http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ещё один повод разбить пару черепов


Ещё один повод разбить пару черепов

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://img02.deviantart.net/38ef/i/2011/201/a/c/old_tavern_by_jekktoz-d413f1d.jpg
Участники: Синтар, Эрленд Оулссен, Катикарра, присоединение по договорённости
Время: текущий год, конец осени
Место: трущобы Греса
Сюжет: Ах, прекрасный аромат человеческих нор, прямо чувствуется с приближением зимы, как тут душно, смрадно... но кормят лучше, чем на обочинах всё меньше ездящие по размытым в хлябь на невымощённых участках трактам случайные мелкие купцы. Поэтому - отдыхает. Ну, а что до дампира - его внимание привлекла группка городской молодёжи без определённой занятости во главе с выкинутым из магической школы недоучкой. Шуршит вокруг, мешает засевшим в городе жильцам тёмных рас. Сам не убеждённый сторонник тёмных сил, Эрленд, тем не менее, видит именно свою клиентуру, когда завалившаяся в харчевню вечером ватага начинает качать права и заниматься очисткой столов от любой нечисти, на которую можно налечь числом.
Как говорится, нам не страшен паладин, нас толпа, а он - один!
Один-то один, ну ещё плюс бомжеватый малолетка, очевидно, не поступивший в школу и проедающий последние гроши, который имел неудачу нахамить молодцам и был долбанут головой по столу,, и вот эта белёсая кроха с повозкой-бочкой, которой уже посоветовали пойти отсасывать выгребные ямы, пнув у самого порога.
Луи, мне кажется это начало прекрасной дружбы! (с) Касабланка

+1

2

Холодно, голодно. Ноябрь во всей своей отвратительной красе. И сапоги прохудились, надо найти сапожника, чтобы починил или сделал новые, пока нога не превратилась в сплошную мозоль с воспалёнными натёртостями там, где кожа слишком нежна, чтобы огрубеть. Дракон понятия не имел, что подтолкнуло его родителей поселиться к северу, когда их виду природа начертала теплолюбие и любовь к воде, которая не промораживает чешую и плоть до костей.
Сезон торговли закончился примерно тогда же, когда он сбыл последнюю часть награбленных артефактов, и теперь отдельные торговцы не ходили. А на крупные торговые караваны дракон ещё когтей и зубьев не дорастил. Вот и начал проедать замухраный бродяга Синтар свои честно отобранные с трупов и наторгованные с награбленного барыши, предаваясь безделию, пока деньги были, и всё меньше путешествуя, из-за портящейся и для пешего пути, и для полёта погоды. Только ауру, даже если не отсвечивать, не скроешь, и вот в один вечер он очутился там, где не следовало.
А ведь он даже голову вымыл и одежду взамен обтрепавшейся купил, стал человеком - молодым и, если сделать скидку на кислую физиономию, выражающую презрение ко всему на свете - достаточно приятным на вид.
Но - увы. От стражи можно скрыться в переулках и просто не обращать на себя внимания, навязав в голову себе абсолютные покой и отсутствие угрозы. От шпаны, которая ищет приключений - нет.
В общем, не вдаваясь в подробности, он не желал двигаться и вообще двигать из харчевни, и к нему пристали.
- Я сижу здесь, никого не трогаю, пью эль, а ты иди пожуй говна, которое ты так любишь, пасть смрадная, - огрызнулся огрубевшим от долгого молчания голосом дракон, глядя снизу вверх на человека, от которого исходила энергия, но слишком слабая, чтобы рассматривать его как угрозу. Ну, для дракона.
Потому что привыкнуть к тому, что обращаться в крупных городах никак нельзя, Зинтейрэнаар так и не смог, и свои силы на двух ногах переоценивал.
Он уклонился от первого удара, вызвавшего вскрик напуганной разносчицы, но встать из-за лавки, чтобы обрести устойчивость, не успел. Приставший к нему вихрастый прыщ (ну, на самом деле он был веснушчатым, но это же такие неважные для дракона детали. Прыщ) кивнул своему приятелю, что пора вывести грязь из их любимой харчевни, и тот словил Синтара за ворот рубахи. Он успел выхватить кинжал из-за пояса, и полоснул змеистым лезвием по руке, но более крупный - в человеческом теле - нападающий успел дёрнуть его об стол.

Отредактировано Зинтейрэнаар (21-12-2016 15:56:05)

+1

3

Потирая закоченевшие ладони, Эрленд плюхнулся за столик, половина которого была занята подносом с объедками, а на другой расположился мирно спавший пьянчужка, обхвативший полупустую бутыль. Сбросив плащ-накидку, он осмотрелся. В таком гадюжнике, как эта харчевня, наемник чувствовал себя, как дома. Мужчина не имел привычки готовить себе пропитание  самостоятельно, хотя и умел это делать весьма справно, а задарма его кормили не так уж часто, да и выпить полукровка иногда любил - поэтому он регулярно наведывался в места, подобные этой  забегаловке. В приличных заведениях ему доводилось трапезничать лишь пару раз. Здесь же он очутился впервые и по своему опыту мог сказать, что по первому впечатлению это еще довольно сносное заведение. Воняет не то, чтобы сильно, да и не очень противно, столы из "немножко струганых" досок засалены и загажены в меру, между ними достаточно пространства. Окна не открывались, потому дышать нечем, зато тепло, ну и полы, весьма вероятно, со времен открытия не были знакомы ни с метлой, ни с тряпкой, но это дело обычное. Атмосфера вполне приятная, разве что свечей можно было бы добавить. Дампир посчитал, что место в целом уютное.
Свора местных парней, возглавляемая тощим прилизанным нахалом, за которой увязался сюда полукровка, сразу перешла к делу. Дампир надеялся, что они рассядутся и закажут себе выпить, он рассчитывал спокойно сесть и поужинать сам, пустой живот настойчиво урчал, но не тут-то было. Эрленд чуть ухмыльнулся, услышав, как дерзко ответил чернявый малый, ставший первой целью для своры. Завидев, что начинается буча, дампир, встал, выдернул у спящего соседа бутылку, сделал несколько глотков и запустил бутылкой в верзилу, который держал чернявого - крутящийся снаряд, разбрызгивая дешевый ром, пошел чуть левее цели, но верзила неудачно дернулся и подставился сам  - край донышка с глухим стуком встретился с  переносицей и парень упал, держась за лицо. Несколько голов повернулось к дампиру, выглядели они весьма недружелюбно - Эрленд звонко свистнул и рывком отломал толстую ножку от табурета, на котором сидел ранее.
Боковым зрением он заметил коротышку у дверей, которая тоже попала под внимание местных и, судя по всему, также решила принять участие  в веселье. "Ну вот, нас уже трое", отметил про себя Эрленд, ударом наотмашь встречая первого кинувшегося на него отморозка, тот в изящном пируэте отлетел в сторону, но за ним было еще четверо. В центре зала кто-то схватил и поднял над собой столик, вероятно, намереваясь огреть им того чернявого паренька с кинжалом...

Отредактировано Эрленд Оулссен (22-12-2016 22:47:18)

+2

4

Эта дверь была очень похожей на все те, что она встретила уже по дороге, такая же страшная и старая, без какой-либо вывески, но именно эта была нужной. Потертая, слегка перекошенная, с отметинами то ли от топоров, то ли от ножей, как знак того, что здесь местное население тянет побаловаться с оружием, подраться и обобрать отдыхающих. Ничего нового, если хорошо знать трущобы. Вопрос лишь в том - местный ты или пришлый. Чужака здесь распознают сразу. Слабого проглотят и не подавятся. Гиблое место, плохое, но у Катикарры не осталось выбора. Без оружия, едва ли доходя местным до груди, а кое-кому и до пояса, она решительно подошла к двери.
У стены под забитым досками окном стояла ватага, высматривающая прохожих то ли на предмет наживы, а то ли еще для чего. Только что с гномки взять? Кажется, Катикарра, завернутая в потертый, когда-то темно-зеленый, а сейчас грязно-серый плащ по самые уши, скорее напоминала собой ребенка. Дети в трущобах отличаются от взрослых только своим ростом. Вечно голодные, злые, жестокие существа, которые сунут тебе заточку под ребра, не моргнув ни единым глазом. Их не стоило недооценивать, но и сравнивать со взрослым наемником бесполезно. Эти учились убивать годами, а дети просто пытаются выжить. Катикарра опустила глаза, чтобы не привлекать внимания, и решительно нырнула в удушливое и пропитое, но теплое нутро таверны. В нос ударил запах пота и прокисшего эля. До ушей донеслись крики и ругань, а до желудка - более или менее съестные ароматы с кухни. Ничего нет желанней! Да будь это даже жаренные бошмаки дроу, она бы их съела! В животе согласно заурчало. Кэт шумно сглотнула, сморгивая усталось, и нахмурилась. Одни мужики, кажется, били морды другим. Подавальщица с визгом, подхватывая поднос, сбежала на кухню. Кажется, Кэт очень не вовремя сюда заскочила. Но что было делать? Денег не было даже на крошку хлеба, так что подобная заварушка была бы на руку: вполне можно бы стянуть что-то с ближайших столов, но почему то и ей, хотя она стояла тихо и незаметно, досталась щедрая порция презрения и ненависти. Один из мальцов уверенно пошел на нее с неведомой для девчонки целью, пока остальные его дружки колошматили за его спиной двух посетителей. Что в ней было такого, что привлекало к себе внимание? И почему все вдруг решили ее заметить? Кэт горько пожалела, что сняла капюшон, едва вошла, открыв взору свои слишком белесые волосы, сжала кулаки и со всей дури на опережение влепила между ног подорвавшемуся к ней пареньку. Громкий звон его бубенцов дал понять, что она не промахнулась. Ровненько в цель! И негодяй, поднявший на нее руку, сам валялся в ногах. Мило. Катикарра трясла рукой, когда кто-то схватил ее за одежду и бросил в сторону, видимо намереваясь так переломать ей об стену шею. Но Кэт, не достигнув цели (мазила!), прямехонько врезалась в широкоплечего подельника, уже занесшего стол над худеньким пареньком. В общем, в самую гущу событий! Мужиксо столом, сбитый ею как кегля, полетел кубарем на пол, а паренек с потухшими углями на лице вместо глаз чудом избежал встречи со столом. Катикарра покатилась вперед, мягонько приземлившись на позвоночник рухнувшего негодяя. Посадка прошла успешно! Фух!
- Великодушно простите. Неудобно получилось. Понимаете...
Но чудовище под нею зашевелилось, и гномка, спасаясь, отпрыгнула в сторону, краем глаза успев заметить волнистый кинжал в руках только что спасенной ею шпалы, опасно так подмигнувший ей своим острым краем. Ей и еще парочке набычившихся на паренька кретинов. Кэт намеки понимала с первого раза, в отличии от местных, и и на всякий случай рванула и от юноши с черными как ночь глазами, размахивающего ножичком, и от сумасшедших, бросающихся на мирных и ни в чем неповинных путников, зашедших в таверну на огонек. Катикарра ахнула, развернулась на пятках и уже занесла ногу для стремительного отступления к двери по траектории - остатки пирога, упавшего с тарелкой под стол - дверь - другой город - а затем желательно другой мир, но не тут то было! Прямо за нею группа плечистых и не очень громил бодренько окружали не менее рослого и юркого парня. Орел! Жаль, что не только приятно слажен и симпатичен, но и почти уже мертв: судя по количеству нападавших, у него было немного шансов.
- Вы в курсе, уважаемые, что это нехорошо вот так - пятеро на одного? Как вам не стыдно! - прозвучавшее в ее словах отчаяние было таковым. Гномским, задорным, громким и смелым, но все же отчаянием. Кэт стало страшно.
Судя по окружившим их троицу перекошенным и не очень умственно одаренным лицам те тоже начали понимать, что ни парням, ни девчонке, зажатым в узком кругу из нападавших, никуда не уйти. Катикарра вздернула голову и на мгновенье растеряно глянула на своих товарищей по несчастью, волей случая оказавшихся рядом. Посмотрела налево. Шпала с кинжалом и необычным, отсутствующим выражением лица, как будто бы ему вообще наплевать выживет он или сдохнет здесь - одна штука. Удивительно нежное личико, - подумала про себя уже простившаяся с жизнью девушка. Посмотрела направо. Воин с быстрой реакцией и четко выверенными движениями, не свойственными обычному бродяге или разнорабочему, отдыхающему здесь после долгого трудового дня - одна штука. Кстати, в руках его была ножка от табуретки. Это, конечно же, добавляло им шансов, как и умения незнакомца, но не перед такой кучей разъяренного сброда. И белобрысая, мелкая и очень злая гномка - одна штука. Итак, трое. Пожалуй, как истинная леди, коей Катикарра никак не была, она должна уступить первенство в этой битве мужчинам. И девушка сделала инстинктивный шаг назад. Но отступать было некуда. Круг сужался. В сторону улетали еще недобитые табуретки.   
- Этой грязи здесь не место! - громко рычал какой-то злющий парниша, а Катикарра искренне пообещала себе отмыться как только выберется отсюда. До блеска! И смущенно жала плечами, не понимая в чем собственно дело, если от нападавших разило так, словно они перед тем извалялись в помоях. Жизнь в трущобах обязывала местных соответствовать их статусу. Так сказать, маскироваться на местности. В сравнении с ними - трое, зажатых в недружелюбном кругу, были просто образчиками чистоты и опрятности. Несправедливо!
С ревом все стадо бешеных фанатиков ринулось в бой. Кэт резко присела, нырнув под чью-то замахивающуюся руку, и изо всех сил прыгнула на выставленную вперед в дырявом ботинке ступню, прямехонько своим каблучком. И даже надула для надежности щеки, как будто бы это могло придать ей хотя бы немного дополнительного веса.

+2

5

Син мгновенно собрался. Обычно он существовал в несколько рассеянном состоянии, отсутствующем, витающем над телом и везде вокруг. Это было этаким отрицанием ничтожности тела, в котором он скрывался среди двуногих, к тому же его ослабленные органы чувств требовали поддержки ментальной сети, которую он раскидывал, как паук свои нити, чтобы с закрытыми глазами и заложенными отитом ушами оставаться в курсе движения любого тела.
Как видно, чаще всего наводнённое сущностями место не оправдывало обострённое восприятие, оставляя его неготовым в движением в непосредственной близости к тощему телу, которое носило разум.
Которое не могло обратиться, не рискуя быть убитым на месте или баллистой, ибо тёмные существа больше таракана не приветствовались нигде в людских землях, даже если они просто ходили среди них, не сдерживая ауру.

- Эй, не тронь мебель!..

Парень вытер лёгким движением тыльной стороны ладони струйку смешанных соплей и крови из разбитого носа и резко рванул из-за лавки в проход, не давая окружить себя и перехватить восьми рукам, лишив защиты, пока те замешкались из-за летающего снаряда в челюсть одного - мгновенная карма, пасть за нос! По иронии судьбы, он не успел распознать, что тела, попавшие между йуными защитниками чистоты подворотен (золотари, ага, этой работы они достойны) и ним, были не врагами. Он всё равно рвал дистанцию, по иронии подставляя зажатых более-менее нейтральных… выродков, оставляя без прикрытия с фланга. Хоть та же бледная девка и вовсе была бесполезна.
- Лофи ефо, я яфык фрифуфил! А фы, фука! - парень с сочащейся с губ кровью ткнул дампиру, берясь за рукоять палицы, - Я фебя ща в отбфифную отфолофмяфю!
- Эй! А ну, прекратите! - беспомощно пытался остановить затевающуюся драку хозяин. К вечеру зал только заполнялся, больше людей - больше напитков и еды - больше денег! Ради вечеров харчевня и живёт, и вечно кто-нибудь начнёт. А теперь потревоженным обывателям пришлось отодвинуть столы подальше от центральных, вокруг которых танцевала бравая восьмёрка рыцарей и три нелюдя. Часть прятала ужин, но не спешила убегать, другая - делала ставки и подбадривала уличных хулиганов, стуча кружками по столешницам.
- Расслабься, Хоулен, мы сейчас быстро тварей выкинем...
- Вы мне место разнесёте! Агнешка, стражу зови, стражу!
Девочка-разносчица, замешкавшись и не сумев выйти через дверь, понеслась через кухню и двор. Дракон, обогнув край стола, играл в догонялки с тремя парнями, и хорошо, что вовремя заметил, как маг плетёт заклинание, чтобы броситься на лавку и проехать, сбивая с ног ударом в колено колдуна. Огненный заряд бахнулся об пол и обдал волной жара всех в зале, выжигая воздух, которым можно было дышать, но не опаляя ничего, кроме бровей и кончиков волос.
"Надо бежать отсюда, стража, стража", - подумал дракон, хватая поваленные под стол вещи и уроненный кинжал, встречаясь взглядом с другими дерущимися, которые влипли с ним. Девице пытались заломить худые ручки, а вот другой, вооружённый, кажется, имел инициативу и мог спасти всех.
Маг стал подниматься - Син тоже пытался вытащить застрявшую меж досок ногу, но получил коленом под дых от одного из дружков колдуна раньше, и даже удар кривым кинжалом по бедру мало облегчил его судьбу - один взвыл, но другой-то на подхвате, и вытащил дракона из капкана лавок и швырнул на пол рядом с обуглившегося пятна и тяжело дышащего мага.

+2

6

Веселье пошло вовсю. Не зря, видать, Гресс слыл главным городом драчунов, буянов и дебоширов, превосходя по этой части даже беспокойный Кельмир.
Коротышка оказалась не таким уж бесполезным союзником, как подумалось дампиру вначале, белобрысая была весьма боевитой и юркой, за короткое время нанося немало повреждений превосходящему числом сопернику. Харчевня быстро превращалась в бедлам, убытки заведению росли ежесекундно.

- Я фебя ща в отбфифную отфолофмяфю! Дампир оскалился, показав два ряда ровных и белых зубов. Палица рассекла воздух и встретилась с ножкой табурета, последняя, разумеется, с треском сломалась, но Эрленд грамотно рассчитал дистанцию, дубина его не достала, а мастер шепелявящих угроз получил локтем в лицо и, вероятно, недосчитался еще некоторого количества зубов.
Эрленд умел различать кабацкую драку и бой насмерть, сейчас явно был первый случай, потому среди тех, кому посчастливилось попасть под его удары, кандидатов на примерку белых тапок не было, но большинство из них валялись без сознания. Завидев, как разносчица резво порхнула к кухне, дампир рванул наперерез - он не раз имел неудовольствие общаться с городской стражей при различных обстоятельствах и хорошо знал, что встреча с блюстителями порядка не сулит ничего хорошего таким джентльменам, как он. Но достать шуструю девку полукровка не успел - кто-то из рыцарей завалился навзничь перед ним, и в тот момент, когда дампир его перешагивал - крепко вцепился тому в штанину обеими клешнями. Чтобы избавиться от прилипалы, понадобилась пара ударов и несколько ценных секунд, штанина, в итоге так и осталась в руках у лежащего рыцаря, а разносчица удрала на улицу...

Главарь местных воспользовался магией огня, дампир успел прикрыться рукой в перчатке, защищая лицо, но длинные патлы немного пострадали.  Становилось жарко, во всех смыслах. Чернявый довольно лихо снес колдуна, но сам оказался в невыгодном положении. У белобрысой худышки дела шли также не лучшим образом. Эрленд кинулся на помощь парню, растянувшемуся на полу рядом с колдуном, но со стороны раздался крик. - Стой, ты, выродок в рваных штанах, не тронь наших парней, не то спалю все здесь к бесам! У стены стоял тот самый, что первым получил по физиономии ножкой табурета, на левой щеке кровило рассечение, в обеих руках он держал по факелу, снятых со стены. Подле него на полу растекалось приличное озеро местной крепчайшей самогонки, которое стремительно росло, благодаря впадению в него быстроводного ручья из огромной бочки, которую кто-то догадался прорубить. Просачиваться в щели жидкость и не думала, полы были сделаны на совесть.
В зале повисла короткая пауза, все взгляды устремились к держащему факелы.
- Да пошел ты, ублюдок - громко отозвался дампир и ухватил руками за вороты двоих местных налетчиков, стоящих над Синтаром, резко дернул их назад - оба покатились кубарем,  затем наподдал магу носком сапога под ребра, тот начал судорожно  хватать ртом воздух, как карась, попавший живьем на сковороду.

Отредактировано Эрленд Оулссен (26-12-2016 20:28:03)

+1

7

Волны жара, пота и страха прокатывались по коже. Атмосфера в трактире так быстро накалилась, что стоило только всему начаться, как по команде все прочие посетители, отсвечивая любопытными рожами, отодвинулись в стороны. Дружно так отодвинулись, будто репетировали до этого и не раз. А вот Катикарра в подобной ситуации не бывала давненько. Как-то никому и никогда в голову не приходило начистить ей морду. Проще было просто схватить за шкирку и немного встряхнуть. Сколько там ей надо? А тогда уже можно и пукнуть в лицо врага, не ожидающего подвоха от слабой девчонки, иллюзорные огоньки или что-то еще в таком роде, что заставит ослабить хватку и позволит сбежать. Лучший способ для выживания у Катикарры все равно оставался один на все времена - бежать, но и ее охватил неконтролируемый азарт, когда она стояла рядышком с драчунами, лихо размахивающими руками, ногами и кинжалами. Она лихорадочно оглядывалась по сторонам, поблескивая перепуганными глазищами, уворачивалась, отпрыгивала, но в конце-концов все же схлопотала по физиономии, хотя и совершенно случайно. Подвернулась под руку, когда кто-то излишне широко распахнул объятия для очередного захвата. Губы защипало, во рту неприятно обозначился металлический вкус, а в голове зазвенел колокол. Бам, бам! Едва устояв на ногах и отмахнувшись от ближайшего противника, Кэт расслышала крик о страже, затрепыхалась, зажатая в общей толкотне до хруста в ребрах, а потом шлепнулась на пол, рассыпая из мелких кармашков вокруг себя винтики и пружинки. Вместо того, чтобы предпринять попытку вырваться из круга толкающихся и дерущихся мужиков, горе-горькое принялась судорожно хватать откатывающиеся драгоценные железки, но кто-то особенно ушлый и быстрый с легкостью наподдал ей в живот ногой, а потом вздернул с пола вверх, и некоторое время она болтала ботинками в воздухе, цепляясь за волосатую, мощную руку, тягаться с которой у нее вряд ли получится. От ее отчаянного взгляда не ускользнул тот факт, что наиболее умные, избиваемые граждане собрались делать ноги из этого чудного места, подбирая свои вещички. Второй, кажется, тоже был не рядом. Почему-то отчасти уже без штанов, он прыгал кузнечиком от одного нападавшего к другому, вполне возможно даже получая удовольствие от всего происходящего. Мужчины - они такие. Только Кэт, не смотря жарящий по ушам адреналин и выпрыгивающее из груди сердце, весело уже не было. Она вцепилась зубами в руку, державшую ее, после чего ей снова прилетело и уже намного больнее, чем в первый раз, но подвешивать в воздухе ее больше и не пытались. Просто выкручивали руки, заставляя крючиться и хныкать от боли. Щеку опалило жаром. Кажется, оплавилось несколько волосков, но гад настырный, заставивший ее вертеться, как уж на сковородке, отпускать не собирался. Послышались еще большие крики, а нос защекотали пары щедро разлитого кем-то местного бырла. Трущобы Греса гуляют! Голова от удара безвольно мотнулась в сторону, а челюсть едва не осталась в чужой руке. Гномка во время сообразила разжать зубы и теперь кряхтела, но не могла сдвинуться с места, отплевываясь то ли чужой, то ли своей кровью. Рука, зашарившая по ее бокам вынудила очнуться, а "выродок в рваных штанах" оказался тем самым бойким и также осаждаемым нападавшими говнюками мужчиной. Время на миг остановилось. Таверна замерла. Слышно было шумное дыхание участников потасовки. Все взгляды устремились на горящие факелы и лужу драгоценного пойла под их ногами. Жадные, злорадствующие и даже испуганные взгляды. И, судя по обстановке, местная братия все таки одерживала вверх: чернявенький без штанов - единственный, кто остался стоять на своих двоих. Но что он может один? Вторя воинственному кличу незнакомца из ее легких вырвался тонкий писк, вместе с которым она попыталась лягнуть коленкой стоящего позади нее, но тот с легкостью разгадал незамысловатый, бабий маневр и наподдал ей под елозивший зад, а второй рукой ухватил за белесые патлы. Больно ухватил, так что слезы брызнули из глаз! Тварюга! В общем, так самозабвенно и лихо как у чернявого, у Кэт ничего не вышло, не смотря на то, что легкие она рвала с ним за компанию. Так и осталась бы болтаться, пока все остальные делали ноги, если бы державший ее не оттолкнул на то ли поднимающегося, а то ли отдыхающего на полу под ногами паренька, того самого, что ловко размахивал своим кинжалом. Костлявого между прочим паренька! Не менее костлявого, чем сама Катикарра. Вскрикнув и звякнув дружно костями о чужие кости, Катикарра только успела заметить как напавшая на нее скотина, позабыв о ней, мрачной тучей двинула в сторону раздухарившегося воина без штанины. И если заживо не сгорим, то затопчут: их намного больше. Убивают! Вот с такой мыслью она пыталась подняться, ощущая нездоровое беспокойство, елозя на живом и явно недовольном таким положением "покрывале". Грациозно отпрыгнуть или откатиться в сторону не получилось. На четвереньках, цепляясь за чужую одежду и стараясь не получить по голове танцующим у носа разношенным сапогом, Катикарра, схватившись за пострадавшие ребра, кое-как поползла вперед.

+1

8

Лежащий маг прохрипел сквозь зубы что-то злобное и дернул рукой. В ту же секунду с одного из уцелевших столиков сорвался большой кухонный нож и, движимый телекинезом чародея, мелькнул в воздухе и по рукоять вошел в спину полукровке. Эрленд, не ожидавший от поверженного противника такого подвоха, чуть слышно выругался, побледнел и повалился на колени, затем рухнул на мага, изо рта дампира пошла яркая струйка  крови, он понял, что рана смертельна и жизнь вскорости покинет его тело. Собрав остатки сил, полукровка рывком свернул шею колдуну, один из местных дрожащей рукой схватил за рукоять нож, торчащий между лопаток, вытащил и тут же в страхе выронил его.
- Рубаху испортили, гады, кровь не отстирается Дампир оттолкнулся от трупа последнего убитого им мага и перекатился на спину, приложил кулак к сердцу и поднял вверх, отдавая прощальный салют этому миру, затем встретился глазами с чернявым пареньком, изумленно глядящим на умирающего союзника. - Славная была драка. Передай аметистовой драконе, что я ушел достойно. - произнес дампир на последнем выдохе, рука со стуком упала на деревянный пол, по  полу расползалось неприглядно-пугающее багровое пятно. Эрленд Оулссен закрыл глаза и испустил дух

вне-роли

Синтар - сорри, что я не в свой черед отпостил. Антоэль - анкету дампира можно в утиль, более не актуальна

Отредактировано Эрленд Оулссен (03-01-2017 06:01:43)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ещё один повод разбить пару черепов