http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » я не знаю, где мой причал.


я не знаю, где мой причал.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://image.ibb.co/g5Tvkb/hram_430x548.jpg

Участники: Бхишма и Иримэ.
Время: 10595 год, лето.
Место: Гвиона, храм Играсиль.
Сюжет: Скитаясь по свету, Бхишма искал своё место в огромном мире. И однажды длинная дорога привела его в древний храм Играсиль в столице морских эльфов, где в тишине, покое и понимании начинающая жрица Иримэ уже нашла свой смысл жизни. Быть может, пути их пересеклись здесь не случайно?

0

2

Бхишма никогда не был особо религиозен. Его веру можно описать тремя словами "там кто-то есть", а где "там", и что из себя представляет этот "кто-то" не столь важно. Бхишма был одет в коричневого цвета плащ, его крылья были не видны и, если бы не характерный для Айрес цвет волос, то в Бхишме вряд ли можно было бы признать представителя этой расы. Он слышал, что в храм не прилично входить с оружием, но расстаться с мечом крылатый не мог. Как можно? Опасность может нагрянуть в любую секунду, и стены храма не исключение. Поэтому оружие было тщательно спрятано в складках одежды, и двигался крылатый осторожно, чтоб ненароком не выдать запрещенный этикетом предмет.
Что привело Айрес в сие богоугодное место? Он сам не знал. Да и нужна и причина? Пусть крылатый и не был завсегдатаем храмов, но находил в них красоту, как минимум эстетическую. Людям, эльфам и прочим разумным существам хочется верить, что их боги более красивые, богатые, мудрые, совершенные, чем они сами. И место встречи верующего и бога должно быть соответствующим - более совершенным, выбивающимся из окружающего пейзажа, и как бы говорить всем своим видом: "Это особое место."
Бхишма не знал можно ли встретить в храме бога и можно ли встретить бога вообще. Да, он любил всевозможные знания, но вера, увы, не знание. Она не имеет практического применения, а значит остается субъективным суждением, объектом для размышлений философов, проповедников, миссионеров, а так же предметом спекуляций шарлатанов и другой шушеры, единственной целью которой является лишь получение прибыли и все равно, что она будет заработана на обмане доверчивых существ.
Айрес медленно ходил средь храмового великолепия. Он не чувствовал угрозы, а интуиция редко подводила крылатого.
Он не надеялся найти в этом месте свой путь, не стремился обратиться к богам. Он был скорее на экскурсии.
Потому что, если будучи бессмертным, ты не будешь иногда менять что-то в обстановке, окружении, себе самом, то не долго и вовсе сойти с ума.

0

3

С самого утра жрицы храма возносили молитвы своей богине с просьбами о милости, защите, сострадании. То и дело в древних стенах раздавался тихий шёпот посетителей, которые приходили в святыню со своими целями, ища покоя, утешения или просто потому, что им нравилась атмосфера — двери были открыты для всех, чьи души тянулись к свету. Иногда можно было заметить скользящий по воздуху силуэт небольшой птицы или услышать воркование белых голубок, которым, похоже, тоже очень нравилось это место, не зря же они на протяжении веков появлялись здесь, став негласным символом.
Иримэ, облачённая в простое белоснежное одеяние, с собранными в свободную косу серебристыми волосами, только начинала постигать искусство служения богам, но уже делала некоторые успехи, часто получая похвалу от своей наставницы. Практически весь день юная леди провела в заботах, выполняя всевозможные поручения, и только сейчас выдалась свободная минутка, которую она решила посвятить короткой неспешной прогулке по величественному старинному зданию, погружаясь в свои мысли и мечты.
Очередного посетителя сложно было не заметить, его окружала ослепительная чистая аура, напоминающая какое-то божественное сияние. Незнакомец сразу же привлёк внимание девы, но некоторое время она лишь наблюдала со стороны, стараясь угадать, каким ветром мужчину занесло сюда, ведь тот не был похож на обычного прихожанина и, казалось, решил просто осмотреться, полюбоваться архитектурой морских эльфов или что-то в этом роде. Любопытство Исилиэль, присущее юным дамам и детям, дало о себе знать и не позволило просто пройти мимо, она неспешно и почти неслышно приблизилась к гостю.
Suilanta-elye,1 — негромко произнесла остроухая, её мелодичный голос звучал мягко и доброжелательно, — какая дорога привела сюда путника? — она старалась быть вежливой и ненавязчивой, как учили, но не могла скрыть в ясном взгляде ярких искр интереса, так и пляшущих среди небесной лазури глаз. В полумраке храма высокая фигура странника выглядела величественно и грозно, и, верно, поэтому Иримэ не осмеливалась подойти слишком близко, соблюдая уважительную дистанцию в несколько шагов.

1 — Приветствую вас.

Отредактировано Иримэ (08-10-2017 16:46:32)

+1

4

Наверное, Бхишма не задержался бы в храме надолго. Место пусть и красивое, но все имеет способность приедаться. Айрес провожал взглядом редких посетителей, хотелось быть незаметным, но, увы, это не редко удается, когда твой рост превышает два метра, а аура так и светится... Бхишма не остался незамеченным, может быть, оно и к лучшему, потому что крылатому явно был нужен кто-то, кто скажет что к чему в этом странном месте.
Заинтересовалась Бхишмой эльфийка, которая выглядела юной, но внешность бессмертных существ часта обманчива. Незнакомка была красивой: тонкая шея, белоснежная кожа и приятных голос. Видимо, она обучалась в этом храме жреческому мастерству, или правильнее будет сказать Пути Жрицы? Не суть. А может была обычной прихожанкой, облачившейся в необычную одежду.
Айрес не собирался отказывать себе в удовольствии поговорить с этой прекрасной девой, он слегка улыбнулся, учтиво кивнул и произнес:
‘Quel re. Im minnon mi corda cenon tîn vanesse, heri.*
Эльфийский язык был для айрес родным, он учил его, бегая мальчишкой по улицам Айна Нумитора, он впитал его вместе с правилами эльфийского этикета, с их гуманизмом и традициями. Бхишма никогда не упускал возможности поговорить на этом языке, словно бы на время разговора перемещаясь в далекое прошло, во времена, которые крылатый по праву считал самыми беззаботными в своей жизни. Так же он знал, что эльфы гораздо лучше относятся к существам, которые понимают из язык, это словно дать уважения, показатель того, что ты готов потратить время и силы, чтоб приобщиться к их культуре.
Юная жрица, кстати, не напоминала морского эльфа, а точнее вовсе им не являлась. В этом не было ничего необычного, многие разбредаются по свету, выпорхнув из родного гнезда и оседают в самых неожиданных местах, а кто-то, как Бхишма, и вовсе остается вечным странником. Поэтому встретить лесного эльфа в Гвионе - это в порядке вещей.

* Добрый день, я вошел в храм (чтобы) увидеть его красоты, госпожа

Отредактировано Бхишма (08-10-2017 16:00:45)

0

5

Робкая улыбка появилась на бледно-розовых губах леди Тирон, когда та услышала из уст незнакомца речь на родном языке, с чистым и уверенным произношением. По какой-то причине существа, не являющиеся эльфами, но знающие язык бессмертного народа, всегда вызывали у девушки особое доверие при первой же встрече, быть может, так проявлялось уважение к их труду и времени, потраченному на изучение разнообразных тонкостей и сложностей.
Elye limbe coranar ista-Eldalie?1 — не удержавшись, поинтересовалась жрица, за спиной соединив тонкие руки в замок, потому как просто не могла стоять абсолютно спокойно, держа гордую осанку, сколько бы времени не потратили на это её мать или учитель, постоянно делая замечания. Юное создание, совершенно ничего не стесняясь, с воистину детской прямолинейностью разглядывало незнакомца, гадая, спрятаны ли крылья за его спиной или же перед ней просто необычный человек, ведь одна из старых пыльных книг, коими полнилась домашняя библиотека, повествовала о воинах света, однажды изгнанных богами с небес и до сих пор ищущих прощения. Хотелось убедиться в правдивости этой древней легенды, узнать получше загадочную расу, редкие представители которой, говорят, неустанно странствуют по земле, очищая её от тьмы, и изредка ненадолго оседают в городах. Однако же с порога, даже имени не узнав, забрасывать гостя множеством вопросов было бы, как минимум, некультурно, поэтому дворянское воспитание и скромность поступить так не позволяли.
Ve dhaar esse?2 — спросила Иримэ, и в её фразе проскользнуло устаревшее слово, одно из тех, какие нередко использовали представители древних родов лесных эльфов. Всё же тайное чтение дневников отца оставляло свой след, несмотря на то, что морские эльфы, окружавшие деву с самого детства, имели своё наречие, а матушка настаивала на изучении именно «высшего» варианта языка.
Мимо медленно прошла ещё одна эльфийка практически в таком же облачении, какое было на Исилиэль, и дамы поприветствовали друг друга короткими кивками. Наверное, сейчас остроухая не могла тратить много времени на разговоры со случайным посетителем, привлечённым красотой архитектуры, но и упустить эту возможность не хотела, оправдывая себя тем, что общение с прихожанами тоже является немаловажной частью забот жриц.

1 — Вы много лет знакомы с эльфами?
2 — Как ваше имя?

0

6

Теперь Бхишму не отпустят, не задав несколько вопросов. Это даже хорошо, если учесть, что и сам Крылатый хотел узнать кое-что об этом храме. Эльфийка выглядела сущим ребенком, без зазрения разглядывая Айрес. Он не был против - пусть смотрит, хуже от этого не будет. Чай не проклянет. Были бы сейчас крылья - можно бы было распушиться для пущего эффекта, но, увы, большую часть времени дополнительные конечности покоились за спиной, чтоб не привлекать к себе любопытные глаза прохожих, которые, быть может, не устоят перед соблазном выдернуть пару перышек. Да и белоснежное оперение очень маркое, знаете ли.
Nin nostra im Aina Numitor esse. * - без зазрения совести раскрыл часть своей биографии Бхишма. Он не видел смысла скрывать то, что не может нанести ему вред в перспективе. - Teliaon et Edhel-hina, ar saiton lambe.**
Эльфы - гостеприимный народ, но с Айрес у них были особые отношения. Жить среди эльфов крылатым легко и комфортно, поэтому останавливать и даже ненадолго оседать в их городах - в порядке вещей. Если бы не зов крови, не желание путешествовать, то Бхишма, наверное, так и жил в дивной столице лесного народа.
Жрица, вспомнив этикет, спросила у Айрес имя. Причем сделала это, применив устаревшую форму слова, на этом наречии говорили редкие эльфы, точнее на нем не говорил почти никто, кроме горстки древних родов, чтущих обычаи.
А вы, юная леди, голубых кровей?
Крылатый был приятно удивлен, пусть он не очень хорошо знал эту форму, но представиться уж ему под силу:
Mo ainm Bhishma. - айрес улыбнулся, - A ve dhaar esse, maeth?***
Когда-то давно Бхишма слышал, что некоторые знатные эльфы любят отдавать детей на некоторое время в храм в услужение. Это вроде традиции. Сам крылатый с этим не сталкивался, хотя и часто общался с эльфами, поэтому считал беспочвенными слухами подобные утверждения. Но кто знает, вдруг все же подобная традиция действительно существует?
Вот так на шестом столетии узнаю для себя нечто новое о длинноухих... Хотя казалась я знаю почти все. Чего только не происходит в этом странном и загадочном мире.

* - Я родился в Айна Нумиторе
** - Играя с юными эльфами, я выучил язык.
*** - Мое имя - Бхишма. А как ваше имя, госпожа?

0

7

я безумно скучаю по тем местам, где ещё не бывал мой взгляд.

Услышав о столице великого королевства лесных эльфов, юная леди почти засветилась, её доселе статичная поза оживилась, будто лёгкий игривый ветер пробежался по изящному стану, нежно коснувшись миловидного лица, заплетённых волос. Короткий резкий вдох всколыхнул девичью грудь, едва заметно приподнялись узкие плечи и шире раскрылись любопытные детские глаза. Большую часть знаний об Арисфее остроухая черпала из книг, немногих уцелевших дневников отца и редких рассказов путешественников, бывавших там, ведь мать почему-то отказывалась говорить о своей родине, словно бы это тревожило старую рану на её сердце. И с самого детства назойливое, упрямое чувство безудержно влекло Иримэ к родному краю, которым не смогла стать гостеприимная Гвиона, несмотря на то, что дева именно здесь появилась на свет. Она не знала причину этого зова, не могла объяснить, почему душа так рвётся в дальний путь, но была уверена, что только там, среди древних величественных деревьев и завораживающих своей гармоничной архитектурой построек, сможет отыскать своё счастье.
Ni oio ola-na-pella,1 — тихо призналась девушка и отвела мечтательный взгляд в сторону, словно выдав сокровенную тайну. Жаль, что матушка ни за что не отпустит её в опасную дорогу до совершеннолетия, которое казалось сейчас таким ужасно далёким, да и отнюдь не горела она желанием покидать столицу морских эльфов, чтобы сопроводить дочь. Теперь сомнений в происхождении собеседника не оставалось: айрес, в отличии от людей, Перворождённые свободно пускают в свои священные земли, да и в каждом эльфийском поселении хозяева всегда рады принять крылатого гостя. Синеглазой вдруг стало очень интересно, какого это, рассекая воздух, взмыть в голубую высь и улететь к горизонту, и дыхание перехватывало от картин, которые услужливо рисовало богатое воображение.
Иримэ Исилиэль эр Тирон, — представилась она в ответ, приседая в неглубоком хорошо отточенном реверансе. Своё длинное полное имя Исилиэль предпочитала произносить на всеобщем языке, считая, что на родном оно звучит слишком гордо и величественно, — очень странное оправдание, однако каждый имеет право на своих тараканов в голове. — Lisse ovanta-elye, Bhishma,2 — вновь посмотрев на странника, светлая обворожительно улыбнулась ему, выражая искреннюю радость от нового знакомства. Множество вопросов так и рвались наружу, но жрица не решалась задать ни один из них, боясь показаться надоедливой, бестактной. Приходилось сдерживать себя, вспоминая многочисленные уроки этикета.
Andave mi irin?3 — прервав молчаливую паузу, спросила леди Тирон. Не хотелось, чтобы новый знакомый так просто уходил, к тому же, слишком занятым или куда-то спешащим он не выглядел.

1 — Я всегда мечтала побывать там.
2 — Приятно встретить Вас, Бхишма.
3 — Давно в городе?

+1

8

Для Бхишмы было странно слышать, что юная эльфийка никогда не была в дивном городе. Все же историческая родина. Да и вообще, Айрес было странно слышать, что эльф хочет побывать где-то, но не может осуществить свою мечту. Крылатый легко менял место жительства: ночевки в лесу, лошади, повозки, долгие пешие переходы, стычки с лихими людьми и другими зловредными существами - много чего интересного случается в дороге. Отчего же не ходить в походы? Быть вечным странником - это очень заманчиво, звучит романтично, особенно для пылкой юности. Но мы-то знаем, что у медали есть и обратная сторона? Что же или кто же держит жрицу кроме обязанностей? Может, семья? Родные, друзья?
Hasa mbayn kwarasa - сказал Айрес и с довольной улыбкой продолжил свою мысль: A u magicaltaur raore. Im humt seorn sa alur.*
Бхишма видел, с каким трепетом жрица слушает его. Это приятно, что уж говорить. Рассказывать эльфу о его же родине. Крылатый добро улыбался. Он так свыкся с культурой эльфов, с образом их мыслей, что одно время считал себя с ментальное точки зрения эльфом. Но особенности расы берут свое, несмотря на добрососедские отношения между эльфами и крылатыми, слишком много различий, и жизнь эльфа не подходит Айрес. Быть в пути, охотиться, рисковать - таков путь.
Какой легкий и выточенный реверанс! Сразу видно воспитание. Как Бхишма соскучился по манерам - последнее время он останавливался в оставляющих желать лучшего трактирах. Все, кто отправляется в долгие странствия, не зависимо от количества монет, наверное, сталкивался с такими трактирами, где за умеренную плату постояльцу предложат сеновал или полку, небольшой шкаф и, быть может, если повезет, даже скудную еду, но, ежели таковой не случается, то жирные тараканы, скорее всего, специально выращиваемый для незабываемой атмосферы, готовы заменить и первое и второе и третье блюдо - не зря же они так настойчиво лезут в лицо во время сна? Да и трактирщики - та еще публика, особенно вдалеке от крупных городов, где нет конкуренции. Уж реверанса точно не дождешься.
Mae govannen, Иримэ Исилиэль эр Тирон.** - и вежливо кивнул в ответ, приняв правила игры, Бхишма тоже произнес имя на всеобщем.
Иримэ производила на Айрес исключительно положительное впечатление: милая, аккуратная, вежливая, учтивая. Таким эльфийкам миссионерством только заниматься... Хотя вряд ли хватит настойчивости.
Uin, im si fu arad.***- признался Айрес. Он вообще редко где-то задерживался, но обычно никуда не спешил - к чему бессмертному спешка?

* - Это прекрасный город. А волшебный лес вокруг... Я не видел места лучше.
** - Рад встрече, Иримэ Исилиэль эр Тирон.
*** - Нет, я здесь всего несколько дней.

0

9

Иримэ была достаточно небольшого для лесного эльфа роста — это, быть может, ещё изменится со временем, ближе к совершеннолетию, — но и ей непривычно оказалось слегка задирать голову, снизу вверх глядя на высокого собеседника, который явно выделялся бы из обычной толпы, наполняющей все большие города. В нём сразу видна была цель, с которой боги создали прекрасных крылатых воителей, и из-за этого ясные глаза жрицы светились не только любопытством, но и искренним восхищением, с каким малые дети впервые познают красоту окружающего мира или... безумные учёные смотрят на предмет, который страстно желают исследовать от и до, не упустив ни малейшей детали, сколь бы малозначительной она ни показалась. Кто знает, какое сравнение было ближе юной леди, ведь, как говорят порою люди, в тихом омуте черти водятся.
Nasta, ma ni cen-rya er mi aira parma,1 — ненадолго печаль отразилась на миловидном светлом личике, приподнялись тонкие серые брови, едва заметно дрогнули уголки губ, но Исилиэль быстро смахнула с себя эту грусть, прикрыв глаза на мгновение и легко тряхнув головой, чем заставила несколько бело-серебристых прядей выбиться из длинной косы. Рано остроухой расстраиваться, ведь для исполнения заветной мечты впереди будут ещё долгие годы, даже века или, при должных осторожности и везении, целая вечность, нужно только запастись терпением и упорством.
Limbe lelya-cor Ambar?2 — вновь ненавязчиво улыбнувшись, продолжила расспрашивать нового знакомого Иримэ. Порой, сидя у окна в дождливый вечер, предаваясь меланхолии и наблюдая, как прозрачные капли стекают вниз по холодному стеклу, сливаясь друг с другом, становясь больше, а потом вновь разделяясь, она мечтала повидать не только Арисфей, но и весь белый свет. Отправиться бороздить бескрайние морские просторы, подняться на самую высокую гору, исследовать самые глубокие пещеры, золотые степи, сухую пустыню и густые леса, суровый холодный север и изолированные острова. Познать, понять чужие культуры, традиции, обычаи, завести самых верных друзей, не нажив при этом ни одного врага. Но затем приходило утро, и яркое солнце разгоняло тёмные тучи, а хлопоты нового дня отвлекали эльфийку от фантазий и грёз.
Рядом продолжали то и дело мелькать изящные фигуры в белых одеждах, и дева часто оглядывалась на них, дабы убедиться, что никто не отвлечёт её от этой беседы. Стоять почти у самого входа со временем надоедало, поэтому жрица отошла в сторону, лёгким движением руки приглашая гостя последовать за ней, ведь самое чарующее место находилось в сердце храма. Короткие уверенные шаги Исилиэль были бесшумны и плавны, даже по походке девушки могло сложиться впечатление, что та чувствует себя здесь как рыба в воде.

1 — Жаль, что я видела его только в старых книгах.
2 — Много путешествуете по миру?

+1

10

Бхишма часто ловил на себе удивленные, восхищенные, пораженные взгляды, особенно этим грешили люди, которые случайно увидели за спиной Айрес крылья или просто понявшие по внешним признакам, кто такой Бхишма. Скрыться сложно, когда у тебя рост выше двух метров и волосы не совсем обычного цвета и аура предает нещадно… Да, к вниманию привыкаешь за полтысячелетия, но Ириме смотрела не только с восхищением, но и с некоторым азартом, как у охотника, смотрящего на свою добычу. Конечно, не на простого зайца, а на кого-нибудь удивительно сохатого, которого выслеживаешь ни один день, изучаешь его повадки, идешь по следам, уже уважаешь хитрого зверя за не дюжею хитрость… Такой взгляд ожидаем от охотника, но никак не от жрицы, никак не от эльфийки. И, наверное, Бхишма ужасно ошибся, приписав взгляду Иримэ именно охотничьи черты, которые на самом деле, что вполне вероятно и логично, были просто детским любопытством. Сколько раз сам Бхишма, будучи юнцом, заглядывался на чужестранцев и путешественников? Как он сам смотрел на мирян, впервые выбравшись из своего родного города? Может быть, точно так же?
Heryn, le gari limbe lu. * – произнес крылатый, когда в голосе Иримэ стали слышны грустные ноты. - Le mistoi.
Ах юность! Хочется всего и сразу, хочется бежать за тридевять земель, сражаться с бесчисленными противниками или (учитывая, что Иримэ не Айрес, и подобные порывы вряд ли присущи ее сердцу) постигать культуры десятков стран, городов и народов. Хочется какой-то жизни, чего-то нового. Это потом, после третьего столетия начинаешь думать о том, что пора бы остановиться.
И как же эльфийка вообще оказалась здесь? Жрецом нужно становиться, когда уже осуществил свои планы, сделал то, чего страстно желаешь, тогда можно подумать о тишине кельи, голова не полнится грёзами о далеких странах и приключениях, а храм становится не тюрьмой для пылкой души, а пристанищем души уставшей.
Бхишма был уверен, что Иримэ не останется в этом чудном месте надолго.
Llquen Ambar naen nossnya – улыбнувшись, сказал Крылатый, использовав старую форму слова «дом» в значении «клан, семья», пытаясь облачить тот факт, что является по сути бездомным в философско-романтический флёр. - Im mistoen liquennya cuil. **
Лёгкая, как перышко, Иримэ вела Крылатого куда-то вглубь храма. Может быть, подальше от молящихся?

* Госпожа, у вас много времени. Вы успеете побывать в путешествии.
** Весь мир - мой дом. Я путешествую всю свою жизнь.

Отредактировано Бхишма (15-11-2017 22:52:34)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » я не знаю, где мой причал.