедить меня."
- Я слишком долго и красиво говорил. Но я хочу донести мысль, которая тебе наверняка ясна, как летний полдень - Лес умеет прощать, - Чёрный Лис вновь взялся за напильник.

Отредактировано Лари Нартелл (07-07-2018 22:33:54)

+1

217

Должно быть, слушая Лари и Лиса, я мрачнела на глазах. Пусть причины их слов были ясны – они меня откровенно злили. «Лес справится сам»! Какая высокопарность. Конечно, справится. Кто угодно с чем угодно справится сам, вопрос всегда исключительно в цене. И в данном конкретном случае дело не только затраченных усилиях а в том, сколько до того момента ещё заболеет и умрет животных. Как пострадает лес у истока этой заразы? Я уверена, Лари бы не оставил в беде людей которых знал, но вот сейчас животные – были для него не тем же самым. Их жизнь была менее «священна».
С постели я вскочила, словно ту вдруг усыпали иголками, что впились в кожу сквозь платье и пустили кровь. Пройдясь по комнате, чтобы унять закипающие эмоции, я обратилась исключительно к Лари:
-Я находила мертвых животных за несколько дней пути от места, где нашла тебя. А тебя самого я нашла, уже ища очаг заражения. Я не понимаю, решительно не понимаю, как можно бросить тех, кого ты знаешь лично. Животные, которых ты видел, живут тут и их шансы заразиться вблизи очага невероятно высоки. – Я поджала губы, вспоминая гниющие тела, увиденные мной ранее, и последние слова адресовала уже обоим, - Вопрос никогда не состоял в том, что Лес не справится или «не простит». Он только в том, что я не могу отвернуться от того, кто помог мне, помог Лари. Нартелл вот, без него, всё это время тоже «справлялся» сам. И чего это стоило? Я не обреку на то же друга. Вы оба говорите мне о предательстве. Это было бы сродни тому, что вы бросили бы друг друга умирать, полагаясь на то что: «быть может, выживет».
Я понимала, что вероятно со стороны мои слова воспринимались как гиперболизация действительности, но вопрос был в том, что мои отношения с природой отличались от человеческих.  Как бы я не любила свою человеческую матушку, мне всегда было очевидно, что в первую очередь я дочь земли. Её лесов, лугов и полей.
Поэтому помочь лесу было важно для меня, а могла я осуществить это лишь одним образом, к тому же…
-К чему мне идти с вами? Неужели вы думаете, что быстро «отступать» у меня в этом платье выйдет? Убить – ваше желание и цель, а не моя. Не мне выносить приговор этому человеку, но мешать вам я не собираюсь, а пойди с вами – стану тормозить. И, нет, Лари, ты не ошибаешься. Того мага убил человек, чуть меньший подонок, чем он сам, но тот человек убил его не за вред лесу, а за вред людям. Напоминаю, он приносил в жертву детей. А это часто не нравится даже другим…людям, ведущим преступную жизнь.
Обернувшись к  Черному Лису я легко ему улыбнулась, меня откровенно смешили его слова о мародерах и разбойниках.
Я, конечно, не убиваю людей, но это не делает меня перед опасностью беспомощной. Даже мои шрамы напоминания того, что я могу себя защитить.
-Я проделала сюда путь длиной во многие месяцы одна. Что будет, если на меня нападут? Я буду себя защищать, как и много раз прежде. Меня защитят и деревья, и животные. Нет причин тревожиться, оставляя меня.
Хоть я и говорила о долге, но мне хотелось уйти с Лари, просто чтобы не расставаться… очень хотелось. Даже если это было сопряжено с убийством, которое я вполне откровенно не принимала и не понимала. Это было противно мне. Но уйти с ним сейчас, бросив Лес, что звал меня так долго: было немыслимо. Лес не из тех, кто зовет на помощь, когда та не нужна ему.

+1

218

Чёрный Лис не молвил ни слова - лишь вновь отложил напильник в сторону, слушая внезапно вспыхнувшую Клио. Слушал он её внимательно, развернувшись к ней. Поджал губы и грустно усмехнулся, когда Клио сравнила ситуацию, будто если бы он и Лари "бросили друг друга умирать". Ни тени стыда не было на его лице, когда она сказала, что это - предательство.
Когда нимфа закончила, Чёрный Лис, кивнув, тяжело вздохнул:
- Ну, что ж. Я мог бы ещё не то рассказать в ответ, но подобные споры всегда заходят в тупик. Ты говоришь как целитель, я говорю как защитник. Лари?
Мужчина глянул на Чёрного Лиса. Ответил:
- Сначала я помогу тебе. А потом, - Лари перевёл взгляд на нимфу, - потом вернусь сюда.
- Уверен? - спросил Чёрный Лис, - В местах, где мы пойдём к переправе, легко заблудиться.
- А вернуться поможешь мне ты. Как именно - думай сам.
Чёрный Лис наморщил лоб и утвердительно кивнул:
- Хоть сейчас. Главное - сам не попадись, когда будем там.
Поуэльф встал из-за стола и прошёл к выходу. Открыв дверь, вытянул руку за порог. Глубоко вдохнув и выдохнув, сжал руку в кулак и быстро и плавно разжал ладонью вверх. Над раскрывшейся кистью руки моментально вспыхнул фонтанчик мелкой золотой пыльцы. Мельчайшие крупинки, взметнувшись в воздух, затем оседали на коже полуэльфа и медленно опадали вниз.
Через несколько мгновений Чёрный Лис, оглянувшись по сторонам, улыбнулся - в воздухе раздалось едва слышное шуршание стрекозиных крыльев, а когда Лари, поддавшись любопытству, подошёл к Чёрному Лису, на подставленную ладонь полуэльфа, заливаясь едва тонким, едва слышным, но до предела дурацким хохотом, спикировала маленькая пикси.

+

http://sd.uploads.ru/HIeJU.jpg

Размером она была чуть больше стрекозы, с маленькими чёрными глазками, сиреневой кожей и белыми непослушными волосами. Уместившись поудобнее на ладони Чёрного Лиса, пикси деловито уселась, скрестив ноги под собой и подперев голову руками.
- Привет, - ласково улыбнулся Чёрный Лис, - Ну, как? Всё помнишь?
Цокот и мелкие кивки в ответ.
- Это кто? - спросил Лари, тоже не в силах сдержать улыбки.
- Это друг моего деда. И мой друг. Она даёт мне деловые советы, - ответил Чёрный Лис, - Позвольте представить - Хилиниаара Эллаханарис Фелхенуа... А! Фелхеноа, - Чёрный Лис резко поправился - пикси, высоко подпрыгнув, негодующе звякнула и с силой дёрнула его за локон, - Вот, смотри, это Лари. А это Клио.
Пикси, зависнув в полёте, подобно настоящей стрекозе, оглядела новых знакомых с ног до головы.
- Это твой план касательно меня? - спросил Лари.
- Да, - ответил Чёрный Лис, подставляя ладонь. Особого приглашения ждать не пришлось - пикси послушно уселась; полуэльф затем посадил её Лари на плечо, - Что скажешь, Хили? Когда мы сделаем дело, выведешь этого человека обратно?
Пикси же тем временем потеряла интерес - вскочив на плече, она начала заплетать из кончиков вьющихся локонов Лари замыловатые узлы.
- Хили, я с тобой разговариваю, - Чёрный Лис прищёлкнул пальцами, - Ты проведёшь его по тому пути, который я сегодня наметил?
Пикси, не удостоив Чёрного Лиса даже взглядом, кивнула и неохотно утверждающе цокнула.
- То есть, мы можем собираться, и ты не подведёшь? - спросил Чёрный Лис.
Снова - кивок и неохотный утверждающий цокот.
- Хорошо, - вздохнул Чёрный Лис, - Собираемся, Лари?
Пикси тем временем оценивающе оглядела волосы Клио. И с каждым мгновением они начинали нравиться ей всё сильнее и сильнее...

+1

219

Теперь, когда эмоции схлынули – мне было стыдно.  Казалось, что я вела себя непозволительно невежливо, была слишком резка и не учтива. На мгновение закусив губу, я извиняющимся взглядом посмотрела на Черного Лиса, а затем внимательно посмотрела на Лари, который после моих слов решил вернуться, даже не смотря на предупреждение друга о том, что путь обратно будет не безопасным. Пусть я и понимала, почему он принял такое решение, но я понимала и то, что на сердце тяжелым валуном лег страх за любимого мужчину.
Глупый, конечно. Судя по тому, что уже рассказал Лари, у него были неприятности много хуже того, чем переход по малознакомой местности, но… страхи всегда глупые. Глупые, нелепые и порою необоснованные. Этот был как раз таким.
Да, конечно Нартелл влезал в авантюру, но все мы делаем это время от времени. И это была определенно не самой худшей из возможных. Лари был сильным физически подготовленным и к более сложным  переходам мужчиной, да и как я поняла, бремя убийство на сей раз ложилось на Черного Лиса. 
Сделав глубокий вдох с твердым намерением успокоить неразумное сердце, я нашла в себе силы вернуть на лицо улыбку.
Новый знакомый тем временем, что-то обдумав, устремился к выходу и через миг послышалось чудное стрекотание крыльев, которое не я ни Лари не оставил без внимания. На руку Лиса село причудливое создание, которое он тут же представил очень сложным и длинным именем, из тех, о которые впору было сломать язык.

Интересно, его имя сложнее?
Именно это невероятное существо должно было стать проводником Лари, однако малышку куда больше интересовали волосы наемника, чем возложенная на неё ответственность.
-Она…невероятно очаровательная. - С искреннем восхищением произнесла я, глядя за плетущей странные «косички» пикси. Однако когда та перевела взгляд на меня, по коже пробежал холодок понимания, что малютка что-то задумала.

+1

220

Встречи взглядами хватило, чтобы пикси поняла - сейчас или никогда. Легко перепорхнув на плечо Клио, она выбрала одну из прядей нимфы и ловко завязала её в петлю; затем, усевшись в оной петле поудобнее и свесив ножки, начала раскачиваться, раз за разом набирая амплитуду, идиотски цокая и хихикая, счастливая донельзя.
- Пускай дурачится, - спокойно молвил Чёрный Лис, - Девятьсот девчонке лет - а ума всё так же нет.
- Оно и видно, - хохотнул Лари, распутывая наплетённые пикси из его локонов узлы, после чего начал облачаться в снаряжение.
Надев бригандину, наёмник плотнее подогнал ремешки на талии, стараясь не переборщить. На поясном ремне заняли прежнее место ножны с гномьим мечом и ременная петля с метательными ножами. Тщательно подогнав ремни и поправив пряжки, Лари наклонился, чтобы подтянуть сапоги.
- Ты, кстати, никак, до сих пор подарок Готрека хранишь? - Чёрный Лис внимательно оглядел ножны с оружием.
- С чего бы мне от него избавляться? - спросил Лари, - Кстати, думаю, сегодня он пройдёт боевое крещение. Я его доселе берёг.
- Никогда не поздно, - согласился Чёрный Лис, - А что там с той книжкой?
- Займись я этим сразу после того, как мы вернулись из Скалистых Гор - только сейчас добрался бы до Хенеранга. Если бы, конечно, не заблудился по дороге.
- Не знаю. Готрек не стал бы медлить.
- Я - не Готрек. Ломиться куда-то за Арисфей, даже толком не зная ничего, что там, за ним, я не стану.
- Как скажешь. Я лишь отвечу, что там - ничего особенного.
Нацепив на плечо портупею с баклером, Лари взял ножны со своим старым мечом и прислонил их к столу.
- Подожди меня снаружи, - попросил он своего товарища. Чёрный Лис коротко кивнул:
- Хили! Вылети, пусть поговорят.
Моментально потеряв интерес к забавам с нимфой, пикси стрелой выпорхнула в открытую дверь.
Подтянув ремень, Лари взял нимфу за руку и посмотрел ей в глаза, немного стыдясь происходящего и волнуясь за то, что может произойти:
- Не прощаемся. Я обещаю вернуться.
"Даже больше - я вернусь."

Отредактировано Лари Нартелл (01-08-2018 08:40:10)

+1

221

Пикси вовсю эксплуатировала мои волосы, которым только повод дай ещё больше завиться и запутаться. Буквально кожей ощущалось сейчас, как локоны приподнимаются и завиваются в колечки, словно у юного барашка. На мой взгляд – ужас, да и только. Но волшебной малышке явно нравилась эта игра.
Мужчины же продолжали свои истинно мужские разговоры об их, теперь уже взрослых, игрушках. А именно: мече Готрека. Мне действительно нравился этот меч, быть может, как раз потому, что «боевого крещения» ещё не прошел. Само по себе оружие я находила красивым, как всякое творение рук…человеческих, гномьих, орочьих – и многих других. Вложенный в них труд казался невероятной ценностью, но всё же я бы предпочла видеть оружие, как настенное украшение, а не способ прекращения чьей-то жизни.
-Я – не Готрек. Ломиться куда-то за Арисфей, даже толком не зная ничего, что там, за ним, я не стану.
Вывели меня из борьбы за пряди слова возлюбленного, заставляя на лице заиграть лукавую улыбку и хитрый прищур смешливых глаз. Я внутренне не верила Нартеллу сейчас. Казалось… он словно мальчишка кинулся бы в новое приключение, если бы не эта чума, лечение и я до кучи. Уже шел бы в этот свой Хенеранг. Особенно если вспомнить, с каким блеском в глазах он рассказывал о городах гномов.

Но. Быть может – я ошибалась. Ведь как бы то ни было, знакомы мы с Лари были всего нечего, и нам лишь предстояло узнать друг друга.
-Как скажешь. Я лишь отвечу, что там – ничего особенного. – Сказал Лис, и в голову закралась мысль о том, сколько же всего он видел?
Будь в распоряжении больше времени… было бы интересно услышать ещё историй о путешествиях.
Затем время бесед подошло к концу, а вместе с этой беседой закончилось и время наше с Лари. Ему нужно было уходить. От этого сердце болезненно сжималось, затем начинало тревожно биться, но затем успокаивалось пониманием того, что хоть это расставание не станет долгим.
Черный Лис оказался не только вежливым и доброжелательным, но ещё и невероятно тактичным. По просьбе друга он покинул дом сразу, как все детали были решены… хотя, если взглянуть в глаза правде, его присутствие не помешало бы мне поцеловать Лари и сказать то, что лежит на сердце. А на нем, на мгновение, пролегло облегчение от выскользнувшей за эльфом пикси.

Знаю, что многие стесняются выражать чувства на людях, но я к этому привыкла. В конце концов, справляться с чувствами мне никогда не давалось. Если горевала, то так, что впору было переживать о потопе, если радовалась, то смеясь и если уж полюбила… то в столь восхитительном чувстве и вовсе не видела места ограничениям.
Руки лари, привычно грубые и нежные одновременно взяли мои, и я подняла взгляд на мужчину, к которому, казалось, испытывала нежность совершенно невозможную для живого сердца.
-Да. – Улыбнулась я, приподнимаясь на носочки и касаясь лбом лба Лари, - Я верю. И буду ждать.
На мгновение закрыв глаза и подавив желание расплакаться я добавила уже куда тише, едва различимым в движении губ шепотом:
-Только прошу, берегите себя.
Выпустив руки из ладоней любимого и отойдя на шаг я весело улыбнулась ему. Мне не хотелось удерживать его дольше необходимого… и почему-то казалось, что чем раньше я научусь отпускать его, тем лучше. Ведь иначе будет очень сложно любить наёмника.

+1

222

- Ну, что там?
- Нишкни, Лари... Тихо...
Засада шла около часа, и Лари уже начинал сомневаться в том, что удастся достичь цели. Что, если будущая жертва Чёрного Лиса перенесла своё отбытие из Алого Дола? Что, если они решили пойти какой-либо другой дорогой - хотя, Лари даже и не припоминал, есть ли какие-либо окольные пути из этого городишки, которые выведут к торной дороге на Элл-Тейн?
Вопросы, вопросы, вопросы. Сомнения, сомнения, сомнения. Лишь Чёрный Лис, наложив стрелу на лук, готовясь натянуть, уверенно смотрел на мостик.
Всё выглядело так, как и в самом деле описал полуэльф. Речушка была небольшой - если не побрезговать, то можно было перейти вброд. Сразу после моста дорога делала поворот направо и огибала массивную гряду, поросшую соснами на вершине и молодым ельником на склоне, так что Чёрному Лису и в самом деле открывался отличный вид. По голубому небу шли, гонимые ветром, большие облака, и солнце то бросало на осенний пейзаж свои лучи, то скрывалось за ними.
Лари и Чёрный Лис уже второй час сидели в засаде, укрывшись за стволом старой сосны, когда неожиданно на дороге показались люди.
- Кажется, это те, кого мы ждём, - Чёрный Лис скрылся за стволом сосны и прищурился, - Сотня сажен примерно... Пусть ближе подойдут, я не хочу лишний раз тетиву портить...
Первым шёл отряд из десяти всадников в кольчугах и лёгких шлемах. А сразу за ними уже шли люди в рясах Церкви Зари. Их лица были скрыты под капюшонами. Каждый из них был безоружен.
- Кто из них? - прошептал Лари, положив руку на эфес гномьего меча.
- Бронзовый кант на рясе, - ответил Чёрный Лис, натягивая лук.
- Не обратил внимания, - покачал головой наёмник.
- Я почему-то не удивлён. Ты иной раз бываешь жутко беспечен, - Чёрный Лис вскинул лук.
Казалось, что вновь замедлилось время. В ушах и висках отдавался стук мерно бьющегося сердца. За людьми в рясах шла колонна пехотинцев... да, ошибки не было. Войска Элл-Тейна возвращались домой.
Тишину разорвал неожиданно разнёсшийся откуда-то с другого берега свист.
И - в этот же момент Чёрный Лис отпустил тетиву, отправляя стрелу в полёт.
Лари не слышал крика - он лишь видел, как один из людей в рясах, шедший в середине процессии, упал, поражённый стрелой чуть ниже головы.
- Вон они!
- ...Попал... твою мать, - вымолвил Чёрный Лис и подхватил Лари под локоть, - Бежим!
Вчерашняя пробежка по лесу за Клио едва ли могла сравниться с той, что предстояла двоим товарищам сейчас. В несколько секунд скатившись к подножию кряжа с другой стороны, ломясь сквозь кусты и сбросившие листву молодые деревца, царапая лица и руки хвоей, треща опавшими ветвями, двое бежали обратной дорогой. Сверху стрекотала подруга Чёрного Лиса, не отставая от них ни на вершок.
Оказавшись в ложбине, двое остановились и прислушались.
Голосов слышно не было. Гончих собак они наверняка при себе не имели - едва ли предполагали о том, что из-за каждого куста в них будут лететь стрелы.
- Так, - Чёрный Лис присел, скрывая силуэт за зарослями высокой травы, -Ну... благодарю, что составил компанию. Хилли тебя выведет, а заодно и собьёт их с толку. Умеет она кое-что...
- Ты уверен, что убил его? - спросил Лари, отдышавшись.
- Ну, знаешь ли... Знание тёмных искусств не всегда спасёт от смерти... особенно, когда кто-нибудь загонит тебе стрелу в яремную вену, - ответил полуэльф. Сверху спикировала Хилли, - Моя часть сделки. Осторожнее на болоте. Ещё увидимся!
- Надеюсь, - Лари пожал руку Чёрному Лису и обнял на прощание, - Береги себя.
- Ты тоже, - последовал ответ.
Когда полуэльф скрылся за стволами деревьев, пикси потянула Лари за локон. Цокотнув что-то, полетела вперёд, и Лари последовал за ней.
Солнце клонилось к закату, и наёмник втайне надеялся, что сможет добраться до дома до наступления темноты.

Отредактировано Лари Нартелл (23-09-2018 20:48:26)

+1

223

Удивительно, но когда Лари и Чёрный Лис покинули дом – я совсем не тревожилось. Сердце не билась, словно посаженная в клетку вольная птица; разум не рисовал жутких картин боя, ран или смерти.  Я даже сама поразилась этой в себе перемене.
Однако он сказал, что вернётся, это было достаточным. Странное и причудливое откровение, заставляло улыбаться. За столь короткий срок я смогла доверять Нартеллу настолько, чтобы счесть его слова единственной необходимой истиной, в которой сомневаться совершенно незачем.
Опустившись на кровать, я ещё некоторое время размышляла над этой удивительной судьбоносной перипетией, что свела нас в лесу, а затем ненадолго задремала. Сознание подкидывало ярких, ничего не значащих красок в эту дремоту, рисовало цветы и луга. Спокойный сон.
Однако пробуждение оказалось не из приятных.
Тело пронзило криком. Громким, протяжным, холодящим кровь и стучащим в висках. Резко сев на кровати я с жадностью ребенка, добравшегося до денрожденного варенья, заглатывала воздух, борясь с мелкой дрожью в теле.
Это кричал Лес. Давно он не надрывался от крика, видимо решив, что человеческая жизнь важнее. В конце концов, он ведь впервые замолчал именно в тот момент, когда я впервые услышала Лари.
Но сейчас у него не было причин продолжать молчать, он кричал. Этот крик было сложно описать, его невозможно было услышать ушами – он проникал в сознание, расходился по телу с каждым ударом сердца, растекался с кровью. По ощущениям могло показаться, что вас швырнули в ледяную горную воду, предварительно пробив вами же лёд. Жуткое ощущение. Невозможное.
Оно заставило меня вспомнить о долге, о котором я пусть и не забывала – выполнять не спешила.
Решение напрашивалось само собой.
Встав и порывшись в сумке, в поисках камней-проводников, связки трав, и холщёвого мешочка с порошком  необходимых для обряда, я намотала на запястье собранные Лари лоскуты. Я не знала, когда он может вернуться и не знала, как далеко мне придется уйти в поисках «очага» порчи. Именно поэтому я решила, что он сможет найти меня по лоскуткам. Благо, сказки научили, что хлебные крошки не лучшая идея.
Начать поиски я решила с места, где и нашла наёмника, ведь туда я пришла именно по следам темной магии. Идя, и отмечая путь обрывками платья, я невольно улыбалась совершенно глупым по-девичьи наивным мыслям.
Конечно, они были не уместны.
Следовало сосредоточиться на Лесе.
И быть может, не отвлекайся я – вовремя бы заметила следы, что сворачивали в лес от дороги, где мы встретились с Нартеллом.
Но я не заметила.
Зато, сразу почувствовала нужное направление, оно уводило не многим вглубь леса, как если бы кто-то шёл сквозь него прямиком в город. Идя, не забывая повязывать лоскуты на ветви, я не многим больше, чем через минут пятнадцать оказалась у очага. Его было легко узнать: это было большое сгнившее и скрюченное черное дерево, корни которого щупальцами расползались по земле. Трава в этом месте была мертвая – жухлая и сухая, пахло пылью и разложением – вокруг древа было множество мертвых насекомых, птиц, грызунов и небольших животных. Это заставило слёзы навернуться на глаза, в немой скорби о несчастных зверушках, что умерли из-за мерзкой природопротивной прихоти темного мага.
Несмотря на сгущающиеся сумерки, я решила преступить к обряду сейчас – он занимал немало времени, сил и требовал максимального сосредоточения.
Ссыпав из холщевого мешочка на ладонь непонятный серый порошок, совершенно не примечательный на вид, Я начала подготовку. Сначала ей потребовалось добрая четверть часа, для того, чтобы с помощью порошка вырастить на мертвой иссохшейся земле большую спираль из голубого мха. Затем в него под напевание тихой протяжной мелодии был вплетен сухой шалфей, ольха и липовые веточки, что заняло ещё около получаса. В завершении подготовки я опустилась на колени перед воплощённым символом цикла и жизни, начав напевать друидическую песнь-молитву, в ожидании отклика духов Леса.
Песнь была долгой и тянущейся, а оставленный для Лари след привёл ко мне непрошеных гостей. Я не заметила, что из-за деревьев кто-то наблюдал. Не почувствовала опасности, не обратила внимания даже на предостережение самого леса: замертво упала рядом со мной птица. Я была слишком погружена в себя, в текущую по телу магию и покой, в песню, что медленно, но связывала меня с лесом, давала увидеть это место иначе…
Горла коснулся холодный металл, чуть оцарапав кожу. Я не сразу вышла из состояния, в которое погружалась, не сразу почувствовала крепкую хватку незнакомых рук и резкий запах мужского тела. Не сразу я испугалась происходящего, а только лишь когда сиплый голос приказал «не дёргаться», обещая, что в этом случае «всё кончится быстро». И хуже всего оказалось, что потревоживший меня гость был не один. Он словно тряпичную куклу толкнул меня в лапы другого мужчины, указывая тому «держать» меня за руки, в намерении «повеселиться первым».
Меня охватил почти животный страх, а в памяти невольно всплыло прошлое, этот бестолковый пожар, охватившая злость. Я было хотела закричать, но рука державшего меня мужчины закрыла мне рот, видимо чтобы у меня не было возможности прибегнуть к магии, хотя в состоянии охватившего меня ужаса это бы толком не вышло.
Грубые руки мужчины, что первый схватил меня, разорвали платье, а корсет он распорол ножом, вновь оставляя неглубокий порез на коже. Я не видела его лица в темноте, лишь судорожно пыталась отыскать выход из этой ситуации…
Сознание зацепилось за первую попавшуюся мысль, и я с силой впилась зубами в ладонь державшего меня мужчины.

+1

224

Когда Лари, наконец, выбрался из болота, через которое пролегал его путь с Чёрным Лисом, начинало смеркаться. Минута за минутой, становилось всё труднее различить путь - несмотря на то, что там, над верхушками деревьев, небо всё ещё казалось светлым.
Шаг за шагом. Трещат под ногами опавшие ветви. Шуршит листва. Принимает в себя сапоги тёмно-зелёный мох. До дома оставалось совсем недалеко - если сравнивать с пройденным путём.
Краем глаза Лари заметил, что с куста орешника, широко раскинувшего ветви, свисало что-то синее.
Что-то до боли похожее на то, что он собирал вчера, пытаясь угнаться за той, что ещё тогда не стала ему возлюбленной.
Аккуратно сняв с ветки обрывок платья Клио, Лари заметно приободрился. А вот его проводница - наоборот, недовольно стрекотала.
- Что не так? - спокойно спросил Лари, - Я уже помню это место.
Хилли лишь отмахнулась, будто от назойливой мухи.
Будто я - такой маленький, а она - большая и сильная...
Лачуга встретила Лари и его компаньонку мёртвой тишиной.
Хилли же разбушевалась не на шутку - встревоженно порхала она вокруг да около, оглядывая лесную чащу.
Оказавшись у двери, Лари аккуратно постучал.
Тишина.
Пикси тем временем подлетела близко к наёмнику и дёрнула его за локон - уже который раз за время их знакомства, не больно, но ощутимо.
- Ну, что? - спросил Лари, - Чего ты мельтешишь?..
Хилли стрекотала, будто сломанная гоблинская поделка - казалось, вот-вот, и она взорвётся на десятки искр и мелких металлических деталей. Внезапно рванувшись в сторону леса, она поманила наёмника за собой.
Сердце бешено заколотилось в груди, и ноги сами рванулись вслед за ней. Пикси летела прямиком, огибая кусты и буреломы, и Лари то и дело оставалось петлять и иной раз продираться через них.
Мужчина не знал, сколько времени прошло с этого внезапного марш-броска. Последовал пологий подъём, и тут Хилли остановилась. Яростно пискнув, пикси рванулась вниз.
Лари вслед за ней оказался на вершине - и на мгновение остолбенел от увиденного.
Первое, что он видел - это не зловещее дерево, раскинувшее свои ветви, будто неведомое чудовище.
Это была Клио.
Внутри всё похолодело. Забилась кровь в жилах - так, как никогда до этого ранее. Резким движением выхватив метательный нож, наёмник, сжав зубы от гнева, поспешил вниз, стараясь действовать как можно тише.
Но как бы ни хотелось тише - гулко и бешено молотилось сердце в груди, закладывая уши, а дыхание было едва ли возможно контролировать.
Они потрошили одежду Клио, будто срывали с прекрасного цветка лепестки, и вскоре намеревались  растоптать его. Гнев и холодная ненависть овладевали наёмником - овладевали так, как никогда ранее до этого. Глаза застилал тёмно-зелёный туман. Нет! Не имеют права! Выродки!
Насильники всё-таки услышали его - то ли их настолько увлекла грядущая потеха, то ли и в самом деле наёмник подошёл достаточно тихо, но только сейчас. Хоть их и разделяло всего три сажени - для наёмника то был пустяк.
Всё было ничто в сравнении с Клио.
- Сучий потрох!.. - гневно процедил сквозь зубы Лари, вскидывая руку с ножом.
И через несколько мгновений брошенный нож холодно сверкнул в сумерках и прошил одежду и плоть мародёра с одинаковой лёгкостью, засев на половину лезвия.

+1

225

Как странно порой бывает. Секунду назад я боялась за себя , чувствовала обиду и злость на этих двоих мужчин, что так мерзко распоряжались своей свободой, а сейчас широко раскрытыми глазами смотрела на Лари. Он был бледен, а глаза горели злостью и гневом. Кажется он боялся за меня больше ,чем было страшно мне самой. И если мне самой больно сейчас не было, то ему увиденное явно причинило боль.
Мужчина перед о мной схватился за рану, выругавшись сквозь зубы, а второй в одно мгновение отшвырнул меня на землю, словно тряпичную куклу. Прервав падение руками я невольно ощутила, как саднит собранная при падении кожа, но это совсем не беспокоило. Мне было страшно за любимого. Подумать только, чего стоило ему это возвращение. Поднявшись на слабых от испуга ногах я тут же сорвалась к наемнику, попутно читая простейшее заклинание.
Повинуясь шепоту из земли стали вздыматься корни деревьев, змеями опутывая нападавших и сдавливая их, лишая движения. С них опадала комьями сырая земля, сползали в испуге всевозможные черви и жучки. Обычно я не любила так колдовать, ведь эта магия повреждалась корни несчастных деревьев, но здесь и сейчас- я думала неторопливо корнях. И в этом месте деревьям уже не суждено было жить.
Схватив Лари в бережные объятия, я мягко поцеловала его в щеку, стараясь унять трепещущие сердце и стоящие ледяным комом в горле слезы.
-Все хорошо, я в порядке. Они ничего не сделали, слышишь? Всё хорошо. - Странное упрямство, но я не хотела смерти этим мерзавцам. Не хотела, чтобы Нартелл убивал их из-за меня. Только хотела успокоить его, хотела, чтобы он знал, что всё в порядке. -Платье, это только платье.
Однако за всем этим, я совершенно забыла о контроле. Корни с головой оплели несчастных, замуровывая их в тяжёлый кокон прежде, чем я успела вновь подумать о них и шепнуть завершающие заклятие слова. Задохнуться не должны - и Имир с ними. Потом...что-то решиться. Сейчас мне были важны не они, хотя я и подозревала, что раненый мужчина может умереть. Если, когда кокон распадётся он будет жив, я вылечу его, а если нет... Если нет, то я впервые нарушу слово данное учителю. Но слишком точно я знала, кто мне важнее сейчас.

+1

226

Бросок ножа был успешен, но на соображения и тактику времени не оставалось.
"Собака!.."
Однако, двое, вместо того, чтобы схватить Клио в захват и пригрозить ножом, и тем самым ввести Лари в безвыходное и поистине отчаянное положение, решили оставить нимфу. Первый схватился за рану; второй же, отшвырнув Клио в сторону, перехватил нож. Лари не заставил ждать, выхватывая свой нож из голенища сапога - на меч попросту не было ни мгновения.
Поножовщина - предельно опасная и паскудная ситуация. Всё решается меньше, чем за секунду. Пырнув врага в грудь, не имеешь гарантии, что его запоздалый удар не войдёт... скажем, в твою подмышку. Лари крепко сжал оружие, готовясь... к чему угодно - пырнуть, уйти в сторону, чиркнуть по лицу. Никогда не знаешь, какой будет атака - твоя атака.
Но Лари знал одно - он ни за что не оставит Клио им на растерзание.
Бою состояться было не суждено - первый так и не поднялся, а второй неожиданно упал - что-то крепко обхватило его за обе лодыжки, и теперь подбиралось к коленям.
И так же неожиданно тело Клио упало в объятия наёмника. Лари бросил оружие - быстро, будто держал он не нож, а горсть раскалённых углей. Было страшно представить, что случилось бы, напорись ненароком Клио на оружие. Щекой Лари ощутил её горячие губы, и будто очнулся - едва начавшееся подобие боевого транса, когда любое движение быстро и ловко, а рана горяча, но не больна, прекратилось моментально.
Лари тяжело дышал, не веря себе и своим глазам - всё обошлось.
- Платье, это только платье.
Разорвано до живота. От одного только его вида кровь била в голову, и темнело в глазах. Они не смогли изнасиловать её. Сейчас они беспомощны... зато меньше, чем минуту назад, таковыми не были.
- Да? - спросил Лари, борясь с дрожью в руках, - Зачем?.. А если бы я не успел?.. Я бы не смог... с этим, - Голос дрогнул, - Зачем, Клио?..
Корни крепко обхватили их конечности, и теперь выпутаться у них не было никаких шансов. Рядом с ними на земле лежала добротная шерстяная муфта - должно быть, один из насильников скинул её с себя, намереваясь обесчестить Клио.
Лари выдохнул сквозь сжатые зубы, приходя в себя от гнева. Его взгляд скользнул по разорванному платью. Белая, нежная кожа.
- Уходим отсюда. Подожди только, - Наёмник прошёл к кокону и подобрал муфту. Она явно была велика для нимфы. Встретившись глазами с перепуганным взглядом незадачливого кавалера, Лари лишь холодно процедил:
- Ей нужнее.
Сложив муфту и подобрав нож, Лари убрал оружие в сапог. Тяжело вздохнул, окончательно приводя мысли в порядок, и взял нимфу за руку:
- Пойдём отсюда...

+1

227

Состояние Лари было ужасным. Он смотрел на меня как-то совершенно болезненно. Даже представить было страшно, что он успел подумать, когда увидел меня в руках этих двоих. От дрожи в голосе любимого меня охватил стыд.
Почему? Разве сделала я что-то, чего должна стыдиться? Я просто делала, что должно, но… Но заставила пережить Лари то, что, наверное, теперь станет его самым страшным кошмаром, в нашем путешествии порознь. Если до сих пор наше расставание было сложным из-за простого нежелания покидать друг друга, то сейчас я на блюдечке преподнесла Лари возможность бояться за мою жизнь.
-Прости… - голос прозвучал удивительно тихо, невзрачно и как-то бесцветно.
Янтарные глаза спрятались под пушистыми опущенными ресницами, замерли на жухлой траве, не в силах снова видеть расстроенного возлюбленного. Я слышала, как он выдохнул. Шумно, тяжело, в попытке отпустить ситуацию. Но я совсем не знала, как теперь ободрить его, и, что ещё сложнее, объяснить необходимость остаться здесь ещё какое-то время.
-Лари, я… не могу. – Почувствовав знакомое, теплое прикосновение руки мужчины, я невольно закусила губу, а плечи дрогнули, опускаясь. Так паршиво от выполнения собственных обязанностей мне никогда не было. - Мне нужно заново начать ритуал, иначе к завтрашнему – все приготовления будут насмарку, а нужных трав и смесей не так много, чтобы позволить себе потерять день. И ещё…
Я оборвалась. Мне казалось, что то, что я намерена сказать будет совсем подлым в отношении любимого мужчины, и всё же сдавленно продолжила, понимая, что едва ли не на каждом слове голос звучит тише и тише,
- И ещё… ты ведь ранил одного. Я… понимаю, что это странно, но… мне нужно его вылечить. Я ведь уже говорила раньше, что для друида всякая жизнь священна. И если он и должен как-то ответить… то по закону, а не смертью. И… они же не успели ничего сделать.
Договорив, я замерла, боясь даже обернуться к мужчине, не то, что глаз от земли оторвать. Я понимала, что наши взгляды на жизнь разнятся с Нартеллом, ещё когда мы говорили о людях, у которых нам довелось учиться, но не думала, что столь скоро эта разница встанет между нами стеной, к тому же заставляя меня ставить наемника в положение исключительно мерзкое. Мало того, что я вынуждала остаться его здесь, лицезрев место, где случилось это довольно мерзкое происшествие, так ещё и смотреть ему придется на то, как я буду возносить мольбы к природе в разорванном платье, предварительно исцелив человека, что пытался надругаться над о мной.
Кажется, столько неприятностей разом, может на всю жизнь хватить слихвой.

+1

228

Стоило ожидать, что она это скажет. Но Лари понимал, что услышать это от неё он - несмотря ни на что - готов не был.
Сверху спикировала Хили, и она прекрасно слышала, о чём говорила Клио. Повисла зловещая пауза, которую нарушила пикси - она попросту разразилась негодующим, гневным цокотом, яростно жестикулируя. Среди бесконечной череды хватаний за голову и всплесков лапок так же мелькнул зловещий жест - пикси резко провела ребром ладони по своей шее, а затем и вовсе сжала руку в кулачок и, сверля нимфу неистовым, полным злобы, обиды и непонимания взглядом, постучала себя по голове. Стук, вопреки ожиданиям, получился хорошим, звучным, будто то в мерном ритме стучали кастаньеты.
Лари и сам смотрёл на неё с непониманием.
"Между сражением и убийством есть разница."
Неожиданно. Внезапно. Будто окрик. Будто схватили за руку, что намерена убить.
Наёмник гневно выдохнул сквозь зубы, глядя на корни, что оплели двоих насильников.
Что ему сейчас стоило их прикончить? Чёрный Лис, Шишак, Харс, Брогильд - их руки бы не дрогнули. Даже Харса, который учил про разницу между сражением и убийством.
Лари сжал губы, хмуро глядя на потупившую взор нимфу.
Пикси же тем временем схватилась за голову и, усевшись на плече мужчины, подогнула под себя колени и уткнулась в них, мотая головой.
- Ты не могла дождаться меня? - спросил Лари. Гнев медленно, неохотно, отступал - лишь темнота в глазах, в которой яркие глаза Клио казались огоньками звёзд.
"Возьми себя в руки, наёмник. В следующий раз я оплошности не допущу..."
Лари снова вздохнул.
- Между сражением и убийством есть разница. Хорошо. Действуй.
Такого гнева Лари не испытывал никогда. Гнева на всё, что угодно. Гнева на положение дел. Гнева на двоих насильников, которых Клио взбрело в голову вылечить - невесть с какого приступа врачебной заботы.
Но, как ни странно - не было гнева ни на Клио, ни на себя. И в самом деле - неожиданно для себя Лари понял, что на отлично усвоил урок Харса. Хорошо, крепко и основательно это впечаталось в сознание, в глубину памяти. Молчали эти мысли, когда Лари рубился с нежитью в Скалистых Горах. Молчали и тогда, когда Лари чуть не погиб от клинка мертвеца, что когда-то был командиром эльфийской хоругви.
И - всё же. Со всеми остатками гнева Лари обратился к ним обоим, неожиданно для себя рявкнув, вкладывая всю злобу, клокотавшую доселе, во вкусное, крепкое ругательство:
- Посмеете ещё раз - пущу кровь обоим! Как есть - пущу, с-сучьи дети!
И будто всё разом опустело. Потухло. Стало невесомым. Даже тишина казалось полной. Похожее происходило после сражений, когда даже удивляться не хватало сил.
Едва поборов слабость в подкосившихся ногах, Лари уселся на землю, скрестив под собой ноги. Рядом лежал брошенный нож; взяв оружие, мужчина тяжело вздохнул, глядя перед собой.

Отредактировано Лари Нартелл (21-12-2018 17:44:11)

+1

229

Вопреки ожиданию, рвать и метать начала пикси, вынуждая наконец оторвать взгляд от иссохшей земли. Она звенела и строила гримасы яростно жестикулируя.
Хотя на мой собственный вкус это выглядело скорее забавно, чем внушительно или угрожающе, но одного взгляда на Лари хватило, чтобы понять - он с ней солидарен. Такую злобу в глазах мне доводилось видеть не часто, разве что у бешеных собак. Впрочем… не ускользало и то, что на меня возлюбленный не злился.
- Ты не могла дождаться меня? - прозвучал закономерный вопрос, и я не нашла ничего лучше, чем виновато улыбнуться.
-Прости, Лари… я не подумала. - Совершенно честно ответила я. Мне настолько хотелось заняться делом, что всевозможные опасности и риски разлетелись на прозрачные неуловимые крупицы, словно мыльный пузырь.
Я ни подумала ни о хищниках и других животных, для коих обычно наколдовывала отпугивающий незримый барьер, ни подумала о мародерах, что решили поживиться костями умирающего города, о которых мы неоднократно говорили с Нартеллом - ни о чем. Даже не озаботилась тем, чтобы любимый мужчина не мучил себя поисками на ночь глядя, а застал меня дома.
Мой поступок был очень детским и эгоистичным, и привел к последствиям которые предугадать я была не в силах. Мне было очень стыдно перед Лари, и всё же теперь окончить начатое я была просто обязана.
-Хорошо. Действуй. - Дал добро наёмник, что далось ему явно не просто.
Выругавшись всё же на пленников древесных корней, он сел на землю, смотря куда-то вдаль и никуда конкретно.
Вздохнув, я присела рядом с Лари, положив ладонь ему на руку, нежно целуя в щёку.
-Прости, что я заставила тебя… через всё это пройти. Мне жаль, я действительно не подумала и мне стыдно. Обещаю, Лари, я буду осторожнее впредь.
Вновь оставив на щеке наёмника нежный поцелуй, я всё же приказала корням опустить одного из мужчин, его рана оказалась глубокой, но всё же не самой худшей и хватило простой молитвы, чтобы его организм мобилизовал больше сил на регенерацию. Затем корни вновь оплели его, оставляя в древесной темнице. У меня не было желания проверять этого человека на благоразумность, радовало уже то, что они хотя-бы молчали, не пытаясь ничего сказать ни мне, ни Лари.
Сам же ритуал занял куда больше времени, учитывая то, что всю прочитанную мной молитву пришлось начинать сначала. Опустившись в средину спирали, я терпеливо начала всё по-новой. На сей раз времени полностью сосредоточиться на молитве, духах природе, жизненных циклах, что теперь спали в недрах пораженной земли, мне потребовалось много. Мелодичное пение, умиротворенное и едва ли не усыпляющее затянулось, пока я не выкинула из головы всё произошедшее и не угомонило совестливое сердечко. После к мелодии стали добавляться слова, на языке ничего не значащем для живущих и песня менялась с этими словами. Она то звенела, словно лесной ручеёк по весне, то становилась приглушенной и монотонной, как шорох земли под ногами, а к концу своему стала порывистой, переходящей едва ли ни с шепота ветерка на звонкую вершину гор. Всё это время земля, по спирали, поглощала смесь заговоренных трав и камни, что темнели с каждым словом песни, пока не стали совсем черными и не ушли под землю. Когда песня закончилась, я поняла, что уже рассвет и тут же почувствовала легкий озноб. Утро вступило в своё право, обещая быть прохладным, а я наконец встала с земли, обещая лесу вскоре вернуться ради повторения молитвы.
Я скользнула глазами по плененным, которые, судя по всему, ухитрились уснуть, а затем обернулась к Лари.
-Это заняло больше времени, чем я ожидала.. Время в молитве течет для друида иначе. Вернёмся домой?

Отредактировано Клио Ламбр (25-12-2018 14:48:26)

0

230

- Прости, что я заставила тебя… через всё это пройти, - На плечо мужчины легко легла рука нимфы, - Мне жаль, я действительно не подумала, и мне стыдно. Обещаю, Лари, я буду осторожнее впредь.
И - нежный поцелуй.
Вспыхивает ужас. "Что, если бы я не успел?"
Не привыкать, конечно. Этих "что, если бы..." в жизни Лари было уже слишком много.
От прежде пылавших в груди ярости и негодования остался лишь тихий, холодный гнев. Будто пепелище после лесного пожара. Тоже страшное состояние. Никогда не знаешь, что способно вывести тебя из равновесия - и никогда не знаешь, что ты при этом натворишь. Нет ничего страшнее для воина, чем потерять рассудок. Шаг влево - трусость, шаг вправо - кровожадность и неоправданная жестокость.
Лари будто очнулся, подняв взгляд на Клио. Коротко кивнул.
Жизнь - странная.
Иногда странная если не до сумасшествия, то - вне всякого сомнения, до чего-то, близкого к нему.
И если ранее Лари казалось, что всё это - лишь один гигантский самотёк, в котором твои действия способны как-то позволить тебе удержаться на плаву, то здесь - полное ощущение игры кошки с мышью, в которой роль грызуна была отведена Лари.
Хотя - как сказать? В предложенном положении Лари был отнюдь не беспомощен - за исключением того, что сейчас он не сможет взять нож и прикончить беспомощных насильников.
Как часто мы становимся пленниками собственных слов!?
Будь другой поворот событий - поворот, о котором Лари и думать было страшно - обоих бы в расход пустил и души не потратил.
Рядом вновь зашуршали крылья - пикси уселась напротив Лари, скрестив ноги под собой. Времени было много, и Хилли решила скоротать его весьма необычным способом.
Пока Клио занималась ритуалом, Лари, изредка поглядывая на уснувших мародёров, играл с пикси. Перед ним в воздухе невесомо парило три небольших шарика, размером с недозревший грецкий орех. Пикси, часто и коварно цокая, вращала их в воздухе между собой, после чего наёмник отгадывал, в каком из них был спрятан мелкий сгусток нежно-голубого цвета. Получалось не очень - трудно было сосредоточиться и отвлечься.
Но когда Лари всё же угадал - удивлению его не было предела. Схватив угаданный шарик, пикси отделила одну из его половин, а ещё через мгновение в её руках оказалась сияющая жемчужина - крупная, размером с вишню. Не без труда подтащив её ближе, пикси бросила выигрыш в сложенную чашей ладонь Лари.
- Уверена? - прошептал Лари, - Смотри, в руки берётся - назад не отдаётся.
За этой игрой прошло достаточно времени, но теперь Лари везло меньше. Пикси, очевидно, поняла всю серьёзность намерений Лари касательно выигрыша, и последующие коны едва ли могли быть серьёзной ставкой. Маленький желвак расплавленного серебра. Глиняный камушек. Яблочное семечко. Золотая монета. Кусок янтаря. Еловая веточка. Медвежий коготь. Маленький осколок горшка. Снова жемчужина, но на сей раз - на порядок меньше предыдущей, размером с горошину...
Оторвала его от столь занимательной игры песнь Клио.
Совершенно незнакомый язык. Даже голос был сильнее, чем в первую ночь их знакомства, когда она пела, держа за руку метавшегося по кровати в горячке Лари.
Наёмник сидел, буквально зачарованный этим голосом. Он не знал, сколько времени прошло - лишь запоздало осознал, что прошла вся ночь, когда Клио, замолчав, поднялась с земли. Сквозь разрез через всё её платье, от груди до низа живота, белела её кожа.
Лари поднял на неё уставший взгляд:
- Да, пойдём.
Поднявшись с земли, Лари взял её за руку и, устало вздохнув, зашагал в сторону лачуги.

+1

231

В лачугу мы возвращались молча. Да и что можно было сказать в этой ситуации? Повторить очередное не имеющее смысла извинение, или пообещать, что всё будет хорошо? Это было бы ложью наверняка. Нам предстояло путешествие, где никто не будет в абсолютной безопасности. И будет всё наверняка по-разному, и хорошо, и плохо… и его будет невероятно не хватать.
Однако сейчас были вещи важнее.
Я видела, что Лари нужен отдых после всего. Вылазка с Лисом, волнение за меня и это бесконечно долгое ожидание, в то время как я проводила ритуал. Это был очень долгий и не простой день. В конечном итоге… отдых был нужен и мне. Не каждый день меня пытаются изнасиловать в лесу и не каждый день я провожу сложные очищающие ритуалы.
Вернувшись в дом, я скинула плащ, а затем отвернулась к стене, снимая вконец порванное платье. Дальше носить его возможным решительно не представлялось, а значит, поутру следовало взяться за нитку с иглой. Возможно, выйдет перешить его, а может, я сошью нечто…демократичное из этого плаща. Длинного классического платья из него точно не выйдет, но хоть какое-то. Не говоря о том, что мне  совсем не хотелось заставлять возлюбленного в очередной раз видеть это вещественное напоминание случившегося.
-Завтра я закончу ритуал, мне понадобится много времени, возможно, около половины дня. – Сказала я, не решаясь закончить собственную мысль.
Медленно стянув перчатки с рук, аккуратно сложив вещи на стул, я села на кровать, неловко закусив губу и собираясь произнести то, чего мне не хотелось совсем. Не хотелось не только говорить, но и делать.
-Затем… нас обоих ничего тут больше держать не будет. И мы сможем отправляться в дорогу.
Я подняла на Нартелла внимательный пытливый взгляд. Мне не хотелось расставаться с ним, но необходимость продолжала диктовать другое. Обнадеживало, что у нас есть ещё эта ночь и половина дня.
Может… может и завтрашняя ночь. Ведь глупо отправляться в путь в преддверии темноты.
Я протянула Лари руку, приглашая в объятия к себе и Морфею.

+1

232

Только сейчас, на полпути к хижине, Лари неожиданно почувствовал, насколько пронзительно была тишина леса, что встретил ночь.
Было холодно. Но, как ни странно, было на удивление спокойно. Изредка поднимался ветер, и шум ещё не опавшей листвы чем-то походил на шумный вздох спящего человека.
"Странно" - думал Лари, вглядываясь в ночную тьму. Осенняя ночь всегда казалась ему самой зловещей и тревожной порой. Небо - чернее крыла ворона, идёшь в темноте будто на ощупь, рискуя в любой момент споткнуться о какой-нибудь пустяковый камень, оцарапать лицо о ветвь молодого деревца, провалиться в леденящую лужу... не говоря уже об опасности, с которой столкнулись Лари и Клио в эту ночь. Даже расчёт на трезвое чутьё и оружие не всегда помогает справиться с тревогой.
Но только не сейчас. Может быть, из-за руки Клио в его руке, может быть - из-за неожиданно нахлынувшей усталости, но, как ни странно - чувства опасности не возникало.
"Может, это повлиял её обряд?.."
Они вышли к лачуге. Молча оказались внутри, в прохладной, безветренной тишине.
"Жизнь, почему ты - такая странная?" - Лари распустил пряжки бригандины на талии.
Впрочем - почему странная? Сказал слово - рано или поздно за него тебе предстоит держать ответ, а как и при каких обстоятельствах - не твои заботы. Как знать - может, и в самом деле эти два полудурка исправятся.
- Завтра я закончу ритуал, мне понадобится много времени, возможно, около половины дня, - сказала Клио. Послышался шорох - нимфа снимала порванное платье, - Затем... нас обоих ничего тут больше держать не будет. И мы сможем отправляться в дорогу.
Лари не привык строить далекоидущих планов. И по большому счёту - сейчас предлагались наименее подходящие для этого обстоятельства.
"Кто знает. Я снова совершаю в своей жизни невозможное" - подумал Лари, обнажившись по пояс.
- Я буду рядом с тобой, - ответил мужчина, - Одну тебя отпускать я не намерен.
Бросив взгляд на Клио, Лари увидел, как она, обнажённая, сидя на кровати, протягивает руку. Уставшая, но от этого - не менее ослепительно прекрасная...
Избавившись от брюк и обуви и так же оставшись нагим, Лари откинул одеяло. Сердце забилось чаще; взяв руку Клио в свою, мужчина лёг на спину. Тихо прошептал, грустно улыбнувшись, бережно держа руку нимфы в своей:
- Какая странная эта жизнь. Настолько, что иной раз даже ругать её - без толку.

+1

233

Окидывая взглядом небольшую комнатушку, которую обойти можно было в четыре шага (что мы успешно и делали с завидной регулярностью), с обветшалой печью, скрипящей, не рассчитанной её владельцем на двоих, кроватью, старым потертым столиком и парой ещё крепких, хоть изрядно поживших стульев - я испытывала покой. Мне начинало казаться, что этот домик лучшее место из всех, где я когда-то бывало. Я даже подумала, что могла бы осесть здесь, как друид, после того, как закончила бы своё дело.
Помочь очистить от магической скверны то, что осталось от Алого Дола, связать себя с духом того древа, что исцелю и...
Взгляд останавливается на Лари, его слова заставляют нежно улыбнуться. Может из-за настроения самого Лари, что передавалось мне, может из-за усталости, но меня охватила светлая печаль и мгновенно на щеке заблестела слеза. Я порывисто вздохнула, стирая её и улыбаясь чуть более виновато.
-Я совершенно не могу контролировать свои эмоции. - Произнесла я, едва ли не шепотом, и даже не столько возлюбленному, сколько себе.

Что же имел ты ввиду? Что отправишься со мной на ритуал? Это я и так понимаю. Что отправишься со мной и дальше? Разделить путешествие на двоих? Я бы прошла с тобой любую дорогу.
Я погладила теплую ладонь мужчины, внимательные глаза блестели от слез, на губах играла улыбка, а непослушные кудри спадали на плечи. Мне не хотелось озвучивать этих вопросов. Вообще не хотелось говорить. К чему? Мы вместе сейчас, что бы не было дальше: этот лес, этот мужчина, эта хижина - уже стали самым важным событием моей жизни и таковыми и останутся, пройди хоть тридцать три года.
Невольно, поддавшись настроению, сознание стало подкидывать образы седеющего Лари, появляющихся в уголках глаз смеющихся морщинок, думалось и о большем количестве шрамов...
Интересно... как буду я меняться с годами? Конечно, я буду меняться куда медленнее, чем он. Скорее всего, в его пятьдесят, я буду выглядеть лет на тридцать максимум...
Нет, представленная картина почему-то не пугала меня. Может потому, что как друид - я чтила и признавала необходимость цикла. Да, я всегда страшилась подобного исхода - пережить любимого мужчину, но всё же. Мне думалось сейчас, что это вовсе не так страшно, как если бы я пережила его из-за шального клинка или стрелы, что не позволят мне увидеть таких перемен.
- Не нужно ругать её, Лари. - Мягко обронила я, опускаясь рядом и устраивая голову на плече возлюбленного, мягко касаясь губами ключицы, - Я счастлива.
Честно закончив мысль, я закрыла глаза, практически мгновенно проваливаясь в крепкий безмятежный сон, полный дыхания любимого человека, леса и чувства тепла.


Ночную темноту разрезал отблеск хищных глаз. Едва слышимые шаги и злое рычание раздирает тишину. Кто-то из узников открывает глаза и проглатывает собственное дыхание. На них смотрят волки. Обнажаются поразительно белые клыки в злобном оскале. Шаг за шагом, и волчье кольцо замыкается вокруг нерадивых мародеров, что перешли границу чужого терпения. Звери кидаются, но терзают темницы сотканные из корней. Просто пугают, играя в лишь им понятную игру. Их словно бы тешит ужас на лицах пленников. В какой-то момент, уже оба очнувшихся мерзавца начинают слышать не рычание, а злой угрожающий смех.
-Бесовщина... - Испуганно глотая воздух обронил один, и в этот же момент волчьи лапы уперлись в плетение его темницы, а пасть клацнула у самого горла. Несчастный и рад бы крикнуть или отпрянуть, но лишь с ужасом дернул руками, не в силах даже закрыть лицо и горло от клыков в тесной тюрьме.
Хлопок крыльев, и рыжая молния, сделав круг над пленниками и их ночными тюремщиками, тут же растворяется между деревьев. Она довольна.


На сей раз я проснулась с первыми лучами, проникшими сквозь ветви деревьев. Мерное дыхание Лари заставило улыбнуться, я подняла глаза на его шею, где ещё были едва заметные следы прошедших манипуляций, а затем медленно, стараясь не нарушить его сна, встала, с твердым намерением по-колдовать немного.
Бросив короткий взгляд на платье, я пообещала себе подумать об его перешиве после, а пока позволила себе стянуть рубаху Нартелла, которая оказалась весьма больше меня. Подвернув рукава, я передернула плечами в немом одобрении имеющегося наряда, и вышла их хижины, прихватив сумку и притворила дверь. Уходить далеко я не собиралась, но нужно было подумать о завтраке и обеде, и мысль у меня имелась.
Тихое, мерное пение - утренняя молитва, слова благодарности Лесу и пожелание доброго здравия, обращение к его духам. Руки тянутся к небольшим мешочкам, вынимая из тех разного рода порошки, корешки и семена. Легко, словно невзначай, всё это рассыпается по земле лишь в мне доступном порядке, и вот у деревьев вокруг уже появляются лица незримые человеческому взгляду, не человеческие, а скорее животные, внимательные, и каждое из них подхватывает мелодию. Утренний ветер, словно подыгрывая, пляшет между крон, изредка шутливо поднимая мои растрепанные волосы.
И вот, шурша ковром из опавшей листвы, из за дерева появляется чудной старичок. Его руки и ноги покрыты толстой древесной корой, золотые, с рыжа, волосы и длинная борода обвиты плющом, а на мягких полненьких щеках растет свежий мягкий мох.
Я низко поклонилась дедушке Лесовику, который с добродушной улыбкой поправил сползшее с темечка птичье гнездышко,в котором недовольно забурчала потревоженная кедровка.
-Дедушка Лесовичок. - С теплой улыбкой обратилась я к духу, тут же, по привычке, переходя на другой язык - Fuscus venit ad lucem, canticum puellae non dare pausam ita zemlitsy non iram. Mihi, mi senex, imperium tuum in brevi tempus.

Перевод заговора

Дедушка Лесовичок,
Коль пришел на огонек
песнь девицы не прерви,
да Землицу не гневи.
Дай мне, милый старичок,
Власть твою на краткий срок.

http://s5.uploads.ru/X0gvH.jpg

Улыбчивый старик погладил бороду, сорвав лепесток с плюща и, дунув на тот, пустил по ветру, врастая в землю корявым пеньком. В этот же миг, из земли стали пробиваться ростки. Я заулыбалась.
Разбить огород за пять минут? Могу, умею. Да и не только это. Эх, картошки не осталось, а то бы ещё и её пару клубней вырастила.
Войдя в дом, я задумчиво слила остатки ухи в чашку и решила, что из неё выйдет не плохой способ сказать "спасибо". Лишь боковым взглядом я подмечала в окне, как продолжают свой рост растения и, словно бы пронеслись месяцы, начинают на них зреть плоды. Сделала я это, разумеется, не из-за секундного голода и желания позавтракать с Лари чем-то вкусным, но и для того, чтобы обзавестись провизией на последующую дорогу.

0

234

Пусто, тихо и темно.
Ни единого звука.
Но - так же легко и безмятежно. Рано или поздно поймёшь, что на грудь что-то давит, и нужно вдохнуть сильнее, чтобы ничего не мешало.
И, набирая воздуха в грудь, наёмник открыл глаза.
Клио рядом не было, и невесть куда пропала его камиза. Снаружи были слышны лёгкие шаги. "Она здесь. По крайней мере, не придётся вновь пускать кровь, спасая её от беды."
"Ну, здравствуй, очередное утро странной жизни. Настолько странной, что иной раз даже ругать её без толку..."
Снаружи пела птица, и Лари вспомнил, как иной раз бывает в лесу в конце весны в предрассветный час. Тогда всё расцветало и зеленело; с каждым днём становилось всё теплее, и однажды, в пойме небольшой речушки, Лари неожиданно для себя встал как вкопанный из-за того, что вокруг заливался целый птичий хор - даже деревья будто шумели тише.
"Второй раз я был при смерти - и второй раз всё обошлось. Или не второй... Что же дальше?.."
Чуть скрипнула дверь. Повернув голову, Лари увидел на пороге нимфу в его камизе. Клио уже хлопотала над чем-то - даже слегка стало стыдно. Обычно - поднимался ни свет ни заря. Торопился. Иной, кто спросил бы о спешке, едва ли понял бы, что Лари ни разу не пожалел об оной - как, например, вчера.
Пора было вставать - дела не ждали.
Бросив взгляд на Клио, Лари улыбнулся - нимфа была прекрасна даже в мужской рубахе с закатанными рукавами. Раньше наёмник не обращал на это внимания - всё же, не каждый день на пути попадаются женщины в мужском - разве что в доспехах. Однако, закатанные рукава и спадавшие края, что заканчивались повыше колен... "боги, это такая прелесть!" - Лари не смог сдержать глупой улыбки.
Протерев глаза, мужчина поднялся с кровати и поспешил одеться во что было возможно - в брюки и сапоги. В очередной раз бросив взгляд на возлюбленную, тихо сказал, задумчиво улыбаясь и оглядывая фасон:
- Тебе очень идёт. Никогда бы не подумал... будь ещё одна - подарил бы.
Очень тихое и спокойное утро. Самое тихое и спокойное из тех, что были ранее. Затянув ремень, Лари вышел на порог и вдохнул холодный утренний воздух... и застыл при виде выросшей прямо перед домом грядки.
- Ого...

+1

235

Лари окинул меня внимательным взглядом, отчего-то  радостно улыбнувшись. Стало теплее на сердце. Тревоги о том, как мужчина будет чувствовать себя поутру, улетучились наконец, оставшись в ночи, с двумя невезучими нападавшими. Я была этому по-детски счастлива, ведь только вчера Лари казался совсем разбитым.
- Тебе очень идёт. Никогда бы не подумал... будь ещё одна - подарил бы. – Сказал возлюбленный, заставив круглые глаза распахнуться от изумления. Я звонко рассмеялась.
Вот уж неожиданно! Никогда бы не подумала, что так хорошо выгляжу в мужской рубахе, на несколько размеров больше меня самой. Впрочем,… я и не носила их никогда. Так что, может, и правда идет.
Покуда Лари одевался, я занялась тем, что находила важным. Коль уж выпала возможность пополнить запасы, то и на вкусный завтрак-обед вполне можно было претендовать. А для этого желательным было ополоснуть котелок, а не только слить с него уху. Да и посуду помыть по-прежнему было необходимо. Составив тарелки в котел, следом закинула в него ложки, в другую руку взяв плату для Лешего и вышла к Лари, что уже успел сделать для себя открытие нашего «огородика», судя по удивленному «Ого».
- Можешь начать собирать урожай. – С толикой доброй иронии произнесла я, опуская котел с посудой на землю и проходя к пеньку, чтобы припрятать за ним тарелку с остатками ухи. Лари я лишь заговорчески подмигнула после того, как от пенька раздалось сюрпанье бульона.
- Я решила, что нам обоим потребуется еда в дорогу. Да и позавтракать, скажем, овощным рагу – будет не самым плохим решением. Или, скажем, жареным кабачком.
Я не исключала, что Лари предпочел бы что-то более мясное, но сама я не охотилась, и от мяса в большинстве случаев воздерживалась, а потому просто оставляла за наемником возможность решить, пойдет ли он покушаться на зверушек, или воздержится.
Вернувшись к крыльцу, я взяла ведро, что простояло под дождем, и слила с него воду в котел, начав отмывать посуду от остатков ухи, наслаждаясь вышедшим теплым солнцем. Этим днем осень решила побаловать нас. Лес пах свежестью и сыростью, гулял веселый легкий ветерок, а солнце припекало, мирно плавая в голубом, по-осеннему холодном небе, без единого облачка.
- Как позавтракаем, сможем вернуться к месту ритуала. Я закончу его сегодня и мы сможем отправиться в путь.


Сказано - сделано. После праздного завтрака за разговорами о чудесах нимфы и сказами о духах, пара отправилась к месту проведения ритуала. Состояние оставленных ранее мародеров оставляло желать лучшего: сказывалось как переохлаждение, так и своеобразное "нападение" на них леса. Лари едва удержал нимфу от порыва начать оказывать помощь мерзавцам, позабыв о собственном плане.
Однако слова возлюбленного и звон пикси убедили девушку решать проблемы по мере их значимости, где Лес был на первом месте.
Ритуал вновь занял много часов, но буквально на глазах наемника опушка и древо с червоточиной оживали, пробивалась листва на ветвях, а иссохший казалось бы ствол наполнился силой и жизнью. Словно кто-то раскатал ковер - распушилась трава под ногами и на несколько часов в этом месте наступила весна. Затем все закончилось. Осень ещё возьмет свое и на этом участке зелени, а для Лари и Клио наступил момент расставания. Мародеров было решено отправить с мужчиной до ближайшего селения, где он сдаст их властям, а нимфа... нимфа не будет заходить в города. Продукты для путешествия были припасены и собраны, а взамен порванного платья было решено прибрать к рукам рубаху, да штаны одного из напавших, что хоть и были великоваты - подпадали под определение "лучше чем ничего".
Вопреки нежеланию расставаться, прощание было кратким. Очередное обещание встретиться в Леммине прозвучала из уст людей, они подарили друг другу поцелуй и разошлись, подгоняемые порывами ветра. Не бывает случайных встреч. И не бывает чуда большего, чем любовь, распустившаяся в непогоду.

Отредактировано Клио Ламбр (12-11-2019 18:55:58)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » На осенних лугах.