http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Любое спасение временно.


Любое спасение временно.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Место: где-то в графстве Гресском.
Время: 30 лет назад. Дело идет к зиме.
Участники: Элеандель, Жнец
Ситуация: Ничего не предвещало беды для мирного поселения вдали от Греса, если бы не появление охотника за вампирами. Сможет ли эльф спасти убийцу от самого себя или же спасать придется эльфа?

Порой, тактическое отступление не является трусостью. Отто ценил свою жизнь и прекрасно знал, что один не верный шаг может оборвать ее. Конец жизни, обозначал бы для Тлена конец его цели, конец его стараниям и трудам. Именно поэтому, сейчас он смог стерпеть это поражение, держась на лошади из последних сил. Нельзя было останавливаться, нельзя было оборачиваться. Никто не прощает смерти своих любимых, Жнец бы тоже не простил, если бы был способен на любовь. Оставалось только бежать.
Кровь застилала глаза, а дыра внизу живота, отвратительно хлюпала, выталкивая наружу алую тягучую жидкость при каждом резком движении лошади. Умереть вот так, в погоне было бы очень обидно, особенно в роли жертвы. Трезвость разума, пробивалась сквозь сковывающую боль, выдавая яркие изображения карт с ближайшими поселениями. Отто много где побывал и практически в каждом месте замечал одного или пару кровопийц. Сейчас, держать свой путь в самую мирную деревню было бы пустой тратой времени, если уж и остановиться, то только там, где рядом будет враг.
Резкий поворот в обратную сторону, лишь для того, чтобы свернуть в сторону Греса. Да, он помнил какую-то деревушку, в которой заметил мерзкого и порочного вампира. Может тот просто остановился в ней, но попытаться стоило. Именно это желание убивать, именно этот поворот и спасли Отто от неминуемой гибели. Топот копыт позади стихал и отдалялся с каждой минутой, создавая ложное ощущение спокойствия. Тлен старался держаться, старался не отключится прямо в лесу, ведь тогда у него не будет и малейшего шанса выжить. Ночь становилась тихой, а темнота, своими цепкими пальцами затягивала Жнеца в себя, заставляя тело обмякать, а глаза закрываться. Он понимал, что едет уже слишком долго, для человека с такими ранениями и что до деревушки осталось совсем немного, но слабое тело давало о себе знать.
«Смерть, оказывается…так близка» - это было последним, что прошло в голову Тлена, прежде чем тот безвольным телом повис на спине лошади. Теперь оставалось надеяться только на животное и на то, что оно сможет добраться до их места назначения.
Он очнулся на несколько секунд, от какого-то удара, словно в бреду пытаясь понять куда же его занесла кобыла, окровавленные пальцы прошлись по холодной земле, вплетаясь в траву.
- Тише, милая…отдох… - и очередной плевок кровью. Жнец был явным везунчиком, раз еще не умер, в отличии от его лошади.
Минута в сознании была слишком коротка для того, чтобы понять, что животное, которое было под ним, теперь лежало бездыханным телом рядом. Всему приходит конец и, видимо, это был конец для Отто Тлена.
Крупные и высокие деревья, переплетали свои ветви, роняя листву наземь и оголяясь, предчувствуя наступление зимы. Насекомые готовились к спячке и лишь вечно голодные муравьи и мухи, медленно облепляли лошадь. Некоторые из них, даже забирались на Отто, проныривая в глубокие раны и отрывая кусочки плоти, менее внимательные же, заползали под олений череп на голове Жнеца, собирая с белоснежных, а ныне багряных, волос запекшуюся кровь. Шансы на выживание были ничтожны. День, а может и того меньше и Отто на самом деле превратиться в тлен, утопая в океане забвения. Никто не помнит плохих людей.

0

2

Пожелтевшие листья, густым ковром устилавшие землю, зашуршали под чужими сапогами. Темная фигура, едва различимая на фоне темных, облысевших к зиме деревьев, вышла из-за кромки деревьев, приближаясь к распростертым на земле телам. Лошадь уже пала, но вот ее седаку можно было еще помочь. Сгорбленный силуэт, покрытый перьями, навис над полумертвым охотником, перевернув его на спину и изучая олений череп на голове черными глазами, утопленными в глубине птичьего черепа. Пятипалая ладонь с крючковатыми когтями легла на грудь раненого, слушая слабый стук сердца, а потом странное существо взвалило тело себе на спину и кряхтя понесло его куда-то в лес...

Дойдя до небольшого домика, стоящего посреди острова, омываемого рекой, птицеподобное создание отворило дверь, входя в свое обиталище. Уложив раненого на нары, накрытые шкурами, существо подняло когтистые руки и... Откинуло с головы птичий клюв-маску вместе с капюшоном покрытого перьями плаща, открывая бледное скуластое лицо. Скинув с плеч покрытый птичьими перьями плащ, Элеандель взял со стола несколько пузырьков с зельями и вернулся к раненому. С огромным трудом ему все же удалось напоить едва живого охотника зельями, после чего эльф отмыл его от крови и обработал и перевязал раны, предварительно избавив "пациента" от ошметков, в которые превратилась одежда.
Сделав для него все, что было возможно, маг снова накинул плащ и вышел из дома, собираясь вернуться за пожитками мужчины, оставленными у мертвой лошади.

0

3

Жизнь Тлена была полна отвратительных вещей и поступков. Для него не было невиновных, не было хороших и не было чистых. Он, без малейшего сомнения, раз за разом все крепче сжимал в руках посох, протыкая чужие сердца. Дети, старики, женщины. Может быть, не стань его сейчас мир стал бы чуточку лучше. Отто не был положительным героем, да и героем вовсе. Мужчина был из тех, кого побеждают бравые рыцари в своих отважных походах. Кровожадный убийца, злодей, безумец. Если бы мир умел говорить, то поблагодарил бы тех вампиров, что ранили Жнеца, стремящегося к геноциду.
Ему снился дом. Родной и теплый дом, с любящий матерью и отцом. Те времена, когда он еще не знал о вампирах, когда он не окропил свои руки кровью. Наверняка, именно так и выглядит смерть. Возвращение к истокам, к тому, с чего все только началось. Отто был уверен в том, что сейчас само мироздание дает ему второй шанс, возможность все исправить и может быть даже начать новую жизнь. А потом темнота и первое убийство, за ним второе, пятое, сотое. Нет, сколько не давай Тлену чистых листов, его почерк останется все тем же. Смерть – та женщина, которая всегда будет рядом с ним, единственная, ту, которую он постоянно носит на своих руках.
Спина ощутила тепло, а все тело словно вновь начинало существовать. Жнеца пробила крупная дрожь, наполняя рассудок первобытным ужасом. Именно этот страх и заставил дампира открыть глаза. Сколько времени прошло с того момента, когда он последний раз просыпался? Все мысли смешивались в один непонятный клубок, а боль застилала плоть, отдаваясь резкими, как удар молнии, импульсами. Он не мог двигаться, словно все парализовало. Первой мыслью, что появилась в голове был вопрос: «где сумка?» Потерять свое оружие, золото, одежду, карты – было бы подобно смерти. Много усилий потребовалось Тлену, чтобы кряхтя повернуться, на бок, а после еще немного, оказываясь на полу, с диким грохотом. Чем больше шкаф, тем громче он падает.
Только после падения, мужчина наконец-таки догадался, что он не в лесу, а в каком-то доме, более того, что он жив. Варианта было два: первый – его поймали вампиры и помогли прийти в себя, лишь для того, чтобы пытать. Второй же – кто-то очень добрый спас его жизнь. Хотелось верить в человеческую доброту, но подозрительность настаивала на варианте с вампирами.
- Суки… - Только и прохрипел Жнец, пытаясь вновь двинуться. Нужно было срочно подняться и валить куда подальше из этой дыры. Время шло. Каждая минута могла приблизить его ко встречи с клыкастыми тварями, а безоружный, он был совсем далек от грозного убийцы.
«Если я сейчас сдохну от своей глупости, то мне поделом, а если нет, то клянусь Шакасой, я найду этих выродков и с особым удовольствием превращу в пепел каждого из них».

0

4

Поход за сумками только в один конец занял у него не меньше часа. Справедливо пологая, что тащить на себе груду железа, именуемую оружием, сбрую с мертвой лошади и чужой скарб будет тяжелее, чем ослабевшего от потери крови полудохлого альбиноса, эльф взял с собой лошадь. Разжиревшая от лени и сытных харчей гнедая кобыла, которую маг выходил сам, недовольно плелась по лесу следом за хозяином и фыркала через каждые два шага, возмущаясь тем, что ее выдернули из теплого сарая.
Добравшись до поляны, где Эль и нашел раненого, он привязал лошадь к молодому деревцу а сам занялся работой. Собрав все, что принадлежало лежавшему сейчас в его избе охотнику, и тщательно закрепив все это на спине своей кобылы, друид двинулся в обратный путь. Теперь продвижение замедлилось, поскольку вся эта неустойчивая "конструкция" то и дело норовила сползти, хотя веревки были привязаны крепко. Да и капканы, найденные на обратном пути, заняли время на их обезвреживание и тоже отправились к остальным вещам на спине животного.
Когда Элеандель наконец добрался до дома и вместе с поклажей вошел внутрь, то его глазам предстал недавно спасенный, ползающий по полу на карачках. От увиденного маг грязно выругался и, свалив ношу в угол возле двери, медленно двинулся к раненому, ожидая возможного сопротивления - раз тот умудрился так быстро прийти в себя да еще и с постели слезть, значит от него можно было ожидать и пусть мелких, но неприятных пакостей.
Нависнув над охотником, эльф, все еще прячущий лицо под птичьей маской, сгреб ослабшее тело в охапку, стараясь не поранить его когтями на перчатках, которые просто лень было снять, и кряхтя водрузил обратно на кровать, пресекая любые попытки к сопротивлению, после чего осмотрел снова закровившие повязки. Выдав несколько витиеватых ругательств, Эль отошел к столу, заваленному порошками, склянками, зельями и банками, подцепил когтистыми перчатками новую порцию бинтов и взял в другую руку банку с мазью, а после снова чертыхнулся - в таком виде лечить пациента было бы затруднительно.
Потратив пару минут на разоблачение, друид вернулся к нарам уже в более человеческом обличи, избавившись от маскарада, которым он обычно пугал браконьеров, что имели наглость охотится на его острове. Сняв и пока что бросив испачканные бинты на пол, маг тщательно обработал сочащиеся кровью раны жгучей мазью и наложил новые повязки, потуже. А заодно буквально силком залил ретивому парню в рот успокоительное пополам с обезболивающим.
"Надо бы еще и снотворного ему в глотку залить... Хотя ладно, хватит с него. А то ишь какой шустрый. Нет, голубчик. такими темпами ты конечно уйдешь из моего дома, но не своим ходом и вперед ногами." - От этой мысли Эль криво ухмыльнулся, от чего бесстрастное лицо словно перекосила гримаса боли.

Отредактировано Элеандель (26-07-2016 21:59:08)

0

5

Он замер, стоило услышать шаги. Еще не пришедший в себя разум, рисовал такие картины, которые сложно представить даже в жизни. Излишняя подозрительность перемешивалась с бредом, настоящие с прошлым, а слова и вовсе были не похожи ни на один известный язык. Вечно холодный и трезвый мозг Отто, словно превращался в кашу, теряя связь с реальностью. Скрип двери и какой-то шум, словно что-то уронили. Дампир буквально заставил себя поднять голову, совсем немного, но за волосами, закрывшими лицо, ничего не было видно. Это все было либо началом, либо концом. Второе – казалось более реальным.
Тихий хрип от невыносимой боли и жалкая попытка встать на ноги, открывающая вновь еще не затянувшиеся раны. Тот, кто принес его сюда и вылечил, был явно недоволен ситуацией и это было заметно, по ругани уж точно. За странными одеждами, было сложно понять, кто это создание. Вампир или добрый житель. Теперь, оставалось только надеяться. Но мыслить долго не пришлось. Боль вновь пронзила тело всеми иглами, стоило этому незнакомому существу поднять обессилевшего дампира.
- Твою мать, лучше прибей сразу. – Мысли невольно вырвались наружу, но оставшись в покое, Тлен лишь поджал губы. Он редко попадал в подобные ситуации, да и раны были раньше не такими серьезными, чтобы ощущать себя немощным и ничтожным.
В горизонтальном положении боевые ранения отражались лишь тупой тянущей болью, к которой мужчина даже успел немного привыкнуть. Будь он девчонкой, то давно бы плакал и звал мамку, чтобы его погладили по голове и немного успокоили. Только сейчас, поймав себя на этой мысли, Тлен осознал, что голова у него тоже не в порядке и пусть она не настолько сильно напоминала о себе, но вот белые волосы, слипшиеся в багряные сосульки, говорили о себе достаточно. В таком положении, он ничего не мог с этим поделать и оставалось лишь смирно лежать, проклиная всех и терпя осмотр.
- Ты. – Дампир  неторопливо повернул голову в сторону уже отошедшего от него незнакомца, наблюдая за тем, как тот неторопливо собирает какой-то набор, а после решает все-таки показать истинную суть. Нет, это, однозначно не вампир. Отто знал вампиров лучше чем себя самого и распознать этих тварей смог бы даже в таком состоянии.
- Какого я тебе сдался? – Говорить было тяжело и после каждого слова приходилось делать небольшие паузы, чтобы собраться с мыслями. Впрочем, те благополучно ускользали, заставляя кривиться от наложения новых повязок, и сжимать губы в тонкую полоску, стараясь вытерпеть боль без единого звука.
Непонятная субстанция обжигала раны так, словно на них насыпали соль и приправили спиртом. Именно эти ощущения, заставили лицо дампира искривиться в таких эмоциях, которые он раньше никогда не испытывал. Изобрази Жнец подобное перед зеркалом, наверняка, сообщил бы сам себе, что у него лицо треснет.
И вновь паранойя заиграла новыми красками, пульсируя в воспаленном разуме. Да, именно сейчас, без какого бы то ни было замедления, решительно и быстро, нужно было что-то делать. Сам того не ожидая, Отто умудрился резко поднять руку вверх, в надежде схватить добродушного «лекаря» за шею, но вместо этого, лишь едва зацепился пальцем за воротник.
- Представься или я убью тебя. – Смешно, но попытаться стоило.

0

6

Попытка разговаривать не вызвала у Элеанделя ничего, кроме раздражения - этот тип умудрялся болтать даже будучи присмерти. А вот порыв схватить за шею серьезно напряг. Нет, он конечно понимал, что сейчас этот тип ничего серьезного ему не сделает, не в том состоянии был, но тело среагировало рефлекторно: рука выхватила кинжал из ножен в наруче и едва не нанесла удар, остановив его в миллиметре от глаза альбиноса.
- А вот таких вещей делать не советую. - Низкий голос был сух и бесстрастен, как карканье вороны. - Мое терпение не безгранично, и если попробуешь выкинуть еще что-то подобное - я избавлю тебя от мучений а себя - от лишней работы. Ты все понял? Вот и чудно. - Отцепив от ворота мантии чужие пальцы, друид еще раз смерил охотника холодным взглядом, после чего вернул кинжал на место, скрыв его в широком рукаве.
- А что до мотива... Считай это попыткой замолить один очень старый грешок на моей совести. И не заставляй меня жалеть об этом решении. И снова попробуешь удрать - привяжу веревками. - Убедившись, что пока что с парнем буде все нормально, кончено только если тот снова не начнет слишком активно дергаться, Эль поднялся на ноги и прошел дальний конец комнаты, где на слабом огне очага все это время побулькивал котел с водой.
Бросив туда каких-то трав, мелко нарезанных овощей и немного мяса, эльф тщательно перемешал полученное варево, принюхиваясь к получившемуся результату.
"Хмм... Пахнет вкусно. И по цвету нормально. Значит должно быть съедобно. Хотя..." - Он покосился в сторону нар с гаденькой улыбочкой. - "Доброволец уже имеется, хе-хе."

0

7

Звук стали, что покидает свои ножны Тлен узнал бы из тысячи звуков в этом мире. Таким как Жнец нужно было знать каждый звук, что может оборвать жизнь одним мгновеньем. Угрозы угрозами, но сейчас от Отто они были настолько же пугающими, как от ребенка, что едва научился ходить. Видимо, как бы ему не хотелось, но нужно было смириться с происходящим. Нет, доверяться своему «спасителю» он не собирался, но вот успокоиться на некоторое время можно было бы, по крайней мере, пока дампир не сможет крепко стоять на ногах.
Острое лезвие одним легким движением могло пронзить Отто и лишить его если не жизни, то глаза уж точно. Впрочем, мужчина даже не моргнул, дожидаясь решения незнакомца, все-таки если бы его предпочитали убить, то убили бы еще в лесу. И ведь правда, все, что удалось услышать Тлену – так это слова. Он не сказал бы, что этот человек, или кем он там являлся, был суровым и хладнокровным, ведь подобное, очевидно, а потому и все слова, которые были произнесены, Жнец просто на просто проигнорировал, даже не воспринимая подобное как угрозу или предупреждение. Инстинкт самосохранения у дампира работал исключительно по отношению к вампирам, а в остальном же, мерзкий язык и самовлюбленность, могли лишить его жизни гораздо быстрее, чем сородичи Дигха.
- Какой грозный, боюсь-боюсь. Угрожать тому, что и встать то не может, наверняка достаточно легкое занятие. – Отто не сопротивлялся, когда его руку убрали с воротника, не так уж ему и важно было цепляться за незнакомца. – Ты не представился, видимо, культур…
Тлен закашлялся, но что может остановить этого дампира? Отрезанный язык – единственный вариант. В попытке перевести дух и выровнять дыхание, Жнец наконец-таки заткнулся, искоса наблюдая за добрым человеком. Где-то в голове, он на самом деле приписал этому мужчине статус добряка, ведь только такие люди, грозятся вылечить, даже против воли. Он когда-то читал книжку, где подобному давалось описание, но благополучно забыл все это за ненадобностью. Дыхание выровнялось и сейчас Отто вновь готов был говорить, более того, он даже решил завершить свою фразу.
- Видимо, культура совсем падает. И раз так, я буду называть тебя Каркуша. Итак, Каркуша, моя лошадь померла? Ты забрал все мои вещи? Где я нахожусь, территориально? И не улыбайся так гадко, когда смотришь в мою сторону.
Не то чтобы Жнеца волновали все эти вопросы, хотя, нет, они волновали и еще как. Деньги, карты, оружие, трофеи, все это было в одной единственной бездонной сумке, даже одежда и та, нашла себе там место. Где-то в голове промелькнула идея о том, чтобы поправиться как можно быстрее, ведь каждый потерянный день мог породить на свет новых вампиров.
«Как бы я их не презирал, но сейчас не отказался бы от крови…может это позволит мне повысить скорость лечения?»

0

8

- Культура не хромает, просто я не вижу смысла сообщать свое имя тому,кто не соизволил представится своему спасителю сам. Да и как-то не до расшаркиваний было. Или ты предпочел бы представится, а потом сдохнуть? - Эльф невозмутимо помешивал содержимое котла ложкой. игнорируя обидное прозвище, которым его наградил не в меру болтливый охотник. - Отвечаю на твои вопросы: первое - лошадь пала, я оставил ее в лесу. Мертвое тело еще послужит живым. Второе - я забрал все, что там было, так что свое имущество проверишь сам, когда будешь в в стоянии встать, не раньше. Третье - ты сейчас в нескольких днях от Гресса. Ну и четвертое - это мой дом, белобрысый. И я могу делать в нем то, что захочу. - Эльф повернулся к дампиру. - Не думай, что раз я лечу тебя, то я добряк. И твоя темная сущность меня не испугает, клыкастый. Я достаточно наобщался с вампирами, демонами, оборотнями и прочими, чтобы уже привыкнуть к их поведению и стилю жизни. И если не хочешь отправится в выгребную яму за хатой, то захлопни пасть, пока я не пустил в расход одного болтливого недобитого упыря. Местные с удовольствием купят "чудодейственный порошок из вампирьих клыков, лечащее бесплодие". - Говорил он вполне серьезно и не шутки ради.
Закончи помешивать варево, Эль повесил кинутый на табурет плащ из вороньих перьев на торчащий из стены крюк, кинул взгляд в сторону дампира и исчез за занавесью, отделяющую личную половину дома от рабочей. Откупорив бутылку вина, друид устало плюхнулся в кресло, хлебнув жидкость прямо из горла,  и устало помассировал переносицу пальцами свободной руки.
"Вот же не было печали, так нет, притащил зануду на свою голову... Этот клыкастый еще хуже того шарообразного зануды... Хотя он хотя бы пользу приносил..." - Подперев щеку рукой, эльф печально вздохнул, подумывая о том, а не пришить ли ему эту болтливую обузу избавить его от мучений а себя - от проблем?...

0

9

Отто никогда не отличался своим умением слушать других. Ему было откровенно плевать на отмазки, причины, чужие желания, а потому, без тени сомнения мужчина предпочитал зевать, чуть ли не после каждого слова Каркуши. Пусть этого мужчину зовут хоть Реджинальд Фон Дер Ван Тысяче И Одно Слово, пусть он будет хоть король этого мира, но Тлен уже сделал свой выбор, который оказался для него окончательным. Может именно из-за этого фразы про представления казались Жнецу унылыми и абсолютно глупыми. Видимо, по мнению спасителя, дампир должен был умирая шептать свое имя, возраст, увлечения и всю подноготную. Глупо, конечно же, было бы так считать. Но, все-таки за то, что сейчас охотник на вампиров был жив, стоило благодарить именно этого странного незнакомца. Именно по этой причине альбинос чуть наступил себе на горло, сдерживая весь поток дерьма, которым мог бы полить любого из существующих людей.
- Тявкаешь. – Да, Тлен действительно пытался вести себя культурно. – Я вообще-то помирал, а не гулял по лесу, распевая свое имя. Или ты представляешь себе, что только открыв глаза, я должен был вскочить, выплясать тебе реверанс и назваться, а, Каркуша? Тебе не помешало бы заиметь немного логики и последовательности. Все-таки не олени мне клинками тело поцарапали, чтобы доверительно к тебе относиться.
Жнец немного задумался, пытаясь переварить всю информацию, которую до нее пытался донести хозяин дома. В голове все мешалось, но по крайней мере, неприязнь к этому человеку приглушала боль, позволяя о ней даже забыть на некоторое время и сконцентрироваться на ответах, вопросах и желаниях.
- Лошадь жалко, сумку взял – это ты молодец, рядом с Грессом – это я молодец, а вот на счет клыкастого.
– Отто даже немного прокашлялся, чтобы завести свою тираду. – Я не вампир, демон, оборотень или иная дрянь. Я человек и не принадлежу к этим созданиям, особенно к таким тварям, как вампиры. Что, если я заимел с рождения пару клыков и отсутствие цвета, то сразу должен детей жрать?
Если бы кто-то, кто знал Тлена достаточно хорошо, увидел бы его сейчас, то прекрасно бы понял, что дампир готов разойтись не на шутку.
- Вообще-то, я ненавижу вампиров и именно они почти прибили меня. Ты чо, думаешь, что эти ублюдки стали бы охотиться на кровь своего сородича? А вот и не правда. Не бывает такого. Так что, оскорбил ты меня сейчас знатно. А если уж порошок тебе и нужен, то в оплату за помощь клыков могу тебе подогнать. Я думаю, что мое соседство тебя не радует также как и ты меня, а потому наладим наши отношения как рыночные. Ты мне – я тебе. И да…меня зовут Жнец, Каркуша.
Дампиру было плевать, куда там делся хозяин. По крайней мере, он был в зоне досягаемости, а значит можно было и говорить. Хотя и слов то толком не было, оставалось только надеяться на ближайшее выздоровление и то, что он приехал все-таки в ту деревню.

0

10

Эль его почти не слушал, начав дремать. Его не интересовало к какой расе принадлежит этот полудохлый тип. Он уже все решил для себя, ощутив тьму в этом парне, и переубеждать его было бесполезно. Только пока он не убедится в обратном, мнение останется прежним.
К удивлению мага, но эта болтовня действовала лучше чем любое сонное зелье. Убаюканный этим потоком слов, он обмяк в кресле, мирно посапывая.
В этот раз кошмары, мучившие его каждую ночь, не пришли. Проспав несколько часов без сновидений, Элеандель все равно проснулся каким-то избитым и замученным, с гудящей словно колокол головой. Практически силком накормив упрямого охотника, маг поменял повязки, успевшие присохнуть из-за спекшейся крови. Вытерпев весь тот поток занудства, который исторг из себя альбинос (хотя это было и сложно, поскольку несколько раз возникал порыв треснуть его по голове), эльф с невозмутимым видом устроился за столом, собравшись поужинать и сам, тем более что желудок настойчиво урчал и требовал, чтобы его наполнили.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Любое спасение временно.