http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Темной ночью, ясным днем в жертву всех мы принесем


Темной ночью, ясным днем в жертву всех мы принесем

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://s5.uploads.ru/kUsJl.jpg

Кто: Бхишма, Фирузе
Когда: 100 лет назад
Где: Рузьянские леса
О чем: Чем темнее тайна, тем глубже ее прячут. И даже если требуется помощь, знакомое зло может оказаться ближе чужого добра.

+2

2

Множество раз, как это не парадоксально, Бхишма зарекался путешествовать пешком; лошади или крылья - еще куда не шло, но своими ногами - увольте! И как айрес не зарекался, а все равно наступал в сотый (тысячный? стотысячный?) раз на одни и те же грабли. Потому что лошадь - удовольствие не из дешевых, можете, конечно, считать Бхишму идиотом, раз он за полтысячелетия не сколотил достаточный капитал, позволяющий периодически приобретать себе ездовое животное, но деньги мало интересовали крылатого. Да и крылья... Не всегда, ой, не всегда выгодно сразу давать понять какой ты расы. Так что своими двумя, в который раз.
Бхишма так и не смог объяснить, зачем он вообще потащился в Рузьянское Графство. Кажется, свернул не туда, да, точно, это самое логичное объяснение. Не то, чтобы Бхишма не любил Рузьян, но ему он казался слишком спокойным и при этом шумным. Странное чувство, когда шум есть, а драки нет. Да и народа там разношерстного много тоже и плюс и минус.
В общем, странное место, крайне странное...
Из Рузьяна Бхишма ушел. Все же располагающиеся в окрестностях леса привлекали айрес куда больше, сказывалось детство, проведенное среди лесных эльфов. Провианта с собой было немного, приходилось охотиться, что сложно, если учесть меткость крылатого, а точнее отсутствие всякой меткости... Силки - вот его инструмент.
Но так или иначе а дорога, по которой шел Бхишма вывела его на деревню. Если честно, посещение какого-либо селения не входило в планы айрес, он вообще не любил маленькие населенные пункты, в большом городе хоть затеряться можно, а здесь все на тебя смотрят, как на диковинного зверя, вышедшего из чащи, оценивают каждый шаг... На оценки окружающих крылатому было все равно, но от большого количества взглядов, направленных на него, Бхишма начинал подозревать все и вся, а так и до параной не далеко. Хотя, если у вас мания преследования, не означает, что за вами не следят.
Но в данном конкретном случае население и впрямь вело себя чудаковато. Ни как обычно, ни как это принято. Ведь новое лицо должно было вызвать огромный интерес в затерянном среди деревьев-исполинов селении: шушуканья за спиной, небольшие группы, "незаметно" идущие за айрес и обсуждающие, а не эльфийский ли это меч у незнакомца, а что он тут делает, на долго ли задержится и тому подобное; кто-то обязательно должен был попытаться познакомиться. А сейчас затишье. Только страх в глазах и какая-то обреченная заторможенность.
С одной стороны интересно, что ж не так с этой деревней, но с другой - пусть разбираются сами, если не просят то... Хотя, разве будет в ближайшее время нечто более интересное, захватывающее? А тайна небольшой деревеньки - тоже тайна; и знания, приобретенные при разгадывании этой тайны - тоже знания.
Так что пока Бхишма решил осмотреться и, может быть, напроситься к какому-нибудь селянину на ночлег.
В конце концов, вполне может оказать, что здесь просто траур по горячо любимому старосте. Эх, люди, как с вами сложно...

+1

3

Очередная деревня, затерянная в очередном человеческом государстве. Сколько их уже пройдено – не перечесть. Да и годы Фира давно считать перестала.
Годы добровольной ссылки складывались в десятилетия, десятки лет не слышала она пения моря, не видела родных лиц. И на помилование рассчитывать не стоит, ведь единственный судья ей – она сама. Сама себя судила и сама себя изгнала из родной Гвионы, и шла, мучимая совестью, оторванная от моря, от родной земли, от близких.
И некого ей было винить в этом, кроме себя.
Итак, очередная деревня. Несколько дворов с покосившимися оградами, вездесущие куры, и необычная для этого времени суток тишина. Фирузе вгляделась в лица местных жителей внимательнее. Опущенные глаза, постные лица... Какая-то религиозная община? Или просто кто-то умер? Люди вообще умирали удручающе часто.
Из конца в конец пройден ею материк, и везде Фирузе встречала людей, живущих в собственных иллюзиях. Построивших забор вокруг иллюзий и уничтожающих любого, кто этим иллюзиям мог угрожать. И не так уж важно, что именно они себе воображали: благодать ли очередного мелкого божка, собственный ли идеальный мирок, или же что-то еще. Главным было то, что такие люди обычно крайне негативно относились ко всему, что могло поколебать их маленький мирок.
Фирузе вздохнула. Как бы то ни было, а устраиваться на ночлег придется именно здесь.
Отыскав самый большой и богатый дом, Фира уверенно отправилась к нему. Как подсказывал ей немалый опыт, именно в таких обычно жили старосты, никогда не отказывающиеся дополнительно заработать несколько монет. Пустячная услуга – выделить угол страннику и накормить того ужином. А платила Фирузе всегда щедро.
На постой примете? – крикнула она невысокому плешивому человечку, раскуривающему на крыльце трубку. – На одну ночь.
Ничего необычного в ее просьбе не было, однако взгляд, которым окинул ее мужичонка, пробрал Фирузе до костей. Вариант с ночевкой в лесу уже не казался самым худшим.
"Эй, Бешеная Фира, неужели ты испугаешься какого-то человека?"
На постой? Отчего бы и не взять, – пожевав губами, выдал человек. – Проходите, милсдарыня, гостьей будете.
Фирузе уже взялась было за калитку, однако именно в этот момент заметила высокую фигуру, явно не принадлежащую местному жителю.
Высокий. Крепкий. Беловолосый.
С двуручным мечом.
И отчетливо светлой аурой.
Губы эльфийки тронула слабая улыбка. Похоже, не она одна ищет сегодня ночлег.

+2

4

Нужен был ночлег, но ввалиться в первый попавшийся дом это без культурно, да и вряд ли тебя к себе возьмут даже за плату (если, конечно, это селение не совсем бедное). Бхишма давно сделал одно интересное наблюдение: жители городов не доверяю жителем деревень, а те, в свою очередь недолюбливают городских. И, что еще интересно, оба считают друг друга просто-таки разносчиками всех известных и неизвестных в мире болезней. Поэтому, когда какая-то "милая" бабушка, злобно глядя на айрес, захлопнула калитку, тот и ухом не повел. Наверное, пожилая дама еще и добавила про себя: "Ходють тут - чуму разносят!", но вслух сказать побоялась. Мало ли... Кто знает этих пришельцев?
Так как устроиться у рядового местного жителя не выйдет, крылатый стал искать главу, то бишь старосту, ежели тот нынче не откинул копыта. Тоже не факт, что примет, но раз уж он отказал - то и все туда же. Последняя надежда или ночевка в лесу, что, впрочем, не так и плохо. И худшие места есть, скрип раскачивающегося ствола, крики ночных животных всегда напоминали айрес о тем годах, ушедших в далекое прошлое, когда Бхишма еще жил в эльфийской столице, и, вместе с другими мальчишками, сбегал в чащу с ночевкой.  А как вы хотели? Мальчишка, а в особенности мальчишка-айрес, всегда жаждет приключений, и походы в лес - это еще безобидная причуда.
Было решено найти самый роскошный дом, если понятие роскоши вообще применимо к данному месту... Здесь роскошь - эквивалент размера, и самый большой дом - самый шикарный.
Но Бхишма, к своему удивлению, оказался не единственным нечеловеком на деревню.
Эльфийка стояла к нему спиной, а после, наверное, почувствовав ауру, развернулась, и странник смог разглядеть лицо с правильными чертами лица. Это была именно эльфийка, при чем, судя по черным волосам, отдававших синевой, и голубым глазам - эльфийка морская. Бхишма достаточно хорошо знал этот народ, чтоб разбираться в его подвидах.
Но что она здесь делает? Такой же скиталец, как я? Или же является начальником местного ополчения? Возможно, она жена местного старосты - чем боги не шутят.
Но, как показалось айрес, лысенький мужичек - явно хозяин дома, без особой нежности смотрит на "супругу".
Поругались?
Бхишма отринул шальные мысли. Конечно, смешанные браки существуют, полукровки же откуда-то берутся? Но морская эльфийка, дитя море... Здесь? Увольте!
Айрес доброжелательно, но сдержанно улыбнулся и подошел ближе, размышляя: а не поздороваться ли на родном наречии незнакомки? Или это будет выглядеть слишком пафосно?
Но даже не в этом дело, мало кто любит, когда при нем разговаривают на другом языке, а мужичек, как и другие местные, явно не отличался познаниями в языках, а вызывать лишние подозрения и опасения среди и так зашуганного населения - не по-светлому это.
Да и два пришельца, разговаривающих на одном наречии - это уже повод пойти точить вилы.
Здравствуйте. - Бхишма кивнул эльфийки, а потом перевел взгляд на человека.
Вы предоставляете услуги ночлега?

+1

5

Здравствуйте, – беловолосый незнакомец обратился к тому, кого Фирузе определила как старосту. – Это вы предоставляете услуги ночлега?
Мужичонка пожевал губами, посмотрел на путника, потом на эльфийку, что-то прикинул в уме, и решительно ответил:
Нет.
Вот тут Фирузе удивилась. Только что он был согласен взять постояльцев, а теперь вдруг передумал? В то, что в большом доме могло не хватить места провести ночь одному лишнему человеку, не верилось категорически.
Странный отказ. Странный человек. Странная деревня.
Неужели у вас не найдется лишнего места? – решилась высказаться эльфийка. – Ни в сенях, ни на сеновале? Где в таком случае вы собирались положить меня?
Звоночек интуиции тревожно звенел. Фире нравилось здесь все меньше и меньше. Крепло убеждение, что если староста без веской причины откажет путнику, она здесь тоже не останется.
Человек вперил в нее колючий взгляд. Неприятно. И он неприятный.
Никаких драк, – обратился мужичонка с беловолосому. – Не буянить. Посуду не бить. Девок не щупать.
Фирузе сумела удержать невозмутимое выражение на лице. Если бы староста знал, что по части драк и буйств здесь как раз она! Но разве можно заподозрить прекрасную эльфийскую деву со строгим и печальным лицом в таком непотребстве, как безобразные дебоши?
Шалень меня звать, – буркнул староста. – Проходите, покажу, как и что.
Фирузе, – представилась эльфийка спине старосты и беловолосому путнику.
Шалень провел их в дом. Добротный, из толстых бревен, с чисто выскобленными деревянными полами. Уже по одному этому Фира могла судить о благосостоянии хозяина. В бедных домах полы зачастую были земляными. Мебель тоже была добротная, внутри вкусно пахло чем-то наваристым. Может, ее тревога безосновательна?
Однако жена старосты, сухая женщина неопределенного возраста с неприятным лицом встретила их неприветливо. Словно попрошайки пришли, а не готовые платить полновесными монетами путешественники. Стрельнула взглядом, мрачно буркнула приветствие и вернулась к печи.
Как Фирузе и думала, место в доме Шаленя было. Не так чтобы много, но лавки на кухне, которая служила и столовой, выглядели достаточно широкими. А Фира была непривередливой. И в гамаке на корабле спать приходилось,  и на голой земле.
Позвали ужинать. За столом собралась вся семья старосты, и снова в глаза бросалась поразительная угрюмость всех домочадцев. Словно они все в трауре. При всем при том стол накрыт был для деревни богато, хорошая посуда, большой котелок с наваристой солянкой, рагу с мясом... Не в каждой деревне так едали, далеко не в каждой.
Фирузе только вздохнула и взяла в руки кружку с брагой, задумчиво уставившись в мутную жидкость.

+1

6

Последовал отказ. Бхишма уже начал припоминать места, встреченные на пути, которые могли бы быть пригодными для шалаша. Впервой что ли? Главное, чтоб дождь не пошел, а так - все пережить можно, айрес хотел попросить хотя бы провианта, само собой, за достойную плату... Но тут вмешалась эльфийка. Нельзя сказать, что это было неожиданно, вот если бы какой-нибудь вампир проникся к Бхишме теплыми чувствами - тогда есть причина удивиться и задуматься: А чего эта тварь, собственно, хочет? А эльфы - существа знакомые и, впрочем, способные заступиться за незнакомца.
Впрочем, все разрешилось благополучно, и Бхишма благодарно посмотрел на свою спасительницу.
Почему айрес не хотели пускать? Ясно из предостережения хозяина. Боится пригреть буяна, который устроит разнос и упорхнет в окно не заплатив толком ничего. Вполне объяснимый и понятный расизм, связанный с известным всему миру характером крылатых. Что ж, Бхишма все же не был похож на своих собратьев, хотя бы потому, что избрал не путь воина, а путь мага, в совершенстве освоив огненную магию. Но по виду не скажешь.
Хотя, кто его знает, может, хозяин дома и вовсе не признал в Бхишме крылатого и просто не любит, чтоб в доме находился какой-то мужчина кроме него? Оставалось только догадываться.
Не буянить... Интересно, а что бы он предпринял начни я бить посуду? - мелькнула в голове крылатого шальная и даже ребяческая мысль.
староста представился, представилась и эльфийка.
Бхишма. - ответил взаимностью айрес.
В доме было уютно. Бхишма, будучи странником, тяготел к домашней атмосфере, было в этом человеческом "стойле" нечто правильное, какое-то постоянство, которого порой так не хватает. Хорошо, наверное, быть оседлым? Приходишь домой после трудного для, а дома тебя ждет теплая пища, теплое питье, теплая супруга... И так изо дня в день, разве плохо? А эти счастливчики еще жалуются на рутину! Требуют приключений, опасностей, смены обстановки... Не ценят, что имеют. Не ценят странники свободы, не ценят оседлые постоянства.
Не смотря на не очень радушный прием, гостей позвали к столу. Блюда не пестрили королевскими изысками, но для такой глуши были весьма неплохи. Айрес сразу принялся поглощать мясо. Хотя лесные сородичи Фирузе и привили Бхишме любовь к природе и понимание, что лучше не охотиться, когда нет надобности, но крылатый понимал: мясо - не животное, его уже не воскресить. Так что можно поесть до отвала, не мучаясь моральными терзаниями.
Надо разобраться в особенностях местного менталитета. Сколько хозяин готов меня терпеть? А еще хорошо бы переговорить с эльфийкой...

+1

7

Ужин прошел в напряженном молчании. Переброситься хотя бы парой легкомысленных фраз с беловолосым воином, назвавшимся Бхишмой, в присутствии строгих хозяев казалось кощунством. Единственный раз, когда Шалень нарушил молчание, были его слова обращенные к Фире:
Почему вы не пьете? В сухомятку и кусок в горло не лезет, – ну надо же, он заметил, что брагу Фирузе отодвинула.
Не пью алкоголь, – ложь. Наглая ложь, Фира, разве ты не помнишь, сколько рома выпила вместе с командой, какие пьянки вы устраивали, пока от команды не осталось никого, кроме тебя? – Предпочитаю воду.
Ей налили колодезной воды. Но и к ней эльфийка притронулась далеко не сразу. Грызло изнутри чувство, что что-то неладно, шептало под руку, подсказывало, не пей, не спи, уходи. К воде она притронулась не сразу. Проверить бы, колдануть, но творить магию на глазах у дремучих селян, показывая свое недоверие...
Неразумно.
Вода чистая, холодная, аж зубы ломит. В такой тяжело спрятать лишнее.
Почему она вообще об этом думает?
Потому что не доверяет. Странный староста, странный дом, странная деревня.
Только Бхишма со светлой аурой не вызывает подозрений. Но и о нем Фира не знает ничего. Полагается только на свое чутье. Но ведь и оно может подводить...
Ночь вступила в свои права. Отгорел закат, закрыли плотно ставни. Будь Фирузе хозяйкой, она бы оставила окна открытыми, чтобы сладкий ночной воздух беспрепятственно мог проникать в комнаты. У людей свое мнение на этот счет. Поэтому Фирузе лежит на твердой лавке, накрывается тощим одеяльцем и дышит спертым воздухом многолюдного дома.
Душно. Не спится. Лавка жесткая. Кажется, что даже на земле было бы удобней. Возможно, она переносит свое отношение с хозяев на дом, кто знает. Но слишком узко, чтобы ворочаться, и Фирузе сдается.
Эй, – шепчет она в темноту, – ты не спишь?
Неловко выйдет, если Бхишма не обращает внимания на мелочи, что мешают спать ей. Но Фире хотелось поговорить. Так редко ей встречались существа с настолько светлой аурой за пределами Гвионы. Словно частичку Родины случайно встретила. Хотелось говорить, спрашивать, узнавать...
Откуда ты? – шепот кажется слишком громким в спящем доме, но Фирузе голос не понижает. – Расскажешь, что тебя сюда привело? Если, конечно, это не секрет.

+1

8

Не пью алкоголь, - это был первый факт, который Бхишма узнал о эльфийке, если не считать ее имени. Айрес не был закоренелым трезвенником, но жизнь складывалась так, что не получалось напиться, не выходило в силу обстоятельств залить в глотку бутылку-другую вина, побуянить немного, побить посуду... В общем, дать волю чувствам и эмоциям. Потому что нельзя терять над собой контроль, потому что, кто тебя будет тащить до трактира, когда уснешь, забывшись? Кто не даст тебя обворовать? То-то. Пока спишь хмельным сном - чего только произойти может...
Бхишма тоже выпил воды. Один стакан на ночь - давняя традиция, которую не всегда удается соблюсти.
Поели, легки спать. Айрес положил под лавку свой двуручный меч, чтобы в случае чего суметь отразить атаку. И всегда так - меч под лавку, нож под перину. Иначе ни как. Да, хозяин не отравил крылатого, хотя мог, но может, просто нет нужного яда? Может, просто не успел? Не сообразил? Да и то, что не решил убить час назад, не говорит о добрых намереньях.
Поэтому меч под лавкой точно лишним не будет.
Уснул Бхишма быстро, но его сон всегда был чутким, словно кот, крылатый спал одним глазом, периодически просыпаясь и поглядывая на окружающий мир. Сны поэтому айрес видел редко.
Обычно вставал Бхишма рано, но к чему он точно не привык - так это когда будят.
Эй, ты не спишь? - вопрошал женский голос.
Глаза крылатого мгновенно открылись, а рука метнулась под лавку, нащупала рукоять, схватила меч, айрес напрягся - все это произошло бессознательно и почти мгновенно - рефлексы диктовали действия.
Но эльфийка не ограничилась одним вопросом и задала еще парочку.
Бхишма отпустил рукоять, но сделал это так, чтоб оружие не упало с грохотом на пол, перебудив весь дом, да и перед эльфом было бы не удобно...
Глухая деревня, ночь. Почему бы и не поговорить? - хмыкнул про себя айрес.
Опять в мозгу появилась мысль - не воспользоваться ли своим навыком в языкознании? Когда рядом нет этого лысого хама. Но воин внутри крылатого говорил, что это лишнее. На эльфийском надо говорить, когда эльфы спиной переговариваются, как перерезать тебе глотку. Конечно, такого в жизни Бхишмы еще не было - айрес попадались дружелюбные эльфы, но так ведь не может продолжаться вечно? Теория вероятности не на стороне длинноухих...
Я странник. - произнес Бхишма и сел на лавке, глядя в темноту, где скрывалась его собеседница, - Шел из Рузьяна, на эту деревню наткнулся случайно, странные здесь жители. - на секунду крылатый замолчал, а потом, выдержав паузу, продолжил, - Странные люди. - в этом уточнении не было высокомерия, хотя когда-то айрес страдал некоторой формой снобизма по отношению к пришедшим следом, но сейчас - нет, - Интересно, что тут не так.
И правда интересно. Может, у Фирузе есть какие-то мысли, которые могли бы пролить свет?
А что ты ищешь в этих землях? Редко когда встретишь эльфа в такой глухомани.

Отредактировано Бхишма (19-12-2016 01:26:28)

+1

9

Я странник, – судя по звуку, Бхишма сел на лавке. – Шел из Рузьяна, на эту деревню наткнулся случайно.
Совсем как она. Фирузе молча кивнула, не собеседнику, но своим мыслям. Сколько их, таких странников, не имеющих собственного угла? Словно перекати-поле, блуждают они по миру, случайно встречаясь и расходясь, их жизненные пути извиваются причудливыми петлями, и какая случайность ждет на следующий день, предугадать трудно.
Странные здесь жители, – заметил беловолосый, и Фира чуть вздрогнула. Значит, ей не показалось. – Странные люди.
Я тоже обратила на это внимание, – сказала она темноте, в которой скрывался ее собеседник. – Они все словно под гнетом живут, хотя деревня богатая. Такое настроение я раньше видела только в умирающих селениях, в которых дети погибают от голода.
Странности копились и множились, и если раньше Фирузе собиралась утром отправиться дальше, то теперь она уже не была уверена, что сможет поутру спокойно покинуть деревню. И дело вовсе не в том, что она боялась, что ее не отпустят, глупости какие! Архимаг она, или кто, в конце концов?
Сейчас она была уже уверена, что неладное что-то творится в этой деревне, и понимала, что не сможет уйти, не выяснив, что именно. Эти люди ей никто, но не вытравить из крови привычку защищать. Больше пяти десятков лет она стояла на страже берегов Гвионы и безопасности ее жителей. Всплыло, казалось, давно забытое слово – долг. Ее долг изжить то, что отравляет жизнь этой деревни.
В глубине души Фирузе понимала, что просто придумывает себе цель, потому что жить без смысла и цели невыносимо. Пусть хотя бы так. Хотя бы Такая, краткосрочная цель быть у нее должна.
Чего я ищу? – Фирузе замолчала, ища ответ в себе. Изгнание стало ее добровольным наказанием. Но поймет ли ее беловолосый? – Покоя. Внутреннего равновесия. Силы.
Глупый, ничего не объясняющий, но самый правдивый ответ из всех возможных. Она вернется только когда поймет, что в состоянии управлять со своими внутренними штормами.
Я странник, как и ты. Перекати-поле.
Фирузе замолчала, прислушиваясь к звукам спящего дома. Мышиная возня в подвале. Поскрипывания, свойственные старым домам. Дыхание хозяев, ровное, спокойное, у всех, кроме самого старосты. Бессонница? Или подслушивает? Даже если так, говорили они с Бхишмой очень тихо, а слух людей уступает эльфийскому.
Я останусь здесь еще на день. Хочу понять, что происходит, – совсем тихо, на пределе слышимости. Незачем Шаленю знать, почему она остается. Как бы не оказалось, что он замешан в том, что здесь происходит.
Прости, что разбудила. Спокойной ночи.
Фирузе поудобней устроилась на лавке и наконец забылась сном.

+1

10

Слова эльфа только подтверждали мысли айрес, ничего нового она не сказала, но знать, что ты не параноик, который в каждом кусте видит угрозу - тоже хорошо. Ну, или не один Бхишма такой. Нельзя сказать, что крылатый стал больше доверять Физуре. Хоть айрес, само собой, был светлым, но старался придерживать двух принципов из народной философии дроу: "В любой еде может быть отрава" и "Доверие - твое богатство". Это, наверно, самые нужные принципы для странника. Кому можно доверять? Не известно. Беспричинное доверие может стать причиной твоей смерти, всегда опасайся и потенциальных друзей и потенциальных врагов, но будь готов к приятным неожиданностям, и они не редкость в этом странном мире.
Ответ на вопрос Бхишмы не очень удовлетворил айрес. Сила, покой, равновесие - слишком общие слова, которые вряд ли можно назвать информативными. Но по сути, а что бы ответил сам Бхишма? Что он ищет знания, тоже не очень конкретно, не так ли?
Странники - такие странники, сами не знают чего ищут, но обязательно находятся в поиске. Без поиска жить скучно. Искать можно что угодно: пропавшего три столетия назад родственника, любовь, славу, честь, богатство, власть, ну, или покой. Чем бы дитя не тешилось. Без поиска смысла жизнь невозможна. Засохнешь, загнешься. И поверьте, полтысячелетия - достаточный срок, чтобы понять кое-что в этом мире и расставить свои приоритеты.
Бхишма, по большому счету, искал даже не знаний, он искал свое место, свое применение, то занятие, где он будет на месте. Он искал смысл жизни - и этот поиск постепенно и стал смыслом.
Эльфийка сказала, что останется еще на день.
Хорошо, - пробормотал айрес, - Я тоже.
Крылатый не горел особым желанием помогать людям, не смогли местные его к себе расположить. Но почему бы и нет? Сейчас Бхишма свободен, он ни чем не обременен, и ничего более интересного не предвидится. Да и эльфийка - приятная компания для распутывания тайны.
Прости, что разбудила. Спокойной ночи. - с этими словами Фирузе уснула, а айрес какое-то время продолжал сидеть и смотреть в темноту.
Чем только боги не шутят. Морской эльф и айрес одновременно пришли в одну и ту же глухую деревню. Ведь Бхишма вполне мог задержаться в Рузьяне всего-то на какие-то сутки, и тогда эта встреча бы не произошла, а в одиночку айрес вряд ли бы стал заморачиваться и искать опасности на свои крылья.
Значит все это не просто так, наверное, богам угодно, чтоб эту тайну разгадали?
Спокойной ночи. - еле-слышно прошелестел Бхишма и лег на лавку.
Не сразу айрес забылся сном, обдумывая, с чего бы завтра начать день?

Отредактировано Бхишма (20-12-2016 00:19:05)

+1

11

В деревнях встают рано. Еще не рассвело толком, а хозяйка уже поднялась и засуетилась по дому. Гостям, спавшим в общей комнате, тоже пришлось подняться ни свет, ни заря.
Прохладный утренний воздух после затхлой духоты избы пился, как родниковая вода. Фирузе дышала и никак не могла надышаться. Только выйдя под открытое небо, она осознала, как давила на нее мрачная атмосфера, царящая в доме старосты.
Плеснув в лицо ледяной воды из бочки, что стояла во дворе под яблоней, Фирузе отправилась искать Шаленя. Надо же как-то объяснить, что она остается здесь еще на ночь.
Старосту она снова нашла на крыльце, раскуривающего трубку. Жена его в это время гремела чем-то в доме, один из сыновей выводил скотину на пастбище, невестка уже копалась в огороде, чтобы успеть все по холодку. Только Шалень холодными рыбьими глазами взирал на суету равнодушно, неспешно пуская кольца дыма.
Что уж кривить душой, местный староста Фирузе не нравился. Как и остальные жители, такие же угрюмые и забитые, как и домочадцы старосты. Как и сама деревня, производящая самое гнетущее впечатление.
Уважаемый, – обратилась Фирузе к старосте. – Спасибо за ваше гостеприимство. Однако дорога моя была трудной, и пускаться снова в путь я пока не в силах. Могу я остаться еще на ночь? Плачу также.
Староста ответил не сразу, сначала сделал затяжку и выпустил в блекло-голубое небо очередное дымное кольцо.
Хорошо, – равнодушно ответил он, но Фире показалось, что глаза старосты сверкнули. – Коли платите за постой, отчего не пустить? Отдохните, наберитесь сил. Завтра двинетесь дальше.
Спасибо, – тревожный колокольчик уже не просто звенел, а бил в набат. – Я погуляю пока. На речку схожу.
Шалень явно не пришел в восторг от этого заявления, но возразить ему было нечего. Он лишь буркнул, чтобы к ужину не опаздывала, а то ждать никто не будет.
Фирузе молча кивнула и вышла через скрипнувшую калитку. Речку она приметила еще вчера, когда только шла сюда. Морской эльфийке срочно требовалось оказаться в родно стихии, чтобы успокоить нервы.
А еще поколдовать без лишних глаз.
Вода много знает, вода много помнит, только не каждому готова рассказать свои секреты.
Фира умела спрашивать. Фира умела слышать. Фира узнает, что не так с этими людьми.
Если же вода покажет, что все в порядке и дурной характер просто в крови этих людей, Фирузе с чистой совестью завтра покинет это место.

+1

12

Бхишма просыпался рано, от природы он - жаворонок. Так и сейчас айрес проснулся еще до рассвета и, не желая будить домочадцев, лежал и думал о чем-то своем, ангельском. Но не подумайте, что "ангельское" - это обязательно что-то возвышенное, вовсе нет. Бхишму беспокоил насущный вопрос - надо где-то почистить перья... Потому что будь ты хоть трижды ангел, а перья надо чистить, как и обычному голубю из подворотни. Гигиену никто не отменял, несмотря на бессмертие. Выглядеть надо прилично. Потому что сколько бы мудрецы не говорили, что встречать по одежке не правильно, что внешний вид ничего не скажет о намереньях незнакомца, о его внутреннем мире, о том,что можно назвать гордым словом душа, сколько бы не написали трактатов философы... Все равно встретят по одежке и проводят по уму. Поэтому, хоть айрес и было плевать на мнение окружающих, он за собой более-менее следил. А то, приди он такой оборванец к этому лысому и не известно, пустил бы староста Бхишму на ночлег или же пришлось ютиться в шалаше где-нибудь в лесу.
Тем более люди... За тот короткий срок, который дается этим существам мало что успеваешь понять. Бхишма вон полтысячелетия, а все равно такое ощущение, будто он только вчера родился...
Когда эльфийка проснулась, айрес сделал вид, будто спит. Он сам не знал для чего. Возможно, очередная проверка?
Только после Бхишма не спеша вышел на улицу, не забыв прихватить свой меч, умылся и, глядя в свое отражение в ведре с водой, подумал: как же повезло айрес! У них нет бороды и брить ее каждый день не надо. Это так упрощает жизнь, особенно в походных условиях, когда тупить лезвие на подобные мелочи - непозволительное расточительство.
Желание полноценно почистить перья привели айрес к мысли, что надо найти водоем. Крылатый отличался наблюдательностью, так как всегда находился начеку и по некоторым признакам сумел определить, где находится река. (Если честно, то он просто, доверившись интуиции, пошел по первой попавшейся тропке.)
Река оказалось не слишком большой, но и этого достаточно.
Бхишма разделся по пояс, отрастил свои дополнительные конечности, и тело пронзила острая, но такая привычная боль. Айрес вошел в воду по шею и начал водить крылья из стороны в сторону.

Отредактировано Бхишма (24-12-2016 17:26:32)

+1

13

[audio]http://prostopleer.com/tracks/684308BA7z[/audio]

Речка бежала совсем рядом с деревней, наверняка в ней часто купалась ребятня, а женщины стирали белье, не думая, что рассказывают воде свою историю. Река же запоминала и несла дальше, чтобы рассказать тысячу историй тому, кто захочет ее выслушать.
Просто до прихода сюда Фирузе было некому поговорить с ней.
Эльфийка склонилась над рекой, взглянув в глаза собственному отражению. Коснулась воды рукой. И запела.
Слова заклинания выпеваются легко, высокий чистый голос звенит над водной гладью, и река откликается, отзывается, радуется, что наконец может рассказать, что знает.
Вода – идеальный накопитель и передатчик информации. Нужно лишь уметь спрашивать. Фирузе умела.
«Расскажи, что помнишь…»
И река откликается, отзывается, поет в ответ, спешит поделиться тем, что запомнилось.
Поймав самый свежий и яркий образ, Фира растерянно захлопала глазами. Она, конечно, не надеялась выведать у бегущей воды много подробностей, вот если бы тут был пруд – другое дело. Но ожидала все же увидеть сценки деревенской жизни, хоть как-то проливающие свет на странных жителей деревни. Река же охотно показала ей полуобнаженного крылатого мужчину, входящего в воду.
Ошарашенно осев на берег, Фира потрясла головой. Либо стихия намекает, что негоже так долго игнорировать потребности тела, либо один ее беловолосый знакомый решил искупаться и испортить эльфийке все колдовство.
Фирузе поднялась с земли, отряхнулась и двинулась выше по течению.
Лес здесь был не слишком густой, сказывалась близость села. Однако ягоды, которые обычно обираются ребятней, едва бочки начинают розоветь, висели переспелыми и нетронутыми. А ведь детишек в деревне действительно видно не было…
Эльфийка довольно скоро дошла до небольшой заводи, словно специально созданной для купания. И не одной ей так казалось.
Фирузе догадывалась, что Бхишма не человек, не бывает у людей столь светлых аур. Разве что у святых, но на святого явно бывалый воин не тянул. А вот два белоснежных крыла, которые айрес полоскал в речной воде, словно хозяйка простыни, все объясняли.
Как водичка? – окликнула она крылатого, подойдя поближе и усевшись на низком берегу. Подумав, стянула сапоги и сунула ноги в воду.
Настроение внезапно поползло вверх. Здесь, на берегу мирной речки, в компании айрес, который светлой своей аурой стер все темные воспоминания, что могла нести в себе река,  не верилось, что рядом может происходить что-то злое.
А даже если и происходит, она со всем справится.

+1

14

Конечно, если будешь просто водить крыльями, то желанного эффекта не получишь - надо хорошенько "выстирать" перья. Как это не прискорбно, но для всех крылатых перьеносцев природа придумала один единственный правильный способ помывки. Наверное, всякий видел, как после дождя в лужах собираются стайки воробьев и устраивают водные процедуры? Примерно тоже самое сейчас делал айрес, только для воробья он был слишком крупным. Помнится, когда-то давно, когда Бхишма еще был ребенком, друга-эльфа очень забавлял такой способ чистки, и он за насмешки часто получал волну брызг в лицо с этих самых крыльев.
Айрес редко позволял себе погрузиться в воспоминания - слишком велик шанс расслабиться, а расслабляться, как известно, нельзя.
Поэтому Бхишма быстро отбросил навязчивые мысли и погрузился в воду с головой. Плавать с крыльями гораздо удобнее, чем только с руками и ногами. Крылья, словно плавники, дают дополнительную скорость, не зря некоторые птицы, приспособившиеся к жизньи рядом с морем используют свои верхние конечности для улучшения динамики под водой при ловле рыбы.
Если говорить на чистоту, то плавать Бхишма не особо любил. И тут дело не в природной склонности к огненной магии, а скорее в этом неприятном ощущении утомленности, когда выходишь на сушу. Будто, на время потеряв привычную силу, отпустив свою жертву, земля хочет наверстать упущенное и просто втаптывает тебя...
Полет - совсем другое дело. И, кстати, с мокрыми перьями особо не полетаешь - тоже существенный минус.
Айрес вынырнул и продолжил мучить крылья.
И в этот момент его окликнули:
Как водичка?
Бхишма расправил свои крылья, и повернулся к говорившему (а точнее говорившей) лицом.
Айрес не был удивлен, его вообще удивить сложно. Бхишма изначально предполагал, что за ним может кто-то следить: член какого-нибудь местного ополчения, стайка вездесущих мальчуганов, которым неймется больше всех - да мало ли? Так что в каком-то смысле оставлять меч на берегу - опрометчиво - вдруг украдут, но не везде же его с собой таскать? Может быть, айрес и страдает паранойей, но не до такой степени.
А окликнувшей оказалась уже знакомая эльфийка.
Доброе утро, - поприветствовал соседку крылатый, - Неплохая вода.
Вода и впрямь была относительно теплая, хотя текучая вода всегда холоднее стоячей, а заводь заводью, но река давала о себе знать.
Айрес решил из потока выйти, впрочем, что хотел - он сделал и Физуре особо не помешала, только вот шаровары крылатый планировал выжить и высушить, а раздеваться до гола перед представительницей противоположного пола - это уже за гранью.
С Бхишмы градом стекала вода, с его мокрых крыльев, с коротких белоснежных волос, с подбородка, вода текла по обнаженному торсу... Не самое приятное ощущение.
Плащ, рубаха и сапоги были аккуратно сложены и покоились на камнях рядом с мечом.
Не один я, видимо, люблю сутра пораньше отправиться на водоем. - айрес слегка улыбнулся.
Конечно, доверять эльфийке Бхишма не мог. Разве не подозрительно, что она таким чудесным образом его обнаружила? Но поговорить надо, тем более после ночного разговора.

Отредактировано Бхишма (24-12-2016 23:12:18)

+1

15

Крылатый выходил из воды, и Фирузе невольно залюбовалась. Она умела ценить красоту во всех ее проявлениях, а зрелище, представшее сейчас ее глазам, определенно заслуживало внимания. Пожалуй, в другой ситуации она бы даже посмотрела на Бхишму как женщина, но самовольно взятый на себя долг по отношению к жителям деревни, которые даже не подозревали, какое счастье им внезапно привалило, не позволял отвлекаться на мирское.
Не один я, видимо, люблю сутра пораньше отправиться на водоем, – заметил айрес, поглядывая на сложенные аккуратной стопкой вещи. Фира, поняв его затруднение, поднялась на ноги и отвернулась.
Одевайся, крылатый, – в голосе ее звучала усмешка. – Я не подглядываю.
Фраза "Чего я там не видела" осталась невысказанной.
Эльфийка задумчиво смотрела на бегущую вдаль реку, несущую в себе сорванные ветром листья. Она себя чувствовала таким же листом, оторванным от родного дерева, увлекаемым потоком в неизвестность. 
Я пыталась выяснить, что происходит здесь, с помощью магии, но, – Фира дернула плечом, выражая свое недовольство данным фактом, – не вышло. Однако я чувствую неладное. Ты обратил внимание, что на улицах не видно детей и молодых девушек? Это странно. При том по меньшей мере староста не бедствует, за других не скажу, но скотина выглядит ухоженной и сытой.
Фирузе замолчала, собираясь с мыслями. Окунуться бы сейчас, нырнуть до самого дня и смотреть оттуда на вверх, на слабо просвечивающее сквозь толщу воды солнце, и сидеть там, пока не кончится воздух, а потом несколькими резкими движениями подняться на поверхность, вдыхая воздух, который кажется одновременно обжигающим и сладким.
Но нельзя. Сначала дело. Эльфийка мысленно пообещала себе, что в случае успеха непременно осуществит задуманное.
Я хочу понять, что здесь происходит. Это неправильная деревня. И мне это не нравится, – хотелось обернуться назад, чтобы посмотреть, как Бхишма реагирует на ее слова, но Фира сдерживалась. Крылатого она рассматривала как возможного союзника, а потому смущать его и портить отношения не собиралась.
Если я правильно поняла тебя вчера, ты тоже остаешься на некоторое время, правильно? – разговаривать спиной к собеседнику было не очень удобно, хотя благодаря чуткому слуху Фирузе прекрасно представляла, что происходит сзади, не видеть глаз собеседника все же было непривычно. – Если не секрет, почему?

+1

16

Эльфийка, предварительно встав на ноги и отвернувшись, с некоторой усмешкой уверила айрес, что подглядывать она не будет и что крылатый может одеваться, не беспокоясь ни о чем. Если честно, Бхишма не страдал стеснительностью. Даже если бы Физуре подглядывала, то это в первую очередь не красит ее, но по большому счету - какая разница? Айрес уже полтысячелетия от роду, а за такой срок ко многому привыкаешь. В том числе к провожающим тебя взглядам прелестных дам. От айрес не скрылся взгляд эльфийки, но это был не тот взгляд, с которым женщина смотрит на понравившегося ей мужчину, а скорее взгляд скульптора, который увидел какую-нибудь изысканную статую и заприметил пару интересных черт, могущих пригодиться в будущей работе.
Пока Бхишма одевался Физуре высказывала свои мысли насчет этой деревни. Собственно, примерно то же самое думал и айрес. Не выглядит деревня бедной: добротные дома, не спившиеся, а вполне нормальные (за редким исключением) жители. Достаток и безопасность - разве не это нужно для хорошей жизни? Достаток на лицо, а вот безопасность... Может, орудует банда разбойников, обложивших данью селение? Хотя тогда бы вряд ли можно было заметить богатство... Эх.
Бхишма быстро оделся, но на теле все равно чувствовалась неприятная влага.
Да, деревня странная. - пробормотал крылатый и начал приближаться, как бы показывая, что он готов, - Я б сказал, что люди живут зажиточно, но при этом угрюмы и неприветливы. Хотя, как мне кажется, достаток всегда делает людей более счастливыми... - Бхишма вздохнул, - Они постоянно напряжены, словно ждут нападения...
На мгновение айрес замолчал, и его взор перешел на реку. Течение было не сильное и еще можно было видеть, как по поверхности воды плыли белые перья.
Решил остаться. - крылатый снова взглянул на эльфийку, - Интересно разобраться со всем этим. Да и, если я правильно понял, то в этом деле не буду одинок, верно?
Иногда приятно знать, что ты не одинок и что кто-то защищает тыл, а когда пытаешь в чем-то разобраться, то вторая голова точно лишней не будет.

+1

17

Верно, – кивнула Фирузе, оборачиваясь к айрес, уже одетому и подошедшему ближе. – Здесь что-то неладно, и я не успокоюсь, пока не выясню, что происходит.
Цель, которую она сама себе придумала, вымышленный маяк, без которого Фира сама себе напоминала затерявшийся в бескрайнем море корабль, потерявший навигатора. Пусть даже местные жители не желают спасения. Без цели жить Фирузе не умела.
Давай вернемся обратно, – эльфийка присела и принялась обуваться. На влажные ноги сапоги налезали неохотно. – Раз уж с помощью магии мне выяснить ничего не удалось, пойдем другим путем. Попробуем поговорить с местными.
Что-то подсказывало Фирузе, что ответов они так не получат, но почему не попробовать пойти сначала простым и коротким путем? Может, барон местный или кто у них тут главный, с каждой девицы право первой ночи требует, и они с Бхишмой тут зря панику развели?
Легким движением поднявшись с земли, она отряхнула с одежды налипший сор и отправилась по едва заметной тропинке обратно в негостеприимную деревню.
По возвращении Фира снова отметила нехарактерное отсутствие оживления на улице. Не носились с визгом детишки, не перебрасывались колкими фразами через забор хозяйки, лишь куры невозмутимо копались в пыли, выискивая потерянные зерна.
Фирузе в нерешительности остановилась на околице, толком не  зная, с чего начать. Сказать "Мы все выясним" проще, чем сделать. Не была она дипломатом или тем более сыщиком. Бешеная Фира славилась тем, что сначала сносила голову врагу, а потом уже думала.
Однако если он хочет однажды вернуться домой, нужно учиться быть другой. Разумной Сдержанной.
Не собой.
По привычке действовать напрямую, Фирузе направилась к ближайшему дому, в огороде которого кверху задом возилась пожилая женщина.
Матушка! – обратилась Фира к селянке. Ответом ей был настороженный и недовольный взгляд. – Матушка, а чего у вас ребятишек не видно? Случилось что?
А вам-то что? – непонятно с чего взъярилась женщина. – Мимо идете, так и идите, нечего вынюхивать здесь! Ишь, ходят тут, выглядывают, выспрашивают! Чего вам до наших детей? А ну пшли отсюда, пока собак не спустила!
Фира оторопело смотрела на селянку, бранящуюся последними словами, и чувствовала, что внутри закипает злость. Что такого она спросила? Чем успела обидеть эту склочную  бабу? Стиснув до боли кулаки, эльфийка резко развернулась и пошла прочь, чтобы не сорваться. Скандал или, не дай Имир, труп, ей сейчас точно ни к чему, хотя на языке вертелись ответные слова.
Вот и поговорили, – угрюмо бросила она Бхишме, когда они отошли на достаточное расстояние. На них глазели, и держать себя в руках было сложно, но пока Фира справлялась. – Может, у тебя лучше получится?

+1

18

Вернулись обратно. Опрос местного населения - дело непростое, особенно, когда население такое... Бхишме казалось, что это ни к чему не приведет, ибо если б местные считали нужным попросить о помощи, то уже сделали это. А так придется щипцами каждое слово вытягивать - в лучшем случае.
Физуре решила начать опрос первой, весьма вежливо обратившись к одной пожилой даме, однако оная явно не была настроена на беседу, разразившись самыми отборными бранными словами. На эту выходку айрес только слегка улыбнулся, его искренне забавляла эта старушка, люди вообще забавные существа. Но вот спутницу крылатого реагировала более остро.
Чтож, я работал переводчиком, какой-никакой, а опыт по переговорам (точнее по переводу переговоров, а, следовательно, я за сим наблюдал) есть. Посмотрим, что получится.
Хорошо. - кивнул крылатый.
Бхишма решил не лезть с расспросами к первой попавшейся бабке, а все же выбрать "жертву". Жертва должна обладать следующими критериями: относительно небольшой возраст (ибо как заключил в свое время Бхишма с возрастом люди становятся более желчными по причинам ему неведомым, может, от зависти к молодым и тем паче к вечномолодым?), так же опрашиваемый обязан смотреть на пришлых не с агрессией... Ну, или жертва не должна быть трезвой. Ведь пьяница, даже если накричит, наорет, разобьет какую-нибудь чашку, то все равно с большой долей вероятности выложит все, как на духу.
И вот тут проблема. Деревня-то не особо пьющая... Но, наверное, в каждом селе можно найти любителя хмельной браги.
Так как деревня была небольшая, то вскоре пришельцы оказались на ее окраине. Рядом с маленьким домом, не производившем впечатления добротного и надежного, сидел мужичок лет эдак за сорок, судя по красному лицу и затуманенным глазам, сегодня он уже пропустил один стакан, однако не находился в том состоянии, когда язык окончательно отсоединяется от мозга.
Здравствуйте, любезный, - поздоровался айрес, но его лицо не исказилось в притворной улыбке, - Знаете, тут такое дело, я забыл свою флягу в Рузьяне, а там было вино, а здесь я проездом, не скажете, где можно что-нибудь горячительное приобрести?
Нужно было подойти из далека, просто завязать разговор, а потом уже постараться выудить нужную информацию. Если, конечно, по селу еще не пошли слухи, что странная парочка что-то вынюхивает, тогда пьянчуга вряд ли расскажет, в чем секрет местной угрюмости.
Вы же в доме старосты остановились? - подняв карие глаза на крылатого, произнес мужичок, - У него всегда брага есть - продаст.
Он втридорога берет, да и не та эта брага - не люблю я такую. Неужели все местные у него покупают? Милсдарь, не таите, скажите, где можно раздобыть нормальную горячую воду, а я вас за это угощу, м?
Напоить собеседника - это просто отлично, душевный разговор да после рюмки выпитой... Все расскажет, только успевай запоминать, и не забывай, что тебе-то, как раз, перебирать нельзя.
Хорошо, - после непродолжительного раздумья сказал пьянчуга, - У рыбака нашего всегда найдется, нормальная брага - сам беру и по хорошим ценам. - мужичок показал рукой куда-то в сторону, видимо, там находился дом рыбака.
Может, вы нас проводите? Я там заодно и награду отдам.
А что ж не проводить - провожу. - глаза местного заблестели.

Отредактировано Бхишма (29-12-2016 02:11:26)

+1

19

Фирузе молча наблюдала за работой Бхишмы и не вмешивалась. У крылатого практически сразу получилось найти подход к одному из местных. Не самому респектабельному из них, но краснолицый выпивох хотя бы не послал их далеким и популярным маршрутом. Пожалуй, айрес прав. Что у трезвого на уме - то у пьяного на языке. Если кого и удастся здесь разговорить, то именно этого любителя горячительных напитков.
Подход Бхишмы дал свои плоды, и вскоре подвыпивший селянин уже весьма шустро вел их к небольшому домику, вокруг которого сушились снасти. Нетрудно было догадаться, что именно здесь и жил тот самый рыбак.
Вот, господин, здесь он и живет, как есть здесь! – проговорил мужичок, на лице которого уже расплывалась предвкушающая улыбка. Потом он внезапно крикнул: – Эй, Бростин, выглянь! Дело есть!
Из-за дома вышел недовольный, заросший по самые глаза бородой невысокий, но крепкий мужик.
Чего тебе? – особой радости от вида односельчанина в компании чужеземцев рыбак не выказывал, но хотя бы разговаривал. – Говорил же, в долг больше не даю.
Бростин, так я же не для себя! – почти искренне возмутился пьянчуга. – Вот, милостивый господин изволит браги твоей купить. – Мужичонка кивнула на Бхишму.
Ну ежли господин изволит, – почесал бороду рыбак и сказал: – Сейчас все будет.
Вскоре довольный пьянчуга и расставшийся с несколькими монетами Бхишма в компании молчаливой Фиры сидели на трухлявом стволе поваленного дерева за околицей, в тенечке.
Эх, хороша! – крякнул мужичок, глотнув браги и занюхав рукавом. Жизнь в его глазах явно налаживалась, и селянин добрел на глазах.
Хороший вы человек, господин, хоть и чужеземец. Ох и хороший! Наши-то злыдни нипочем за так не нальют, хоть и родичи половина. – Мужичок глянул на Фиру. – И баба ваша тоже ничего, хучь и остроухая. Молчаливая. Моя-то жинка уже разоралась бы на всю улицу, что опять пью.
Селянин сделал еще глоток и подытожил:
Ну так я же не просто так пью, а с хорошим человеком! А с таким грех не выпить! Да и не так часто у нас радостный повод для этого дела есть...

+1

20

Довольно быстро дошли до дома рыбака, было видно, что новый знакомый очень хочет поскорее вкусить хмельной напиток. Разговор, произошедший между селянами позабавил Бхишму, но вида он не подал. Люди вообще забавные существа. Лесные эльфы относились к ним с неким высокомерием, но айрес пришел к выводу, что нет смысла гордится своими крыльями, а вот иногда посмеиваться над существами, чей срок жизни неумолимо короток - можно. А пьяницы - это особый вид людей, слабых людей, но от этого не менее, а более комичных. Они ведь почти как дети - краснощекие, лысые, грязные, пропахшие перегаром и рыбой - дети.
Мало того, что селяне прониклись к Бхишме уважением, тем самым уважением подвыпивших людей, которое так искренне, но так недолговечно, так еще и решили, что эльфийка и айрес - пара. Крылатому было все равно, а Физуре, судя по ее молчанию, тоже не протестовала. Они ведь не просто так - все ради дела.
Бхишма тоже по чуть-чуть потягивал брагу, потому что "как можно купить товар, даже его не попробовав?"
Постепенно оба человека начинали доходить до нужной кондиции.
Да и не так часто у нас радостный повод для этого дела есть... - вот этого крылатый и ждал! Как только пошли жалобы на жизнь можно постепенно, издалека подходить к основному, к самому главному.
А то! - уверенно кивнул крылатый и отпил добрую половину налитого, - Все больше поминки, похороны... Времена-то не спокойные.
Войти в положение, поддержав беседу - это еще не все. Надо как-то сблизится - рассказать жалостливую историю из своей жизни и желательно такую, которая бы как-то совпадала с личной трагедией местных.
Что тут может произойти? Так, достаток в деревне есть, деньги - не то; но, как заметила Физуре, нет маленьких детей, это явно неспроста, значит надо надавить на эту тему, чтоб их души полностью открылись.
Бхишма не любил врать и не любил врунов, но здесь-то ложь во благо! Если хоть часть предположений верны, то деревню надо спасать, а вот если они с Физуре ошибаются... Айрес будет очень стыдно - и это еще мягко сказано.
У меня, знаете ли, тоже сын был. - крылатый перевел взгляд на эльфийку, - У нас.
Было видно, как крылатый мнется, но если селяне могли принять это за горечь утраты, то Физуре явно понимала, как неудобно Бхишме лгать.
Крылатый наклонив голову к остроухой, шепнул:
Tua amin!*
Бхишма вновь посмотрел на рыбака:
Сожрала гадина красная!
Человек ахнул, а выпивоха, приведший чужеземцев к этому дому нервно крикнул:
Бростин, у тебя ведь тоже, пока это... - язык начинал заплетаться, главное успеть.

*Помоги мне/Подыграй мне (эльфийский)

+1

21

Бхишма легко втянул в разговор сельчан, и Фирузе немного ему завидовала. Она так не умела. Нет, она легко находила общий язык со многими, но только когда была искренне расположена. А вот так, хитрить, вытягивать по крохам информацию... Ну не для нее это было. Прямолинейная и взрывная Фира никогда не шла окольными путями, всегда только напрямик.
Однако сейчас она сидела и молча слушала. Даже "остроухую бабу" проглотила, хотя несколько ласковых слов так и просились с языка. Однако когда крылатый вдруг заявил: "У меня, знаете ли, тоже сын был. У нас", Фира чуть не подавилась и была вынуждена отвернуться в другую сторону, чтобы не выдать ложь Бхишмы неподобающе удивленным выражением лица. Особенно когда он обратился к ней на родном языке. Хотя это было не так удивительно, как если бы на эльфийском заговорили жители этой деревни.
На людей же это вранье произвело самое правильное впечатление, особенно, когда Бхишма с надрывом выдал:
Сожрала гадина красная!
Фира была вынуждена спрятать лицо в ладонях, что вполне могло сойти за горе для непритязательных зрителей, а заодно скрывало истерический смех. Однако маленький спектакль определенно имел успех. Рыбак ахнул и изменился в лице, а пьянчужка наконец проговорился.
Бростин, у тебя ведь тоже...
"Вот оно!" – поняла Фирузе и посмотрела на хмурого рыбака. Лицо его закаменело, а на чересчур болтливого приятеля он смотрел с плохо сдерживаемо злостью.
Увы, – она очень старалась притвориться убитой горем матерью, но понимала, что актерских навыков ей для этого не хватает. Потому не поднимала от земли глаз и надеялась, что брага уже оказала на селян свое действие. – Это горе... Кто может понять родителей, потерявших единственное и любимое дитя?  Как объяснить, что солнце вмиг померкло тому, кто не испытал подобного? И не дай Имир кому-то пережить такое...
Фирузе поражалась околесице, что неслась из ее уст, но еще больше удивилась, когда Бростин вдруг часто заморгал и отвел взгляд.
"Серьезно? Это работает?"
Я понимаю, – глухо произнес рыбак и как следует приложился к браге. Кадык его часто заходил вверх-вниз, а количество жидкости в бутыли здорово уменьшилось. – У меня тоже был сын. И...
Бростин  замолчал, и Фирузе уже подумала было, что больше ничего от рыбака не услышит, но тот с неожиданной злобой продолжил:
Рилдиров Шалень! У него-то не забирают!

+1

22

Физуре закрыла лицо руками, сначала Бхишма решил, что эльфийка тем самым выполняет его просьбу подыграть, но увидев блестящие смехом глаза, понял, что она просто скрывает эмоции. И впрямь, если знать истину, то сказанное айрес звучит забавно. Но потом, видимо, успокоившись, Физуре выдала какой-то феерический бред под стать тому бреду, который сказал айрес. Эх, врать легко, особенно, когда твои собеседники пьяны и за счет этого не замечают небольших проколов, легко, но стыдно.
Когда эльфийка закончила свою речь, то Бхишма слегка приобнял ее за плечо. Ничего личного, просто роль надо играть до конца, а любяший муж всегда стремиться успокоить супругу, верно?
Но наконец-то план крылатого подходил к своему логическому завершению, люди напились и уже не могли держать язык за зубами, пьянчуга выдал важную информацию: Рилдиров Шалень! У него-то не забирают!
Теперь ясно, деревня платит дань кому-то, видимо, дань эта - дети местных. Но сейчас, еще можно умудриться вытянуть то, кто проклятущий враг, и тогда уже готовить план по уничтожению противника. Но все надо сделать быстро, скоро люди совсем потеряют возможность говорить или уснут.
Бхишма вскочил на ноги и обнажил клинок.
Опять красная гадина?! - чуть ли не крикнул он, - Опять красная гадина!! - меч айрес рассек воздух, и крылатый стал озираться и оглядываться по сторонам, будто ожидая, что дракон появится прямо сейчас, - Где он?! Где?
Сейчас возможно несколько вариантов: или селяне скажут: "Да не дракон у нас, а ..., вон там живет, гад!" или испугаются и замолчат, или скажут нечто нечленораздельное. Но попытаться вывести их на чистую воду стоило.
Хоть Бхишма и изображал пьяного, по-настоящему он не захмелел, а некоторое количество выпитого только добавляло в глаза естественный блеск и добавляло храбрости - все же показывать себя дураком в присутствии дамы, пусть и не просто так, а по делу - не достойно благородного айрес. А что поделать, если иногда, чтоб людям помочь надо разыграть целый спектакль? И еще не известно, выйдет ли.

+1

23

Маленький спектаклю прошел на ура. Селяне прониклись к "несчастным родителям" и, кажется, готовы были рассказать, что же здесь происходит. Так что вольность Бхишмы Фира оставила без внимания. Пусть. Дать ему по шее она еще успеет.
Вероятно, затуманенным умам мужчин представление, устроенное двумя пришельцами, показалось весьма убедительным и проникновенным. Во всяком случае Бростин наклонился вперед, оперся локтями о колени и устало потер ладонями болезненно скривившееся лицо.
У нас не красная. – Голос рыбака звучал глухо, на пришельцев он не смотрел, уставился невидящими глазами в землю. – У нас зеленая гадина.
Тварь эта появилась у нас несколько лет назад. Пришел парнишка странненький, худой, что твоя жердь, патлатый страсть. И прямиком к старосте. О чем они там сговаривались, никто не слышал, но опосля Шалень всех собрал и сказал, значица, что теперь нас охранять будут. Да не кто-нибудь, а дракон! От зверей диких, от люда дурного, от любой напасти, что со стороны прийти может.
Рыбак покачал головой.
Да вот только не за так он это делал. Потребовал, чтобы дань мы ему платили. Да не деньгами али съестным. Детьми нашими. Мол, очень они ему по вкусу. А коли не послушаемся, то он село по бревнышку раскатает.
Голос Бростина дрогнул. Фире показалось, что этот крепкий суровый мужчина сейчас заплачет.
Так и живем с тех пор. Не обманула тварь, ни разбойников не стало, ни волков. Хоть ночью в чащу ходи, в целости обратно вернешься. Только и детишек ему отводят исправно. Год назад моего сына забрали... – голос рыбака сорвался. – Пять весен ему всего было...
Фирузе с трудом сглотнула вставший в горле комок. А ведь угадал Бхишма-то. Дракон.
Почему вы не попросили помощи? Дракона можно ведь прогнать, изловить, убить в конце концов!
А кому мы нужны, госпожа? – горько бросил рыбак. – Рузьян далеко, поди еще доберись до него, а дракон, прознав, что за охотниками по его душу гонцов отправили, ждать не будет. Он хоть и небольшой, но мужики наши ему на один зубок.
В голове не укладывалось, как можно отдавать своих детей на прокорм чудовищу. Фирузе знала, что драконы разумны, но пожиратель детей был для нее монстром по умолчанию. Гадиной, которую необходимо раздавить.
Где его логово? – Селяне растерянно и настороженно посмотрели на Фирузе. Вместо прекрасной эльфийки, убитой горем матери перед ними сидел солдат морского патруля, с горящим жаждой битвы взором и сурово сжатыми губами.
На ветку над головой Фирузе села птица и завела звонкие трели. Листа чуть шелестела, ласковый ветерок овевал лицо, но для эльфийки ничего этого уже не существовало.
В ней просыпалась Бешеная Фира и требовала немедленных и активных действий.

+1

24

Получилось. Бхишма мог собой гордится, но все равно на душе скребли кошки, что пришлось так нагло врать. Ради блага. Все верно. Иначе никак. Правильно... Но все равно как-то не приятно.
Местных тиранил дракон, пусть зеленый, но дракон. Интуиция айрес его не обманула, когда подсказала рассказать именно такую историю: с погибшем ребенком и драконом. Бывают же такие совпадения...
Можно бы было радоваться, но если представить, что местные добровольно отдают своих чад какому-то монстру, который тех жрет... Что чувствуют родители? Что чувствуют местные? Ясное дело не будешь тут счастливым да довольным.
Когда кого-то поедают волки - это меньшая трагедия. Что будет с деревней, когда в ней останутся одни старики? Вряд ли гадина оставляет кого-то на развод.
Думать о разумных существах, как о каких-то курах было непривычно и мерзко, но, наверное, именно так к селянам относился ящер.
Бхишма видел, как меняется в лице Физуре, ее лицо стало серьезным, в жестах появилась какая-то военная выучка что ли?
Как бы она сейчас своим поведением не раскрыла нас, хотя... - крылатый обвел взглядом мужичков, - Зря я беспокоюсь - ничего они не заподозрят. По крайней мере сейчас, когда проснутся все может быть.
Айрес убрал меч в ножны и присел.
Дракон ж...жвёт где-то в семи километрах от нас, у него как пещера. - Бростин чертил в воздухе руками нечто-то непонятное, - К северу.
Это надо заканчивать! - решил Бхишма. Все, что надо, они узнали. Теперь надо уходить и готовиться к походу на гадину.
Крылатый поднял сосуд непонятной природы, в котором и находилась брага, и жестом дал понять, что мужики должны сделать то же самое, те повиновались, явно желая заглушить алкоголем потревоженные раны. Чокнулись, айрес сделал вид, что пьет, хотя на самом деле даже не прикоснулся к напитку.
Приведший не местных к рыбаку селянин почти сразу отрубился, а с Бростином еще пришлось повозиться, но и он, напевая что-то, лег на свою же руку и захрапел.
Бхишма сунул в карман рыбаку несколько монет, даже больше, чем надо, и повернулся к эльфийке:
Ну, что будем делать дальше?

+1

25

Я пойду туда и убью эту тварь, – с холодной яростью в голосе бросила Бешеная Фира, которая никогда не вела переговоров с пиратами. – Ты со мной?
Фирузе поднялась с бревна, на котором сидела, и посмотрела Бхишме в глаза. Если он сейчас начнет ее останавливать, придется применить силу к крылатому, а ей этого не хотелось бы. Светлый воин нравился ей и мог стать отличным союзником.
Ждать Фира причин не видела. Сейчас на их стороне внезапность, людоед не ожидает гостей, если, конечно, староста не предупредил его. Похоже, Шалень совсем не против такой охраны, а то и вовсе в доле с драконом состоит. Фирузе пообещала себе, что после обязательно вернется и поговорит со старостой по душам. И пусть только попробует соврать хоть в малом! Трусов, лжецов и подлецов Бешеная Фира ненавидела всей своей эльфийской душой.
Все, что мне нужно, всегда со мной, – эльфийка имела в виду магию. Здесь, вдали от моря, она была слабее, чем у родных берегов, но даже без непосредственной близости воды могла неплохо потрепать противника. – Ты собран, или вернешься в деревню?
В такие моменты, как сейчас, Фира забывала о манерах и правилах приличия. В первую очередь она считала себя боевым магом, а потом уже знатной дамой и женщиной в принципе. Жажда немедленных действий жгла мышцы нетерпением, магические потоки ощущались как никогда сильно, они словно сами ластились к рукам и просили: "Позови, прикажи, и мы откликнемся.
Покоримся.
Поможем.
А плата за силу не так страшна, правда?
"
Говорят, души морских эльфов после смерти превращаются в морскую пену.
Не глядя на спящих селян, Фирузе развернулась и отправилась в сторону, указанную Бростином. Семь километров к северу – довольно расплывчатый ориентир, но она не сомневалась, что сумеет найти пещеру. В конце концов, маг она или нет? Короткое певучее заклинание, и из влаги, собранной из окружающего воздуха, благо близость реки сказывалась, соткались крошечные сверкающие в солнечных лучах полупрозрачные птахи, которые сейчас станут ее глазами.
Летите, – шепнула Фирузе и отпустила магических шпионов с ладоней.
Испытывая легкую раздвоенность сознания вследствие заклинания, она оглянулась назад на Бхишму: она идет одна или в компании?

Отредактировано Фирузе эл Амилье (23-01-2017 20:05:47)

+1

26

Я с тобой. - спокойно произнес Бхишма и тоже встал с бревна. - Меч у меня, а больше я ни в чем не нуждаюсь.
Все же странно... Нет, не сама ситуация: идти в лес с морской эльфийкой рубить зеленого дракона - что тут необычного? Но идти без плана, не скоординировав между собой действия в случае чего, не отрубив Шаленю голову в конце концов! Просто так? Дракону в пасть? Да ладно? А еще говорят, что айрес импульсивны!
Но идем - значит идем. Хотя старосту так и чесались кулаки допросить. Вот прям как надо допросить! Со всеми теми методами, которые так противны светлому существу, но которые... Ну, можно, когда очень надо, в общем! Все во имя света, все во имя добра, а что конечностей у жертвы не хватает... так это ошибочка вышла, извиняйте. И вообще, гражданин, не надо быть сволочью, тогда и кол из одного места сам собой рассосется, и общий тонус повысится, и иголки из-под ногтей повыскакивают и стройными рядами зашагают в изначальное место дислокации, а ежели напортачили, то терпите, терпите, голубчик, может быть, боги над вами смилуются, а может и добрейшие светлые существа, так милосердно проделавшие с вашим телом все те экзекуции, от которых глаза на лоб лезут, даруют вам покой (естественно, посоветовавшись в вышестоящими духовными иерархами). Да, терпение - добродетель, как пить дать, добродетель!
Физуре тем временем наколдовала каких-то птах, которые мгновенно разлетелись по округе.
Она - водный маг; я - огненный. Если получится ужиться, то тандем будет идеален.
Бхишма пытался, примерно оценить умения эльфийки по обрывочным данным, которыми крылатый располагал, и, скомпоновав это со своими навыками, разработать нужную стратегию поведения.
Конечно, первым должен идти Бхишма, так как он - ударная сила, владеет мечом, огонь и все прочее. А маги - они всегда не первая линия битвы, и плевать, что Бхишма тоже маг, ему предками завещано быть в первых рядах во время столкновений, войн и битв. Геройства - это ведь чуть ли не черта характера целой расы.

+1

27

Странная парочка из морского эльфа и айрес углублялась в рузьянский лес, но некому было оценить эту компанию и скептически хмыкнуть. Фире же было не до праздных размышлений. Она шла вперед, ведомая не столько невнятным "там", брошенным селянином, сколько своими магическими шпионами. "Птички", сотканные из мельчайшей водной взвеси, летели впереди, замечая мельчайшие следы, оставленные местным зверьем, которого чем дальше, тем становилось меньше.
Дракон питается не только детьми, – Фирузе попыталась сфокусировать на Бхишме взгляд, но заклинание рассеивало внимание, и потому могло показаться, что она смотрит мимо. – Он сожрал либо распугал почти все зверье в округе.
Действительно, чем дальше на север они продвигались, тем тише становилось в лесу. Даже птиц здесь было гораздо меньше, чем рядом с деревней. А где-то через час пути уже и без магических помощников можно было видно, что дракон довольно много времени проводит в истинном облике. Поломанные ветви и поваленные стволы молодых деревьев красноречиво говорили, что здесь обитает некто достаточно крупный, но не слишком осторожный. Либо чересчур самоуверенный, раз не считает нужным скрывать свое присутствие.
Хотя кого ему здесь бояться? Селяне запуганы, деревня находится вдали от больших дорог, так что наемников и охотников за сокровищами можно не опасаться. Только чистая случайность привела сюда их с Бхишмой в одно время.
Разведчики нашли наконец логово дракона, и Фируе развеяла заклинание. Нормальное восприятие мира вернулось почти сразу, но эльфийке пришлось ненадолго зажмуриться, чтобы побороть головокружение. Это заклинание не входило в число любимых как раз из-за подобных побочных эффектов.
Логово совсем рядом, – она понизила голос, повернувшись к воину. Фира неимоверным усилием воли заставила себя остановиться и поговорить. Она понимала, что снова повторяет свою любимую ошибку, бросаясь в бой без раздумий, хотя именно со своей импульсивностью она и собиралась бороться в добровольном изгнании. – Полагаю, нужно составить план действий.
Собственно, его было бы неплохо составить до того, как Фирузе бросилась в лес, пылая праведным гневом, и сейчас она это понимала, но делала вид, что так и задумано.

+1

28

Шли в лес, и чем дальше в чащу, тем больше затихали птицы. Плохой знак. Но, когда идешь охотится не на кого-то там, а на дракона, то плохой знак - это само собой разумеющееся. Когда логово было, ну уже совсем близко, Физуре, все же решила обсудить план. Прям здесь. Рядом с драконом.
Все же, наверное, Бхишме стоило взять ситуацию в свои руки и настоять на предварительном обсуждении, но прошлого не вернешь.
Я думаю - мне следует пойти первым. - полушёпотом произнес крылатый, - Я обнажу меч, и приготовлюсь к атаке. На нашей стороне то, что змей не ожидает нападения и уверен в своем превосходстве. Я его отвлеку, расправлю крылья и попытаюсь улететь - уверен, что он за мной погонится. Ты в это время обыщи логово, мы не можем знать наверняка: съедает он жертв сразу или кого-то оставляет про запас. Пошлешь мне сигнал. Если кто-то живой будет - выведешь или укажешь дорогу. Я к этому моменту изрядно выдохнусь, надо приманить дракона сюда, так как нельзя позволить ему напасть на деревню. Я огнемаг, неплохо владею мечом и немного знаю светлую магию. Что умеешь ты?
Надо было знать наверняка и, опираясь на это, уже строить стратегию сражения с самим зверем. Про переговоры Бхишма даже не думал. Ну, уж слишком гордые драконы существа, а учитывая вкусовые предпочтения именно этого индивида... Объявив себя - только хуже сделаешь.
Еще айрес надеялся, что Физуре не будет оспаривать ту роль, которую в своем плане ей удилил Бхишма. Все же из них двоих крылья есть только у него, а эйфика вряд ли умеет летать.

+1

29

Как только Фирузе переложила командование на плечи Бхишмы, стало легче. Выполнять приказы - первое, чему она научилась на корабле. Слово капитана - закон, и ослушание может закончиться купанием за бортом. Потому, выслушав предложенный айрес план действий, эльфийка только согласно кивнула головой.
- Вода, - коротко ответила она на его вопрос. - Ты, наверное, заметил...
Она не особо скрывалась. Конечно, сейчас Фирузе пользовалась магией гораздо меньше, чем дома, рядом с родными водами, да и в отсутствии поблизости хоть какого завалящего ручья чувствовала себя довольно неуверенно, однако ее мастерства в обращении с родной стихией это не отменяло.
- И земля. Я неплохой маг.
Главное, чтобы в логове у дракона не завалялось никакой подавляющей магии игрушки. Тогда она будет немногим отличаться от тех же самых крестьян.
Тишина вокруг напрягала. Не бывает в лесной чаще такого подавляющего молчания, чтобы ни птиц, ни зверей. Только насекомые жужжали и стрекотали в кустах.
Насекомые дракона не интересовали.
Эльфийка потянулась к магии, чувствуя, как та откликается, готовая в любой момент стать тем, чем пожелает заклинатель. На всякий случай заклятие нужно подготовить заранее, чтобы быть во всеоружии, если вдруг что-то пойдет не так. Едва ли дракон даст ей время напеть заклинание. Скорее удивится неожиданному концерту да откусит певунье голову.
- Логово там, - Фира указала туда, где, по сведениям ее магических шпионов, устроил свое жилище дракон. - Как и договорились, ты впереди, отвлекаешь. Я постараюсь незамеченной пробраться внутрь.
Если им повезет, то кто-то из детей еще может оказаться живым. Шансов на это мало, но все же, все же...

0

30

14 постов Бхишме оплачены

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Темной ночью, ясным днем в жертву всех мы принесем