http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Трудности перевода


Трудности перевода

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://thomaskinkade.com/wp-content/uploads/2014/08/lamman.jpg
Участники:
Чантарра, Найриль
Время:
Два месяца назад
Место действия:
Окрестности небольшого городка где-то по пути в Кельмир
Сюжет:
Воровство - для демона дело вполне обыденное. Зачем обременять себя охотой или собирательством в глухом лесу, если вот оно - подойди и бери в чужом дворе? И в этот раз, руководствуясь этой логикой, Чар полез на скотный двор одного из знатных людей небольшого городка. Уж в их-то погребах было чем поживиться! Только вот демон никак не ожидал, что в этот раз ему перейдёт дорогу дриада. 

0

2

Воткнув лопатку в землю, дриада осторожно взяла в руки цветок, освободила его от горшка и осторожно опустила в землю, присыпав его почвой. Отряхнув руки, она поднялась на ноги и осмотрела свою работу. Полторы дюжины лилий, пересаженные из тесных горшочков в свободную землю, развевались на легком ветру, ожидая своей очереди на полив. Казалось, еще недавно Найриль проводила свои дни в лесах, общаясь с животными и слушая деревья, а теперь подрабатывала садовницей у жены какого-то богатого дворянина. Или аристократа. За несколько месяцев своего путешествия, дриада не успела толком разобраться, какие наименования ей следовало применять в отношении многочисленных титулованных особ, что попадались ей на пути.
Леди Инерса - таким именем назвалась хозяйка поместья - оказалась женщиной доброй, и с радостью приняла помощь дриады в саду за символическую плату, даже если им и сложно было найти общий язык. Слабо знакомая со всеобщим языком, Найриль была вынуждена прибегать к жестам, но ей не нужно было объяснять, как сделать сад красивым. Как рассказывала хозяйка, её муж и сыновья отправились в долгий поход, и она хотела облагородить семейное поместье в их отсутствие. Сама работать с растениями она хоть и любила, но ей никогда не нравилась её собственная работа, а вызов садовника из города стоил баснословных денег.
Отряхнув рабочее платье, дриада подняла взгляд на вечернее небо, прислушиваясь к разговорам птиц. Щебетали они о совсем простых вещах: одна про маленьких птенцов, другая про удачную охоту, а третья - про новое гнездо в кроне старого дерева. Птичьи песни всегда успокаивали Найриль, и напоминали ей о доме. Так и сейчас, улыбнувшись, она со спокойной душой продолжила свою работу. Прихватив с собой пустую лейку, дриада направилась к колодцу. В конце концов, цветы сами себя не польют.

+1

3

Сколько себя помнит, Чантарра умел охотиться. Он учился этому с самого детства, лазая по окрестным лесам и ловя разнообразных птиц и зверей для забавы. Дети вообще создания сами по себе жестокие. Человеческие малыши развлекаются, тыкая палочками в жучков и отрывая им лапы, а демонёнок - охотился на тех, кто был покрупнее. Ему приносило несравнимое удовольствие ощущать себя проворнее сороки, быстрее зайца. И даже тогда, когда он жил с тётушкой и не нуждался в дополнительном источнике еды - он охотился, для забавы.
Но сейчас охота была основным источником пропитания для демона, и его детские забавы как никогда пришлись кстати и помогали во взрослой жизни. В отличии от тыканья палочками в жуков.
Вблизи деревень и городов демон и его собака всегда нагуливали себе лишний жирок. Уж как тут не нагулять - столько яств в чужих кухнях, бери и ешь пока щёки не треснут! И как тут отказать себе в удовольствии? Правильно, совершенно никак.
Демон редко появлялся вблизи домов засветло. Обычно - ночью, когда его чёрный силуэт был практически неразличим во тьме. Но в этот раз Чар заприметил небольшой скотный двор позади какого-то богатого дома. Тут был загон со свиньями; два больших амбара - в одном мычали коровы, в другом толпились овцы; курятник с огороженной территорией, на которой в компании рыжих несушек топтались белые гусыни и важные селезни; на свободном выгуле по территории двора бегала стайка гусей и индюков. И вокруг - ни души, лишь дремлет на крыльце амбара старая дряхлая собака, сладко похрапывая.
- Сидеть, - приказал демон, погладив своего пса когтистой лапой.
Собака послушно присела, внимательно наблюдая за бегающей во дворе едой. Не то, чтобы он был сейчас голоден, но вид разожравшихся, жирных индюков пробуждал в собаке охотничий азарт. Ух, как любил Чёрный гонять домашнюю птицу до изнеможения! Впрочем, этим баловался не только он - много раз Чантарра наблюдал, как хозяева лупят молодых псов за их "игры" с птицей. Вот только Чёрного за такие выходки никто не ругал, а если и пытались - рисковали остаться без руки или лица, ибо демон никак не потерпит посягательств на свою собственность.
Но сейчас Чар вовсе не желал нарываться на неприятности - сначала нужно было украсть, а уж потом можно пустить пса порезвиться с чужими курочками.
Подойдя ближе к аккуратному забору, прячась в густой листве растущих вокруг человеческой территории кустарников и зарослей леса, демон убедился, что тут никого не было. Двор действительно был оставлен без присмотра.
В один прыжок перемахнув через забор, Чантарра оказался на чужой земле.
Чем же тут можно поживиться?
Демон наблюдал за этим домом несколько часов: людей тут было не так много - пара служанок, тучная повариха и престарелый дед, что выгонял с утра скотину и чинил покосившуюся сторону забора в коровнике. И зачем, спросите вы, Чантарра так долго выжидал и смотрел?
Мясо и яйца, которые так просто таскать у людей, демону уже приелись. Они ему надоели. А что, интересно, можно найти в доме? Именно для этой вылазки - в кухню и погреба, он ждал целых несколько часов. В конце концов, вряд ли ему дадут всё осмотреть и выбрать наиболее вкусненькое, если он попадётся кому-то на глаза.
И вот, небо окрасилось в вечерние цвета. Молоденькая служаночка пробежалась по двору, собрав в курятнике яйца и подоив коров. Теперь у демона было время, где-то через час кто-то должен будет выйти загнать скотину, так что возможно демон еще успеет по пути прихватить какую-нибудь уточку в придачу.
Стоило Чару пройтись по двору, как скотина тут же всполошилась: птица попряталась в свои домики, коровы обеспокоенно замычали. Мирно дрыхнущая шавка проснулась, почуяв мрак чужой ауры, и поступила весьма умно - сбежала куда-то к дому, поджав хвост. Даже лаять не стала. Хорошо. Если бы собака начала голосить, Чару пришлось бы свернуть ей шею, а пачкать руки о грязную дворовую псину он не хотел - ему этими руками еще в чужих закромах копаться.
Летняя кухня выглядела как небольшая пристройка к дому. Демон не стесняясь заглянул в окно.
- Мариш, отнеси госпоже ужин! - раздался голос поварихи. Девчушка, сидящая до этого где-то вне зоны обозрения Чара, подбежала к столу и забрала у женщины поднос. Чар едва слюной не захлебнулся, заприметив пирожки с ягодами и самый настоящий чай. Только вот всё это вместе со служанкой ушло прочь из кухни, видимо на ужин той самой госпоже.
Повариха, убрав за собой кухню, вскоре тоже ушла прочь, спрятав муку в кладовку.
Вот оно!
Вместо того, чтобы как-то изощряться с конспирацией, демон совершенно внаглую вошёл в летнюю кухню через дверь. Тут не нашлось ничего, кроме пары банок с парным молоком и свежесобранных из-под курицы яиц. А вот кладовка...
Чантарра, не стесняясь, набил сумку до отказа: он забрал баночку с только что приготовленным творогом, несколько мешочков со специями (зачем?), две буханки хлеба и три булки с сахарной пудрой, увесистый ломоть ветчины. Попутно он также поел то, что взять с собой не мог - выудил из бочонка с пару мочёных яблок; отпил немного свежего молока, по вкусу - козьего; и набил полный рот пчелиными сотами с мёдом - это была самая обожаемая демоном деревенская сладость, которую можно было разжевывать, словно жвачку. В руки он взял кругляш свежего сыра, несколько колбасок, а шею его украсили ожерелье из солёных рыбёшек и связка сосисок.
И вот таким, нагруженным продуктами до отказа, его и заметила служанка. Правда, барышня лишь ойкнула, и без чувств осела на пол, со звоном выронив из рук посуду.
Демон безразлично пожал плечами, и, распахнув с ноги дверь, вышел обратно во двор. Нужно было поскорее убираться, а то еще придётся убегать, а там можно и растерять половину прихваченного с собой добра!

+1

4

Дриада уже почти закончила свою работу и уже довольно глядела на прекрасный сад, который еще утром был совсем разбит и почти заброшен, как вдруг она почувствовала странную тревогу, хотя ей и не было понятно, что её вызвало. Страх медленно нарастал, а вместе с ним появилось и ощущение легкого головокружения и слабости. Найриль впервые в жизни чувствовала такое, и от этого ей становилось лишь хуже.
Не прошло и нескольких секунд, как она услышала странный шум со стороны курятника. Садик располагался несколько в стороне от основного двора, но прилегал к загону для кур, и те заметно вскопошились, что было совсем на них не похоже. На служанок, что собирали яйца или насыпали корм, несушки реагировали совсем спокойно, да и в целом были привычны к людям. Утром, увидев дриаду, они вели себя столь же шумно, но та активность была радостной, а сейчас же - беспокойной.
Найриль подняла глаза к небу, и не заметила там ни единой птицы, которые совсем недавно радостно щебетали между собой. Дочь леса знала, что животные чувствуют опасность, и всегда принимала подобные знаки серьезно, а в тот момент она и сама познала, какую тревогу ощущают звери.
Пересиливая инстинктивное желание убежать, дриада пошла в сторону центрального двора. К калитке она подошла на цыпочках, и совсем уж осторожно приоткрыла дверцу, выглядывая наружу. Во дворе было пусто. Необычайно пусто. Даже старой собаки, что едва ли уже могла сторожить дом, там не было, а леди Инерса несколько раз говорила, что животные не имеют никакого права заходить в дом.
Как несушки, так и петухи попрятались по своим домикам, откуда торчали лишь их испуганные моськи. Стоило только Найриль перепрыгнуть через их невысокий забор, как пернатые всем скопом повалили к дриаде, окружая ту со всех сторон. Взволнованные, они кудахтали, пытаясь рассказать, пожаловаться и попросить помощи, но дочь леса едва ли могла разобрать какой-то смысл во всем балагане. Ей было понятно только две вещи: произошло нечто очень страшное, и это очень страшное пошло куда-то в сторону кухни.
Пообещав курочкам, что она со всем разберется, и ничего страшного не будет, Найриль вышла из курятника и, прячась за кустарником, двинулась в сторону той небольшой деревянной пристройки, что служила летней кухней. С каждым шагом ей казалось, что тревога лишь нарастала, и это одновременно и пугало, и обнадеживало. В конце концов, она была на правильном пути, но едва ли она ждала встречи с источником её страха.
Проходя мимо спальни прислуги, дриада заглянула внутрь. В тусклом свете различать какие-либо очертания было сложно, но в самом углу комнаты можно было заметить бедного пса, который сжался в комок и боялся даже высунуть нос. Девушке даже показалось, что она слышала тихое поскуливание, доносящееся изнутри.
- Бедное создание, что же тебя так напугало?
Возле летней кухни было пусто. Повариха с её помощницами уже закончили работу, и только одна девочка переносила посуду из дома. Впрочем, какие-то странные звуки изнутри все же доносились. Подкравшись к окошку и встав на цыпочки, дриада заглянула внутрь и прикусила губу от увиденного. Черная тень копошилась в кладовой, и видны были лишь крупные черные крылья и длинный толстый хвост. Чем конкретно эта тень занималась там, Найриль сказать не могла, но хорошими её намерения быть не могли.
Вдруг раздался женский крик и звук битой посуды. Тень, оглянувшись на бедную служанку, что от страха осела на пол, закончила копаться в еде и направилась к выходу. Дриада сразу заметила тяжелую, нагруженную до отвала сумку в руках этого создания, что сразу же объяснило все его намерения.
- Вор...
Страх Найриль пропал столь же быстро, как и появился, уступив место гневу. Всю свою жизнь дриада старалась быть щедрой и делиться дарами леса с теми, кто знал им цену, но воров она презирала почти столь же сильно, как лесорубов. Стоило этому существу прийти к воротам и попросить, оно бы могло уйти спокойно и с полным желудком, но тихо вламываться в чужой дом, пугать животных до полусмерти и забирать то, что ему понравилось? Такого дочь леса простить никак не могла.
Черная тень, ударом распахнув дверь кухни, вышла наружу, явно намереваясь сбежать с награбленным. Найриль же, выйдя прямо перед существом, посмотрела на него иcподлобья, тихо добавив на всеобщем:
- Вор.
Во дворе было слишком темно, чтобы разглядеть, кем или чем именно была эта тень, но стоя с ней лицом к лицу, дриада смогла понять, что внешне он был похож на человека или эльфа, но слишком много черт - крылья, хвост, рога - выдавали в нем кого-то иного. Кого-то, кого Найриль еще никогда не встречала, но в тот момент ей было не до страха.

+2

5

"Обморок дольше пяти секунд - значит, что-то с головой".
Чантарра не знал, откуда у него эта информация. Просто почему-то был уверен в подлинности данного высказывания. Возможно, где-то услышал, только вот уже не помнил где. Он никогда не интересовался медициной, и вряд ли даже сможет правильно оказать себе первую помощь, если получит что-то потяжелее обычного тычка кинжалом.
На демонах всё заживает как на собаке - спасибо природной регенерации, Чар в своей жизни даже не болел ничем страшнее простуды. И той - только тогда, когда попал в деревню, где гуляло какое-то страшное заболевание. Демон не помнил, какое, но помнил, как люди гибли от него целыми семьями.
"Раз, два, три, четыре..."
И... тишина. Наверное, служанка решила, что ей причудилось, ведь ранее распахнутая Чаром дверь по инерции захлопнулась, и девушка не видела, как демон вальяжно, прогулочным шагом уходит в сторону леса.
Чёрный, что всё это время терпеливо ждал своего хозяина у опушки, нервно скулил. Он видел, как какая-то девочка приближалась к постройке, где хозяйничал демон. Пёс уже давно усвоил, что обычно бывает, если его хозяин сталкивается с людьми: совершенно ничего хорошего. Но как собака могла прийти на помощь, если ей сказали сидеть и ждать? Чёрный никак не мог ослушаться команды!
Возбуждённый и взволнованный, он залаял так громко, как только мог, изредка даже подпрыгивая на месте - лишь бы выполнить свою самую важную миссию и предупредить хозяина о надвигающейся опасности.
- Чё ты там разлаялся, - недовольно зашипел демон, но ответ на вопрос пришёл сам собой: стоило бесу отойти на пару шагов от кухни, как перед его носом выросла откуда-то маленькая эльфийка.
По крайней мере, именно так подумал Чар - эльфийка. Только... странная какая-то.
- Здрасте, - растерянно брякнул демон.
Он очень хорошо чувствовал ауры, и разбирался в них. Он знал, как ощущаются эльфы, причём разные эльфы - за свою недолгую жизнь он несколько раз встречал лесных, дроу, и каких-то еще синеволосых. Косвенно, правда, встречал, и далеко не со всем этим небольшим списком даже взглядом обменивался, но знал - по разговорам вокруг или от самих этих созданий, что это были эльфы.
А вот-это-вот было не эльфом. Или каким-то странным эльфом. Чар не знал, что оно такое. Подобных созданий демон еще не встречал. Понятно было только то, что оно - светлое, и оно - похоже на эльфа, хоть и безбожно низкого для представителей этой расы роста - едва своей макушкой она дотягивалась демону до груди. Хотя нет, оно была даже ещё ниже.
"Карлик какой-то".
Полуэльф? Нет, уж слишком светлая аура - даже не ближе к нейтральной, а именно светлая. Может, полуэльф от кого-то светлого?
В душе Чара заиграло какое-то нездоровое любопытство. Это светлое создание во-первых, его не боялось, во-вторых, выглядело очень даже безобидно и, что странно для светлых - не попыталось его даже ударить или угрожать чем-то... более травмоопасным, нежели её маленькие груди, так кокетливо смотрящие на демона из неглубокого к слову декольте, и грозный-грозный взгляд.
И вот это распрекрасное светлейшиство встало прямо у Чара на пути! Неслыханная наглость.
"Хоть бы испугалась для приличия".
Чар очень хорошо понимал, как сейчас выглядит: большая страшная махина с по-кошачьи отблескивающими в темноте глазами. Ну, и как такое не бояться?! Ох уж эти бабы, совсем от рук отбились! И как таких бесстрашных земля вообще носит!
- Вор, - тихо брякнула девчонка, осуждающе посмотрев на демона исподлобья.
- Где? - Чар театрально огляделся.
Или эта наглость просто не знала, с кем связалась, и что её могут просто по стенке тоненьким блинчиком размазать, или знала настолько хорошо, и была настолько сильна, что не сочла нужным даже попытаться как-либо защитить себя или взять какое-либо оружие, и тогда по стенке размазать могли уже Чара.
В любом случае, лень победила любопытство. Чантарра не собирался как-либо продлевать знакомство и выяснять, к какой из двух категорий принадлежит это создание. Первое - и слава Рилдиру, второе - ну... не повезло, авось сбежим без травм.
Сделав плавный шаг в сторону, демон просто обошёл это маленькое наглое создание.
И трогать-то этого не-эльфёнка было страшно - вот толкнёт её, а она ка-а-ак еще заверещит на всю округу, ка-а-ак переполошит всю усадьбу! А Чару потом торопись, уходи от разъярённого мужика с топором. Хотя местный "сторож" (по крайней мере, других мужчин в этом доме демон не заметил) вряд ли смог бы как-то навредить Чару, но связываться с людьми не хотелось, не было у беса сейчас такого творческого настроения, чтоб еще избивать немощных старцев, пусть и с топором.
Или с вилами, тут уж как повезёт.
Вилы вообще штука универсальная: ими перекидывали сено, убирали навоз, закалывали залезших в амбар лисиц, гоняли молодых демонов...
Обычно, всё-таки, за вилы хватались чаще, чем за топор - они длиннее, а подходить близко к такой рогатой кракозябре как Чар никому не хотелось - ни крылья, ни рога, ни тем более хвост отнюдь не придавали Чантарре вид безобидного пупса.
Впрочем, какая разница - топор это будет, или вилы. Подумаешь, беда какая. Один крестьянин демону не помеха. Даже два, и три. Да хоть полдеревни, Чар-то еще о-го-го!
А вот что тут делает недоэльф - вопрос куда более интересный.
Но не настолько, чтобы демон как-либо задерживал своё внимание на этой барышне да приставал с расспросами. Ему еще это, вторую сумку для припасов где-нибудь надо раздобыть, собаку покормить, место для ночлега найти... столько дел, столько дел!

+2

6

- Не только вор, но еще и наглец, – подумала дриада, буравя взглядом спину существа, вальяжно удалявшегося от неё. Его хвост спокойно покачивался из стороны в сторону, а крылья, подпрыгивая с каждым шагом, казалось, навевают какие-то воспоминания. Отведя глаза в сторону, Найриль судорожно принялась вспоминать, что знакомого было в этом движении.
Ох, Тэя, а я всё думала, что твои истории – выдуманные.
Старшая сестра дриады, Тэя, часто рассказывала совсем уж невероятные истории о странных существах, что жили за пределами леса. Единороги, грифоны, песчаные черви, размером с огромный дуб, драконы, демоны… и как раз о последних она рассказывала страшные байки, пытаясь напугать младшую сестру. Найриль никогда не верила этим историям, ни веселым, ни жутким, и едва ли пугалась при упоминании существ, пришедших из темных и лишенных какой-либо растительности мест.
Однако, эти истории оказались правдой, пусть и частично. Демон, что повернулся к дриаде спиной, не ел медвежат и не пил эльфийскую кровь. Его следы не горели огнем, а глаза не были и близко столь кровожадными, как их описывала Тэя. Он был больше похож на охотников, что пришли в лес не за пропитанием, а за наживой. Полная сумка, что свисала с его плеча, была набита не необходимым для жизни, а просто тем, что ему приглянулось, и это вызывало у дриады отвращение вместо положенного страха.
Она перевела глаза на крупного пса, что сидел за воротами, верно ожидая своего хозяина. Столь же черный, как и сам демон, он был ему под стать, но в остальном был обыкновенным псом, одомашненным волком, который забыл свои истоки и прародителей. Заметив разъяренный взгляд дриады, пёс замолчал и отвёл глаза в сторону, но остался сидеть на месте. Приказ хозяина все еще был приказом.
Несмотря на то, что поместье находилось на окраине леса, леди Инерса всегда считала, что зелени много не бывает, поэтому весь внутренний двор был усажен многочисленными деревьями и кустарниками. По большей части, они росли вдоль стен, пряча внешний забор в своей тени и создавая почти незаметный переход от ухоженной территории к лесу. Дриада чувствовала себя почти как дома, и сила её была полна.
- Тот, кто недооценит силу леса, оценит его гнев, – произнесла Найриль на древнем языке, положив руку на кору стоящей рядом березы, и лес откликнулся мгновенно. Где-то неподалеку завыла стая волков, а деревья словно склонили головы перед хранительницей леса. Демон, по-видимому, и не догадывался, к кому поворачивается спиной, и все так же вальяжно двигался вдоль линии деревьев. Вдруг, старый и мощный дуб потянулся к вору и одной из своих тяжелых ветвей оплел его руку, крепко держа того на месте. Ветви другого дерева потянулись к нагруженной сумке, свисающей с плеча демона, намереваясь отобрать награбленное.
- Не твоё, – сказала дриада на всеобщем, делая несколько шагов в сторону демона. Чтобы посмотреть ему в глаза, ей приходилось задирать голову, но это едва ли смущало Найриль. Долгие годы наблюдения за хищниками научили её, что самыми опасными всегда были небольшие и юркие стаи, а крупные и мощные травоядные легко становились их добычей из-за своей неповоротливости. Дриада чувствовала себя хищником, который загнал зверя в угол, хоть её целью и была лишь сумка с украденной едой.
В доме загорелся свет. Скорее всего, шум в курятнике, а затем и лай собаки демона разбудили всех его обитателей. Открылась дверь, и на улицу вышел крупный, статный мужчина из прислуги леди Инерсы. Еще днем он выглядел слабым и с трудом рубил дрова во дворе – на что Найриль изо всех сил старалась не смотреть – а сейчас, с верным топором наперевес, выглядел разъяренным. Дриада была рада, что его гнев был направлен не на неё. Грозно оценивая демона взглядом, он с опаской поглядывал на ветви дерева, что держали того на месте. Не каждый же день удается стать свидетелем проявления воли лесов.
Вновь послышался вой волков, и они уже были совсем рядом. Если демон решит бежать, то ему придется иметь дело не только с самим ночным лесом, но и с целой стаей волков, что пойдет по его следу. Они не станут на него нападать, но загонят в угол, откуда бежать он уже не сможет, и Найриль надеялась, что лес понял её правильно. Даже воровство не стоило ничьей пролитой крови.
Она сделала еще один шаг в сторону демона и указала рукой на сумку, которая уже начинала оплетаться тонкими и цепкими ветвями.
- Не твоё, – повторила она, смотря демону в глаза без какого-либо страха. Тревога, что беспокоила её, никуда не пропала, но дочь леса вовсе не думала об этом. Она хотела восстановить справедливость, и если ей придется пострадать из-за этого, то так тому и быть.
Почему она столь сильно желала защитить этих людей? Дриада и сама задавалась этим вопросом. Всю свою жизнь она посвятила защите лесов от этих самых людей, а теперь вставала на их сторону. Несмотря на то, что они были совсем не похожи на диких животных, несправедливость была единой в обоих мирах. И несправедливость была тем, чего Найриль стерпеть не могла.

+1

7

"И бывает же так... как это там называется? Закон подлости?"
Вот почему-то с Чантаррой подобный закон работал примерно так же часто, как и законы физики - постоянно и неоспоримо. Только стоило демону начать жить размеренно и спокойно - не натыкаясь на всяких там охотников за рогатыми головами, не выискивая на свой хвостатый зад приключений, как эти вот самые приключения начинали находить его сами!
Правда, в этот раз всё оказалось несколько интереснее, нежели какие-то там люди с вилами или даже святой водой.
"Ну и правильно, долой банальщину!" - подумал демон, оказавшись в плену не хитроумных цепей или верёвок, сплетённых специально для ловли подобной Чару пакости, а самого обыкновенного дерева! Мать его, обычного дуба, до этого мирно растущего себе и веточками покачивающего на тёплом летнем ветру!
Ветвь старого дуба обвила руку демона словно удав, намеревающийся сожрать свою жертву. Чар хорошо помнил рассказы об этих огромных змеях, хотя в жизни никогда таких не видел. Если подобная тварь схватит - то уже не отпустит, не лишившись головы или не удушив свою жертву.
Демон выронил харчи, так бережно прижимаемые им к груди. Чёрт дери это триклятое дерево, Чар так давно не ел хорошего сыра!
Всё было слишком неожиданно, и демон поначалу не уловил никакой связи между ожившим дубом и как-то необычайно спокойной девушкой за его спиной. Первое, что ударило в голову пленника - страх, а затем он сменился холодным расчётом и злобой.
Ну уж дереву-то Чантарра не проиграет!
Свободной рукой он впился когтями в кору, шипя и пытаясь высвободиться. Демон был силён, а его когти - острые и крепкие. Щепки летели только так, но ветка была слишком толстая, чтобы расправиться с ней быстро.
- Не твоё, - раздался голос девчонки.
Демон на секунду замер, прекратив попытки выбраться и подняв полный ярости взгляд на эльфийку, которая подошла к нему так близко, и смотрела на него так осуждающе, что Чару на мгновение показалось, будто бы он обычный нашкодивший мальчишка, а не страшное чудовище! 
Чантарра всегда гордился свои обличием. Он был изящен, страшен и красив. Всё его тело, как у хищного зверя, было предназначено для одного - убийства. Крепкие когти, рога, костяной наконечник на хвосте - это было оружием, не уступавшим человеческим мечам и копьям. Демон одним ударом мог бы сломать этой девчушке хребет, и это, чёрт побери, не было преувеличением.
Но она смотрела на него, как на нашкодившего мальчишку!
Чар опешил от такой наглости. Конечно, далеко не все встреченные им создания пугались его - многие видали чудищ и страшнее, многие вообще не считали Чара страшным. Но он никак не ожидал встретить подобную храбрость от этого маленького не-эльфёнка. Впрочем, если эта дама управляла деревьями, то уверенность её была понятна.
- Не твоё, - повторила барышня.
- Всё что нашёл - всё моё! - огрызнулся Чантарра, прижав уши.
Свои же слова придали демону уверенности - как в своей правоте, так и в том, что он способен победить это дурацкое дерево! Тем более, что к нему уже тянулась вторая ветка, а попадать в подобный плен Чару не хотелось - в доме уже проснулись люди, и вот на крыльце стоял мужик с топором в руках. Стоит только ему перестать тупо таращиться на происходящее, и у беса будет на одну проблему больше.
Загнутым в обратном направлении шипом на хвосте Чар впился в ветвь и резко дёрнул, разрывая и ломая древесину. Теперь "удав" был достаточно покоцан, чтобы Чантарра одним рывком руки переломил ветку в том месте, где она переходила на его конечность. Отделившись от пленившего его дуба и оказавшись на свободе, бес взмахнул крыльями и отпрянул в сторону, заодно ломая тоненькие ветви, что вцепились в его сумку. В нескольких местах, правда, её всё же порвали - но недостаточно сильно, чтобы оттуда начали вываливаться продукты. 
Впрочем, и этого было достаточно, чтобы сильнее разозлить демона. Это была его вещь!
- Вот же пристала, окаянная! - выругался Чар, когтями сдирая со своей руки остаток "удава".
Наконец, он полностью освободился. Нужно было уходить, и как можно скорее. Вытаскивать потом топор из своей спины не очень-то и хотелось, а если какое-нибудь дерево схватит его опять, то кто знает, удастся ли Чару избавиться от мужика и не получить по шее. И несмотря на то, что демон находился на достаточном расстоянии от дуба, вокруг были кустарники, трава, и корни - у таких старых деревьев они огромные, и наверняка тянутся в земле едва ли не по всему двору.
Если эта не-эльф управляет природой, то, стало быть, волки горланили тоже не просто так. Волков демон не боялся. С самого своего детства ему не составляло труда справляться как с одним, так и со стаей. Но вот если там окажется медведь или еще одно сумасшедшее дерево? Или и то и другое? Отдельно взятый косолапый еще не представлял для Чара серьёзной опасности, но вот в тандеме с деревьями это была гораздо более серьёзная опасность.
Интересно, что неприятней - быть разодранным огромным зверем, или медленно умирать в силках от удушья?
В любом случае, на себе ни то, ни другое демон испытывать не собирался.
- Не хворай, малявка! - попрощался бес, оттолкнувшись от земли и взмахнув крыльями. Пока целы его драгоценные крылья, Чантарра всегда найдёт путь к отступлению.

+2

8

Смотреть на то, как демон когтями рвет ветвь дуба было больно, но едва ли дриада могла что-то с этим поделать. Она лишь отводила взгляд в сторону и старалась не замечать ужасных звуков. Старый дуб держался так долго, сколько мог, но в конце концов его ветвь пала на землю, а чернокожий вор, взмахнув крыльями, оторвался от земли. Заметив, что он уходит, сторож поместья перехватил свой топор и бросился к демону, но его взмах не задел и лапы последнего - смотря на них снизу-вверх, Найриль обратила внимание, насколько больше они были похожи на звериные лапы, нежели на человеческие ноги. Сторож, яростно взревев, бросился обратно, ухватился за тяжелые вилы и что было сил бросил их вслед улетающему. Несмотря на то, что бросок был невероятно сильным, он оказался слишком неточным, и инструмент в лучшем случае поцарапал лапу демона, приземлившись где-то в лесу.
Когда дуб, схвативший чернокожего, лишился своей ветви, то казалось, будто ожило каждое дерево во дворе. Их ветви в унисон потянулись за демоном, пытаясь ухватить того за плечи, крылья, ноги или хвост, но им совсем немного не хватило длины. Несмотря на это, еще несколько минут они тянулись за вором, пока тот не растворился в вечернем небе.
Дриада подошла к раненому дереву и прикоснулась к оторванной ветви. Мягко проведя по ней рукой, дочь леса прошептала на древнем языке:
- Ты хорошо справился. Наш Отец гордился бы тобой.
Поврежденная кора начала восстанавливаться под руками девушки, обрастая новыми крошечными листочками. Конечно, старая и толстая ветвь не могла восстановиться сразу, но Найриль сделала все, что было в её силах. Похвалив дуб еще раз, она кивнула, и тот вернулся в свое изначальное положение, подняв пышную крону к увядающим лучам солнца.
За спиной дриады послышались мягкие шаги. Повернувшись, она увидела леди Инерсу в ночном платье, которая смотрела на неё одновременно со строгостью, страхом и недоумением. Скосив глаза на оборванную ветвь дерева, что осталась лежать на земле, хозяйка строгим голосом спросила:
- Что здесь произошло?! Найриль, я требую объяснений. Я наняла тебя, чтобы ты ухаживала за садом, а не ловила здесь… Да кто это вообще был?!
Дриада тихо вздохнула, уловив суть вопроса больше по интонации, нежели по значению слов. Она указала рукой на приоткрытую дверь летней кухни, откуда за всем происходящим наблюдала служанка, ранее напуганная демоном.
- Был вор. Поймаю.
Не зная формального жеста прощания, Найриль кивнула глядящим на неё людям и сделала шаг в сторону калитки, но хозяйка тут же окликнула её:
- Стой. Я видела, что ты сделала в саду, и я считаю, что наш уговор выполнен. Твоя плата.
Сторож сделал несколько шагов вперед и передал дриаде небольшой тряпочный кошелек с несколькими монетами внутри. Дочь леса так и не поняла истинной ценности денег, которая, оказывается, еще и не была одинаковой во всех землях, поэтому приняла то, что ей предложили и вновь кивнула, теперь уже в благодарность. Подвязав кошель на пояс, дриада открыла калитку и тут же была вынуждена сделать шаг в сторону.
По ту сторону забора стояла серая волчица, держа в пасти вилы, совсем недавно брошенные в улетающего демона. Когда дорога оказалась свободной, она вальяжно вошла внутрь и положила инструмент прямо перед сторожем, столь же спокойно и грациозно выйдя после. Найриль вышла следом и закрыла калитку, оставив группу людей с их восхищенно-смущенными взглядами позади.
Стая волков, которую она призвала, ожидала её здесь же. Всего их было семеро. Во главе с крупным белым волком, чья морда была украшена несколькими шрамами, они мирно ждали дриаду, нетерпеливо поглядывая в том направлении, куда улетел демон.
Дриада, прожив всю жизнь вместе с лесом, вновь удивилась тому, насколько хорошо лесные звери понимали её мысли. Отправив зов, она не уточняла, зачем ей нужна помощь, и кто именно должен к ней прийти, однако эта небольшая стая, оказавшись рядом, тотчас же примчалась к ней. И даже трюк с вилами волчица совершила по своей воле, ведь, как она сказала дриаде, это показало бы силу и власть последней, на что Найриль лишь посмеялась, погладив зверя по голове. Хотя, конечно, она была права. Люди во дворе вряд ли теперь станут сомневаться в том, кем именно является их скромная садовница. Легенды о лесных дриадах они наверняка слышали, если и не встречались раньше лично.
Черного пса, что был за воротами совсем недавно, и след простыл. Скорее всего, как подумала Найриль, он побежал вслед за демоном. Если он был настолько послушен, что оставался на месте даже когда его хозяину угрожала опасность, то он и не сбежал бы даже при виде стаи волков.
Серая волчица, обнюхивая землю, наткнулась на след пса, который вел куда-то вглубь леса. Многозначительно посмотрев на дриаду и получив одобрительный взгляд в ответ, она двинулась вперед, а стая пошла за ней. Сама Найриль и белый вожак оставались позади. Девушка вкратце рассказала ему о том, что произошло, и о своем плане действий. Она не сомневалась, что выследить демона в лесу ей не составит труда, а вот что случится при встрече – ей еще оставалось продумать.
Дриада посмотрела на свою ладонь, над которой закрутился крошечный вихрь мерцающего песка. Заклинание магии земли, которому её научила Тая. Что-то подсказывало девушке, что оно ей сегодня пригодится.
- Сверкающая пыль, не так ли? – подумала она, вспоминая его название.
Сжав ладонь и рассеяв песок, дриада побежала вслед за волками. Найриль была уверена, что след приведет их куда надо, а если нет, то долго думать о том, как в лесу найти крупного крылатого демона, ей не придется. По крайней мере, когда тот решит приземлиться.

+2

9

Полёт долго не продлился. Чар не хотел улетать слишком далеко - чтобы Черному не пришлось плутать, выискивая запах своего хозяина. Конечно, как бы далеко не убежал от него демон, собака всегда каким-то чудным образом находила своего хозяина. И бес не сомневался, что так будет и дальше. Чёрный его найдёт, всегда.
Но едва ли в этот раз была необходимость залетать в самую чащу. Не-эльфийка его более не волновала - раз от неё было так легко удрать, значит, можно и не беспокоиться.
И, всё же, что это было за создание? Не эльф, не человек. Можно было бы подумать, что какой-то маг-эльф, но нет, аура ну совершенно не могла принадлежать эльфу! Или Чантарра чего-то не знает об этом разношёрстном народе?
"Ну и Рилдир с ней. Отстала и на том спасибо".
Демон был собою всё же доволен, хоть и потерял некоторую часть награбленного. По крайней мере, связка сосисок так и осталась болтаться на его шее, и содержимое сумки никак не пострадало. Наконец человеческая еда, да еще какая! А то всё хлеб да пирожки, яйца и куры - всё страшно приелось!
А сегодня можно пировать.
"Как же мало для счастья надо. Ну, как, мало... я бы еще не отказался от чего-нибудь сладенького. Фруктов. Интересно, кто-нибудь тут выращивает персики? Хотя какие персики на таком западе..."
- Ну что встал, иди сюда, - пробурчал недовольно демон, подзывая пса к себе.
За то время, что они плутали вокруг этого небольшого городка, собака значительно отъелась. Конечно, простому крестьянину вряд ли это было заметно - поджарое борзое тело всегда было излишне подтянутым, и порой так и назревает вопрос - хозяин, ты свою собаку вообще кормишь? Но на самом же деле Чёрный был упитан. Даже слишком. Трогаешь его мохнатое брюхо - и оно всё такое мягенькое, за жирком даже мышцы едва ли прощупываются. Трогаешь его бок - и не дотягиваешься до рёбер, хотя, насколько демон помнил, в норме они должны прощупываться - не выпирать, но чувствоваться.
Отъелся, что сказать. Колобок!
- Твоё, - демон кинул псу связку сосисок, а сам же принялся уминать творожок, выскребая тот из банки голыми руками. Манерам Чар был не научен, да и ложек у него с собой, собственно, не было. У него их вообще никогда не было, - приятного аппетита.
Проголодавшийся пёс тут же принялся уминать сосиски, довольно почавкивая.
"Только сахара для полного счастья не хватает"
Без сахара творог был несколько кисловат.

+1

10

Как Найриль и предполагала, черный пес привел стаю прямо к своему хозяину, и даже не пытался никак запутать следы. Пусть собаки и были умными и невероятно верными животными, они часто росли в одиночестве, вдали от отцов и матерей, и никто не мог передать им свой жизненный опыт. Волки же, напротив, жили и охотились в стаях, и молодняк, пусть и не всегда оставался частью этой стаи, но успевал перенять полученные кровью и болью знания.
Стоя в тени деревьев, дриада смотрела на сидящего на поляне демона. Уплетая что-то из банки, он не казался настолько жутким, как выглядел во дворе поместья. Свет луны, что уже успела сменить своего яркого небесного брата на важном посту, придавал его виду даже нечто романтическое... в слегка извращенном значении этого слова. Собака лежала совсем рядом с ним и тоже довольно поедала связку сосисок. Связку украденных у честных людей сосисок.
В своих мыслях Найриль уже перебрала несколько вариантов их встречи с чернокожим. Больше всего она думала о внезапном нападении со спины, хвата противника ветвями и корнями деревьев, и потом, когда тот не мог пошевелиться, она уже могла спокойно забрать сумку с продуктами. Наверняка этот план был бы успешен, но дочь леса не могла заставить себя напасть на кого-то, кто на самом-то деле не угрожал ни ей, ни лесу. Тогда сама она стала бы агрессором, а это было совсем на неё не похоже.
Тяжело вздохнув, дриада рассеяла подготовленное песчаное заклинание и посмотрела на волков, что окружили всю поляну по её команде. Они тоже держались в тени, но были готовы в любой момент наброситься на цель их охоты, ожидая лишь приказа вожака, стоящего рядом с самой Найриль, которая все стояла и не могла решиться ни на что. Какая бы линия поведения не приходила ей в голову, все они казались слишком агрессивны. Глубоко погрузившись в свои мысли, она и не заметила, как та серая волчица, что любила проявлять инициативу, мягко ткнула носом девушку в ногу. Вернее, туда, где был подвязан мешочек с деньгами, что дриада получила за свою работу в саду. Словно проснувшись, Найриль схватилась за кошелек и через секунду улыбнулась волчице. План действий образовался словно сам собой.
Дочь леса сделала шаг в сторону демона, выходя из тени, и волки тут же последовали её примеру, мгновенно окружая чернокожего со всех сторон. Они держались на почтительном расстоянии и не выражали агрессии, но ясно давали понять, кто был главным в этом лесу.
- Я вновь обращаюсь к вам за помощью, почтенные дубы, - взмахнув рукой, произнесла дриада на древнем языке. - Закройте ветвями небеса, дабы даже крылья не помогли избежать нашего гнева.
Деревья послушались, и уже через несколько секунд все открытое небо над поляной оказалось затянуто ветвями и листвой. В почти полной темноте повисла тишина, и Найриль добавила, обращаясь к кому-то в глубине леса:
- Прошу, осветите наш путь.
Поднялся легкий гул и вдруг отовсюду на поляну рванули многочисленные светлячки, стараясь угодить хранительнице лесов. Кружа низко над землей, они создавали достаточно хороший уровень освещения, чтобы дриада и демон могли общаться комфортно. Глаза последнего создавали впечатление, что ему не слишком нужен был свет, но Найриль, не наделенная ночным зрением, была вынуждена просить помощи у леса.
Она посмотрела на чернокожего, перевела глаза на сумку с продуктами, и произнесла уже на всеобщем:
- Не хочу драться. Верни. Не твоё.
С этими словами она сунула руку под платье, отвязала кошель и протянула его волчице, что стояла совсем рядом. Зверь принял мешочек и медленным шагом двинулся к демону. Положив его в нескольких шагах от крылатого, она отошла назад, но не вернулась к дриаде, а вопросительно смотрела на сумку, ожидая решения. Найриль очень надеялась, что вор согласится решить все миром, ибо ей не хотелось, чтобы кто-либо пострадал. Ни она сама, ни стая, что её поддержала, ни демон, ни его пёс никак не были виноваты в чем-то настолько, чтобы проливалась кровь.

0

11

Нет, всё-таки не-эльф оказался куда более настырным, чем могло показаться на первый взгляд. Любой бы здравомыслящий человек и некоторые не-человеки определённо ушли бы восвояси. Мало кто, на самом деле, ищет встречи с демоном, мало кто выживает обычно после таких встреч или остаётся при своём имуществе... и конечностях. И мало кто из целых счастливчиков решает намеренно преследовать тёмных. И даже несмотря на то, что Чантарра не был таким сильным и злым, как большинство его собратьев, испытывать судьбу и терпение демона решались не многие. У него же, в конце концов, на лбу не написано, что он совершенно туп в магии и умеет сражаться разве что собственным хвостом.
И вот скажите пожалуйста, откуда в этом маленьком хмуром как грозовая тучка создании столько упорства?
"Коза упёртая," - недовольно фыркнул демон, нахмурившись. Он даже встал не сразу, хотя присутствии волков заметил, как только они появились. Волки не были угрозой ему. Они могли угрожать Чёрному - но если с этой волосатой неказистой мочалки упадёт хоть клок шерсти, демон выпотрошит кишки каждому из здесь присутствующих до последнего волчонка, и оставит их умирать в муках.
Но вот когда ветви закрыли небо над поляной, уверенности у Чара слегка поубавилось. Он прижал уши, стараясь не показывать своё беспокойство, но от происходящего было, мягко скажем, не по себе. Демон не любил водиться с тем, чего не знает или не понимает. Ведь непонятное, неизвестное - чаще всего еще и опасное.
Девушка не спешила нападать, но кто знает, что за жучки обитают в её голове. Сейчас она не нападает, а через секунду натравит своих шавок и задушит демона корнями деревьев.
- Не хочу драться. Верни. Не твоё, - только и сказала малышка.
Демон удивлённо навострил уши.
И всё?
- Опять заладила! - раздражённо выдохнул он.
Насколько это нужно быть упёртым созданием, чтобы преследовать тёмного из-за какой-то сумки? Тут же еды всего... всего... да для дома, в котором он это забрал, всего ничего. Чай не последнюю корку хлеба отобрал у бедняка. И с чего ему, скажите на милость, беспокоиться об этом? И с чего беспокоиться этой вот не-эльфийке?
"Принципиально что ли".
Что ж, демон тоже был отчасти принципиален. И он не уступал своему беспокойству или страху, тем более не уступал честно заработанное. И не важно, что награбленное - воровство это тоже, знаете ли, труд!
Прежде, чем Чантарра сформулировал ответ, один волк повёл себя крайне странно. Будто дрессированная собака, она положила перед демоном мешочек с, судя по звуку, монетами. И монет там было предостаточно, что свидетельствовало если не о глупости, то о невероятной наивности стоящей перед Чаром девушки. 
Демон присел, по-хозяйски подцепил коготком мешочек, навскидку измеряя его вес и предположительно подсчитывая, сколько там может быть. Даже самыми мелкими монетами, выходило неплохо. Что ж, подобная... компенсация Чантарру вполне устроит.
- Что ж, дорогуша... как там тебя?... впрочем, не важно, можешь не говорить, мне всё равно, - Чар выпрямился, вальяжно размахивая хвостом из стороны в сторону, - иди-ка ты восвояси. Домой иди, уже поздно. Родители беспокоиться будут, или кто там у тебя там.
Демон прицепил мешочек с монетами к поясу. Что ж, теперь у него есть деньги. Уже неплохой исход дня!
- Видишь ли, - начал демон, - со мной тебе лучше не торговаться, я не бабушка с рынка.
Отдавать свою сумку он конечно же не собирался. Да за кого вы его, в конце концов, принимаете?
- Это - моё, - демон указал на висящую на плече сумку, - и всё что в ней - моё, - упёрся он, - и деньги ты сама дала, я не просил.
Чёрный редко когда контактировал с другими собаками, а с волками - вообще никогда. Он трусливо прижал хвост, и жался к ноге хозяина. Вся эта ситуация ему совершенно не нравилась! Псу оставалось лишь надеяться на благоразумие своего "вожака".

+1

12

Закрыв лицо руками, Найриль медленно вдохнула, столь же медленно выдохнула и, устало опустив руки, задрала голову к ветвям деревьев. Каждое растение на опушке леса словно замерло, ожидая реакции своей хранительницы. Казалось, даже светлячки замерли в воздухе, боясь лишний раз махнуть крыльями, вызывая на себя гнев дриады.
- Неблагодарная тварь, – раздалась в тишине тихая, но невероятно отчетливая фраза на всеобщем языке. Найриль вскинула руки, направив их на демона и его пса. Повинуясь её жесту, из земли, на которой стояли черные, вырвались многочисленные корни, крепко обхватывая лапы своих жертв. Дриада резко развела ладони в стороны, отправляя пса куда-то в сторону волков и одновременно заваливая демона на спину. Вновь наведя руку на цель, она резко сжала кулак, и все тело крылатого практически мгновенно оказалось оплетено твердыми, толстыми, старыми корнями, не давая тому пошевелить ни единой конечностью. Особое внимание было уделено мощному хвосту, который и вовсе оказался закопан глубоко в земле.
- Почему ты сразу меня не послушал, придурок?! – воскликнула девушка на родном языке, подходя вплотную к прикованному противнику. - На кой черт тебе сдалась эта проклятая сумка?!
Она вновь яростно сжала кулаки, делая хватку вокруг тела демона столь крепкой, как только могла. Во взгляде дриады не оставалось ни жалости, ни сочувствия. Она давала выбор, она отдала ему собственные деньги в обмен на украденное, а он лишь плюнул ей в лицо очередным оскорблением!
За спиной Найриль раздалось угрожающее рычание. Вожак стаи сделал шаг вперед, смотря на пойманного демона сверху вниз. Капля слюны, выпавшая из оскаленной пасти, упала прямо тому на лицо.
- Он не стоит даже того, чтобы пустить его на корм, – дриада властно махнула рукой перед мордой зверя. Вожак разочарованно рыкнул и сделал шаг назад, все еще не сводя взгляд с существа, которое он считал исключительно добычей, пусть и не его собственной.
Все еще разъяренно дыша, дочь леса присела и потянулась к кинжалу, что висел на поясе демона. Корни услужливо расступались перед её рукой, позволяя ей беспрепятственно прикасаться к закованному врагу, но тут же крепко обхватывая того обратно, стоило ей убрать руку в сторону. Оглядев кинжал со всех сторон, Найриль горько усмехнулась и перерезала им два ремня. Кошель с монетами она вернула на свое законное место – на пояс под её платьем – а сумку с продуктами, что уже была частично опустошена, демонстративно повертела перед носом демона.
- Все наши беды из-за этой сумки, да? – задала она риторический вопрос, вовсе не заботясь о том, что её слова останутся понятны лишь ей. - Отвратительно.
Быстро залатав перерезанный ремень обломком березовой ветви, что быстро начала расти в руках дриады, крепко обхватывая и соединяя между собой два обрезка кожи, она поднялась на ноги и еще раз задумчиво посмотрела на кинжал в своей руке. Он был красив и изящен, но даже мысли о том, чтобы воровать у столь презренного существа, у Найриль не появилось. Отбросив нож в сторону, она в последний раз посмотрела на лежащего у её ног демона.
- Не твоё, – язвительно бросила дриада, хлопнув по сумке с едой, и, дабы не слышать очередных язвительных комментариев со стороны вора, еще раз взмахнула рукой. Очередной толстый корень появился из земли рядом с лицом демона, закрывая рот и лишая его возможности говорить. Дочь леса и без того была досыта накормлена наглостью и хамством на один день.
Найриль, удовлетворенная наказанием вора, быстрым шагом двинулась туда, откуда совсем недавно пришла. Не останавливаясь, она бросила короткий взгляд на черного пса, что лежал неподалеку, оплетенный теми же корнями, что и его хозяин. Впрочем, в случае пса, хватка была и близко не такой сильной, но он едва ли мог пошевелить хотя бы лапой.
- Ты не заслуживаешь столь верного зверя у твоих ног, демон, – мысленно прошипела дриада, удаляясь прочь. Волчья стая двинулась за ней, оставляя наказанного вора и его спутника одних. Скрывшись за деревьями, Найриль вздохнула и разжала кулак, что так долго с силой сдавливала. Хватка корней, что держали крылатого, тут же ослабла, позволяя тому дышать свободнее, но все же не отпуская полностью. Заклятье было наложено на несколько часов, после чего заключенные смогут выбраться, но это уже было не важно.
Дриада перевела взгляд на волков, что все еще шли рядом с ней. Её глаза были мутными, а ноги едва поднимались над землей. Потратив слишком много сил, она была готова к тому, что её ждало впереди. Долгие часы, если не дни, слабости и едва живого состояния.
- Спасибо, – прошептала Найриль, обращаясь одновременно и к лесу, и к стае, что так верно её поддерживала. Не успев сделать ни шага, дриада без каких-либо сил рухнула на мягкий мох, потеряв сознание. За проявления силы всегда нужно было платить.
К счастью, она была не одна. Серая волчица подошла к бессознательной хранительнице леса и, тихонько поскуливая, ткнула её холодным мокрым носом. Та никак не ответила, а её дыхание было едва заметным. Посмотрев на них, белый вожак отогнал самку и забросил дриаду себе на спину.
Волчья стая, распределившись по территории, медленно побрела вглубь лесов, унося Найриль в безопасное место, где никто не причинит ей вреда. Казалось, что сам лес смотрит ей вслед, но не так, как он смотрит на неё обычно. Вместо благодарности чувствовалось смущение, а вместо искренней любви – недоумение. В конце концов, все это случилось из-за какой-то сумки с булочками.

+2

13

- Эй, я тебя не обзывал! - тут же возмутился демон. Вот же наглая какая, а!
Впрочем, как выяснилось чуть позже, это была теперь наименьшая из его проблем. Не-эльфийка тут же атаковала, более не делая никаких предупреждений.
Испуганный до полусмерти Чёрный взвизгнул, когда корни деревьев опутали его. Чар было кинулся спасать подопечного, но не смог двинуться с места - его постигла та же участь, и под непрекращающийся визг собаки демон оказался прикован к земле. Корни, словно те самые удавы из рассказов, сжимались всё сильнее, мешая даже дышать.
Чёрный визжал так, что мимо проходящий бы подумал, что с собаки заживо шкуру сдирают, но демон успокаивал себя тем, что, в принципе, это трусоватое создание на любое резкое движение и захват его незнакомым существом реагирует вот так... неадекватно.
И вот теперь Чару стало по-настоящему страшно. Это был не тот волнительный страх, затмевающийся азартом сражения, это был самый настоящий животный ужас. Чар не мог даже сбежать, и теперь его жизнь полностью зависела лишь от воли противника.
Осознание собственного бессилия и страха превратились в горячую злобу. Демон немедленно порвал бы это милое ехидное личико, если бы мог. Изуродовал когтями, выдрал бы глаза. Чтобы навсегда запомнила, как переходить дорогу тёмным и устраивать грызню из-за каких-то, даже не её, продуктов!
- Собаку отпусти! - рявкнул демон, оскалившись и пытаясь хоть как-то освободиться, но, казалось, всякие попытки двинуться с места лишь усугубляли его положение, - я твоих шавок не трогал!
А ведь мог бы, да.
Самым наглым образом эта не-эльфийка подошла ближе и забрала кинжал.
Стоило девушке потянуться к нему кинжалом, и демон похолодел от ужаса и притих, казалось, забыв даже как дышать. Он не был готов умирать вот прямо сейчас из-за каких-то сосисок и пары монет! Он вообще не был готов умирать! Чар планировал прожить долгие тысячелетия и скопытится в каком-нибудь поединке с кем-то богоподобным, как славный герой злодей!
- Да брось, из-за какой-то сумки! - только и ляпнул он дрогнувшим от страха голосом.
Впрочем, она всего лишь забрала деньги и сумку с едой.
Позорище.
Но едва ли демон испытывал стыд за свой страх. Лишь за то, что оказался в такой ситуации и позволил себя поймать. И ни за что больше.
Ладно, стоит признаться хоть самому себе, что это не был расчёт, просто импровизация!
Прежде чем демон продумал дальнейшие действия, один из корней закрыл ему рот.
Ну, приплыли.
Вот только потом землю из зубов выковыривать ему не хватало. Вот гадость-то.
Демон изо всех сил пытался высвободится, едва только не-эльфийка скрылась среди деревьев. Через некоторое время ему удалось освободить одну руку, затем лицо, после чего он потихоньку избавился от всех корней, попутно лелея план мести. Ему всё так же сильно... нет, даже еще сильнее хотелось выдрать этой выскочке глаза! Заставить бояться, испытать настоящий ужас, ждать последнего удара во мраке. Но она его не дождётся, Чар благородно оставит эльфийку живой, без возможности когда-либо еще раз увидеть этот её драгоценный лес. Тяжело, наверное, быть слепым среди диких лесов...
Но это был лишь план.
Освободившись, демон отодрал корни от тихо скулящего от ужаса пса. Оказавшись на свободе, Чёрный тут же прижался к хозяину, жалобно подвывая от пережитого. Чар заключил того в цепкие объятия, успокаивая. В конце концов, и самому демону после подобного аттракциона нужно было или кого-то убить, или кому-то пожаловаться на нехорошего не-эльфа. Но поблизости не было даже птицы, которой можно было бы свернуть шею.
Уфнув, собака обнюхала хозяина на предмет ранений. Кроме нескольких мелких царапин пёс ничего не нашёл, но он был всё еще жутко взволнован и напуган.
- Отстань, - в конце концов Чар отпихнул его крылом, не желая более никаких ласк и заботы. Он большой и страшный, ему не нужны собачьи беспокойства! Хотя, признаться честно, Чёрный выглядел очень забавно, когда выражал свою привязанность. Пожалуй, люди бы умилились такому поведению, но демон воспринимал это как должное. Он эту собаку вырастил, он отдавал ей лучшие куски самого вкусного, он защищал его, и естественно ожидает полной любви и подчинения своей персоне.
Эта барышня, не-эльфийка, посмела испугать его собаку до полусмерти. В последний раз, когда кто-то пытался обидеть Чёрного, демон сожрал обидчику лицо. В прямом смысле. Не вкусно, но крайне, знаете ли, эффективно.
Встав, Чантарра отряхнулся от налипшей к нему земли и травы. Подобрав кинжал, он спрятал его в ножны.
Осталось только придумать, как наказать эту подлую девчонку и при этом не навредить самому себе, как вышло в этот раз. Повторять свои ошибки демон не желал, по крайней мере - не такие. Нужно было хорошенько подумать, прежде чем лезть опять.
Возможно, стоило бы убраться отсюда как можно дальше. Собственно, Чар мог бы так сделать, но было одно "но" - эта не-эльф могла его убить. Могла, но не стала. Значит, наивная маленькая дура, думающая, что подобные выходки могут чему-то тёмного научить, и при этом не останутся без ответных действий. В конце концов, она имела дело с молодым демоном, а не каким-нибудь там человеком. Глупо показывать силу, а потом тут же - свою слабость.
Очень глупо.
Конечно, Чантарра не собирался вновь лезть именно к ней.
Но если она так любит своих людей и владеет лесом, почему бы не надавить на эти слабости.
- Ну, вставай, чего разлёгся, - буркнул демон, глядя на всё еще обалдевающего от случившегося пса, - у нас с тобой еще много работы на сегодня.

Человеческий дом горел очень хорошо. Ярко. С таким количеством дыма, что его было видно за многие километры вокруг, а ветер уносил запах гари далеко по окрестностям. Демон, на самом деле, надеялся, что пожар перекинется еще и на лес, но этого увы не произошло. А было бы забавно, хоть и влететь за это могло... смертельно. Поэтому, наверное, хорошо, что огонь остался в пределах человеческой территории.
Чару оставалось лишь наслаждаться зрелищем с ближайшего холма, похрустывая украденными сухариками с изюмом, и периодически пододвигая к себе украденного медвежонка, который противно выл и пытался искать мамку.
Чёрного рядом не было. В отличии от обидчицы, демон не спешил выставлять свои слабости напоказ, и оставил пса так далеко отсюда, как только позволило ему время. Ему нужно было спешить - пусть Чантарра и не знал, что это за не-эльф, но за свою недолгую жизнь уже успел усвоить, что у каждого, владеющего магией, есть свой предел. И было бы хорошо, ну так, на всякий случай, не дать девчонке восполнить свои силы.
Демону было интересно, как скоро не-эльфийка его найдёт, и что предложит в обмен на это животное. Свою причастность к пожару он, конечно, будет отрицать, а то еще влетит. В любом случае, Чар не думал, что она поставит месть выше жизни медвежонка. Бес проследил, чтобы никто из людей и животных в доме не пострадал - а то ведь действительно могут за это и убить.
А если она не явится... что ж, в таком возрасте медведи стоят очень дорого.
Так и не явилась.

Отредактировано Чантарра (20-08-2017 21:08:49)

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Трудности перевода