http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » С чего начинается философия...


С чего начинается философия...

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Место: Рузьян.
Время: 10 лет назад.
Участники: Флеурис, Керихат.
Сюжет: Тихий ночной Рузьян, наполненный привычными звуками: стрекотом сверчков, далеким смехом, да редким постукиванием лошадиных копыт и подкованных железом сапог. Ничто не предвещало чего-то необычного, но старуха-судьба обладает занятным чувством юмора. Поэтому-то планы на эту ночь резко изменились, а виной тому всего одна фраза...
http://static.diary.ru/userdir/1/7/7/2/1772158/68337054.jpg

Отредактировано Керихат (05-06-2016 00:31:03)

+2

2

Девушка, громко цокая невысокими каблуками по вымощенной дороге, в спешке шагала по улице. Чем дальше, тем меньше ей нравился этот город. Если днём неприятное липкое чувство ещё заглушалось царящим вокруг хаосом и шумом, то ночью, когда звенящая тишина, нарушаемая лишь стуком собственных сапог по камню, да ещё кое-какими звуками, едва не падает на плечи, оно становится настолько явственным, что хочется наплевать на всё, воспарить в небо и с воем унестись прочь в более спокойное место. Но Керихат не могла позволить себе такой слабости. Чего уж тут, такую реакцию у неё вызывал не конкретно этот город, хотя о нём те ещё слухи ходят, а вообще любое крупное поселение двуногих. Несмотря на то, что она уже некоторое время колесит по Альмарену, заглядывая то туда, то сюда, ей, тем не менее, до сих пор довольно тяжело не нервничать, оказываясь  в окружении огромных зданий, да ещё и в гордом одиночестве. Днём некогда было зацикливаться на чём-то подобном. Куча информации, полезной и не очень, пестрый калейдоскоп из незнакомых лиц вокруг, суета, гомон. Всё это затягивало драконицу в свой вечно спешащий мир и дарило некое спокойствие с приятной мягкой мыслью:"Я не одна." Нет, она не боялась одиночества, ибо негоже ей, той, кому, возможно, придется в одиночку на протяжении сотен, а, может, и тысяч, лет хранить несметные богатства, бояться такой глупости. Боялась серебряная неизвестности. Того, что было далеко от её понимания и взглядов на мир. И ночью эти страхи словно обретали плоть, скалились их самых тёмных углов, под неведомыми углами изгибали костлявые тянущиеся к ней лапки и злобно клацали призрачными зубами. Драконша же, всеми силами стараясь сохранять абсолютно безучастное выражение лица и не терять остатки величия, выпрямив спину и мерно чеканя шаг, уверенно направлялась к воротам города. Но, несмотря на все её старания, если присмотреться, можно было заметить и тень волнения на её лице, и слишком часто вздымающуюся от вдохов-выдохов грудь, и слишком уж торопливый для такого выражения лица шаг.
"Срежу переулками, по главной улице слишком долго идти. Зачем делать её настолько широкой и кривой? И к чему все эти закоулки?" - нервно подумала драконица, бегая взглядом по сторонам. Места, куда не попадал свет луны были настолько тёмными, что даже Керихат со своим зрением не могла толком рассмотреть, что же там находится. Но, тем не менее, повинуясь только что посетившей её разум идее, она, миг поколебавшись, направилась к одному из утонувших во тьме переулков.
Чем ближе она подходила к нему, тем отчетливее становились его очертания и тем менее зловещим он казался. И вместе с тем, возвышающиеся с обеих сторон здания здорово мешали проникновению сюда неверному свету ночного светила, отчего девушке пришлось замедлить шаг и даже, в чисто человеческой привычке сощуриться, пытаясь заставить глаза лучше видеть в этом мраке. Место ей решительно не нравилось, странное предчувствие закралось в душу серебряной и по спине побежал неприятный холодок. Но Керихат, мысленно чертыхаясь и упрекая себя за непозволительную дракону слабохарактерность, упрямо двинулась дальше, уже куда более уверенно, даже прежний стук металлический набоек перестал быть приглушённым как раньше. Но стоило ей вновь набрать солидную скорость, как незамеченное препятствие вдруг едва не отправило девушку в вынужденный полёт. Здорово запнувшись обо что-то, Керихат полетела вперёд, а вот ноги остались несколько позади и, кажется, не очень-то спешили бежать дальше. Она едва успела подобрать их, прежде чем бы окончательно грохнулась на землю, пропахав носом метра два, перед окончательной остановкой. Рефлекторно серебряная выбросила руки вперёд, чтобы в случае чего с их помощью не дать пострадать своей мордашке; раны, конечно, заживут быстро, но вот неприятный осадок от разбитой моськи, наверняка, останется надолго. Но к огромному облегчению драконицы, её промах оказался не настолько плачевным: она всё же смогла вновь поймать равновесие и вместо "грациозного" полёта, отделалась мимолётным испугом и несколькими неуклюжими шагами вкупе с размахиванием руками аки павлин в брачным период. Наконец-таки затормозив и убедившись что больше таких вот подлянок на её пути не наблюдается, девушка не упустила возможности посмотреть на то, что же только что выставило её в не очень приглядном свете. Хоть и свидетелей не было, но всё же! Важен сам факт! В мыслях Керихат пообещала себе разнести в щепки и клочья то бревно или мешок, или обо что она там споткнулась, чтобы не повадно больше было этой дрянной вещице лежать на её пути. Нервы у юной и не очень опытной драконицы начинали откровенно сдавать. Резко развернувшись, она устремила полный возмущения, недовольства и жажды отмщения взгляд туда, где и должно было лежать это "что-то". От увиденного брови серебряной сначала было поднялись, но потом вновь опустились и сдвинулись к переносице. Не веря своим глазам, она даже сделала пару шагов к "препятствию", но сомнений не оставалось: "что-то" оказалось "кем-то". И, судя по всему, этот кто-то был жив, а ведь на первых парах драконша подумала, что незадачливый убийца бросил здесь дело своих рук, но нет, этот, определённо, жив. Желание поквитаться в момент сошло на нет, оставив после себя единственный напрашивающийся логичный, по мнению девушки вывод на тему того, что этот некто здесь делает.
- А после этого они называют животными нас...  - вполголоса недовольно прошипела Керихат, удивившись насколько сипло прозвучал её голос. "Нет, ну вы посмотрите!" - продолжала она уже мысленно, разговаривая с незримыми собеседниками. - "Разлегся прямо посреди дороги, как будто так и нужно! Небось ещё и пьян! Может, я, конечно, ещё чего-то не знаю о двуногих, но это явно не нормальное и обычное явление! По крайней мере, это не должно быть нормальным и обычным явлением!"

+1

3

Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг... (с) одна милая детская сказка

В Рузьяне могло найтись куда больше работы и интереса для бессмертного и думающего, что уже всё повидал на своем пути, демона. Ну всяко больше, чем ничего. Например, он только-только решил, что ему снова пора взяться за кисти и краски. А здесь, в Рузьяне, он когда-то находил лучшего мастера, который эти художественные принадлежности умудрялся изготавливать с особым изяществом и искусством. Но помимо всего этого необходимо было найти еще один компонент - наиболее важный, без которого любое мероприятие непременно было бы обречено на провал. Вдохновение.
Потому ли Флёр долго бродил по улицам ночного города, отыскивая то, что могло бы ему в этом помочь. Его дом остался где-то далеко, затерянный в переплетениях улочек. Там, в спальне, уткнувшись щекой в подушку, ждала его очередная пассия, согревающая постель долгими ночами. И до сегодня почему-то удавалось всё, но в один миг - будто щелчок спущенной стрелы - и яркое осознание, что всё вокруг не то, чего бы хотелось. А чего на самом деле может хотеться бессмертному, вечному существу?
И вот он идет по ночному городу, почти пустынному. Его влечет не неизведанность, а будто моток ниток, который кто-то бросил вперед, и тот разматывается, унося себя вдаль. Флёр будто бы ступает по этой нити.
Он прошелся вдоль берега, слушая шум прибоя и глядя издали на покачивающиеся в темной дымке корабли. Но въедливый запах соли и рыбы вскоре надоел, и демон покинул это место. Кажется, ему ничего не могло прийтись по вкусу после того, как он покинул свой дворец. Да еще и как покинул... С яркими красками, пожаром взрывающими небо. Ох, то происшествие точно запомнили надолго. Но прошло почти сорок лет, и то забывается со временем. Почему-то облик Рены всё никак не шел у демона из головы.
Где черпают вдохновение мыслители и творцы? У природы? Из музыки? К первому Флёр слишком привык, чтобы оно могло дарить ему какие-то новые эмоции. Второе не переносил на дух, причем не мог объяснить, почему музыка действует на него настолько раздражающе, что он готов всякому музыканту руки и ноги местами переставить, а певцу оторвать язык вместе с головой. Но в присутствии демона лучше было не рисковать с песнями и плясками.
Люди? Хех... Слишком мало было в жизни Флеуриса тех, кто мог бы подарить ему вдохновение. Эстери мертва. Рена считает, что он мертв, и лучше, чтобы так оставалось. Кадди... Да, она могла бы, но нет. От одного воспоминания о ней всё внутри так противоречиво сжималось. Лучше не думать о женщинах. Как говорится, все беды от них.

Тишина, темнота. Пустынные улицы. Море шумит.
Может быть, в небе можно найти ответ на свой вопрос? Это ведь куда ближе к родной стихии, да и созерцание звезд всегда действовало на Флёра умиротворяюще. Он растянулся на краю дороги, не заботясь о том, грязно там или чисто, увидит его там кто или нет, мешает он кому своим странным решением или нет. Ему захотелось - это уже повод для того, чтобы сотворить. И шаги, которые четко выстукивали дробь, демон тоже слышал, но почему-то не обратил внимания и даже не предположил, что прохожий может попросту не различить в темноте разлегшегося в совершенно неположенном месте мужчину. А его так занимал вид ночного неба, складывающиеся в созвездия огненные точечки, легкие светлые полосы, пересекающие черное полотно...
Так что когда кто-то перецепился через длинные ноги демона, вытянутые поперек дороги, Флёр искренне был удивлен, но и раздосадован тоже. Кто-то безапелляционно и нагло выдернул его из собственных мыслей и возвышенных чувств, когда он уже почти что находился на пути к вдохновению. А тут еще про животных какой-то разговор... Приподнявшись на локтях, демон сощурился, хотя и так, и эдак не мог всё равно разглядеть, кто это тут такая невоспитанная нарисовалась.
- Допустим, мы тут все животные, если обобщать, - заметил Флёр, глядя на возвышающийся над ним темный силуэт. - И если кому-то нравится топтать своими каблучками другого, то кто из них двоих большее животное - вот в чем вопрос.
Странно даже, что он вовсе не разозлился на произошедшее, хотя девушка, перецепившись через его ноги, задела и их самих. Но приученный к боли Флёр лишь прицокнул языком, да и это даже не было похоже на удар, чтобы зацикливаться на ощущениях.
- А еще опасно бродить по ночным улицам в одиночку, - это не прозвучало ни как угроза, ни как предупреждение. Скорее простое замечание и не более того.

+1

4

Керихат на миг стушевалась и поджала губы, она не ожидала, что незнакомец  расслышит её слова и будет в состоянии ответить на в сердцах брошенную фразу. Доселе незамеченное отсутствие запаха алкоголя только подтвердило новое предположение: этот некто ни разу не пьян. Хотя, вопрос о том, почему он здесь развалился, оставался по-прежнему открытым и не хило подстрекал любопытство серебряной, которое вопило не своим матом от одной только мимолётной мысли молча развернуться и уйти, да и ответ незнакомца никак не располагал к смиренному принятию проигрыша в зарождающейся словесной баталии.  Девушка остановилась в полуметре от уже приподнявшегося мужчина и, скрестив руки на груди, устремила на него долгий взгляд, словно взвешивая слова и придумывая более или менее правильный ответ. Если на первую реплику сказать было нечего, в виду некоторого согласия в этом плане с незнакомцем, то вот вторая, как и третья его фразы требовали ответа и немедленного. И, как бывало часто,  вредность крылатой бестии взяла вверх.
-Если кому-то нравится лежать посреди дороги , мешая порядочным... людям ходить,  «то кто из них двоих большее животное – вот в чем вопрос.» -  стараясь придать своему голосу как можно больше спокойствия и сохранить интонации собеседника проговорила Керихат, всё ещё тщетно пытаясь рассмотреть незнакомца.
- И не всем, не всем опасно бродить по ночам в одиночестве. Некоторым даже полезно.
Зябко дернув плечом, серебряная, быстро окинула взглядом нависающие над ней дома, которые, казалось, пытаются сомкнуться крышами, чтобы окончательно лишить девушку хоть какого-то света. Но, вместе с тем, она не могла отрицать, что такие вот «прогулки» мало-мальски, но помогают ей адаптироваться во враждебном мире, где едва ли не каждый пятый мечтает получить артефакт или украшение из драконьей чешуи, зубов, костей. Страха слова неизвестного у драконши не вызвали. Он совсем не походил на того, кто спустя секунду кинется на неё с ножом аль ещё с чем, Керихат вообще не чувствовала какого бы то ни было напряжения, исходящего от него. Только странный магический след, такой родной и одновременно такой чужой, да ауру… явно нечеловеческую. Как бы серебряная не всматривалась в неё, она не могла понять, кто же это так феейрично появился на её пути. Но, если учесть, что и сама драконша далека от настоящего человека, особого беспокойство сей вывод не вызвал. Так, возможно, даже и лучше. Мало ли кого могло занести в большой город?
- И даже если все мы и животные, разве это повод настолько вживаться в эту роль? – с нажимом произнеся слово «настолько» с лёгкой усмешкой сказала девушка, приняв более расслабленную позу. – Лежать на земле аки какой пёс бродячий, да ещё и ночью. Мало ли, кто ещё может на тебя наступить. Или, всё  есть тлен, жизнь моя бесцельна?
Стоило ей закончить последнюю фразу, как  в голову влетело новое предположение, отчего серебряная вновь несколько сжалась и, даже, ведомая каким-то подсознательным наитием, вкупе с призрачным чувством вины, опустилась на одно колено перед незнакомцем.
- Тебе… нехорошо? Нужна помощь? – чуть склонив голову набок, ровным голосом произнесла Керихат. Да уж, не часто встретишь драконицу, интересующуюся самочувствием совершенно незнакомого существа, но, может это и послужило причиной её внезапного порыва.
Несмотря на всю свою лояльность к людям, да и вообще к двуногим, бросалась к ним на помощь она крайне редко, хотя бы потому, что потом замучаешься разгребать всплывшие из-за этого акта благородства проблемы.  Однажды Керихат попыталась помочь какой-то обморочной старушке в Гресе, медленно сползающей по стеночке из-за летней жары. Но не успела она ничего толком сделать, как подбежавшие в старухе, видимо, родственнички, в момент записали благодетельную драконицу в список воров и разбойников. Затем удирание от стражников и для полного счастья, девушка ещё и столкнулась едва ли не лицом к лицу с закупающимися для похода охотниками. Ближайшие несколько дней серебряная столько раз проклинала как старуху, так и весь людской род, что сбилась со счёта, но этот случай научил её, по возможности, проходить мимо, не обращая внимания на стенания окружающих, а если уж совесть совсем заест, то лучше уж ненавязчиво привести к месту кого-нибудь другого, а самой, по-быстрому смыться от греха подальше. Но сейчас случай был несколько иным, поэтому крылатая, скрепя сердце, всё же, на свой страх и риск решила снизойти к незнакомцу с ненавязчивым предложением помощи. К тому же, этот некто показался Керихат отнюдь не глупым, а если так, то, возможно, ей удастся разговорить его и узнать что-нибудь интересное, что пополнит копилку знаний драконицы.

+1

5

Приподнявшись на локтях, он разглядывал силуэт, сетуя на то, что, подобно вампирам и иным ночным существам, не может видеть сквозь темноту. Он чуял от приблизившейся к нему фигуры какой-то странный поток силы, говоривший о том, что эта особа явно магического происхождения или умения. К магии у Флеуриса было особое отношение. К какой бы то ни было. Иногда он чувствовал в таком собеседнике соперника. Иногда - конкурента. Иногда - того, кто умеет понять и разделить какие-либо переживания и мысли. В любом случае, магия вызывала интерес. А тот, в свою очередь, мог проявляться в совершенно разных формах, но очень редко Флёру доводилось вступать с кем-то подобным в полемику. Наверное, со стороны это выглядит очень странно: демон лежит прямо на дороге, а его оппонентка стоит рядом, скрестив руки в эдакой защитной позе. Хотя по ее голосу и боевой стойке Флёр со смехом предположил, что незнакомка намерена атаковать, а не защищаться.
"Хо-хо, тут еще опасно не ей в одиночку ходить по темным улицам, а тем, кто имеет сомнительное счастье столкнуться с ней на этих же улицах", - мысленно хохотнул он. Ну да ладно, девчонка вырисовывалась забавной. Другая бы на ее месте уже решила, что перецепилась через какого-либо пьянчужку или чей-то заколотый в драке трупак, испугалась и унесла бы ноги в неизвестном направлении подальше от неприятностей. А эта нет же! Стоит, вглядывается. И не боится. Аура не врет. А незнакомых валяющихся мужиков на дороге не боятся те, кто считает себя способным с ними справиться и до одури уверен в себе.
- А почему бы те, кто не считает себя большим, - особенно выделив это слово, поинтересовался Флёр, едва сдерживая смешинку, - животным, не обойти тех, кто кого считает?
Он снова откинулся на землю, да еще и для пущего эффекта разбросал руки в стороны, аки звезда. Небо было сегодня прекрасным, и действительно не хотелось шуметь, буянить, выяснять какие-то отношения, кто и почему и на кого наступил. Небо не давило, оно, наоборот, манило к себе мириадами звезд, большущей, улыбающейся в полный рот луной. Оно наталкивало на определенные мысли, и Флёру казалось, что он начинает понимать, зачем он пришел сюда.
- Ну нет, почему. Не всё есть тлен, хотя отрицать очевидного не стану: он все же есть, - придав своему голосу максимум серьезности, отозвался демон. - Но вот ты уже горазда судить меня, хотя еще не знаешь, что вижу я со своего места, - он покосился на склонившуюся к нему девушку. Вот уж точно странность - сначала в животности обвиняет, затем упрекает, что валяется он тут, где придется, а теперь готова помогать бескорыстно и от всего сердца. Ну последнее - то уже сарказм, естественно. В подобного рода помощь Флеурис не верил. Равно как и для себя всегда находил какую-либо выгоду. - Я не болен и не сошел с ума. Ляг рядом и посмотри моими глазами. Разве есть какая еще возможность увидеть мир таким девственным и чистым, как непорочная монашка из Имирова Храма в Айна Нумиторе?
Странно, что он даже не допускал мысли, что его собеседница может оказаться такой монашкой. Ну а что? Любое происшествие имеет место произойти с точностью до ноль целых и сколько-то там десятых процента. Но небо и правда завораживало своей глубиной и туманными цветами. Причем Флёр был убежден, что узреть эту красоту можно только с его положения - лежа и глядя вверх. Девушка могла, конечно, покрутить пальцем у виска и уйти. Так бы поступил любой нормальный прохожий, оказавшийся на ее месте. Но с другой стороны... что она теряет?

+1

6

«До чего странный…»  - подумала драконица, нахмурившись, но, не сводя взгляда с незнакомца. Она со своим мировоззрением не могла толком объяснить даже самой себе причины такого вот необычного  поведения. Всё, чем она могла себя утешить это «Он не человек». После этих слов любопытство на время притихло, позволяя девушке не вываливать неизвестного кучу вопросов, как она обычно делала, разговаривая с кем-то. Но авось, всё ещё впереди.
В ответ же на отказ от помощи, Керихат лишь дёрнула плечом, мол, «Моё дело предложить» и уже было хотела подняться, дабы оставить неизвестного и дальше заниматься своим, наверняка, важным делом, но дальнейшие слова мужчины заставили её повременить и даже задуматься. От такого «предложения» девушка впала в лёгкий транс, взвешивая все «за» и «против». С одной стороны, идея это была не из лучших.  Валяться на дороге какой-то богом забытой улицы да ещё и в компании такого более чем странного компаньона. Но, с другой стороны, вдруг этот некто прав, и в небе можно увидеть нечто новое? Сама Керихат редко поднимала к нему голову. Его красотами она могла вдоволь насладиться, перелетая с места на место, так что, можно было сказать, что такое занятие было для неё в новинку.
Она, в удивлении выгнув бровь, медленно и неуверенно подняла голову вверх, словно на неё сейчас оттуда должно было упасть что-то тяжёлое и пару минут  всматривалась в тёмно-синее полотно с россыпью звезд, но затем хмыкнула и поднялась на ноги. В полутьме она нащупала застёжку плаща и, расстегнув, бросила его на землю, неподалёку от незнакомца, затем улеглась на плотную ткань, сложив руки на животе. Разум пытался втолковать ей, что делать этого не стоило, да и вообще не стоило говорить с неизвестным. И смотреть даже, на кого наступила, не стоило! Даже в город этот приезжать, тоже не стоило! Но куда уж тут разуму, когда балом правят любопытство и изменчивость. Подобно своей стихии, драконша, порой, была склонна к резким сменам не то что настроения, а едва ли не принципов и взглядов на мир, чем нередко повергала в шок тех, кто знал её некоторое время. Но к счастью, или, может быть, к несчастью, случалось это нечасто. Но, как говорят «Редко, но метко» и, порой, во время таких вот скачков она ловила на себе такие взгляды, что, казалось, её одна сказанная не так фраза или какое-нибудь странное действие и её потащат на костёр.
Несколько минут серебряная молчала. Казалось, она даже забыла, что хотела сказать незнакомцу, словно вся активность мозга была брошена на понимание того, что же здесь увидел этот странный субъект и где высмотреть этот девственный и чистый мир. Керихат была далека от искусства. Далека от слова «совсем». Воспитывали её несколько своеобразно, как, в общем, и большинство драконов, но, вместе с тем, она была не прочь послушать бардов в тавернах или же поглядеть на картины. Это успокаивало её. Мелодичные звуки или правильные красивые мазки дарили ей что-то сродни душевного равновесия, стоило ей углубиться в чуждый мир искусства, как проблемы автоматически уходили на второй план, и плевать, что она ничего в этом не понимала. Ведь если поставить её на место творца, это будет тоже самое, как если сознание орка поместить в тело эльфа. Поэтому сколько бы она не всматривалась в небо и звезды, она не видела там ничего такого волшебного или необыкновенного. «Небо как небо. Тёмное. И много светящихся точек» - прокомментировал сию картину внутренний голос.
- Сверху вид лучше. – наконец подала голос девушка.- Отсюда слишком далеко.
- Даже с острым зрением и половины всего не увидишь. – несколько недовольно пробормотала она. - Видимо, поэтому люди такие фантазёры и затейники. Да и не только люди… Ничего не видят, ничего не слышат. Вот и придумывают всякое. Порой прямо противоположное действительности.
Керихат вдруг вспомнились те сказки и истории, которые ей доводилось слышать за время своих странствий, где драконы, как правило, выступали в роли истинных антагонистов, подлежавших бескомпромиссному уничтожению в конце повествования. Но больше всего удручало то, что такое резко негативное мнение о драконах перекочевало и в реальную жизнь.
- Поменьше бы они фантазировали, глядишь,  в мире и жилось бы спокойнее.
Серебряная чувствовала, как от невесёлых мыслей накатывает грусть и поспешила прогнать их, чтобы окончательно не испортить настроение ни себе, ни, возможно, собеседнику.
- И что ты тут увидел? – наконец озвучила девушка долго вертевшийся на языке вопрос, поспешив сменить тему разговора.

+1

7

Только договорив ту невнятную фразу про животных, демон хмыкнул. Что-то он так выразился, так сопоставил слова, что и сам ни черта не понял из того, что пытался донести, тыкая философскими размышлениями в первую попавшуюся на пути особу. Хотелось от этого рассмеяться, но делать это лежа и задрав голову к небу не совсем удобно. Так что пришлось ограничиться коротким насмешливым фырканием. Между прочим, не каждый может похвастаться тем, что умеет смеяться над собой.
Обычно разговор с незнакомцем удавалось сразу для себя очертить успешным либо безрезультатным заведомо. То, что сердобольная девушка по-прежнему тут и продолжает поддерживать очень странную, признаем честно, беседу, было красноречивым фактом. На самом деле, Флеурис сейчас, конечно же, не нуждался в собеседнике. Но и не стремился к тому, чтобы от него избавиться. Появление этой дамы выглядело эдаким сюрпризом. И раз уж она проявила интерес, то Флёр обязан рассказать ей, объяснить, показать все прелести, на которые способен... нет, не он сам, а этот мир. Сейчас на демона накатывала одна волна за другой. Такое возвышенное, восторженное чувство грандиозности и прекрасности всего вокруг, которым просто необходимо поделиться. Гордость за мир. Пусть даже не ты повинен в его существовании, но... Можно ведь сказать, что его создали твои родители, значит... Можно гордиться даже за одно это небо, куда устремляется блестящий от осознания всего этого мир.
И нет, Флёр был совершенно трезв и адекватен.
Он просто лежал на дороге, просто смотрел вверх и, кажется, приходил к заключению, что отыскал тот путь к вдохновению, который ему был так необходим в последние дни.
Почему-то мужчина не думал о том, что не все могут разделять его восторг и увлеченность. Существуют простые приземленные люди, которым нет дела до копания в чем-то ином, окромя собственного огорода. Они не поймут и даже осудят такую бестолковую трату времени, и откуда же им знать, что у демона этих минут и часов - бесконечная копилка? Но ведь эта девушка всё еще здесь.
Взгляд с неба Флёр перевел на полутемный силуэт. Демон не мог разглядеть ее внешности, да и не столь это важно. Голос ее был крепким и молодым, кое-где решительным, кое-где мягким и уступчивым. Первая ассоциация, которая пришла в голову - горный ручей. И ведь созерцание чего-то прекрасного и бесконечного действительно работает! Раз появляются в уме подобные ассоциации и художественные сравнения.
- Чем ближе, тем меньше кругозор, - отозвался демон. - А чем дальше, тем в большем объеме ты можешь обхватить взглядом всё. Хотя, соглашусь, какие-то мелочи остаются вне поля зрения. Но это словно ты смотришь на поляну цветов и видишь только всю эту пестроту в совокупности, не выделяя для себя мак или ромашку.
Он чуть улыбнулся. Правда, изменения в мимике его собеседница вряд ли бы заметила. Если бы она видела в темноте, то не перецепилась бы через ноги вытянувшегося на дороге мужчины. Зато частично по интонации могла углядеть, что он улыбается.
- Острота зрения - не всегда залог того, что ты всё подметишь. А чем плохи фантазии? Без них жизнь была бы пресна и скучна.
Он не стал добавлять, что его собственное существование вообще-то редко радовало его какими-то событиями. Хотя всё, что он умудрился пережить за тысячи лет, уж никак не шло в разряд скуки. Но на самом деле считал, что фантазия и воображение - первый признак интересности человека (ну или нечеловека). Для себя же видел полезность этих качеств в том, что иначе его рука бы попросту не смогла вывести ни единого достойного штриха на холсте.
Удивительно, что девушка внезапно решилась на такой необычный шаг. Чем ее привлекло предложение присоединиться? Хм, вероятно неординарностью? Вряд ли кто-либо встреченный ею на пути мог похвастать тем, что предлагал поваляться вместе посреди дороги и поглядеть в небо.
- А ты не видишь? - искренне удивился Флёр, слегка повернув голову в сторону девушки. Ну как же... Поймав ее руку и сжав несильно, но так чтобы в первоначальном порыве не смогла ее отдернуть, демон поднял обе их руки вверх, после чего стал водить перед глазами, очерчивая линии созвездий, - смотри. Вот это Ланнета, по преданиям, дочь морского бога, которая плела лестницу из водорослей, чтобы достать до обители богов на небесах. А вот рядом и ее сеть, - палец ткнул в россыпи мелких звездочек, которые, как на подбор, были расположены на одном расстоянии друг от друга. - Здесь - охотник Илва. Считалось, что он охотился за самой преданной жрицей Игдрассиль, ибо Рилдир помутил ему рассудок. И чтобы спасти жрицу, богиня превратила охотника в звезды. А вот здесь... смотри, какие яркие, да еще и разных цветов... Тут был разлом в мир, откуда пришли сироны.
Казалось, каждая звезда таит за собой какую-то историю. Флёр отпустил чужую руку, но продолжал удерживать свою на весу. Несколько минут молчания, а затем добавил:
- И еще почему важно поглядывать на небо... Оно может рассказать тебе о погоде. Например, сейчас пойдет дождь.
Ну нет, Флеурис не был оракулом. Просто первая капля уже со звоном отпечаталась на его руке.

+1

8

Ох уж это вселенское, от сердца идущее «Хочу!».  Это одно единственной слово, секундный порыв, толкающий к решительным действиям,  может настолько лихо запутать нить судьбы, что распутывать придётся долго, а в отдельных случаях и всю жизнь. Но пока, как думала Керихат, её сея участь обошла стороной, так как своими действиями  она, в общем, не сделала ничего радикального, вроде хищения книги из башни чародея или битья в бубен  в месте обитания живых мертвецов.  Да, было немного странно так проводить время, учитывая, что не так давно единственным желанием девушки было как можно скорей покинуть город. Незаметно для неё исчезло то чувство одиночества и некой беззащитности, возможно, из-за того, что драконица неосознанно нашла себе компанию.
- Фантазии плохи тем, что они, порой, выворачивают наизнанку действительность, а потом, эти вывороченные сказки приедаются в миру, принимаются за реальность. Вот, например, живёт себе спокойно на болоте какая-нибудь кикимора. И в один день решает посмотреть на поселение неподалеку, тобишь, на других посмотреть да себя показать. Встречается она с людьми,  а они её вилами, огнём, да в родное болото гонят. А всё потому, что в преданиях кикиморы злобные и агрессивные. И это касается не только кикимор… - в ответ пробормотала девушка, нахмурившись.  Она не была решительно против каких-либо фантазий, нет. Песни, картины, книги, это, конечно, хорошо, но хорошо, когда это не мешает жить остальным. А то, может быть, в прошлом драконы и были злобными тварями, систематически уничтожающими поселения, но когда это было! И не равнять же всех под одну гребёнку, да ещё спустя столько лет. «Даже о «делах» хроматических братьев давно не слышно.» - мимоходом подумала Керихат, продолжая сверлить взглядом  небо.
А ты не видишь?
В ответ драконица лишь искоса недовольно глянула на собеседника, в голосе которого, как ей показалась, даже проскользнула нотка удивления.  «Если бы видела, наверное, я бы не спрашивала…» - ворчливо в мыслях проговорила серебряная, но озвучить свои мысли не успела.  Как только незнакомец схватил её за руку, она рефлекторно потянула её на себя и даже чуть отдёрнулась и привстала, устремив возмущенный взгляд туда, где, по её предположению, были глаза неизвестного, рассмотреть же, как их, так и вообще лицо, по-прежнему практически не представлялось возможным. Но, поняв, что она неправильно расценила его действия, Керихат оставила попытки  освободиться и вновь устроилась на плаще.
«Мм, созвездия…» - мысленно мурлыкнула она и вместе с этой мыслью в голове всплыли обрывки воспоминаний, когда отец тоже рассказывал ей о далёких звёздах и легендах, связанных с ними, но, сколько девушка помнила себя, она никогда не вникала в них. Отчасти, они были ей даже скучны, до настоящего времени.
Опустив руку, серебряная несколько минут бегала глазами по горящим точкам, прищурившись, когда холодная капля ударилась  о её щеку и молчаливо согласилась со словами собеседника о дожде.
- Хорошо. Смотри, - девушка указала рукой на едва заметное скопление звёзд. – Чуть ниже и правее Охотника. « Первый дракон», некоторые называют его Праотцом породившим всех драконов, другие говорят, что это изгнанный дракон, славившийся своей жестокостью, также, один из первых или же самый первый... В наказание за все те, жизни, что он отнял, его заточили над небесным сводом, чтобы он каждую ночь мог наблюдать за живущими на земле, но не мог до них дотянуться. Своеобразная пытка . Я слышала, что это созвездие уменьшается, мол, дракон от ярости и осознания своей беззащитности пожирает сам себя.
Керихат уже принялась искать глазами другие созвездия, о которых ей рассказывал родитель, но, внезапно смекнула, что слишком уж странно выглядят такие рассказы от неё в этом облике, поэтому, бросив быстрый косой взгляд на мужчину, замолчала, чувствуя, как падают новые и новые капли воды.
-… Хм, Зелёная ведьма.  Верхом на вервольфе.– вновь подала голос  драконша, заметив, знакомое созвездие, не связанное с её расой.  – Девушка, отдавшая свои ноги волкам-оборотням. Взамен они должны были защищать её деревню от охотников на ведьм. Когда она умерла, сестры своими чарами создали это созвездие, чтобы оборотни помнили свой долг и не нарушали клятву. Как-то так.
Драконица лишь очень образно и приблизительно понимала, как эти легенды и звёзды связаны с тем девственным и чистым миром, но какое-то озарение, кажется, забрезжило где-то вдалеке.
- Пора подниматься, так и промокнуть недолго. – с долей досады пробормотала девушка, принимая положение сидя, а ведь она только-только начала вникать во всё то, что говорил ей собеседник.

+1

9

"Боги, откуда в тебе столько приземленности и скептицизма?" - удивился демон. Ему показалось, что голос у его собеседницы молодой, даже юный. А вместе с тем, она говорит такие фразы, от которых и у самого древнего старожила на свете может пробежаться мороз по коже. Вот ведь Флёр - такой себе долгожитель Альмарена. И почему он не лишился своих способностей к созерцанию прекрасного, вечного далекого? Почему сохранил в себе способность мечтать и фантазировать? И не все фантазии так плохи, какими их видит сейчас философствующая незнакомка.
- Сказку о волке в овечьей шкуре слышала? - поинтересовался Флёр. - А может, там волк тоже хотел измениться, стать лучше. Не хотел, чтобы его считали кровожадным хищником. Нес миру свою прекрасную душу, открытую для музыки и поэзии. А в итоге все равно оказался кровожадным хищником и сожрал полстада.
Пример с кикиморой не произвел особого впечатления на демона. Он сам не раз сталкивался с этими болотными полуразумными тварями и не видел в них ничего хорошего. Как раз тот случай, когда уродливая внешность целиком и полностью дополняет уродливую душу. Нет, ну может быть, конечно, какая-то там особо уникальная кикиморка сидит в своем болоте и лелеет мечту изменить всё представление о ней самой и ее сообществе, но какой в этом толк, когда это самое сообщество вполне устраивает, как оно живет?
Однако в голосе говорившей просквозила какая-то горечь. Либо Флеурису это лишь показалось? Нет, он не из тех, кто бросится утешать и пригревать горемычную на груди своей, однако эта недосказанная печаль становилась интересным нюансом к беседе. Складывалось впечатление, что девушка говорит о том, что знает непосредственно по собственному опыту.
- А что, если я скажу, что существуют и те, кто не судит по первому взгляду? - спросил демон, всё так же продолжая пялиться на звезды. - Вот я, допустим. Я тебя даже не вижу и понятия не имею, как ты выглядишь. Вдруг ты - как та кикимора? Но мы разговариваем. Хм... - он сладко улыбнулся, прищуривая глаза, как отъевшийся котяра. Только что подумал, какую тонкую и меткую шпильку обнаружил для своей собеседницы, - а разве ты, увидев меня на дороге, не подверглась первому впечатлению? Кем ты меня посчитала? Пьяным? Больным? Убогим? Сначала сощурила нос презрительно и брезгливо. Затем переосмыслила свое поведение и решила помочь. Оооо я просто-таки представляю уже, как менялась мимика твоего лица.
И всё же она решилась улечься рядом и пусть по первому порыву попыталась отдернуть руку, но все же устояла, успокоилась. Теперь они вместе разглядывали звезды, водя пальцами по созвездиям. Это было в чем-то забавно, в чем-то грустно, в чем-то восторженно. Флёр чуть ли не физически ощущал, как напитывается энергией неба. Пусть здесь не так, как на открытом пространстве в окружении природы. И все-таки прекрасное близко - протяни руку. Демон слушал, как девушка рассказывает о других созвездиях-легендах, и довольно улыбался. Тут можно еще много сказок вспомнить. Все они придуманы людьми. А может, и драконами. Некоторые, несомненно, демонами. Как воооон то вытянутое с красной звездой на конце - будто чей-то хвост, увенчанный яркой пикой. О нем бы Флеурис тоже мог рассказать.
- Как будто страницы чьей-то памяти, - протянул он негромко. - На которых в изобилии расписаны истории. А представь себе, что туда, вдаль, - он ткнул рукой от себя, будто стараясь "проткнуть" небо, - оно бесконечно и вечно. И никому не ведомо, что там. Да, вот дождь здесь совершенно не к месту, - добавил демон ворчливо, приподнимаясь сначала на локтях, потом принимая сидячее положение и уж только после, когда капнуло еще несколько холодных капель, поднялся на ноги. Пришлось отряхнуть штаны и, насколько получилось, спину. Девушка виднелась ему сейчас размытым светлым пятном в темноте. Судя по этому и по голосу, она была ниже его на голову уж точно. Интересно вообще так - разговаривать с первой встречной, обсуждать проблемы вечности, делиться впечатлениями о небе и даже не знать, кто эта встречная такая. А между прочим, вопросы-то беседы считай что интимные!
- Боишься растаять под дождем? - весело спросил Флёр. Пусть он и не очень-то жаловал подобную погоду, зато компания навевала на интересные эксперименты.

+1

10

«Хм, сказки…» - с некой тоской отозвался внутренний голос. Сказок за свою жизнь Керихат слышала не мало. Рассказчиками, как правило, служили бродячие артисты, странствующие менестрели,  а то и попросту трактирщики. Но только сейчас, при упоминании этого вида творчества незнакомцем, девушка вдруг вспомнила, что давно уже не слушала чьих-нибудь бредовых рассказов о дальних землях, сокровищах и неведомых животных. Если в Альмарене вообще какое-либо существо может быть неведомым, ибо драконше иногда казалось, что если хорошо поискать, то можно найти любое животное, даже то, которое, как полагает большая часть мира сего, лишь выдумка и бред больной головы автора.  Но сейчас мысль о сказках никак не хотела покидать голову серебряной, в момент почему-то захотелось послушать историю, здесь и сейчас. На пару мгновений девушка даже допустила мысль, что, возможно, можно озадачить этим мужчину? А почему б нет? Всё одно – разговоры.  Но, благоразумия драконицы хватило, чтобы осознать, что подобная просьба может быть воспринята собеседником не совсем адекватно, даже если он и не является человеком, которые, в большинстве, своём и реагировали на различные просьбы крылатой не так, как она рассчитывала. Оставалось только отложить свои грандиозные планы на времяпровождение до лучших времен, да поставить в голове галочку на подобие: зайти в ближайшую таверну и стребовать с кого-нибудь историю\сказку.
Слова незнакомца  относительно первого впечатления заставили девушку удивлённо захлопать глазами и повернуть голову к мужчине в очередной тщетной попытке рассмотреть его.
- Споткнулась, разозлилась. Сначала приняла за пьяного, ибо, что я должна была подумать о неком существе, лежащем на дороге в столь поздний час? Потом приняла за больного. А потом поняла, что обе догадки были неверны. – абсолютно искренне высказала девушка с лёгкой усмешкой, задумчиво глядя на небо. Она не видела смысла лгать, стараться выставить себя в другом свете перед неизвестным. Керихат не была ярой любительницей лжи, хотя и не чуралась её, если вставала необходимость пустить кому-то пыль в глаза, ну а сейчас… не время и не место. Тут чуть ли не душевная беседа, так что нелепо  и глупо было бы портить её бессовестной дешёвой ложью.
«Да уж… Не небо, а книга какая-то…» - мысленно проговорила серебряная, бросая последний взгляд на звёзды и поднимаясь наконец на ноги. Наблюдая краем глаза за собеседником, которого ей всё никак не удавалось рассмотреть ясно, девушка подняла с земли плащ и в несколько быстрых движений стряхнула с него пыль и мелкий мусор. Она было хотела осмотреть кусок чёрной ткани на наличие оставшихся загрязнений, но увы, полутьма не дала ей этого сделать. Оставалось только вновь накинуть плащ  на плечи. В тиши раздался негромкий щелчок – застёжка вновь надежно закрепила ткань на положенном ей месте.
Боишься растаять под дождем?  - раздалось вдруг со стороны. Услышав эти слова, Керихат несколько мгновений безмолвно шевелила губами, пытаясь уловить смысл, который незнакомец вложил в свои слова. Будь сейчас день, он мог бы увидеть тень глубочайшего мыслительного процесса, лёгшего на её лицо. Вариантов, как можно растаять под дождём было немало, среди которых самым адекватным был - заколдованный дождь.  Драконица даже на миг неосознанно дёрнулась чуть в сторону, желая спрятаться от беспрестанно падающих с неба капель, но этот порыв быстро прошёл, и она решила не заострять внимания на том, чего не поняла. В конце-концов, будь они знакомы чуть лучше, серебряная, наверняка, заставила бы собеседника пояснить свои странные слова, а так, молчать, игнорировать, сменить тему разговора.
-… Нет, просто не люблю, когда что-то падает на меня сверху. – дернув плечом, ответила Керихат, надеясь, что неизвестный не вернётся к «таянию». – Будь то дождь, валуны… или люди.
Последнюю фразу она произнесла уже с улыбкой и даже с долей весёлости, стараясь поддержать атмосферу. Шутить у драконши получалось редко, а точнее, почти никогда, но вспомнила она об этом поздно, теперь оставалось только надеяться, что незнакомец воспримет эту правду, сказанную в шутку, именно как шутку.
«А ещё не люблю, когда кто-то выше меня…» - недовольно пробормотал внутренний голос вдобавок, так как в голову Керихат закрались подозрения, что и это индивид выше её. Она нередко задумывалась, а чего это она, собственно, будучи в облике дракона довольно крупной, в человечьем обличье ростом-то не вышла? Но ответа она в одиночку найти не могла, а спросить, по сути, было некого.
- Тут недалеко, кажется, есть какая-то таверна. Можно переждать там. – как бы между делом проговорила крылатая, качнув головой в сторону. Если ей впотьмах не изменяла память, и ещё не проснулся её географический кретинизм, то они уже недалеко от ворот, а раз так, то девушка была уверена, что всего в квартале-другом от них должна быть таверна. Дождь с неприятным звуком падал на голову и плечи, постепенно усиливаясь, отчего желание уйти наконец со злосчастного переулка нарастало.
- Идём,… если желаешь. – стараясь не казаться навязчивой, бросила драконша и двинулась дальше по переулку, но уже куда более медленно, чем недавно, ибо, мало ли кто там в темноте может лежать?! Незнакомца она позвала с собой в первую очередь не из желания продолжить беседу, а из желания посмотреть-таки наконец на своего собеседника! Любопытство, проснувшееся ещё тогда, когда серебряная споткнулось, теперь неистово вопило и скреблось внутри, требуя показать ему мужчину при более или менее нормальном свете. А для этого нужно было выманить его хотя бы из этого переулка, на свет луны. Но, на случай, если незнакомец откажется последовать за ней и направится по своим делам, крылатая уже придумала коварный план, суть которого заключалась в том, чтобы проследить за ним, пока не удастся как следует рассмотреть его.

+1

11

Наверное, меньше всего Флёр бы мог себя представить сидящим/лежащим на земле и разводящим пространные разговоры о бытии, философствующим о смысле жизни, поисках истории в небесных светилах и так далее. Вернее, он мог бы такое представить, находись рядом с ним такой же сумасшедший знакомец, которому плевать на устои и правила, где кем-то писано, что лежать на дороге - моветон. А рядом с демоном была совершенно незнакомая девушка, которая до тех пор наверняка спешила по каким-то своим делам, думала о чем-то важном или, наоборот, неважном, но стоящем ее мыслей. Странно даже, что ее удалось так легко переключить на что-то другое. Может, потому что это "другое" было необычным, да еще и на дороге валялось, как какая-то удивительная находка?
Флёр не задумывался о том, как воспримут прохожие его отдых под открытым небом. У него были свои для того причины, и демон считал их весьма и весьма важными, чтобы препятствовать движению по дороге. Вдобавок рассудил, что уже слишком поздно шляться по улицам, так что запоздавших прохожих можно и припугнуть. Для того у демона был целый ворох своих способов. Но на удивление, сегодня он не собирался творить никаких поганых чудес. Он вдруг обнаружил, что ему интересно вести разговоры с незнакомкой, которую он не видит, но зато чувствует. Понимает, что она - не человек, а обладательница сильной ауры, которая приманивает к себе любопытных. Да и сама девушка тоже чувствует наверняка ауру Флеуриса, тот ведь не скрывает ее и не владеет никакими артефактами, ее скрывающими.
А еще странно лежать было вот так рядом и смотреть на небо, вычерчивая пальцами созвездия. Если бы не начавший накрапывать дождь, то эти двое могли бы так провести еще неведомо сколько времени.
- Больной, - со смехом подхватил Флёр. - Конечно, мы тут все не в своем уме. Я лежу на земле и глазею на небо, пытаясь поймать свои фантазии за хвост. А ты со мной разговариваешь и даже соглашаешься послушать мои истории, лежа на той же земле рядом.
Девушка в темноте казалась смутным бледным пятном - отражался блеклый свет звезд в волосах и на коже. Было бы света чуть больше, и зрелище могло показаться совсем уж фантастическим. К слову, демона вовсе не интересовало, как выглядит его собеседница. Он к внешнему облику сам не был привязан, а потому не обращал внимания на то, какие облики окружают его. Куда интереснее внутренний мир. Границы разума. Пути познания.
- Ты, наверное, просто никогда не гуляла под дождем, - это Флёр сказал в шутку, но молчание в ответ расценил с недоумением и далее пришел к выводу, что действительно мог попасть в точку с этой фразой. Хотя... ну как можно никогда в жизни не позволить себе маленькой прогулки под дождем? - А уж я-то точно не гулял под дождем из людей, - добавил он со смехом.
Впрочем, ладно. Раз уж она хочет уйти и спрятаться, то почему бы и нет? Флёр приходил сюда в поисках вдохновения. А нашел, пожалуй, нечто лучшее. Вдруг выйдет так, что кисти и краски сами поведут творца за собой.
Но таверны - это же так скучно. Погода не самая плохая, даже если учесть, что дождь креп с каждой минутой. Было тепло, днем даже жарко. И этот дождь казался весьма кстати. Правда, жаль, потом одежду придется сушить. И лишь по этой причине Флеурис задумывался, чтобы безоговорочно принять предложение девушки.
- Ты не хочешь просто прогуляться под дождем? - на всякий случай поинтересовался он. - Представляешь, как здорово купаться в море ночью да еще и под дождем? Оно светится вокруг тебя, это мелкие рачки, почти невидимые и неощутимые, бросаются врассыпную, если их потревожить.
Выходит, что Флёр предлагал ей искупаться? Ну если она согласится, то это будет уж точно что-то из ряда вон выходящее. Но раз уж с ней так легко было обсуждать звезды, то почему бы и не пообсуждать море?
- Знаешь, сколько историй сложено об этой удивительной стихии? - кажется, демон сейчас, сам того не осознавая, похвалил Флаида. А если не хочется мочить одежду, то...
Не успел демон подумать об этом, как дождь зарядил такой стеной, что Флёр почти интуитивно создал над собой и соратницей по ночным прогулкам непроницаемый защитный купол. А затем, схватив ее за руку, потянул куда-то вдаль по улице. Купол не даст намокнуть, но азарт такой пробежки захватил демона с головой.

+1

12

Незнакомец  не переставал удивлять молодую драконицу. Сначала «отдых» посреди богами забытого переулка, затем предложение поваляться рядом и посмотреть на звезды, а теперь прогулка под дождём и море. Но вот если первое предложение было довольно быстро проглочено крылатой и она не упустила возможности принять его, то вот второе она мысленно тут же восприняла в штыки. «Я не люблю дождь! И плавать не умею!» - завыл внутренний голос, словно бедную девушку уже тащили к воде, да ещё и привязав при этом к её ноге огромный камень и даже упоминание мужчины о разбегающихся рачках не заставили крылатую передумать. Однако, слова застряли в горле серебряной. Она начинала ловить себя на мысли, что слова незнакомца противоречиво ею воспринимаются. На первых порах ей всё казалось понятным, но стоило только вдуматься, как брови сами по себе сдвигались к переносице от мимолётной мысли аля «Это на каком языке он сейчас это сказал?». Но, так или иначе, в этом были и свои плюсы: девушка настолько отвлеклась, что уже совершенно перестала обращать внимание на нервирующие её ранее капли, но вот дождю такое отношение видимо пришлось совсем не по вкусу. Внезапно он более чем отчётливо дал о себе знать, быстро перейдя в натуральный ливень, заставив Керихат втянуть голову в плечи и неосознанно потянуться руками к капюшону. Мимоходом она отметила, что такое ненастье приятнее переживать в чешуе, ибо тогда эта сырость вкупе с холодом ощущаются не так остро, чего нельзя сказать о человеческой коже. Драконица не раз сетовала на то, что люди слишком уж плохо защищены от всякого рода повреждений, и это был один из тех случаев.
Но, не успела девушка свершить задуманное, как она ощутила дрожь магических нитей и дождь резко прекратился. Причем прекратился только над ней и неизвестным, так как отчетливый и довольно громкий звук падающих капель никуда не делся. «Хм, магия,» - протянул внутренний голос и крылатая уже подняла голову, чтобы рассмотреть это плетение, которое, несомненно, принадлежало непозволительно высокому мужчине, но тёмное пятно, коим и виделся девушке этот некто вдруг побежало и потянуло драконшу за собой. И  ей, ничего не оставалось, кроме как по инерции побежать следом. Девушка буквально захлебнулась собственным возмущением. В голове крутились целые тирады на тему недовольства дочери крылатого племени поведением этого «знакомца». Керихат не любила прикасаться к кому-либо, равно как и не любила, когда прикасались к ней. Поэтому, немудрено, что она по мере возможностей и сил старалась избегать столпотворений, ну или старалась как-то увеличить своё личное пространство в случае, если столпотворения избежать не удалось. Прикосновения чужих, незнакомых личностей, напоминали ей те ощутимые тычки, которыми с лихвой одаривали её охотники, да и просто недоброжелатели. Стоит ли говорить, что такие наглые прикосновения раздражали её вдвойне? В первый раз девушка не придала должного внимания хватанию за руку, ибо слишком она была погружена лицезрение звезд и поглощена попытками понять непонятное.   И пока возмущенная до глубины души драконица подбирала слова, чтобы в красках рассказать незнакомцу как он не прав в своих действиях, неопознанный предмет вновь оказался у неё под ногами. Запнувшись обо что-то во второй раз, Керихат готова была разразиться всеми бранными словами на всех известных ей языках, позабыв обо всем на свете, как вдруг ей в голову пришла идея поинтереснее. Устроить лекцию на тему «Почему нельзя трогать драконов» можно и позже, ибо тема сама по себе не очень весёлая, а вот у собеседника настроение, кажется, поднялось и портить его крылатой отчего-то не хотелось. Скорее, её посетило желание тоже проникнуться и разделить его ощущения. Тем более, что в этот раз споткнулась она не так сильно, а рука мужчины волей неволей помогла ей удержать равновесие.
- Даа, под дождём мне гулять не приходилось! – неожиданно громко произнесла драконица. – Но раз такое дело, тогда почему бы не попробовать?
«Может быть, в нём и нет ничего плохого? В этом дожде?» - мысленно подумала она, хотя неуверенность немного терзала её. Но, если всю жизнь тормозить из-за того, что не гарантии в правильности той или иной затеи, то можно всю жизнь прожить, ничего не увидев! Подобным образом Керихат размышляла часто, но при этом как раз-таки с этих мыслей и начинались её проблемы. «Если мы оба безумны, так почему нет?»
Растянув губы в довольной хитроватой улыбке, она мысленно дёрнула невидимые обычному глазу магические нити, желая свести действие заклинания незнакомца на нет  и в этот же миг, мягко высвободив руку, с завидной скоростью рванула вперед.
- Ты что-то про море говорил? Кто последний, тот рассказывает интересную историю! – весело крикнула девушка, стараясь заглушить своим голосом звуки дождя. Под сплошным ливнем драконша промокла до нитки в мгновение ока, отчего уже через пару десятков метров ей стало глубоко наплевать на льющие с неба струи. Отчего-то стало легче и радостнее. Уже не хотелось прятаться и бежать из города. Мысленно девушка была благодарна, что незнакомец отверг её предложение отправиться в таверну и предложил альтернативу поинтересней.
Оставалось только надеяться, что мужчина не впадет в ступор от очередного своеобразного переклинивания в мозгу крылатой. Посмотри она сейчас на себя со стороны, то бы наверняка схватилась за голову со словами: «Что это такое?» но сейчас думать об этом не хотелось. Дождь лил как из ведра, отчего видимость значительно ухудшилась, а одежда стала в разы тяжелее, но вместе с этим девушка едва ли не физически чувствовала, как вода, стихия к которой она никогда не питала особой любви смывает с неё все переживания, что накопились за годы странствий по чужому и нередко враждебному миру. Казалось, она даже позабыла о том, кто она есть на самом деле, в мгновение ока превратившись в сплошной сгусток чистой магической энергии, равно как и не думала о том, что догонялки  предложила существу, которое видит впервые в жизни.

+1

13

Кто-то бы назвал этих двоих сумасшедшими. Да Флёр и сам бы горделиво обозначил себя, как психом, решившим с первой встречной бегать под дождем по ночным улицам и рассуждать о звездах. Но хотелось сейчас чего-то такого. Чего-то особенного и неповторимого. Подобные прогулки Флёр мог бы назвать невесомой золотой пылью в воспоминаниях. Она оседала в памяти эдаким светлым чувством, будоража фантазии на грядущее. Что бы такого хотелось сделать? Сотворить необычного? Пожалуй, девушке встреча со стихийным демоном уже запомнится, как нечто безумное. Начиная с того, как она встретилась с ним, и заканчивая... Да никто не ведает того, чем закончится этот странный поход, вернее, побег по городу.
Может быть, его предложение прогуляться-пробежаться под дождем прозвучало как вызов? Флеурис ухмыльнулся. Его настроение было таким авантюристическим, когда ты понимаешь, что творишь то, что обычно приходит в голову в состоянии крайнего опьянения. Но демон был трезв, как стеклышко, и как раз мысли о том, чтобы где-нибудь достать бутылочку горячительного, не возникало. Похоже, он умеет быть пьяным и без стимулирующих средств. Достаточно присутствия нужного человека рядом.
- Под ливнем можно бегать, если не боишься промокнуть до костей и следом есть, где высушиться и обогреться, - нравоучительно заметил Флёр, скрывая усмешку в уголках губ. - А раз насчет последних пунктов мы еще ничего не придумали... - выжидательно замолчал, и вот уже над ними плотный купол, сдерживающий наплыв водной стихии. Магия девчонку не напугает. Судя по ощущениям самого Флёра, она не так проста как кажется на первый взгляд. Чуточку наивна, может быть. Легка на подъем и горазда на всякие безумства. Готова броситься в омут с головой, лишь бы появился тот, кто ее соблазнит на такой подвиг. Но уж точно не из трусливых. Те, кто боится и не может за себя постоять, не бросаются с обвинениями на незнакомца посреди пустой ночной улицы. Не рискуют считать с ним звезды и рвануть бегом к морю наперегонки.
Было забавно наблюдать, как она пытается пошатнуть воздушный купол. Оно бы у нее получилось, будь этот купол результатом полноценного заклинания, из которого можно выдернуть ниточки, как из вязанного шарфа. Но у стихийных демонов несколько иное восприятие магии, равно как и иной путь колдовства. Это совсем не то же самое, что вязать такие шарфики. В случае Флеуриса, его "шарф" сплетается воедино сразу, просто из воздуха материализуются эти нити и в обратном же порядке рассасываются, когда надобность в них отпадает. Так что тут не только выдернуть такие ниточки невозможно, но и попросту их обнаружить.
"Зато попытка весьма достойная, хвалю", - фыркнул мысленно демон, заодно отметив себе, что был прав: девчонка - магичка. К тому же еще и родную стихию подчинить пытается. А воздух, ветер - неугомонная и неукротимая магия, с ней сложно бывает сладить, так что кто решается на такое - отчаянная голова и похвалы достойная.
Незнакомка почти сразу же и продемонстрировала, что голова у нее действительно отчаянная. Крикнув, что теперь до моря наперегонки, она бросилась из-под купола под дождь и припустилась в ночь, будто ее не смущало совсем, что в прошлый раз она перецепилась через ноги лежавшего на земле человека.
- Ладно! Под дождем, так под дождем! - подхватил Флёр и помчал следом. Он не спешил выиграть, отчего-то даже не преследовал подобной цели - победить во что бы то ни стало. Ему просто нравилось мчать под теплым дождем, будто после созерцания звезд и разговоров о вечном это - единственное логическое заключение нынешнего вечера. К несчастью, демон тоже не видел в темноте. Он даже представлял себе весьма смутно, в какой стороне то самое море. Хотя не так уж далеко до него и было...
Но...
Каким-то чудом они до него добрались. Флёр сбросил обувь, едва почувствовал под ногами песок.
- Выходит, мне рассказывать историю? - смеясь, поинтересовался он у девчонки. - Или все-таки тебе?

+1

14

Искать что-то конкретное в такую погоду явно было чистой воды мазохизмом, даже если это «что-то конкретное» являлось морем. Ориентироваться по каким-то зданиям было непросто, а про обоняние можно вообще умолчать. Единственным шансом найти выход к берегу было, пожалуй, положиться на собственное чутье или интуицию. И из этих двух  чаш драконица без раздумий выбрала вторую , ведь, положись она на чутье, то кто знает, куда бы завела она незнакомца под проливным дождём? В квартал нищих? К тюрьме? К городским воротам? Наверное, только высшим силам это могло быть известно, а портить себе развлечение, выходящее за привычные рамки, очередным приступом географического кретинизма было бы верхом расточительности.  К счастью, интуиция у драконицы была развита в разы лучше. Однако, тем не менее пришлось попетлять. В ночи да ещё и под ливнем город был просто неузнаваем, что создавало опредёлённые трудности, но в голове девушке не проскочило даже мысли о том, что её поступок, возможно, был неправильным. И пусть она несется стремглав к морю, не зная толком где это море находится, и пусть следом за неё бежит тот, кого она видит впервые в жизни и даже не знает его имени.
«Кстати, нужно будет поинтересоваться как его зовут,» - мимоходом проскочила мысль в голове драконицы, когда она заворачивала в очередной переулок. Отчего-то раньше эта мысль её не посещала, а ведь, если подумать, что при встрече с кем-то, одним из первых вопросов, которые задавала девушка был именно вопрос о имени. А здесь… словно в этом не было необходимости, однако пробудившееся любопытство, осознав своё упущение, теперь требовало всё наверстать.
Дождь продолжал отбивать хаотичную дробь и заливать улицы живительной влагой, делая брусчатку немного скользкой, но если никто из них двоих до сих пор на ней не распластался, стало быть, не всё так плачевно.
Наконец, местность стала более-менее узнаваемой, Керихат помнила, что проходила здесь днём, а значит, море должно быть совсем рядом. Ещё один поворот и наконец перед глазами предстает безграничная водная гладь, кажущаяся издали огромного размера кляксой на бумажном листе.
Остановившись в нескольких метрах от воды, Керихат смахнула ладонью прилипшую ко лбу прядь, не без удовольствия осознавая, что прибежала первая. Затем, подняв глаза на море, девушка ненадолго задержала на нём взгляд и сделала ещё пару шагов прочь, подальше от воды. По спине быстро пробежала волна мурашек, то ли от начавшего пробирать её холода, то ли от осознания того, что она находится так близко от большой воды. Но тревожные мысли так же быстро покинули сознание серебряной как и проникли в него, ведь, в конце концов, никто её в эту воду не пихал и утопить не пытался, а значит любые беспокойства не более чем зачатки паранойи.
Услышав голос второго участника негласных соревнований, драконша хитро улыбнулась и направилась к нему. Дождь понемногу начал стихать, набежавшие ранее тучи одна за другой растворялись в ночном небе, вновь открывая взору ночные светила, что в свою очередь позволяло увидеть того, с кем, собственно, не так давно судьба столкнула её, дочь крылатого племени. Как и ожидалось, пришлось поднять голову, чтобы заглянуть в лицо незнакомцу, но никакого недовольства со стороны девушки это уже не вызывало.
«Красив,» - изрёк внутренний голос, а сама серебряная довольно прищурила глаза. «Выглядит совсем как человек, но ведь и я тоже выгляжу как человек!» - мысленно усмехаясь, продолжала размышления девушка. Человеком стоящего перед собой она бы точно никогда не назвала. Лёгкое недовольство вызывало только то, что она не могла сказать наверняка, кем являлся этот незнакомец. А спросить напрямую как ей казалось было бы слишком нетактично, особенно, если принять во внимание то, насколько болезненным был этот вопрос для самой крылатой. Поэтому она и решила «ждать у моря погоды», хотя почти наверняка знала, что узнать природу этого существа едва ли удастся.
- Хм, я ведь первая прибежала, так? – лукаво проговорила драконша, чуть склонив голову набок. – Стало быть, история с тебя.
- Но сначала… Меня зовут Керихат. А тебя? – легким движением указав рукой на себя, бодро выдала девушка, а затем с неподдельным интересом уставилась на собеседника.
Дождь тем временем стал совсем моросящим, но ветра не поднималось, что позволяло чувствовать себя относительно комфортно в промокшей насквозь одежде.

+1

15

Хотел бы ее обогнать, сделал бы это непременно и не особо задумываясь. Хотел бы остановить и сохранить тот момент, когда вокруг них стена из дождя, а над головой - непроницаемый купол, не позволяющий каплям скатываться по волосам, лицу, одежде, - и обязательно бы остановил и сохранил. Вот только в какой-то неуловимый момент Флеурису вдруг захотелось поплыть по течению. Он словно бы бросал в качестве вызова первые приходившие в голову предложения, пусть даже самые дерзкие, и, улыбаясь, ожидал ответной реакции. Ему было любопытно, почему незнакомка так  отзывается на эти предложения. Ведь она куда-то спешила в тот момент, когда случай столкнул ее с Флёром, решившим, что созерцать звезды и искать свое вдохновение приятнее и сподручнее всего лежа на земле. У нее были какие-то дела, свои заботы, планы. И тут достаточно одной искорки, вспыхнувшей между двумя существами, чтобы мир перевернулся с ног на голову. Нет, это не та искорка, о которой могли бы подумать те, кто далек от возвышенного и платонического. Знай бы Флёр, что рядом с ним представительница мудрого и древнего драконьего племени, он бы, не колеблясь, сразу же обозначил те причины, отчего их знакомство, во-первых, вообще состоялось, а во-вторых, пошло по такому удивительному пути. Но так как демон понятия не имел и даже не догадывался, кто это рядом с ним, то ее неординарные поступки лишь путали Флёра и заставляли с упоением пытаться разгадать эту загадку. Своими способами, в обход, новыми испытаниями.

Самому Флёру не было абсолютно никакого дела до того, как зовут его спутницу. Он увлекся самой ее сутью. Знай бы он ее чуточку дольше, нежели те минуты, которые они успели вместе понаблюдать за звездами и пробежаться по ночным улицам, то сказал бы демон, что увлекся ее характером и мировоззрением. А так ему было интересно ее узнать лучше и разгадывать, словно шараду, в которой зашифровано слишком много таинственных посланий.
Пока они мчались к морю, Флёр с удивлением для себя отметил, что весь его интерес сейчас направлен исключительно на светлую фигурку, видимую едва различимым пятном на фоне плотных ночных сумерек. Он старался не отставать, дабы не потерять ее из виду, но и особо не напрягался, чтобы вырваться вперед и обогнать. Хотя следовало признать, что девушка оказалась достаточно шустрой и выносливой. Что опять же служило косвенным подтверждением того, что она не имеет никакого отношения к человеческому племени.
Ну а пока добежали до моря, когда влажный и соленый прохладный морской воздух обжег мокрую кожу, дождь практически утих. Либо решил, что умывать серые городские улицы куда важнее, нежели частой дробью выстукивать по колышущемуся морскому покрывалу. Лишь редкие капли падали теперь с неба, а тучи разъехались в стороны, обнажая все ночные светила. Те вдобавок отражались от водной ряби, и на берегу оказалось достаточно светло, чтобы теперь можно было худо-бедно разглядеть белокурую победительницу этого забега.
- Я бы сказал ради приличия, что победитель остался не выявлен, но, пожалуй, уступлю. Просто мне очень хочется рассказать тебе эту историю, - усмехнулся Флёр, отмечая мысленно, что лунный свет причудливо серебрится по мокрым волосам девушки, придавая им даже какое-то сверхъестественное сияние. Чем ни очередной повод для всплеска вдохновения? Правда, демон всё же не мог детально разглядеть незнакомку, однако почему-то решил, что ее образ было бы неплохо запечатлеть на полотне. Она выглядела в общих чертах (тех, которые можно было увидеть в таком серебристом освещении) очень миловидной, да и в целом разве может такой приятный хрустальный голос принадлежать кому-то безобразному?

Ну вот почему хочется портить загадочность такого момента банальными вторжениями элементов будничной жизни? Вроде того же имени... Завтра, когда солнце осветит еще мокрый от ночного дождя город, вся волшебность момента будет утеряна. Почему бы попросту не сохранить интригу? Быть может, с рассветом Флёр и эта блондинка разбегутся в разные стороны и судьба никогда их дорожки больше не переплетет. Но раз уж задала вопрос... Да и сама назвалась, то...
- Флёр, можешь звать меня так, - мимолетная тень неудовольствия скользнула по его лицу, но тут же скрылась за очередной одухотворенной улыбкой, в то время как демон уже облизнулся в предвкушении ночных историй. Именно так, во множественном числе. Ведь не один он будет рассказывать, так ведь?
Стопы утопали в мокром песке, а шепчущие накатывающие одна за другой волны так и манили подойти ближе и позволить им коснуться обнаженной кожи. Флёр так и сделал: приблизился ровно настолько, чтобы с каждой волной вода омывала его ноги по щиколотку.
- Какую историю тебе хотелось бы? У меня их много. Я просто кладезь оных, - с легким смехом признался демон. - Поучительные и любовные, смешные и грустные, с кровавыми подробностями и ужасными откровениями, от которых даже проститутки в борделях краснеют. Хм, смотри-ка, - он прищурился, вглядываясь в темную воду, в толще которой словно бы изнутри загорались и гасли многочисленные маленькие огоньки, - я слышал, что увидеть такую россыпь под полной луной - к большой удаче, - и тут же поднял глаза к круглому ярко-желтому ночному светилу, не спрятанному за облаками и находившемуся практически над головами странной парочки.

+1

16

Керихат не отводила взгляда от нового знакомого, с неподдельным интересом ожидая, когда же он, наконец, назовётся. Для самой драконицы имя значило очень многое. Как своё собственное, так и чужое. Тот, чьё имя она знала, становился в её памяти самостоятельной личностью, едва ли не живым существом, о котором она, возможно, когда-нибудь кому-нибудь расскажет. В то время, как незнакомцы,  которых девушка просто видела где-то: на улицах ли, в деревнях ли, в лесах ли, неважно, они были лишь массовкой, набором эпитетов и метафор без какой либо конкретной оболочки, хоть крылатая и могла вспомнить образ каждого, на кого обращала внимание. А вот имя… это единственное слово, которое обозначало конкретного человека было для серебряной чем-то волшебным и значимым. В её внутренней копилке уже находились сотни, если не тысячи таких вот особенных слов. И за каждым из них стояла своя история. Где-то грустная, где-то веселая, где-то смешная, а где-то и жутковатая. И Керихат хотелось, чтобы её собеседник не остался в её памяти  безымянной тенью, а занял своё почетное место во внутренних чертогах, чтобы его история тоже  была обособлена. И пусть другие будут массовкой.
Флёр, можешь звать меня так, - наконец раздался уже знакомый голос, который не так давно вещал ей откуда-то из мрака узкого переулка. По лицу светловолосой растеклась выражающая полное внутреннее удовлетворение улыбка, и она склонила голову чуть набок, всё так же довольно глядя на мужчину.
- Рада знакомству, - медовым голосом произнесла девушка. То, что новый знакомый оказался не очень доволен её желанием узнать его имя, ускользнуло от внимания крылатой, а потому, вопросов на эту тему не последовало.
Но тут случилось то, что заставило улыбку девушки померкнуть, а саму ещё занервничать. Флёр зашёл в воду. Следовать его примеру драконше хотелось меньше всего, хотя, прогулку под дождём можно было считать вполне удачной. Однако можно ли сравнивать мелкие падающие с неба капли с огромной «лужей» в которой сгинуть без следа особого труда не составит? Вполне вероятно, что девушка попросту по новой нагоняла жути самой себе, однако это не меняло сути: в море она не полезет.
С другой стороны, портить перешедший в новое русло разговор только потому что, тараканы в голове яро взбунтовались против новых водных процедур, также не было ни малейшего желания, равно как и не было желания отказываться от уже сияющей на горизонте истории, которую, почти удалось заполучить. Вот она, только руку протяни!
Долго раздумывать не пришлось. Стоять позади на бережку Керихат сочла плохой идеей, а потому, быстро перебрав несколько вариантов, драконий мозг нашёл, как показалось светловолосой, вполне сносный выход из сложившейся ситуации.
Девушка сосредоточилась и глянула на воду у берега. С тихим треском она начала затягиваться ледяной корочкой, которая с каждым мигом становилась всё толще, и в конечном итоге, до мужчины дотянулась неширокая ледяная дорожка, от которой поднимались небольшие клубы холодного воздуха. С лёгкой опаской ступив на плод своего творения, драконица, сделав несколько несмелых шагов, оказалась рядом с собеседником, но, стоя на импровизированном мостике. Радоваться и тешить своё самолюбие мешало только лёгкое чувство страха, ведь доселе во так применять не самую любимую магию девушке не приходилось. Необходимость пристально поглядывать на лёд такженикуда не отпала, ведь, пусти всё на самотёк, теплая вода быстро разберется с этим  «подарком из северных земель». Да и того факта, что лёд скользкий тоже никто не отменял, а значит, вести себя нужно поспокойнее, чтобы не плюхнуться в воду и, тем более, не разбить себе физиономию об плод собственных трудов. Раны, конечно, быстро заживут, но вот приятного мало, особенно для гордости, особенно при свидетелях.
- Чтож, Флёр - в конце концов подала голос Керихат, заложив руки на спину, будто ничего особенного не произошло. – Раз ты мне даёшь такой простор, то почему бы тебя тогда не рассказать что-нибудь о себе? – с хитрой улыбкой спросила драконша.
- Что-нибудь, что ты согласен рассказать той, кого видишь впервые в жизни, м?
Тот, кто имел счастье знать светловолосую хоть сколько-нибудь длительное время, наверняка, бы не удивился этому вопросу, зная, что в вопросах историй, если ей дать волю, то она отдаст приоритет автобиографическим рассказам. И приятно,  и полезно. С одной стороны, позже эти истории можно проанализировать, вывести новую модель поведения для конкретных ситуаций да пополнить собственный лексикон новыми словами, фразами, а, может, и афоризмами. С другой стороны, всегда приятно поближе узнать того, с кем имеешь честь общаться. Пусть это общение и продлиться, вероятнее всего, лишь на одну ночь. Девушка не задумывалась о том, что немного погодя ей придется разойтись со своим новым знакомым в разные стороны,  но, кто знает, может они видятся не в последний раз, и в следующую их встречу она свалится на него с близлежащей крыши, неудачно наступив на черепицу? И только одним высшим силам будет известно, какой чёрт её туда загнал.

+1

17

Называл он ей, естественно, не своё настоящее имя. Настоящее утопало за замками секретов, сокрытое всеми возможными способами, ибо раскрыть свое истинное имя для демона означало - дать кому-то острый меч и подставить спину. Флеурис никому не верил, а потому его истинное имя было никому и неизвестно. Ну а назвался он тем, за которым предпочитал прятаться сам в течение многих тысяч лет. Это имя, благозвучное, похожее на "цветок", а собственно и было взято из названия цветка, уже настолько сроднилось с самим демоном, что тот считал его тем самым, данным при рождении. Цветок был редким и наверняка в этих краях его не знали. Он рос только на островах архипелага, на одном из которых когда-то давным-давно у Флеуриса был свой дворец. Но так уж сложились обстоятельства, что дворец тот был сожран пламенем, причем сам Флёр его и сжег. Ну это если не вдаваться в подробности и говорить общими фразами.
Так вот... Флёр - так он представился своей новой знакомой. А она сообщила, что ее зовут Керихат. Ассоциации почему-то у демона возникали особенные, когда он услышал ее имя - со снегом, но не с буйной метелью, которая вздымает в воздух ледяные вихри, а со спокойной снежной безмятежностью, тишиной, белой пустошью. Когда деревья облеплены белой пушистой бахромой, которая при ближайшем рассмотрении становится удивительной красоты узором. Вот такие картины проплывали перед глазами Флеуриса, когда он мысленно проговаривал имя белокурой соперницы, которая с такой легкостью умудрилась обыграть демона в догонялки и вырвать победу. Возможно, он поддавался, какая теперь-то разница?
Он видел, что она с интересом разглядывает его, не смущаясь такого неприкрытого любопытства. Флёр тоже ничуть не смущался. Ему такое чувство в принципе было чуждо, однако оно и понятно, а вот от молодой девушки не ожидалось. Хотя это лишь стало очередным подтверждением, что девушка эта кроет за своим миловидным личиком тоже целый ворох секретов. Но этот момент, когда они разглядывали друг друга, прервался тем, что демону захотелось подойти ближе к волнующемуся морю. Он не стал заходить дальше, чем то требовалось для того, чтобы прибой ласково омывал ноги. И Флёр вовсе не звал Керихат последовать его примеру, но не стал бы скрывать своего удовольствия, если бы она последовала. Правда, девушка не спешила. Она предпочла постоять на мокром от дождя песке, что-то для себя осмысляя.
- Когда-то, на заре времен, боги решили сотворить обитель и силой своего божественного повеления с помощью невообразимой вселенской мощи сделали то, что мы сейчас можем называть миром, - негромким голосом, но с такими интонациями, что сложно было определить, всерьез ли демон рассказывает или травит очередную байку, заговорил Флёр, - одной частью этой вселенской мощи была струящаяся энергия, наполняющая каждое живое существо собой и без которой жизнь в мире становилась невозможной... - тут он замолчал, с интересом прислушиваясь к своим ощущениям. Керихат решила поколдовать, и самое удивительное в том, что Флеурис совершенно не чувствовал никакой угрозы, хотя обычно подобные манипуляции в его присутствии заставляли предположить обратное. Но сейчас он просто смотрел на свою спутницу выжидательно, ему было любопытно, что она придумала. И когда морская волна покрылась ледяной коркой, по которой, как по ажурному мостику, решила пройтись девушка. Флёр усмехнулся. - Не хочешь замочить ножек? Странно для той, которая только что насквозь вымокла под дождем.
А вот ему, наоборот, нравилось ощущение мягких теплых волн, накатывающих одна за другой и приятно щекочущих кожу. Он улыбнулся девушке, когда она предложила рассказать ему о себе, после чего отвел глаза в сторону далекого, чистого, усыпанного звездами неба, на котором они еще совсем недавно отыскивали созвездия.
- Я это и делаю, - туманно заметил он, - рассказываю. Пусть метафорами, но так ведь даже интереснее. Ведь согласись, куда интереснее смотреть на звезды и пересказывать легенды о них, нежели просто считать, что это обычные светящиеся точки на черном полотне. И свет этих точек говорит нам о том, что сами звезды давно мертвы, ибо он холоден и бездушен. Так вот, - встряхнувшись и оторвавшись от созерцания неба, Флёр снова с улыбкой взглянул на Керихат, после чего заложил руки за спину и продолжил свой метафорический рассказ, - эта энергия давала и поддерживала жизнь в каждом и без нее не было бы тебя, - он сознательно сказал "тебя", а не "нас", сам-то он был сотворен из другой материи и та живительная энергия, за обозначением которой скрывалось ни что иное, как вода, была основой другого стихийного демона, не Флёра. - Так скажи мне, почему ты опасаешься прикоснуться к ней? Разве может основа твоей жизни сделать что-либо тебе во вред? - конечно, может, если ее разозлить. Но сейчас море было спокойным и умиротворенным. Да и никто не предлагал прыгать в морскую пучину. - Посмотри на нее, - демон подошел чуть ближе и подхватил Керихат за пальчики, подводя к краю мостика и заставляя взглянуть вниз. Миллионы светлых точек мгновенно бросились врассыпную.

0

18

Посты выше оплачены

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » С чего начинается философия...