http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Саарх


Саарх

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя:
Саарх - истинное.
Саарх из дома Харлат-Ассарх, старший принц Ритхарта, владыка Пожирателей, Ведающий пути, убийца драконов, хранитель Огненной чаши, крушитель тысячи черепов... и еще тысяча и один титул, обыденный для старшей знати Ритхарта, в которых путается и сам Саарх.
Обычно представляется как Грум.
2. Возраст:
871год/30
3. Раса:
Классический демон
4. Профессия:
Опальный принц, учитель фехтования, коллекционер
5. Внешность:
Встретив демона в обычной жизни его легко принять за пьянствующего в какой-нибудь обшарпанной забегаловке ветерана очередной никому не нужной войны непонятно за что. Разве что демон отличается тем, что не пытается рассказать кому-нибудь душещипательную историю за выпивку. Все те же неровно обстриженные иссиня-черные прямые волосы до плеч, небрежно отрброшенные с мужественного, сохраняющего аристократические тени, вечно хмурого лица с правильными, но слишком резко очерченными чертами. На бледной коже ярко выделяются черные брови, оттеняющие хищные кошачьи глаза насыщенно янтарного цвета. А вечная щетина прекрасно дополняет сухие, загрубевшие от ветров губы. Не смотря на желание фантазии добавить в образ пару застарелых шрамов, их нет. Тело демона способно излечить даже крайне серьезные травмы, не оставляя после них и следа. А вот нечто свежее - бывает. Саарх оные даже не скрывает, считая лучшим напоминанием себе о том, что ему еще далеко до совершенства.
Высокое, ладно скроенное тело с жесткой выправкой скорее походит на напрягшуюся стальную пружину, все ожидающую, чтобы мгновенно распрямиться, неся гибель любому, кому непосчастливилось оказаться поблизости. Это легкое, инстинктивное напряжение, обычно скрывающееся под маской безразличия и ленивой усталости без особых усилий читается каждым внимательным наблюдателем. Если, конечно, кто-то из них заинтересуется этой фигурой.
Облачение мечника не слишком уж и любопытно. Добротно сшитые высокие кожаные сапоги на металлических пряжках, плотные матерчатые штаны свободного кроя, подпоясанные длинным ремнем с богатым поясным набором. Белая батистовая рубаха с длинным руковом - один из обязательных атрибутов. Торс  мужчины плотно обхватывает принесенная из родного мира гордость - приталенный короткий бархатный камзол без рукавов черного цвета, сверкающий золотом пуговиц. Обычно оный небрежно расстегнут до груди. В мирное время он перехвачен еще одним ремнем с красующимися на нем ножнами с угрожающе выглядящим тесаком, поверх алого шелкового кушака. Поверх камзола демон носит кафтан, ну, или как принято было называть в его родном мире - жюстокор. Лишенный всяких украшений, если не считать золотых пуговиц, спускающихся до пояса, длинной чуть ниже колена, бесконечно черный, подобно самой тьме, он редко когда застегивается, обнажая камзол. Вернейших признак того, что мечник готовится пустить оружие в ход - застегнутый жюстокор, поверх которого черной лентой свернулся пояс, перекочивавший с камзола.
В истинном обличье предстает во всем своем аристократическом великолепии. Имея весьма специфические вкусы его можно было бы назвать красивым. Весьма специфические.
Высокий, в рост крупного, взрослого, орка мужчина может похвастаться правильно очерченной фигурой с хорошо развитой мускулатурой. Черты лица, пусть и вместившие в себе нечто звериное, аккуратны,  с тонкими губами, за коими скрываются кинжалоподобные острые зубы с ярко выраженными клыками. Высокий лоб демона украшает роскошная грива длинных, непроницаемо черных волос спускающихся почти до лопаток с редкими мелкими косичками, в кои вплетены небольшие янтарные бусины. Когда-то тщательно вычесываемые служанками - сейчас шевелюра имеет вид давно заброшенной.
Не считая гривы, голову Саарха украшают два длинных, крепких, слегка изогнутых назад рога, начинающихся ото лба. Выглядят устрашающе, но практической пользы несут немного. Все же, один из статусных предметов знати Ритхарта, на оные поднимать кого-то не принято.
За спиной крылья, массивные, кожистые, вроде тех, какими боги наградили летучих мышей. С легкостью поднимают демона в небо, а вкупе с магией воздуха, помогающей справляться с потоками, и вовсе делают из Грума равным самой ловкой птице. Огромной птице. В сложенном виде больше напоминают плащ. И боже упаси кого-нибудь начать их лапать, подобное разрешалось лишь самым близким, а иные могли иметь честь познакомиться с демоном, пребывающем в бешенстве. Дополняют образ небольшие, обманчиво аккуратные когти. С легкостью могут оставить глубокую борозду на камне или разодрать доспехи. С задачей вспороть чье-нибудь брюхо справляются превосходно. К тому же, при необходимости, могут увеличиваться на добрый десяток сантиметров.
Из любопытного можно отметить еще хвост, длинный, лишенных всяческих жал или хотя бы костяных наростов, он больше похож на львиный. Даже кисточка на конце имеется, правда не из шерсти, а черных волос. С шерстью демону в принципе не повезло. Ее нет, даже борода и та не желает пробиваться сквозь ослепительно белую кожу принца. Зато хотя бы хвост подвижен, и не смотря на свою обманчивую хрупкость, весьма силен. Иногда он даже используется как дополнительная точка опоры. Ну или еще одна рука, способная что-либо подать или, при определенной концентрации, даже написать пером. Жаль, почерк становится неважным. Да и вообще, наложницам нравился. Главное, чтобы на него никто не наступил, это еще хуже, чем лапать своими потными ладошками крылья.
6. Характер:
Как и любой из знати Ритхарта, Саарх подвержен великому множеству всевозможных пороков. Но, говоря о нашем демоне, в первую очередь стоить отметить бурлящую смесь из гордыни и жажды славы. Рогатый мечтает стать совершенным, способным, ни много ни мало, бросить вызов самим богам. И дело не во власти или могуществе. Нет, мечник лишь желает подняться на вершину небесного престола и даже чуточку выше. Зачем? На этот вопрос он и сам не знает ответа, находя смысл своего пути в продолжении этого самого пути. Словно бы жизнь всего лишь игра, в кою тот играет с упоением, нескончаемым азартом, готовый ставить все и еще немного. Страсть к развлечениям - еще одна из основополагающих черт его характера, наряду с желанием пощекотать себе нервы. Пожалуй, именно это и движет им в самоубийственных походах за редчайшими трофеями. Мечник охотится на самых опасных тварей с простейшей целью - прославить себя в своих же собственных глазах, получить еще одну дозу дурманящего чувства опасности и приволочь в свое логово что-то ценное. Например, сердце болотного чудища или голову герцога. На какое-то время это усмиряет мужчину, что, подобно ленивому питону, лениво переваривающего добычу, живет повторением воспоминаний. И, не способный справиться с тягой о новой порции удовольствия - Саарх вновь и вновь отправляется в путь, чтобы все еще раз повторилось. Вновь и вновь.
Пожалуй, действительно, лучше бы, подобно иным своим родичам, мужчина бы находил себя в разврате и чревоугодии. Но, к сожалению, принц предпочитает азартные игры и дразнящий ноздри запах свежепролитой крови. Не сказать, что его не интересуют женщины. О, еще как интересуют, но, на фоне безумных, поражающих воображение оргий, что не редки в фамильных дворцах Великих домов проклятого Ритхарта, это лишь цветочки.
Будучи существом высокородным, отличается с детства привитой любовью к искусство, в коем, признаться, не силен. Обладая прекрасным зрением, улавливающим мельчайшие детали, вкупе с демонической памятью, его ловкие пальцы способны изобразить что-либо(обычно банальным угольком на каком-нибудь клочке пергамента), но это второсортная бесталантная халтура в лучшем случае. И то, подобное определение звучит сугубо для того, чтобы не оскорбить вспыльчивого меченосца, скорого на расправу. К слову, демона отличает также мстительность и кровожадность. Уж кем-кем, а смиренным и всепрощающим его язык назвать язык не повернется. Что любопытно, не чурается самоиронии, правда, ключевым в данном случае является само. Неудачная шутка легко может закончиться вызовом на поединок. Или же, банальной лечебной пилюлей из нескольких дюймов высокосортной стали, спешащей как можно глубже познакомиться с внутренним миром обидчика без трогательных прелюдий.
Большой любитель зрелищ и историй. Принц крайне благоволит как странствующим скальдам, так и обычным кулачным дракам. Скачки, дуэли, что-либо выбивающееся из рутины, вроде неожиданного признания в любви к замужней барышне юнца. Особенно, если после этого разгневанный муж решит выпустить кишки мерзавца на волю. Все что угодно, лишь бы не скука.

7. Биография:
Город грехов.
Пожалуй, историю нашего героя стоит начать не с него самого. Его личность, пусть и любопытная, все же не столь интересна, как те декорации в коих младенец появился на свет.
Ритхарт - город в междумирье. Огромный, пугающий, зловеще прекрасный. Город, стоящий на страданиях порабощенных. Город, погрязший в разврате и похоти, алчности, тщеславии, жажде крови и насилии. Город дворцов, город трущоб. Город, ставший Саарху родным.
Величественный дом Харлат-Ассарх, пожалуй, можно было бы назвать образцовым в Ритхарте. Практически безграничное влияние, сотни воинов и тысячи рабов, невероятной красоты дворец в самом центре города, богатство, власть, интриги. Харлат-Ассарх отражал все, что было в ходу в этом мрачном мире. Каждый порок на грязных душах этих темных существ красовался безупречными штрихами. Харлат-Ассарх походил по сути, как и многие иные дома, на маленькие королевства. Что было очень недалеко от истины. Свои законы, свои правители, ну и главное, восприятие себя как нечто отдельное, вынужденное ради собственного благополучия состоять в этом обществе. Хотя, последнее относилось и едва ли не к любому представителю демонической знать.
Кстати о правителях, уж их то не заметить было невозможно. Лиитнуур - владыка города и его обворожительная супруга Аррамбель. Коя, правда, сейчас выглядела не лучшим образом, на шелковых простынях порождая из своего чрева очередного наследного принца. Волей судеб им и был наш герой - Саарх.
Титул, конечно, громкий, вот только мало кто думал о том, что юный отпрыск хоть когда- нибудь сумеет занять престол. Пусть даже его дом и был правящим на протяжении вот уже полутора сотен лет, в мире бессмертных это мало что стоило. Иные дома имели не менее амбициозных принцов, не говоря уже о том, что сам младенец был лишь третьим из братьев. Уже великовозрастных и жаждущих власти. Да и, прежде чем объявлять о родах, мальчику предстояло пройти тест, подтверждающих, что его отцом действительное является Лиитнуур, а не.... да кто угодно. Возможно даже не человекоподобное. Подобное никогда не было редкостью. Младенца бы просто выкинули на съедение зверью, а в городе никто и не заикнулся о том, что супруга знатного демона была беременна. Лишь бы разгневавшийся муж по прихоти своей не отправил бы и благоверную вслед за плодом страстной любви. Это считалось чем-то вроде официального развода. Ритхарт приучал, что доступно все, если это останется тайной.
Саарху повезло. В длинном списке любовниц, отец нашел время и для супруги, понесшей от него плод. Сложно сказать, была ли мать этому рада, первое время младенец ее вовсе не видел. Вскармливали и занимались им исключительно вереница нянек под руководством сестры. Собственно, так продолжалось вплоть до его двенадцатилетия. Юнец обучался и жил отдельно, практически не пересекаясь с семьей. За детскими играми принцу по крупице прививались первые навыки и самое начальное образование. Саарху явно нехватало общения со свертсниками, но до детей слуг его почему-то никто не допускал. Благо хоть не наказывали за мелкие шалости.
Именно с двенадцатилетия Саарха действительно приняли в семью, допустив до общего стола. Демону в это было трудно поверить, но впервые с ним общались на равных, а не как с неразумным. И в тот же день паренек вкусил обратную сторону этого поднятия ранга. Зазнавшись, он, вестимо решив что стал истинным мужчиной Харлат-Ассарха потребовал у сестры поживее подать ему мяса. Всю тяжесть своей ошибки юнец ощутил буквально пару мгновений спустя. Зато узнал сколь же больно может бить плеть. Урок, конечно, полезный, но бывший далеко не единственным.
На следующее утро к нему пришел младший из старших братьев. Буквально вытащив ребенка из постели, он оттащил того в тренировочный зал, где жестоко избил деревянным мечом. Избиение называлось тренировкой, и даже разбавлялось изнуряющими физическими нагрузками с массой теории. Едва добравшийся до кровати принц мечтал наконец-то поспать, но, его уже перехватили, ведя на урок танцев, а с оного на историю, после обеда еще и изучение магии... Казалось, этот проклятый день никогда не закончится, но, в мгновение уснув, стоило голове только коснуться взбитых подушек. Все повторилось. И вновь, и вновь, и вновь. Изо дня в день, за неделей неделя. В течении ближайших восьми долгих лет. Менялись лишь учителя, да материал становился все более и более сложным. Пожалуй, именно тогда Саарх впервые вкусил горечь отчаяния, смирения и ненависти. Возможно, именно она, ненависти и дала парню сил пережить все это. Он ненавидел других, издевающихся над ним, но еще больше себя, слабого, жалкого, не оправдывающего надежд.
Не смотря на безостановочное упрекание юноши в бездарности, даже последний конюх в доме понимал, что Саарх далеко обошел любого из своих сверстников, а к окончанию домашнего обучения бросить ему вызов на поединок из молодых демонов мог лишь безумец. Паренек блистал талантом в искусстве обращения с различными железками, направленными на насилие. Ему пророчили великое будущее как одного из полководцев, удачливого добытчика рабов в самых отдаленных мирах, славно трудящегося на благо семьи, конечно. Пожалуй, даже сам принц считал что его место в казармах академии. Но судьба распорядилась иначе.
Нет, в академию то он поступил, блестяще сдав экзамены и итоговый показательный поединок, впервые в жизни сорвав бурю оваций. Проблемы начались позже - на первой же вводной лекции о междумирье. Паренек, в очередной раз заставив всех усомниться, если ли у него мозги в принципе, вляпался в крайне неприятную историю. Принц умудрился сойти с тропы, попав в водоворот неслучившегося. Место, в коем понятие времени, да и самого пространства ни стоят и гроша.
Он вернулся, сам, спустя трое суток, изможденный, израненный, в обгорелых одеждах, без сапога и со сломанным мечом. Зрелище было то еще, но, на удивление, к Саарху отнеслись с нескончаемой добротой и заботой. Семья буквально из кожи вон лезла, дабы скорее поставить "нашего ненаглядного малыша" на ноги. Даже сестра, неусыпно дежурившая у его кровати, казалась самим воплощением нежности, светившейся в ее глазах. Краткие ее поцелуи руки и лба юноши, казалось, стали нормой, без которой черноволосый не смог бы и уснуть.
Разгадка этих метаморфоз открылась принцу по выздоровлению. Он оказался навигатором - существом, способным самолично прокладывать тропы между мирами и проводить по ним других. И за обладание подобным редким экземпляром многие дома готовы были биться намерть. Ведь с хорошим навигатором процесс грабежей и добычи рабов выходил на совершенно новый уровень, без оформления в приходских книгах и почтовых свитков. А значит, каждый из оных с радостью старался бы переманить юношу к себе, усыновив. О крайне неприятных последствиях для гипотетического глупого принца, согласившегося на подобное, отец семейства полупрозрачно намекнул дважды. И, возможно, если Саарх не заверил всех в своей абсолютной преданности дому, показал бы наглядно.
Именно таким образом вместо обучения как махать заточенными и не очень железками, да руководить воинам, парень стал обучаться как доставить группу головорезов на место в целости и сохранности, попутно изучая как же именно правильно махать заточенными и не очень железками, да руководить воинами. Ну и предаваться изучению той силы, что была щедро розлита по его жилам. Но подобное постигалось почти полностью в домашней обстановке. Благо, сестрица теперь сама желала проводить побольше времени с братиком, старательно налаживая отношения.
Не смотря на возросшие нагрузки, которые сводили все свободное время на нет, Саарх с теплотой вспоминал те мимолетно пролетевшие годы в стенах академии. Не сказать, что у него были друзья. Дружба в этом мире была непозволительной роскошью. Зато он познал сладкий вкус любви, вернее то, чем называлась она в Ритхарте. Мимолетные влюбленности возвеличивались, в них черпали вдохновение многие авторы. А искусство было в особом почете в этом городе. Хотя, не зная иного, принц был счастлив и тому, чем владел. Пороки уже взяли крепко взяли его за руку, ведя по дороге жизни. Дороге, которую столь часто стремились оборвать. Многим домам поперек горла стояла весть о навигаторе в Харлат-Ассархе. Говорят, они даже не могли нормально кушать. А отказывать себе в чем-либо знать не любила. Принц даже привык к кинжалам в темноте и том, что его безостановочно стремятся втянуть в поединки. Последнему, сказать по правде, Саарха даже был рад.
Три десятка лет превратившиеся в мгновение. И вот он - выпускник академии, уже утешивший свою гордыню первыми лестными титулами. Впереди у него лежала долгая, интересная жизнь, приключения, тысячи чувств и эмоций, неизведанные миры, прекрасные женщины и коварные враги. Не юношу, но уже мужчину переполняло чувство эйфории, которое он сумел пронести через многие десятки лет. Дивная, дивная жизнь.
Именно таковой она и была. В лучах славы и успеха. Погрязжая в оргия и пирах, где ты мог получить все, чего только желал. Жизнь без завтрашнего дня, подобно романтическим героям, столь любимой темой творчества местных поэтов. Хотя, пожалуй, одна из страстей одолевала принцом больше иных. Он жаждал своего совершенства. Каждый день тело и разум истязались бесчисленными тренировками. Меченосец не знал к себе пощады, стремясь быть лучшим на том пути, что выбрал многие годы назад. Каждый следующий его поход был опаснее предыдущего. Каждый раз он мечтал о добыче все большей и большей. Наложницы королевских кровей, разоренные дворцы и втоптанные в грязь кавалькадой всадников враги. Разве можно желать что-то еще?
Город крови.
Время - понятие столь относительное для бессмертных созданий. День сменяется днем, год годом, но в сущности все оставалось прежним. Ритхарт напоминал шумный пир, это место никогда не спало. В окнах дворцов кипела жизнь, полная излишеств, моральной грязи и попирания всего непорочного. Предательства, страстные объятия родных сестер, заговоры и интриги - обыденность. Дозволено все, если это останется тайным - таков закон и никто не смел открывать глаза. Каждый житель был вовлечен в этот порочный круг, где, несмотря на клятвы и союзы, в действительности все заботились лишь о себе. И знать, по большей части демоны, отличались в этом более прочих.
Но и улицы кипели жизнью. Хотя, пожалуй, вернее сказать, кипели смертью, своим сладким запахом гнили разлившейся по каждой улочке и проулку. Появляться одному было опасно, особенно, когда мир погружался во мрак ночи. Здесь могли убить просто ради забавы и всюду издавались истошные крики, лязг клинков и мольбы о пощаде, которую никто не получал. Эта проклятая смесь горячила кровь, пугала, заставляла сбросить ленивое оцепенение, вновь почувствовать себя живым. И это было одной из тех вещей, на кои основательно подсел мужчина. Его личный сорт опиума. Его тайная страсть.
И никого поначалу не удивила череда смертей, обрушившихся на Харлат-Ассарх. Несчастные случаи, равно как и смерти по вполне естественным причинам - разве смерть от отсечения головы не естественна? Захлестнули дом нашего принца. Но, беспечно уверенные в своем могуществе, никто не обратил на это должного внимания. В этом месте смерть шагала рука об руку и мало кого могла удивить. К тому же, Саарха вообще мало что волновало, кроме ковки его нового клинка - из меча верховного колдуна одного из миров людей, голова которого стала славным трофеем для навигатора, обзаведшегося личной гвардией, с коей и наводил ужас на далекие земли. Да предстоящим ритуалом - посвящением в хранители Огненной чаши - инструменту выбора правителей. Должность эта была по большей части церемониальной, хранитель лишь отслеживал правильность выполнения ритуалов, да честность в происходящем соревновании. Хотя, какова может быть честность в жестоком обряде, суть которого заключалась в том, что к рассвету из всех претендентов, испивших из чаши в живых должен был остаться только один - будущий правитель этого безумного города.
Удар был совершен неожиданно. Слишком многие жаждали власти, слишком многие были недовольны текущим строем, чтобы остаться в стороне. Шутка ли? Напасть на правящий дом, но сейчас именно это и происходило. Всплохи заклинаний и вспышки пожаров озарили целый район города, а по беглым подсчетам защищавшихся, более двух тысяч воинов пошли на штур дворца Харлат-Ассарх. И дому Саарха никто не помог. Ни один из союзников не выдвинул свои войска в поддержку. Более того, каждый из знатных господ дома, оказавшийся в гостях, мгновенно выдавался на суд агрессорам. Очень скорый суд.
Бой был долгим, кровавым и абсолютно неравным. Особенно учитывая тот факт, что часть солдат разом переметнулась на сторону штурмующих, проявляя чудеса преданности. Собственно, это никого и не удивляло. Никто не хотел умирать, а простолюдинов никто не будет вырезать под корень. Более того, Саарх знал, что уже по утру перебежчики будут присягать под новыми знаменами, вливаясь в армии противников. Но все это будет завтра, до которого еще нужно было дожить. А сейчас лучшему мечу Ритхарта предстояло спасти свою жизнь. Его семья была обречена, ее гибель уже ничто не могло изменить и принц не собирался становиться героем о котором с рассветом никто и не вспомнит. Дома Харлат-Ассарх больше не будет, он сотрется из памяти, словно бы никогда и не существовал. Если только кто- то из знати не выберется из этой мясорубки. И этим кем-то собирался стать Саарх.
Сталь его клинка, равно как и одежда, сплошь покрылись кровью. Меч, стнемительно сверкая в отбоесках пожаров, беспощадно разил нападавших, ведя демона по коридорам дворца. В глазах принца плескалась необузданная первородная ярость и горе каждому, кто имел неосторожность преградить ему путь. Но, в отличии от прочих защитников, темноволосый имел четким план действий. Он собирал семейные реликвии, деньги, все то, что мог легко унести и что имело достаточную ценность, чтобы рискнуть за это жизнью. Из-за угла на мечника выскочило стремительное белесое пятно и клинок, описав замясловатый пируэт, играясь, с хирургической точностью полостную тому по горлу. Это было не осознанное, инстинктивное движение тела, заставившее мужчину на мгновение замереть, наблюдая содеянное. Рядом с ним по стене сползала его мать, старающаяся зажать обильно кровоточащую рану на глотке. Что-то странное кольнуло сердце мужчины, но уже через секунду, мотнув головой, он спокойно переступил труп, направляясь дальше. Эту смерть он тоже записал на нападавших. Да и к тому же, в конце-концов, подобное стоило бы сделать. Женщинам, тем более знатным, попадать в руки врага было нельзя. Смерть для них была лишь милосердием. Врата в междумирье распахнулись пред навигатором, а через минуту враги окончательно взяли этаж, оттеснив остатки обороняющихся еще выше. К рассвету же затихли последние и последние стоны добиваемых раненых. Еще одна кровавая глава безумного мира была окончена.
Город ненависти.
Ритхарт будоражило. Нет, гибель дома никого не смущала, вслух об этом никто даже не говорил. Подобное время от времени случалось. Хоть и  редко с правящими домами. Нет, всех волновало иное. Выборы нового правителя. Старшие дома выставляли своих претендентов, младшие же просто торговались. За отданное пламя можно было многое получить не рискуя жизнью. И быть может, окрепнув, попытать счастье за главный приз.
Город пенился от вскипающей жажды крови и зрелищ, это чувствовалось и на широких улицах и в узких, грязных улочках. Все ждали заката, когда допущенные к чаше изопьют из нее жидкое пламя. Но больше всех жаждал этого сидящей в заброшенной лачуге мужчина в одеждах аристократа, пьющего дешевое вино из местной забегаловки. Он ждал часа мести.
Должность хранителя огненной чаши давала одно важное преимущество - демон прекрасно знал все связанные с оной обряды. В том числе, и выборы нового правителя. И пусть даже Саарху явно нашли замену, его о сложении своих обязанностей никто не уведомлял. А значит как он смел не присутствовать на столь важном обряде? Пусть даже и придя немного раньше.
Принцев встретила уже разожженая чаша, украшенная брызгами крови и совсем недолго продержавшемся на должности новом хранителе, красующемся застывшем на его лице гримасой ужаса. Голова его, правда, лежала в стороне от тела, но это уже мелочи, на которые не стоит обращать внимания. Пожалуй, им стоило бы прислушаться к подобному, столь красноречивому предупреждению, но ритуал должен был быть совершен. Каждый из них по очереди подходил к чаше, золотым кубком зачерпывая пламя и, резким глотком осушив его, растворялся в тропах междумирья. Мерная, зловешая процессия, нарушенная лишь последним из стоящим. Стоящий перед ним принц, совсем еще юнец внезапно поперхнулся, уставившись на торчащее из его груди острие меча, и, выронив чашу, упал на каменные плиты. Счет открылся.
Безумный бал смерти, где в шуме заклинаний и стали кружились принцы, приглашая друг друга на танец. Прекрасный и кровавый. Вот только один из участников вступать в пляски со смертью пока не желал. Тенью скользя по залам и переходам, он был в родном для него междумирье и горе было тем, кто появлялся у него на пути. Оружие демона вдоволь вкусило крови, вспарывая нежную плоть других претендентов. И какого же было удивление последнего из выживших, что едва успев вытащить меч из тела только убитого им противника, уставился на разглядывающую его фигуру в стилизованной под череп маске навигатора. Пожалуй, в чем-то сыграло удивление. Или может жгучая ненависть, сквозившая от Саарха, но то, что произошло сложно было назвать поединком. Пламенеющий меч последнего из дома Харлат-Ассарх перерубил клинок претендента, снося и его непутевую голову с широких плеч.
К рассвету чаша вернулась в церемониальный зал. Потухшая - как признак того, что один из принцев имеет право право до коронации зваться старшим. Вот только кроме нее, в зале оказались и полторы дюжины изрубленных тел принцев. Все те, кого отобрали участвовать в состязании. И вот это уже не входило ни в какие рамки. Экстренно созванный совет старших домов проводил время в одесточенных спорах, сваливая вину друг на друга, а в народе появились первые семена волнений. Безвластие пугало, нарушало тот привычные уклад вещей, что уже столетия был в этом темном городе. Ввергало его в пучину хаоса.
На самых окраинах города, в трущобах, при свете свечей, пробивающемся сквозь щели в ставнях, был еще один совет. Совет тех, кто жаждал отмщения больше, чем чего-либо. Совет тех, кто кого в одночасье лишили всего. Пожиратели, вернее, их жалкие остатки во главе с опальным принцем. Старшим принцем Ритхарта.
С лица Саарха не сходила безумная улыбка. Прервав ритуал престолонаследия он сделал первый толчок родного для него мира к крушению. Дома, конечно же, оклемаются, восстанавливая порядок, но им нужно время. Давать которое демон не собирался.
Когда-то давно, как казалось сейчас, в прошлой жизни, Саарх пробовал себя в качестве преподавателя фехтования. Не сказать что его заботила финансовая составляющая профессии, ему просто нравилось наносить поражения знатным сынкам, прославляя собственное имя. Тогда ему казалось забавным, но позврослев, он оставил наскучившее ему занятие, как прощание написав несколько трактатов по своему ремеслу. Сложно было ответить, талант или же просто прославленное имя принца старшего дома повлияло на продажи, но рукописи оказались более чем успешными, быстро распространившись по всему городу. В любом случае, это занятие сейчас принесло свои плоды. Пусть и шапочно, но опальный принц знал устройство многих дворцов местной знати. И собирался использовать это.
Каждую ночь свора Пожирателей выходила на охоту. Их интересовали не деньги или другоценности, но лишь боль и страдания власть имущих. Всех тех, кто был причастен к гибели Харлат-Ассарх. Ведомые навигатором, они ловко ускользали от стражи, прячась между мирами, прежде чем вернуться в родные трущобы и виртуозно заметали следы. Грязные, в своих когда-то богатых одеяниях, сейчас больше походивших на лохмотья нищих, убийцы легко сумели навести страх на город. Кто-то даже шептался о том, что это божьи посланники, призванные стереть это место порока со страниц книги жизни. Те же, на кого велась охота, знали еще более ужасающую правду. Богов можно было задобрить богатыми дарами. Но как задобрить того, чьи смыслом жизни была месть? Одеяния, знаки Харлат-Ассарх не узнать было невозможно. Равно как и единственного из дома, носившего маску навигатора. И они, совет старших домов, спустили на выживших всех своих цепных псов, вынюхивающих а каждой улочке, присматривающихся к каждому дому.
Время шло и Пожирателей становилось все меньше. Иные попадали в руки палачей, кто-то пал в бою, а некоторых, попытавшихся начать новую жизнь казнили сами товарищи, не прощавшие предательства. Сохранивших верность Саарху было ничтожно мало и он обратил против гспод свое новое оружие.
Ритхарт стоял на рабах. Вся работа, все что давало жизнь дома создавали рабы. И именно в это, самое слабое место, ударили остатки Пожирателей, когда-то сами приводившие в этот мир двуногий скот в кандалах. Загоны были открыты, а их обитателей зазывали бороться за свою свободу. Обитатели трущоб, нищие, освобожденные рабы - все они были брогены на дворцы знати. Безудержные живые потоки, добывающие оружие себе столкнулись со стеной вышколенных солдат домов. И это море разбиралось о мечи воинов. Улицы города обагрились кровью, пожары полыхали во всех районах. Насилие переполнило чашу и расплескалось через край, представая насилием, грабежами и убийством. Захватывающее зрелище, которое лицезрел Саарх с вершины старой башни. Он породил этот хаос и смел любоваться им. Пусть все это и было лишь маневром перед последним ударом.
Бросившие все силы на подавление бунта, знатные дома оказались беззащитны и именно этим воспользовался Саарх в своем безумном плане. У него был лишь один день беспорядков и принц пытался выжать из него все возможное. Убийцы порхали от дворца к дворцу, нападая и тут же отступая, чтобы появиться в ином месте. Они не прощали ни единой ошибки стражников, охраняющих своих господ. Любая, даже мельчайшая оплошность становилась причиной скоропостижной смертиеще одного представителя древнего рода. А за ним еще и еще одного.
Демон не знал сколько точно они убили. Казалось, он словно бы потерял рассудок, бесцельно разглядывая стелющийся на городом дым с крыши гнилой хибары. Впервые за долгие годы с момента его падение на самое дно жизни он был действительно спокоен. Его жажда мести затухла, вестимо, довольная тем морем пролитой крови, что породил опальный принц. Бунт был жестоко подавлен и по городу сновали солдаты, добивающие прячущихся людей. Да и после случившегося, даже чернь врядли поддержит Саарха, а значит, стоило выискать себе новый дом. В этом, наконец-то он закончил свои дела.
Новый дом.
Пожалуй, верно утверждение что самое темная ночь перед рассветом. Ибо последнее время, проводимое в родном для него мире, мужчина выживал в уже привычной ему канализации, питаясь крысами. За его голову было назначено сказочное состояние, да и союзников, кроме так же прячущихся Пожирателей считай не осталось. Ритхарт столь обозлился, что в гневе своем был готов следовать за принцем даже в иные миры. Это уже было выяснено опытным путем. А значит, мужчине надо было бежать так, чтобы не оставить следа. И реалистичным выглядел лишь один вариант - призыв.
Проводя время в медитациях, меченосец прислушивался к отголоскам междумирья, ожидая призыва. Нет, голосов хватало, но все больше сильные, властные, попадасть в пентаграммы коих не было никакого желания. Саарх же желал голос слабый, едва сумевший добраться до этих планов. И его ожидание было вознаграждено. Учуяв зов, демон рывком потянулся за ним, скользя по тонкой серебрянной нити между мирами прямиком к демонологу. Вернее, жалкой пародии на него.
Несмотря на то, что этот отчаявшийся неудачник ему помог, принц не собирался оставлять призвавшего его демонолога в живых. Это было как минимум глупо. Когти коснулись глотки мага, распарывая сладкую, податливую плоть. Отбросив его легкое, залитое кровью тело, мужчина шумно втянул воздух, обращая внимание на окружающую его обстановку. Какие-то затхлые, старые катакомбы. Обстановка конечно, паршивая, но, в отличии от предыдущего "дома", здесь хотя бы не было дикой вони. Внимание мужчины привлекла еще одна действующая фигура. В его глаза уперся взгляд перепуганной эльфийки, что медленно, словно бы в трансе вырвав из уха бирку, протянула ее спасителю.
Демон посчитал этот жест как передачу себя в собственность спасителя. Рабская бирка новому хозяину... Но, вид у девушки был столь восторженный, что принц не сумел сдержать сухой, каркающий смех. Набросив ей на шею веревку с простеньким амулетом-маяком, меченосец вытолкнул свою новоприобретенную собственность в созданный портал, отправляя пока восвояси. Сам же, слуша тяжелую поступь приближающихся воином, вспышкой переместился прочь из проклятых катакомб.
Первоначально принцу следовало обустроить в новом мире, прежде чем пытаться чего-либо добиваться. И для этой цели послужил близлежащий лес, где меченосец оборудовал себе убежище. Туда же были перенесены и большая часть трофеев - устрашающая коллекция темноволосого. Жилище было, конечно, простоватым(со стороны более походящее на свалку), но даже за него мцжчине предстояло побороться с местной живностью, заслуживая свое право считаться хозяином здешних земель. Заодно и пополнились полки с трофеями.
Первый выход в люди состоялся не ранее, чем через семь рассветов местного светила. Чужемирец выкрал еду на рынке, поподслушивал разговоры, да и просто осматривался, подыскивая себе роль в этом чудном мирке. Второй выход был более продуктивным - мужчина пообщался с продавцом рыбы о местных ценах. При этом, конечно же, ничерта не поняв, да ввязался в небольшую перепалку. Какие-то смутьяны хотели снять с демона сапоги. Несмотря на то, что принц старался никого не убивать, в этот раз гнев взял свое. Тесак навигатора вдоволь напился крови, разделав непутевую парочку. Мужчина пришлось споро бежать, покуда не подоспела стража.
Так, медленно, изо дня в день, принц вливался в новый для него мир. Даже подыскал себе работенку - подрабатывал преподавателем в фехтовальном зале местного городка. Не сказать, что платили много, но, все же, это были деньги, которых демону так нехватало. Все оборвал зов маяка. Ее рабыня звала его к себе и принц, как истинный господин, не смел отказать.
В этот раз он переместился в куда как более приятное место. В каком-то зале, заполненного темнокожими эльфами, подле своей собственной статуи. Надо сказать, в этот момент гордыня принца просто распирала. Статуя была шедевральной. В любом случае, не дожидаясь покуда местные остроухие проявлят привычное для них гостеприимство в отношении демонов, с оным Саарх был хорошо знаком по своим походам в чужие мира за рабами, меченосей схватил свою рабыню и телепортировался вон.
8. Способности:
- немагические умения и способности:

Боевые

Виртуозно владеет мечом, автор нескольких трактатов, в какой-то степени диктующих моду в этом ремесле.
Почти столь же мастерски владеет тесаком и, чуть хуже, прочим короткоклинковым.
Имеет огромную теоретическую базу по всем основным типам оружия и способах борьбы против них. На вполне сносном уровне владеет оными, понимая базовые принципы и техники, но, не имея достаточного опыта применения, равно как и желания, это все лишь вторично.
Весьма посредственный стрелок. Если с арбалетом еще способен обращаться на уровне ополченца, то вот с луком все крайне печально. Скорее уж сломает или травмирует себя, чем попадет в цель размером с дом.
Недолюбливает щиты, считая для войны достаточным и одного лишь доспеха.
Способен постоять за себя и без оружия. Но, так-как его техника ориентируется именно на взаимодействие со всевозможным колюще-режуще-дробящим, то без оного демон не столь уж и хорош. Благо, спасает нечеловеческая сила.
Получил прекрасное военное образование в родном мире, не смотря на ряд особенностей, частично применимо и в новом "доме".

Прочие

Хороший наездник. Звезд с неба не хватает, но и упрекнуть не в чем.
Прекрасно умеет выживать. В трущобах получше, но и в дикой местности чувствует себя прекрасно. Способен отследить добычу, найти себе пропитание и пользоваться прочими природными дарами. До настоящего следопыта ему, конечно, столь же далеко, сколь и до небесного светила, но парень старается.
Грамотен, образован, начитан. Свободно говорит и пишет на общем и темном. Способен бегло изъясняться на эльфийском и орочьем
Имеет весьма поверхностные знания в местной истории, культуре и географии. Пробелы восполняются, но весьма медленно.
Способен оказать первую помощь на крайне посредственном уровне. Дальше чем перевязать/прижечь рану и вправить вывих его познания не распространяются.
Не смотря на любовь к искусству и попытки приобщить демона к возвышенному, способен разве что на зарисовки в своих бесчисленных бумажках.
Способен собственноручно выполнять мелкий ремонт одежды и снаряжения. Корявость швов не заметить невозможно, но хотя бы вещь не разваливается.
Готовит, крайне, крайне простые блюда(обычно выбор стоит между жареным мясом и жареным мясом) и откровенно плохо. Хотя, длительная диета из жареных и не очень крыс приучила довольствоваться и столь малым.
Хороший игрок в карты и кости. На удивление редко жульничает.
Абсолютно не умеет распоряжаться деньгами, ибо большую часть жизни провел в состоянии, когда интересоваться доходами и расходами не было особенной необходимости, а после и распоряжаться то нечем было. В связке с предыдущим пунктом временами приводит мужчину в бедственное положение.

- магия:
Магия воздуха - высший.
Магия иллюзий - низкий. Школа изучена крайне слабо, кроме нескольких, постоянно используемых заклинаний.
Видит пути между мирами и способен проходить сквозь них.
9. Оружие и артефакты:

Тесак

http://s8.uploads.ru/t/pFRxj.jpg
Инструмент принесения боли, страданий и преждевременной кончины ближнему своему.  До дальнего, ввиду длины клинка, не дотягивается.  Оружие отличается толстым обухом, порядочным для своего размера весом и устрашающей силой удара. Ковка слегка грубовата, видно, что образец, пусть и явно не дешевый, но не штучный. Хотя, на рабочих качествах это нисколько не сказывается, так что мечнику откровенно плевать. Носится на правой стороне, дабы только обнажив клино,  уже иметь замах для короткого удара в грудь или нежное брюхо противника.

Меч

http://s4.uploads.ru/t/09ZUA.jpg
Артефактное оружие, сменившее множество владельцев и образов, прежде чем попасть в загребущие лапы демона. Выкованное из руды, добытой с падшей звезды(метеорита) величайшими кузнецами и пропитанное чарами, меч имеет одну интереснейшую особенность. Он рубит. Клинок с легкостью может вспороть чешую древнего дракона и рассечь его кости. Пред ним бессильными лучшие доспехи и заклинания. Плоть или дух, призрак или существо живое - все едино. Говорят, им можно убить даже бога. Если, конечно, владельцу хватит сил. "Пламенеющее" оружие черпает магию в своем владельце.  И безразлично иссушит глупца несоразмерившего силы. А так - ультранасилие способно выйти на совершенно новый уровень.
Магически привязано к стальному кольцу-портатору, способно выдергивать меч в междумирье и возвращать обратно по желанию владельца.

Маска

Маска навигатора. Инструмент незаменимый в путешествиях по междумирью, но слабо полезный в обычной жизни. Позволяет находить тропу в неслучившемся. Стилизовано под череп, предохраняет лицо от мелких повреждений. Ну и просто нравится демону, напоминая о лучших днях.

10. Прочее:
~  Аватар подберете сами или оставите это администрации?
Сам.
~  Частота посещения игры? (Хотя бы примерно сколько раз в неделю)
От 1-2 до каждого дня.
~  Опыт игры на ролевых?
Более 5 лет.
~  Контакты (icq, агент или e-mail). Никакие ЛС не будут приниматься!

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

~  Откуда узнали про форум
Рпг-топ.
~ Кодовая фраза из Правил как доказательство того, что вы их читали (вы ее узнаете, она выбивается из контекста). Писать под скрытый текст

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

11. Пробный пост

Отредактировано Саарх (02-09-2017 20:34:32)

+6

2

Саарх
Приветствую

У меня один вопрос: демон как-то пытается скрыть свои глаза, кои остаются кошачьими и в человеческом обличье?

И магия призыва у демонов расовая, ее можно указать вне слота, а вместо нее взять, скажем, те же иллюзии.

0

3

Антоэль
Пока еще нет, не скрывает,  он слишком мало провел в этом мире)
Хммм. Принял и исправил. Как только получит первый втык или ему кто-то подскажет -наложит иллюзию.

Отредактировано Саарх (02-09-2017 20:36:58)

0

4

Втык не получит, но люди как минимум будут смотреть подозрительно )

http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/267-1494756822.jpg
ICQ 408579581

http://s0.uploads.ru/OY1mC.pnghttp://sh.uploads.ru/mQZId.pnghttp://s2.uploads.ru/QUAH1.pnghttp://s3.uploads.ru/xJtca.pnghttp://s4.uploads.ru/gW00s.pnghttp://s8.uploads.ru/3oSZe.png

http://s0.uploads.ru/k9vEc.png

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Саарх