http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Не бойся, рыжая.


Не бойся, рыжая.

Сообщений 1 страница 50 из 90

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Кто: Лари Нартелл, Джинни Джоу
Где: Где-то в окрестностях города Элл-Тейн.
Когда: Реальное время.
Сюжет:
После не шибко удачной охоты на вампиров Лари свои ходом возвращается в ставку гильдии Сентерис в Элл-Тейне. Неудачно рассчитав путь, Лари остановился на ночлег в одинокой заброшенной крестьянской лачуге. На улице чёрная, безветреная осенняя ночь. До торной дороги примерно полверсты по узкой, заросшей лесной тропе.
Внезапно - весьма условное выражение. Не зря считают, что плохая примета - одному ночевать по осени в густом лесу.

0

2

Плохо рассчитанный маршрут всегда мог привести к последствиям вроде этих.
Лачуга, найденная Лари примерно в половине версты от торной дороги на Элл-Тейн, наводила на наёмника далеко не радостные мысли. Доски и стропила давно сгнили и обветшали. Две стены грозили рухнуть начисто, косо стоя под тяжестью крыши. Внутри дом был пуст абсолютно - всё, что осталось, так это несколько досок, которые, положив вплотную друг к другу, Лари приспособил под лежанку, расстелив циновку и положив вместо подушки скатанный в валик плащ. Рядом, на земляном полу, трещал костерок, на треснувшей деревянной тарелке, найденной в лачуге, лежала развёрнутая тряпица с мясом, хлебом и несколькими крупными, спелыми, красно-жёлтыми яблоками, запас которых Лари пополнял постоянно, стоило ему только заметить повисшие на ветвях плоды.
Откинувшись на лежанку и жадно дожёвывая ломоть хлеба с копчёной свининой, Лари уже и думать был не способен от голода и усталости. Ещё ранее он оценил результаты своей работы крайне предвзято. Вампиры сдриснули в неизвестном направлении, Анне грозила взбучка за утроенный ею номер. Хааген, возможно, ничего не получил и не потерял...
А вот результатами своей работы Лари был недоволен.
Довольно быстро Лари принялся за хлеб с мясом вновь - а в голове он вспоминал, что тогда происходило. Не успел зарубить опалённую магией Хаагена вампирессу, не успел поймать её подельника... Бестолково метался с баклером и мечом наперевес.
"Надо было действовать сразу!.. Зарубить или оглушить баклером хотя бы одного из них, чтобы наверняка... Интересно, что Хааген думает по этому поводу?..
Наконец, с ужином было покончено. Завернув снедь в тряпицу и оставив костёр догорать, Лари, не поднимаясь со спины, расстегнул поясной ремень, позволяя туловищу в кои-то веки вздохнуть спокойно. Положил поудобнее рядом меч, подтягивая пояс чуть повыше, к груди. Бригантина из плотной ткани достаточно тепла, чтобы не замёрзнуть в эту ночь.
Положив одну руку себе на грудь, вторую - на лежавшую рядом рукоять меча, Лари тяжело вздохнул и закрыл глаза.

+2

3

Это был чудесный день. Осеннее дыхание леса бодрило, шорох опавшей листвы ласкал слух лисицы, а последние летние лучики солнца, пробивающиеся сквозь кроны деревьев, заботливо пригревали кожу. Взяв свою верную и старенькую плетенную корзинку, девушка с самого утра бродила по лесу, собирая грибы на дальнейшую продажу. В этих местах ей раньше бывать не доводилось, поэтому поход затянулся до самого вечера из-за незнания точек роста грибов.
Проголодавшаяся, но чертовски довольная проделанной работой, она не спеша разгуливала среди деревьев с наполненной доверху корзиной, слушая мелодию леса. Щебетание птиц, шуршание мелких зверушек, звон насекомых создавали настоящую песню, которую хотелось слушать и слушать. Даже семейство оленей посчастливилось встретить, но охота не входила в сегодняшние планы Джинни, поэтому она просто наблюдала за ними до того момента, пока одно из этих животных не заметило ее и не дало сигнал к бегству. Хихикнув и решив, что пора уже потихоньку выбираться из чащи, девушка бойко зашагала в нужном ей направлении. На лес плавно спустились сумерки, когда произошло следующее событие.
Решив сократить дорогу, Джоу в очередной раз свернула туда, где быть ей до этого не доводилось. Бодро шагая по хрустящим, опавшим листьям и не ожидая ничего дурного, она наступила на ловушку. Нога ушла в пустоту, и девушка смачно грохнулась в яму, не успев ничего толком понять. А когда таки поняла, вылупила от удивления и без того большие глаза, взирая на свою одежду, которая была в паутине. Хорошей такой прочной паутине, которая липла везде, где Джинни успела ее собрать. А собрала добротно, ничего не скажешь.
И если она умудрилась целиком поместиться в яму... Значит и тот, кто ее выкопал, вряд ли был размером с белку. И скорее всего вот вот появится. Глубоко вздохнув, дабы не начать паниковать, девушка достала кинжал из ножнов и начала рвать паутину. Глупая была затея, паутина липла к острию, затупляя его и превращая кинжал в какой-то дурацкий комок. Забегав глазами в поисках чего-нибудь, способного помочь выбраться отсюда, лисица не сразу почувствовала, как земля под ней начала шевелиться и осыпаться, а оттуда уже показались паучьи глаза.
- Ох ты ж елки палки, ты откуда такой взялся?!
Она начала брыкаться ногами, попутно доставая второй кинжал и пытаясь оторвать паутину от первого. Паучище же тем временем уже тянул к ней клыки с целью цапнуть и пустить яд. И тянулся он совсем не медленно, потому следующие действия произошли за считанные секунды. Видя, что монстр рванул к ней, девушка не придумала ничего лучше, как рвануть ему навстречу, выставив перед собой лезвия оружия. Клинок натолкнулся на паучью плоть, точнее сказать - глаза, из-за чего тот был вынужден тормознуть нападение. Лисица же уперлась ногами об его голову и прыгнула, пытаясь ухватиться за край ямы, сквозь паутину, которая и так знатно сковывала движения.
Есть! Ногти впились в землю, ноги заработали в два раза быстрее, подтягивая лисью тушку наверх, и вскоре Джинни уже перевалилась на ту сторону, тут же вскочив и стартанув подальше от этого места. Земляные пауки не оставляют своего убежища, они не преследуют жертву, а только ждут, они небольшого размера... Этот походу был индивидом. Обернувшись, Джинни смачно выругалась, увидев, что паучара довольно резво вылезает из своей норы, жутко разозленный и огромный. С клыков капал яд, пара глаз отсутствовали, но это не мешало ему увидеть беглянку и поскакать за ней следом.
- Какой ранимый, блин!
Корзина с грибами осталась в норе, девушку покрывала знатная штора из паутины, но это не мешало ей сосредоточиться на удирании. Высокая выносливость и скорость несли лисицу, словно горящую петарду. Она без проблем огибала деревья, обходила кусты, перепрыгивала через кочки и выступающие корни, совершенно не переживая, что рано или поздно оторвется. Но чего она совсем не ожидала, так это, вылетая из-за очередного куста, натолкнуться на хижину! Маленькую такую старую хижину, в которой вполне возможно могли находиться люди. Резко затормозив, Джинни забегала глазами по сторонам, ища обходные пути, чтобы увести монстра отсюда.
И почти нашла выход, но паук оказался быстрее, вылетая следом за Джоу из кустов. В отличие от нее, осматриваться он не стал, а сразу попер на девушку. Поняв, что драки не избежать, лисица хищно прищурилась, оголяя оружие и вставая в оборонительную позу. Грязная, растрепанная, в паутине, девчонка была больше похожа на лешия.
- Потанцуем? - усмехнулась она, отскакивая от первого паучьего выпада и тут же грохнувшись на землю. Слишком хорошо орудующий лапами, паук подсек ее кувырки, из-за чего Джинни была вынуждена дать задний ход, отползая на пятой точке и уронив оружие прямо под лапы монстра.

Отредактировано Джинни Джоу (23-11-2016 12:50:22)

+2

4

Не спалось.
Просто - не спалось.
Недовольно выдохнув и закинув руки за голову, лениво побалтывая ногой, Лари уже не пытался сомкнуть глаз, просто глядя в потолок старой хижины. Костёр уже почти выгорел весь, и оставалось лишь ждать, пока всё-таки сморит.
Скорее всего, Лари проснётся далеко не к рассвету. И не выспавшись. Оставалось надеяться, что Сен перед грядущим отчётом даст ему как следует отоспаться.
Довольно таки громкий шорох снаружи не сразу вырвали Лари из раздумий, но наёмник быстро сел на задницу, прислушавшись. Шорох не стихал, наоборот - становился всё громче с каждой секундой.
Быстрое движение обеих рук - на пояснице бригантины застёгнут поясной ремень. Не поднимаясь с земляного пола хибары, Лари достал метательные ножи, тихо вытащил меч из ножен; подкравшись к окну, аккуратно выглянул.
На улице было темно, но наёмник всё-таки смог разглядеть происходившее.
Снаружи угрожающе переставлял лапы, стуча и шурша по усыпанной листвой траве, гигантский чёрный паук, ростом в холке примерно со взрослую рысь и размахом лап сажени этак в полторы. Жертвой его было нечто похожее на человека с грязно-рыжими волосами и целиком покрытое паутиной.
"Ох, сука!.. Так это я прямо рядом с паучьим логовом стоянку разбил!?"
Действовать надо было быстро. Подскочив к двери, Лари воткнул меч в земляной пол, приспособил в левой руке ножи "веером", дёрнул в сторону старую задвижку и толкнул дверь. В лицо ударил ночной холод; наёмник в ночной темноте засёк паука, готовившегося было поймать жертву в цепкий, смертоносный захват.
Бросок! И второй! И третий! Один за одним, ножи покидали руку наёмника и вонзались в паучье туловище. Выхватив меч, взорвав комья земли, Лари прыжком преодолел покосившееся крыльцо и, пока паук не развернулся навстречу опасности, рубанул по-над землёй и чуть наискосок, обрубив пауку одну из боковых лап.
Чудовище оказалось более живучим, чем ожидал Лари. Бросок ножа с расстояния трёх-четырёх сажен - не шутки. Это сильнее, чем обычный пыряющий удар, которым на раз можно выпустить человеку потроха.
Нельзя было однозначно сказать, что Лари своим внезапным нападением уравнял свои шансы на победу.
Но ноги ему обрубить было можно, факт.
Можно и нужно.
Наёмник изготовился к броску в любую сторону, намереваясь быстро уйти от натиска ужасной твари.

+1

5

В голове девушки даже не успели пронестись мысли, вроде "Я еще слишком молода, чтобы умереть!" или "Я не хочу умирать от лап какого-то паука!". Дверь хижины вдруг резко распахнулась, и Джинни была готова поклясться, что они с пауком одновременно посмотрели в ту сторону. В следующую секунду в восьмилапого полетели ножи, много ножей! Раз, два три... Все как один входили в тело монстра. Лиса бы даже поаплодировала за такую меткость, хотя... В такую тушу то попробуй не попади. Следом за ножами полетел и сам мужчина с мечом наперевес, и это стало сигналом для Джоу. Вскочив, она поднырнула под паука, схватила свои клинки, пока тот был отвлечен новым противником. Улучив удачный момент, она резанула лезвием по его лапе, перерубив ту, и отскочила в сторону.
Монстр хромал! И хромал уже на две лапы, что значительно снижало его скорость. Ну, теперь то повоюем!
- Отвлеки его! Буквально на пару секунд! - с этими словами Джинни бросилась в сторону, обходя паучище и подбираясь к нему сзади. Всего пару секунд, каких то пару мгновений было нужно лисице для задуманного трюка.
Незнакомец не подвел, восьмилапый конкретно отвлекся на него, забыв на время о рыжей прохвостке, чем и поспешила та воспользоваться. Взяв разгон, Джоу прыгнула на паука, схватившись рукой за одну из лап для опоры, и плюхнулась на него сверху. Ему это явно не понравилось. Паучище стал устраивать настоящий родео, и Джинни с трудом умудрялась сохранять равновесие, впившись ногтями в паучью плоть и прижавшись как можно ближе к спине монстра. Только бы кинжал поудобнее схватить!
Осторожно переползая ближе к голове паука, девушка неоднократно словила себя на мысли, что могла погибнуть, если бы не этот незнакомец. Надо будет поблагодарить, да. Крепко сжав клинок, лисица всадила его в спину монстра, подтягивая свое тело все ближе и ближе к самой передней части его тела. Паук конкретно разъярился, и от очередного его рывка девушка чуть не слетела с него, чудом удержавшись руками за свое оружие, застрявшее в чужой плоти. Усевшись поудобнее и обхватив ногами паучью голову, Джинни со всей дури всадила острие по самую рукоять, проворачивая им насколько хватит сил. Это стало ее отправной точкой на землю, так как монстр внезапно встал на задние лапы, да так резко, что лиса все таки сорвалась.
- Осторожно! - раздался писк и девушка смачно врезалась в мужчину, сбивая того с ног.
Паук же, забившись в конвульсиях, все таки рухнул с клинком в голове и после недолгого сопротивления затих.
Вскочив на ноги и отступая от мужчины на пару шагов, лиса изначально собиралась поблагодарить того за помощь, но вышло почему-то немного иначе:
- Ты что забыл в этой разваливающейся избушке?! Тут пауки бегают, а он чаи гоняет, совсем люди страх потеряли! - пыхтела от возмущения лиса, как-то упустив момент, что сама стала инициатором драки.

+1

6

Оборванная девица в паутине повела себя крайне неожиданно.
Едва Лари перехватил меч, готовясь отсечь захват твари, как девица накинулась на него, как загнанный в угол стаей хищников зверёк, перехватив кинжал. Запрыгнув бешено задрыгавшему ногами пауку на серую спину, рыжая хорошенько пырнула паука, основательно так проворачивая глубоко вошедший кинжал.
И откуда только смелость взялась! Лари уже готов был рвануться вперёд, начал было маневрировать вокруг, пытаясь отрубить пауку ещё одну ногу, но рыжая пырнула тварюгу ещё раз, после чего паук забился в предсмертной агонии и встал "на дыбы".
По воле случая девицу отшвырнуло прямо на Нартелла, и прыткое, совсем юное тело сбило наёмника с ног.
Мгновение падения - в голове Лари мелькнула мысль: "Дурак, начал было выбирать ему ногу..."
При падении Лари приземлился на спину, но при этом старые рефлексы не сработали, и наёмник стукнулся затылком о землю. Хоть и мягка трава с листвой, но один хрен - больно. В глазах у наёмника сперва потемнело, потом тьма эта замерцала зелёными точками, блестевшими в ночной тьме.
Впрочем, толку от этого блеска было ровным счётом никакого.
- Уууу, мать твою!.. - тихо прошипел Лари, спихивая с себя девицу, которая, впрочем, сама была далеко не в восторге. Хоть бы спасибо сказала, что головой не шмякнулась.
Зелень в глазах, подобная той, что наступила несколько дней назад после вспышки Хаагена, постепенно спадала, и сквозь неё Лари увидел безвольно развалившееся на земле паучье тело. В разные стороны растянулись паучьи лапы, отвратное туловище развалилось на земле, будто мешок с картофелем. Мало-помалу воздух заполняло зловоние.
- Ты что забыл в этой разваливающейся избушке?! - возмутилась рыжая замарашка,  грациозно взлетев на ноги, - Тут пауки бегают, а он чаи гоняет, совсем люди страх потеряли!
- Тихо, не ори ты так, - болезненно шикнул Лари, потирая ушиб на затылке, - Скажи лучше, что ты забыла возле моей стоянки?
Поднявшись на ноги, наёмник бросил взгляд в сторону мёртвого паука, и тут голову его осенила парадоксальная, полная сомнения - а получится ли?.. - но при этом до зуда в голове заманчивая мысль.

+1

7

Походу, она знатно его припечатала. Мужчина болезненно потирал затылок, параллельно решив предъявить лисе свои вопросы.
- Скажи лучше, что ты забыла возле моей стоянки?
- От того, что ты решил подрыхнуть в этой Имиром забытой избушке, стоянка тебе не присваивается, - фыркнула девушка, - Может, это и моя стоянка! А ты ее нагло занял. И вообще, ты не ответил, - нахмурилась она, отступая от незнакомца еще на пару шагов.
Что она на него так взъярилась? Поблагодарить же хотела, а в итоге шипят друг на друга. И это при том, что мужчина знатно помог ей в убийстве монстра! Развернувшись на 180 градусов, Джинни зашагала за своим оружием, попутно сдирая с себя паутину. Но быстро плюнула на это дело, так как в любом случае одежда нуждалась в стирке. Черт, а на голове что? Потрогав волосы, девушка шумно выдохнула. Снова паутина! Как ее отодрать то теперь?! Страшно подумать, как она выглядела со стороны.
Дойдя до паука, лисица сморщила нос от неприятного запаха, уперлась ногой о его голову и резко выдернула лезвие из плоти. Кинжал был весь в слизи и какой-то бесформенной массе. Еще раз оглядев себя и окончательно убедившись, что выглядела она сейчас как самый настоящий леший, Джоу плюнула на все это дело и вытерла лезвие об штанину, после чего сунула в ножны.
Вернувшись к мужчине, она уже беззлобно протянула тому руку:
- Я Джинни Джоу. Ну или просто Джинни, - лисица не сводила с него своих больших глаз, -  Собирала грибы и напоролась на этого паука, хотела удрать, и у меня почти это получилось, но тут вдруг всплыла эта хижина. Если бы там были люди, вряд ли простила себе, если паук решил бы кинуться на них. Ведь это я его вывела сюда. Но, - лукаво улыбнулась девушка, - Здесь оказался только ты. Спасибо за помощь.
Первоначальное возмущение испарилось без следа, будто его и не было. Мужчина не вызывал у нее желания ощериться и надрать морду, а лисица как правило доверяла своей интуиции, потому уже во всю улыбалась. Но через пару мгновений вдруг замерла.
- Черт! Грибы! В норе его остались... Весь день насмарку, - живот при словах о еде возмущенно зарычал, - Да да, знаю. Я тоже есть хочу.
Тут лисица заметила, что незнакомец как-то странно поглядывает на паука, и тоже обернулась посмотреть. Потом снова глянула на мужчину, и вновь на паука. Нееет... Да ладно?

0

8

- От того, что ты решил подрыхнуть в этой Имиром забытой избушке, стоянка тебе не присваивается! - возмутилась девица, - Может, это и моя стоянка! А ты её нагло занял. И вообще, ты не ответил.
Ооооой, ну, какая прелесть! Наёмник изо всех сил сдержал идиотскую улыбку. Аж по голове погладить захотелось и яблоками угостить, дабы успокоить.
- Ну, места тут хватит на всех, - нейтрально ответил наёмник.
Короткое, но успешное столкновение с тварью теперь переросло в довольно-таки приятную встречу.
Однако, перспектива нацедить из паучьего жала яда и потом толкануть его одному из алхимиков Сентерис прельщала Лари ещё сильнее. Аланда Марч, помимо того, что служила в Сентерис лекарем и алхимиком, держала неподалёку от ставки гильдии небольшую алхимическую лавку. В довесок ко всему она была прекрасным, добрейшей души человеком, невероятно заботливым и общительным.
Вместе с девушкой, Лари подошёл к пауку и достал вошедшие твари в туловище метательные ножи; присев на колено, по одному отёр их от паучьей крови о траву. Чуть отойдя прочь, наёмник приспособил ножи обратно на пояс. "Спасибо, мои друзья. Вы вновь не подвели!"
- Я Джинни Джоу. Ну, или просто Джинни, - покрытая паутиной незнакомка протянула руку.
- Лари. Лари Нартелл, - кратко ответил наёмник, мягко пожав руку девушки.
Девица довольно быстро сменила гнев на милость. Впрочем, Лари за свои нервы пока что не беспокоился - второй Анной Лайтуотер здесь даже и не пахло. В отличие от неё, у Джинни был характер.
- Спасибо за помощь!
Лари вежливо улыбнулся. Чёрт, как же это заманчиво! Мысли о солидном таком мешочке с медяками и вкусном обеде, которым Аланда Марч непременно встречала вернувшихся в город согильдийцев, совсем заняли рассудок Лари, так что из возникшего с новой силой возмущения девицы наёмник, глядевший на паучью тушу, уловил только слова "грибы" - а что, Лари любил грибы! - и "есть хочу".
- Сейчас надо будет сделать кое-что пренеприятнейшее, - задумчиво молвил наёмник, окидывая взглядом паучьи жвалы, - Но за это пренеприятнейшее мы получим неплохой барыш. Насчёт грибов не беспокойся, я тебя накормлю. Пойдём-ка... - Слегка задержавшись, чтобы достать из голенища сапога нож, Лари направился к пауку.

Отредактировано Лари Нартелл (24-11-2016 22:35:28)

+1

9

Девушка до такой степени хотела есть, что всерьез подумала о том, чтобы приготовить паучьи лапки. А что? Где-то это считается очень даже вкусным деликатесом. Но Лари Нартелл вряд ли ее поймет. Хотя... Может предложить? Ага, а потом "ты совсем что ли долбанутая! И бла бла бла". Горестно вздохнув, Джинни последовала за мужчиной к паучьей голове. Во всяком случае то, что ее пообещали накормить, вселяло нефиговую такую надежду. А где еда, там и выпивка! Как раз по случаю утери грибов горе запить.
- Что ты здесь забыл, Лари Нартелл, в этой Имиром забытой хижине? - с прищуром зыркнула на него лисица, - Я уже поняла, что ты любитель игнорировать вопросы. А я любитель добиваться ответа на них. И что ты делать с пауком собрался? - с недоумением переводя взгляд с монстра на мужчину, спросила она.
Когда тот подошел к паучьей голове, лисица кажется поняла суть его плана.
- Яд? Тебе нужен его яд для продажы. Черт! Элементарно же. Алхимики ценят такое. Да ты гений, Лари Нартелл! - прицыкнула она языком, отодвигая лапы паука подальше от его морды, чтобы мужчине было удобнее обрезать жвала. Могла бы и сама догадаться, столько денег можно было срубить! А она тикать сразу от паучары, глупая. Смотря на мертвую тушу, она не испытывала ни страха, ни отвращения, ни ужаса. Ну паук и паук, ну большой, да, ну мертвый. Сейчас у лисицы было два желания - поесть и помыться. Эта паутина сводила ее с ума. На одежде, на волосах, на коже, словно клей. Будь ее воля, разделась бы прямо сейчас, лишь бы отодрать от себя эту дрянь. Но снова этот Лари мешал! Хотя... "Да какая разница, его забыла спросить, одетой или голой бегать. Стоп, нет. Вдруг не накормит после такого зрелища? Ой, можно подумать, он девок голых не видел! Так, все Джинни, умолкни".

+1

10

Видно было плохо. Но жвалы можно было разглядеть.
Джинни Джоу крутилась рядом, без умолку тараторя. Примерно как Анна, только совершенно безобидно. Закрой глаза - девчонка смешливая говорит. Открой - так и есть.
- Что ты здесь забыл, Лари Нартелл, в этой Имиром забытой хижине? - зудила девица, - Я уже поняла, что ты любитель игнорировать вопросы. А я любитель добиваться ответа на них. И что ты делать с пауком собрался?
Нормально. А Лари прямо ждал, когда расспросы начнутся.
Вообще, находясь в положении, к которому он привык и в которое он даже вжился, Лари с удовольствием задал бы такие же вопросы (за исключением вопроса про паука) девчушке. Кабы не кинжалы, так и вовсе принял бы за юную крестьянку из какой-нибудь деревушки.
Так, время не ждёт. Жвалы надо отрезать. Наёмник присел к пауку, не без отвращения дыша зловонием, которое распространяла паучья туша.
- У тебя уже возникли ко мне вопросы? - во всю ширь улыбнулся Лари, подняв на собеседницу голову, - Я - всего лишь честный наёмник, где на ночь приткнусь, там на утро и проснусь. А что с пауком буду делать - увидишь... - Рука с ножом сама потянулась к жвалам, когда девчушку осенило.
- Яд! Тебе нужен яд для его продажи! - Джинни не умолкала ни на миг, тут же кинувшись помогать Лари, отодвинув лапы от паучьей морды, позволяя наёмнику оперировать более свободно, - Да ты гений, Лари Нартелл!
Прищурившись от отвращения, Лари осторожно схватил одно из сочащихся ядом жвал. Напоследок он поднял глаза на девушку:
- Всё гениальное - просто, Джинни Джоу, - Не сразу, постепенно, но верно, нож с плотоядным хрустом разрезал хитиновый покров, будто корку от дыни; раз за разом, к себе и от себя, замарывая руки чёрной зловонной паучьей кровью, Лари отрезал одно из жвал.
- Дрянь, - сплюнул наёмник, положив отрезанное жвало на холодную траву и приступил к следующему.
Едва работа была завершена, наёмник в одну руку подхватил отрезанные паучьи жвалы, другой - отёр о траву нож от паучьей крови. Помахав рукой перед носом, отгоняя от себя ещё более усилившееся зловоние, Лари поднялся на ноги, развернулся и неторопливо двинулся в сторону крыльца.
- Идём, - позвал он девушку за собой, - Поужинаешь, отдохнёшь. Выспишься. Завтра с утра мы отдадим эти отростки одному очень хорошему человеку и получим за них очень хорошие деньги.

+1

11

Мужчина ритмично отрезал жвала, не забывая при этом морщиться от зловонного запаха, а Джинни с любопытством рассматривала его. Наемник. За какие заказы он берется? Разбойничает или строит из себя героя? Слишком добродушный для убийцы, хотя он может и притворяться. По Джинни тоже не скажешь, что она неоднократно убивала людей, со стороны так обычная девчушка, не отличающаяся осторожностью и любящая поболтать. Что ж, она и не стремилась доказывать обратное. Значит, этот Лари Нартелл либо действительно такой, каким себя показывает в данный момент, либо просто скрывает свою суть.
Облокотившись на паука и сложив руки на груди, лисица продолжала наблюдать за его действиями, пока тот наконец не закончил, поднявшись и направившись к избушке, попутно приглашая разделить с ним еду и кров. С прищуром впившись взглядом в спину наемника, Джинни колебалась всего пару секунд, после чего последовала за ним, еле заметно проведя ладонью по ножнам. Он доверяет ей? Не боится подставы? Весьма легкомысленно для наемника, по мнению лисицы. Сама она не испытывала страха, уверенная в своих силах в случае чего, к тому же благоразумие - не самая ее сильная сторона.
- Лари Нартелл, откуда столько доброжелательности? Не боишься, что прирежу тебя посреди ночи и заберу всю добычу себе? - усмехнулась девушка, заходя внутрь хижины.
Скорее всего, он просто не воспринимал ее всерьез. Ну, помахала кинжалами, ну устроила на пауке родео, разве это о чем то говорит? Мелкая, с внешностью, до боли похожую на детскую, болтливая, просто напрашивающаяся на то, чтобы ее недооценивали. Так чаще всего и происходило до того момента, пока лиса не показывала клыки.
Изнутри избушка выглядела еще беднее, чем снаружи. Ступая по деревянному полу, Джинни не покидало ощущение, что нога вот вот провалится сквозь прогнившее дерево. Несколько досок, среди которых расположились пожитки мужчины - все, что было внутри. Он хотя бы соорудил себе подобие спальника, а у девушки с собой было... ничего. Хотя, это и лучше, не сможет заснуть - не будет кошмаров.
- Миленько у тебя тут, уютненько, - хихикнула девушка, - Где можно принять ванну?
Невиннейшим взглядом посмотрела та на мужчину, продолжая периодически отцеплять остатки паутины из волос. Шутки шутками, но от большой бадьи, наполненной горячей водой, она бы сейчас точно не отказалась.

+1

12

Лари прошёл внутрь хижины, кромешную тьму в которой едва разгоняли ещё тлевшие на земляном полу поленья, сложенные "колодцем". Устало вздохнул, в очередной раз поразившись своей простоте - остановился на ночь неподалёку от паучьего логова! Впрочем, как знать... могло статься и так, что восьминогий пережил бы эту ночь, благословясь.
А вот девчонка, может, ему покоя шибко и ненарушила, но... чем же она должна была его так раздразнить, что паук вылез из норы и погнался за ней?
- Лари Нартелл, откуда столько доброжелательности? Не боишься, что прирежу тебя посреди ночи и заберу всю добычу себе? - спросила девушка.
Наёмник устало уселся на покрытый циновкой настил из досок. Аккуратно, стараясь не заляпать, залез в суму, достал кусочек старой ветоши и начал оттирать руки от паучьей крови.
- А по тебе не видно, что ты злом за добро платишь, - Чёрная густоватая кровь оттиралась с трудом; Лари бросил слегка укоризненный взгляд на девушку, - Или платишь? Впрочем, внешность бывает обманчива, не спорю.
На самом деле внутри Лари этой девчушки ну нисколечко не боялся. На каждого бродячего наёмника приходится этак с полтинник, если не больше, бедолаг, что в поисках приключений, золота и славы погибли в логовах каких-нибудь чудовищ, вроде того же паучищи, от голода и холода, от разбойничьего топора.
Внутри накатывала лишь усталость. Такая, при которой не то, что земля - камни периной покажутся. Нет, в эту ночь Лари всё-таки будет спать, как младенец.
Наконец, поганая жижа оттёрлась начисто с обеих рук; бросив пропитанную паучьей кровью тряпицу в костёр, Лари вновь открыл суму. Сперва показался свёрток из тряпицы со снедью, вслед за ним наёмник достал огниво и кремень. Хижину огласил мягкий скрежет, посыпались снопы искр - надо было развести костёр вновь.
- Миленько у тебя тут, уютненько, - сказала рыжая, - Где можно принять ванну?
Искры оседали на полуистлевшие поленья, оставаясь яркими точками.
- Не трави душу, - вздохнул Лари, выбирая из сваленной рядом кучки хвороста штабель палок, - Сам уже дня так четыре помыться мечтаю.
Недавнее ополаскивание и обтирание торса в речушке - не считалось.
Положил палки внутрь "колодца", Лари начал раздувать огонь.

+1

13

Девушка присела рядом с наемником, наблюдая за его действиями и периодически переводя взгляды на него самого. Казалось, это битва совсем его вымотала. Хмурый, неразговорчивый, усердно пытался реанимировать огонь, а по глазам было видно, что хочет спать. И совсем не боялся новую знакомую.
- Не плачу я злом, Лари Нартелл, можешь не волноваться, - усмехнулась она, - Ты ведь мог не помогать мне, а просто отсидеться тут. Но ты сделал иначе. Я ценю это.
Огонь понемногу разгорался, обнимая своим маленьким теплом новых знакомых. Лисица любила смотреть на танец пламени, это успокаивало ее, а треск дерева убаюкивал. Но руки у Джоу начинали мелко трястись от одной мысли, что нужно поспать. Как правило, засыпать она любила будучи либо полностью вымотанная, либо нахлебавшаяся алкоголя. Но с последним была накладка, у лисицы было не так много денег. Так как для крепкого пьяного сна ей требовалось много, весьма много выпить.
- Если ты не против, то я подежурю первую половину ночи, - не отрывая взгляда от огня, спокойно сказала Джинни, - Не факт, что рядом нет и других монстров. Нужно быть начеку. Ты доверяешь мне, Лари Нартелл? - внимательно посмотрела та в глаза мужчине.
И через некоторое время добавила уже более капризно:
- Ты накормить обещал, между прочим! - при этих словах живот девушки снова дал о себе знать.
Сейчас она готова была слопать даже того паука, не посмотрев на вонь. Все мелкие зверушки уже попрятались по своим норам, поэтому поохотиться в лисьем облике тоже было затруднительно. Да плюс в связи с недавними событиями - опасно.
Вздохнув своим мыслям, Джинни продолжила лениво отлеплять паутину от одежды, а затем вообще достала кинжал из ножнов и стала отскребать наиболее липкую.

Отредактировано Джинни Джоу (28-11-2016 13:26:02)

0

14

Выросшие с новой силой язычки огня начали неторопливо, мелкими сполохами пожирать мелкий хворост, лениво обдавая "колодец". Закончив и убедившись, что костёр разгорелся как следует, Лари вновь устало вздохнул и потянулся, выгибаясь изо всех сил грудью вперёд.
- Обычно я всегда дежурю в первую смену, - Лари с наслаждением покрутил кистям и размял костяшки пальцев, - ну, будь по-твоему.
Не будет она ему посреди ночи горло перерезать, Лари был более, чем уверен в этом. Либо уж и в самом деле, эта самая Джинни Джоу - редкостная непоседа. В плохом смысле этого слова - ни шага без неприятностей, ни дня без перерезанной глотки.
- Ты накормить обещал, между прочим! - капризно заявила девушка.
- Да, сейчас, - молвил Лари, распахнув суму и достав свёрток. Размотав узел, наёмник разложил тряпицу, на которой лежала буханка чёрного хлеба и два свёртка. Размотав первый, Лари положил нож рядом с появившимся куском копчёной свинины. Размотав второй, со спелыми яблоками, Лари указал на нехитрую походную снедь:
- Налетай.
Вслед за свёртком Лари извлёк из сумы маленький бурдюк и кожаную флягу:
- Вода. И пшеничная водка.
Вода, конечно, была. Маленькая кожаная фляга была полна всегда. А вот бурдюк, в котором Лари хранил либо вино, либо пшеничную водку, как ни странно, был больше фляги раза в три.
Растянувшись на покрытых циновкой досках, Лари устало закинул руки за голову.
- Как ты здесь оказалась? Куда путь держишь? - спросил наёмник, бросив взгляд на девушку.

+1

15

Девушка с блеском в глазах наблюдала, как мужчина вытаскивал еду из сумы. И хлеб, и мясо, и яблоко! При виде такого богатства у лисы потекли слюнки, а руки быстро потянулись к припасам. Отломав знатный кусок хлеба и схватив свининку, Джинни соорудила мини бутерброд и принялась с наслаждением жевать.
- Ты спас меня от голодной смерти! - пробубнела та с набитым ртом и потянулась за яблоком.
Но услышав слово "водка", чуть не подавилась. Без лишних слов взяла сразу алкогольный бурдюк и, дожевав и проглотив хлебушек с мясом, сделала большой глоток. Сморщившись, девушка захрустела яблоком, а через пару минут снова приложилась к водке.
- Лари Нартелл, что же ты раньше молчал о таком сокровище! - и третий глоток.
Наглость фраера погубит, лиса совсем забыла что бурдюк не ее, рискуя высушить его до дна. Наемник уже мог посчитать ее той еще пьянчугой, но Джинни было все равно. Напиток согревал горло, в животе разлилось приятное тепло, и от удовольствия девушка на минуту закрыла глаза, с наслаждением вздохнув.
- Как ты здесь оказалась? Куда путь держишь? - спросил мужчина, растянувшись на полу.
- Какое-то время обитаю в Элл-Тейне, сюда пришла грибов собрать да продать потом, - с улыбкой посмотрела она на Лари, - Говоря проще, я - бродяжка. Иду туда, куда глаза глядят.
В каком-то плане это была правда, если опустить момент, что ею двигал поиск родных и месть. Но этим она делиться не планировала. Не с малознакомым человеком, пусть и таким добродушным.
- А ты? Что насчет тебя, Лари Нартелл? - вопросительно взглянула лисица на него, после чего сделала еще один глоток из фляги. Если не отберет, высушит до дна - факт. А вот нечего было делиться такой вещью не зная, с кем делишься.

0

16

- Ты спас меня от голодной смерти! - Джинни принялась за еду жадно, быстро, будто и в самом деле с месяц голодала в стенах осаждённого города. Момент - и не стало куска хлеба с ломтем мяса, ещё момент - и девушка, схватив бурдюк с водкой, сделала глоток, после которого Лари бы очень долго переводил дух, уткнув нос в рукав.
"...Ты это серьёзно!?" - Сонливость будто рукой сняло. С глазами шириной по медяку каждый, Лари вытаращился на то, как девушка, закусив яблоком, промурлыкала:
- Лари Нартелл, что же ты раньше молчал о таком сокровище!? - и приложилась к бурдюку с новой силой.
"Да ну её к Рилдиру!!! Цирк на воде, бляха-муха!" - Лари не спускал с уплетавшей снедь девушки взгляда напрочь обалделых карих очей. Его самого передёрнуло при виде того, как всколыхнулась её глотка, принимая гигантский глоток пшеничного пойла. Джинни аж зажмурилась от удовольствия, после чего вспомнила о вопросе Лари:
- Какое-то время обитаю в Элл-Тейне, сюда пришла грибов собрать да продать потом. Говоря проще, я - бродяжка. Иду туда, куда глаза глядят.
Лари с лёгкой улыбкой глянул на свёрток, в котором покоились паучьи жвалы. Тряпица уже слегка промокла от натёкшего яда. Грибы лучше насушить или пожарить, чего-чего - а уж за яд всяко денег Аланда отвалит больше, чем за те же сушёные мухоморы.
- А ты? Что насчёт тебя, Лари Нартелл? - Девица хряпнула - да, иначе это было не назвать - хряпнула - третий раз и выжидающе глянула на наёмника.
Лари едва сдержался от того, чтобы ошеломлённо хлопнуть себя по лбу, ограничившись лишь тем, что ошеломлённо покачал головой, глядя на бурдюк. Впрочем, где-то две трети в нём ещё маялось... оставалось надеяться, что девица налегать не будет. Надежда эта, впрочем, была тусклой, как фонарь, в котором вот-вот выгорит масло, однако Лари всё же... мда, надеялся.
- Гуляю я сам по себе, - Лари решил, что говорить о своём членстве в "Сентерис" будет лишним, - Зарабатываю на жизнь тем, что сопровождаю караваны, служу в охране, да приторговываю всякой ерундистикой вроде... этого, - Наёмник указал на свёрток с паучьими жвалами, затем мягко забрал у Джинни бурдюк: - Не налегай, сейчас хорошей водки даже в самой дорогой лавке не найдёшь. Глядя на тебя, аж у меня в горле пересохло, - Резко выдохнув, наёмник влил в себя глоток пшеничной водки; вдохнув-выдохнув в рукав бригантины, выпустил прочь водочный дух, слегка всколыхнув языки костра, - Да ты ешь ещё. Только на водку не налегай так сильно... - Лари протянул бурдюк девушке обратно.

0

17

Ох как он на нее вылупился то. Как будто никогда не видел пьющих девок! Хотя, таких может и не видел, ведь лиса присасывалась к водке так, будто пила обычную воду. Но стоит ли ее винить? Теперь Джинни хотя бы сможет нормально поспать, а ради этого стоило глотнуть еще разок. Шумно выдохнув, она облизнула губы и потянулась за еще одним кусочком свининки.
- Зарабатываю на жизнь тем, что сопровождаю караваны, служу в охране, да приторговываю всякой ерундистикой вроде... этого, - указал мужчина на жвалы, отбирая у лисицы водку.
Фыркнув, она лукаво посмотрела на него, наблюдая как тот сам прикладывается к напитку. Ему глоток давался тяжелее.
"Куда тебе до меня, глупый. Ты еще удивишься, когда окажется, что у меня ни в одном глазу", - весело подумала она, жуя копченость.
- На свою часть золота от добычи я найду такую водку хоть на краю света, куплю и преподнесу тебе, Лари Нартелл, - широко улыбнулась девушка, принимая бурдюк обратно, - Или боишься, что будучи пьяная начну лезть к тебе? Да не переживай, я кусаюсь не больно, - подмигнула та, рассмеявшись и делая очередной глоток.
Ух, хороша чертовка! Горло в очередной раз согрелось от алкоголя, глаза закрылись а губы расплылись в довольной улыбке.
- Куда рванешь после того, как продашь яд? Не скромничай чернявый, может нам по пути, - с хитринкой в глазах спросила Джоу, продолжая уплетать мясо.
Она никогда не была против компании. А этот мужчина можно сказать завоевал ее доверие своей помощью, едой и водкой. Хотя, может это был какой-то его коварный план, кто знает? Но он не был похож на плохого парня, глаза его выдавали с головой, потому лисица вскоре совсем расслабилась.
Более менее утолив голод, Джинни сладко потянулась, довольно зажмурившись, и беспардонно облокотилась на плечо мужчины, потянувшись за бурдюком в очередной раз. Опасное начало превратилось в хорошее продолжение, с костерком, приятной компанией и алкоголем под боком. Оставалось только песни запеть.
- Лари, ты хотел стать наемником? Или это случилось вынужденно? - девушка с любопытством воззрилась на мужчину большими глазами.

0

18

- На свою часть золота от добычи я найду такую водку хоть на краю света, куплю и преподнесу тебе, Лари Нартелл, - Джинни, глупенько улыбаясь, забрала бурдюк, - Или боишься, что будучи пьяная начну лезть к тебе? Да не переживай, я кусаюсь не больно, - подмигнув, рыжая приложилась к бурдюку с новой силой.
Лари, уже довольно быстро отойдя от удивления, тихонько рассмеялся в ответ, глядя в огонь и качая головой:
- Хорошее место для приставаний по пьяни!..
Нет, с водкой пока что он прощаться не рассчитывал. Даже несмотря на то, как усиленно её поглощала его компаньонка.
- Куда рванёшь после того, как продашь яд? Не скромничай, чернявый, может, нам по пути, - спросила Джинни, не прекращая жадно поглощать мясо.
- Хороший вопрос, - покачал головой Лари, улыбнувшись. Водка всё же делала своё дело - глаза у девицы заблестели, точь-в-точь, как у пьяного. Общаться начала более непринуждённо. Конечно, никуда не девалось это формальное "Лари Нартелл", однако, панибратский тон наглядно свидетельствовал, что теперь она ведёт себя более свободно, - Там уж в Элл-Тейне посмотрим. Может, Аланда попросит чего из лесу притащить. Она - алхимик, постоянно отряжает наёмников за всякой бурдой. Батюшка её, человек достойный, уже не одну тысячу золотых её выписал, чтобы дело её процветало. Процветает, конечно, но не так, как ей хотелось бы... по крайней мере, она так говорит, -рассказывал Лари.
Интересно было знать, сколько эта компания продержится. Голову уже начинали посещать мысли о том, что, возможно, они будут вместе. По крайней мере, Лари был очень даже не против. Если другой хочет быть с ним - какое его право отгонять его от себя. И наоборот.
Подогнув ноги под себя, Лари подбросил ещё немного хвороста в костёр. Пламя уже жадно начало пожирать палочки и щепу.
Джинни облокотилась на плечо наёмника.
- Лари, ты хотел стать наёмником? Или это случилось вынужденно?
"О, уже без "Нартелл" - подумал Лари, тяжело вздохнув.
- Вынужденно, - ответил Лари, - В семнадцать... или восемнадцать лет меня забрали в солдаты, и вскоре определили вербовщиком на заставу на большой дороге под самим Гресом. Я не помню, что за война тогда шла... какая-то мелкая феодальная разборка, и в самом Гресе вербовали бойцов в войско, чтобы подавить каких-то мелких мятежников.
Глядя в огонь, Лари чувствовал, как тёплый, почти горячий воздух нагревает его лицо. И вместе с ними - воспоминания. Четверть жизни его прошла под стезёй воина. В одном десятке уместились и смерть матери, и нападение на заставу... И Харс. Смерть отца...
- На заставу напали поздно вечером. Я тогда и убил впервые в своей жизни... Потом меня огрели булавой по голове. Если бы не шлем - я бы здесь не сидел. Ты слушаешь?

Отредактировано Лари Нартелл (29-11-2016 14:34:11)

0

19

Девушка мягко улыбнулась, когда мужчина рассказывал про Аланду.
- За наше недолгое знакомство я успела понять, что этот человек важен для тебя. Упоминая о ней, голос твой меняется, а глаза добреют, хотя куда уш больше. Ну и плюс к этому, о ней ты говоришь только хорошее, - тихо сказала та с улыбкой на лице, - Мне это знакомо.
Прикрыв глаза, лисица думала о человеке, которого уже много лет называла отцом, хоть тот им и не являлся. Она скучала по нему, как скучает дочь, расставшись с родными, но в отличие от своей настоящей семьи она была уверена, что с ним то точно все в порядке. Но все равно порой переживала. В голосе Лари Нартелла звучали знакомые ей нотки, когда он упоминал Аланду. В его глазах она была святой, Джинни не сомневалась.
- Мне уже не терпится с ней познакомиться.
Он, наверно, считает, что девушка уже под шафе. Конечно, так язык развязался, на что же еще спихнуть, как не на водку? Хихикнув своим мыслям, Джинни не стала его переубеждать. Пусть думает, как хочет.
Мужчина же тем временем начал рассказывать свою историю становления. В отличие от Джоу, он не планировал становиться наемником. Совсем юного парнишку заставили воевать, хотел он того или нет, вырастив из него воина, убивающего без жалости. Но без жалости ли? Люди так стараются быть суровыми внешне, но что на самом деле творится в их душе, стоит лишь догадываться.
Закрыв глаза, лисица как ни в чем не бывало положила голову на плечо наемнику, словно старому знакомому, совсем притихнув.
- Ты слушаешь?
- Конечно слушаю, Лари Нартелл, - спокойно произнесла девушка, не открывая глаз. Она не спросит его о первом убийстве, нет. Зачем ворошить то, чего изменить уже нельзя. - Ты мечтаешь стать кем то другим? Не только наемником? Уметь не только убивать.
Того и гляди, сейчас всю поднаготную узнает о нем. Но Джинни любила спрашивать, любопытствовать. Ей было не в тягость, а человеку как правило в какой-то мере приятно, что им интересуются. Не допрашивают, а просто проявляют интерес, задавая простые, казалось бы, вопросы, на которые можно и не отвечать при желании.
Приятное тепло от алкоголя продолжало греть внутри, а пламя костра согревало кожу, от чего хотелось мурлыкать, как кошка на печке.

0

20

- За наше недолгое знакомство я успела понять, что этот человек важен для тебя. Упоминая о ней, голос твой меняется, а глаза добреют, хотя куда уж больше. Ну и плюс к этому, о ней ты говоришь только хорошее, - ответила девушка, - Мне это знакомо.
"Да?.. Я бы и не подумал", - пронеслась в голове Лари мысль. Добрый и честный человек, коим она и являлась. Но при этом - невероятно сильный духом и великодушный.
- Мне уже не терпится с ней познакомиться.
- Да, я думаю, тебе она понравится, - ответил Лари, медленно растирая успевшие чуть-чуть подмёрзнуть ладони, - Но я пока продолжу. Очухался я, когда меня тащили в лес со связанными руками и кляпом во рту. Где-то вдали я слышал звуки погони, а тот разбойник, что тащил меня, был убит стрелой. Позвать на помощь я не успел - пока нашёл нож, пока справился с верёвками... Словом, всё стихло, - Лари помолчал, затем продолжил: - Уже позже я узнал, что меня считают погибшим. Поначалу хотели занести в списки пропавших без вести... в общем, не знаю, почему. Ну, а дальше - пустился во все тяжкие.
Лари вновь забрал у Джинни бурдюк, уже без такой остервенелости, как ранее, приложился к горлышку.
- А если говорить о том, кем бы я хотел стать... Батюшка мой был ремесленником, упокой Имир его душу. Он зарабатывал на жизнь тем, что делал луки и арбалеты и занимался их же ремонтом и отладкой. Меня он тоже учил.
Правда, с арбалетами батюшка его ну очень сильно обломался. Век живи - век учись, а Лари почти ни му-му был в тех же системах натяжения арбалетов.
- Потом я встретил отряд наёмников, который направлялся далеко на север, - продолжил рассказ Лари, - Их было полторы сотни... чуть больше.
Что можно рассказать о человеке, который задумал заведомо дурную затею, но при этом вёл себя, как и всегда, достойно? Харс был как раз из таких - храмом Рилдира он бредил по ночам, и при этом ни разу не позволял страху или малодушию взять над ним верх.
- Отрядом командовал воин, чей баклер я ношу и сейчас в память о нём, - Сложенный в скатку плащ, заменявший подушку, чуть отогнулся, и Лари явил на свет баклер Харса - точнее, уже два года как его баклер. Умбон в центре щита выходил вверх плавно; вокруг него расположились восемь точек. Баклер был целиком выполнен из стали. В рукоятку хорошо входила кисть руки Лари, позволяя чуть ослабить руку при необходимости, перехватить за край и запустить наподобие диска.
- Этого человека звали Харс, и он был прекрасным лидером, отважным бойцом и замечательным другом... но цель его похода меня иной раз отпугивала. Мы держали путь на север, за Скалистые Горы, и нашей целью было найти Храм Рилдира.
Больно чиркнула по сердцу мысль о погибших товарищах, которых Лари терял с самого начала похода и заканчивая последними днями этого трижды проклятого анабасиса. По крайней мере, уцелели Шишак и Чёрный Лис. Лари навскидку мог назвать только их двоих, потому, что к концу похода - не было никаких имён, не было никаких характеров. Была только злая и отчаявшаяся до стонов и скрежета зубовного стая, одна десятая часть всего отряда, что уходил с Харсом в горы.
- Упыри начисто разорвали моему командиру живот. Я не мог поверить, что он ещё сможет говорить. Но Харс передал этот баклер мне и поручил вывести отряд обратно.
Тут о себе напомнил подаренный Готреком... Лари воспринимал это как оберег.
Сколько они тогда пробивались через снег, горы и упырей? Месяц? Полтора? Лари попросту не помнил. День за днём мчались, как деревянные колёсики на счётах. Когда они встретили Готрека Гурниссона, Лари уже тогда потерял счёт дням.
- Хочу рассказать тебе ещё кое о ком, - Лари слегка улыбнулся - уважительно, с почтением, - Ты знаешь, по пути назад мы встретили великого гномьего воина...
Собеседница настолько располагала к себе, настолько внимательно, с нескрываемым интересом, слушала, что Лари хотел рассказать всё более подробно.
Другой вопрос в том, что подробности тогда были - лучше не вспоминать...

Отредактировано Лари Нартелл (29-11-2016 20:50:19)

0

21

Она слушала его, не перебивая. Кажется, водка развязала ему язык, раз он так открыто рассказывал историю своей жизни. Но Джинни не была против. Когда он потянулся к баклеру, она отодвинулась, дабы не стеснять движения, и с интересом посмотрела на эту вещицу. Ценную для мужчины вещичу. А он продолжал рассказ, и в голосе его явно чувствовалась горечь утраты, вновь так знакомая лисице.
Сколько лет этому человеку? Выглядел молодым, хоть щетина и придавала возраста. Да и не только щетина. Джоу пристально посмотрела в глаза наемнику, слабо улыбнувшись своим мыслям. Да, в карих очах притаился опыт. Он немало повидал за свою недолгую жизнь, как хорошего, так и плохого, о чем в данный момент так открыто делился с лисицей.
- Хочу рассказать тебе ещё кое о ком. Ты знаешь, по пути назад мы встретили великого гномьего воина...
Девушке было интересно, искренне ли он жаждет поделиться с ней своей жизнью, или это просто последствие алкогольного опьянения. Так как до того момента, пока мужчина не приложился к водке, был весьма неразговорчив и хотел спать. Как бы не пожалел потом о такой чрезмерной разговорчивости. Хотя, смысл жалеть? Он не выдавал никакой секретной информации, не углублялся в подробности, а просто в общем описывал те события, благодаря которым он является тем, кто он есть. Джинни же продолжала слушать его с легкой улыбкой на губах и с блеском в глазах, уже не стремясь вновь прикладываться к пойлу. Хотя нет, еще раз надо было глотнуть, что она и сделала.
Джоу хотела спать спокойно и не слышать вопросов по утру о том, почему она так орала. Как правило, это спрашивают все, кому доводилось ночевать с лисицей. А когда та отказывается отвечать и переводит тему разговора, смотрят на нее уже с какой-то жалостью или опаской, что весьма надоедает. Поэтому уш лучше она сделает еще один глоток для уверенности, чем будет боятся засыпать.
Лари продолжал рассказ, и лисица вскоре снова положила голову тому на плечо, смотря в догорающий огонь, но не упуская при это ни слова. Она не перебивала. Вплоть до того момента, пока не услышала посторонний звук. Резко вскинув голову, она зажала наемнику рот ладонью на полуслове.
- Шшш..., - прошипела девушка, прислушиваясь, - Мы не одни.
На улице кто-то ходил. Кто то большой. Джинни не могла его толком унюхать из-за костра, близости мужчины и выпитого алкоголя, потому сразу вытащила кинжал их ножен и тихо, на полусогнутых подошла к окну.
- Лари..., - тихо сказала она, всматриваясь в ночной мрак, - Кажется, у нашего паука родственник нашелся.
В следующий момент хижина содрогнулась от веса восьмилапого, решившего по всей вероятности забраться на крышу.

0

22

Джинни вновь приложилась к бурдюку с водкой и устало положила голову Лари на плечо.
Так было всегда, стоило Лари начать рассказывать что-то о своей жизни. Воспоминания - дерьмовые, ох дерьмовые! - всплывали именно в эти моменты. Скребли сердце сотни кошачьих лап с выпущенными острыми когтями, полосуя сердце, открывая старые рубцы и нанося новые, болезненные царапины.
Лари полез рукой за пазуху бригантины, где по-прежнему хранился простой подарок Готрека. Навершие клыка убитого великана... "Бич Великанов..." Поначалу смешно, казалось бы, окрестил Готрек наёмника. С таким талантливым инженером, как Кархис, не составило труда подбить ногу великану, а затем зарядить второй стрелой прямой наводкой в череп. По этой громаде только слепой мог промахнуться.
С другой же стороны - клички или прозвища - нейтральные, вроде того же Шишака - никогда не давались просто так и не "приклеивались" к их носителям. И чем достойнее был тот, кто окрестил носителя - тем вероятнее и крепче приклеивалось прозвище.
Одновременно, едва снаружи шумно зашуршали заросли, Джинни зажала ладошкой рот наёмнику.
- Кажется, мы здесь не одни...
Шуршала листва под шагами. Шуршала часто, тяжело. Это явно не была группа людей - даже Шишак так шумно не ворошил осенний ковёр во время марша через лес.
Джинни, вытащив кинжал, подкралась к окну и аккуратно выглянула.
- Лари... Кажется, у нашего паука родственник нашёлся.
"Едрить тебя за ногу! Поспать не дадут..." - Лари осторожно, стараясь не издавать лишнего шума, вытянул меч из ножен.
Тут же хижина содрогнулась, и частый шорох лап слышался уже на крыше, прямо над головами Лари и Джинни. В руку Лари удобно легла кромка баклера; осторожно встав, наёмник аккуратно направился в сторону Джинни.
- Отойди  от окна! - шепнул наёмник.
"Вот это влетели, нечего сказать!" Стены, балки и стропила угрожающе скрипели и стонали, грозя обрушиться под весом чудовища. Пудов этак с десять-одиннадцать в этой мрази точно маялось.
Аккуратно ступая по земляному полу, Лари, не спуская глаз с потихоньку начинавшего осыпаться щепой и сеном потолка, шепнул Джинни:
- Следи за окнами и дверью!  Я - за потолком...
Момент едва возможно было предугадать. Стоит обоим выскочить из хижины - и паучище набросится на них. Среагировать никто не успеет. Итог будет печален. Стоит остаться - и крыша рано или поздно не выдержит веса чудовища, и обоих вместе с их манатками похоронит заживо прямо под стропилами.
Но был ещё и третий вариант. Относительно благоприятный.
Оставалось надеяться, что паук провалится внутрь, никого не задев, и оба они нападут. В таком случае... Лари не знал, что насчёт Джинни, но насчёт своих действий он не сомневался - будет маневрировать и рубить чудищу лапы, рубить лапы и маневрировать...

0

23

- Следи за окнами и дверью!  Я - за потолком...
- На кой черт за ними следить, если он на крыше! - раздраженно зашипела девушка, не сводя глаз с потолка.
Да он же вот вот рухнет под тяжестью паука! И что он там забыл? Почему именно крыша? Джинни не знала, что предпринять. Стоит попробовать им выбежать из здания, восьмилапый скорее всего кинется на них, как ястреб на мышей. Кому то из них двоих точно не поздоровиться. Оставаться тут тоже опасно, бревна с минуты на минуту могли рухнуть, похоронив под собой попутчиков.
Она посмотрела на мужчину в надежде, что может хоть он что-то успел придумать, но нет. Судя по его взгляду, наемник был точно в таком же тупике. Паук продолжал шебуршать, будто бы устраиваясь в гнезде. Еще раз выглянув в окно, девушка лишь увидела черную тень восьмилапого, что-то творящего на крыше. В остальном было тихо.
В какой-то момент монстр по всей вероятности решил там попрыгать, потому как хижина вдруг вздрогнула с новой силой. Раздался громкий треск. Вскинув голову наверх, глаза у девушки расширились, а в следующую секунду раздался громкий возглас:
- Лари, осторожно! - лисица налетела на него, отталкивая в сторону. Через мгновение на то место, где они только что стояли, рухнула часть стропил, создав немало шума и образовав дыру в крыше. В которую тут же заглянул паук. Естественно, он их увидел, имея столько-то глаз! Теперь выбираться отсюда было просто необходимо, но не через дверь, так как восьмилапый как раз был над ней. Он стал усиленно пытаться пробраться через отверстие, хоть и не вмещался в него, тем самым обрушивая и так хрупкое дерево на пол.
Оставался единственный вариант - окно. Пока паук был занят тем, что пытался впихнуть свою тушу внутрь, у них был шанс успеть выбраться и иметь возможность свободно маневрировать на открытом пространстве. Единственная проблема заключалась в том, что стояла ночь. Следовательно, наемник будет хуже ориентироваться в темноте, в отличие от лисы. Хотя, может у него хорошее ночное зрение, кто знает...
Джинни выбралась на улицу первой. Небо было безоблачным, играя сотнями звезд, а в центре красовался полумесяц цвета отполированного серебра, освещая ночную местность. Что ж, может все еще не так плохо... Драться в любом случае придется, если конечно паук вдруг не решит плюнуть на эту затею и уйти восвояси.
- Давай живее! - девушка переводила взгляд с оконного проема на крышу, где торчала лишь задняя часть восьмилапого. И как только мужчина выбрался из хижины, паук оказался внутри, обрушив еще одну знатную часть потолка. Как бревна не придавили монстра, оставалось загадкой, но факт оставался фактом - Джинни и Лари были снаружи, а паук в хижине.

Отредактировано Джинни Джоу (01-12-2016 15:15:54)

0

24

Уже становилось практически невозможно терпеть это дальше. Снаружи стояла чёрная, чернее воронова крыла, ночь, в которой Лари хоть и мог видеть, но... темно есть темно. Треск стропил и потолочных перекрытий нарастал с каждой секундой; невольно создавалась впечатление, будто паук намеревался усесться на крыше поудобнее.
Если он не хотел провалиться в хижину и своим внезапным появлением осчастливить обоих - что делал он тогда? Готовил долговременую засаду?..
Не, вряд ли. Уж раз и в самом деле роднёй приходился убиенному паучищу - значит, намерен убить.
На какой-то момент шуршание наверху прекратилось, зато с новой силой затрещали стропила и балки.
- Лари, осторожно! - пропищала девица, мгновенно юркнув прочь от окна и отталкивая Лари прочь. Прыткий, пружинящий толчок Джинни придал наёмнику дополнительное ускорение, и Лари, едва не упав навзничь и не выронив оружия, отскочил в сторону.
Обернувшись, наёмник увидел, что на месте, где он стоял, уже нападало предостаточно трухлой древесины - обломков стропил, балок и досок. Хватило бы, чтобы похоронить Лари заживо, пусть и ненадолго. Глянув выше, наёмник увидел восьмиглазую паучью морду, протискивающуюся через дыру в крыше хижины и наводящую всё больше шума и треска с каждым мгновением. Каждый приступ, каждый натиск паука сопровождался солидной порцией опадавшей с потолка и крыши деревянных обломков и трухи и невероятно громким, сочным треском.
Увидев, как Джинни выбирается через окно, Лари тихо и медленно, не спуская глаз с паука, последовал её примеру, попутно прикидывая, сколько примерно времени тварюга будет пытаться оказаться здесь, в хижине. Счёт уже шёл на мгновения.
Облегчалось положение лишь тем, что паучище был слишком занят, чтобы внятно оглядывать нутро хижины и оценивать тактическую обстановку. Кто бы ни построил эту хижину, и сколько бы времени ни стояла она заброшенной, и как бы она ни выглядела обветшалой, держалась она ещё крепко. Очень крепко.
Наконец, наёмник оказался у окна. Аккуратно выкинув наружу суму, Лари уже начал мысленно прощаться с циновкой. Впрочем, мысли эти тут же пропали. "Обалдуй! Думаешь о циновке, когда тебе задницу свою спасать нужно! И товарища тоже!"
- Давай живее! - Джинни уже была снаружи. Схватившись за старую раму, Лари, изогнувшись, аккуратно перемахнул через подоконник и мягко, пружинисто, приземлился на прибитую дождями к земле осеннюю траву, согнув ноги.
Под аккомпанемент страшного грохота, раздавшегося позади, его приземление показалось бесшумным.
- Так... - Лари отдалился от оконного проёма, глядя в полумрак. И на этот раз размеры паука действительно впечатляли. Туловище его уже куда более напоминало правильный овал. Откуда-то с задницы свисал бесформенный мешок, светившийся тусклым серебром в свете молодого месяца, в котором, подобно гигантским клубням картофеля, угадывались яйца.
И, конечно же, паучище, был куда огромнее, нежели тот, кого ранее прикончили Лари и Джинни.
"Самка" - понял Лари.
Грохоту внутри стало значительно меньше.
- Джинни, - прошептал Лари, - Джинни, ты здесь? Смотри, - Наёмник указал в сторону старого лесного уса, по которому он и пришёл, благо, месяц светил холодным фонарём, и найти его не составило труда, - Примерно через полверсты - тракт на Элл-Тейн. Тихо уходим, там доберёмся до ближайшей деревушки и переночуем... на следующий день доберёмся к Элл-Тейну, - Подтянув суму и осторожно перекинув её через левое плечо, наёмник перехватил баклер поудобнее, убрал меч в ножны, и, доверительно взяв девушку за локоть, прошептал: - Пошли.
Едва зайдя, крадучись, под тёмную сень деревьев, Лари тут же с горечью вспомнил, что плащ и циновка остались там, в хижине, что стала логовом паучихи. "Хорошо хоть, суму с паучьими жвалами и жратвой не забыл..."

+1

25

Черт, ну и грохота же было. Что там творил этот паук? Хижина буквально тряслась от его телодвижений, и Джинни искренне надеялась, что в конце концов дом рухнет и похоронит под собой восьмилапого. Не придется зато драться. Она уже вытащила кинжалы, приготовившись, что с минуты на минуту паук таки доберется до своих жертв, но тут Лари внезапно предложил совершенно иной вариант:
Примерно через полверсты - тракт на Элл-Тейн. Тихо уходим, там доберёмся до ближайшей деревушки и переночуем... на следующий день доберёмся к Элл-Тейну, - с этими словами мужчина подхватил ее под локоть и потащил к лесной чащи.
Джоу даже сообразить толком ничего не успела, уже полностью настроенная на драку. Но спорить не стала, а послушно последовала за наемником. Оказавшись под защитой деревьев, она тихо спросила:
- Ты хоть жвала успел забрать? - кинув взгляд на суму, девушка улыбнулась, - Да, вижу, что забрал. Ну, пошли тогда.
Лари оказался умнее лисы - факт. Мало того, что умудрился забрать поклажу, так еще и битвы избежал, в то время как Джинни уже стояла и точила ножи на этого паука, гневно раздувая ноздри и перестав адекватно соображать. Как будто давно взбучки не было. Глянув на мужчину, девушка снова улыбнулась. Спокоен, сдержан, будто не от гигантского восьмилапого убегал, а от мухи назойливой. Хотя нет, как раз таки муха назойливая сейчас шагала рядом, снова заболтав как ни в чем не бывало:
- Ну, зато прогуляемся по ночному лесу. Надеюсь, больше пауков мы не встретим. Ты как, нормально видишь? Или тебя лучше за руку вести? - хихикнула лисица, но тут же резко замолчала, сообразив, что ляпнула.
Для него она ведь тоже человек! Какое к черту вести за руку, Джинни по идее должна видеть так же плохо в темноте, как и он. Но, слово не воробей, потому Джоу решила переключить тему для разговора, дабы не нарваться на лишние вопросы:
- Ты рассказывал о великом гномьем воине, пока нас не прервали наглым образом, - девушка почти вплотную приблизилась к наемнику, заинтересованно смотря тому в глаза, - Теперь у тебя есть возможность спокойно продолжить.
Как же все таки хорошо было в лесу. Вдохнув свежий ночной воздух, к которому приятно примешивались запахи хвои, лисица зажмурилась от удовольствия. Еле слышно шурша крыльями, над их головами пролетела сова, перья которой словно бы переливались серебром, создавая иллюзию призрака. Услышав шорох на ближайшем из деревьев, девушка кинула взгляд в ту сторону, напрягшись всем телом. Но увидела лишь белку, черную как смоль, и если бы не звериное зрение, Джинни бы даже не заметила ее. Глупая лиса, пугается раньше времени.
Легкий ветерок приятно ласкал кожу и заставлял листья тихо шептаться между собой, будто обсуждая вторгшихся на их территорию незнакомцев. Джоу даже в какой-то момент пожалела, что рядом идет человек, настолько сильно ей захотелось пробежаться по ночному лесу в лисьем облике. На все сто процентов прочувствовать эти чудесные запахи, послушать мельчайшие звуки чащи, создающие дивную мелодию, и может даже поучаствовать в охоте на незадачливого кролика, осмелившегося вылезти из своей норы.
Но нет, лучше все же компания, чем одиночество, хоть и такое многообещающее. Лари своей уверенностью и добродушием заставлял лисицу чувствовать себя спокойнее, и ей нравилось это чувство. Нравилось, что она не одна. Надолго ли затянется их встреча, Джинни не знала и могла предполагать, что они расстанутся сразу же после того, как продадут эти паучьи жвала. Поэтому она наслаждалась каждым моментом, проведенным не в одиночестве. Пусть даже убегающая от паука в чаще леса, зато не так скучно!
- Лари! Ты только вдохни этот чудный воздух! - восторженно сказала девушка, вырвавшись немного вперед и раскинув руки в сторону, - Часто ли удается прогуляться среди такой красоты! Так бы и бродила здесь всю ночь..., - развернувшись к мужчине лицом и тем самым продолжив идти спиной вперед, Джоу весело улыбнулась, смотря ему в глаза, - Когда ты в последний раз вот так просто наслаждался ночной прогулкой, Лари Нартелл? Есть ли в твоих историях место не только битвам и смертям? Расскажи мне, что заставляет тебя улыбаться, стоит лишь это вспомнить!
Джинни не собиралась его задеть такими вопросами. Ей действительно было интересно, есть ли в его жизни приятные, веселые моменты, которые невозможно вспоминать без улыбки на лице, а возможно даже смеясь при этом.

Отредактировано Джинни Джоу (02-12-2016 13:59:08)

0

26

Лари и Джинни вошли под сень ночного леса и, наконец, отпустило напряжение и плохое предчувствие. Паучиха, скорее всего, обустроит здесь гнездо и отобедает убитым сородичем, благо, на тот момент они уже будут далеко отсюда, шагать на Элл-Тейн.
- Ты хоть жвала успел забрать? - спросила девушка.
- Всё своё ношу с собой, - Лари похлопал ладонью по суме.
- Да, вижу, что забрал. Ну, пошли тогда.
Луна била серебристыми лучами через склонившиеся ветви деревьев, проливая белый свет на ус, что вёл к Элл-Тейну. Ус этот, как ни странно, был заросшим не настолько, как остальные - стало быть, лет пять-шесть эта лачуга уже заброшена.
- Ну, зато прогуляемся под ночному лесу. Надеюсь, больше пауков мы не встретим. Ты как, нормально видишь? Или тебя лучше за руку вести? - спросила девушка, хихикнув.
- Да, веди, - шутливо улыбнувшись, ответил Лари, взяв Джинни за маленькую руку, - Слеподырый я, о каждую корягу спотыкаюсь...
Видно-то было как-раз таки хорошо - луна светила ярко и надёжно.
- Ты рассказывал о великом гномьем воине, пока нас не прервали наглым образом. Теперь у тебя есть возможность спокойно продолжить, - Девушка чуть приблизилась к Лари.
Наёмник с улыбкой оглядел ночной лес.
- Веришь, не веришь... но потом расскажу.
Лес всегда принимал разные обличия. С конца весны и до начала осени в нём разливался аромат хвои и благоухание лип и цветов. Лес шуршал, будто бы живой. В самом конце же осени, когда ещё не выпал снег, голые деревья выглядели наоборот, зловеще и одновременно страдальчески, протягивая чёрные, голые свои ветви к фиолетовым облакам, затянувшим небо. Зимой лес вновь выглядел сказочно. Когда на небе было облачно и не так морозно, зимними ночами облака давали всё тот же фиолетовый свет, и свет этот отражался в свежем снегу, укрывшем деревья и крыши домов.
Ночной лес всегда настораживал наёмника - и одновременно с этим расслаблял.
Такие двойственные ощущения могла нагонять только тишина и прохлада ночного леса.
Неповторимая.
- Лари! Ты только вдохни этот чудный воздух! - восторженно произнесла Джинни, выйдя немного вперёд, - Часто ли удаётся прогуляться среди такой красоты! Так бы и бродила здесь всю ночь! - Развернувшись спиной в направлении движения, Джинни шагала спиной вперёд, - Когда ты в последний раз вот так просто наслаждался ночной прогулкой, Лари Нартелл? Есть ли в твоих историях место не только битвам и смертям? Расскажи мне, что заставляет тебя улыбаться, стоит лишь это вспомнить!
Лари тепло улыбнулся.
- Будь у меня вся жизнь сплошь и рядом покрыта битвами и смертями, я бы не был человеком... Меня всегда заставляет улыбаться зима. Здесь же, под Элл-Тейном, есть одно славное место, и иногда я выбираюсь туда.
И ведь по сути дела, хорошо на душе у наёмника было именно сейчас. Тихо, спокойно и безмятежно. Лари даже и не помнил, когда крайний раз испытывал такое чувство. Чувство, от которого сердце билось мерно, спокойно, в приятной неге.
Обычно жизнь наёмника в подобные моменты, когда не было сражений, шла более динамично. Не было времени на хандру и размышления - дела, дела, дела. Дела эти были неразрывно связаны с тем, что Лари стаптывал сапоги по дорогам между городами и весями, и насладиться лесом в полную силу он не мог. Часто он останавливался у красивых, живописных и безмятежных мест, позволяя себе отдохнуть и привести душу и разум в равновесие.
Иногда он задрёмывал у таких мест и по пробуждении ощущал себя напрочь потерянным во времени. Возможно, мимо прошёл не один человек, пробежал не один зверь и не одна птица пролетела над головой.
Но здесь, в этот самый момент, наёмник чувствовал то, чего ему так не хватало.
Умиротворение и... блаженство.
- Я знаю много красивых мест, - сказал Лари, двигаясь на расстоянии шага от счастливо улыбавшейся девушки, - и иногда на меня находят мысли, что надо было идти в художники, а не в наёмники. Если желаешь, я покажу тебе их.
Новый порыв ветра всполошил кроны деревьев, которые протяжно зашуршали.
Лари улыбнулся вновь:
- Кто бы мог подумать...
Кто бы мог подумать, что в кои-то веки Лари станет кому-то действительно по-человечески, сердечно небезразличен?..
Наёмник взял руки Джинни в свои, глядя не перестававшей шагать спиной вперёд девушке в глаза.
- Ты очень красивая... Должно быть, много кто тебе это говорил. Нет. Ты прекрасна.

Отредактировано Лари Нартелл (03-12-2016 22:06:04)

+1

27

- Будь у меня вся жизнь сплошь и рядом покрыта битвами и смертями, я бы не был человеком... Меня всегда заставляет улыбаться зима. Здесь же, под Элл-Тейном, есть одно славное место, и иногда я выбираюсь туда.
- Зима? Зима - это прекрасно, - тепло улыбнулась девушка, - У тебя чудесный вкус, Лари Нартелл.
Что это за место? Ох, Джинни бы хотела попросить сводить ее туда, но почему то не попросила. Боялась отказа? Нет, эта рыжая чертовка ничего не боялась. Просто если для мужчины это место связанно с какими-то конкретными воспоминаниями, он вполне мог не согласиться делиться этим с малознакомой девицей. И Джоу его бы поняла. Поэтому не хотела лишний раз задеть и вызвать напряжение между беседой. Но что говорить, она любила красивые места. Если человек говорит, что знает одно славное место, значит так оно и есть. И даже если это обычная полянка или берег реки, для лисицы это будет все равно чудесным. Она умеет радоваться с другими, даже самым мельчайшим деталям. Джинни в свое время научили брать от жизни все, и с тех пор она следует этому правилу, не пожалев ни разу.
И она тоже любила зиму. Да Джоу в общем-то все времена года любила, умудряясь находить везде красоту и блаженство. Зимой, когда все вокруг засыпало снегом, словно белоснежным одеялом, когда природа буквально сверкала миллионами частичек серебра, Джинни любила выбегать с хохотом на улицу и нырять в снег. Да, холодно, да, мокро, но ей было все равно в такие моменты. Морозный воздух щипал щеки и перехватывал дыхание, на черных ресницах застывали мельчайшие частички льдинок, и именно в такие моменты девушка была счастлива. Как уже было сказано, она умела радоваться, даже незначительным деталям. Именно это делало ее жизнь ярче и веселее, помогая не впадать в хандру по родным, не сгорать от ненависти к тем, кто над ней издевался, а просто жить.
- Я знаю много красивых мест, и иногда на меня находят мысли, что надо было идти в художники, а не в наёмники. Если желаешь, я покажу тебе их.
- Желаю! - радостно улыбнулась девушка, - Очень желаю.
Он все таки предложил. Она будет рада задержаться с этим человеком еще на какое-то время, прежде чем их пути разойдутся. Джинни с удовольствием оттянула бы этот момент, пройдясь с ним по всем, абсолютно по всем его любимым местам, где он любил бывать. Как странно, они знакомы всего пару часов, но девушка будто уже давно знала этого черноволосого мужчину с баклером. Общение между ними было настолько непринужденным и простым, что со стороны могло показаться, будто по лесу гуляют давние друзья, а не малознакомые друг другу люди.
- Кто бы мог подумать...
- Что? Что подумать? - заинтересованно спросила лисица, приподняв бровки.
Неужели он тоже так считал? Что они словно бы уже давно знакомы. Но тут наемник вдруг взял ее руки в свои, пристально посмотрев в глаза девушке и сказал:
- Ты очень красивая... Должно быть, много кто тебе это говорил. Нет. Ты прекрасна.
Джинни опешила с таких слов, внезапно остановившись, от чего Лари буквально врезался в нее. Вдруг такая тесная близость показалась девушке излишней. Знакомы всего ничего, а он уже флиртовать вздумал? Очень смело с его стороны. И если он думает, что Джоу поплывет с этих слов, то сильно заблуждается. Да, ей уже не раз говорили, что она и красива, и прекрасна, и обворожительна, и кучу кучу подобных синонимов. Это было стандартом у мужчин, желающих завлечь девицу в свои сети. Джинни была в какой то мере черствой к такому роду комплиментов. Слова, сплошные слова, благодаря которым так много девок в итоге оказываются в постели. Но слова этого наемника... Лисица конечно могла и ошибаться, но почему-то ни во взгляде, ни в голосе его не услышала скрытых намерений. Скорее всего это и заставило ее опешить. Черт, она что, покраснела? Ну только этого не хватало! Кто бы мог подумать, что девушка настолько отвыкла от простых искренних комплиментов.
- Спасибо..., - неуверенно произнесла она, отодвигаясь от мужчины на расстояние вытянутой руки.
"Возьми себя в руки, глупая девка! Это обычный мужской флирт!".
- Ты тоже ничего, Лари Нартелл, - лукаво улыбнулась Джинни и, подмигнув ему, продолжила путь. Уже не спиной вперед.
"Ты тоже ничего? Черт возьми, Джоу, ну ты даешь! Балда рыжая...", - лисица прикусила губу, замолчав. Похоже, теперь придется наемнику возобновлять разговор. "Или это потому, что у меня мужчины давно не было? Блин да о чем я думаю то вообще!".
Ей хотелось стукнуть себя по голове за такие мысли. Шаг ее ускорился, хотя девушка этого даже не заметила.

Отредактировано Джинни Джоу (03-12-2016 20:07:12)

0

28

Что чувствует человек, которому вот так, внезапно, со всей правдой в глазах и словах говорят такое, Лари по себе не знал. Искренность - вот чего не хватало кабацким девкам. И главным аргументом в их изворотливых попытках затащить наёмника в ближайший закуток и поиметь денег с того, что наёмник поимеет их - это было небритость.
Жёсткая чёрная щетина, которую бритва брала с трудом, и которую Лари уже потерял надежду убрать начисто. Каким уж уродился.
Но так или иначе, Лари на её месте себя представить вполне мог.
- Ты тоже ничего, Лари Нартелл, - хихикнула Джинни и зашагала вперёд, оставив наёмника чуть позади.
Лари тихо засмеялся своему нелепому комплименту и реакции Джинни, догоняя девушку. Рассмеялся просто и коротко.
- Одно из таких мест, о которых я тебе говорил, - не прекращая с улыбкой смотреть вперёд, Лари поравнялся с рыжей, - находится примерно в семидесяти верстах к востоку от Элл-Тейна. Там дорога к Скалистым Горам проходит через ручей, впадающий в реку Фиору. Где-то этот ручей разливается на ширину в шесть-семь сажен, но ближе к Фиоре он становится всё уже и уже. Берег реки идёт под уклон, и между рекой и ближайшим к ней мостом этот ручей идёт порогами. В некоторых местах - настолько узкими, что там можно перепрыгнуть. И особенно эти места красивы зимой.
Эти самые пороги были бы прекрасным местом для жилья какой-нибудь дриады или нимфы, что жили бы в сюжете какой-нибудь старой и мудрой сказки. Из бившихся о камни потоках воды, вздымавших серебряную пену и мелодично шумевших в тишине леса, вырастали покатые, пологие валуны. Из самого леса пороги было не видно - они были надёжно скрыты ветвями ив, в изобилии росших по берегам этого ручья. Собственно, так его местные и прозвали - Ивовый Ручей.
- Правда, знаешь... ни разу не был там ни осенью, ни весной. Только летом и по зиме. Так что... как насчёт прогуляться дотуда, как только честно получим деньги за яд?
Лари не мог и представить, каковы были эти пороги осенью. Только лишь думал он, что эти места так же красивы, как и в иные времена года.
Кстати, насчёт яда Лари почему-то не шибко обольщался. Отчасти - из-за того, что Аланде будет попросту некуда его девать.
"Хотя... нет, есть куда!.."
Непонятно, каким образом, но именно из змеиного и паучьего ядов Аланда лично готовила целебную мазь, что прекрасно остужала ушибы, синяки и ссадины. Неплохие деньги имела она с продаж - местные каменоломни и городские цеха деньги в мешочках ей на прилавок выкладывали за несколько склянок.
Тем временем, наконец, впереди замаячила стена леса, под которой длинной белой линией лежал залитый светом луны тракт.
- Вот. Как выйдем - налево, - указал Лари на дорогу.

Отредактировано Лари Нартелл (03-12-2016 22:07:53)

+1

29

Наемник не растерялся, а как ни в чем не бывало продолжил разговор, нагнав Джинни. Он рассказывал о том месте, где было красиво зимой, по его словам. А девушка слушала и улыбалась, во всю представляя себе эту картину, и уже зажглась желанием побывать там. Неловкая ситуация быстро позабылась.
- Правда, знаешь... ни разу не был там ни осенью, ни весной. Только летом и по зиме. Так что... как насчёт прогуляться дотуда, как только честно получим деньги за яд?
Он все еще хочет показать ей эту красоту, хотя лисица почему-то внутренне уже приуныла, думая, что после такого казуса он врят ли куда-то ее позовет с собой. Но, как видно, ошибалась.
- Я уверена, осенью и весной там так же чудесно, как и в остальные времена года, - мечтательно улыбнулась она, - С удовольствием прогуляюсь с тобой, Лари Нартелл.
Но только не в день полнолуния. Интересно, как этот человек относится к оборотням? Стал бы он так же разбрасываться комплиментами, если бы увидел, как Джоу корчится на земле, глухо рыча и обрастая шерстью? Она в этом сомневалась. Может быть он даже и за меч схватился бы. Джинни привыкла к такой реакции. Да, она неоднократно попадалась на глаза случайным зевакам в момент перекидывания. Беспечность, что тут скажешь. И как правило реакция была всегда одинаковая. Крики, маты, одни убегали, другие хватались за оружие, третьи в обморок падали. Хотя, такой способ очень хорошо помогал от назойливых поклонников. Но Лари не был таковым. Девушка бы не хотела увидеть ужас и отвращение на его лице. На таком доброжелательном, спокойном лице.
- Вот. Как выйдем - налево.
В раздумьях лисица даже не заметила, как они практически добрались до тракта, ведущего в Элл-Тейн. Дорога была словно бы посыпана частичками серебра, настолько ярко луна ее освещала.
- Хорошо, - кивнула она, - Только вот, так как сейчас ночь на дворе, как думаешь, Аланда нас примет? Или лучше заглянуть к ней утром? Да и в моем виде..., - оглядела свою грязную одежду девушка, приуныв, - Мне лучше будет на улице постоять подождать, наверно.
Да, выглядела она далеко не презентабельно. И как еще Лари увидел в ней красоту? Не волосы, а пакли, одежда сплошь в кусках липкой паутины и черных земляных пятнах. Красотка, ничего не скажешь. Или ему нравятся грязные девушки?
Джоу не удержалась от смешка. Сейчас подумает еще, что она ненормальная. Идет, смеется сама с собой, чем не первый признак сумасшествия? Но вот только стоило им приблизиться к тракту, Джинни вдруг резко остановилась, преградив дорогу мужчине вытянутой рукой.
- Лари, ты слышишь? - тихо сказала она, прислушиваясь, - Кто-то идет.
Слух девушки уловил голоса. Много голосов. Им навстречу шла какая-то компания, бурно разговаривающая между собой. Но о чем? Лисица сделала пару шагов вперед, сосредоточено смотря вдаль.
"Выпить... Идиот... Таверна... Убить... Убить?!"
Вскоре стали отчетливо слышны шаги. Принюхавшись, она почувствовала запах железа. Так пахло оружие. И его было много. Неужто разбойники? Даже если и так, на этот раз Джинни будет умнее, не станет лезть в драку. Не в такую ночь. Благо, она с Лари находились в тени деревьев, потому могли оставаться незамеченными. До поры до времени.
Схватив мужчину за руку, она резко потянула его за широкий ствол дерева. Лисица буквально прижала его спиной к коре и поднесла палец к губам, показывая тем самым, чтобы молчал. Компания уже была совсем близко, позволяя без труда услышать их разговоры. Девки, выпивка, золото... Все до банальности скучно, если бы в процессе они бурно не обсуждали недавнее убийство караванщика. Да, интуиция девушки не ошиблась - разбойники. Семь человек, все вооружены. Хоть в Джоу и кипела еле сдерживаемая злость, но она все же не собиралась с ними связываться. За себя она не боялась, но вот подставлять Лари совсем не хотелось. Лисица не знала, на каком уровне развита у него работа с мечом, отрубленные лапы паука не считались. В данном случае народу было намного больше. Ну, ничего, подождем. Ждать она умела.
Стоило компании удалиться на значительное расстояние, Джинни вдруг почувствовала, что все это время была напряжена, словно натянутая струна. А еще поняла, что буквально прижимается к мужчине всем телом, схватившись пальцами за одежду на его груди и чувствуя удары сердца. Она даже не заметила, как долго вот так простояла. Да, давно она так не обнималась. Глянув на него исподлобья, лисица виновато улыбнулась. Впрочем, нет, вины она за собой не чувствовала.
- А ты вкусно пахнешь, Лари Нартелл, - промурлыкала девушка.

0

30

- Хорошо, - ответила Джинни, бросив взгляд на тракт, -  Только вот, так как сейчас ночь на дворе, как думаешь, Аланда нас примет? Или лучше заглянуть к ней утром? Да и в моем виде... мне лучше будет на улице постоять подождать, наверно.
- Плохо ты её знаешь, - покачал головой Лари, - Она очень любит принимать гостей в своём особняке. Там тебе и ванна, и горячее, и ночлег.
Да, подобное гостеприимство у Аланды вошло в привычку. И это, как правило, становилось последним аргументом в пользу того, что вся её доброта бескорыстна и искренна. Стоит ли говорит, что на ночёвку в Элл-Тейне Лари в первую очередь направлялся к ней, где при особо удачном случае встречал пару согильдийцев. При первом же знакомстве Аланда накормила Лари ужином и предоставила койку, всплеснув покрытыми спадавшей с рукавов платья чёрной бахромой руками и воскликнув: "Ну, и куда ты пойдёшь, на ночь-то глядя!? Здесь спи!"
И действительно, на втором этаже, в правом крыле особняка уместились пять небольших, но уютных комнат с койками и тумбочками. Обычно больше пяти постояльцев за раз Аланде принимать и не доводилось.
Из приятных размышлений наёмника вытащили за шкирку слова Джинни. Лари едва не налетел на вытянутую руку девушки, преградившую ему путь.
- Лари, ты слышишь? Кто-то идёт, - сказала Джинни.
Остановившись, Лари до предела напряг слух. Девушка потянула носом воздух, но наёмник на это внимания практически не обратил - приближавшиеся голоса он услышал.
- Теперь слышу, - прошептал наёмник.
Джинни схватила Лари за руку и потащила прочь с дороги, за широкий дубовый ствол, стоявший в трёх саженях, как сойти с уса. Голоса становились всё ближе; девушка прижала наёмника спиной к стволу дерева и поднесла палец к губам.
А голосов было много. Мало - шесть, много - девять рыл направлялось сюда, приближаясь с каждым мгновением. Мало-помалу Лари начинал различать, о чём они говорили - кто-то хвастался, что кружку водки за раз в себя опрокинул, кто-то очень активно тосковал по "той бабе, которую недавно в подворотне зажал". Ещё два забились друг с другом по прибытии на стоянку перекинуться в кости.
Наёмник аккуратно снял с ременной петли метательный нож. Конечно, наверняка их не заметят - осенняя ночь чернее воронова крыла. Будь это организованная засада, нож бы сразу полетел в спину направляющему или замыкающему вереницу из семи вооружённых людей, прошедших мимо них по тропе в сторону... дома, где только что начал обустраивать своё логово гигантский паук.
"Ох, ребята, вам скоро будет весело..." - подумал наёмник, провожая семерых взглядом.
Отряд проследовал мимо, не заметив обоих, и всё, что оставалось - подождать. пока пройдут ещё сажен сто. А дальше - зависело от того, насколько неожиданным для них будет нахождение паука в лачугк.
Рилдир тебя спали!.. Только сейчас до Лари допетрила одна простая и страшная мысль - останься он в той лачуге на ночь, наверняка бы они его нашли и в лучшем случае обобрали бы под последнего медяка и вышибли на ночную улицу. В худшем же - попросту перерезали бы глотку спящему.
Джинни прижалась к нему крепче, и наёмник мог чувствовать, как бьётся её маленькое сердечко. На грудь, ближе к шее наёмника, легла её рука. Прижавшись  к нему всем телом, девушка казалась напуганной и так и просившейся в объятия. Сердце забилось чуть быстрее.
- А ты вкусно пахнешь, Лари Нартелл, - ласково молвила Джинни.
Наёмник глянул на девушку сверху вниз. Она была заметно ниже его, что уже само по себе создавало деликатную ситуацию. Деликатную ситуацию прямо посреди опасности.
- Ты тоже, - даже не осознав, что сказал, ответил Лари.
Рассудок наёмника потух начисто, когда Лари совершенно внезапно для себя самого мягко положил руку Джинни на нежную щёку, ласково проведя по ней ладонью; через мгновение, не в силах сдержать чувства, возникшего от будоражащего всё его естество прикосновения к бархатной коже девушки, истово, со сдержанной страстью и лаской, сблизился с ней лицом к лицу, почти вплотную. Сперва осторожно коснувшись губами её губ, Лари почувствовал, как внутренний барьер рухнул окончательно, и, коснувшись ладонью другой руки белоснежной шеи под ухом девушки, окончательно, напрочь сомкнул свои губы с губами рыжей в чувственном поцелуе.

Отредактировано Лари Нартелл (04-12-2016 23:31:12)

+1

31

Она предполагала, что такое может произойти. Но все равно опешила. Снова. Рука мужчины нежно коснулась ее щеки, а Джинни стояла истуканом и бегала глазами по его лицу. И все же чаще возвращалась взглядом к губам. Да, Лари выбрал самый лучший момент для проявления чувств, тут ничего не скажешь. Да и она сама хороша, прижалась к нему аки девица на сеновале. Но останавливать мужчину лисица не хотела.
Джоу буквально ощущала, как сердце ее выбивает новый ритм, ощутимо стукаясь о грудную клетку, а дыхание становится отрывистым. Это нормальная реакция на предстоящий поцелуй, уверяла она себя, так всегда и происходит. Но каждый раз была не готова. Их лица сблизились почти вплотную, а девушка все не могла пошевелиться. Словно ждала, когда он сделает первый шаг. И он сделал.
Почувствовав его губы на своих, Джинни наконец закрыла глаза, которыми все это время бегала куда-только можно, и сильнее вцепилась тонкими пальцами в одежду наемника где-то в районе груди. Нежный, но в то же время настойчивый поцелуй вызвали в девушке гамму эмоций, а в горле родился еле слышный стон. Хотя этого Джоу даже не заметила, прильнув к мужчине насколько было возможно. Сколько они так простояли? Кажется, она немного потеряла счет времени, растворившись в этих мягких, чувственных мужских губах. И даже не ощущала его жесткой щетины на своей коже, настолько аккуратно он действовал. Руки девушки потянулись к его шее, а затем к черным, цвета вороного крыла волосам, стремясь зарыться в них пальцами. Но вдруг резко замерли.
Нет, пора заканчивать. Джинни не знала, зачем, но так было нужно. Не то место, не то время... Или то? Эмоции забили ей всю голову, не позволяя трезво мыслить. Глупая лиса, всего пару минут назад осуждала мужчин за банальные комплименты, благодаря которым многие девки оказываются в их постели, а сама даже и секунды не сопротивлялась поцелую. Ее давно вот так не целовали.
Собравшись с силами, девушка легонько прикусила губу наемника, давая понять, что на этом пора заканчивать, и уперлась ладонями в его грудь, отстраняясь. Щеки пылали, как у невинной девицы, сердце все не могло прийти в норму, а на губах расплылась какая-то глуповатая улыбка.
- Нам пора идти, - мягко сказала Джинни, отступая от Лари на пару шагов и зачем-то приглаживая волосы на голове.
"Приди в себя, бестолочь. Убери эту дурацкую улыбку! Можно подумать, первый раз целуешься!"
Она не знала, что еще можно сказать. События развивались слишком быстро, хотя знакомы они были всего ничего. Да по идее, они никто друг другу. Но ох уж эти губы! Неужели нельзя позволить себе хотя бы на пару минут расслабиться в объятиях мужчины? В конце то концов, не облапал же он ее, как похотливый бугай. Напротив, был нежен, словно боялся спугнуть. Но во взгляде лисицы не было страха, нет. В глазах ее загорелся лукавый огонек.
- Мы рискуем не дойти до города с такими остановками, - весело улыбнулась девушка, подмигнув наемнику, - Так что давай, вперед.

+1

32

Да, это было внезапно. Ещё за несколько мгновений до того, как их уста слились в поцелуе, Лари чувствовал, что сердце её забилось быстрее. Дальше - лишь наполненная шумящей в голове кровью тишина в черной завесе закрытых глаз и тёплые, влажные её губы.
Она ответила, еле слышно цедя сквозь занятые губы стон, и наёмник чувствовал, как от этого стона сладко гудели его губы. Лари почувствовал пробирающее до костей прикосновение нежных рук Джинни к его шее, медленно, будто крадучись, шедшее наверх, к его чёрным локонам.
Лари давно никого не целовал. Даже забыл - когда.
Лёгкий укус в нижнюю губу вывел Лари из блаженного оцепенения, плавно переходящего в сладкий паралич. Наёмник успел поразиться тому, насколько чутким стало его естество, что без слов и намёков - да даже больше, по одним только прикосновениям! - понимал, что ему хотят сказать.
- Нам пора идти, - Девушка отступила на два шага и поправила на себе волосы.
Лари мягко улыбался, дурак дураком. Что греха таить, и раньше он это испытывал. Чувство, когда не чувствуешь ног, сердце разгоняет кровь до мурашек, штормовыми волнами проходящих по спине. От них не страшно - только лишь сладко и блаженно. Рассудок глохнет начисто, уступая место страсти и нежности.
Сколько бы стычек и сражений ни прошёл Лари, сколько бы раз ни был близок к гибели, а это чутьё, этот личный ритм, это ощущение, бившееся в этом самом ритме, из него вытравлено не было. Шишак тот же кабацких шлюх всегда брал нахрапом, при этом используя свой неповторимый, грубоватый шарм, против которого даже самая неприкасаемая куртизанка была не в силах устоять и с лёгкой, деликатной, при этом голодной и выжидающей улыбкой отдавалась ему.
И то самое чувство было неповторимо каждый раз. Каждый момент таких ощущений был Лари знаком - и в то же время нов.
- Да, согласен, - Лари лёгким рывком вперёд оторвался от дубового ствола, к которому он, целуя Джинни, прислонился всей спиной.
- Мы рискуем не дойти до города с такими остановками, - улыбнулась девушка, - Так что давай, вперёд.
Лари взял девушку за руку и, выведя её на дорогу, спросил:
- Стало быть, будем идти к городу до утра? Идея здравая.
Лари и Джинни вместе зашагали по дороге на восток, в сторону Элл-Тейна. Шагать до него действительно было ещё далеко. Оставалось надеяться, что если Лари не успеет к грядущему отчёту и последующему допросу Сена, тот не станет уделять так много внимания столь неважной персоне, которая, мало того, что никак себя не проявила в бою с вампирами, так ещё - о, ужас! - не обременена познаниями в магии. Даже будь Лари в тот момент с серебром, толку от него было бы меньше.
А в том, что Хааген и Анна будут ключевыми фигурами при отчёте, Лари не сомневался ни на мгновение. Уж они оба сделали куда больше, чем наёмник.
- Теперь в моём списке любимых мной мест появилось ещё одно, - безмятежно молвил Лари, глядя вперёд, - Примерно день пути на восток-северо-восток от Элл-Тейна. На этом старом усе я встретил человека, которого не хочу терять.

+1

33

Ни у одной лисицы на лице красовалась забавная улыбка. Мужчина выглядел точно так же. Будто сам давно вот так не обнимал девушку. Хотя, кто знает? В любом случае, Джинни в какой-то мере льстило, что мужчина сейчас улыбался, как довольный кот.
Она сильнее сжала его руку, словно желая дать понять, что все хорошо. Нет, все прекрасно.
- Стало быть, будем идти к городу до утра? Идея здравая.
- Если нам посчастливится найти более удачное место для ночлега, можем там отдохнуть, - тепло улыбнулась Джоу.
Хотя сама она была готова топать прямиком до города, без ночевок. Девушка не могла представить, как отреагирует наемник на ее ночные кошмары. Скорее всего, она отпугнет его этим. Это многих отпугивает. К тому же, лисица боялась, что крики привлекут посторонних. Лес - дело такое, никогда не знаешь, кто из него выйдет через минуту.
Но, если они все таки найдут удачное место для стоянки, она не будет возражать. Если не ей, то мужчине однозначно требовался отдых. Джинни привыкла не высыпаться, не спать по несколько дней ради того, чтобы в один прекрасный момент рухнуть и просопеть до утра без сновидений. Но что насчет Лари? Хоть выглядел он довольно выносливым, но так ли это на самом деле? Джоу не собиралась рисковать его самочувствием.
Она не спеша шли по дороге, ведущей в Элл-Тейн, а лисица все не могла налюбоваться ночной природой, словно видела ее первый раз. Возможно, это потому, что в ней сейчас играла романтика. Но почему бы нет? Это чувство только ярче окрашивало пространство вокруг. Безоблачная ночь, прохладный воздух, шелест листьев деревьев, ласкающих слух. В какой-то момент Джинни теснее прижалась к наемнику, счастливо улыбаясь. Да, в такие моменты она была счастлива. Спокойно, хорошо, тихо, тепло. Но улыбка ее слегка потухла, когда мужчина вдруг заговорил:
- Теперь в моём списке любимых мной мест появилось ещё одно. Примерно день пути на восток-северо-восток от Элл-Тейна. На этом старом усе я встретил человека, которого не хочу терять.
"Не человека, Лари. Не человека."
Она не знала, когда их пути разойдутся. Не знала, что будет через день, неделю. Единственное, чего она не хотела - увидеть на его лице то выражение, какое давно привыкла видеть. Ужас, отвращение. Если они задержатся вместе на продолжительное время, он может начать задавать вопросы. И первый, скорее всего, будет звучать: "Где ты пропадаешь в полнолуние".
На сердце заскребли кошки. Оставалось думать, что пути их разойдутся до выяснения правды. А как иначе?
- Что ж, мне приятно слышать, что это место у тебя будет ассоциироваться со мной, - хихикнула рыжая, а затем добавила уже более серьезно, - Ты... когда-нибудь встречал людей, не похожих на тебя? Умеющих делать что-то... иное, не свойственное обычному человеку, - "Исправляйся Джинни, живо исправляйся!" - Вампиров, например!
"Балда ушастая."

0

34

Ночь безмятежно раскинула чёрный свой полог над землёй, от края до края. Маленькими блестящими точками высыпали звёзды. Над окрестностями Элл-Тейна, везде, царствовала чёрная, безмятежная ночь. При долгом взгляде на звёзды Лари казалось, что там, на небосводе, еле слышно, слегка громоздко, но мелодично, тянет одну ноту на низкой октаве хор сотен голосов. "Ммммммм"... И стоило ему взглянуть вниз - хор тут же умолкал, а деревья в ночной тьме отзывались шумом под продолжительным потоком ветра.
- Если нам посчастливится найти более удачное место для ночлега, то там можем отдохнуть, - хихикнула Джинни, прижимаясь к наёмнику крепче.
Лари улыбнулся, глядя вперёд, но чуть склонив голову к Джинни.
Раньше он и представить не мог, что станет кому-то по настоящему интересен. Не думал он об этом и в моменты, когда мчался в атаку возле гномьего тоннеля с одной лишь целью - погибнуть. Не думал он об этом, когда, наконец, вздохнул спокойно, переправившись вместе с уцелевшими наёмниками через Мелайсу. Тогда остатки отряда мало чем отличались от обычных оборванных разбойников, и по торным путям бойцы шагали, построившись в колонну по два. И, в конце концов, не думал он об этом в моменты, когда спокойно засыпал на постоялых дворах.
- Что же, мне приятно слышать, что это место у тебя будет ассоциироваться со мной, - вновь хихикнула Джинни, но тут же добавила с куда более серьёзным настроем: - Ты... когда-нибудь встречал людей, не похожих на тебя? Умеющих делать что-то... иное, не свойственное обычному человеку?.. Вампиров, например!
"К чему это она, интересно?.."
- Несколько дней назад встретил, - тихонько хохотнул Лари, - Мне иной раз вообще везёт на этих людей.
"Что-то не так, или это просто любопытство?.." С одной стороны, казалось наёмнику, что не просто так Джинни завела этот разговор. С другой же - Лари ничего не видел против того, чтобы рассказать. В конце концов, хвастаться не входило в его привычку, равно как и что-то укрывать.
Однако, о своём членстве в "Сентерис" Лари предпочёл лишний раз не заикаться
- Это было в окрестностях рыбацкого посёлка Аменд, - начал рассказывать Лари, - Мы охотились на двоих вампиров, которые совершили жестокие убийства в одной из таверн. Одного... одну, если быть точнее, из них опалил магией мой... мой товарищ, если так можно назвать старого волшебника. Почтенный Хааген... расскажу тебе потом про него. Подельник её выстрелил в нас из лука, но растворился в воздухе. Исчез, иначе и не объяснить. Ты знаешь, иной раз нельзя точно предположить, что именно скрывается за тем или иным человеком. Я встречал людей, что в одно мгновение принимали обличье дракона, но что странно - меня это не удивляло. Потому, что для меня они, в первую очередь, оставались людьми. Людьми, у которых своя жизнь... сложная жизнь.
Лари замолчал и вгляделся чуть поодаль, где дорогу заливал свет молодого месяца.
- О, а вот это место я узнаю. Иногда останавливаюсь здесь. Там будет большое пастбище, за пастбищем - деревушка. На окраине пастбища, ближе к деревушке, сеновал есть. Раза три в своей жизни я точно там останавливался. Его не запирают... - Лари чуть крепче сжал руку девушки, - Пойдём, там и остановимся.

Отредактировано Лари Нартелл (07-12-2016 17:18:17)

+1

35

Походу, наемник ничего не заподозрил. Глупая лиса, слишком резко перешла на другую тему, связанную непосредственно с ней! Однако, когда Лари как ни в чем не бывало начал рассказывать свою историю стычки с вампиром, девушка тихонько выдохнула. Плохой она привела пример, ведь вампиры по природе своей жестоки, поэтому как правило относиться к ним нейтрально просто невозможно. В отличие от тех же оборотней. Нет, есть конечно и среди них индивиды, не уступающие в жестокости самим демонам. В этом то и заключалась проблема. Но чаще всего люди начинали гонять ее сородичей только из-за того, что они по природе своей были такими рождены.
Вот только мужчина вдруг сказал то, что заставило лисицу удивленно уставиться на него во все глаза, не веря своим ушам.
- Я встречал людей, что в одно мгновение принимали обличье дракона, но что странно - меня это не удивляло. Потому, что для меня они, в первую очередь, оставались людьми. Людьми, у которых своя жизнь... сложная жизнь.
Нет, не слова про дракона ее удивили. Совсем не они. Сам факт того, что он отнесся к этому нормально - вот, что заставило девушку заулыбаться пуще прежнего. Рухнувшая ранее надежда вновь дала маленькие ростки. Может, они задержатся вместе на более продолжительный срок? Джоу не хотела заранее надумывать, но ничего не могла с собой поделать. На свете немного людей, готовых принять ее такую, какая она есть. Из-за этого лисица часто цеплялась за таких вот, немногочисленных. Адекватных. Не бросающих в нее все, что только можно, с криками "чудовище".
- Знаешь, я рада, что ты такого мнения. В тебе нет инстинктивной агрессии к тем, кто не соответствует человеческим стандартам. Это чертовски приятно знать, - искренне улыбнулась девушка, посмотрев ему в глаза, - Ну, не считая, конечно, вампиров. Я с трудом могу представить себе доброго вампира, не пьющего человеческую кровь. Хотя... кто знает? - засмеялась она, покачав головой.
Они некоторое время шли молча, пока Лари вдруг не начал пристально вглядываться вдаль.
- О, а вот это место я узнаю. Иногда останавливаюсь здесь. Там будет большое пастбище, за пастбищем - деревушка. На окраине пастбища, ближе к деревушке, сеновал есть. Раза три в своей жизни я точно там останавливался. Его не запирают... - Джинни почувствовала, что мужчина сильнее сжал ее руку, - Пойдём, там и остановимся.
- Ну, твоему выбору я доверяю, не считая лачуги с пауком, так что вперед, - хмыкнула она, следуя за наемником.

Лари не ошибся. Действительно, вскоре за стеной деревьев показалось обширное пастбище, за которым виднелись небольшие деревянные домики. Стояла приятная тишина, не считая шелеста листьев деревьев от дуновения ветра, да шороха осенней травы под ногами. Закрыв на мгновение глаза, Джинни втянула носом воздух, блаженно улыбаясь.
- Где бы ты предпочел жить, в такой вот деревне или в большом городе? - вдруг спросила лисица.

Отредактировано Джинни Джоу (08-12-2016 16:29:39)

0

36

Лари и Джинни свернули с дороги, которая шла аккурат по краю пастбища с одной стороны и молодым лесом - с другой. Дальше, сажен через двадцать, она вновь пропадала в ночной тьме, чтобы ещё сажен через сто выйти к указателю и первым крестьянским дворам деревушки.
Через залитый лунным светом луг они шли в полной тишине, которую всё также изредка нарушали порывы ночного осеннего ветра. Холод осеннего луга ощущался через сапоги, от чего создавалось впечатление, что обувь и портянки промокли начисто.
Небольшой сарай, располагавшийся на ближней к деревне окраине пастбища, по-прежнему не был заперт. Впрочем, было бы что тащить оттуда - сено разве что
- Где бы ты предпочёл жить, в такой вот деревне или в большом городе? - спросила Джинни.
- Мммм, в небольшом городе, - после совсем недолгой заминки выдал Лари, -  В городах - шумно, в деревнях - бедно. Предпочту золотую середину.
Подойдя к двери, наёмник потянул её на себя. Ночную тишину рассёк тихий, тугой скрип. В дверном проёме в кромешной темноте угадывались огромные кучи сена, самая большая из которых была под потолок. В нос ударил затхлый, приятный запах сушёной травы. В одном из углов поблескивало лезвие - кто-то из крестьян приставил старую косу.
- Сена наготовили много, - задумчиво прокомментировал наёмник, - Знать бы, насколько холодной будет грядущая зима...
Войдя в сарай, Лари несколько мгновений оглядывал сеновал, пока, наконец, не приметил выступ - если это можно было так назвать - на котором будет спать мягко, и на котором хватит места им обоим.
Пробравшись к необходимому месту, Лари растянулся на сене, чувствуя под собой, как мягко принимает оно его на себя. Летними ночами сено, ещё недавно скошенное, зачастую бывало ещё свежим, отчего спать было не только мягко, но и значительно теплее. Глянув вверх, Лари увидел, как сквозь щели в крыше на стены проливался лунный свет и смотрели маленькие глазки звёзд.
- Ложись, - пригласил Лари девушку рядом с собой и лениво закинул руки за голову, с лёгким блаженством глядя в щели в потолке, - Знаешь, я всегда хотел... чего-то... вряд ли возможного. Оставаться наёмником, постоянно кочевать - и иметь при этом собственную крышу над головой. Так вот, чтобы деньги всегда были в достатке, чтобы дом был крепким и уютным, и чтобы при том делом заниматься прежним.

Отредактировано Лари Нартелл (08-12-2016 17:09:08)

+1

37

- Мммм, в небольшом городе. В городах - шумно, в деревнях - бедно. Предпочту золотую середину.
- Что ж, солидарна, - улыбнулась Джинни, кивая.
Они довольно скоро дошли до того самого сарая, о котором говорил мужчина. Старенькое, с плоской крышей ветхое сооружение пропускало через себя ветер, из-за чего отчетливо слышался звук завывания через многочисленные щели. Джинни осталась стоять чуть поодаль, пока наемник открывал скрипучую дверь, а после скрылся внутри. Оглядевшись по сторонам, девушка пошла следом.
- А тут миленько..., - протянула она, рассматривая наваленные на пол кучи сена.
Нос лисицы улавливал приятный запах скошенной, сушеной травы, перебивая все остальные. Джоу молча наблюдала за мужчиной, ищущим наиболее удобное место для лежанки, а у самой в голове крутилась навязчивое желание. Давненько она не бывала на сеновале, ох как давненько...
- Ложись, - пригласил наконец таки Лари, разваливаясь на куче сена.
Ну, Джинни дважды повторять не надо. Взяв разгон, она с громким возгласом нырнула в стог, разбрасывая сушеную траву во все стороны. Отплювавшись, лисица рассмеялась и начала укладываться.
- Любопытная мечта у тебя, Лари Нартелл. Ты знаешь наемников, которые при своей профессии всегда имели достаток и крышу над головой? Мне такие не попадались, - хмыкнула девушка, продолжая шебуршать в сене, - Разве что в королевскую стражу пойти. Но по миру уже так просто не походишь, согласись. Да и плюс, куда нам, обычным холопам в такие стражи.
Сама Джоу на этот счет не задумывалась. Она привыкла скитаться по миру без копейки в кармане, подрабатывая где придется. Как же она сможет спокойно обосноваться в каком-нибудь городишке, зная, что ее родные неизвестно где, а обидчики спокойно гуляют на свободе? И возможно мучают очередную жертву, может даже кого-то из ее семьи. Джинни усиленно старалась отгонять от себя эти мысли. Не здесь, не сейчас. У нее еще будет время погрустить, но не в такую ночь.
- Почему ты даже не хочешь попытаться заняться чем-то другим, кроме наемной работы? Кузнец, например... Как тебе? Или алхимик! - воодушевленно перечисляла девушка, все пытаясь устроиться поудобнее.

0

38

Джинни с разбегу плюхнулась точнёхонько в место рядом с наёмником, зашуршала сеном, пытаясь устроиться поудобнее. Лари добродушно улыбнулся, наблюдая за манипуляциями с сеном - ни дать ни взять, гнездо себе вьёт, птица перелётная.
- Любопытная у тебя мечта, Лари Нартелл, - между делом щебетала Джинни, Ты знаешь наемников, которые при своей профессии всегда имели достаток и крышу над головой? Мне такие не попадались. Разве что в королевскую стражу пойти. Но по миру уже так просто не походишь, согласись. Да и плюс, куда нам, обычным холопам в такие стражи
- Таких людей я встречал, - ответил Лари, - Всё-таки наёмники - не обязательно сплошь как один, бродячие оборванцы. Встречал я и вполне порядочных, хорошо одетых, ухоженных людей. Но были они вовсе не дворянами и не меценатами. Это тоже были наёмники. Они не бродят из города в город, у них богатый сюзерен, которому они исправно служат. Мой товарищ, Шишак, как раз из этих. Год я его не видел, как вернулись с ним и ещё группой товарищей из Скалистых Гор два с лишним года назад, год назад встретил... о, тебе нужно для начала рассказать, что это был за человек!
Лари лениво потянулся на сене, подавил пробивавшийся зевок.
- До того момента, как я его встретил - борода растрёпанная, доспех самодельный - просто куски кожи на бригантину себе нашил, так и ходит. Одежда грубая... А во время встречи - чистый, ванну принимает ежедневно, лысина блестит, бороду свою чистую гребешком причёсывает, доспех добротный, на варёной коже пластинами железными отливает на солнышке... Характером, правда, не изменился, сварлив, зубоскалит вечно, и пьёт как моряк. Доспех снимет - а там, под бригатиной, нательная рубаха из шёлка. Кошелёк набит до отказа. Служит он в наёмной гвардии у одного рузьянского мецената... он их балует.
- Почему ты даже не хочешь попытаться заняться чем-то другим, кроме наемной работы? Кузнец, например... Как тебе? Или алхимик! - спросила Джинни.
Лари крепко задумался.
- Всегда, в любом деле нужны знания. Опыт постепенно придёт... а вот знания ещё усвоить нужно. Мой батюшка был мастером-стрельником. У него я научился вырезать и гнуть луки и сколачивать арбалеты, чинить их... точить стрелы. Алхимиком я точно не буду - дай мне каких-нибудь смесей и котелок, я, скорее, сеновал спалю зелёным огнём, нежели что-то путнее сварю, - улыбнулся Лари, - Если как-нибудь устану бродяжничать - осяду где-нибудь, займусь ремеслом стрельника. Но пока чую, что уставать мне рано.

+1

39

Более менее устроившись на стоге сена, Джинни повернулась лицом к мужчине, подперев голову рукой и слушая того.
- А почему ты не устроишься в такую же наемную гвардию? - спросила девушка, приподняв бровку.
Может она чего-то не понимала, но если этот некий Шишак является ему товарищем, то вполне мог замолвить за Лари словечко, тем самым помогая устроиться ему работать туда же. Хотя, если мужчина хочет продолжать скитаться по миру, то это становится в какой-то мере проблемой. Тут уш либо перебороть свои желания и иметь достойную прибыль и крышу над головой, либо продолжать бродяжничать, как сама лисица. Ни дома, ни денег, ни опоры под ногами. Ее то это устраивало, а вот Лари... Он противоречил сам себе. Хочет жить в достатке, но при этом скитаться по миру и не быть никому должен. Хотя, может она чего то не понимает?
- Алхимиком я точно не буду - дай мне каких-нибудь смесей и котелок, я, скорее, сеновал спалю зелёным огнём, нежели что-то путнее сварю, - улыбнулся Лари, - Если как-нибудь устану бродяжничать - осяду где-нибудь, займусь ремеслом стрельника. Но пока чую, что уставать мне рано.
- Да, ты прав, алхимик из тебя никакой, - рассмеялась лисица, - Но в плане знаний не соглашусь. Не думаю, что ты настолько глуп, чтобы не суметь усвоить их. Теория - это самое легкое, Лари Нартелл. Намного сложнее усвоить практику. Ты можешь щеголять своими знаниями направо и налево, но кто ты такой, если не сможешь доказать это наглядно? Правило из учебника можно понять и выучить за пять минут, но попробуй-ка так же быстро усвоить его в жизни, не получив при этом шишек. Нет, Лари, набраться опыта - намного тяжелее, - покачала головой Джинни, мягко улыбаясь, - И возвращаясь к ремеслу стрельника... Когда ты решишь, что пора заканчивать с наемной работой и осесть? Сколько тебе сей..., - и резко осеклась, уставившись в сторону двери.
Так как в дверном проеме красовалась собачья морда. Огромная морда, впившаяся глазами в лисицу и оскалившая ряд острых зубов. Джоу замерла, не в силах отвести взгляд от пса и тем самым давая ему повод для вызова. Как он здесь оказался? Как девушка не учуяла запах псины? Ах да, его перебил запах сена. А собака тем временем уже пробралась в сарай, угрожающе зарычав и вздыбив шерсть. Запах лисы пробуждал в псе первобытные инстинкты охотника, а сама девушка тем временем мелко задрожала всем телом, не способная даже двинуться. То ли от страха, то ли от злобы. Зрачки расширились до предела, а сердце загромыхало в груди с удвоенной мощью. Собака застала ее врасплох, не позволяя собраться с мыслями... и с силами. Мозг не позволял соображать адекватно, из-за чего Джинни не могла понять, насколько огромен пес. Перед глазами стояла ощерившаяся пасть этого животного, а в голове звенел крик. Дикий, полный ужаса крик.
- Лари..., - слабо прохрипела рыжая, пытаясь понять, где наемник.
Ей казалось, что в этом сарае остались только она и эта собака. Собака, которая сочла хрип лисицы за сигнал к нападению.
Не придумав ничего умнее, девушка зажмурилась и схватила рукоять кинжала.

Отредактировано Джинни Джоу (10-12-2016 18:20:00)

0

40

Джинни явно была другого мнения по этому поводу.
- Ну, стало быть, тебе сложнее было набраться опыта, чем усвоить знания, - пожал плечами наёмник, - Потому как батюшка начал учить меня, когда мне было... то ли двенадцать, то ли тринадцать. А свой первый настоящий лук я сделал в пятнадцать лет. Через неделю - второй. Продал его за неплохие деньги. Шишки будут, спору нет. Но главное - не останавливаться.
Джинни явно потянуло на разговоры аккурато в тот самый момент, когда Лари уже собирался было уснуть. Если не уснуть - то попросту посумерничать, пока не сморит до сна
- И, возвращаясь к ремеслу стрельника... Когда ты решишь, что пора заканчивать с наемной работой и осесть? Сколько тебе сей..
Лари собрался было ответить, но сам не сразу понял, что девушка замолкла на полуслове. Не сразу он и обнаружил, что дверь сарая открыта, а на пороге стояла, яростно рыча и оскалив зубы, большая дворняга.
"Какого хрена?.."
Джинни будто была парализована яростным, кровожадным взглядом собаки. Лари знакомо было это чувство - приподнятые верхние губы, прижатые в голове уши, опущенный хвост... и нечто такое в глазах, что заставляет тебя замереть, резко роняет душу в пятки и парализует начисто, а движения становятся медленными и робкими.
И хорошо, если псу от дурного настроения погавкать вздумалось. А здесь ведь псина всерьёз нацелилась на Джинни, намереваясь загрызть девушку. "Бешеная она, что-ли, я не пойму никак..."
Так или иначе, действовать нужно было быстро. На Лари пёс внимания толком не обратил, но и на девушку вечно таращиться кровожадными глазами явно не собирался.
- Лари... - прохрипела девушка.
Будто распрямилась тетива арбалета, вышвырнув болт в заданном направлении, пёс рванулся на кучу сена и атаковал Джинни. Действовать нужно было быстро; вскочив на ноги, Лари, прошуршав по сену, собрался было запрыгнуть псу на спину, но оступился и едва не рухнул. Впрочем, на ногах он удержался, и теперь находился рядом с псом, карабкавшимся по сену к зажмуренной, сжавшейся в комочек девушке.
Имел Лари определённые знания - Харс не зря давал ему совет, как драться с псом без оружия. Начальник предусмотрел все цели - отпугнуть, поколотить, убить...
Обеими руками наёмник сгрёб пса за яростно загнутые назад уши и с силой крутанул, одновременно оттягивая его голову от Джинни. Действенный способ, превращающий любого разъярённого волкодава в загнанного в угол шакала, трусливо верещащего и поджавшего хвост.
Пёс огласил сарай оглушительным визжащим воем и забился по сену от боли. Как-то Харс говаривал, что такое действие - больнее, чем мужчине удар ного промеж ног.
- Сдриснул отсюда! - рявкнул наёмник, отшвыривая пса в сторону входа; сам же он быстро подхватил Джинни под руки и поднял, развернувшись обратно лицом к псу и уводя девушку за себя и чуть в сторону. Если пёс набросится - можно будет уйти с линии атаки, не подставив Джинни. Зубы сами собой сжались, лицо наёмника перекосил гнев. Необходимо было отогнать пса прочь, и Лари надеялся, что это получится без лишнего насилия.
На волкодава он явно не был похож, но размеры его были внушительны.
- Джинни... осторожно, дай мой баклер... - процедил наёмник.

Отредактировано Лари Нартелл (12-12-2016 13:38:15)

+1

41

Сколько прошло времени? Минут десять, пятнадцать? Нет, всего лишь доля секунды. Девушка боялась открыть глаза, ожидая что вот сейчас, еще чуть чуть и пес вцепится в глотку. Ей было стыдно, но ничего поделать с собой лисица не могла. Рука крепко сжимала рукоять кинжала, но острие его не было нацелено на зверя. Джоу этого даже не поняла. Сжавшаяся в комок, словно загнанная в угол мышь, она боялась вдохнуть.
Но время шло, а пес так и не напал. Сквозь звон в ушах Джинни услышала резкое движение сбоку от нее, а когда все таки набралась смелости приоткрыть один глаз, шарахнулась назад. Буквально в нескольких сантиметров от ее лица находилась здоровенная пасть собаки, уже было готовая загрызть лисицу. А позади собаки находился наемник, схватив ту за уши и оттаскивая от девушки. На весь сарай разнесся душераздирающий визг, после чего пса отшвырнули к выходу, а саму Джоу подхватили под руки. Ноги были ватными, а мозг по прежнему отказывался соображать. Девушка будто пребывала где-то за пределами реальности, не в состоянии трезво оценить ситуацию. Стыдно, как же ей было стыдно за свою слабость! Девчонка, не испугавшаяся гигантского паука, сейчас пребывала в шоке от какой-то собаки. Смешно и грустно одновременно.
- Джинни, осторожно... Дай мой баклер...
- Что... - она часто заморгала, пытаясь понять, что от нее требуется.
Мужчина закрывал ее собой, готовый в любой момент сцепиться с псом, а лисица стояла столбом. Мышцы будто окаменели.
"Джоу, возьми себя в руки! Давай же, ну! Идиотка!"
Тряхнув головой, она стала озираться в поисках баклера, но, в какой-то момент бросив взгляд в сторону пса, замерла. Он не нападет, подумала девушка. В глазах зверя отражалась жажда крови в вперемешку со страхом перед новой болью. И последнее в данный момент преобладало над первым. Да, это не человек, который может отключить чувство самосохранения, а всего лишь животное, живущее инстинктами. И инстинкты этого пса твердили ему, что не стоит связываться с таким противником, иначе снова будет больно.
Взяв баклер, Джинни аккуратно протянула его наемнику, стараясь не встречаться взглядом с собакой. Иначе снова одеревенеет, а это сейчас никак не поможет. Но догадки лисицы оказались верными, так как зверюга, все так же скалясь и глухо рыча, начала пятиться к выходу из сарая. Под конец вообще заскулила, тявкнула и выскочила за дверь, оставив мужчину и девушку снова одних.
Стоило псу скрыться, ноги Джинни отказались слушаться и она тут же осела на пол, шумно выдохнув. Она и не заметила, что все это время задерживала дыхание. Подтянув колени к груди, лисица посмотрела на свои руки, которые дрожали, как у последнего пьянчуги, и грустно улыбнулась.
- Лари, у тебя водка еще осталась? - голос плохо слушался, из-за чего больше походил на полушепот. В ушах до сих пор стоял звон.

0

42

- Что?..
"А-ах, дело дрянь..."
Однако, через несколько секунд в руку наёмника удобно легла рукоять баклера, и концентрация наёмника стала лишь крепче. Теперь отбиваться всяко будет сподручнее.
Лари, не позволяя себе дать слабину, расчётливо осматривал пса, стараясь не смотреть ему в глаза - всё-таки, не понаслышке знал он о том, насколько способна напугать человека оскалившаяся пасть и налитые кровью глаза. А уж если человек знает собачьи повадки - прижатые к голове уши и плавно опущенный хвост только напугали бы его ещё сильнее.
Однако, пёс вместо того, чтобы провести новую атаку, пятился к двери, шаг за шагом, продолжая поскуливать от боли. Уши его были целы - всё-таки, сильно много вреда причинять дворняге не хотелось, однако, образумить его наёмнику удалось - поскуливая, пёс выскочил за дверь и спешно поскакал прочь. От сердца разом отлегло; Лари, выдохнув, бросил баклер обратно на сено, где лежала сума.
Пройдя к углу и взяв косу, наёмник закрыл дверь сарая и вложил орудие в большие петли, где по идее должна была находиться задвижка. Таковая отсутствовала за ненадобностью, и теперь её место заняло древко косы, не менее надёжно державшее дверь запертой.
- Лари, у тебя водка ещё осталась?
Бросив взгляд на девушку, наёмник лишь покачал головой, пробираясь обратно. Джинни сидела ни жива ни мертва, мелко дрожа. Так дрожали молодые бойцы, пережившие первую битву. Такими же бледными были их лица. Точно так же просили они водки, чтобы прийти в себя - или заглушить шок от пережитого страха. Некоторые плакали, но большинство вели себя именно так - впавшие в немой, судорожный ступор.
Усевшись и сняв с себя поясной ремень, на котором остались ножны с мечом и петля с метательными ножами, Лари полез в суму за бурдюком. Теперь в нём была лишь половина пойла, а рассчитано это было дней на десять - с учётом того, что наёмник рассчитывал пройти путь до Элл-Тейна относительно мирно и без излишних возлияний. Пару глотков на ночь - большего Лари было и не нужно.
Вытащив пробку, наёмник выдохнул и чуточку хряпнул из горла. Пшеничная водка ожгла горло, прошла дальше, окатывая горячим грудь; наёмник отдышался, уткнувшись носом в рукав бригантины, после чего бросил взгляд на Джинни, которая до сих пор была не в себе.
Лари подал в дрожащие руки девушки бурдюк; усевшись рядом, нежно, успокаивающе обхватил её за плечо, мягко повернул её лицом к себе и, спокойно положив руки Джинни на плечи, тихо коснулся губами её лба, молвив лишь одно:
- Всё хорошо.

+1

43

Глубокий вдох. Выдох. Снова вдох. Сердце все никак не желало успокоиться. Джинни понимала, что не должна показывать свою слабость, она пыталась, но чертовы руки продолжали дрожать. Все прошло, твердила она сама себе, все закончилось, бояться нечего. Но как это объяснить испуганным глазам? Лисице в какой-то момент захотелось смеяться от столь нелепой ситуации. Она струсила перед псиной. Перед обычной псиной, уступающей оборотню абсолютно во всем. Стоило Джоу только захотеть, и брюхо этой животины уже было бы вспорото. Нет, разорвано. Но за место этого девушка сидела на полу сарая, сжавшаяся в комок, прося у мужчины водки. Жалкое зрелище.
Она искоса наблюдала за действиями Лари, который молча подошел к ней, сел рядом и вытащил из сумы бурдюк. Но передал его лисице не сразу, а вначале сам сделал глоток. Джинни еле заметно сглотнула, продолжая хранить молчание и стараясь не встречаться с мужчиной взглядом. Когда он все же вручил бурдюк ей, девушка буквально вцепилась в него ногтями, желая нахлебаться этой огненной воды как можно больше. Плевать, она найдет и купит мужчине новую, только пусть он даст ей упиться.
Но привести задуманное в действительное ей не удалось. Почувствовав мягкие прикосновения его рук к своим плечам, она замерла, так и не успев приложиться к водке. Лари осторожно развернул девушку лицом к себе и нежно коснулся губами ее лба, сказав лишь два слова. Джоу молчала, закрыв глаза. Нет, только не жалей, думала она, не смей этого делать. Ей было паршиво от того, что наемник видит лисицу в таком состоянии. Хотелось уйти, зарыться в сено с головой и проваляться в нем до утра. Но она продолжала сидеть, ощущать его губы на своей коже и слушать тишину.
"Все хорошо... Все хорошо." - крутила девушка в голове его слова снова и снова, будто впервые пробуя их на вкус. Такие простые, ничего не значащие, но в то же время говорящие все, что нужно в этой ситуации.
В какой-то момент руки Джоу перестали дрожать, а губы тронула слабая улыбка. Мягко отстранившись, она посмотрела в глаза наемнику и протянула ему бурдюк со словами:
- Что-то не хочется уже. Спасибо, - девушка старалась говорить уверенно, без хрипоты в голосе.
Нет, она не будет слабой, хватит, и так уже распустила нюни. Мужчине меньше всего хотелось сейчас успокаивать девчонку, испугавшуюся какой-то дурацкой собаки, Джинни была в этом уверена. Она умела закрываться, сумеет и сейчас. У лисицы была еще вся ночь впереди, чтобы прийти в себя.
- Представляешь, в детстве точно такая же собака напугала, вот видимо сейчас и вспомнилось, - быстро залепетала она, нервно хихикнув, - Но ты не волнуйся, в следующий раз тормозить не буду, честно! Давай наверно уже спать укладываться что ли...
Хоть сердце и перестало громко бухать в груди, слабость в теле все еще давала о себе знать. Из-за собаки. Из-за чертовой дворняги, которая и в подметки не годилась оборотню. Нет, Джоу никогда не признается сама себе, что у нее развилась фобия.

Отредактировано Джинни Джоу (15-12-2016 16:38:31)

0

44

Мгновение, другое - Лари отнял губы от лба девушки, а та сама мягко отстранилась, сжимая бурдюк с водкой в переставших дрожать руках. Крупная дрожь, бившая девушку, спала в одно мгновение; Джинни протянула бурдюк наёмнику обратно со словами:
- Что-то не хочется уже. Спасибо.
"Ну, как скажешь" - подумал наёмник, принимая бурдюк обратно и затыкая горловину болтавшейся на куске шпагата пробкой.
Это уже не было похоже на нервы. Хотя... молодняк из наёмников реагировал по-разному. Кто-то кидался в слёзы и сотрясал воздух плачем, безвольно сжавшись во вздрагивающий комок, кто-то, не говоря ни слова, уходил напиваться водки, чтобы заглушить наступившее после шока состояние, утонуть и рухнуть спать без чувств. Как ни странно, ни пиво, ни медовуха, ни вино в такой ситуации не ценилось. Только пшеничная водка. Глушили, сбившись в стайки от трёх бойцов. Иногда даже не тратили время, разыскивая уцелевших близких приятелей - кто ближе, с тем и квасили. Иные угрюмо сидели поодиночке, но Лари готов был дать голову на отсечение - квасили восемь из десяти.
Да, это только в красивых легендах и летописях короли закатывали пир на весь мир за победу. Впрочем, Лари на королевских пирах побывать не довелось, да и он не исключал, что летописи умалчивали о том, как праздновали обычные бойцы и наёмники.
А как Лари пережил второе сражение, которое наступило уже почти сразу после того, как он прибился к Харсу? Да никак. Подавив ступор и слёзы, он, даже меча от крови не утерев, точно также нахерачился водки до онемевшего языка и очнулся с трещавшей головой уже на следующий день на одной из телег отряда.
- Представляешь, в детстве точно такая же собака напугала, вот видимо сейчас и вспомнилось, - быстро залепетала Джинни, нервно хихикнув и резко, за уши, вытащив Лари из смутных припоминаний, - Но ты не волнуйся, в следующий раз тормозить не буду, честно! Давай наверно уже спать укладываться что ли...
Да, были среди молодняка и те, которые демонстрировали, что они в порядке - стремились подавить дрожь, активно общались между собой и старшими, опытными бойцами, стараясь скрыть пережитый шок. Но опыт показывал Лари, что таким было страшнее всех.
Ей нужен был человек, который любил бы её и такой. Напуганной, покрытой дорожной пылью, в какой-то степени - жалкой...
Наёмник сместился чуть ближе к девушке и, мягко положив ей руку на плечо, глядя ей прямо в глаза, молвил:
- Всё-таки, ты не в себе...
Другая рука оказалась на талии девушки, и наёмник, шумно и ровно дыша носом, вновь ощущая неповторимый ритм сердца, разгонявшего по жилам горячую кровь, блаженно шумевшую в голове впился долгим, отчаянным поцелуем в тёплые, нежные уста Джинни.
Глаза его были прикрыты, но мужчина прекрасно чувствовал. Рука наёмника прошла по талии чуть дальше, крепко спаивая тела между собой; своей грудью Лари ощущал упругую грудь Джинни и чувствовал, как скулу обдаёт тёплым дыханием девушки. Лихорадочно и блаженно билось сердце, дышать становилось сложнее. Так недалеко было и задохнуться, но наёмник, жадно дыша носом, продолжал ласкать Джинни, водя руками по талии, лопатке, плечам, нежной шее, бархатным щекам...
Время будто остановилось.

Отредактировано Лари Нартелл (15-12-2016 17:26:13)

+1

45

Что он делает? Зачем он так смотрит на нее? Так, словно хочет поцеловать, снова. Его рука вновь легла на плечо девушки, а уста твердили... что? Кажется, лисица не услышала. Что-то про не в себе. Да, Джинни была не в себе, он прав. Но мужчина об этом не должен знать. И плевать, что уже узнал. Она заставит его передумать.
Вторая рука наемника мягко прошлась по ее талии, и спустя мгновение губы их слились в чувственном поцелуе. Сердце пошло вскачь, но уже не от страха, а от приятного волнения. Лари таким образом решил успокоить ее? Или пожалеть? Первый вариант был для Джоу предпочтительнее, но все равно кусал за душу. Она не нуждается в утешении, ей не нужна жалость. Тем более таким способом. Но останавливать лисица мужчину не будет. Напротив, совсем напротив...
Он прижал ее к себе, не разрывая поцелуя, и Джинни почувствовала движения его рук по своему телу. Нежно, ласково он водил ими по ее спине, плечам, шее, а девушка блаженно закрыла глаза, позволяя все эти манипуляции. На этот раз она зароется пальцами в его черные, неряшливые волосы, улыбаясь уголком губ. Осторожно проведет ногтем по шее мужчины, совсем слегка прикусив за губу. Нет, она не отстранится. Ну, если только на мгновение... чтобы толкнуть его, опрокидывая на спину, и запрыгнуть сверху, словно маленькая кошка. Маленькая, но удивительно сильная для такой внешности.
Наклонившись к наемнику, лисица лукаво улыбнулась и медленно провела носом по его шее, вдыхая мужской запах. А когда губы ее оказались у его уха, девушка легонько куснула мочку, промурлыкав:
- Лари.. Лари.. Ларрри..., - она растягивала слова, словно пробуя их на вкус, но ничего более не добавляя.
Ей не нужна его жалость. Ей нужно желание. Желание мужчины, когда рядом с ним женщина. Джоу не знала, ради принципа она это сделала или действительно хотела этого. Скорее всего, и то и другое одновременно. Лисица хотела услышать его тяжелые вздохи, а грудью почувствовать его бешено бьющееся сердце. Грань, когда мужчине вот вот сорвет голову, но он вынужден сдерживаться, словно находясь на краю пропасти. И этот момент такой упоительный, такой интригующий, что хочется переборщить, всего на один шаг вперед, чтобы потом почувствовать взрыв.
Пальцы девушки забегали по его телу, пробираясь под ткань одежды, лаская горячую кожу живота, груди. Или это ее руки такие горячие? Легкими поцелуями она покрывала шею мужчины от кончика уха до ключиц, где еще могла коснуться голой кожи до того момента, как ее закроет ткань. Кажется, она провела по его торсу ногтями. Но ведь не сильно, нет, совсем напротив, будто рисуя узоры, еле касаясь тонкой кистью полотна. Губы девушки наконец добрались до губ наемника и, нежно проведя по ним кончиком языка, она жадно впилась в них, словно желая иссушить до дна.
Была ли Джоу не в себе? Определенно. Но далеко не от страха. Вопрос в том, когда потребуется остановиться. И потребуется ли? Лисицу разбирало любопытство, как далеко находится грань этого черноволосого мужчины с добрыми глазами. Да, она дразнила его, и делала это осознанно. Ее до сих пор кусало, даже в какой то степени злило то, что Лари потянулся к ней с целью пожалеть. Конечно, лисица могла и ошибаться, но ох уж эта женская гордость!

0

46

Кровь побежала по жилам в десятки раз быстрее и сладостно зашумела в голове. Не было ничего - открой Лари глаза, сними чёрную пелену прикрытых век, в них мерцало бы тёмно-зелёным.
Рука Джинни зарылась в чёрные вихры наёмника, толкая того навстречу новым ощущениям; вновь слегка сжали нижнюю губу её маленькие, аккуратные зубы, но не выводя из блаженного чувства. Наоборот, побуждая окунуться в него ещё сильнее.
Пружинистые, даже сильные руки опрокинули наёмника на спину, и тут же Джинни оказалась на нём сверху. Ещё сильнее зашумело в голове; Лари блаженно улыбнулся, лишь чуть-чуть приподняв веки.
Шеей наёмник чувствовал тёплое дыхание девушки, поднимавшееся, всё выше и выше, к уху. Зубы ласково куснули мочку; будто поддразнивая, Джинни ласково прошептала:
- Лари... Лари... Ларрри...
Должно быть, глупо звучало его имя для персонажа красивой и чувственной истории любви.
Прочно сидевшая на торсе бригантина неожиданно ослабла - верный признак того, что она уже расстёгнута. Руки Джинни уже ласкали живот и грудь наёмника, гладя под нательной рубахой.
Поцелуи, которыми Джинни обильно покрывала шею и ключицу наёмника, одаривали тело Лари всё большим и большим жаром, до предела накаляя, наэлектризовывая воздух. В какой-то момент один из них, ставший всего на пару мгновений больше, сладко ожёг ключицу ближе к шее.
Внутренний барьер рухнул, сопровождаемый всё тем же блаженным шумом и щекотавшей нутро кровь. Всё так же, с прикрытыми глазами, Лари чувствовал, как теперь Джинни впилась ему в губы. Возбуждение, проломив некую преграду, теперь нарастало ещё сильнее.
Сомкнувшись в длинном, страстном поцелуе, Лари теперь ещё более жадно и шумно забирал воздух носом. Грудь и диафрагма наёмника теперь поднимались сильнее и чаще.
Не прекращая ласково, но с не меньшей страстью ласкать талию девушки, иногда опускаясь к бёдрам, свободной рукой наёмник, не размыкая губ, начал одну за другой, медленно, сохраняя своего рода интригу, расстёгивать аккуратные, небольшие пуговицы на рубашке Джинни. Руки его слушались сами собой, следуя исключительно интуиции, подкреплённом обострённым чувством, и через несколько мгновений рубашка Джинни была расстёгнута почти до жадно дышавшей диафрагмы.
Расстегнув рубашку до конца, Лари, не прекращая шумно дышать носом, проник руками под расстёгнутую рубаху, и теперь ласкал он обнажённую талию и нежный, упругий живот Джинни.

0

47

Тишину разрывало только шумное дыхание двоих на сеновале. Джоу могло показаться, но кажется в далеке запел петух, а это значит - ночь прошла. Так был ли смысл ложиться спать? Она не могла оторваться от губ мужчины, впиваясь в них то яростно, то нежно, слегка касаясь. Его дыхание приятно обжигало щеку девушки, из-за чего безумно хотелось улыбнуться своей маленькой победе. Руки лисицы вынырнули из под его рубахи, но только за тем, чтобы вновь зарыться в эти взъерошенные, черные волосы. Она хотела, чтобы сердце наемника бешено грохотало в груди, но в ушах стоял дикий гул собственного. Слишком хорошо, чтобы останавливаться, слишком жарко, чтобы оставаться одетыми.
Лари, по всей вероятности, тоже это понял, так как в какой-то момент девушка почувствовала, как рубашка ее начинает расходиться. Медленно, не спеша он оголял ее, словно ленивый кот, а Джоу лишь сильнее зарылась пальцами в его локоны, не желая все это прекращать. В какой момент принцип перерос в рьяное желание? Возможно, оно было с самого начала, а Джинни лишь искала оправдание себе. И попалась в свою же ловушку. Ну и к черту. Женщина в ней кричала о недостатке мужского внимания, и Джоу в принципе была с ней согласна. Даже готова была подкрикивать. Кожа покрылась мелкими мурашками от прикосновений наемника к животу. Да что там, девушка была готова податься навстречу его прикосновениям и мурлыкать от удовольствия. Главное, чтобы лиса внезапно не проснулась со своими голосовыми связками.
Отстранившись от мужчины, Джинни выпрямилась и не спеша стала стягивать с себя такой лишний сейчас элемент одежды, пристально смотря в глаза мужчине и лукаво улыбаясь. Она не стеснялась своего тела и не считала его в каких-то местах некрасивым, подростковое время для нее давно прошло. Потому она наслаждалась каждой секундой, в течение которой мужчина мог смотреть на ее обнаженные плечи, выступающую ключицу, покрытую еле заметными мурашками грудь... Рубашка полетела куда-то в сторону, а лисица, продолжая хитро улыбаться, потянулась к камизе наемника.
На дворе стояла осень, но Джоу казалось, что сейчас середина лета. В какой-то момент ей даже захотелось, чтобы в сарай ворвался поток холодного воздуха и хоть немного остудил ее пылающие щеки. Но пылающие далеко не от смущения. Грудь девушки тяжело вздымалась и опускалась, и лисице стоило огромного терпения не разорвать нательную рубаху на мужчине. Черт знает, как он отреагирует на такую напористость. Смутившаяся вначале от поцелуя, в данный момент лисица меньше всего походила на скромную девочку-одуванчик.

Отредактировано Джинни Джоу (22-12-2016 17:51:02)

0

48

Каждое мгновение тянулось медленно, словно мёд с ложки - при этом вовсе не казалось, что время остановилось.
Джинни всё ещё была на нём, и только сейчас, спустя, казалось, вечность, прекрасную, захватывающую дух вечность, отстранилась и выпрямилась прямо на нём, и наёмник открыл глаза.
В белом свете звёзд и молодого полумесяца пролетела казавшаяся почти прозрачной рубашка Джинни. Свет же падал вниз, высекая из ночной тьмы и наливая белоснежным оттенком изящные плечи, рыжие вихры девушки. Молочно-белым светом была налита ключица девушки, и движения её были столь страстными, трепетными, волнительными, что наёмнику казалось, что так может двигаться только нимфа или богиня.
Кем бы она ни была - она была прекрасна.
Руки девушки потянули нательную рубаху, и Лари, помогая, закатал её до груди, открывая крепкий торс и напряжённую диафрагму, после чего, распустив завязку на вороте и задрав рубаху выше, не поднимаясь, полностью выскользнул из неё. Последними из вывернутой наизнанку рубахи наёмник освободил руки, оставшись обнажённым по пояс.
Вновь отдаваясь волнующим движениям рук по талии девушки, поднимаясь к жарко дышавшей девичьей груди, нежно проводя по ней ладонью. Кожа чувствовала всё в разы сильнее, с головой утаскивая Лари в новый водоворот. Возбуждение волнами проходило по телу наёмника, согревая тело, невзирая на осеннюю ночь, но больше всего оно находило выход и отзывалось на ласки Джинни ниже живота.
Такие моменты не должны были провисать - в обоих смыслах этого слова. И Лари, более неспособный хранить остатки самообладания, вновь прижал Джинни к себе, на этот раз откликаясь, покрывая поцелуями её нежную шею и рукой медленно опускаясь к пуговицам на её брюках.
Одна за другой, расстёгивались пуговицы и освобождалась от них поясница девушки. Расстегнув последнюю, пальцы оказались как раз вплотную к горячему мыску, что был скрыт под тёплой, тонкой тканью нижнего белья, кажущейся влажной.
От прикосновения к нежному месту голову у наёмника вновь сорвало окончательно. С каждым мгновением брало верх желание овладеть ей прямо сейчас, послать всю сдержанность к чертям, к дракону в пасть, и желание это вырывалось вместе с его шумным дыханием, когда наёмник стягивал с девушки брюки, обнажая ей ноги, оставляя лишь девичьи трусики.
Едва Джинни освободилась от штанов, как Лари взял её за руки и потянул на себя, желая её; рука наёмника быстро и осторожно проникла ей в трусики; следуя вслепую, нащупала средним пальцем влажное влагалище, и, следуя интуиции, начала разминать и ласкать там, на грани, на самой кромке, балансируя между тем, чтобы не провалиться внутрь и одновременно - не отходить от средоточия женского наслаждения.

Отредактировано Лари Нартелл (23-12-2016 02:42:31)

0

49

Не смотря на то, что кожа девушки буквально горела, по телу продолжали пробегать приятные мурашки от прикосновений мужских рук. Рубаха наемника осталась лежать где-то в стороне, и теперь Джинни спокойно могла блуждать руками по его обнаженному торсу, вырисовывая различные узоры кончиками пальцев. Она не подала виду, обнаружив на левом плече мужчины довольно безобразный шрам. Может быть потом, если не забудет, обязательно поинтересуется, как Лари заработал его. Но сейчас, когда кровь буквально шумела в ушах, а во всем теле отдавалось мощное биение сердца, лисица не могла, не хотела нарушать эти полные наслаждения минуты. И надеялась, что мужчина тоже их не прервет.
Впившись ногтями в его грудь, Джоу выгибала шею навстречу поцелуям, будто бы впитывая в себя каждое прикосновение его губ, готовая мурлыкать. Хотелось сказать "Не останавливайся, только не останавливайся!", настолько разомлела девушка от такой нежности. Наемник будто читал мысли, и вскоре Джинни почувствовала, как оголяется поясница от ткани штанов, медленно, неторопливо. Он словно издевался над лисицей, заставляя кровь нестись по организму с удвоенной скоростью и сгорать от предвкушения. Между ног чувствовалось приятное тепло, и Джоу приходилось сдерживаться, чтобы не начать ерзать бедрами. Но она стойко держалась. До того момента, пока не осталась практически обнаженной, прижатой к мужчине и не почувствовавшей его прикосновений к такому чувствительному сейчас месту.
Не стая бабочек, нет, скорее торнадо пронеслось в животе, оставляя после себя жар и устремляясь все ниже, к заветной точке кипения. Девушка практически наугад нашла губы мужчины, так как глаза уже начинало застилать плотным туманом. Он дразнил ее, продолжал дразнить, все время кружа по самому краю и не торопясь проникать внутрь. Это злило и возбуждало еще больше, хотелось взять и направить его пальцы в нужное русло, но лисица лишь подмахивала бедрами, уже не в силах сидеть на мужчине спокойно. Сквозь губы вырвался стон, когда наемник задел особо чувствительную точку, а ногти сильнее впились в его плечи. Джинни чувствовала себя ужом на сковородке, только этому ужу хотелось урчать от накатывающего возбуждения и просить не останавливаться. Но более продолжать эту сладкую пытку у лисицы просто не хватило терпения.
Схватив мужчину за запястье, девушка убрала его руку от своих уже изрядно намокших трусов и не спеша поднялась, заманчиво расставив ноги по обе стороны от бедер наемника. Захватив пальцами ткань нижнего белья, лисица стала неторопливо его стягивать, с ухмылкой смотря в глаза Лари. Приподняв одну ногу, а затем и вторую, Джоу вскоре избавилась от такого ненужного сейчас последнего элемента одежды, отбросив его в сторону, и снова опустилась на колени, на этот раз занявшись штанами мужчины.
Она действовала не спеша, расстегивая пуговицу за пуговицей, при этом не прерывая зрительного контакта, будто бы желая отомстить наемнику за такую, доводящую до сумасшествия, медлительность. Расправившись с последней застежкой, девушка стала тянуть ткань штанов на себя, захватывая сразу и нижнюю часть одежды. Она не собиралась более оставаться единственной обнаженной в этом сарае, потому вскоре скинутая одежда пополнилась последними оставшимися тряпками. Главное потом это все найти в сене.
Наемник был в полной боевой готовности, о чем свидетельствовал его налитый кровью орган и полные желания глаза. Но нет, Джинни помучает его еще немного, совсем капельку, снова оказываясь сверху и упираясь коленями о пол. Наклонившись к мужчине, она стала нежно покусывать кожу на его шее, а рукой добралась до заветного места, обхватывая его и слегка сжимая. Бедра ее опустились чуть ниже, позволяя мужчине почувствовать влагу, возбуждение девушки, но не торопясь принимать в себя мужской орган. Лисица начала еле заметно ерзать, дразня наемника и продолжая ласкать его пальчиками, то ускоряясь, то наоборот, замедляясь. Захватив зубами мочку его уха, она слегка потянула ее на себя, а затем тихо прорычала:
- Ларррии...

Отредактировано Джинни Джоу (25-12-2016 17:20:35)

+2

50

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/R970x.jpg[/AVA]
Наслаждение прерывалось лишь на долю мгновения, чтобы начаться с новой силой. Ногти Джинни впились наёмнику в плечи в какой-то момент, когда, очевидно, её наслаждение достигло очередного пика, чтобы затем вовсе не спасть обратно, но рвануться, взлететь дальше. Наёмник вновь прикрыл глаза, блаженно принимая губы Джинни в свои; раздался дрожащий, слабый стон девушки.
Джинни отняла руку Лари и вытащила её из трусов, откинувшись обратно. Слегка открыв глаза и слабо выдохнув блаженное - "ххмм-м..." - наёмник сквозь застилавшую глаза пелену видел, как Джинни, не спуская с него жадного взгляда глаз с похотливо-хищной ухмылкой, постепенно избавилась от нижнего белья, после чего, вновь устроившись в прежнее положение, начала неотвратимо расстёгивать пуговицы штанов наёмника. Едва дошло дело до последней пуговицы, Лари неторопливо, вновь держа интригу, удерживая оглушающий взрыв чувств внутренней плотиной, помог ей избавить себя от брюк, оставшись, как и она, абсолютно обнажённой.
Едва девушка вновь нависла над наёмником, как член вновь отозвался новым импульсом возбуждения. Но, так или иначе, теперь настала её очередь дразнить. Едва-едва влагалище коснулось его, и орган набух с новой силой. Кровь приливала к нему, бешено несясь по жилам.
Тонкие пальцы девушки обхватили член, и от холода их кожи Лари был всё ближе к тому, чтобы потерять контроль над собой. Джинни ласкала наёмника, то медленно, то ускоряясь, распаляя костёр чувств наёмника.
Прикрыв глаза, наёмник почувствовал, как зубы девушки мягко сжали мочку его уха:
- Ларррии...
В грудь наёмника плотно уткнулись сперва твёрдые соски, вслед за ними - сами мягкие, упругие девичьи грудки.
Прикрыв глаза, с блаженной полуулыбкой, чувствуя горячее дыхание девушки на своей шее и с головой проваливаясь в бурный поток страстного, горячего безрассудства, наёмник с блаженной полуулыбкой крепко обхватил руками девушку за талию, не задерживая, однако, её покачиваний над ним; убрав рукой её руку прочь, аккуратно подтолкнул девушку чуть ниже, и в тот же момент, чуть выйдя вверх, степенно вошёл в неё.
Кровь зашумела в голове ещё более блаженно. Продвигаясь дальше, постепенно, раз за разом, тяжело дыша носом, наёмник, наконец, достиг того момента, когда член входил в девушку полностью, до самого основания.
- Ты прекрасна, - тихо и с неподдельной нежностью выдохнул наёмник, слегка поводя тазом, из стороны в сторону, сопровождая девушку почти вслед за этими движениями, стремясь разбередить женское начало ещё сильнее.

Отредактировано Лари Нартелл (29-12-2016 11:43:02)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Не бойся, рыжая.