http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » На осенних лугах.


На осенних лугах.

Сообщений 1 страница 50 из 221

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Участники: Лари Нартелл, Клио Ламбр;
Время и место: После событий эпизода "Безнадёжное поручение", окрестности города Алый Дол к югу от Элл-Тейна;
Сюжет: Лари чудом удалось покинуть Алый Дол, охваченный эпидемией чумы, но нахождение в заражённом городе напоило его тело смертоносной болезнью. Несмотря на упорство, кажущееся бессмысленным, силы покидают изъеденного чумой наёмника; неумолимо надвигается  предчувствие мучительной смерти.

+1

2

Electric Wizard - House on the Borderland

Жар и озноб одновременно колотили тело наёмника, колотили так сильно и беспощадно, что только и оставалось, что удивляться, почему всё ещё получается переставлять ноги.
Ужас. Чистый, безымянный ужас наполнил город вскоре после того, как представитель Элл-Тейна принял решение очистить Алый Дол. Очистить огнём и мечом - в прямом смысле этого слова. Облачённые в кольчуги воины заняли перекрёстки улиц, выходивших на целые кварталы. Каждый день десятки умерших увозили прочь за пределы города, и к белым осенним небесам, плачущими тихим дождём, поднимались клубы дыма от сложенных из отсыревших дров погребальных костров. Выход на центральные улицы, где ещё теплилась жизнь, был закрыт - любого, кто пытался попасть туда из заражённых кварталов города, немедля убивали.
А потом в городе началось восстание. Восстание, быстро переросшее в кровавую бойню, в которой защитники Алого Дола и население города противостояли воинам Элл-Тейна с оружием в руках. Никто из священников или жрецов не осмелился даже и пикнуть хоть что-то против кровопролития. Пока город не обратился в пепелище - Лари бежал.
Бежал, прекрасно понимая, что не пощадят и его. В боях в городе погибли Брун и Танала; неизвестно было, где Элли и Чёрный Лис. Но рыцари и воины Элл-Тейна жестоко подавили восстание, убив многих из стражников и ополченцев Алого Дола.
Они не пощадили бы и Лари, ибо так же мертвенно-бледна была его кожа, а под глазами чернели мешки. Потому, что бубоны на шее были видны всем и каждому. Потому, что видно было, насколько обессилел наёмник.
Начинало вечереть, а наёмник всё ещё шагал по торной дороге, изо всех сил пытаясь не рухнуть на промокшую от дождей каменную кладку. Слух был напряжён до предела - наверняка могла быть погоня, потому, что части жителей города всё же удалось бежать прочь, и элл-тейнцы наверняка выслали конные разъезды, чтобы ни один из них не понёс чуму с собой.
Затянутое белёсой плёнкой облаков осеннее небо начинало постепенно наливаться серым - верный признак того, что надвигался вечер.
И вместе с этим Лари с ужасом начинал понимать, что теперь к людям ему ходу нет.
"Надо найти убежище... Надо, надо!.."
Надежда, слабая, ничем не подкреплённая надежда, всё ещё оставалась. Держалась, подобно мраморным быкам моста, снесённого бушующим штормом. По жилам неслась горячая кровь - а надежда ещё жила. "Главное - продержаться... Найти какой-нибудь закуток или пещеру... Переждать ночь... Раньше ведь пережидал на чердаке..."
В глазах иногда начинало темнеть. В голову изредка приходили мысли, которые Лари в иной момент мог назвать странными. Например - какая смерть лучше - от меча или вот так, медленно гнить заживо в канаве у дороги или ложбине в глубине леса?..
Лари переставлял ноги из последних сил. Мечи, метательные ножи и баклер - всё это казалось невыносимо тяжёлым, тянувшим наёмника к земле. В какой-то момент возникало желание отцепить пояс со всей амуницией, швырнуть его прочь... для того, чтобы шагать дальше - такими же нелепыми, с виду кажущимися короткими, шагами.
И - не умолкала надежда. Оба меча были для Лари живым воплощением памяти - памяти того ужаса, что пережил наёмник меньше года назад в Скалистых Горах. И, как ни странно, избавляться от них даже сейчас мужчина считал глупым и малодушным поступком.
Даже - позорным.
Вопреки горячечным мыслям.
"Я пережил Тёмные Земли. Пережил путь через Скалистые Горы. Йотун. Упыри. Скрийлинги."
"Вероятно, это меня доконает так рано?.."
Лари не разбирал, куда он идёт - лишь неосознанно ступал он по брусчатке торной дороги, идущей на Алый Дол. Вокруг шумела осенняя вырубка, обильно заросшая молодыми деревцами. Дул холодный ветер, но от его дуновений, казалось, пронизывала всё тело боль, а не холод.
И с одним из таких порывов наёмник всё же споткнулся и упал. Упал навзничь, едва успев подставить руки, чтобы не удариться лицом о холодные камни. В ладони впились мелкие камушки и намокшая земля.
И тут Лари с ужасом понял, что он не может даже встать на четвереньки.
Оглушительно и хрипло закашлявшись, наёмник пополз в сторону гигантского выкорчеванного пня, попутно с этим подавив очередной приступ кашля, настолько отдававшего болью в гортани, что казалось - ещё немного, и через рот хлынет кровь, а на языке выступит влажно-солоноватый привкус.
А всего две-три недели назад он и представить не мог, что его ожидает такая судьба.
Руки были запачканы в гнилой осенней глине, и исходил от листвы прелый запах. Заползая из последних сил за пень, Лари мимолётом пожелал притвориться мёртвым. Кому охота проверять, жив чумоход или нет?
Разве что пырнут копьём, чтобы удостовериться.
Предательски слабые мысли шептали, что пускай.
Оказавшись, наконец, позади пня, наёмник без сил перевернулся на спину и уставился в белое небо.
Его дыхание казалось ему таким громким, что становилось страшно: вдруг кто услышит?

+3

3

Я шла через лес, но не по дороге, как того можно было бы ожидать от любого разумного существа не знавшего местности, а чуть глубже лавируя между деревьями. В лесах мне вовсе не нужны были провожатые, указатели или дорога — достаточно слушать лес. Однако сейчас то, что он позволял мне слышать мне не нравилось. Обычное мерное дыхание леса сейчас походило на стон и чем ближе я подхожу к Элл-Тейну тем сильнее этот стон становится. Я ведь иду по лесу уже около пары недель и сказать, что хочу отдохнуть это не сказать ничего. Конечно, я в любой момент могла бы сделать очередной привал, но разве можно спокойно уснуть, когда деревья, трава, земля и даже воздух в этих местах так страдают. Впереди за лесом ждёт Алый Дол, но это не приносит ни радости, ни облегчения. По одной простой причине: по мере приближения к нему мне начали встречаться мертвые грызуны. Сначала это были обычные полёвки, с той только разницей — хищники обходили их за версту, что собственно и происходит, когда животное умирает болея. Однако как неестественно всё это выглядело. Как минимум по тому, что крысы и любые другие грызуны переносят чуму достаточно легко, но вот чтобы умереть от ярко выраженной симптоматики!
Вот уж дикость. Мне даже не нужно быть специалистом, чтобы понять, что эта чума не естественного происхождения. Скорее это своего рода порча. Мерзкая, гадкая и очень сильная. Собственно, вероятнее всего эта мерзость уже порядком распространилась и даже если бы я наделила какой-нибудь источник целительной силой этого бы не хватило. Только бы истощило меня саму. Чтобы снять порчу подобного рода нужно очень много хороших лекарей. Или очень мало пострадавших. Скольких я бы могла сейчас отпоить целительной водой и оказать помощь? Едва ли десятке человек... а скорее всего и того меньше. И тем не менее, я должна убедиться, что эта зараза не тронет лес больше, чем уже его коснулась.
В этих мыслях моя рука словно движимая желанием убедиться, что бурдюк с собой пробежала по нему пальцами. Да, как только я почувствовала, что здесь происходит то обезопасила себя на сколько могла. Да и не только себя...
Около трех дней назад пришлось сделать долгую остановку, чтобы очистить и наделить целительными свойствам воду ручья — это поможет и лесу, и животным, и мне. Заболеть в этих условиях очень легко даже для нимфы, особенно если учесть, что почти каждый неестественный труп грызуна или блохи на нём, что надо сказать отдельно поражало воображение, я осмотрела максимально тщательно.
Бедные животные. Если бы я почувствовала чуть раньше, если бы раньше пришла...
Я бы сделала всё для защиты этого леса.
Что? Крыса!? В лесу!?

Изумлению и негодованию вскипавшему внутри не было предела, у корней дерева лежало лапками кверху тело крысы. Обычной городской крысы. При ближайшем осмотре было видно — животинка ела трупы. Перед смертью серую вывернуло почти наизнанку и это просто ужасно. Но куда хуже была следующая мысль: что же творится с людьми.
Сердце сжалось, вместе с ним и пальцы сжались в кулак, от всего этого хотелось рыдать и слёзы не пришлось долго упрашивать. Они подступили комом к горлу практически в одну секунду, однако хрип откуда-то слева отвлёк меня от такого интересного плана, как стоять тут и скорбеть, пока глаза не устанут.
Не то, чтобы мне так уж удалось взять себя в руки, но я уже добрую сотню лет живу со своим темпераментом и научилась делать то, что должное даже рыдая.
Слева как-раз должна находиться дорога ведущая в Алый Дол и ожидаемо, ведомая хрипом я вышла именно к ней. На первый взгляд дорога была пустынной, да и город в её конце выглядел отсюда мёртвым.
-Мёртвым... - вторила я собственным наблюдениям и снова вытирала облаченной в перчатку рукой бегущие слёзы. Чтобы отыскать хрипящего потребовалось время, за пнём его оказалось практически не видно. Хотя, может, без такого потрясения мне бы всё же удалось унять рыдания. Ноне вышло, ведь это оказался человек.
Увидев,кажется молодого,но очень истощённого болезнью мужчину я почти физически ощутила то, как сердце пару раз ударило в рёбра, спровоцировав очередное всхлипывание.
Ещё живой... Если это можно применить к его состоянию. Мертвенно бледный мужчина с испариной на лбу и настолько воспалившимися лимфатическими узлами, что те выглядели как два больших шара, проступавших на шее. Видеть подобное всегда будет тяжело для меня.
Это просто ужасно. Не может же быть что в городе нет не одного хорошего целителя...
Впрочем, решение пришло сразу и другого даже не могло быть. Привал всё таки придется устроить. И не на одну ночь. В конечном итоге эта магическая зараза уже так сильно разрослась в теле этого мужчины, что просто отпоить его водой будет недостаточно. Хотя начать стоит именно с этого.
Осторожно подойдя ближе я опустилась на колени рядом с человеком,платью в любом случае требовалась очередная чистка. Сделав глубокий вдох я попыталась как можно спокойнее,не давая новым всхлипам подступить к горлу, сказать:
-Я Клио. Всё будет хорошо, тебе ещё можно помочь. Но тебе нужно попить. Если ты не сможешь даже стоять... мне не хватит сил унести тебя отсюда. Хорошо?
Только произнеся это я с ужасом поняла смысл сказанного. Да, он истощён, но тем не менее значительно крупнее меня. Я не смогу унести его отсюда хотя бы в относительно безопасное место. Я вообще не смогу его куда-то унести. Чудом будет, если подниму. Оставалось надеяться, что целебная вода сделает своё дело и вернёт человеку достаточно сил для того,чтобы просто передвигать ногами.

Отредактировано Клио Ламбр (30-03-2018 08:32:00)

+2

4

Мир вокруг заволокло серым.
Серым, грязно-серым, рваным и противно-влажным. И холодным.
Кудри наёмника ощущали мокрое осеннее месиво из сырой глины, мха и редкой опавшей листы. Плотная ткань, покрывавшая бригандину, набрякла на спине от влаги. В иной раз Лари побеспокоился бы за неё. Но сейчас происходившее было гораздо страшнее - бригандину в любом случае надо было отдавать на чистку, и без этого изгваздался Лари, пытаясь со своими товарищами найти колдуна, наславшего чуму на город.
Под белым небом проносились маленькие серые тучки. Почти что прозрачные, медленно плыли они под небесами, подобно клубам дыма. Шумела остатками листвы старая вырубка.
Лари не мог понять, чего он хотел. То ли - в тёплое и сухое помещение, то ли - как можно менее мучительной смерти. Продолжить путь или пошататься по окрестностям, отыскать Чёрного Лиса...
В том, что полуэльф не пропадёт, Лари не сомневался. Чёрный Лис пережил удар заклинания, от которого любая рука отмёрзла бы в момент. Этот полуэльф был чертовски умён, ловок и хитёр - как-то он выиграл на спор золотое кольцо, подкравшись к спящему в буреломе медведю и проведя там три часа. За всё это время медведь даже ухом не повёл.
Что делать? Это даже было страшнее, чем во время бродяжничества оказаться на распутье. Это распутье сулило смерть, какой бы дорогой ты ни пошёл.
"Но он надеется на чудо, пока поход не завершён..." - вспомнились строки из старой наёмничьей песни.
Лёгкие шаги Лари услышал не сразу. Глаза его были закрыты, но вместо темноты отдавало грязно-рыжим от бившего в голову пульса.
Совсем тихий всхлип. Наёмник открыл глаза. Медленно повернул голову и увидел, как к нему направляется совсем молодая девушка, облачённая в платье.
"Это... это что, чудо?.."
Казалось, будто она явилась сюда из иного мира. Это походило на сюжет красивой сказки о невинной девушке, явившейся в мир несчастных. На улицах - крысы и чума. На улицах - холод и сырость; грязные и оборванные, хмурые люди понуро идут каждый по своим делам. И вот появляется на улице молодая девушка. Или молодой юноша. Его лицо сияет Светом, какие бы эмоции ни искажали его. В его движения - уверенность и плавность. Крысы минуют её. Заражённым, зловонным воздухом она дышит так же, как и чистым, и не появляется в ней ни единого признака болезни или бессилия. Она - или он - дотрагивается до больного, и тот волшебным образом обретает исцеление. Собравшиеся вокруг люди тянут к ней - или к нему - исхудавшие руки, не в силах сдержать слёз. Затем она - или он - начинает петь, и голос её - или его - настолько прекрасен, что низкие, хмурые облака пронзают, разрывают лучи солнца, а сквозь разрыв сияет ярко-голубое небо...
Будет ли она петь?
- Я Клио, - Девушка сразу назвала своё имя, - Всё будет хорошо, тебе ещё можно помочь. Но тебе нужно попить. Если ты не сможешь даже стоять... мне не хватит сил унести тебя отсюда. Хорошо?
"Можно помочь?.."
Она не боялась. Либо была наивна, либо и в самом деле то была невинная девушка из легенды, которая исцеляет прикосновением.
- Постараюсь, - прошептал Лари, стараясь сказать как можно чище и чётче, - Пить я не хочу... И так холодно и сыро. Найти бы сухое и тёплое место.
Упёршись со всех сил ладонями в землю, мужчина рывком сел и опёрся спиной на пень; повернув голову в сторону девушки, тихо спросил:
- Если ты держала путь в город - то не надо. Город пал... Надо идти.
Сделав несколько глубоких вдохов, Лари поднялся на ноги. Быстро, единым движением, не позволяя ослабевшему, разъеденному чумой телу прерваться ни на единое мгновение.
"А куда идти - пёс его разберёт..."
- Ты знаешь, иной раз я... - Лари вновь закашлялся. Громко, хрипло, с громким и сиплым вдохом, - ...сожалею, что поблизости нет каких-нибудь заброшенных деревень. Хотя бы отдельных домов...

+3

5

Не смотря на мои опасения и измученный вид этот мужчина оказался во вполне ясном сознании. От этого на душе стало значительно легче. Даже слёзы решили отступить окончательно. Пусть редко, но в таком состоянии люди начинают предпочитать смерть и даже всемогущие целители тогда едва ли способны оказать помощь. А всемогущей я уж точно не являлась.
Достаточно чистая речь мужчины даже удивляла, на такой стадии болезни язык уже должен был стать одним из главных врагов и отказаться от положенных ему функций. Однако он сказал, что хочет найти сухое и теплое место, сообщил, что город пал. Я ожидала, что так оно и случилось... это причиняло боль, хотя я никогда не бывала в этом городе прежде и никого оттуда не знала.
-Я не шла в город, я шла чтобы помочь лесу. И, видимо, тебе... Ой.
Прежде чем я договорила этот человек сумел встать. На какую-то секунду совершенно повергнув меня этим в шок. Восхитительно..., как же люди цепляются за жизнь. Я лечила так многих, но ни одно живое существо кроме человека не имеет такой воли к жизни, как они. Только за это человеческая раса достойна восхищения.
Впрочем сейчас мои восхищенные взгляды были не уместны. Как и подобная нагрузка.
А вот что касается дома... это мысль отличная. Ну, едва ли увиденную мной сторожку лесничего можно считать полноценным домом. Но там можно было найти кое-какую посуду и кровать. А в этой ситуации это всё, что мне нужно.
-Тебе не стоит перенапрягаться. Обопрись на меня. Тут есть сторожка.... правда в часе ходьбы, но ночью будет слишком холодно, чтобы ночевать в лесу при твоем состоянии.
Я поднялась с колен, перевешивая сумку на противоположное плечо и становясь рядом с мужчиной, чтобы хоть немного поддержать его за плечи. В голове начинали роиться беспокойные мысли. Для здорового человека час пути это ровным счётом ничего, будь то дорога или лес, но при данных обстоятельствах отсутствие дороги, бесконечные кочки и вздымающиеся из земли корни будут серьёзной проблемой. Однако идти по дороге слишком опасно. Защитить я и себя едва могу, не то, что его. А его вполне может захотеть убить любой проезжий, мало мальски имеющий представление о том, что такое чума.
Проще говоря выбора нет. А по-пить ему придётся, или и без того не простая задача станет ещё сложнее.
-Попить нужно. Вода хоть и прохладная, но она на время облегчит симптомы. Вряд ли тебе так уж хочется выплюнуть собственные легкие за предстоящий час. Нам придется идти сквозь лес.
Конечно это был не более чем словесный оборот, но вот стать хуже от физической нагрузки и ещё больше повредить собственному горлу этим ужасным кашлем — проще простого.
В любом случае, давать ему выбирать, как лечиться я уж точно не собиралась. Когда-то и такую глупость я совершала. О, как это было нелепо. Аннабет тогда была просто в бешенстве  и в наказание, вместо обучения алхимии я всё возилась с болячками «любителей борделей». Сколько же разных сыпей я тогда научилась лечить. И сколько мазей готовить. Не самые приятные воспоминания. Однако это помогло начать доверять себе.
Кстати, Анна бы очень обрадовалась тому, что мне предстоит. Она любила сложные случаи и просто обожала, когда лекарства от той или иной болезни оказывались сложными в приготовлении. А с людьми такое происходило почти постоянно. То у них аллергия на какую-нибудь траву в составе то...
О, боже. А ведь про аллергию я почти забыла. Как доберемся, необходимо будет узнать у него на этот счет.
-Как твоё имя?
В ожидании ответа я левой рукой легко отстегнула от пояса бурдюк и, перехватив его прямиком под горловину, откупорила, протягивая пока ещё неизвестному мужчине.

Отредактировано Клио Ламбр (30-03-2018 18:50:32)

+2

6

Она даже не стала отстраняться. Наоборот - приблизилась.
- Обопрись на меня.
Лари смотрел на неё, скорее, вопросительно. Мысли формировались с трудом из-за того, что в мозгу из-за биения больной крови будто рычал мельничный жёрнов. Лишь ясной была её речь, её чистый голос.
- Сам, - Лари подавил удар в голове, едва не потеряв равновесие прямо на ровном месте. Орфемис, один из лекарей отряда Харса, не раз ставил на ноги опьяневших или контуженных ударом булавы по шлему. Мрачно шутил, приводя в чувство пьяного Лари, вдробадан упившегося пшеничной водки после первого в его жизни сражения: "Сам шатаешься, или земля под хмельком?", - Просто... поддерживай меня под руку.
Она была так близко... "Не хватало ещё смерти от чумы по моей вине..."
Это было похоже на опьянение. Единственное, что - будь Лари пьяным, она бы попросту прошла мимо. Вероятно, позвала бы на помощь. Но в голове всё так же шумело, и отзывалась болью кожа при порыве ветра. И бубоны на бледной шее.
Поколебавшись, наёмник всё же взял бурдюк. "Как она не боится?.."
Холодная вода оставила в глотке ледяной, свежий след. Тяжело дыша, наёмник слабеющими, с трудом слушающимися, руками воткнул пробку обратно и вернул бурдюк спасительнице.
- Моё... моё имя Лари. Лари Нартелл, - представился наёмник, поправляя ножны с мечами и ременную петлю с метательными ножами.
Речь его была тихой и медленной - рассудок был заторможен, и действовало некое подобие инстинкта - внимательно следить за словами, что бы ни происходило, - Пойдём туда...
Осторожно, ощущая под предплечьем руку целительницы, мужчина вновь зашагал по мощёной дороге - короткими, как можно более чёткими, шагами. Ноги после отлёжки слушались значительно хуже - хотелось верить, что это ненадолго. По крайней мере, умирать с отказавшими ногами наёмник не хотел. Не хотел, чтобы непослушные ноги, что не держат тело, предрекли ему скорую смерть.
- Так... значит, всё... не т-так плохо, Клио? - Лари спросил, изо всех сил стараясь, чтобы речь его была как можно более внятной. Вероятно, где-то в подсознании прорастало то семя, что было брошено театральными представлениями бродячих трупп, в которых все - и герои, и злодеи - умирали красиво, произнося громкие и чёткие речи, не захлёбываясь кровью. Желание красивой смерти, должно быть, с тех пор было в каждом, кто видел хотя бы одну из этих постановок. Подобно посаженному семени, оно могло прорасти - когда и при каких угодно обстоятельствах, но - неизбежно. Неотвратимо. И вот - вероятно, поражаясь своему уродству, человек корчится в агонии. С перерезанным горлом или в луже собственной рвоты, вызванной смертельным ядом.
Впрочем, красивую смерть принял Харс, сражаясь с личем. В больший восторг приводил и тот факт, что после смерти его тело исчезло на глазах у всех, унеся вместе с собой догадки о том, чем был Харс. Человек? Дракон? Айрэс? Знать этого не мог никто.
- Благодарю... за помощь. Хотя бы... и за т-такую, - молвил мужчина.

+2

7

Я легко прицепила бурдюк на отведенное ему место и взяла Лари, так представился человек, под руку. На ходу приходилось всё время одергивать себя сбавляя темп. Я привыкла быстро передвигаться по лесу, но сейчас это было совершенно не уместно, да и плохо исполнимо.
Но всё же, даже при таком темпе вряд ли нам потребуется многим больше часа. Уж не знаю, каких богов следует благодарить за моё чувство направления.
Неожиданно мужчина спросил:
-Так... значит, всё... не т-так плохо, Клио?
Вопрос застал врасплох, огорчать не хотелось, но и во лжи я, за все года, так и не преуспела. И это не смотря на то, что из уст врача люди достаточно охотно слышат ложь. Им очень хочется в неё верить. Сколько раз я видела, как моя наставница с самой нежной из человеческих улыбок говорила безнадежным пациентам, что все будет хорошо.
Не по-тому, что это было правдой, а по-тому, что им было нужно это услышать. Если бы я в те времена умела исцелять так, как делаю это сейчас. Пациенты вовсе не были бы безнадежными.
Однако эта ситуация была сложной со всех сторон. Во-первых болезнь не носила естественных причин, она была усилена магией. Во-вторых — уровень этой темной магии на голову выше моей. А значит моментального исцеления по мановению заклинания или молитвы ждать не приходилось. Нет, это будет куда сложнее, мне понадобятся, как знания магии, так и навыки алхимии. Как итог: лекарства готовятся тяжело и не так быстро, как того хотелось бы. Пока они не подействуют как следует, мне придется потратить приличное количество силы на его исцеление... Ну, хотя бы магическое усиление этой дряни я смогу снять почти сразу, как доберемся.
-По сравнению с тем, что ты уже мог быть мертв или вот-вот умереть? Скажу честно. Эта зараза едкая, опасная и она укоренилась в твоем теле более, чем сильно. Но всё же, раз ты ещё в сознании и способен стоять на ногах — я смогу помочь. От воли к жизни вообще зависит почти всё, а у тебя её хоть отбавляй. Хотелось бы сказать, что это будет волшебным исцелением в секунду, но на деле нам обоим предстоят огромные усилия. Лечение этого всего достаточно неприятное и я не только о вкусе лекарств. Но светлая магия поможет сначала замедлить болезнь, а затем ускорить твоё восстановление. Так что жить ты определенно будешь и, смею надеяться, долго.
Я слегка направила больного вглубь чащи, где-то минут через двадцать пути должна появиться тропка к дому. А значит идти станет значительно легче.

+2

8

Двое свернули в самую лесную чащу. Вопреки ожиданиям, лес здесь не был таким... непроходимым. По крайней мере, огибать кусты, камни и поваленные стволы особого труда не составляло - встречались наёмнику и более дремучие вырубки, в которых даже медведи после обеда спать не желали, а брусника росла очень редко. Клио кратко рассказала наёмнику о его состоянии... ну, что же. Всё и в самом деле не так плохо.
- Я понимаю... что лечиться придётся долго, - ответил Лари, - Тебе... и в самом деле не нужно... торопиться? Ты ведь... наверняка останешься... надолго. Раз намерена вылечить меня...
Тут хорошенько грызанула наёмника совесть. Она шла помочь лесу - а вместо этого выбрала спасти жизнь человека... Впрочем, совесть довольно быстро и послушно заткнулась, когда Лари понял для себя, что в ситуации, когда есть выбор, одно всегда исключает другое. Но неужели лес так же пострадал от этой болезни, если учесть, что именно в окрестных лесах Алого Дола Чёрный Лис искал травы? "Что с его друидской книгой?.."
Вопросов было много, и самым главным из них оставался лишь один: стоит ли искать ответы, когда тебя самого ветерком шатает, будто старый тополь?
И ещё один - неужели даже лес оказался бессилен против магической чумы? Или эта чума была столь сильна?
"Значит, бойней они ничего не решили. А если этот колдун где-то рядом?.."
Дурные мысли, порождавшие дурные наваждения об их судьбе, Лари отогнал сразу - так, насколько это было возможно.
- А про волю к жизни... стало быть... ты права, - продолжил наёмник, - Я... видел... вещи и страшнее.
Впрочем, стоило ещё подумать, что было страшнее - уводить от погони беспощадного лича и его упырей тридцать отчаявшихся человек, будучи неопытным командиром, не смыкать глаз в течение месяца с половиной, или стать свидетелем того, как люди Элл-Тейна резали людей Алого Дола. Видимо, ещё не прошёл возраст, когда человек прекращает испытывать любую напасть так, будто она нагрянула в первый раз.
Проходит ли он у людей вообще в течение жизни?
Скорее всего - не у всех. Лари вспомнил Шишака. Этот точно относился к таким. Лысый бородач, праправнук чистокровного гнома-путешественника, играючи размахивавший грозным буздыганом, был невероятно крепок духом. Иной раз Лари задавался вопросом, почему Харс не поручил Шишаку вместо Лари вывести отряд из Тёмных Земель.
"Вероятно, в таком случае я бы погиб. Но если Харс что-то знал... то почему именно я?"
Ноги опять начали слабеть.
"Не падать. Только не падать!.."
Клио лишь направляла наёмника, а Лари же шагал почти что сам - девушка всё же держала его под руку, готовая, в случае чего, удержать наёмника от падения. В осенней чаще не дул ветер, но воздух стоял такой же чистый и свежий.
Свежий, но всё же кажущийся холодным.

+2

9

-Лес... у него больше сил и времени.
Не смотря на произнесенное, я вновь почувствовала ком в горле. Стоны леса по-прежнему переворачивали всё моё нутро, от них голова шла кругом, а сердце предательски сжималось.
Но,Лес живет дольше, он достаточно силен. Может, я ещё смогу помочь ему, когда всё закончится. Или мне просто хочется в это верить.
В конце концов, если бы я просто отвернулась от этого человека, скорбь и совесть пожирали бы меня заживо не самый маленький остаток жизни. Я просто не могла так поступить. Такого варианта не было...
Держа мужчину под руку я несколько пожалела, что не снимаю перчаток. Через них я не ощущаю температуру его тела и не могу контролировать его состояние. Но снять их...
Нет. Даже речи быть не может. Я так давно их закрыла и едва ли захочу открыть в ближайшее время. Придется просто быть внимательнее к дыханию. И отчасти надеяться на его благоразумие. В конце концов он себе не враг, почувствует себя хуже — скажет.
Он и так весьма разговорчив для тяжело больного. Хотя ему следовало бы поберечь силы и дать горлу отдохнуть.
После того, как ослаблю проклятие нужно будет позаботиться о еде...
У меня при себе лишь пара фруктов и хлеб. Не самый подходящий рацион для больного.
Придется попросить лес помочь в поисках еды.

В этих размышлениях я наконец вывела нас с Лари к тропе. Теперь оставалось идти по ней прямиком к сторожке. Скоро нам обоим удастся перевести дух.

+2

10

Когда Лари и Клио вышли на тропу, идти стало заметно легче - под ногами была ровная и твёрдая осенняя глина, пусть и размытая влажным воздухом и дождями.
В конце концов оставалось лишь согласиться, что лес и в самом деле был чем-то более древним и могущественным, нежели Лари. Не древнее гор -но вне всякого сомнения, могущественней человека.
Разговор чуть отвлёк Лари. Хотелось говорить, говорить ещё, на как можно более отвлечённые темы, лишь бы хоть на йоту подавить ту боль и слабость, что сжирала тело изнутри, что выдавила изнутри эти поганые, чёрные бубоны. Их наверняка предстояло вскрыть или проколоть - иного способа борьбы с ними наёмник себе и представил не мог. Глаза заволакивало тёмно-зелёной мглой. Тело колотил озноб. Нет. Не сдаваться, нет!
Только не так!..

Лари не знал, сколько времени прошло с того момента, как Клио нашла его. Не мог он знать и то, сколько времени могло пройти с начала дня, когда он, ещё сохраняя крупицы решимости, просчитывал способы как можно быстрее бежать из города, который был захвачен войсками Элл-Тейна. Только то, что у воинов своих забот было полно, и спасло Лари от гибели. Всего-то - стоило лишь притвориться мёртвым и лечь в кучу тел, которые вывозили за город. Наёмник строил мертвеца с максимальной честностью - не издал ни единого звука, когда его подхватили с телеги и бросили в кучу тел. Пришлось выждать, пока огонь не охватит часть тел, и за завесой тошнотворного дыма, источающего запах палёной плоти, будет невозможно увидеть с башен и стен его бегство.
И, вероятно, это и стало последним ударом, чтобы рассудок помутнел, движения стали неловкими, а тело начало чахнуть под ударами болезни.
Наёмник вновь закашлялся. Во рту разлился привкус солоноватой мокроты; схаркнув в сторону, наёмник не без содрогания увидел красное пятно.
Чумоход. Ни дать, ни взять. Замотать в мешковину и не выпускать из заражённого квартала. Сразу пырнуть копьём, если обезумеет от боли и жара и начнёт бросаться на окружающих.
- В порядке... - прошептал мужчина, - Идём...
Как он дошёл вообще до такого?! Три недели назад - себя уважал. Нужен был. Должен был получить свою награду. Теперь - такой образчик прекрасно подошёл бы к любой затяжной войне. Поражён болезнью. В испачканной бригандине. Бледен, как смерть. Бледность кожи резко контрастирует с чёрными кругами под глазами и такими же чёрными бубонами. Еле переставляет ноги. Оборванец, ни дать ни взять.
Нет, Лари сражался за свою жизнь определённо не для этого...
Тем временем тропинка взяла поворот, и за деревьями можно было увидеть бревенчатый сруб, покрытый сверху дёрном.
- Это она?.. - тихо спросил Лари, на мгновение остановившись.

+2

11

Оставшуюся часть пути мы молчали и я сосредоточилась на флоре этого леса. Всё для лечения у меня, конечно, было, но вот для ритуала очищения от порчи мне требовались свежие травы, а не сушенные или перемолотые в порошок. В лесу было на удивление много шалфея, который кстати и у меня в сушеном виде был в достатке — полезная травушка.
Думаю к её помощи и прибегну.
Правда для начала нужно будет приготовить отвар, чтобы снизить жар и облегчить кашель. В конечном итоге подготовка к ритуалу займет достаточно времени и Нартеллу просто необходимо будет набраться сил перед тем как пройти... через всё это.

Неожиданно Лари снова закашлялся. Кровь... не облегчает задачу. Да, это будет очень сложный ритуал. Для нас обоих. Хотя, мне хотя бы не будет больно.
Кто бы знал, как я не хочу делать то, что придется. Однако другого способа избавить его от порчи мне в голову не приходит.
Да и вода сняла его симптомы всего на час. Не самый хороший знак.
Но он сказал,что в порядке.
Врать врачу самое глупое, что можно придумать.

-Не в порядке... тебе хуже. Но мы скоро придем и ты сможешь отдохнуть.
Я чуть крепче сжала руку мужчины, позволить ему упасть я точно не могу. Пришлось снова отвлечься от местной флоры и прислушиваться к хриплому дыханию.
От этого отвлекала только уставшая от сумки рука. Пусть она и весила сейчас куда меньше,чем вначале моего путешествия, но всё таки у меня давно не было возможности её скинуть, а там полно всего. Плед, нож, травы, порошки, камни — куда в алхимии без них, немного продуктов и книга с рецептами и заклинаниями. А, и спички. Но едва ли так тяжело от них.
Неожиданно Лари остановился, увидев впереди сторожку. О, у неё есть дымоход. Значит есть возможность готовить под крышей. Радует. Я не слишком осматривала её по пути.
-Да. Пойдем. Тебе нужно лечь и избавиться от этой промокшей одежды. Ты давно ел последний раз?
Не ожидая ответа я повела мужчину в дом.

Отредактировано Клио Ламбр (31-03-2018 11:25:33)

+1

12

Лари лишь улыбнулся на слова Клио о том, что на самом деле ему хуже. Глупо и виновато.
"Нет. Все-таки, это чудо..."
Наёмник уже видел тяжело больных. Дни каждого сочтены с момента его рождения, и в их случае счёт подходил к концу - неизвестно, когда именно упадут они без сил, изъеденные язвами и бубонными вздутиями, облачённые в грязную мешковину. Но горячечный бред, завывания от боли, дезориентация - всё это видел наёмник в течение почти всего времени пребывания в Алом Доле. И только сейчас задавался он вопросом, сколько времени осталось бы ему, не окажись он на пути Клио.
- Тебе нужно лечь и избавиться от этой промокшей одежды. Ты давно ел последний раз?
- Не помню, - не подумав, молвил Лари; подумав второй раз, понял, что и в самом деле - не помнит.
Должно быть, в этом и заключается сила воли человека. Делая дело, он не задумывается о том, с чем ему предстоит столкнуться и иной раз забывает о своём состоянии. Только спасшись из города, Лари начал слабеть.
Да, с провизией был полный швах. Торговля в городе была парализована, а когда отряд Элл-Тейна учинил блокаду - так и вовсе исчезла. Бан города был вынужден кормить людей и воинов запасами провизии, которые заготавливали на случай осады. Как бы цинично это ни звучало, но с каждым умершим появлялась возможность сохранить больше провизии... Но Лари и в самом деле не помнил, когда он ел. Скорее всего, до кровопролитного очищения города.
Наконец двое оказались внутри. Их встретил затхлый запах, какой бывает в бревенчатых домах. Возле небольшого окошка стояла старая кровать, покрытая запылённым одеялом. Напротив входа стояла небольшая печурка, из которой шла тонкая железная труба; в устьице лежал белый, невероятно давний, пепел. На столе стояла старая свеча, толстый ствол которой был покрыт подтёками воска.
Отстранившись от Клио, наёмник прошёл к кровати. Сняв с себя поясной ремень с мечами, приспособил его около кровати; рядом занял место баклер. В очередной раз болезненно прокашлявшись, начал расстёгивать ослабевшими пальцами пряжки по бокам бригандины.
- А-а... - В глазах позеленено; едва удержавшись на ногах, Лари зашипел от боли - то отозвались болевым импульсом бубоны, что набухали под подмышками. Плотная ткань непроизвольно задела их.
Под плотную ткань, скрывавшую сплошную чешую, сшитую с доспех, заполз знобящий холод - и одновременно, как ни странно, стало легче дышать. Бригандина - на удивление удобная одежда, которая, к тому же, без проблем способна защитить от кинжала или меча. Хорошо приталена, из-за чего носить её гораздо удобнее, нежели кольчугу, имеющую примерно такой же вес. Расправив рукава нательной камизы, Лари оттянул ворот рубахи. Боковым зрением видел он эти уродства в основании его шеи; в нос ударил запах пота, дыма и... болезни. Тошнотворный запах.
Наёмник нерешительно глянул на Клио, но всё же улёгся на кровать, твёрдо намереваясь отдохнуть и быть с ней, если она решит отправиться в лес за травами. Мало ли, что может случиться...
В глазах снова позеленело; потолок перед глазами поплыл, и Лари принял неравный бой с помутнением рассудка, пытаясь сфокусировать взгляд на покрывавшем дощатые стропила слое дёрна и успокоить неровное, бешеное дыхание.

+2

13

Войдя в дом, Лари сел на кровать и принялся снимать одежду, я тем временем решила осмотреться и выяснить, что имеется в доме. Хотя прежде я наконец скинула сумку. Какую же это принесло легкость.  У самого входа стоял старый потертый таз, в котором лежали какие-то пыльные тряпки, рядом красовался веник, затянутый паутиной с её законным жителем — пауком. В комнате у стены, немного мешая прохождению в комнату стоял шкаф, посуда в нем была алюминиевой, в целом это значительно лучше,чем ничего. Так же был котел. На удивление чистый. Как раз то, что нужно для того, чтобы сварить настойку.
Необходимо было лишь вычистить старый пепел и закинуть в это подобие печки каких-нибудь веток. С этим в лесу проблем точно не возникнет.
Взяв веник, я осторожно вымела пепел с золой сначала из  печи, затем и из домика.
В этот момент из комнаты неожиданно раздался возглас Лари, это заставило резко развернуться.
-Как ты?
Оказывается мужчина уже снял одежду и лег в кровать. Я открыла сумку и, порывшись, достала плед,свернутый рулетом. Развернув и встряхнув его я подошла к больному, накрыв его одеялом и присев на полу, рядом с кроватью.
Лари выглядел ещё бледнее. Не предполагала, что есть ещё вариации мертвенной бледности. Спустив рукав платья так, чтобы из под него выглядывали лишь кончики пальцев я опустила ладонь на лоб человека.
-Нартелл... ты просто горишь. Потерпи немного, я быстро схожу за хворостом и приготовлю лекарство. Всё будет хорошо.
Сердце на пару ударов сжалось от жалости и сочувствия, но больше пользы будет, если я просто сделаю то, что умею, а не буду бесконечно страдать над его кроватью. Тем более, что бесконечности в запасе у нас нет.
Легко проведя по волосам мужчины я убрала их с лица, ободряюще улыбнувшись.
Вернув перчатку на место я быстро вышла из комнаты, взяла стоящий у порога таз, вытерла его лежащей внутри тряпкой и принесла в комнату, поставив рядом с кроватью. Затем я привычно отстегнула бурдюк с пояса и отлила немного воды в таз. В конечном итоге воду из целебного источника можно не только пить. Грязные тряпки не вызывали у меня ни желания с ними возиться, ни доверия. А потому я с сожалением посмотрела на рукав правой руки и, пройдя к сумке отыскала в ней нож. Что же, в следующий раз запасусь тканью для припарок.
Я наспех отпорола расклешенную часть рукава, мысленно прощаясь с одним из любимых платьев. Затем разрезала их на несколько средних размеров тряпок. Положив нож на стол,вместе с парой обрезков,я взяла самый небольшой из них и опустила в таз, позволяя ткани изрядно намокнуть. Вынув, я сложила ткань в небольшой прямоугольник и положила её на лоб мужчине.
-Это немного облегчит жар, пока я готовлю лекарство. Постарайся отдохнуть.

+1

14

- Нартелл... ты просто горишь.
"Что? Когда я успел назвать ей свою фамилию?.."
- Потерплю... столько... сколько нужно, - кивнул Лари, прикрыв глаза и ощущая, как нежные девичьи пальцы провели по его лбу и убрали налипшую чёрную прядь.
Она собралась за хворостом.
Пока Клио хлопотала с тазом и тряпками, мужчина вновь открыл глаза и повернул голову на стоявшие у изголовья кровати мечи, с которых свисала портупея. В случае какого-либо форс-мажора потребовалось бы встать и выхватить один из них. Особо не задумываясь, Лари решил: сумею, в случае чего. Раз его жизнь теперь зависела от неё - то и с его стороны будет паскудно оставлять её в опасности. Мало ли, что может случиться с ней, пока она будет пропадать снаружи? Иногда заброшенные дома могли служить разбойничьим схроном, а то и вовсе - базой для них. Впрочем, тому всегда должно было быть подтверждение. Например, циновки. Свежие следы. Возможно, оружие и стрелы. Мешки с награбленным добром. Чёрный Лис, возможно, мог бы определить, действительно ли можно здесь ночевать без последствий. Мало кто из лихих людей умел грамотно заметать следы своего пребывания, пусть они и были.
Но всё вокруг, насколько мог делать выводы затуманенный рассудок Лари, свидетельствовало о том, что если здесь и был разбойничий схрон, то либо им пользуются крайне редко, либо он давно заброшен. Первое было более вероятным - в доме было достаточно тепло, и работники ножа и топора могли использовать его для зимовок. В конце концов, собственные четыре угла, пусть даже и такие - не так уж и мало по нынешним временам. Особенно - когда человек кочует с места на место и не всегда имеет возможность провести ночлег под крышей.
Мысли складывались с трудом, но Лари и без этого понимал, что в случае беды надеяться ему - и ней заодно - придётся только на него и на его оружие.
Девушка наложила на лоб компресс. Глянув на неё, Лари увидел покрытую ссадинами и ожогами руку. Сейчас точно не время было об этом спрашивать, когда тело поочерёдно подвергалось атакам то жара, то озноба; когда язык ворочался с трудом и непросто давались слова, выходя из воспалённой гортани. Только и оставалось, что говорить на тихих тонах, едва напрягая голос.
- Это немного облегчит жар, пока я готовлю лекарство. Постарайся отдохнуть.
- Постараюсь, - тихо шепнул Лари, - Не уходи... далеко. Я волнуюсь... за тебя.
Хоть это были не Скалистые Горы, где некоторые места кишмя кишели гоблинами, кобольдами или нежитью, но осторожным стоило быть всегда.
И, похоже, и в самом деле, это было чудо. Стало заметно... заметно спокойнее после её прикосновения.

+2

15

Кода я собралась выходить, Лари произнес:
- Не уходи... далеко. Я волнуюсь... за тебя.
В ответ я лишь весело улыбнулась. А в голове мелькнуло: за меня, или за свой шанс на выживание? Так или иначе, так вышло, что сейчас это одно и то же. Но пусть я и порядком люблю людей, я знаю все их ипостаси... время насмотреться у меня было. То что они говорят так часто расходится с тем, что они чувствуют. Никогда не пойму зачем. Куда проще сказать, когда больно или грустно. Но почему-то они предпочитают переживать где-то в голове тысячу и одну бурю в одиночестве.
Так или иначе его беспокойства были напрасны. Я давно путешествую и меня всегда защищает природа. В конце концов сама я едва могу постоять за себя. Но когда доверяешь природе и учишься жить в гармонии с ней — всё становится легче. 
-Не волнуйся. Лес защитит меня. - ответила я, взяв со стола нож и вышла в «прихожую». Паук, дом которого я безвозвратно сломала забрав веник сидел на стене.
-Прости, малыш. Я не хотела ломать твой дом, но тебе здесь не место. - сказала я маленькому толстому членистоногому, осторожно смахивая его на руку. Паук заметался из стороны в сторону, нервно шевеля лапами, а я вышла из сторожки.
Воздух был свеж, но я как и прежде слышала, как лес ярится от проникшей в него дряни. Он зол, он болен. И тем не менее именно к его помощи я прибегну, кода придет время. Пройдя лишь пару шагов, я опустилась на корточки, поместив паука на траву, а сама занялась срезанием шалфея, тихо произнося молитву к душе леса.
-Тело к праху, травы к пеплу. Беря частичку твою, беру и твоё благословение. Нет ничего милосерднее души леса и целительнее силы твоей.
Срезав пучок, я убрала его под пояс, так как сумку с собой не взяла.
Дальше нужно было найти веток и сухостоя,для этого я свернула с тропинки в чащу, собирая все попадающиеся под ноги ветки и раздумывая над тем, что нужно будет найти источник воды и придумать что-то с едой. Я сама питалась овощами и хлебом, но такой рацион будет сейчас совершенно не к месту для этого человека.
Ему нужен бульон. Охотиться я не могу... разве что рыбачить. Пруд в лесу где-то был, но где именно я не помню. Значит после того, как сделаю лекарство и оставлю нож впитывать благословение леса схожу и осмотрюсь как следует. Бульон с ухи как раз подойдет. Это легкая пища и она сможет придать ему сил. И овощи пригодятся.
Да, пожалуй, такое решение будет самым оптимальным.

Набрав веток я вернулась в дом и, сев у печи, начала разводить огонь. Долго к счастью ждать не пришлось, хотя ветки и были немного сыроваты.
Пламя разгоралось,а значит нужно начинать готовиться.
Одев обе перчатки я достала с десяток маленьких мешочков полных разных порошков, а затем по-выбирала необходимые мне сушёные травы. Взяв из шкафа пару алюминиевых тарелок в одну я положила дымящий свежесрезанный шалфей, который предварительно опалила в разгоревшемся огне. Туда же я поместила свой нож.
Затем я взяла котел, вылив в него остатки целебной воды и повесила на едва заметный крючок в печи,ровно над огнем.
-Так-то лучше... после того, как вода закипит, нужно будет всего пять минут для готовности лекарства.
Подойдя к Лари, я убрала с его лба подсохшую тряпку и вновь смочив её, снова опустила на лоб человека и селя рядом с кроватью так, чтобы могла видеть его лицо.
-Слушай... Сейчас мне нужно объяснить, как я удалю болезнь из тела.
К сожалению, маг, наложивший это проклятие... был значительно сильнее. Поэтому простой молитвой или заклинанием я с этой чумой бороться не могу. Но я могу закрыть её в конкретной части тела или органе, не позволяя разрастаться и удалить его с помощью лезвия, носящего благословение силы, которую я использую. В твоём случае, это будут миндалины. Они в любом случае воспалены и деформированы болезнью так, что спасти их не удастся. Но если обычное их удаление я могу провести быстро и безболезненно, то после того, как они станут единственным домом для поедающей тебя болезни... это будет быстро, но очень больно. Но позволить своему сознанию хоть чуть-чуть помутится, пока я не закончу, ты просто не можешь. Иначе ничего не получится. Но когда я их удалю, болезнь перестанет распространятся и хуже тебе становится не будет. И мы сможем вылечить тебя лекарствами и парой простых поддерживающих заклинаний. На большее, после этой..операции у меня сил не будет. Такие ритуалы достаточно истощают.
Поэтому после готовности лекарства,пока я не подготовлюсь к ритуалу тебе нужно будет поспать и набраться сил.

+1

16

Улыбка. Улыбка, от которой могли бы в один момент растаять ледники на самых высоких пиках Скалистых Гор. Улыбка, что могла бы повернуть ход времени так, что за осенью вновь настанет весна. Улыбка, от которой наёмнику стало теплее.
- Не волнуйся. Лес защитит меня, - Клио взяла со стола нож.
Да, в данном случае от ножа было бы больше толку, нежели от леса, как казалось Лари. Или... как знать, обладает ли она той чудодейственной силой, от которой при опасности, что угрожает ей жизни и чести, на злодеев нападает волчья стая? Лари почему-то представил себе именно эту картинку. Не до конца разорванное платье - и банда мёртвых разбойников, что не успели завершить дело. Не успели - потому, что у каждого из них истекает кровью горло от острых волчьих зубов. Или раскиданные по поляне трупы с переломанными костями - постарался буйный лось или грозный, непобедимый медведь.
Лари не мог знать, насколько тёплая была его улыбка в ответ, но в том, что она была вымученной - он не сомневался.
Лес мог помочь - но он мог и предать.
Сказав что-то некоему "малышу", Клио вышла наружу. Лари же начал внимательно, насколько это было возможно, слушать.
Мысли, тяжёлые, тяжело дававшиеся, нагоняющие такие же тяжёлые чувства, мысли - отвлекали его. Про себя наёмник задавался вопросом, сколько времени ему предстоит здесь провести. Куда потом двинуться дальше... "...Нет... это лишнее. Встань для начала на ноги."
Наёмник не позволял себе уснуть до тех самых пор, пока не вернулась Клио. Ни за что, как бы сильно ни тянуло в сон, какой бы ни был соблазн. Клио - снаружи. Повернув голову, Лари увидел широкие петли в двери - значит, где-то рядом есть задвижка. Если же нет задвижки - придётся использовать меч вместо неё. Если кто-то придёт - он услышит.
В какой-то момент наёмник почувствовал себя совсем одним. Одиночество ранее - что на пьяную голову, что на трезвую - ранее не воспринималось им так остро. Но здесь, когда он лежал, разлагаемый болезнью, в мёртвой тишине, в заброшенной халупе посреди безмолвного осеннего леса, он почему-то с ужасом представил, что случилось бы, будь он один.
А как он проводил ночи в одиночестве? Не на постоялом дворе, где через стену спят люди или один человек. Бывали случаи, когда Лари ночевал в лодках у речных причалов или на сеновалах близ пастбищ. Редко выпадали случаи, когда ночлег приходилось обустраивать прямо в поле или в лесу.
Нет, Лари об этом попросту не задумывался. Он просто делал дело. Отгонял дурные мысли тем, что за ночь надо хорошенько выспаться, потому как дневное время было дорого, что летом, что зимой.
Прервал его полёт размышлений скрип открываемой двери - Клио вернулась с вязанкой хвороста и сразу начала скрежетать огнивом, разводя огонь в печурке. То, что Лари - по его ощущением - мог бы сделать сам.
Хотелось прервать её. Хотя бы взять на себя часть работы - например, то же разведение огня. Настолько, что в какой-то момент Лари с трудом подавил в себе намерение встать и помочь ей. Но мало ли, как она может на это отреагировать?
Совсем короткое забвение прервал её чистый голос:
- Слушай...
- М-м?..
Она говорила. Что-то о происхождении этой болезни. Пускалась в подробности. Завершила она свои слова тем, что Лари надо поспать и набраться сил.
"Наберёшься их, как же..."
Даже в самую тихую ночь наёмнику не удавалось выспаться. Чердак дома в вымершем от чумы квартале, как бы то ни было, всё же не годился для ночлега, но страдал от этого не только Лари. Брун, Элли, Танала и Чёрный Лис тоже не могли похвастать тем, что выспались.
- А... что такое - "миндалины"? - тихо спросил Лари, желая знать, как ни странно, ответ лишь на этот вопрос.

Отредактировано Лари Нартелл (01-04-2018 01:51:25)

+2

17

На секунду от вопроса Нартелла мои глаза широко распахнулись от изумления. То есть...что?
Но задумавшись, я осознала,что и правда слышала такое название лимфатическим узлам только от наставницы. Это почему-то заставило меня рассмеяться, прикрыв лицо рукой.
Воспоминания об Аннабет нахлынули очередной волной. Гордая, своенравная женщина,которая терпеть не могла мир, но всегда мечтала его спасти...
Оттого и пошла в доктора и занялась алхимией. Она всегда мечтала, что своими лекарствами однажды остановит страшную заразу, или изобретет средство исцеляющее от всего, или даже такое, которое будет продлевать жизнь. Она постоянно всех хотела спасти... Более легендарного тщеславия вряд ли в ком-то можно найти, но при этом она умела сострадать, как никто другой. Даже удивительно, что она не кинулась в этот город, бороться с чумой...или... эта мысль заставила задуматься. А что, если кинулась? Если заболела? Если встретила там смерть? Нет. Нет, я не могу сейчас думать об этом. Это выбьет из колеи, а я не могу себе позволить такого сейчас. Позже, я обязательно попытаюсь узнать.

-Лимфатические узлы. Их необходимо удалить.
В голову вновь пришло понимание того, как это будет болезненно... все из-за того, что мне не хватает сил избавиться от этой порчи с помощью чистой магии. Я виновато посмотрела на Лари.
Как жаль... ему так плохо, но я даже не смогу вылечить его не причинив боли и все из-за недостатка сил. Снова.
-Прости... я бы так хотела,чтобы тебе не пришлось проходить через это... хотела бы,чтобы могла сделать всё безболезненно. Мне очень жаль.
К горлу неожиданно подступил ком, но позволить себе плакать сейчас я не могла, а потому, просто встала и отошла к столу, так чтобы оставаться спиной к этому мужчине и стала снимать нужные мне листья с сушеных трав складывая их в тарелку.
Когда же уже закипит эта вода?

+2

18

- Лимфатические узлы. Их необходимо удалить.
- Ч... что?.. - не понял Лари.
Не заплетайся так язык - Лари бы рассказал ей про Орфемиса. О, этот костоправ, практиковавший на раненых в бою, научился за полтора десятка лет изъясняться на понятном для бойцов языке. Надо было откарнать изрубленную руку - говорил прямо. Надо было зашивать раны - не скрывал. Впрочем, рук и ног от не отрезал с того самого момента, когда он принял в дар Печать Очищения - серебряный цилиндрик, обладавший свойством изгонять любую скверну из раны. Лари вспомнил, как орал и корчился бедный молодой Брогильд, когда Орфемис прижал Печать к рваной ране, оставленной когтями изворотливого упыря. Больнее ли это, чем лишиться конечности?
Почему-то Лари казалось, что нет.
И почему-то стало крайне любопытно - что она может сказать, увидев на правой груди наёмника следы от шва, наложенного Орфемисом. С точки зрения врача.
Она лишь виновато смотрела на него, сглотнув подступающий к горлу ком. Так толком и не объяснив, что за миндалины и где они находятся. Сказав лишь ещё более страшное и непонятное название этим таинственным частям человеческого тела. Лари смотрел с непониманием, едва сдерживаясь от гримасы боли.
"Отошла прочь. Не иначе, плачет."
Какое-то странное подобие печали охватило душу наёмника. Он - наёмник. Такие десятками погибают в феодальных войнах - лишь волею Имира не погибал он ранее от меча или стрелы. А от подобной гибели не защищён никто, будь то юнец или пожилой рубака вроде Шишака. Мужчины всех возрастов, сражаясь, защищая и убивая за деньги, погибали. Смерть не была особо щепетильна в вопросе, чью жизнь оборвать сегодня, равно как и не были щепетильны рыцари и феодалы, разменивая жизни ополченцев и наёмников на свои победы.
А тут - плачет.
Впрочем, она просто не знает, что тот, кого она спасает - простой наёмник, каких десятки, сотни будут гибнуть в войнах и впредь...
...Но разве суть чуда - не в том ли, что оно происходит с любым, даже самым распоследним шаромыжником из простонародья?..
- Го... вори всё... как есть, - вымолвил Лари, - Я... не знаю, может... ли это... напугать...
Харс всегда ценил правду, какой бы неприглядной она ни была. От него научился её ценить и Лари.
Мужчина ожидающе смотрел на Клио, готовясь к любому, самому страшному, ответу.
Всё равно - ранее такой боли, гнездившейся в отвратительно набухших, чернеющих на нездорово-бледной коже бубонах, точащих тело подобно скоплениям термитов в умирающем дереве, такого контраста жара и озноба, наёмник не испытывал никогда. Никогда не лупила кровь в голове, подобно барабану, гулом разносясь по черепу и вызывая тёмно-зелёную муть перед глазами. И сейчас едва ли возможно было представить хоть что-то, что могло усугубить его самочувствие и состояние.

+2

19

Не смотря на вопрос Лари, я не смогла сразу ему ответить. Мне было необходимо взять себя в руки... какая же я плакса. Тут из котла донеслось бульканье воды, что вернуло меня к реальности.
-Закипела!
Я тут же подошла к котлу высыпав в него содержимое чашки с травами, а затем взяв мешочки, начала скрупулезно добавлять содержащиеся в них порошковые смеси в необходимых пропорциях.
-Бубонные воспаления у тебя на шее- они же и есть лимфатические узлы. Ты видел когда-нибудь орешки миндаля? В нормальном состоянии именно такой формы они должны быть. А твои надо вырезать, предварительно заключив в них болезнь. Но после этого ритуала их удаление будет значительно более болезненным,чем обычно...
«Потому что я недостаточно сильный целитель» пронеслось в голове мое легендарное самоедство. Но произносить вслух я этого не стала,лишь покосилась в сторону второй чашки от которой по-прежнему шел дым шалфея и где располагался кинжал.
Интересно,какого рода благословение даст этот лес...впрочем. Я узнаю сразу, как это случится.
Высыпав пару крупиц очередного порошка, я стала наблюдать за тем, как варево меняет цвета. Отлично. Не смотря на то, что лекарств для людей я не готовила довольно давно всё великолепно получалось. Мои руки помнят иной раз куда лучше, чем я.
Подумав так,я почувствовала фантомную боль в ладони на местах ожога. Да... как бы ужасно не выглядели сейчас мои руки — они живая память. Даже если я смотреть на них ни могу.
-После того, как будет готово — выпьешь. Это значительно улучшит твоё состояние. Сможешь наконец поспать не  чувствуя боли... должно быть она ужасная. И ты порядком устал.
Убедившись, что всё хорошо и в мыслях начав отсчитывать пять минут, я вернулась к кровати Лари, сев на краюшек и убрав компресс с его лба.
-Мне очень жаль, что тебе приходится проходить через все это. Ещё и так долго в одиночку... а у меня даже не хватает сил, чтобы избавить тебя от этой дряни безболезненно. Прости.
Я поправила края одеяла, чтобы хоть чем-то себя занять, вместо мыслей о том, как пока ещё мало я могу в целительстве. И продолжая считать.

+1

20

- Вырезать... Вскрывать... ты имеешь... в виду?..
Слова Клио не напугали Лари. Наёмник не мог понять, почему он так спокоен за себя. Или это она вселила в него спокойствие? Или это - привычка с детства, что есть женщина, которая заботится о тебе?
Странно. Когда Орфемис зашивал молодому Лари длинную рану, оставленную клинком восставшего из мёртвых эльфийского воина, наёмник с трудом сдерживал слёзы и сжал до хруста зубы. Он был один, в окружении мужчин, из которых добрая половина была старше, чем он. К тому же - командир.
Он боялся, когда Орфемис констатировал, что рану надо штопать.
А теперь - нет.
Насколько это больнее, чем зашивать рану?
- После того, как будет готово — выпьешь, - велела Клио, - Это значительно улучшит твоё состояние. Сможешь наконец поспать не  чувствуя боли... должно быть она ужасная. И ты порядком устал.
- М-м... бывало... и похуже... я так... скажу, - выдохнул Лари.
По ней не было видно, чтобы она смеялась - но она, очевидно, всерьёз считала наёмника больным. Тяжело больным настолько, что Лари не может даже встать, не то, что куда-то идти.
Лари закрыл глаза. Он не мог знать, сколько прошло времени, когда лбом ощутил убранный компресс. Открыв глаза, прогоняя зелёную муть, наёмник посмотрел на девушку.
- Мне очень жаль, что тебе приходится проходить через все это. Ещё и так долго в одиночку... а у меня даже не хватает сил, чтобы избавить тебя от этой дряни безболезненно. Прости.
Лари улыбнулся. Вымученно, с трудом, но - тепло и по-своему виновато.
- Тебе... не за что... просить прощения, - прошептал Лари, - В-в... любом... б-благодарю, что... не... прошла мимо...
А расчёт был таков, чтобы тихо-мирно помереть в ближайшие два-три дня. Не показываться никому, чтобы не слышать полных ужаса и презрения "лестных" слов.
А теперь, почему-то, даже появлялись мысли о том, как стоит воздать этой девушке за её спасение. Можно было, конечно, вооружиться рыцарскими постулатами и сопровождать её до тех пор, пока не доведётся спасти ей жизнь. Идея даже показалась Лари достойной.
Но - с другой стороны, ни медяка денег Лари не получил, а надвигалась зима. И потому надо было излечиваться, чем скорее, тем лучше. Наняться в охрану какого-нибудь каравана, чей пут займёт всю зиму - в Ариман или Сарамвей, к примеру - и хотя бы холодное время года провести на содержании какого-нибудь купца.
Планы, планы. Сначала надо встать на ноги. И отблагодарить её, это чудо - в насколько возможно чудесном смысле этого слова! - так, как она посчитает нужным.
Виноватая, грустная улыбка не исчезала с лица Лари, когда девушка поправила одеяло.

+2

21

-Я имею ввиду вскрыть, извлечь, зашить. Как я буду вскрывать и зашивать ты почти не почувствуешь. Заклинания вполне хорошо скрывают боль. Но вот когда нужно будет их извлечь...будет больно.
Пять минут прошли. Встав, я взяла со стола тряпки и, чтобы не обжечься,через них сняла котел с огня. Красноватое жидкое лекарство пахло травами, но, на сколько я знаю — на в кус оно к сожалению не так приятно как на запах. Откровенная гадость. Но лучше от него станет достаточно быстро, а это всё, что сейчас нужно.
Я поставила котел на стол, а сама стала искать в шкафу какую-нибудь кружку. И, как ни странно, нашла. Она была с небольшим сколом, явно старой но чистой. Ну, роскошью мы тут конечно не балуемся. Хотя у нас есть крыша над головой и тепло. А это не может не радовать.
Наполнив стакан я снова вернулась к Лари, сев на краю кровати.
-Держи. Выпей. И ложись спать. Пока совсем не стемнело я схожу и осмотрюсь в лесу, нужно найти воду и хоть что-то чтобы приготовить поесть. 
Я протянула ему кружку, пытаясь вспомнить в какой части леса видело озерцо и как далеко оно было.
Воспоминания не слишком хотели выстраиваться в четкую линию движения, а значит снова нужно спрашивать лес. Пусть он и приведет... правда уже темнело.
Ночами я все таки предпочитала быть в безопасности, но сейчас-то вопрос не только во мне. Вода будет нужна в довольно больших количествах и для настоек и для припарок, и просто для того, чтобы было что пить. Но самое главное — вода  необходима для завершения ритуала с благословением.
В общем без неё никуда. До того, как станет совсем темно у меня ещё есть время, я быть может, вполне успею осмотреться и спокойно вернусь сюда.
Собственно сейчас я подумала о том, что спать наверное будет лучше, скажем на стуле. Не на полу же на самом деле.
И это если вообще удастся уснуть. Всё же вблизи Дола стон леса очень сильный. Мне давно не удавалось толком поспать здесь.

+1

22

Клио начала хлопотать над лекарством, и Лари вновь поднял взгляд к потолку - слою дерна, лежавшего на решётке из стропил.
Значит, будет больно. Хоть она и не сказала, больнее ли это, нежели зашивать рану... но, по крайней мере, известно, чего ждать.
"А ты думал иначе?.."
Клио вернулась с исходившей ароматным паром кружкой в руках. Вновь присела на угол кровати. Протянула ему кружку:
- Держи. Выпей. И ложись спать. Пока совсем не стемнело я схожу и осмотрюсь в лесу, нужно найти воду и хоть что-то чтобы приготовить поесть.
Лари кивнул. Будь возможность скрестить пальцы - скрестил бы. Мысленно обещав себе, что не уснёт, пока Клио не вернётся, взял слабыми пальцами кружку... и чуть не опрокинул её.
Дело было дрянь. Крепко взяться за меч получится, наверное, не скоро...
Поднеся кружку к губам, наёмник втянул носом аромат диких трав, что поднимался вместе с паром. Осторожно сделал глоток.
Того, что этот отвар будет столь мерзостным и тошнотворным, наёмник никак ожидать не мог! После первых же двух крупных глотков Лари отнял кружку от губ и дичайшим усилием воли подавил рвотный рефлекс.
А ведь предстояло опустошить её всю!..
Отдышавшись, Лари вдохнул и вновь приложился к кружке, намереваясь выпить её всю и сразу. Глоток. Второй. Третий. Давясь, Лари преодолел четвёртый. С пятым глотком кружка опустела окончательно, и мужчина, отняв кружку от губ судорожно вдохнул, ощущая внутри себя горячее варево и терпкий вкус трав, медленно ползший по пищеводу к гортани.
Вернув кружку Клио, Лари откинулся на подушку. Повернув голову и поймав девушку взглядом, прошептал:
- Благодарю...
Кто же она? Она пришла, чтобы спасти ему жизнь или подарить смерть без мучений? С какой бы целью она ни привела его сюда - ясно было только одно. Это - Благо. Неважно, чтобы она ни выбрала - Лари был готов целовать ей руки, покрытые порезами и следами от ожогов...
Лари поднял глаза к потолку, делая вид, что готовится отойти ко сну. Лишь перед этим, взглянув на Клио, попросил:
- Н... не уходи... далеко, хорошо?.. Я... волнуюсь... за тебя.
Жар понемногу начинал уступать странному, полупьяному, уютному успокоению.

Отредактировано Лари Нартелл (02-04-2018 01:11:57)

+2

23

Наблюдая, с каким трудом он пьет эту гадость я лишь понимающе ему кивнула.
-Да,отвратительнейшая дрянь на вкус.
Однако человек весьма быстро опустошил стакан. Я в очередной раз поразилась тому, что Нартелл невероятно выносливый. Он всё это время справлялся с болезнью совсем один, не имея возможности отдохнуть. А ведь эта чума значительно сильнее обычной. Но вот он, с сохраненным рассудком прямо перед о мной, живой. Да,болезнь разрослась,но тут уж я сделаю всё возможное, чтобы это исправить.
А что касалось его вопроса..., то я просто не знала, больнее ли это. Обычно если мне и доводилось оперировать — я могла наложить заговор, который бы минимизировал боль. А тут я впервые лишена такой возможности. Наверное,конечно, это будет больнее. Значительно. Ведь я не просто разрежу кожу... фактически я вырежу его часть.
По рукам под перчатками появились мурашки, как отклик на то, что нам обоим предстояло следующим утром.
Если честно... Раньше подобные операции люди часто не переживали из-за болевого шока.
И эта мысль невероятно пугала меня. Стать причиной смерти этого мужчины вот так было бы. Нет, даже думать не стану. Я сделаю все максимально быстро и он справится. Обязательно. А там мы сможем скоро поставить его на ноги.
-Н... не уходи... далеко, хорошо?.. Я... волнуюсь... за тебя. - вновь сказал Лари и я в очередной раз ему улыбнулась.
-Всё в порядке, я постараюсь не уходить слишком далеко. Так что просто позволь себе наконец отдохнуть.
Сказав это я встала с кровати, убрав чашку на стол,пристегнув бурдюк к поясу и прихватив с собой котел, предварительно слив из него остатки лекарства в чашку — оно ещё пригодится. Затем я вышла из домика, прикрыв дверь и посмотрела на вечерний лес.
Пусть я люблю лес, но вечерами... все же как-то страшно.
Однако трусить я не собиралась, а потому просто прикрыла глаза, прислушиваясь к лесу. Он всегда подсказывал мне направление и я надеялась, что подскажет и сейчас.
Не знаю, сколько я прислушивалась к его голосу, но вскоре я понимала в каком направлении идти. Конечно было скверно, что придется углубляться в лес, но я по прежнему надеялась успеть всё разрешить до того, как стемнеет окончательно.
Идя, повинуясь собственному чутью я пыталась запомнить направление и дорогу, но выходила не слишком, а темнеть начинало быстро.
По ощущениям я шла около получаса, когда наконец почувствовала, что воздух становится более холодным и влажным. А ещё через некоторое время я вышла к пруду.
На лес опустились сумерки, где-то раздавалось ухонье проснувшейся совы.
Подойдя к пруду я задумчиво села рядом с ним — заклинать всю эту воду я точно не стану. Мне бы тогда сил не хватило на всю предстоящую операцию. Но какое-нибудь простенькое заклинание я себе позволить могу. Опустив котел в воду, держа его за ручку я начала нашептывать воде заклинание на «призыв даров». Стараясь, однако,вкладывать в него как можно меньше силы.
В воде начало раздаваться бульканье и это значило,что заклинание сработала. С трудом извлекая наполненный водой котел я смогла наблюдать в нем пусть одну, средних размеров рыбку. Жалко будет превращать малютку в похлебку, но это вопрос необходимости,а не желания. Поставив котел на землю рядом с собой, я опустила в воду бурдюк — в сторожке прокипячу и будет хоть какой-то запас.
Закончив со всем этим я с полученной добычей решила возвращаться домой и... поняла,  что не знаю куда. Сторожка не часть леса и спрашивать его о её месте нахождения совсем бесполезно, а значит придется стараться узнавать в ночном пейзаже какие-то вещи, которые я видела в сумерках по дороге. Я знаю хотя бы примерное направление и это уже довольно радует.
Идя по лесу,уже через четверть часа, на него окончательно опустилась темнота,а я поняла, что совершенно не знаю где нахожусь. Нужно было остановиться подумать и поискать решение. В конце концов не первый же раз заплутала. Случается.
Опустившись на землю, я стала перебирать в голове различные заклинание на указание пути.  А в лесу тем временем становилось значительно холоднее...
Вот ведь. Не жить мне без приключений! У меня просто легендарное везение.
Копаясь в собственных знаниях из нелюбимой главы, которую я изучала спустя рукава, я не нашла ничего лучше, чем призвать «путеводный огонек». Это не слишком сложно и должно быть достаточно действенно. Единственное,огоньки всегда сами немного плутают ища дорогу. Видимо путь обратно займет значительно больше времени.
Сделав глубокий вдох, чтобы унять нарастающее раздражение я подняла левую руку на уровень глаз, направляя в неё достаточно магии, для формирование маленького парящего огонька. Такую магию даже серьезным заклинанием не назовешь. Простейшие пассы руками и создание образа.
Через пару минут парящий проводник был создан и я послушно последовала за ним, заранее понимая, что вернусь значительно позже, чем хотела бы. И значительно более замерзшей.

+1

24

Клио ушла, плотно закрыв за собой дверь, и Лари снова продолжил созерцать потолок. Вновь проверил, можно ли быстро, в случае чего, выхватить оружие.
Повернув голову и оглядев свои вещи - суму, портупею с оружием, баклер - Лари совершенно неожиданно с сожалением понял, что полушубок и циновка остались там, в Алом Доле.
- Бляха... етить... твою ж... душу... - прошептал наёмник.
Теперь в число расходов входил и новый полушубок, и новая циновка. Ну уж ничего, теперь Лари прогадать точно не должен. Старый хоть и согревал, но верх его был открыт, из-за чего изредка приходилось кутаться и растирать шею и уши, чтобы не замёрзнуть окончательно.
Надо было выздоравливать срочно! Чем скорее, тем лучше, пока не начались заморозки!
Под гнётом крайне удручающих мыслей Лари безмолвно лежал, сложив руки на груди и нервно перебирая слабыми пальцами. Самочувствие чуть улучшилось.
Но Клио всё не возвращалась, и с каждой минутой всё сильнее начинало клонить в сон. Бороться с ним Лари был ещё в силах - по мере того, как снаружи сгущались холодные осенние сумерки, с каждой минутой всё сильнее нарастало беспокойство. Лари на всякий случай пощупал запястье, хоть и не мог толком сказать, для чего именно. Единственное, с какой целью он прикладывал руку к запястью - определить, жив ли человек. Орфемис, помимо запястий, также притрагивался к верхней части шеи под челюстью и к виску, к самой его середине.
Снаружи уже начинало темнеть. Было трудно заметить, как сумерки переходят в ночь. Времени терять было нельзя, и Лари всё же решил:
"К чёрту это всё!"
Откинув одеяло, наёмник уселся на кровати и вдел ноги в сапоги. Недолго думая, извлёк из ножен гномий клинок - мягко прошуршало широкое лезвие по шерстяной внутренней накладке ножен.
Этот меч не сразил ещё ни одного врага, но в отличие от второго, людского, меча, имел красивое название на гномьем языке, которое дал ему Шишак. Сжав его покрепче, насколько было возможно, Лари прошёл к двери; потянув на себя ручку, вышел наружу.
"Чёрт..."
За то время, что он провёл в доме, уже успело порядком стемнеть. Не до конца - более того, осеннее небо казалось более, чем светлым - затянуто оно было светло-голубыми облаками. Но осенний лес, чёрные и серые стволы деревьев, темно-рыжая трава, островки мха - всё это перемешивалось в единое целое, и без факела идти туда толку не было.
Тем более!
Перехватив меч поудобнее, Лари прикрыл за собой дверь. Холодный ветер обдал наёмника потоком - потоком кусающим и ласкающим одновременно.
Лари смутно подозревал, что за подобного рода самоволку он отхватит от девушки взбучку.
- По первое... число... получишь...
"Ну и пусть - получу!"
Перехватив меч за лезвие у самой гарды, Лари направился вперёд.
Пройдя несколько шагов вглубь леса, наёмник развернулся. Увидев дом, перехватил меч обеими руками за рукоять и лезвие и содрал кору, делая ориентир в виде зарубки.
Повернувшись, Лари увидел среди деревьев крохотный голубоватый огонёк. Снова взяв меч у основания гарды, направился к нему.
По крайней мере, его белую нательную рубаху Клио должна заметить...

Отредактировано Лари Нартелл (02-04-2018 13:05:19)

+2

25

Идя за огоньком я разговаривала с рыбкой, дабы скоротать время и успокоить собственные нервы.
-Знаешь, в последнее время столько поводов для беспокойства. Я только недавно поняла, что во всю эту ужасную историю с чумой могла вмешаться и моя наставница Аннабет. Она всегда была... любительницей приключений и мечтала спасти человечество от всех болезней. Хотела стать героиней. Она могла узнать о том, что происходила здесь и попытаться приехать оказать помощь.... могла заразиться...
Да и я откровенно беспокоюсь за операцию. Обычно подобные процедуры я провожу прибегая к молитвам и заклинаниям блокирующих боль. А сейчас не могу и мне страшно. Страшно, что придется заставлять Лари пройти через такое... он ведь и без того многое пережил за это время. Если бы я только знала другой способ справиться с этим.

Неожиданно до слуха донесся какой-то шорох. Животное? Нет... странно.
Перехватив одной рукой котел я жестом руки направила огонек в ту сторону, где слышала шум, думая о том, что в случае нападения — рыбка не самый лучший способ защиты.
Однако огонек осветил какую-то знакомую рубашку...
Не может быть.

Отредактировано Клио Ламбр (02-04-2018 13:53:08)

+1

26

Голос девушки, чей низкий силуэт был виден за огоньком, был, вне всякого сомнения, знаком Лари.
Негласным знаком мира, когда общаешься с вооружённым человеком, является то, что он держит меч, обратив его рукояткой к тебе. Такие символические "ножны". Так же и с передачей, к слову - меч или нож всегда надлежало передавать товарищу рукояткой вперёд. Знак доверия. Особенно с ножом - предатель, что намерен тебя убить, не упустит шанса схватить за рукоятку, быстро направить и пырнуть тебя в живот. Заодно - отличный показатель того, насколько этот человек гнилой, чтобы совершить столь паскудный поступок.
Так Лари и поступил, держа меч за лезвие рукояткой вперёд.
Странно. Своего рода требования безопасности - например, та же самая передача оружия рукояткой вперёд или запрет на прикосновение к чужому оружию без разрешения владельца - со временем стали некими воинскими табу, по которым судили воина, равно как и по его отваге и умению обращаться с оружием в бою.
- Вот... ты где, - мягко произнёс Лари, устало вздохнув, - Я... думал... что-то случилось, - В голубоватом мерцающем свете, разлившемся меж деревьев, блеснул противовес гномьего клинка.
"Ничего не спрашивай!"
В конце концов, раз она решила спасти и выходить его, Лари просто не мог представить, что он будет попросту лежать живым трупом и ничего не делать. Как бы его ни лихорадило.
- Дом - там... - Лари указал себе за спину и развернулся, молвив лишь слово: - Идём...
Выяснять отношения посреди ночного леса, да ещё и в таком состоянии, когда пожирающая тело боль уступает место вялой усталости, Лари намерен не был.
Снова подул ветер, и зашумели остатками листвы чёрные деревья. Голубой тон неба с каждой минутой сгущался до тёмной синевы. С ветвей снесло капли, и голову и плечи наёмника окропило холодными, влажными точками.
Шагая впереди собственной тени, что отбрасывал свет блуждающего огонька, Лари вздохнул. Увидев впереди остов дома, остановился. Поднял взгляд к тёмно-синему небу, перетянутому нагими ветвями, будто корсет шнуровкой.
Хотелось дождя, чьи капли упадут на лицо, приятно охлаждая его.
- Всё... хорошо?.. - тихо молвил Лари, обернувшись.

+2

27

Из леса вышел Нартелл. Я на секунду была действительно не против запустить в него хотя бы той же рыбой. Вместо того, чтобы лечь спать и позволить организму набраться сил он решил прогуляться по лесу в одной рубахе.
Мои старания пущены насмарку.
Однако я молча шла за мужчиной до домика. Дойдя я сжала огонек в ладони рассеяв его и поравнялась с Лари.
-Нет. Не хорошо. Ты должен был спать дома, а не бродить по лесу. Ты хоть понимаешь, насколько опасны для тебя сейчас физические нагрузки? И тем более сейчас холодно... ты как будто специально заставляешь меня волноваться ещё больше.
Я не на долго замолчала, глядя на сторожку, прежде чем гораздо мягче добавить.
-Но всё же спасибо, что решил помочь. Я ценю это. И я поймала нам завтрак. Убивать будешь утром сам, у меня рука не поднимется.

+1

28

В ответ на возмущённые сентенции Клио выросла стена. Крепкая, добротная крепостная стена, которую не снесёт даже хороший подкоп.
- Хватит... - тихо ответил Лари, пропуская девушку вперёд и заходя внутрь, обратно в дом, - Ты... тоже... не бессмертна.
"Хотя... как знать, как знать..."
Закрыв дверь, Лари вложил в петли меч вместо задвижки, после чего направился обратно к кровати.
Судя по тому, что говорила нимфа про завтрак - она имела в виду рыбу. Да, не густо. Можно было отнестись к этому более практично. Например, найти вырубку с брусникой, благо, собирать её можно было вплоть до заморозков. Или насобирать грибов и засушить.
Но, так или иначе, ещё предстояло узнать, много ли она знает в хозяйстве. Тем более, в таком, деревенском - грибы, ягоды и орехи. Рыба. Охотиться вряд ли получится - медведи в эту пору заканчивают отъедаться, и в начале спячки любой толковый лесничий точно мог сказать, насколько сильно пострадали местные леса от жора хотя бы одного медведя. Косолапые брали у леса решительно всё.
От одного только воспоминания о грибах у Лари жалобно отозвалось в животе. Да, сушёные грибы. Вот то, что здорово разнообразило походный рацион наряду с копчёным или вяленым мясом, сухарями, водой и пшеничной водкой. Спустившись с гор, наёмники сразу оказались в яблоневой роще, где, помимо диких яблок, насобирали и грибов. Но все были настолько измученными и уставшими, что решили попросту засушить их.
Да. Грибы. Помимо завтрака, определённо, надо будет искать и обед, и ужин. И завтра было бы очень здорово найти хотя бы несколько лисичек и сделать густую юшку.
- Сделаю, - кивнул Лари, ложась обратно на кровать, - Только... двоим... нам... хватит?..
Хотелось спать, а утром чем-нибудь заняться. Например, раздобыть щётку и почистить бригандину.
Если утром не будет такой же швах с самочувствием, что и сейчас - этим он и займётся.
И тут Лари понял, что Клио негде спать. В очередной раз тяжело вздохнул, сожалея о потере полушубка и циновки.

+2

29

-Просто почисти. Я сварю уху, её нам вполне хватит. У меня в сумке есть овощи и немного фруктов... Хотелось бы испечь пирог, но вряд ли мы где-то найдем муку.
Я пожала плечами, поставила на пол котел с водой и рыбкой, а затем сняла бурдюк и убрала его в сторону. Сейчас, когда мы оказались в доме я поняла насколько успела замерзнуть и как сильно устала. Хотелось сесть и уснуть. Но все же я сначала подошла к Лари, накрыв его одеялом и улыбнулась.
-Отдохни наконец, защитник.
В конечном итоге, пусть я и злилась, что он вновь подверг свое здоровье очередному испытанию, но вместе с тем я была благодарна за то, что он решил узнать что со мной. И не так уж важно какие им двигали мотивы в тот момент.
Достав гребень я села за стол, предприняв попытку привести в порядок с новой силой вьющиеся и путающиеся волосы. С трудом их прочесав я заплела их в две косички, убрала по возможности со стола и наконец была достаточно в хорошем положении духа, чтобы позволить себе отдохнуть.
Сев за стол я привычно сложила на него руки глядя в окно и раздумывая над тем, как говорил сейчас лес.
Всё же его я понимала значительно лучше чем людей,эльфов,демонов или кого-то другого. Сейчас его стон был больше похож на мелодию...
Почему-то вспомнилось детство.
Каждый вечер мы с братом ждали маминых пирожков с яблоками или грушами, которые она каждый раз приносила нам в комнаты. Брату обычно она приносила яблочные, а с грушей доставались мне, но кода она уходила мы садились на карниз крыши у окна и делились поровну.
Конечно матушка знала, что мы так делаем. Но больше всего во всем этом нам нравилось, что мы слышали как мама поет из кухни во время готовки.
Она совсем не умела петь, и голоса у неё не было, папа постоянно шутил над ней из-за этого, но мы так любили, когда она пела. И её песня была такой же тихой и теплой, как та, что сейчас пел лес.

Наслаждаясь воспоминаниями я прикрыла глаза, пытаясь вспомнить, что же пела мама.

+1

30

- Отдохни наконец, защитник.
Клио укрыла мужчину одеялом. Лари сконфуженно улыбнулся в ответ, даже и не зная, что толком ответить на эти слова, будто она обращалась к захворавшему ребёнку.
Обычно мужчин это либо конфузило, либо раздражало. Но сейчас были абсолютно не те обстоятельства - ни для того, ни для другого. Для возмущения причины, конечно же, были. Ты в свои двадцать три имеешь опыт командования отрядом и рубки с нежитью. Несёшь три шрама как напоминания об этом - на груди, икре и щеке. По твоему сигналу из баллисты прошибли череп восставшему из мёртвых горному великану. Дали почётное прозвище Бич Великанов (хотя, снаряд запустил именно Кархис, Лари лишь руководил).
И тут - "защитник". Чересчур заботливо. С долей снисходительной, почти материнской, насмешки, как показалось сразу.
Любопытно было посмотреть на себя со стороны - покраснело ли бледное лицо мужчины, пребывавшего в растерянности от неимения ответа. Женщины не менялись.
Впрочем, раз ответить было нечего - иной раз было действительно к месту смолчать.
Лари лишь едва заметно кивнул, прикрыв глаза и улыбнувшись - уже не так смущённо.
Сразу уснуть у него не получилось - шум бьющейся, кипящей крови в голове заметно поутих, и теперь все звуки для него были будто в первый раз. Клио расчёсывала себе волосы гребнем - звук был узнаваемым, ни с чем его было не перепутать. Не имело смысла брать гребень с собой в поход только лысому - и то, Шишак, обладатель невероятно блестящей, гладкой лысины, имел гребень при себе, каждый вечер приводя в порядок бороду. Во время привалов наёмники всегда вычёсывали себе волосы, не желая ни сил, ни времени - своих хлопот и так хватало, и вши - были менее всего нужны наёмникам.
За окном шумел лёгкий ветерок.
Клио сидела за столом, задумавшись о чём-то своём.

+2

31

В голове проявлялась мелодия,появлялись слова этой нелепой детской песни, которую так любила мама.
Пришлось подавить в себе желание её напеть, так я могла бы помешать Лари спать.
Кстати об этом. Стоило бы отдохнуть и мне... я уже так давно не давала себе ни расслабиться, ни выспаться.
Решив так я опустила голову на свои руки, пытаясь разогнать мысли и воспоминания,чтобы просто уснуть. Не то, чтобы получалось хорошо, но кажется вскоре я и правда задремала.
Хотя даже так очень четко слышала тоскливую песню Леса. Он пел для животных, что легли спать и для тех, что как раз проснулись этой ночью. Пел о том, что он - Лес, вечен и скорбел о том, что пострадало от заражения. Думаю, ему хотелось, чтобы животные не боялись. А мне хотелось, чтобы его песня не была такой грустной и ещё горячую ванную.
Как же давно я не была дома.
И как бы мне не хотелось уснуть,с годами выработанная привычка - слушать дыхание пациента не позволяло дремоте превратиться в нечто большее. Правда сейчас я слушала даже ни дыхание Нартелла, меня интересовало как дышит лес.
И я слушала. Сквозь дремоту, сквозь временами набегающий сон и редко закрадывающиеся мысли.

+1

32


Сон был без каких-либо чётких сновидений - и одновременно беспокойным, гонящим горячую кровь по всему телу, заставлявшим сердце биться быстрее. Иногда неподконтрольно выходил выдох, беспокоя голосовые связки - "х-ха-а..." - едва слышно.
Лари не ощущал своего тела, но ощущал, как что-то давило на всё его тело, наползало сплошным ковром на лицо, пыталось закупорить ноздри, намереваясь довести его до того, чтобы он медленно задохнулся. Резкий вдох носом - и наваждение исчезало прочь, чтобы явиться рано или поздно вновь.
Грудь наёмника поднималась, и в следующее же мгновение выходил из неё воздух - выходил разом, будто под действием могучих кузнечных мехов. Такого дыхания могло хватить, чтобы сдуть старый пепел с углей.
Медленное, неотвратимое удушье сопровождалось смутными, размытыми образами. В них видел Лари далёкие заснеженные горы - в картине, что была будто нарисована масляными красками, Лари в первую очередь увидел чёрные пласты породы, выходящие из заснеженных склонов. Выходили на поверхность чёрные зияющие бреши пещер.
Горы были безлюдны.
Дальше - взору его представал гигантский туннель, высеченный прямо в пещере, освещённый десятками ярких, чадящих огней. Едва заметно промелькнула голова воителя горного народа, украшенная окрашенным в ярко-рыжий гребнем.
Лари понял, что задыхается - и тут же широко распахнул глаза.
Это всё было одеяло. Одним движением чуть откинув его со своей груди, Лари вздохнул. Коснулся рукой лба и шеи, едва не зашипев от боли - случайно были задеты бубоны. Утерев рукавом успевший остыть за это половину ночи пот, тяжело вздохнул снова.
"Это - со мной. Это ты сейчас лежишь в этой Имиром забытой лачуге, с совершенно незнакомой тебе женщиной, что тебя, дурачка такого, выходила, и даже и не знаешь, куда податься, и долго ли ждать выздоровления."
- Клио, - тихо, едва слышно, прошептал Лари, - Кл... лио...
Здесь, всё же, было прекрасное место, чтобы ждать.
...Место, конечно, было прекрасным. А вот время и обстоятельства - не очень.
...И стоило... им... осенью... это дерьмо... нагонять... почему... не зимой?.. Пере... зимовал бы... здесь... пошёл... бы потом... в Хенеранг... Гномы... Балин Фундинссон... Готрек... Хенеранг... Готрек...
По мере того, как наёмника начал охватывать озноб, рассудок отказывался повиноваться, и вместе с ним и язык начинал выборочно нести слабым, тихим голосом околесицу всё смелее...
...Больно... Жрецы... Чёрный Лис... Орфемис, по... моги... Где Шишак?..
Зелёным расплывались глаза; тело Лари бил леденящий озноб; руки мёртвой хваткой сжали край одеяла.
Если бы... боги... не люб-били теб-бя... если бы н-не... люб-били... Что!? Я не молчу?..
Лари судорожно, с силой выдохнул. Царапая губы зубами, усилием накинул одеяло на себя.
Рядом будто никого не было.
Н-не... надо, я... сам.
Пытаясь дышать как можно ровнее, мужчина попытался закрыть глаза. Желание уснуть не исчезло никуда, но надо было хоть как-то преодолеть внезапно наступившую горячку. Хоть устать от неё настолько, что сон рано или поздно гарантированно забрал бы тебя.

+2

33

Голос Лари выдернул меня из дремоты — ему явно стало хуже. Сердце резко сжалось от испуга, я спешно подошла к кровати, снимая перчатку и осторожно касаясь лба мужчины.
Кожу на ладони снова обожгло.
-Лари... у тебя лихорадка.
Такому ухудшению могло быть лишь одно объяснение, эта дурацкая прогулка по лесу... если бы я вернулась вовремя...
Нет.

Я мотнула головой, отгоняя эти никчемные мысли, нежно перебирая волосы мужчины,стараясь едва касаться кожи, чтобы как можно меньше тревожить его. Да, так уже случилось, но лихорадка не конец света. Это случается. Хорошо, что я не убирала остатки целебной воды и ткань для компресса.
-Не обязательно все делать самому. Иногда хорошо,когда есть тот, кто хочет помочь.
Ответила я ему, хотя в его сознании была совсем не уверена, с учетом всего что он только что произносил.
Намочив тряпку и снова свернув её прямоугольником я поместила её на лоб Нартеллу, присаживаясь на край кровати. Сердце громко ударяло в ребра, словно упрекая, что я позволила себе сомкнуть глаза вместо того, чтобы присматривать за ним, но помимо сердца, я все же имела голову. И понимала, что если бы я гипнотизировала этого человека его состояние едва ли улучшилось бы от этого. Однако мне было не спокойно, хотелось опять реветь и в общем-то, я уже чувствовала подкрадывающийся ком слез.
Не то, чтобы я боялась, что он не переживет ночь. За то время, что я знала этого человека, я почему-то обрела совершенную уверенность в благополучном конце этой истории. Мы с ним оба справимся. Просто мне было больно и обидно от того, что ему приходилось через это проходить и ещё больнее было от того, что он вечно пытался делать вид,что все хорошо и вообще он справится сам.
Ох уж эта вечная мужская гордость.
Слезы таки покатились по щекам, но хотя бы сейчас я плакала почти беззвучно. Только рыданий тут не хватало...
Вытерев слезы, я осторожно взяла Лари за руку. Так я чувствовала и температуру, и что несколько напрягало-пульс. Как же должно колотиться сердце, чтобы ощущать эти отголоски  в ладони. Просто невероятно.
Мне опять вспомнилась мама с её песней... меня то она успокаивала, но я была маленькой девочкой в те времена. А Лари ещё не известно как воспримет. Потом скажет, что я обращаюсь с ним как с ребенком.
Почему-то я злилась. На дурацкое желание этого человека всегда справляться самостоятельно, на эту лихорадку, на свои собственные сомнения, даже на ветер за окном,который сейчас, как почему-то казалось, очень шумно дул.

В конечном итоге, для собственного спокойствия (плакать, когда поешь- очень трудно) я все же начала тихо напевать.
Поначалу это была просто мелодия, а по мере вспоминания слов, складывались и куплеты.
«Дремучим бором, темной чащею
Старинный замок окружен,
Там принца ждет принцесса спящая,
Погружена в покой и сон.
Принцесса спит сто лет, сто лет,
А храбреца все нет и нет,
И если рыцарь не найдется -
Принцесса так и не проснется.
И если рыцарь не найдется -
Принцесса так и не проснется.»

Я старалась напевать тихо, для собственного спокойствия, попутно стирая слезы свободной рукой. Кажется, сон на сегодня снова откладывается для меня.

+1

34

Откуда-то из глубины, откуда-то снаружи толстой пелены облаков и тумана звучал голос Клио. Холодной, скользкой, толстой змеёй лёг на лоб свежий компресс. Будто касание и в самом деле материнской руки ощутила непослушная шевелюра. Свою руку мужчина ощутил в руке девушки - несмотря на увиденные им ранее шрамы и волдыри, ему казалась её кожа настолько нежной и бархатистой, что в бреду Лари был готов отдать голову на отсечение - шрамов и волдырей у неё не было. Увидел сквозь тёмно-зелёную мешанину перед глазами, будто напился до потери сопротивления и пытался уснуть пьяным.
- Эта... Хенеранг... не оставит... меня...
Чуть дрожащий её голос запел. Пела она какую-то совершенно простую песню про принцессу, дракона и храбреца, которого первая ждёт. Чуть ослабла хватка горячки, и хоть совсем она не прекратилась, Лари всё же смог обуздать неподконтрольный ему ранее язык.
По-прежнему трудно было понять, что Лари говорил.
Голова слабо безвольно ворочалась по подушке. Увидев нам собой силуэт Клио, Лари, пытаясь сфокусировать взгляд и собраться с мыслями, произнёс:
- Я... тоже знаю... Надо... ещё этой... дряни... наверное...
Как лекарю, ей наверняка было виднее.
- Сколько же... мне... здесь?..
Лари замолчал и начал тяжело дышать, в очередной раз пытаясь подавить лихорадку и успокоить дыхание и пульс. Его рука по-прежнему покоилась в нежной руке Клио. Её ладонь стала горяча...
Лари хотел было сказать, что тоже знает песни. Просто так - чтобы дать ей понять, что он борется, и становиться полоумным из-за этой дряни не намерен. Мужчина не мог сказать, получилось ли это у него - Клио молчала.
Ничего. Это чёртово помутнение рассудка можно прогнать. Можно! Она ведь смогла с помощью этого тошнотворного отвара, чей аромат так обманчив! Смогла настолько, что у Лари даже хватило сил немного прийти в себя, встать на ноги и отправиться искать, дабы удостовериться, что всё с ней в порядке.
- Всё пройдёт... - прошептал Лари, прикрывая глаза и слабо улыбаясь, - Спи... и ты... спокойнее станет...

+2

35

Лари вдруг сказал, что можно выпить «этой дряни» и я начала пытаться хоть примерно определить, прошло ли с прошлого раза десять часов. Раньше пить её откровенно не стоит. Она конечно хорошо унимает все воспалительные процессы в организме, но вот усваивается с трудом.
Так... в лесу я плутала около часов трех,а сколько мы спали? Я посмотрела в окно, надеясь разглядеть тени деревьев, чтобы определить примерное время, но тут же поняла — не выйдет. Сегодня пасмурно и среди холодной лесной темноты тени едва ли можно было найти. Нет, рисковать в этой ситуации ещё и его желудком не стоит. Я бережно погладила руку человека одними кончиками пальцев.
-Конечно всё пройдет. Всё будет хорошо. Утром я вырежу болезнь, а там ты быстро поправишься. Ты очень сильный, Лари. Наверняка восстановишься даже меньше чем за неделю. 
Я тепло улыбнулась, поправив одеяло и наблюдая за тем, как Лари закрывает глаза. Я очень надеялась, что ему станет легче и он сумеет нормально поспать до утра.
-Я пока просто посижу рядом. Хорошо? Когда тебе станет легче пойду спать. Отдыхай.

+1

36

Меньше, чем за неделю, Лари и в самом деле был бы рад восстановиться. Вероятно, он слишком привык кочевать из города в город, и старая привычка требовала, буквально приказывала немедленно встать на ноги, и чем раньше - тем лучше. А Лари был бы только рад!..
Клио вновь бережно укрыла его одеялом, отчего стало теплее.
Лари не заметил, как быстро охватил его сон, и всю оставшуюся ночь он был безмятежным и тихим. Такое состояние идеально подходило бы для того, чтобы забыть решительно всё, что произошло с тобой за прошедший день.
Не хотелось, чтобы вновь налетала эта дрянная горячка. Отвратнейшее ощущение. Ещё и вынужден делать незапланированную стоянку.
И вроде как по-прежнему - наёмник. Не бездомный нищий оборванец, а человек, что делает работу свою честно.
Вероятно, бедой ещё было и то, что здесь почти невозможно было себе помочь - за исключением усилий воли.
И было почти нечем заняться.
Впрочем, до поры до времени, засыпая, Лари решил, что с каждым днём, определённо, должно быть лучше. Почему-то естественной, нерушимой, казалась надежда, что его найдёт Чёрный Лис.
Окончательно сдавшись сну, не желая слушать измученной болезнью и лихорадкой тело, Лари окончательно забылся.
Утро встречало его пасмурным небом. Снаружи совсем тихо шумела мелкая морось.
Проморгав глаза, Лари тихо пошевелился.
- М-м-м... Грм! - Прочистив горло, наёмник не без удивления понял, что теперь оно болит не так сильно, как вчера.
Однако, тело по-прежнему слушалось с трудом. И всё ещё сотрясался череп от пульсирующих под биением крови жил.
"Да... Умирал бы я ещё долго, кабы не она."
"Лучше, чем вчера. Но всё равно эта дрянь во мне..."
На минуту содрогнувшись от мысли, что эта дрянь - жива, что она не проснулась там, внутри, Лари глубоко вдохнул.
- Клио?.. - тихо позвал наёмник.
В голос будто вернулось некое подобие жизни. Говорить надо было, всё же, ещё тихо - наёмник опасался за свою глотку. Но теперь, по крайней мере, язык не ворочался непослушно под горячечными импульсами.

+2

37

Ещё некоторое время, после того как Лари уснул я просто сидела рядом, чтобы убедиться,что он в порядке.
Однако он спал достаточно спокойно и я поверила, что больше приступа не будет.
Надев на руку перчатку, я решила, что стоило бы закончить ритуал с ножом ещё до утра,тем более, что шалфей догорел. Убедившись, что тот превратился в пепел я залила его и нож водой. Затем снова обратилась к лесу:
-Silva aeterna, quae ad patrem et ad finem.
Converto, ad te
Ego quod loquitur ad vos.
Benedicite manibus meis
Ut accurate surgant
Benedicat mihi anima
et illa oriri manifestum erit,
et da fortitudinem
Ut mortem vincat
Fasting Et egressus est in conspectu Dei vos
Sit dea est arcu praesignis
Arcum, sicut et ego
Aquam igni
Et cum tuam voluntatem.

Я нашептывала молитву почти беззвучно, словно только шевеля губами. Стоило произнести последнее слово, как вода в чашке начала полыхать покуда не исчезла, вместе с ручкой ножа. Теперь перед о мной лежало лишь тонкое лезвие, отливавшее золотом. Благословение огнем... как редко я получала подобное. Намного чаще на помощь приходила вода, да и признаться - она была к целительству куда ближе пламени. Но если лес решил, что это проклятие нужно выжечь - так тому и быть.
После ритуала предсказуемо я почувствовала совершенное опустошение. Всё тело вдруг показалось невероятно слабым, а голова пустой.
Отставив чашку в сторону и в очередной раз убедившись, что Нартелл спокойно спит я опустила руки на стол, после положив на них голову и почти мгновенно провалилась в сон. Сейчас, даже если бы лес начал кричать - я бы не проснулась.
***
Утром мой сон нарушил голос Лари и я с трудом открыла глаза. Интересно,сколько сейчас времени...
С трудом подняв голову, я потянулась и встала.
-Доброе утро,как ты себя чувствуешь?
Поинтересовалась я борясь с остатками сонливости и отгоняя желание пойти к найденному озеру и окунуться в него с головой. Какое же это сейчас искушение. Но вместо того, чтобы повиноваться желаниям я лишь подтянула перчатки выше по руке.
-Твой голос звучит лучше. Я счастлива.
Подойдя к кровати я уже привычно села на край и внимательно стала осматривать Лари, который, к моему удивлению выглядел куда менее бледным чем раньше. Но это и правда делало меня счастливой, ведь лишний раз доказывало: мы справимся.
От этой мысли улыбка мгновенно проскользнула на лицо

+2

38

- Доброе утро, как ты себя чувствуешь? - Клио потянулась за столом, за которым она, видимо, спала.
- Лучше, - тихо ответил Лари.
Девушка поднялась из-за стола. Пройдя к кровати, села на край и окинула наёмника взглядом.
- Твой голос звучит лучше. Я счастлива, - Она не обманывала - на её лице просияла улыбка. Действительно, счастливая улыбка.
Но было, всё-таки, о чём побеспокоиться. Конечно, Лари было не привыкать - сон под открытым небом на циновке был ему знаком, даже зимой. На первых порах приходилось привыкать... да что уж там - приходилось привыкать даже в последние дни похода через Скалистые Горы. Разница между этими тремя годами заключалась лишь в том, что было не так холодно и неуютно, и, помимо этого, в том, что Лари научил себя, своё тело и рассудок заткнуться и уснуть. По девушке рассудить... м-да, едва ли она была на такое способна.
"Как знать..." - опять же
- Лучше скажи... сама х-хоть выспалась? - так же тихо спросил Лари.
Всё же речь иной раз давала осечки.
Вопреки ожиданиям, теперь не хотелось делать ровным счётом ничего. Хотелось поваляться ещё. Уснуть ещё хотя бы часа на три - состояние, что сейчас испытывал Лари, было заметно лучше, чем вчера, и желание побыть в нём, в таком состоянии ещё хотя бы пару часов, было велико.
Конечно, и когда Лари был здоров, в последний год, тоже бывали такие казусы.
Разные утра бывали, а от чего разница - Лари было неведомо. Дурному утру у мужчины существовала лишь одна причина - это чрезмерные возлияния медовухи или пшеничной водки накануне.
Однако, надо было приниматься за дело. Тем более, наёмник обещал Клио, что поможет. Убьёт завтрак, и почистит заодно.
"Надеюсь, завтраком будет не ёрш..."
Лари едва ли мог назвать хоть какую-то речную рыбу после похода через горы. Иногда люди Харса делали долгие привалы, и во время одной такой стоянки в предгорьях - это случилось, когда полтора десятка уцелевших людей перевалили на южную сторону гор - среди покрытых густыми лесами каменистых спусков, по которыми текли быстрые речушки, Чёрный Лис выловил форель.
Лари был готов дать на отсечение всё, что угодно - копчёная над костром на решётке из поясных ремней, это была вкуснейшая рыба в его жизни.
И ещё мужчина остро ощущал потребность вымыться, почистить бригандину от грязи и выстирать нательную рубаху и обмотки. Теперь, когда лихорадило не так сильно, жажда жизни отошла на второй план, и говорило о себе желание выглядеть опрятным.
Ну, и заодно - избавиться от походного "аромата" из запахов пыли и грязи, пота и больного тела. Нужда требовала приступить к этому - чем раньше, тем лучше.
И лично!

Отредактировано Лари Нартелл (04-04-2018 02:05:39)

+2

39

- Лучше скажи... сама х-хоть выспалась?- спросил Лари и я в ответ помотала головой
- Не совсем. Решила закончить приготовления к операции ночью. И это вымотало чуть больше, чем я ожидала. Пока... у тебя есть время отдохнуть, а после нужно будет всё-таки вырезать бубоны. Так что ещё поваляешься, или будешь вставать?
Я поинтересовалась в большей степени из-за желания прогуляться и,быть может, все таки искупаться. Конечно сейчас было бы идеально принять ванную, но вряд ли в ближайшие дни такая возможность представиться. А озеро это отличный способ снять усталость и привести себя в порядок. Хотя... надо ещё и завтрак приготовить. А значит снова искать хворост и разжигать печь.
Почему-то сейчас мне вовсе не хотелось этого делать. Просто хотелось отдыха, такого же безмятежного, как этого утро. Просто выйти и дышать этим воздухом так заманчиво и притягательно, почти невозможно представить что-то лучшее. Это утро было свежим, спокойным и торопиться куда-то казалось немыслимым. Если бы вообще можно было бы отложить эту операцию до следующего дня - я бы отложила. А сейчас просто была бы свободной. Сходила бы к пруду, спокойно приготовила бы нам завтрак, может быть поговорила бы с Лари,ведь я толком ничего не знаю о человеке, которого принялась лечить. Может он вообще убийца, или маньяк какой, или даже браконьер.
Подумав так,я почему то нашла это забавным и рассмеялась. Должно быть в глазах Лари ситуация выглядела нелепо. Сидела-сидела и залилась смехом. Но это предположение действительно по какой-то причине кажется нелепым. Может мне просто хочется верить,что я спасаю хорошего человека, но, на мой взгляд за все это время Нартелл вел себя исключительно...заботливо. Конечно ещё иногда очень самонадеянно, иногда немного раздражал, но в целом он казался мне очень добрым. И слишком разговорчивым для больного. Определенно.

+1

40

Вообще, в идеале, хорошо было бы начать с помывки, казалось Лари. Но нимфа изъявила намерение в ближайшее время вырезать бубоны, и Лари, сглотнув, коротко прокивал головой:
"Ясно. С этим, значит, повременим..."
- Буду вставать, - В подтверждение своих слов Лари откинул с себя одеяло и уселся на краю кровати, - Где... завтрак? - Наёмник всё же не удержался от широкого зевка, едва успел прикрыть распахнувшийся рот кулаком.
И тут неожиданно Клио рассмеялась.
Звонко и живо. То, чего Лари не слышал уже очень долгое время. И впору было бы смутиться - мало ли, что такого нелепого она нашла в помятом (во всех отношениях) мужчине. Бубоны едва ли будут смотреться нелепо или красиво... Едва ли будет смотреться шея Лари после того, как она вырежет их - наверняка надолго останутся шрамы от швов.
Двадцать два - первый шов.
Двадцать три - ещё два.
Так и в самом деле к концу жизни живого места на теле не останется!..
Однако Лари, глядя на неё, лишь легко улыбнулся, тем не менее, не щурясь и внимательно - насколько возможно - глядя на неё.
Нет, не было ни тени смущения. Впервые за долгие три недели искренняя улыбка сама собой наползала на лицо молодого наёмника. Дождавшись, пока пройдёт первый приступ, Лари тихо спросил, едва сдерживая добрую, вялую, но всё же усмешку:
- На мне н-написано что-то смешное?..
Почему-то ему казалось, что глаза его выдали. Сохранять лицо было решительно невозможно.

+2

41

Из-за моего смеха, Лари подумал что с ним что то не так и я быстро покачала головой, впрочем, по прежнему улыбаясь.
-Нет, Лари. Просто в голову пришла очень нелепая мысль. А ты выглядишь...
Тут мне пришлось сделать паузу и внимательно посмотреть на сидящего передо мной человека.
Сейчас я отчасти видела его впервые, по новому. Ещё вчера, даже ещё этой ночью: он больше был похож на мертвого, чем на живого. Но вот сейчас перед о мной сидит несколько другой человек, он выглядит совсем иначе. Не,было этой пугающей мертвенно-белой кожи, улыбка впервые была не вымученной, а самой настоящей. Едва ли изменились только глаза - с самого начала они были живыми. Быть может, если бы не это я бы не решилась помочь ему тогда. Ведь в остальном он казался почти безнадежным. Хотя, нет, глаза тоже несколько изменились. Синяки с них после того, как он выспался тоже значительно спали.
Когда-то мне один караванщик рассказывал про таких животных... мишек. Панды, кажется. Он показывал мне рисунки и те были очень милыми на вид.
Стоп. Я что сейчас, его мысленно сравниваю с мишкой!? Как хорошо, что мысли нельзя читать.
Интересно, как он будет выглядеть, когда поправится.

Теперь я могла отчасти угадать его внешность. Вопреки тому, что обычно мужчины любых рас,кроме эльфов имеют достаточно угловатые черты это был не тот случай. Высокий лоб и скулы, вероятно из-за болезни и истощения - немного впалые щеки, но в целом достаточно мягкие черты лица. Возможно они казались такими из-за щетины, хотя теперь... скорее даже бороды. Интересно, когда он брился последний раз?
В целом уже сейчас он казался довольно красивым. Насколько всё-же болезнь портит внешность людей.
-Ты выглядишь красивым - уже в слух я подвела итог собственным мыслям - хотя ещё нездоровым и несколько, очень помятым, но это всё поправимо.
Я встала с кровати, указывая Нартеллу на котел стоящий в углу комнаты, где от недостатка пространства возмущенно плескался карп. Может однажды, когда я решу остановиться жить где-то конкретно, я обязательно обзаведусь искусственным прудом и рыбками. Буду смотреть по утрам как они плавают... Такие безмятежные и красивые. Поняв, что сейчас его надо будет убивать, я спросила:
-Не против, если я пока соберу хворост? Не могу смотреть на смерть, даже если это рыба.

+1

42

Оставалось лишь покачать головой, улыбнувшись шире. И в очередной раз со вчерашнего дня убедиться, что она - чудо во плоти. Уже который раз вспомнившийся Орфемис позволял себе во время лечения говорить на отвлечённые темы только если надо было отвлечь раненого, не дать ему уснуть или потерять сознание. Вкупе с кусочком ветоши, смоченным кошачьей мочой, это давало превосходный результат. От ветоши с резким запахом, конечно, было куда больше толку - быстро соловели глаза и прекращались шоковые судороги, но окончательно в сознание приводили слова Орфемиса. А если надо было "заболтать" раненого, то пожилой хмурый костоправ в этом деле не имел себе равных. От красивых сказок и легенд до редкостной чернушной похабени, которую он иногда придумывал на ходу, лишь пропуская согнутую иглу с серебряной нитью через рассечённую острым клинком плоть - всё можно было услышать. Всегда - только он. Никого не подпускал.
- Взаимно... насчёт красоты, - степенно кивнул наёмник в ответ, чуть наклонившись вперёд, после чего вдел ноги в сапоги и осторожно поднялся с кровати. Хотел было неторопливо размять затёкшую шею, но бубоны, очевидно, так не думали - Лари, прошипев от боли, успешно скрыл крайне непристойное слово, которое с точностью попадания в десятку определило, насколько болезненна была попытка размять шею...
- Не против, если я пока соберу хворост? Не могу смотреть на смерть, даже если это рыба, - обратилась Клио.
- Не уходи далеко... - кивнул Лари, проходя к котелку с рыбой. Заглянул на ровную поверхность воды. Вгляделся.
"Ни хрена себе!!!"
Карп был совсем молодой, если судить на вид. Сколько же в нём веса маялось, если прикинуть? В такой-то здоровенной рыбине длиной в локоть!.. Надо будет на досуге поинтересоваться.
Прошагав к сложенной рядом с изголовьем кровати портупее, Лари отцепил от ремня нож. Придирчиво оценил его состояние. Глянул в угол, где стоял котелок.
Вздохнув и пообещав себе - и Клио заодно - что мучиться рыба будет недолго, Лари направился к котлу.
Размяв руки и пальцы, наёмник сполоснул и протёр оружие; сосредоточившись и прицелившись, велев ослабевшей лихорадке заглохнуть хотя бы на пару минут, оперативно обхватил рыбу рукой. Карп почти мгновенно выскользнул, но всё же получилось удержать его за хвост, сжав его мёртвой хваткой; ловко вытащив рыбу на край котелка, мужчина прижал карпа к краю сосуда, перехватил нож и быстро, несколькими рывками взад-вперёд, отделил голову от туловища
Голова рыбины упала в котелок, и Лари поискал глазами разделочную доску.
"Найдёшь её, как же... Ага!"
Дощечка, что покоилась на одной из полок, была сравнительно небольшой, но ещё должно было хватить. Набрав воды из котелка в кружку, наёмник тщательно сполоснул дощечку - изгваздывать рыбину в пыли, определённо, не стоило - и пристроил её на стол; сверху легла рыба.
Аккуратно вонзив нож в спину, чуть сбоку от позвоночника, наёмник аккуратно провёл разрез вдоль, будто вскрывая конверт; повторил то же самое с другой стороны.
Через несколько мгновений в сторону лёг позвоночник, а мужчина, сделав ещё один аккуратный разрез уже со стороны живота, разделил карпа на две части, освобождая рыбье тело от всей лишней требухи, и, положив его чешуёй вверх, принялся за чистку. Краем уха Лари прислушивался к происходящему снаружи - скоро ли вернётся Клио?..

+1

43

Лари сказал, что я тоже красивая. Приятно конечно, но я то знала всё...
Руки сами потянулись поправить перчатки и я вышла из сторожки на поиски хвороста, уже на выходе услышав привычное:
- Не уходи далеко...
Как часто, однако, звучит эта фраза. Но далеко я и не собиралась.
Оказавшись за дверью я сделала глубокий вдох. Свежий,прохладный воздух наполнял легкие и ощущение счастья, с котором я проснулась сегодня только укрепилось. Почему-то я была совершенно спокойно, хотя вчера мысль о предстоящей операции вызывала ужас.
Привычно отойдя немного от домика я свернула с тропинки в лес и начала собирать сухие ветви.
Лес сегодня был безмолвен. Я не слышала ни стона, ни песен, только мерное дыхание, ветер и иногда хлопанье крыльев птиц.
Набрав кучу хвороста я вернулась в дом, краем глаза заметив, что Нартелл уже разделался с рыбкой. Бедная рыбка.
-Ты быстро! Кстати. Раз ты чувствуешь себя лучше, пока я буду готовить можешь прогуляться. К западу отсюда есть пруд, возможно тебе захочется освежиться.
Взяв веник,я снова вымела всю золу и пепел из печи, сложив в неё свежий хворост и начав возиться с огнивом. Разводить огонь - так себе удовольствие, но сегодня мне нравилось даже это.

Отредактировано Клио Ламбр (04-04-2018 14:23:27)

0

44

- Освежиться было... бы хорошо, - ответил Лари, дочиста полируя лезвием второй рыбий бок.
А ещё в идеале - постираться.
Дочистив рыбину и убедившись, что никаких проблем с ещё готовкой не возникнет, наёмник вытер нож и положил на стол рядом. Охотничьи ножи - прекрасно подходят, что для боя, что для нарезки, что для разделки.
И тут Лари понял, сколько времени он мечтал хорошенько вымыться. Город умирал от грязи, а мылся он незадолго до прибытия в Алый Дол. И потому тело сейчас каждым своим вершком требовало смыть всю грязь и пыль, весь пот. Погода, в общем и целом, благоприятствовала.
- Пока буду там... можешь поискать к-какую нибудь... щётку? - попросил наёмник, споласкивая нож в котелке, в котором плавала рыбья голова, - Я почищу бригандину.
Торопиться, конечно, некуда, но во-первых - рано или поздно заниматься подобного рода мелкими поручениями по домострою попросту надоест. И казалось, что в данной ситуации чистка грязной, небрежно сложенной в углу перед изголовьем кровати бригандины гарантированно убьёт весь день, что было немаловажно. Ждать рано или поздно надоест любому.
Когда наёмник, пообещав Клио, что скоро вернётся, прикрыл за собой дверь, его голову приятно охладил свежий осенний ветерок. Ещё свежее и, казалось, ласковее дуновения его были обычно после того, как Лари выходил из воды, после хорошей помывки с обтиранием.
Пруд, о котором говорила Клио, находился не так далеко, как казалось мужчине. Менее, чем через две минуты, хоть и пошатываясь, мужчина вышел к пологому берегу и сразу заприметил небольшую, покрытую мелкими камушками, песчаную отмель. Улыбнувшись про себя, направился туда.
Распустив шнуровку воротника камизы, Лари снял её с себя и, сложив вчетверо, бросил на траву. Осмотрел бубоны под подмышками. С отвращением к этим уродствам содрогнулся, негодующе нахмурившись.
"Дрянь такая..."
Настала очередь сапогов. Вслед за сапогами избавился Лари и от брюк, оставшись полностью нагим, и направился вперёд.
Холодная вода приятно охладила ступни - до костей. Шаг за шагом, сажень за саженью, позволяя толще воды брать всё выше и выше, Лари, наконец, остановился, когда глубина достигла живота. Набрав воздуха в грудь, Лари задержал дыхание и окунулся, полностью скрывшись под водой, отдавая себя всего в её власть.
После нескольких мгновений мужчина вновь показался над водой, отфыркиваясь, втирая воду себе в лицо. Убрав намокшие пряди с лица, Лари блаженно вздохнул и поднял взгляд вверх, позволяя ветру ласково пробежать по влажной коже лица, плеч, спины...
Если бы в этот момент Клио была рядом - она точно поняла бы по лицу Лари, что тот доволен, как отожравшийся кот, и блажен, как праведник на небесах.
Впервые после трёх недель.

+1

45

-Да, я поищу. - ответила я на вопрос Лари и проводила его глазами. Прежде чем заняться поисками щетки я достала из сумки овощи.
У меня осталось пять средних картошин - откровенно говоря,делая привалы я запекала их в углях. Мне хватало одной для того, чтобы чувствовать хотя бы относительную сытость. Именно поэтому я обычно брала с собой довольно много,когда собиралась куда-то отправиться и постоянно покупала ещё, если была возможность. Эту я купила,кажется,чуть больше недели назад. От веса сумки плечи постоянно ныли. Но суп без картошки - не суп, так что думаю на этом мне с ней придется попрощаться. Помимо этого была помидорка, но её наверное стоило просто съесть. Она порядком помялась в сумке с момента её покупки, затем я достала пару яблок и глядя на них ещё раз пожалела об отсутствии муки. Можно было бы испечь шарлотку. Какое это было бы удовольствие.
Дальше была луковичка, и связка засушенных трав: укроп, петрушка, базилик и чабер.
Положив все на стол я начала искать щётку, как попросил Лари. В шкафу её конечно не было, в "прихожей" тоже ничего похожего не нашлось. Сплошные пыльные тряпки, небольшое ведро и поставленный мной на место веник.
Так. Где что я хранила,когда жила в деревне? Обычно травы сушила у окна, а все, что требовалось редко убирала под кровать или распихивала по полочкам.
Полочек тут, впрочем, не было.
Присев на пол, я заглянула под кровать: там было много разного хлама. В основном это был разный мусор, но пошарив рукой я таки нашла некую "щетку", до крайности потрепанную и старую, но все же.
-Н-да...надо бы тут убраться.
Сказала я самой себе и положила щетку на стул, сама же нарезав рыбу на небольшие кусочки опустила её в воду в котле и повесила его над огнем.
После я взяла тарелку и нож Лари - надеюсь он не будет против. И выйдя из дома принялась чистить картошку на свежем воздухе, складывая очищенную в тарелку. Затем я вымыла её водой из бурдюка и, зайдя домой нарезала кубиками, сбросив в воду. Следом отправилась почищенная и нарезанная луковица, а так же специи.
В общем-то сейчас в лесу можно было бы поискать грибов. Но я займусь этим немного позже.
Решив так я решила заняться уборкой. Кто знает, сколько ещё дней нам нужно будет тут оставаться.
Как врач я совсем не брезглива, но очень люблю чистоту и порядок. Особенно кстати она будет в свете того, что сегодня нужно будет оперировать.
Я налила в ведро немного воды из бурдюка,взяла одну из пылившихся тряпок - и намочив её принялась стирать пыль ото всюду, до чего дотягивалась. Стены, стол, стулья, окно. Даже пыль с печки я и то вытерла. Затем прошлась по прихожей. Тряпка стала ещё более серой, чем была до этого - хорошо, что я решила убраться. А то занести Лари инфекцию было бы совсем не кстати. Я открыла дверь и окно, чтобы проветрить дом,а сама принялась выметать из под кровати и из углов весь мусор. Кучка, надо сказать, набиралась приличная. Когда я помогала Анне, то ещё относилась к чистоте спустя рукава. И меня безумно злило, что она требовала уборки трижды в день. Первое время мы страшно из-за этого ругались, но я жила с ней так долго, что это переросло в привычку. Впоследствии куда-бы я не приходила, как целитель всегда старалась убираться как можно чаще.
Сердце опять сжалось от опасений. Если она действительно была в этом городе, самонадеянно решив, что сможет справиться, если заболела, если умерла там... Мысли начали роиться в голове вырисовывая страшные картины: вот наставница умирает раздираемая болезнью; или умирает,пытаясь приготовить новое лекарство пробуя его на себе (что тоже в её духе), или её убивают как зараженную. Сердце благополучно перестало отстукивать положенный ему ритм и рухнуло куда-то в район левой пятки. Стало не по себе.
Нет-нет-нет. Даже думать о таком не смей, это всё ерунда. Лучше просто продолжу уборку. Это все глупости в конце концов. Она точно не могла умереть.
Не могла же?

Мотнув головой, я вымела мусор из сторожки и начала мыть пол. По дому однако, даже не смотря на открытое окно и дверь слышался запах рыбного бульона. Это помогало. Уют,пусть даже минимальный вообще помогал.
Закончив с полом я вылила порядком грязную воду под корни дерева - никакой химии, просто вода и грязь,а значит вреда не нанесет.
Нартелла до сих пор не было, а вот уха уже была была вполне готова. Живот предательски заурчал и, пойдя у него на поводу, я вымыла помидор, порезала дольками и съела парочку. Не хорошо, конечно... но все же.
Решив не поддаваться искушению, я стянула с постели белье и пошла на улицу, чтобы как следует вытряхнуть его от пыли.

0

46

Из воды Лари вышел легко, свободно и спокойно, едва заметно улыбаясь себе. Вьющиеся непослушные локоны были вручную уложены и зачёсаны назад, спадая на затылок и плечи. Тело его стало лишь белее - болезненная бледность ещё не прошла, а холодная вода лишь смыла грязь и пыль. С носа и бороды падали на землю холодные капли - прежде, чем выйти из воды, наёмник напоследок окунулся.
Отряхнув и протерев руки, Лари неторопливо оделся. Перепоясавшись тонким брючным ремнём, смахнул со ступней налипший песок и залез обратно в сапоги.
Когда Лари шагал обратно к дому, совершенно неожиданно его внимание привлекло что-то тёмно-жёлтое.
Цвет этот, вне всякого сомнения, был Лари знаком, и по осени замечать его - всегда приводило наёмника в ликование. Сойдя с тропы, осторожно ступая через корни и камни, Лари присмотрелся внимательнее. И чутьё его не обмануло.
Совсем недалеко от тропы выросло несколько темно-желтых лисичек. Один из самых желанных грибов.

Потому, когда Лари вернулся домой, вернулся он, держа перед собой руки лодочкой, а в них лежали, радуя глаз, тёмно-желтые грибы с вытянутыми вверх чашами, напоминавшими бронзовые кубки.
- Ничего... не говори, - прокомментировал он, - По... дороге назад нашёл.
Признаться, найти хотя бы один гриб в окрестностях этого домика Лари не ожидал - не так буйно распустился вокруг осенний лес.
Довольно цокая языком, Лари прошёл к столу и выложил лисички на разделочную доску.
Моменты удовольствия всегда казались короткими. Особенно - в такие времена. И когда Нартелл увидел, что из котелка под потолок шли клубы ароматного пара и понял, что уха уже давно готова, то всерьёз заволновался на предмет того, как долго он пропадал, проводя время там, у этого озерца и чистой, свежей и холодной водой.
Но Имир тебя храни, это - лисички! Один из четырёх компонентов сытного ужина. К сожалению, остального - мяса, хлеба и медовухи - здесь не водилось. А хотелось бы!..
Среди сиюминутных желаний наёмника, таких, как обед и чистка бригандины, появилось ещё одно. Вернувшись в Элл-Тейн, зайти к старухе Фирлинг - редкостной скряге и язве, что готовила невероятное рагу из грибов и мяса. Ещё - взять чёрного хлеба и чарку медовухи побольше. Она держала таверну в деревне Ершовый Причал, что находилась примерно в десяти-пятнадцати верстах по дороге на запад из Элл-Тейна. И в конце лета - начале осени она была в большом фаворе у грибников и охотников - за грибы и мясо платила, не скупясь.
И ещё, что заметил Лари - в лачуге стало гораздо легче и приятнее дышать.
- Всё-таки... ты творишь чудеса, - улыбнулся Лари, втягивая свежий воздух носом и зачёсывая рукой начинавшие сохнуть локоны назад, к затылку.

+1

47

Занеся в дом постельное белье, которое теперь наконец было куда менее пыльным я весело улыбнулась Лари
-Эти чудеса может творить кто угодно, умеющий держать в руках тряпку. Но спасибо. Можешь и помидорку съесть.
Я принялась заправлять постель, раздумывая над тем, что и сама бы не отказалась искупаться. Впрочем, куда больше я хотела есть.
Закончив возиться с простынями я взяла тарелки, убрав из одной лезвие и ополоснула их.
Так, где-то я во время осмотра шкафа видела паломник. Кажется на одной из нижних полок.
Открыв шкаф я быстро отыскала его и наполнила тарелки горячей ухой, поставив их на стол.
-И между прочим, я и не собиралась ничего говорить по поводу грибов. Тебе лучше и сидеть в постели причин нет.
Я весело улыбнулась, осматривая Лари с ног до головы. Да, предложить ему сходить на пруд оказалось хорошей идеей.
Он выглядел сейчас ещё лучше и это до крайности радовало. Как будет здорово, кода он наконец поправиться. Потом я останусь ещё на некоторое время чтобы помочь лесу,а он, наверное, вернется домой, может к семье или друзьям.
Они должно быть очень беспокоятся за него и будут счастливы узнать, что он жив и здоров.
Так... нужны ещё ложки.

Закончив рассматривать человека я принялась за поиск столовых приборов, рыская по всему шкафчику.
Стаканы, ещё тарелки,только плоские, несколько крайне тупых ножей..., а вот они.
Я наконец отыскала ложки.
-Победа! Я-то думала, где они.
Ополоснув их я положила их рядом с тарелками и села за стол.
-Там на втором стуле щетка. Она не в слишком хорошем состоянии, к сожалению. Но хоть что-то. Только сначала давай перекусим.

0

48

- Эти чудеса может творить кто угодно, умеющий держать в руках тряпку. Но спасибо. Можешь и помидорку съесть.
Клио явно разучилась смущаться. Либо, что более вероятно, не умела от роду. Сколько ей лет навскидку? Девятнадцать?.. Двадцать?.. Кто даст больше?
Оценив лисички, Лари понял, что могло быть и хуже. В любом случае, придётся их немного подчистить. Убрать мелкие чёрные крупицы грязи, застрявшие между пластинок, идущих от ножки.
-И между прочим, я и не собиралась ничего говорить по поводу грибов. Тебе лучше и сидеть в постели причин нет.
Кстати, это была чертовски замечательная идея. Как только наёмник пойдёт на поправку - почему бы не уйти на несколько часов, пошататься по окрестностям в поисках лисичек и подосиновиков?.. Возможно, попадётся болотце с маслятами...
Если, конечно, у него будет время. И - категорически не хотелось оставлять Клио.
Возможно, и в самом деле тогда до самого страшного было далеко, когда Лари без сил валялся возле того самого пня. Возможно, ещё тогда была сильна в нём воля в жизни.
Но даже если так - всё равно стоял справедливый вопрос: кто, если бы не она?
Сам, в одиночку - едва ли.
"В конце концов, это она дала мне понять, что есть смысл бороться, ещё как есть. До Элл-Тейна я бы вряд ли дотянул. И то - кто из людей согласился бы помочь чумоходу?"
- Там, на втором стуле, щетка. Она не в слишком хорошем состоянии, к сожалению. Но хоть что-то. Только сначала давай перекусим.
- Хорошо. Под-дожди... немного, - Наёмник придирчиво оценил найденную нимфой щётку. Впрочем, это было лучше, чем ничего. Покачав головой, в очередной раз поразившись тому, что за подарок вручила ему судьба, Лари прихватил с собой стул и поставил его рядом с кроватью. Взяв бригандину за плечи, расправил и поместил, стараясь пристроить её как можно более равномерно. Плотная ткань, усыпанная мелкими серебристыми шляпками заклёпок, скрывала за собой сплошные металлические чешуйки, и была сшита воедино с ещё одним таким же слоем, что покрывал чешую с другой стороны. Удобная одежда, что при случае могла защитить от меча или кинжала. От большинства других себе подобных отличалась она тем, что имела ещё два длинных рукава из плотной ткани.
- Н-не так уж... всё и п-плохо, - пробурчал Лари под нос, сняв бригандину со спинки стула и положив её на пол вместе с щёткой.
Всё уже было готово к трапезе.

Отредактировано Лари Нартелл (04-04-2018 22:29:35)

+1

49

Лари попросил немного подождать - чтож, хорошо. В конце концов я никуда не спешила. Поэтому сидя на стуле я просто внимательно наблюдала за его манипуляциями с щеткой и бригандиной.
Понимание того, насколько он сейчас лучше себя чувствует заставляло меня улыбаться. Этот человек с каждым днем все больше восхищал меня: он был невероятно сильным и я не столько физические данные имею ввиду. Нет. Меня восхищает и завораживает его сила воли. Едва ли другой человек с настолько развившейся болезнью смог бы сейчас уже бодро стоять на ногах. Лекарство далеко не всё. Они лишь помогают человеку бороться с болезнью, но основная нагрузка всегда лежит на воли и настроении пациента.
Лари с самого начала давал бой этой болезни и продолжает делать это сейчас. Даже в лес за мной пошел, хотя самому едва ли стало лучше.
Я конечно немного злилась тогда,но больше от испуга, что ему станет хуже - ночные прогулки в одной рубахе не способствуют укреплению иммунитета. Но все же я и правда была благодарна ему за то, что он решил пойти за мной.
Я никогда не понимала что двигает людьми в тот или иной момент и тогда была почти уверена, что в первую очередьон помогал себе. Не то, чтобы сейчас я думаю разительно иначе.
Но просто сейчас меня не так интересуют его мотивы. Я просто рада, что всё так сложилось.

- Н-не так уж... всё и п-плохо - сказал, судя по всему самому себе, Нартелл когда наконец решил вернуться к столу.
Наконец-то возможно поесть. Я конечно не возражала подождать, но голод вовсе не был моим любымым спутником. Я напротив всегда предпочитала быть сытой. Но уже несколько дней на это предпочтение приходилось закрывать глаза. Подождав, пока Лари сядет за стол я тепло улыбнулась, произнося:
-Приятного аппетита, Лари.
И принялась поглощать приготовленную уху. Она конечно была уже не совсем горячей, но ещё теплой и источала приятной аромат рыбы и специй.

0

50

- Приятного аппетита, Лари.
- Взаимно, - коротко, по-солдатски, ответил Лари, усаживаясь за стол и пододвигая ближе тарелку с ухой.
Небольшие кости, всё же, попадались - Лари не без сожаления заметил, что неаккуратно извлёк позвоночник из рыбины. Хребет и большая часть рёбер вышла без проблем, но кое-где всё же кололи язык и нёбо тонкие костяные иглы. Но по сравнению с тем, как Клио кашеварила, это едва ли казалось большой помехой. Ел наёмник аккуратно и, тем не менее, быстро, в соответствии с привычкой.
"Славно!.." Даже небольшая порция супа казалась после неопределённого времени роскошным обедом. За всё это неопределённое время Лари и куска хлеба не пережевал. А уж если учесть, насколько это было вкусно и горячо - да, поесть горячего для бродячего наёмника - один из смыслов жизни; Лари снова невольно вспомнил рагу из мяса и грибов старухи Фирлинг - то и в самом деле, сейчас это казалось ему вкуснейшим блюдом в его жизни.
Если бы нутро умело говорить, то оно бы сейчас блаженно ругалось, будто не принимало ничего... этак в течение недели.
С каждой ложкой взгляд Лари становился всё более довольным. Наёмник теперь и в самом деле напоминал довольного кота. Даже - самодовольного. Стянувшего кусок рыбы с хозяйского стола, протащившего его через бдительные взгляды и расправившегося с ним в укромном месте, с толком, чувством и расстановкой.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » На осенних лугах.