http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Masquerade! Let the spectacle astound you.


Masquerade! Let the spectacle astound you.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://credocatholic.files.wordpress.com/2015/06/alw-s-phantom-of-the-opera-movie-alws-phantom-of-the-opera-movie-19662319-1012-425.jpg

Участники: Виола Иберис, Аррандиль, Аделинда де Шоте, Кориэн, Иримэ, Демиан де Фарси (*)
Место: Ариман, замок семейства де Шоте.
Время: год назад, исторически самая холодная ариманская зима.

(*) - аналогичный порядок написания постов.

Сюжет: Ежегодный зимний бал в Ариманском баронстве - пышное и долгожданное торжество, к которому готовятся далеко не один месяц. На праздник приглашены гости с разных концов света с целью укрепления текущих союзов баронства и зарождения будущих. Присутствующие, как правило, относятся к высшей касте, но часто помпезную публику разбавляют представители других благородных профессий: послы, дипломаты, деятели искусства, известные дельцы, выдающиеся маги, а также сопровождающие их компаньоны. В этом году было решено устроить бал-маскарад.

+3

2

Хрустальный звон бокалов и виртуозное музицирование Ариманского филармонического оркестра заполняли огромное пространство роскошного бального зала. Толпы высокопоставленных гостей и их приблеженных медленно заполняли каждый его закуток, любезно оказывая друг другу знаки внимания. То тут, то там раздавались громогласные приветствия, где гости с наигранно удивленным видом обнаруживали за бархатом маски очередного знакомого или коллегу. Дамы не упускали возможности посплетничать в уголках зала и обсудить наряды проходящих мимо конкуренток, одаривая облизывающими взглядами шлейф и прическу каждой проходящей мимо представительницы прекрасного пола. Мужчины, в основном, вскользь обсуждали последние новости, знакомились, заводя новые полезные связи, а еще курили сигары и трубки в специально отведенной части зала.

Мероприятие имело в прямом смысле слова помпезный вид и впечатляющий масштаб. Стены зала были украшены драгоценными шелковыми полотнами, расписанными вручную выдающимися художниками, а золотистые, алые и зеленые как хвоя ленты подчеркивали выбранные оттенки для проходящего праздника. В нижней части зала стояли столы с белоснежными скатертями, украшенные еловыми ветками и магическим снегом, который мерцал чистым трехкратным бриллиантовым светом и абсолютно не таял. Золоченные с вензелями подсвечники на три и пять свечей, размещенные в центре каждого из них, создавали дополнительный уютный акцент, располагая к непринужденной беседе. Замок семейства де Шоте и так был гением архитектурного искусства, который отстраивали не один век, превращая серый гранит и белый мрамор в ажурную резьбу, массивные украшенные колонны и надежные стены; но декораторы каждый год тратили огромное количество времени и целое состояние правящего семейства, чтобы сотворить сказку в стенах и без того жемчужины Ариманского баронства.

Темой ежегодного бала был маскарад - достаточно ожидаемая тематика, но не менее любимая участниками торжества. В связи с этим, бальный зал будто превращался в колоссальных размеров и красочности полотно художника эпохи Просвещения; помимо антуража, кропотливо созданного интерьерными мастерами, образ был подчеркнут пышными нарядами приглашенных, среди которых можно было встретить и доблестного рыцаря в сияющем доспехе, и уличного артиста, одетого в тематической, но безумно дорогой наряд, и шамана с перьями в волосах, и все времена года в лице прекрасных женщин разного возраста.

Слуги пытались незаметно суетиться перед гостями - одетые в алые камзолы и лаковые туфли с пряжками, все как один в простых черных масках,  они не обошли вниманием ни одного приглашенного, вовремя подливая изумительное вино из блещущих разнообразием и ценностью погребов де Шоте. На белоснежных столах всегда красовались миниатюрные закуски на любой вкус и цвет, а на отдельно стоящем столе привлекали внимание детей пьедесталы сладостей - пирожные, конфеты и воздушные разноцветные муссы в крохотных порционных стаканчиках.

Виолу пригласили сюда по долгу службы - слухи о нескольких успешно завершенных дипломатических миссиях, включая приключения в пустыне и Рузъянских лесах, дошли до двора Ариманского баронства. Девушка определенно подавала большие надежды, а в правилах «дипломатической гильдии» было держать по-ближе таких ярых сторонников правого дела. Будучи не самой большой любительницей подобных празднеств, девушка тем не менее решила принять приглашение - во-первых, отказ был бы абсолютно невежливым, во-вторых, ежегодный бал был одним из самых известных в Альмарене, а любопытство, как говорится, не порок.

К счастью, с собой можно было привести сопровождающего, и разумеется, им не мог быть никто иной как возлюбленный эльф молодого дипломата. Аррандиль воспринял новость достаточно доброжелательно, хотя Виолу до последнего терзали сомнения - ей казалось, эльф был не из тех, кто почитает придворные «ярмарки тщеславия»; но видимо, забота о близком человеке и ее будущем, а также желание развлечься вместе на культурном мероприятии взяли вверх.

В качестве наряда девушка выбрала серебряных оттенков платье с длинной струящейся юбкой в пол и тугим корсетом, расшитым полудрагоценными камнями. Открытые плечи мягко обрамляло манто из белого пушного зверя с аккуратными меховыми кисточками по краям. Подстать образу «зимней стужи» шею и уши украшали эльфийской работы ожерелье и длинные бриллиантовые серьги из белого золота, которые уже несколько столетий были семейной реликвией семьи Иберис; на лице красовалась белоснежная маска с полудрагоценными камнями, закрывая лишь верхнюю часть лица. Собранные в изящный пучок перламутровые волосы обнажали затылок и шею девушки.

Зарегистрировавшись у столика администрации, пара последовала в самое сердце праздника. Знакомство возлюбленного с коллегами не заставило себя долго ждать.

- Виола! Рад видеть, что ты пришла, - не смотря на всю маскировку девушку узнал старший Гресский посол, который также был здесь вместе со своей новой избранницей. Девица была лет на двадцать моложе, но прыти и целеустремленности у нее было не занимать - не так давно посол развелся с женой, оставив последней половину своего состояния.

- Господин старший посол, здравствуйте! - учтиво улыбнулась девушка, - Как быстро Вы меня узнали.
- Ну, это было не сложно, - ухмыльнулся мужчина в маске рогатого демона, - Тебя запросто выдает цвет волос… А это кто? Твой спутник... У нас работает? Не ожидал, что ты придешь не одна, да.
- Это мой близкий друг Аррандиль, владелец той самой "Гармонии", - немного смутившись, ответила она.
- Ах, "Гармонии"! Я всегда отправляю моих слуг за чаем в Вашу лавку. Честно признаться, от мигрени и беспокойного сна спасают только Ваши настои… Ну, что ж. Хорошего вечера, веселитесь! Не знал, что у тебя кто-то есть, - мужчина игриво подмигнул и удалился.

Виола сделала вежливый реверанс, хотя искренне хотелось провалиться сквозь землю - до того было неудобно перед Арраном за столь наглое поведение коллег по службе.

+5

3

Балы Аррандиль не очень жаловал. Точнее так - не видел в них особого смысла. Хотя признавал, что изредка тщательно подготовленные приёмы выглядели симпатично. Особенно, когда от всего окружающего блеска не рябило в глазах. Однако эльф привык, что его видение красоты с человеческим не всегда совпадало. Иногда остроухом хотелось воскликнуть: "Ах, это что! Вот видели бы Вы..." Но тут же осознавал, что они-то не увидят за свою недолгую, по меркам его расы, жизнь ничего более услаждающего взор. И молчал.
Люди считают эльфов высокомерными и холодными, и в силу своей неосведомленности не догадываясь, что надменность их оправданна. И мало каком эльфу придёт в голову делать вид, что ему интересно то, что интерес не вызвало.
Арран, по сравнению со многими своими сородичами, был, скажем так, "очеловеченным", жил среди людей и увлеченно изучал их изо дня в день, находя каждый раз для себя что-то новое. Однажды он нашёл Виолу и теперь готов был исполнять все её милые прихоти.
Бал, так бал, что ж. "Конечно, сходим".
Совершенно не собираясь, впрочем, выдумывать себе какой-то невероятный костюм и отягощать себя каким бы то ни было образом, остроухий просто надел чёрные штаны, почти белую (но всё же имеющую салатовый оттенок) рубашку и узкую чёрную маску, которая не имела никаких креплений и просто плотно прилегала к лицу. На шее всё так же висел защитный амулет, а на пальце левой руки охранял ментальное спокойствие родовой перстень. Ну и конечно, острые уши явственно выделялись из-под распущенных светлых волос и вполне горделиво сообщали всем вокруг о происхождении этого не-человека...

Встретив свою спутницу перед началом торжества, травник всенепременно восхитился её очарованием и благосклонно оценил тщательно подобранный девушкой вечерний наряд. Отдельно обратил внимание на чудесные украшения и, нежно расцеловав любимую в зарумянившиеся от комплиментов щёки, Арран соизволил таки сопроводить наконец свою даму внутрь замка. Немного мрачноватого, на взгляд мага, но тут уж, как говорится, на вкус и цвет.
Встреча с весёленьким мужчиной, признавшем в Виоле, собственно, Виолу, особого эффекта на мага не произвела. Он, как и положено человеческому этикету, мило, но прохладно поулыбался, сказал что-то нейтрально-вежливое, чуть поклонился на прощание и поспешил утащить подругу в другую сторону. Странные шуточки и подмигивания словно вызывали неудобство. Эльф передёрнул плечами и тут же переключился на что-то другое.
- Смотри, какой странный костюм, - шепнул он девушке на ухо, кивнув в сторону какой-то девицы, обряженной в нечто очень объёмное и непонятное. Весело улыбнувшись, блондин тут же нашёл любопытным что-то другое и отвернулся.

На какой-то момент эльф отсоединился от Виолы и исключительно привередливо изучил предложенное вино и закуски. Отказавшись, впрочем, от напитка, эльф подцепил нанизанные на палочку запеченные овощи с маленьким квадратиком хлеба. Подивившись странному блюду, Ноэл быстро распробовал его и вернулся к своему дипломату с пятью такими палочками. 
- Попробуй, - протянул он ей одну. И с довольным лицо быстро умял оставшиеся четыре.

+5

4

Весь замок готовился к зимнему торжеству. Слуги бегали из комнаты в комнаты, - кто протирал пыль, кто расстилал кровати в гостевых покоях для приехавших издалека, кто украдкой пробовал маленькие закуски и расставлял угощения вокруг, чтобы никто не заметил отсутствия...
Линда не любила большие шумные праздники, предпочитая компанию людей компаниям книг, но такой "новогодний" бал, тем более в замке де Шоте, обязывал баронессу присутствовать на торжестве... Она была "светлым будущим" баронства.
Аделинда сидела у туалетного столика, перед зеркалом. Девушка смотрела на свое отражение глазами Амели, что заплетала ей волосы. Эта же служанка ранее уже одела наследную баронессу в светлое пышное платье цвета слоновой кости. Сама девушка была одета в похожее, но более простое платье, пошитое из той же атласной черной ткани, что лежала на плечах наследницы. На плечах служанки находилась точно такая же бордово-красная накидка, на тон или два темнее.
- Это же так волнительно, почему вы так грустите?
- Ты знаешь, я не люблю шум...
- Но там будет хорошая музыка.
Девчушка опустила голову, - все равно Амели заплетала косы уже вдалеке от затылка, ближе к кончикам волос. Она негласно согласилась, не желая больше спорить... В конечном итоге они обе знали, что де Шоте просто пыталась найти отговорки. Ей хотелось пойти на бал, но она всегда чувствовала себя лишней на подобных мероприятиях. Веселиться ей было не с кем, сплетничать подобно сверстницам Аделинда не любила, а танцевать она просто не могла.
- Амели... Это... твой первый бал? - Тихо, с небольшой неловкой паузой спросила прислугу Линда. Амели провела с ней всего пару месяцев, но они уже достаточно сблизились, - баронесса доверяла девушке и становилась более разговорчивой. Слуга была не просто ее помощницей-сиделкой и глазами, которые использовала менталистка, а превращалась в дорогого друга.
- Да. - Засмущавшись, ответила девчушка.
Этот ответ придал наследнице сил, - Амели явно ждала этого вечера, она выглядела очень взволнованно и радостно. А раз уж для нее это было так важно, Аделинда была готова потерпеть свои обиды на зрячих и более социальных гостей, и составить компанию прислуге, нежели наоборот. Линда взглянула на одинаковые фарфоровые маски, на которые сейчас смотрела девчушка. Суть их костюма была в фактически одинаковых нарядах, - их маски были идентичными, но Амели должна была стать тенью светлого образа баронессы.
Раздался стук в дверь, и, с позволения Аделинды, в комнату вошел Генрих де Шоте.
- Добрый вечер, барышни. - Радушно проговорил барон. Аделинда еле заметно улыбнулась, кивнув отцу. Генрих подошел ближе, положив руки на плечи своей дочери. Он с улыбкой взглянул не ее лицо в отражение и гордо, ласково произнес. - Ты очень красивая.
Правитель наклонил голову в бок и спросил, нахмурившись:
- Но... Отчего такие простые прически?
Амели робко приподняла руку, привлекая к себе внимание:
- Мы скроем волосы накидками, господин... Так гостям будет сложнее нас отличить. - Она кратко показала на свои русые пряди, контрастирующие с каштановыми косами своей молодой госпожи, не успев еще заплести собственные волосы.
Генрих сжал губы, одобрительно покивав. Его ладонь покровительственно легла на макушку своей наследницы, ласково погладив ее:
- Хороший план.

Зал полнился гостями, музыкой и атмосферой зимних праздников.
Аделинда держала под руку девчушку, глядя на гостей глазами Амели... Тонкие фарфоровые прожилки немного усложняли задачу, но ничего критичного. Конечно, стража знала о костюме наследницы и ее помощницы, но не нарушали их анонимного образа по приказу Генриха. Маскарад на то и был маскарадом, чтобы скрыть свою личность, - и не за чем было нарушать эту традицию.
Эмоции Амели были достойны отдельной истории - юная менталистка питалась ее чувствами, впитывая их как губка. Сама баронесса, будучи опустошенным и меланхоличным человеком, буквально захлебывалась искренней радостью и восторгом своей помощницы, которой было разрешено изображать такого же гостя, как и остальные сильные мира сего, ходя под руку со своей госпожой и отзываясь на оклики вместе с ней, кивая и кланяясь в унисон по тихим командам, что Аделинда шептала ей прямиком из разума в разум.

Маска (идентичная тем, что носят Аделинда и Амели)

https://orig00.deviantart.net/eeeb/f/2014/266/9/c/emergence_side2_by_lumecluster-d808v3z.jpg

+4

5

Складный, вежливый слог, аккуратный почерк, белая гербовая бумага, - именно таким было письмо Генриха де Шоте, приглашавшее Кориэна на ежегодный зимний бал в своем замке. Давняя традиция, существовавшая, наверное, столько же, сколько и само баронство Ариманское. Впрочем, последние несколько лет эльф эти мероприятия пропускал по разным причинам, чаще связанным с важными государственными делами.
Отложив приглашение на край стола, Кориэн наполнил кубок вином и откинулся в кресле. Вишневый напиток с богатым вкусом способствовал размышлениям. С одной стороны, Ариман был достаточно далеко, и добираться туда зимой было делом достаточно хлопотным. Но, если рассуждать иначе, Лорд мог с легкостью воспользоваться своими особыми возможностями, сократив путь до мгновений, и тогда осталось бы лишь снять роскошные апартаменты в «Золотом Драконе».
- Да и Ария была бы рада, - задумчиво сказал он, покачивая в руке кубок. Говорить, что на принятие окончательного решения повлияло что-то, кроме этой мысли, было бы в высшей степени неправильно. Уже через пару минут Кориэн сидел напротив сестры, ожидая, когда она дочитает письмо.
- Мы отправляемся на бал? – легкая улыбка появилась на лице эльфийки.
- На бал-маскарад. Все, как ты любишь.

Скромный экипаж подкатил прямо к парадному входу. Из него вышел стройный осанистый мужчина, одетый в черный кафтан эльфийской работы с небольшими изящными обсидиановыми вставками, смотревшимися на удивление уместно и, скорее, подчеркивающими его положение в обществе, чем служащими настоящим украшением. Его серебристые волосы свободно развевались на холодном ветру. Верхняя часть лица была скрыта за маской, подобранной в тон и обрамленной плавными узорами. Он повернулся к карете лицом и помог спуститься девушке, облаченной в длинное платье такого же черного цвета. Было очевидно, что наряды сшиты в пару. Даже украшения одежды и узоры масок словно дополняли друг друга, создавая причудливую гармонию. В отличие от спутниц весьма многочисленных гостей, на ней не было помпезных диадем, длинных вычурных серег и даже банального ожерелья с драгоценными камнями. Но, казалось, ей это было вовсе ни к чему. Улыбнувшись своему кавалеру, она взяла его под руку.
Внутри замка царил обычный для подобных мероприятий хаос, среди которого, тем не менее, прослеживался определенный порядок. Дорогие украшения, шелковые гобелены, магические мелочи для уюта, гастрономические изыски - все было сделано, чтобы произвести неизгладимое впечатление на привыкших к роскоши и богатству. Многочисленные слуги сновали туда-сюда, готовые выполнить малейшую прихоть тех, кто считался хозяевами на этом празднике жизни. К гостям моментально подошел вежливый распорядитель в красно-золотой ливрее, попросивший приглашение.
- Добро пожаловать на зимний бал-маскарад, милорд, миледи, - низко поклонился администратор, прочитав имена гостей. Эльф кивком поблагодарил его и перевел взгляд синих глаз на сестру.
- Esse te reigh as eolsdae, Aria? – он слегка улыбнулся.
- Yea, Korian, me esse inne wann to esse anseo le te, – в глазах Арии читался настоящий восторг. Ей нравилось проводить время с братом на подобных вечерах. Это было приятным разнообразием в их загруженной жизни.
Из просторного холла эльфы прошли в огромных размеров праздничный зал. Роскоши и излишеств здесь было еще больше. «Кориэн ди Нельвё, Первый Лорд Мирдайна, Ария ди Нельвё», - объявил слуга у массивных дверей, стоило им пройти внутрь. Однако, по счастливой случайности его голос утонул в стройном гуле оркестровых инструментов, и никто не обратил на вошедших ненужного внимания.
Они шли по залу, иногда учтиво здороваясь и обмениваясь любезностями с крайне немногочисленными гостями, что были знакомы с Лордом и его сестрой лично. Эльф находил немного ироничным подобное поведение, прекрасно зная, что за глаза многие из них считают его отъявленным злодеем и поливают грязью. Впрочем, брать у него деньги в долг или за какие-то услуги им это не мешало.
Жестом подозвав слугу с подносом, на котором красовались хрустальные бокалы с напитками, Кориэн посмотрел на сестру.
- Здешнее виноградное вино весьма недурно, стоит отдать ему должное, - кивнул он, протягивая Арии один из взятых бокалов.
- Благодарю, брат, - девушка скромно улыбнулась в ответ.
Меж тем взгляд Лорда упал на мужчину, сопровождаемого парой девушек в похожих нарядах. Бесспорно, это был Генрих де Шоте, барон Аримана. Одной из его спутниц, вне всякого сомнения, была его дочь. А вот вторая особа явно не принадлежала к этому знатному роду, о чем красноречиво говорила и аура, и более простая манера держаться. И если Аделинда де Шоте сияла, подобно яркому дневному солнцу, то незнакомка больше напоминала луну.
- Mar sin llawer strainséirí, shed magis llawer gamall venur’n, – Кориэну почему-то вспомнилась старая присказка. Они с сестрой неспешно направились к троице. – Давно не виделись, мой друг, - эльф слегка склонил голову в полупоклоне, приветствуя барона.

+7

6

Зима — время долгих ночей и добрых сказок у согревающего своим жаром камина, когда из труб присыпанных белым снегом домов в рано темнеющее небо устремляются нити серого дыма, а от светлых окон тянется уют, какой редко можно увидеть в другое время года. Захваченные метелью леса и поля имеют свою чарующую атмосферу, и порой кажется, что за ближайшим сугробом прячется волшебный зверь, сбежавший из красивой старой легенды и готовый открыть невероятные тайны путнику с добрым сердцем и чистой душой. Именно в эти волшебные дни в Аримане семейство де Шоте устраивало почти ни с чем не сравнимое по размаху торжество, на которое попасть мог далеко не каждый, но даже простой народ почему-то радовался празднику: кто-то украшал своё жилище, устраивал застолье, приглашая родственников, близких друзей и соседей, по улицам города со счастливыми криками носились стайки детей, бросая друг в друга снежки и с визгом скатываясь со снежных горок, а улыбки будто бы озаряли лица людей чуть чаще.

И хотя экипажи продолжали подъезжать, многие гости уже прибыли в замок. Среди них были дипломаты, послы, знатные сэры, лорды и леди, военачальники и прочие представители высших сословий, о которых нет-нет да проскальзывает слушок в разных уголках мира. Раньше Иримэ часто слышала об этом мероприятии, но возможности побывать на нём не представлялось до сих пор, потому как заботы в столице морских эльфов отнимали у её приёмного отца слишком много сил и времени. Услышав весть о том, что их семья едет на знаменитый бал, девушка не могла скрыть восторга и волнения, несмотря на то, что подобные поездки были для аристократки делом достаточно обыденным, ведь отчим всегда считал необходимым выводить юную леди в свет.
Выйдя из кареты, девица задержалась буквально на пару мгновений, завороженная неспешным вальсом пушистых снежных хлопьев, что, кружась, падали вниз, покрывая землю мягким холодным ковром, но быстро таяли, стоило лишь коснуться тепла чьего-то тела. Ледяной ветер гулял по крышам, скидывая вниз блестящую пыль, мороз щипал нежную бледную кожу, заставляя слегка покраснеть щёки, нос и тонкие руки, облачка белёсого пара вырывались при выдохе из приоткрытого рта, однако быстро рассеивались, исчезая бесследно. А эльфийка широко улыбалась, подставляя ладони невесомым снежинкам, живые огоньки плясали в больших поблёскивающих лазурных глазах. Хотелось танцевать и петь прямо здесь, не обращая внимания на чужие взгляды, но Исилиэль была вынуждена быстрым шагом догнать родителей и вместе с ними войти в величественное здание.
Рядом с парой высоких темноволосых Перворождённых дева чувствовала себя белым воробушком, и всё же перекликающиеся детали в их одеждах намекали на то, что они прибыли не порознь. Остроухая была одета в длинное зелёное платье из лёгкой струящейся расшитой золотой нитью, которая складывалась в напоминающий листву узор, ткани. В нём сразу можно было узнать работу мастеров бессмертного народа: никаких излишеств, свободный покрой, не заставляющий одеяние плотно облегать хрупкую фигуру, а позволяющий ему образовывать красивые складочки. Длинные бело-серебристые волосы были собраны в две тугие косы, в которые умело вплетены маленькие голубые васильки — друиды постарались над красотой и сохранностью цветов. Последними штрихами в лесном образе стали сделанная из тёмного дерева небольшая маска с украшением в виде острых резных листочков по бокам и короткие полупрозрачные кружевные перчатки под цвет платья. Серебряная цепочка с синим кулоном несколько выбивалась из общей картины, но жрица наотрез отказалась снимать любимое украшение и осталась вполне довольна собой. Стоило видеть то детское ликование, когда юное создание первый раз примеряло пошитый специально для этого вечера наряд.

Внутреннее убранство замка оказалось богатым, но средоточием всей роскоши, как это обычно и бывает, стала бальная зала. Иримэ никогда не слушала, как ей казалось, переполненные пафосом выкрики герольдов, гораздо больше её занимали голоса гостей, сливающиеся со звоном бокалов и цоканьем каблуков в непрерывный шум, поглощающий любые посторонние звуки, в том числе и несмелую возню подстраивающих свои инструменты музыкантов.
В глазах рябило от буйства красок, обилия сверкающих драгоценностей, перьев, сложных нарядов и скрывающих чужие лица масок, из-за которых порой девушка боялась затеряться в безликой толпе. Рядом постоянно сновали слуги, предлагая напитки и закуски, ловко уворачиваясь при этом от столкновений. Стараясь не отвлечься и не упустить из виду родителей, леди Тирон ни на шаг не отставала от матери, которая со своим возлюбленным, обмениваясь иногда парой слов с кем-то из редких знакомых, направлялась к барону, чтобы лично поприветствовать его. Приседая в привычном отточенном реверансе, светлая окинула быстрым взглядом стоящих рядом с бароном: двух девушек в похожих нарядах и ещё двух эльфов, которые, судя по всему, тоже приехали вместе. Пока что Исилиэль не решалось заговорить с кем-то — ей всегда требовалось несколько минут, чтобы освоиться, — а потому тихонько отошла немного в сторону, не желая кому-то мешать и молча любуясь довольными гостями.

+5

7

Перед тем, как отправиться в Ариман я посетил кладбище и провёл там необходимый мне обряд. Теперь я мог не бояться за своё раскрытие, если на маскараде окажется хоть один чародей.
Я собирался следовать на бал под именем известном в сеньорате Ниборна – Франческо де ла Моро. И не только приятное времяпровождение было моей задачей, я надеялся обрести новые знакомства и возможно извлечь из этого выгоду будь то на балу или в будущем. Правда, я знал, что свойственная мне манера поведения, вероятней всего, выведет меня на манеж скромности, а всё остальное будет зависеть от обстоятельств и сотен, сотен оправданий, почему я не завёл беседу с людьми, которые привлекли моё внимание. Но спешить было некуда. Зная себя - я обязательно влезу в чей-то разговор, если не в чьи-то дела, спустя какое-то время. Не в первый раз во мне спорили за право первенства две сущности – человека и вампира. Победителю достанутся все лавры и как во многие другие разы, я надеялся, что победит человек, ибо вампиру нечего делать в обществе живых и удел его только одиночество
Казалось, что моя одежда мало чем отличалась от той, повседневной, в которой я гуляю каждую ночь, но это было бы только первое впечатление. Я всегда одевался хорошо, но в одноцветные, мрачные тона. На этот раз я позаботился о том, чтобы не сильно выделяться среди других, но и быть отличимым, в меру ярким.
Как полагалось Ниборнской модой, поверх белоснежной рубашки из тонкого льна, на мне был одет камзол оттенка серого гранита, и чтобы утеплить себя, в чём совершенно не было необходимости, поскольку я вампир, я оделся в тёмно-синий, расшитый золотистыми нитями, кафтан. Верхнюю часть моего лица скрывала белая маска, с аккуратно нанесёнными чёрными узорами на левой стороне. Итак, действительно одет я был в меру ярко и достаточно деловито, и празднично. Мой выбор одежды был не только необходимой мерой в рамках маскарада, но как уже было сказано, вампиру необязательно утеплять себя, но это необходимо, чтобы соблюдать предосторожность и не вызвать лишних подозрений.

«Смерть —  это ключ, открывающий двери к истинному счастью» … — не личной свиты, ни личного экипажа. Я ехал с двумя попутчиками, с кузинами одного моего хорошего знакомого. Поездка была скучной, поскольку кузины вели беседы на абсолютно неинтересные мне дела. По правде говоря, я иногда думал, что они умалишённые или всё их дворянское образование сводилось к гуляниям по парковым аллеям и прилавкам, где продавали самый лучший шёлк, по крайней мере, мне так казалось. И теперь, степень моей скуки за время долгой поездки достигла такого пика, что я вдруг заговорил вслух.
Простите? — отвлеклась одна из синьор, покачивая головой в такт двигающейся кареты. Её глаза вдруг загорелись любопытством, губы слегка приоткрылись и мне на секунду показалось, что ей вдруг стало интересно и она жаждет знаний.
Это слова одного моего друга. Извините, не хотел Вас отвлекать. — я сдержанно улыбнулся и повернулся к окну, продолжая наблюдать, как большие снежные хлопья плавно устилают мощённые улочки Аримана. Услышав мои слова, девушки потеряли остаток интереса ко мне и продолжили нелепую болтовню про то, как некие «братья-маркизы» подарили им дорогое колье с изумрудом: «Он клялся забрать меня с собой, в Рузьян и любить вечно»! Выраженная мысль одной из кузин была безжалостно смешна, что не удивительно. Обе кузины были весьма прекрасны, но любая из них могла рассчитывать максимум на одну приятную ночь, приличную денежную трату и дай бог не рабство с последующей работой в борделях Элл-Тейна, где их родственнички не скоро смогут найти, не говоря уже о вообще таком желании кого-то искать столь далеко.
Я был готов уже покинуть карету на ходу и дойти до дворца пешком, но к счастью такие мысли посетили меня за несколько биений человеческого сердца до места прибытия экипажа.
Добро пожаловать во дворец! — громко произнёс некий лакей, встречая нас подле экипажа. Его голос звучал слегка раздражительно – видимо ему надоело повторять одно и то же весь вечер.
Вы есть в списке гостей? — вопрос лакея был бы уместен, если бы он сомневался, но он не сомневался потому, что почти все гости без исключения прибыли на экипажах и были одеты прилично. Досконально проверялись в основном те, кто добирался на своих двоих и был одет, по мнению стражи, слишком худо. Я мог бы осудить такое халатное отношение к работе, но мне было … плевать – я только улыбнулся.
Ну разумеется нет. И мы проделали свой долгий многодневный путь от самого Ниборна только для того, что вам это сказать. — и мой сарказм был неуместен, и мои кузины смотрели на меня, как на идиота, готового сорвать им праздник. Но вы поймёте меня только тогда, когда окажетесь на моём месте, чего, дай бог, надеюсь не случится.
Франческо де ла Моро! — сразу же воскликнул я, не позволив лакею ответить на мои слова. — А эти, две прелестницы-синьоры, мои спутницы – Альберта и Марта Д’Кастэ —  итак, две леди были мне неким прикрытием, но я был обязан за ними смотреть. Да я лучше бы смотрел за самим Рилдиром!
—  А-га… — устало протянул лакей, просматривая списки. По его глазам я понял, что он нас нашёл. 
Прошу, проходите! — «Катитесь к чёрту, сударь!», вот что он хотел сказать на самом деле, но тщательно это скрывал – такое не укроешь от глаз вампира.
Благодарю Вас! — учтиво улыбнулся я и подметил бедолагу, как возможный завтрак в будущем. Я не винил его за нелюбовь к аристократам, но винил за пренебрежительное и халатное отношение к работе. Что это за «А-га»? Хотя я лгу себе. Я предпочитал за завтрак отъявленных подонков, и хоть такие попадаются крайне редко, их кровь слаще всего.
Пройдя в зал, я не задерживал свой взгляд на богатых шёлковых гобеленах или полных изысканных блюд столиках. Всё это я видел много, много, много раз. Всегда почти одно и тоже – всё, что радует голубую кровь и просто любителей бесплатных удовольствий. Шагнув в такой простор, можно было бы сказать, что мне должно стать скучно, но нет, я наоборот только оживился!
Ну что, мои дорогие синьоры. Приятного Вам время провождения, а я оставлю Вас вдвоём на короткий срок! — меня должно было смутить моё неучтивое, неуважительно отношение к дамам, но любой раб готов рваться к своей свободе, любой утопающий плыть наверх, чтобы набрать спасительного воздуха в свои лёгкие!  Хоть какое-то мне оправдание. Впрочем, я даже не стал слушать возражений, даже если Альберта и Марта пытались возразить, и ловко, с хищной грацией, скрылся в толпе людей с ненастоящими лицами. Ах да, маски…
Своё шествие я закончил у барона, по пути с интересом оглядываясь на прохожих. Я низко поклонился и следующими словами выразил своё уважение и почтение:
Ниборн желает Ариману долгих лет мира и процветания, а его герцог передаёт Вам глубочайший поклон через своего верного вассала – Франческо де ла Моро. —  данными словами я выполнил часть своей задачи. Конечно, если барон пожелает вдруг обсудить что-то важное, то я не буду против, но самое удивительно было то, что краем глаз я обнаружил для себя нечто более меня интересующее – пару, мужчину с серебристыми волосами в чёрном эльфийском кафтане и, вероятно, его спутницу в чёрном платье. Так же от моих глаз не скрылась и другая более скромная персона. Любопытство брало верх, поскольку, кажется, я догадывался, что барона «окружили эльфы» и ненужно улавливать было никакой ауры или магии. Я судил по стилю их одеяний. Меня же в любом случае будут видеть человеком.
Много, кто желал выразить барону своё почтение, потому я шагнул в сторону, поближе к скромной, и как мне казалось, робкой девушке в маске в виде острых резных листочков.
Это праздник, леди, наслаждайтесь им, не позволяя сковывать Вас одиночеству, окутывающего сетью бесполезных предрассудков. Общение найти легко, если начать. —  во мне победил человек…

Дабы было понятней, в конце Демиан обратился к Иримэ*

Отредактировано Демиан де Фарси (31-10-2017 01:12:21)

+4

8

- Попробуй, - шепнул девушке спутник, предлагая угощение. Столы ломились от разнообразных яств, предлагая знатным особам всевозможное гастрономическое удовольствие, начиная с экзотических фруктов, заканчивая кулинарными порционными изысками, умещавшиеся в изящные столовые ложки с фамильными гербами. 

Большая часть гостей уже изящно вальсировала в центре золоченной парадной комнаты - мужчины поднимали в воздух своих звонких спутниц, а легчайший шелк их платьев всех цветов радуги развевался в такт, следуя за своими прекрасными обладательницами и взлетая то вверх, то вниз. Еще один поворот, раз-два-три... Щелчок каблуков о натертый до блеска паркет, легкое мерцание жемчуга и драгоценных камней в волосах и на гибких женских шеях. Праздничная феерия сливалась в один большой танце красок и мелодичного звона.

В какой-то момент на картину был положен еще один яркий и настойчивый штрих - прибыл сам Генрих де Шоте, король зимнего бала, в сопровождении девушек в двух абсолютно одинаковых масках. Их можно было бы назвать близнецами, если бы не выточенная годами практики царственная осанка одной из спутниц. Виола никогда не общалась лично с семейством де Шоте, лишь изредка сталкиваясь на переговорах с Генрихом, но не в качестве ведущего Гресского дипломата, а со стороны его свиты. Поэтому она лишь могла предполагать, что царственная девушка была особой из его близкого окружения - возможно, родственница. Вошедший хозяин торжества и его спутницы тут же были окружены желающими выразить свое почтение - люди, эльфы, снова люди... В целом, впечатление Генрих производил положительное - эрудированная, осведомленный о самых последних новостях с полей, поведение и манеры самого высокого этикета. Но этот лис был коварен, и за маской любезности скрывались острые когти и хищный оскал, поэтому Виола старалась избегать разговоров тет-а-тет, чувствуя себя некомфортно рядом с ним.

Виола была в депрессии уже долгое время. Появление в ее бытии светлого, наполненного любовью к жизни, эльфа смогло растопить тоскующее сердце, но в конце концов все вернулось на круги своя. Каждый бал, каждое торжество напоминало о жизни до того, как он решил отправиться в свое далекое темное будущее. Они вместе ходили на балы, когда девушка была совсем юной. Они даже познакомились на одном из таких мероприятий - ее первый бал, такой волнительный до дрожи в коленках. Девушка взяла бокал вина и откинулась на спинку резного стула с позолоченной каймой и кисточками. Наблюдая за эльфом, за только что вошедшими величественными особами и вальсирующими танцорами, она погрузилась в свои воспоминания, что довольно часто происходило в последнее время, к сожалению.

***

Годами ранее, дворец герцога Гресского. Первый бал юной 17-летней Виолы.

В отличии от пышного, пестрящего роскошью и многообразием красок ариманского бала, гресский вариант торжества был более спокойный. Здесь был уместнее спокойный белый цвет в нарядах - давняя традиция, связанная с грустной историей одного из предков герцога. Виола очень волновалась, что свойственно молоденьким девушкам, которые только-только делают шаги в высшем свете. При чем было не понятно, кто волнуется больше - девушка на выдане или заботливая  родительница. Отец вел себя более сдержанно, не разделяя трепещущих чувств прекрасной половины семейства. Он лишь изредка улыбался, наблюдая суету вокруг очередной примерки бального платья из легчайшей, как пушинка, ткани или при репетиции новой прически - сборы занимали много времени, впрочем, было очевидно, что происходящее приятно занимает каждого в семье.

И, вот, настал тот момент, когда нужно было войти в эту огромную залу. Лакеи открыли тяжелые высокие двери с золочеными ручками, и она сделала свой первый шаг в этот незнакомый, чужой мир высоких манер и скользких разговоров. Родители стояли позади, пока Виола ожидала приглашения на первый в своей жизни танец. Ей было немного страшно, особенно когда то и дело подходили к ее сверстницам, уводя одну за другой в центр комнаты. Пару раз она обернулась взглянуть на реакцию своих родителей, тем самым пытаясь получить немного уверенности и спокойствия. И тут подошел он, облаченный в красивую парадную униформу, которую одевают лишь по особым случаям - награждение или светское торжество, которые бывают крайне редко для таких занятых людей, как он. Он был старше ее лет на 7-8. До нее доходили лишь слухи о его персоне: известная семья, состоятельная и приближенная к герцогу, но в противовес другим юношам того же сословия он был совершенно другим. Впрочем, это разительное отличие вызывало в сверстниках  скорее уважение и живой интерес. Он много путешествовал, не пугался идти на риск, отправляясь в военные кампании даже на Север, при чем не в качестве советника, а как воин, пришедший восстановить справедливость. Также поговаривали, что он достаточно высокомерен и ценит выше всего ум, целеустремленность и твердость в принятии решений. Будучи не в меру рассудительной для своего возраста, девушка не решалась судить о нем лишь по слухам, что шепчут украдкой подруги - они всегда скудны на информацию и детали, а порой, на достоверность. Он уверенно подошел к семейству Иберис, представился и отвесил легкий поклон по всем правилам этикета.

- ... Не согласится ли Ваша дочь подарить мне удовольствие танца в этот праздничный вечер? - аккуратно озвучил он свое предложение в официальной форме, наполняя его тоном достойного уважения к главе семейства. Увидев вспыхнувший энтузиазм в глазах дочери, старший Иберис слегка кивнул, улыбнувшись уголком рта.

Они танцевали всю ночь, а после болтали обо всем подряд, примостившись на небольшом диванчике в стороне от неутомимо вальсирующей толпы. Он рассказывал ей о путешествиях в далекие страны, пробуждая таящийся внутри девичьего сердца интерес не только к окружающему, волнующему миру, но и, безусловно, к его персоне. Он поведал ей об эльфах, гномах, драконах и культах, о которых громко говорить запрещалось. Он так отличался от всего ее окружения, что у Виолы просто не было шансов на спасение. Она еще долго помнила его прикосновения к тонкой талии и к ее рукам, пока они кружились в танце. Этот взгляд, этот голос.

***

Девушка очнулась будто ото сна. Возлюбленный эльф уже стоял рядом, и она робко потянулась к его ладони, аккуратно сжав ее в полной нерешительности.

Арран был другим, если не сказать полной противоположностью. Он смог окружить ее нежной заботой, наполняя каждый новый день солнечным светом и теплом, вне зависимости от погоды и происходящих событий. Когда удавалось остаться у него, возлюбленный всегда готовил завтрак, не ленясь встать пораньше и раздобыть свежеиспеченного хлеба и немного ароматного кофе. Ей было уютно с ним, он был бесконечно добр. И если предыдущий спутник ставил знания в абсолют, то эльф был сторонником »человечности". И она не понимала, почему воспоминания продолжают терзать ее сердце.

+2

9

Аррану удалось привлечь внимание своей спутницы, но она, похоже не разделила его восторга относительно местной кухни. Впрочем, в свою очередь эльф достаточно прохладно взирал на весь этот шик праздничных нарядов (иногда доходящих до абсурда), блеск украшений (и как эти хрупкие девушки умудряются ровно держать голову, увешанную таким большим количеством массивных драгоценностей?), яркость красок (даже слишком пестрило в глазах) и общее убранство дворца (наверняка, более привлекательное в обычные свои дни, без всех этих лишних позолоченных канделябров и метров цветной ткани).

Однако эльф не мог сказать, что ему здесь не нравится. Он считал довольно удачно подобранным освещение - достаточно света для того, чтобы не споткнуться, но и не слишком давящее на глаза, итак устающие от бесконечного сияния всего вокруг. Также ему была приятна музыка, источаемая инструментами местной группы людей, стоявших в отдалении на возвышении. Как ни странно, слышно мелодию было везде хорошо, - вероятно, какое-то специальное заклинание для рассеивания звука. Маг заинтересовался этим, но не настолько, чтобы побежать сию минуту с вопросами к организаторам этого мероприятия.
Ну, и конечно, столы, уставленные угощением, и снующие по залу слуги с подносами определенно воздействовали на голодного травника благотворно.

В какой-то момент эльф опять отвлекся и оказался вовлеченным в не очень интересную беседу двух джентльменов, спокойно стоящих у стены. Послушав и сказав что-то нейтральное, Арран обнаружил, что остался один - Виолы рядом не было. Погруженный в собственные размышления, он не заметил, как его драгоценная скромно присела в одно из кресел и пригубила напиток из предложенного ей бокала.
Наконец маг нашёл её взглядом, но остался недоволен увиденным.
- Что-то ты загрустила, моя милая, - с полувопросительной интонацией сказал остроухий, подойдя к девушке. - Так не годится.
Виола молча протянула руку и коснулась его ладони. Эльф тут же нежно прикоснулся губами к её пальцам. Перехватил кубок с вином, отставил его в сторону и поймал вторую руку.
- Идём, - Аррандиль потянул любимую за собой, не давай и шанса на спасение от его мимолётного желания поднять ей настроение.
Он стремительно увёл госпожу Иберис в круг танцующих, где как раз зарождалась новая мелодия. Эльф улыбнулся задорно своей подруге и обхватил покрепче её за талию, чувствуя ладонью гладкую ткань её серебристого платья.
- Я уже говорил, как ты прекрасна сегодня? - шепнул он ей на ухо и увлёк в неспешный танец.
Стоит отметить, что для Ноэла любимая была красива и в том дорожном плаще, в котором она была при их первой встрече. Но маг давно знал, что люди смотрят на всё иначе, а человеческие женщины специально подбирают наряды под, скажем, цвет глаз, причём тратят на это много времени, сил и звонких монет. А такая старательность требует похвалы. Ну и ему ничего не стоит сказать что-то подобное, если его сокровищу будет приятно.

+1

10

Гости все прибывали и прибывали, наполняя замок шумом голосов и музыкой, ароматами парфюма и блеском украшений.
Аделинда шла по правую сторону отца, что предоставил ей свой локоть, и ради их с Амели задумки, попросила барона взять под левую руку свою прислугу. Генрих принял ее просьбу скептично по началу, но увидев всю троицу в одном из отражений, понял эффект, которого добивались молодые девчушки в похожих нарядах и одинаковых масках.
Выйдя на свое выдающееся место, чтобы поприветствовать гостей, троица встала чуть шире, и девушки отпустили руки барона, сцепив собственные пальцы в замок перед собой. Подходящие к ним люди пестрили своими нарядами и украшениями. Амели с трудом держалась, Аделинда же быстро поняла опрометчивость своего решения - многие из людей вызывали у нее отвращение своими яркими красками, вычурными нарядами и сбивающими нос ароматами духов. Ей хотелось уйти от толпы, остаться наедине со своими мыслями... или хорошей книгой. Она не любила подобные мероприятия, но, как правильно заметил отец, присутствие наследной баронессы было обязательным в подобных ситуациях.
Поэтому за приветствиями Генриха обе девушки приседали и опускали головы, как по команде, синхронно, разделяя радость видеть очередного гостя.
Когда к де Шоте подошла пара в темных костюмах, Аделинда услышала незнакомое наречие, на котором говорил мужчина. Это несомненно звучало по-эльфийски, но произношение, казалось, было совершенно другим. Амели завороженно расмматривала эту гармоничную пару - бледные, статные, в подходящей друг другу одежде и масках... Это были сумеречные эльфы. Юная баронесса рассматривала их глазами своей служанки, и ее чувство прекрасного захватило от невиданной ранее красоты... а еще кольнула зависть.
Они были вечными созданиями... Как Иминиэ и Гваихир, - они не уведали, у них было столько времени в запасе... Они могли наслаждаться этим миром. В их жизни не было спешки из-за смертности. Больше всего наследница боялась увидеть здесь правителя Ниборна. Она слышала, как отец говорил что-то о политическом союзе, и прекрасно знала, что это означало для нее. Весь реализм, пришедший с возрастом, не мог удержать юношеской досады и обиды о несбыточных мечтах... Родители Линды были исключением из правил... И как же ей хотелось быть таким же исключением... Но, вот она, посмотрите, - слепая, беспомощная, стеснительная... Не может даже заговорить с гостями... Не хочет.
Разочарование... Недоразумение...
А за парой сумеречных эльфов тем временем последовали их светлые собратья - целая семья... И они словно подкрепили мысли баронессы, ведь родители выглядели молодо, лишь немногим старше своей дочери. Девушка коснулась эльфийских глаз напротив - лицо Генриха было испещрено морщинами, его кожа погрубела с возрастом, а на волосах появилась седина... Скачок к глазам отца - эльфы выглядели юно, несмотря на возраст, который мог превосходить их на поколения... Даже их дочь могла быть старше самого барона... Скорее всего, так и было.
- Saesa omentien lle. - В унисон сказали девушки, присев в знак приветствия.
Аделинде потребовался целый вечер, чтобы отработать с Амели фразу, которой ее научила друид еще а детстве, когда Генрих отправил ребенка на лечение к эльфам.
- Вспомнишь солнце - вот и луч... - Волна ужаса прокатилась по сознанию де Шоте, стоило ей услышать упоминание Ниборна от последующего гостя. - ...Франческо?
Ада не знала этого юношу, а потому повторила его имя про себя несколько раз, чтобы лучше его запомнить. Новость о том, что герцог не смог появиться на бале самолично привнесла немного облегчения в ее сознание, но даже сам факт того, что господин Сальгари послал своего подручного, заставил девушку под маской нахмуриться. Скорее всего, этот юноша был отправлен сюда не просто так... Разговоры отца о союзе снова заиграли в ее голове, и на душе стало тяжело. Она не хотела этого союза, но от воли самой Аделинды ситуация зависела мало - она была уже взрослым человеком, к тому же человеком титулованным, а, значит, должна была принимать свою ответственность, даже если она заключалась в браке по расчету и воле Генриха. Линде было горько...

Когда гости разошлись по залу, а барон окружил себя своими давними друзьями, девушки в похожих платьях и одинаковых масках прошли в зал, устроив неспешную прогулку под руку друг с другом.
Так продолжалось ровно до того момента, как к ним не подошел один из молодых людей. Он пригласил одну из девушек на танец... Аделинда беспрекословно уступила эту роль Амели. Она не умела танцевать... Не могла. Это бал был праздником для ее прислуги, и единственной подруги в одном лице. И юная де Шоте хотела подарить ей всю радость, что Амели могла сегодня испытать.
Сама баронесса села с в одно из пустующих кресел у окна и просто наблюдала за торжеством глазами других людей, зацепляясь за тех, что были особенно интересны для нее... в том числе за этих сумеречных эльфов - они были нераскрытой загадкой, и девушке хотелось рассмотреть их со всех сторон... Чужими глазами, или даже их собственными.

+2

11

Генрих де Шоте постарел с момента последней их встречи. В его волосах прибавилось седин, лицо прорезали глубокие морщины, но, тем не менее, в нем прибавилось и некоторой стати, что приходит лишь с возрастом. Впрочем, это никак не повлияло на его обаяние. Он, определённо, узнал старого знакомого и очень ему обрадовался. Непринуждённая светская беседа, изящные шутки про эльфийское постоянство и скорую старость. Кориэна всегда удивляло это в людях: отцы и матери становятся старше, словно передавая молодость своим детям. А затем те продолжают этот круг. В этом была их сила. Короткая жизнь, полная амбиций, всегда заставляла двигаться вперёд все быстрее и быстрее. Но вот подошли новые гости - пара эльфов с дочерью и юноша из Ниборна - и Лорд с сестрой, вежливо раскланявшись, отправились наслаждаться праздником.
  Царившая повсюду уютная атмосфера навевала некое фривольное настроение, и даже некоторая безвкусица нарядов многих гостей не могла его испортить. Ария, улыбаясь, держала брата под руку и наблюдала за людьми.
Как много ярких цветов, - покачала она головой, словно сетуя. — Слишком ярких, как по мне.
Сестра, это ведь люди, - улыбнулся ей в ответ Кориэн. — Их натуре свойственна яркость и определённая крикливость, в этом все они. Куда-то спешат, торопятся…
Ты, как и всегда, прав. Но, всё же, мне иногда жаль, что многим недостаёт степенности.
Мне кажется, тогда они потеряли бы весь свой шарм, не находишь? Думаю, степенности для этого мира достаточно и в эльфах, и в драконах. Что же до остальных… То пусть они живут так, как им хочется.
  Девушка лишь кивнула головой в знак согласия и задумчиво отпила вина из своего бокала. А внимание Кориэна, меж тем, привлекли маленькие отклики силы, словно серебряные нити, тянущиеся от скромно сидевшей в кресле у окна дочери Генриха к гостям. Её слепота, как говорили злые языки, была проклятием за какую-то провинность отца, но, судя по всему, она успешно научилась обходить этот недуг. Эльф с интересом следил за этими нитями. Они все чаще протягивались к тем, кто так или иначе смотрел в сторону него и сестры. Мотивы юной Аделинды были понятны, как элементарная математика. Но вот один всполох силы протянулся к Арии, в этот момент смотревшей на брата. Похоже, стоило уделить наследнице рода де Шоте немного времени.
Ария, за нами пристально наблюдает множество глаз, сейчас принадлежащих одной юной леди, - мысленно обратился Кориэн к сестре. — Как думаешь, стоит ли удовлетворить её любопытство?
Я думаю, да. Тем более, ты ведь уже решил сделать что-то занятное, не так ли? – раздались в ответ мысли Арии.
Именно так, - чародей улыбнулся. — Не хочешь потанцевать?
Ты ведь знаешь, что хочу, - девушка одарила его искренней улыбкой.

  Взяв за руку свою возлюбленную сестру, Кориэн направился в центр залы, туда, где собирались для танца пары. Оркестр как раз взял начало новой композиции, достаточно мелодичной для красивого танца. Обхватив Арию за талию, Лорд принял на себя роль ведущего. Невольно люди расступились, давая место для изящных манёвров. Множество восхищённых глаз обратились в сторону двух пар, ведомых эльфами и, возможно, именно от того двигавшихся с невероятной грацией.
  Но гости не видели того, что творилось по другую сторону разума, в мире, что был знаком лишь некоторым. Кориэн творил волшебство для всего одной девушки – Аделинды. Сначала он полностью заглушил всё, что могло мешать ей смотреть на них с сестрой, всё ненужное, вроде отголосков чужих душ, а затем в наступившей для неё тьме кроме эльфов стало появляться кое-что ещё. Мягкий лунный свет, падающий на поляну, окружённую цветами, пьянящий аромат ночи, сотканный из запахов роз, анемонов и цветущей яблони. Теплота и гармония тайного места, где маленькая девочка со служанкой с интересом наблюдает за танцующей под музыку звёзд парой, думая, что её не видно за цветущим кустом. Мелодия становилась то громче, то быстрее, менялся темп и характер движений, а эльфы словно парили в своём танце. Но вот оркестр затих, завершая свою игру, и партнёры раскланялись, благодаря друг друга. Развеялось и видение, созданное для Аделинды.
  Это были воспоминания далёкого прошлого, рассказанные Лордом в своеобразной манере. Он прекрасно помнил стесняющуюся девочку, прятавшуюся за отца, который тогда ещё был молодым и очень улыбчивым. Но девочка, похоже, совершенно не помнила эти моменты.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Кориэн (07-12-2017 13:11:41)

+5


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Masquerade! Let the spectacle astound you.