http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » За поворотом


За поворотом

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://pp.vk.me/c604723/v604723765/2d90c/s66IRZg87GM.jpg

Участники: Милена, Саарх.

Время: месяц от нынешнего времени, середина весны.

Место: Суахиль, пригород Аримана.
Суахильская дамба в простонародье прозванная "мышеловкой" за свою неприступность, а капитанами "обдираловкой" из-за немалой подати, что взимают за проезд через неё – важное места досмотра судов и проверки товара и бумаг пассажиров. Потому что чего только не приплывает в Ариман их города алхимиков Цейха, да и вообще с Севера. Так что реку Сирену перегородили не напрасно.
Впрочем, контрабандисты давно приспособились на подходе к дамбе перекладывать всё самое опасное на лодчонки местных или вовсе на лошадей. На дамбе образовался целый посёлок, жители которого промышляют этим нелёгким делом, а секреты обведения служивых пограничного гарнизона вокруг пальца переходят из поколения в поколение, как и секреты отлова таких вот умельцев-перевозчиков.

Краткий сюжет: Говорят, на базаре два дурака – один продаёт, другой покупает. Так оно и есть, но что ж поделать, и кушать всем хочется, и одеваться во что-то надобно. А вот добрый человек по имени Тарзон Хатт пообещал привезти Милене четверть ведра пыли шепчущего гриба. Раздобыть её можно только в Леммине, выменяв у орков, да и собирать тяжело, потому штука это дорогая, а учитывая её свойства и строжайший запрет на провоз в Ариман, ещё и редкая. Лена думала, что Хатт болтун и будет очень хорошо, если он привезёт половину обещанного, но учитывая, что ей и трети хватит на пару лет, конечно же, согласилась. Чтобы цена не была совсем уж непомерной, она сама отправилась на дамбу, забирать покупку и вот чем это обернулось.

+3

2

Междумирье - крайне опасное, не поддающееся никакой логике место. Обитель неслучившегося, вне времени и пространство оно становилось вечной ловушкой для тех, кто оступился с извилистой тропы. В нем было бесчисленное множество опасностей, неприятности могли ждать за каждым углом и рассудок, неспособный принять здешрий уклад столь стремительно скатывался в безумие. Место, которое Саарху иногда казалось его настоящим домом. Демону аазалось, что он понимает это странное пространство, чувствует его, находя все новые и новые тропы, подстраивая их под себя в мириадах звезд далеких миров.
Но даже он старался не вступать сюда без особой на то необходимости, подсознательно ожидая какой-нибудь особо подлой ловушки в самый неподходящий момент. К сожалению, сейчас был тот случай, когда мужчина не только вступил на тропу, но даже больше, не знал куда он идет. Междумирье подобного не любило, и, видимо, пожелав слегка проучить, выбросило рогатого в реальный мир совсем неожиданно, притянув к земле, по краю которой он и брел.
Наверное, глупая была затея, но телепортироваться неизвестно куда, даже не видев карту, было бы еще глупее. И теперь стоило пожинать плоды своей любознательности, требовавшей изучить эти земли, оказавшись на какой-то улочке, меж, стоит сказать, довольно отвратного вида домишек местной черни.

Принц сорвал с лица маску навигатора, пряча ее в один из множества подсумков, и, оглядываясь, попытался хотя-бы смутно предположить где он. Судя по резко ударившему в нос аромату рубы, смолы и кислой выпивки, он был на каком-то берегу. Вот только знакомых запахов водорослей и соли не оказалось, что сражу отметало мысли о море. Значит, видимо, где-то поблизости была судоходная река или крупное озеро. А окружающие мужчину здания были, что логично, частью какого-нибудь рыбацкого поселка. Почему именно рыбацкого мечник не знал, но почему-то был абсолютно в этом уверен, словно бы иначе и быть не могло.
Как оказалось, могло. Весьма небольшой путь, проделанный по местным закоулкам, вывел дворянина к краю местного моста? Дамбы? Некоего сооружения, перегораживающего полноводную реку, по коей размеренно шли крутобокие корабли. Признаться, подобного зрелища, как целого поселения, зависшего над водой, демон еще не видел и завороженно вглядывался неспешный ход волн, с коими играл легкий ветерок.
Величественно, ничего не скажешь. Подобное могло утереть нос даже славному Ритхарту, что как никто другой умел завораживать зевак. Хотя, конечно, архитектура не шла ни в какое сравнение. Саарх вновь перевел взгляд на лачуги. Как они не походили на те каменные произведения, среди коих он жил многие десятки лет. Забавно, но принц даже испытал легкую, неожиданную тоску по враждебному, отврательному, подлому, но такому родному миру. Мгновение слабости о которой никто и никогда не узнает.
Оправив распахнутый жюстокор так, чтобы он скрывал недружелюбного вида тесак, свисающий с пояса, мужчина отвернул вглубь поселения. Он хотел выбраться с грязных, тесных улочек и наконец-то найти какого-нибудь местного жителя. Ради этого на лицо была натянутая даже исключительно вежливая, дружелюбная улыбка, а кошачьи глаза скрылись за иллюзией. Правда, по неумению, цвет оказался слишком насыщенным, неправдоподобно изумрудным. Но, своего отражения мечник не видел, а пытаться сплести чары достойно рогатому было откровенно лениво. Хотя, как принцу предстояло узнать позже, люди больше обращали внимание на иноземный наряд, на фоне которого необычный цвет глаз выглядел блекло.

+1

3

Оставив лошадь в конюшне при входе на дамбу, Лена заплатила сторожу и, миновав подъёмник для тяжёлых грузов, поднялась наверх. Вечерело. Ребятня у складов коротала время за игрой в "пристенок", кидая округлые камешки о стену и стараясь сдвинуть ими камешек соперника. Выигрывал тот, кто оказывался наиболее метким и расчётливым, а проигравший, как правило, получал щелбан или лишался чего-нибудь ценного.
В этот раз, похоже, играли на медь. Но тут стук камешков прекратился, к ребятне подошёл один из грузчиков, понаблюдал немного, сварливо проворчал:
- Что за бестолковые нынче игры? Ничего не поймёшь. То ли дело в наше время… вот я свою жинку в кости выиграл, - и пошёл за следующим бочонком с солёной рыбой.
Лена остановила его, спросила, знает ли тот Крла Дюшаса и, получив утвердительный ответ, отправилась в указанном направлении. Нашла она его довольно быстро, подождала, пока тот закончит разговор с заказчиком и мило улыбнулась, как старому знакомому. Собственно, так и было. Невысокого, щупленького Карла трудно было принять за начальника рыбацкой артели и ещё сложнее заподозрить, что мужичок этот когда-то был знатным вором, по прозвищу Фарт. А потом что-то стукнуло ему в голову, не иначе, как всем известная жёлтая жидкость. Забросил он свои воровские дела и подался в святую обитель на добрых десять лет. После воротился, но за старое так больше и не взялся. Сноровку, говорит, растерял.
Только Лена знала, что дело вовсе не в сноровке. Сунулся Фарт куда не следует и едва не подох из-за проклятья. Ведунья пыталась тогда его снять, да сама чуть без пальцев не осталась. Помог Карлу какой-то монах захожий, он же и в обучение взял. И хот воровать с тех пор Фарт зарёкся, а связей своих прежних не забросил и польза от него была немалая.
Этот малахольный, неестественно прямой человечек, с маленькими усиками и недельной небритостью, которая якобы должна была изображать бороду, в одиночку мог пятерых здоровых мужиков раскидать, а то может и больше. Чему уж он там в этой обители научился, Лена не ведала, но собралась просить Карла сходить с ней нынче ночью на реку. Добрый человек Тарзон Хаттб на четверть орк и связываться с ним, не имея надёжного тыла, как-то немного боязно.
Карл долго отпирался занятостью, но денежки нужны всем и Милене тоже выкроили немного времени между девицами и выпивкой. Довольная сим фактом ведунья оставила ему задаток и поднялась в посёлок, намереваясь поужинать перед дорогой. Солнце село давно и уже почти стемнело, но улицы в это час были пустынны, те, кто работал днём, ещё не возвращались домой, а те, кто промышлял ночью, только начинали просыпаться.
Не смотря на ясную погоду, сделалось прохладно и Лена поплотнее запахнула плащ. Она редко бывала в Суахилье и не слишком хорошо ориентировалась, особенно в потёмках, потому, будучи уверена что вот-вот выйдет к "Последнему приюту", в котором отменно запекали рыбу под молочным соусом и наливали забористую перцовую настойку, прошла чуть не половину дамбы и упёрлась в стену казармы, расположенной как раз посередине. Пришлось поворачивать и искать кого-нибудь, кто сможет подсказать дорогу.

Отредактировано Милена (21-10-2017 15:59:30)

+1

4

Как назло, прохожие мужчине почти не встречались. Несколько раз мелькнули вдалике чьи-то полы плащей куда-то спещащих персон, но демон не собирался бежать за ними с расспросами. Времени все шло, а мечник так и не сумел выбраться из бесконечного лабиринта незнакомых ему закоулков и, как ему казалось, кружил на месте. Принц уже всерьез задумывался о том, чтобы взлететь на крыши и поискать людей, но судьба таки улыбнулась ему в лице  неожиданно показавшейся из-за поворота невысокой фигуры в темном шерстяном плаще.
- Прошу прощения - демон нагнал прохожего, оставаясь буквально в паре шагов и вновь окликнул незнакомца, - прошу прощения что тревожу, но не могли бы вы подсказать где мы находимся?
Принц хотел еще приблизиться, но благоразумно удерживал дистанцию, помятую о своем родном городе, где любой незнакомец мог сулить опасность. Рука уже хотела привычно потянуться к рукояти тесака, укрытого одеждой, но мечник одернул себя, продолжая пытаться проявлять дружелюбие, которое он старательно лил в голос.
- Кажется, я окончательно заблудился и смею лишь уповать на вашу помощь, - демону, надоевшему плутать по улицам, хотелось вспылить, но рассудок и воспитание подсказывали ему действовать как можно более тактично. В конце-концов, ему вполне могли отказать и мечнику бы предстояло вновь плутать по местным закоулкам. И это было абсолютно неприемлимо.
- Не беспокойтесь, я не грабитель и не насильник - запоздало дополнил темноволосый, словно бы как последний довод. Конечно, потенциальный грабитель или насильник сказали бы тоже самое, но ничего умнее Саарх не придумал, задумчивая проворачивая кольцо-портатор на пальце.

Мужчина внезапно задумался о том, что у него совсем нет местных денег. Как и легальных способов их заработка. В принципе, мужчина и вовсе никогда особо не зарабатывал. Когда-то, как принц, он ни в чем не нуждался, пользуясь деньгами Дома, а после... После мстители добывали монеты любыми доступными способами. Обычно предельно грязными и кровавыми, пусть и, не стоит лгать, эффективными. Но сейчас мужчина был без соратников, да и в местном мире где именно достать золото не представлял.
А значит, ему виделся лишь один способ заработка. Банальный грабеж. А что могло быть более сладкой добычей, чем припозднившийся одинокий путник щуплого вида?
Вот только грабить того, кто мог тебе помочь считалось крайне дурным тоном даже в родном мире Саарха. Нет, воткнуть кинжал в спину союзника - дело привычное и обыденное, но грабеж был уделом простолюдинов. Хотя, многим ли отличался от них темноволосый беглец без дома? Пожалуй, он был даже ниже по положению чем нищие в кварталах. У оных хотя бы были главари банд
У мечника же не было никого. Что-то вроде беглого раба за которым объявили охоту. В ту самую грязь удиц.

Отредактировано Саарх (22-10-2017 21:34:16)

+1

5

Услышав оклик с каким-то незнакомым акцентом, Лена повернулась на голос, а продолжение и вовсе заставило её рассмеяться.
- Не насильник, значит? – весело переспросила она, заправив за ухо выбившуюся седую прядь и окинув мужчину оценивающим взглядом. – Какая досада. А грабить у меня и так нечего.
Оказавшегося перед ней господина в равной степени можно было принять за бастарда какого-нибудь знатного рода, опального иноземного дворянина или удачливого бандита, которому в последнее время везло вовсе не так уж часто. На улице кроме них никого не оказалось, а стало быть, Лена не угодила к подстерегающим неосторожных прохожих недобрым молодцам, что, впрочем, на дамбе было крайне маловероятно. Здесь все друг друга знают, да и гарнизон вот он, рядышком. Успокоившись на том, колдунья легко подцепила пальчиками подол платья и, слегка присев, склонила голову.
- Добрый вечер, сударь, - низковатый голос и чуть заискивающий тон сразу поставили её на ступеньку ниже незнакомца.
Мужчинам нравится, когда женщины ниже, а Милена отлично умела угадывать, где и когда можно показывать спесь и где этого делать не следует. Было в потрёпанном страннике нечто породистое, что не смоют дожди и не заметёт дорожной пылью, и колдунья среагировала на это интуитивно. Может из-за изумрудно-зелёных глаз или манеры держаться. Да не так уж это и важно.
- Рада бы вам помочь, да боюсь, что не сумею. Я ведь не здешняя, а из столицы и, похоже, сама умудрилась заплутать. Кажется, где-то здесь было вполне приличное место, где можно поужинать, но вот не нахожу, хоть убей.
Она виновато и беспомощно улыбнулась и, если странник был не совсем уж бесчувственный чурбан, то и его пробрало от ненавязчивого женского лицемерия.
Милене едва исполнилось пятнадцать, когда она осознала свой дар. Она могла исцелять словом, но вместе с тем могла и убивать. Ещё в те далёкие времена, по детской наивности не желая никому вреда, ведунья научилась не провоцировать людей на злобу, ведь злоба эта могла выйти несведущим боком. Впрочем, некоторых и впрямь следовало проучить и им доставалось от всей широкой ведьминой души, но вот именно этот путник пока ничем этого не заслужил.
- Идёмте вместе, - предложила она. – Может быть, так быстрее что-нибудь отыщем, да и веселей.

+1

6

-  Прошу прощения за мои манеры, добрый вечер, сударыня, - демон едва склонил голову в приветственном кивке, снимая широкополую шляпу. Его изумрудный взор ни на мгновение не покидал девушку, словно бы оценивая ее. Мужчина, конечно, не знал об этом мире ничего, но по своему опыту мгновенно отнес незнакомку к простолюдью, хотя бы, взглянув на ее одежду. Назвать барышню богатой тоже язык не поворачивался. Излишне уж скромные наряды для какой-нибудь дочери купца или супруги успешного лавочника. Но, в ее манере держаться, чистой речи чувствовалось либо качественное воспитание, либо же, длительный труд. Один лишь краткий взгляд на руки незнакомки окончательно разуверил принца что пред ним труженница. Но кто? И сколь опасна эта странная дева, повстречавшаяся ему на ночной улице?
Кошачьи глаза мечника, пусть т скрытые под иллюзией слегка иделвленно расширили вертикальный зрачок, разглядывая пепельные волосы незнакомки. Она не выглядела старой, но какая-то странная ранняя седина уже укрыла локоны ее волосы, что еще больше смущало принца. Чародейка? Знахарка? По его собственному опыту первые редко проявляли подобную почтительность, принижающую их к потрепанным странникам. А вторые не столь уж и часто вырывались в города.
Любопытно, лгала ли она о столице? - рогатый хмыкнул и вернулся к реальности, отторгаясь от одолевающих его мыслей, - Столицы? Прошу меня простить, но... Я уже долго шел вслед за солнце. Из дальних земель... Не могли бы вы помочь мне соориентироваться? Что за столица, как до нее добраться и как название сего славного поселения? - принц крайне надеялся, что угадал с направление и к востоку есть какие-нибудь земли.
Мужчина, получил огромный опыт общения с придворными дамами различных домов и понимал, что незнакомка играет с ним. Но, понимая свое положение, с легкостью принимал ее правила, идя на поводу у женских чар. Жестом предложив барышне продолжить путь, он занял свое место рядом с сероволосой. В голове мужчины крутился достаточно подлый план. Узнав у незнакомки вме что только мог, мечник собирался разжиться горстью местных монет. Проливать кровь принц не желал и очень надеялся, что сумеет обойтись "ультиматумом". Если, конечно, по пути не найдется более лакомая цель.
Ночные улицы дышали свежестью и гулким эхом, порождаемым камнем, по которому ступали сапоги иноземца. Сладковатый аромат человеческого города будоражил ноздри, а зеленоглазый все продожал расспрашивать девушку о местном мире. Мужчина, конечно, старался сохранять иллюзию дальнего странника, и, как ему казалось, делал это вполне успешно. Вот только лжецом Саарх был довольно посредственным. И ощущения, что ему нисколько не верят слегка тревожили рассудок, взывая к старым привычкам. А оные гласили о том, что в любой непонятной ситуации труп с отрезанной головой способен решить большую часть проблем.

+1

7

Когда незнакомец подошёл ближе, Лена окончательно убедилась, что ей не померещилось. Глаза его действительно были ярко-зелёными и не то чтобы светились, но их можно было хорошо заметны даже в подступающих сумерках. А огни дамбы давали достаточно света, чтобы рассмотреть суровое безбородое лицо. Лена рассудила, что перед нею не человек и не эльф. И тех, и других она навидалась и отличала с первого взгляда. К оркам и гномам он тоже явно не имел отношения, а стало быть, перед нею стояло существо магическое.
"Ох, как не вовремя я тебя встретила..." – с досадой подумала колдунья. Не будь у неё сегодня ночью срочных дел, Лена бы так просто его не отпустила. Хотя с другой стороны, если бы не эти дела, то они бы и не встретились вовсе. Да и времени до полуночи ещё было предостаточно, так что вполне можно успеть и там, и тут. Или, по крайней мере, договориться с ним точно можно будет.
- Вы в баронстве Ариманском, - немного удивлённо произнесла она, это ж надо ещё умудриться пересечь границу, преодолеть половину страны и не узнать, как она называется. – Его столицей считается город Ариман, а в само государство входят ещё и земли нескольких вассальных баронов и вольный город Цейх.
Доверившись скорее внутреннему чутью и чувству направления, чем доводам логики, Милена выбрала одну из кривоватых улочек и уверенно повела путника за собой. Дамба была не так уж велика, в крайнем случае, они вскоре выйдут к подъёмнику и уже оттуда сориентируются, в каком направлении следует двигаться.
- Это Суахильская дамба, преграждающая водный путь из Цейха в Ариман, – продолжила она. – Её ещё называют северными воротами города, хотя это, конечно, преувеличение. В Ариман можно попасть только по суше или с озера. Но сейчас крепостные ворота уже закрыты, так что ночевать вам придётся здесь, - Лена решила, что рассказала достаточно и что пора бы тоже кое о чём порасспросить странника. – Так, говорите, вы прибыли с востока? Из Таллинора или Ниборна? Или может из какого-то ещё более далёкого места? У вас такое необычное произношение, не узнаю, откуда оно может быть.
Строго на восток находилось множество различных государств, земель и народов. Лена не знала даже половины и потому это её не удивило, но уточнить всё же было нелишне.
Миновав несколько десятков разных и в то же время таких похожих домов, они вышли к одному особенно длинному и широкому, по случаю разжившемуся даже небольшой надстройкой, в которой держали голубей и воронов. Трактирщик продавал их постояльцам, а тех, что не годились для переноски почты, можно было отведать тут же хоть в жареном, хоть в запечённом виде. Вот только двери у строения не было, потому что они подошли к нему с противоположной стороны.
- О, слава богам! – обрадовалась Милена. – Это место называется "Голубятней" и здесь отменно готовят рыбу, птицу и перцовую настойку. Вот только доберёмся до входа и вы в этом сами убедитесь.

+1

8

Все, о чем рассказывал Саарху незнакомка не говорило мечнику ровным счетом ничего. Он впервые слышал о подобном баронстве, о вольном городе, о дамбе... да, это все-таки оказалось поселение на дамбе. Мужчина лишь откладывал в памяти те крупицы информации, что получал о своем новом доме, уверенный, что рано или поздно это может ему пригодиться.
Конечно же принцу хотелось узнать и о местных правителях, укладе, быте и армии. Традициях, истории, сколь можно много о географии. Навигатор даже напомнил себе о том, что при первой же возможности стоит прикупить карт. Но, он посчитал невежливым игнорировать вопросы спутницы, а после уже не осталось времени.
- Я родом из Ритхарта, это большой вольный город в краю где рождается солнце, госпожа - зеленоглазый слегка поправил на голове широкополую шляпу, словно бы изображая приветствие. Его губы едва заметно в застилающем дамбу полумраке дрогнули, оставляя легкую тень ухмылки. Пред взором опального принца пронеслись яркие картины прошлых лет, нисколько не выцвевшие в памяти несмотря на пройденные столетия. Город, который он когда-то либил всем сердцем, город, который подарил ему все, а после отнял, оставив лишь горькие воспоминания. Словно бы дева, что разбив сердце, навсегда покинула мечника, оставляя того вновь и вновь искать ее в каждом из встречных.
Плутая в своих мыслях, демон и не заметил как они вышли к крупному, знатно растянувшемуся строению и лишь голос сероволосой вернул рогатого к реальному миру.
- Пожалуй, в иной раз, миледи, - голос иноземца не изменил, держа в себе всю ту долю дружелюбия и приветливости, что он вложил в начале встречи. Но в мгновения ока вспенившаяся сила, что мерно дремала в его жилах по одному лишь желанию сплелась в магический узор, отправляясь на волю. Демон не знал и не понимал колдунов, что зубрили заклинаний и оттачивали пассы, стремясь обуздать волшебство. Для Саарха это было чем-то вроде мановения руки, чем-то врожденный, переплетенным с самим его естеством.
- К сожалению, мне нужны ваши деньги - вместе с последним словом сорвались и чары, образующие вакуум вокруг головы девушки. Принц, памятуя о том, что пред ним могла быть волшебница, остро не желал давать ей возможность произносить заклинания. Да и, как успел заметить демон, незнакомка дышала. А люди, если мечнику не изменяла память, становились крайне сговорчивыми, если лишить их этой возможности.
Навигатор понимал, что куда как проще было бы убить спутницу и снять все необходимое с еще горячего трупа. Вот только лишать ее жизни Саарху крайне не хотелось. И в душе он надеялся, что барышня будет достаточно благоразумна, чтобы не принуждать демона к этому. В любом случае, шоковый, а если потребуется, то и летальный разряд сорвутся с его пальцев без промедлений. Рука мечника едва осознаваемым им самим движением отдернула край верхней одежды, заученно подцепляя рукоять тесака. Продолжая свой путь, увлекаемый дланью зеленоглазаго, клинок с легким звоном покинул ножны, уже находясь в достаточном замахе для удара. Которого, пока, не последовало.

+1

9

Последним, что услышала Милена, было признание странника в нехватке наличности. Потом мир неожиданно погрузился в тишину, а в лёгких закончился воздух. Вакуум не давал дышать и говорить, потому, когда колдунья попыталась позвать на помощь, из горла вырвался только сдавленный сип. Но и его Милена не услышала, как не слышала больше ничего вокруг, ведь тот же вакуум гасил все окружающие звуки.
Нетрудно было догадаться, что это магия, но что это за магия и откуда она взялась, понять оказалось куда сложнее. Лена не видела, чтоб странник колдовал, разве что воспользовался каким-то артефактом. О том, что дело может быть в его природных способностях, она как-то не задумалась, отсутствие воздуха вообще не способствует вдумчивому анализу ситуации.
Пытаясь избавиться от того, что мешало вдохнуть, Лена инстинктивно схватилась за лицо, но руки не встретили никакого сопротивления, что повергло колдунью в панику. В ушах отдавались тяжёлые удары сердца и монотонный противный звон. Колдунья знала это ощущение. Прежде такое нередко случалось с ней из-за постоянных упражнений в магии крови. Звон будет становиться всё громче и выше, потом закружится голова и она лишится сознания.
Лучше, конечно, было лишиться денег. С собой у Милены было двадцать семь с половиной серебряников, предназначенных для перекупщика и хорошенько запрятанных в узелке под одеждой и пригоршня меди на еду и дорожные расходы. "Надо сесть", - подумала Милена, как-то сразу успокоившись. Раньше нужно было бояться, вот если бы ещё знать заранее, чего именно.
Лена опустилась на колени, что принесло небольшое облегчение, сдёрнула с пояса кошель и кинула его под ноги страннику, а сама закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться и воспользоваться своим даром, чтобы избежать приближающейся смерти.
Тем временем в оконце того дома, что находился сразу за "Голубятней", возникло сердитое старушечье лицо. Бабушка Арафея жила возле этого "треклятого кабака" уж почитай лет десять и навидалась всякого. И рожи тут друг другу разбивал, и перебравшие посетители валялись, и парочки обжимались, и бражку пили, и даже убивали кого-то пару раз. Потому ищущих тёмный проулок воркующих голубков старушка приметила сразу, понаблюдала немного и, конечно, догадалась, зачем они сюда припёрлись.
Конечно, глаза были уже не так остры, как в молодости, да и ночь на дворе, но когда девка встала на колени, Арафея окончательно убедилась в верности своих догадок.
- Вот места больше не нашли, кошаки весенние, - пылая праведным гневом за осквернение своего порога, проворчала старушка и, подхватив из-под кровати ночную вазу, выплеснула её содержимое в открытое окно, норовя попасть поближе к парочке. – А ну, пошли прочь, охальники! – заголосила она, погрозив зажатым в руке костылём. – Ишь, чего удумали. Бесстыжие, чтоб у вас поотсыхало усё! Трутся тут по углам, спать людя́м мешают!

+1

10

Вскрик старухи и зловоние распространявшееся от мерзкой субстанции, разлитой на улице в нескольких шагах от зеленоглазого в мгновение ока взбесили демона. Где-то в глубинах разума он понимал, что его следующий поступок неверный, что он должен унять свою гордость... Но он был рожден принцем Харлат-Ассарх славного города Ритхарт и терпеть подобного не мог по долгу крови.
Покидающая тело сила отозвалась холодком, пробежавшемся по коже и слабостью, разливающейся по духу мужчины. Но целая вереница молний разодрала полумрак дамбы, ярко освещая происходящее на мостовой. Мечник не сильно целился, просто выпуская свою ненависть в жилище той, что смела оскорбить высокородного. Безжалостно, широким движением руки, словно бы он наотмашь рубил с коня.
В порыве гнева мужчина влил силы в заклятие больше, чем сам того желал. С учащенным дыхание он видел как молнии, плавя камень, расползались по зданию, ища способ выместить потаенную в них злобу. В резко пахнущий озоном воздух уже начался примешивать столь знакомый горький привкус гари и, ежели опальному принцу не чудилось, сладкий аромат зажаренной плоти. Жажда крови еще не испарилась, в диком коктейле с яростью бурлящим потоком распространяясь по жилам, но в этот раз мечник усилием воли сумел обуздать ее.
Слегка безумный взгляд на задыхающуюся девушку был воистину зол. Что-то внутри странника требовало новых жертв, но демон был непреклонен и, словно бы ставя точку, скрыл клинок в ножнах. Подхватив лежащий у его ног кошель, он мановением руки развеял чары и снял шляпу, сверкнув глазами.
- Прошу прощения за этот балаган, миледи. Пожалуй, мне стоит идти. Прошу прощения, - с глаз принца, не выдержав волны прокатившейся силы, слетела иллюзия, являя миру янтарные очи с длинным вертикальным зрачком. Но, откровенно говоря, Саарху было на это плевать. В отличии от криков, что раздавались в округе, призывавших покинуть место преступления. Легкий полуоборот вокруг своей оси, так, чтобы всколыхнулись полы жюстокора и привычное магическое усилие, переносящее убийцу к тому месту, где он впервые вступил на эту дамбу.
Сзади послышался чей-то оклик, грубый, мужской, но принц уже оттолкнулся от края дамбы, на ходу принимая истинное обличье. Взмах крыльев, ловящих поток ветра и демон заскользил над водой прочь от людского поселения.
Очередная неудача из-за несдержанности и неосторожности. В иной раз она могла бы стоить ему жизни. Что там говорила беловолосая? Ариман? - чужеземец уже наметил свою следующую цель. Но, пожалуй, для начала ему стоило некоторое время провести в лесах, покуда шум, наделанный его, как сейчас казалось, глупейшей выходкой не уляжется. Лишь бы девушка, которой принц сохранил жизнь, не создала излишних проблем. Сколь хорошо работает местная стража рогатый еще не знал.

+1

11

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Если бы Милена просто так оказалась в этом вихре синего огня, она бы непременно оглохла, с таким ужасающим грохотом молнии вспарывали воздух. То, что её едва не убило, спасло слух ведуньи, и она оперлась руками о мостовую, жадно хватая драгоценный воздух. Что удивительно, молнии её почти не задели, но, хотя Милена не чувствовала боли, на запястье остался тёмный выжженный след после того, как разряд прошёлся по взмокшей коже.
Всё прекратилось так же внезапно, как и началось. Так это обычно и бывает с молниями. А потом незнакомец исчез.
- Действительно, балаган, - откашлявшись, произнесла Лена, ни к кому не обращаясь, просто желая убедиться, что голос по-прежнему остался при ней.
Она была магом и прекрасно понимала, сколько сил потратил странный грабитель ради горстки медных монет и крох информации, которые можно получить просто так у любого прохожего. Пожалуй, демон, теперь она была почти наверняка убеждена в этом, не заслуживал права называться бандитом. Те хладнокровные ублюдки, что периодически являлись к ней вытаскивать арбалетные болты и зашивать раны, на старуху и внимания бы не обратили. Её бы никто не услышал, а даже если бы и услышали, то времени, чтобы ограбить и может даже убить, было предостаточно.
Стены дома позади "Голубятни" раскололись и оплавились, в окнах плясали багровые отсветы и крыша, кажется, тоже занялась. Лена поднялась на ноги, усилием воли пытаясь прекратить танец цветных пятен перед глазами. Они не слушались и продолжали кружить без смысла и ритма, раздражая этим своим мельтешением.
Колдунья не понимала, что произошло, почему странник отступился от решения забрать её деньги и почему его магия, как показалось Милене, вышла из-под контроля. Но, как бы то ни было, радовалась, что осталась жива, хотя привкус от этого "ограбления" остался довольно странный. Какое-то время она просто брела вперёд, пока не очутилась у края дамбы, а потом долго стояла, опершись на парапет и ни о чём не думая.
Вернее, осмыслить происходящее Лена пыталась, но мысли скакали, словно блохи на сковородке, подгоняемые странной смесью обиды за собственную беспомощность, сочувствия к страннику, которому пришлось заниматься явно непривычным для себя делом и злости за его и свою бестолковость. Попадись он сейчас Милене, она бы его обругала последними словами и даже отлупила бы, пожалуй. Просто так, без всякой магии и желания отомстить, только для того, чтобы выплеснуть всё это.
Над фортом зазвонил тревожный колокол. Должно быть, кто-то заметил вспышки молний и начинающийся пожар, и колдунья поспешила прочь, не желая быть замешенной во всём этом. О еде она, конечно же, совершенно позабыла, но у неё ещё остались дела. Как только немного отдышалась и успокоилась, ими Лена и занялась, с какой-то нездоровой одержимостью стремясь вернуться к своим прежним планам. Было так приятно вернуть себе контроль над собственной жизнью, что просто словами не передать. И никто так и не узнал, что произошло этой ночью с Ариманской искусницей.

КОНЕЦ

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » За поворотом