http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Пробуждение


Пробуждение

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Участники: Сиф, Ша-Кнох, Рэджинальд, нпс вампиры и оборотни.
Время: период окончание войны на севере.
Место: где то в Темных землях.
Сюжет: Хозяин Темных земель уничтожен. Проходит зачистка территории нежити. Бывшие союзники занимаются разграблением и разделением территорий. Небольшие смешанные отряды отделяются от основных войск, чтобы выяснить диспозицию, набросать план наиболее удачного маршрута, разведать местность.
Небольшой отряд вампиров и оборотней натыкается на причудливые развалины, которых нет на картах. Развалины представляют собой руины небольшого города. Еще видны остатки строений, в основном из камня. То тут, то там остались следы бывших обитателей. В центре - удивительно неплохо сохранившееся здание, которое в прошлом было видимо хорошо укрепленным замком, но ныне представляло собой унылое собрание камней, грубо повторяющих очертание былого. Что более удивительно, строение охраняется нежитью и в нем чувствуется магия, зловещая магия.
Победители войны не задумываясь направляются к замку, чтобы узнать что там, а еще лучше - поживиться добром.

Отредактировано Ша-Кнох (08-04-2017 20:32:49)

+3

2

Итак, когда то это был город. Неразвитый и небольшой, мрачный и угрюмый, как все в Темных землях, но все же город, который жил своей жизнью или скорее "нежизнью"...
Городок некогда был передан личу Ша-Кноху в вольное владение, как преданному слуге, верному советнику и талантливому военачальнику армии нежити и был предан огню после опалы на лича. Из замка города для Кноха была сделана темница, которая до сих пор "хранит" его. Большое строение представляет собой нити коридоров и тайных комнат, кишащих ловушками, монстрами и темной магией. Хотя со смертью Хозяина Темных земель многие защитные элементы тюрьмы ослабли или вышли из строя, темница Ша-Кноха представляет собой опасное место, смертельное для неподготовленного обывателя.

Темнота. Тишина. Забвение. Большое помещение с высокими потолками, находящиеся глубоко под землей замка, с ровными голыми стенами из камня, по форме предоставляющий из себя правильный квадрат. В каждый стене проход. У каждого прохода нежить-страж. В центре комнаты саркофаг из прожженной кости, с вырезанными по всей поверхности замысловатыми узорами, геометрическими фигурами и заклинаниями на темной наречии.

Сколько он провел времени в не бытье? Сколько он проспал? День? Месяц? Год? Или век? Когда ты заперт в саркофаге, ты - бессмертный и не нуждаешься ни в воде, ни в еде, ответить на эти вопросы достаточно сложно. Магия Хозяина крепко сковала лича, хотя разум его оставался незамутненным. Ненависть и злость в начале пылали адским огнем в нем. Он пытался освободиться, применял все свои силы и хитрости, однако заклятья были сильны и не подвластны. Тогда Ша-Кнох "сконцентрировал" свою злость, "консервировал" свою ненависть, "убрал" их на самую дальнею полку своего сознания. Они могут только мешать. Осталось только....нет, не доброта и не свет, не надежда и даже не отчаяние, осталось только отчуждение и память. Он действительно "уснул".

Толчок, еще толчок. Ша-Кнох как будто пришел в себя. Что то вывело его из спячки. Какая то сила. "Хозяин мертв." - сразу понял лич. Сила чар-оков совсем ослабла, однако печати темницы еще функционируют. Потребуются годы или даже десятилетия чтобы их сломать, но постепенно у него получиться. Что ему время? Теперь он может наблюдать за местностью магическим зрением. "Темные земли изменились. А Хозяин действительно мертв." - уже не понял, а почувствовал Кнох. Его сила была достаточной, чтобы любой маг тьмы в Темных землях чувствовал его присутствие, тем более что его ауру ни с чьей не спутаешь. Он чувствовал пляску магии в Городе мертвых, он был не далеко. Там происходила большая магическая битва, отголоски которой доносились до заточенного лича, хотя доходящие "волны" были все меньше и меньше. Тьма проигрывала..., но кому? Этого лич не знал. Он мог только надеется, что кто то может сунуться и сюда, в его разрушенный город и освободить его.

+2

3

[AVA]http://sh.uploads.ru/tAjkW.png[/AVA]
[NIC]Рэми[/NIC]
Передовой небольшой отряд вампиров пробирался по сожженному разрушенному городу, который когда-то был на севере фортпостом. Говорили, что прежде, еще до того, как Айканару пришлось собирать силы нежити, этот город был крепким и крупным поселением, способным удерживать северо-восточные рубежи довольно длительное время. Поговаривали опять же, что эти территории когда-то принадлежали личу, но тот не нашел общего языка с королем и сгинул за свое неповиновение. В те смутные черные времена Хозяин Темных земель не скупился на радикальные решения. Возможно, во время войны он даже не однажды пожалел, что лишился такого союзника.
Обо всем этом рассуждали вампиры вполголоса. Им не нужно было повышать тон, чтобы слышать друг друга - острый слух был дан сам собой, равно как и острое зрение и быстрая реакция. Они успевали уклониться от падающего камня, не закрепленного и случайно задетого плечом. Умудрялись перепрыгнуть через зияющие провалы в земле, из которых, казалось, до сих пор чадит дым.
Первым шел Рэми, среди этих пятерых он был самым старшим - едва разменял первую сотню лет и оттого жаждал выслужиться перед вышестоящими. Поговаривали даже, что через день-два к этому городу прибудет и Сиф, неназванный нынешний король Темных земель. Если удастся найти что-то и предоставить ему, то кто знает, какой будет награда. Говорят, он справедлив как на нее, так и на расправу для тех, кто подводит.
- Блохастые должны уже быть здесь, - едва слышно шевеля губами, произнес Рэми, зыркая по сторонам. Оборотни обещали прислать и своих  так называемых исследователей. Город несколько лет стоял заброшенным, лишь всеми ветрами продуваемым. Кто знает, какие твари решили облюбовать эти злачные места. К тому же война совсем не привела Лунную Падь и Город Темного ветра к взаимопониманию, как бы того ни хотел Сиф. Так что сейчас вампиры лишь скалились, предвкушая грандиозную встречу.
- Вижу их! - чуть громче, чем то следовало, воскликнула вампирша.
- А мы вас учуяли за километр. Мертвечиной понесло, - отозвался глухой неприязненный голос, из тени здания выступил коренастый бородатый мужчина, за ним зашевелились и другие фигуры. Кажется, их было ровно столько же, сколько и вампиров - шестеро. Итого двенадцать.
- Обойдемся без приветствий, - Рэми взял на себя роль главного и выступил навстречу бородачу. - Идем к замку?
Оборотень что-то буркнул в ответ, но настолько нечленораздельное, что это могла быть только гнусная специфическая ругань. Впрочем, он сразу же кивнул, и его лицо стало более благожелательным, хотя Рэми не сомневался, что это лишь видимая маска. Наверное, главарь оборотней тоже не желал сталкивать лбами своих подопечных. Задание-то у них получено свыше отнюдь не такое.

Пока они шли к замку, то и одни, и другие пытались вырваться вперед, то и дело ускоряя шаг. Остановившись перед глухими черными воротами, они покосились друг на друга, будто передавая право постучаться в них сопернику. Ну или мысленно вопрошая - ну вот, как ты теперь поступишь, а?
- Здесь есть кусок разбитой каменной кладки, - доложил один из вампиров. - Можем пробраться через нее.
- А мы поищем другой ход и посмотрим, кто справится скорее, - ухмыльнулись оборотни.
Рэми резко махнул рукой своим в сторону находки. Обойти блохастых следовало любой ценой.

+2

4

Волшебная битва закончилась, лишь редкие вспышки магии чувствовались в городе нежити. Мертвый город еще больше "омертвел", если это возможно. Многовековая империя пала, но кто мог сокрушить такую силу? Конечно, у Хозяина много врагов, но у кого доставило мощи, чтобы справить с  наместником Рилдира на земле? Может сам Темный мог освободился? Но зачем тогда уничтожать своего логичного и самого верного союзника?
Много вопросов вертелось в голове Кноха. Он старался использовать свой аналитический ум, чтобы найти на них ответы из уже имеющейся у него информации, не столько чтобы найти истину, а чтобы "разогреть" свой мозг от спячки. За долгое время, наконец то, ситуация изменилась в его пользу, он ждал этого долго и это время настало, его время. В Ша-Кнохе зазвенела ненависть и злость на Хозяина за потраченное времени в заточении, разбавляемая эпизодами злорадства по поводу его гибели, которые становились все более частыми и продолжительными. Он уже строил планы на будущее, с учетом того, что шахматная доска лишилась ферзя и теперь его место пустовало...

Еще один толчок, на этот раз совсем рядом. Магия все больше возвращалась к нему, раскрывая перед ним свой арсенал. Что то опять изменилось... На этот раз не где то далеко, не в городе нежити, а совсем рядом, чуть ли над его саркофагом. Ааааа...кровососы и волчье отродье...неужели ваш союз смог уничтожить Айканара? Наверное, мародеры. - подумал Кнох и мысленно усмехнулся. Пожалуй, это самый странный союз раз в Альмарене. Однако, любителям человечины придется серьезно попотеть, чтобы здесь нажиться. Хозяин не пожалел темных чар и нежити на охрану место его заточения. Тут и вампир сломает клыки и оборотень подпалит хвост.
Лич набрался терпения и стал ждать, одновременно активно пытаясь сломать сковывающие его магические заклинания. Он по-прежнему обездвижен и не может колдовать, магические печати работают исправно, хоть их создатель мертв. Если охотники за сокровищами хоть как то воздействуют на печати, сдвинут одну их них или даже разрушат, то магическая конструкция будет достаточно хрупкой, чтобы Кнох "разорвал" ее дальше самостоятельно. Он слаб, его филлактерия далеко, он похож на скелета "чистой воды", но магическая сила не оставила его, подпитываемая его злостью, гневом, ожиданием и чувством мести. Ему нужно немного, неосторожный шаг, неумело брошенное заклинание, неправильно сделанный шаг. Дайте только возможность вас уничтожить...Я устал, я ослаб, но моя решимость как никогда велика, а ненависть ненасытна!

Отредактировано Ша-Кнох (06-11-2016 20:20:41)

+2

5

[NIC]Рэми[/NIC]
Двенадцать - не такой уж и большой отряд на самом деле. Даже для такой разношерстной братии, как та, что собралась сейчас исследовать руины. Даже более того - для этого разрушенного города двенадцать - капля в море. Развалины могли бы сожрать их и не заметить даже. Но молодые вампиры, еще не перешагнувшие столетний рубеж (только Рэми, взявший главенство, разменял первую сотку), и такие же юные горячие сердцами оборотни считали, что им сегодня должны покориться любые вершины. Соперничество лишь подогревало интерес. Ни одна, ни другая команда не видели ничего страшного, если их конкуренты внезапно сгинут под теми же развалинами. Мало ли, какие опасности там могут таиться. Хотелось выслужиться перед владыкой, а он, как говорили слухи, должен прибыть сюда через день.
Сам город был похож на сгоревший муравейник. Должно быть, когда-то здесь ключом била жизнь (утрированно, конечно, а с другой стороны - своя ирония в этом есть всё же - говорить так о городе неживых), а сейчас глаз радовался покореженным домам, вывороченным каменным валунам, разбитым погостам, башням и прочим прелестям, которые можно было увидеть, пока исследователи пробирались по заброшенным улочкам города. Рэми шел первым, мысленно отдав приказ своим подопечным не спускать глаза с блохастых соратников. Те, в свою очередь, платили аналогичным недоверием. Негласно группа словно бы разделилась по парам: вампир и оборотень.
Они остановились перед наибольшим хаотическим нагромождением камней. Когда-то, видимо, здесь была башня владельца этих мест. Или что-то, напоминавшее дворцовую башню, но от дворца совсем ничего не осталось, а вот башня выстояла - лишь острый шпиль ее слетел и валялся на земле, расколовшись на несколько неравных кусков. Входа видно не было. Охотники до реликвий обошли башню несколько раз, выискивая хотя бы какую расщелину, куда могла бы просочиться Матилла - та самая вампирша, что любила громко поговорить. Она была самой худосочной и мелкой из всей группы. Но складывалось впечатление, что вход в башню нарочно замуровали, да еще так искусно, что округлая стена казалась монолитной. Ни окон, ни дверей.
- А если туда? - один из оборотней, задрав голову, смотрел в сторону крыши. Шпиль, не удержавшись на покатой крыше, вполне мог оставить после себя дыру, достаточную для того, чтобы среднегабаритный человек сумел туда пробраться.
- Вполне сойдет, - Рэми, приставив руку козырьком к глазам, силился разглядеть, если там что. Потом махнул своим сородичам, - да, сойдет. Теперь главное понять, как туда забраться.
- Клыкастые разучились превращаться в сопливый туман и стервятников? - ехидно заметил кто-то из оборотней. Почти одновременно Рэми и бородач-перевертыш одернули своих, уже готовых проверить силы визави в схватке.
- Придержи коней, мальчик, - глухо рыкнул оборотень. - Для таких дел мы взяли несколько мотков веревки. А вы?
Рэми только сузил глаза в ответ. Нет, они о веревке не подумали. Зато вампиры способны на другие фокусы. Быстро бегать и с силой прыгать, например. А если забраться на что-то повыше...

Внутри было темно. Потревоженные летучие мыши забили крыльями, устремившись целой стаей к клочку неба через дыру в крыше. Отплевываясь от этих крылатых тварей, оборотень гулко выругался, спрыгнув на скрипнувший и прогнувшийся под его весом пол.
- Подумали ли вы о том, чтобы прихватить с собой факелы? - едко поинтересовался Рэми у него. Вампирам свет не нужен, они прекрасно видят в темноте.
- Пока они щелкают зубами, нужно действовать. Пусть попытаются нас догнать! - с азартом воскликнула Матилла, и не успел Рэми даже слова сказать, как вампирша умчалась в черноту башни. Только и слышен был ее тонкий смех.
- Вернись! Это же башня мага, тут... - его голос утонул в глухом рокоте - будто сами камни башни ворчали и ворочались, просыпаясь ото сна. И дальше вампир закончил свою фразу совсем тихо, - должно быть, целая тьма ловушек.
Теперь уже бежать вперед совсем не выглядело таким заманчивым предложением. И вампиры терпеливо подождали, пока оборотни не зажгут магические осветительные кристаллы. Огня лунные не переносили в той же мере, как и кровопийцы.

+2

6

Группа отважных искателей приключений была уже внутри строения. Лич чувствовал их присутствие, хотя по-прежнему не мог на них никак воздействовать. Знают ли они, кого они могут здесь потревожить или случайно наткнулись на его темницу? Как бы то ни было, его месть будет страшна и не важно, что вампиры и оборотни не имеют никакого отношения к его заточению. Сейчас в нем клокотала и требовала выплеска злость. В какой то степени это усиливало его силы и борьба против сковывающихся чар усилилась.
Лич строил планы и просчитывал варианты, как ему освободиться, параллельно аккуратно наблюдая за маленьким отрядом так, чтобы возможные маги отряда его не заметили. Теперь они были уже внутри и внешний контур защитных заклинаний не ограничивал Кноха. Впрочем, это позволило личу только более детальное наблюдение. Он мог слышать их голоса, угадывать по чертам лица, мимике и микродвижениям тела их характер, распознавать возможные сильные стороны и недостатки. Он всего этого так детально не проделывал, если он был перед врагом в своей обычно силе, но сейчас ситуация особенная. Он не просто слаб, он закован и фактически лишен активных сил. Его магии нужно время, чтобы восстановиться, если он сможет уничтожить оковы; его сил в начале хватит только на один удар и ему нужно понять, как и куда ударить так, чтобы выиграть время и создать себе стратегическое преимущество.
Группа разделилась. Один из вампиров ушел вперед, возможно, на разведку. Вскоре за ней как будто случайно увязались пару оборотней. Это межрассовое недоверие и ненависть никаким союзом и общими войнами не истребишь. Главарь оборотней отправил их посмотреть за вампиршей, может они ищут тут какие то сокровище, которые не должны попасть в руки оборотней?
Наконец то он почувствовал более активное движение наверху. Отряд столкнулся с его охраной, а точнее надзирателями. Они все еще повиновались силе сгинувшего Хозяина. Разразилась битва, которая, к слову, не могла причинить существенный урон отряду. Нежить почти лишилась вложенной в нее силы и та воля, которая держала их на земле, едва-едва питала их. Нежить двигалась медленно, дралась не слаженно, была неуклюжа. Единственное преимущество которое у нее было - это пожалуй количество и относительная неуязвимость. Ша-Кнох неприятно удивился мастерству вампиров и оборотней. Было видно, что эти воины успели закалиться в войне с нежитью и прекрасно знали их слабости, а также владели тактикой ведения боя, в том числе в замкнутом пространстве с таким противником.
Вампирша Матилла тем временем успела пробраться уже далеко и с интересом разглядывала дверь в комнату в саркофагом. Что то влекло ее туда и в то же время даже в ее мертвом сердце вызывало ужас и страх. На двери и стенах были выгравированы из золота и укражены драгоценными камнями рисунки и знаки, иллюстрирующие картины из истории Темных земель, а также заточенного здесь лича. Матилла разглядывала их "слепо", не понимая написанного, но лишь восхищаясь дорогим исполнением. Она вынула нож и стала выковыривать один, а затем второй большие черные и красные драгоценные камни, которые тускло блеснули при ее прикосновении... Оба оборотня из-за угла наблюдали за ее действиями, решив пока не вмешиваться...
Ша-Кнох почувствовал, что магические печати сильно ослабли. Вампирша, не понимая того, почти освободила его, вынув из положенных мест волшебные кристаллы, расположенные на стене в определенной последовательности и скрепленные заклинанием. Только нежить могла эта сделать без ущерба себе, но к удаче Ша вампир - это как раз нежить. Для освобождения нужно было немногое - только сломать заколдованную дверь в темницу - последняя непреодолимая преграда к свободе Кноха. Он уже начал нетерпеливо ерзать в своем гробу, ожидая этого момента. Годы заточения, как верил лич, подходили к концу, и вампирше осталось сделать лишь маленькое глупое движение, чтобы высвободить его.

+1

7

[NIC]Рэми[/NIC]
Парочка оборотней последовали за Матиллой, а Рэми только глаза к потолку возвел. Ну что за дурочка - эта юная вертихвостка? Нашла время и место демонстрировать свой азарт. Вампир покосился на бородача, тот невозмутимо ожидал, пока магические светильники загорятся, как следует. Он никак не отреагировал на то, что двое его парней скрылись в черном проеме. Каким-то образом, по всей вероятности, жестом каким или условным сигналом сам их туда и отправил.
- Ладно, раз мы все здесь, то продвигаемся дальше. Осторожно, - сказал Рэми и первым подошел к проему в разбитый коридор.
- Ишь раскомандовался, кровосос, - тявкнул кто-то из оборотней. И снова зацепились языками, пока главарь перевертышей не рыкнул на своих, призывая заткнуться и утроить бдительность. Прибыли сюда-то не для того, чтобы со своими извечными соперниками изгаляться в словоблудии.
Но едва они вступили в этот коридор, то потревожили спящих стражей. Странно, как Матилла и два ее сопровождающих проскользнули тут незамеченными, а вот Рэми и его спутникам пришлось поразмять кости. Вампиры двигались быстро, они больше полагались на свою скорость и ловкость, а оборотни вышли куда более массивными и сильными, в итоге все, как ни странно, друг друга дополняли. Даже несмотря на то, что между собой практически не состыковывались. Правда, коридор был маловат для каких-то масштабных действий, но и врагов оказалось не так уж и много. Вдобавок запечатанная древними чарами нежить после сотен веков бездействия выглядела, мягко сказать, жалко.
- Будьте внимательнее, - Рэми мог этого и не говорить, теперь, когда все убедились, что развалины эти не пустые, дальнейший путь проходил с тщательностью и осторожностью. Вампир волновался и за юную соратницу, умчавшую вперед и ослушавшуюся приказа. Молодняк всегда рвется в бой, даже не разведав обстановки.

Тем временем, вампирша, найдя нечто похожее на врата или арку, вход в которые был запечатан массивной плитой с руническими символами, усердно ковыряла приглянувшиеся ей камешки. Она слышала, что оборотни, которые до сих пор ее сопровождали, не рискнули сунуться ближе и остались за колоннами. Матилла презрительно думала, какие же эти мужики - трусливые слабаки, без своего альфа-папки не способны даже шагу ступить. Как верные собачки, суетятся вокруг, виляя хвостами. Вампирша надеялась, что добыча, которую она сейчас поддевала, вынимала из каменных лож и складывала себе в сумку, окажется достойной владыки Сифа. Она даже представляла себе, как высыпает цветастые переливчатые камешки в ноги повелителю, и тот лично благодарит ее за верную службу. Как благодарит? Ну... в голове неугомонной девушки мелькали самые разнообразные мысли, вплоть до непристойных, но она их спешно отгоняла, боясь, как бы кто-то не забрался ей в голову и не прочел такую крамольную провокацию.
- Матилла, стой, - только и успел окликнуть ее Рэми, когда выбрался из коридора и остановился в проеме. Оборотни обогнули его и теперь уже безо всякой опаски ринулись к арке. Поздно... Вампирша любовно уложила последний камушек в свой мешок с добычей и с победоносной улыбкой оглянулась на сородича. Рэми отчего-то передернуло. Он будто бы чувствовал, как в воздухе витает что-то нехорошее. Хотелось повернуться и смыться к выходу, смалодушничать, опозориться, но сохранить свою волю, а с ней, как чувствовал Рэми, явно что-то происходит.
- Не трогай это, - вяло и как-то со скрипом прошептал он, округлившимися глазами глядя на то, как округлая каменная плита меняется. - Назад. Всем назад!
Наверное, эти камни запечатывали что-то. И Рэми знал, что если что-то остается так долго запечатанным, то лучше его не трогать и оставить в том виде, в каком нашли. Не зря ведь кто-то потрудился над всем этим.
- Тут руны, - Матилла по-прежнему стояла у арки и теперь с интересом следила за появляющимися линиями вдоль края плиты. - И еще символы - явно что-то из темной магии.
Раздался треск - плита сдвинулась назад, ворох пыли взметнулся с давно не тревожимых камней.
Рэми отступил, ему казалось, что он видит, как непроглядная тьма надвигается с той стороны, что вот-вот откроет эта зачарованная плита. Рэми дрогнул, не выдержал. Шаг назад, другой.
- Ну что там? Даже мне интересно стало, - вожак оборотней прыгнул вперед, становясь рядом с вампиршей. Остальные нерешительно подошли ближе, создавая своеобразный полукруг.
Снова треск... Плита сдала еще назад, а затем разделилась на две половины и разъехалась в стороны. Впереди была тесная комната, а в ней...
- Это саркофаг? - тоненько пискнула вампирша. И после этого на Рэми пахнуло такой волной отчаяния, причем он понимал, что это явно магической природы, но сопротивляться ему не мог. Ноги сами понесли его к выходу.

+2

8

Ненависть и злость - две главные эмоции для любого ожившего мертвеца, тем более лича; в этот раз особенно яростно "играли" в Ша-Кнохе. Его внутреннее ощущение было похоже на ощущение голодного хищника, который много недель не ел, нашел свою жертву, почти догнал ее и уже даже протянул лапу чтобы схватить. Еще несколько секунд, буквально пару мгновений и желанная добыча окажется у тебя в руках или в пасти, ты отведаешь ее кровь и плоть и получить то необходимое чтобы жить и существовать дальше. Это не ощущение полного удовлетворение, но то "предпиковое" состояние, которое предшествует ему и "подогревает" каждую секунду ожидания.
Он рассчитывал на Матиллу, и она его не подвела. Вампирша умом шибко не блистала, кампания против нежити была уже выиграна и союзники резонно стремились урвать куски побольше. Что еще можно ожидать от каких руин нежити? Неосмотрительность - главная ошибка новичков. Она нарушила магические нити последней печати, которая сковывала лича. Проход в темницу открылся и Матилла увидела многогранную комнату без света. Стены (грани) помещения были исписаны разными картинами из истории посмертного существования Ша-Кноха (несмотря на свое предательство, лич был "запечатан" согласно древним традициям Темных земель), каждую из которых окаймляли специальные темные руны, которые имели церемониальное значение, но не магическое. В центре комнаты располагался саркофаг Ша-Кноха, сделанный из расплавленных слитков золота, смешанного с кровью дракона - такой сплав предполагал большую магическую устойчивость против узника. Крышка саркофага была расписана замысловатыми орнаментами, предупреждениями на темном наречии и некоторыми биографическими данным владельца...
Момент настал. Непреодолимые магические заклинания были сняты. Он грубо расправился с оставшимися магическими оковами, которые представляли собой длинные звенья защитных и сковывающих заклинания, лишающих лича магии, помогая себе змееподобными движениями тела, и включил свою темную аура лича на максимум. Матилла и вожак оборотней застыли в проходе к двери. Сейчас личу надо было действовать решительно и стремительно. Крышка саркофага быстро взлетела вверх, как-будто что то или кто то изнутри ее выбило, и рухнула недалеко около прохода, подняв облако пыли. Вампирша и оборотень не смели двинуться ближе, хотя и привстали немного, чтобы увидеть что же внутри. Их сковал страх и ужас, они не могли двинуться с места и жадно смотрел на чернь саркофага. Из темноты к ним поднимался в воздух почерневший скелет, облаченный в мантию темного цвета с золотыми и красными рунами на ней. В глазницах была темнота и какая то приковывающая пустота, а на черепе была одета перевернутая корона из черного дерева - издевательский знак предательства, который был одет на Ша по настоянию Хозяина и должен был символизировать его слабость и неудавшиеся амбиции и стремление к власти. Лич "сковал" своей темной аурой оборотня, так что он не мог шелохнуться, а только безвольно смотрел на мертвеца, и вперил пустые глазницы в вампиршу, которые медленно начали зажигаться желтым огнем. Подчинение вампира - это сложный и трудоемкий процесс, требующий времени и подготовки, что напрямую влияет на прочность связи и количество затраченой энергии. Темная магия известна своими мощными разрушительными заклинаниями, но только темные маги знают, какой ценой они реализуются и сколько сил порой надо потратить на относительно среднее заклинание, поэтому адепты магии тьмы предпочитают к вопросам затрачиваемой энергии относиться очень бережливо, но данная ситуация требовала эксклюзивного решения. У Ша-Кноха было достаточно сил, чтобы испепелить существ перед ним, но все же столько лет магического вакуума не проходим бесследно и он чувствовал, что не вполне оправился от заключения. Вражеский отряд мог быть и не один, а дорога в безопасное место могла отнять много времени и сил. К удаче Кноха, вампирша перед ним была молодой и неопытной, что упрощало процесс. Подчинение нежити - это не то же самое, что создание нежити. Здесь некроманту не нужно "вкачивать" энергию в мертвое тело, чтобы вернуть его к жизни, а точнее к нежизни. Здесь надо было восстановить связь между мертвецом - вассалом и магом тьмы - сюзереном. Раса лича была дополнительным бонусом, которая помогала подчинению. Ша-Кнох смог подавить немного собственную неживую сущность вампира, а затем словно "охватывал" ее оковами, "привязывая" к своей сущности. Это было грубо, она пыталась вырваться, но он сломал ее стремления помогая ритуалу жестом костлявой руки и туже "связывая" ее. Я был узником, теперь побудешь ты.
Остальные вампиры и оборотни располагались сзади парочки на некотором расстоянии и не совсем хорошо видели происходящее. В помещении произошло какое то движение, но угрозы вроде как не было, ибо Матилла и вожак оставались спокойно стоять, только страх несколько сковал их волю и в стало холоднее.
Вдруг Матилла ринулась на ближайшего оборотня, вцепившись ему прямиком в сонную артерию, одновременно впиваясь ему когтями в спину так, что тот никак не могу оторвать ее от себя. Они завалились на пол и стали кататься по полу.
Матилла, что с тобой! - сказал кто то из вампиров.
А ну отпусти его, дрянь! Варок! Что ты стоишь!? - пригрозил оборотень с секирой в руке, обращаясь в конце к своему вожаку.
Варок вдруг неожиданно вздрогнул, издал нечленораздельный звук, затем ноги его подкосились, но он не упал, а наоборот поднялся в воздух. Только теперь оставшиеся увидели скелета, который с помощью нечеловеческой силы, насквозь раскроил вожаку оборотней грудную клетки ломая ребра и разрывая сердце. Послышался вопль ужаса и страха. Оставшиеся бросились вон из прохода, спешно пытаясь найти в лабиринте подземелья выход обратно, наверх, подальше от этого кошмара.
Матилла "закончила" с оборотнем и хотела было ринуться в преследование, но лич рукой остановил его. Она была сильна, ее силы выросли, он добавил ей бешенства и силы, но она была одна, а их было много. Лич повернулся к трупам двух оборотней и стал плести заклинания поднятия нежити. Ша-Кнох не торопился. Время у него было. Он активировал защитные системы комплекса и теперь вся многочисленная нежить подчинялась его командам. Этот комплекс был магически построен с расчетом на место темного мага, который и был бы своего рода мозговым центром системы, на ком замыкалась бы вся нежить, чье место и занял Ша-Кнох. Теперь нежить стала гораздо быстрее,сильнее и злее, они действовали согласованно и придерживались понятия тактики. К тому же, по его приказу нежить перекрывала проходы, чтобы отряду было трудно выбраться наверх. Они не должны уйти. Его месть будет ужасной. Он должен убить их всех.

Отредактировано Ша-Кнох (28-03-2017 20:48:44)

+1

9

[NIC]Рэми[/NIC]
Что происходило после того, как вампир рванул прочь, он себе даже не представлял. До его ушей доносились самые разнообразные звуки, которые совершенно не приободряли Рэми, а сам он мысленно ругался в отчаянии. Он сбежал, как трусливая псина. Но остался жив. Стоит ли тогда его винить за малодушие? Ведь они не какие-то там благородные рыцари, как дураки умирающие за свои убеждения или за других дураков, которые полезли туда, куда не следует. Рэми проговаривал мысленно, что он ведь предупреждал! Пытался образумить Матиллу, одернуть ее! А теперь выходит, что они все мертвы... Мертвы ли? Окончательно? Вампир прислушивался, но голос страха настолько затуманил ему рассудок, что Рэми, пожалуй, умудрялся слышать даже то, чего и в помине не было. Ему слышались жуткие звуки, предсмертные хрипы оборотней и - чего уж там! - как песком осыпаются развоплощенные вампиры на древний, исчерченный рунами и выложенный плиткой пол. А сам он мчал, насколько позволяла ему его вампирская скорость. Хотя ему казалось, что он изматывающе медленно ползет, будто обожравшийся ленивый удав, а сзади его вот-вот схватят за пятки и сдернут обратно - в глубину руин.
Не было у Рэми времени обдумать случившееся. Он был благодарен своему внутреннему голосу, который вовремя повелел удирать. И тот же внутренний голос в данный момент неистовал, едва вампир начинал задумываться о том, чтобы вернуться. В итоге более мудрый голос победил, и побег продолжился до победного конца, а точнее - до того момента, когда пришлось сконцентрироваться, собрать все свои силы и умения, дабы выбраться из покосившейся башни со входом-выходом на проломленной крыше.
Никогда не думал вампир, что будет так радоваться простору, темному небу, ветру, неприметно играющему с волосами. Рэми позволил себе перевести дух и задержаться снаружи храма на несколько секунд. Стоило и мысли в порядок привести тоже. Что дальше-то делать? Для вампира было очевидно, что одному ему возвращаться в башню не стоит, но что-то подсказывало, что нет смысла и дожидаться прибытия владыки снаружи. Нет-нет, лучше сразу же отправиться в Город Темного ветра и предупредить Сифа о том, что в этом месте происходят странные и необъяснимые вещи. И надеяться, что Сиф не оторвет голову за то, что бросил своих и трусливо сбежал.

Тем временем, оставшиеся вампиры количеством в четыре головы и такое же количество оборотней (один был убит прежде, чем что-то понял, и остальных, вероятно, ждала та же судьба) остались на растерзание неведомой силе, пробужденной неумелыми действиями Матиллы. Больше всего, наверное, Рэми жалел об этой маленькой несмышленой дурочке. Она казалась ему такой перспективной, так быстро училась, схватывала буквально всё на лету. Оборотней было не жаль совсем. Разве только теперь наверняка придется объяснять Сифу или даже самому вожаку Лунной Пади, каким образом померли блохастые. Рэми вздрогнул и насторожился. Кажется, он снова услышал чьи-то вопли. Нет, толку тут оставаться? Лучше поскорее бежать с донесением в Город Темного ветра!
А до него не один день пути...
Подумав об этом, Рэми чуть ли не пал духом. А тут еще странное шевеление началось вокруг: остатки давно почивших воинов внезапно перестали спать. Вампир, пусть сам он и был нежитью, чуть дар речи не потерял от увиденного. И далее ему словно хвост подпалили - он несся к выходу из разваленного города с такой скоростью, на какую только была способна его вампирская природа. Наверное, только благодаря этому никто не смог его сцапать. Поднятая нежить неповоротлива и глупа. Застывшие конечности слушаются с трудом, да и разума ведь в этих мертвяках ноль. Рэми благополучно сбежал. Сбежал, чтобы направиться к сердцу Анклава и надеяться, что Сиф еще там или уже выступил навстречу, и они не разминутся.

+1

10

Ша-Кнох медленно и не спеша чертил темномагические формулы на лбу, груди и крестце двух убиенных оборотней. В вопросе соблюдения любого ритуала, особенно касающегося темной магии, надо быть максимально педантичным, и даже дотошным. Он мог бы оживить их практически моментально, даже сейчас, после стольких лет заключения, его сил бы хватило, но такая расточительность сейчас была более чем излишней. Магические символы должны были наполнить трупы темной энергией и удерживать ее в темном теле словно якорь большой корабль, упрощая таким образом для лича управление и "снабжение" магической энергией своих слуг. Начертание было завершено и теперь только несколько магических слов и жестов, а также целенаправленная энергия оживила мертвые создания и дала им вторую, естественно более совершенную жизнь.
Активированная защитная магическая система комплекса давала свои результаты. Группа уже понесла некоторые потери в виде еще двух оборотней, которые должны быть дождаться своего часа, чтобы быть "поднятыми" и присоединиться к слугам Ша. Лич выслал двух мертвых оборотней по тайному коридору в обход убегающим, чтобы перекрыть им путь или хотя бы задержать. Больше всего лич опасался, если кто то из отряда сможет выбраться и привезти подмогу. Большой бой сейчас был для него не возможен.
Если в начале своего отступления, а вернее бегства, вампирско-ликантропский отряд представлял собой кучку бегущих животных, то в последствии, после того как эмоции и страх схлынули, даже не смотря на отсутствие лидеров и потери еще двух собратьев, вампиры и оборотни смогли организоваться, сплотиться, понимая риск полного уничтожения, и стали действовать совместно. Многочисленные ловушки, сложности внутреннего рельефа, одинаковые коридоры, выскакивающие тут и там скелеты - это лишь немного и проблемы, с которыми столкнулись беглецы. Они с задержками, где то быстрее, а где то медленнее, планомерно продвигались к выходу из подземелья, который был на видимом расстоянии. Надежда как будто вновь заиграла в их сердцах, как из какого то вдруг появившегося отверстия в стене, на них не выпрыгнули два оборотня-нежити. Завязался бой. Эта нежить была не та трухлявая и жалкая, что они разбили по дороге. Это была "свежая", хорошо обученная нежить с большим запасом сил. Вампиры теснили нежить к выходу, когда услышали протяжный многоголосый вой и увидели бегущих, ползучих, прыгающих мертвых созданий, среди которых было еще два мертвых оборотня, бегущих к ним сзади. Все их глаза, пасти и пустоты глазниц и челюстей были обращены к убегающим и как будто отражали одну эмоцию - злорадство. Отряд был окружен и обречен. Пали все оборотни, остались только вампиры. Сгруппировавшись вместе, они смогли растолкать блокирующую выход нежить, но тут как тут подоспели их собраться из глубины комплекса. Завязался новый бой. Кто то из вампиров смог использовать магию крови и запечатать коридор. Нежить в бешенстве стала биться об барьер, беспомощно стараясь пробиться  через него. Вампир-маг крови не верил своим глазам. В минуту жизнеугрожающей ситуации, у него получилось сложное заклинание. Вампиры было выдохнули и попятились к выходу, как вдруг нежить как будто расступилась и прильнула к стенкам коридора так, что стало видно Ша-Кноха. Лич соединил кисти вместе и вытянул вперед указательные пальцы, из которых вылетел пучок темной энергии, похожий на разряд молнии. Сила заклинания была такая, что она не только разорвала барьер с оглушительным треском, но и задела вампиров. Один из них рухнул с наполовину испепеленным телом, а остальных отшвырнуло к выходу и они вылетели за пределы комплекса. Нежить немедленно ринулась в проход и выскочила наружу, а за ними и лич. Мертвый отряд вышел из темницы и как по команде встал у входа. Вокруг них были развалины города, который когда то принадлежал Кноху, над ними ярко светила луна, прекрасно замещая собой солнце в Темных землях, перед ними разворачивала свои ряды армия вампиров.

+1

11

Рэми объяснил Сифу всё, как смог. Позволил влезть в свою голову, открыв добровольно разум и давая возможность понять, что случилось в тех катакомбах. Владыка использовал ментальную магию, чтобы вызвать воспоминания и вложить их в головы своих советников, стоявших тут же, рядом. Создать эдакий трехмерный иллюзорный мир, в котором недавнее прошлое превращалось в настоящее и обволакивало вампиров, будто это они сами бродят по древним развалинам и открывают запечатанный рунами саркофаг.
- Здесь был город лича, - закончив демонстрационное представление, проговорил Сиф, обращаясь теперь исключительно к своим приближенным. На гонца теперь мало кто обращал внимание. Все были озабочены увиденным и сосредоточенны на том деле, что, по всей видимости, им вскоре предстояло. - Похоже на печати, скрепляющие что-то... сильное и магическое, - вопросительный взгляд в сторону Рэджинальда предполагал, что тот тут же выскажет своё мнение.
Вряд ли стоило сейчас вдаваться в историю и вспоминать, что и когда происходило во время войны в этих краях. Эти сведения еще были свежи, а у вампиров с памятью, в общем-то, проблем и нет, так что напоминания излишни. Сиф задумался на несколько минут. Не так уж и давно (если сравнивать те годы с годами жизни самого вампира, естественно) Айканар заточил лича, осмелившегося предать короля или же восстать против него, или еще в чем-то не угодить. Сиф, живший в Городе Темного ветра и занимавшийся исключительно им, не был хорошо осведомлен в причинах таких событий, равно как и не мог знать, убил прежний повелитель Темных земель опального тёмного мага или нет. Но сейчас, когда Сиф увидел эти отчетливые картинки чужого прошлого, он начинал сопоставлять их с собственными знаниями и... Не слишком нравилось ему то, к чему вели эти умозаключения.
- Мы не можем сделать вид, что там ничего нет и нам это неинтересно, - сказал Сиф. - Отправимся к городу. Если это то, о чем я думаю, то лучше подготовиться заранее. Что у нас есть для того, чтобы либо разрушить сразу связи лича и поднятой им нежити, либо блокировать его способности это делать? - снова обратился он к Рэджу. Жаль, что не было Амариллы. Она могла похвастать целым набором чудесных заклинаний по любому празднеству. Впрочем, Рэджинальд ничуть не хуже. Если они пойдут к заброшенному городу вместе, то им и десятка сопровождающих хватит. Естественно, из числа более старших вампиров, дабы лич (если это, конечно, он) не смог их поработить.
- У нас была сеть... Я знаю, она тебе не нравится, как и мне, как и любому, кому не по вкусу серебряные вещи, - теперь Сиф перешел на мыслеречь, обращаясь к старику-вампиру. Пока другие переговаривались, высказывая свои идеи, владыка подумывал о том, чтобы распаковать мешок с подарками, - может быть, она не понадобится. Но если там действительно лич и если это тот самый, которого пытался убить Айканар, то нам не помешает страховка.
Артефактная сеть, приобретенная когда-то давно, на рассвете Анклава, была способна обездвижить любого, вокруг кого оплетется, вдобавок дополняла ощущения для нежити непередаваемым колоритом. Сифу и смотреть на эту сеть было неприятно, не говоря уж о том, чтобы брать ее в руки. Но против лича она могла бы оказаться весьма полезной.

К нужному месту добирались вампиры быстро, используя и свою скорость, и короткие дороги. Их было не так уж и много во главе с Сифом, хотя могло показаться, что тут настоящая армия - так быстро мелькали они меж стволов сухих деревьев. И когда они остановились, глядя на груду камней, вокруг которых неровным строем вышла нежить, со стороны было похоже, будто вот-вот разразится буря.
- Да, действительно, лич, - впрочем, этот вывод был лишним. Рэдж и сам видел. Как видели и другие вампиры, как видел и Рэми, вызвавшийся пойти к этому месту снова добровольно. Но впереди стоял Сиф. Он лича не боялся, хотя и не знал, что тот младше его в пять раз. - Потрудился на славу. Сколько нежити поднял. Сил истратил наверняка порядком. Это хороший знак.
- Я помню тебя, - вслух сказал он, обращаясь уже к самому личу. - Ты служил Айканару.
И лич тоже должен помнить Сифа, правителя Города Темного ветра и вампирского Анклава. Хотелось не обращать внимания на поднятую низшую нежить, но увы, слишком уж она оказалась многочисленна. Впрочем, даже в таком количестве она бы ничего не смогла сделать с одним-единственным полуторатысячелетним вампиром. А тут таких даже два.

+1

12

Заклинания

Печать Рилдира (2) - кратковременно наделяет цель божественной силой, увеличивая её физические параметры
Вызов демона-архонта - вызывает двухметрового демона - мечника с пылающим огненным оружием. Хорош в ближнем бою, имеет низкую сопротивляемость темной магии
Укрытие от нежити - жрец делает себя и окружающих невидимым для низшей нежити. 
Аура сопротивления темной магии 
Аура сопротивления некромантии
Столп адского пламени - из земли вырывается черное пламя, уничтожающее все вокруг в радиусе 50 метров
Темный щит (2) - очень прочный магический щит, закрывающий небольшую область перед жрецом.
Волна хаоса - конусообразная волна, уничтожающая все на своем пути на расстоянии 100 метров. Очень эффективно против кучи слабых противников.
Оружие хаоса - благословляет оружие, наделяя его силой бога. В данном случае это черное пламя, которым можно атаковать на небольшом расстоянии.
Прест смерти - концентрированная энергия хаоса, наносит сильный урон по нежити. Используется на 1 цель.

Серебристая луна мягким светом освещала дорогу путникам, неспешно идущих в глубинах Темных земель. Даже в старые времена эти места вызывали у многих дискомфорт и отвращение, а после войны все превратилось в один огромный темный хаос. К счастью здешние красоты ни сколько не волновали вампиров, которые за время войны уже  привыкли к подобным видам.
Рэджинальд направлялся вместе с Сифом и его свитой к руинам некогда большого и сильного города. Это место не могло их не заинтересовать, ибо вокруг него ходит много легенд и сказаний, да и убедиться в отсутствии сил врага не мешало бы. Несмотря на выигранную войну, во всех Тёмных землях ещё остались незначительные силы, верные бывшему темному господину. Ночь была достаточно тихой и смиренной, пока на пути у путников не появился ошарашенный одинокий вампир, бегущий с огромной скоростью.
Молодой вампир быстро и невнятно старался что-то рассказать Сифу, но страх, отдышка и небольшая паника мешали ему сделать это спокойно, последовательно и внятно. Тогда владыка принял вполне разумное решение использовать ментальную магию, дабы просмотреть последние воспоминания вампира, а заодно и показать их советникам.
Рэджинальду открылась вся тайна произошедших недавних событий. Просматривая воспоминания, он старался сконцентрировать внимание на окружении, дабы понять, что так могло ужаснуть молодого воина.  К сожалению, воспоминания были немного размытыми, поэтому прояснить все сразу у старика не получилось. Зато картина с саркофагом очень заинтриговала древнего вампира. Он постарался рассмотреть пару рун, обстановку и общую картину происходящего. Всего этого было достаточно, чтобы сделать пару не утешающих выводов.
-Здесь был город лича, - сделал вывод Сиф, закончив свой показ.– Похоже на печати, скрепляющие что-то…сильное и магическое.
- Скорее кого-то… -  задумчиво поправил Сифа старик. – Думаю, ты уже и сам догадываешься, что это не просто древнее хранилище, это – гробница, - закончил свои рассуждения Рэджинальд, наконец, оторвав свой взгляд от одной точки и посмотрев в сторону владыки.
- Здесь есть руны третьего порядка и это плохо. Тот, кто их поставил, очень не хотел, чтобы тот, кто там покоиться однажды проснулся. Скорее всего, это и есть лич, который владел этим городом. Ты же тоже слышал эту историю об Айканаре и загадочном взбунтовавшемся личе? - обратился к Сифу Рэдж, перейдя на ментальную связь, дабы лишний раз не поднимать ненужную панику среди отряда. Вопрос был чисто риторическим, ибо старик и так знал ответ на этот вопрос, благо с памятью у вампиров было все в порядке. Рэджинальд не очень любил личей, уж больно высокомерными и несговорчивыми они бывают, благо  в арсенале были заклинания, способные склонить  неупокоеного к конструктивному диалогу.
- Мы не можем сделать вид, что там ничего нет и нам это неинтересно. Отправимся к городу. Если это то, о чем я думаю, то лучше подготовиться заранее. Что у нас есть для того, чтобы либо разрушить сразу связи лича и поднятой им нежити, либо блокировать его способности это делать? – снова Сиф обратился к старику.
- Что у нас есть? Сила самого Темного бога тебя устроит? Мы же не первый день ведем войну, конечно, я припас пару заклинаний против неживых. Кто как не создатель знает, как заставить лича умолкнуть навсегда. Да и мне так кажется, что не столько об ордах нежити стоит беспокоиться… В крайнем случае у меня есть пару запечатывающих рун, запечатаем его снова и все дела. Единственное мне нужно время и прикрытие, хотя ты и сам это знаешь, - вглядываясь задумчивым взглядом, куда-то вдаль сказал Рэджинальд. В голове проносилось множество различных планов и действий. Нужно было хорошо все обдумать, дабы безопасно войти в город.
- У нас была сеть... Я знаю, она тебе не нравится, как и мне, как и любому, кому не по вкусу серебряные вещи. Может быть, она не понадобится. Но если там действительно лич и если это тот самый, которого пытался убить Айканар, то нам не помешает страховка – перейдя на мыслеречь, обратился к Рэджу владыка.
- Опять она? – с большим возмущением ответил старик. - Имир тебя дери , когда же ты перестанешь всюду таскать эту мерзость? Это как разводить костер в соломенном домике… - закончил старик, стараясь успокоиться. Он действительно не любил эту вещь, хотя она была довольно полезной, если подумать. Слишком он уж боялся, что когда-нибудь что-то подобное могут применить против него и Сифа. Нет ничего более страшного и унизительно, чем плен… причем такой мучительный.
Закончив обсуждение, отряд направился к городу. Вампиры двигались очень быстро и подвижно,  даже Рэджинальд успевал за ними, ловко перемахивая через препятствия. Спустя несколько минут они достигли цели, где было, не так спокойно, как хотелось бы. Как только вампиры остановились, из руин ровным строем выходили толпы нежити, и это не могло не настораживать. Нет, Рэдж не боялся, однако все это действо заставило его чуть поднапрячься и вновь немного призадуматься.
- Да, действительно, лич Потрудился на славу. Сколько нежити поднял. Сил истратил наверняка порядком. Это хороший знак.
- Не совсем, мой друг, - чуть нахмурившись произнес Рэдж, - Думаю эта башня и эти руины питают его. Не все руны, что я видел, были нацелены на запечатывание лича. Скорее всего вся башня является мощным источником тёмной силы, что его питает. Это единственное объяснение того, как он так быстро смог восстановить силы, чтобы поднять эту орду. Единственное в чем нам повезло это то, что он вышел из башни, в ней он был бы ещё сильнее. – Рэджинальд закончил свои не утешающие умозаключения. Конечно, бояться было не чего, ибо сам вампир на пару с Сифом сражались и не с такими противниками, однако если лич был очень древним, он мог доставить огромное количество нежелательных хлопот. Теперь осталось только ожидать что же предпримет лич.

Отредактировано Рэджинальд (09-04-2017 16:11:33)

+2

13

Скелет в ритуальной одежде с перевернутой короной пустыми щелями глазниц взирал на боевой порядок вампиров. Ярость вскипала в нем все больше. Не отчаяние и не страх, а именно ярость. Годы заключения и каких-нибудь пару часов свободы, и вновь замаячила перед ним перспектива неволи. Однако, смирение с надвигающимися событиями, если они не устраивают лича, - это не про него. На смену ярости пришел холодный расчет, быстрое мышление и просчитывание возможных комбинаций.
Видимо сбежавший вампиреныш вызвал подмогу.
А они оказались здесь очень быстро.

Как вампиры смогли так быстро оказаться в его разрушенного городе? Да еще не просто подмога, а одни из сильнейших представителей кровососов? Сейчас было не время размышлять над этим вопросом, вариантов могло быть масса. Начиная от телепортации и заканчивая элементарной близостью наличествующих иерархов Вампирского анклава. Похоже вампиры за время моего отсутствия набрали силу, так что недооценивать их нельзя, тем более когда с ними Сиф. Ша надо было как то выходить из этой ситуации.
- Я помню тебя. Ты служил Айканару.
Пока лич размышлял, предводитель вампиров похоже решил начать переговоры. Ша-Кнох почти сразу "включил" свою ауру на максимум. Темная сила, которая была заключена в нем и которой он служил, медленно стала выходить наружу, являя себя. На этот раз, это было похоже, как будто темной пламя охватило весь скелет лича и поднялось примерно на метр над ним, образуя подобие факела с Ша в качестве источника "огня". Пускай видят, кто стоит во главе иерархии нежити. Окружающая нежить, чувствуя такое проявление темной магии, оцепенела в экстазе, синхронно повернув голову к своему повелителю. Сильные из них - недавно поднятые оборотни-нежить и подчиненная вампирша Матила - встали близко к Кноху, готовые в любой момент защищать его, а слабая нежить - преимущественно нежить комплекса - расположилась по периферии охранного полукольца.
- АЙКАНАР МЕЕЕЕРТВ! - резко и яростно взревел лич. Эти два слова пронеслись над всем городом единым гулом. Пламя-аура лича еще сильнее почернело при таком выбросе эмоций и вскоре вновь вернулось в исходный размер и цвет. Лич не знал наверняка, что произошло в столице нежити, и какую роль тут играли вампиры, но отсутствие бывшего Хозяина чувствовал всеми своим существом. Темный маг продолжил спокойнее, - Ша-Кнох больше не служит ни кому. А кому служишь ты, Сиффффф? - голос лича был низок и многотонен, как будто несколько голосов слились в один, прожженный череп с пустыми орбитами "уставился" на юного милого мальчика, который уже много столетий возглавлял вампиров и являл собой прекрасное творение Рилдира.
Эти "переговоры" могли закончиться как угодно. Ша просчитывал варианты и уже придумал несколько возможных сценариев. Победить в прямом столкновении сейчас, когда он ослаблен и лишен филактерии вряд ли возможно, только если соперник совсем глуп и жалок и не понимает своей силы, но все это уж точно не про Сифа и его советника. Остается рассчитывать на свою хитрость и изобретательность. Сейчас ему главное выбраться и набраться сил, поэтому лич был готов выбить себе свободу как силой, как хитростью, так и договором, если он будет приемлем. Лич не чувствовал в присутствующих сильной темной магии, значит соперников в его искусстве среди вампиров нет - эту внушает оптимизм, или другое похожее понятие, которое здесь применимо.

+2

14

Вампир едва заметно дернул уголком губ. Ну из воспоминаний Рэми сложно было понять, действительно ли это гробница. Скорее походило на дверь в чулан, причем дверь эту разрисовали по всем правилам рунной магии. Впрочем, не в том суть. Чулан это, склеп или просто торжественная бальная зала, каким-то чудом оказавшаяся под завалами разгромленного дворца, не имело теперь значения. Было важно, прежде всего, что находится по ту сторону двери. Рэми сбежал до того, как врата отворились, и не успел увидеть, что (или кто, по словам Рэджа) оттуда выползло. Да, Сиф мог лишь догадываться, вспоминая не такие уж давние происшествия. Мысли отца по этому поводу помогли настроиться на нужный лад и убедиться в том, что вампиров вероятнее всего ожидает встреча с проснувшимся личем. Хорошо это или плохо? Сиф пока еще не пришел к определенному выводу. С этими существами следовало быть предельно осторожным. Они, конечно, не сумеют повлиять на сознание старших вампиров - едва ли там хватило сил сделать это с мелкими и недавно обращенными. Но в запасе у личей достаточно магии, пусть даже Темная слабо воздействует на нежить.
Поколебавшись, Сиф всё же прихватил ту самую серебряную сетку. Поганая вещица, но... Пригодиться может. Не порвать ее, не снять самостоятельно. И не поколдовать, когда ты обездвижен так, что единственное, как можешь пошевелиться - это вращать глазами.
Оптимизм Рэджинальда радовал.
- Если понадобится, то у тебя будет и то, и другое, - ответствовал Сиф с уверенностью в том, что обещает.

Разглядывая руины, Сиф некоторое время молчал и обдумывал дальнейший ход действий. Его особо не заботили высыпавшие к порогу встречающие, коих поднял лич, едва сам проснулся. Другие вампиры отступили за спину Сиф и Рэджа и старались лишний раз даже не смотреть в сторону некроманта. Разве только Рэми тоскливо скульнул, увидев свою подругу Матиллу - ее разум напрочь поглотила тёмная магия.
Демонстрация силы была впечатляющей. Только на нежить аура личей действует по-своему, и вампиры во главе с Сифом ощутили лишь прилив сил. Да и сам владыка тоже. Лучшего вдохновения и желать было нельзя.
- Айканар мертв, - спокойно подтвердил вампир. Они с некромантом были словно два противоположных полюса: один беснующийся и нестабильный в своем поведении (но то и понятно, и для личей вполне нормально), а второй - само хладнокровие и невозмутимость. - Ша-Кнох может никому не служить, но если хочет оставаться на территории Темных земель, должен подумать, как будет сотрудничать.
"Мне не нужна его смерть. Мы можем попытаться договориться, - не поворачивая головы к Рэджинальду, мысленно проговорил Сиф. - Если уж не выйдет... или попросту мы устанем от попыток установить контакт, тогда можем повоздействовать по-плохому".
Но пока угрожающего ничего для себя и своих соратников вампир не видел.
- Я служу Темным землям. Сейчас они находятся под моим ведомством, - он умышленно опустил какие-либо титулы в свой адрес и не стал намекать на то, что за глаза его давно величают "королем". Тем более что короновать себя и садиться на трон Эреш Ниора он всё равно не планировал. - Мы здесь не для того, чтобы сражаться с тобой. Умерь свой пыл, лич.
Можно было бы надавить на то, что Кноху с ними всё равно не справиться, что тут один сильный маг против другого такого же, а вдобавок с десяток куда более умелых и сильных вампиров во главе с одним из самых старых. Но зачем? Сиф действительно решил, что попытаться можно начать с разговоров. Если они никуда не заведут, то... Что ж. Сложенная артефактная сеть была рядом. Рэджинальд с его заготовленными заклинаниями - тоже. Никто не был столь беспечен, чтобы идти к пробудившемуся разбушевавшемуся личу безоружным. И уж точно никто умений Кноха не недооценивал.
- Айканар заточил тебя здесь, ты освободился с его смертью. С тех пор, как печати ослабли, ты смог выбраться. Но многое с тех пор изменилось, и хочешь- не хочешь, тебе придется подстраиваться под новые реалии, - на том он выжидающе замолчал. Теперь слово за Кнохом. Но даже если он сейчас согласится на мирное урегулирование конфликта и переговоры, это не значит, что получит доверие вампиров. За личем по-прежнему необходимо было пристально наблюдать.

+2

15

Вечный мрак тёмной пеленой опустился над землёй, измученной тёмной магией. Руины безмолвно доживали свой век, ожидая конца времён, и лишь небольшая стычка вампиров с личём оборвала их вековое спокойствие. Сиф хотел восстановить со временем эти земли, отстроить города, избавить от скверны почву и устроить небольшую утопию для тёмных созданий. Рэджинальд, конечно, разделял его взгляды, однако чтобы достигнуть всего этого требовался неимоверный труд и огромное количество ресурсов, которых у Анклава было не так уж и много. Оглядывая руины, старик на секунду отвлёкся, представив этот город на рубеже его уничтожения, однако размышления вампира прервал упавший на лича и его свиту взгляд.
- Кажется, там вдалеке стоит причина всех наших бед, похоже, она ещё жива, - Рэдж устремил свой взор на юную Матиллу, стоящую вдалеке с наполненным бесконечной тьмой разумом. – Она получит своё за непослушание, однако оставлять её на растерзание личу нельзя. Нас и так потрепали, так что каждый боец на вес золота, к тому же её спасение ещё больше поднимет тебя в глазах подданных и укрепит их верность, ведь они будут знать, что их владыка всегда защищает свой народ! – на секунду переведя взгляд на Сифа, закончил давать свои советы старик. Он общался через мыслеречь, дабы никто лишний не услышал их разговор. Не смотря на внушительный возраст вампира, Рэдж все ещё воспринимал его как неокрепшее дитя, которое время от времени надо направлять. Конечно, под его опекой вырос прекрасный владыка: окрепший, возмужавший, непоколебимый, мудрый, однако всё ещё слегка ветреный и иногда беспечный. Несмотря на все ворчания и попытки изменить вампира, Рэджинальд любил Сифа именно таким, какой он есть, иначе бы вряд ли владыке понадобились услуги старого советника.
Тем временем, лич решил сделать ход и впечатлить вампиров, показав им всю мощь своей тёмной ауры. Если бы на месте стояли обычные люди, они бы мигом упали в обморок или оцепенели от ужаса, а может и вовсе погибли от остановки сердца. К счастью, тёмная энергия лишь питала созданий тьмы, вдохновляя и воодушевляя их. Рэджинальд ощутил приятное колебание энергии, что кружила вокруг пустынных руин, озарённых ярким зелёным свечением, исходившим от Кноха. Зрелище было довольно эффектным и определенно заинтересовало Рэджа, ведь опытные некроманты всегда были нужны Анклаву, тем более в такие времена, однако вида вампир не подал, молча продолжая наблюдать за действиями лича.
Услышав о смерти Айканара, Кнох не на шутку разозлился, что быстро отразилось на цвете его ауры. Свет приятного зелёного свечения заполонила беспросветная тьма, вновь погрузив окрестные руины в пучину вечной темноты. Рэджинальд решил не оставлять без внимания ход лича, поэтому решил слегка присмирить его, а заодно склонить к конструктивному диалогу. Вокруг старика начали собираться небольшие темные полупрозрачные вихри магии. Выпуская свою ауру, Кнох выбросил большое количество своей тёмной энергии, которую Рэджинальд  без труда накапливал в себе, заряжая печать Рилдира. При этом глаза его начали слегка светиться магией, ещё сильнее окрашивая склеры старика багровым оттенком. Спустя несколько секунд подготовки, вампир был готов дать равносильный ответ личу. Рэдж вытянул руку вперед и громко молвил на древнем тёмном наречии, которое вряд ли кто-нибудь из присутствующих знал, да и этого не требовалось, чтобы понять о чем шла речь:
- Узри Вестника Рилдира! – гул разошёлся по всем руинам, а вместе с ним большая волна энергии направилась в сторону лича. Рэджинальд оставил на ней отпечаток энергии Тёмного бога, так что все в округе почувствовали крупинку его силы, которую ни с чем нельзя было перепутать. Тёмная волна, с едва различимым символом жрецов Рилдира, настигла свою цель. Никакого урона ни нежити, ни тем более личу она не принесла, лишь предупредила о том, что перед ними стоит не просто вампир, а жрец Спящего, которого лучше не злить.
Глаза жреца вновь стали обычными. С помощью простой манипуляции с энергией он постарался показать намерения его и Сифа, ведь просто стоять и церемониться с личем они себе позволить не могли, да и это было далеко не в их стиле. Рэджинальд любил такие приёмы, зачастую они оказывались достаточно действенными, да и быстро доводили до собеседников нужные мысли. Все таки многие Рилдировы создания боялись и почитали своего владыку, так что мало кто хотел бы выступить в открытую против его жреца.
- У него нет выбора, переговоры его единственный выход. Я не думаю, что этот лич настолько глуп, чтобы взять и напасть на нас. Да я чувствую от него злость и ярость, да и ты прекрасно это видишь, однако он знает, с кем имеет дело. Если же я ошибаюсь, то просто уничтожим его, ибо глупцы нам не к чему, - мысленно ответил старик, также, не поворачивая голову, ожидал действий лича.
Напряжение томным облаком повисло в округе и достигло своего апогея, начиная потихоньку раздражать старика, ибо впереди ещё ждали куча дел, требующих немедленного решения от владыки и его советника. Вампир очень хотел поскорее закончить с этим и отправиться дальше, однако впереди ожидались ещё долгие переговоры, которые Рэдж, мягко говоря, не любил.  Лич конечно пытался произвести максимум впечатления на группу Сифа, однако не так легко поразить многовекового вампира, повидавшего много действительно страшного за свою жизнь. Приветствие явно затянулось, поэтому Рэджинальду ничего не оставалось, как просто стоять и наблюдать за переговорами, а заодно и следить за обстановкой, мало ли что.

Отредактировано Рэджинальд (21-04-2017 23:10:56)

+2

16

Вариантов действий у Ша-Кноха на самом деле было не так уж и много. Он мог бы атаковать вампиров и надеется на какое то чудо, но тот, кто хоть немного знает Тьму, никогда не поверит, что какой-либо лич решился бы на этом, хотя на свете существовали совсем безумные личи. Или безумными являлись они все, а вопрос лишь в относительности? Как бы там ни было, но по объективным причинам и даже при самом грубом расчете, победа в этом сражении была бы на стороне вампиров. Другой вариант - отвлекающий маневр и побег - это был очень реалистичный вариант, в котором было множество самых разных подвариантов. Например, разумно было бы вернуться в свою темницу и забаррикадировать и запечатать вход. Вампирам не владеющим темной магии потребуется некоторое количество времени, чтобы открыть проход, в то время как лич может постараться найти другой выход из руин. Или более опасный вариант - вырвать темную энергию из части нежити, у самого лича силы были несколько ограничены и видимо пришлось бы воспользоваться таким неприятным способом получения энергии, и телепортироваться в безопасное место, пока другая часть нежити отвлекает вампиренышей. Опасность в скорости событий и силе соперников, что собственно и так понятно. Однако, существовал и третий путь - мирное и даже, смешно подумать, полюбовное разрешение вопроса, что, судя по поведению лидера вампиров, имело относительно высокие шансы на реализацию.
Пока вампир говорил, а лич напряженно продумывал возможные ходы, советник Сифа неожиданно стал творить магию, Ша понял это за секунду до ее реализации, вампир вскинул руку и прошептал какие то слова. Нежить, которая до этого застыла в оцепенении словно статуи, немедленно сгрудилась ближе к своему повелителю и злобно зашипела на виновника событий, а лич в отведенную ему секунду зажал кулак в руке, создавая внутри него подобие концентрированной тьмы размерам с горошину. Это был проверенный и старый механизм использования темной магии, когда магу не требовалось в случае чего много пасов или слов и он мог на подсознательном уровне сотворить одно быстро заклинание - это мог быть щит на пару секунд или темная молния. Навыки лича не подкачали и в его руке уже готов был ответ на внезапный ход вампира, хотя этого и не потребовалось. - Узри Вестника Рилдира! Лич к своему удивлению почувствовал давно забытое ощущение...ощущение близости темного бога. Советник Сифа показал свою причастность и верность Рилдиру, что безусловно произвело впечатление на Ша. Если бы ему было нужно уничтожить вампира, никакая печать его бы не остановила, ибо лич воспринимал себя самого как прямого исполнителя воли темного владыки, и раз ситуация подошла к уничтожению существа, пусть даже близкого к великому богу, значит такова его воля. Послушная ему нежить, получив "заряд", пару секунду торопливо юлозилась на месте, как бы ожидая команды лича, а затем успокоилась и вновь застыла. Сам лич почувствовал прилив энергии и сил, поднятую нежить стало "держать" как-будто легче, натяжение "поводка" ослабло. Ша рассеял свое заклинание. Однако, от лича не осталось без внимание, что советник позволил себе влезть в беседу, которую вел его лидер. Это не только знак неуважения, но и признак нетвердости власти "служителя Темных земель", ибо в других обстоятельствах, вполне могло бы привести к конфликтному исходу.
Лич переключил свое внимание обратно на Сифа, наградив создателя волны лишь пустотой глазниц, хотя темный гомолог "птичек внутри" у него и был от сего шага, и произнес:
- Я знаю тебя столько веков, сколько служу Тьме, Сиф. Ты всегда был верным слугой темного бога. Я думаю, что верность эту мы понимаем одинаково, поэтому у нас и возникли конфликты с Айканаром. Верность Рилдиру заключается в верности себе и своим, и заботе о своих интересах. - последнюю фразу лич выговорил особенно четко, даже несколько повысив громкость речи, - история в конце концов сложилась так, как должны была и Айканар погиб. Он был слабым лидером и это должно было произойти. Вопрос в том, кто занял его место? Кто готов теперь вести мертвый народ?
Лич замолчал и повисла тишина. Размышления о будущем мертвого королевства давно не давали ему покоя. Видя объективную слабость ее лидера, а также огромный нераскрытый потенциал нежити, лич не мог смириться со своей ролью и во многом поэтому восстал против своего хозяина. А еще потому, что был и есть честолюбивый злодей-некромант, стремящийся к власти и господству как над мертвыми, так и над живыми. Себя лич не обамнывал. Сиф, по мнению лича, обладал более подходящими качествами для управления, но, к сожалению, Ша был ксенфобом и считал личей - венцом творения Темного бога, коварными созданиями призванными управлять, а не подчиняться другим.
- Я готов... "подстроиться под новые реалии" вампир, но ведь речь сейчас идет об условиях нашего "сотрудничества"? Как же нам провести ту черту между нами, чтобы сосуществовать мирно и что ты потребуешь от меня за то, чтобы я мог жить в землях, которые находятся в твоем "ведении"? - лич задумался о возможном существовании в новых реалиях. Конечно, ему надо еще многое разведать и узнать. Но все же, консерватизм лича вступал в конфликт с отвращением к слабаку Айканару, поэтому он не мог понять своего отношения к вампирскому режиму.
Главный своей вопрос лич так и не озвучил, а заключался он в том, что будет, если и Сиф окажется никудышным руководителем нежити и будет ли он в своем "ведении" отстаивать интересы всей нежити, а не только вампиров?

Отредактировано Ша-Кнох (22-04-2017 09:48:55)

+1

17

Опасность мало-помалу утихала. Сиф мысленно выдохнул свободнее и едва сдержался, чтобы не бросить соответствующий взгляд на Рэджинальда. Лич всё ж не дурак. Заточение не выело ему окончательно мозг и способность здраво рассуждать. Да, случись сейчас столкновение, потерь бы избежать не удалось с обеих сторон, а уж кому, как ни Сифу, знать о том, как тяжело окончательно убить лича. Но пока пришли к конструктивному диалогу, и это уже были положительные результаты. Кто тому поспособствовал - сам Сиф или же Рэдж ответной демонстрацией сил, - уже не имело значения. Главное, что удалось удержать стороны от мгновенного сражения.
Когда магия улеглась и остатки ее схлынули, Сиф еще некоторое время молчал. Он чувствовал себя внутренне напряженным для быстрой реакции на любое действие со стороны поднятой толпы нежити и Кноха в том числе. Чувствовал, что рядом с такой же стопроцентной готовностью ожидают только лишь его команды остальные вампиры во главе с Рэджем.
"Он не глуп. Скорее он попросту не понимает, что мир вокруг него изменился, пока он гнил в своей темнице. Я помню, как он служил поначалу Айканару. Да и ты должен помнить, - Сиф выдержал мысленную паузу. Обращался он, естественно, к Рэджинальду, хоть и не поворачивал головы в его сторону и даже не подавал виду, что с кем-то разговаривает. - Но также я помню, что он всегда был тёмной лошадкой. Причины, по которым он восстал против Айканара, так и остались неизвестными. Было бы нелишним узнать о них теперь. И я надеюсь, что его не придется убивать. Личи - это хорошее пополнение в нашей и без того поредевшей армии".
"Надо бы только, чтоб он вернул из подчинения моих младших вампиров. Мы ведь защищаем своих, пусть они и виноваты сами в том, что не соблюдали осторожность", - последнее он добавил уже только для себя.
- Ты много спал и многое пропустил, - заговорил, наконец, Сиф, когда установилась тишина после слов Кноха. - Прошел почти год с момента окончания войны. Тёмные земли сейчас уязвимы для атак извне. И мне бы не хотелось обескровливать их еще сильнее, - уточнять, что он имеет в виду, вампир не стал, посчитав это очевидным. - Твои владения сгорели и лежат в руинах, да и многие земли теперь выглядят также. Если ты согласен на сотрудничество, то... первоначально следует обсудить его условия. Как насчет того, чтобы ты распустил свою свору в знак благих намерений? И вернул мне моих вампиров. В ответ я сделаю то же самое. Мы сможем свободно поговорить втроем. Ты, я и Рэджинальд, его, я уверен, ты тоже помнишь.
Обсуждать условия можно было и сейчас, находясь будто во главе двух противоборствующих армий. Но у Сифа были свои соображения на сей счет. И раз уж он сделал шаг к мирному урегулированию конфликта, оставалось лишь решить, в каких именно условиях его урегулировать. Вампир подумывал пригласить Кноха в Город Темного ветра. Это стало бы достаточным основанием, чтобы верить Сифу. Но с другой стороны, оставаться здесь -  тоже приемлемо и имеет свои плюсы. Так что вампир решил начать отсюда.
- Уверен, что ты не боишься оставаться с нами один на один. И я могу лишь уверовать тебя, что опасаться тебе нечего. Мы хотим только лишь поговорить.
Зная же прекрасно, каковы возможности лича, Сиф в то же время мысленно обратился к Рэджу:
"Подготовь Перст смерти. И не выпускай из рук сверток с сетью, когда я передам его тебе. Но без моего сигнала не предпринимай никаких агрессивных действий. Я хочу, чтобы Кнох был с нами".
- Как насчет того, чтобы пригласить нас в свою башню? - поинтересовался вампир вслух.

+2

18

Ситуация дошла до предела, когда необходимо было либо нанести удар, либо уже решиться на переговоры. И раз уж владыка вампиров сам предлагал именно второй путь, то в нынешних условиях Ша склонен был согласиться. Он ничего не теряет, если заключит с Сифом подобие соглашения, которое вполне можно выгодно использовать, а случае необходимости - разорвать. Лич достаточно давно вышел из статуса просто придворного черного мага и большое количество времени занимался в Темных землях и политикой. Если в Альмарене действительно произошли такие серьезные изменения, а уничтожение Хозяина он чувствовал явственно, значит они точно произошли, то сотрудничество или даже союз с вампирами мог быть удачной площадкой, во всяком случае сейчас.
Да, его земли было выжжены пожалуй что первыми, еще до войны лично Хозяином, однако по иронии судьбы та же участь постигла и все остальные владения Айканара. Если бы кто-либо раньше, даже такой персонаж как Сиф, выставляли бы ему условия по беседе на его земле, да еще такие наглые условия, то был бы уничтожен не задумываясь, но времена уже явно не те.
Лич обдумывал возможные детали сделки и внутренне усмехнулся при предложении разоружиться. Представить это себе было маловозможным, с учетом могущества двух названных переговорщиков (он прекрасно помнил Реджа) и объективной слабостью Ша-Кноха, обусловленной дальностью расположения Дракки и длительным заточением. Однако, некоторый шаг на встречу, своеобразный жест доброй воли, сделать все же придеться.
- Я согласен обсудить условия нашего сотрудничества. В качестве моего к тебе расположения и уважения ко всем вампирам, я освобождаю всех схваченных и подчиненных вампиров, но все остальные слуги останутся при мне, - из тела лича как будто прошел быстрый бесцветный импульс, который достиг Матиллу и отшвырнул на землю. Она быстро встала и уже полностью подчиненная себе понеслась куда то за отряд Сифа. Несколько вампиров, схваченных нежитью непосредственно после последней атаки лича тоже были отпущены и хромая побрели за Матиллой, - я жду тебя одного, Сиф!  - еще не закончив последнею фразу, лич развернулся спиной к вампирам и плавно полеветировал в свою башню-темницу, в то же время вся нежить расступилась, образуя подобие коридора для повелителя вампиров.
Лич готов был на урегулирование и даже на широкое сотрудничество, но вторично был пойманным или заточенным в темницу - нет (об уничтожении он и не думал). Ша только ощутил вкус цельного существования и не хотел подвергаться никакому риску. Там внутри они будут в равных условиях, один на один, без помощников, оставив свои армии снаружи. Кнох зашел в первое попавшееся помещение сразу за входом, параллельно дав приказ нежити заблокировать вход в тюрьму, чтобы им никто не помешал. Похоже, это был встроенный храм Рилдира, который несмотря на время, почти не пострадал и видимо содержался в порядке. Ша-Кнох посмотрел на изображение темного бога, стоя спиной к входу и ожидая приход Сифа.
Лич не питал иллюзий, без него его армия не сможет долго и эффективно противостоять элите Вампирского анклава, но все же в случае таки конфликта он получить достаточно времени, чтобы либо сбежать, либо постараться уничтожить Сифа.

+2

19

Кажется, всё обошлось. Или казалось, что обошлось. Сиф не поворачивал головы к Реджинальду, он лишь обращался к нему мысленно, но никоим образом не выдавал этого. Всё внимание было направлено на Кноха, и уж отвлекаться от лича и возможных его уловок вампир не мог себе позволить.  То, что лич только лишь освободился и еще не набрал должной силы, было хорошо. Но не могло послужить достаточным основанием, чтобы недооценить противника. Или всё же возможного союзника? Сиф прикидывал и так, и эдак, какими критериями можно заманить мертвеца на свою сторону или хотя бы не настроить против. Были варианты кнута и пряника, но всё же вампир полагал, что в чистом виде и то, и другое может оказаться во вред Анклаву. В итоге пряничный кнут показался идеальным.
Сиф обрисовал Кноху краткие перспективы нынешних реалий и предложил свои идеи того, как могут развиваться события. Он понимал, что Кнох тоже осторожничает. Причем осторожничает ровно настолько, чтобы не дать шагу назад и повода вампирам усомниться в своей решительности и могущественности. Но, по мнению Сифа, это было лишним. Владыка прекрасно знал, какими фокусами может удивить лич.
- Все остальные нам ни к чему, - он смотрел на поднятые некромагией трупы оборотней с некоторым сожалением. С одной стороны, ему не было до них никакого дела. С другой стороны, альфа Пади будет явно недоволен. С третьей стороны, это его проблемы, что его воины не сумели за себя постоять. Может возникнуть проблема недоверия, будто бы вампиры специально заманили группу оборотней, чтобы их тут принести в жертву проснувшемуся личу, но даже одуревший от длительного голодания юный вампир посчитает такую причину притянутой за уши. Так что Сиф со спокойной душой согласился на предложение Кноха. - Буду очень тебе признателен, если мои соратники вернутся под мое крыло.
В конце концов, правителю важно дать своим подданным понять, что он о них беспокоится. А сам Сиф считал, что их не столь и много, чтобы растрачивать ценные ресурсы, вдобавок такие молодые и перспективные, как та же вампирша Матилла. Она ведь вполне ничего, если не давать ей воли вести себя, как заблагорассудится. Когда она вернется в семью, то должна будет уяснить себе, что Сиф не терпит неповиновения. И если старшим в группу был назначен Рэми, этот столетний с хвостиком мальчишка, то его слово и должно было остаться законом.
Кнох сдержал свое слово. Несколько захваченных вампиров оказались отпущены на свободу. Где-то там, за спиной Сифа и Реджинальда Рэми радовался освобождению своей подруги и выяснял, насколько хорошо она себя чувствует.
"Присмотри за ней. Озаботься, дабы она не сбежала", - сказал он мысленно отцу. Вслух же, чуть повернув голову вбок, произнес:
- Я пойду один.
Да, Рэг был против. Он почти явно собирался продемонстрировать это, но Сиф поднял руку, заставляя того умолкнуть. Он не любил, когда его решения пытаются оспорить, особенно если делают это на виду более слабых противников или подчиненных, и уж тем более не собирался никого слушать сейчас. Сиф был уверен в своих силах. Кнох, конечно, сильный лич и заслуживает осторожного и подозрительного к себе отношения. Но не настолько он сильный, чтобы навредить регенту Темных земель.
- Дождитесь меня здесь и ни в коем случае ничего не предпринимайте лишнего, - и мысленно еще добавил, чтобы, сколько бы ни отсутствовал Сиф, им с Кнохом никто не мешал.

Итак, они остались один на один перед потрепанным временем и лихими условиями ликом Рилдира. Сиф остановился ближе ко входу и позволил себе чуточку затянуть молчаливую паузу.
- Полагаю, для начала ты хотел бы знать, сколько проспал? - заговорил первым все же он. - Сейчас шестьсот третий год третьей эпохи. Я помню, что Айканар повелел заточить тебя, но когда это случилось - событие кануло в Лету. Теперь Айканара нет, он канул туда же. И благодаря этому ты, как я понимаю, стал свободен. Темными землями пока что ведаю я. Поэтому что хотелось бы узнать мне, - Сиф сделал небольшой акцент на последнем слове, - так это то, собираешься ли ты стать частью новой империи, которую я планирую создать, или предпочтешь уйти на север, за границы, дабы жить там в уединении и одиночестве?

+1

20

Ша разглядывал каменное изображение Темного бога, сделанное достаточно грубо и как-будто впаянное в специальную нишу в стене. Великий создал множество рас для служения себе, но только нежить осталась наиболее приверженной его учению. Со временем мир сильно изменился и множество рас выбрали свой собственный путь, но только мертвые, имея внутри и существуя благодаря темной воле, сохранили истинную цель существования.
С другой стороны, не было ли все это частью коварного плана Повелителя? Может все темные расы, идя своим путем и даже истребляя друга друга, только делают друг друга сильнее и идут разными дорогами к одной цели? Как пальцы одной руки - используются по разному но в результате работают слаженно для одной цели? Десница Рилдира?
Вампир был уже за его спиной и что то говорил. Кнох медленно снял с себя перевернутую корону, бросил к своим ногам и повернулся в Сифу.
- Я был правой рукой Айканара и восстал против него, желая большей власти и считая, что мы идем неправильным путем, - Кнох вперил свои желтые глаза в Сифа и говорил спокойно просто, без эффектов и помпезности, однако голос его оставался многотональным, как-будто несколько голосов слились в один. Сейчас и здесь надо было понять, что они могут получить друг от друга и как далеко могут зайти. - Ты предлагаешь стать частью новой империи и это очень лестно и даже желательно, - хотя мог бы постараться уничтожить опасного и сильного потенциального конкурента еще в "зачатке", пока он слаб - чуть не добавил лич, - но какую роль ты хочешь мне отвести в ней? И что еще более принципиально важно мне, что за Империю ты хочешь построить?
Одновременно лич магически прислушивался к своим слугам, однако никакого движения на улице не было. Вампирская свита была спокойна, как и армия нежити.
Лич не лукавил,когда сказал о принципиальности вопроса. Он уже достаточно послужил слабому лидеру, который не умел применить свою власть и могущество, хотя как то их добился. Он поклялся служить только себе и клятву свою не нарушал, но на пути к могуществу считал возможно и даже обязательным тактические и стратегические союзы. Вампиры с этой точки зрения были более чем разумные и логичные союзники со всех точек зрения. Однако, Ша едва ли сможет долговременно сотрудничать со слабым лидером, который не знает чего он хочет и куда двигаться дальше. Лич знал Сифа и знал о его руководстве анклавом, который планомерно и медленно, но неотступно усиливался век от век, но куда же он поведет свалившееся на его плечи Темные земли?
Вариант с отшельничеством на Север лич не рассматривал, только если как крайний вариант для завесы. Тихая жизнь лича-накопителя знаний - это явно не про него. Не ту идею вложил в него Рилдир и не ту судьбу и он себе видел.

+2

21

Теперь можно было и обсудить то, ради чего пришли. Любопытно, что группа вампиров и оборотней была отряжена сюда для ревизии остатков разрушенного города, а вместо ценностей и артефактов оказался найден заточенный давным-давно лич. Хорошо это или плохо? Помощь или препятствие? Сиф думал, что скорее первое, чем второе. Личи - это хорошее подспорье в войсках нежити и еще одна причина для врагов сюда не лезть.
Возможно, "строительство империи" - это чересчур громкая фраза. Возможно, она - лишь фундамент для построения чего-то масштабного или чего-то другого. Но нежити нужно своё государство. И после войны наступал сейчас самый подходящий период, дабы всех объединить и заняться восстановлением земель. Кнох под мага или землевладельца не подходил. Равно как не смог бы он сидеть в кресле советника и ведать делами Города Нежити. Таких великих должностей Сиф ему и не предлагал. И для таких великих должностей у Сифа уже были кандидаты. Выходит, что с Кнохом важно было просто поддерживать нейтралитет, дать ему возможность отстроить свой стоящий на отшибе городок и периодически приглядывать, дабы лич не уверовал, что эти земли всецело и невозвратно принадлежат ему.
- Интересно узнать твое мнение касательно этой самой большей власти, - осторожно проговорил вампир. - Чего именно тебе не хватало? Подданных? Владений? Рабской силы?
С первыми и последней в настоящее и ближайшее будущее время будет непросто. А вот владений сейчас хоть отбавляй. Главное - во всём знать меру.
- Для начала я хочу восстановить Темные земли до первоначального величия и приумножить его впоследствии стократ, - он говорил общими фразами, избегая всякой конкретики. Дипломаты так и стараются вести переговоры. Ведь если что не получится, всегда можно пожать плечами и откупиться словами, что ничего обещано и не было. Вдобавок всё, что Сиф пока планировал - оставалось большей частью лишь планами. Официально война еще не была завершена, а Кнох, наверное, не представлял себе масштаба разрушений. В этом минус заточения на десятки лет. - Наши границы пошатнулись, многие жители полегли в битвах, а другие бежали. Основное население теперь - это вампиры. Но в будущие годы я хочу это исправить. Твое присутствие и твоя лояльность буду полезны. А что я могу предложить тебе... Если желаешь размять старые кости, то на северо-западе еще сохранились группы беглецов-союзников Айканара. И их необходимо найти и вырезать. Считай, что это твое первое задание для возрождения новых Темных земель в... Его славу, - взгляд вампира уткнулся снова в высеченное в каменной стене изображение Рилдира. Задание не из сложных. Кнох сможет восстановиться, не лежа на руинах своего города, а настигая врагов. Что может быть лучше? - Я не призываю тебя служить мне. Я призываю служить нашим землям. Им мы, собственно, все служим, и я в том числе. Если же ты откажешься,.. - он пожал плечами и промолчал. О таком варианте уже упоминалось ранее, и лич прекрасно знал, какие его перспективы в таком случае. - Если принимаешь мое предложение, тогда ты волен сам решить, хочешь ли ты сохранить свои владения здесь и отстроить их, вернув былое величие, или обосноваться где-то поближе к... цивилизации.
Последнее слово было произнесено с заминкой. В Город Темного ветра тащить слегка ошалелого лича не хотелось, а более пока никакой цивилизации в Темных землях не значилось. Город Нежити лежал в руинах.

+2

22

Кнох насторожился и напрягся. Кто то из вампиров как-будто поменял расположение и сместился несколько к центру, однако вновь застыл в напряженном ожидании. Два отряда нежити по-прежнему стояли друг на против друга, а их лидеры вели переговоры внутри усыпальницы-темницы. Стандартная ситуация для Темных земель, ничего нормального здесь и не происходило.
Лич внимательно слушал своего собеседника. Если бы у него были мышцы и кожи, то видимо они бы отражали сосредоточенность, а желтые глаза хищно смотрели бы на вампира, как это обычно бывало у Ша в моменты напряжения, но филлактерия была далеко, а на Сифа взирали лишь "пустые" глазницы скелета.
Что может не хватать злобному честолюбивому созданию, наделенному невиданной мощью и живущем вечно? Власть - самый мощный наркотик. Однажды попробовав его, даже самые праведные не могут удержаться, чтобы не попробовать еще раз. Лич это хорошо знал и на своем примере... Лич не стал объяснять своему собеседнику, чего именно ему не хватило и что понимается под большей властью. Ему казалось, что это скорее форма речи или риторический вопрос, а может за время его "сна" появился какой то сленг? Уж кто-кто, а такое существо как Сиф, должен был понимать оттенки, пределы и категории власти, к которой стремятся мертвые, да и живые тоже. Однако, надо было что то отвечать и приходить к чему то.
- Я доволен тем, что я от тебя услышал, владыка вампиров. То, что случилось с Айканаром - закономерный исход и назад время не воротишь, - начал лич, медленно и вкрадчиво перебирая словами. Уже если бы он не был связан, он смог уловить момент и получить свое. Возможно, корона Темных земель принадлежала бы сейчас и не Сифу, хотя его личность как правителя казалось личу объективно лучше предыдущего Хозяина Темных земель - Я думаю, что мертвые должны быть вместе.
На последних четырех словах лич стал медленно приближаться к Сифу, благо расстояние между ними было небольшое. Первым шагом Ша раздавил "корону", а затем подошел к вампиру на расстоянии вытянутой руки.
Свое принципиальное решение Кнох уже принял и его собственно выразил.
- Я хотел бы оставить эти развалины, которые когда то были некрополисом, с окружающими территориями за собой, в память о былом и напоминании о сделанном во имя наступающего, - лич улыбался, хотя голый череп этого и не мог выразить, - Но в качестве своей основной резиденции выбираю всю территорию Черного болота. Я смогу держать местные твари в порядке и обеспечить надежный проход по тракту жо Города Темного ветра
Лич прекрасно помнил по древним манускриптам, какая магия скрывается в этих топях и как сложно ее было достать. Сейчас, когда империя нежити разрушена, у него почти не осталось конкурентов за эту силу. Впрочем добраться до нее будет нелегко и возможно придется воспользоваться возможностями вампиров.
-Мы все - вампиры, призраки и личи - нежить и служим одному Богу, логично и правильно быть вместе, под одним флагом, - лич протянул костяную руку к вампиру, ожидая закрепить их сделку древним человеческим обычаем, заключающим любой договор. В конце концов, оба они когда то и было людьми, но сменили расу на более прогрессивную, - Как ты сказал, мы должны вместе служить Темным землям, с этим я согласен. Я готов помогать тебе восстанавливать Темные земли и приумножать их силы. Я надеюсь, что эра междоусобных война нежити прошла и все будущие войны мы будем вести только против живых.
Лич честно соглашался на эту сделку и сформировал приемлемые для себя условия. Он не хотел многого, пока на многое не мог претендовать. Ему еще только предстояло выяснить все подробности войны и оценить возможных противников, так что его освобождение на "руках" у вампиров было пожалуй провидением Рилдира. Может он - мессия Темного бога?
- Я предлагаю скрепить наш договор рукопожатием в храме нашего Темного бога и поклясться вместе сокрушить наших врагов, - последняя фраза была сказано со значимостью и важностью. Врагов у них действительно предостаточно и неизвестно смогут ли они их всех истребить, но когда это произойдет (чем Рилдир не шутит, они же вечны) и они останутся вдвоем - тогда можно будет вернуться к тому, с чего они начали сегодняшную встречу.

Отредактировано Ша-Кнох (14-08-2017 20:17:30)

+1

23

Наиболее напряженный момент обозначился, пока Сиф пытался понять, о какой власти толкует лич. Сам вампир не планировал примерять корону и усаживаться на трон, но, будучи честным с самим собой, он признавал, что кроме него нет никого, кто мог бы заменить его на этом поприще. Пока что нет. И Кнох тоже не из числа тех, кому можно передать Темные земли с надеждой, что в скором времени они окажутся восстановлены. У нежити в большей или меньшей степени присутствовала основная черта характера - они, в первую очередь, пеклись о своем собственном благополучии, Сиф же, создавая с нуля Вампирский Анклав, в этом отношении был куда более лояльным именно к той цивилизации, которую жаждал узреть на этих территориях. Собственное благополучие для него значилось постольку-поскольку. И пока что он не видел никого в качестве достойного кандидата на престол. Потому-то и напрягся, ожидая ответа от Кноха на свой вопрос. Но в итоге они с личем просто обменялись взаимно настороженными взглядами и продолжили беседу. Напряжение схлынуло. Если Кноху хотелось заполучить корону, он это мастерски скрывал, да и понимал сам прекрасно, что на данном этапе это не в его силах. Зато в его силах восстановиться самому и хорошо устроиться исходя из тех условий, которые вообще возможны.
- Айканар хорошо послужил нашему создателю, - снова темно-изумрудный взгляд обратился к каменному изображению Рилдира, усыпанному многовековой пылью и обросшему паутиной. - Но выбрал в итоге неверную дорогу, - еще тогда, когда война на севере только начиналась, Сиф недоумевал, зачем тогдашнему королю вздумалось идти войной на шефанго. Как вассал Айканара, глава Вампирского Анклава не мог не подчиниться прямо, но всё же думал, в первую очередь, о благополучии своей семьи, и в итоге принял соответствующие решения. - Темные земли, Ледяная империя и Орда теперь союзники, - таким образом Сиф косвенно намекнул, что идти против них - самоубийство. Даже для сильного и древнего лича.
А вот то, что хотел Кнох для себя, заставило Сифа основательно задуматься. Впрочем, не о том, как сделать так, чтобы Кнох получил желаемое, а как раз наоборот. Нет, присутствие лича и обжитой территории на Черном болоте - дело хорошее и нужное, но...
- Я могу согласиться только на что-то одно. Либо это место и прилежащие к нему земли, либо половина, - вампир сделал акцент именно на этом слове, - Черного болота. Та половина, через которую проходит тракт, соединяющий Город Темного ветра и бывший Город Нежити. Я мог бы объяснить, почему условия могут быть только такими, но ты, думаю, и сам понимаешь.
Земли у тракта, соединяющих два крупных города, сами по себе ценны. Их бы много кто хотел себе заполучить, а Сиф сомневался в том, способны ли его подопечные вампиры утихомирить местную живность и не увязнуть в топях. Лича было бы не так жаль, а вот если он сумеет там обжиться, то это однозначно плюс. Но раздавать земли с барского плеча налево и направо любому, кто того пожелает, было бы по меньшей мере неразумно. Такой подход непременно вызовет возмущения со стороны тех, кто уже давно добивался чего-то подобного.
- Вдобавок ты получишь посильную помощь для постройки своей резиденции, - предложил вампир после. Он специально не указывал, какую именно помощь, ибо ресурсы после войны для всех были ограничены, и Сиф не мог обещать золотых гор никому. Тем более что в прерогативе для него было восстановление и возведение других объектов. Однако Кнох должен был почувствовать, что впишется в отстраивающееся новое общество как нельзя кстати. Личи для нежити лишними не бывают.
- Если ты согласен на такие условия, то я готов скрепить наш договор рукопожатием, - на самом деле Сиф слабо доверял подобным "скреплениям", предпочитая что-нибудь более существенное. То, что нельзя нарушить. Подумал мельком, что неплохо было бы разжиться филактерией Кноха гарантии ради. Но наверняка эта жизненно важная для лича штукенция не хранится тут. И естественно, новый знакомый не станет откровенничать касательно ее.
Рука, затянутая в черную перчатку, протянулась вперед, смыкаясь на сухой ладони лича. Всего лишь формальность.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Пробуждение