http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » На осенних лугах.


На осенних лугах.

Сообщений 101 страница 150 из 235

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Участники: Лари Нартелл, Клио Ламбр;
Время и место: После событий эпизода "Безнадёжное поручение", окрестности города Алый Дол к югу от Элл-Тейна;
Сюжет: Лари чудом удалось покинуть Алый Дол, охваченный эпидемией чумы, но нахождение в заражённом городе напоило его тело смертоносной болезнью. Несмотря на упорство, кажущееся бессмысленным, силы покидают изъеденного чумой наёмника; неумолимо надвигается  предчувствие мучительной смерти.

+1

101

Лари вдруг спросил: "...Можно голову к тебе на колени?..", что словно потоком холодной речной воды вывело меня из пучины мыслей,как волной на берег. Я с нескрываемым удивлением посмотрела было на Нартелла, но затем, мягко улыбнувшись, кивнула.
-Да. Конечно, ложись.
Не знаю почему, но эта близость казалась мне сейчас совершенно нормальной. Если бы меня кто-то спросил: я бы сказала, что так было всегда. Просто маленький домик, лес и этот человек рядом. Хотя на самом деле - так не было.
Какая разница,если сейчас хорошо? Дальше, пусть хоть мир рухнет. Хотя... конечно, я так не думаю. Миру явно не стоит рушиться только из-за того, что где-то в лесу нимфе понравился человек. Миру вообще едва ли стоит рушиться -не важно какой будет причина.
Но так или иначе, я определенно на долго запомню это приключение. И не только его.

Я убрала руки с колен,опустив их на кровать и придвинулась чуть ближе спиной к стене, облокотившись на неё.
Странно всё же, шутит судьба.
Сколько раз мне признавались в любви, сколько раз, вероятно, ещё признаются, но впервые меня саму посещает мысль о близости с кем-то. Обычно, мне хоть и было приятно чужое внимание - ничего более я не чувствовала. А этот мужчина вызывал во мне бурю разных чувств и эмоций. До этого, наверное, я ощущала подобное лишь к одному эльфу. Но с ним мы так и не смогли перейти черту дружбы, которая уже связывала нас к тому моменту, когда... мы начали смотреть друг на друга иначе. Слишком много всего связывало нас. Слишком, для того, чтобы просто любить друг друга.
В конце концов, сколько раз я притворялась вернувшейся от мамы супругой, чтобы выдворить из его дома очередных девиц с задуренными головами. О, это были времена мастерских актерских этюдов в моём исполнении. Мне было невероятно стыдно, но вместе с тем невероятно смешно. Он вечно втягивал меня в разные истории. Интересно, куда его ноги занесли? Он теперь путешествует с супругой. Может однажды я встречусь с ними обоими.
А пока мой взгляд был прикован к Лари. Мне просто хотелось провести с ним время, пока оно есть.

Отредактировано Клио Ламбр (12-04-2018 17:17:22)

+1

102

Клио встретила вопрос наёмника удивлённым, даже в какой-то степени непонимающим взглядом. Пришлось выждать пару мгновений, прежде, чем она кивнула, мягко улыбнувшись:
- Да. Конечно, ложись.
Немного повозившись со сменой положения, Лари улёгся на спину и положил голову на бёдра нимфы, полуприкрыв глаза, сложив руки на груди и глядя в потолок.
Странная поза.
Однажды остатки отряда Харса, который вёл Лари, проходили маршем по северу Греса мимо одного из монастырей, основанных одним из знаменитых нестяжателей. Тогда близилась ночь, и монахи согласились впустить наёмников отдохнуть. Могила этого нестяжателя стояла в главной молельной зале, перед рядами каменных скамей. Каменная крышка гроба изображала его самого - в робе, перепоясанного верёвкой. Ноги его вытянуты. Вверх обращён взгляд закрытых глаз. И руки его сложены на груди - одна ладонь покрывает другую.
В ночь, в одной из пустовавших келий, Лари спал именно так. Уснул он почти моментально, и на утро проснулся невероятно выспавшимся.
Клио внимательно смотрела на мужчину. Открыв полуприкрытые глаза, наёмник вздохнул. Легко улыбнулся, глядя ей в глаза.
- Ты знаешь, я ведь почти никогда не лежал... так, - заговорил Лари, - Головой на коленях у очаровательной, доброй девушки. Если такое и было - значит, я не помню. Мне почему-то кажется, что если бы каждый мужчина мог каждый день так проводить хотя бы пару часов - в мире не было бы войн.
И ведь - в самом деле! Такое происходило с Лари впервые - впервые с того момента, как его забрали в войско и услали вербовщиком на заставу. Болтать - не мешки ворочать, и пословица эта была о двух концах - иной раз гораздо легче второе, нежели первое. Приходилось учиться. Тем более, что мелкие феодальные заварушки - хоть и близилась зима - продолжались, и вербовщики начинали более усиленно рыскать в поисках наёмников и потенциальных ополченцев.
Райская жизнь была у вербовщика. По итогам этой короткой райской жизни Лари не мог взять никакой хмель - натаскался, выпивая с возможными рекрутами в процессе вербовки - на войну его не забирали - ценились вербовщики и войсковые казначеи... Он был и не против!
И ещё Лари начинало казаться, что эти мгновения волшебны - настолько, что, казалось, вот-вот исчезнут бубоны у основания шеи, и наёмник окончательно выздоровеет.

+2

103

Тепло улыбнувшись, я позволила себе нежно погладить Лари по волосам. Сквозь перчатки ощущения были, конечно, не те.
Слова мужчины снова заставляли задуматься. Не на счет воин, конечно... я, признаться, вообще никогда не понимала их причин и природы. Территория? Так вон её сколько. Разные культуры? Так, на мой вкус, только интереснее.
Но на деле мои мысли больше занимал вопрос:

а я то сама, сидела с кем-то так же? Кажется нет.
Конечно случалось,если нужно было кого-то отпоить отваром - положить голову себе на колени, но это было работой и едва ли доставляло удовольствие.
-Не знаю. Ты первый мужчина на моих коленях и первый, кто готов отказаться благодаря им от войны. И...спасибо. Мне приятно слышать, что ты так обо мне думаешь.
Всё это заставляло немного смущаться. Да и в целом было не привычно: сидеть так с больным чумой мужчиной,с которым знакома второй день. Ещё более странно, что это успокаивало, было приятным. Я бы могла сидеть так, перебирая волосы Нартелла часами, слушать его дыхание успокаивало, а возможность видеть, как он улыбается почему-то делала счастливой. Этот человек кажется невероятно родным.

Всегда ли это так происходит? Я раньше никогда не задавалась такими вопросами. Ну... я в целом уже очень давно ни с кем так близко не общалась. Жизнь в лесах не балует собеседниками обычно. Если меня за чем-то и находят, то просят куда-то прийти, вылечить, а после столь же радостно провожают. Вручают,конечно, в благодарность то фрукты,то овощи, то грибы.
Как правило ведь меня разыскивают люди, которые не могут позволить себе платить за лекарства и исцеления. И я едва ли стремилась сближаться с кем-то. Оказывала необходимую помощь, облегчала страдания и снова уходила в лес.
А сейчас я бы хотела остаться.

-Я бы сидела так вечно...

+1

104

- Не знаю. Ты первый мужчина на моих коленях и первый, кто готов отказаться благодаря им от войны. И...спасибо. Мне приятно слышать, что ты так обо мне думаешь.
Лари улыбнулся:
- Отказаться от войны - не всегда значит отказаться от меча.
Харс учил предельно лаконично: "Думать надо о добром, а рубить - того, кто творит зло". На первых порах нахождения Лари в отряде Харса, наёмники разгромили крупную разбойничью шайку. Подобно опухоли, она засела в одном из феодов на северной границе Греса, и деятельность работничков ножа и топора не ограничивалась одними только набегами и грабежами. Дошло до того, что они торговали людьми, и к моменту, когда Харс с двумя сотнями молодцев предложили изорвавшему все волосы на голове барону свои услуги, тот рассчитался с ними без лишних вопросов - вероятно, в порыве отчаяния заплатив часть условленной суммы наперёд.
После очередного набега наёмники ударили из засады, когда разбойники возвращались с награбленным и пленниками обоих полов и всех возрастов. Битва была ожесточённой, яростной - обе стороны рубились не на жизнь, а на смерть, и до самого вечера наёмники гнали бежавших по лесу, рубя настигнутых безжалостно. Впрочем, это и люди были такие, что могли зубами глотку перегрызть и не шибко расстроиться по этому поводу - как тот же Шишак. Нет, оружие необходимо. Надо защищать тех, кто тебе дорог. Не говоря уже о своей жизни...
И сейчас, когда Клио тихо ласкала жёсткие локоны Лари, на наёмника находило умиротворение. Хотелось остаться с ней. Обстоятельства, конечно, требовали другого - купить новую циновку или полушубок. И чудом уцелевший журнал Балина Фундинссона. "Да, Готрек, сын Гурни, задал ты мне задачу. Как мне туда добраться?.."
В том, что он попадёт туда, в Хенеранг - Лари не сомневался. Готрек не требовал - он ставил его перед фактом, что он сделает это, либо погибнет.
- Я бы сидела так вечно... - молвила Клио, не убирая руки от головы Лари.
- Я тоже, - Мужчина взял её свободную руку в свои; положив её себе на грудь, медленно закрыл глаза, - Хочешь, я пойду с тобой, когда поправлюсь? Помогу тебе... м-м, чем можно помочь? - Наёмник вновь открыл глаза.
Это было блаженством совсем иного толка. Ранее Лари забывался сном в постели на постоялом дворе, приняв на грудь медовухи. Одиночество - в чём-то была хорошая штука. Можно было сосредоточиться на том, как тебе хорошо прямо здесь и сейчас. Прочувствовать это. Но сейчас, когда голова Лари лежала на бёдрах Клио, а её рука по-прежнему ласкала кудри наёмника - нет, это было в разы сильнее. От этого глохло мерно бьющееся сердце. Хотелось остаться с ней.

Отредактировано Лари Нартелл (12-04-2018 19:47:12)

+3

105

-Хочу. - не раздумывая ответила я, сама себе удивляясь.
Но ответ на этот вопрос и правда был очевиден. Пусть дальше мне нужно будет вернуться к наставнику, а Лари, вероятно, разыскать друзей: мне хотелось продолжить знакомство с ним ещё чуть-чуть. Пусть даже всего на день или два. А там... может однажды, путешествуя, судьба снова сведет нас. И быть может новая встреча сумеет продлиться дольше.
Но пока я просто буду с ним здесь... вот так. В тишине и спокойствии.
-Не знаю, чем ты сможешь помочь. Я пока и не слишком знаю, что предстоит делать. Но буду счастлива, если рядом со мной будет такой защитник. - я тепло улыбнулась - Ты не голоден? У нас ведь по прежнему есть суп.
Сквозь перчатки я едва ли ощущала волосы Лари, но мне нравилось касаться его даже так. К тому же это ощущение я помнила ещё с того момента, когда убирала его волосы, пока он был...не в самом лучшем состоянии. Видимо тогда он увидел мою ладонь.
Эта мысль заставила едва поежиться, но уже не причиняла такого дискомфорта.
-Расскажи мне о себе,Лари? Обещаю в этот раз не плакать.
Я улыбнулась, внимательно смотря на него сверху вниз.
Меня поглощало любопытство:

Как он рос? Какими были его родители? Какие ещё у него друзья? Есть ли у него дом? Как давно он путешествует? Где бывал? Кажется меня интересовало абсолютно всё. Наверное, это нормально, когда кто-то очень нравится.
-Мне интересно всё, что ты посчитаешь возможным рассказать.
Я вновь погладила Нартелла по волосам, наслаждаясь этой спокойной минутой.

+1

106

- Расскажи мне о себе, Лари? Обещаю в этот раз не плакать.
- Да. Мне стоит подумать, о чём именно рассказывать... - Лари задумчиво поводил взглядом по потолку, - Ну... начну с того, что я - наёмник. Служу чаще в охране караванов. Иногда приходится наниматься в отряды феодалов для пары мелких стычек... но нечасто. Иногда вот... приходилось наняться на такого рода поручения. В восемнадцать лет меня забрали в войско и определили вербовщиком на заставу неподалёку от Греса. Но однажды на заставу напали разбойники - с целью ограбить. Вербовщик всегда имеет при себе большой такой кошель, из которого платит задаток людям. Перебили всех и сожгли заставу. Я понял, что за потерю денег мне светит только решётка - стоит ли говорить, что я этого не хотел. Пришлось прибиться к наёмникам.
Командиром отряда, в который меня приняли, был опытный воин. Он лишился земли из-за права наследия - был в семье то ли третьим, то ли четвёртым сыном. Его звали Харс. У них я научился владеть мечом, метать ножи. Научился рукопашному бою...
- Тут Лари осёкся, - Клио... я и так рассказываю то, что тяжело слушать - как мне кажется, когда я смотрю на тебя. На самом деле, много страшных вещей происходило в моей жизни.
Лари показал на лежащий на стуле обломок клыка йотуна:
- Трофей. Обломок клыка йотуна. Древний горный великан восстал из мёртвых. Мы отбивались от стаи упырей на заброшенной заставе гномов. Великану мы прошибли череп из станкового арбалета.
Следом Лари показал на следующий трофей - баклер:
- Этот щиток принадлежал моему командиру, Харсу. Когда он умирал от ран, он передал его мне и поручил вывести уцелевших. Не спрашивай, почему именно мне - я сам не знаю.
И, наконец, третьим трофеем был гномий меч.
- Мы держали путь через Глубинные Тропы. Это долгие и широкие тоннели с высокими сводами. Подземные рукотворные реки, созданные гномами сотни лет назад. И - представь! - они были судоходными. Это как очень долгий тоннель, а посередине - рукотворное русло, по которому могла пройти эльфийская ладья. Мы нашли тела пропавшей экспедиции гномов. Там, где мечи, лежит сума. Если желаешь, можешь посмотреть - там лежит записная книжка одного из путешественников. Он искал заброшенную крепость гномов под названием Карак Восемь Пиков. И у меня, благодаря одному из гномов, который нас спас, есть к гномам дело - я должен отнести эту записную книжку в Хенеранг... если не в Хенеранге, то где угодно найти его семью.
Прекрасные, суровые места, от которых заболела старая рана, но воспоминания о пережитом ужасе меркли по сравнению с мыслями, что произойдёт, если этот ужас придёт сюда, к людям. Стаи упырей. Остовы эльфийских и гномьих воинов, восставшие из мёртвых. Личи и тёмные колдуны, насылающие проклятия и болезни наподобие той, что уничтожила Алый Дол.
- Я больше не буду рассказывать о том, что мы пережили там, в Скалистых Горах. Скажу лишь, что нам стоит молиться, чтобы то, что мы там встретили, не появилось здесь, на Западе.

+1

107

Наемник? Ну, признаться, я ожидала. В конце концов его амуниция не наводила на мысль о том, что он первоклассный фермер.
О наемниках же в целом… у меня было довольно размытое мнение. Я встречала как и довольно порядочных и веселых, так и пьяных. А пьяные наемники - песня совершенно другого склада.
Мне невольно вспомнилась юность - в неё у меня наряду с многими радостными событиями было и много не самых приятных. В основе своей связаны они были с моим происхождением. Родители ничего не знали об “очаровании” нимф и я, соответственно тоже. А в ту пору оно давало о себе знать.
Мы в тот день отправились с отцом в трактир. Там остановился местный дворянин со свитой и охраной - во многом состоящих из наемников. Он сделал большой заказ нашей выпечки и доставлять её я вызвалась по-участвовать в доставке вместо Денела. Мне было любопытно, ведь прежде в трактирах я не бывала. Исполнение заказа понравилось дворянину и он позвал отца поговорить о доставках в его поместье, а я сама смогла осмотреться, познакомиться с людьми. Трезвые наемники и свита были просто чудесными, они много разного рассказывали о путешествиях и разных расах. Мне это было невероятно интересно, во многом потому, что хотелось узнать видели ли они других нимф.
Узнав о моем происхождении, один из наемников, что уже порядком подвыпил донес до моего сознания очень простую, на его взгляд мысль: “нимфы лучшие любовницы” и счёл, что я буду “счастлива развлечь такого красавца”, как он.
Конечно я стала вырываться, на что получила звонкую пощечину. Но разбушевавшегося выпивоху угомонили его же братья по оружию.
Отцу я сказала, что поскользнулась и упала, так и получив синяк. Конечно он не поверил. Но допытываться не стал.
Мы тогда уехали, но с пьяными я после неоднократно попадала в такие истории, до того, как встретила одну дриаду, которая объяснила мне, почему для выпивших умов я была словно мясо голодному волку.

-Клио... я и так рассказываю то, что тяжело слушать - как мне кажется, когда я смотрю на тебя. На самом деле, много страшных вещей происходило в моей жизни.
Интересно, что Нартелл увидел в моём лице такого, что решил будто мне тяжело его слушать? Может воспоминание отразилось на лице? Так или иначе, на самом деле я ожидала чего-то подобного. Не настолько конечно… но его жизнь кажется мне невероятно интересным приключением. Хоть и тяжелым.
- Если желаешь, можешь посмотреть - там лежит записная книжка одного из путешественников. - сказал Лари.
Я отрицательно покачала головой в ответ, сказав:
-Может в другой раз, пока я хочу так посидеть.

Так вот чем он займется когда всё закончится? Ясно… что ж. Далеко же нас разведет дорога. Впрочем едва ли я не предполагала и этого.
Да мне и самой было чем заняться. Я ведь оставила Сезара разбираться одного с этой отвратительной помесью магии крови и зова друидов. Этот…”крысолов” во всех отношениях - больной ублюдок. Едва ли я видела подобный гибрид магий ранее.
Да мы так и не выяснили, зачем он всё это делал… не знаю, хочу ли я найти ответ на этот вопрос. Единственное, что действительно нужно, уничтожить эту магию.
Сезар хоть и старый сумасшедший - он куда решительнее меня. Я бы никогда не убила этого крысолова, а вот он смог. И наверняка сейчас ищет способ похоронить с ним и его проклятие.
Сама я всегда лишь защищаюсь и защищаю. Но никогда не держу в руках оружия и не нападаю с помощью магии. Не оттого, что не могу этого сделать - могу. Ещё как могу. Просто представить, что кто-то пострадает от моих рук так же немыслимо, как бросить кого-то в беде. Сезар говорит, что жизнь друида для меня идеально подошла в конечном итоге: с такой добротой легко угодить в ловушку. Я не люблю соглашаться с ним, но как показывает моя практика вылазок к людям… он всё же прав.
Нартелл завершил свой рассказ тем, что стоило бы молиться, чтобы увиденное им не пришло сюда. Ну… я могу молиться разве что Лесу. Других богов я не имею, да и Лес - скорее дух, нежели бог. Но кажется, то что он видел и правда тревожило его. Да и слишком близко к сердцу всё принимаю
Мягко погладив Лари по волосам я понимающе кивнула.
-Может это прозвучит немного странно, но в конечном итоге: всё будет хорошо и правильно. Так что не беспокойся об этом.

+1

108

- Может, это прозвучит немного странно, но в конечном итоге: всё будет хорошо и правильно. Так что не беспокойся об этом, - мягко молвила Клио, гладя наёмника по волосам.
В ответ на это Лари лишь посмотрел перед собой и ответил, покачав головой:
- Нет, Клио. Уже - неправильно. Уже неправильно то, что это - существует.
К такому простому выводу мужчина пришёл только после слов Клио.
- К любой войне между людьми есть предпосылки. Люди становятся более возбуждёнными. Чаще встречаются вооружённые люди. Как будто что-то виснет в воздухе. И выход только один - кровь. И не просто так там, в Скалистых Горах, шатаются стаи упырей. Восстают из мёртвых древние воины, которые жили за столетия до нашего с тобой рождения. И не просто так тёмный колдун наслал чуму на Алый Дол. Когда я вспоминаю об этом, мне начинает казаться, что рано или поздно начнётся что-то нехорошее. Гномы всегда стоят насмерть, когда защищают свои дома. Отважнее и свирепее воинов не найти - в этом я убедился лично. То же можно сказать и о крепости их оружия и доспехов. Что могло заставить их покинуть свои дома? Этот вопрос не давал мне покоя, когда мы шли по заброшенному гномьему городу. А тут ещё этот... гном. Он же, к слову, подарил мне этот меч, - Лари кивнул на Думдрунг, покоившийся в широких ножнах, - Не знаю, что именно он видел - но увиденное им, по его словам - признаки некоего приближающегося Конца Времён. И орды нежити - всего лишь первый его вестник. А теперь - постарайся спокойно уснуть. С тем, что тебе известно, - грустно пошутил Лари, разведя руками напоследок.
Да, Готрек действительно относился к тем гномам, что не станут лишний раз сотрясать воздух. Говорил он о происходящем серьёзно, будто это неизбежно произойдёт в ближайшее время.
- Но... раз прямо здесь нет возможности противостоять врагу с мечом в руках - значит, будем бороться с ним по-иному. Когда я поправлюсь, я помогу тебе... исцелить Лес... главное, скажи, чем помочь, - сказал Лари, - Всё равно далеко не сразу у меня появится возможность добраться до Хенеранга. Слишком далеко.
Поднималось странное чувство. Вновь взяв руку нимфы в свою и мерно поглаживая её пальцами второй, Лари подытожил:
- В общем- жить становится всё интереснее, Клио. Особенно - с того момента, как я вернулся из похода в Тёмные Земли. Но... как говорится - "зачем о нас - давайте о приятном". Твоя очередь... или, хочешь узнать что нибудь ещё? - Наёмник тепло улыбнулся, вернувшись из омута волновавших его размышлений.

+1

109

Я слушала Нартелла предельно внимательно, продолжая перебирать его волосы и лукаво улыбаясь. Я понимала его тревоги и беспокойства, но понимала я ещё кое что:
-Позволь я расскажу тебе одну историю, Лари. Начнем с того, что скажем, лет сто назад я думала бы так же как и ты. Но так вышло, что мне повстречался один человек. Друид. Его звали Сезар и в то время он был счастливым мужем и отцом. Прекрасным лекарем. Никогда и никому не отказывал в помощи. Однажды к нему в дом пришли двое мужчин: они были изранены и измотаны. Потеряли много крови. Сезар принял их, начал выхаживать, как и всегда его супруга и юная дочь четырнадцати лет помогали ему.
Одним вечером он покинул дом, чтобы собрать травы для лекарств этим двоим. А когда вернулся - жена его и дочь были мертвы, тела их изуродованы и все в увечьях, а принятых им на постой людей не было.
Горе его было невероятным, он не понимал за что это случилось с ним. Он просто сидел с телом мертвой дочери на руках и рыдал, когда вдруг заметил мышь. Иногда, когда друиду нужны ответы - глаза животного могут стать и его глазами. Так  случилась и тогда. Он увидел всё, что видела тем вечером мышь.
Люди, которых он принял и которым помогал - изнасиловали его жену и дочь, избили и убили их. А после надругались над телами. Он слышал крики жены и дочери, видел как они мучились и видел, как открылись раны тех мужчин.
Они покинули его дом, вероятно полагая, что маг убьет их когда увидит содеянное. Однако Сезар лишь послал птицу мне и Анне - моей первой наставнице. А сам отправился по дороге, следом за убийцами. Он не отомстил им. Он нашел их с открытыми ранами и вновь забрал в дом. Снова стал выхаживать их.
Мы с Анной помогли ему похоронить семью и закончить с лечением этих двоих. Когда они поправились, то благодарили Сезара за чашкой чая, а после он навсегда ушел из старого дома, став отшельником и вторым моим наставником.
И так уж вышло, что однажды я спросила, почему он не отомстил. Сезар ответил: "таким был мой выбор".
Можно сколько угодно говорить о том, как должно или не должно быть правильно. Но что бы ты не видел в том путешествии - это не пугает меня. Монстры, которые монстры от природы меркнут по сравнению с теми, кто выбрал быть монстром.
И как бы не болело моё сердце за Алый Дол, как бы мне ни хотелось оплакать каждого погибшего там человека, то, что там произошло - правильно. Для меня, правильно. Хотя бы по той причине, что хоть одному человеку оттуда я сумею помочь.

Эта история, жившая в моей памяти годами, по прежнему вызывала во мне тоску и печаль, но вместе с тем, нет лучшего объяснения тому, почему я считаю, что всё в итоге сложится так, как должно. Жизнь не совершенна,она никогда не станет такой. Не будет легкой и беззаботной, но всё дело, в конечном итоге: в точке зрения. Всегда. Только мне решать, бояться ли мне уснуть после сказанного Лари, или принять что происходит нечто плохое и просто делать то, что могу. Помогать. Чтобы хоть в чьей-то жизни было чуточку меньше ужасов...
-Прости, едва ли это было веселой историей.
Я с нежностью посмотрела на Лари, а затем на свою руку в его руке.
-Между прочим, нашу встречу я считаю правильным завершением истории Алого Дола.

+1

110

Лари слушал историю Клио, и первое, что приходило ему в голову - это искреннее непонимание.
Этот человек... если он был мудр, наверняка ведь знал, что есть такие "люди", которых остановит только меч в брюхо. Особенно эти двое, о которых рассказывала нимфа. Воспользоваться гостеприимством и милосердием - чтобы подло насытиться. Отобрать у человека всё. Лишить его счастья. Добро должно быть с мечом в руках.
- Ты знаешь... Харс, мой командир, учил нас - меч должен защищать, а не творить зло. Оружие справедливости, как его называют некоторые рыцари. Тебе кажется, что эти двое тут же раскаялись и начали новую жизнь? Не имею права осуждать Сезара за его выбор. Скажу лишь, что на его месте - прикончил бы обоих без лишних разговоров, - Лари хмурился, в очередной раз осознавая, что такая мразь - существует. Живёт и здравствует. Лари подытожил: - Собаке - собачья смерть. Всегда есть вещи, которые человек заслуживает, и воздаяние мечом в грудь - в том числе.
Лари не мог представить, что произойдёт, если кому-нибудь вздумается обесчестить Клио. Неожиданно для себя понял он, что едва ли будет способен простить этого. В крови закипал страх - страх вперемешку с тихим гневом. Но внешне наёмник его не проявлял - лишь, едва удержавшись от того, чтобы сжать зубы, повернул голову и легко коснулся лбом живота Клио, тяжело вздохнув.
- Да. Возможно, ты считаешь, что всех перерубить не удастся. И ты права. Но и не удастся и простить всех. Простить так, чтобы они осознали, что натворили и попытались что-то изменить. И тут - как ни странно - я тоже прав. Теперь расскажу и свою историю - раз мы заговорили о морали. Наш отряд был на пути к Скалистым Горам, и некоторое время мы провели пару недель на марше вместе с группой рыцарей из какого-то рузьянского ордена. Они сопровождали одного светлого жреца, - Лари позволил себе тепло улыбнуться, вспоминая шедшего вместе с рыцарями благородного Дальвенгира - умного, общительного и доброжелательного волшебника, члена гильдии "Химера". Того, к которому Лари с удовольствием обращался на слово "сэр", - И этот жрец был милосерден. Он исповедовал наёмников. Общался с ними. Хотя среди них были такие люди, которые в борьбе за свою жизнь могли врагу горло зубами перегрызть и не шибко огорчаться по этому поводу. Но одновременно с этим он говорил, что добро должно быть в силах на всё - в том числе, и на воздаяние - именно "воздаяние", не месть, он так говорил. Он сказал: когда добро бессильно, оно - зло. Если добро не может остановить зло мечом - значит, оно - тоже зло. Зло, имя которому - малодушие. Иногда приходится убить - но для того, чтобы защитить, чтобы спасти.
Лари вновь перевенулся на затылок:
- И, наконец - скажу, что между сражением и убийством есть разница. Всегда.

Отредактировано Лари Нартелл (13-04-2018 20:02:52)

+1

111

Я внимательно наблюдала за Лари и столь же внимательно слушала. Его чувства были понятны мне. Пусть я вряд ли смогла бы убить за свою семью, но защитить сильно покалечив - смогла бы точно. И едва ли во мне нашлось бы столько прощения, чтобы выходить их обидчиков. В конце концов не для того я училась защищаться и защищать, чтобы видеть, как страдают дорогие мне люди.
-Я понимаю тебя, Лари. Но я понимаю и священность всякой жизни. Я бы тоже не смогла как Сезар, но и убить - я не могу. Не по тому, что слаба, нет, мне хватает знаний и умений не только на лечение. Просто... порой даже у самой последней мрази есть дети. Кто я, чтобы оставлять их без родителя? Или кто я, чтобы оставить любящую женщину вдовой? Всё всегда не так просто и однобоко. Но всегда правильно.
Я тепло улыбнулась, бережно сжав руку мужчины.
-Может это наивно, может отчасти даже глупо, но в конечном итоге я верю, что все будет хорошо. Так или иначе. Поэтому и тебе, и мне вполне можно спать спокойно. И, знаешь, у тебя был хороший командир. Здорово, когда есть у кого учиться. Даже я, просто слушая - начинаю его уважать.
Не знаю, почему, но после этих слов я склонилась к Лари, придерживая спадающие вниз локоны рукой, которой до того гладила Нартелла по волосам и нежно поцеловала его в лоб, после чего снова села прямо.

Надо было так температуру проверять, а не перчатки снимать...
Отшутилась я в своих же мыслях. Собственный поступок несколько смущал меня, но это было то, чего мне сейчас хотелось. А кроме этого "сейчас" у нас ничего нет. И неизвестно, будет ли. Нас обоих ждут порядком долгие и опасные дороги. Даже если это покажется неуместным... пусть будет.

Отредактировано Клио Ламбр (13-04-2018 21:44:01)

+1

112

Клио, тихо наклонившись, нежно поцеловала Лари в лоб. Лари, будучи не в силах - да и не желая!
- отстраняться, ощутил её дыхание, теплоту и нежность её губ. Они чуть задержались на его лбу - и в этот самый момент, момент, растянувшийся, будто мёд с ложки, душа Лари воспарила, воспарила и взлетела, кружась в такт забившемуся сердцу, пораженному, распятому невиданной доселе нежностью.
Лари не знал, получится ли у него так же поцеловать Клио в ответ.
- Ты... прекрасна, - прошептал мужчина, поражённый этой сладкой болью, чьи импульсы били по всему телу в такт бежавшей по жилам крови, глядя ей в глаза, - Спасибо, что спасла меня.
Надолго ли была эта близость - Лари не знал. Но знал он точно - в Хенеранг он отправится точно уже не в этом году. Хотелось провести с Клио не один день. И уж точно не одну неделю. Хотя бы одну неделю... прежде, чем удастся переступить через себя и попрощаться с ней. Попрощаться - несомненно, для того, чтобы когда-нибудь вернуться!..
Она стоила того, чтобы не чувствовать себя одиноко. Но чувствовала ли она себя одиноко - тот ещё был вопрос. Может быть, её тоже кто-то ждал. Лари, улыбаясь так нежно, как, должно быть, никогда не улыбался ранее, лишь ответил:
- Спасибо... вот ещё за что. Для меня - честью является то, что ты сказала о Харсе. Когда он умер, его израненное тело обратилось в свет, ушедший в небо. Для меня было честью сражаться с ним. Для меня было честью исполнить его волю... и снова - для меня ещё большая честь слышать о нём хорошее от той,
кто не знала его лично. Такие люди часто гибнут для того, чтобы мы ценили то, чему они нас учили.

Лари не спускал глаз с её лица. Хотелось вновь почувствовать её поцелуй. И ещё больше хотелось ответить ей. Хотя бы коснуться губами её губ или лба. Лари пытался перевести с трудом слушавшийся взгляд с её губ обратно, ей в глаза. Сердце билось спокойнее.

+2

113

Я мягко улыбнулась в ответ Лари. Мне-то было очевидно - это мужчина спас себя сам в тот момент, когда не сдался этой болезни. Когда выбрался из города. Он не смотря ни на что хотел жить, может по этой причине Лес решил, что отыскать его важнее, чем снимать эту порчу. И сейчас я была как никогда единодушна с решением Леса.
Затем Нартелл поблагодарил меня за то, что я сказала о Харсе. Это показалось мне забавным и трогательным одновременно. В конце концов, я просто сказала что думаю. Но то, как Лари относится к нему - очень показательно.
Он явно дорожил памятью об этом человеке (человеке ли? не слышала, чтобы люди умирали так, как описал Лари.) и очень его уважал. Это вызывало во мне тоску по Сезару и Анне... они сейчас - последние элементы моей прежней жизни.
Когда я последний раз была дома, многие мальчишки с которыми я играла в детстве -умерли. Как и девчонки, с которыми мы плели косички и бегали в вишняк...
Сейчас я едва ли узнаю место, которое когда-то было мне домом.
-Не за что, Лари. Ты очень ценил его. А теперь уважаешь и чтишь его память. Твоему капитану повезло, что у него был человек, который так предан ему. Такие люди в итоге живут в своих учениках.
Я нежно погладила Лари по голове, прислонившись к стене.
-Вероятно однажды во мне будет жить отражение и моих наставников. Я в определенной мере понимаю, что ты чувствуешь.
Посмотрев на Нартелла я улыбнулась, до моего слуха доносился звук капель, разбивающихся о стекло. Дождь... он давно уже собирался. Ничего удивительного.
-Дождь начался... странное чувство. В этой сторожке сейчас так спокойно и уютно. Кажется, что всегда всё было именно так. Глупо, да?
Я посмотрела в окно, глядя на стекающие по нему капли. Как причудливо бывает. Совершенно незнакомое место становится домом, всего за несколько дней. Хотя... конечно, ощущения дома давала вовсе не эта сторожка. Я вновь с нежностью посмотрела на Лари.

+1

114

По дерновой крыше густо застучали капли, а лес снаружи зашумел сильнее. Это было верным признаком того, что начинается дождь.
"Как бы крыша не потекла... Впрочем, не похоже, чтобы он шёл надолго." - подумал мужчина, встретившись взглядом с нежными глазами нимфы.
- Что именно? - спросил Лари, - Насчёт этого... точно не знаю. Моя жизнь много раз успела измениться - когда в лучшую сторону, когда в худшую. Но... да, пока я хочу остаться здесь, с тобой. Всё равно, близится зима, и весной совершать такой долгий переход - не самое лучшее решение.
Она смотрела на него так, будто уже имела какие-то планы на будущее. Явно поторопилась - ведь Лари не собирался оставаться здесь надолго. Что такое - полгода в жизни человека? И - да, совершать переход по зиме, а потом и по весне, когда на равнинах поднимается половодье и размывает дороги, а в горах ежеминутно рискуешь был настигнутым быстрым весенним селем - и в самом деле, такое себе решение. Можно было не дойти - если вообще не утонуть в быстрине или не быть заваленным горным потоком из грязи, камней и талого льда.
"Да кому ты лжёшь, дурачок. Сам прекрасно знаешь, почему!.. Втрескался, наёмник, по уши. Продавай оружие, покупай дом, гречкосеем станешь."
Совершенно внезапная и до предела придурковатая мысль, от которой наёмнику самому на пару мгновений стало дурно. Ничего такого наёмник делать не намеревался - ещё успеет устать от жизни, чтобы захотелось где-нибудь осесть впоследствии. Но факт - кому лгал Лари? Себе - в первую очередь.
Она была причиной. Прекрасна и нежна. Стройна, от чего кажется хрупкой. Само совершенство. Глядя ей в глаза и чувствуя её дыхание, Лари ощущал, что от неё исходит нечто если не божественное, то, вне всякого сомнения, что-то близкое к этому. Долг перед Готреком требовал покинуть её, но Лари не намеревался идти прямо сейчас. Почему?
"Потому, что таков мой выбор. Неважно, из-за чего."
- Надеюсь, не потечёт через крышу. Дёрн, всё-таки, - Лари указал пальцем на державшие толстый слой дёрна дощатые стропила.
"Как знать. Может быть, ты избавишься от дурных снов."
Впрочем, они и так навещали Лари всё реже и реже с каждым месяцем.
- Но как? Для меня является домом всё, где я могу уснуть и не замёрзнуть. Иногда, летними ночами, я, например, спал на сеновалах и в лодках у речных причалов. Почему тебе так кажется? - спросил мужчина у Клио.

+1

115

-Дом... - я задумчиво посмотрела прямо перед собой, как будто именно там, на стене, можно было найти ответ. Но, конечно, это было не так. Ответ мне был хорошо известен,просто озвучивать его прежде не приходилось. - Дом для меня нечто особенное. Это не просто место где я живу или ночую. Я ведь могу останавливаться в разных городах или деревнях очень надолго. И не менее долго жить в лесах. Но домом я всегда буду считать только то место, которому принадлежит сердце.
И сейчас оно на кладбище, вместе со всей деревней,которую я когда-то любила. Как патетично... Впрочем. Отчасти я сейчас тоже чувствую себя дома.
Эта мысль оповестила меня болью в сердце, которое глухо стукнулось о ребра. Сейчас я чувствовала себя виноватой. Просто отдать сердце едва встреченному человеку... что бы сказали отец и мать?
А вот эта мысль уже вызывала улыбку. Я знаю, что бы они сказали.
Братец бы шутил, что я неисправима: "Ты опять слишком легко подпускаешь к себе, сетрица". Так он говорил каждый раз, когда я рассказывала ему о ком-то, кто был мне важен. Отчасти он был прав. Я очень легко впускаю в свою жизнь незнакомцев.

Но разве я хоть раз до этого влюблялась?
Матушка бы просто радовалась, что я сейчас счастлива. Она была очень верующей и смиренной женщиной. Всегда говорила, что если что-то приходит к нам в жизни - это дар. И его стоит принимать с благодарность. А что касается отца... он бы поддержал её. Это странно, но я уверена,что они бы поладили с Лари. Если бы тот появился в моей жизни лет так сто назад.
Ужас. Какой старой я сейчас себя ощутила...
Я скучаю по ним. Даже если прошло уже почти восемьдесят лет со смерти родителей. И почти тридцать со смерти брата. Наверное я никогда не перестану скучать по ним. В конце концов, на то они и семья.
А брат, как для человека, прожил удивительно долгую жизнь. И что не мало важно счастливую.
-Именно поэтому так странно чувствовать сейчас себя дома.
Последними словами я подвела итог собственным мыслям. Странно все в итоге сложилось, но я никогда не обманывала себя и точно не собиралась сейчас. Мне нравится этот человек. И то время, что у нас есть - я не собираюсь тратить на притворство и попытки это скрыть.

+1

116

- А оно у тебя есть, это место? - тихо спросил Лари.
Если подумать - то, вероятно, из-за того, что Лари не придавал слову "дом" такого значения, какое ему придавала Клио, то можно было и понять, почему Лари относился к этому так просто, "где на ночь приткнусь - там на утро и проснусь".
Но - опять же, долг.
И пока что Лари не мог себе позволить осесть вот просто так, где-нибудь, хотя бы больше, чем на пару дней - дорога успокаивала сердце. Сейчас всё было по-другому - с ним была Клио, и одно только её дыхание дарило покой, покой, которого Лари не испытывал никогда в жизни.
Снаружи, высоко в облаках, еле слышно пророкотал жёрнов грома. Обычно люди даже не отдают себе отчёта в том, что они его услышали - покажется, будто это лишь слишком громкий порыв ветра. То, что должно было быть внезапным, зачастую воспринималось людьми совершенно спокойно.
- Ну, и можешь считать это странным - то, что я отношусь так к слову "дом". Многие учили: безопасность не в стенах, безопасность - в людях. Когда ты находишься рядом хотя бы с одним человеком, которому доверяешь, как себе - домом тебе может показаться даже сеновал. И наоборот - роскошное поместье никогда не станет тебе домом, если ты живёшь с человеком, с которым постоянна вражда и недоверие. Если ты один и не боишься за себя - хотя, не скрою, иной раз просто у меня голова дурная - можно заночевать хоть в открытом лесу. Если же наоборот - то не уснёшь и не успокоишься, даже если живёшь в замке.
Тем временем снаружи пророкотало сильнее.
- М-м... не думал, что будет гроза, - молвил Лари, поднимая голову, - Я всегда люблю запах перед грозой. Свежий. Дышится легко. И, как ни странно, сильнее клонит в сон, чем обычно.
В какой-то момент возникло желание хотя бы на пару минут выйти и вдохнуть этого воздуха... Особенно свеж он был в конце весны и на протяжении почти всего лета. Было такое чувство, будто всю пыль прибило к земле неведомой силой, и под тёмно-серыми грозовыми тучами оставался лишь чистый воздух - будто неведомый алхимик прогнал прочь всю пыль, заставил её осесть тяжёлым осадком на дно гигантской колбы.
За осложнения Лари, почему-то, не боялся. Впрочем, ему ли было привыкать - купавшемуся в водоёме осенью, умывавшемуся пронзительно-ледяной водой из быстрых горных потоков. Спавшему горной зимой на холодной заставе.
- Пойдём... хотя бы на пару минут. Мне всегда нравился воздух перед грозой, - молвил Лари, поднимаясь с бёдер Клио, - Я тебе, наверное, все ноги отлежал, - Встав с кровати, мужчина протянул Клио руку, тепло улыбнувшись.
Тем временем снаружи раздался ещё один раскат грома, от которого, казалось, даже чуть притих шум осеннего дождя.

+1

117

- А оно у тебя есть, это место? - спросил Лари и в ответ я медленно качнула головой.
-Было. Ещё лет пятьдесят назад. Но теперь вернись я туда: не узнаю ни людей, ни улочек. Хотя насколько мне известно, у меня там внучатые племянники имеются. Да и сейчас с тобой я тоже чувствую себя вполне дома, пусть это и не на долго.
По какой-то причине эти слова давались легко. Хотя думать об этом оставалось мучительно-болезненным процессом.
-И нет, я не считаю это странным. Такое отношение я тоже часто встречаю. И не только среди наемников.
До слуха донеслись раскаты грома.

Надо же, а дождь решил разойтись. Не хорошо, хвороста не так много, а ночью явно будет холодно... Да и пытаться сейчас найти хворост глупо. Не только по-тому, что темно. Дождем его наверняка уже успело порядком намочить.
Я конечно люблю дождь, но вот замерзать - люблю не очень.
Нартелл явно думал о другом, он сказал, что любит воздух перед грозой - я его понимала. Он в такие моменты и правда невероятно свежий, очень легкий и чистый. Даже по меркам леса. К тому же сейчас это великолепие будет дополнять запах сырой травы и коры деревьев. На мой взгляд ничто так не успокаивает.
Когда Лари встал и протянул мне руку, предлогая пойти подышать я кивнула, взяв его за руку и вставая с кровати.
-Нет, совсем нет. Мне было вполне удобно. Ты прав, воздух в грозу и правда чудесный, но меня беспокоит то, насколько из-за этой погоды стане холоднее...
Хоть я и поделилась с мужчиной тем, что сейчас занимало мои мысли, я не собиралась это долго обсуждать и просто пошла к выходу из сторожки держа Нартелла за руку. Едва ли моё беспокойство отменит дождь и грозу.
Открыв дверь я вышла под дождь, выпуская ладонь Лари из своей.
Капли были холодными, но невероятно приятными. Раньше я нередко танцевала под дождем... ещё когда у меня была семья. Сейчас это чувство было почти забытым, но я все равно поддалась ему на долю секунду, покружившись под каплями дождя и вдыхая запах промокшего леса.

+1

118

"Холоднее, говоришь?.." - Лари улыбнулся, глядя перед собой и остановившись на пороге, в то время, как Клио вышла чуть дальше, наружу. В сторожку потоком хлынул заряженный невероятной свежестью воздух. Прекрасная погода для прогулки, прежде, чем пойти спать.
"Холоднее... Любопытно, как она будет выглядеть в моей бригандине. Она, всё-таки, тёплая - ночи ещё не настолько холодные. Тем более - если в доме."
Доспех этот, всё-таки, был не настолько тяжёл. Быстрее в нём устаёшь, если переборщишь с пряжками на талии - всё-таки, плотность корсета платья какой-нибудь дворянки здесь не одобрялась, дыхалку надо было беречь.
Лари с наслаждением подставил лицо под холодные дождевые капли и ненадолго прикрыл глаза. На небе сгущавшиеся облака приобретали тёмно-голубой цвет с металлическим оттенком - уже неотвратимо опускались сумерки. Осенний лес был объят полумраков, чем-то напоминавший туман. Действительно, во многом паршивая пора для путника, особенно - если тот забрёл далеко в лес. Чаще всего имело смысл остановиться на ночлег и попробовать поискать путь назад на следующее утро.
Клио несколько раз покружилась под дождём, отчего складки её платья завораживающе промелькнули в полумраке осеннего дождливого леса, будто крылья гигантского мотылька.
- А боялась, что будет холодно, - Лари, сделав пару шагов вперёд, мягко поймал её за руку, готовясь, в случае чего - мало ли, запнётся!.. - поймать её второй рукой за талию.
Гром разразился громче, а в небесах совершенно неожиданно сверкнула яркая вспышка. За мгновение разветвившись по небу, на миг озарив светом верхушки деревьев, молния так же внезапно погасла, оставляя в глазах посмотревшего прямо на её свет зелёную тьму, от которой нужно было хорошенько проморгать глаза, прежде, чем окончательно от неё избавиться.
И теперь стихия уже не гремела - теперь она угрожающе рявкнула, будто требовательная мамаша, гневно приказывавшая детям вернуться домой.

+1

119

- А боялась, что будет холодно - раздались за спиной слова Лари, а затем он прервал моё кружение за руку.
Я обернулась к нему, внимательно вглядываясь в глаза мужчины. Во мне боролось сейчас много желаний. От того чтобы просто уйти с ним в дом, или просто обнять его до того, чтобы хоть слегка его подразнить... побеждало, кажется, последнее. Удивительно, едва ли эта грань моего характера часто давала о себе знать.
-А ты дашь мне замерзнуть, Лари Нартелл?
Стоило мне спросить, как всё вокруг озарило молнией. Теперь не оставалось сомнений - это будет холодная ночь. И промокшее платье едва ли сделает её теплее.
Но... с другой стороны, разве впервые придется ночевать не на перине? Нет. Это в целом меньшее из возможных неудобств.
Я сплела пальцы своей руки с рукой Лари. Всё же ладони у него были очень грубыми для его возраста. Даже через перчатки это ощущалось. Но так или иначе... это не отталкивало. Напротив, я чувствовала себя очень спокойно, когда держала его за руку. Как будто один этот факт делал защищенной.
Но вот от дождя нас обоих защитит только крыша. Нужно было вернуться в дом.
-Пойдем... а то совсем вымокнем.
Я сказала это довольно тихо, но кричать было и не к чему- мы стояли достаточно близко друг к другу. Держа Лари за руку я потянула его в дом, поправляя промокшие волосы и почти физически ощущая как они начинают сильнее виться от сырости.
Всегда так. Они у меня и без того довольно непослушные и постоянно вьются, но стоит попасть под дождь, как это играет с новой силой. Они начинают вовсю виться, превращаясь в кудряшки на которые цирюльники знатных особ тратят кучу времени.

Отредактировано Клио Ламбр (15-04-2018 02:32:08)

+1

120

- А ты дашь мне замёрзнуть, Лари Нартелл? - Пальцы Клио сплелись с пальцами наёмника, и плотно сжались их ладони. Она выглядела ещё более светлой и радостной, чем обычно... она выглядела счастливой, - Пойдём, а то совсем вымокнем.
- Да, пойдём, - ответил Лари.
Когда они заходили внутрь, мужчина заметил, что локоны нимфы, чуть не достающие до плеч, начали от воды завиваться в непослушные продолговатые кудри. Казалось, дышала она шире и легче - вероятно, она тоже не хотела расставаться с этим невероятно сведим грозовым воздухом. Но, увы - дождь, хоть и не перерос в полноценный ливень, но расшумелся не на шутку, и, несмотря на то, что оба они промокли отнюдь не до нитки, становилось неуютно. Тем более, когда незаметно в вечерней темноте надвигалась ночь - Лари не мог посудить, сколько сейчас времени. Такое бывало зимой на постоялых дворах - явившись меньше, чем через час после раннего заката, мужчина мог поужинать, опрокинуть кружку-другую медовухи и пойти спать. Попросить служанку, чтобы не будила - и совершенно бессовестно продрыхнуть до того самого момента, пока сквозь ставни не начнёт литься белый свет от облачного неба. Или пока в щели не забьют лучи восходящего зимнего солнца. Пару раз Лари мог проснуться - сам по себе, без каких-либо посторонних звуков или снов, от которых просыпаешься сам по себе, но на улице по-прежнему стояла зимняя ночь - и Лари засыпал вновь, не желая покидать койки ни на единое мгновение. И так - до самого света. Время зимой - что днём, что ночью - одинаково дорого. Днём - на дорогу, ночью - на отдых. А поскольку трудно было предположить, насколько долог будет путь на сей день, Лари не скупился на отдых, стараясь выспаться... лучше, чем следует. Перед этим он, конечно же, не забывал хорошенько вымыться и - при необходимости - почистить сапоги и бригандину - другой возможности могло не быть. Ибо - не оборванец какой, не ополченец-дезертир. Честный наёмник!
Уже когда они оба оказались в доме, Лари ответил, закрывая дверь и стряхивая капли с камизы, с тёплой улыбкой глядя нимфе в глаза:
- Нет, определённо, замёрзнуть я тебе не дам. На выбор: бригандина или поцелуй?

+1

121

Вопрос Лари насмешил меня. Интересно, на сколько он уверен, что я выберу первое? И на сколько хочет, чтобы второе?
Никогда бы не подумала, что буду говорить о подобном так прямо. С другой стороны - я всегда честна с собой. Так что и в этом вопросе могу просто ответить честно.
-Так и скажи, что не можешь решиться и нужно разрешение. 
Я с улыбкой смотрела на мужчину, точно зная, чего сама хочу.
-Я выбираю поцелуй, Лари.
Сейчас я чувствовала, как местами намокшее платье пристает к телу. Оно было и правда холодным. Не самое приятное чувство, но едва ли оно отвлекало меня от происходящего. Мне просто хотелось и дальше так же держать его за руку, смотреть на него, делить такие простые моменты... не важно, сколько на это в конечном итоге отведено времени. Но события в этой сторожке я не сумею забыть даже лет через двести. И этого человека я уже забыть тоже не сумею.

Как это грустно и смешно... я стала друидом, чтобы реже встречаться с людьми. Хотела избежать привязаностей, а каков итог? Влюбилась в человека. Всего за сутки! И я ведь даже не питаю никаких иллюзий по этому поводу. У нас с ним у обоих слишком много всего, что должно быть сделано. И эти дороги очень далеко нас разведут.
Никто из нас не останется здесь, что бы ни чувствовал. Но даже так: сейчас я свой выбор сделала. Пока это возможно, пока не закончится вся эта история я хочу чтобы он был рядом. А дальше пусть все просто сложится, как должно.

Будь на то воля его Богов или моих, мы можем встретиться в будущем. Если нет... если нет, пусть это будет приятным воспоминанием нам обоим.

+1

122

"Теперь - молчи." - понял Лари
Больше не нужно было никаких слов. Кровь ударила по жилам по всему телу, будто ища выход - где угодно и как угодно, будто надеясь, что порвётся там, где тонко, возвращая наёмника в то чувство - чувство состояния нежного распятия, когда он лежал у неё на бёдрах, чувствуя её дыхание. Чувствуя её невероятно тёплые губы у себя на лбу. Ударила по жилам - и понеслась по ним более плавно, хотя сердце его забилось быстрее, с каждой минутой вгоняя тело в жар чувств. Начинало покалывать на кончиках пальцев.
Теперь от желания - его и её - ему было не скрыться даже не дне самого глубокого океана. От него было не убежать на самую высокую гору всего материка. Ни убежать, ни скрыться - но стоило ли этого бояться?
Она была ниже его, и пришлось склонить голову. Нежно улыбнувшись, Лари осторожно убрал рукой налипшую на лоб прядку нимфы. Положив ей ладонь под ухом, сжал её руку своей чуть крепче, и, наклонившись, сперва тихо коснулся губами её губ, после чего - уже смелее, едва сдерживая бешеный поток чувств, что вновь ударил по всему телу. И - о, теперь это едва ли можно было назвать распятием. Чувство захлестнуло наёмника с головой, будто беспощадный иллюзорный прес придавил его к земле, лишая всякой воли к сопротивлению.
Сколько прошло времени? Секунда? Две? Лари не отнял губ, не отпустил ладони с её щеки, поражаясь тому, насколько нежна её кожа, как отзывались её губы в ответ на этот поцелуй, лишь закрыв глаза, окунаясь в это прикосновение с головой, будто в тёплую лампиону в летний, солнечный день.
Мужчина был готов дать голову на отсечение, что нежнее губ он не целовал.
И так же готов он был отдать голову на отсечение, что никогда он не целовал так нежно.
Кровь медленно закипала, и нежность начинала медленно, но неотвратимо уступать место страсти.

+1

123

На какую-то секунду после моих слов - воздух вокруг изменился. Стало тяжело дышать, казалось он начал давить на меня словно водяная толща. Было тому причиной сказанное или изменившийся взгляд Нартелла я не представляла, но явно чувствовала, как меня накрывает волной собственных эмоций.
Сначала мне на щёку легла ладонь - так странно - ещё мгновения назад его кожа казалась мне такой грубой и жесткой, а сейчас она касалась меня с такой нежностью и теплотой, что хотелось просто раствориться. И при этом было немного страшно... этот человек открывал мне совсем другую меня. Ту, с которой я до сих пор была не знакома. Эта новая моя часть отзывалась на каждое его действие смесью нежности и желания, разливавшейся по всему телу откуда-то из ранее неизведанных уголков души. Помимо нежности во мне закипала и скрывавшаяся там страсть. Каждой клеточкой своего существа я хотела быть рядом с этим наемником. Хотела чувствовать его прикосновения, такие удивительно нежные, прикасаться к нему сама. В какой то момент мне даже хотелось снять перчатки: остаться перед ним совершенно открытой и беззащитной. Совершенно его.
Но это по прежнему пугало. Как и пугало разум то, что всё это лопнет словно сказочный сон, вероятно, уже через пару-тройку дней. Пугало отдавать себя тому, кого вероятно никогда больше не увижу.

Как можно испытывать столько чувств одновременно? Как можно быть готовой раствориться в моменте и одновременно до колющей в сердце боли бояться это сделать? Как можно было так влюбиться, за считанные мгновения?...
Но стоило губам Лари коснуться моих, как эти вопросы, мысли и страхи разбились на множество осколков, рухнув куда-то в бездну и оставив только одно - меня.
И я ответила на его поцелуй ни секунды не раздумывая, ощущая его горячее прерывистое дыхание на своей коже. Сначала этот поцелуй был нежным, словно лепестки что только пробились по весне к её ещё такому обманчивому теплу и свету. Но он креп, приобретая иные оттенки. Казалось мы оба сейчас окончательно провалимся в топь из одного только желания и страсти.
Медленно выпустив руку Лари я всё же сняла с неё перчатку, позволяя той упасть под ноги. Через секунду то же случилось со второй.
Таким невероятным это казалось несколько часов назад, таким же невероятным это казалось мне и сейчас. Я чувствовала, как по обнаженным пальцам пробегает дрожь и как где-то в далеких уголках памяти просыпается боль от огня, что оставил на моих руках эти отпечатки. Вспоминались вереницей событий и каждая из полученных к ожогам царапин.
Но желание было сильнее. Сильнее фантомной боли, сильнее страха - я хочу коснуться. Хочу сама коснуться его кожи.
Отвечая на поцелуй Нартелла всё более нежно я снова взяла его за руку, проскальзывая по той пальцами, а второй рукой бережно скользя по его шее к затылку так, чтобы не задеть наросты и не причинить боль. Пальцы снова коснулись его волос утопая в них. Да, без перчаток я ощущала его по другому... он так куда роднее, куда более МОЙ. Пусть даже не на долго.

Отредактировано Клио Ламбр (15-04-2018 07:09:55)

0

124

Затянувшийся поцелуй продолжался, и Лари не знал, когда он закончится. И - не желал, чтобы он прекращался. Нимфа, не отнимая плотно прижатых, влажных, горячих - но таких же нежных! - губ, зашуршала одеждой. Лари не сразу понял, что Клио сняла перчатки - а когда понял, то в этом уже не было никакого смысла. Её руки - несмотря на шрамы, были невероятно нежными, шёлковыми, такими же, как её щёки, которых Лари касался даже не ладонью - фалангами пальцев. Лари почувствовал, как рука Клио, промелькнув по шее, зарылась ему в локоны. Она вожделела его. Чувство захлёстывало наёмника с головой - здесь, в полумраке дома, переходящем в ночную тьму, Лари балансировал на грани, чтобы не задохнуться, не сорвать дыхание. Рука скользнула девушке на талию; медленно Лари прижал девушку крепче к себе. Дышалось шире, и, казалось, громче. От возбуждения кровь уже не била - она бешено колотила, требуя выхода наружу жару, в котором сгорали чувства - сгоравшим сильнее, чем магма в земных недрах. Дышать хотелось так широко, что казалось, будто воздух раскалён, до предела нагрет, в разы сильнее, чем в жаркий летний полдень, что предшествует грозе. И это - несмотря на то, что там, снаружи, по-прежнему шуршит дождь и разносятся раскаты грома. Иногда сверкают молнии - едва заметными вспышками.
Чувства и жар рвались ещё выше, ещё жарче. Нестерпимо опаляли тело. Разгоняли сердце, будто желали, чтобы оно вырвалось прочь через грудную клетку. Рука непроизвольно, не подчиняясь Лари - или же наоборот, повинуясь вожделению - легла ей на спину и начала осторожно распускать на платье первые пуговицы.

+1

125

Почувствовав как Лари обнял меня я снова погрузилась в ощущение спокойствия и уюта, до того момента, как ощутила, что он начал распускать шнуровку. Конечно, я понимала что к этому придет... я хочу этого, но вместе с тем мне немного страшно. До сих пор я не подпускала мужчин так близко. А что сейчас? Собираюсь перейти грань, которая выстраивалась годами.
Но я определенно не хочу останавливать его. Напротив. Мне хочется чувствовать больше.
Я чуть крепче сжала руку Нартелла, затем прижалась к нему и позволила собственным страхам раствориться. Пусть они вернуться позже, пусть будут сильнее, но сейчас я хочу принадлежать не им.
Сквозь своё платье,находясь так близко - я чувствовала торс наемника, которым не так давно любовалась. Но ощущать его... это было что-то другое. Что-то завораживающее, близкое и возбуждающее. Повинуясь этим ощущениям моя ладонь соскользнула вниз по шее мужчины. Я провела кончиками пальцев по плечу, спустилась по ключице к груди, ощущая через его рубаху, всё ещё немного влажную от дождя, его тело. Но мне хотелось касаться его вовсе не через рубаху, а потому ладонь быстро скользнула вниз к её краю и я позволила себе запустить ладонь под неё.
Должно быть я сейчас порядком покраснела, во всяком случае я точно была смущена его близостью так же сильно, как возбуждена. Кровь пульсировала в висках и на кончиках пальцев, которыми теперь я проводила по его торсу без посредников.
Мысли если ещё и оставались в голове, то они были слишком расплывчатыми и неуловимыми. Я едва ли могла ухватиться хоть за одну из них, да и не думаю, что мне хочется это делать. Пусть она будет пустой.

+1

126

Руки Клио, быстро пробежав по груди и животу наёмника вниз, оказались под его камизой, и от их прикосновения, от прикосновения тонких пальцев, что ласково пробежали по его животу и груди, возбуждение и пламя уже бушевали жарким ураганом. В какой-то момент Лари отвлёкся от платья нимфы - при желании его можно было снять, хоть и не полностью - для того, чтобы, распустив шнуровку на вороте рубахи, снять её через голову. Камиза полетела в сторону; оставшись обнажённым по торс, мужчина вновь мягко прижал к себе и с новой силой впился в её губы - впился, едва сдерживая страсть, граничившую с алчностью. Теперь грань точно была пройдена - дороги назад нет. Бушевала буря. Буря, в которой было лишь двое. Он был её, а она - его.
Рука сползла до талии, распуская шнуровку на спине движениями пальцев. Взявшись за края платья, мужчина потянул их на себя и отпустил - и одеяние Клио легко сползло вниз, обнажая её округлые, мягкие плечи и будто выточенную из белоснежного мрамора ключицу. Руки Лари осторожно легли ей на плечи и талию, и, дополняя слившиеся в долгом поцелуе губы, слились воедино их тела. Только брюки - всё, что оставалось на нём, всё, что скрывало крепкое, обнажённое тело, в котором бешено билась кровь и ломилось сквозь рёбра сердце. Лари глубоко дышал носом, так и не отняв губ, не прекращая поцелуй. Торсом своим Лари ощущал небольшие, упругие, плотные формы нимфы.
Оторвавшись от её губ, не спуская с неё взгляда карих своих глаз, растегнув брючной ремень, наёмник позволил последней одежде спасть прочь, оставшись перед ней таким же обнажённым. Совершенно неожиданно для себя обнаружил он, будто открыл вновь, что они стоят посреди этой лачуги, в которой полумрак уже стал полноправной темнотой, что стоят друг перед другом, что их ждёт вершина наслаждения друг другом.
Нежно взяв нимфу за руки, Лари повёл её за собой, к кровати, шагая на ослабевших от быстрого биения крови ногах спиной вперёд.

+1

127

Лари отстранился чтобы снять рубаху,а затем вниз соскользнуло и моё платье (ну, то что от него осталось после сегодняшнего дня) оставляя меня обнаженной. Теперь уже он целовал меня куда решительнее, отчасти даже жадно, а я благодарила всех известных мне Богов за то,что в темноте хижины не было видно того, как алеют мои щёки.
Когда поцелуй прервался в следующий раз - обнаженным остался и он.
И не смотря на темноту, царившую в доме: я видела всё. Его тело завораживало меня, вызывая новую волну возбуждения и желания. От прежнего страха у меня не осталось ничего, но сказать всё же следовало:
-Лари... для меня это будет впервые.
Эти слова я произнесла почти шепотом, следуя за Нартеллом к кровати и не сводя с него взгляд. Сейчас я понимала значение фразы "потерять голову". Именно это со мной и происходило. Дыхание становилось горячим и прерывистым, мысли путались и разбегались по углам подсознания оставляя в голове только одно простое желание: хочу стать его.
Всё, что должно было случиться где-то в будущем больше не волновало, не волновала даже такая пугающая раньше мысль о том, что мы больше не встретимся. Это всё было таким... эфемерным, сомнительным и не значимым.
Главное я понимала, что чтобы не происходило в моей жизни дальше - я не пожалею об этом выборе. И сейчас я была счастлива.
Когда Лари дошел до кровати я с легкой улыбкой подтолкнула его на неё, наклоняясь к нему и горячо целуя.
Я знала,что необходимо делать, хотя казалось бы раньше не слишком о таком задумывалась. Может дело в том, что нередко приходилось лечить и слушать жриц любви..., а может дело в моей собственной природе?
Так или иначе я опустила руки на плечи Нартелла, нежно обнимая его и пробегая пальцами по спине - которая, надо сказать, была развита у него не меньше чем торс.
Этой ночью нам холодно точно не будет...

+1

128

- Лари... для меня это будет впервые, - прошептала Клио, не спуская с мужчины взгляда.
И она, как ни странно, этого совершенно не боялась. Беря инициативу в свои руки, она чуть толкнула Лари на кровать. Ощущение непреодолимого пресса, что заставлял жадно дышать, было фатальным, стоило Лари растянуться на спине. Девушка моментально оказалась сверху; её бёдра обхватили бёдра наёмника, и достаточно было лишь обхватить её за талию и направить её на налитый кровью орган. У неё это будет впервые, но из-за чего она была так охвачена этой страстью? Должно быть, ранее она сама боролась с этим желанием, с этим вожделением, с этим зовом. И, подобно тому, как вода точит камень, этот огонь пожирал её изнутри, чтобы в какой-то момент, бушуя в крови, снести все барьеры, все рамки и препоны.
Широко дыша, тысячу раз рассыпаясь во прах от близости её нежной кожи и упругой груди, от ласкавших спину рук, от трепетных её бёдер, что ощущала его кожа мягкой, но нервной рябью, мужчина пробежал руками в ответ - от округлых, тёплых плеч, по точёным лопаткам, ниже по невероятно изящной спине, и до поднимавшейся талии; на самой пояснице его ладони разошлись в стороны, и Лари, обхватив девушку руками за талию, опустил её чуть ниже, приближая с каждым мгновением миг соития. Его глаза внимательно смотрели в глаза нимфы; их тела некоторое мгновение колебались, находясь в предельной, интимно-опасной близости. Опустив её талию чуть ниже, мужчина естеством ощущал, насколько сейчас близок этот плод, что предстоит вкусить им обоим. Сердце сладостно захлебнулось кровью, и Лари, окончательно отдаваясь страсти, опустил талию, и, чуть выгнувшись навстречу, вновь будто невпопад впился в губы девушки и вошёл в неё, разом ослабив хватку ладоней на боках девушки.

+2

129

Будучи значительно опытнее - Лари направлял меня. Он делал это в своей манере, заботливо и нежно, а мне всё больше происходящее казалось сном. На каждое его прикосновение всё внутри меня отзывалось нежностью и трепетом. Он гладил меня по спине и в след его руке я прогибалась, словно кошка под заботливой рукой хозяина.
Когда наконец Лари вошел в меня я сначала ощутила легкую тянущую боль, но она длилась всего мгновение. Резко глубоко выдохнув я крепче обняла Нартелла, давая себе пару секунд для того, чтобы привыкнуть к новому ощущению и целуя мужчину в ответ.
Как только я почувствовала,что достаточно привыкла, то позволила себе начать двигать бедрами. Стон вырвался из груди почти моментально и поцелуй пришлось прервать, ощущения что я испытывала едва ли можно было с чем то сравнить: порхавшие в голове мысли вдруг стали тяжелыми, а тело напротив легким. Не осталось ничего кроме простого знания - я его. Хотя бы на эту ночь, но его.
Полностью отдавшись собственному желанию я крепче обняла Лари, ощущая его в себе и полностью сосредотачиваясь на этом ощущении.
Не переставая двигать бедрами я чуть склонилась к мужчине, шепнув ему на ухо сквозь вырывавшиеся стоны единственную мысль остававшуюся ясной:
-Я влюбилась в тебя.
Внутри меня всё горело, и не только от физического наслаждения, но и от того, что самый желанный мужчина в моей жизни сейчас был со мной одним целым. Дыхание учащалось, становилось горячее, удовольствие принадлежать кому-то впервые становилось реальным и что возбуждало ещё больше - он тоже принадлежал мне сейчас.

+1

130

Лари был готов ожидать чего угодно - крика, вопля, стона... Но, вероятно, Клио настолько сильно была заведена, возбуждена и отвлечена этим чувством, что тело её отвечало лишь на ласку, что срыв плевы показался ей чем-то пустяковым, подобным срыву цветка на поляне в солнечный летний день... и она явно не намерена была заканчивать. Нимфа начала двигать бёдрами, глубоко дыша; в прерывистом, шумном её дыхании, окатывавшем тёплой волной лицо и шею мужчины, изредка пробивался сладкий стон. Там, внизу, всё было упруго, влажно и горячо, подобно тугому узлу, что с каждой секундой затягивался и грозил с минуты на минуту сорваться.
- Я влюбилась в тебя, - громко шепнула Клио, едва сдержавшись от сладостного, тихого стона, чтобы это сказать. Пламя, бушевавшее в теле, будто приняло в себя порцию вязкого китового жира и разгорелось с новой силой. Широко, будто кузнечный мех, поднималась грудь мужчины; едва ли подчинялись ему руки. Промолчав в ответ, Лари лишь с новой силой впился ей в губы, вложив всю страсть и нежность, что кипела в данный момент в его теле. Одновременно с этим он продвинулся чуть вперёд, намереваясь войти в неё полностью, до самого основания, намереваясь привести её к апогею бесконечного наслаждения.
Правая рука ловко скользнула с талии через пах, и пальцы её начали осторожно, медленно ласкать чуть повыше влагалища. Наряду со всем телом, напряжён был и слух наёмника - этот цветок не был сорван. Наоборот, он расцветал на глазах, но цветению его не было предела - она, вне всякого сомнения, могла отдаться ещё большим чувствам.
Расцвести ещё сильнее, распуская роскошный бутон и источая аромат блаженства и любви.
Отняв руку прочь, мужчина, не выходя из её тела, держа Клио обеими руками чуть повыше талии, сел вместе с ней. Также, двое они были друг напротив друга. Дышали их тела и бились в такт их сердца, будто оба они только что вынырнули из-под воды, одновременно с этим стремясь вновь сорваться в ласки. Одна рука судорожно водила по талии, прижимая нимфу; вторая же скользнула по её левой груди, аккуратно сжимая и лаская. Прервав поцелуй, мужчина в ответ прошептал лишь одно:
- ...Ты прекрасна... - и губы его, покрывая поцелуями шею и плечи нимфы, направились ниже, к ключице. Обрушивалась очередная волна чувств, и мужчина не намеревался её избегать, отдавая себя на произвол судьбы бушующей крови и ласок Клио.

+1

131

Лари снова целовал меня. Целовал так страстно, словно я была у него в руках последний раз, словно исчезну с рассветом. Я и сама сейчас была не уверенна, что не исчезну. Дышать становилось всё сложнее и я едва могла отличить своё дыхание, от дыхания наемника.
Подавшись вперед Нартелл вызвал во мне очередной стон, уже значительно громче предыдущего. На секунду я смутилась от собственного голоса, смутилась, что могу быть такой громкой. Но тут рука мужчины соскользнула с моей талии и я поняла, что вовсе не так уж громко сейчас стонала. Я крепче обняла Лари, как будто возможность держаться за него была возможностью сохранить остатки уплывающего в даль сознания.
Однако поддерживая меня чуть выше талии он вдруг сел, в ответ я со стоном резко выгнулась в спине, прижимаясь грудью к его торсу; мне казалось, что сейчас в его руках я могла бы просто сгореть. Воздуха катастрофически не хватало, казалось я могла бы обжечься о собственное дыхание. Чуть отстранившись от его поцелуя я бегло проскользнула взглядом по телу Лари, а следом за взглядом провела по нему ладонью. В темноте, на ощупь я сейчас словно изучала рельеф его тела. Рукой я наткнулась на шрам, нежно обведя его кончиками пальцев и соскальзывая ниже.
Я чувствовала, как вздымалась под моей рукой его грудная клетка и казалось, что он так же как я сейчас сгорает изнутри. Прикрыв глаза я горячо поцеловала его в ответ, на какое-то мгновение слегка укусив его за губу. Возможно так я боролась с собственными стонами, а возможно убеждалась, что это не сон.
Одной рукой Нартелл плотно прижимал меня к себе, а второй ласкал мою грудь. Тело снова мгновенно отозвалось приятным покалыванием в груди и я просто уже не могла бороться с голосом, который срывался на громкие стоны.
Лари отстранился,прошептав сквозь сбившееся дыхание:
- ...Ты прекрасна... - ответить что-либо сил не находилось и потому я просто сомкнула ноги "замком" на его спине, а сама слегка выгнулась назад, опираясь одной рукой о кровать и сжимая простынь на ней. Внутри всё пульсировало от удовольствия и наслаждения. Я ощущала Нартелла внутри каждой клеточкой своего тела и это заставляло трепетать моё тело в такт каждому движению. При этом второй рукой я сейчас скользила по кубикам его пресса... вероятно, после этого я легко узнаю его с закрытыми глазами. И не только по рельефу, но и по запаху его тела, который сейчас кружил голову не меньше чем всё происходящее.

0

132

Окутавшая наёмника тьма, которой была напоена эта беспросветная, таинственная ночь, поглотила его. Здесь были лишь двое - он и Клио. Сплелись их тела, стали единым целым. Сквозь тончайшую пелену в ушах громче застонала Клио, и её ноги обхватили талию наёмника, сомкнувшись на пояснице под самой спиной. Её руки блуждали по груди и животу наёмника; зубы терзали его нижнюю губу в порыве страсти. Это было подобно давно спящему вулкану, что внезапно взорвался, дав волю жару и пламени.
Задыхаясь от чувств, нимфа чуть подалась назад плечами и грудью, опираясь на руку, которой сжимала нерасправленное постельное бельё. Она расцветала. Сладко и громко стонала, грациозно и изящно двигаясь, и ни на мгновение не желая отстраняться, отделяться от тела любовника. Чуть подавшись вперёд, Лари покрывал её шею и плечи страстными, горячими поцелуями. Была невероятно горяча её белая нежная кожа;
И одновременно с этим, там, внизу живота, постепенно поднималась сладкая, томная, тягучая тяжесть. Она, порождённая жаром, медленно ворочалась, в такт бьющейся в члене крови. Было велико желание продолжать эти бесконечно трепетные мгновения, полные горячего воздуха, стона и обоюдного наслаждения, неги, дрожи и ласки, бьющей силы и цветущей красоты, что наполняли их тела.
Обхватив обеими руками талию нимфы, мужчина пытался прислушаться к ощущениям, прочувствовать их, изо всех сил, широко дыша, пытаясь обуздать близившийся экстаз плоти. Громкие стоны Клио побуждали входить в неё всё быстрее и глубже, всё страстнее ласкать её тело губами и руками, но велико было и опасение того, что мужчина сорвётся.

+1

133

Поцелуи Нартелла жаром оставались на моих плечах и шее, таким же теплом ощущается слеза свечи попавшая на кожу и это всё больше погружало в пучину удовольствия, заставляя сильнее сжиматься изнутри. Мне казалось, что на местах, где мою кожу касались его губы начинали распускаться огненными цветами следы.
Когда мужчина обнял меня за талию я с трудом оторвала руку от кровати, выпуская из хватки пальцев постельное; и нежно обнимая его за плечи в ответ, стоны все больше срывали голос, чтобы хоть как-то сдерживать их я пару раз закусила губу. Но боль возвращала ясность сознания лишь на мгновение.
Лари входил в меня всё глубже и раз за разом я всё четче понимала, что от этих ощущений можно сойти с ума. Крепче обняв мужчину я страстно, но коротко поцеловала его прижимаясь всем телом. Сердце в груди как и вся плоть сходило с ума, разгоняя пульсирующую кровь по телу. Это новое для меня наслаждение, сейчас казалось, достигало своего пика. Удовольствие захватило последние уголки моего организма, это было каким-то сладким сочетанием усталости, блаженства, страсти и нежности одновременно.
Думать о чем-то было совершенно невозможным, да и к тому же не нужным. Тело утопало в экстазе и разум, сдав все некогда принадлежавшие ему права - добровольно утопал вместе с ним.
Сквозь всё это блаженство я ещё едва слышала прерывистое тяжелое дыхание наемника и словно ему в такт, подчиняясь ему по телу пробегала дрожь.
Я хотела было сказать Нартеллу, насколько мне с ним хорошо, но слова утонули в очередном стоне.

0

134

Кровь уже не бушевала - она кипела, кипела яростно, дико, сильнее, чем в сражении или в драке - или же, с такой же силой, но сейчас Лари мог это прочувствовать. В Клио, казалось, вот-вот проснётся алчущий демон - настолько она была неутомима, раз за разом задыхаясь от наслаждения, будоража слух и сердце сладострастными, громкими стонами, раскрываясь перед Лари с совершенно другой стороны, отдавая себя всю без остатка в его власть и принимая такую же цену от мужчины в ответ... сколько же времени сдерживала она себя так, и чего ей это стоило?!..
Лари потерял счёт времени, лишь зная, что скоро всё должно будет закончиться. Безо всякого огня здесь было жарко, и жарко настолько, что неумолимо подступал момент, когда должна наступить кульминация, когда произойдёт взрыв.
Когда мужчина расцветёт так, как ранее не расцветал никогда в жизни.
Внутри, внизу живота, что-то начиналось. Эпицентр, в котором разгоралась страсть, был напряжён до предела, будто натянутая лучная тетива, что грозила сорваться с захвата пальцев стрелка, что, безусловно, сильны и ловки, но едва ли смогут держать её вечно. Нежность тела Клио, упругость её лона и груди, шторм, бушующий в сердце, непрекращающиеся движения, шумное дыхание, громкие стоны Клио, полные боли и неземного наслаждения - всё это грозило единым потоком вырваться наружу, сотрясая всё тело - от ступней от кончиков пальцев - сладкой дрожью. Сбивалось дыхание, и всё тяжелее билось сердце.
- Клио... - прерывисто прошептал мужчина, прошептал тревожно. Мгновение взрыва, миг высшей точки наслаждения, кульминации, близился неизбежно. Он мог сорваться в любой момент!..

+1

135

Я услышала, как Лари обеспокоенно назвал моё имя. Думать было невыносимо тяжело и я далеко не сразу поняла причину его беспокойства.
-Всё в порядке... - я нежно коснулась щеки Нартелла рукой, стараясь хоть чуть-чуть унять дыхание и стоны - не беспокойся, я не забеременею. Сдерживаться не... не обязательно.
Меня на секунду позабавила мысль о том, что он тревожится по этому поводу. Даже средненький алхимик знает что с чем нужно смешать и когда принять, чтобы избежать нежелательных последствий хорошей и насыщенной ночи. С другой стороны... возможно у него были и другие причины для тревог.
-Но если... хочешь... можем остановиться?..
Чтобы взять себя в руки потребовалось невероятное усилие. Я слегка отстранилась от Лари, борясь с риском снова провалиться в бездну экстаза, захватывающего тело и двигая бедрами теперь значительно медленнее. В голове было четкое понимание: решать в этой ситуации будет именно он. Ведь так или иначе, я своё решение приняла ещё в тот момент, когда мы вошли в дом.
Сколько времени прошло с того момента? По ощущениям - очередная вечность. Сколько же таких бесконечных мгновений может пережить человек за свою жизнь... когда в голову возвращались мысли всё происходящее снова приобретало окрас сна, возвращалось ощущение нереальности этого момента.
Я обнимаю сейчас человека, которого едва знаю и его близость делает меня счастливой. Впервые, больше чем за сотню лет я ощущала себя влюбленной. Никогда прежде никто не пробуждал во мне желания...
Едва уловимо качнув головой я снова отогнала мысли. Они сейчас были ни к чему. Важнее было решение Лари.

0

136

- Ты... уверена?.. - прошептал мужчина.
Дышать постепенно становилось легче. Но желание продолжать никуда не делось, равно как и желание довести начатое до конца. Она всё ещё желала его. Можно было и прерваться. В конце концов, брать на реакцию мужчина был научен - счастье в виде зачатия при его жизни либо было ни к чему... либо в таком случае, им обоим всегда пришлось бы быть вместе. С девочкой или мальцом - дитём нимфы и человека
Клио же сама не желала останавливаться. Могла ли она сказать это, не отдавая себе простейшего отчёта в том, что произойдёт, если семя попадёт в неё? Или же твёрдо знала?
Решив не забивать себе голову этим вопросами, чувствуя, как унимается пожар, к которому уже успел привыкнуть, Лари лишь прошептал:
- Всё хорошо.
Ощущение близившегося взрыва постепенно отпускало. Успокаивалась кровь - впрочем, лишь для того, чтобы мужчина, вновь поцеловав Клио и затягивая поцелуй, дал любовнице чёткий и явный знак - продолжать. Ещё не унималось бьющееся сердце. Но, так или иначе, она должна как следует постараться, чтобы семя ударило внутрь. Рисковать Лари не желал ни при каких обстоятельствах, пусть и велико было желание исполнить то, что хочет она.
Вновь слились в долгом поцелуе их уста, и мужчина, снова положив ладони на талию Клио, начал едва заметно сопровождать её движения. Тело снова охватывал жар чувств - казалось, что целой ночи, до самого рассвета, не может хватить им обоим, чтобы напиться друг другом, чтобы лишиться чувств от происходившего с ними обеими. Не верилось, что для неё это впервые - пусть Лари и не видел крови. Не мог её видеть, не мог и почувствовать - та вязкая влага была отнюдь не кровью.
Ладони наёмника поднимались от талии по бокам, к груди нимфы. Одна, скользнув по рёбрам, начала ласкать грудь пальцами, вторая же, уходя за спину, легла между лопаток, и наёмник вновь прижал любовницу к себе, позволяя себе насладиться её телом, а ей - своим.

+1

137

Лари поинтересовался уверена ли я, на что мне хватило сил только кивнуть. Пусть даже я и двигалась медленнее, но чувствовать его в себе доставляло невероятное наслаждение, впрочем уступая немного место и едва уловимой тянущей болью.
- Всё хорошо. - прошептал он, снова даря мне поцелуй, от которого я не собиралась отказываться, нежно целуя его в ответ. Новый толчок оповестил меня о том, что решение в его голове таки сложилось и я снова отдалась целиком ощущению.
Мне нравилось узнавать его тело, хотелось чувствовать до конца, ещё больше, чем сейчас. Но в конечном итоге окончание этой ночи будет зависеть от него.
Руки мужчины легли мне на талию, вновь едва уловимо направляя мои движения и я поддавалась. С ним рядом хотелось быть послушной, тем более, что это заставляло тонуть в наслаждении. Стоны вновь вырвались из груди сбивая дыхание, казалось, что меня накрывала очередная волна, не давая и шанса на глоток воздуха.
Одна из ладоней любовника легла мне на грудь, а второй он прижал меня к себе, позволяя вновь почувствовать его тело и его запах. Несдержанно простонав я нежно обняла такого желанного и такого любимого сейчас мужчину, легко проводя  рукой по его спине вдоль позвоночника.
Ощущение экстаза постепенно возвращалось, поднимаясь откуда-то от живота и растекаясь по каждому миллиметру моего тела. Я разгорячено отзывалась на каждое прикосновение Лари прогибаясь в спине и жадно целуя его, прерываясь только на собственные стоны.

0

138

Она была полностью, безоговорочно согласна. Согласна на всё, что угодно, стремясь к чему-то большему, нежели то, что происходило сейчас. Желание Лари было и её желанием, и её тело с преуможенной чувственностью отзывалось на любое, даже случайное, движение, которое совершал мужчина. И наоборот, её желание Лари разделял целиком и полностью, отзываясь нежными и постепенно ускорявшимися движениями и биением трепещущего сердца, готовый принять любое буйство беспощадно переполненного чувствами тела. В очередной раз Лари предавался этому пульсирующему в сердце и в жилах наслаждению, ощущая, насколько нежна и бархатиста её кожа - настолько, что даже шрамы и ожоги на её руках не ощущались, будто исчезли. Небольшая, но упругая её грудь скользила в такт движениям по мужской груди, и изредка впивались в кожу, прокатывались по ней затвердевшие соски. Вновь у Клио судорожно захватывало дыхание, и вырывалось оно из её груди стонами, блаженными, выстраданными в сладких неземных муках стонами.
Наслаждение было далеко не предельным. Клио рвалась, будто стремясь не просто стать с ним единым целым - она будто желала находиться во власти его объятий вечно.
Будто она желала, чтобы Лари овладел ей всерьёз и надолго.
Руки мужчины теперь бесцельно скользили по изящным изгибам спины нимфы, не подчиняясь рассудку, стремясь найти то самое положение, в котором их тела смогут чувствовать друг друга, дышать друг другом полностью, неотвратимо утопая в океане томной, пылающей, горячей неги, утопая - и сгорая заживо. Казалось катастрофически мало того, что ноги её обхватили талию мужчины, что также нежно скользили по его спине её ладони, что её округлые плечи, грудь, всё её тело полностью принадлежало ему.
И снова просыпалось это ощущение, что могло рвануть ввысь, задержать на пике наслаждения - и сорваться обратно...

+2

139

Кровь пульсировала в теле, билась о виски и кончики пальцев; словно вольная птица неожиданно запертая в клетке бьется о её решетки в желании выбраться к столь манящей свободе. Казалось что вся я принадлежу этому мужчине, во всяком случае моё тело сейчас было полностью в его власти, да и если бы я могла ясно думать - мысли наверняка тоже принадлежали бы ему.
Ласково проводя рукой от спины к плечам, а затем поднимаясь кончиками пальцев по шее Лари я нежно поцеловала его, наслаждаясь близостью наших тел. Мне было жарко, так как никогда прежде. Должно быть даже палящее солнце пустыни не сможет сравниться с этим жаром, в самый знойный из своих дней, исходящим откуда-то изнутри, плавящим даже мысли. Я чувствовала, как в таком же горячем и тяжелом дыхании вздымается грудь мужчины, чувствовала, что наконец в нем не осталось ни лишних мыслей, ни тревог - он был моим. И наслаждался сейчас точно так же, как наслаждалась я, полностью отдаваясь этому чувству, длящемуся совершенно бесконечно.
Даже если бы сейчас к окно проникли золотисто-красные лучи рассвета - я бы едва ли удивилась этому, ведь сейчас мне казалось, что всё это слияние желаний, тел, удовольствия длиться бесконечно долго и едва ли когда-нибудь закончится.
Сколько прошло времени на самом деле... едва ли я могла хотя бы предположить. Лишь где-то на задворках сознания отмечая, что дождь наконец кончился или значительно ослаб: капли больше не бились в окно и гром больше не доносился до слуха.
Теперь тишину ночи разрывало только его дыхание и мои стоны, которые сдерживать я уже даже не пыталась - это было  бесполезно.

+1

140

Счёт времени был потерян уже давно - окончательно, безнадёжно и бесповоротно. Более того - времени как будто не существовало вовсе, была лишь бесконечность, была лишь тьма осенней ночи, в которой были лишь двое - он и она, мужчина и женщина, пламя и шторм.
Не было никаких мыслей - было лишь слепое, горячее желание, было биение сердца, сладкие стоны Клио, наполнявшие слух, и снова всё это стремилось к кульминации, отсрочить которую Лари пытался, но - безуспешно. Иначе пришлось бы вновь возвращаться к тем чувствам, к той неге, в которую оба они были погружены с головой, в которой оба они утопали, задыхались, сгорали, в которой они уже не один раз рассыпались в пепел и воскресли вновь. Неопределённость нужна не была - наоборот, хоть эти мгновения и казались бесконечными, и горела кровь от желания растянуть их на вечность, горела кровь от ощущения того, что более это не повторится - так, как было сейчас, но - быстро или медленно, но - неизбежно - шло к тому, чтобы закончиться, как и всё на свете. Потому мужчина позволил ослабнуть своему внутреннему чутью, полностью доверяя себе, двигаясь так же глубоко, так же высвобождая силу, что была скована этим напряжением. И ответ не замедлил себя ждать. Под поясницей становилось всё тяжелее и тяжелее - и всё больше наслаждения и жадного желания - ещё! - переполняло мужчину, требуя хотя бы ещё немного времени, остаться - до последнего, прижимать к себе Клио - до последнего; ощущать горячее тепло и нежность её кожи - до последнего; слышать её сладкие стоны и ощущать прикосновения её влажных, мягких губ - до последнего! Не желая более ничего, мужчина продолжал ласкать Клио, чувствуя, что скоро произойдёт взрыв; дыхание его нарастало, становилось шумнее и сильнее.

+1

141

Ощущение, что уже поглотило меня целиком - не поддавалось никакому описанию. С одной стороны - я сгорала и таяла рядом с этим мужчиной словно зажженная свеча , с другой - я словно провалилась под весенний лед и не могла выбраться на поверхность. Остатки мыслей упорхнули от меня; словно та самая птица наконец вырвалась из клетки, а трепет внизу живота становился совершенно нестерпимым.
Голова была совсем пустой,оставались только ощущения плоти: сладостные и невыносимые одновременно. Я чувствовала, как член Лари становился ещё тверже, отдавая пульсацией внутри меня. И в такт этой пульсации трепетало всё мое тело.
Мои пальцы впились в плечи любовника, словно в попытке удержаться на грани, с которой я была готова соваться в одно мгновение, как дышать я казалось и вовсе забыла. Дыхание самого Лари сейчас казалось таким невероятно шумным и ещё более горячим чем по началу. Оно обжигало кожу, а его ласки заставляли голос срываться чуть ли не на крик. Отчего было немного неловко и приходилось вкладывать невероятные усилия,чтобы не позволять голосу срываться сильнее.
На пике наслаждения я плотнее прижалась к торсу мужчины, жадно глотая воздух сквозь рвущие голосовые связки стоны. Горло слегка саднило, а всё тело изнывало от удовольствия, усталости и легких отголосков боли после потери девственности. В попытке как-то вернуть рассудку спокойствие я уткнулась в плечо Нартелла лбом и закрыла глаза. Тело колотила мелкая дрожь, а мысли расплывались при малейшей попытке расставить их по полочкам.

+1

142

Это передавалось. Это чувствовалось. Ощущение неотвратимо приближающегося взрыва. Клио сама чувствовала его приближение в своём теле. Время будто бы ускорялось, нарастало напряжение, натяг, яростно билась кровь. Пальцы Лари вцепились в талию нимфы, будто мужчина падал, пытаясь ухватиться за несуществующий выступ.
И в этот самый момент Клио огласила воздух самым сладким и выстраданным болью стоном за всё это время. Пальцы её вцепились наёмнику в плечи - вцепились мёртвой хваткой, не желая отпускать. Ноги её сильнее обхватили поясницу мужчины, прижимая его к себе. И, будто подхватывая, будто воспламеняя, импульс неземного наслаждения, его апогея, охватил и тело Лари. Сжав зубы и зажмурив глаза - пронеслась перед взглядом вспышка паники тёмно-серой змеёй - мужчина, вцепившись пальцами в талию Клио, пытаясь вырваться из нежного и мягкого капкана, не в силах сдержаться, вскинул голову, выдыхая - одним лишь воздухом, потревожившим связки, - тихий, едва слышный, стон, и содрогнувшись в охватившей поясницу и талию конвульсии. Вязкое семя вырвалось прочь. Из последних сил мужчина вырвался наружу, и два последних удара пульсом отозвались в разгорячённом органе - два удара, два рывка разгорячённой плоти, и два белёсых, горячих, тягучих росчерка окропили низ живота Клио.
Это произошло всего за несколько мгновений, и теперь наступила тихая, почти что глухая развязка. Оба они дышали в тишине. Клио уткнулась лбом в плечо мужчины и закрыла глаза. Некоторое время, несколько растянувшихся до минут мгновений он сидел, мягко обхватив рукой её за плечи, перебирая пальцами её непослушные тёмные локоны. Прочёсывал их. Наматывал кончики локона. Снова перебирал. Горячая плоть постепенно остывала. То же можно было сказать и о ней. Накатывалась усталость. Вялость.
Аккуратно подхватив нимфу за талию, Лари, нежно поцеловав её в уста, взял её за руки, улёгся на спину и расправил плечи, увлекая нимфу за собой, приглашая её лечь ему на грудь, что только сейчас начинала дышать ровно, глубоко - и легко.
- Ты прекрасна... - шептал Лари. Язык, как и в предыдущую ночь, не слушался рассудка - Лари сам не мог представить, что когда-либо так заговорит, - ...Звезда моей жизни... - продолжал он так же тихо и нежно.

+1

143

Я медленно возвращала дыханию хотя бы подобие спокойствие, словно участь дышать заново. Обняв меня Лари снова подарил мне нежный поцелуй и лег, увлекая за собой, но я качнула головой.
-Подожди немного...
Однако Нартелла, кажется, захватили эмоции. Такого нежного взгляда я прежде ни у кого не встречала.
- Ты прекрасна...Звезда моей жизни... - шептал он, вызывая у меня нежную улыбку. Я ласково погладила его по руке и, склонившись, поцеловала Лари в щёку. Было немного грустно слышать это, не питая иллюзий по продолжению этих отношений. В конце концов... за добрую сотню лет я научилась быть честной с собой даже в те моменты, когда мне это не нравилось. Но говорить об этом я не собиралась.
- Спасибо тебе, большое... Я сейчас очень счастлива.
Я встала, проходя к столу на котором лежал отпоротый рукав, взяв его я вытерла живот - спать так было бы мягко говоря, странно, а вместе с тем я стерла и капли крови с внутренней стороны бедер. Собственно, стоять и передвигать ногами оказалось неожиданно сложно, коленки то и дело хотели подкоситься, да и живот теперь немного саднило.
Вернувшись к Лари я легла рядом с ним накрыв нас обоих одеялом, опустив голову ему на грудь и нежно обняв. Интересно... сколько осталось до рассвета...
-Думаю, нам таки нужно поспать, Лари. - я тепло улыбалась, слушая его дыхание и биение сердца. Мне хотелось сейчас просто позволить себе быть счастливой, не важно, сколько это продлится. Мне нравились эти новые чувства, мне нравилось и то, что ещё есть время, которое я проведу с ним. И пока не придет время расстаться - я буду его.

0

144

Стоило привести себя в порядок. Было велико желание пройти до того водоёма и окунуться в него - в первую очередь, для того, чтобы смыть эту вялость и уснуть уже чистым. Но в сон клонило неизбежно, и даже то, что мужчина лежал обнажённый, едва ли причиняло какие-либо неудобства. Тело будто лежало под толщей тёплой воды. Мерно бежала кровь по жилам. Поднималась и опускалась грудь.
Сквозь полудрёму Лари почувствовал, как голова Клио легла ему на грудь, а поперёк диафрагмы легла её рука. Сверху обоих накрыло одеялом.
- Думаю, нам таки нужно поспать, Лари, - прошептала нимфа. Её тёплое дыхание лёгкими волнами бежало по груди наёмника. Взяв её руку в свою, Лари лишь прошептал в ответ, лишь чуть-чуть приоткрыв глаз:
- Да...
Взяв руку нимфы в свою и сплетя пальцы на своей груди, другой рукой мужчина обнял прильнувшую к нему Клио. Клонило в сон, и Лари, ожидая, пока сон не унесёт его с собой окончательно, глядя через полуприкрытые глаза в потолок, безо всяких мыслей касался пальцами изгиба обнажённой талии возлюбленной; другая же рука пальцами поглаживала запястье Клио. Приятно щекотали, ласкали кожу на груди её тёмно-русые, непослушные локоны. Обнажённое её тело прильнуло к телу мужчины, и в нём, так же, как и в своём, Лари через тонкую, нежную её кожу мог почувствовать эту томную усталость, что охватила её - гаснущие уголья от бушевавшего минуты назад пожара.
Дыхание не теряло силы, но становилось всё медленнее и тише. Почему-то Лари не волновался о последствиях - отчасти, дурная голова, но отчасти и из-за того, что на эмоции не осталось сил. Всё, на что сейчас способен был рассудок - это уснуть. И мужчина терпеливо ждал, водя взглядом из-под опущенных век по дерновому потолку, печи, голове Клио, окну, одеялу, что покрывало двух влюблённых друг в друга. Снова по потолку.
Сон сразил наёмника так же, как и всегда. Неожиданно - мужчина даже не смог запомнить этот момент, когда он проваливался в глубокий сон. Дыхание, так и не потеряв силы, стало совсем тихим.
Везде - в доме, в лесу вокруг дома - наступила тишина, наполненная лишь стуком дождевых капель, блестящими бриллиантами падающих с голых  ветвей, сбросивших листву.

+

+1

145

Получив положительный ответ я улыбнулась, наблюдая как Лари берет меня за руку. Просто лежать вот так, ни о чем не думая, рядом с мужчиной в которого влюблена казалось мне не меньшим удовольствием чем всё, что происходило до этого. Просто сейчас это было удовольствие другого рода. В его объятиях было тепло, уютно и спокойно, что заставило прижаться чуть ближе.
Я точно знала - стоит закрыть глаза, как я провалюсь в мир снов. И может по этой причине, я не стала сразу их закрывать. Мне хотелось ещё немного просто полежать рядом слушая его дыхание, которое с каждым новым вздохом становилось всё ровнее и спокойнее.
Голова была пуста и легка, тело ныло от усталости и не смотря на мои попытки сопротивляться глаза закрылись, унося в привычный мир снов, позволяя промелькнуть лишь одной, самой последней на сегодня, мысли: "кажется, я снова просплю рассвет".
Обычно я всегда просыпалась с первыми лучами и не важно - сколько я спала. Рассвет действовал меня, как на иных людей умывание прохладной водой. Но сейчас я была уверена, что не проснусь. Как проспала его и после того, как сидела с Нартеллом, когда у него ночью начался жар и бред. Ведь даже после того, как сам он заснул у меня сердце было не на месте ещё очень и очень долго, заставляя просто сидеть рядом и наблюдать.
Однако теперь все было иначе, я спала крепко, смотря какие-то очень хорошие сны, которые как всегда не смогу вспомнить утром. Они каждый раз забываются, стоит открыть глаза. Но зато у меня никогда не бывает кошмаров и очень редки ночи, когда не снится ничего.

0

146

Сон был невероятно безмятежным. Тихим. Лари будто покачивался в лодке, что неспешно шла по глади тихой, но полноводной реки. Река была невероятно ровной, будто зеркало; казалось, что по водной глади можно спокойно перейти на другой берег, или идти по ней в направлении широкого её русла, будто по дороге.
Чёрное, бесконечно чёрное небо было беззвёздным. Вокруг не было ни единого звука. Даже плеска воды.
Раза три за ночь Лари просыпался. Безо всяких дурных снов, без причин, без резкого открытия глаз. Просто - неожиданно для себя он будто всплывал из глубины, и перед его глазами расходилась туманная пучина. Сонная пелена улетучивалась. За несколько мгновений он вновь ощущал своё тело.
И все эти три раза его встречала тьма и тишина, тихое, едва слышное дыхание Клио, пробегавшее лёгкой, тёплой рябью по его груди. Всё так же лежала её рука - через всю грудь, около плеча, и ласкали кожу её локоны.
А когда Лари проснулся в четвёртый раз - так же спокойно и тихо - в сторожку били невероятно яркие лучи утреннего осеннего солнца. Оно не появлялось здесь с того самого момента, когда Лари был завербован на провальное мероприятие в Алом Доле. Пока он и его товарищи находились там, в городе, казалось, что эта гнетущая облачность будет вечной.
Снаружи редко оглашали безветренный воздух звонкими голосами птицы - те, кто последними улетит на зимовку, и те, кто останется встречать зиму.
Желание выйти наружу проснулось моментально. Увидеть солнце. Встретить осенний рассвет. Как давно Лари не сидел - так, безмятежно и спокойно, наблюдая, как встаёт солнце? Было достаточно живописных и красивых мест, которые он когда-то проходил. Некоторые - не один раз. Но народная мудрость гласила - "места надо знать."
"Давно ли рассвело?.."
Лари чуть повернул голову, не желая разбудить Клио. Она всё ещё спала. Прошедшая буря, что разразилась между ими двоими, измотала и оставила обоих уставшими - уставшими настолько, что слабело желание близости, пусть и было оно почти непреодолимым.
Осторожно - так же, не желая разбудить, - Лари набрал воздуха в грудь и устремил взгляд в потолок, попутно чувствуя, как начинает постепенно приходить в себя затёкшая рука, в объятиях которой спала Клио.
Это было подобно бесконечности - и одновременно с этим, настолько хрупким. Могло это прерваться в любой момент, любым движением, любым звуком.
Но если бы Клио проснулась сейчас - Лари точно забрал бы её с собой к озеру. В конце концов, теперь им не представлялось нужным стесняться друг друга. Не говоря уже о том, чтобы встретить рассвет - который, как чувствовалось, наступил совсем недавно.
Её платье лежало на полу. С отпоротыми рукавами, с прорехами, что остались от попытки бегства... нет, не от Лари. От себя самой. Рядом же лежали сапоги и брюки мужчины с распущенным ремнём. Где-то в стороне - камиза.
Лари молчал, терпеливо ожидая, пока Клио не проснётся.

+1

147

Я не знаю, сколько было времени, когда я проснулась. В дом проникал свет, вынуждая щурить отвыкшие от него глаза и словно молотом по наковальне в голову начали лезть различные мысли по поводу прошедшей ночи.
Однако разбираться с ними на пустой желудок не хотелось, как и вставать.
Тепло тела Лари рядом вызывало легкую улыбку, я крепче обняла его, борясь с утренней дремой и давая понять, что проснулась.
Медленно открыв глаза я приподняла голову, смотря на наемника и улыбаясь:
-Доброе утро, Лари. Как спалось? Нужно было разбудить меня, раз проснулся.
Мне хотелось сейчас очень много всего: есть, сходить искупаться, постирать платье и перчатки (последние хотелось ещё и надеть), хотелось прогуляться; и всё это перекрывало одно простое надо - операцию больше некуда откладывать. Сегодня нужно будет закончить всю эту историю с его болезнью до конца.
Я нежно погладила мужчину по голове, мысленно соглашаясь с тем, что сегодня закончу всю эту историю.
И видимо моя совесть на этом успокоилась.
Тут же подумалось о том, что после дождя - на улице должно быть невероятно свежо. Скорее всего в воздухе по прежнему витает аромат сырой земли и древесины.
Конечно всё та же дождливая ночь означало и то, что на улице грязно. Но последнее едва-ли огорчало. Подумаешь туфли испачкать. За утреннюю свежесть я готова пожертвовать десятками пар обуви. И тем более соблазнительной казалась в этой ситуации компания Нартелла.
-Кажется на улице прекрасная погода. - поделилась я своими мыслями с возлюбленным - Можно было бы немного пройтись.
Например поискать хотя бы относительно сухих веток, чтобы подогреть еду. Может виной тому была прошедшая ночь, а может просто тот факт, что ели мы последний раз вчера утром, но я была готова съесть что угодно.
Как же жаль, что нет возможности купить овощей и приготовить, к примеру, рагу. Или просто запечь картошку.
Но едва ли мы где-то среди леса найдем торговца, они здесь от чего-то не водятся.
Конечно для охотников - лес кладезь пищи. И хоть я умею готовить мясо - есть его совершенно не могу. Ещё в детстве я помогала маме с готовкой, но к мясу так ни разу и не притронулась.

0

148

Дыхание нимфы вдруг стало сильнее - на пару мгновений, чуть более шумным. Это было верным признаком того, что она проснулась. Вторым было то, что она крепче прижалась к нему. Её голова зашевелилась; Клио подняла голову, и мужчина встретился с ней взглядом.
- Нужно было разбудить меня, раз проснулся.
- Зачем? - улыбнулся Лари в ответ, - Торопиться нам ведь некуда.
Да и - помимо этого, Лари крайне редко позволял себе после побудки подолгу валяться в постели. Особенно - если с ним разделяла постель девушка, и уж тем более, такая ласковая и очаровательная, как Клио. Наёмнику казалось, что если он изложит свои мысли нимфе - та его поймёт. Поймёт, наверное, и со своей точки зрения.
Нимфа нежно провела рукой по локонам мужчины, ласково улыбаясь.
Наморщив лоб и вскинув брови, мужчина проморгал глаза. Его пальцы задумчиво, бессистемно перебирали локоны Клио - мужчина чувствовал, что затёкшая за ночь рука так полностью и не отошла. Ток крови только сейчас наполнил её до конца.
- Кажется, на улице прекрасная погода, - сказала Клио, - Можно было бы немного пройтись.
- Да, надо бы. Есть желание ополоснуться в том озерце, - ответил Лари, опустив взгляд на Клио. Было крайне интересно, насколько сильно будет она стесняться, увидев хотя бы на пару мгновений его обнажённое тело - одежда его лежала в двух-трёх шагах от кровати. Всё-таки, тогда, вчера, была ночь, а темнота скрывала всё - и наготу, и стыд. Казалось, что тогда Лари не видел её всю - помнил он лишь её шею и плечи. Остальное ощущалось телом, и - ничуть не хуже, чем взглядом.
- Встаём. Сходим до того озера, встретим рассвет, - кивнул Лари, разворачиваясь к нимфе. Наклонившись к ней, мужчина, положив свободную руку нимфе на плечо, нежно поцеловал её в губы и откинул одеяло, намереваясь подняться с кровати и одеться.

+1

149

Я мысленно согласилась со словами Лари - торопиться некуда. И эта мысль почти сразу вернула желание снова лечь и просто валяться рядом с ним. Мне решительно не хотелось делать что бы то ни было, даже голод был готов сдать позиции этому желанию.
Странно... когда в последний раз меня так захватывала праздность? Кажется далеко-далеко в детстве. Во всяком случае я не могу вспомнить, чтобы последние лет сто, сто пять мне так хотелось тихого и спокойного дня, с долгим пребыванием в постели.
- Да, надо бы. Есть желание ополоснуться в том озерце - сказал Нартелл, а затем и вовсе решил, что это обязательно и нужно вставать.
Ну вот... прощай кровать и праздные валяния. Однако нежный поцелуй в момент сделал это прощание не таким грустным. Лари откинул одеяло и, надо сказать, я не удержалась от того, чтобы начать скользить по нему взглядом. Торс его я уже видела, однако сейчас у меня была возможность возможность увидеть его полностью.
Обнаженных тел, как врач я уже давно перестала смущаться, а вот восхищаться не разучилась, тем более - было чем.
Лари, всё же, обладал очень хорошей фигурой. Я частенько слышала, как для знакомых девушек тела мужчин могли стать решающей причиной для начала или завершения отношений, однако красивые тела мне видеть доводилось и раньше, но при этом я не чувствовала себя такой завороженной. И тем более меня к ним не тянуло...
Вероятно у меня это зависит больше от эмоциональной привязанности? Лари нравится мне и через призму этого его тело производит на меня такое впечатление.

Оглядев мужчину и попутно прийдя к этому выводу я улыбнулась, после чего встала с кровати и прошла по комнате в "прихожую", первым делом подняв с пола перчатки. Хорошо, что мы привели дом в порядок. А то от белизны этих перчаток совсем ничего не осталось.
Как и всегда - действительно всегда - их я одела прежде всего. Это было привычкой, да и я никогда не перестану чувствовать себя без них не комфортно. Они уже стали чем-то вроде второй кожи в моем сознании.
-Ну... не знаю на счет рассвета. Скорее просто посмотрим восход.
Цвет неба за окном ясно давал понять, что солнце уже вполне встало из-за горизонта, а значит остается лишь наблюдать, как оно ползет выше по небу. И пожалуй в отражении водной глади это и правда будет выглядеть прекрасно.
Да и искупаться мне очень хочется. Подняв платье я ещё раз пообещала себе побыть немного расточительной и купить новое, а после одела это.
Теперь наступал лучший из моментов - нужно было назад его зашнуровать. О, Боги... Следующее платье куплю на застежках. Побуду очень расточительной.

0

150

Мужчина позволил себе задержать взгляд на плечах и шее Клио, что целовал он в эту ночь. Вне всякого сомнения - она была прекрасна. То, что было в эту ночь... неужели и в самом деле из-за того, что рассказы о нимфах в качестве любовниц - правда?
Или из-за того, что чувства, что испытывал Лари к ней, никогда, ни с кем ранее, не были такими сильными, горячими и отчаянными?..
Последнее нежное соприкосновение - и мужчина поднялся с кровати; раскинув руки, Лари выгнул спину чуть вперёд, разминая рёбра и позвонки. Помимо этого, мужчина вовремя вспомнил, что шею разминать сейчас надо очень осторожно - ограничился лишь парой движений вверх-вниз. Чувствуя, как медленно разливается наслаждение по затёкшим от нескольких часов сна в одной позе спине, плечам и ключице, Лари, чувствуя спиной взгляд Клио - стало немного неловко - прошёл к лежавшей на полу одежде.
Первым делом наёмник облачился в камизу, предварительно хорошенько её встряхнув, затем окончательно скрыл наготу под брюками; напоследок, мужчина заправил рубаху. Перепоясываясь ремнём, наёмник смотрел в окно, чуть прищурившись, глядя на стоявшее в лесу безветренное, безмятежно солнечное утро. Едва ли сейчас на улице так же тепло, как и летом... но должно быть теплее, чем раньше - определённо.
Не говоря уже про то, что в эту ночь оба они согрелись безо всякой топки дров.
Затем обратил взгляд на Клио, только надевшую платье. Перчатки уже были на её руках, и Лари только оставалось, что покачать головой - и то, делать он этого не стал - из-под складок платья открывалась изящная спина.
"О, так вот оно что..."
- Давай, я тебе помогу, - улыбнулся мужчина, подходя к нимфе. Взявшись за шнурки, Лари расправил их, чуть вытянув, и улыбнулся про себя:
"Я её распустил - я её и завяжу... Левый - направо, правый - налево, значит."

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » На осенних лугах.