http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Cattivi amici

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/12/11/5c62f0a29b21164682041e1c485a7c4a-full.png
Случайные встречи порой приносят немалую выгоду.

Действующие лица - Амарилла, Лоренцо.
Место/Время действия - Гульрам, 4 года назад, поздняя весна.

Отредактировано Лоренцо Сальгари (11-12-2017 16:43:51)

+1

2

Их появление в Гульраме не подходило под понятие дипломатической этики. Пятерка всадников, одетых явно не по местной погоде, галопом устремилась по улицам южного города, пугая прохожих своей резвостью, горячностью. Двое спереди, двое сзади, один по середине. Четверо сопровождающих – в кавалерийских камзолах, из плотной кожи черного цвета, с длинными воротами, скрывавшими лицо ровно до уровня глаз, и накидками на левое плечо, украшенными золотистыми цепями. На голове треуголки, без плюмажа. Местные оглядывались на иностранцев с удивлением и интересом, но мешать проезду не собирались – то ли сами лошади, крупные, мощные не способствовали, то ли угроза в виде кавалеристских сабель и одноручных коротких арбалетов, упрятанных в специальные короба у шеи лошадей. Пятый человек был менее приметен, одет так же, единственным отличием был лишь капюшон, накинутый на голову. Время от времени, пятерка останавливалась и мужчина что-то говорил своим спутникам, выдавая свой сильный акцент и странный слог. Через минут десять блужданий, они достигли крупной площади, где собралось приличное количество народа. Выйдя из теней переулков на лунный свет и пламя факелов, пятеро всадников вновь остановились, натянув поводья. Попрошайки, всегда ищущие богатых прохожих, не решились приблизится к мрачным незнакомцам, решив, что с ними не стоит связываться.
Двинулись они медленно, осторожно огибая площадь по периметру, явно желая добраться до противоположного конца. Бросая косые взгляды на прохожих, четверка телохранителей мрачно водила взгляд то с одного, пытаясь выявить угрозу, то с другого – ответить им почти никто не решался. Тот, что находился в центре, наоборот, кажется расслабился, откинувшись в седле чуть назад, давая отдохнуть пояснице. В голове возникали и пропадали воспоминания сегодняшнего дня, а на губах блуждала мягкая улыбка. Там же, где воспоминания играл легкий мотивчик, подслушанный в таверне по дороге до Гульрама.

Лоренцо отдыхал. Было чертовски приятно ощущать себя свободным – поистине свободным. Не думать о многочисленных проблемах государства, не пытаться заботится о ком-то, шкодить и напиваться, подмигивать дамам и не следовать этикету. Не хватало приличной драки, но его «конвоиры», как про себя Сальгари называл телохранителей, при малейшей опасности господину устраняли ее. Это с одной стороны, жутко не нравилось Лоренцо, с другой он понимал необходимость. Кто-то мог его узнать. И невинное столкновение вполне могло превратится в смертоубийство, подстроенное кем-то из врагов герцога. А их было не мало. Посему приходилось довольствоваться тем, что давали – и этого пока хватало.
Резко ниборнский правитель натянул поводья на себя, заставляя чудного белоснежного коня удивленно вздрогнуть и остановится. Еще не вполне осознавая то, что увидел, мужчина бешено начал озираться, всматриваясь в толпу и щуря глаза, пытаясь растолкать сумрак подошедшей ночи. Викторьезе закрутился на месте, его всадник с выпрямленной спиной так же закрутил головой. На краткий миг он увидел… или почувствовал? Призрака прошлого. Давнего прошлого. К которому осталось немало вопросов. Ошарашенный открытием, Лоренцо раз за разом вглядывался найти искомое лицо, обрамленное волосами цвета кровавой меди, но так и не встретился взглядом с темно-серыми глазами. Тихо, про себя, он произнес ее имя, точно пытаясь отогнать злых духов. Через пол часа он забудет об инциденте, уверовав, что ему показалось.

- Cazzo di bastardo! Он обманул нас! – причитал низенький, лысоватый человек, расхаживая по дорогому гульрамскому ковру, ругаясь на помеси наваррского и общего, иногда искося поглядывая на господина, расположившегося в кресле и явно недоумевая, почему тот не сотрясает воздух вместе с ним: Он поплатиться, синьор Лоренцо, te lo giuro.
- Уже – с хохотком пробежалась мысль: за него расплатилась его ненаглядная дочурка, оказавшись ну очень гостеприимной.
Посла Ниборна, казалось, даже в некотором роде печалит то, что его господин совершенно не злится на торгового представителя двора Гульрама. Он наконец, к облегчению Лоренцо, которого эти хождения уже начинали порядком раздражать, остановился и воззрился на де ла Серра, подобно истукану. Помявшись немного, он кратко вздохнул, понимая, что сидевший мужчина не собирается никак комментировать словестные выпады и, видимо, вовсе думает о чем-то своем. Но молчать послу в присутствии Лоренцо не хотелось. Поэтому, он решил сменить тему на более нейтральную:
- Как вам Гульрам, синьор? Как ваша прогулка?
- О, благодарю. Она оказалась весьма piacevole. Мне по душе местная культура. Она весьма, ммм, intrigante. – с последним словом он осушил бокал и , поставив его на миниатюрный резной столик, поднялся на ноги. Без лишних слов, точно в комнате не было ни единой души, он покинул кабинет посла, оставив его в тоскливом одиночестве.

Раскрыв окна, ведущие на залив, Лоренцо втянул в себя чистый морской воздух. Чуть солоноватый, но свежий, как раз подходящий для столь ночи после столь жаркого дня. Мужчина был полураздет – на нем осталась лишь белоснежная рубаха, крупная с широким разрезом на груди, да брюки с высокими сапогами. Стоял он прислонившись к оконному косяку, наслаждаясь последними днями своего отдыха, играя улыбкой. Свежие порезы от ногтей слега болели, подарок дочери финансиста, но их приглушал голос алкоголя, игравшего в крови герцога.
Сальгари вспомнил о сегодняшнем видении. Было странным осознавать, что его может так сильно взволновать полузнакомое лицо, с которым он провел так мало времени. Де ла Серра предполагал, что женщина все еще где-то живет, дурманя фаворитов и насыщаясь их плотью и кровью, но никогда всерьез не задумывался о новой встрече с ней. Хотя, это было бы любопытно. Она наверняка не изменилась – ее род не склонен к переменам, только не к внешним. Чуть повернувшись, он спиной облокотился на древесный косяк и прислонил к нему затылок, с мечтательной улыбкой вспоминая их первую и последнюю встречу. Шикарная роковая женщина, практически безукоризненная, идеальная. Полубогиня, чуть не убившая его, а затем спасшая, прежде чем окончательно растворится в ночном сумраке. Быть может, под гнетом лет, некоторые моменты поистерлись, но в одном Сальгари был уверен – при новой встрече он не сразу придет в чувство. Это пугало и интриговало одновременно.

Отредактировано Лоренцо Сальгари (11-12-2017 18:31:16)

+1

3

Младший отпрыск семейства Хадран, преисполнившись чувства собственной значимости, сложил ладони на торчащей из-за пояса рукояти кривого кинжала и, казалось, даже привстал на цыпочки, стараясь подчеркнуть свой и без того достаточно высокий для четырнадцатилетнего юноши рост. Отец сегодня поручил Манару сопровождать за покупками их гостью и тот отнёсся к поручению со всей серьёзностью, хотя братья и пугали его, что ходить с женщиною на рынок, это одно из самых страшных испытаний, изобретённых богами для проверки силы воли и стойкости батыра.
Его смелость и терпение были вознаграждены с лихвой. Такая долгая прогулка позволила вдоволь наслушаться рассказов о чудесах дальних земель и пройтись по улицам рядом с диковинной красавицей, которая ещё и с удовольствием советовалась с ним. И даже отказывалась или не соглашалась она так, что это воспринималось легко и спокойно.
Манар купил ей запечённые в меду дыни, которые считал вкуснейшим лакомством на свете, но гостья посоветовала ему съесть их самому. При этом она окинула юношу заинтересованным взглядом и сказала, что предпочитает совсем другие сладости. После такого Манар не то что огорчиться не сумел, а к собственному стыду даже позабыл, что нужно попытаться угостить её ещё хотя бы пару раз и лишь потом с неохотой принять отказ. Зато он точно решил, что хотя бы одной из его жён будет вот такая бледнокожая северянка с тёмными и холодными словно небо того края глазами, в которых юноше почему-то мерещились огни походных костров и сполохи пожарищ, оставленных за собой победоносно марширующей армией.
Амарилла подслушала его мысли и завязала себе на память узелок, лет через несколько исполнить это желание. Она вела дела с пятью поколениями рода Хадран и ни один из членов этого семейства ещё не пожалел о том, что их предок когда-то пригласил в дом вампира. Но сама она не собиралась покушаться на парнишку даже в шутку. Хорош виноград, да зелен, как говорят в здешних местах. Ей было просто приятно порадовать кого-то своим вниманием без расчёта на обязательную сиюминутную выгоду, тем более что ей это ничего не стоило.
С тех пор, как она в последний раз бывала в Гульраме, нравы здесь стали строже. Впрочем, может быть, это она кое-что подзабыла, ведь приличной девушке и прежде не пристало выходить на улицу без сопровождения. В остальном же почти ничего не изменилось, по одеждам мужчин всё так же можно было судить об их положении и достатке, а по одежде женщин о том, насколько их ценят их мужчины. Но тут на дальнем конце площади появилась пятёрка всадников, совершенно непохожих ни на кого вокруг. Амарилла, как раз торговавшаяся за чудный перстень с золотистым топазом, который собиралась отвезти в подарок брату, оторвалась от этого увлекательного занятия и взглянула в ту сторону.
- Кто они? – спросила вампиресса у своего сопровождающего, чем немало удивила его.
- Посланцы с севера, как и вы. Разве вы их не знаете?
Амарилла удивлённо заломила бровь, на её вкус человеческий мир менялся слишком быстро. Лично за всем не уследишь, хотя она старалась.
- Нет, не знаю, - покачала она головой и подмигнула слегка разочарованному Манару. – Север велик, там расположено множество государств и не все их жители знают друг друга в лицо.
Она хотела добавить ещё что-нибудь утешающее, но осеклась. Всадники, преодолевшие к тому времени две трети пути, неожиданно загорцевали на одном месте и вампиресса увидела среди них человека, с которым когда-то вместе ходила в бордель.
Конечно, это было не единственное, чем они тогда занимались. Ещё пришлось расследовать убийство, проводить некромантские ритуалы, убивать демонов. Но Лила почему-то запомнила его именно по характерному запаху, которым пропитаны обиталища жриц любви. Он тоже узнал её, но встречать знакомых не входило в планы Амариллы и она спешно прикрыла голову краем накидки.
Удивительно, как обнажённые волосы меняют женский облик. Вот она была, впечатляющая, роскошная, яркая, и вот её не стало, хотя вампиресса даже не сдвинулась с места. Довольный тем, что смог предугадать её желания, Манар сделал шаг в сторону и окончательно скрыл её от глаз всадников. При своём небольшом росте Амарилла легко могла спрятаться даже за четырнадцатилетнего мальчишку.
- Ты прав, кажется, мы знакомы, - вампиресса одарила его благодарной улыбкой, задумалась на мгновение и, как обычно, не смогла устоять перед очередной шалостью. – Узнай, пожалуйста, где остановились эти господа.
Когда они, возвращаясь с рынка, дошли до дома Зуремы Саави, у Манара как раз появилось время для выполнения этого маленького поручения. Зурема была не столь давней знакомой Амариллы, как семейство Хадран, но тоже, без сомнения, полезной. Не далее как вчера вечером у них зашёл разговор о непокорных слугах и вампиресса без тени хвастовства заметила, мол, эта проблема настолько надумана, что даже не стоит упоминания. Естественно, люди с нею не согласились, до чего вампирессе не было никакого дела, но Зурема приняла её слова всерьёз, подошла в самом конце вечера и попросила помочь в одном деле. И Амарилла не нашла возможным отказать такой приятной женщине.
Всё оказалось очень просто, новое приобретение госпожи Зуремы отказывалось признавать в ней хозяйку. Откровенно говоря, Амарилла не совсем представляла, зачем ей понадобилось иссиня-чёрное, покрытое шрамами, вислоухое чудовище и напрямую спросила об этом.
Похоть, похоть… ключ к сердцам, ось мира, двигатель прогресса, вершительница истории. И здесь всему причиной оказалась именно она. Вампиресса попросила остаться наедине с купленным Зуремой существом, которое, к счастью, оказалось разумным. Амарилла вложила в него знание нескольких десятков слов и понимание того, что именно от него хотят.
Чудовище долго думало, а потом попросило ещё и показать для наглядности, чем порядком повеселило её. Лила не стала отказываться, но и демонстраций проводить тоже не стала, а просто поужинала в своё удовольствие, после чего любезно распрощалась с Зуремой и её ручным монстром. Теперь уже ручным.
"Всё же странно устроены разумные существа, - размышляла она, возвращаясь восвояси. - Почему-то они почти всегда хотят не то, что им на самом деле нужно, а то, что престижно, что подсмотрено у соседа или в глупой книжке". Ей всегда было непонятно, почему ради общественного мнения люди и нелюди готовы отказаться от собственных потребностей и до такой степени не желают прислушиваться к себе, что порой даже не знают о них.
За подобными размышлениями она уже совсем позабыла о встрече на площади, когда услышала протяжный усталый вздох и, подняв глаза, встретилась взглядом с тем самым человеком, что совсем недавно видела там. Их разделял высокий резной забор и полоса ухоженной зелени причудливого сада. Лила остановилась, убрала покрывающую её голову ткань и изящно поклонилась тому, кого она знала, как Альваро Коста.

+3

4

Tu si ‘na cosa grande pe’ me
‘na cosa ca mme fà nammurà
‘na cosa ca si tu guard’ a’ mme
me ne moro accussi’
guardann’ a te

Где-то снизу он услышал звук раскрывающейся калитки. Мужчина, погруженный в воспоминания, не придал этому значения, продолжая глядеть в пустоту ночного неба над Гульрамом, тихонько мурлыкая про себя мелодию, которую слышал всего пару раз во время службы в Синем отряде Ниборна. Из слов он знал лишь вступление, но мотивчик был прост и по-своему красив, а смысл повествовал о признании в любви мужчины к женщине. Конечно же герцога с сероглазым призраком прошлого ничего не связывало, но порой было просто приятно подумать о красавице под такую музыку. Так вышло, что сейчас он вспоминал вампиршу. Прислонив к губам, на коих блуждала легкомысленная улыбка, бокал с вином, Сальгари немного отпил из него и кинул взгляд вниз, на площадку ниже. Сквозь giardino con palme и декоративный кустарник обзор был не слишком хорош, но все же сконцентрировав зрение, приглядевшись, благо расстояние было не большим, он заметил девушку, скрывающую свой лик под тканью. Поистине, ночь существует для любви, не только чтобы совершать темные дела… хотя, кто знает, может это убийца, выполнившая свой заказ. В любом из двух возможных случаев, Лоренцо так и остался бы на своем месте. Он уже давно отвык скакать справедливости и порядка ради. Внезапно девушка остановилась и оглянулась на него. Тень бережно укрывала низ ее лица, сам же Лоренцо, не меняя расслабленной позы, был как на ладони под светом факелов и свечей. Вместо того, чтобы поскорее ретироваться, не привлекая дальнейшего внимания к своей персоне, «незнакомка» скинула покрывало, явив герцогу свое лицо, более того, даже склонив голову в легком, учтивом поклоне.

Губы мужчины дрогнули в удивлении. Он оказался прав. Встретив le demone, он не сразу собрался, уронив сердце куда-то в район пяток. Но как только поднял внезапно оброненное, приятная улыбка вернулась на уста. Более того, он легко рассмеялся, прищурив веки и уводя взгляд от знакомой ему персоны, к небу, которое соизволило подарить столь внезапную встречу. Ему не показалось на площади. Всего на миг он заметил ее лицо в толпе и порывисто отреагировал. Странно, Сальгари и не предполагал, что образ Амариллы настолько впечатлил его, отпечатался в памяти настолько сильно. Склонив голову, так, что прядь густых кудрявых темных с мягкой проседью волос повисла перед лицом, ухмыляясь, он вернул свой взор на стоящую внизу вампиршу, цокнул языком и покачал головой.

- Buona sera, синьора. Не ожидал вас встретить здесь. Хотя… если задуматься… Не вас ли я видел не так давно на торговой площади при Гульрамской арене?

Как и насчет себя, так и насчет Амариллы, он оказался прав. Та предстала перед ним ровно такой же, какой была около пяти лет назад, раскрыв перед ним дверь в гостинице в Цейхе. Впрочем, что какие-то пять лет для бессмертного? За это время у людей может изменится многое, за эти годы человек способен схватить множество проблем и множество из них решить. Лоренцо знал это на своем примере – что только не случилось с ним по пути, ведущей из Цейха-прошлого в Гульрам-сегодняшний. Вспоминая себя в то время и мысленно сравнивая с отражением в зеркале сейчас, герцог видел эти изменения, которые, несмотря на годы, все же пошли ему в плюс – бледный, болезненный оттенок кожи сменился на легкий загар, изможденное лицо налилось свежестью. Ухоженный вид прически и растительности на лице, а так же дорогая одежда, соответствующая статусу, придавали ему шарм. Казалось даже углубившиеся морщины и легкая проседь в волосах не так сильно влияют на общий вид. И все же он постарел. Это было неизбежностью.
Другое дело она. Ей не нужно было лишнее время, какие-то приготовления, какая то одежда, чтобы казаться, до боли, до остервенения, до самой чернушной зависти идеальной. Одев лучшие одеяния она выглядела бы так же ослепительно прекрасной и в наряде нищенки. Для де ла Серра это было непреложной истиной, аксиомой. Равно как и для любого иного, кто хоть раз встречался с этим бессмертным существом.

Казалось, она не собирается просто так прощаться. Это было славно. Знакомство с Демианом многое раскрыло в мировоззрении Лоренцо. И он уже давно, пожалуй, со знакомства с этой особой, откинул идею, что вампиры представляют собой абсолютное зло. Они были такими же как и большинство разумных жителей Альмарена, хищниками, которые пытаются выжить в этом мире. Просто питались они не курицей и, как правило, оставляли своих жертв живыми и, нередко, довольными. Его первый советник лишь подтверждал сию теорию. С ними можно было жить бок о бок, проявляя необходимую долю осторожности. Равно как и с любым другим.
Сальгари в секунду перенес себя вниз, ступая на мягкий травяной настил сада и делая пару шагов к ограде, приближаясь к вампирше, не сводя с нее пристального взгляда и все так же не переставая улыбаться, точно старой доброй знакомой. Да, друзьями они не были. Даже ни единого намека на какие-то отношения. Но разве нельзя просто порадоваться встрече со le splendore, таким редким в нашем неидеальном мире?
Приблизившись к ограде достаточно близко, он положил на кованные прутья руки и оперся на них, прижимаясь лбом к прохладному металлу.

Отредактировано Лоренцо Сальгари (13-12-2017 04:17:10)

+1

5

На тёмной улице не видно ни души. Где-то, стуча колотушкой и распевая о мирном спокойном сне, прошёл ночной сторож. А ведь ещё было не так поздно. Только-только наступила прохлада, на рыночной площади и в порту кипела жизнь. В богатых кварталах тоже, но здесь это было не так очевидно. Местные обитатели предпочитали не выставлять свои повседневные дела напоказ и, как правило, на это имелись веские причины.
Стоя неподалёку от ограды, Амарилла с хищным интересом наблюдала за реакцией своего давнего знакомого. Она не сумела распознать эмоции, которые вызвала у него давешняя случайная встреча. Трудно было определить, напугала она его, встревожила или обрадовала и потому сейчас Лила ожидала чего угодно, но более всего склонялась к тому, что Коста кликнет слуг, чтобы не оставаться наедине с вампиром.
Но тот поступил диаметрально противоположно. Вместо того чтобы скрыться в доме, Альваро двинулся ей на встречу. Амарилле запомнилось, что его нервировало её присутствие. Хотя трусом этот мужчина, определённо, не был, иначе бы не пошёл за ней на кладбище посреди ночи, не заговорил бы, да и вообще постарался держаться подальше.
Слишком занятая своими заботами, вампиресса тогда не обратила на это внимания, но память сохранила достаточно деталей, что бы она могла заметить, насколько сильно Коста изменился. Конечно, он стал заметно старше. Впрочем, это не беда. Люди в этом смысле похожи на вино – одни с возрастом становятся лишь лучше, другие превращаются в уксус.
К какой категории относится её знакомец, Амарилла ещё не решила, но он, определённо, вёл себя спокойнее, расслабленнее и таким нравился ей гораздо больше. Возможно, причина этой внезапно возникшей симпатии заключалась в одной из особенностей вампиров. От взрослого, сильного существа они могут получить гораздо больше, чем от юного, пожилого или хворого, и естественно, первые им во всех смыслах по вкусу, в отличие ото всех остальных. А маги, к тому же, со временем становятся лишь сильнее. Но вампиресса не особенно задумывалась об этом.
Коста просто стал другим и это казалось ей интересным. Хотя она давно усвоила, что хоть люди и меняются с возрастом, но всё же не до такой степени, чтобы перестать походить на самих себя. Пожалуй, женщины, вино и вкусная еда ему всё так же по нраву, он всё так же скрытен и всё так же зол и остёр на язык. Хотя со временем, наверняка, стал разборчивее, ведь количество рано или поздно переходит в качество. Да и состояние нажил приличное, судя по всему.
- Вечер, когда встречают меня, так редко считают добрым… - с притворной грустью заметила вампиресса. – Особенно, когда знают, кого именно повстречали. – Амарилла подошла ближе, чтобы можно было дотянуться до мужчины, и чтобы ему при желании тоже нетрудно было коснуться её. – Пусть это пожелание сбудется для нас обоих, - улыбнулась она.
Для неё вечер и без того проходил весьма неплохо. Судя по всему, и Альваро тоже нашёл себе занятие по душе. В такие вечера не хочется говорить о делах и строить планы, лишь предаваться праздности и воспоминаниям. Они знали друг друга столь мизерно короткий промежуток времени, что, не смотря на насыщенность его событиями, вспомнить-то особенно было нечего. Но зато Лила вдруг отчётливо представила себе, как укладывает Альваро на постель, усаживается сверху и вонзает клыки в натянутые жилы шеи. Почувствовала его руки на своей спине, упругое сопротивление кожи, преодолев которое можно будет ощутить пьянящий вкус крови, невольно проследила взглядом линию полускрытой под одеждой ключицы и томно вздохнула.
Она ясно осознавала, что не собирается с ним спать. Банальное соитие было здесь откровенно неуместно. Но она когда-то упустила возможность распробовать этого мужчину и хотела исправить своё упущение. Амарилла сама подивилась этому желанию. Должно быть, Коста и вправду сильно изменился. Или во всём был повинен запах другой женщины, неуловимо витающий в воздухе. Впрочем, смертным обычно не нравится, когда их едят, даже если на самом деле это им нравится. Излишняя настойчивость тоже могла всё испортить, но дальше стоять и разглядывать друг друга через решётку становилось просто невозможно.
- Пригласи меня к себе, - произнесла она, смешав в равных долях требовательность и покорность, оставив Альваро возможность отказаться, вместе с пониманием того, от чего именно он отказывается, - или давай я украду тебя на эту ночь и прогуляемся по Гульраму, как мы когда-то гуляли по Цейху.
На площади она видела его в окружении четырёх охранников и для их присутствия, наверняка, имелась веская причина, но с такой спутницей можно было позволить себе ничего не опасаться. Кроме, разве что, самой этой спутницы.

Отредактировано Амарилла (19-12-2017 22:21:26)

+3