http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Веритиэлия, Дочь Шипов


Веритиэлия, Дочь Шипов

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя: Веритиэлия, Дочь Шипов (зачастую представляется как Верити)

2. Возраст: 24 года

3. Раса: дриада

4. Профессия: ученица лекаря

5. Внешность:

внешний вид летом

http://www.picshare.ru/uploads/171107/3E8yj65U8q.jpg

Простой путник, которому посчастливится встретить юную дриаду, практически наверняка будет сражен наповал красотой, которую даровала Верити ее мать – природа. У нее аккуратное, симметричное лицо, слегка вытянутое, прямо по центру которого расположен элегантный и очень милый (на взгляд самой дриады) носик. Тонкие полоски алых губ при малейшей возможности готовы одарить улыбкой любого, кто обратит свое внимание на Дочь Шипов. А яркие глаза блестят, словно два камешка янтаря на летнем солнце, гипнотизируя каждого глупца, посмевшего забыть об осторожности и рискнувшего слишком долго любоваться ими. Особая гордость Верити – шикарная, длиною до самого пояса, грива ярко-рыжих волос, которые в период цветения и позднего лета иногда даже принимают пурпурный оттенок. Ухоженные, они обычно аккуратно убраны назад при помощи какого-нибудь самодельного обруча или диадемы из хвороста и лиан. За исключением пары особо непослушных прядей, которые так и норовят упасть на лицо.
Гладкая светлая кожа, идеальная точеная фигурка, осиная талия и горделивая осанка, придают дриаде сходство с какой-нибудь представительницей эльфийской знати или исполненным чувства собственного достоинства человеческим дворянином. Легкая, будто воздушная, походка и пластичность движений лишь добавляет Верити изящества. Не менее эффектно выглядит и наряд, в котором Верити обычно путешествует по лесам – созданный целиком из листьев, он покрывает лишь самые сокровенные участки тела.
Однако, вся эта невероятная красота и грация несколько обманчивы. Присмотревшись повнимательнее, можно различить и другие дары, которыми мать наградила свою дочь, и которые позволяют безошибочно понять, что перед вами не человек, не эльф, и уж точно, не орк. Внешность дриады, выросшей среди шипов, словно наполнена “колючими” чертами. Острый подбородок, длинные уши, похожие на листья, и чересчур вычурные и пестрые брови, словно лепестки цветов. Ничуть не менее заметной особенностью являются когтистые тонкие пальцы на руках, которые куда уместнее смотрелись бы продолжениями ладоней какого-нибудь злого демона, а ноги, покрытые жесткой корой, невольно вызывают ассоциации с древесными корнями. Кроме того, на ключицах и над надбровными дугами на коже Дочери Шипов есть несколько ярких отметин, похожих на шрамы.
Как и у любой дриады, внешность Веритиэлии не постоянна, как сама природа. Расцветая к концу весны и достигая пика совершенства и всей палитры красок летом, постепенно ее красота утихает, как только осень начинает клониться к закату, приветствуя зиму. Кожа дриады теряет свой молочно-розовый оттенок, делаясь серой, и более грубой на ощупь. Глаза перестают играть янтарем, а в самые холодные дни даже меняют свой цвет на белоснежно голубой. Пестрые краски внешности дриады становятся пожухлыми, как палая листва. Но самая заметная метаморфоза происходит с волосами – сначала они темнеют, после чего в них появляется зеленоватый оттенок, и вскоре они становятся грязно-коричневыми, словно земля. Одежда, созданная летом, совершенно не подходит для этого времени года, и постепенно опадает с дриады, как листья с деревьев. Во время всех этих изменений, Дочь Шипов зачастую становится очень угрюмой, и во всех ее движениях читается нечто похожее на усталость. Но продолжается это все до того момента, как зима не начнет сдавать свои позиции, отдавая власть месяцам тепла и солнечного света. И дриада расцветает вновь.
Внешность Верити – это парадоксальное сочетание элегантности и вычурности. При всей ее привлекательности (по меркам людей и им подобных), она остается слишком яркой и самобытной представительницей своего рода, рода дриад. И из-за этого, когда Дочь Шипов оказалась далеко за пределами своего родного леса, она столкнулась с фактом, что свою необычную наружность лучше скрывать под плотной тканью невзрачного плаща, что она теперь и делает.

6. Характер:
Изменчивая и непостоянная, дриада Веритиэлия, во многом подобна самой матери природе, и ее сложный характер является отличным тому подтверждением. Дриаду вполне можно принять за спокойную, и довольно романтичную натуру, любящую гулять по утренней росе, любоваться звездами по ночам и нежиться на солнышке, расположившись на берегу ручья. Она старается быть дружелюбной даже с незнакомыми людьми, ведь так ее учили те, с кем Дочь Шипов прожила бок о бок большую часть своей жизни. Однако в большинстве случаев подобное поведение Верити – лишь маска, которой она не очень искусно пытается прикрыть себя настоящую. Слишком юная, неопытная и практически ничего не знающая о жизни за пределами родного леса, Веритиэлия испытывает определенные проблемы с осознанием собственного места в этом мире. Ей также свойственен юношеский максимализм, от которого страдают многие человеческие дети, а вместе с ним легкая наивность, порой перерастающая в легкомыслие. Но не стоит думать, что от этого Верити стала кроткой и молчаливой, забитой девочкой. Наоборот, она старательно пытается найти в себе этакий стержень, укрепить собственный характер, так как боится, что окружающие могут счесть ее доброту за слабость. Из-за этого Веритиэлия иногда перегибает палку, и в попытке отстоять свою точку зрения не замечает, как становится грубой, словно наполняя ядом каждое сказанное слово. Однако, не все так плохо.
За время обучения у своей старшей сестры-дриады, Дочь Шипов лучше всего осознала одну вещь – собственную уникальность. Она представительница расы, существование которой благословила сама мать природа, которая в сознании Верити являлась прародителем всего и вся. А это, в свою очередь, делало каждую дриаду немного особенной. Хотелось бы даже сказать избранной, но это уже совсем не скромно для существа, которое еще и третий десяток зим не разменяло.
Именно ощущение этой связи с прародительницей всего живого помогала Веритиэлии в самые тяжелые моменты ее жизни. Ведомая своей наставницей, дриада еще в первые годы жизни осознала, что больше всего на свете любит помогать раненным и несчастным, и сама не заметила, как глубоко внутри ее сердца зародилось семя альтруизма.
Дочь Шипов способна быть грустной, когда портится погода, способна быть злой и агрессивной, когда кто-то угрожает ее родному дому или ей самой, способна изображать веселье, когда все вокруг улыбаются. Но самое главное – она не способна быть безразличной к судьбам людей, животных, растений и вообще любых существ, которым была дарована жизнь. В этом ее сила, и в этом же – главная слабость.

7. Биография:
Где-то на юго-западе материка, между крупными портовыми городами Рузьян и Кельмир расположена маленькая, и на первый взгляд совершенно непримечательная деревенька, которая настолько незначительна в мире большой политики, что ей даже название никто придумать не догадался. Вот и пришлось местным жителям называть себя Шипастой Рощей, чтобы хоть как-то обозначить свое поселение для окружающих. А такое странное и колючее имя своему жилищу простые крестьяне выбрали в честь единственного интересного места в окрестностях деревни – небольшой полосы лиственного леса, что примыкает к Шипастой Роще с севера, и располагается между трех зеленых холмов. Жители деревни считали этот лес волшебным, и для них он был подобен священной реликвии. Эта роща, в которой смешались фигуристые липы, могучие дубы и стройные ясеня, служила для крестьян источником пищи, ремесленных материалов и целебных растений с самого момента основания поселения. Какой-нибудь бард-романтик мог бы красочно описать лес, как настоящее сердце, источник жизни для нескольких десятков людей, нашедших свое пристанище под его покровительством. И был бы абсолютно прав. И этого самого барда вполне бы могли заинтересовать истории местных старожилов, которые были готовы на протяжении нескольких вечеров рассказывать о том, какими волшебными свойствами обладает местная древесина и то, как шиповник, обильно встречающийся в самой гуще леса, как будто охраняет самый центр рощи от непрошенных гостей, образуя плотную и очень колючую живую стену на пути у любого путника, осмелившегося зайти слишком глубоко. Самые старшие из жителей деревни утверждали, что доски, сделанные из стволов местных деревьев, способны выдержать выстрел корабельной пушки, и именно они использовались всеми мастерами западного побережья при постройке самых лучших судов. Однако, происходило это все в далеком прошлом, когда роща была еще не такой маленькой, и покрывала территорию размером с целое графство. Сейчас же, по их словам, этот чудесный лес перестал быть интересен кораблестроителям из соседних городов, и принадлежал исключительно крестьянам, что в принципе, не лишало его магических свойств.
Именно здесь судьба распорядилась дать начало истории одной, может быть чуточку наивной, но все же очень храброй дриады.
То была очень беспокойная ночь – над землями близ Шипастой Рощи разразился настоящий ураган, подобного которому не припомнили даже самые старшие из местных обывателей. Ливень с градом накрыл деревню и ее окрестности, а молнии то и дело разрезали темный небосвод на отдельные куски. Стихия бушевала, казалось, что она была в гневе и решила излить на мир свою ярость. Посевы пшеницы пригнулись к земле, фруктовые деревья из последних сил боролись с ветром, а скот в хлеву жалобно мычал. Единственным местом, где гроза была почти незаметна, оказалось сердце рощи. Однако в какой-то момент молния все же проскочила через незримый барьер, что оберегал волшебный лес от бури. Разряд угодил прямиком в молодую, но уже достаточно крепкую и рослую липу, чуть было не спалив дерево. Спустя несколько часов после, шторм резко прошел, как будто его и не было. И когда рев ветра и раскаты грома стихли, в роще раздался плач.
Златовласая дриада, звавшая себя Эмарантейн, хранительница рощи, покинула свое укрытие, и вышла на опушку, с которой доносился столь чуждый этому месту звук. То, что она увидела там, потрясло ее – у корней раненой липы сидела новорожденная дриада, и плакала. Она прислонилась к коре дерева, обхватив ствол, насколько позволяла ширина рук, и роняла слезы, одну за другой. Вокруг дриады и давшего ей жизнь дерева, шевелились кусты шиповника, и Эмарантейн была готова поспорить, что причиной тому не ветер. Покрытые колючками кусты словно пытались дотянуться до новорожденной, пытаясь утешить ее. И тогда старшая дриада решила подойти к ней, однако стоило ей приблизиться, и колючий кустарник  встал стеной между ними. Новорожденная наконец заметила хранительницу, и спросила, способна ли та помочь ее маме перестать чувствовать боль. Эмарантейн ответила, что сделать это может лишь сама рожденная из него дриада, но старшая может показать ей и научить, как это сделать. Новорожденная согласилась.
Весь следующий год Эмарантейн знакомила свою новую ученицу с лесом, с его обитателями и с магией, что сокрыта в силе природы. Дриада, получившая от матери странное имя Веритиэлия, впитывала новые знания с жаждой путника, нашедшего родник посреди высохшей степи. Иногда возникали трудности, так как юному дитя леса не хватало усидчивости и банальной серьезности, но мудрая Эмарантейн, которой по примерным подсчетам, было почти тысяча лет, в такие моменты просто напоминала ученице о раненой липе, что все так же стоит на окраине опушки, окруженная шиповником.
Однажды хранительница привела Веритиэлию к чуждому для дикого леса сооружению – скромной землянке на севере леса. Здесь обитал седовласый старик, которого Эмарантейн назвала друидом. Это было первое знакомство с людьми для юной дриады. Друид был близким другом хранительницы, и по ее заверению – самым честным и чистым из людей. Когда-то он помог раненной дриаде, и она позволила ему остаться жить здесь. Друид оказался прекрасным лекарем, и вместе с Эмарантейн следил за сохранностью рощи. Хранительница позволила ему присоединиться к обучению Веритиэлии, так как считала, что никто лучше человека не научить ее ученицу понимать тех, кто живет совсем рядом с ними. Узнав об истории рождения Веритиэлии и ее любви к колючим кустарникам и цветам, в которых она могла буквально гулять и даже спать без опаски, седовласый волшебник стал называть ее Дочерью Шипов. Это имя дриаде так понравилось, что она стала представляться им наравне с тем, что услышала, находясь еще в стволе липы.
Способная ученица Веритиэлия почти все свое время тратила на изучение основ магии, которые преподавали ей наставники, при этом стараясь помогать и родной роще – подлечивала раненных зверушек, следила за здоровьем деревьев, и боролась с паразитами. Эмарантейн научила Дочь Шипов лучше понимать, о чем говорят растения, и как можно общаться с животными. Друид пытался объяснить суть алхимии, но дальше ядов, целебных настоев и пивоварения они так и не продвинулись.
На десятом году жизни Веритиэлия впервые вышла на окраину леса, и там она увидела деревню, полную странных и незнакомых ей людей. Любопытство взыграло в ней, и по ночам теперь она иногда проникала в деревню, и подглядывала за людьми, познавая их быт и обычаи. В одном из домов Дочь Шипов встретила маленькую девочку, не намного старше ее самой, чье лицо было красным от нескончаемых рыданий. Не удержавшись, дриада поинтересовалась, что случилось. Девочка, хоть и не поняла языка дриады, но показала ей маму, лежавшую в постели. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что той нездоровилось, ее всю трясло, и состояние было критическим. Веритиэлия вызвалась помочь девочке, и на следующую ночь, предварительно узнав у друида, чем лечить подобную лихорадку, умыкнула у него лекарство, и провела все время до рассвета, заботясь о женщине. Случилось чудо, и бедная женщина пошла на поправку. Слухи о доброй незнакомке расползлись по деревне, и крестьяне захотели поблагодарить Веритиэлию, однако та более не решалась показаться в деревне, пока слухи не дошли и до ее наставницы. Тогда Эмарантейн и поведала Дочери Шипов о поселении крестьян, с которым они соседствуют. Она рассказала, что между жителями и хранительницей есть договор, по которому они не беспокоят лес без спросу, а взамен Эмарантейн разрешает им периодически собирать хворост и некоторые полезные травы. Старшая дриада настояла, чтобы ее ученица продолжила посещать людей, ведь ей придется жить с ними бок о бок. И теперь Веритиэлии не нужно было тайком прокрадываться в поселение по ночам. Она стала часто наведываться к соседям, и даже перенимать кое-что из их культуры и науки. Та самая девочка, мать которой спасла Дочь Шипов, пригласила ее вместе учиться в местной школе. Школой это, конечно, назвать можно было только условно – кроме Веритиэлии и ее новой подруги, здесь больше некому было обучаться, так как все более менее способные к труду дети сразу шли помогать родителям на полях и в огородах. Зато, теперь юная дриада могла немного изъясняться на человеческом языке, и даже освоила часть письменности. Правда проблемой стало то, что пишут люди или на бумаге, или на коре – это казалось Веритиэлии слишком неуважительным по отношению к деревьям, которые отдавали свои жизни ради того, чтобы на их останках могли чиркнуть пару слов. Дриада нашла им замену в виде небольших глиняных табличек, которые ей помогала делать спасенная крестьянка.
Так проходили одно лето за другим – Дочь Шипов оттачивала мастерство лекаря, попутно учась грамоте людей и помогая следить за лесом. Однако ни одна идиллия не может быть вечной.  Об этом Веритиэлию любил предупреждать друид. Он даже втайне от Эмерентайн помогал дриаде научиться управлять растениями. Природные силки, так он это называл. Заклинание, которое подвластно лишь дриадам, и которое может быть лучшим способом остановить врага, не нанося ему урона. В тайне Веритиэлия, которая со временем стала отзываться на более удобное для людей сокращение Верити, надеялась, что ей никогда не потребуются знания, способные защитить ее от плохих людей. Но такие времена настали.
В день двадцать второго дня рождения Дочери Шипов, в сторону леса из деревни направилась группа странно одетых людей. Эмарантейн завидела их первой, и приказала Веритиэлии укрыться в чаще. Дриада просидела у корней родной липы и в окружении шиповника до самого заката, и тогда уже отправилась на поиски Эмарантейн. Она нашла ее недалеко от землянки друида. Они обсуждали что-то, и Верити, укрывшись за деревьями, подслушала часть разговора. Старшие говорили о каких-то лесорубах, посланных гильдией кораблестроителей. Что-то о постройке волшебного судна для какого-то графа, и что они хотят забрать их рощу. Заметив ученицу, Эмарантейн позвала ее и попросила быть готовой в любой момент защитить лес. Веритиэлия пока слабо понимало, что это значит, но согласно кивнула. А через несколько дней пришли “люди в железе”. Хранительница запретила Верити приближаться к ним, и той лишь оставалось вновь ждать, пока старшая и друид закончат переговоры. Но в этот раз переговоров не было – на закате к жилищу друида Эмарантейн возвращалась, ведя под руку раненого старика. Веритиэлия бросилась помогать ему, однако мужчина остановил ее. Он объяснил ей, что раны его поражены неизвестным проклятием, и потому она не сможет помочь ему, будь хоть самым умелым лекарем на всем западном побережье. Друид лишь попросил Верити приглядывать за Эмарантейн, ведь злые люди еще вернуться, и им вновь придется обороняться. Дриада плакала, но ослушаться не смела. Точно также ей не хватило смелости отказать и своей наставнице, когда та на следующий день потребовала, чтобы Верити осталась с друидом и не пыталась даже приближаться к месту грядущей битвы. Это был их последний разговор.
Как рассказывают жители деревни, на протяжении нескольких часов на окраине леса группа боевых магов, посланных кем-то из купцов, что задумали использовать рощу для постройки королевского флагмана, сражалась с одинокой дриадой. Эмарантейн билась героически, но она была в меньшинстве, а никто из противников не уступал ей в мастерстве, иногда даже превосходя. Единственное, что позволило хранительнице продержаться долго – приказ наемникам о том, что не должно пострадать ни одно драгоценное дерево, кроме того, что породило дриаду. Чем окончилась битва доподлинно неизвестно – лишь один маг, ослепленный и неспособный говорить, покинул лес в тот день. Но и следов хранительницы больше нигде не было. Только небольшая воронка к востоку от родной липы Верити, словно от какого-то магического взрыва.
И вот Веритиэлия осталась один на один с загадочным алчным графом, решившим погубить ее дом ради мечты плавать по волнам. Трудно описать, сколько боли испытала Дочь Шипов, и какого было ее отчаяние. Она чувствовала себя разбитой, и хотела просто, чтобы все закончилось. А потом внезапно осознала, что грусть уступила место гневу.
Верити решила, что она лично хочет увидеть того, кто посмел покуситься на ее родную рощу, и она отправляется в город. Друид, который медленно умирал в своей постели, не стал отговаривать дриаду. Он лишь предостерег е, что верить людям крайне опасно. Он очень хотел сказать, что более безрассудного предприятия и придумать нельзя было, но сил в старом теле уже не оставалось. Вся надежда была на то, что Веритиэлия сможет убедить городских богачей отступить.
Путь до города занял сутки. Родную рощу Верити покидала с большой неохотой, понимая, что возможно, совершает ошибку, и быть может, больше никогда ее не увидит. Выбора не было – оставаться здесь, и наблюдать, как люди уничтожают ее дом, разделить судьбу учителей, пав в неравной битве, или же попытаться остановить плохих людей, встретившись с ними лично. Перед тем, как уйти из дома, Верити вырезала себе небольшой оберег из коры собственного дерева. Она не хотела причинять матери боль, но ей просто необходимо было, чтобы частичка прародительницы была рядом с ней в таком опасном путешествии.
Очутившись на городских улицах, Верити с трудом поборола желание бросится изучать новое для себя место. Она потребовала отвести ее к тому, кто стоит за нападениями на рощу. Можно считать это чудом, но с нужным человеком ей действительно удалось повстречаться, но вот дальше планам дриады было не суждено сбыться. Вычурно одетый пожилой мужчина сообщил, что он выкупил лес у жителей местной деревни за кругленькую цену, и теперь каждое тамошнее дерево до последней веточки принадлежит ему. Верити не успела даже вставить слова, как он отдал приказ, и все, что она помнит с этого момента, это как за спиной у нее вырастают фигуры, одетые аналогично тем, кто убил Эмарантейн, и дальше сознание погружается во мрак.
Сколько прошло времени с того момента, как она покинула рощу, Верити точно не знает. Возможно, она пробыла без сознания несколько часов, а может и дней, или даже недель. Когда Дочь Шипов, наконец, открыла глаза, она обнаружила, что находится в накрытой тканью клетке, погруженной на некое подобие телеги. Судя по тому, что все вокруг тряслось и двигалось, было ясно – ее куда-то везут. Все попытки открыть решетку закончились ничем. Тогда Веритиэлия позвала на помощь. Появившийся рядом бородатый мужчина с нескрываемым самодовольствием сообщил Дочери Шипов, что он – уважаемый алхимик, и  дриада теперь принадлежит ему, так как была выкуплена у его близкого друга из гильдии кораблестроителей за немалые деньги, и теперь ей предстоит стать очень ценным материалом для исследований. Верити пыталась протестовать, однако в данной ситуации все, что она могла – это кричать, ругаться и звать на помощь. Однако то ли на пути их каравана не встретилось ни одного человека, то ли никому просто не было дела до того, кто там так отчаянно взывает о спасении из укрытой тканью клетки.
За решеткой дриада провела не меньше трех дней. Пару раз в день алхимик давал ей через узкое отверстие между прутьями клетки воду из походной фляги, да ломоть отвратительного на вкус хлеба. Своим спутникам алхимик приближаться к Верити не разрешал, однако иногда краем уха она слышала, как низкие мужские голоса обсуждают ее. Сколько человек их сопровождали на самом деле, оставалось загадкой.
На четвертый день пути караван остановился на опушке хвойного леса – дриада уловила едва заметный аромат в воздухе, который был совсем не похож на запахи ее родной рощи. Люди разожгли костер и поужинали, после чего были назначены дозорные, и все остальные разошлись спать. Веритиэлия также решила вздремнуть, однако как только ее глаза закрылись, порыв ветра холодом пробежался по коже, там, где ее не покрывал наряд из листьев. Дочь Шипов увидела, как рядом с ее клеткой оказались двое крепко сложенных солдат из свиты алхимика. Угрозами они заставили дриаду прижаться к дальней стене клетки, после чего аккуратно открыли замок и отворили дверь. Верити не совсем понимала, какие намерения движут ими, но шестое чувство подсказывало, что ничего хорошего от таких людей ждать не стоит. Верити уже хотела было закричать, но приставленный к шее острый клинок заставил слова застрять в глотке. Дальше вполне могло произойти страшное, но в последний момент один из солдат внезапно вскрикнул, и вывалился из телеги на землю. Его напарник и Веритиэлия ошарашено уставились на древко стрелы, торчавшее у него из шеи. Откуда-то сбоку раздался крик – видимо, еще один солдат стал жертвой неизвестного стрелка. В лагере началась настоящая суматоха. Люди алхимика в панике бегали, пытаясь понять, откуда наступает противник, и как лучше занять позицию для обороны. Некоторые искали свое оружие, кто-то прыгал на одной ноге, пытаясь натянуть ботинок. И до дриады никому уже не было дело. Улучив момент, Верити выскользнула из клетки, и поспешила в сторону лесной рощи.
Когда до спасительной полосы деревьев оставалось всего несколько метров, дорогу дриаде внезапно перекрыл тот самый алхимик. Он направил на Дочь Шипов свой резной посох, испускавший зеленоватое свечение из минерала, венчавшего навершие. Мужчина был полон решимости оставить свою собственность при себе, несмотря на то, что неизвестный враг сейчас представлял куда большую опасность, чем сбежавшая дриада. Верити приготовилась драться, поскольку возвращаться обратно в клетку не собиралась, и неважно, какую цену за это придется заплатить. Понявший ее намерения алхимик начал читать какое-то заклинание, и минерал на конце посоха засветился еще сильнее. Дочь Шипов приготовилась к броску, но внезапно слева раздался свист стрел, пронзающих воздух в нескольких сантиметрах от них. Одна из стрел чуть не вонзилась в горло юной дриады, другая оцарапала плечо. Алхимику повезло куда меньше, ведь он и был основной целью нападавших – две стрелы торчали у него из бедра и руки. Мужчина пошатнулся и начал терять равновесие. Верити, не раздумывая, кинулась в сторону леса, по пути рефлекторно подхватив посох, который обронил алхимик. Вдогонку ей полетело несколько стрел и целая россыпь проклятий, многие из которых Дочь Шипов услышала тогда впервые. В тот момент дриада полностью отдалась во власть страха, ведь ничто не заставляет бежать быстрее и отчаяние, чем страх.
Лишь к утру, она вышла из рощи. Измотанная, и испуганная возможной погоней. Веритиэлия понятия не имела, где она находится, и в какой стороне ее дом. Совсем одна, в чужих краях, лишенная всего, кроме  этого старого дурацкого посоха. Собравшись с  силами, она просто пошла вперед, надеясь выйти на дорогу, и добрести до ближайшего поселения. Там она сможет раздобыть одежду, чтобы быть менее приметной, воду и пищу. А самое главное – информацию. Путь домой начался.

8. Способности:
- немагические умения и способности:
Мирные навыки:
Лекарь (средний уровень) – обладает навыками оказания первой медицинской помощи как гуманоидам, так и животным. Способна правильно перевязать раны, обработать их, подобрать лекарственные травы и снадобья для лечения. Немного понимает в ядах.
Ученик (начальный уровень) - обучена грамоте человеческого языка, хотя и изъясняется с трудом и немногословно, письменность на уровне знаний обычной крестьянской школы. Очень не любит бумагу, поэтому научилась делать записи на глиняных табличках.
Ориентирование в лесу (эксперт) – обусловленный происхождением самой дриады навык, позволяющей ей всегда безошибочно находить дорогу даже в самой темной и непроходимой чаще.
Кроме того, способна общаться с животными, при условии, что они сами этого захотят. Может похвастаться неплохими рефлексами, хотя и ничего сверхъестественного.
Практически не восприимчива к боли от прикосновения к шипам, колючкам и подобным мелким острым предметам.

- магия:
Светлая магия (ученик)
Исцеление Тела
Путем прикосновений к раненной части тела живого существа, светлый маг может исцелять раны, некоторые болезни, инфекции, снимать физическую порчу. Чем больше положительных и светлых эмоций испытывает маг во время применения заклинания, тем эффективнее будет оное.

Друид, созидание (адепт)
Природные Силки
Единство с природой позволяет Верити использовать находящиеся рядом растения, чтобы опутывать конечности своих противников, временно лишая их способности свободно передвигаться или, например, атаковать. Происходит это примерно так – дриада пытается сконцентрироваться и передать свой зов о помощи находящимся рядом растениям, и те, в случае успеха, тянутся к объекту, на который Веритиэлия накладывает заклинание, опутывая и с силой сжимая ноги, руки или другие части тела, до которых способны дотянуться. Усиленная магией, их хватка достаточна крепка, чтобы удержать противника на некоторое время (в зависимости от силы врага, он может быть пойман в силки как на несколько минут, так и на считанные мгновения). Стоит отметить, что чем дольше концентрируется на заклинании дриада, тем оно сильнее, но при этом и сам процесс опутывания происходит намного медленнее, и противник способен увернуться от растений. При мгновенном применении заклинания, растения бросаются в атаку со скоростью хищной кошки. По сути своей, заклинание не может нанести серьезного вреда противнику, и используется лишь для того, чтобы лишить оппонента возможности свободно передвигаться.

9. Оружие и артефакты:
Старый резной посох, содержащий неизвестную Верити магическую силу, которой она воспользоваться пока не в состоянии (украден у алхимика).
Холщевый плащ с капюшоном, магическими свойствами не обладает, в бою бесполезен.
Оберег в виде двух маленьких деревянных пластинок, длиной с мизинец человека, и украшенных рунами, испускающими тусклые магический свет. Может использоваться как серьги или медальон. Сделан из коры родного дерева Верити, и несет в себе частичку его силы, благодаря чему дриада не так сильно страдает, находясь на большом расстоянии от дома.

10. Прочее:
~  Аватар подберете сами или оставите это администрации?
самостоятельно
~  Частота посещения игры? (Хотя бы примерно сколько раз в неделю)
будем стараться ежедневно
~  Опыт игры на ролевых?
На ролевых примерно с 2009 года, пусть и с перерывами. Вот только на форумах с подобными боевыми системами никогда не бывал.
~  Контакты (icq, агент или e-mail). Никакие ЛС не будут приниматься!
(если не хотите, чтобы об этом знал весь форум, скидывайте в ЛС админа или пишите скрытым текстом)
скайп i_reker
~  Откуда узнали про форум
палантир
~ Кодовая фраза из Правил как доказательство того, что вы их читали (вы ее узнаете, она выбивается из контекста). Писать под скрытый текст

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

11. Пробный пост

Ситуация вторая. Вы только что въехали в небольшую деревушку - позади длинный день изматывающей дороги, впереди - долгожданный отдых. Но в поселении царит суматоха, граничащая с паникой - на окраине, в заброшенном амбаре объявилась мантикора (чудовище с телом льва и хвостом в виде скорпионьего жала). Селяне просят вас справиться (конечно не бесплатно) с напастью. Ваши действия?

Мой путь не окончится сегодня…
Наверное, немного наивно тешить себя такими мыслями, когда в одиночку отправляешься в логово одного из самых свирепых чудищ, которых подарила этому миру щедрая мать-природа. Тем более, если в руках у тебя, лишь бесполезный в данной ситуации посох, а в качестве доспеха служит старая холщевая ткань дорожного плаща. Выйти на битву с мантикорой, тем более один на один, да еще и в ограниченном пространстве старого амбара – задача, с которой не каждому бравому воину под силу справиться, чего уж тут говорить о хрупкой и чересчур миловидной девушке, совершенно не знакомой с оружием из железа и стали. И все же вот она, юная Веритиэлия, переступает порог слегка покосившегося на левый бок деревянного здания, внутри которого живет существо, которому ничего не стоит разорвать бедняжку в клочья. Что сподвигло ее на такой отчаянный шаг? Кто-то из деревенских наверняка решил, что все дело в деньгах – сумма, обещанная за голову мантикоры, была достаточно солидной для этих мест, и уже несколько храбрецов сложили свои головы в неравной борьбе с монстром. И с каждой новой смертью награду приходилось увеличивать еще и еще, чтобы не позволить страху возобладать над жадностью залетных героев.
Но в случае с Верити дело было не в деньгах. Направляющаяся на юг дриада остановилась на местном постоялом дворе, надеясь выспаться и дать передохнуть своим уже стертым до крови ступням. О проблеме местных жителей она узнала совершенно случайно, подслушав разговор владельца таверны с одним из посетителей. Поняв, что речь идет о звере, и что люди хотят его убить, дриада решила действовать. С того момента, как она начала свое путешествие, ей довелось повидать слишком много боли и смертей, с которыми она поделать ничего не могла. Но сейчас у нее появился шанс, возможно, спасти чью-нибудь жизнь.
Расспросив тавернщика о подробностях, Дочь Шипов заявила, что решит их проблему с мантикорой. В ответ она услышала лишь смех и грубые шутки, которые однако стихли, стоило дриаде уверенной походкой покинуть постоялый двор и направится в сторону амбара. К тому моменту, когда Верити оказалась там, уже почти вся деревня столпилась неподалеку. Никто не верил, что незнакомке хватит смелости даже подойти на расстояние шага к дверям. И потому, когда Веритиэлия скрылась во тьме внутреннего помещения, все взволнованно ахнули. Дриада не обратила на это внимания, затворив за собой массивную дверь.
Оказавшись внутри, первое, что почувствовала Верити, был резкий запах чего-то тухлого, гниющего. Без сомнения, так могли только пахнуть недоеденные жертвы мантикоры. Холодок пробежал по спине дриады, и на минуту она заколебалась. У нее, безусловно, был план, но сейчас, оказавшись в темноте, один на один со зверем, Верити уже не была уверена, что поступает правильно. Наставница обучила ее, как общаться с большинством живых существ этого мира, однако всегда напоминало, что главное в этом деле – чтобы сам зверь захотел общаться с тобой. О мантикорах юная Дочь Шипов знала лишь по рассказам той же старшей дриады, и понятия не имела, каким характером они обладали на самом деле. Если монстр решит убить ее, то Верити гарантированно превратится в его обед. Действовать надо быстро и решительно, шанс только один.
Дриада сделала несколько осторожных шагов вперед и вышла на середину амбара. Он был уже давно заброшен, и в некоторых местах в крыше и стенах зияли дыры, через которые в помещение попадал тусклый свет с улицы. Это был единственный источник освещения для Верити. И его хватило, чтобы разглядеть в дальнем углу огромную львиную фигуру, ростом почти с саму Дочь Шипов. Зверь тяжело дышал, то и дело издавая приглушенный рык. Его глаза уставились на непрошенную гостью и в них читался голод. Дриада нервно сглотнула, но совладала с нервами.
-Мы не должны бояться друг друга,- ровным голосом произнесла Верити. И тут же пожалела об этом.
Словно оскорбленный этим возмутительным заявлением, зверь бросился к дриаде. Всего за пару прыжков он преодолел расстояние между ними, и уже был готов подмять жертву под себя, но Веритиэлия, проявив чудеса реакции, обусловленные всплеском адреналина, отпрыгнула в бок. В родном лесу она иногда играла с дикими животными, пусть и не такими огромными, но дриада хорошо усвоила, что если не хочешь разжиться парочкой свежих шрамов, лучше всегда быть готовой к броску.
Застывшая на месте мантикора недобро посмотрела на Верити, будто обиженная тем, что не смогла поймать такую легкую добычу. Дочь Шипов же в свою очередь почувствовала себя еще увереннее. Она понимала, что если бы монстр действительно хотел поймать ее, то сделал бы это. Похоже, он хотел поиграть с ней в кошки-мышки. Дочь Шипов сделала еще шаг в сторону, встав так, что оказалась прямо в луче света, пробивавшегося через прохудившуюся кровлю крышу. Она отбросила в сторону посох, а затем позволила плащу соскользнуть на землю.
-Я не такая, как они. Нам незачем враждовать. Лучше скажи, что тебя привело сюда?-
В этот самый момент Веритиэлия наверняка являла собой очень впечатляющее зрелище. Стоя в узкой полосе солнечного света, она предстала перед мантикорой во всей красе, смотря своими янтарными очами прямо в глаза зверю. В воздухе повисла тишина, мантикора словно раздумывала, кто же перед ней, такой похожий на человека, но при этом покрытый листьями и лепестками, словно диковинный цветок. Этого мгновения, что они оценивающе разглядывали друг друга, было достаточно, чтобы Веритиэлия заметила некий предмет, торчащий из основания шеи, и еда различимый в густой львиной гриве.
-В этом все дело?- указав на предмет, заботливо поинтересовалась дриада у мантикоры, но в ответ раздался лишь предостерегающий рык. Зверь попытался повернуть голову, чтобы разглядеть, на что указывала Веритиэлия, но безуспешно. Затем монстр попытался лапой достать до предмета, но видимо лишь причинил себе боль. Он заревел, и вновь посмотрел на Верити. И на этот раз было ясно, что больше играть чудовище не хочет. Стремительный бросок вперед практически не оставлял жертве шанса увернуться, и лишь чудом дриада не оказалась в пасти твари. Вместо этого, мантикора задела Дочь Шипов своей мордой – удар получился очень болезненный, и начисто выбил весь дух из бедняжки. Верити потеряла равновесие и упала на спину, а монстр моментально оказался рядом, придавив лапой к жесткой земле. Его зубастая пасть нависла над лицом дриады, и в нос ударил резкий, противный запах. Мантикора смотрела на добычу, предвкушая трапезу.
В этот самый момент сердце Верити сжалось в комочек и буквально замерло, а живот скрутило от страха. Она даже не могла выдавить из себя хотя бы сдавленного писка, не говоря уж о том, чтобы выговорить нечто членораздельное. Глаза дриады округлились от ужаса, и мысленно она уже простилась с жизнью. И то, что монстр медлил, выглядело как форменное издевательство.
Тут взгляд Верити вновь скользнул на предмет, торчащий из шеи мантикоры. Повинуясь какому-то рефлекторному порыву, дриада приложила все оставшиеся у нее силы, чтобы изогнуться, и суметь дотянуться до этой спасительной соломинки. Она ухватилась за нечто металлическое, и очень острое. Боль пронзила ее ладонь и пробежала по руке, когда дриада крепко сжала предмет. А затем дернула, что есть мочи. Мантикора издала душераздирающий рык, чем-то даже похожий на визг, и отпрыгнула в сторону. Верити тут же отползла в сторону, тяжело дыша, стараясь восстановить дыхание. Живот и грудь болели. В руке дриада сжимала нечто, похожее на лезвие ножа с отломанной рукояткой.
Пока Веритиэлия пыталась подняться, краем глаза она заметила, что зверь отполз обратно в угол, и теперь безуспешно пытался дотянуться языком до раны. Отбросив в сторону обломок металла, доставивший всем столько неприятностей, Верити направилась прямо к мантикоре. Она прекрасно понимала, что сейчас зверь лишь на время отступил. Когда шок от произошедшего сойдет на нет, монстр вновь примется за свою обидчицу, которая причинила такую боль. Животное просто не осознает, что дриада только что избавила его от мук. И потому, надлежало действовать дальше.
Сконцентрировавшись, Верити начала читать заклинание, осторожно приближаясь к мантикоре. Заметив это, монстр ощетинился и зарычал. В этот раз, однако же, в глазах его не было уверенности, а скорее страх. Воспользовавшись замешательством, дриада последним шагом оказалась рядом и коснулась руками области шеи, откуда вытащила лезвие. Почувствовав тепло, исходящее из рук Дочери Шипов, мантикора внезапно замолчала. А затем замурчала.
Целебная сила заклинания проникла в поврежденную плоть и рана начала стремительно затягиваться. Спустя несколько секунд, показавшихся целой вечностью, Верити завершила колдовство и отошла в сторону. На месте раны остался лишь не самого приятного вида рубец. Мантикора потрясла головой, словно проверяя, не вернутся ли болезненные ощущения, однако, похоже, теперь все было в порядке. Свирепый хищник в мгновение ока превратился в спокойного и относительно мирного зверя.
Знаете, Верити всегда верила, что даже самым страшным и диким чудищам не чуждо чувство благодарности. Назовите это наивностью, посмейтесь над слепой верой, но иногда чудеса все же происходят с теми, кто в них верит. И даже грозную мантикору можно расположить для беседы.
-Прошу тебя, покинь эти земли. Эти люди, они тебе не враги. Они напуганы, и боятся боли так же, как и мы с тобой,- медовый голос Верити звучал словно колыбельная, пока дриада аккуратно проводила ладонями по спине монстра. Мантикора не ответила ничего.
Когда Веритиэлия вышла из логова зверя, на улице уже темнело. Из людей, окруживших амбар, остались лишь самые стойкие.
-Что с монстром? Он мертв? Как тебе удалось выжить?- наперебой стали сыпаться вопросы, но Верити лишь улыбнулась, поправляя свой плащ и устало опираясь на посох. Она предостерегла крестьян, чтобы те в течение ближайшей ночи не заходили в амбар, но и дверь не запирали. После этого, их проблема будет решена.
В награду она попросила воды и самую удобную комнату на постоялом дворе.

+4

2

Веритиэлия
Приветствую

Хочу сказать насчет посоха с неизвестными свойствами: либо их стоит прописать сейчас под скрытый текст, либо, если планируете открывать их постепенно в игре, после отыгрыша обязательно сначала прописать здесь, а потом уже использовать.

http://forumavatars.ru/img/avatars/0001/31/13/267-1504261127.jpg
ICQ 408579581

http://s0.uploads.ru/OY1mC.pnghttp://sh.uploads.ru/mQZId.pnghttp://s2.uploads.ru/QUAH1.pnghttp://s3.uploads.ru/xJtca.pnghttp://s4.uploads.ru/gW00s.pnghttp://s8.uploads.ru/3oSZe.png

http://s0.uploads.ru/k9vEc.png

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Веритиэлия, Дочь Шипов