http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Тёмные предгорья


Тёмные предгорья

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://www.look.com.ua/large/201701/192592.jpg

Начало Скалистых гор. Не стоит думать, что вся Тьма осталась там, за горами, несмотря на то, что там действительно ее большая часть, по эту сторону тоже можно встретить кое-кого из оставшейся после войны нечисти или нежити, что перебралась поближе к еде несмотря на риск попасться охотникам.
Тут можно встретить как изумительной красоты виды с горными речушками и озерцами, так и темные глубокие ущелья, куда редко заглядывает дневной свет. В таких ущельях могут скрываться тайные святилища Проклятого бога, а то и хорошо спрятанные убежища демонов или драконов.

0

2

Лесная чаща

Последующие несколько дней прошли на удивление мирно и спокойно. Никаких эксцессов, никаких приключений, никаких сражений. Но, как говорится, затишье бывает только перед бурей, и Селебрен не позволял себе расслабляться ни на миг. Он всё же был командиром этой маленькой группки, он чувствовал огромную ответственность за жизни своих спутниц, прекрасно понимая, что вероятнее всего никто из них не выберется, если доберется до конца. Но в то же время он понимал, что задача перед эльфами стоит куда более глобальная, чем просто спасение чьей-то жизни. И сам Брен был готов пожертвовать и своей головой, и головами эльфиек ради того, чтобы Алэндэл вернулся и возродил Великий лес. Вряд ли Антоэль и Мерифил обрадовала бы такая позиция их старшего товарища, о чем он, естественно, знал, а потому даже не заикался о подобных возможностях. Сам же каждый вечер, когда устраивали привал, молился светлым богам перед сном, уповая на их защиту и благословение. Поднимаясь с колен и возвращаясь из уединенного уголка, найденного где-нибудь подальше от привала, Селебрен чувствовал легкость на душе и прилив сил. Имир отвечал своему ярому приверженцу, либо же тот был так в этом уверен, что сам себя в том убедил. Неважно. Но главное, что эльф действительно будто бы наполнялся новой светлой и чистой энергией.

В последний перед долгим переходом через Скалистые горы день эльфы заехали в придорожный трактир, Брен решил пополнить запасы до максимума, ведь Темные земли в этом отношении негостеприимны, да и охотой там особо не разживешься. А о том, чтобы пить местную воду из ручьев, и речи не идет. Лошадей, вероятнее всего, предстояло оставить где-то на границе, потому как кормить их и поить в Мертвых лесах будет попросту нечем. Перед отъездом из трактира Селебрен решил посоветоваться на этот счет со своими спутницами:
- Мы могли бы продать их здесь, - говорил он, естественно, обо всех скакунах, кроме своего любимого Хаара. Продавать породистого эльфийского рысака ему бы и в голову даже не пришло. Селебрен собирался Хаара просто отпустить, тот всегда найдет дорогу домой, даже сквозь границы, плотно облепленные ядовитым туманом. Расставаться с верным другом, конечно, было для Айвэ тяжело, и мысли о судьбе коня уже заранее терзали сердце эльфа. Но опять-таки не было смысла тащить Хаара в Темные земли. Там ему куда опаснее, нежели на юге. - Или же отпустим у самых границ, - Брен провел ладонью по белоснежному лбу своего коня, будто бы заранее извинялся перед животным за то, что должен будет сделать.

Пока они так переговаривались и завершали последние приготовления перед отправкой, лошади слегка заволновались. Да и Селебрен внезапно замолчал, устремив взгляд на свое запястье: браслет стал ощутимо теплее. Выходит, где-то поблизости беда. Эльф потянулся к луку, как в сантиметре от пальцев просвистела стрела и с хлестким ударом впечаталась в деревянную стойку коновязи. Лошади беспокойно заржали и, не будь привязанные, непременно бы попытались удрать.
- Никаких резких движений, остроухие, - грубый рокочущий мужской голос окликнул троицу. Почти сразу же выяснилось, что каждый из эльфов находится под прицелом стрелы, а всего противников - ровно вдвое больше, чем "остроухих". - У моих птичек приказ вышибить вам мозги, едва только кто-то из нас заподозрит, что ваши лапки потянулись к оружию.
"На нас напали прямо здесь, у трактира? Ранним утром? - с досадой думал Брен. - Видать, хозяин этой хибары в сговоре с разбойниками. Он и наводку дал. Только что им нужно? У нас есть слишком много того, что показывать никому нельзя".
Значит, в плен попадать тоже было нельзя. Оставалось надеяться на то, что Антоэль и Мерифил сработают одной командой. Только как бы подать им хоть какой-то знак? Брен чувствовал себя на прицеле и потому стоял неподвижно. Эльфийки находились в той же ситуации.
- Что вам нужно? - рискнул спросить Айвэ.
- Вы и нужны, - с ухмылкой ответил главарь. Выйдя на свет, он показался в весь свой немалый рост - полуорк, в котором орка куда больше, чем неорка.

+3

3

Лесная чаща <<--

За те несколько дней, что прошли с момента той магической стычки в лесу, Эль полностью восстановила силы и даже больше: зелья из запасов старшей эльфийки хотя и были обычными, давали какую-то удивительную силу и телу, и духу. Да и несколько спокойных дней способствовали этому, давая возможность насладиться мрачной красотой мест, где сейчас лежал их путь. Иногда воздух был напитан густым запахом хвои, что бывает только в дремучих чащах, иногда, когда они проезжали по более светлым полянам, к запаху хвои примешивался тонкий аромат поздних лесных цветов, иногда они пробирались сквозь густой туман и тогда казалось, будто лес заколдован и тает при движении будто мираж.
Да, несмотря на приближение к мертвым пустошам Темных земель, что лежали по то сторону Скалистых гор, по эту сторону их величественная красота завораживала несмотря на то, что явно таила не одну опасность.
Все это время эльфы по большей части были молчаливы и погружены в свои думы, особенно Селебрен, который теперь даже все чаще уединялся. Девушки понимали его и в такие минуты не досаждали своим присутствием. Наверняка такому его настрою способствовали и камни.

За это время им нечасто попадались обжитые места, да и маленький эльфийский отряд по уговору старался обходить их стороной, но все же перед тем, как углубиться в горы, им пришлось остановиться в одном из горных сел дабы максимально пополнить запасы и решить как добираться дальше. Эльфийка была полностью согласна с Бреном в том, что дальше лошади станут только обузой: станет проблематично добывать для них пропитание, а если взять его с собой, нагрузив их кормом, им будет тяжело идти по горным тропам, да и корм рано или поздно закончится. А эльфы... им, привыкшим к дорогам, надо не так уж и много.
- Я думаю, что лучше их продать, - ответила Эль, - так они будут у хозяина и под присмотром, а не предоставлены сами себе. Сомневаюсь, что тут они далеко уйдут, места довольно дикие. Кроме Хаара конечно, - тут же добавила она.

В этой таверне они даже не ночевали, остановились только чтобы прикупить все необходимое перед последним переходом у гор, ибо больше не собирались останавливаться ни в каких жилых местах, слишком было опасно. Но и здесь, несмотря на, казалось бы, спокойное место, девушку внезапно охватило чувство тревоги. Может быть из-за того, что несколько дней прошли тихо, а сейчас им предстояло углубиться на почти вражескую территорию? Или из-за того, что хозяин таверны слишком уж стремился разглядеть что у них в кошельках и просто лучился гостеприимством, которое ну никак не вязалось с его прохиндейской внешностью? А может быть виной тому было несколько подозрительного вида мужиков, судя по всему, завсегдатаев заведения, которые то и дело бросали на эльфов заинтересованные взгляды? Так или иначе, чувство не подвело: не успели они договориться с хозяином о лошадях и собраться, как прилетев неизвестно откуда в коновязь воткнулась стрела, чуть не проткнув руку эльфу. Шерсть мурлина, который сидел у девушке на плече, встала дыбом, он зашипел, а его острые коготки больно впились в ее тело сквозь ткань плаща и платья.
- Никаких резких движений, остроухие...
Эль застыла. У моих птичек? Стало быть, их несколько... Не блефует ли хозяин голоса? Вряд ли, ведь он наверняка знает что могут представлять собой в бою три эльфа, один из которых - явно воин, пусть даже и выглядит он как вельможа.
Не видя противника, девушка не могла пока предпринять ничего из своей магии, но могла хотя бы защититься. Защититься сама и прикрыть своих спутников. Она и не стала двигаться, только губы ее чуть слышно шевелились, произнося формулу, что закрывала всех троих крепкой "каменной кожей". Само собой, и Селебрен, и Мерифил должны были ощутить это магическое воздействие, которое полностью развязывало им руки: сейчас ни стрела, ни клинок не могли им повредить.
- Мы нужны? - Теперь Эль повернулась и наконец-то увидела их противника - громадного полуорка. Он стоял, ухмыляясь, уверенный в своем превосходстве. - А ты не ошибся? Мы ведь совсем не похожи на болотных троллей. - Девушка нарочно старалась его спровоцировать, уже зная, что сделает дальше. Мало того, она очень хотела это сделать.

+1

4

<-- Лесная Чаща

Малая передышка пошла троим эльфам на пользу, как полагала Мерифил. Антоэль восстанавливала силы, а Селебрен, очевидно, продумывал их дальнейшие шаги. Сребролунница не возражала: она доверяла своим товарищам, хотя и старалась не думать, чем обойдется им любая ошибка.
Хорошо сбитый деревянный трактир был последней остановка на пути к Темным землям. Одиноко посаженный среди пустоши, он словно бросал вызов враждебной среде. Темный лес мерещился чужим, неприветливым; ноги коней увязали в илистой земле, а воздух напитался гнилостной сыростью. Но даже это казалось приятным окружением по сравнению с мертвенно-черной землей, ожидавшей путников за гористыми холмами.
- Aiqua [Как пожелаете], - спокойно ответила лучница на предложение продать скакунов.
Не большая любительница передвигаться верхом, рейнджер была уверена, что пешими они будут менее уязвимы – не тащить же коня с собой на дерево!
Она отвлеклась, а потому просвистевшая у носа стрела заставила Мерифил вздрогнуть. Она почувствовала, что опростоволосилась, и грозно нахмурилась. Затем на нее накатило странное чувство непривычной тяжести во всех членах сразу, будто кожа у лесной девы обратилась в мрамор. Это несколько стесняло движения привычной к легкости эльфийки, но почти сразу Мерифил догадалась, что подействовало защитное заклинание кого-то из ее друзей.
- Мы нужны? – Вызывающе спросила у выросшего перед ним разбойника младшая сестра.
За спиной у бастарда с явной примесью орочьих кровей гурьбой толпились другие охотники до чужого добра.
- А ты не ошибся? Мы ведь совсем не похожи на болотных троллей.
Сребролуннице это не понравилось. И Айве, и Антоэль готовы было, казаться, броситься в бой. Но действительно нужна ли была такая опрометчивость? Закаленная в сражениях следопытша понимала: раны заживают медленно, а впереди у них долгая дорога. Или это камни так пагубно влияли на обычно терпеливых ее сородичей.
- Глупый медведь валит деревья, чтобы показаться свою силу, - подняв правую руку ладонью вверх, заметила Мерифил, обращаясь к полуорку. – Сейчас мы безоружны, и не имеем желания проливать кровь. Усмири же и ты свой норов.
Она сомневалась, что простые увещевания подействуют – уж слишком жадно облизывались бандиты на троих затерявшихся в глуши путников. Все, - и холеные лошади, и богатое снаряжение, и тугие кошельки остроухих, - вызывало лютую зависть у бродяг с дороги.
- Быть может, нам следует откупиться от них? – Предложила сребролунница, обратившись к своим товарищам на эльфийском говоре.
"Золото – дело наживное", - хотела добавить она, но сдержалась. Нескольких монет грабителям явно не хватит, они пожелают забрать себе все, а распоряжаться чужим добром эльфийка не имела права.

+2

5

Нет-нет, это не были какие-то обычные голодранцы, подрабатывающие нападением на случайных путников. Этим переходом через Скалистые горы мало кто пользовался, да и вообще мало кому в своем уме было необходимо на ту сторону. Разве что искатели острых ощущений да охочие за редкими алхимическими ингредиентам рисковали жизнью, вступая на территории вампиров и остальной нежити. Потому-то и в таверне народу было не больно-то много, а те, что были, наверняка местные из близлежащих деревушек, мающиеся от безделья. Селебрен разглядывал противников. Пока что на виду их было шестеро, но не факт, что где-то в глубине леса под укрытием деревьев не прячется кто-нибудь еще. Эльф вглядывался в тени, спрятанные под темно-зеленой листвой, будто там было что-то куда интереснее, нежели направленные на него и его спутниц стрелы. Зоркие глаза не заметили скрытых товарищей-головорезов. Значит, условно их только шестеро.
Но почему так начинал подпекать браслет? Он ведь предупреждает лишь о приближении темных, а тут, навскидку, темноты только половина в орочьем полукровке. Что-то не так...
- Девка - магичка, говорят, - полуорк ухмыльнулся, обнажив выпирающие желтоватые клыки. - Та, которая белобрысая. Прострелите ей колено, дабы не думала, что мы шутить с ней вздумали. Можно дважды.
Селебрен даже не успел ничего сказать и никак на это отреагировать, как две стрелы синхронно устремились в сторону Антоэль. Были ли стрелки меткими - эльф тоже не знал. Он успел почувствовать, как дружественное заклинание обволакивает его тело, словно плотной пленкой, и догадался, что это вновь Антоэль рискнула, дабы защитить себя и своих спутников. Поэтому Айвэ понадеялся, что сие заклинание убережет эльфийку от длинноперых "птиц", которые устремились в ее сторону. А третья щелкнула с запозданием и была направлена гораздо выше - хотя полуорк такого приказа не отдавал, но, видать, отдал кто-то другой: только мурлин успел ловко соскочить с плеча Эль и скрыться с глаз долой.
А едва Брен ощутил нечто противно-скребущее будто бы изнутри головы, как сразу же обратился к своим собственным магическим силам, устанавливая ментальный блок. Кто-то из этих шестерых - точно телепат! И судя по первым словам полуорка, уже успел покопаться в чьей-то голове.
- И защититься успела, - неудача в виде стрел, которые не нашли цели, а отскочили от эльфийкой ноги, как от стекла, не огорчила головореза. - А поможет ли тебе твоя магия, если на тебя сверху обрушить скалу? - он снова оскалился в своеобразной самодовольной улыбке, но уже через пару секунд она медленно сползла, а полуорк, будто обращаясь к кому-то другому, недовольно рыкнул, - да знаю я, знаю, что живыми они нужны. Да только никто не говорил, что целыми и невредимыми.
Если до этого Селебрен уже собирался, положившись на колдовство Антоэль, воспользоваться своим луком и перестрелять одного за другим всех противников, то теперь замешкался: может быть, в их стане тоже есть маг? Темное воздействие чьей-то ауры Селебрен явственно ощущал, но не мог понять, от кого - от полуорка или кого-то из пяти его спутников, у некоторых из них лица были скрыты под глухими масками. Браслет настойчиво жег запястье.
- Кому мы нужны? - даже с некоторым вызовом спросил Селебрен. Может быть, потянуть время, а там уж Антоэль сплетет незаметно очередное заклинание или сам Брен произнесет что-то вроде "светоносной вспышки", а пока враги будут пребывать в замешательстве, эльфы воспользуются моментом...
Полуорк ответил не сразу. Он словно бы прислушивался, из-за чего Брен решил, что, по-видимому, тот с кем-то разговаривает телепатически и получает указания. А телепат находится либо среди остальных пяти, либо пока не проявил себя никоим образом.
- Узнаешь, ушастый, скоро всё узнаешь, - затем он прищурился в сторону Мерифил, - а эта не колдует? - пауза, перевод взгляда на Антоэль, - только эта? - пауза - Ну тогда, ведьма, предупреждаю - нам велели доставить вас живыми, но вот о том, что у вас не должны быть переломанными ноги и руки, никто не говорил. Усекла? - и снова повернулся к Мерифил, - мой норов еще смирен, языкатая дамочка. Оружие всё бросайте на пол перед собой. И ты, и ты, а ты, - обращение к Антоэль, - одну руку вперед себя, вторую - назад. Чернявая, бери веревку и хорошенько ведьму свою смотай в таком положении. И кляп не забудь ей в рот засунуть.
Селебрен бы не позволил с такой легкостью пленить себя и своих спутниц. Он был уже готов перехватить лук, кинжалы и вступить в бой, причем был уверен, что в состоянии и в одиночку управиться с таким количеством врагов. Разве что наверняка бы тоже получил ранения. Но тут в поле зрения попал еще один участник этого действа: на плечо к полуорку плавно опустился черный ворон. Массивные когти впились в кожаный наплечник, а черные угольные глазки уставились на эльфов, и Брен мог поклясться, что этот взгляд - взгляд разумного существа, а не обычной дикой птицы.
Но дело было даже не в вороне, а в том, что было у этого ворона. На его шее на простецкой веревке висел камень. Чернильный камень, практически сливающийся своим цветом с отливающим синевой оперением.
- S'ahr (камень), - тихо и односложно выдохнул Брен. Выходит, что - им нужно следовать за полуорком? Или убить их всех, убить ворона и забрать камень? Но уж точно нельзя одного - потерять эту находку.

+1

6

Теперь и она видела нападавших, из которых больше всех выделялся тот самый полуорк, что вел "переговоры". Правда, остальных не очень разглядела, но вроде бы никого столь огромного больше среди листвы не мелькало. И по всему выходило, что откупиться от этой шайки не вариант. Эль только и успела что мысленно похвалить себя за предусмотрительность, как от невидимого пока предводителя шайки, а девушка была уверена, что это не этот полуорк, последовала команда прострелить ей колено, и тут же она почувствовала, как стрела чиркнула по ноге. Само собой, не причинив ей никакого вреда, но показав, что церемониться с ними никто не станет.
Ну что же, несмотря на то, что противников было больше, она тоже не была намерена их щадить. Правда, какое-то время она раздумывала над тем правильно ли это будет и не лучше ли дать себя связать и отвести к этому неизвестно кому, которому они зачем-то понадобились. Ведь могло оказаться так, что они будут ближе к цели. А могло и нет.
Но все сомнения улетучились в тот момент, когда на плечо полуорка сел ворон, и Эль ощутила исходящую от него ауру тьмы, паутину темных мыслей, в которых таилась только смерть, и разглядела висящий у него на шее камень. Еще один. Это не просто птичка, это тот, кто здесь отдавал команды. И договориться с ним нельзя, а с тем, кто его послал, - тем более.
Она не стала больше пререкаться с этим быдлом, хотя, признаться, был у нее соблазн в ответ на вопрос о скале обрушить таковую на самого вопрошающего. Ну хорошо, пусть не скалу, но приличных размеров валун, способный кого угодно превратить в мокрое место. Но надо было выбирать. Выбирать цель. О том, чтобы дать себя связать, не могло быть и речи. Они ведь были эльфами, а это не просто слово. И сейчас какое-то время они были неуязвимы.
Девушка очень надеялась на то, что и Брен, и Мерифил тоже придут к такому выводу. Она глянула на Айвэ и увидела его прикованный к черному камню взгляд, он сомневался. Хоть бы он сомневался только в том, кого убить первым!
У нее самой из обычного оружия был только стилет, но эльфийка очень хорошо умела с ним обращаться, и пока этот полуорк отвлекся на то, чтобы дать указания Мерифил, потянулась к своему клинку. Сейчас она им продемонстрирует, что белобрысая ведьма умеет и кое-что еще, тем более, что цель так близка.
Для постороннего наблюдателя это всё слилось бы в одно едва заметное глазу движение: выхватить стилет из ножен и метнуть в цель - и вот уже сверкающая смертоносная стальная молния летит в ворона. Его первого, остальные - мелочь для троих эльфов. И не успел еще клинок достичь цели, девушка уже начала читать следующее заклинание.

+1

7

Мерифил вздрогнула, когда череда стрел полетела в сторону младшей сестры. Хорошо, что Антоэль оказалась столь предусмотрительной и заранее позаботилась о магической защите!
"Впредь не должно показывать им своего страха", - укорила себя рейнджер.
Руки ее ныли от напряжения; длинные пальцы сребролунница свела в кулаки, но пока не торопилась нападать, опасаясь, что излишняя поспешность может навредить ее собратьям. Добрая Играсиль призывала любить все сущее, но у эльфийки кончилось всякое терпение, когда полуорк осыпал их гнусными угрозами, а затем принялся раздавать указания, словно они были его добычей. Стоило ли подчиниться?..
Мерифил не успела ничего сообразить, как клубок живой черноты закружил над их головами. С мягким хлопаньем тяжелых крыльев на плечо задиры опустилась лесная птица. Несмотря на кажущийся простым облик, рейнджер распознала в вороне то ли перевертыша, то ли посланника. На то указывало несколько признаков, но пуще прочих – темная аура, а также исключительно разумный взгляд блестящих бусин-глаз.
- S'ahr, - услышала она взволнованный шепот Айвэ, а затем и сама заметила обтянутый шнурком монолит.
Следом, в крае ее зрения блеснула опасная сталь, и лесная воительница поняла – это сигнал к нападению.
Когда стилет полетел в ворона, Мерифил не стала рисковать, и для пущей верности, сорвав с пояса затянутую петлей серебряную сеть, кинула ее прямиком на птицу. В воздух поднялось несколько вылинявших черных перьев, но узнать, попала ли она или Антоэль наверняка, сребролунница не могла – ее отвлекла вспыхнувшая драка.
Те, кому приказали доставить эльфов живыми, собиралась исполнить лишь эту часть приказа, позаботившись о том, чтобы пленники потеряли как можно больше крови. Так, один из бандитов, замахнувшись двуглавым топором, попытался отсечь Мерифил руку, и она с большим трудом удержала удар перекрестным выпадом лунного меча. Лязгнула сталь, и запястье эльфийке обожгли брызнувшие искры.
Противник бился с лютой жестокостью. Их оружие и некое подобие брони указывали на то, что это были не обычные бандиты, решившие сорвать легкую наживу с нерасторопных путников. Они были обучены бою, и рейнджер гадала: скольких несчастных пришлось зарезать, чтобы научиться так ловко крутить тяжелую палицу или незаметно направлять спрятанный в рукаве кинжал под ребро врагу?
Тут левая, прежде сломанная, рука неловко ушла в сторону, и Мерифил почувствовала, как вражеский кинжал распорол кожу перчатки, вгрызаясь в нежную плоть. Пустяковая царапина, но она задела привыкшую выходить из боя без потерь эльфийку, которая кинулась в бой с невиданной прежде яростью. В общей суматоха становилось тесно, но Мерифил не собиралась позволить грязному орчьему выродку и его приспешникам одержать над ней верх!

+2

8

С тех пор, как ворон сел на плечо полуорка и на птичьей шее качнулся камень, Селебрен с трудом мог соображать. Он видел лишь одно - черное, едва блестящее пятно, полуприкрытое такими же черными гладкими перьями. Казалось, весь остальной мир отъехал на дальний план, больше ничего не имело значения - лишь камень. Остальные камни, лежавшие в сумке, будто перешептывались.
"Я схожу с ума", - мелькнула мысль. Селебрен заставил себя встряхнуться, увидеть ситуацию во всех ее аспектах, а не только лишь чернильный камень, спрятанный у ворона средь оперения на шее.
Ни на какие переговоры Селебрен не был намерен идти. Камни затуманивали его рассудок время от времени, но лишь в том отношении, что требовали гнаться за собой невзирая ни на что. И сейчас эльф, к своему пущему стыду, был словно готов пожертвовать и собственной жизнью, и жизнями своих спутниц, лишь бы раздобыть четвертый артефакт и положить его в растущую день ото дня коллекцию. Так что когда засвистели стрелы, а эльфийки ринулись в бой, Брен тоже не остался в стороне. Он не был уверен, что Мерифил сумеет показать ту же реакцию, что и перекинувшийся в ворона вампир (а то был наверняка он), так что произнес на одном дыхании заранее заготовленное заклинание.
- Ar'hma! - и вокруг полуорка вместе с вороном загорелся световой барьер. Для эльфов он не был бы препятствием, а вот для созданий тьмы, для нежити обжигал не хуже настоящего огня и не позволял покинуть пределы магического купола. Правда, в полуорке была всего лишь половина от тёмного создания. Наверное, потому-то он и сумел выпрыгнуть, зашипев яростно лишь в тот момент, когда магия прошлась по обнаженным участкам кожи. Ворон же с хриплым карканьем шарахнулся от стены к стене, и в этот момент очень кстати прилетела сеть от Мерифил, накрыв птицу плотным капканом.
Однако помимо ворона было еще шестеро противников: полуорк и пятеро его подельников, из которых четверо, получив короткий и громкий приказ начальника, принялись выпускать стрелы одну за другой, а пятый, определив, что Антоэль - наиболее опасный соперник, сотворил и против нее магическое действие.
Одно за другим он обрушил на нее сначала водяную сеть, готовую сжаться вокруг эльфийки и удушить, а следом и явно попытался воздействовать на жидкость уже внутри тела Антоэль, стремясь превратить каждую молекулу воды в кристалл льда.
Селебрен в это время был занят тем, что перехватил свой лук, и, пользуясь тем, что на нем еще сохранялось защитное заклинание каменной кожи, отстрелил одного из лучников. Те умело скрывались за деревьями, но одному не повезло поймать стрелу в глаз ровно в тот момент, когда он выглянул для ответного выстрела.
Полуорк же, размахивая большим мечом, ринулся к ближайшей к нему Мерифил.

+1

9

Она так и не узнала, попала ли в эту чертову птицу, т.к. ту почти сразу же скрыла стена голубоватого пламени, только успела заметить серебристый блеск и то, как металлическая сеть с тихим шуршанием накрыла мечущегося внутри огненной ловушки ворона, от чего тот заорал уже совсем не как ворон, видимо, серебро ему было совсем противопоказано, что только подтверждало: птичка-то непростая. Впрочем это было и так понятно: попади она, и ворон этот не метался бы словно петух, которого ловят для супа. Надо бы тренироваться почаще, - сказала Эль себе, - не попасть с такого расстояния... позор да и только! Совсем распустилась!
Она бы еще много чего себе сказала, но уже было не до слов: началось, закипела настоящая схватка. Девушка успела увидеть, как яростно сражается Мерифил с насевшим на нее бандитом, как, будто ошпаренный, выскочил из пламени тот самый огромный наглый полурк, как сверкнула стрела, пущенная Айвэ, и как замертво упал один из напавших, которому она попала в глаз. Эльфийка готовилась произнести очередное заклинание, как ощутила холод во всем теле, и тут же что-то мокрое коснулось ее лица. Поначалу она связала эти события, но оказалось, что нет, это два разных заклинания, направленных на нее. Мокрого пока можно было не опасаться, ее "каменная кожа" не даст повредить ей физически, а вот холод... Он проникал везде, казалось в самую душу, и девушка даже подумала, что это какое-то темное заклинание, но потом разобрала, что на самом деле нет, холод - именно то, чем кажется. Холод. Кто-то пытается ее заморозить, превратив в ледяную статую или скопище мириадов ледяных кристаллов. Выяснять кто именно времени не было, с этим она разберется потом, сейчас, как ни прискорбно, надо спасаться, ибо в качестве куска льда она сможет помочь своим спутникам только если этим куском они вобьют кого-то из разбойников в землю. Если конечно останутся живы.
А спасаться в данной ситуации можно было только одним способом: снова воспользоваться силой земли, воззвать к ее энергии, и Эль не преминула это сделать. Со стороны могло показаться, что она упала мертвой, и это было совсем недалеко от истины. Чувствуя как в буквальном смысле стынет кровь в жилах, эльфийка прижалась к земле и стынущими губами, на грани потери сознания, еле слышным шепотом произнесла формулу, даже скорее молитву. И тут же перешла эту грань, свалившись в обжигающую холодом тьму.
Выплывала она оттуда медленно, но все же выплывала, ощущая, как тело наполняется жизнью и теплом, как тает внутри лед, как постепенно появляются запахи и звуки. Звуки боя. Боя, в котором сражаются ее спутники-эльфы, боя, в котором им надо выжить и победить.
Эль попробовала пошевелиться и не смогла, зато почувствовала, как буквально вливается в нее энергия земли, выгоняя прочь остатки холода и наполняя силой. Сколько она пролежала? Ей казалось, что целую вечность, но бой все не стихал, а значит на самом деле не так и много.
Щеки коснулось что-то мягкое и теплое, потом в ухо ткнулся влажный нос - мурлин словно намекал, что валяться хватит. И в самом деле хватит, она уже не только жива, но и готова к бою.
Правда, пока эльфийка решила этого не показывать: продолжая оставаться на земле и уже прикидываясь хладным трупом - пусть вражий маг немного расслабится - она готовила заклинание, намереваясь на этот раз если не покончить со всей шайкой, то изрядно осложнить ей жизнь. И когда все было произнесено и оставалось только завершить формулу, указав цели, девушка вскочила, словно подброшенная пружиной. Где Брен и Мерифил? Кто там ближе всего к ним и опаснее? Ага, вот они: полуорк, теперь наседающий на сребролунницу, и тот, что напал на нее до него, еще пара с двух сторон билась с эльфом. Ну и чудно. Выкрикнув последние слова формулы, Эль крутанулась, указывая рукой в каждую цель, и тут же у них у всех под ногами образовалась грязь. Нет, не такая, которой можно всего лишь запачкать башмаки, а та, в которой можно увязнуть по горло. Словно трясина стала она засасывать свои жертвы. Вот они удивленно посмотрели под ноги, где на твердом месте вдруг образовалась вязкая яма, еще не понимая что происходит; вот пытаются из нее выйти, но она не отпускает, будто живое существо тянет все глубже и глубже; вот они начинают кричать, уже лишенные возможности не только двигаться, но даже использовать оружие, вот остались торчать из земли только головы.
- Хватит! - Остановила девушка процесс. Эльфы все равно их убьют, но перед этим спросят кое о чем.
И только теперь эльфийка увидела: то самое мокрое все еще не отпускает ее саму. И теперь она разглядела что это: сеть. Сотканная из тончайших струек воды, она, тем не менее, наверняка была прочнее стали. Пока сеть висела свободно, девушка попыталась ее сбросить.

0

10

Мерифил избавилась от напавшего на нее бандита вовремя – как раз в это время из-за белесой завесы поднявшегося по воле колдуна тумана выскочил разъяренный бастард, и со свирепостью, достойной его орочьих предков, кинулся на эльфийку.
Поспешно высвободив меч из бездыханного тела (спасибо лунной стали, что не умела застревать, и скользила во плоти легко, как река, огибавшая самые острые камни), рейнджер едва-едва успела подставить клинок под сокрушительный удар полуорка.
- Три живых эльфа – многовато, как по мне, - мерзко ухмыляясь искусственно заточенными клыками, прорычал громила. Его голос низким раскатом грома прокатился по делянке. – Хватит и одной колдуньи. Что до тебя, остроухая девка...
Не утруждаясь закончить угрозу, он попросту рубанул сверху секирой, и воздух под сталью засвистел, что звонкая черноголовая вдовица.
Уклоняясь от смертоносного удара, Мерифил ощутила, что силы начинают покидать ее. Долгие бессонные ночи, личные переживания и сговоры с совестью, в конце концов, утомительная дорога и присутствие темной магии – все это изнуряло давно пересекшую черту беззаботной молодости воительницу. Обернувшись, сребролунница поняла, что помощь не придет: Селебрен сражался сразу с двумя бандитами, а Антоэль – о, ужас! – лежала без движения на земле. Вокруг не было крови, и оттого Мерифил надеялась, что младшая сестра еще жива.
- Еще не поздно сложить оружие, - вновь попыталась воззвать к рассудку противника эльфийка. – Клянусь, суд будет честным…
В ответ ей полетел насмешливый плевок.
- Суди белок да енотов, древолюбка, - расхохотался наемник. – Клянусь, сегодня зверье полакомится твоими потрохами!
Они так увлеклись сражением, что резкий окрик Антоэль: “Хватит!”, застал обоих врасплох. Лишь теперь заметила сребролунница опасно подобравшуюся к ногам вязкую жижу, и умудрилась отпрыгнуть в сторону как раз в тот момент, когда магия земли заставила остальных бандитов уйти под топь - включая и зазевавшегося, отягощенного секирой полуорка.
Жаль, что не мой меч поразил этого выродка!”.
Не скрывая досады, все еще упиваясь своим гневом, Мерифил резким движением воткнула оружие в ножны. По крайней мере, решила она, у них в руках оставался ворон. При обычных обстоятельствах, дочь леса не стала бы наносить увечий простой птице; но тут они явно имели дело с перевертышем.
- Давайте поскорее заберем этот чертов камень, и уберемся восвояси, - непривычно грубо поторопила своих спутников эльфийка. Казалось, найденные артефакты каким-то образом умудрялись влиять на нее, не только вызывая пугающие и смущающие образы, но и пробуждая нелепые, некрасивые чувства, вроде зависти к магическому таланту Антоэль или сдержанно-учтивого превосходства старшего собрата. Понадобилось несколько секунд, чтобы Мерифил скинула с себя оковы дурного настроения. Она, очевидно, полностью пришла в себя и уже раскаивалась за то, как неучтиво обошлась со своими друзьями... однако впервые в жизни, рейнджер не стала воздавать молитву погибшим от ее руки негодяям.
Небеса рассудят”, - решила сребролунница с прохладным бессердечием, и обратила свой разум в иное русло: как помочь младшей сестре освободиться от связавших ее водяных пут.
В магии дочь леса была не сильна, а потому понадеялась, что Айвэ известно какое-нибудь разоруживающее заклинание.
Вместо этого Мерифил нависла над сетью, в которой продолжал трепыхаться черный ловчий, и спросила, вполне уверенная, что заколдованная птица понимает ее речь:
- Итак, ты слуга или хозяин, подославший этих выродков?.. Лучше бы тебе заговорить со мной, оборотень, прежде чем я начну ощипывать твои перья.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Тёмные предгорья