http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » That's the dwarfy business.


That's the dwarfy business.

Сообщений 1 страница 33 из 33

1

http://savepic.ru/12419827.jpg
[audio]http://prostopleer.com/tracks/115863249RpS[/audio]

Участники: команда Серебра, черные.
Время: относительная вероятность будущего Альмарена. 21304 год, 3901 год от изгнания богов за пределы существования. Торжество земных созданий. Прошли долгие тысячелетия, прежде чем иго богов завершилось. Рилдир был уничтожен таинственным оружием айрес. Имир был изгнан за пределы нынешнего бытия безымянным демоном стихий. Малые боги распались, утратили свое могущество, растворились в людском потоке, став лишь былой тенью себя, сильнейшие существа, которых Светлая Империя преследует повсюду, чтобы уничтожить и сделать ничем. Играсиль растворилась в бесконечном космосе, став жизнью на прочих планетах, став душой этой вселенной, как стала до того мать ее душой Альмарена. Небеса разверзлись, а великая Амат распростерлась и привела мир к новому порядку.
   Колонизация планет шла успешно, строились новые корабли, магия подпитывала силы вновь оживших рас. Гномы, орки, люди, эльфы... в этом новом мире отыскалось место для всех, от призраков до драконов, стали заключатся альянсы, выстроились государства на просторах бесконечного космоса, расы отделялись от светлой Империи, Темный Альянс отходил все дальше. Бесконечная война, ранее полыхавшая из-за жрецов, ныне полыхала из-за разных великих корпораций, из-за нужды в том, чтобы вытеснить противника, забить подальше в опасный космос и обескровить.
Место: космический корабль Гномьего Доминиона - BSA|S-31(Bruden Sparheldrig Ancentur|Supership-31). Огромная махина гномьего производства. Новейший корабль космического флота Гномьего Доминиона Светлой Империи. Корабль находится во власти адмирала Тира Гуринссона, наследника Третьего Сектора и так далее, и под командованием гномьего экипажа, они направляются к Далафару, где их должны встретить имперские силы. Груз, который они везут, крайне опасен. Живая богиня Ллос, которую гномы отыскали в далеком секторе космоса. Паучья богиня сдерживается специалистами, но все еще представляет опасность. Утилизировать ее здесь без жертв и разрушений космического масштаба не представляется возможным. На корабле также полно дипломатов из прочих секторов космоса, объединений, конфедераций, корпораций, они пытаются добиться от Тира Гуринссона и Светлой Империи разрешение на досмотр богини, дроуские послы желают вернуть видовое достояние на великий Альмарен и заточить там в показательном музее Дроу, чтобы будущие поколения темных эльфов могли наглядно видеть то, что служило для них опорой во дни темной древности. Представители специализированных служб иных рас, дипломаты, послы, айрес и эльфы из специализированных служб Империи, также здесь можно встретить оборотней из Серой Конфедерации, представителей драконьей расы(истинный облик которых заблокирован внутри корабля) и так далее. Все находится под относительно защитой. Корабль легко вмещает экипаж в 30 000 живых единиц, обслуживание лежит на астроголемах, роботах и прочей неорганике. Большая часть существ на корабле, конечно-же гномы.

Описание корабля: рубка капитана в самом сердце корабля. Жилые-развлекательные-тренировочные и прочие интересные места находятся в нижней части корабля. Верхняя, задняя и передняя части заняты ангарами, техническим помещениями, защитными системами и так далее. Корабль сильно защищен как изнутри, так и снаружи.


Правила отыгрыша:
1) Нельзя ломать игру. Можно имбовать, сражаться на какой-нибудь тренировочной площадке, уничтожать возможных предателей или какое-нибудь нападение отбивать, можно интриги и договоры отыгрывать, всякую простенькую чушь. Но ломать игру, уничтожать корабль, освобождать Ллос нельзя, пока ее и увидеть нельзя... ну, пока потерпите.
2) Очереди нет. Вы отписываете тогда, когда хотите, и кем хотите(не чужими нпс) - можете взять альтернативный облик кого-нибудь из своих персонажей, чтобы раскрыть их получше и в данном сюжете. Все персонажи без исключения вляются нпс, они видоизменены, они не являются самими собой в полной мере. Пост должен быть не меньше 2500 символов. Активная игра поощряется.
3) Обязательно указывайте в посте слова серебро, черный. Оба слова. Не надо спрашивать "куда вставить то, я низнаю". Это богатый корабль, корабль гномов, черное и серебряное они любят, пусть серебро будет метафорическим, пусть черными будут космосы, волосы, костюмы, что угодно. Вы же ролевики, как сказала Ночь, вы смогёте. Обязательно.
4) Гм игры - я. Я буду гмским постом разбавлять всеобщее уныние, если таковое наступит и двигать сюжет.
5) Имбы допустимы и поощряются, прям имбы, не сдерживайтесь ничем, кроме логики. Магия и технология вышли на новый уровень, оборотни, драконы, айрес, демоны, все расы прокачались и приобрели защитные-атакующие навыки, реакция, кибервойна, магическое сопротивление и так далее. Вы все еще можете быть рукопашником, хоть без оружия сражайтесь чисто магией - это не так важно, дальнее оружие тоже есть. Не надо прописывать персонажей, можно - но это необязательно. Все ограничивается лишь одним правилом - первым.
6) Можно играть нц, ну тут можно, играйте, разрешаю. То-есть, если вы хотите играть в связке с каким-либо чужим нпс - флаг вам в руки, играйте и это будет хорошо. Но ждать никого никто не обязан. Если вы отдали кому-нибудь своего нпс (вот вы написали вступление в диалог), а второй участник взаимодействия не пишет - вы можете писать пост за любого другого нпс в ожидании ответа.
7) Прошу учесть, что это хайтек... но в фэнтезийном антураже, здесь магия переплетается с техникой, культуры древних фэнтезийных рас преображаются и так далее. Корабль, к примеру, выглядит типично гномски - крепко сбитый, могучий корабль Доминиона, угрожающе щерящийся оружием, адамантитовые пластины, порой можно увидеть какие-нибудь черные колонны из похожего на камень материала и так далее. Здесь все иначе, могут быть бассейны и бани, могут быть всякие похожие на чертоги комнаты со стилизованными иллюминаторами и так далее.
8) Пока я обозначил только Светлую Империю владеющую святой планетой - Альмареном, а также имеющей свои доминионы в космосе, вроде гномьего. Обозначил Темный Альянс, всяких дроуских послов. Все расы есть, могут быть и прочие, но лучше придерживаться измененного канона - так будет лучше. В целом, играем.

Отредактировано Принц Тир (01-12-2016 17:29:21)

+3

2

Как было приятно сменить белый халат на другую одежду. Как было приятно посидеть вот так с бокалом светло-зелёного напитка. В бокале тихонько “говорили” пузырьки, донося до ушка оборотня тихо шипение. Кисло-сладкий запах, напоминающий чем-то смесь лайма и клубники, щекотал ноздри и заставлял еле заметно улыбнуться. За спиной андроиды играли какую-то незатейливую мелодию, больше напоминающую отголоски древнего Альмарена, чем современную музыку. Несмотря на расслабляющую атмосферу, в голове Ал всё равно крутились мысли. Даже в свой выходной, наконец выдавшийся на этой громадной посудине, она не могла перестать думать над разрабатываемым ею оружии. Корпорация “Ima'Dwar”, в которой работала брюнетка, имела выгодный контракт с гномами, которые за определённую выгоду позволяли проводить некоторые эксперименты и заниматься разработкой на борту корабля. В лаборатории с оборотницей трудились и сами гномы, и люди. В их команде была даже драконша. Гномы то и дело неодобрительно посмотривали на это создание, будто генетическая память подсказывала им поскорее прятать своё серебро и золото в чёрные металлические сундучки, пока этот зверь, находящийся в человеческом облике, не украла всё богатство.
   Зелёная жидкость, казалось, обжигала язык, но чувство то быстро прошло, сменяясь обволакивающей сладостью с ноткой кислинки того самого лайма. Из-под ворота кофты выглядывала вязь немагических рун, скорее лишь частично напоминая древние письмена. Она это прекрасно знала, поскольку долго изучала аспекты рунной магии, а так же адаптировала её для применения в оружейном деле современности.
  Кошачий взгляд девушки бродил по веренице стеклянных бутылок, расположившихся ровными рядами на полках. Буйство цветов, поражающее воображение. Синие, красные, зелёные ликёры - производство чисто людское. Ни одна другая раса не принимает этот напиток. Эльфйиские алые и белые вина, цена которых разнилась от пары цифровых монет до цены небольшого домика в пригороде. Прозрачные горячительные напитки гномов и орков. Питьё на любителя, если быть откровенными. Как после такого вообще можно выжить - хороший вопрос. И всевозможные коктейли, которые смешивал бармен с биомеханической рукой, мастерски перекидывая шейкер в руку человечью. Да, он явно был человеком: это подсказывал его запах.
   Но, к сожалению, нельзя было долго рассиживаться в баре. В лаборатории кипела внеурочная работа, присутствие при которой начальника лаборатории было просто необходимо. Ал соскользнула с высокого стула и поправила кофту. Маленький наушник требовательно защекотал ухо. Это значило лишь то, что в лаборатории требовалось срочное её присутствие.
[NIC]Лиалла[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/w9tsa.jpg[/AVA]

+1

3

Актория - Клетка, близкое к командному центру ядро корабля, сдерживающее Ллос. Тир, Четт, Вигберг.
[NIC]Адмирал Тир[/NIC][AVA]http://savepic.ru/12402180.jpg[/AVA]

   Четыре руки свободно вращались, доставляя особое удовольствие телу алхимика. Удовольствие от вкусов на кончиках пальцев было особое, запахи, цвета, тепловое излучение… он ощущал пальцами магию внутри этих волокн. Ллос сидела на коленях, глядя вперед и не шевелясь. Она застыла, словно статуя. Силы ее, заблокированные в этом месте, давали техникам вроде Четта особое преимущество. Его синие программные глаза глядели на нее, а губы кривились в улыбке, ему нравился запах богини. Специалист по кибервойне, химии, биохимии, биомагии, и прочим ремеслам, он мог оценить ее по достоинству. В спине под лопатками, на ее висках, под горлом и в самом сердце виднелись длинные штыри, созвездия мифрильных узлов, пронизывающих и ослабляющих богиню, что раньше носила звание Паучьей Королевы.
     - Состояние в норме, небольшие всплески агрессии, напряжение в узлах возрастает, но потребности в новых пока нет. Мы держим ее, адмирал. Она наша. - И все-же, ей хватило бы силы… хватило бы силы сровнять человеческий город с землей. Убить древнейшего из айрес в поединке. Но это все сравнительно. Нагая богиня взрастила на своей удаленной планете целую расу, сильную и могущественную, Доминиону пришлось выжигать их орбитальным огнем, и даже тогда больше тысячи боевых кораблей были уничтожены богиней, не говоря уже об истребителях и шаттлах, о наземных жертвах. Ее брали дважды, и пока не явились айрес, она сбегала. Потом дюжина воинов заблокировали ее, окружили, взяли, и поместили в камеру. Давным-давно айрес были воинами, сражающимися с демонами, но те дни миновали, и ныне никто не представлял молчаливый крылатый народ иначе, чем убийцами богов. Четт задрожал от удовольствия, когда черные глаза полубессознательной Ллос коснулись синих программных глаз его, затем глаз адмирала Тира, который стоял перед ней, проверяя реакцию зрачков достаточно гномским способом. Он просто взял богиню за подбородок и поднял ее лицо, та не могла сопротивляться, хотя напряжение в узлах стало подбираться к критической отметке… и постепенно спало, когда из нее стали забирать дополнительную энергию.
      - И вот, настал тот день. У нас богиня дроу… убившая бога нашего в незапамятные времена. Грабительница наших серебряных и золотых сокровищниц. Королева убийц. Когда ты подохнешь там, аннигилированная в ничто, мой народ наконец сотрет с камней ту древнюю обиду. Тебе будет больно, Ллос. Я надеюсь. - Биомеханическая рука его презрительно дернулась, отпуская лишенное почти всех реакций лицо. - Офицер Вигберг, где ваша госпожа? У меня есть дело к ней, важное.
      - Она скоро будет, мсье. - Ответил солдат хрипловатым голосом. Дворянин с окраинной Имперской системы. Его синие без зрачков и белков глаза были обращены… в неизвестную сторону. Тир и Четт оба знали, что в голове оборотничьих офицеров происходит посчет мельчайших крупиц информации и тактическое планирование, но по ним никогда нельзя было сказать, о чем они думают на самом деле. Волосы его были черны и бриты по-армейски просто. Ллос обратила свой взгляд и к третьей тени, тени… это все, что она сейчас видела, находясь в этой клетке в самой защищенной части корабля, части, которая высасывала ее силы и подавляла ее, все, что она желала сделать... это умереть или убивать.

Отредактировано Принц Тир (03-12-2016 17:35:43)

+1

4

Сам с собой. Доки корабля BSA для малого транспорта, один из пропускных пунктов. Кентра и Этель.
[NIC]Кентра Ширри[/NIC][AVA]http://savepic.net/8615198.jpg[/AVA]
    Сидеть здесь и обсуждать с бескультурными гномами международные договоры было бессмысленно. Солдатня удержала журналистку-дроу ровно на том месте, куда она пришла целый здешний час назад. Кентра Ширри предъявляла им документы, пыталась добиться признания, кидалась угрозами, но оба солдата принадлежали к Гномьему Доминиону, а народ третьего сектора не шибко боялся юридических последствий. Дроу со значком имперской службы выругалась и побрела по широкому безвкусному гномьему залу вдаль. Барельефы... в космическом корабле эти гномы умудрились вставить барельефные пластины с изображением погибших давным-давно героев, богов и всего такого прочего. Люди толпились вокруг, дворянин с Альмарена давал комментарии мелким изданиям, которые стайкой рыбешек следовали за массивным кораблем, доставляя особые неудобство службам корабельной безопасности. Каждый стремился взобраться на борт, пусть для того и требовалось пройти проверки и заплатить круглую сумму. Каждый норовил увидеть одну из великих богинь. Про нее говорили во всех новостях, война с древней богиней была предметом дебатов гуманистов с твердыми традиционалистами, все говорили и говорили. А сколько же было выпущено фильмов, книг по истории дроу и Ллос. Известные актрисы пытались выбиться вперед и сыграть это божество... умирающее натуральное кино постепенно оживало от такого наплыва хорошей, действительно захватывающей продукции и интереса к данной теме. Люди уже начинали называть темную богиню жертвой, которую следовало оставить в живых, отправляли электронные петиции, голосовали, но имперская армия ответила лаконично. Ллос будет уничтожена без остатка. Люди негодовали, пока шла эта борьба. Но теперь, когда богиню наконец поймали...
    Кентра Ширри подошла докам, где столпилось великое множество людей, пытаясь прорваться внутрь. Одна дроу, нацепившая на голову корону матроны, показывала стражам-гномам грудь с надписью "свободу богине темных эльфов", другие две были еще менее скромны, соответственно "эмансипация богов" и "уважение к древней культуре дроу" в одном флаконе. Людские журналисты давали репортажи прямо отсюда, пытаясь отыскать проход внутрь, комментируя все, снимая голых женщин дроу. Кентра же... вышла спокойно. Ее карьера в имперской службе новостей была и без того дурной, а теперь ее не пускали на корабль империи... хотя она урожденная имперка, да дроу, но имперка, выросшая на Альмарене.
     - Мисс Ширри? - Спросил чей-то голос откуда-то слева. В большом скоростном шаттле с магическим гипердвигателем настолько дорогим, что ей пришлось бы на него всю жизнь копить, сидел бритый человек. Достаточно приятный, хотя от него и исходило что-то неправильное, заставляющее подрагивать. Она подошла ближе, чуть нагнулась и заглянула внутрь, придерживая разъехавшуюся молнию из серебра.
     - Вы что-то хотели? - Спросила она, разглядывая... вовсе не человека. Айрес кивнул, чуть улыбаясь. Она вспомнила его лицо, этого солдата показывали в новостях, когда говорили о конфликте с богиней он мелькал везде. - Мсье... вы.
     - Имперская новостная служба должна выдавать дроу особые коды доступа, иначе вас так и не будут воспринимать всерьез. Вы хотели репортаж? - Она кивнула, подсаживаясь на второе кресло космического корабля... на таких летали те, на чьих картах было полно... не очень мягкое сиденье. - Тогда я расскажу вам то, что сочту нужным. Вы будете записывать? - Она нажала кнопку на браслете, глядя в глаза с тонкими серыми радужками и широкими черными зрачками. Айрес улыбнулся.

Отредактировано Принц Тир (03-12-2016 17:39:08)

+1

5

Она шла в полном одиночестве по длинному коридору. Шла по вызову адмирала Тира, желающего что-то обсудить с ней. Полы чёрной с золотым одежды колыхались при каждом шаге девушки, а стук её каблучков заглушался багровым ковром, ведущим адмирала сопроводительного флота, приставленного к BSA|S-31 самой Светлой Империей. В её осанке была не только военная закалка, но признаки дворянской крови, текущей по жилам непрерывным быстрым потоком. Кровь, которую раньше назвали бы Проклятой, но не теперь.
Перед дверьми стояли двое приземистых и крепких гнома, держащих в руках плазменное оружие нового поколения. Если присмотреться, то мелкими ровными буквами на белом материале можно было увидеть надпись “Ima'Dwar”, выполненную цветом “серебро”. Гномы уже было дёрнулись закрывать собой вход каюты командования. Пушки в их руках еле слышно завибрировали, но уловить этот звук было не под силу даже оборотнице.
- Миледи Фреодегар,- произнёс один из стражей своим басистым голосом. Конечно, её нельзя было не узнать, но гномы обязаны были выполнять протокол, и сама Тори это прекрасно понимала, - мы не пустим вас без процедуры установки личности, - с пояса он снял портативный сканер, излучающий мягкий голубоватый свет и стал дожидаться согласия девушки на процедуру. Актория коротко кивнула, и голубые лучи коснулись её глаз. Живой глаз резко моргнул под натиском этого света, а второй - искусственный - так и остался неподвижным. Бионический глаз почти не отличался от настоящего, кроме того, что радужка его была почти невидной, но виден был маленький зрачок-камера. Довольно странное зрелище для тех людей, что впервые видели адмирала Фреодегар. Немногие же после встречи узнают, что глаз девушка потеряла больше десяти лет назад, когда находилась ещё в чине капитана корабля “Cirya”. И теперь он бездушно взирал на окружающий мир, передавая по велению своей носительницы намного большее, чем обычному человеку могли передать его очи. Стоило отдать должное технологиям - порой они были лучше магических изысков, - Проходите, миледи - сказал гном, завидев результат сканирования.
   Она осмотрела собравшуюся компанию, еле заметно кивнула своему офицеру, а после взгляд её остановился на Ллос, - сколько было древних легенд, и сколько разных вариаций внешности дровийской богини, - взгляд метнулся к гномьему адмиралу, - прошу прощения за опаздание, Тир, - На ней было много обязанностей, и гном должен был это понимать. Ровно как и все остальные здесь присутствующие. А взгляд её глаз снова лёг на богиню, внимательно изучая и оценивая. Запахи ничего толком не говорили девушке, они лишь щекотали чувствительный орган, раздражали его, - дипломаты дроу решили, что раз я адмирал флота Светлой Империи, то я могу им разрешить досмотр этого… существа.
[AVA]http://s1.uploads.ru/kfvxa.jpg[/AVA]

Отредактировано Актория (01-12-2016 21:15:14)

+1

6

[NIC]Джим Коркес[/NIC]
[STA]Без боли не получится![/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/uJ04e.jpg[/AVA]
[SGN]Воздушно-космический флот Альмарена - мы полетим даже на этой хрени![/SGN]
Дежурство по лазарету давало знатную отдушину в насущных делах лейтенанта медицинской службы Джима Коркеса. Конечно, иной раз разбор многочисленных документов, амбулаторных карт, историй болезни и прочей ерундистики доставали бедолагу и там - работа есть работа, служба есть служба, и, как ни странно, в военно-медицинской академии, которую Коркес закончил ровно год назад, было заметно веселее. Там тебе и строевая, и стрельба, и физо было на уровне - заскучать не давали. Едва закончив академию с отличием, Джимми заключил контракт в Воздушно-Космическом Флоте.
Корабельный лазарет представлял собой нечто среднее между обычным лазаретом и обычным же госпиталем. Если бы точнее, в нём, как и в земном госпитале, была целая тонна различных отделений - пульмонологическое, инфекционное, онкологическое, и так далее - но разница заключалась в том, что мест было мало.
И отличалось это место от других тем, что здесь было на порядок светлее. Серебристым светом был озарён коридор и рубка со столом дежурного по лазарету; чуть тусклее эти же лампы освещали больничные палаты, в которых, кстати говоря, было не так уж и много больных, чьи болезни представляли собой, скорее, своего рода слабину, которую пробили тяжёлые условия проживания, службы и содержания на борту звездолёта в открытом космосе - всё-таки, за здоровьем астронавтов следили очень ответственно.
Офицер устало потёр лоб, не переставая листать на планшете выведенный журнал приёма и сдачи дежурства по лазарету. В физическом плане комплекция многих офицеров флота наглядно свидетельствовала о том, чем они занимаются. Космический десант - подтянут, крепок и вынослив, и только парадный китель и штаны успешно скрывали их горы мышц.
Униформа была Джимми по душе. Тёмно-синий китель с чёрным кантом на рукавах и с тёмно-синими погонами. Такого же цвета брюки с чёрными же лампасами. И - фуражка. Всё в одном тоне, с чёрным и серебристым. Цвет космоса.
Требовательно загудел пульт связи. Джимми зажал кнопку:
- Дежурный по первому лазарету лейтенант Коркес, слушаю Вас.
- Начальник лазарета полковник Экхард, - ответил высокий голос офицера, который и заправлял группой специалистов, прикомандированных к этому кораблю, - Приготовьтесь, у нас тут пострадавший есть в блоке с Ллос. Несоблюдение правил техники безопасности при обращении с оборудованием. Открытый перелом.
- Принял, - Джимми отпустил кнопку приёма вызова и потянулся на кресле.
Нашлось дельце. Вокруг бедолаги, что получил перелом прямо при несении службы (или при обычной работе, кто его знает?) в блоке, где заморожена Ллос - наверняка заморожена, иных способов безопасной перевозки в подобного рода ситуации, кроме криокамеры, Джимми не знал - закрутится такой шторм из бюрократической волокиты, слетевших погон и освобождённых должностей, что история болезни, копия личного дела и амбулаторная карта получившего травму будут лишь тремя песчинками в этом шторме.
Джимми переместил руку на коммутаторе чуть ниже, нажав на кнопку под номером "17"
- Дежурный по травматологии сержант Дитрих, - ответил голос медбрата во встроенном в пульт динамике.
- Приготовь койку, в ближайшее время примешь. Открытый перелом.
- Есть, - отозвался сержант; шум в динамике заглох.
- Джин! - позвал Коркес в закрытую дверь, на которой голубыми буквами было вытиснено: "Комната отдыха дежурного по лазарету", - Джин, у нас сейчас пациент будет. Открытый перелом.

Отредактировано Лари Нартелл (03-12-2016 21:21:51)

+3

7

Лиалла коснулась пальцем небольшой панели, подсвечивающейся жёлтым светом. Что-то пиликнуло, потом щёлкнуло, а экран загорелся зелёным светом. Следующим этапом получения доступа в лабораторию было сканирование сетчатки. Чёрный зрачок резко расширился, когда на него попал голубоватый свет. Пришлось несколько раз моргнуть после процедуры. пока система обрабатывала данные и не вывела на экран соответствующую надпись. Дверь, на которой, собственно, не было никаких опознавательных символов кроме крупного восклицательного знака, выполненного красной краской на чёрном фоне отъехала в сторону, донося до оборотницы тихий звук срабатывающего механизма.
- Что у вас здесь случилось? - не оборачиваясь на коллег и занимаясь лишь тем, чтобы надеть и застегнуть белый халат. Серебро глаз драконши коснулось фигуры Ал, - ты здесь одна? Мне казалось...- нахмурилась брюнетка и её кошачий взор плавно перешёл с коллеги на стол.
- Все отправились на перерыв, - заметила девушка, обходя большой металлический стол с множеством приборов и инструментов.
- Тогда почему у меня сработал наушник? Тебе срочно понадобилась моя компания для обеда, Илита? - Лиа взяла с полки большие очки, закрытые по бокам затемнённым пластиком.
- Нет, - Илитаангарх двинулась через лабораторию в соседнюю комнатку, на входе в  которую красовался точно такой же восклицательный знак, как на двери в помещение. Драконша приложила тонкий свой пальчик к сканеру отпечатков, который тут же пиликнул, и дверь отъехала в сторону, пропуская в основное помещение белый пар, стелящийся по полу хрупким ковром. Илита натянула на глаза точно такие же очки, как были сейчас на начальнице, и шагнула внутрь,- тебе надо на это взглянуть, - донёсся её голос.
  Лиалла заволновалась: в опытной сейчас находился образец плазмы призрака. Действительно древнего призрака, найденного космическими археологами на одной из планет поблизости от Альмарена. И очень не хотелось бы потерять такой ценный образец в неудачном опыте.
- Это случилось, когда все разошлись. Я уже собиралась двинуться за ними, но решила проверить состояние образца, - дракон остановилась возле большой колбе, уходящей на метр вверх от металлического стола. Внизу на колбе, созданной из новейшего сплава альмариуса и укреплённого стекла, была поставлена бирка с номером образца. Яркая оранжевая бумажка с чёрной надписью “№524PG”. Под этим же названием образец значился и в базе данных, и в прочих электронных записях как самой лаборатории, так и всей корпорации. К колбе подходило несколько трубок, по которым тёк газ мягкого сиреневого цвета,- посмотри, как образец реагирует. Это же… ненормально. Может, Её нахождение на корабле влияет?
- Не думаю, - оборотница внимательно осматривала колбу и проверяла показания приборов, что-то записывая в самую обыкновенную тетрадь цифровой ручкой. Все записи, сделанный этой принадлежностью, тут же отправлялись в базу, так что за сохранность данных можно было не волноваться, - это же гномья посудина с огромным количеством всякой защиты. Вспомни защиту на корабле, когда мы летали на Arundo. А этот - гораздо выше классом. Вдобавок, командование не тупое: они не оставят тот образец без ослабления, - Ал закончила писать и обратила свой взор на Илиту.
- Тогда это что-то другое? - девушка смотрела на мягко подрагивающее свечение, выбивающееся за пределы колбы через стекло. Внутри плазмы что-то мерцало, словно шкодливый ребёнок насыпал туда блёстки.
- Тогда это что-то другое? - почти эхом повторила брюнетка, усаживаясь за высокой стул возле прибора, подающего тот самый сиреневый газ в колбу, - и нам надо разобраться - что же именно.
  Пальчик Лиаллы коснулся сенсорной панели со значениями и передвинул самый правый ползунок ниже, почти вдвое уменьшая подачу Грессия в плазму, - а пока мы будем лишь поддерживать плазму без давления. И запроси мне пропуск на третий уровень склада, - с этими словами оборотень-кошка вышла вон из опытной, стягивая у выхода с себя очки и откладывая их в сторону на ближайшую полку в основной комнате лаборатории.
[NIC]Лиалла[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/w9tsa.jpg[/AVA]

Отредактировано Актория (02-12-2016 18:44:57)

+1

8

[AVA]http://cs540109.vk.me/c540100/v540100516/89ec/42EEreoeMtk.jpg[/AVA]
[NIC]Эстас Хайд[/NIC]
Эстас Хайд откинулся на спинку кресла в своём собственном кабинете на борту огромной махины, которую и кораблём-то назвать было сложно. Огромная гномья посудина, которая вполне могла поспорить по размерам с какой-нибудь маленькой планетой или огромным астероидом бороздила чёрные просторы космоса. И среди этой чёрной пустоты, словно отчеканенные только что из серебра монеты, сияли звёзды, близкие и далёкие, неспешно и величаво вращались по своей оси планеты совершенно разных окрасок и форм... Захватывающее зрелище. Хочется вечно стоять у иллюминатора и не отрывать взгляда от этой внеземной красоты. Но, конечно, не тому, кто уже видел это тысячу и один раз. Иногда Эстас жалел, что не может вновь испытать тот восторг, который переполнял его во время его первого полёта в космос. Как бы печально это не было, но к хорошему быстро привыкаешь, и теперь Хайд вообще не обращал внимания на космос и его наполняющие. Приелось.
К том уже, сейчас, даже если бы он и захотел этого, он бы не смог выглянуть в иллюминатор. Кабинет Эстаса находился в середине судна и не был оснащён ни одним окном. Зато все стены тёмного помещения были увешаны сотнями экранов различных размеров, а так же тоннами всевозможной электроники и километрами проводов. Впервые попав в это помещение, вечно погружённое во мрак, который разгонялся только блеклым светом мониторов, любой начинал чувствовать себя неуютно. Но Эстас любил своё гнездо, как он его ласково называл. Полуэльф, а Хайд был полуэльфом (спасибо маме эльфийке и отцу человеку), никогда не нуждался в хорошем освещении. Шлем, закрывающий верхнюю половину лица, в том числе и глаза со лбом, был оснащён шестью камерами, которые ловили изображение и доставляли его прямиком в мозг Хайда. А камерам никакой свет не нужен был, даже в кромешной и абсолютной темноте Эстас видел, как любой другой ярким солнечным днём. Мужчина мог снимать этот шлем и смотреть своими собственными глазами, но предпочитал этого не делать. Из-за редкого заболевания глаз Хайд совершенно не переносил солнечный свет, но при этом комфортно себя чувствовал при искусственном освещении или при свете от огня. Конечно, на корабле был только электрический свет, и шлем полноценно пригодится Хайду только, когда они прибудут на планету, но по привычке, выработанной годами, он его не снимал. Он обвёл свой кабинет взглядом. Хоть он и обитал здесь с самого начала полёта, он всё равно не мог ещё толком привыкнуть.
Нет, к самой комнате и аппаратуре Хайд прикипел душой практически мгновенно. Новым для него было осознавать, что кабинет именно ЕГО. Собственный. И никто не разделял с Эстасом право владения. От таких мыслей у полуэльфа потеплело на душе. Ещё недавно совсем Хайд был простым инженером-техником, компьютерным гением и мастером по всевозможной электронике, и состоял в штате таких же айтишников. Но прямо перед отправлением корабля в космос, шишки сверху прислали оповещение о том, что за отличную работу, мастерство и гениальность (ладно-ладно, о гениальности в сообщении не было ни слова, но Эстасу нравилось думать, что она подразумевалась) он получает повышение по службе. Для Хайда,  который из кожи вон лез, чтобы выделиться из толпы, это был лучший день в его жизни. Поднимаясь на борт BSA|S-31, он чуть ли не отплясывал. Теперь у него был СОБСТВЕННЫЙ кабинет, куда ОН САМ мог вызвать ПО СВОЕМУ ЖЕЛАНИЮ любого из инженеров и компьютерщиков рангом пониже, тогда, когда ОН САМ этого захочет. Конечно, повышение сразу же не вознесло Эстаса на вершину пищевой цепи, были ребята и покруче него самого, но ведь это только начало, верно? И сейчас Хайд наслаждался своим триумфом, он буквально развалился в удобном кресле на колёсиках с видом короля жизни, и потягивал через трубочку вишнёвый коктейль, который держал в левой руке. В вакуумных наушниках играла тяжёлая музыка, столь любимая им. Мужчина лениво водил глазами по мониторам. Сюда, а так же ещё в некоторое количество подобных помещений присылалась львиная доля всей информации, поступающей от электроники по всему кораблю, начиная с приборов, отвечающих за проветривание и приятный запах в туалетах, и заканчивая важнейшими отсеками с двигателями и лабораториями. Конечно, отсек с Ллос был изолирован. И там были свои меры безопасности и охраны, а так же свои техники. До этой высшей касты Эстасу было ещё очень далеко, но многие пророчили мужчине прекрасную карьеру. А пока в его обязанности входило следить за исправностью оборудования и контролировать показания электроники на борту космического корабля. Тоже не слабо, многие и за всю свою жизнь не добирались до такого места под солнцем.
"- Жизнь прекрасна", - думал Хайд.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (02-12-2016 19:57:24)

+1

9

Оборотень в руке сжимала клочок сероватой бумаги, пока шла по коридорам. Выходя из лаборатории она даже забыла снять халат, и теперь его придётся отдавать на дезинфекцию. Возвращаться в нём в лабораторию по правилам было строго запрещено. Учитывая, с какими тонкими приборами они работают - мера предосторожности вполне оправданная. 
  Поворот, следующий поворот, лестница… Дорога была не сильно знакомой, так что Лиа старалась не пропустить нужный поворот. Редкие указатели и планы этажей подсказывали, что девушка двигается в правильном направлении. Шаги её отзывались эхом от стен. ка ки шаги тех, кто шёл ей навстречу. Вот мимо прошёл киборг - от её прошлого образа орка оставалась лишь грозная морда с торчащим клыком. Наёмник. Об этом говорили и нашивки на куртке. Только что он забыл в этом отсеке? Ал проскользнула мимо него, получив задумчивый взгляд в спину, после которого послышалось бурчание и орк пошёл дальше. Его шаги были тяжелыми, а механизмы лязгали так, будто их давно не обрабатывали.
  Айтишники засели достаточно далеко от лаборатории, и в этом был проблема: как только возникали неполадки с оборудованием, так сразу надо было потратить минут двадцать на то, чтобы добежать до спасителей. Иногда этого времени у учёных просто не было… Сейчас была иная ситуация. Она не требовала моментального решения, но при том была срочной, как бы странно это не выглядело.
  Оборотень сделала последний поворот, проходя мимо всяческих серверных и прочих комнат с оборудованием. Чистая техника и ни грамма магии. Ею здесь просто не пахло. Воздух был немного сухим, но тут и нельзя было возникать влажности: большая часть оборудования была слишком дорогой и чувствительной к подобным вещам.
  Лиа разминулась с полукровкой, одним из родителем которого, похоже, был гном. Мужчина был ниже оборотницы, был коренастым и широкоплечим. Короткая чёрная бородка его едва доходила до ключиц. На левом его глазу была установлена система луап. уаправляющаяся небольшим колёсиком. Довольно старая и потрётая штука, но, в какой-то мере, эффективная. Похуже новых образцов... 
-Хайд, - она постучала в двери кабинета местно начальника, - Хайд, открой, - голосо оборотницы был не таким уж громким, но всё же она надеялась, что глава сектора компьютерщиком ей услышит. ну или хотя бы увидит в один из своих экранов.
  Бумажка с множеством записей была всё так же зажата в руке. На ней Ал выписала все показания приборов, подключённых к капсуле с плазмой, вызвавшие подозрения. “Может, аппаратура неисправна. Во всяком случае, числа говорят именно об этом”.
-Хайд!
[NIC]Лиалла[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/w9tsa.jpg[/AVA]

Отредактировано Актория (02-12-2016 21:12:45)

+1

10

Актория. Офицерские чертоги корабля. Кают-компания оборотничьего адмиралтейства. Тир, Четт, Вигберг.
[NIC]Адмирал Тир[/NIC][AVA]http://savepic.ru/12402180.jpg[/AVA]
   - Триста сорок восемь, адмирал, триста сорок восемь террористических дроуских организаций предлагают мне прекратить конвоирование в обмен на пленных солдат Светлой Империи, среди пленных много гномов, много людей и эльфов. Они убивают, казнят, пока мы тут смотрим в глаза этой твари и думаем, как бы наш корабль не взорвали к чертям после очередного прыжка. - Тир оттянул голову Паучьей Королевы за сероватые волосы, а Четт приказал повысить уровень подавления, когда Ллос раскрыла глаза широко. Гном был тем редким созданием, что смогло все же причинить богине боль своей биотической рукой и при этом остаться в живых. Адмирал гномьего флота глядел на оборотницу, сжимая волосы богини в механической ладони, словно держал на поводке какую-то шлюху. Он нахмурился и губы его искривились от ненависти. - Ублюдками взорвано посольство гномов на Кташстиире. Мать Майсилдири с Тишрайи объявила священную охоту. «Темное Серебро» из-за дроуского диверсанта орбитально расстрелял всю Курийнскую колонию, уничтожив всех гномов и взорвав корабль. - Адмирал приложил немало усилий, чтобы отпустить виновницу всех смертей и сцепить руки за крестцом. - Это конец черной войны с Ллос для гномов... но праздновать мы уже не сможем из-за чертовых ублюдков дроу. Отчего я вынужден разбираться с вшами вроде журналистов и дипломатов на своем корабле... лейтенант Гармин, отдай приказ, журналистов дроу даже в доки не пускать, все скрытые сигнатуры выявлять и нарушителей в криогенную тюрьму, поспят до Далафара, ничего им не будет.
    - Статут о равноправии дроу, адмирал... - Произнес было хмуро Гармин, но после просто передал связным приказ командования и пошел сам его исполнять.
    - Нам нужны будут ваши воющие истребители, адмирал, мы входим в пространство Ро Кунсари и нужно обеспечить защиту от всяких инсектоидных рас, находящихся на воспитании империи. Полагаю, им будет плевать, что именно мы поставляем им все с небес и обучаем, а двигаться в космосе они умеют. - Он вспомнил одного громадного ублюдка, похожего на ужасающего космического богомола. Он двигался в вакууме за счет какой-то внутренней магии, и был настроен враждебно. - Пока располагайтесь и ни в чем себе не отказывайте. Полагаю, сложные выдались космические дни в сопровождении нашей пташки? Я слышал последние часы вы только и делали, что отбивали нападения каэндинцев. - Хмыкнул он, уводя гостей подальше от клетки Ллос. Вскоре они оказались в высокой ставке командования. Магнитные стулья, длинный стол, какие-то электронные питатели, картотеки и роботы. Здесь было полным-полно неживой жизни, и лишней гномьей стилизации не было. Наверх уходили магнитные магические лифтовые платформы, ведущие на балкон, где находились каюты офицеров. - Мы должны обеспечить здесь защиту. Этот летающий город постоянно находится как на плазменной гранате. Вы отдыхайте и не отказывайте себе ни в чем. Доброго, адмирал. - Тир отдал честь спокойно и расхлябанно, по гномьи. А после двинулся прочь на своих мощных ногах, которые издавали гидравлические звуки. Один Вигберг впервые за все время пребывания на корабле улыбнулся.
     - Мне не нравится как гномы ведут дела. Слаженно, но никакой субординации и слабая техническая связность. Они, кажется они не выстраивают стратегий наперед, адмирал. - Произнес он, лицо его глядело на лифт, который соблазнительно манил "встань на меня и отправляйся в офицерскую каюту, командор Вигберг". - Какие будут приказания? Собрать здесь командорский штаб пока вы будете отдыхать, или дать автоматике разослать извещения?

Отредактировано Принц Тир (03-12-2016 17:40:54)

+1

11

Адмирал Фреодегар вышагивала ровным шагом, - действительно сложные, адмирал Тир. Но положение обязывает меня преодолевать эти трудности, - когда они остановились, девушка встала, сцепив руки за спиной, выражая своей позой уверенность и жёсткость, - спасибо за Ваше гостеприимство.
   Гибель стольких людей будет оправдана, если они  всё же расправятся с тёмной богиней. Расправятся раз и навсегда. Этого хочет каждый гном, этого хочет Светлая Империя. Этого хочет Актория, олицетворяющая собой сейчас Империю на этом летающем городе. Её взгляды были непреклонны относительно даже возможности показать этим чёрному ушастому народу древнее божество. Это могло поставить под удар всю операцию. И все жертвы в этом случае окажутся напрасными…
- Я согласна с Вами, офицер - синхронно живой и неживой глаза следили за движением поднимающегося наверх лифта. Она вздохнула - этот жест означал глубокую задумчивость Актории, - поэтому попросите лейтенанта Ниериэнэль больше не пить лимонный сироп, - и предыдущие слова, и этот шифр звучал тихим ровным, почти безэмоциональным голосом,- затем оповестите командора Далла о том, что его истребители нам скоро понадобятся, - это уже было сказано громче.
  Привлечь Нию было необходимо - дроу даже при всей системе безопасности гномов могли выкинуть что-то из ряда вон. Как сказал Тир - они находились на плазменной бомбе. И это состояние очень не нравилось дворянке Империи.
  Взгляд её глаз скользнул с платформы на Вигберга. а после веки медленно опустились и поднялись. Девушка стояла всё в той же позже, но голова теперь её была чуть повёрнула в сторону офицера, - потом, если захочешь, зайди ко мне в каюту. Я очень устала за этот день, и мне просто необходимо общение с нормальным человеком, Один, - кажется, её голос стал мягче. Эти слова никак не выглядели приказом, но их можно было определить как просьбу.
  Её светлые волосы отливали серебром в электрическом свете множества ламп, освещающих помещение, пока она двигалась в сторону одной из платформ. Этот же свет играл на золоте её одежды. Это добавляло больше пафосности в образ адмирала Фреодегар, но при том чёрные детали делали её более строгой. Пока лифт уносил девушку вверх, она взглядом провожала офицера Вигберга.
  Каюта для столь высокопоставленного лица Империи была… если не сказать роскошной, то это означало нагло соврать. Два этажа того, что можно было назвать гномьей роскошью с их любовью к качественным вещам. Праздник прямых и строгих линий. Торжество металла и высокотехнологичных тканей. Никакого буйства красок, как то было в особняке Фреодегар на Альмарене. Но при том эти покои могли бы стать в одну линию с изысканными покоями дворян.
  Оборотень опустилась на магнитное кресло и рукой, затянутой в длинную перчатку, расслабила ворот одежды. кусочки ткани букально отлипали друг от друга - то была последняя разработка, позволяя избавиться в подобных вещах от всяческих других видов застёжек раз и навсегда. Ворот расходился сильнее, обнажая бледную кожу Тори. Открывал еле заметный шрам, идущий от ключицы к подмышке. И другие мелкие, практически незаметные шрамики. Если раньше, в далёкой древности даже до возникновения первых серьезных технологий оборотню мало что могло навредить до незаживающих ран, то теперь появилось слишком много средств, способных сделать это.
  Следом на пол упали перчатки, давая коже рук почувствовать комфортную температуру в комнате.  Хотя, сама оборотница сделала бы чуть прохладнее. Осталось только найти, где включить систему терморегуляции. Но девушка не спешила вставать с кресла, вальяжно откидывась на мягкую спинку. Тори весь день провела на ногах, и теперь ей хотелось просто посидеть, не думая о приличиях, не думая о собственном статусе, и не думая о том, что за ней наблюдает множество журналистов, начиная с писак её родной Империи, и заканчивая дроу. Белокурая запрокинула голову, смотря в высокий потолок. Почти все лампы, что должны были украшать верх комнаты, были приглушены, так что не слепили живой глаз. Но веки всё равно медленно закрылись, и адмирал осталась сидеть в таком положении некоторое время.
[AVA]http://s1.uploads.ru/kfvxa.jpg[/AVA]

Отредактировано Актория (03-12-2016 02:00:39)

+1

12

Сколько лет прошло с того момента, когда айрес поклонялись Имиру и верили в то, что если услужить Богу, то рано или поздно он вернет их к себе на небеса. Глупые иллюзии. Как же народ Нии был в то время слеп. Неужели Айрес верили в то, что какие-то там высшие создания и правда, смогут изменить мир к лучшему? Неужели они думали, что эти чертовые существа смилуются и вернуть их к истокам? Сколько же дерьма пришлось вытерпеть из-за них, а все ради какой-то мечты. Мечты, которая стала явью и без них! Ведь сейчас Имир изгнан, другие божки прячутся, теперь младшие расы заняли верхушку «пищевой» цепи. Открыли себе доступ в космос и даже научились охотиться на этих самых «Высших» существ.  Век глупых надежд и мечтаний закончен. Теперь только сами айрес могут позаботиться о себе.
Даже после предательства их покровителя, они не отреклись от света. Зато научились применять его в более интересных способах.  Как, например, «мимикрия». О да, искажать лучи света оказалось весьма просто, хотя только некоторым была доступна столь забавная способность. Еще пожалуй стоит упомянуть о кибернетике, которая позволила модифицировать и без того невероятно сильные тела Крылатых Воинов. Одним из таких киборгов была Ниериениэль Мария Санктуария, Лейтенант флота Светлой Империи, особая боевая единица с кодовым названием «Черный Хром», специального предназначения. Одна из основных обязанностей офицера, защита и охрана высокопоставленных лиц Светлой Империи, в частности адмирала флота Актории Фреодегар. Второстепенной целью является шпионаж и специальные миссии. Ния та самая из немногих, кто владеет «мимикрией». Она способна слиться с любым окружением, изменить свою внешность до неузнаваемости и даже стать невидимой. Её тело на 90% является роботизированным и состоит из легкого, но весьма прочного мифрила с малым процентом вплавленного серебра, для лучшей проводимости светлой энергии.  Боевые способности отточены до максимального уровня. Из оружия предпочитает: катана, с сверхпрочного металла нового поколения и плазменные снайперские винтовки с поражением в пару сотен километров. 
[AVA]http://sa.uploads.ru/k3zRG.jpg[/AVA][NIC]Лейтенант Ния[/NIC]

Первое правило для телохранителя: «Всегда будь возле своей цели, даже если придется висеть на одной ноге прямо рядом с ионным движком». Второе: «Никогда не смей показывать своих эмоций. Будь холодным и сдержанным». Эти правила Ния помнила на зубок. И даже в тот момент, когда Миледи Актория отправилась на встречу с Адмиралом Тиром, айрес не смела, покидать свой объект. Активировав невидимость, она стояла прямо позади старшего офицера и наблюдала. Каждый шорох, каждое движение и даже стук сердца, все это фиксировали датчики в механических глазах. Для Черного Хрома не было союзников. Каждый человек, даже высший состав корабля являлся угрозой для жизни её Адмирала, а значит, был врагом. Если понадобиться, Ния без единого сомнения убьет того, кто попытается нанести вред её госпоже. Будь это хоть сама Ллос, которую собственно и сопровождал флот Светлой Империи.
Разговор двух старших офицеров был краток и лаконичен. Основные вопросы были решены в кротчайшие сроки. Запоминать подобную информацию не было жизненно важным, но в базу данных была занесена запись разговора Адмиралов. Как только Миледи Фреодегар закончила разговор и последовала к лифту, незримой тенью за ней отправился и лейтенант. Офицер Вигбер следовавший за госпожой мало беспокоил Нию. Во первых, он прекрасно был осведомлен о специализации Черного Хрома, во вторых, он мог лишь догадываться, находиться ли девушка в данную минуту рядом с Акторией. Ведь та, очень часто посылала айрес по секретным делам. Так было и сейчас. «попросите лейтенанта Ниериэнэль больше не пить лимонный сироп» .
«Код активации включен. Начинаю выполнение секретного поручения. Снятие обязанностей «Невидимый Наблюдатель», активация протокола «Шпионаж». Режим слежки включен. Снятие маскировки.». - Как только Адмирал покинула лифт и оказалась в свой каюте, невидимый покров был убран.
Ния преспокойно стояла почти в самом углу кабинки и сканировала данные. Чистая черная форма с серебряными погонами в виде креста с крылом. В тусклом свете казалась почти прозрачной. Она медленно повернула голову к Офицеру Вигбергу. Глаза сфокусировались, издавая еле слышный звук. На устах лейтенанта появилась хитрая улыбка.
- Эй, Оди, не пропусти свой шанс. Она, знаешь ли не каждый день к себе в каюту приглашает. – улыбка исчезла, но выгнулась бровь, - И не каждый день я позволяю такому случиться.
Лифт остановился, а двери с шипящим звуком открылись.
- Вот и моя остановка – она нагло ухмыльнулась и помахала на прощание старшему офицеру, после чего удалилась в исследовательский отсек.
«Миссия «Черный перчик в стакане Лимонного Сиропа» начинается» - подтвердил роботизированный голос.
Внешность Черного Хрома тут же начала изменяться. Вместо беловолосой, короткостриженой айрес с ярко-золотыми глазами и в офицерской форму, возникла небольшого роста полуэльфийка с немного заостренным ушками, длинным почти по пояс коричневыми волосами, синими, словно само небо глазами и в белом халате с бейджем на имя Миса Альвере. Само собой такого человека не существует, но для киборга подобного Нии залезть в базу данных даже самого защищенного корабля дело нескольких секунд. Так собственно и появилась на свет новая личность. Идеально прикрытие для того, что бы разместить в исследовательском отсеке как можно больше жучков. Да, Ллос контролировалась и сдерживалась, да, возможно Адмирал Тир доверяет своим подчиненным, нет, Адмирал Фреодегар, не уверена в достаточной защите. Именно поэтому, лейтенант находиться здесь. Каждый сантиметр этого судна, если понадобиться, будет в её власти. Она будет знать все, что происходит здесь. Остальное лишь вопрос времени и дело техники. В любом случаи, Ния не позволить нарушить планы Светлой Империи. Ллос будет доставлена в целостности и сохранности. И ни гномы, ни дроу не помешают этому, а если все же смогут, то очень дорого поплатятся за подобную выходку. Страшнее Черного Хрома в шпионаже, может быть только Черный Хром в бою.

Отредактировано Ния (03-12-2016 04:17:23)

+2

13

Сам с собой. Космическое пространство в телепортационной ауре BSA. Малый корабль Этеля. Кентра и Этель.
[NIC]Кентра Ширри[/NIC][AVA]http://savepic.net/8615198.jpg[/AVA]
    Контролеры доков известили, что нахождение на корабле для дроу-журналистов запрещено. Роботы спешно забивали кары энергией под завязку, отлетали также и люди, медленно тянулись прочь религиозные деятели, всякие репортеры, наемничьи интеданты... здесь были акционеры, проповедники, просители. Один мужчина спросил, можно ли потереться об Ллос яйцами, чем раздразнил дроуских активисток. В доках, которые были огромны и вмещали колоссальное количество кораблей, было не тесно, нет, царило напряжение. Внизу под длинными уходящими вниз платформами приемных доков находился крейсер, огромный гномий крейсер, который был на дозаправке. Сам огромный корабль BSA - был скорее как плавучий космический город. За его пределами были пригороды других кораблей, парочка станций, уловивших прибыльное дело, поселилась прямиком в телепортационной ауре корабля, они предлагали заправку, развлечения, ночлег. Летели также и штабские корабли всяких наемников. И на фоне этого громада BSA была... просто необычайно огромна в черном космосе.
    30 000 душ, так говорили гномьи инженеры для отчетности, но на самом деле было совершенно не так. В Империи конечно действовала система жесткого лицензирования кораблей.. таким огромным кораблям-проектам как BSA сложно было получить свет... но гномы были сильной автономией, и любили огромные космические игрушки, а запрещать им никто и не собирался. Потому, написанные в отчетах 30 000 можно было растянуть на 300 000, и системы жизнеобеспечения справились бы с таким огромным числом, но нарушать закон не на своих территориях гномы не хотели, потому ввели квоты на пребывание на корабле в сети и временные пропуски. Так численность населения огромного корабля на протяжении всего времени полета от окраинного Гномьего Доминиона до святого Альмарена колебалась на отметке не выше 50 000. Пропускные пункты, доки, все было забито под завалку, некоторые устраивали пикеты, некоторые террористические акты. Какой-то смуглокожий уроженец окраинных провинций империи нечаянно по просьбе бедной подвернувшей ногу девушки-дроу взорвал к чертям тридцать восьмой пропускной пункт... да, он не был виноват в том, что магическая бомба взорвалась в его руках, простое украшение, которое постовые не смогли засечь. Парня и нескольких постовых не удалось спасти на месте - их души испарились, и вся внутренняя энергия была сожрана серебряным артефактом.
    Кентра Ширри провела тут вот уже несколько дней, спала в своем каре, пусть и не таком роскошном, но достаточно удобном для подобных перелетов, и всюду следовала за телепортационной аурой. Вокруг BSA были кольца защиты истребителей, крейсеров и прочих кораблей сопровождения под командованием самых разных адмиралов. Был здесь и драконий флот, и светлый анклав оборотней в армии Империи, и многие другие. Все разумеется служили Светлой Империи. А вот внутри этой сферы защиты кипела жизнь, летали корабли в телепортационной ауре корабля, следуя маршруту, добывая информацию. За все время маршрута было совершено 839 случаев зарегистрированных террористических нападений на корабль из этой области. Разумеется, обшивка гномьего корабля взяла на себя весь урон, но некоторые умудрялись с помощью технологий и магии перебраться в открытом безвоздушном космосе на корабль и стать хорошей занозой в заднице внутренних стражей. BSA напоминал астероид с прочими мелкими крошками в поле его гравитации. И самое главное, всем этим станциям, репортерским мобильным изданиям на кораблях и так далее нельзя было запретить преследовать военный корабль. У себя в системах гномы давно бы уже наказали за подобное, но здесь дать залп из мелкой корабельной артиллерии было нельзя. Гражданские права, как никак.
    Сейчас, сидя на втором сидении поджарого суперкара айрес, Кентра Ширри глядела на это великолепие. Обжитый космос, пусть только и часть его, малая... но такие места ей нравились. Гигантские станции, огромные космические скопления автономных кочующих кораблей и станций, это было великолпено. А айрес не мешал ей наслаждаться, они вели неторопливую беседу о войне гномов с Ллос и его в ней участии. Лысый череп его был чист от таких модных ныне имплантов. Глаза казались людскими, но она видела, как он иногда замолкает, удерживая паузу и обрабатывая своим древним мозгом информацию. Секундные заминки, дисплеи на приборной панели, плавное бесшумное движение их корабля в космосе. В космосе итак не было звука... но внутри многие консервные банки вроде ее кораблика тарахтели или просто выражали свою работу и недовольство ею очень громко. Айрес в черном сидел достаточно свободно, она чувствовала его ауру. Он был одним из древних, как понимала она. Ныне таких невероятных айрес и не рождалось. Глядя на него, она ощущала сокрытую за серыми глазами древнюю историю. Но дроу была репортершей, и ей недосуг было разглядывать каждую
    - ... Приказ главного штаба был выполнен, Ллос пленена. - Закончил он, глядя на нее своими серыми глазами. Дроу кивнула, продолжая записывать репортаж. - Наше присутствие в окраинных секторах вызвало множество дипломатических проблем для Империи. Гномы не против принять айрес в своих системах, но нахождение древних рядом с секторами дроу и границей с Темным Альянсом вынудила Империю тянуть. Когда мы получили приказ и нам дозволено было отправиться - мы отправились. Мы транспортировали для гномов наше оружие и занимались в основном сопровождением важнейших имперских грузов. Потом, когда война вошла в острую фазу, мы были на острие атаки. 
    - Генерал Этель ло'Кирден ауфен Рих. - Она подчеркнула это имя для записывающего устройства, а после продолжила. - То-есть, вы участвовали в той самой операции "Паук в сети"? Простые граждане задаются вопросом, какие поступления на вашу карту пришли после такого подвига? Привелегии, армейские чины? Какие чувства вы испытывали, когда... - Он прервал ее, все также спокойно и немного машинно улыбнувшись.
    - Мы айрес, ничего нам не дали, даже разрешение на операцию мы выбивали через тринадцать канцелярских перпепроверок по четыре космических месяца. Что я чувствовал, когда подо мной провалилась земля и изнутри меня стал затягивать вакуум? Это был достойный соперник и я едва не умер. - Молвил лысый, разглядывая ее с улыбкой.

Отредактировано Принц Тир (03-12-2016 17:42:17)

+1

14

Ния и Актория. Кают компания оборотничьего адмиралтейства. Один.
[NIC]Командор Вигберг[/NIC][AVA]http://savepic.ru/12481010.png[/AVA]
    Офицер не очень уважал технические новшества. Однажды хорошенько получив хакерской кибератакой и пролежав в больнице из-за переломанных собственными мышцами костей и дестабилизированного внутреннего обращения химических жидкостей, он перестал полагаться на последние технические усовершенствования. Для любого оружия была соответствующая защита. И он полагался на оружие - себя. В его руках уже давным-давно не лежал ни бластер, ни винтовка, ничего. Биотика, магия внутренних энергий, выстраивающая прекрасную защиту от ментальных атаку и разрушения тела. Оборотень капрал дослужился до своего звания только из-за того, какой подход имел к работе, и из-за своей давней подруги, Актория делала величайшие успехи на военном поприще... пока он служил то там, то тут, каждый день едва не умирая в имперской армии. По-правде, он уже умирал не единожды, лишь только капелланы империи возвращали его к жизни. Потом он умирал снова, и снова. Борьба на границах имперского космического пространства грозила никогда не завершится. И так было на самом деле. С расширением горизонтов приходили и новые враги.
     Синие без зрачков и белков глаза чуть посветлели, на них появился белый тонкий узор глаз, фокусирующиеся останки давно замененного зрачка. Оборотень слушал донесения на ходу, там мордой в пол заложили контрабандиста, что перевез на корабль какой-то технический наркотик для роботов... это было ужасно, сводить с ума бедных роботов тысячами программ, которые удовлетворяли их и заставляли впасть в бесконечную рекурсию кода, прежде чем они окончательно забывались за построениями чисел и прекращали свою деятельность, взрывались, перегорали. Поймали парня, который изнасиловал достаточно дурного вида переселенку-инсектоидку, это выглядело достаточно мерзко и ролик залили в общую сеть, было видно, как стрекочут жвалы насекомообразной твари, когда мужчина пытается воспользоваться не для того предназначенными внешними органами. В целом, было много донесений отовсюду, сортировщик проматывал записи, вычленяя общую информацию, донося ее до мозга и отсеивая за ненадобностью, только некоторые из воспоминаний могли стать частью его биологического оборотничьего мозга. Так или иначе, он проводил айрес глазами, позволив девушке выполнять свои обязательства, через трижды закрытый канал связи передал капитанам кораблей, что позже следует создать общую сеть для планирования защиты флота от инсектоидных космических тварей. Это было не так безопасно... на корабле было полным-полно структур слежения, но Вигберг кивнул.
     Он шел недолго, в голове его мелькали мысли, новости, тысячи цитат, внутри он был спокоен. Почти. Ни один солдат не мог сказать после, что хоть какая-то химическая реакция или физическое проявления выдавало теплое чувство внутри него. Он поднялся на лифте обратно, поинтересовавшись у робота, не сможет ли он открыть питательный канал в каюту адмирала Вигберг. Тот не раздумывая вовсе просканировал Вигберга и ответил на запрос.
     Командор в черных одеждах, с бритой головой и синими полыхающими глазами подошел к самой каюте своей госпожи. За последние годы он привык быть подле нее. Вернее, привык быть на ее кораблях, управлять ими во имя империи, привык быть союзником в других, более мрачных, порой веселых, порой утомляющих миссиях империи. Они отражали атаку орков Черной Руки на Валдирисе, когда огромная орда палящих во все стороны зеленокожих небронированых пехотинцев вырвалась из земли, окружая отряд специального назначения. Были вместе на Стеллдиссе, усмиряя здешних вызывателей Имира, высокие эльфы до сих пор не могли простить людям, стихийным демонам и айрес это святотатство... но законами Империи Света было ясно сказано, что возврат богов будет караться, жестоко и больно. Каждый день приходилось сражаться за то, чтобы какой-нибудь идиот не оживил черного бога Рилдира... и никто точно не знал, возможно ли это вообще, или то лишь блажь всяких глупцов. Так или иначе, убрав оружие в угрожающе пиликающую нишу, он вошел внутрь.
     - Госпожа адмирал... - Он впервые за многие дни улыбнулся, непривычно было и приятно.

Отредактировано Принц Тир (03-12-2016 17:46:35)

+1

15

- За последние шесть лет я уже устала слышать “Адмирал”, - поднимаясь с кресла и снимая с себя часть костюма. На девушке остались лишь штаны, плотно обтягивающие ноги, обувь и две чашки бра, прикрывавшие грудь и позволяющие рассмотреть кожу, совершенно не соблазнительную со всеми ранениями. Но кожа - единственное “живое” кроме глаза и пары органов, что осталось в теле дворянки. Сколько раз ей предлагали операцию, после которой у оборотницы было бы идеально “покрытие”, гладкое, нежное, без каких-либо следов. Но нет, Актория согласилась только на пластику кожи лица, поскольку того требовало положение, - я не хочу слушать это хотя бы здесь.
В её груди даже сердце билось не настоящее, хотя Ния вполне слышала биение. Сердечная система функционировала более чутко, но при том могла прослужить дольше и вывести её из строя было намного сложнее, нежели даже обычное оборотничье сердечко. Весь пищеварительный тракт был заменён ещё лет двадцать назад, после отравления Обмерием, практически до пепла сжегшим все эти органы за какой-то час. Лёгкие были заменены трижды за всё время службы капитаном, а после единожды - уже на посту адмирала.
  - Я здесь вообще не хочу слышать о делах, - она медленно прошла к чёрной металлической панели. оказавшейся на ощупь чуть тёплой, и коснулась одного её края. Дверцы разъехались, являя целый бар разнообразных напитков, но… у адмирала Фреодегар было правило - не пить во время операций. Даже учитывая, что её биомеханическая печень справлялась с токсинами и прочими вредными веществами буквально за пять минут. Так что в высокий стеклянный стакан полилась обычная содовая, распространяя вокруг девушки чуть ощутимый аромат ванили.
- Будешь? - она кивнула на стакан, в котором играли пузырики, тихо шипя. Тори что-то раскладывала, перебирала, смотрела. Изучала содержимое этого бара. Чуть склонив голову читала этикетки с разноцветными надписями. Дорогие вина, на чёрное стекло которых была нанесена серебряная вязь эльфийских узоров. Ром, всевозможные ликёры, коктейли... Всё ещё ожидая ответа от Одина она достала на всякий случай второй высокий стакан, поставив его рядом со своим, и оставила на небольшом столике аккуратную бутылку с содовой.
  Дворянка не казалась сейчас той, кого привыкла видеть пресса. Не считая множественных следов на её спине, плечах, шее… она выглядела обычной. Среди тех, у кого были деньги на картах - позволить себе красоту было делом пустячным. Только те дамочки сейчас сидели в своих домах, развлекались в своих квартирах на сотых этажах небоскрёбов, но никак не бороздили просторы космоса. Они следили за новостями о передвижении Ллос к месту казни лишь по статьям в изданиях, по новостям в мировой Сети, по телевизионным сюжетам, в которых эта тема ярко обсуждалась всеми, кому не лень. Правда, в Светлой Империи это скорее напоминало агитационные ролики, в которых народ настраивали на сплошной негатив по отношению к тёмной богине. И, по мнению Актории, правильно делали. Ради спокойствия можно было пренебречь идеалами и просто заняться примитивной промывкой мозгов. Но находиться сейчас самой на BSA, стоять некоторое время назад всего в паре метров от той самой Ллос… это было бесценно. Это было то чувство, которое Фреодегар могла назвать “Прикоснуться к истории”. Хотя, сама она вершила многие её части своими победами. И эта должна была стать ещё одной в общей копилке, если всё пройдёт по плану.
[AVA]http://s1.uploads.ru/kfvxa.jpg[/AVA][STA]Адмирал флота Светлой Империи[/STA]

Отредактировано Актория (03-12-2016 16:00:10)

+1

16

[AVA]http://riotpixels.net/wp/wp-content/uploads/2013/03/cdproject-red-mini-225x300.jpg[/AVA][NIC]Эстас Хайд[/NIC]
Но кайфовать долго у полуэльфа не было времени. Хайд оттолкнулся ногой от рабочего стола, заваленного бумагами, пустыми стаканами из-под вишнёвых коктейлей (у Эстаса была необыкновенная тяга к этой ягоде) и микросхемами (на досуге он любил разбирать старые и непригодные аппараты, чтобы дать запчастям из них новую жизнь). Кресло на колёсиках, а соответственно и мужчина, сидящий в нём, оправилось в поездку по кабинету, на ходу разворачиваясь. Мужчина затормозил своё транспортное средство в самом чёрном углу кабинета, куда даже свет от мониторов не попадал. Надо было составить недельный отчёт для дядечек повыше. Он открыл дверцу высокого шкафа и принялся выуживать из него документы. Мужчина ненавидел бумажную работу. Но от неё нельзя было никуда деться. Техники, ниже его по положению, сдавали уже свои отчёты и донесения ему самому, а Эстас обобщал их и отправлял выше. Вновь оттолкнувшись, но уже от шкафа, мужчина прикатился к столу. Он сгрёб в охапку весь мусор с него и отправил в мусорный контейнер. Затем внимательно всмотрелся в мониторы. Потом поковырялся в одной из микросхем. Переключил плейлист в плеере. Отрегулировал высоту кресла. В общем, он делал всё, что угодно, кроме того, чтобы работать с бумагами. Однако вскоре в кабинете были исчерпаны все средства для увиливания от писанины, и пришлось взяться за дело. 
Но, похоже, не судьба была. Не успел он как следует увязнуть во всём этом, как на его шлем пришёл сигнал от одного из компьютеров. Радостно ухватившись за эту возможность отлынивать от работы ещё какое-то время, Эстас посмотрел на один из мониторов на стене. С ним, к слову сказать, творилось нечто крайне странное. Ровный белый свет, словно от блестящего серебра, начал мигать и сменился на оранжевый. Хайд нахмурился. Белый свет - все системы работают исправно, оранжевый - перебои в работе. Полуэльф опустил руки на клавиатуру, и его пальцы замелькали над клавишами. Судя по маркеру на мониторе, что-то происходило с электроникой в одной из лабораторий. Мужчина вывел на экран изображение с камер наблюдений, и открыл ещё сотню всевозможных вспомогательных окон. Он нахмурился ещё сильнее и задумчиво прикусил губу. Все показатели, что мелькали перед его глазами на экране, как один сообщали, что в лаборатории абсолютный порядок и ни малейшего сбоя в системе. Но в то же время на другом мониторе горел оранжевый сигнал, оповещающий о нарушениях работы. Странно. И в этот момент оранжевый свет замигал и сменился на белый. "Всё в норме" - высветилось на экране.
- Что это было? - задумчиво протянул Хайд и вытащил наушники из ушей.
И не успел он отвести взгляд от экрана, как монитор опять замигал оранжевым. "Сбой". Мгновением позже - белый: "Всё в норме". Снова оранжевый, снова белый, резко красный: "Критические повреждения", резко белый, оранжевый, белый. И всё замерло. Эстас понял, что сидит с открытым ртом. Показатели оповещали, что никаких нарушений в работе системы больше нет, всё идёт своим чередом. И за всё время этой световой дискотеки нигде больше не высвечивался сигнал тревоги, только на экране, отвечающем за лабораторию.
- Какого хрена у них там происходит? - Эстас вскочил со своего кресла и схватил переносной планшет. Надо было наведаться к этим учёным, которые занимаются там непонятно чем, и выяснить, в чём причина такого странного поведения системы. К тому же, это был ещё один способ отложить бумаги в долгий ящик. - Не сегодня, ребята, не сегодня, - произнёс полуэльф, обращаясь к разложенным на столе листам.
Но прежде чем идти к учёным, Хайд подошёл к своей маленькой гордости, лучику света во всём этом тёмном царстве электроники. В одном из углов его кабинета пристроился аппарат, примерно в человеческий рост размером. Штука была расписана пузыриками, гроздьями спелой вишни и прочим радостным бредом, который обычно рисуют для привлечения клиентов. Мужчина нажал на пару кнопок, и аппарат загудел, готовя для него очередной вишнёвый коктейль. И только после того, как пластиковый стаканчик оказался в руках Эстаса, он направился к двери.
И именно в этот момент в дверь забарабанили снаружи. Он неожиданности он чуть не облился.
"- Кого там демоны принесли?" - но вслух он произнёс другое.
- Сейчас, одну минуту! - громко сказал Эстас. Спустя пару мгновений он уже поворачивал ручку двери, впуская в помещение свет из коридора. За порогом обнаружилась женщина в халате учёного.
- Какое совпадение, - сказал Хайд. - А я как раз собирался к вам, - он посторонился, пропуская Лиаллу внутрь. - Что случилось?
Эту девушку он знал, но не сказать, что очень хорошо. Они начинали в корпорации примерно в одно время. Когда только Хайд влился в ряды айтишников, Ал уже работала в лаборатории какое-то время.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (03-12-2016 14:54:45)

+2

17

Оборотень скользнула внутрь кабинета. Её кошачий взгляд мельком пробежался по мониторам. особо не вглядываясь в картинки. Просто рефлекторное движение, заложенное инстинктом. Буквально за пару шагов она оказалась возле стола.
- У меня… - она начала говорить, расправляя листок на пустой уголке стола, - смотри. Я вроде как сверилась с таблицами, но эти значения всё равно выходят за рамки нормальных для аппаратуры. Вот это, - она показала на длинный ряд цифр в самом верху, - показания Plaz08, - Ал проговорила точно название плазматора, а потом её палец скользнул ниже, на ряд цифр где-то в середине всего списка, - а это - показания ответной реакции на давление газом. Цифры просто феерические. Ни один образец не показывал. Да они просто невозможны. Может, неполадка какая? Сразу в  нескольких приборах?
  История с этим призраком была… неприятной. Вся лаборатория точно была уверена, что призрак не принесёт никаких проблем кораблю. И они были, в общем-то правы. Но то, что он может подпортить в мелких масштабах технику- они не учитывали.
-А вот это? Одна тысяча двести сорок единиц! Такие показания прибор выдавал только когда был неисправен, - пальчик с выкрашенным в чёрный цвет ноготком вёл вдоль рядка цифр, - и я уже молчу про то, что сама плазма на давление газа реагировала странным образом. Словно кто-то насыпал внутрь мириады золотых, серебряных и даже синеватых блёсток.
  Лиалла смотрела на полукровку. Вернее.. она не знала толком куда смотреть из-за этой странной маски. Так что взгляд кошачьих глаз скользил по всему лицу начальника IT-отдела. Девушка ожидала, что он сейчас скажет что-то вроде: “Да, всё нормально! Это просто у вас одновременно половина аппаратуры в опытной свиънулась. Ничего страшного, сейчас пошлю ребят, они поправят”. Но взгляд упал на снова мигнувший экран. Единожды мигнувший и пришедший в нормальное состояние. Завибрировал наушник.
- Твой ментальный блок меня раздражает, - послышался голос Итилы, - я не могу пробиться сквозь него и донести до тебя информацию.
-Для этого я и ношу наушник, - пальчик рефлекторно лёг под волосы, хотя самого прибора и не было видно - он был фактически встроен в ухо брюнетки. Но после нормального наушника осталась привычка прижимать кусочек слухового органа, - что опять случилось?
-Минуту назад что Eg7 показал мне значение в ноль единиц, а буквально только что это значение прыгнуло до тысячи и опустилось обратно в ноль.
- Дурацкая плазма, - Лиа убрала палец от уха и посмотрела на Хайда, - Энергетический измеритель фиксирует скачки жизнедеятельности образца, - более-менее понятно для иненера пояснила учёный. Хотя, термин “жизнедеятельность” - не совсем правильный в отношении призрака… Но он наиболее чётко передавал смысл.
[NIC]Лиалла[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/w9tsa.jpg[/AVA] [STA]Учёная кошка[/STA]

+1

18

- Джин, Джин!
- М? Что? - девушка открыла глаза, фокусируя взгляд на собеседнице.
- Ты меня слушаешь вообще? Говорю, лейтенант то наш тот еще душка! - восторженно чирикала Мия.
- Душка, душка..., - устало потерла она глаза, - Ты почему еще здесь? Пациенты сами себе уколы не сделают, вперед.
Выпроводив чирикающего воробушка, Джин встала с дивана и пошла наливать себе кофе. За последние три дня она спала всего каких-то пару часов, и сейчас это чертовски сказывалось на организме.
Занимая должность старшей медсестры на корабле, на нее автоматически сваливались все отчетные документации, контроль за младшими сотрудниками, распределение графиков, журналы учета... Больше писанины, чем практики. Еще и понабрали кучу молоденьких девок, только только окончивших академию, и толком не хлебнувших жизни. В итоге приходилось постоянно следить за правильностью исполнения их работы, что весьма раздражало.
Джиневра сильно пожалела, что не выучилась на полноценного врача. Потому как опыта у нее было больше, чем у зеленых юнцов, щеголяющих с красными дипломами и старающихся унизить всех, кто младше их по должности. Но Джин они боялись. Эта девка совершенно не знала, когда надо остановиться. Всегда дружелюбная и болтливая, она могла превратиться в настоящую фурию после любого язвительного комментария в ее сторону. И тогда держись, мир. Из-за такого вспыльчивого характера на нее неоднократно писали жалобы, лишали премий, угрожали уволить, но не увольняли. Начальство прекрасно знало, что такую как она, нужно еще поискать. Ее трудолюбие, опыт, организованность работы и преданность своему делу просто перекрывали все ее выходки.
С Джимом она была еще знакома до того, как пошла работать на корабль. Она знала, что он из себя представляет, и уважала его. Этот мужчина мог дать фору многим своим коллегам, всегда спокойный, сосредоточенный, добродушный и, так же как и Джин, преданный своему делу. Она ценила такие качества. А вот младшие медсестрички, поступившие в подчинение к рыжей, смотрели скорее не на его работу, а на внешность и то, как он к ним относился. А относился он ко всем... хорошо. Даже через чур, по мнению Джин.
Сев за стол и сделав глоток крепкого черного кофе, девушка пролистала журнал отчета по медикаментам. Грустно вздохнула, закрыла и отложила. Сейчас, когда глаза еле держатся открытыми, она не станет там ничего писать. Если напортачит, влетит по полной, и первым делом не ей, а лейтенанту, в чьем подчинении она находится, работая на корабле. Джин слишком хорошо к нему относится, чтобы подставлять.
Может, удастся немного покемарить, пока затишье? Отодвинув стул, девушка встала и быстро добралась до диванчика. Он ей не нравился. Жесткий, цвета тусклого серебра, слишком выделяющийся в этой комнате, бросающийся в глаза. Словно белое пятно. Но сейчас девушке было плевать. Скукожившись на нем в позе эмбриона с блаженным стоном, она тут же начала проваливаться в сон. Но не тут то было.
Джин! - раздался голос за дверью, заставив рыжую уныло перетечь в вертикальное положение, - Джин, у нас сейчас пациент будет. Открытый перелом.
"Отлично. Мои поздравления." - хотелось ей сказать, но заместо этого она встала и пошуршала готовить все необходимое.
- Слушай, Джим, поговори с начальством, - зевнув, сказала девушка, набирая в шприцы обезболивающее и антибиотик, - Пусть заменят этот чертов диван, на котором невозможно лежать, и починят кофе-машину. Эта зараза плюется во все стороны, стол уже из бежевого в черный превратился.
[NIC]Джиневра Кархис[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/98mMh.jpg[/AVA]

+3

19

Актория. Каюта адмирала. Один.
[NIC]Командор Вигберг[/NIC][AVA]http://savepic.ru/12481010.png[/AVA]
    Имперский адмирал, объект повышенного внимания всяких феминистических организаций, выступающих за эмансипацию женщин. Красивые женщины святого Альмарена, Террадейна, Виет-Куинса... тысяч планет, тысяч колоний, тысяч космических станцонных скоплений называли воительниц империи образчиком женской силы, и чаще всего подкрепляли это голографическими копиями адмирала Фреодегар. При этом, равенство давным-давно было вещью свершенной. Но миллионам и миллиардам женщин по всей империи это не казалось такой очевидной истиной. Многие бросали академии, чтобы гулять на маршах протеста, убиваться наркотиками и странной литературой. Многие из них были откровенными шлюхами, и это коробило командора Вигберга. Хуже выглядело лишь движение за права геев-дроу на самоопределение в дроуской иерархии. Истина была вот здесь, перед ним.
    Права не сваливаются откуда-то сверху. Написав на груди “император - сексист, ксенофоб...” и оголив ее перед солдатами имперской гвардии у огромного комплекса императорской обители на святом Альмарене ты не получал их. Уважение стоило усилий, права добывались с потом и кровью, каждый обязан делать хотя-бы что-то, малое зернышко полезной деятельности. Разговоров о том, что женщину назначили на адмиральский пост почти не было. Да, прецеденты этому были редки, да, посты подобного значения занимали в основном эльфы, айрес, оборотничьи и людские мужчины, но солдаты видели незасекреченные части рапортов Фреодегар и болтовня казалась излишней при таком послужном списке. Уважение… именно так оно добывалось. Делами.
    Он подошел ближе, полуобняв ее сзади и прижавшись щекой  к ее голове. Ладони командора со сладким “чпок” отворили блестящий сосуд, внутри которого была «Святая Хризантема» - пойло магического типа для организмов, живущих по принципам измененной алхимии. Один из новых экспериментов имперской армии, новых относительно… им исполнилась уже тысяча лет, но лишь обнаружение нужных артефакционных ископаемых на Беррен’Тальте позволило ученым-магам сделать первые шаги в таком плотном изучении органической магической жизни. Тогда, давным-давно, его тело было исправлено в рамках проекта «Genius», как и тела миллионов других подопытных.
     Немногие выжили, очень немногие остались в своем рассудке. Разброс реакций и итогов был настолько огромен, что это стало великой и жуткой армейской лотереей. Каждый солдат, подписанный на проект по собственной воле, получал хорошие выплаты, привилегии… и еще ранг “потенциально опасен”, который мешал поднятся выше ранга… командора. Так, внутри Одина растекалась жгучая смесь алхимических веществ, воидоизмененных, иных. Этим никого нельзя было удивить теперь, когда изучение алхимизации живых существ вошло в научную традицию, но лет пятьдесят назад первые смежные люди, которых пресса восторженно называла «Чудо-людьми» сначала, а после первых катастроф презрительно окрестила «Магиками», это было иным. И чувствовал Один иначе, сходно, но иначе. Чтобы видеть, ему нужно были импланты и вживленные вещества, чтобы чувствовать запахи и разбирать их, чтобы слышать… все это требовало огромной работы магически-технологического механизма его искореженного проектом «Genius» тела. Программы помогли оборотню разобрать ее запах, он удовлетворенно поцеловал ее в шею. Если бы он отключил все эти лишние системы, то видел бы ее четче, но не слышал, не воспринимал бы цвета, вид, вообще ничего, просто чувствовал бы ее душу, магию внутри нее. И говорил бы напрямую, а не через эту глупую речевую вставку. Но человеческое тело требовало такого подхода, и Одину нравилось это.
     Давным-давно, на Килд-е-Трине они вдвоем лежали на дне шатла, наблюдая за приборной панелью и считая секунды до того, как внутри кончится весь кислород, все питательные вещества. Холодная планета из цельного куска космического льда почти без атмосферы. Тогда Вигберг предложил ей выйти за него, давным-давно…как же теперь странно было это вспоминать. Они обещали, что если выживут, то обязательно сделают что-то большее друг для друга, что-то… что не называлось бы солдатским товариществом, что не называлось бы армейской верностью, сиюминутной любовью. Но когда их подобрал крейсер командора Хоули, все мысли об этом остались позади. Нужно было возвращатся к обычной жизни. Корабли, солдаты, неизведанная вселенная, дипломатия, война, задания, приказы, рапорты. Порой Один уходил в свою магию, чтобы по телу не распространялись эти болезненные вещества, заставляющие его жутко грустить, болеть и быть слабым. У магии не было ни любви, ни зла, ни добра, ни дружбы, только ясная цель, безграничаня чистота мыслей и медленное затухание. Сейчас же Вигберг налил себе магического пойла и, приобняв Акторию за живот, сделал глоток, а после губы его вновь коснулись ее за адмиральским ушком. - Я буду рад выпить в компании моей госпожи, адмирал Фреодегар. - Хриплым полушепотком донесся его голос до ее слуха. - К тому же, у нас кажется… юбилей. - В его органайзере эта космическая дата была забита тремя тысячами извещений, напоминаний и всего такого прочего, среди них затерялось бы краткое сообщение о том, что с их первой совместной операции прошло уже тридцать четыре года, но Вигберг помнил ее сам и в напоминании не нуждался. Командор обнял свою госпожу, взяв бокал, поцеловал покрепче, а после двинулся к магнитному креслу, парящему над полом не столько из-за магнитного поля, сколько из-за поля магического… просто торговое название всем полюбилось, и любое парящее кресло теперь называли магнитным. Он сел, закрыл глаза и расслабился, облокотившись о мягкую спинку кресла, ладонь скользнула по черному одеянию, отцепляя свободной ладонью серебряные магнитные пуговицы… серебро, вроде как добрый металл, от влияния которого оборотни давно избавились, но активное серебро все также являлось напастью оборотничьих колоний, обогащенные неизвестными магическими радиациями, серебрянные руды убивали оборотней, жутко убивали. Один глядел на ее тело, большую часть шрамов он узнавал, некоторые она получила при нем, о других он спрашивал ее сам. Черная одежка сползла по спинке кресла, обнажая бледную кожу, на которой виднелись черные и фиолетовые линии, ровные, симметричные, редкие и тонкие, они были под кожей, на плечах до самых кистей была набита татуировка… просто потому-что он проспорил однажды адмиралу в командном армейском зачете. В остальном, на чистой коже не виднелось никаких лишних следов воздействия оружием, так и должно было быть. Командор Вигберг глядел, как она двигается. В миллиардах книг расписывается любовь. Достаточно однотипно, просто, чуть пошло, порой глупо и даже грустно. Вигберг отключил подачу лишних сообщений, переходя на скрытые каналы и блокируя всю ненужную информацию, кроме возможной тревоги. Теперь он мог смотреть на нее и быть жутко довольным, что у него есть в безбрежном космосе что-то… вот такое.

Отредактировано Принц Тир (03-12-2016 17:47:51)

+1

20

[AVA]http://riotpixels.net/wp/wp-content/uploads/2013/03/cdproject-red-mini-225x300.jpg[/AVA][NIC]Эстас Хайд[/NIC]
Эстас сделал шаг назад, пропуская, Лиаллу внутрь. Девушка белым ураганом пронеслась мимо, видно дело и вправду было серьёзное. Если бы не шлем, то можно было увидеть, как удивлённо приподнялись брови полуэльфа. Не то, чтобы к нему в кабинет часто наведывался хоть кто-нибудь, не связанный с электроникой и техникой, а тут сразу целая глава лаборатории, да ещё с таким видом, словно наступает локальный Армагеддон. Небось опять эти ничего не смыслящие в механизмах научные изыскатели пролили кофе на аппаратуру, или в ходе экспериментов сотворили какой-нибудь ад с проводами. В прошлый раз, когда им понадобилась помощь, фанатики в белых халатах в ходе реакции получили так много тепла, что расплавили все проводники из серебра в ближайших приборах, а от налёта копоти половина лаборатории окрасилась в чёрный. Хорошо хоть, что тогда никто не пострадал.
Но, несмотря на все эти размышления, Хайд придержал все свои рассуждения при себе, закрыл за Ал дверь и поспешил к девушке. В этом его желании помочь крылись и личные мотивы. Он заглянул через плечо Лиаллы и всмотрелся в лист бумаги на столе. Бумага, покрытая кучей цифр и вычислений, не говорила ему ничего, а из сбивчивого объяснения ученой было трудно уловить хоть что-то. Но главную мысль полуэльф вычленил. В лаборатории произошло что-то, что никак не вписывалось в представления научных работников, и они сразу же поспешили свалить всё на неисправность оборудования. Наверное, при других обстоятельствах Эстас мог даже язвительно заметить, что приборы не могут выйти из строя, если не вмешиваться в их работу и не творить с ними всякие непотребства. Электроника гораздо точнее мозга, так что любые ошибки происходят исключительно по вине тех, кто использует эту самую электронику. Но в этот раз всё было иначе, ведь ещё пару минут назад экран из этой лаборатории устроил ему светопредставление, да ещё и совершенно без причины. Эстас задумчиво втянул коктейль через трубочку.
- Не поверишь, Ал, но я как раз собирался выяснить, что там у вас творится. Пару минут назад мои приборы взбесились, показывая нечто странное в вашей лаборатории. Я не имею ни малейшего понятия, как ваша плазма должна выглядеть, вести себя в нормальных условиях, и какие цифры показывать, но техника так себя вести не должна, это уж точно, - в его голове уже велись подсчёты, что могло привести к такому поведению техники. Но сидя тут, в кабинете, гадать можно было вечно. Требовалось отправиться на место и узнать, в чём дело. Подождав, пока девушка закончит разговаривать по наушнику, Хайд произнёс:
- Решено, я иду с тобой, - он решительно направился к двери. - Проводишь меня в лабораторию, я проверю технику, - судя по показаниям, которые мелькали на экранах и на планшете в руках мужчины, техника была абсолютно исправна. Но проверить её всё же надо было. Эстас остановился возле двери, взялся за ручку, но вдруг замер и прочистил горло.
- И... раз уж ты зашла... Во сколько ты заканчиваешь работать? Можно было бы перекусить вместе, выпить чего-нибудь, - он замолчал. В лабораторию можно было отправить любого из сотни техников, находящихся в подчинении у Хайда, и быть уверенным, что со всеми неполадками будет покончено, но полуэльф решил самолично взяться за дело. В частности, потому что Ал работала в лаборатории. У мужчины уже давно была слабость к этой девушке в белом халате, но пока что ничего не клеилось. Лиалла оставалась неприступной, хотя Эстас пытался, и пытался не один раз. Откровенно говоря, Хайд не надеялся услышать положительный ответ на своё предложение, но попробовать стоило.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (03-12-2016 23:22:02)

+1

21

Один. Каюта адмирала. Актория.

  Ровно с того момента, как наследница дворянского рода поставила свою подпись на первом контракте, она перестала принадлежать себе. У неё осталось всё: деньги, власть рода, особняки, квартиры и всё остальное. Но у неё не осталось самой себя. Все её мысли, все её действия были направлены на благо Светлой Империи. Начиная с первого офицерского звания, положенного дворянам, поступившим на службу, и заканчивая теперь уже чином адмирала. Она никогда больше не принадлежала самой себе, по первости забывая, кто такая Тори. Лейтенант Фреодегар. Старший лейтенант Актория. Капитан... Девушка перестала жить для себя. И только в такие моменты, в моменты ощущения близости рядом с собой существа, от которого сердечная система начинала ускоряться под действием связки настоящих гормонов с веществами - она ощущала себя Тори. Она не думала сейчас о благе Империи, но думала о том, что было бы приятно ей и что было бы приятно ему.
  Адмирал недовольно поморщилась, когда до её ушка долетело очередное обращение “Адмирал Фреодегар”. Приказы вошли в её привычку, но сейчас она не хотела приказывать своему верному офицер, - Юбилей? - она медленно моргнула, припоминая, что сегодня за дата. Было немного стыдно забывать всё, что связано с Одином, но дела вытесняли почти всё. Её органайзер услужливо высветил перед взором технологичного искусственного глаза какую-то информацию, но то была лишь рабочая информация, какие-то отчёты лейтенанта Нии. Она, кажется, забыла что-то добавить в свои списки. Ещё раз моргнув, адмирал сбросила буквы, возвращая нормальное зрение.
   Прикосновения губ за ушком ощущалось немного иначе, чем на шее. Разная кожа - своя собственная и искуственная - давала немного разные ощущения. Совсем чуть-чуть. Может, она бы и не заметила, если бы не помнила такие же касания губ, когда даже на лице и всей голове не было этого высокотехнологичного материала. Но менее приятным оно от этого не было. Возможно. новое покрытие даже лучше передавало импульсы ощущений. Актория ловила эти моменты, стараясь задержать в памяти подольше, вытесняя тем самым воспоминания о боли, грусти и прочих страданиях.
  Языка, также не совсем родного, коснулась пенящаяся и шипащая от пузырьков влага. Глупое было ранение, после которого пришлось заменить орган, отвечающий за распознавание вкуса. Ещё в звании лейтенанта девушка умудрилась в одной из стычек неудачно... откусить часть языка. Глупое ранение, очень глупое… С тех пор мышцу заменяли всякие высокотехнологичные силиконы, наночастицы и прочая бионика, в тонкости работы которой Фреодегар не вникала. Наверное, это даже было первым, что девушке заменили в её теле.
  И хоть в шагах её читалась армейская закалка. к креслу Актория шла более плавно, более по-женски. Кресло слегка качнулось, быстро приходя в равновесие, когда её тело опустилось на колени офицера. Она ласково коснулась губами его шеи, пока пальцы свободной от стакана руки скользили по линиям татуировки. Ей нравилось быть слабой в его руках, быть такой, как все девушки. Ощущая такое слишком роскошное для существ их профессии чувство.
  Серебро её живого глаза коснулось синих глаз мужчины. Чёрный зрачок технологичного глаза чуть дрогнул, почти незаметно, когда фиксировал тоже самое изображение и со скоростью, равной скорости импульса, бегущего по здоровым нервам, передавал изображение в мозг. Несколько раз она моргнула, рассматривая любимое лицо и поглаживая шею и плечи мужчины кончиками пальцев. Казалось бы, такая как Актория не должна уметь касаться ласково. Её руки привыкли держать оружие за долгие годы службы на благо Империи. Но оборотень сумела за долгие годы сохранить в себе толику нежности. И знал об этом только он.     
   - Как тебе на BSA? - проливался её тихий сейчас голос, - я не говорю сейчас про толпы гномов, их системы защиты. Это всё я сама вижу и понимаю. А вот в остальном...Я не успела толком ничего разглядеть. Неполадки на “Gress'e” тоже на какое-то время завладели моим вниманием похлеще журналистов и дипломатов. Кроме этой каюты, ставки, зала переговоров и отсека с Лосс я ничего и не видела.
[AVA]http://s1.uploads.ru/kfvxa.jpg[/AVA][STA]Адмирал флота Светлой Империи[/STA]

Отредактировано Актория (03-12-2016 18:08:40)

+1

22

Оборотень поджала губы и буквально мгновения смотрела на полукровку, всё так же опираясь руками о стол, прижимая кусочек бумажки. Ал была из тех, кого работа занимает больше, чем человеческие отношения. При том, она не была нелюдимой, но всё же наука - первоочередная цель, - я подумаю над твоим предложением, если мы разберёмся с аппаратурой. У нас важный образец плазмы древнего призрака, найденная в руинах Эндэл-Ан-Груда полгода назад. И это очень важный образец, с которым мы работаем без выходных. Я сегодня даже не смогла нормально выпить в баре, как Илита вызвала меня обратно в лабораторию, - Лиалла выпрямилась. Её взгляд мелькал по множеству линз маски, - но если ты снимешь эту хрень, то я, может, буду думать быстрее.
  Научному работнику не нравилось то, что она не видела глаз собеседника. И одно дело, когда это происходит в лаборатории, где и она сама может нацепить какой-то подобный прибор. Но не постоянно же угадывать эмоции. Полагаться всегда только на запахи - не самое лучшее решение.
- Пошли, - девушка двинулась к двери, самолично отворяя её. Дело было важное, как ей казалось, поэтому медлить было нельзя. Ну… так думала сама Лиалла, - от вашего отсека до лабораторий идти минут пятнадцать. Какая же огромная эта махина, - обладательница чёрных волос нахмурилась, - и столько поворотов. То чёрные двери, то серебряные… И столько существ здесь, - она уже шла по коридору, - я видела орка с нёмнической нашивкой. Не думала, что они сюда и орков запихнут. 
  Снова лёгкая вибрация её отвлекла, и пальчик скользнул пол волосы.
- Ну что ещё? - она еле заметно рыкнула, ожидая новые странные известия из лаборатории.
- Хей, - слышался голос Гриммы. Это было рослая полугномка, отвечающая за технические концепты оружия, производимого корпорацией, - мы тут пришли, а драконша наша того…
- В смысле? - Лиалла резко остановилась и сказал это, затем затаив дыхание в ожидании ответа.
- В обмороке была. Сейчас еле откачали, отправили в лазарет.
  - Опустите давление до нуля и отсоедините всё, кроме Eg7, - Лиалла быстро соображала, что ещё можно сделать. Явно в этом был замешан сгусток плазмы, плещущийся в колбе, но говорить наверняка оборотень не могла.
-Кстати, аппарат сейчас показывает значение в сотню. Это важно? - Гримма не шибко смыслила во всей этой научной аппратауре. Она была больше техником и мастерски составляла оболочки нового оружия, связывала технические аспекты его действия внутри, но заряды и прочее наполнение ей были не так знакомы, как той же Лие.
- Подайте криоген и опустите активность до нуля, - это было последнее, что сказала девушка перед тем, как снова вернуться в реальность коридора громадины BSA.
[NIC]Лиалла[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/w9tsa.jpg[/AVA] [STA]Учёная кошка[/STA]

+2

23

[NIC]Джим Коркес[/NIC]
[STA]Без боли не получится![/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/uJ04e.jpg[/AVA]
[SGN]Воздушно-космический флот Альмарена - мы полетим даже на этой хрени![/SGN]
Из комнаты отдыха послышался шорох; открылась дверь, и на пороге показалась старшая медсестра Джиневра Кархис. Джим тем временем с новой силой прокрутил в планшете именной список находящихся на стационарном лечении в лазарете, пока, наконец, на экране не отобразилась таблица, отображавшая состояние дел в семнадцатом отделении. Информационная сеть работала настолько исправно, насколько сознательная и ответственная была дежурная смена, заступавшая в лазарет.
Впрочем, тут, на борту гигантского звездолёта, бороздившего чёрные космические просторы, с подбором кадров не оплошали. Как правило, это были люди, либо не желавшие менять должность, либо те, кто ответственно относился к своему делу, но по определённым причинам не дотягивал до повышения. Тут уж - только выслуга лет. Даже молодая медсестра Мия, за несколько минут до вызова помчавшаяся ставить уколы, была здесь не за красивые глаза. Знания в пульмонологии у девушки были на высочайшем уровне, и её слегка дурной, но наивный и легкомысленный характер можно было за это терпеть. Да и энергии у неё - на десятерых хватало.
Вышедшая из комнаты отдыха Джин представляла собой куда более печальное зрелище. Мешки под глазами у девушки были видны отчётливо.
- Слушай, Джим, поговори с начальством, - Джиневра, смачно зевнув, начала наполнять шприцы, иглы которых отливали серебром, - Пусть заменят этот чертов диван, на котором невозможно лежать, и починят кофе-машину. Эта зараза плюется во все стороны, стол уже из бежевого в черный превратился.
- Джин, я не очень уверен, что начальство будут волновать такие вопросы, - Жутко хотелось зевнуть. Зевота была заразительна. Марафон, когда один диван в разное время занимали Джин и Джимми, продолжался уже третий день. Офицера и поступившего к нему в подчинение старшую медсестру, что должны были дежурить с ним и Джин через сутки, неожиданно отозвали из командировки - их часть в полном составе отправлялась куда-то к чёрту на яйца в рамках некой миротворческой задачи. Насчёт дивана Джимми было не привыкать, а вот Джиневре было не позавидовать.
Только и оставалось, что надеяться на начальство госпиталя - обещнулось выписать кого-нибудь.
- Насчёт дивана... могу принести постельное бельё и матрас из моей каюты, - Джим всё-таки зевнул - коротко, сосредоточенно, - А касательно кофе-машины - загляну туда. Есть подозрение, что там в кране заслонку заклинило, потому и брызжет во все стороны. Ладно, ждём пока.
Повисла тишина. Джимми нарушил её меньше, чем через минуту:
- Ты что, и в самом деле так сильно не высыпаешься?

Отредактировано Лари Нартелл (04-12-2016 17:22:11)

+2

24

- Джин, я не очень уверен, что начальство будут волновать такие вопросы.
Конечно, их это не будет волновать. Джин это знала. Но ей хотелось поворчать, хоть как то сбросить злость от недосыпа, пусть и таким бухтением.
- Могу принести постельное бельё и матрас из моей каюты, - зевнул мужчина, - А касательно кофе-машины - загляну туда. Есть подозрение, что там в кране заслонку заклинило, потому и брызжет во все стороны.
Добр, как и всегда. Не он должен этим заниматься, а техники. Ну, во всяком случае с кофе-машиной точно. Насчет дивана она уже давно потеряла надежду. Но если бы Джим действительно организовал на нем матрас помягче, девушка была бы счастлива. Она часто дежурила, потому приходилось тесно знакомиться с этим злосчастным диваном, на котором не то что не полежишь нормально, даже от сидения пятая точка затекала.
Набрав лекарства в шприцы, Джиневра положила их на небольшой столик цвета темного серебра, дребезжащего при любом прикосновении к нему, и стала искать спрей-антисептик.
- Ты что, и в самом деле так сильно не высыпаешься?
- С чего ты взял? - стоя к нему спиной, спросила она, роясь в шкафу с медикаментами, - Я прекрасно себя чувствую. Черт, да куда она его положила!
Ее сильно раздражало, когда кто-то брал лекарства и позже ставил их не на свое место. Джин любила порядок в работе, чтобы если понадобилось какая-то вещь, то тут же раз и нашел ее, а не искал, соображая, куда ее могли запихать.
Жаловаться Джиму она не собиралась. Да и вообще не любила это дело. У него своих дел по горло, и он точно так же не высыпается, просто показывает это не так явно. Джиневра же старалась все время бежать впереди планеты всей. Из за одной единственной фразы, что список сильнодействующих и наркотических препаратов не соответствовал их реальному числу, девушка уже второй день перепроверяла все журналы по ним. Она конечно могла махнуть рукой, но чувство ответственности сидели в этой особе глубоко и прочно. Не может она пустить все на самотек, не в ее смену.
За два дня до этого она заменяла свою коллегу из онкологии, так как та чем то якобы отравилась. Хотя Джин догадывалась, чем. Мужиком. Он сам то хоть знает? В любом случае, в беде рыжая ее оставить не могла, потому лишилась своего заслуженного выходного. А потом эти списки. А кроме них еще куча писанины, плюс постоянная помощь в принятии пациентов. Выспишься тут, как же.
Наконец-таки найдя нужный препарат, она положила его к остальным, необходимым сейчас, и повернулась наконец к Джиму передом, облокотившись о стол. И это он еще спрашивает, правда ли Джин не высыпается? Сколько он уже не брился? Эта черная щетина вкупе с уставшим выражением на лице знатно прибавляла ему годков. Хотя этот мужчина находился сейчас в самом расцвете лет. Да, женщины его любили - факт. Но Джин до сих пор не знала, есть ли у него спутница, так как колечка он не носил. Может, и ждет дома благоверная. Об этом разговоры как-то не заходили.
- Я бы предложила тебе кофе, если не нужно было ждать раненого, - тепло улыбнулась девушка, - Выглядишь не намного лучше меня.
[NIC]Джиневра Кархис[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/xQA8D.jpg[/AVA]

Отредактировано Джинни Джоу (04-12-2016 08:44:59)

+2

25

[NIC]Джим Коркес[/NIC]
[STA]Без боли не получится![/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/uJ04e.jpg[/AVA]
[SGN]Воздушно-космический флот Альмарена - мы полетим даже на этой хрени![/SGN]
- С чего ты взял? - спросила сестра, копаясь в застеклённом шкафу с медикаментами, - Я прекрасно себя чувствую. Чёрт, да куда она его положила!..
Уже по её нервякам было прекрасно видно, насколько хорошо она себя чувствует. Офицеру не привыкать, в отличие от медсестры... по крайней мере, такому, как Джимми, потому как лейтенант не относился к разряду раздолбаев, которые всю канцелярскую волокиту сваливают на подчинённых. Конечно, иногда Джимми и халтурил, давая относительную самостоятельность сёстрам в документации, разобрать которую было в их компетенции. Сержанту Кархис он даже позволял иногда расписываться за себя и предоставлял печать - чёрный кружок с эмблемой медицинской службы Воздушно-Космического Флота, которую, по идее, только он и его теоретический офицер-сменщик имели право трогать. Конечно, было не так похоже, как его компактная подпись, но начальство закрывало на это глаза - полковник Экхард знал, о каких документах военному врачу нужно было заботиться в первую, а о каких - в последнюю очередь.
Тем временем Джин закончила набирать медикаменты на блестевший серебром (чёрт, как же много серебра в этом лазарете, если подумать!) столик и оказалась напротив Джимми. Тепло и легко улыбнулась:
- Я бы предложила кофе, если не нужно было ждать раненого. Выглядишь не лучше меня.
- Я чувствую себя лучше, чем выгляжу, - улыбнулся лейтенант в ответ, - После теракта, устроенного дроу в Цепрусе-на-Горгоне, мне недосып не страшен.
Да и вообще, после этого, пожалуй, лейтенанту было ничего не страшно. Весенней чёрной ночью, под ароматом лип, диверсионная группа дроу быстрым налётом захватила командный пункт одной из бригад воздушно-космической обороны и взломала систему управления пусковыми установками дивизиона. Через несколько минут град дальнобойных ракет, предназначенных для поражения входивших в атмосферу вражеских звездолётов, обрушился на небольшой город Цепрус-на-Горгоне.
В городе после обстрела не оставалось уцелевшего здания. Некоторые кварталы были превращены в руины. Несколько сотен жизней ни в чём не повинных жителей и несколько тысяч ранены - от пореза до оторванной руки.
Военно-медицинская академия, расположенная в двадцати верстах от места трагедии, была поднята по тревоге. По тревоге же подняли целую дивизию. Окрестные населённые пункты были оцеплены;
Курсанты академии приняли участие в оказании медицинской помощи пострадавшим. И это было пострашнее, чем несколько смен подряд.
Работали курсанты, разделившись на две группы, по пятидневному заходу каждая. От пострадавших было не продохнуть.
Итогом стал огромный опыт, полученный Джимми ещё за две недели до завершения академии, и первая боевая награда - Медаль Милосердия, полученная с красивой формулировкой.
Тем временем расположенная прямо напротив стола дверь с шипением двинулась в сторону, пропуская молодого бойца, что вёл низенького гладко выбритого человечка в форме Воздушно-Космического Флота и с погонами старшего хорунжего на плечах. Солдат застыл на пороге:
- Разрешите, сэр?
- Да, - Джимми поднялся из-за стола, проходя к военнослужащему. Молодой боец протянул лейтенанту несколько листов с копией личного дела пострадавшего; приняв кипу, Джимми глянул на хорунжего.
Хорунжий, как упомянулось ранее, был низеньким. На покатом лбе карикатурно смотрелась широкая фуражка; правая рука была иммобилизована самым распростецким армейским способом - пола кителя была задрана и уходила далеко за плечо, перетянутая поясным рёмнем, на котором и покоилась рука.
- Старший хорунжий Нильс Майджорис, - представился пострадавший, не подавая ни малейших признаков боли. Голос его был резок и высок, как у пожилой сварливой деревенской бабы;на крайне рельефном, морщинистом лице с весьма выразительным носом, под художественно изогнутыми бровями, очень глубоко сидели звёздочки серых флегматичных глаз. В довесок ко всему, из-за того, что китель был расстёгнут и не стеснял его комплекции, вперёд выходило крепкое, основательное, имевшее хорошую округлую форму пузо, которое, впрочем, нательная рубаха покрывала полностью - похоже, хорунжий специально брал нателку на размер больше.
- Должность... старший техник криоблока.... Пройдёмте, посмотрим, где и как болит, - Джимми повёл унтер-офицера к двери кабинета для оказания помощи.

Отредактировано Лари Нартелл (04-12-2016 23:34:51)

0

26

[NIC]Пилот-инженер[/NIC][AVA]http://savepic.ru/12507229.jpg[/AVA]
    Как можно тише он вел корабль меж огромных тварей. Когда они плыли по бесконечному вакууму, казалось, что чертов мир сошел с ума… казалось, что вот вот сейчас можно выйти и прикоснуться к их огромным тушам руками. Но краем глаза он глядел на приборную панель и точно знал, что от смерти его спасает только нахождение в этой машине, в этом корабле. Если бы он вышел, то умер бы. А эти существа двигали своими крылышками, чешуйки их панцирей противно блестели в холодном свете далекого космоса. В их тени он чувствовал себя мерзким. Эволюция забрала у них лапки, оставив только крылья, маленькие отростки для скольжения по планетам, на которые они могли заявиться, чтобы стать очень весомой проблемой для тамошних обитателей. Инсектоиды. Все издания как одно твердили, что старая война, которая истребила большую часть этих тварей и оставила им лишь небольшое пространство нестабильной системы Ро Кунсари… что эта война еще не закончена, пока живы огромные твари, выпивающие из планет магию. Эльфы редко говорили “уничтожить и не оставить следа”, но сейчас даже они были за полное уничтожение полуразумных существ, которые презирали подобную ему жизнь.
    Космические вредители планетарного масштаба не обращали на него внимания. Слышать они не могли, а магическую сигнатуру гасили плотные не пропускающие ничего вовне пластины, корабль двигался… и главное было не удариться о них… удар бы вывел из строя добрую половину систем корабля, а еще привлек бы внимание, смешал бы их, они бы запаниковали и стали роится в поисках обидчика. В космосе… роится в космосе. Как глупо было думать об этом сейчас. Пора было возвращаться, кажется, жужжащие твари роем отправились прочь от их флота, может магическая приманка сработала. Хотя Бен все еще не был уверен, что хочет знать, как и чем мыслят эти твари.
     В корабле было минимум всего. Совершенная аскетичность людского имперского флота была заполнена только нужным. Пилот чувствовал, как поступают внутрь питательные вещества через шлюз и длинный растягивающийся и сжимающийся кабель-трубу. Энергия и питание. Лишних мыслей не было, он не собирался умирать сейчас, а собирался выполнить свою задачу и отдать рапорт на премиальные, хотел потом слетать на родную Эльбу, чтобы увидеть близких. И все это было здесь, в корабле… все было в его руках, так было всегда, и оттого он не переживал и не злился. Он выживет, раз хочет выжить. Но...
     На его руке красовалась серебряная цепочка с черным камешком. Он сидел и, не доверяя автопилоту в такой опасной ситуации, вел корабль, выводя на панель геометрические траектории, изредка прикасаясь к рулю, лишь чтобы ощутить синтетическую кожу под подушками пальцев… руль был нужен в других ситуациях, с ним можно было топить, уворачиваться, летать по планетам, не беспокоясь за мерцание сигнатуры. Здесь нужно было учитывать слишком много чисел, проще было вычерчивать и вводить все цифрами, мозг пилота Бена Уильямса давно уже не соприкасался с таким уровнем предосторожности. Вот тут сбавить потребление, чуть сместится, уйти от этой части тела, прибавить снова, но ровно на шесть единиц. Можно было объяснить алгоритм действия машине, виртуальный интеллект этого суденышка мог понять, но мог и не понять. В конце концов… он взглянул на открытый космос за изгибом самой близкой опустошенной и сухой планеты, которую рой оккупировал четыреста космических лет назад и с которой мигрировал только сегодня. За исчезающими жальными отростками последней твари он видел чистый космос, а потом в машина его взбесилась, дала максимальную скорость… чья-то кибератака легко справилась с защитными системами корабля, и вторичные системы, даже виртуальный интеллект, для борьбы с опасностью вошедший в бесконечную рекурсию повторения уже названных алгоритмов не справился с тем, что сделало чье-то программное обеспечение извне. Пытаясь отключить все системы, чтобы не взорваться, имперский пилот с тридцатилетним стажем просто не успел…. корабль разлетелся вдребезги, ядро испарило и выжгло большую часть судна, высвободившаяся энергия прожгла и озарила беззвучным едва сдерживаемым светом бок одной из тварей… рой повернул обратно… в сторону уходящего от них далеко-далеко пространства BSA.

0

27

Тори лежала на плече своего мужчины, вырисовывая на его груди пальчиком какие-то узоры. Последние минут пять они молчали, наслаждаясь просто тишиной, разбавленной чуть слышными техническими звуками корабля, наслаждались обществом друг друга. Ни Актория, ни Один сейчас не решались нарушить это молчание, объединявшее их сейчас даже больше слов. Разговоров за весь день было предостаточно у каждого. Оборотница, как бы то ни звучало, наслаждалась моментом своей слабости в руках мужчины, при том улыбаясь мягко и довольно. Потому что скоро снова предстояло надеть свой костюм, смешивающий в себе пафос Светлой Империи и её строгость, и снова стать Адмиралом Фреодегар, отстраняя Тори на задний план со всеми её желаниями, на место которых встанут проблемы. А проблемы надо решать…
- Помнишь Килд-е-Трин? - глупо было такое спрашивать, Конечно, офицер Вигберг помнил это всё. Даже если учитывать, сколько лет прошло. Оборотень помнил о дате их первой совместной операции, а уж об этом помнил и подавно. О сути их маленького личного праздника, если можно этот день так назвать, он напомнил, когда уже нёс белокурую в спальню и укладывал на чёрные одеяла. Актории тогда это показалось даже милым, - я тогда не дала тебе однозначного ответа.
  И вправду, Фреодегар, ожидая тогда скорой своей смерти, не сказал ему тех коротких ответов, которые обычно ожидаются в той ситуации. И всё свелось к обещаниям, которые на первое время забылись, потом перерастая в то, что они имели сейчас. Да и командование тогда не поощрило бы таких инициатив… Но теперь она сама командование. На её плечах был неимоверный груз ответственности. Нечеловеческой ответственности, которую уже необходимо было разбавить чем-то попроще. По вполне понятным причинам они не могли позволить себе полноценную семью, но сделать то самое “что-то большее” они всё ещё могли.
- Когда эта чёртова Ллос будет уничтожена, - она перевернулась на живот, теперь смотря в сплошные сине-голубые глаза своего офицера,-  я бы хотела стать твоей женой, - наверное, странно было слышать такое от Фреодегар. Ей было не менее странно это говорить, - что ты об этом думаешь, Один?
  Она слушала его ответ, почти затаив дыхание. Но стоило ему договорить, как в сознании раздался неприятный тревожный звук, заставивший сердечную систему адмирала замереть, но уже не от трепета и любви, а от неожиданности и тревоги.
-Взорвался истребитель “AI15”, - Голос девушки синхронно раздавался в головах оборотней, чьи разумы были связаны с общей системой. По протоколу лейтенант Квин должна была сказать “потерпел крушение” или хотя бы “пришёл в неисправность”. Но это было бы, если бы и ситуация была по протоколу и инструкциям, - Связь с пилотом истребителя потеряна. Мы не имеем достаточно данных для того, чтобы считать его живым. Последние показания аппаратуры говорят о том, что была совершена кибератака на приборы, - девушка всё диктовала свой отчёт в головы вышестоящего начальства, - с с координат крушения к нам движется Рой.
  Ощущения от этой новости можно было бы сравнить с прижиганием кожи оборотня серебром в далёкие древние времена. Адмирал не задумываясь выскочила из кровати, откидывая мягкое одеяло, и начала одеваться. Одежды хоть и выглядели обтягивающими и неудобными, но всё же, благодаря высокотехнологичным тканям, были удобны и надевались тоже легко. И да, девушка была взволнована, поскольку раньше за Инсектоидами не наблюдалось таких способностей. А это могло говорить лишь о том, что в какой-то момент они сделали очередной скачок в своей эволюции. И это было плохо. очень плохо.
Командор Далл, - Тори уже стояла ровно в том же виде, в котором садилась какие-то время назад на колени к Одину в кресло на первом этаже её каюты. Сейчас же Тори опиралась о металлические перила стеклянной перегородки и смотрела на тот самый первый этаж, стоя спиной к Вигбергу, если тот ещё не сорвался с постели. И белокурая была жутко недовольна, - Вы сами прекрасно слышали, что отрапортовала Квин. Перестраивайте истребители немедленно. Рой и так достаточно быстрый, у нас нет времени на проволочки.
  Это всё было передано по личному каналу Фреодегар-Далл, так что со стороны казалось, что адмирал просто стоит и смотрит куда-то вниз, задумавшись. Зрачок её технологичного глаза расширился, пока адмирал копалась в открытых и закрытых рапортах по случившемуся с AI15. Она проглядывала данные приборов. Девушке приходилось и раньше разбирать показания приборной панели кораблей, причём как истребителей, так и любых других. Достаточно обширные знания. но на то она и Адмирал, а не какой-то сержант, не способный прыгнуть выше головы.
  Одним лишь усилием мысли Актория переключила канал связи, уже пробегаясь по ступенькам вниз, за курткой и прочими деталями одежды, - Лейтенант Ния, в супе требуется перец, - на бледной коже с множествами следов от ранений сходилась чёрная ткань одежды, поблёскивая при том золотыми вставками. В голове тем временем звучал немедленный рапорт Далла.
[AVA]http://s1.uploads.ru/kfvxa.jpg[/AVA][STA]Адмирал флота Светлой Империи[/STA]

+1

28

[AVA]http://riotpixels.net/wp/wp-content/uploads/2013/03/cdproject-red-mini-225x300.jpg[/AVA][NIC]Эстас Хайд[/NIC]Эстас на мгновение затаил дыхание, ожидая ответа. Вот она, прелесть его маски-шлема. Что бы ни происходило, никто не догадывался об истинных эмоциях Хайда. За этим щитом можно было спрятать всё, что угодно. В частности, волнение от того, согласится ли девушка пойти на свидание. Полуэльф был не из стеснительных, но ему было крайне некомфортно и неловко, если кто-то видел проявление его  настоящих эмоций, а не тех остатков, которым Хайд позволял просочиться сквозь его маску. За годы ношения этой штуковины на голове, чувствовал себя сроднившимся с ней. Она была его защитой от окружающего мира, позволяла ему прятаться от него, как раку-отшельнику в своей раковине, но, в то же время, позволяла спокойно следить за всем вокруг. Очень удобно, знаете ли. Вот и сейчас Лиалла не могла видеть переживание в его глазах, зато он сам отлично её видел. Секундная пауза, и научный работник сказала, что подумает. Хайду показалось, что он ослышался, но нет, эти слова действительно произнесли губы Ал. Внутри Эстаса что-то словно подпрыгнуло, и он на мгновение потерялся во времени и пространстве. До этого момента все его попытки выйти на чуть более тесный контакт с ней резко пресекались, а тут целое обещание подумать. Воистину, сегодня крайне необычный день. Он улыбнулся. Ученая быстренько сменила тему, стала говорить про какую-то плазму, но с равным успехом она могла и молчать. Во-первых, Хайд всё равно не понял ничего, эта область науки для него была тёмным лесом и набором случайных слов. А во-вторых, всю важную для себя информацию он вычленил, и зациклился только на ней. Помочь с аппаратурой, и тогда Ал согласится поужинать с ним? Что может быть проще?? Эстас чувствовал такой внутренний подъём, что запросто мог разобрать и собрать весь огромный корабль по винтику. Так что у поломки в лаборатории просто не оставалось шансов. Он как раз хотел заявить о чём-то подобным, но тут до него донеслись слова о маске. Не видимые для остальных глаза Хайда расширились. Снять шлем?! Внутреннее противостояние продлилось недолго, и Хайд сказал:
- Договоримся? Я сниму шлем, а мы сегодня вместе поужинаем. По рукам? - засуетился мужчина, выскакивая в коридор вслед за Лиаллой. Он едва поспевал за быстрой походкой девушки. Хайд допил на ходу свой вишнёвый коктейль. Голос Ал, как и их шаги, металлическим эхом раздавался по коридорам. Корабль был настолько большим, что даже, несмотря на огромную толпу экипажа и всех-всех-всех пассажиров, значившихся на борту, им почти никто не встретился.
- Времена расовых предрассудков давно прошли, Ал. Орки, гномы, оборотни, эльфы... Теперь всё равно, кто ты, главное, чтобы качественно выполнял свою работу. В этом сесть смысл... - он хотел добавить что-то ещё, но увидел, что Ал отвлеклась на разговор по наушнику. Пришлось терпеливо ждать, пока неслышимая для него дискуссия окончится. Напряжённое выражение лица Лиаллы не понравилось Хайду. Пришлось быстро выкинуть все романтические мысли из головы.
- Что произошло? - спросил он и непроизвольно он ускорил шаг, чтобы оказаться быстрее в лаборатории. Похоже, там творится какой-то крайне странное и непонятное. Эстас взглянул на свой планшет. Показатели приборов были в норме после той вспышки активности и глюков.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (31-12-2016 03:15:18)

+1

29

- Плазма проявляет пока непонятную активность. Но к нашему приходу её уже должны заморозить. Ты сможешь спокойно посмотреть оборудование, - Ал пыталась казаться спокойной, но в голосе слышалось напряжение.
Было плохой идеей согласиться на предложение руководства заниматься изучением призрака на этом корабле. Тем более, что все знают, какой груз он перевозит. А если плазма окажет на это влияние? Что тогда?”.  От последнего оборотень нервно сглотнула. Она прекрасно представляла, что может быть тогда. Если вдруг активность призрака распространится дальше лаборатории, то она может либо ослабить системы корабля, либо ослабить систему ослабления Ллос. Хотя вероятность того была мизерной. Да и не факт, что даже древний призрак сможет это провернуть. Но предполагать такой исход всегда стоило. Научный работник она или где? Хотя, прямое начальство Лии заверило подчинённую, что гномы знают в толк в защите, и что это не первое изучение корпорацией древнего призрака...
  - Мы пришли, - они остановились напротив двери лаборатории. в которой трудился её отдел. Почти всю дорогу они не перекинулись больше ни одной дельной фразой, по большей части двигаясь молчаливо. Привычный процесс идентификации личности входящего. Прошла его только Лиалла, поскольку на данные Хайда система всё равно ответила бы отказом.
- Держи, - оборотень дала полукровке чистый халат. По правилам, только  халате можно было проходить дальше. С себя же она скинула старое белое одеяние и нацепила новое, собирая волосы резинкой, стянутой с запястья.
В лаборатории уже сидело пятеро существ. Полугномка покачивалась на стуле, вертя в руках один из прототипов будущего оружия, которое должно было быть как-то связано с той плазмой, что сейчас находилась в опытной. Они хотели попробовать залить плазму призрака в оружие. как проделывали это с обычным плазменным топливом. Это могло бы стать совершенным, элитным оружием с ограниченным тиражом. Только для защиты правителей. И да, на него бы пришлось получать отдельную лицензию, как на особо опасное и редкое. Всей лаборатории пришлось оформлять специальные допуски, позволяющие работать с подобным материалом.
  Возле приборов стоял высокий юноша с чуть заострёнными ушами. Не полукровка, но чистокровный эльф. Мастер-алхимик, занимающийся сейчас тем, что просто постукивал ногтем по стёклышку прибора, стрелка которого даже в выключенном состоянии показывала не нулевое значение. Не опасно, но странно.
  С другой стороны стола, напротив полугномки, примостился настоящий гном. Правда, борода его была коротко острижена, чтобы не мешала работе. Мужчина был этим недоволен, но поделать ничего не мог. техническая составляющая, которая висела на нём, вынуждала отказаться от столь почётного украшения себя любимого. Он ковырял какой-то старый образец длинным острым инструментом, разбирая и проверяя детали конструкции.
За столом возле правой стены, сейчас полубоком для вошедших, сидел человеческий мужчина. Сидел сгорбившись над своими записями. В одной руке его была ручка, которая передавала все записи в базу данных. Во второй руке он держал небольшой электронный планшет, на котором мелькали записи. А если присмотреться повнимательнее, то может заметить перестраивается цепь днк. Шарики и палочки менялись местами, выдавая всё новые комбинации и просчитывая возможные последствия таких перестановок. Биолог даже не поднял в их сторону взгляда, поглощённый своими записями. Мужчина хмурился, потому что него что-то не сходилось с тем, что показывалось на экране планшета. Вернее, планшет и вправду выдавал не те значения, которые должен был бы. Записи казались научному работнику вернее. И ему уже сказали, что сейчас вся аппаратура работает со сбоями, но откладывать свою работу в дальний ящик он не хотел, а перепроверить всегда можно было и потом, когда технику починят.
Невысокая девушка вышла из дверей опытной, снимая с рук антикриогенные перчатки и стягивая с лица громоздкие очки. Она положила всё на соседнюю полку металлического стеллажа и постукивая каблучками прошла к столу. Молоденькая, как могло показаться. И это, в принципе, было правдой: лаборантке едва минуло двадцать лет. Она попала сюда по знакомству её богатенького папаши с руководителем всего подразделения корпорации, занимающегося оружием. Видимо думал, что тут работы будет немного. За то, что девчонку устроили в лабораторию к Ал, подразделение получило щедрое финансирование. Собственно, на эти деньги они сейчас и проводили эксперименты.
- Ну и хрень же эта плазма, - она опустилась на стул рядом с гномом, - никак не хотела поддаваться криогену. Пришлось увеличивать мощность. Где это чудо откопали-то?
- Ты лучше спроси, что нам теперь с этим делать, - гном отложил свой инструмент в сторону и буквально разложил образец на две части, внимательно осматривая каждую из них.
- Делать то, за что нам платят деньги, Димрин, - хмуро произнесла Ал, проходя к столу с прототипами и образцами, - Эстас, можешь приступать. Пока посмотри то, что в этом помещении. В опытную пройдём чуть позже.
  Оборотень взяла с небольшой металлической тумбочки тетрадь с записями и начала с ними  ознакамливаться, на ходу делая какие-то пометки оттуда же взятой ручкой.
[NIC]Лиалла[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/w9tsa.jpg[/AVA] [STA]Учёная кошка[/STA]

+1

30

[NIC]Адмирал Тир[/NIC]
    - Также, как после блица на Девелине III-ем… или как после победы над Фейенбахом, Триумвиратом Абу Ахмада, предотвращением демонской активности на Эльвейне? - Вигберг улыбнулся, чмокнув ее в ухо. - Я не требую обещаний, уже нет. Как будет, так будет… Тори. - А потом его мысли мягко заполнил сигнал тревоги, передающийся магическими и техническими импульсами по вживленной нервной системе. Последнее прикосновение губами к родным губам, а после они принялись одеваться, собираться, и вскоре покинули тихую каюту.
    Принц Тир уже выпустил из ангаров четыре крейсера, они занимали свои позиции, окруженные роем истребителей. Малый флот BSA занял свои позиции. Как рой мух и жуков рядом с громадой корабля-станции. Сам BSA не готовил орудий, защита от нападения истребителей, абордажей, от кибератак, магических посягательств, антимагические и прочие щиты, он работал в режиме повышенной защиты, но перенапрягать свое железо не намеревался. В корабле был слишком энергозатратный груз. Разумеется, мощи гномьего корабля хватило бы, чтобы на какой-нибудь планете лазерами выжечь “Гномы рулят!” так, чтобы видно было даже с орбиты. Но тогда пришлось бы вытянуть из Ллос сдерживающие поглощатели и выпустить ее на свободу.
     Гномы занимали свои места, маленькие коммандос в черных бронекостюмах разгоняли в безопасные сектора корабля людей, доки медленно опустошались, корреспонденты занимали свои места, журналисты, блоггеры, фотографы экстримальных изданий снимали своих моделей на фоне приближающегося Роя, корабли Империи пытались разогнать идиотов подальше, слали предупреждения, особо настырных поворачивали либо буксировочными кораблями оттаскивали подальше. Все это казалось настолько глупым… но это был другой век. Век свободной прессы, здесь люди вообще мало боялись чего-то неизведанного, особенно если различные сервисы, компании, корпорации обещали фрилансерам и своим сотрудникам высокие гонорары за просто то, что ты говоришь “Империя вступила в боевое столкновение с расой такой-то, поддержит ли теперь совет инициативу такую-то, вернут ли в совет сиятельного такого-то, насколько правдивы оказались слова...” и так далее. Миллиарды интересов, даже не так, миллиарды интересов прямых, возможно раз в миллион больше… а вот косвенных просто невероятное количество. Люди сидели по другую часть экранов, попивая в баре на станции какого-нибудь имперского захолустья и отпускали фразы вроде “ну я же говорил, что этих жуков надо было уничтожить, вот идиоты”, некоторые поддерживали другие политические строи, идеологии, философии… потому к стандартным фразам добавлялось еще и “при теократах такого бы точно не случилось” или “и еще говорят, что мы… мы, демоны - зло”. В целом, выгнать всю эту мошкару из полумиллиона кораблей рядом с BSA было просто невозможно. Эта мошкара сопровождала имперскую армию везде, где только могла, и порой доходило до совершенных глупостей.
     Внутри корабля подготовили защитные туррели и подключили плазменные щиты для защиты от проникновения, всех послов, гостей, банкиров согнали в здания и запечатали их, открыв проходы лишь для гномьих отрядов специального назначения. Гидравлические тяжелые сапоги закованных в кибернетическую броню гномов слышны были везде… а какие огромные пушки были в их руках… ох… Принц наблюдал за подготовкой из капитанской рубки, гномьего амфитеатра в три сотни мест, беззвучного почти, потому-что все переговоры шли на мысленном уровне.

+1

31

Хайд готов был поспорить, что как раз с этой непонятной активностью плазмы и связанны все странности последнего часа, но промолчал. Вечно эти ученые находят головную боль себе и окружающим. А не находят, так сами изобретают. Он вызвал на экран своего планшета текущие показатели электроники. Ничего необычного, стандартные цифры и сигналы. Полуэльф погрузился в размышления, и не заметил, как они дошли до лаборатории. Хайд с любопытством заглянул в открывшуюся дверь. Тут он не был ни разу, лишь получал изображения с камер. Стоило наверстать упущенное. Чтобы попасть в этот храм науки, пришлось напялить на себя белый халат. Эстас подумал о том, как нелепо, наверное, смотрится он в халате, а не в своей обычной куртке техника, но в чужой монастырь со своим уставом не лезут.
Мужчина последовал за Лиаллой в лабораторию. Внутри оказалось ещё пятеро учёных. Хайд приветственно вскинул руку. Лица в белых халатах хмуро копошились каждый в своём углу, почти никак не отреагировав на прибытие техника. Ну и ладно. Ботаники фиговы. Но это болото уныния было разрушено с появлением нового персонажа. После первых же слов девушки, вышедшей из опытной, Хайд сразу же мысленно накинул ей пару баллов. Эта плазма та ещё хрень, если из-за неё все это происходит.
Дождавшись отмашки, Эстас приступил к работе. Всю его язвительность как рукой сняло - работа важнее. Он считал себя профессионалом в своей области, так что облажаться у него права не было. Шутки в сторону, мечи наголо. Полуэльф подошёл к нужному месту у стены и выудил из своего кармана небольшой инструмент, который помогал  при работе с электроникой. Прибор слабо зажужжал и стал напоминать отвертку. С помощью этой штуки мужчина снял со стены панель, открывая миру хранящееся под ней сплетение проводов и скопление датчиков. Полуэльф предположил, что если глючит сразу несколько приборов, то нужно искать общий корень проблемы. Вряд ли каждый механизм перестал работать сам по себе в одно и то же время, таких совпадений не бывает. Шлем на голове Эстаса "ожил". Всё-таки это была не просто гротескная маска для защиты глаз, но и продукт высокоточной электроники, напичканный всевозможными функциями. Камеры задвигались в своих гнёздах, казалось, каждая смотрит в свою сторону. Одна из них вообще стала выполнять роль фонарика, ярко высвечивая провода в стене. Перед глазами Хайда стали мелькать различные данные, цифры и сигналы. Картинка вполне могла вызвать у неподготовленного зрителя эпилептический припадок, но [AVA]http://riotpixels.net/wp/wp-content/uploads/2013/03/cdproject-red-mini-225x300.jpg[/AVA][NIC]Эстас Хайд[/NIC]Эстас спокойно скользил глазами с одного всплывающего окна на другое. Сверкая огнями, как новогодняя ёлка, мужчина ковырялся в проводке какое-то время, сверяясь с  показаниями на своём планшете. Он даже выудил из стены один из датчиков размером с палец, открыл при помощи своего инструмента, изучил со всех сторон, закрыл и поместил обратно.
"-  Ладно, пойдём дальше", - Хайд вернул панель на место в стене и вскоре уже снимал подобную, но в другой части лаборатории. И спустя несколько минут тщательного осмотра полуэльф мысленно выругался.
"- Странно..."
Оборудование было абсолютно исправным. Словно только что с завода. Гномы не поскупились, закупили только самое лучшее, и приборы отрабатывали свою цену. Хайд покачал головой и прикрутил панель обратно на стену. Почему-то он предполагал, что так всё и будет, и предчувствие его не обмануло.
- Общая система электроники в идеальном состоянии. Эти штуки должны работать, как часы, а срок работоспособности у них такой, что их ещё наши внуки застать могут. Но в то же время, - он нахмурился под маской, - мне периодически поступают сигналы о неисправностях. Это как если бы абсолютно здоровый человек жаловался на боль во всём теле и в каждой его части в отдельности, - облегчил он понимание для учёных. - Однако человек может врать, а вот электроника - нет.
Мужчина в задумчивости зашагал по лаборатории, не отрывая взгляда от экрана планшета. И стоило ему приблизиться к дверям опытной, как изображение на планшете пошло рябью. Всего какая-то секунда, но Эстас это заметил. Он посмотрел на Ал.
- Я могу проверить каждый прибор в этой комнате, но на это уйдёт много времени, да и смысла иметь не будет. Отведите меня к вашей этой плазме. Ошибки появились только после того, как она стала жить своей жизнью. Тысяча процентов, что это её вина, - он заложил руки за спину, стоя перед дверьми в опытную. И именно в этот момент по кораблю передали сигнал тревоги. Хайд удивлённо вскинул голову. Он не имел понятия, что послужило причной этому, но был уверен лишь в одном. Он не уйдёт из лаборатории, пока не осмотрит плазму. Ибо игнорировать на корабле, который существует только за счёт электроники, штуку, которая эту электронику портит - извращённый способ самоубийства.
- Ал, сначала плазма. Я быстро, я должен убедиться, что она не причинит много вреда.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (17-12-2016 15:33:08)

+1

32

Сигнал тревоги… Он спутывал планы по работе лаборатории.
- Эвакуируйтесь, - Ал буквально скомандовала это остальным. остальные переглянулись и начали покидать свои места молча, даже не стягивая с себя халаты. Только биолог сначала сделал последние пометки, прежде чем последним выйти из лаборатории.
- Давай быстрее. Я бы не хотела застрять здесь, - она открыла дверь опытной, натягивая на себя защитные очки и ступая в довольно холодное сейчас из-за криогенной установки помещение. По коже пробежались мурашки, но оборотничья кровь, текущая по жилам, не давала девушке замёрзнуть.
- Вот этот виновник сбоя техники, - брюнетка указала на капсулу, покрытую тонким слоем голубоватого инея с неподвижной внутри плазмой. Она не искрилась, как раньше. Она была неподвижной серовато-сиреневой массой, на ощупь, наверное, липкой и неприятной, словно сопли. Лиалле хотелось её потрогать как-нибудь, но все прекрасно знали об опасности данного мероприятия, так что это желание так и останется неудовлетворённым, - правда, я не думаю, что стоит для тебя её размораживать. Это может быть опасно в условиях эвакуации.
  И пока Эстас осматривал объект, Ал отключала питание всех приборов. не желая столь ценную технику оставлять во включённом состоянии без присмотра. Огоньки медленно переставали моргать и гореть, затухая с еле слышными щелчками. А потом..
- Что за… - погас и свет в опытной, а дверь, которая должна была быть приоткрыта… с характерным звуком закрылась, запирая сейчас двоих в холодной комнате наедине с плазмой древнего призрака. криогенная установка тоже перестала работу, но холода, что она устроила капсуле. хватит ещё надолго. Только во в опытной скоро станет теплее. Повисла гнетущая тишина, молчание и тьма. Нечеловеческий глаз не мог уловить движения полукровки в этой тьме, лишённо любого источника света. Приходилось ориентироваться на запахи, звуки и тактильные ощущения. Вот металлический ледяной стол, которого коснулись подушечки пальцев, почти тут же неприятно уколотые этим холодком.
- Хайд? - она позволя того, кто остался с ней в запертой комнате, - ты где? - камеры на его маске, как надеялась Лиа, должны были бы помочь ему разглядеть хоть что-то в этой кромешной тьме. И да, девушке стало не по себе от всего этого. “Неужели они всё обесточили? Не может быть... они не должны были до полной эвакуации. Нас же нет ещё в списках…”.
[NIC]Лиалла[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/w9tsa.jpg[/AVA] [STA]Учёная кошка[/STA]

Отредактировано Актория (18-12-2016 15:15:37)

+1

33

[AVA]http://riotpixels.net/wp/wp-content/uploads/2013/03/cdproject-red-mini-225x300.jpg[/AVA][NIC]Эстас Хайд[/NIC]Хайд нервно переступил с ноги на ногу. Творилось демон знает что, и мужчина заметно нервничал. О, он бы с большим удовольствием присоединился к остальным в безопасных отсеках корабля, но он знал, что его работу никто кроме него самого не выполнит. А значит, нужно было собраться. Он проследил взглядом за эвакуирующимися учёными, пока закрывшаяся дверь не перекрыла ему обзор. Это послужило словно сигналом к действию, Эстас встряхнулся и последовал за Лиаллой в опытную. Правда, очки он проигнорировал. В опытной было довольно холодно и полно всякой научной всячины. Он мог бы тут долго искать плазму, но Ал указала ему на нужный объект. Полуэльф кивнул и поспешил к виновнику сбоя электроники.
- Я быстро, не переживай... - пробормотал Эстас, рассматривая капсулу со всех сторон. Камеры его маски ожили, сосредоточив свои фокусы на сиреневатом веществе. Он запустил несколько процессов сканирования (шлем был оснащён парой специальных датчиков), но рассчитывать на успех не особо приходилось - внешний вид плазмы ему не давал ничего, а времени на детальный анализ было мало. "Свернув" процессы сканирования перед глазами Хайд занялся другим. Айтишник снял часть корпуса микроскопа, напичканного электроникой. Этот микроскоп стоял непосредственно вблизи от объекта, и дольше остальных подвергался его влиянию. Его "начинка" могла многое рассказать. Мужчина занялся электроникой, пока Ал носилась по опытной, выключая один прибор за другим. В ушах раздался тихий звон - согнал о том, что сканирования окончены. Хайд вывел их результаты. Как и ожидалось, никакой конкретики, кроме одного - в отчётах утверждалось, что от этой штуки в колбе расходилось какое-то излучение. Несомненно, эта активность началась недавно, иначе учёные заметили бы её ещё в самом начале полёта. Но всё же, благодаря новым данным, в голове у техника стали появляться кое-какие подозрения. Эстас задумчиво прикусил губу и поднёс планшет к плазме, предварительно открыв на нём пару программ. Экран планшета несколько раз дёрнулся и покрылся мелкой рябью. Затем всё вернулось в норму, а потом снова зарябило. Всё, как обычно.
А потом в опытной резко погас свет.
"- Что за?.. Они там совсем с ума посходили? Нееет, нет, только не говорите мне..." - Хайд оторвался от работы. Благодаря своему заболеванию глаз, он мог видеть в темноте очень хорошо, так что тьма ему страшна не была. Но толку от этой способности, если ты заперт в помещении площадью в десяток квадратных метров? Разве что помогает не паниковать.
- Хайд? Ты где? - раздался голос Ал. Эстас встрепенулся. Точно, а про женщину-то он совсем забыл! Ей-то свет был нужен.
- Я тут, Ал, - он зажёг яркий фонарь на своей маске. Луч света выхватил из темноты фигуру девушки, держащуюся за стол. - Не бойся, я с тобой, - тоном классического героя классического сопливого кинофильма сказал Хайд и улыбнулся. - Видишь, от этой штуки всё же есть польза, не зря я её ношу, - он постучал указательным пальцем по маске и вновь повернулся к плазме. Мужчина начинал замерзать, да и за пределами опытной творилось непонятно что, нужно было заканчивать быстрее и пытаться выбраться отсюда. Полуэльф посмотрел на свой планшет, и то, что он там увидел, ему совсем не понравилось. Ведь там были открыты не какие-нибудь навороченные программы, а простые показатели работоспособности самого планшета, занятость операционной системы, производительность...
- Я почти закончил, дай мне ещё минуту, - пробормотал он. - Можешь пока заняться выходом? У вас же есть какой-нибудь тайный лаз, запасная энергосистема, автономное питание дверей... Что-нибудь в таком духе, - пока мужчина говорил, он то подносил планшет к плазме, то отдалял его, наблюдая, как меняются показатели на рябящем экране. И в этот момент колба вдруг ярко мигнула в темноте - крупная вспышка появилась на поверхности замороженной субстанции под стеклом и сразу же погасла, но доли секунды её жизни хватило, чтобы планшет Хайда заискрился у него в руках и погас. Эстас выругался. Но не от поломки аппаратуры, а от тех данных, что успел увидеть на экране за мгновение до того, как тот вырубился. Догадка пронеслась в мозгу, но требовалось дополнительное подтверждение. Он снял с руки электрические часы, нетерпеливо откинул их крышку, открывая "внутренности". Затем мужчина вытащил из кармана прибор, напоминающий ручку, вот только с небольшим мониторчиком посередине. "Стержень" "ручки" ткнулся в электронику, и по монитору забегали показатели. Эстасу хватило полминуты, чтобы убедиться в своей правоте. Он спрятал прибор обратно в карман, надел часы на руку и отошёл от плазмы, словно она была источником какой-то заразы.
- Ал, ты, случайно, не знаешь, есть ли у нас на корабле титановый саркофаг или титановая комната, с толщиной стен не менее двух метров? Если нет, то, боюсь, эту штуку, какой бы ценной она не была, придётся срочно смыть в открытый космос, - Хайд повернулся к учёной, стараясь не светить ей фонарём в глаза. - Ваша адская плазма посылает к демонам все законы физики. Её излучение заставляет электроны двигаться в обратном направлении. Если проще, во время своей активности она направляет ток в обратную сторону. Причём не во всей цепи, а лишь в отдельных участках, подверженных воздействию. Получается своего рода "пробка" в проводах, когда частицы движутся в одну строну и сталкиваются с частицами, которые резко поворачивают обратно. А потом вспышка активности заканчивается, и всё идёт так, как должно идти. Пока что её сил хватает лишь чтобы вывести из строя мелкие приборы, да внести пару незначительных ошибок в общую картину. Как я понял, холод сдерживает её. Но не останавливает полностью. Ведь судя по данным, эта гадина с каждой такой вспышкой лишь набирает силу и расширяет своё влияние. И если пока что она действует лишь на ближайшую электронику, то через какое-то время она способна подорвать нафиг всю систему корабля. Представляешь, что случится, если ВСЯ техника судна разом откажет? Не знаю, через сколько это произойдёт, но если ничего не предпринять, то произойдёт обязательно.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (31-12-2016 03:15:48)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » That's the dwarfy business.