http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Счастье даром


Счастье даром

Сообщений 51 страница 92 из 92

51

[indent] Гваихир ожидал нападения, но крысолюди оказались куда трусливее, чем он предполагал. Скейвены были слишком непредсказуемы, чтобы было точно предсказать их намерения. Эльф знал, что они трусливые создания, но тогда он с ними сражался, а тут они вдруг решили удрать, словно собирались всё сделать абсолютно бесшумно. Но тогда выходит, что Сплинтер сглупил, раз позволил себе раскрыться перед эльфом, как и Гваихир, который напрочь забыл о горячем темпераменте дварфов, потому жизнь скатанного вниз крысолюда была скоро оборвана острым топором Готрека.
[indent] Гваихир выругался, но не на дварфа, а на себя, поскольку прозябал прекрасный момент. Захотел повыпендриваться на глазах у коротышек. 
[indent] — Ты видишь у меня лисьи уши? – усмехнулся эльф, отвечая Готреку и выбегая на улицу, на ходу пряча клинок и доставая лук и первую стрелу.  На улице было тихо, будто скейвенов и не было здесь. Гваихир выругался и вернулся в таверну.
[indent] —  А они умеют прятаться. К сожалению, я не часто сталкивался с ними. Слишком мало знаю их повадки, но сочту за честь оборвать их жалкие жизни вместе с вами, сыны Грунгни, как только представиться новая возможность.
[indent] Злоба нахлынула на эГваихира. Он итак был мрачен, а смерть «языка» и успешный побег остальных крысолюдей окончательно призвали весь гнев эльдалиэ. Находясь далеко от дома, скучая по любимой и единственное дочери, эльф больше не мог себя сдерживать.  Возможно, что в нём стало пробуждаться что-то такое, что у него могло быть общим с дварфами.

[indent] Пришло время отряду выдвигаться. Эльфу вновь предстояло испытать себя в роли разведчика и вскоре он заметил отблески пламени, как и разговор неких людей. Гваихир насторожился, но знакомый ему голос Питера вынудил его крепко сжать лук и стиснуть зубы. Эльдали ненавидел предательства.
Эльфу предстояло разведать обстановку вокруг костра и тех людей, быть может даже подкрасться как можно ближе, но на этот раз с ним отправился Ленгар, отчего ему было спокойнее, пускай напарник не эльф, а дварф.
[indent] — Видишь те башни? — шепотом обратился Гваихир к Ленгару, указывая на объединённые мостиком-аркой башни. — Я собираю забраться на ту, рухнувшую башню и, если удастся, подкрасться к ним, как можно ближе, чтобы подслушать разговор. Я могу это сделать. Если что-то пойдёт не так, я отвлеку их на себя и смогу держаться там некоторое время. Храни тебя Элеммирэ.
[indent] Договорив, эльф тенью ринулся вдоль улицы, пригнувшись. Он собирался забраться на башню. Проблема была в том, что под ней и были те самые люд, потому эльдалиэ предстояло забраться на ближайший дом, а оттуда, по крышам, добраться до магазинчика, на который опёрлась одна из двух башен. До башни Гваихир добрался скоро, но дальше ему пришлось проявить максимальную осторожность, поскольку строение выглядело слишком ненадёжным, а любой рухнувший камень мог привлечь лишнее внимание.
[indent] Зайдя в башню, эльф едва ли не на карачках принялся спускаться вниз и остановился лишь на втором этаже, подле одной из бойниц из которой, к сожалению, было видно лишь часть костра, но зато эльдалиэ хорошо слышал говорящих.

+1

52

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=zZruYJdGScU&list=PLRtkK6TD_2LJYRuagalIVrhbw82ObIWVm&index=6[/lazyvideo]
Ленгару досталась лучшая позиция - в магазине который он выбрал как свой обзорный пункт отсутствовала вся фронтальная стена, имеясь лишь фрагментами до уровня подоконника - снаружи была видна вся небольшая площадь под парными башнями.
Гвайхиру же видно было на порядок меньше, зато он был ближе к центру происходящего, практически над головами собравшихся.
На площади горел небольшой костер, перед которым стояли несколько сундуков, бочек, ящиков и пара деревянных клеток. В одной сидело что-то большое, свернувшееся клубком и недовольно пофыркивающее. Эльфу не было этого видно, но Ленгар в поздней ночи и свете от костра отчетливо мог разглядеть Питера Сильвера, стоящего на одной из клеток. Питер был одет в долгополый плащ, дорогой кафтан и опоясан кривой саблей и кинжалом экзотической формы. На голове у него была потрепанная треуголка.
- Джентельмены и, какая снова жалость, что среди нас опять нет дам! Как видите, все прошло по маслу - и я на свободе! - Питер отсалютовал золотым кубком, сжимаемым в руке толпе почти что в две дюжины челвоек на площади. - Согалсн моему уговору с магом - я обрек на, ах, какая же я сволочь - верную смерть отряд этого охотника, заведя их на смерть. К нашему близкому другу под восточной частью стен, - толпа, вооруженная кто чем и в разного рода доспехах приглушенно возликовала. Судя по виду, это был тот вид сброда, который таскал из Руины все, что плохо там лежало, под носом у молотов. Питер демостратвно поклонился, и отпил из кубка. Гвайхир смог рассмотреть, что среди прочих в топле были и те, кто изначально приходил в таверну к Руту, но затем решили спешно ретироваться, так и не присоединившься к его отряду. - Кстати, напомните мне в следующий раз - не заключать сделок сидя в застенках. Обстановка, плохо располагающая к переговорам, знаете ли...И, конечно, ничего бы этого я не достиг, не будь у меня моей верной команды, - короткие аплодисменты. - Теперь, господа, что со второй частью нашего плана?
Рядом с Гвайхиром послышалось движение, и по лестнице спустился и встал рядом с бойницей человек, одетый подобно тем, кто собрался внизу, вооруженный албалетом и топором. Из-за темноты и естественной сноровки Гвайхира, человек не заметил эльфа, притаившегося буквально в двух шагах от него. Впрочем, неожиданно появившийся часовой отрезал эльфа от того пути, которым тот пробрался на башню.
- Я вижу, что вы времени даром не теряли, а? - продолжал тем временем Питер негромким голосом, постучав каблуком по клетке, на которой он стоял, и существо внутри недовольно зашевилось. - Что ж, пусть это и не наш основной заказ, но, я полагюю, мы выручим за него приличную сумму. Теперь...где этот забавный волшебный старикашка с деньгами?
- Как ты сказал. Мы довели его до Брода, и пока оставили. Он уже должен переправляться и ждать нас на острове, - раздался ответ из толпы.
Питер отхлебнул из своего кубка. От толпы отделился один человек. Поскрипывая снегом, он направился прямиком к укрытию Ленгара. Встав снаружи возле опорной балки остутствующей стены, в паре метров прямо перед следопытом, заслонив собой обзор дял дварфа, он приспустил штаны и принялся справлять малую нужду.
- Отлично! Тогда, поспешим, джентельмены! Скоро рассвет, и если мы потянем ещё немного, то застанем его прямо на Райсе под бдительным присмотром наших добрых друзей молотов, что, я полагю, романтично, конечно же, но далеко от приятной прогулки.
Питер, судя по звукам, спрыгнул на свежевыпавший снег на площади, и швырнул кубок себе за спину, звонко хлопнув в ладоши.
- Вперед, господа! Выполним остальную часть сделки - и заберем нам причитающееся! А потом я проставлюсь! Всем!

Отредактировано Готрек Гурниссон (28-08-2018 04:11:32)

+1

53

Позиция Гваихра показалась Ленгару предсказуемой - остроухим лишь бы по возвышенностям лазить, да с высоты на всех смотреть. Что до своей точки обзора, то гном был очень рад, когда обнаружил здание с почти полностью развалившейся стеной, выходящей на стоянку неприятеля. Частично оставшаяся целой нижняя часть перегородки между зданием и улицей напомнила дварфу забор своего давнишнего товарища, которому было лень его латать после сильной бури. К тому же куски разрушенной стены были гному почти по грудь, что сильно облегчало задачу незаметной слежки - он как раз и притаился за одним из подобных обрывков, пригнувшись настолько, что с другой стороны можно было разглядеть лишь верхнюю часть лица, следящую за каждым движением в лагере.
Картина, которую узрел следопыт после того как занял позицию, не особо ему понравилась. Да и как может понравиться толпа враждебно настроенных, вооруженных до зубов вояк, в придачу с какой-то неведомой зверюгой, запертой в клетке? “А что будет, если этого зверька выпустить из его темницы и натравить на тех, кто его там запер?” - вдруг появилась идея в голове Ленгара, осуществление которой в данной ситуации была практически невозможной. “Если попасть топориком в замок клетки, то вполне возможно, что зверь выберется, и… Нет! Не глупить!”
Разговор на стоянке гном слышал обрывками. Ну как обрывками, до него доходили лишь вырванные из контекста восклики Сильвера, а составить полный монолог предателя только по ним было довольно сложно. Именно поэтому Ленгар сосредоточил все свое внимание на осмотре лагеря, интересных деталей в котором было не меньше, чем в словах Питера. Первым делом следопыт сосчитал всех неприятелей; вместе с оратором, не перестающим твердить свою речь, их вышло двадцать четыре особи. Вооружение и защитное снаряжение у людей было самым разнообразным - от коротких  и длинных луков до арбалетов, от элементов кожаного комплекта доспехов до добротных длинных кольчуг, из-за этого отряд противника напомнил Ленгару шайку оборванцев, существующих под девизом: “кто украл, того и вещь”. Также, по причине разнообразного вооружения неприятеля, гном немного поразмыслил над тем, что группа вояк должна быть несогласованной в бою, ибо как в битве можно разумно совместить саблю и короткое копье?
После изучения противника, следопыт решил повнимательнее рассмотреть запертую в клетке зверюгу, которая вполне могла быть как союзником так противником в возможной стычке с отрядом Сильвера. Блеск глаз, смотрящих в сторону Ленгара, да усы на морде - все что сумел разглядеть гном перед тем, как к его укрытию двинулся один из почитателей Питера. Заметив это, дварф вытащил свой топорик, да приготовился бросать его в человека, но тот остановился и начал испражняться. "Пронесло", - подумал гном: "Пора отсюда сматываться". После того, как облегчившийся человек двинулся назад к толпе, следопыт тоже решил не стоять на месте, он развернулся, и по своим следам, едва различимым на снегу, бесшумно двинулся назад к товарищам.

+1

54

[indent] Выбранная эльфом позиция оказалась не столь выгодной, как он думал изначально: башенная бойница не позволила ему видеть столько, сколько видел гном, но он не сожалел о своём выборе. Приближаться к врагу всегда было рискованным делом, но подкованные в этом деле эльфы, нередко так и поступали, так как близость к врагу давала и свои преимущества, как например их ликвидация. Проблема состояла лишь в том, что миссия эльфа заключалась в разведке, а не в неожиданном нападении, тем более, что несмотря на свой опыт и мастерство, Гваихир сомневался в своём успехе на победу в одиночку, учитывая тот фактор, что он не знал сколько там – вне башни – неприятелей. Также, эльф не сомневался, что Сильвер и его команда хорошо вооружены и подготовлены. Ему стало ясно, чем они промышляли.
[indent] «Мне нужно рассказать всё Соломону». – подумал эльф, но, к его несчастью, рядом послышались шаги и вскоре, рядом с бойницей, встал человек. Кроме того, путь назад эльфу также преградили. Гваихир быстро понял в каком тяжёлом положении оказался. Было крайне хорошо, что его скрывала тень, но он не сможет прятаться так вечно.
Эльфу ничего не оставалось, кроме как искать выход из возникшего положения, а возникшее положение вело к тому, что Соломон отругает его за тот риск, который предстояло совершить эльдару.
[indent] Не долго размышляя и ожидая подходящего момента, эльф неслышными шагами подошёл к соглядатаю, плавным движением доставая стрелу из колчана. Быстро зажав одной рукой рот человека, Гваихир резко воткнул снаряд в основание черепа воина, мастерски вогнав его между позвонков. Всё, что ему оставалось – лишь бесшумно опустить мёртвое тело в тёмный угол.
[indent]При других обстоятельствах совесть эльфа давила бы на него за его поступок, но давящий своей мрачностью Уберсрейк сумел помочь бессмертному упрятать всё своё благородство и любовь к жизни на задний план. К тому же, ему помогала вера в то, что он воздал по заслугам не очень хорошему человеку, а злоба к предателю, что завёл группу в ловушку, придавала сил его вере и поступкам. Возможно, настанет момент, когда Гваихиру предстоит раскаяться, но только не сейчас.
[indent] Сидя подле убитого человека, эльф вынул новую стрелу и наложил её на тетиву лука. Он надеялся, что воин, перекрывший ему путь к отступлению, ничего не заметит. Гваихиру не желал убивать ещё одного человека, да и, тем более, поднимать тревогу, но если у него не останется выбора…

Отредактировано Гваихир (11-09-2018 22:54:20)

+2

55

Ленгар вернулся на улицу к остальному отряду первым, напугав внезапным появлением Вакулу, стоявшего на часах.
- Ох, етить! Ты ото дывывся, куды скачеш! - отозвался рослый охотник за головами, едва не ударив дварфа кнутом.
Но Соломон выступил сразу же вперед, прервав дальнейшее словоизлияние.
- Где эльф? - спросил он сразу же. - Что там происходит?

Покуда Ленгар рассказывал, удача Гвайхира стала все медленее ускользать - второго часового позвали. Тот собрался было вниз, к остальной банде, окликнув своего товарища, но задержался, не получив ответа. Взяв наизготовку алебарду с обломанной рукоятью, держа её перед собой подобно копью, наёмник стал медленно двигаться в темноту наклоненной башни, приближаясь к затаившемуся Гвайхиру.
- Эй, Освальд? Ты чего удумал, скотина? - тихо позвал он. - Ребят! Освальд уже внизу? - спросил внезапно во все горло.

+1

56

Завидев своих товарищей, ожидающих результаты разведки, Ленгар решил немного подшутить над ними, в частности над Вакулой, который, как показалось гному, стоял на часах. Он как только мог тихо подошел к временной стояке отряда, а потом неожиданно выскочил из тени, из-за чего здоровая детина чуть не исполосовала следопыта своим кнутом.  Реакция Вакулы показалась дварфу смешной, из-за чего тот залился негромким, сдержанным смехом. 

- Совет на будущее - если стоишь на часах, то внимательно смотри по сторонам, ибо прирежут тебя вместе с товарищами, когда из тени выйду не я а, допустим, крысолюд.  - поучительно и с улыбкой на лице сказал Ленгар охотнику за головами.

- Где эльф? Что там происходит?

- Эльф? Я думал, что он уже тут, - гном осмотрел собравшихся вокруг товарищей, - Мы с ним в самом начале разделились - я в дом пошел, а он в башню полез... - Ленгар сделал не большую паузу, а потом, став перед Соломоном, продолжил, - Доклад о разведке: на стоянке недоброжелателя находиться около двадцати пяти человечьих голов, во главе с Питером Сильвером. Вооружены они очень разнообразно, а потому я сделал вывод, что этот отряд нечто на подобии шайки поганцев, берущих все, что плохо лежит. Также мной была замечена здоровая животина, запертая в клетке, и, лично по-моему мнению, если ее оттуда выпустить, то она отомстит тем, кто ее запер. Когда я уходил с их стоянки, то слышал восклики, мол: пора в путь, а потому, вполне возможно, что они уже сворачивают лагерь, если еще этого не сделали... Но если это так, то чего там ждет остороухий? - Ленгар внимательно глянул на Соломона, а потом серьезным тоном произнес: Что делать будем, командир?

0

57

[indent] Опасность была велика. Эльфа могли вот-вот разоблачить и вдруг разоравшийся второй часовой всё усугублял. В сердце Гваихира возросла тревога и первой промелькнувшей мыслю было убить человека и побежать, что есть мочи прочь из этой проклятой башни… но он подавил это желание. Страх никогда не был лучшим советником.
[indent] - «Я должен попытаться». – промелькнуло в голове эльфа. Он взял в руки арбалет убиенного, оставив лук на месте. Через мгновение часовой увидел, как в тусклом потоке света, что попадал в башню через бойницу, что-то мелькнуло и он узрел человека в плаще и натянутом на голову капюшоном. В его руке был арбалет того самого Освальда. Тот, кто выдавал себя за убитого, замотал головой и указательным пальцем покрутил у виска, мол: «Ты что, спятил так кричать?!»
[indent] Гваихир сильно рисковал, но набравшись смелости он даже на мгновенье пожелал ответить крикуну, но побоялся, что тот уж сумеет отличить голос эльфа от человеческого. Тем не менее, эльф всё же протянул короткое «Тсссс». Это было хитро, поскольку не требовалось подрожать голосу человека. В дальнейшем, главным и основным союзником оставалась тьма… и надежда в то, что часовой не разглядит своего убитого друга, а потому ещё до того, как выйти из сумрака эльдар подстраховал себя лёгким заклинанием, что на маленькую секунду вызвало в глазах стражника некий блик, на время помешав его зрению привыкнуть к темноте. Таким простым фокусам иногда пользовались рейнджеры Атель Линдона, но эльф не подозревал, что и сам им воспользуется. И, самое главное, в этот миг Гваихир впервые за долгое время хотел, чтобы гномы оказались рядом, ведь в случае непреднамеренной заварухи лучших союзников не найдёшь. Впрочем, защищать башню, где численным перевесом его не смогут задавить, некоторое время можно. Вопрос лишь в том, когда подойдёт помощь и подойдёт ли?
[indent] Гваихир расслабился так, как мог, но несмотря на это, он был готов в любой момент потянуться за висевшим в ножнах и укрытым подолом плаща клинком.

Отредактировано Гваихир (04-10-2018 22:17:01)

0

58

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=DdisR8Kje4I&index=5&list=PLRtkK6TD_2LJYRuagalIVrhbw82ObIWVm[/lazyvideo]
При упоминании Сильвера Вакула оживился, подойдя ближе.
- Что делать будем, командир? - спросил Ленгар.
Соломон явно замешкался, вглядываясь в предрасветную мглу. Снова начал сыпать крупный снег. В свете уходящей луны лицо Соломона казалось уже не таким юным, а немного постаревшим и даже призрачным.
- Надобно вернуться за ушастым поганцем, - пробасил Готрек, став за спиной охотника за ведьмами.
Но тут от лагеря Сильвера раздались окрики и голоса, и Соломон лишь покачал головой.
- Нет...уходим. Сейчас же. Их слишком много. Если он не успел выбраться - мы ему уже не поможем.
И, развернувшись на каблуках, Соломон спешно зашагал в противоположном направлении. Магги, закинув себе за спину драконье ружье, потрусил следом. Вакула ещё постоял какое-то время в нерешительности, оглядываясь на лагерь неприятеля.
- Ты что же, бросишь одного из своего отряда, молот? - Готрек не сдвинулся с места, уперев топор в снег.
- Он НЕ из моего отряда, - уже на ходу обронил Соломон, бросив вполоборота. - Он эльф. Не человек. Тебе ли не знать разницу, Готрек? Мы можем пойти и все там погибнуть, но я не собираюсь так рисковать своей миссией. Тем более ради не верующего в Строителя...он сам знал, на что шел.
Гурниссон лишь зло и грязно выругался сквозь зубы, оглянувшись на источник уже постянного шума возле башни, и поспешил следом за Соломоном. За ним двинулся и Ульвбран.
Вакула лишь тяжело вздохнул, потрясая своей головой с чубом.
- Ох, лыхо...такий прибуток пропада, такий прибуток…
Соломон двигался стремительно, широкими шагами, так что его плащ развивался за ним подобно крыльям.
- Ленгар, что именно они говорили? Куда они собирались двигаться, ты помнишь? И почему именно туда? - спросил он на ходу.

Уловка Гвайхира сработала.
- Освальд, ты всегда был идиотом...собирайся, давай, идем к Броду.
И человек стал спускаться с крыши вниз. Путь для эльфа был открыт. Но ценное время оказалось утерянно. К тому моменту, как эльф достиг места остального отряда, переулок уже был пуст, а густой снег изрядно припорошил следы на земле.
А в лагере уже заметили пропажу, и поднялся крик.
- Освальд мертв! Убили!
- Но я сам видел его! Всего-то сколько минут назад!
- Ищите! Кто бы не убил все ещё рядом!

А затем стал слышен окрик уже Сильвера.
- Ба, джентельмены, да это же эльфячья стрела..видать, один из моих спутничков. Двадцатку золотых тому, кто принесет мне его уши!
От башни стал расходиться свет факелов и скрип сминаемого группками людей снега, двигащихся в разные стороны, в том числе и по улице где остановился Гвайхир.

Отредактировано Готрек Гурниссон (15-10-2018 05:02:41)

0

59

Когда Ленгар задал Соломону вопрос, он фанатично верил в то, что знает ответ человека наперед. Речь Готрека о том, что все-таки нужно вернуться к эльфу только усилила уверенность следопыта, из-за чего ответ новоиспеченного командира, мол: “нужно уходить”, очень сильно поразил гнома. Он был уверен, что человек поведет отряд на подмогу Гваихиру… “Люди - не предсказуемые существа” - подумал Ленгар, собираясь упрекнуть решение командира, но Готрек был первым. В поддержку речей истребителя, следопыт стал рядом с ним, и, нахмурив брови, начал зыркать на Соломона. Но на юного молота это не произвело ни малейшего впечатления: тот довольно уверенно начал толковать о том, что спасать “не верующего в Строителя”, рискуя целью миссии - не лучшая идея. На Ленгара эти доводы никак не повлияли, но он понял одно - Соломон не отступит, из-за чего следопыт, как и остальной отряд, пошел следом за командиром, имея чувство того, что поступает не правильно.

- Ленгар, что именно они говорили? Куда они собирались двигаться, ты помнишь? И почему именно туда? - услышав вопрос Соломона, гном, в раздумьях, слегка притормозил, из-за чего оказался в хвосте колонны.
- С моей точки обзора было очень плохо слышно о чем они болтали. - ускорив шаг произнес Ленгар, - Но я прокрутил в памяти, те обрывки, что услышал, и могу сказать лишь то, что они собирались продать свой товар кому-то, кто находиться на каком-то острове. Без понятия где это, не силен в географии сего места... - гном пожал плечами и в незнании начал осматривать своих товарищей, в надежде, что кто-нибудь сможет поведать об этом осторове.

0

60

[indent] Эльфы удалось вырваться из западни хитростью, но, к сожалению, на этом его удача иссякала. Не зря ведь говорят: промедление стоит жизни. Так и тут, задержавшись в лагере наёмников, эльф не поспел вовремя назад и хоть он был жив, его сильно опечалило, что его оставили одного. Могли ли гномы уговорить Соломона продолжать путь без него из-за нелюбви к бессмертным? Возможно. Но Гваихир сомневался в таком повороте событий, поскольку последние были не из тех, кто с чистой совестью оставлял товарищей по оружию будь те хоть ограми. И это осознание сильно опечалило эльдалиэ, болезненно вонзившись иглой в его разум и сея сомнения. Всё, что ему оставалось, это продолжать путь, надеясь найти покинувших его товарищей, но…
[indent] Люди! прорычал Гваихир, сжав кулаки и оборачиваясь в сторону засветивших на улице факелов.  [indent] Обстоятельства, при которых он был оставлен, и организованная погоня людьми, окончательно сломали в его сознании стену добропорядочности. Тёмные и кровожадные ростки «нечто» тянулись к его разуму нашептывая самые изощрённые способы убийства любого из этих смертных:
[indent] — «Кто они в сравнении с тобой?! Смертные, умирающие от своей слабости ещё до того, как любой эльф достигнет совершеннолетия! Что они могут, кроме как кричать и пугать тебя огнём в темноте? Сомни их!»
[indent] — Нет! — сквозь тихий рык ответит сам себе эльф. Он был уверен в своих силах, но не был уверен в силах врага, как и в том, что, помимо враждебно настроенных людей, в этом городе больше никого нет. Поэтому было жизненно необходимо найти покинувшую его группу, забыв про гордость, забыв про обиды. Природа эльфа взывала к высокомерию Гваихира, но, как и любой достаточно проживший в этом мире эльдалиэ, он не был совсем глуп.
[indent] Глубоко вздохнув и выдохнув, дабы сбросить всю тяжесть одновременно напавших на него эмоций, эльф двинулся вдоль одной из улиц, в противоположную от людей с факелами сторону. Гваихир не торопился, ступая аккуратна и стараясь не наследить. Он видел в темноте чуть лучше смертных и потому, двигаясь трусцой, был способен заметить любое подозрительное отклонение в зоне видимости, если, конечно, это не какая-нибудь хорошо замаскированная ловушка, а вспоминая о ведьмином студне, эльф и вовсе не забывал смотреть под ноги.
[indent] Достигнув конца улицы, Гваихир специально наследил пере не заснеженным участком мощённой дороги, дабы убедить людей, что он отправился туда, а сам ловко перебрался через забор и дворами вышел на другую улицу откуда продолжил свой путь в другую сторону. Он неплохо запомнил путь от канализации и потому углублялся дальше в город.  [indent] И если ему не удастся отыскать следы своей группы, то эльфу предстоит переждать ночь в одиночестве, в каком-нибудь малоприметном здании... и на этот раз без этих вонючих скавенов.

Отредактировано Гваихир (09-11-2018 21:20:33)

0

61

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=1Fi5SZK-BOg&index=1&list=PLkJ2Tx1_thOmU4gxbFcPoQKMDi9D1Ff5O[/lazyvideo]
- Но я прокрутил в памяти, те обрывки, что услышал, и могу сказать лишь то, что они собирались продать свой товар кому-то, кто находиться на каком-то острове. Без понятия где это, не силен в географии сего места… - сказал Ленгар.
Готрек слегка притормозил, так что Вакула налетел на него и толкнул, после чего дварф ускорился следом.
- Остров? Посреди Райса есть остров...мост проходит через него, - угрюмо сказал Гурниссон, вспоминая. О, тот треклятый остров и мост, использовавший остров как свою среднюю опору... Истребитель очень хорошо помнил. Остров, который стоил им слишком много...
- Как туда попасть? - спросил Соломон, не сбавляя хода.
- Есть мост. И есть брод. Ну, если он ещё есть. Нужно выбраться на набережную для начала.
Сзади них стал приближаться звук начавшейся погони отряда Сильвера. Преследуемые вынужденны были ускориться.

Блуждая наугад, ближе к занимающемуся рассвету, они все-таки выбрались на набережную. Уставшие, истощенные от не прекращающегося бега, но все-таки они добрались. По левую руку виднелся монолитный мост дварфийской кладки, но далеко, слишком далеко.
- Не доберемся, - кивнул Готрек. - Придеться идти бродом,[/b] - и он указал вправо. О, проклятый брод Готрек помнил слишком хорошо.
...Они смогли форсировать Райс. Дварфы заняли мост, в то время как эльфам с другими нелюдьми досталось держать остров. Это было настоящее испытание на прочность и выносливость. Молоты и их союзники трижды пытались брать мост штурмом, но на ограниченном пространстве хирд подгорных жителей каждый раз сдерживал натиск. Тогда молоты стали обстреливать их. Катапульты и требушеты постоянно бомбардировали остров и мост, день и ночь. Обрушивая каменный ливень на находившихся там. Непрерывно, каждый следующий день, не давая ни мгновения расслабиться. До такой степени, что на само острове почти не осталось целых строенией, кроме старой тюрьмы. Иронично, что тюрьма, бывшая когда-то место заключения, стала ключевой точкой обороны.
Тогда молоты пошли на другую хитрость. Они уронили со своего берега часовую башню. Высотное древнее строение рухнуло, распавшись на части, создав что-то вроде плотины. И брода прямо к острову. Готрек хорошо помнил тот грохот, когда башня падала. Казалось, что само небо обрушилось вниз. И по открывшемуся проходу конница молотов пошла в новую атаку, на совершено неготовые позиции эльфов. Дварфы были связаны очередным боем на мосту, и все, что они могли сделать, это наблюдать как ряды конных врезались в спешно пытавшиеся собраться силы лесного царства.

Брод все ещё был. Массивные куски камня, обросшие намывами реки, ила и песка, сейчас так же соединенные между собой льдом. Неровная тропинка, видневшася над водой и коркой льда, посреди мерно двгающейся вокруг реки, вела к острову и косоватому черному строению тюрьмы на нём.
- Смотрите! - сказал Соломон, вытянув руку. На острове можно было заметить небольшую группку человеческих фигур, как раз заканчивавшую переправу и поднимавшихся на тот берег. - Это они..Ксардас! - закричал Соломон. Одна из фигурок обернулась, но затем быстро продолжила движения. - Ксардас, будь ты проклят!
- Тихо, идиот! - зашипел Готрек, но было поздно. Погоня настигла их, и первые арбалетные болты полетели в камни набережной. - Ну, теперь поздно...двигаем, - снимая топор со спины проговорил Истребитель, поворачиваясь лицом к приближающимся преследователям. - ну, быстрее.[/u]
Остальные также развернулись, готовясь встретить приближающихся противников.
- Готрек, если ты знаешь это есто, то пойдешь первым…
- [b]Нет времени! Магги, иди вперед. Ленгар,
- и он поймал за рукав своего Помнящего, притянув его поближе и проговорив так, что его мог услышать только он, - следи, чтобы старик выжил. И осторожно. Давай за ним!
Магги попробовал было упираться, но Соломон лишь кивнул ему. Отряд рассыпался по набреженой, ища укрытия среди развалин, старых пристаней и прилавков, перевернутой телеги и ящиков. Старый дварф, будучи самым тяжело нагруженным и медлительным, послушно двинулся по неровной переправе.
Но Ленгар не успел последовать за ним, как прямо перед ним в воду упало что-то массивное, подняв тучу брызг и осколков,  отбросив следопыта назад. Магги поскользнулся, и его нога, похоже, застряла межуд неровными краями бывшей стены башни, он пытался выбраться, смешно брыкаясь.
В немного разошедшихся тучах, в слепящем свете поднимающегося солнца, на видневшемся вдалеке гребне Кордона послышались звуки рога и суетящиеся далекие фигурки принялись перезаряжать требушет, меняя поправку и целясь в реку. Магги все ещё был пойман прямо в начале переправы, зажатый камнями, путь к нему пролегал через открывшуюся впадину посреди брода, заполняющуюся теперь бурлящей водой, а остальной отряд пытался укрыться от болтов и стрел посреди пристани.

Удача Гвайхира действительно колебалась не в его сторону. Ему удалось запутать следы, и ближайший отряд погони не смог настигнуть его. Но ближайшее здание, пустой дом, где эльф мог бы передохнуть, оказалось со злым сюрпризом.
На потолочных балках притаился скейвен. И, замети эльфа, он завопил во всю свою крысиную глотку.
- Он зтесь! Он зтесь!
Его крик подхватили его собраться на ближайшей крыше, и вскоре вся округа знала про местонахождение Гвайхира. Погоня вновь напала на его след.
- Эльф! Я знаю, ты рядом, - раздался радостный окрик Питера, - как насчет выйти и поиграть? Или...знаешь что, а я давай пари? Если ты уйдешь от погони - так и быть, я оставлю тебя живым. Ну а если нет...хех, заодно проверю мою новоую находку. Везите его, ребятки!
Раздался скрик колес телеги и отворяемой клетки, а затем дикий, потусторонний вой.

Эльфа гнали без передышки до самого утра. Казалось, сам мертвый город ополчился против него. Скейвены двигались по крышам, и, помятую недавнюю смерть своего собрата, он визгливыми криками оглашали нахождение эльфа. Сами они были слишком трусливы, чтобы вступать в бой самим.
Люди тоже не торопились сойтись в честном поединке, вместо этого иногда стреляя по эльфу. Один снаряд был удачным, и ржавый болт попал как раз в левую руку Гвайхира, лишенную наруча, пройдя насквозь между лучевой и локтевой костями.
Но основное преследование вел непонятный зверь. Поначалу его вели на поводке, а затем спустили. Рыча и воя, он следовал прямо за эльфом, понукаемый людьми.
К рассвету Гвайхира выгнали на улицу, в небольшйо скверик, на уровень выше набережной. Совсем рядом высилась одна из первых опор монолитного моста, внизу была набережная, а где-то слева слышались крики и звон оружия - эльф все-таки нашёл отряд Соломона. Как раз в тот момент, когда снаряд из требушета на Кордоне упал в воду посреди брода.
Сзади, в узком кривом переулке раздалось утробное рычание, и эльф впервые смог увидеть своего преследующего зверя. Раньше, возможно это было собакой. Но теперь, размером с медведя, с двумя головами, одна из которых, похоже, была слепой от рождения, ощерившийся кривыми клыками и натуральными бивня, массивный монстр, припав к земле, приближался, спускаясь по улице к местонахождению эльфа, утробно рыча.
http://5b0988e595225.cdn.sohucs.com/images/20171007/2593965b75c54ecdafd2ed282e6342ef.jpeg

Отредактировано Готрек Гурниссон (19-11-2018 01:34:48)

+1

62

Офф

Пишу вне очереди, поскольку могу скоро на время выпасть из форума.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=0VQtQV09NDc[/lazyvideo]

[indent] Запутав следы, Гваихиру удалось получить короткую передышку, но забежав в ближайшее здание, он осознал, что так просто судьба не отпустит его. Скейвены – эти мерзкие создания, как показалось эльфу, кишели по всему городу и в каждом доме. Такое мнение лесного воителя основывалось на том, что из целой кучи заброшенных домов, он угодил именно в тот, который приметили себе эти грязные создания. И либо они преследовали его всё это время, либо действительно обосновались тут. Во всяком случае, Гваихир не имел времени на то, чтобы подтвердить свою догадку. Каким-то образом, но Питеру удалось выйти на его след и в туже секунду, как человек заговорил, эльф понял, что при первой же возможности доберётся до него и возместить по заслугам чего бы это ему не стоило.
[indent] — «Дюжину Теней Гилнара и убегал бы ты, смертный!» — единственное о чём подумал эльф прежде, чем резко рвануть в противоположную часть дома, не обращая внимания на копошащихся над ним скейвенов. Ибо перспектива быть зажатым между полотом и крысиными лапами не радовала эльфа. Так он и покинул дому, сиганув через высоко окно рыбкой, разбивая грязное стекло. Натянутый на голову капюшон защитил его от порезов, но приземление было не самым удобным с учётом того, что подле окна стояли раздолбанные бочки. Так что, не потирая ушибленных мест и ругаясь на эльфийском, ему ничего не оставалось кроме как продолжить убегать. А убегал он, обычно, улицами, пытаясь избегать открытых мест. Природная сноровка и выносливость давали ему фору, но всё усложняли треклятые крысы!
[indent] — Бистро! Бистро! За тним! — раздавалось с крыши над Гваихиром. На мгновение эльф сбавил скорость, на ходу доставая лук и пуская стрелу в ведущего скейвена. Попадание не было точным, но этого хватило, чтобы крыса упала, а за ней и несколько спотыкающихся об её тело товарищей. Это позволило немного замедлить скейвенов… но только по одну сторону улицы. В конце концов, его загнали на широкий двор в окружении каменных арок эльфийской работы и именно там Гваихир и схлопотал злосчастный болт в руку. Спотыкаясь и сжав зубы от боли, эльф перехватил лук в правую руку, а затем плечом влетел в деревянную дверь какого-то дома, временно укрывшись от обстрела, после чего, не сбавляя темпа, вышиб другую дверь, выйдя на другую улицу.
[indent] На протяжении всего преследования, Гваихир слышал собачий вой. Он ощущал себя ланью, которую постепенно доводят до истощения погоней. И насколько бы выносливым он не был, при помощи своей гончей люди смогут добиться своего. И когда Гваихир понял, что силы постепенно оставляют его, он решил остановиться и принять бой, ибо перспектива умереть в чреве твари изможденным его не радовала в отличии от той, где у него будет шанс заставить её подавиться. Вот только, когда он остановился и впервые увидел гончую, спеси немного поубавилось. Не будь ранена рука, он мог бы сразиться с ней, но, к сожалению, враги не давали ему возможности обратиться к магии и излечить свою рану. Арбалетный болт так и покоился в эльфийской руке.
[indent] — Auta I lome! — воскликнул Гваихир, когда заметил своих товарищей, которых пока неудачно обстреливал требушет, не говоря уже о начавшейся заварушке.
[indent] Не теряя времени, эльф устремился к отряду, выхватывая правой рукой одноручный меч из ножен. Не добежав до места битвы десятка два шагов, он перепрыгнул через балюстраду и затем укрылся за старой мраморной статуей, что, судя по количеству увечий и трещин, доживала свои дни.
[indent] — Да мы в заднице, ребята!— негромко произнёс Гваихир на всеобщем, не сдерживая улыбку за которой последовал безумный смех. Была ли это радость встречи со своей группой или осознание безнадёжного положения – он не знал. Но неожиданный приступ смеха придал ему уверенности. Только потом эльф понял, что причина этой радости скрывалась в ином - в этом месте лучше ощущалась магия. Причин этому Гваихир не искал, а только бросил несколько неразборчивых слов на языке друидов. Левая рука наполнилась силой и жизнью, но эльф по-прежнему не мог выдернуть арбалетный болт ввиду многих причин. Не сейчас.
[indent] Эльф всё ещё держал глубокую обиду за то, что его оставили там, пускай он и пытался оправдать поступок людей и гномов своей вино. Он также осознавал человеческую слабость Соломона, но в его голове никак не укладывался выбор гномов.
[indent] Вернув клинок в ножны, Гваихир отогнал терзающие мысли, сконцентрировав свой слух на настигающей его погони. Пока магия имела воздействие на левую руку, эльф вновь достал лук и вытащил вторую по счёту звёздную стрелу. Его тело всё ныло от полученных ушибов, но это не помешало ему на мгновение вынырнуть из-за статуи и пустить стрелу в чудовище, сразу же прячась в укрытие, отбросив лук на землю рядом. Эльф не увидел попал ли он в тварь или нет, но поскольку помимо чудовища были люди Питера и скейвены, которых, кстати, след простыл, он спешно достал Гламлад – копьё, что всё это время покоилось за его спиной. Пока его товарищи будут сражаться там, он будет биться тут, вот только была ли это хорошая идея?

Отредактировано Гваихир (20-11-2018 03:32:08)

0

63

Какое же облегчение было у Ленгара, когда Готрек подтвердил его слова о существовании какого-то там острове, расположенном посреди Райса, тем самым переманивая всеобщее внимание отряда на себя.
- Ну, если такое место и впрямь существует, тогда веди нас туда, - вставил следопыт свои пять копеек в короткий диалог между Готреком и Соломоном, в тоже время начав настраиваться на быстрый темп марша, ибо звуки преследователей становились все громче, и громче, а, следовательно, и сами недоброжелатели все приближались, и приближались. Непосредственно перед самим маршем, Ленгар пару раз проверил весь свой немногочисленный багаж на текущую авантюру, и, удостоверившись, что все на месте, начал догонять на то время уже отправившийся в путь отряд.
Весь остаток темной поры суток группа, состоящая из четырех гномов и двух людей, быстрым маршем блуждала по улицам мертвого города. Большую часть этого времени, Ленгар потратил на тщетную попытку составить примерную карту города в голове на основе пройденных улиц - уж больно ему не нравилось неведение собственного положения в пространстве. Хоть попытка и была неудачной, польза от нее все-таки была - пройденный путь гном запомнил в деталях, и даже примерно представлял куда могут вывести улицы, смежные с теми, по которым пробегал отряд. “Ну и чем ты все это время занимался, дурень?” - подумал Ленгар, проанализировав проделанную работу во время марша, в тоже время бросив это бестолковое, как показалось на тот момент гному, занятие. Всю оставшуюся часть пути, а это плюс-минус полчаса времени, следопыт провел в думах о том, что может их ждать на острове, входящем в состав града-мертвеца.
Где-то к рассвету группа вышла к реке, вследствие чего изучивший положение отряда Готрек произнес:
- Не доберемся. Придется идти бродом. - после своей краткой речи, истребитель показал рукой в сторону альтернативной переправы через реку, которая бросилась в глаза Ленгару, как только отряд вышел на набережную - уж больно ему была интересна природа тропинки из камней проходящая поперек Райса. Гном даже позволил себе основательно задуматься на эту тему, но к счастью, или, скорее,  к несчастью, от мыслей о происхождении брода следопыта отвлекли крики Соломона. “Выкрики. В пустынном, мертвом городе. Имея хвост за спиной в двадцать пять человек. Дьявол, да этот умги тупее моего молота!”.
Реакция на крики предводителя отряда была чуть ли не мгновенной - в сторону группы тотчас же полетели арбалетные болты. К счастью, первый залп недоброжелателей был неточен, и шесть нарушителей закона имели время перестроиться. Пользуясь подаренными мгновениями, Ленгар повернулся лицом к преследователям, в то же время достав свое оружие - щит и молот. Спустя мгновение последовали команды, вследствие которых было решено, что Магги должен был первым идти по броду. На просьбу Готрека о том, чтобы следопыт позаботился о старом гноме, Ленгар лишь согласно кивнул - он не имел ничего против. Гном сразу же повернулся лицом к броду, с целью изучить его, но ничего у него не вышло - здоровенный камень пролетел прямо перед ним, сбив его с ног и откинув следопыта назад. Ленгар приземлился прямо на свою сумку, в результате чего его полупустой бутыль эля разбился. Также вследствие меткого выстрела из требушета, молот вылетел из руки гном, но, благо, недалеко - всего пара гномьих шагов.
- До чего же меткие ребята! - вставая, и в то же время изучая обстановку, произнес гном. Боли от падения он практически не почувствовал, ведь адреналин, который впрыснулся в кровь гнома при первом залпе арбалетов, не позволил ему чувствовать что-либо негативное в физическом плане. Он лишь чувствовал отсутствие молота в своей правой руке, вследствие чего при подъеме на ноги он жадно подтянул его к себе за ремешок, после чего взял его покрепче.
Еще в лежачем положении, Ленгар приметил ситуацию, в которую попал Магги, а потому как только следопыт встал на ноги, он сразу же рванул к старому инженеру, осторожно оббегая дырень во льду, которую проделал камень, стараясь туда не упасть. Добравшись до Магги, рыжий гном дал ему свой щит, со словами:
- Прикрой им голову. - Проделав эту операцию, Ленгар присел на одно колено, положил рядом свой молот, и начал операцию пр освобождению ноги своего товарища.

Отредактировано Ленгар (26-12-2018 00:40:45)

0

64

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=rx0sytPzwiA&list=PLkJ2Tx1_thOmU4gxbFcPoQKMDi9D1Ff5O&index=3[/lazyvideo]
Стрела, пущенная Гвайхиром попала в цель - раздался глухой хлопок и тварь отбросило назад, давая эльфу ценные мгновения передышки.
Магия на время исцелила его руку, вот только, как предупреждал Джон Рут - магия в Руине была непредсказуемой. Стрела стала понемногу двигаться, затем извиваться и вскоре превратилась в змею из дерева и с железной головой. Вывернувшись, все ещё торча из руки, бывший арбалетный болт ужалил эльфа в кисть руки, впиваясь ржавым наконечником и пробив плоть между большим и указательным палцьем, ослабляя хватку копья. А затем на Гвайхира упала статуя. Преследующее его чудище повалило в прыжке старое украшение, придавив своей массой эльфа под камнями, и стало драть лапами добычу, разбрасывая осколки камня, стараясь добраться до своей добычи, нанося порезы по спине и бокам эльфа кривыми когтями.
Ленгар тем временем смог освободить Магги, когда перед ними в реку упал ещё один снаряд. Разбившись о бывший учаток часовой башни, снаряд обдал их шрапнелью каменных осколков, большая часть пришлася на щит следопыта, но несколько порвали левое ухо Ленгара. Магги, тяжело сопя, снова смог продолжить двигаться, преодолев больше половины, когда на острове перед ним встала другая преграда.
Из-за фундамента старого здания вышел массивный огр в шкурах, сжимающий в своих лапах 4 дротика. Хотя, учитывая размеры, каждый дротик был размером не менее заряда для осадного скорпиона. Размахнувшись, он стал целиться в приближающегося старого дварфа. Магги же не заметил его, увлеченно смотря себе под ноги, и все ещё неся над головой щит Ленгара.
https://i.pinimg.com/originals/4c/2d/21/4c2d21ff1c609226b8bcf6426d315bc8.jpg
В это время позади Ленгара началась рукопашная потасовка.
https://media.boingboing.net/wp-content/uploads/2017/02/frostgrave.jpg
Преследователи, вооруженные кто чем горазд, превосходя числом почти 4 на 1, не столько сражались, скольк теснили своих преследуемых к воде, используя пики и копья. Дварфы яростно отбивали выпады в стороны, Соломон разрядил свой арбалет, и парировал выпады палашом, Вакула же смог, используя свою недюжинную силу, выдернуть одну обломаную алебарду у противника, и теперь использовал её на пару с кнутом, но шаг за шагом им приходилось отступать назад под окрики банды Питера, к краю воды.
Ульвбран, оказавшийся с самог фланга, заметил в какую переделку попал Гвайхир. Он вышел из боя и бросился к эльфу на помощь, на ходу снова начав читать молитву, воздев свой молот к небу. Но ответом ему были лишь равнодушные густые облака. Тогда дварф попросту метнул свой молот, попав твари прямо в лоб одной головы и отбросив её с эльфа.
Мутировавшее животное явно было в некотором замешальстве. Пока одна голова пыталась соориентироваться, вторая стала пытаться вновь укусить эльфа, оскалив капающую слюной пасть.

0

65

К счастью для многих, нога Магги не сильно застряла меж камней, и всего в два медленных и аккуратных движения Ленгару удалось освободить товарища от столь неприятных, в данной ситуации, пут. Но не успел рыжий дварф обрадоваться этому успеху, как требушет неприятеля сделал очередной меткий выстрел, в результате которого его снаряд угодил в кусок когда-то цельного здания, разбившись там на осколки, которые, как будто по указанию мага, устремились в сторону двух гномов, и лишь благодаря щиту Ленгара дварфам удалось избежать серьезных травм - пострадало только левое ухо следопыта. От боли новой раны, рыжий гном лишь негромко выругался сквозь зубы:
- Что б тебя! Эти ребята уже начинают мне не нравиться.
После этого, гном, зажимая кровоточащее ухо левой рукой, взял свой молот, а затем встал с колена и глянул на брод, который ему с Магги нужно было преодолеть.
- Ну что, пошли? - обратился Ленгар к старому инженеру, после чего тот тронулся в путь. Следопыт двинул за ним. Во время пути через реку, сын Уилли постоянно оглядывался на Кордон - место, откуда и прилетели все эти камни - опасаясь новых метких выстрелов от вояк, что там находятся. Одновременно с тем, рыжий гном пытался остановить кровь из уха, и дабы осуществить это, он на ходу оторвал длинный, толщиной в три пальца кусок ткани от своей походной сумки, после чего обвязал им ухо, и обмотал две оставшихся части лоскута ткани вокруг своей головы, связав их в простенький узел в районе второго уха, надеясь, что это хоть как-то поможет с новоприобретенной раной. По окончании этой операции, Ленгар полностью сосредоточился на пути через Райс, вследствие чего отошел чуть в бок от идущего впереди Магги, с целью получше разглядеть нужный им берег - приметить место для встречи банды Рута, или узреть неприятеля в лице какого-нибудь шустрого последователя Ксардаса. Но сын Уилли никак не ожидал увидеть там здоровенного огра с такими же, как и сам здоровяк, большими дротиками, из-за чего на миг остановился - настолько встреча с гигантом поразила гнома. К счастью, лишь на миг.
Не отрывая взгляд от огра, Ленгар быстро закрепил свой молот на поясе, после чего на нем же нащупал метательный топорик, и снял его с криком, обращенным к старому гному:
- Магги! Берегись! Огр! - после этих слов, Ленгар со всех ног рванул к инженеру. Благо старик за время промедления следопыта не успел далеко от него уйти, и рыжий дварф быстро нагнал его. В тот же миг, огр начал метить своим копьем в Магги. Заметив это, Уиллиссон быстро прицелился, и как можно сильнее кинул топор на опережение, надеясь попасть в грудь здоровяка. Этим действием гном не собирался нанести большой ущерб огру, он лишь хотел отвлечь тварь на себя, а также отложить бросок копья хотя бы на пару мгновений. В надежде, что это у него вышло, Ленгар мягко, но в тоже время быстро забрал свой щит у Магги, после чего коротко обратился к нему:
- Я попытаюсь отвлечь его, а ты готовь свою пушку! И смотри не сожги меня! - последние слова следопыт говорил уже на бегу, уменьшая свою дистанцию с огром. В руках он держал свою щит, проку от которого в борьбе с огром было не особо много, а также оставшийся метательный топор. Сближался со здоровяком гном зигзагами, и в планах его было зарядить топориком гиганту в морду, после чего попытаться отбить ему ноги молотом, в надежде, что Магги быстро сориентируется, и вовремя ему поможет.

Отредактировано Ленгар (20-01-2019 21:53:13)

0

66

[indent] — «И от эльфов отворачивается удача» — подумал Гваихир, когда чудесным образом торчащая из его руки стрела превратилась в змею и укусила его. Возможно удача тут не причём, а всего лишь обернувшаяся в его недальновидность ошибка, ведь эльф знал, что с магией в этом месте творится что-то не ладное и за это поплатился. Быть может какой-нибудь профессиональный маг и сумел бы контролировать эти хаотичные магические потоки или как минимум извлекать из них толику силы, однако Гваихир не являлся таковым, но об этом, придавленным статуей и раздираемый чудищем, он уже не думал.
[indent] Под яростной атакой существа, уязвимый и не способный хоть как-то защититься, эльф готовился проститься с жизнью, стараясь думать только о дочери, превозмогая ту, ещё слабую боль. Как только тварь пробьётся через камни, эльфийскую одежду и начнёт выдирать из эльфа куски плоти, всё будет кончено. И всё же, как бы эльф не представлял себе последние мгновенья жизни, судьба в очередной раз доказала ему, что ни всякому дано знать свою будущее, даже если до его начала оставалось несколько вдохов - могучий гном-жрец Ульвбран метнул свой молот в чудовище, сбросив того с эльфа. Это дало время Гваихиру частично выползти из-под статуи, а также перевернуться на спину – так он сможет защищаться хотя бы руками.  Пока одна голова твари приходила в себя, другая уже была готова устремиться к воину, но эльф не терял время даром и, схватив лежащий рядом булыжник, метнул его в оскаленную масть. Послышался хруст и короткое что-то похожее на скулёж. Всё ещё пытаясь вылезти, Гваихир успел вынуть из ножен клинок прежде, чем тварь атаковала его снова. Он нанёс удар наотмашь, угодив одной из голов в область шеи и вынудив чудовище отступить на несколько шагов назад. Это дало ему время выползти из-под статуи, однако это был не конец.
[indent] — Помоги! — крикнул эльф Ульвбрану, направив острие клинка на бестию и ожидая от неё очередной яростной атаки. Он был готов защищаться, но не был уверен, что в нынешнем положении способен эффективно отразить нападение твари. Ситуация обострялась и стоит Ульвбрану замешкаться, как с эльфом покончит если не тварь, то обстоятельства, а обстоятельства складывались в сторону предателя Питера и его людей, а также к тем, кто метал свои проклятые камни. Возможно, в отличии от Готрека, Магги, Вакулы и Соломона, Гваихир находился не в самом худшем положении, однако не стоя на своих двух и всё ещё не вооружённый своим копьём, он являл собой скорее проблему для группы, чем её полезная часть и раз однажды его уже оставили, он едва ли не сомневался, что и в этот раз произойдёт то же самое. И всё же, эльф не оставлял надежды, что гномы просто так не оставят его на растерзание.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=HEe4RQZtSQM[/lazyvideo]

Отредактировано Гваихир (21-01-2019 18:18:14)

0

67

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=JNs2VeOOK_Y&index=4&list=PLkJ2Tx1_thOmU4gxbFcPoQKMDi9D1Ff5O[/lazyvideo]

Топорик Ленгара попал точно в цель, и охотничье копье огра ушло по широкой дуге, плюхнувшись аккуратно в воду позади дварфов.
Впрочем, великана это не особо остановило. Выдернув застрявшее в меховой накидке оружие, он откинул его в сторону воды, потянувшись за вторым дротиком у себя на спине.
Ленгар к тому моменту сократил дистанцию, и нанёс второй бросок топориком. В этот раз огр повернул голову боком, так, что оружие дварфа отскочило от широкой скулы и упало под ноги. А затем он, размахнувшись, плашмя ударил следопыта свои копьем. Даром, что Уиллиссон был не самым легким, он получил сильный тычок в щит и кубарем покатился по набережной, обдирая ладони об поверхность, покрытую камнем и кладкой. Огр снова занес своё копье для второго броска, но тут его окутало облако пламени. Магги послушал молодого дварфа, и сейчас как раз обдавал огра струей горячего пламени. Надсадно заревев, здоровяк двинулся медленным шагом в сторону инженера. Хотя поток огня и не прекращался, огр медленно надвигался на источник огня, вслепую размахивая своим копьем.
Тем временем, покуда Гвайхир отгонял тварь броском камня, а затем своим мечом, Ульвбран подобрал молот и нанес ещё один удар. Стоя перед эльфом, он оттопырил одну руку в сторону и пятился, так же толкая лесного жителя  позади себя к остальной группе.
Сильно израненая и дезориентированная тварь сделала ещё один прыжок, но банально промахнулась, угодив в самую гущу людей Питера, став ослепленно рвать и драть вокруг.
- Уходим! Сейчас же! - прокричал Соломон, рассмотрев шанс. Он, вместе с Вакулой, сразу же бросился по броду к острову. Готрек, покрытый множеством порезов разной степени тяжести, парировав последнюю алебарду, заметил рядом Гвайхира.
- А, эльфец! А мы уж думали, что ты помер. Ну, какой эль разливают на том свете?
На ходу отвесил он шутку своего типично юмора висельника, резво бросившись следом за остальными.
Последними шли Гвайхир и Ульвбран. Люди Питера своей массой смогли повалить и закололи ослабленную тварь, а затем бросились вдогонку. Но в этот момент раздался скрип и свист - полетел следующий камень с требушета. Ульвбран токнул со всей силы эльфа перед собой, опрокинув того на четвереньки, покуда рухнувший перед ним снаряд отбросил жреца назад.
Пока дварф поднимался, на него упала сеть из толстых веревок и настигли люди Питера. Дварф ещё барахтался, сопротивляясь и бранясь, но его волокли прочь, обратно на берег. Сам вожак преследователей стоял возле поваленной статуи, недавно придавившей Гвайхира и смотрел вслед уходящим. Последний обстрел разрушил брод, проделав довольно глубокую прореху через переправу по зимней реке.
Питер, поймав взгляд Гвайхира, отсалютовал ему двумя пальцами, нагло растягивая слащавую улыбку на своем миловидном лице, покуда мимо тащили оглушенного Ульвбрана.
- Мсье эльф, вы забрали у меня мой денежный бонус, но, вместо него оставили кое-какую компенсацию. Премного благодарю!

+1

68

“Благодарю”, - мысленно обратился Ленгар к Гримниру, проводив взглядом неточный бросок здоровенного копья, в результате которого оно полностью ушло в холодные воды Райса на достаточно большом расстоянии от Магги - цели этого самого броска. Мимолетом прикинув расстояние, преодоленное этим “дротиком”, следопыта поразила исполинская сила метнувшей его твари, хоть этот феномен вполне логично вытекал из другого - размеров великана: рыжебородый дварф при довольно большом, для своей расы, росте с трудом доставал руками даже до пояса огра. Вследствие этого, и не особо удивительным есть тот факт, что здоровяк метнул свое копье не хуже добротной баллисты гномьей работы. По этому поводу, во время сближения с огром, в голове Ленгара пронеслось новое наименование для твари - ходячая артиллерия. Пронеслось и улетело - гном даже ухмыльнуться насчет этого не успел, ибо здоровяк уже был близко, вследствие чего следопыт выкинул все ненужные мысли из головы, сосредоточившись лишь на броске второго, и последнего в боезапасе гнома метательного топорика. Каким же большим было его разочарование когда этот самый топорик, ловко брошенный в голову исполина, просто отрикошетил от его скулы в лед, прямо под ноги твари!
- Вот же ж хрен бронированный! - недовольно выкрикнул гном, начиная прикрываться щитом от нового удара огра. Здоровяк ударил тупой стороной своего копья, но от того легче не было - буквально за миг Ленгара отнесло метров на пять, если не больше, от ходячей артиллерии. В этом кратком недополете, помимо кучи брани и проклятий в голове рыжего дварфа пронеслась мысль о том, что бы было, ударь великан острием копья. “Да он насадил бы меня на острие… Считай - милосердие...”. С этой мыслью гном закончил на практике подтверждать закон сохранения импульса, остановившись на четвереньках, опираясь о снег слегка помятым щитом в точке удара копья и стертой до крови ладони.
- Что б тебя! - выругался следопыт, после чего злобно глянул на огра, который уже начал целиться в него. К счастью, подмога в виде драконьей пушки Магги вовремя вступила в бой, из-за чего рыжий дварф стал далеко не приоритетной целью ходячей артиллерии. Спустя мгновение, великан дико заревел, и Ленгар уже было подумал, что очередной противник ушел в небытие. Но не тут-то было - огр развернулся в ту сторону, откуда на него лилась струя пламени, прикрыл свою бронированную харю рукой, и двинул к старому инженеру, размахивая огромным “дротиком” перед собой.
- Какой живучий ирод! Ты погляди! - в очередной раз выругался дварф, поднимаясь на ноги. Ладони горели от боли, но она была не столь велика, чтобы Ленгар не мог в полной мере ими пользоваться. Поднявшись, гном рефлекторно потянулся к своему молоту, который в данный момент висел на поясе, но так и не взял его, ибо в голову следопыта пришла новая идея - перерезать сухожилия на ногах огра. Именно поэтому он быстро достал свой счастливый охотничий нож из чехла на поясе, и понесся прямиком к твари, прикрыв голову капюшоном и прижав огнеупорный щит к груди, дабы уберечься от пламени драконьей пушки. Гном планировал подбежать к твари, быстро разрезать сухожилия и отбежать от огра на несколько метров, в надежде, что он завалится на спину, и рыжему дварфу выпадет отличная возможность проломить молотом череп огромного недоброжелателя.

Отредактировано Ленгар (07-02-2019 00:54:50)

+1

69

Храбрый Ульвбран не оставил в беде эльфа, больно угодив своим молотом по твари, чем окончательно дал эльфу возможность выбраться из-под завала и подобрать свой брошенный неподалёку лук. Тем не менее, прошлая борьба не прошла бесследно для эльфа – всё его тело болело и ему нужно было некоторое время, чтобы хоть как-то прийти в себя. И опять Ульвбран давал ему такой время, закрывая от врагов и подгоняя к остальной группе. Обычно Гваихиру это не понравилось бы, поскольку ратники – народ гордый и не бежит от сражений, подставляя других. Но сейчас было не для геройства и споров. Потому, кратко поблагодарив своего спасителя, эльф затрусил к остальной группе. Его клинок покоился в ножнах, а лук он держал в руках

Достигнув группы, Гваихир сначала нахмурился, глядя на Соломона, но уместная, по мнению эльфа, шутка Готрека, быстро привела его в чувства, за которыми последовал незамедлительный ответ:
Глядишь, скоро сам увидишь тот эль! — не без улыбки подмигнул он гному. И в каком-то смысле это была правда, ведь люди Питера нагоняли их, а потому эльф не позволял себе медлить. Затем эльф почувствовал мощный толчок в спину, отчего упал на колени и руки. Сначала ему показалось, что ему в спину прилетел какой-то каменный осколок или снаряд, но правда оказалась куда страшнее, стоило эльфу только оглянуться:
Ульвбрана схватили и поволокли на тот берег люди Питера, а сам он нагло лыбился эльфу, говоря о компенсации. Так, спаситель эльфа стал пленником. Помня о своём унижении, когда люди Питера и его чудище гоняло эльфа по городу, как какого-то зверя, преисполненный силой в гневе Гваихир в тот же час поднял свой луку и выпустил из него звёздную стрелу в стоящего на том берегу Питера. Это всё, что он мог сделать в ту минуту. Не будь переправа разрушена, эльф несомненно поспешил бы на выручку к Ульбрану, пускай это и было бы самоубийством, но у злого рока или этого проклятого города было своё мнение на этот счёт. Уберсрейк  уже уже определённо успел стать могилой для многих отважных и достойных на жизнь героев, и, к сожалению, приютить самых отпетых и трусливых негодяев. Эти мысли болезненно пульсировали в голове Гваихира, вынуждая его двигаться дальше за товарищами, пока люди Питера не опомнятся и не придумают, как нагнать убегающую группу Соломона. Ещё больше всего Гваихир надеялся, что в его спину сейчас никто не целится из арбалета.

Отредактировано Гваихир (07-02-2019 12:06:53)

+1

70

Маневр Ленгара удался, хотя лишь частично. Вбежав в бушующее облако пламени, укрывшись за тушей огра, рейнджер смог дотянуться и порезать одно сухожилие огра, отчего тот перестал продвигаться и тяжело оступился. Но в этот момент драконье ружье перестало исторгать пламя.
Огр, покрытый вздувшейся и обоженной кожей, наполовину обернулся и протянул лапу, схватив Ленгара за рюкзак и подняв над землей, заревев и ракрыв свою пасть.
В этот момент в него врезался Вакула. Человек, хоть и был меньше, но достаточно крупный как для своего вида, смог придать нужный импульс, и огр завалился на спину с тяжелым воплем, выронив дварфа.
Одновременно на землю ступил и Соломон. Тяжело дыша он задержался над огром.
- Грошбах...ты был одним из нашей команды. Ты следовал за Рутом.
Огр лишь осклабился, протягивая свою лапу к молоту.
- И ты предал нас, Грошбах.
- Он...обещал...,
- заговорил наконец огр, с чудовищным акцентом и растягивая слова. - Любой...же-ла-ние...Любой...какой захош...Грошбах стал бы сильным...самым...сильным...
- В предательстве Строителя - нет силы.

Соломон стремительно выбросил руку, проткнув свои палашом один глаз огра, отчего тот обмяк. Лицо молодого молота при этом исказила настоящая гримаса ненависти и презрения, после чего он стремительно двинулся дальше.
Следующими выбрались Магги, Готрек и Гвайхир. Готрек вел под локоть старика, который на ходу что-то пытался сделать со своим драконьим ружьем.
Проходя труп огра, старый инженер лишь задержался на мгновение.
- Грошбах...ай-я-я-яй...как же так?
- Пошли, пошли, старче, потом будешь разбираться.
Вдалеке снова раздался свист, и в небе показался очередной снаряд.
Гурниссон обернулся назад, бросив через плечо.
- Гвайхир, Ульвбран - догоняйте! Ленгар? Живой? Давай на ноги!
И спешно направился вперед, за Соломоном, уже огибающим черную стену здания тюрьмы. Вакула тем временем помогал подняться на ноги Ленгару.
Снаряд ударился в здание тюрьмы, обрушившись вниз осколками камня, прямо на головы оставшегося отряда. Из сгустившихся туч снова начала сыпать плотный снег.
Остров посреди Райса остался почти таким же, каким его помнил Готрек со времен той приснопамятной битвы. Против плотной застройки севера, южную оконечость венчало массивное черное здание тюрьмы, широкое, призиместое, и в несколько ярусов. Старая кладка черного камня все ещё была цела, не смотря на трещины и начавшиеся осыпаться зубцы на верних стенах.
Набережная же и площадь перед тюрьмой содержали останки былой битвы. Многочисленные припорошенные белым снегом бугорки скрывали под собой трупы павших - кости в одеждах и доспехах, останки коней. Тут и там можно было заметить поломанное оружие - ржавые мечи, пробитые щиты, копья, сломанные стрелы и болты.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=vQTfm6mtp7Y[/lazyvideo]
Кавалерия молотов смогла тогда пройти брод и ворвалась на низкий, пологий берег острова. Эльфы были единственными, кто их встретил. Немногочисленные пешие отряды против конного клина. К тому времени, как дварфы отбили нападение на мост и смогли вернуться на остров, конницу отбросили, но слишком большой ценой. Гурниссон очень хорошо помнил, как он щёл среди сильно поредевших отрядов, рассматривая уставших, перемазанных кровью, грязью, в пробитых доспехах эльфов. Они уже не казались тогда вечно молодыми, возвышенными и сиющими загадочными жителями лесов. Они были подавлены и сломлены, а их умирающие стонали точно так же, как и простые смертные. Эльфы не отзывались на оклики, смотря перед собой отсуствующим взглядом на две тысячи ярдов. Они удержали остров, но слишком большой кровью.
Вот только павших видел и Гвайхир. Прямо сейчас и только он. Призрачные, полупрозрачные фигуры эльфов стояли по берегу и дальше, вглубь острова, на площади перед тюрьмой. Такие же изможденные и израненые, уставшиеся в своем немом дозоре на ту сторону Райса. Эти силуэты формировали что-то вроде коридора, ведущего на площадь и к воротам тюрьмы.
На берегу упал очередной снаряд из требушета.
Отряд приrрылся от обстрела с Кордона, обогнув тюрьму и выйдx на площадь перед ней. Ту самую, где раньше было лобное место, где приводили в исполнение казни. Позже, здесь стояли осадные машины противников молотов. Даже сейчас, изрядно припорошенные снегом, виднелись остатки палаток, складов ящиков и бочек, катапульты дварфов и изящные, легкие переносные аркбаллисты эльфов. Многеи были поломанн и брошены, хотя, под покрывалом снега было сложно разобрать наверняка.
https://cdna.artstation.com/p/assets/images/images/000/506/284/large/sven-bybee-23.jpg
Поперек площади так же лежало массивное стальное тело - одна из тех машин, что охраняли Кордон. Без руки и немного проржавевшее. Этого Готрек не помнил. Скорей всего, появилось уже после, когда молоты пытались пройти внутрь Руины, до возведения Кордона, да так и не смогли и бросили это здесь.
- Эй, а где Ульвбран? - остановившись у большого, наполовину завалившегося шатра у колена железного титана, Готрек оглянулся. Отряд являл собой довольно плачевное зрелище. Ленгар был с ободранными руками, рассеченным ухом и кривой повязкой на лбу, сползающей ему на глаза. Магги тяжело уселся под пологом шатра прямо на землю, держа на коленях своё ружье и издавая звуки отдышки. Вакула, Соломон и Готрек были покрыты порезами и синяками разной степени тяжести. Гвайхир же щеголял левой рукой, в которой торчал ржавый искривленный арбалетный болт.  Лечебаня магия спала, болт снова стал просто болтом и теперь рана вновь заструилась кровью и стала ныть и болеть на усилившемся морозе.
- Он что, там ещё остался? Мы должны вернуться, - сразу же встрепенулся Гурниссон.
- Нет, - ответил Соломон, уставившись в землю.
- Что значит - нет? Он пошёл за тобой и ты готов его просто так бросить? Опять? Ты уже сделал это с Гвайхиром, и посмотри - эльфец едва выжил!
- Нет! - тверже сказал Соломон. - У нас нет времени. Тот огр был когда-то в отряде моего учителя, Рута, но, когда Ксардас пошел своим путем, огр присоединисля к нему. Маг близко...я знаю, - Соломон поднял взгляд на Готрека. - Мы не можем его упустить.
- Ты совсем из ума выжил, молот! Что толку от твоих речей, если ты готов бросать тех, кто идет за тобой, как кости от мяса? Мы возвращаемся! Я возвращаюсь! Хватит впустую нам тут дохнуть тебе на потеху!
- Лучше мы здесь и сейчас! Посмотри, посмотри вокруг - ты видишь, что это за место? Ты видишь, что здесь происходит? Ты хочешь, чтоб это было всюду? Даже в твоих любимых горах? Смерть нескольких ничего не значит, если остальные тоже последуют за ними! Тем более - это всего лишь крансолюд! Нелюдь.
Гурниссон просто бросился на Соломона. Ударив его коленом в живот, отбросив топор, он схватил его горло двумя своими руками, начав душить.
- Нелюдь? Да для тебя все нелюди, тварь молотов! Вы всеми готовы пожертвовать, лишь бы своего добиться! Из-за вас все это и случилось, как раз!
Соломон попытался вырваться, но он был ослаблен после битвы и слабее Готрека. Его широкополая шляпа слетела, волосы растрепались и опали на лоб, и было видно, что он был молод, действительно молод, едва ли мальчик, ставший вчера мужем.
- Мы...не...можем...Ксардас может выпустить...Руину наружу...должны...помешать..., - начал хрипеть, уже задыхаясь, человек.

Отредактировано Готрек Гурниссон (09-02-2019 03:44:36)

+2

71

- Сколько же он каши в детстве съел, раз так вымахал? Сколько тонн?! - ворчал Ленгар, пытаясь дотянутся своим ножом до задней поверхности бедра огра. - Наконец-то… - вымолвил следопыт, когда ему наконец удалось разрезать сухожилие на ноге великана. К несчастью, в тот же миг пушка Магги дала осечку, и рыжий дварф вновь стал приоритетной целью для огромной синекожей детины - огр буквально за мгновение обернулся к Ленгару, схватил того за рюкзак, и резко дернул вверх, оборвав связь ног гнома со снегом. От неожиданности следопыт даже выронил свой счастливый нож, но, к счастью, быстро сориентировался, и начал нащупывать свой молот на поясе. Успешно найдя рукоять орудия, дварф вцепился в нее правой рукой, и, глянув в глаза ревущего огра, шипастой стороной молота ударил в огромную руку, что находилась прямо над головой гнома. От неожиданности великан тряхнул конечностью, расслабив кисть, в результате чего гном отправился в очередной бреющий полет. В этот раз следопыт приземлился под довольно острым углом и как раз на свой щит, благодаря чему начал скользить по снегу, будто на санках. К сожалению, катался он не долго - на пути гнома встретился камень, и Ленгар зацепил его своим плечом, после чего, проехав еще несколько метров, дварф закончил свое движение. Не будь следопыт одет в свою куртку, то, скорее всего, в результате столкновения он схватил бы перелом ключицы. К счастью, сейчас ему удалось отделался лишь болючим синяком - добротно сделанная меховая накидка приняла основной удар на себя.
- Хороший бросок… - с трудом вымолвил Ленгар, принимая сидячее положения, в тоже время осматривая округу в поиске огра. К своему облегчению, следопыт обнаружил его лежащим на льду, в окружении Вакулы и Соломона. Убедившись, что здоровяк не боеспособен, сын Уилли позволил себе немного передохнуть - он сел поудобнее, и засунул свою руку в походную сумку, ища там бутыль с медовухой.
- Ну вот, не будет сегодня счастья, - с досадой в голосе сказал гном, обнаружив в сумке лишь остатки бутылки и промокшее дно. Он напряг память, с целью воссоздать момент, когда его бутыль разбилась, но так и не смог точно вспомнить тот миг, из-за чего дварф обвинил во всех бедах огра, прокляв его пару сотен раз. В это же мгновение, Соломон прикончил огра. “Хм… Проклятья таки действуют - почти мгновенное правосудие...” - подумал Ленгар, после чего сам же негромко посмеялся со своей мысли. Вскоре объявился и Готрек с воплем, который был слышен, наверное, во всей Руине:
- Гвайхир, Ульвбран - догоняйте! Ленгар? Живой? Давай на ноги!
- Живой, живой! Помрешь тут с вами!... - отозвался гном на речь истребителя, после чего начал подниматься на ноги. Тут же к сыну Уилли подбежал Вакула, с целью помочь подняться, но следопыт дал знак жестом, мол: не нужно, сам справлюсь. Встав на ноги, Ленгар сразу же направился к огру, дабы забрать молот, до сих пор торчащий в руке здоровяка. По пути к великану, в небольшой кучугуре гном нашел свой нож, покрытый уже замерзшей кровью синекожего гиганта. “Походу, свой запас везения он уже исчерпал”, - подумал следопыт, после чего, пожав плечами, он засунул его в чехол, где нож и проводил большую часть времени - Ленгар старался по минимуму пользоваться им, впрямь считая его своим оберегом. Забрав свой молот, гном глянул вслед товарищам, которые уже успели отдалиться от него. Без лишних раздумий, следопыт быстрым, но в то же время слегка прихрамывающим шагом отправился догонять их. 
Весь путь по острову Ленгар провел в хвосте отряда, в основном занимаясь залечиванием ран. Еще на берегу, при “входе” на остров, в своей сумке сын Уилли нашел небольшой бутыль с какой-то вязкой алхимической жидкостью, которую гном приобрел еще в городе, перед началом похода в Руину. Из любопытства следопыт даже понюхал содержимое бутыля, но, вопреки ожиданиям дварфа, жидкость не имела никакого запаха. В надежде, что речи, которые говорил торговец, пытаясь втюхать бальзам, оказались правдивыми, Ленгар смазал этой жидкостью два бинта, после чего обмотал ими обе изодранные ладони. По завершению операции, руки гнома жгло огнем, но, к счастью, продлилось это недолго. После того, как жжение прекратилось, бальзам начал свое лечебное действо - спустя лишь несколько мгновений ладони гнома перестали кровоточить, хоть и продолжали побаливать. Удивленный чуть ли не волшебным действием бальзама, гном подошел к Гваихиру, легким толком обратив его внимание к себе, после чего предложил ему этот самый бутылек, а после, вдогонку, оставшийся моток бинта.
- Эй, а где Ульвбран? - послышался где-то впереди низкий бас Готрека. Из-за этой речи, Ленгар беспокойно оглядел весь отряд, в котором и впрямь не хватало одного гнома - Ульвбрана. Вскоре истребитель заговорил о возвращении за собратом, и следопыт, в поддержку речи Гурниссона, встал рядом с ним. Дварф не вступал в последующую перепалку меж Готреком и Соломоном, но внимательно слушал их. Когда молодой молот заговорил о том, что Ксардас вполне может быть где-то рядом, Ленгар насторожился, и внимательно осмотрелся вокруг. Когда тот же молот заговорил, о ценности жизни гнома, следопыт прервал осмотр, и зло глянул на Соломона. В тот же миг Готрек кинулся душить человека. Сын Уилли не имел ничего против действий собрата, даже больше - у него и самого было желание кинутся на человека, но гном сумел успешно подавить это желание, и вместо того, что бы помочь Гурниссону, он обратился к нему:
- Этот глупый человек не стоит того, чтобы тратить на него силы. Я думаю, что намного лучше будет потратить их на спасение Ульвбрана. А этот… молот пусть сам разбирается со своим магом, раз он так ему нужен.

Отредактировано Ленгар (18-02-2019 22:58:45)

+1

72

Половину пути Гваихир шёл молча, придерживая раненую руку другой рукой. Его походка была слегка сутулой, а взгляд поникший. Он был вымотан, но эльфы, как и гномы, были куда выносливее людей и, наверное, потому всё ещё был способен стоять на ногах и двигаться дальше. Усталость действительно не была запредельной, однако, последние события оставили свой отпечаток на воине, вынудив позабыть о фатализме, что царил в мыслях эльфа последние сутки. Слишком много всего плохого и горя случилось, чтобы было можно горевать и дальше. Гномы не падали духом - и он не должен.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=wFzyU5bMPJI[/lazyvideo]

Вскоре, в эльфы что-то переменилось, когда он завидел по обе стороны от себя шеренги призраков и всё они были эльфами. Ему казалось, что каждый из них смотрит только на него и быть может оно так и было. Никто из его группы их не видел и это вызывало тревогу. Гваихир и не знал, что ему думать. Неужели все эти мертвецы не обрели покоя и ждут спасения? Да, они из «Митрин Элда» - «Тех, кто оставил дом», но всё же они были его сородичами и когда-то жили с ним в одно и тоже время. Иногда воин не понимал, почему Эктелион, в связи с близостью острова, или другие лорды не попытались помочь своим сородичам. И, наверное, ответ был очевиден – запрет короля и нерушимое правило Арисфея «о невмешательстве».  В пределах леса эльфы под защитой, а за его пределами – сами по себе. Возможно, и эта крупная эльфийская община надеялась жить свободно вне леса, но такое желание свободы привело их к гибели, пускай и насильственной. Жизнь за пределами Арисфея – беспощадна!
Минув мёртвых и обогнув тюрьму, эльф позволил себе оглядеться. Представшее его взору место не вселяло никакой надежды. Вокруг было полным-полно ратных инструментов, брошенных ещё со времён битвы за город. И всё же, Гваихир едва ли не удивился, когда заприметил изящную аркбалисту эльфийской работы. Стиль и оформление баллисты инструмента чем-то отличался от тех, что изготавливали элда севера. Более того, баллиста казалась Гваихиру слишком вычурной, но зато она во всей своей красе идеально парадировала падение ястреба, где клювом металлической птицы являлся острый наконечник снаряда – такими их видел он их в своих мыслях, ибо ныне орудие представляло собой весьма плачевное зрелище.
- Эй, а где Ульвбран? – слетело с уст Готрека, пронзив сознание эльфа подобно грому. Гваихир знал ответ и оттого ему было тяжелее, что помимо своих ран и приведённого на битву хвоста в лице людских подонков и пса-мутанта, он также станет носителем дурных вестей.
- Он что, там ещё остался? Мы должны вернуться, - продолжал гном.
Гваихир заковылял вперёд, припав на что-то, что теперь отдалённо напоминает ящик для хранения боевых снарядов какой-нибудь баллисты.
Он спас мне жизнь… — твёрдо, насколько мог, произнёс Гваихир. — Дважды. — И это был обидный факт. Дважды быть спасённым гномом и не отдать ни одного долга. В разуме эльфа боролось два начала: высокомерие, где, казалось, было позором быть спасённым гномом, и благодарность, где эльфу дали второй шанс и, быть может, этот шанс заключался в том, чтобы спасти Ульбравана, если тот ещё жив.
Его поймали в сети, а мост разрушили – я не мог помочь. —  Гваихир понимал, что даже будь мост цел, проку от него, раненного и уставшего, было бы не больше, чем от безрукого Готрека. Впрочем, у безрукого Готрека была хотя бы крепка голова и мощная челюсть, чтобы рвать и кусать. Наверное, эльф сумел бы также, однако, ему почему-то казалось, что гномы более дикие воители, если дело доходит до «нет выбора».
Пока Гваихир отдыхал и осматривал рану, между Готреком и Соломоном завязалась словесная перепалка. Эльф слушал их пылкие речи краем ухом и, по какой-то причине, ему сильно хотелось врезать Соломону, однако Готрек преуспел в этом раньше, неожиданно набросившись на человека.
Остановитесь. — уставшим голосом проговорил эльф. — За нами ведут охоту, а вы решили им поспособствовать таким образом?
Гваихир поднялся с места, встав позади Ленгара, который тоже попытался повлиять словами на сложившеюся ситуацию. По правде говоря, Готрек мог придушить человечка быстрее, но и помешать ему тут мало кто мог – определённо не раненный эльф.
Я не верю, что Руина так опасна, как говорит Соломон, пускай она и опасна и что наше дело следует закончить. Но… — умолк на мгновение эльф. — Ульбрана бросать будет для нас позором на всю жизнь!  —  с этими словами, Гваихир полностью забыл о Соломоне. Ему уже было плевать, чем всё это закончится. Сейчас ему нужно было решить дела более личные и не менее важные.
Ленгар, у тебя ещё осталась целебная мазь? — да, он видел, как гном врачевал себя недавно. — Но для начала, мне нужно чтобы ты помог мне вынуть этот чёртов болт!

0

73

Ближайший призрак эльфа возле Гвайхира на его слова лишь покачал отрицательно головой, и протянул руку, оканчивающуюся костлявой кистью и пробитым наручем, указывая на открытые ворота тюрьмы.
Остановитесь. — уставшим голосом проговорил Гвайхир. — За нами ведут охоту, а вы решили им поспособствовать таким образом?
- Нет, умги дело говорит, - неожиданно очень тихо, но отчетливо заговорил Магги. После чего тяжело принялся кашлять. Прочистив горло, он продолжил - Карнштайн...тот самый вампир Манфред фон Карштайн...если бы мы тогда, на Черном болоте, шли за каждым нашим раненым, которого утаскивали в стороны вурдалки да упыри, мы бы никогда не загнали бы в угол того кровопивцу...и кто знает, сколько бы их тогда бродило по свету...иногда, чтобы дойти до цели - нужно что-то да отдать, - немного поерзав и подняв свои белесые от старости глаза, Магги осмотрел собравшихся, - Гримнир покинул этот мир, пройдя Дорогу Черепов. И благодаря его жертве, мы все ещё существуем. Кто-то всегда должен собой пожертвовать. Всегда. Чтобы другие могли идти дальше...
Готрек отпустил Соломона, отойдя на шаг, и потупив взгляд в пол. Дварф все ещё тяжело дышал, как после тяжелой пробежки. Не смотря на почти что полдень, светлей из-за плотного завеса туч не становилось. Мороз лишь крепчал, и раны и порезы на теле Готрека стали затягиваться закипевшей кровью. Снег стал падать крупными хлопьями.
- Ничего с ним сразу не случится, - проговорил Соломон, тяжело поднимаясь с колен, и массируя своё покрасневшее горло, - где-то в поселениях Руины есть невольничий рынок. Мы давно знали про него, и пытались выйти на след. Скорей всего, его перепродадут дроу. Но живым. Мы успеем за ним вернуться. А вот Ксардас..., - сквозь спутанные, застилающие взор длинные волосы, человек осмотрел собравшихся. - Мы не можем дать ему закончить начатое.
Готрек поднял свой топор.
- Он прав, - Истребитель посмотрел на человека, -  Но после этого - наши пути с тобой пойдут порознь...молот. И тебе лучше молиться своему Строителю, чтобы они никогда не пересеклись. Поднимайся старче, пора уже.
Готрек начала двигаться прочь от заваленной палатки. За ним собрался и Вакула с Соломоном.
Магги оставался сидеть на земле, обростая падающим сверху снегом. Готрек, сделав пару шагов, обернулся.
- Старче? Магги?
Истребитель вернулся к старику, присел и потрогал его за щеку.
- Отошёл в залы предков, - коротко сказал он, забирая его драконье ружье из безвольных рук и протягивая его своему Помнящему.
- Тут...заряда ешё три осталось. Ленгар, будешь теперь ты пользоваться. Надобно его уложить в стороне, да тело сжечь. А потом придется заканчивать начатое. А то будет его дух неприкаянным скитаться по этому миру.
Покуда дварфы занимались погребением на скорую руку. Вакула с помощью засапожного ножа помог Гвайхиру вытащить болт и перебинтовать кое-как предплечье. Кровь удалось остановить, но левая рука теперь была слабее и начинала болеть при длительных нагрузках.
Когда огонь начал пожирать сухое тело старого Магги Кноррссона, Готрек, смотря на него, проговорил, поначалу ни к кому не обращаясь.
- Ну, вот и ушел, может быть, последний ветеран боя на Черном болоте...Сколько ещё из старого отряда осталось с твоим магиком, молот?
- Двое, - Соломон поднял оброненную шляпу, одевая её обратно на голову и убирая спутанные волосы, - хоббит-вор и друид, обученный оборачиваться в волка.
Готрек мрачно кивнул.
- Ладно, пойдем искать этого твоего магика...какой вообще магией он владел?
- Черной. Самой черной. Он был...некромантом,  - подумав немного, ответил молот.
Неожиданно, зимнюю пургу прорезали звуки бубенцов и колокольчиков. Шли они из здания тюрьмы. Готрек, бросив прощальный взгляд на погребальный костер, направился туда.
Ворота старого здания были приокрыты, и, пройдя между створками, можно было попасть во внутренний мощенный двор. Стены вокруг были построены несколькими ярусами на подобии амфитеатра, на каждом были многочисленные зарешеченные окна камер. Во время боёв за Уберсрейк здесь был лазарет и штаб. А теперь...
А теперь прямо посреди двора стоял огромный шатер. Цирковой шатер.
- Ха-ха-ха-ха, - раздался радостный протяжный смех откуда-то перед пологом шатра.
- Что за черт, предки забери мою душу, - тихо проговорил Готрек, оглядываясь.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=6uIksYWaZKA[/lazyvideo]
- Вон он! Ксардас! Стой! - вскричал Соломон, устремляясь вперед.
У входа в шатер можно было различить три фигуры - старика с посохом, человека в волчьей шкуре и низкорослого, похоже, хоббита. Все трое обернулись, а затем поспешили пройти внутрь шатра.
Готрек направились следом за Соломоном.
- Добро пожаловать. Дамы и господа! Добро пожаловать!
На, поначалу, неприметной трибуне, внезапно объявился паяц. Потрясая бубенцами и длинными ушами своей шляпы, он уставился на отряд Соломона маской, застывшей в веселой ухмылке.
https://i.imgur.com/O57PTVo.png
- Проходите, не стесняйтесь! Только здесь и сейчас! Драма и комедия! Исполнения всех и вся желаний! Развяка и истинный праздник! Все, чего вы можете пожелать...и о чем даже боялись подумать!
Цирковой шатер, посреди старой тюрьмы в мертвом городе выглядел очень сильно не к месту. Активно жестикулирующий и проявляющий всевомзожные ужимки паяц в маске выглядел абсолютно не к месту. Из самого шатра доносились детские голоса, смех и аплодисменты, громкая карнавальная музыка.
- Заходите, заходите и не стесняйтесь! У меня места хватит на всех! - и паяц слегка отогнул полог шатра, друкой рукой в перчатке предлагая пройти внутрь. - Представление вот-вот начнется! И, кто знает, может именно вы сможете загадать желание, которое исполнится!
Соломон, осенив себя знамением Строителя, скорым шагом направился внутрь.
Готрек, набычившись, бросив взгляд на паяца, последовал за ним, скрывшись в темноте.
Вакула, переминаясь с ноги на ногу, покосился на эльфа и дварфа.
- Ну дык...може, уси разом усередыну? Га?
- Ну же, смелее! Господа эльфа, дварф и человек. Не стесняйтесь, у меня есть развлечение для всех и каждого! У меня есть место не зависимо от вашей расы и рода! Заходите, и узнайте ответы на все свои вопросы!
- Ленгар! Ленгар! Давай сюда! Один не справлюсь! - раздался окрик Готрека откуда-то изнутри.

Отредактировано Готрек Гурниссон (21-02-2019 06:30:32)

+2

74

Речь Магги была довольно разумной, но переубедить Ленгара в том, что убийство какого-то там мага важнее жизни Ульвбрана, она была не способна. В этот момент, гном даже начал строить планы по вызволению собрата из плена, но что-либо серьезное дварф придумать так и не успел, ибо последующая вскоре реплика Соломона вполне четко донесла до него мысль о том, что со спасением жреца вполне можно повременить, вследствие чего он обратился к молоту с репликой:
- В таком случае, ты его и выкупишь оттуда, если мы отсюда выберемся живыми, конечно же. Охо-хо-х, что-то этот магический хрен все меньше и меньше мне нравится - уж слишком много с ним мороки и потерь. - после окончания речи, рыжий дварф отошел немного в сторону, и начал копаться в своей сумке, в поиске лечебной мази. - Видимо, память и внимательность - цена за длинные уши. Эльф, я ж тебе уже предлагал эту мазь. - Ленгар подошел к Гваихиру, и вручил тому полупустой бутылек, - Надеюсь, она и тебе поможет… - отдав мазь эльфу, следопыт достал из своей сумки два сухаря, после чего вновь отошел в сторону от основного отряда, дабы подкрепиться и переварить все произошедшее. Полноценно закончить трапезу, гному помешала весть о смерти Магги, услышав которую, он чуть не подавился.
- Слишком много потерь… - негромко прокомментировал новость Ленгар. Когда он подошел к шатру, дабы узреть все своими глазами, Готрек вручил ему драконью пушку, и, несмотря на не самую приятную ситуацию, глаза гнома засветились интересом к новой вещи. Не без труда поборов свое любопытство, сын Уилли положил орудие в сторону, и начал помогать Готреку с погребением Магги.

- Жаль старика, помер в таком… темном месте, - угрюмо произнес следопыт, задумчиво глазея на Магги, который уже медленно, но верно превращался в один лишь пепел. Вскоре истребитель вернул Ленгара в реальность своим кратким расспросом Соломона об отряде Ксардаса, в следствие чего сын Уилли развернулся и направился к драконей пушке, дабы получше ее изучить - считая Ксардаса главной причиной смерти старика, дварф хотел сжечь того мага заживо, в отместку, так сказать.
Вскоре, неожиданно для всех, сквозь завывание ветра стали пробиваться необычные звуки. Поначалу Ленгар не мог понять их природу - слишком уж неожиданными они были в таком месте, как Руина. Лишь спустя множество мгновений, когда громкость этих звуков начала усиливаться, следопыт допер, что так звенят колокольчики. Этот факт породил в гноме новую волну любопытства, даже больше той, которая вспыхнула при получении драконьей пушки. “Откуда они здесь взялись?!”. Наряду с интересом, инстинкты дварфа вынудили его насторожится -  скорее всего, это очередной смертельно опасный “сюрприз” Руины. Вскоре Готрек, а за ним и весь отряд пошли в сторону огромного полуразрушенного здания - места откуда и шли эти звуки. Не видя смысла в своем промедлении, сын Уилли двинул за ними, держа наготове уже заряженную пушку - гном все-таки успел ознакомиться со всеми механизмами орудия. Поверхностно, по крайней мере.
На входе во внутренний двор, членам отряда открылась картина огромного циркового шатра, из которого лился радостный смех. Этот хохот начал резать гному уши - уж больно он был ему неприятен в данной ситуации. У самого входа в шатер Соломон приметил Ксардаса с его двумя компаньонами, которые при вопле молота без какого-либо промедления, двинулись внутрь шатра. Вслед за ними побежали Соломон и Готрек. Ленгар тоже было хотел последовать за ними, но его внимание привлек паяц, появившийся из ниоткуда, и начавший заманивать отряд внутрь. Первой мыслью, которая появилась у гнома в голове при виде клоуна, было желание сжечь его вместе с шатром, а также со всем содержимым этого самого шатра. Наверное, следопыт даже начал бы реализовывать свое неосмысленное намерение, если бы не молот с истребителем, которые, на тот момент, уже вошли внутрь шатра.
- Ну дык...може, уси разом усередыну? Га? - вскоре после этого произнес Вакула.
- Я тоже не понимаю почему мы до сих пор здесь стоим, - оглядев человека и эльфа сказал Ленгар, после чего, под призывы Готрека, он двинул в сторону шатра, держа наготове драконью пушку.

0

75

Усилиями Вакулы и Ленгана левая рука эльфа чувствовала себя лучше, однако не настолько, чтобы ею можно было активно пользоваться, да и боль пускай была не так сильна благодаря мази Ленгара, но всё равно присутствовала, как бы предупреждая эльфа, чтобы то не совершал этой рукой лишних движений. Но всё это было пустяком в сравнении с потерей в лице одного старого гнома Магги. И пускай Магги был не из народа эльда, Гваихир питал к нему некоторое уважение, да и сама такая смерть в этих проклятых руинах удручала. В обычных обстоятельствах эльф не одобрял прощанья с умершими через огонь, но сейчас он считал, что лучше так, чем лежать в этих руинах, где неизвестно кто или что может съесть тело старика или гляди чего похуже. Но не только это заботило разум Гваихира, но призраки его сородичей, что не нашли в этом городе покоя. Эльф чувствовал, что в этом есть что-то важное, но никак не понимал. Возможно, что ему и его товарищам совершили ошибку придя сюда, но останавливаться было уже слишком поздно и теперь, после всех лишений, у эльфа сталась лишь одна решимость. Пускай за него теперь судьба бросает свои кости.
Выдвинувшись вслед за отрядом, Гваихир внимательно оглядывался по сторонам, выхватив в начале похода и в его середине сполна, чтобы позволить себе потерять бдительность хоть на минутку. Он, как и все, чувствовал усталость, но воспоминание недавней стычки было слишком свежим, как и то, что безопасностью пока не пахло, потому тело и разум эльфа горели ярче любого костра, стараясь поддерживать воина как можно дольше. 
Когда раздался смех перед пологом шатра во внутреннем дворе, эльф инстинктивно потянулся к луку, но вовремя опомнился, не пытаясь натянуть тетиву.
Что за черт, предки забери мою душу.
Рано ты просишься к предкам, гном. —  заметил Гваихир, пряча лук и вынимая из ножен меч. — Но не волнуйся – они определённо за нами наблюдают. Уж не посрами их. — закончил Гваихир и Готрек бросился вслед за Соломоном. В тот краткий миг, когда эльфу удалось разглядеть троицу под пологом шатра, его обуяло сильное желание не торопиться идти следом за ними.
Ну дык...може, уси разом усередыну? Га?
Плохая идея. — ответил эльф, но кого волнует его мнение, да и как Вакула и Ленгар могли бросить своих товарищей, да ещё и зовущего на помощь Готрека? Оба рванули вперёд и у Гваихира не пришлось долго выбирать. Он чувствовал, что всё это ловушка, да и казалось ему странным, что Готрек вообще кого-то звал на помощь – это не походило на могучего, свирепого гнома, но судьба уже бросила свой жребий и не пощадит робеющих.
Храни нас Играсиль. — прошептал Гваихир себе под нос, вспоминая свою дочь Иминиэ, а затем нырнул внутрь шатра вслед за остальными.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=YLTMPI9C-Ck[/lazyvideo]

Отредактировано Гваихир (12-03-2019 10:41:09)

0

76

Эльф, дварф и человек прошли внутрь шатра. Их обступила темнота, непроглядная, невероятно липкая и цепкая - настолько, что, обернувшись назад, Вакула не заметил прорези входного отверстия.
- Ой, ото шлунком чую - халепа буде, - как-то поникнув, широкоплечий охотник за головами неуверенно проговорил.
Ленгар натолкнулся на Готрека.
- А? Ты, Ленгар? Ты чего ломанулся сюда? - Гурниссон выглядел немного удивленным, как будто не ожидал увидеть их здесь. - Смотрите друг за другом. Дурное это место. Я уже потерял Соломона...и слышал, как я сам звал кого-то...что б мне пусто было.
То, что место было дурное было очевидно. Неожиданно, в круге света впереди появилась преследуемая троица и Соломон перед ними. Молодой молот держал на прицеле арбалетного пистолета стоящего в центре старца с посохом и в длинном плаще.
- Ксардас! Довольно! Твой путь заканчивается здесь! Ты не получишь желаемого клянусь Строителем!
- Юный Соломон..., - проговорил маг, оборачиваясь. - Какая жалость, что Рут смог обучить его навыкам ищейки...но никак не умению думать головой. Ты ведь знаешь, что именно у меня за желаение...или, ты предпочитаешь умолчать об этом? Даже перед своими...соратниками, - и Ксардас осмотрел группу позади Соломона. - Я намерен остановить Руину. Именно здесь, в самом её центре исполняются желания. И я использую эту способность против неё самой! Она была рождена из жестокости и смерти! Этому нельзя дать выйти наружу
- Нет! - Соломон сделал шаг вперед, взводя тетиву движением руки, и вытаскивая свой палаш. - Руина слишком опасна! Это единственное, с чем я могу согласиться. И мы не знаем, что за собой повлечет это твое желание! Это слишком рискованно!
- Ха! Рискованно! Да! Даже твой учитель понимал это! Но он слишком сильно цеплялся за догматы своей церкви, чтобы делать то, что должно! Кстати, где он сам?

Соломон не ответил, но его плечи напряглись.
- Я так и думал...видишь, даже такого проженного ведьмолова как Рут, Руина погребла в себе! Нет...чего бы мне это не стоило - я не могу отступить теперь! И не позволю вам помешать мне, когда я так близок! Если кто из вас ещё сохранил способность сомневаться - я даю вам шанс перейти на мою сторону!
По движению руки хоббит и друид сделали шаг вперед, обступая мага. Полурослик достал короткий лук из-за плеча, в то время как друид выставил костяные когти, надетые хитроумным способом на его предплечья, оскалившись.
https://2ch.hk/b/arch/2018-12-06/src/187657305/15440427440970.jpg

Одновременно, в темноте вокруг послышались скрипы, шелест и тихое завывание. Костяные полустлевшие руки потянулись к стоявшим в центре, намереваясь схватить за руки и ноги группу преследователей.
Глаза Ксардаса светились неестественным фиолетовым светом, и подобная аура исходила от всего его тела.
- Некромант, чтоб его! - взревел Готрек, замахиваясь топором на ближайшие конечности.
Раздался громкий удар барабана и вновь заиграла карнавальная музыка.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=yFHwDr6pTeQ&list=PLEF4A02676D00C3CF&index=6[/lazyvideo]
- А теперь, дама и господа - наш первый номер программы! Гладиаторские бои один на один! И, посмотрим, кто кого? - раздался откуда-то сверху голос паяца.
Само пространство и время стали стремительно изменяться. Ленгар и Гвайхир испытали резкий рывок всего тела, пустоту в желудке и дикий холод, и оказались уже не в темноте, а в другом месте - в одной из камер тюрьмы, на третьем этаже, зарешеченными окнами выходившей на внутренний двор. За отсутствующей дверью виднелся внутренний коридор, шедший полукругом в стене вокруг двора, и содержащей двери в другие камеры.
Дварф и эльф оказались по разные стороны двора.
- И, наш бравый лесной рейнджер оказывается против вора-полурослика! - продолжались насмешливые объявления.
Рядом с головой Гвайхира в кладке камней вонзилась короткая стрела. Промахнувшийся вор сразу же поспешил скрыться в полутемном коридоре, прячась по теням и пытаясь растянуть дистанцию от эльфа.
- А наш горный, или, подгорный собрат по профессии - против истинного дитя леса и зверей!
Ленгар стоял спиной к дверному проему, и это сыграло с ним злую шутку. Сильные руки схватили его за плечи, вытащили и швырнули на пол, заставив перекувыркнуться и выронить на полпути драконье ружье. Оскалившись, друид, закутанный в шкуры, стоял перед ним, присев для прыжка и разведя руки в стороны.
- А тем временем! Впервые на манеже! Дварф -истребитель и просто человек - против нашей цирковой труппы!
Посреди двора, внизу, Готрек и Вакула, стоя спиной к спине, отбивались от сужающих кольцо умертвий. Война за Уберсрейк была крайне кровавой и жестокой, и сейчас вся эта жестокость возвращалась. Неизвестно откуда взявшиеся зомби и упыри из числа элфьов, дварфов, людей, в ржавых доспехах и с истлевшим оружием, медленно, но неумолимо надвигались на парочку в центре.
- И - гвоздь программы - маг против охотника на магов! Кто же возьмет кого?
Ксардас отошел на первый уровень тюрьмы, войдя в развалившуюся стену, внутрь камеры, откуда он стал призывать в Соломона черный шар из своего посоха, заряд за зарядом. Юный молот, укрывшись за несколькими каменными обломками во дворе, отбиваясь от нежити, пытался сократить дистанцию и перезарядить арбалет.
- Аплодисменты, дамы и господа - аплодисменты! Да начнётся увеселение на любой вкус и цвет!
Вся эта картина сильно контрастировала с продолжающейся веселой карнавальной музыкой, падающим во двор тюрьым кнупным снегом, комментариями и залихватским смехом невидимого паяца, придавая окраски безумия, мрачности и сумасшествия происходящему.

Отредактировано Готрек Гурниссон (12-03-2019 04:12:45)

+2

77

- Что за чертовщина тут твориться? - буркнул Ленгар, тщетно пытаясь разглядеть что-нибудь в непроглядной тьме. Ему не нравилось положение, в которое попал их недоотряд, ибо во мгле циркового шатра на них с любой стороны мог напасть абсолютно любой противник, начиная от Ксардаса и его дружков, и заканчивая какой-нибудь неистовой тварью, которую породила Руина. И самое страшное, группа даже не узнала бы о приближении противника. Этот факт не хило так напряг гнома, вследствие чего он вцепился в драконье ружье настолько сильно, что костяшки его пальцев ажно побелели.
Вскоре на пути троицы возник Готрек, который, по видимому, не очень-то был рад им.
- Так ты же сам… - начал было отвечать сын Уилли истребителю, но вскоре допер всю ироничность данной ситуации - его попросту надули. “Хитро… Хитро...”, - подумал было гном, чувствую небольшую волну гнева, прокатившуюся через его тело, которую он успешно подавил - следопыт не желал отдавать свой разум во власть ярости. Не сейчас.
Спустя несколько мгновений, внутри шатра неожиданно появился свет. Точнее небольшой круг света, в котором отлично было видно четыре существа - Ксардаса, и его двух компаньонов, а также Соломона, который держал некроманта на мушке.
- Да выстели ты уже в этого упыря, болтун, и дело с концом! - громогласным басом вскоре обратился Ленгар к Соломону, не видя никакого смысла в его с Ксардасом диалоге, который они вели уже довольно долго. “Если ты собрался прервать чью то жизнь, то зачем с ним разговаривать, если ты вполне можешь осуществить свой план?”, - подумал гном, наводя пушку на троицу, стоящую в центре круга. Дварф уже было нажал на курок пушки, как вдруг за его ногу ухватилась костяная рука, чудесным образом вылезшая из земли, сбив тем самым направление струи пламени, которая ушла во тьму выше цели. Следопыт быстро среагировал на неожиданный поворот событий, и оторвал свой палец от курка ружья, благодаря чему струя пламени, потраченная впустую, оказалась всего в метр длинной. Неудовлетворенный результатом своего выстрела, гном резко дернул опутанной ногой, освобождая ее, после чего с размаху ударил по руке другой нижней конечностью, разбив ее на отдельные, несвязанные между собой кости. Не успел Круглый Щит твердо встать на ноги после удара ногой, как его схватила невидимая, и, похоже, могучая сила, буквально вкинувшая гнома в тюремную камеру. В результате множества кувырков, ошарашенный резким поворотом событий Ленгар выронил драконью пушку и приземлился на спину - прямо на свой щит.
Не возвышайся над ним здоровенный бугай с когтями, прикрепленным к рукам, гном бы, наверное, долго приходил в себя, но из-за фактора опасности жизни, в кровь дварфа впрыснулся адреналин, что помогло ему быстрее осмыслить ситуацию, в которую он попал. Без каких-либо мыслей, Ленгар рефлекторно и незаметно для неприятеля нащупал на своем поясе рукоять молота, глядя прямо в глаза друида, и в тоже время корча испуганную до ужаса мину на своем лице. Дварф заметил, что недруг собирается в прыжке насадить его на свои когти, и быстро сообразил свое следующее действие: попытаться выбить душу друида боковым ударом своего молота прямо в его прыжке.

Отредактировано Ленгар (18-03-2019 23:41:13)

+1

78

Тьма окутала эльфа, когда он вошёл в шатёр. Эльфы видят в темноте лучше людей, однако тьма, что окутала Гваихира не была обычной и это тревожило его. Он пытался что-то разглядеть, но круг света впереди приковал его взгляд к себе, мешая глазам привыкнуть к темноте, если это было возможно. 
«Что это за чары?» — подумал эльф, ощущая некоторое беспокойство и что во всей этой тьме, как и в самом месте было что-то неправильное. Кроме того, слова Готрека лишь подтвердили догадку эльфа о ловушке, но останься Гваихир снаружи, он не был уверен, что смог бы как-то помочь товарищам, если только не попытаться продырявить шатёр звёздными стрелами.
«Точно!» — отозвалось в его голове. — «Свет!» — продолжал мысленно он свою догадку, но пока решил не проверять теорию, которая предала ему чуть больше уверенности в себе. Но то, что случилось дальше, быстро выбило весь дух из эльфа. После беседы Ксардаса и Соломона, к эльфу потянулись странные костяные руки. Было огромное желание прибегнуть к заклинанию света, но поминая то, как недавно своя же стрела впилась ему в руку, эльф быстро отбросил эту идею, а в следующее мгновение его перенесло в другое место.
«Этого ещё не хватало!» — пронеслось в голове Гваихира у которого возникло большое желание сделать из этого проклятого места ноги. Он клял себя за то, что был слишком гордым и храбрым, оттого, быть может, глупым, чтобы поступить подобным образом. Но уже было поздно куда-либо бежать, и эльф быстро это понял, когда в него полетел смертоносная стрела. Благо снаряд промахнулся, поскольку эльф всё ещё приходил в себя после такого переноса и не был готов уклониться или как-то среагировать на выпад. Более того, его встревожило то, что полурослик мог намеренно промахнуться, чтобы насладиться игрой и поиздеваться над раненным эльфом, но, как оказалось, эти чувства оказались скорее полезными. Опасность жизни вызвала у эльфа выброс адреналина, а воспринятый промах хоббита, как насмешка, лишь вызвала у эльфа гнев.
Когда стрела полурослика пролетела мимо, Гваихир медленно отходил к стене, в слепую зону, которую хотел использовать как укрытие, после того, как ответит зарвавшейся «полторашке». Он спрятал клинок и достал лук со звёздной стрелой. Натягивал стрелу эльф осторожно, с учётом своего ранения. Его рука немного тряслась, а больше, несомненно, давала о себе знать, не говоря уже о том, что в этой тьме ничего не разглядеть. Однако, Гваихир надеялся на магический разброс своей стрелы и что тюремный коридор будет такой проблемой для хоббита, как и для эльфа – с такими мыслями воин и пустил стрелу, отступив сразу же к стене. Он не считал сколько потратил на это время и не рассчитывал, что успех придёт сразу же, но если ему суждено погибнуть тут, то во имя всего лучшего и светлого на Альмарене - полурослик тоже падёт.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=v3t96EHIw44[/lazyvideo]

0

79

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=_B0CyOAO8y0[/lazyvideo]
Удар Ленгара пришелся в цель, сбив в полете вытянувшуюся гибкую фигуру друида, но не до конца. Два костяных когтя вонзились прямо в плечо ударной руки. Друид, из-за своей силы прыжка, проехался на лежащем на спине дварфе дальше по коридору, прямо под аркой в следующую секцию.
- Какая экспрессия! Какой накал! Ну что же, пора начинать наше главное событие вечера! Исполнение желаний! - продолжал разглагольствовать паяц.
За аркой дварф и друид оказались, внезапно, не на полу, а на стене. Над ними высились стена, дверные проемы камер, окон в помещениях за ними, выполнявших теперь роль потолка. Дварф лежал на стене так, как будто это был пол, не испытывая даже малейшей тяжести чтобы упасть вниз. Снаружи вверху можно было разглядеть двор тюрьмы, на котором Готрек и Вакула все так же яростно отбивались от наседающих орд нечисти. Но не было похоже, чтобы внезапное измнение силы тяжести повялияло на тех, кто находился снаружи застенок тюрьмы.
Паяц, позвякивая бубенцами, неожиданно оказался и уселся на корточки в голове сцепишихся дварфа и друида, прямо над потухшим факелом в стенном креплении. Пока напавший на Ленгара пытался вытащить из плеча свои когти и вцепиться собственными клыками в горло врага, капая кровью из разбитого виска в глаза Ленгара, паяц весело потряс головой. Его голос был достаточно тих, но при этом громгласно разносился собственным эхом снаружи, вместе с непонятно откуда продолжавшейся музыкой по всему зданию старой тюрьмы.
- И наш первый удостоившийся - следопыт Ленгар! Итак...что бы ты хотел? Любое желание, самое потанное и искомое! Здесь и сейчас! Ну же? - и паяц ткнул в висок дварфа небольшим жезлом.
Тем временем, Ксардас, загнанный в угол внутри камеры с разрушенной стеной, закричал на всю мощь своего голоса.
- Нет! Мне нужно это желание! Мне!
Соломон улучил момент и всадил арбалетный болт в грудь мага, отчего тот опал на дверь камеры и сполз на пол. Молодой охотник на ведьм стал устало и медленно приближаться к своему противнику.
Звездная стрела Гвайхира ушла за угол коридора...
- Ай-я-я-яй. Играем нечестно? - отозвался паяц из-за угла...и внезапно стрела вонзилась между ног Гвайхира, прилетев из-за его спины, разорвавшись вспышкой ослепительного света. Эльф, точно так же, как и Ленгар, оказался стоящим на стене, противоположной камерам и окнам направленным во внутренний двор. Впрочем, вспышка света дала небольшой положительный результат. За углом переж Гвайхиром, стоя на несущей колоне, показался силуэт хоббита, яростно моргавшего и водившего перед собой коротким луком с уже новой стрелой.

Отредактировано Готрек Гурниссон (26-03-2019 05:16:20)

0

80

Ни толстая меховая куртка, ни добротная стальная кольчуга не смогли полностью свети удар друида на нет, из-за чего его когти крепко засели в плече Ленгара. Волна боли прокатилась по всему телу дварфа. Большая ее часть пришлась на ударную, левую руку гнома, тем самым вынудив его разжать кисть, а вместе с тем отправиться в полет на пару с друидом уже без своего молота. Инерция прыжка друида, приправленная ударом следопыта, оказалась настолько большой, что прежде чем остановиться, клубок, состоящий из человека и гнома, проделал более десятка кувырков, в результате чего они оказались в какой-то необычной комнате со стенами вместо пола, как бы странно это не звучало. Друид, будто не замечая изменений в обстановке, начал доставать свои когти, крепко засевшие не столь в плече гнома, сколь в его одежде. Наблюдая за его тщетными попытками, Ленгар решил помочь человеку: он со всей дури ударил ладонью в область уха недруга, тем самым оглушив его, а после, не имея какого-либо сопротивления, освободил себя от ноши, болезненно вынув когти друида, и скинув его с себя набок.
- До чего же глупая хреновина, - сказал дварф, лицезрея оружие неприятеля во всей красе. После краткой речи, следопыт попытался пошевелить левой рукой, но потом, поморщившись, бросил эту попытку, испытав неприятную, хоть и вполне терпимую боль. - Надеюсь, ты их хоть дезенфит… дизенти… Тьфу! Надеюсь, ты их хорошо чистишь, а то глядишь, еще и заражение пой… - слова дварфа прервал появившийся из ниоткуда, трясущий своей головой клоун в маске, начавший задвигать речь о его самом потаенном желании.
- Желание, говоришь… - нахмурившись, задумчиво произнес лежащий на стене Ленгар. Первым, что пришло ему в голову, была идея запросить себе оружие, дабы смачно расписаться им по черепу клоуна, если, конечно, он у него был. Да и если не было, сыну Уилли все равно хотелось врезать этому существу по его маске. Гном уже было открыл рот, как внезапно, позади клоуна, на противоположной стене он заметил окно, из которого отлично была видна яростная схватка Готрека и Вакулы против орды состоящей из разного вида нечести. Внутренний позыв, появившийся столь неожиданно, как и паяц, почему то заставил подавить Ленгара свои личные желания, и, воспользовавшись моментом, помочь товарищам.
- Ну, не самое потайное, и желанное... - с ноткой злобы произнес следопыт, - Но все же. Я хочу, что б вся эта хрень прекратилась, - закончив речь, Круглый Щит кивнул головой в сторону панорамы: баталии меж живыми, и не совсем.

0

81

Вопрос паяца, касательно нечестной игры, вызвал у эльфа раздражение, которое в следующее мгновение сменилось коротким удивлением, когда его же стрела вернулась обратно, да ещё под ноги. Чтобы там паяц не говорил, но он или его хозяин затеяли определённо не самую равную игру. Эльф был ранен, да к тому же, использовал лишь то преимущество, что боги дали ему в дар. Пускай клинком владел не хуже, но не стрелять в того, кто также метит в тебя стрелой являлось странным делом. Впрочем, Гваихир понял за что его остудили. Возможно, хороший маг и не в пределах этого проклятого города, показал бы шуту, что такое «нечестно». Но эльфу было не до размышлений. Он хотел было повторить предыдущую попытку с атакой и уходом с линии атаки, но над ним снова пошутили через вспышку ослепительного света, вынудившую эльфа на мгновение прикрыть глаза. Открыв очи, он узрел, что стоит на стене, уже не скрывая удивления и частичного страха. Возможно, что никто не заприметил эмоциональных перемен на лице эльда, зато эльда заметил хоббита, который, судя по всему, был дезориентирован или ещё просто не заметил эльфа.
«Нет времени думать!» — убеждал сам себя Гваихир, отбросив лук в сторону и вынимая клинок из ножен. Его раненная рука слишком болела, чтобы он мог сделать точный и уверенный выстрел. Побоявшись того, что хоббит мог услышать звон, вынимаемого из ножен меча, эльф ушёл в сторону, намереваясь обойти противника с правой стороны. Оказавшись у колонны, огибая угол, Гваихир сделал прямой в область живота оппонента. Эльфу было крайне неприятно от мыслей, что ему попался пронырливый противник, да ещё и стрелок, но, быть может, это было к лучшему.

0

82

- Я хочу, что б вся эта хрень прекратилась, - сказал Ленгар. Паяц залился пронзительным, истошным смехом, разошедшимся по зданию тюрьмы пронзительным зловещим эхом. Карнавальная музыка вновь сменила мелодию, все так же не к месту раздаваясь из ниоткуда.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=RaTqiQ4NnL0[/lazyvideo]
- Ну что же...да будет так! - и хлопнул в ладоши.
Ленгар оказался снаружи тюрьмы, на площади перед приоткрытыми воротами, где не так давно они с Готреком предали огню тело Магги.

Удар Гвайхира нашёл свою цель. Хоббит, держась за живот, отступил назад, обескураженно моргая, наступив на дыру в стене и выпал, полетев вниз, ударясь об нижние ярусы тюрьмы, подпрыгивая, как мяч, покуда он не распростался рядом с Готреком и Вакулой. Охотник за головами был совсем плох. Он потерял свой кнут и теперь отбивался только буздыганом, прикрыв один глаз, сплошь покрытый потеком крови из рассеченной брови. Готрек упирался ему в спину с другой стороны.
- Эльф в моих вдадениях...уж не ожидал, - раздался голос паяца рядом с Гвайхиром. Говоривший не показывался на глаза, но звучал как будто над самым плечом. - Вы, пожалуй, самые интересные из тех, кто приходит ко мне, а приходите вы все. Вот например, - когда эльф оглянулся в очередной раз, он заметил, что коридор снова изменился. Пол, потолок и стены теперь закручивались, как мокрое белье во время выжимки, вызывая полнейшую дезориентацию.
https://cdn-images-1.medium.com/max/2400/1*nqGi85ryT_04hM15UyIAZA.png
- Зачем ты убил этого полурослика? Он ведь не собирался с тобой делать того же. Только ранить. Это ведь был всего лишь вор, а не убийца. Да и, смыл был его убивать?
Внизу, из дальней камеры показалась всыпшка света, вылетел и кубарем покатился по земле Соломон. Ксардас, держась за стрелу, поднялся, и, опираясь на полуобвалившуюся внешнюю стену выглянул наружу. Он заметил лежащего рядом мертвого хоббита.
- Да...да...подношение...я принес жертву, и я требую своё желание!
- Видишь,
- продолжал паяц. - Хоббита все равно бы убили. Смерть нельзя обмануть, знаешь ли. Рано или поздно, она приходит ко всем.
Соломон, тихо рыча, стал подниматься на колени, но Ксардас вновь вытянул руку и невидимым толчком вновь отбросил человека прочь. Затем он призвал свою магию некроманта. Зеленый туман стал распространяться от мага, стелясь по земле, заполняя весь двор тюрьмы, помещения первого яруса, выходя за ворота.
- Я требую своё желание! - кричал внизу Ксардас.
- Вот как думаешь, что он загадает? - паяц неожbданно оказался совсем рядом, сидя снаружи, на узком подоконнике зарешеченного окна. - А, эльф?
- Я желаю чтобы Руина исчезла!
- Нет!
- ответил ему Соломон.
Паяц вновь расхохотался, принявшись хлопать в ладоши.
- Ну что же, да будет так!
Поначалу ничего не происходило. Ксардас отступил на шаг. Затем на второй, а затем стал ощупывать своё лицо.
- Я...мои глаза...я ничего не вижу...нет...нет! Я ослеп!
Паяц разразился очередным смехом.
- Ну, ты же хотел, чтобы Руина...ис-чез-ла! Люблю эу игру со смертными. Они так предсказумы...а знаешь, давай с тобой мы сыграем в другую. Угадай - кто я? Кто мог сделать свои владения здесь, среди места запустения, уничтожения и массового убийства? Убийства - даже сейчас?

Ослепленный Ксардас, завывая от ужаса, стал метаться черными шаровыми молниями, в стены, в пол, в небо, откуда продолжал сыпать толстый слой снега. Одна задела Вакулу в спину, и он обмяк, став крениться на бок. Готрек, продолжая орудовать топором в одной руке, потянулся схватить его и удержать, все ещё отбиваясь от наседающих упырей.
Соломон, окровавленный и в изодранной одежде, с распущенными и лезущими на лицо волосами, стал подниматься, опирась на свой меч, смотря взглядом полным злобы и ненависти на Ксардаса.

Снаружи, Ленгар обнаружил против себя лежащего на земле друида, который уже приходил в себя, и поднимался на четвереньки, уставившись в сторону дварфа. Между ними пополз плотный зеленый туман, змеясь из полуоткрытых створок ворот. Туман стал опутывать площадь снаружи, дойдя  до поваленной машины молотов. И механизм внезапно ожил. Стряхивая с себя снег и ржавчину, истошно скрежеща, он принясля подниматься. Без одной руки, с отутствующим глазом, но десятиметровый стальной гигант встал над площадью, медленно развернулся и уставился своим работающим глазом-прожектором прямо на парочку распростершуюся у дверей. А затем сделал шаг вперед, принявшись заносить свою руку c зубастым мечом для удара.
https://vignette.wikia.nocookie.net/warhammer40k/images/e/eb/Knight_Gallant_War_Strider.jpg

Отредактировано Готрек Гурниссон (16-04-2019 06:16:06)

+2

83

То, что говорил паяц казалось Гваихиру странным. Будто он раньше не заметил, что в его владениях эльф и будто это что-то меняло. А этот противный, насмешливый голос вынуждал постоянно воина оглядываться через плечо. Победа над хоббитом принесла эльфу облегчение, но оно было не долгим. Он не заметил, как коридор изменился. Всё перед его глазами закручивалось, дезориентируя. В какой-то момент Гваихир уже перестал понимать где низ, а где верх.
Проклятие! — выругался он. — Перестань играть со мной, циркач! — прокричал Гваихир, решившись иди дальше по коридору, понимая, что ему ничего более не остаётся.
Эльф чувствовал, что выдыхается. Из-за неспокойной ночи, погони до утра и ран, его тело начало ощущать усталость и хоть бессмертие делает эльфов куда выносливее людей, раны, потеря крови, постоянное напряжение также способны оставить на них свой след, а в запущенных случаях привести к гибели или потери сознания. Гваихир ещё был способен сражаться и, если надо, яростно, но даже для него было очевидно, что, выбравшись из этого проклятого места, он просто рухнет камнем, как найдёт подходящее для отдыха укрытие. Он верил в то, что вернётся, ведь дома или где-то в этом мире его ждала дочь, которой он должен был рассказать и показать ещё много вещей и эта вера придавала ему сил, понуждая идти до конца.
Битва была в разгаре, эльф слышал доносившиеся откуда-то звуки сражения. Всё это говорило о том, что бой ещё не окончен, но и что товарищи эльфа ещё не проиграли… наверное. Вопрос паяца удивил Гваихира, ведь он точно видел, как тот стрелял в него и не мог знать, что хоббит не намеревался его убить. С другой стороны, эльф итак питал не любовь к насилию и прибегал к подобному вынуждено – так он оправдывал себя.
Как оказалось, убийство хоббита действительно было бессмысленным, но, скорее всего, эльф просто-напросто приблизил то, что должно было случиться. Однако, было удивительно, что Ксардас собирался избавиться от Руины, вот только у него ничего не вышло и теперь по округе доносилось его громогласное, полное отчаяния, удивление.
«А ведь у нас общий враг…» — подумал эльф, но было уже слишком поздно. Кем бы не являлся этот паяц, он был очень опасен – угрозой, которую следовало остановить, но как?

0

84

- Гребанный клоун! - ворчал Ленгар, постепенно осознавая, что его в очередной раз надул безликий хрен в маске, - Я же совсем другое в виду имел! Ну ничего, за такие шуточки я тебе масочку то проломлю… - поднимаясь со снега, дварф заметил лежащего напротив друида, который, видимо, только начал приходить в себя, - И ты здесь? По-мойму нас с тобой выкинули как тот мусор на помойку… - поднявшись на ноги, дварф начал медленно кружить вокруг недруга, не ведая чего можно ожидать от того, - Знаешь парень, лично я к тебе злобы не испытываю… Ты проткнул мне плечо, я засадил тебе молотом в грудь. Ничья выходит, и я предпочел бы на этом и закончить, смекаешь? Я устал и, к тому же, изрядно потрепан, а посему сражаться не-хо-чу... - как будто в протест последнему словосочетанию реплики следопыта, мимо дварфа и друида просочилась плотная струйка зеленоватого тумана, направляющаяся к, как казалось, дохлой и не работоспособной машине молотов. Из любопытства Ленгар пнул ногой эту струйку, вследствие чего его сапог беспрепятственно вошел в туман, а после также беспрепятственно вышел с другой его стороны. В ответ на это сбоку от гнома послышался громогласный скрип и треск, разносящийся, наверное, по всей Руине - здоровенная стальная машина начала оживать.
- Мда, опасные нынче помойки, - негромко проговорил Ленгар, доставая из-за спины свой щит, - Ну че, завалим эту хреновину вместе?  - обратился к друиду гном, с надеждой, что тот забудет про недавнюю вражду. Спустя несколько мгновений, последовала атака махины - удар здоровенным зубастым мечом в сторону человека и дварфа. Без долгих раздумий, следопыт отпрыгнул подальше от места соприкасания орудия с толщей снега, тем самым разделившись с друидом.
“Ну и как эту хрень завалить?”, - думал сын Уилли, осматривая десятиметровую гору стали. В глаза сразу бросилась “голова” махины, на которой красовался прожектор, играющий роль глаза в анатомии робота. “Может там находиться мозг этой стальной детины?”, - задал вопрос сам себе Ленгар, прикидывая расстояние, разделяющее дварфа и эту самую голову. “Все, иль ничего”. Сделав глубокий вдох и хорошенько настроившись, сын Уилли бросил свой щит, нацелившись его ребром прямо в башню громадной машины. В последствие этого броска, гном практически полностью остался безоружным, но единственным шансом завалить робота, по мнению следопыта, было именно проломление его стального черепа. В случае неудачи, дварф намеревался скрыться в тенях руины, и надеяться на лучшее, а именно победы его товарищей в шатре клоуна.

Отредактировано Ленгар (21-04-2019 22:28:49)

0

85

- Перестать играть с тобой, эльф? - раздался голос паяца уже не из-за окна, а откуда-то дальше, по коридору. - Но я ведь даже не начинал. Моя игра с вами начинается лишь много, много позже вашего рождения. Хотя, она и неизбежна.
Паяц вновь объявился, позади обернувшегося Гвайхира. Приплясывая и перепрыгивая с ногу на ногу, он двинулся по коридору к эльфу, позвякивая своими бубенцами на одежде. Вдоль перекрутившегося помещения вновь стали появляться прозрачные тени эльфов, погибших в Руине ранее. Все они поворачивали головы, сопровождая ужимки и приплясывания паяца по коридору.
- Но все, все вы рано или поздно будете играть в мою Игру! Будь ты эльфом, дварфом или айресом, будь ты хоть вампиром или даже личом  - ха! Вы все будете играть со мной в одну и ту же игру!
Наклонившись, паяц снял свою маску, и под ней оказался Питер Сильвер, контрабандист, не так давно заведший почти всю команду Рута в смертельную ловушку. Голос неизвестного сменился на голос Питера.
- Великий герой, или даже прославленный капитан пиратов! А? О, Питер был той ещё грозой морей! Помню, как он пришел сыграть игру со мной, и загадал...известность!
Паяц перепрыгнул с ноги на ногу, смешно наклонив голову на бок, и приобняв тень мертвого эльфа рядом.
- И знаешь что? Я сделал его известным! Самый известный проводник и пройдоха на всю Руину! А, ну как? О, как он любил эту игру! Как он любил водить за нос своих жертв! Но сам проглядел, как провели уже его!
Паяц снова прыгнул, и оказался возле плеча Гвайхира. Приобняв эльфа, он развернул его в сторону зарешеченного окна. Умертвия Руины так же стали смотреть в дворик тюрьмы.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=7rJlislyQsw&list=PLhHcMbVmbwCd2f7DhjiwVqJcxJ7f4zUgu&index=12[/lazyvideo]
- Ну, так кто же я такой, эльф? Я дам тебе подсказку! Мне подвластны все вы, рано или поздно! И ты, и твоя дочь! В разных местах мне дают разные имена - люди называли меня Морр, дварфы - до сих пор считают меня Газулом, но все они едины в своей сути. Власть королей, могущество героев... ха, все вы склоняетесь рано или поздно сыграть со мной в последнюю игру. Все. Кроме одного, единственного.
Паяц вытянул руку, показывая на картину за окном. С неба падал уже не снег, а черный пепел, остро пахнущий гарью. Внизу, сплошной ковер умертвий накрыл центр двора тюрьмы. Но, вот они вновь оказались раcкиданы в стороны, и показался Готрек, с висящими лоскутами собственной ободранной кожи на руках, свалявшимся от запекшейся крови ирокезом, но все ещё сжимающий свой топор и второй рукой вытаскивающий Вакулу за собой.
- Готрек, будь он проклят, сын Гурни! Ха, будь он трижды проклят! Его игра, о, его последняя игра уже предопределена и, увы, не мной! Сам Гримнир выбрал и начертал его путь, и до тех пор, пока он не свершится, даже я не могу ничего с ним поделать, даже здесь, в моих собственных владениях! - тон паяца стал меняться с насмешливого на откровенно яростный. Гримаса недовольства исказила черты Питера. - Но ничего...рано или поздно, он будет вынужден сделать свой последний ход! Так предопределено!
Питер покосился на Гвайхира.
- А ведь ты им восхищаещься, эльф...даже не смотря на то, что он - предвестник Рока? Что где бы он не появлялся - разрушение и запустение следует за ним? Даже не смотря на его самовлюбленную тягу к славе? Его отношение свысока к твоей собственной расе? Скажи мне, ты действительно думаешь, что Готрек о тебе такого же высокого мнения, а? Что он сделал бы ради тебя...да хоть что-нибудь?
Питер коротко хлопнул в ладоши. - А ведь я думал что ты принадлежишь к одной из самых мудрых рас...ну, так ты можешь сказать, кто я такой? Или...может ты хочешь загадать собственное желание?

Перед воротами тюрьмы зубастый меч вонзился в землю, раскидывая толщу снега в стороны.
Щит, брошенный Ленгаром, попал точно в цель, выбив последний целый глаз машины, из-за чего свет погас. Впрочем, стальной гигант никак на это не отреагировал. Вновь размахнувшись, он занёс свой меч по широкой дуге. Ленгар встретил несущееся плашмя лезвие, от чего отлетел спиной в створку ворот тюрьмы, с силой открыв её и вывалившись под входную арку.
Свежая рана от когтей друида отдалась тупой болью, а на глаза следопыта сползла повязка с его рассечения на лбу. Мутнеющим взглядом, Ленгар заметил, как друид стал карабкаться сзади по ноге машины, а между ног самого металлического противника была видна площадь, с обвалившимся памятником, брошенными шатрами, свежей могилой Магги и аркбалисой эльфов.
Впрочем, наслаждаться пейзажами было некогда, так как машина вновь заносила свой меч над Ленгаром, делая шаг внутрь тюрьмы.

+2

86

“Твою за ногу! Как же свалить эту хреновину?”, - волна несогласия пронеслась в голове Ленгара, когда он заметил реакцию махины на вхождение его щита в ее стальной череп. Хоть бросок вышел не плохим, и дварф попал точно в голову машины Молотов, результат был неудовлетворительным, ибо этим действием гном надеялся вернуть робота к тому состоянию, в котором он находился буквально минуту назад: ржавой груде железа, лежащей на заброшенной площади мертвого города, а по факту же он остался полностью безоружным в борьбе с, хоть и слепым, но титаном. Без молота в правой руке и щита в левой, следопыт почувствовал себя абсолютно нагим и беззащитным - что можно сделать с десятиметровой стальной горой, вооруженной здоровенным зубастым мечом, имея из оружия лишь охотничий нож и полторы руки? Для решения задачи явно не хватает исходных данных. Еще больше усложняло ситуацию то, что Круглый Щит умудрился прозевать удар робота, вследствие чего дварф - точно бейсбольный мячик - полетел прямо в ворота тюрьмы, открыв их при помощи своей спины.
- Гребанная.. махина!.. -  через боль прорычал Ленгар, пытаясь откашляться - нежданный удар робота выбил весь воздух из груди следопыта. Не переставая кашлять, дварф попытался подняться на ноги, и, несмотря на боль чуть ли не во всем теле, ему это удалось. После этого, гном направил свой не совсем четкий взор на обидчика.
”Откуда он знает, куда именно я отлетел после удара?”, - задался вопросом гном, рассматривая приближающуюся машину молотов, предварительно сорвав повязку с головы, дабы улучшить свой обзор. Объяснений этому феномену в голове Ленгара нашлось ажно два. Первое: он не только видит, но и слышит, а второе: этот хрен, возможно, обладает отличной интуицией и ориентацией в пространстве. Но это было не важно, ибо любом случае робот уже начал заносить свой меч прямо над головой следопыта, и самым верным решением в этой ситуации, по мнению самого дварфа, был рывок со всех оставшихся сил прямо меж ногами машины к баллисте, которую Ленгар заприметил еще при осмотре приближающегося робота, в надежде, что там есть что-нибудь, чем можно стрельнуть в огромного стального недоброжелателя.

0

87

Паяц был настойчив. Он говорил много и тем самым раздражал эльфа. Все его слова словно пытались выбить бессмертного из колеи, вытащить все его слабости и страхи наружу, но одного он возможно не учитывал – это решимость того, кто ходит под звёздами вот уже шесть столетий, противоборствуя с тёмными и губительными силами где бы они не находись и кем они ни были. Страха нет.
Гваихир устал. Его раны давали о себе знать, но думая о том, как борются и не сдаются его соратники, он желал во что бы то ни стало продолжать бой, даже если противником выступает сам бог, а его оружие сама судьба.
— Ну и что? — кратко и тихо бросил эльф. — Пускай за Готреком тянется злой рок, я потому и восхищаюсь им… — Гваихир бросил усталый, но полный надежд и уверенности взгляд на Питера. —… я восхищаюсь тем, как он неустрашимо и уверенно идёт по своему пути, несмотря ни на что. Кто из смертных способен на такое? Кто может, подвергаясь постоянным испытаниям и страданиям следовать своему пути, ни разу не бросив взгляда хотя бы на миг в сторону?
На лице Гваихира нарисовалась лёгкая, но дерзкая ухмылка.
Тебе, Морр, или как тебя называют, не понять этого, а быть может ты завидуешь нам - истинно живущим, тем, кому приходится пройти через многое, чтобы хотя бы на дюйм приблизиться к своей цели. Таков наш путь и в этом наше счастье.
Эльф, сбросил руку Питера со своего плеча, отстранившись в сторону и поднимая клинок, направив его острие в сторону болтуна. Он не хотел смотреть на мёртвые лица уже ушедших из жизни эльдариэ.
Лепечи что хочешь, думай о чём хочешь и верь во что хочешь, но я, моя дочь, Готрек, Рут, Ленгар и даже мудрый, старый Магги – мы все следовали и следуем тому, во что верим и мне очень жаль тебя, если ты пытаешься эту веру уничтожить. Ибо, чтобы нам ни было предначертано, не смей говорить о нас так, будто понимаешь наши души, «Бог пустых речей». Не я, так кто-нибудь другой закончит твою пустую тираду, да хотя бы сам Имир и Азуриан, ибо я верю, что следую их целям и замыслам. 
Гваихир пошатнулся, гордо выпрямился и глубоко вздохнув. Он собрал всю волю в кулак, крепко сжал клинок и посмотрел на Питера таким высокомерным взглядом, будто он являлся для него не больше, чем насекомым.
Так что, Питер, Шут, Морр, Болтун или как тебя там – что именно ты хочешь показать мне и моим соратникам, чем напугать или ввести в безысходность? Я вижу, что у тебя пока плохо получается! Соломон, Ленгар, Вакула и Готрек дойдут до конца, даже ценой моей собственной жизни – таково моё желание!

Отредактировано Гваихир (24-05-2019 10:43:31)

+2

88

Офф: В общем, я не нашел нормальной онлайн ссылки на первый музыкальный трек (Это проделки эльфов! Я уверен!) Можете погуглить сами, если интересно. Первая половина поста до указаного трека должна быть следующая
Kenji kawai the doll house 2

Питер отступил на шаг и, запрокинув голову, залился протяжным смехом, позвякивая бубенцами на своем костюме. А затем он потянулся пальцами к своим глазницами и снял лицо Питера Сильвера точно так же, как до этого предыдущую маску. Под ней оказался оскалившийся череп.
https://rlv.zcache.com/death_jester_clown_skull_poster-rce06c0adc0a645439af22c604d340a83_wfb_8byvr_540.jpg
- Браво! Бра-во! Все-таки, мудрость веков есть в эльфах! Вы, живущие столетиями, понимаете меня...немного лучше. Что ж. Я услышал твоё желание. Похвальная самопожертвованность. Но стоит ли она того? Давай посмотрми ближе.

Готрек продолжал отбиваться. Прекратив издавать членораздельные звуки, он лишь наносил удары своим топором. Не выверенные и отточенные, а наотмашь, быстрые, грубые и на скорую руку, раскидывая, казалось, бесконечную нежить. В какой-то момент обычные упыри сменились призраками эльфов, проявившимися среди них. Полупрозрачные белесые тени, достав своим мечи и копья стали пытаться окружить.
- Дрянные элги...и вы туда же...ничего...ничего! - от продолжительных усилий Готрек весь вспотел и говорил в перерывах между тяжелыми вдохами и выдохами, - я вам за всё припомню...и Войну Отмщения...и за Форека Гримбока...и Снорри Полурукого...и...и за Гурну*..., - на этом моменте Гурниссон совсем перестал понимать происходящее. Где он был и что происходило? Он был...в Руине? Или там, в маленьком поселении, уже догорающем, объятом дымом пепелищ, наполненном трупами дварфов, когда вокруг были гоблины и их вонючие волки, которые уходили, убегали, исчезали от его праведного мщения. Гурна...о, за Гурну он им отомстит сполна! Животная ярость обуяла дварфа и не видя больше ничего и никого, он бросился с вновь обретенной силой на призразчных эльфов или чем ещё они были на самом деле. Сейчас для него это не играло никакой роли.

Гваихир и паяц оказались на внутреннем дворе тюрьмы. Происходящее все больше стало скатываться в сюрреализм. Низко висящие тучи пропали, и вместо них предстало ночное небо...но не небо Альмарена. А что-то совершенно другое.
https://cdna.artstation.com/p/assets/images/images/013/023/584/large/michael-tannock-a-lonely-xen.jpg
Переливающегося цвета, от мерчающего синего до пульсирующего зеленого, заполненное звездами совсем других, чуждых миров, с висящими прямо в небе над двориком тюрьмы каменными островами. И на этих, низко висящих клочках тверди можно было увидеть все те же призрачные фигуры эльфов. А так же людей, дварфов, хоббитов...на наиболее низко висящем островке Гвайхир даже увидел Магги, скорбно взирающего на происходящее внизу. А рядом с ним не так давно убитого Гвайхиром хоббита. И огра, с которым боролся на берегу Ленгар. А чуть правее - стоял Ксардас.
- Ты все ещё веришь, что твои товарищи дойдут до конца? А был ли у вас какой-то точный конец? Зачем вы вообще сунулись в эту Руину? А? И такой ли конец вы искали?
Паяц указал на разрушенную стену камеры. На камнях лежал Ксардас, а сверху, усевшись ему на грудь, Соломон, потеряший свой палаш, душил его. Оскалившись в безумной усмешке, больше напоминающей звериную, он стискивал пальцы на трахее.
- Будь проклят, ты...еретик...да придаст мне силы Строитель свершить возмездие! - буквально рычал юный молот сквозь зубы, своим оскалом и спутанными волосами, налипшими на лицо, больше напоминая зверя.
Паяц покачал головой.
- И вот за ним ты был готов идти до конца? Слепой фанатик в столь молодом возрасте...что же будет дальше? Или вот, - он присел на корточки и оказался возле лежащего на земле Вакулы. Охотник за головами был сильно изранен и лежал на спине, погребенный телами убитых упырей и умертвий. Обе его брови были рассечены так, что кровь заливала глаза, ослепляя.
- Скажи мне, охотничек...зачем ты сюда пошел? Может, у тебя какое желание сокровенное было?
- Га? Хто тут? Шо тоби треба?
- Нуже, открой нам душу, в, воспитательных, скажем так, целях.

Вакула, покрутив головой, тяжело откашлявшись, тихо сказал.
- Ну так...шоб жинци моей...и дитям...да и усьому селу...а, шоб им...шоб усим було щастя. Щастя задаром. И шоб нихто не залившився без нього.
Паяц приставил пальцы к своему костлявом подбородку, задумавшись.
- Хм...что же, это очень забавно. Из всех кто сюда приходил когда-либо только один дейстивительно пришёл с чем-то глобальным и...настоящим, что ли. Счастья для всех. И даром, - паяц усмехнулся, скрипнув обнаженными челюстями. - Не гордый дварф, не мудрый эльф...человек. Неграмотный охотник за головами из глухого села с северо-запада континента. А ведь он переиграл тебя эльф. Его желание - лучше. Что же. Я дарую ему его желание. Всем вам, я дарую ваши желания! Начиная с тебя, мой дорогой Гваийхир.
Паяц хлопнул в ладоши.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=je8cU4lz92M&list=PL1437949508F7EA2A&index=12[/lazyvideo]
Гвайхир оказался посреди дворика. Среди множества других призрачных эльфов. Удар топора рассек пополам ближайшего призрачного соседа. Умертвие стало распадаться, растворяясь дымкой. А затем следующий удар снизу-вверх задел обухом Гвайхира в подбородок, выбив несколько зубов и отбросив на пару шагов назад. Готрек, занося оружие для следующего удара, издавая вопль звериной ярости, наступал прямо на эльфа. Гурниссон сильно отличался от себя обычного.
Его лицо исказила гримаса. От дварфа исходила первобытная аура первородной, цельной и хтонической ярости.Руны на его топоре светились. Как и его глаз...его единственный целый глаз светился неприродным синеватым светом. В нагрудник Гвайхира стремительно приближалось лезвие топора.
Призраки эльфов рядом стали открывать рты, и по рядом понесся внятный шепот.
- Борись...сражайся...нас слишком много...не стоит присоединяться к нам! Рано! Подумай о дочери! Кто защитит её? Кто остановит тьму рвущуюся в этот мир?

Лежа в проходе на земле Ленгар мог наблюдать дворик тюрьмы вверх ногами. Умертвия закончились. Под странным небом дварф не видел больше почти никого, и после творившегося не так давно хаоса битвы сцена была по большей мере пустой. Где-то под стенкой лежал Вакула. В стене разрушенной тюремной камеры верхом на трупе Ксардаса лежал обессиленый Соломон. Единственное, что продолжало двигаться - это был Готрек, спиной к воротам тюрьмы, и Гваихир. И Гурниссон атаковал эльфа, со всей своей силой и сноровкой.
Меч надвигающего стального великана врезался в стену рядом с лежащим дварфом-рейнджером, осыпав того каменной крошкой. На плече машины оказался друид. Рыча и карабкаясь, он перепрыгнул на голову, вцепившись в неё.
Великан, издав протяжный металлический рев, отступил на шаг, став мотать корпусом из стороны в сторону. С диким скрежетом, друид смог вырвать голову из крепления, а вместе  с ней и фрагмент нагрудника, упав на землю. Впрочем, это было все, что он успел. Лапа великана сделала шаг вперед, раздавив друида, оставив после него только разбрызганные вокруг на входную арку кровь и внутренности.
Ленгару предстали внутренности машины молотов. Там, в центре корпуса было челоческое тело. Несчастная была обезображена множеством ранений, покрыта шрамами в виде буквы Т, а сквозь руки и ноги прибита к обшивке, от неё тянулись в разные стороны лески, цепи и провода, вонзавшиеся прямо в плоть. Человек был мертв, судя по всему - давно. Но сейчас она опять ожила, как и прочие умертвия внутри Руины.
https://i.pinimg.com/originals/22/2c/1b/222c1b4a76cb8783c9a2c20943cd298b.jpg
Покуда сзади слышался звериный рев Готрека, нападающего на Гвайхира, великан снова стал заносить свой меч над Ленгаром. Тело внутри машины дергалось, поднимая руку с отсутствующей кистью, мимикрируя движения своей железной конечности. Позади машины на площади все так же стоял стреломет, и Ленгар смог рассмотреть рядом бочку с парой болтов внутри. Времени оставалось в обрез.
____________________________________________________________________
Гурна - Женское дварфийское имя. Означает «Маленькая» или «Малышка».

Отредактировано Готрек Гурниссон (31-05-2019 07:21:45)

+1

89

Ленгар лежал меж распахнутых створок ворот тюрьмы, приковав свой не совсем уверенный взгляд на приближающуюся стальную детину, в тоже время спонтанно планируя свои последующие действия, в чем ему не хило так мешали события, творящиеся за его спиной. Он не знал, что именно там твориться, но был полностью уверен в том, что если отвлечется хоть на мгновение, то обязательно будет насажен на здоровенный меч машины - точно свинья на вертел. По большей части из-за проблем с концентрацией, все планы следопыта свелись к обычному выжиданию опасных действий огромного недоброжелателя. Когда дварф наконец заметил, как стальной гигант заносит над ним свой зубастый меч, он не растерялся, а подчинился своим рефлексам, ловко крутанувшись вправо - подальше от заносящей меч руки. Машина молотов промахнулась, ударив в протрухшую от времени стену, тем самым обсыпав гнома мелкими обломками уже полуразрушенного сооружения. Через мгновение после этих событий, взгляд Ленгара вновь вернулся к ожившей груде метала, а мысли к собственным последующим действиям. Одним лишь изменением в ситуации было то, что дварф собрал все свои оставшиеся силы, дабы занять более выгодное положение тела - встать.

Единственным действенным вариантом свалить робота, по мнению дварфа, было засадить в него парочкой здоровенных болтов с помощью эльфийской баллисты, запримеченой гномом уже довольно давно. Главной сложностью в свершении этого плана был сам робот, который не давал возможность Ленгару безнаказанно проскочить к осадному орудию. К счастью, не давний недруг, а теперь вполне себе союзник следопыта - друид - взял момент с отвлечением груды металла на себя: он залез на плечо машины, а затем вцепился своими необычными когтями прямо ей в голову, тем самым сделав себя приоритетной целью для уничтожения. Именно этим моментом Круглый Щит и решил воспользоватся - когда стальная детина начала мотать своей головой дабы скинуть с себя человека, дварф как можно скорее попытался проскочить мимо огромного недоброжелателя, обойдя того с левой стороны. Рев машины, а затем и звук размазывания человека на белом снегу следопыт застал уже на бегу - он с всех ног мчался к эльфийской баллисте намереваясь наконец навеки упокоить ожившую груду металла.

Отредактировано Ленгар (22-06-2019 20:08:36)

0

90

[indent] Голова эльфа кружилась от резких перемен, которые устраивал паяц как ему вздумается. Теперь они стояли на внутреннем дворе тюрьмы. Эльф наблюдал самые дикие, иррациональные абстракции, которые только можно было видеть. Он не понимал что видит перед собой: ночное небо, магию или что-то выходящее за грань его понимания. Всё было слишком ярким, переливчатым и даже пёстрым. Его глаза устали и он постарался сконцентрировать всё своё внимание на уже умерших собратьев, которые стояли и смотрели бесплотными духами на него. Больше не было страха, волнения или вопросов. Гваихир хорошо запомнил свои предыдущие слова и был уверен, что будет следовать намеченному пути до конца.
[indent] — Я верю, что они встретят свой конец… — тихо слетело с уст раненого, но улыбающегося эльфа. — Но ты не знаешь какой. — заключил он, хитро поглядывая на паяца. — Ведь ты сам сказал, что судьба Готрека тебе не подвластна, а это значит, что он может изменить всё и даже чужие судьбы!
После этих слов Гваихир более ничего не говорил. Он хмуро взирал на призраки Магги, Ксардаса и остальных. Он не был уверен, что видел перед собой настоящие, не нашедшие покоя души, ведь всё это могло быть не чем иным, как большим наваждением, умелым гипнозом повелителя Руины. 
[indent] Они остановились подле Вакулы. Хитрый паяц принялся выпрашивать его, делая выводы и ловко демонстрируя эльфу цепочку своей логики и тем самым выявив победителя в желаниях, коим оказался простой человек. Как ни странно, эльф понимал паяца и был согласен с ним, не смея оспорить им сказанное, однако у этого была своя цена и причина – разница на которую паяц не обратил внимание ввиду следования своему плану или просто потому, что не хотел. Эта разница заключалась в том, что эльф был готов пожертвовать собой, чтобы простое желание Вакулы исполнилось, Ленгар смог подняться и исполнять свои обязанности помнящего, а Соломон наконец найти себя.
Какая была уготована роль и судьба Готреку Гваихир догадывался и очень скоро ощутил это на себе, получив обухом гномьего топора по подбородку. Эльф оступился назад, сплёвывая на ходу солёную кровь.
[indent] — «Не самый худший конец». — подумал эльф, уходя в сторону от следующего удара разъярённого дворфа. Готрек двигался невероятно быстро. Лишь отточенные рефлексы и природная ловкость позволяли эльфу не быть зарубленным мгновенно, но раны давали о себе знать, как и усталость. Это был бой на выносливость, поскольку Гваихир не хотел даже пытаться ранить или убить разъярённого друга. Все усилия эльфа были направлены на защиту.
[indent] — Готрек! — вскричал он, чувствуя, как из ног и рук начинают уходить последние силы. — Отомсти за меня! — рыком сорвалось с уст эльф. Его лицо исказила злобная, полная отчаянья и ярости гримаса. В последней яростной попытке, он отбросил меч в сторону, прыгнув под удар гнома и ухватившись двумя руками за рукоять его топора. Было очевидно, что в этой борьбе эльфу не выстоять и гибельное лезвие топора неумолимо двигалось к его груди, вынудив бессмертного припасть на одно колено. Но тянуть было больше нельзя.
[indent] — Аута и ломэ!* — попытался произнести заклинание эльф, вложив в эти слова последние свои силы.


(Светлая магия)Аута и ломэ - в переводе с эльфийского «Исчезает Тьма». (Что это будет и будет ли вообще оставляю на Готрека)

+2

91

Маневр Ленгара наконец-то увенчался успехом. Ему удалось проскочить мимо машины и оказаться возле эльфийского стреломета. Рядом под опавшей тканью палатки нашлись несколько болтов из легкого металла.
Увы, первый снаряд ушёл в стену. Машина стала грузно разворачиваться в проходе тюрьмы. Второй - вонзился в корпус, рядом с висевшим по центру мертвым телом. Противник дварфа стал двигаться обратно на площадь. Тело, прикованное внутри, даром, что мертвое, жившее под воздействием магии, содрагалось, двигая обрубками ног и рук, и стальной ржавый каркас вокруг вторил этим движениям, размеренно надвигаясь на Ленгара.
- Во имя Строителя! - раздалось позади дварфа, и на площади стал разноситься галоп коней. Молоты, в полном обмундировании в количестве нескольких дюжин и верхом на конях, пронеслись мимо Ленгара, обтекая машину по флангам. Затем земля стала снова содрагаться, и уже два подобных самодвижущихся приспособления прошагали мимо, надвигаясь на ожившего ржавого собрата. Покуда один парировал единственную руку с мечом, второй всадил своё лезие прямо в прикованное женское тело. Ржавая махина сразу же обмякла и стала грузно заваливаться, покуда два ещё живых механизма принялись наносить дополнительные удары.
Рядом с Ленгаром остановился всадник. Это была сам комтур Волк, глава молотов вокруг Руины. Подняв забрало, он зыркнул сверху на дварфа.
- Краснолюд! Где остальные из твоего отряда? Что вообще тут происходит?!

Тем временем, на дворе тюрьмы продолжалось последнее противостояние. Гвайхир был эльфом с почти шестью веками опытам, воспитанный как воин - представитель одной из лучший воинских школ этого мира. И, возможно, у него мог бы быть шанс в другой обстановке.
Но Готрек был не самим собой. Не столько его психическое состояние, в котором он уже не различал кто и что было перед ним, сколько то, что происходило, наполняло его злостью, силой и скоростью много больше той, что была свойственна ему обычно. Топор мелькал со скоростью, почти сливающей его мерцающие руны в единую синеватую линию.
И когда Гвайхир решил подставиться, его судьба оказалась предрешена. Слишком поздно он схватился за оружие и лезвие пробило его нагрудник, плотно войдя аккуратно в солнечное сплетение.
Последним своим действием эльф попробовал применить магию света.

Гурниссон как будто очнулся от длительного сна. Или запоя. Он был весь перемазан кровью, грязью, снегом и пеплом. И сжимал свой не менее испачканный топор. Который лезвием торчал в груди Гвайхира. Дварф непроизвольно разжал руки. Безвольное тело опало на мощеный двор старой тюрьмы.
Гурниссон отступил на шаг, оглядываясь. Вокруг были множества умертвий, уже окончательно погибших умертвий. Где-то возле стены Вакула вяло поднимался на колени. А перед Готреком лежал уже бездыханный эльф. С его, Готрека, собственным оружием в груди.
Раздались сухие звуки хлопков. Паяц появился за плечом дварфа.
- И, как это было тогда, во время Великого Предательства - король Высших Эльфов подставился под удар Верховного Короля дварфов. Ах, ни что не ново под луной. Пожалуй, стоило бы попробовать что-нибудь интересней, и, может, не ставить раненого эльфа перед тобой, Готрек.
Гурниссон обернулся на странное существо, в костюме шута и с черепом вместо лица.
- Ты…
- Ну, что поделаешь. Как знать, может в другой раз. А ведь осталось ещё твое желание…
- Ты...ты это подстроил? - дварф посмотрел на распростертого эльфа, а затем на паяца.
- А? Ты все ещё не понял? Нет. Это  Ты убил его. Ну, не будем о грустном. Желание. Чего ты желаешь больше всего, о сын Гур...ты что делаешь? Что за...
Готрек схватил рукой паяца за ткань трико на груди, притянул к себе и отвесил удар кулаком. Шут упал на пятую точку, прикрывая свои челюсти рукой. Затем он отвел ладонь. Один клык в оскале черепа отсутствовал.
- Ты...ты поднял руку на...ты...как ты вообще смог...никто не мог повредить...ты представляешь, на кого ты вообще поднял руку?!
Готрек сделал шаг замахиваясь снова, но паяц уже пропал.
Вместо этого над тюрьмой появилась гигантская фигура. Шут, называвшийся Морром, предстал во всей своей истинной сущности. Его тело было облачено в черный саван, а в одной руке он сжимал косу. Но в оскале челюсти так и остутствовал один зуб. Огромная длань из голых костяных фаланг указала перстом на Готрека.
- Ничтожный смертный! За то, что ты посмел нарушить порядок вещей - я проклинаю тебя! Покуда существует Альмарен, ты не найдешь на этом мире того, что ишещь больше всего! Отныне и до скончания веков!
После этого Морр пропал.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=rNTFFPfgg_Y[/lazyvideo]
Кавалькада молотов въехала на дворик.
Сейчас это снова был обычный дворик заброшенной тюрьмы. Исчезли призраки, все умертвия опали грудами тел, небо снова было обычным вечерним зимним небом, затянутым тучами.
За одним из всадников сидел Джон Рут, собственной персоной. Бледный, с перевязанной культей вместо одной ноги, он был все ещё жив.
- Эй! Живы...живы, черт бы вас побрал..., - он устало стал оглядывать выживших. - Где Гвайхир? Он заслужил мою благодарность. Если бы он не оставил свой кинжал, то покуда мои братья не нашли меня - конец был бы прост и близок. Скейвены, проклятые крысы! Болтов к арбалету оставалось совсем ничего. Тут-то его клинок и пригодился! Ну так где же..., - Рут принялся демонстрировать кинжал эльфийской работы, но осекся, увидев Готрека, проходящего мимо с заброшенным на плечо топором прочь от тела Гвайхира.
К Руту тихо подошел Соломон.
- Учитель...учитель, я справился.
Рут, пребывая в шоке, обернулся на своего ученика.
- Учитель...я смог...я убил Ксардаса.
Рут посмотрел за спину Соломона, на распростертое тело задушенного мага.
- Учитель, я...
- Соломон...мы должны были остановить его...захватить, попробовать уговорить...вернуть к свету Строителя,
- внезапно осипшим голосом начал говорит Рут.
- Но Учитель!, - Соломон сделал шаг к лошади, протягивая свои забрызганные в крови руки. Его глаза на внезапно постаревшим лице светились фанатизмом, а среди волос появились седые пряди.
Рут выронил из бессильных пальцев кинжал.
- Соломон...Ксардас не был нам врагом. Он был другом, с которым мы смотрели на цель по разному...и он был с половиной моего отряда. Твоих бывших соратников, Соломон. Ты...
- Они предали учения Строителя! И они познали кару господню. Ведь верно, так и должно быть, учитель? Учитель?

Старый охотник на ведьм так ничего не сказал, оглядывая поредевший отряд полным горести и скорби взглядом.
Волк, тем временем, стал объезжать по кругу дворик тюрьмы.
- У нас нет времени на разъяснения. Мы уходим, и все кто выжил - вместе с нами. Разговаривать будум уже на Кордоне. Но вы поклянетесь молчать о том, что здесь прозошло и что вы видели в стенах Руины. Все вы., - повисла пауза, покуда Волк направлял коня в сторону ворот, - и теперь вы знаете, почему мы стережем Руину от праздных преступников.
По правде говоря, весь отряд Джона Рута был слишком истощен чтобы иметь даже желание кому-либо о чем-нибудь рассказать. Да и пережитый опыт был никак не приятным, пригодным для байки за кружкой пива.
Готрек подошел к Ленгару. Смотрел при этом только себе под ноги.
- Найди драконье ружье. Для начала нам нужно сделать несколько похорон... здесь. А потом ещё найти, в какой городишко в округе повезли Ульвбрана. И помоги Вакуле. И хорошо бы найти мастера чернил. Мне нужна новая татуировка. - Готрек обернулся на мгновение назад, на тело Гвайхира. - Мастера, который знает эльфийское письмо.
Сверху снова стал падать редкий снег, обычный, зимний, пусть и отдаленно пахнущий пеплом.

Гвайхир наконец-то чувствовал себя хорошо. Не было ни боли от ран, ни тяжести усталости, но общей тягости от Руины. Он наблюдал за всем происходящим с высоты, паря над двориком тюрьмы. Рядом с ним в воздухе так же висел и Морр, в саванне и со своей косой. Небо вокруг было того же переливчатого цвета, а духи умерших вокруг тянулись длинным потоком ввысь, уходя в воронку светового водоворота, заменяющего солнце.
- Подумать только...а ведь ты все-таки смог удивить меня, эльф. Пусть и косвенно. Никто никогда не мог причинить мне вреда, - Морр ощупывал прореху среди своих зубов костлявыми пальцами без плоти. - Но это не отменяет моего проклятие. Вот увидишь, судьба Гурниссона будет таковой, как определено ему. Но, ежели ещё хочешь порассуждать, какова моя власть над жизнью - у нас будет с тобой вдоволь времени. В конце концов - в свите при моем дворе всегда есть место для ещё одного...а сейчас пойдем. Пора платить тебе цену за своё желание - полную и последнюю. У меня впереди и без тебя много работы.

Отредактировано Готрек Гурниссон (22-06-2019 06:32:43)

+2

92

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=nc4n17ye3hQ&list=OLAK5uy_neZdx5LIKTsYwX-pO9QlazYg2EIUQbRPg&index=13[/lazyvideo]
Выживших из отряда Рута молоты конвоировали обратно на Кордон. Как оказалось, узнав, что внутрь ушел сам Джон Рут, один из их числа, Волк лично собрал спешную экспедицию и следующим же утром направился по следу. Они нашли Рута. Старый охотник на ведьм, расстреляв весь запас болтов и потеряв ногу, из последних сил отбивался от наседающих скейвенов кинжалом, оставленным ему Гвайхиром. После этого молоты продвинулись дальше, на остров на Райсе.
Когда все вернулись обратно на Кордон, после непродолжительного заточения, взяв у Вакулы и дварфов клятву молчания, их отпустили на все четыре стороны. Но Руина не оставила никого таким, какими они были до того судьбоносного путешествия.
Джон Рут, разочаровавшийся в своем ученике, оставил стезю Охотника на ведьм и ушел в писцы церкви Строителя.
Соломон сделал головокружительную карьеру вместо него. Он стал жестоким и фанатичным, не считающимся с каким-либо потерями даже среди собственных братьев. Говорили, что ему суждено со временем было затмить самого Волка по жестокости и количеству смертей. Другой вещью, изменивший его после Руины, стали полностью седые волосы, в двадцать с чем-то лет.
Вакула вернулся в свою родное село, но, учитывая бедность региона и случившийся в следующем году мор, со временем был вынужден опять взяться за охоту за головами. Он так же не мог теперь уснуть без алкоголя.
Где-то в Арисфее завяло старое дерево в кругу камней друидов. И это было единственной вестью, о том что сын Лесного цартсва никогда более уже не вернётся домой.
Готрек...Готрек же вместе с Ленгаром направились по пути Ульвбрана, проданного в рабство темным эльфам. Но все время этого путешествия, Гурниссон оставался невероятно угрюмым и молчаливым, до такой степени, что даже простейшее общение с попутчиками да хозяевами постоялых дворов приходилось вести только Ленгару. Вряд ли кто-нибудь смог бы когда-нибудь догадаться, что этот угрюмый Истребитель был тем единственным, кто смог выбить зуб самой Смерти. У самого же Гурниссона в голове все время сидела одна и та же мысль.

«Ты не найдешь на этом мире того, что ищещь больше всего! Никогда и до скончания веков!»

Отредактировано Готрек Гурниссон (23-06-2019 00:08:14)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Счастье даром