http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Маленький залив - большое совпадение


Маленький залив - большое совпадение

Сообщений 1 страница 26 из 26

1


http://sf.uploads.ru/S8RQp.png

Действующие лица: Эйнеке, Даниэль.
Время: Спустя день после событий в охотничьем домике.
Место: Скалистые горы, река.
Сюжет: Когда Даниэль уходил мыться, он совсем не предполагал, что там может быть уже занято. Но это вовсе не повод поворачивать обратно. Да и Эйнеке в последнее время сам не свой. Это ли не возможность выведать в чем дело?

0

2

Вот уж никогда бы не подумал Даниэль, что способен так радоваться воде. С тех самых пор, как отряд вернулся в лагерь из злополучного охотничьего домика, его не покидал привкус крови на языке, его запах, и вообще какое-то неприятное было чувство. Эльф был твердо уверен, что это лечится водой, а точнее, что всю эту пакость можно просто смыть с себя. А имея под рукой такую возможность, он конечно же торопился ею воспользоваться. До реки было недалеко, хоть ее шума и не было слышно в лагере. Возможно Дани еще прошлым днем бы помылся, однако тогда на него накатила такая усталость, что он оставил это дело до лучших времен.
Это однако не означало, что он не успел или не нашел сил на небольшую разведку. В сумерках отыскать что-нибудь достойной было сложно, но все-таки эльфу посчастливилось наткнуться на небольшой залив, где течение оказалось совсем слабым. Залив был окружен валунами со всех сторон и в темноте мужчина не полез к воде, побоявшись поскользнуться и следом утонуть.
Сегодня же те самые "лучшие времена" настали. Дани даже удалось откопать со дна сумки кусок мыла, валявшийся там с невесть каких пор. Благо живя в таверне надобность в нем отпала и он сохранился до сих пор. Немного подумав о том, что было бы неплохо и после посидеть на берегу, где нет никого, и отдохнуть, эльф прихватил с собой фляжку с вином. На всякий случай, пусть греет душу хотя бы тот факт, что оно есть. Больше таскать ничего не хотелось, даже любимый лук, который едва ли был чем-то отдельным от Даниэля. "Решено, нечего портить вещь сыростью."
Никому ничего не сказав в излюбленной манере, остроухий отправился в сторону реки. Вскоре послышался шум: кажется в горах ни одна река не могла течь спокойно. Хотя эта кажется была еще более-менее тихой, учитывая, что гул воды не долетал до места стоянки. Да и даже сейчас он не давил на слух, и даже не заглушал свиста птиц высоко над головой. Сквозь деревья стали мелькать просветы, но эльфа волновал не столько берег, сколько отысканный вчера залив.
Найти его оказалось чуть труднее, чем он думал. Портить деревья варварскими метками он не пожелал, но помнится повязал на ветку синюю ленточку, чтобы был хоть какой-то ориентир. К сожалению никаких синих лент на глаза не попадалось. Либо эльф шел не в ту сторону, либо ленту украли белки. Естественно, Дани решил верить во второй вариант, потому как признаться себе в глупости он никак не мог себе позволить.
К счастью, найти залив удалось и без ориентиров. Несколько крупных камней показались среди ветвей, мелькая в просветах серыми пятнами. Это были те самые валуны, за которые эльф побоялся залезать. Сейчас, правда, они выглядели и вполовину не такими страшными. Всего-то с десяток как попало накиданных глыб, создававших, наверное даже удобный, спуск к воде. Из леса были видны только вершины камней, но Дани помнил, что они большей частью были скрыты высоким берегом. Оттого не было видно ни воды, ни случайного гостя, коему так же посчастливилось обнаружить это место.
Пока Даниэль все глазел по сторонам, в надежде отыскать свою ленточку (которая между прочим верой и правдой служила ему на протяжении многих месяцев), ноги привели его к самому берегу. Каково было эльфийское удивление, когда на этом самом берегу обнаружилась чья-то одежда! Задумчиво скользнув взглядом по вещам, лучник приблизился к самому краю, чтобы выяснить, кто его опередил. Впрочем, уже по одежде он догадывался, что это был Эйнеке. И догадка оказалась верна, это на самом деле был маг.
"Вот те на. И в комнате моей он видите ли ночевал. Так еще и помыться пришел на то же место!"
Впрочем, присутствие постороннего навряд ли хоть сколько смутило планы остроухого. Он тихо и незаметно снял с плеча мешок и положил на землю.
- Между прочим, я это место первым нашел, - громко и неожиданно произнес он, но взгляд уставившийся на полукровку был скорее хитрым, чем недовольным.
И чтобы утвердить свою позицию "то что ты тут не значит что меня здесь быть не должно" начал распутывать шнуровку на рубашке. Конечно, если бы последовала слишком резкая реакция на такое беспардонное вторжение в личное пространство, эльф бы подумал о том, чтобы подождать, но пока в его голове и мыслей таких не было. А что, почитай все свои, к тому же Эйнеке не девушка какая, так что и прогонять вроде не с чего.

+1

3

Совершенно невыносимо. Эйнеке за те мучительно-долгие часы бессонья, что отделяли его от событий в домике и нынешних успел уже сотни раз пожалеть о том, что вообще ввязался в это дело. Конечно, оно было попросту неизбежно, но… какого Рилдира его дернуло копаться в памяти этого гребанного наемника?! Теперь мага не оставляло острое ощущение того, что он попросту не должен был совать нос во все это, не должен был подглядывать и искать в потоках воспоминаний то единственное, что могло бы дать ему шанс зацепиться, найти хоть какую-то информацию об отце. Желаемое получил, но как быть с ним? Как быть с тем, во что совершенно невозможно заставить себя поверить или позабыть? С тем, что каждое мгновение приносит острую боль, отвращение и ненависть. Отвращение и ненависть к людям, к самой людской злобной породе, и к собственной разбавленной крови. Впрочем, только ли к крови? Тут уже вопрос сложный, ведь Эйнеке нутром чуял, что дело не только в этом. Не только из-за примеси людской крови он поступал немногим лучше того наемника, позволял себе буйствовать, убивать и радоваться этому, упиваясь свирепой радостью единения с огненной стихией. Воспитание? Возможно оно тоже имело место быть, однако чародей никогда бы не позволил себе переложить всю ответственность за свои многочисленные огрехи на тех, кого много лет назад звал своей семьей. Да, стараниями дедушки он был готов видеть вокруг одно лишь дерьмо и выгрызать глотку всякому, кто попробует в его кучке найти бриллиант, да только вот причина, пожалуй, не только в этом. Выбор был всегда. Выбор между злом и меньшим злом хотя бы. И Эйнеке каждый раз выбирал. Иногда неверно, а иногда… вполне себе верно, но лишь в свою пользу. Шел по головам, ради своей цели. Просто он по своей природе злобная сволочь, садист со звериными замашками и неуемной жаждой всего и вся. Такой же ублюдок, как и тот наемник.
Похоже, Эйнеке начинал понимать слова Гволкхмэй, сказанные ею во время одной из их бесед с глазу на глаз. Она тоже переживала тогда нечто подобная. Чувствовала всю неправильность и дикость некоторых людских стремлений, раскаивалась за совершенное на пути наемника. Он тогда ее не понял. Или скорее понял, но не до конца, не в полной мере. Чтобы понять, надо пережить. Прочувствовать на своей шкуре. Несколько жаль, что их отношения остыли, утратили почти всю прежнюю теплоту, не пройдя проверки временем. Сейчас это казалось жутко предсказуемым и ожидаемым. И правильным. Уж лучше они останутся каждый сам по себе, нежели продолжать и дальше жалить друг друга непониманием. Еще Миристель. Глупо скрывать теперь от себя самого свое влечение к жрице. И дело тут даже не в подарке и не в тех незначительных мгновениях подле друг друга, нет. Она смогла смирить его боль. Заставить думать не о себе и не о гнетущей пустоте внутри, а только о том, что чувствует она, напугана ли, здорова ли. Наверное, это дорогого стоило. Если после охотничьего домика Эйнеке чувствовал себя живым мертвецом, продолжающим сознавать происходящее лишь в силу злой насмешки судьбы, то на опушке леса, рядом с молодой эльфийкой маг вновь был жив душой. Он чувствовал, болел и радовался. Только за нее. Не за себя. Это пьянило, будоражило и… пугало. Подобное было и с Мэй. В первые мгновения, в первые часы и дни. Стоило позволить воительнице чуть привязаться к нему, как все пошло наперекосяк. Сказать честно, Эйнеке боялся повторения. Еще он боялся оставаться в лагере. Его подавленность не укрылась практически от всего отряда.
Опасаясь разговоров по душам, тихой и безмолвной поддержки Миристель, ее сдержанного тепла и ласки, Эйнеке сегодня попросту сбежал. Сбежал под предлогом того, что ему нужно привести себя в порядок перед дальнейшем конном переходом. Побродив немного по окрестностям, Нат не так давно (кто бы знал, что и Дани умудрился ее тоже отыскать!) набрел на небольшую и вполне пристойную заводь. Погода, да и температура воды вполне позволяли Эйнеке искупаться без угрозы заболеть. Перспектива смыть с себя грязь недавней стычки прельщала. Маг без раздумий направился туда. По дороге он сорвал, оставленную кем-то на ветви ленточку, да перевязал ей гриву, дабы не сильно мешалась. Бросив одежду на берегу, он медленно зашел в воду, чтобы, добравшись до глубины, просто рухнуть лицом вперед. Раскинуть руки, позволить себе закрыть глаза и уйти под воду. Потонуть. Ненадолго. Выдержав несколько лишних секунд под водной гладью, на которые уже откровенно не хватало воздуха, Эйнеке вынырнул обратно. Он был удручен. Смерть его больше не пугала. Даже такая нелепая, как «захлебнулся в реке пока купался». Впрочем, надолго задуматься о том не удалось. Чужой голос пропорол тишину. Эйнеке резко обернулся, глядя на обладателя этого, ставшего до жути знакомого голоса.
- Я его первым занял, - мрачно отозвался Эйнеке и насупился, - Но я нынче не жадный, - отворачиваясь обратно, заметил полукровка. В конце концов, парни они взрослые, чего друг и друга не видели? Пускай остроух купается, если ему так угодно – речки хватит на всех.

Отредактировано Эйнеке (24-05-2016 00:35:53)

+1

4

И что тут скажешь, ведь Эйнеке и правда первым занял это место, а значит и прав у него на него было побольше, чем у того кто его нашел. Да и доказать это было бы сложно. Но делать этого эльф все равно не собирался, равно как и пытаться спорить. Но разве же это могло хотя бы даже намереваться разрушить планы Даниэля? К счастью, рушить его планов никто и не собирался.
Приложив руку к груди, эльф отвесил шутливый поклон в знак благодарности. Он наконец-то разобрался с рубашкой и она легко упала на траву, в стороне от вещей мага. Под конец Дани снял даже ленту с волос и пихнул между своими шмотками, чтобы ветром не унесло. Потерять еще и вторую было бы настоящей трагедией. Эльф не был уверен, что сможет продержаться до тех пор пока не найдет новых и не обкорнает сам себя под идиота. Было бы весьма печально. Как только лента перестала держать хвост, волосы тотчас распутались и рассыпались по плечам и начали спадать на лицо. Эльф поспешно заправил их за уши, но к сожалению это помогло ненадолго (хотя при такой остроухости, могли бы продержаться и побольше).
Вода оказалась теплее, чем предполагал Даниэль, что оказалось приятной новостью. Простыть он и так не боялся, однако в холодной воде долго не прокупаешься. Отойдя на приличное расстояние от берега, Дани задержал дыхание, закрыл глаза и скрылся под водой. "Давно надо было так сделать," - медленно подумал он, ощущая как холод выжигает неприятные воспоминания, делает их тусклее. Скорее всего это работало только под водой, в бурлящем гортанном гуле, бьющем по барабанным перепонкам и заглушающем мысли. Но даже так, на одно мгновение ощутить себя прежним арисфейским лучником, было бесценно. Даниэль пребывал под водой до самого последнего, до предела своих возможностей. Пока легкие не начало жечь от нехватки кислорода, а в голове не зазвенело. Только тогда он сильно оттолкнулся от дна и вынырнул наверх. Шумно вдохнув, он протер глаза и зачесал мокрые волосы назад. Сейчас они относительно неплохо держали форму, склеиваясь между собой и не лезли в глаза. Одна прядь правда все равно умудрилась отбиться от стада и прилипла к щеке. Дани попытался ее убрать, но тут же подобный фокус повторила другая со второй половиной лица. "Черт с ней..." - вздохнул эльф и мотнул головой. Потом правда попытался убрать ее снова. Как ни странно получилось.
Его взгляд переметнулся к чародею, и Дани только собрался что-нибудь сказать, как заметил, что волосы его собраны в хвост, а потом мелькнуло что-то темно синее. Впрочем, от воды было неясно, точно ли это был не зеленый, но какой-то внутренний голос уверял лучника, что это не он. Прищурившись и сделав крайне задумчивый вид, эльф внезапно опознал свою ленточку-ориентир. "Так вот чего она мне на глаза не попадалась! А я на белок грешил..." - внутренне грел душу факт, что все-таки дело было не в плохой памяти или неспособности нормально ориентироваться на местности.
Трижды прицокнув языком, Дани покачал головой.
- Место вперед меня занял ладно, так еще и ленточку мою к рукам прибрать успел! - не то грозя пальцем, не то указывая на новый предмет прически товарища, заговорил он. Однако, как ни старался Дани придать своему нейтральному голосу грозности, прозвучало все равно ни разу не угрожающе. Да даже не обиженно почти, чего уж там. И все из-за того, что никак не удалось заглушить приятное чувство, возникшее от понимания, что дело не в собственной глупости. Да и лента нашлась, что тоже хорошо. - То-то я тут едва не заблудился.
Пока он решил повременить со своими вопросами, потому что Эйнеке выглядел больно уж мрачно. Когда больше наблюдаешь и слушаешь начинаешь невольно разбираться в людях. И какое-то шестое чувство сейчас нашептывало эльфу, что торопиться не надо, да к тому же пока и некуда.

0

5

Что ж, дал добро - терпи. Не то что бы Эйнеке испытывал какие-либо сугубо негативные эмоции по отношению к Даниэлю, даже очень наоборот, этот остроух был ему приятен, просто маг всеми фибрами своей души жаждал одиночества. Хотел побыть один на один с собой, попытаться перебеситься, давая волю своим не очень адекватным замашкам, но нет, нашелся же тот, кто испортит такую малину! Будь бы Эйнеке в куда более воинственном расположении духа, то ему бы хватило общей дерьмовости собственного характера, чтобы послать Дани в лагерь (а также всякого другого, вне зависимости от личных симпатий и степени родства) ждать своей очереди, попутно объявив полную монополию на этот рилдиров водоем. Однако полукровка просто не находил в себе сил негодовать, рычать и демонстрировать свой местами откровенно паскудный норов. Он был на грани. Эмоционально истощён настолько, что не чувствовал ровным счетом ничего, кроме гнетущей пустоты внутри и время от времени вспыхивающих слабых отголосков горя, злости и отчаяния, изредка разбавляемых сожалением или тоской. Еще реже, при мыслях о молодой жрице, отупляющей нежностью. Банально не хватало запала обматерить эльфа, да и не очень-то хотелось. Ему вчера тоже не шибко сладко было. В общем, полукровка довольно скупо отреагировал на появление Дани, заставил себя смириться с его присутствием, да повернулся спиной, дабы не наблюдать за чужим процессом раздевания. Да, парни взрослые и голых задниц в жизни повидать успели достаточно, но как-то неприлично в такой момент глазеть друг на дружку, а то неверно поймут и будут после бояться за мылом нагибаться. Ну или не обязательно за мылом.
Честно сказать, не очень-то Эйнеке хотелось глазеть на Дани и по другим вполне логичным причинам. Дани лучше его. Красивее, сильнее и здоровее. Сложен куда лучше и, вероятно, вполне сносной мускулатурой хвастнуть может - лучник все же, да и фехтованию обучен! В общем, нечего ранить свое самолюбие, глядя на того, с кем природа не пошутила, напрочь обделив хорошими физическими данными и крепким здоровьем. В столь паршивой ситуации, когда настроение и без того где-то на уровне Бездны, лучше не стоит лишний раз давиться от черной зависти. Плюс сам Эйнеке шибко красоваться (было бы чем, угу) не желал, а посему отвернулся спиной, пряча насколько то возможно чуть выпирающие ключицы и ребра, слабо развитые мышцы, отчетливо видимые по большей части лишь из-за отсутствия нормальной жировой прослойки, да мелкие и не очень отметины на груди, боках и руках. Какие-такие отметины? Да всякие. Одни остались на память о стрелах, так или иначе, но настигших мага, другие от мечей или кинжалов, прошедших вскользь, а третьи и вовсе от когтей зверей, али птиц, которых ловили близнецы под заказ. По большей части это были следы ран незначительных или вовремя залеченных магом-целителем.
Впрочем, имелись и куда более занятные "напоминания". Такие как не слишком приятный шрам на правой руке - память о давнем открытом переломе. В этом месте кусок лучевой кости повредил плоть и вышел наружу. Несколько гадкое зрелище. Парочка не очень глубоких царапин или точнее сказать порезов на левом плече и предплечье тоже могли ненароком привлечь излишнее внимание. Хотя бы просто потому, что были совсем свежими и толком не успели зарубцеваться. Будучи время от времени подвержен не самым нормальным (а иногда просто суицидальным) с точки зрения здравомыслящего человека порывам, Эйнеке пытался вырвать себя из плена угнетающей пустоты несколько нестандартными способами. Посредством пореза на плече, например, или падая лицом в воду и долго не всплывая на поверхность. У всех свои сдвиги.
Только вот ими как-то светить не хотелось, дабы не вызывать лишнего внимания и вопросов, а то дело может дойти до Наталя и его радикальных методов. Связать за спиной рукава туники - один из самых безобидных из них. Позади послышался всплеск, а по воде побежала рябь - это Дани занырнул в реку. Эйнеке, зябко поежившись от мимолетного дуновения ветерка, заметно напрягся и принялся старательно делать вид, что пытается очистить кожу от грязи недавнего боя. Правда, со стороны оно, наверное, больше походило на какое-то не очень вменяемое и ожесточенное шкрябанье собственной шеи остриженными ногтями - странно, дико и нервно. Что-то Эйнеке уж слишком увлекся, а пришел в себя, когда опять зазвучал голос приятеля.
"Ленточка? Какая еще к хренам ленточка?" - несколько ошалел Эйнеке, пытаясь разобрать о чем это лучник говорит, но постепенно до него дошло что тот имел в вид ту самую ленту, которой маг перевязал волосы, не желая шибко страдать от кудрей, в которые превратятся его слегка вьющиеся лохмы при контакте с водой, - "А-а-а, Имировы тапочки, эта ленточка!" - окончательно осознал маг и, не слишком-то нормально воспринимая ситуацию, а именно вовсе не понимая где проходит грань шутки и полной серьезности, насупился еще сильнее, да резким движением сорвал с гривы злополучную полоску атласа.
- Забирай, раз уж твоя, - молвил Эйнеке абсолютно бесцветным тоном и протянул эльфу ленту. Между тем совершенно безумные завитки волос рассыпались по его плечам и спине. Самые назойливые, ясное дело, полезли на лицо. В общем, в пору шутить шутки про двух патлатых идиотов, по которым цирюльник горько плачет, а заодно о том, что не только девки с прическами мучаются.

+1

6

Реакция полуэльфа полностью убедила Даниэля в том, что с ним было что-то не так. В который раз он задался вопросом, что же такое успело случиться в домике, да так что он, лучник, проглядел. Как правило в лучники не брали никого с плохим зрением, потому как толку от таких стрелков было немного. Ладно в чужих не попадут, так еще и своих подстрелить могут случайно. Следовательно со зрением у Дани все было хорошо. Но как тогда он проглядел что-то настолько значительное?
Пока остроухий блуждал в своих вопросах, перед ним неожиданно мелькнула рука Эйнеке, с зажатой в пальцах лентой. "Вот так просто сдался? Да что не так..." - эльф с интересом взглянул на соседа по водоему и слегка улыбнулся. Его рука мягко отодвинула руку мага.
- Брось, можешь оставить ее себе, - сказал он. Собственно и изначально он не горел желанием отбирать ленточку. Успел свыкнуться с мыслью о потере, наверное? В любом случае, у него была другая. К тому же лента не могла считаться такой уж дефицитной вещью, чтобы горевать о ее утрате более двух минут. - Ты ж мне как брат, буду я еще жадничать. А еще раз, не без ехидного упования над бедой чародея, взглянув на растрепавшиеся волосы, Дани уж было хотел добавить "тебе нужнее", но сдержался. Все-таки, спутник судя по всему не был расположен к шуткам сегодня. А значит и донимать его слишком не стоило. Да и то, что магу по новой придется собирать свою гриву в хвост уже с лихвой тянуло на свершение мести за "кражу" ленты.
Пока в разговоре наступила пауза, Дани счел допустимым сгонять за мылом, которое осталось на берегу. Когда же с умыванием было окончательно покончено, он еще разок окунулся в воду и со спокойной душой побрел обратно к Эйнеке, пытаться как-нибудь его развеять и, желательно, подобраться-таки к тому, что еще ему известно о Морнэмире. Потому что-то подсказывало, что знает эльф вовсе не все, что можно.
Задача на самом деле перед Даниэлем стояла трудная. Вести беседы он может быть и умел, но так чтобы аккуратно что-нибудь выспрашивать... Это уж точно было ему не по силам. Либо все сперва шло хорошо, а потом своими репликами лучник все портил, либо наоборот, уже первая фраза являлась феерическим ляпом, за который его отправляли куда подальше. Впрочем до сих пор его еще никуда не отправили. Плюс.
Первым делом возникла мысль спросить все напрямую. Но это был не самый безотказный вариант, так что брюнет подумал еще немного и решил потихоньку подкрадываться, и попытаться для начала просто разболтать собеседника какими-нибудь пространственными темами.
- Сложно было в Школе учиться? - спросил эльф, немного поразмыслив. Как он успел заметить, Эйнеке нравилось говорить о магии, но раз уж все, что можно было (по крайней мере так сейчас Дани показалось) он уже о ней спросил, пришлось искать иные пути затронуть эту тему. А что как ни Школа магии могла к ней подтолкнуть?
В ожидании ответа, впрочем, Дани весь перевелся. Несколько раз повторив про себя заданный вопрос, он успел уверить себя в том, что он был очень глупый и какой-то неправильный. В итоге эльф пришел к выводу, что куда солиднее молчать в сторонке. Потому, собственно, он вечно и отмалчивался - чтобы не выглядеть идиотом. Однако, на что не пойдешь ради друзей. Вероятно чуть позже Даниэль уже не будет жалеть о сказанном, как обычно и происходит. Но само это начало диалога, тем более в подобных случаях, его вечно сводило с ума до последней секунды. Чтобы хоть чуть-чуть отвлечься от грустных мыслей, он попытался поплавать, но там где он находился было недостаточно глубоко, так что ничего путного из этого не вышло. "Ладно, на крайний случай у меня есть средство..." - и средство это терпеливо дожидалось своего часа, погребенное под эльфийским тряпьем.

+1

7

Наверное, следовало заподозрить то, что Дани не всерьез возмутился потере ленточки, да и вообще допустить до себя мысль о том, что не стоит воспринимать все подобным образом, исключая всякую возможность шутки. Излишняя прямолинейность нынче все же оказалась не совсем к месту, но Эйнеке уж слишком далеко ушел в дебри собственных спутанных мыслей и вялых отголосков чувств, чтобы хоть как-то более-менее адекватно воспринимать окружающую действительность. В итоге получались такие вот странности, а вместе с ними и всякое нежелание хоть сколько-нибудь противиться чужим словам и просьбам. Эйнеке сейчас было куда проще отдать случайно присвоенную ленту, чем вникать в суть дела и уж тем более спорить из-за какого-то куска материи. Ну или отшучиваться. Для последнего он просто не понимал ситуации, а первое... первое могло бы привести к нежелательным последствиям, то бишь к ссоре. Обилие дурного в голове и на душе частенько приводили мага в не очень хорошее состояние, когда он мог и себе вред причинить, и окружающим. Все же маги-огневики они такие... вспыльчивые и не очень вменяемые, если их как следует раздраконить. По крайней мере большинство тех, кого знавал Эйнеке не слишком далеко ушли под подобного "стандарта".
Каково же было удивление полукровки, когда ленту ему все-таки оставили! Он даже не сразу и сообразил что именно ему сказал Дани и почему отстранил руку, заставив мага против воли напрячься всем телом. Нелюбовь к прикосновениям в моменты душевного разлада лишь усугублялась, становилась острее и ярче, принуждая Эйнеке невольно испытывать дискомфорт даже при касаниях тех, кого он считал за своих. В такие мгновения жизни он и Ната откровенно чурался. Впрочем, не шарахнулся прочь, не зашипел и не ударил рефлекторно - это уже хорошо, значит не все так печально и хреново как казалось, да и, честно сказать, полукровка совсем не хотел бить Даниэля. Возможно, ему было бы даже совестно, если бы такое случилось ненароком. Впрочем, чистокровный остроух довольно быстро умотал куда-то в сторону берега. Вероятно за мылом. Эйнеке не видел. Он ошарашенно-удивленным взглядом пялился на собственную руку, сжимающую злосчастную ленточку, еще минуты две-три, а только потом окончательно понял что, как и почему.
"Ну вот и что мне с ней делать? Специально что ли ждал, когда я хвост распущу?" - мрачно поинтересовался внутренний голос, а полуэльф волей-неволей немного помял тонкий кусочек материи между пальцев, пытаясь сообразить, как быть дальше. На воду такое добро не положишь, а до берега топать с такой мелочевкой совсем уж глупо. Почему-то мысль забрать волосы вновь оказалась самой последней в списке "Что делать?!". Да уж, что-то совсем неслабо мага накрыло. Лишь к исходу третьей минуты сообразил, что можно попросту вернуть ленту в свою гриву и не морочить себе голову всякой ерундой. Пробормотав себе под нос пару коротеньких, но весьма красноречивых ругательств, Эйнеке глянул на свое отражение на водной кромке, раздраженно фыркнул, увидав курчаво-патлатое и крайне озадаченное существо, да, чуть намочив свободную руку, принялся собирать жутко непослушные чернявые волосы обратно в хвост на затылке. Одной рукой справиться не удалось, а посему пришлось как и в прошлый раз для начала взять ленточку в зубы и продолжить действо уже обеими лапками, после сжать одной получившийся пучок, а другой обратно взяться за ленту. Нет, честное слово, некоторые трюки с цветами и монетками куда проще, нежели попытки обуздать собственную шевелюру при помощи одного лишь куска атласной ткани! Несколько мучительно долгих мгновений страданий с борьбы с непослушными кудрями, но все же свершить этот подвиг удалось. Хвостик, пускай и несколько хуже предыдущего, был опять связан злосчастной ленточкой, а значит количество прядей лезущих в лицо существенно сократилось. Впрочем, стали куда более заметны отметины на теле и особенно свежие на плече, что было несколько нежелательно. Раньше от них, похоже, отвлекала грива, теперь риск спалиться вырос в разы - печально, но ладно. Может Дани хватит такта не уделять внимания чужим порезам, а заодно и ничего не говорить Нату?
"Школа?" - опять дала знать некоторая заторможенность реакций. Эйнеке несколько затянул с ответом. С минуту он молчал и лишь, удивленно вскинув бровь, смотрел на вернувшегося в водоем лучника, да судорожно пытался понять что от него желают на этот раз. Как только дошло, Эйнеке пожал плечами, искренне недоумевая с чего бы это вдруг Дани интересуется его школьным прошлым, но все же заговорил:
- Если ты о самой учебе... Нет, магия всегда давалась мне легко. Я был лучше многих, - все тем же равнодушным тоном ответил полуэльф, затем насупился и вдруг совершенно переменился в лице, выражение относительного спокойствия сменил явно недобрый оскал, - Если ты о том, каково учиться там, где тебя по большей части откровенно ненавидят, презирают или просто недолюбливают - дерьмово и тяжело.
Конечно, в той далекой, почти забытой жизни и были свои светлые моменты, были и люди, которые не чурались его, была даже женщина, что странно-забавно эльфийка, которая проявляла к нему симпатию. И отвергла после.

Отредактировано Эйнеке (02-06-2016 00:18:38)

+1

8

Начало было положено хорошее. Дани уже было собрался перевести дух и расслабиться, но не тут то было. Если безразличный тон собеседника еще как-то располагал к доброму разговору, то его последующие изменения и слова говорили об обратном. Эльф укоризненно покачал головой где-то в своем воображении, но не шевельнулся. Настроение у его товарища определенно было хуже некуда, и теперь он сам в этом убедился. Даже о магии поговорить не удалось. Но Дани не был бы собой, если б так просто бросал попытки докопаться до кого-то на полуслове. Уж если он и брался за что-нибудь подобное - что в принципе было большой редкостью - то "боролся" до последнего.
- Так и были вокруг одни расисты? - недоверчиво косясь на собеседника, поинтересовался остроухий. - Наверняка дело было в зависти, - кратко добавил он. Наверное, эльфийское простодушие просто не позволяло ему поверить в жестокость и такую лютую и глупую ненависть к полукровкам. Ведь не они виноваты в том, что их кровь смешана. Желание видеть только хорошее, наполовину полный стакан, или нежелание обращать внимание на некрасивую правду закрывали ему глаза. Но Даниэль был полностью убежден, что хоть что-то хорошее, но было в той Школе. Потому что мир не может быть настолько несправедлив.
Внутренний голос забил тревогу. Что-то необходимо было предпринимать и желательно в кратчайшие сроки. Лучник поправил волосы, несколько помедлил и поплыл к берегу. Он уже выяснил, что без дополнительных средств не справиться и решил долго не тянуть. Фляжка была немаленькая, так что искать ее не пришлось. К тому же она была полнехонька, что вообще было отлично по всем критериям.
Вероятно, у Эйнеке могло сложиться впечатление, что от него наконец-то отстали. Но не тут то было. Даниэль вернулся очень быстро, да еще и не с пустыми руками. Обосновавшись на том же самом месте, где он до этого и был, эльф непринужденно отвинтил пробку, и сделал небольшой глоток. "Ей богу я с этими ребятами сопьюсь..." - вздохнул тихонько внутренний голос, но Даниэль запихал его подальше, чтобы не вякал. Хотя что-то было правдивое в этом голосе. Алкоголя отряд с собой взял сколько надо, так что вечерами было чем согреться. Столько сколько сейчас эльф не пил уже давно. Благо зависимости это еще не вызывало. И вовсе не странно, что он таскал с собой вино, предполагая просто помыться в одиночестве.
Поймав взгляд чародея, Дани молча протянул ему фляжку. Только вопросительно изогнул бровь, мол, спрашивая будет ли тот пить. Хотя то как он протянул руку скорее не предлагало, а требовало, чтобы брюнета не заставляли пить в одиночестве.
Глоток вина уже на автомате приписал лучнику еще пару баллов к храбрости. В голове уже вертелась навязчивая мысль перестать вертеться вокруг да около и уже напрямую спросить что случилось. Это вообще-то тоже можно было сделать по-разному, но истинно грамотный подход ему навряд ли удалось бы отыскать.
Дани убрал волосы за уши и повертел головой, разминая шею. Захотелось зевнуть, но он сдержался. Поплавать тоже хотелось, но не время. Нужно было как-то продолжить разговор. Попытаться поддерживать его, разваливающийся.
- Так, еще чуть-чуть и самым мрачным в нашей кампании буду уже не я.
Одного, последнего оценивающего взгляда из-под полуопущенных ресниц хватило, чтобы наконец-то отбросить сомнения вроде "а оно точно надо?" в сторону. Эльф начал издалека, и взгляд его периодически соскальзывал с собеседника к горам. Они так и притягивали взгляд. Но это было даже хорошо, потому что нельзя слишком долго на кого-то глазеть.
Уже начиная эту фразу, Дани чувствовал как обрывается страховка за его спиной. Храбрости хватило начать, терпения и способностей не хватило подкрадываться. Это делать всегда нужно молча, а вот красться и болтать оказалось непосильно сложной задачей. Эльф по-прежнему подбирал слова и старался не выдавать слишком резких вопросов и замечаний, но в мыслях так и гудело "до сих пор не хочешь поделиться, что произошло?". Даниэль отмахивался от вопроса, пытался его завуалировать как-нибудь. Пытался, но вовсе не был уверен, что его попытки приносят хоть какие-то плоды. - Вот на кой тебе этот титул сдался, а? И как я-то без него жить буду? - последний вопрос был определенно риторическим и добавили его больше для антуража, нежели с какой-то конкретной целью. Так эльф незаметно отводил основную мысль заведенного им разговора с главных ролей на второй план.

+1

9

Эйнеке искренне не понимал отчего чистокровный остроух вдруг решил поговорить с ним о Школе Магии. Нет, вообще-то не такое уж это и плохое заведение. Даже у Эйнеке были связаны с этим местом определенные теплые воспоминания, да и если подумать, то именно со Школы и начался его путь - путь мага, но... зачем? Хорошего было куда меньше чем плохого. Так казалось всегда и особенно сейчас. Почему-то мелкие склоки, обиды и личные трагедии с периодическим непониманием окружающих врезались в память много острей и глубже, нежели неподдельная радость первого действительно сильного сдвига в умении направлять стихию или гордость за себя самого, сумевшего составить достаточно сложное для ученика второго курса алхимическое снадобье, не ошибившись при том ни в расчетах, ни в дозировках. Наверное, это свойства людской памяти, а может и не только людской. О злопамятности эльфов Эйнеке судить не брался, ибо его знания об этом народе были больше интуитивными или скорее инстинктивными, перенятыми вместе с толикой эльфьей крови. Да и, честно сказать, у чистопородных остроухов и своих других прегрешений хватало, вроде высокомерия или излишней доброты натуры. Не суть.
Людям свойственно куда лучше помнить плохое, чем хорошее - это факт. То, что тем же самым людям при дерьмовом настроении на ум так и норовит придти как можно больше гадостей, припасенных в памяти - тоже факт. Может Дани и хотел послушать чего интересно про данное учебное заведение, но он определенно выбрал не самый лучший для того момент. Эхе-хе, а был бы Эйнеке в чуть более благостном расположении духа, то может быть даже пошутил на тему того, что эльфеныш решил вдруг в маги заделаться, а теперь как истинный лучник-следопыт пытается разведать где лучше всего это сделать. Жаль, а штука могла бы получиться неплохая, если чуточку подумать над формулировочкой и сдобрить все немалой толикой ехидства в тоне. Теперь-то возможность ушла безвозвратно, кто знает когда она еще будет? Ладно, полукровка даже и не задумался о возможности подшутить над названным братцем, а то бы еще один себе повод для расстройства вдруг нашел. Ему бы дурости в голове хватило. Особенно в таком-то настроении.
- Именно. Зависть. Думаю, мне завидовали. Всегда завидовали. Я был лучше многих других и никогда этого не скрывал, - ровным тоном и без лишней скромности заметил Эйнеке и как ни в чем не бывало пожал плечами, - Моя полукровность служила лишь поводом для очередного пинка или оскорбления. Одним поводом из множества других. Не больше, не меньше. Меня могли и принять, если бы я вел себя иначе, - а вот тут в голосе проскользнул даже некоторый намек на задумчивость. Все же Дани удалось немного "сдвинуть" мысли пироманта в несколько иную сторону, заставляя думать о старых обидняках, но никак не об увиденном в чужой памяти событии. Наверное, это можно было бы счесть за определенный успех. Старые раны болят куда слабей свежих, настолько слабей, что на фоне этой почти мизерной ноющей боли проступает нечто вроде иронии. Или даже самоиронии. Зависит от того, кто нанес эту рану и за что. Все же и Эйнеке был далеко не мальчиком-одуванчиком в свои детские и юношеские годы. Он был своенравен, высокомерен и чрезвычайно горд. Капризный и избалованный до невозможности ребенок, приученный всегда искать защиты и помощи в лице старшего брата или матери, но вместе с тем никогда не знавший в чем-либо отказа и совершенно не умеющий принимать окружающих вместе со всеми их слабыми и сильными сторонами. Эйнеке считал себя умнее и хитрее других детей, талантливее. Он это подчеркивал своим поведением, он их презирал. С чего бы это однокашникам любить его? С годами некоторые свои ошибки куда легче принять. Хотя... все равно они все были тупыми кретинами без намека на истинный магический талант! Ну и, разумеется, никто из однокурсников и рядом не стоял с ним, с Эйнеке - самолюбие свое потешить-то всегда приятно. Вне зависимости от срока давности событий.
"Вино..." - не раздумывая и не выкобениваясь, Эйнеке принял из рук у вернувшегося с берега Даниэля фляжку, да первым делом принюхался к содержимому, чтобы знать с чем именно имеет дело. Обычно маг не пил во время, так сказать, работы и походов, предпочитая нализываться исключительно в родной таверне, али в каком относительно приличном кабаке, но уже после законченного дела и в хорошей компании, однако в силу крайне скверного настроения, дерьмовых обстоятельств, но сносного собутыльника можно было бы и побрезговать этим правилом. Тем более что Эйнеке им уже раз пять за эти сутки побрезговал один и по-тихой с целью хоть как-то заглушить одолевающий его черепушку дурдом.
"Вино это неплохо..." - в конце концов, решил мозг, а Эйнеке сделал пару глотков из фляги, да протянул ее обратно Даниэлю, попутно прислушиваясь к его словам. Титул самого мрачного в отряде? Это он о чем? Вот теперь, кажется, чародей начинал понемногу смекать чего от него хотел добиться лучник своими вопросами вокруг да около...
- Я не мрачный... - самым что ни на есть мрачным тоном выдавил из себя несколько смущенный и обескураженный Эйнеке, затем насупился, понимая что с его языка сорвалось немного не то, что он ожидал сказать. По крайней мере он пытался придумать что-то более развернутое и аргументированное, а получилось...

+1

10

Ну вот, теперь Эйнеке хотя бы начал говорить о своем превосходстве, а не о том как его все недолюбливали. Даниэль решил считать это небольшим успехом. Маленькая победа, впрочем в целом она еще ничего не значила. Но хотя бы на мгновение эльфу удалось отвлечь товарища от дурных мыслей. "Надеюсь, что удалось." Оставалось только и дальше не давать ему впадать в уныние. Но это к сожалению шло вразрез с планами остроухого. Ведь он рассчитывал не просто приподнять настроение чародею, а еще и выяснить отчего же оно так надолго испортилось.
А вот вино он взял не зря. Его порадовало, что товарищ не отказался от выпивки, это наверное было хорошим знаком. Или плохим? Ох уж эти знаки. Даниэль уже и сам не понимал, что идет хорошо, а что плохо. Строить какие планы в этот раз было бесполезно. Как бы хорошо эльф все не продумывал, увы все зависело не только от него. Оставалось только надеяться, что своим не особенно хорошо скрываемым упорством, он не испортит все напрочь. Главное, правда, не сделать хуже. А если не выйдет лучше... что ж, значит не судьба. Дани никогда не считал, что особенно хорош в разговорах, а если приходилось иметь дело с кем-то расстроенным - тем более. Он терялся, прямо как сейчас.
Приняв обратно фляжку, эльф сделал еще один совсем небольшой глоток и отставил ее на плоскую поверхность большого валуна позади. Их здесь было много, так что и на берег идти не пришлось. К тому же на берегу хранить необходимый продукт было бы глупо. А так напиток был в свободном доступе для всех в заливе.
"Ты-то не мрачный?" - хмыкнул про себя Дани, дивясь тому насколько неубедительно звучали слова Эйнеке. И эта мрачная интонация... так и говорит о прекрасном настроении.
- Очень... убедительно, - протянул в ответ лучник, скрещивая руки на груди. Он уже перешел ту грань, с которой еще можно было отступать назад. По-крайней мере ему так казалось. Да и считать, что выбора больше нет было проще, потому что иначе он бы не добился даже и этого. Эльф мотнул головой в сторону, пытаясь убрать со щек волосы, но они только еще больше прилипли. Пришлось помогать руками, что в целом портило серьезность вида, тщательно создаваемую мужчиной. - А если честно, что произошло? - аккуратно, и не слишком назойливо взглядывая на собеседника, спросил наконец он. - Ты уже который день сам не свой ходишь. Так и светишься своей... "немрачностью", - не подобрав другого более подходящего слова, произнес Дани. Он уже говорил больше, чем всегда, но даже сам не замечал. Чего только не делает с людьми - а с эльфами особенно - беспокойство. Оно сумело даже разболтать молчаливого воина, что было невероятным достижением. Оставалось только разболтать еще и его собеседника. А это уже задача не из простых. "Я ведь не лезу не в свое дело, да? Это же... ну, не то. Не в свое - это другое. А это не то," - было еще неизвестно, понял ли Дани сам, что надумал, но для него это казалось очевидным и до невозможного логичным.
Свою настырность, однако, он решил хоть как-то скрыть. Да хотя бы даже заявлением, что на ответе он не настаивает. Сколько бы ему не хотелось его получить, а все-таки откровенно доставать чародея своим присутствием он не мог и не желал.
- Если пошлешь меня, я пойму и, так и быть, отстану, - сказал он, но на этом опять не остановился, и прибавил: - Но вечность буду сверлить тебя взглядом. Это конечно было преувеличено, ну так, чтобы полуэльфу было над чем задуматься: чтобы он знал на что подписывается в случае отказа. Но Дани могло хватить ума и упорства в самом деле такое провернуть. "Пока без глаз не останусь..."
Скорее всего он бы и вправду отстал. Ему доставало понимания, что случилось что-то действительно ужасное, чем возможно с абы кем делиться желания не возникнет. Но так же он знал, что такие ужасы легче переживать не в одиночку. И надеялся, что так считает не только он один. Да и зрение портить не хочется... лучник же все-таки.
"Ну же, хоть пару слов. Мне будет достаточно. Из-за чего?" - крутилось в голове. Но смотрел он скорее участливо, нежели лихорадочно блестел глазами, в ожидании желаемого ответа.

+1

11

Ну да, получилось как получилось и в пору было смачно шлепнуть себя ладонью по лбу за такие безгранично "умные" и "взрослые" ответы, а потом еще пару раз в надежде на то, что все мысли "аля Наталь" как-нибудь из головешки, да выбьются. Вот никак Эйнеке не ожидал подобной подставы от себя самого. И почему вместо всех хорошенько обоснованных и замаскированных под десятка два философских рассуждений вырвалось вот это почти детское оправдание? Мда, что-то самоконтроль начинал подводить мага, а значит был повод хлестануть еще вина. Только не сейчас, а чуточку позже. Иначе неверно поймут. Во-первых, он сам такого не поймет, во-вторых, Даниэль может начать заподозрить в своем соседе по водоему злостное желание набухаться до состояния недвижимости. Конечно, Дани мужик вроде неплохой, даром что остроух, почти брат. Названный, но не суть. Просто они еще не перешли в своих взаимоотношениях ту грань, когда уже нечего стыдиться. В том числе и навязчивого желания забыться в пьяном бреду, да просто отключиться после энного глотка более-менее крепкого пойла. Этого не изменит даже пара расколоченных голов и около восьми трупов оставленных в охотничьем домике или рядом с ним. Такое может исправить только совместная пьянка. Эдакий замкнутый круг получается из стеснений и бухлишка, однако. Ладно, рано или поздно они его разорвут. Может даже и сегодня. Или это настолько Эйнеке хотелось нажраться?
- Мое красноречие меня подводит... дожили, - еще более мрачно выдохнул полуэльф и несколько наиграно закатил глаза, принимая вид если не трагический, то как минимум расстроенный. Еще бы! Его раскусили, да как метко на то указали! Чертов эльф, вот чего он прицепился? В принципе, маг уже понял чего к нему Дани прицепился, все же не дураком был и после последних вопросов даже в своем похабно-паршивом состоянии дошел до определенных мыслей. Ну что ж, в некоторые моменты Эйнеке ОЧЕНЬ плохо умел скрывать свои эмоции, даже если того хотел чуть ли не всей душой. Иногда все его актерские таланты и прочие неоценимые навыки давали сбой. Вот как сейчас. Да и попробуй скрой тот факт, что ты не в настроении, если толком и суток не прошло с того мгновения, когда ты на глазах у своих соратников с гневными воплями сжег заживо человека. Все же не идиоты окружают, да и Эйнеке не оставляла слабая надежда на то, что Дани пришел не его в чувство приводить и интересоваться самочувствием самопровозглашенного командира отряда, а... ну не знаю, обсудить кого они сегодня запекут на ужин? Наверное в таких надеждах было куда больше ребячества, чем в несуразном ответе на заявление чистокровного остроуха. Вот же ж рилдирова задница!
"А нет... все-таки ему действительно есть до меня дело," - выдал усталый мозг весьма странную мысль, пронзившую мага изнутри несколько... противоречивыми ощущениями. Настолько противоречивыми, что трудно найтись с ответом, а единственное что крутится на языке состоит из слов "пошел ты на" и трех волшебных букв, не имеющих никакого отношения к языку магического аркана. Причем эту реплику следовало говорить истинно паническим тоном и сопровождать дикими воплями на тему выжженных глаз. Нет, не из-за того, что Дани парень и Эйнеке вдруг глюкнуло увидеть в том некий романтический интерес. Боги, подобные мысли даже не шли полукровке в голову! Во-первых, не сопливый он мальчишка, чтобы во всем искать подтверждения своей неотразимости, разящей всех наповал независимо от пола, вкусов и убеждений. Во-вторых, девочки колдуна интересовали слишком сильно, чтобы вообще думать о мальчиках, такие дела. Его скорее ошарашила сама по себе мысль о том, что хоть кто-то решил тут вдруг выдать свое "не все равно" в его адрес. И это не Керихат с ее дружескими покусываниями, и не Наталь (Наталю вообще порой не хватало тонкости душевной организации для подобных дел), и даже не сердобольная жричка с профессиональным сдвигом на почве сострадания... С одной стороны, это раздражало. Зверски раздражало, ведь обложили гребанные эльфы, так и норовящие заглянуть в душу, да навести там свой порядок. С другой стороны, а ведь нравилось же... вызывало это предательское и в большинстве случаев ошибочное желание поделиться, дать слабину, спрятав клыки. И тепло. Душевное тепло. Каждому хочется, чтобы его поняли и пожалели, дали возможность выговориться. По крайней мере этого в Эйнеке желала его эльфийская половина, которой было слишком много... крови? Боли? Переживаний и людской злобы? А Рилдир разберет! Просто слишком много. Даже тут чародей умудрялся находить извечный контраст двух совершенно разных сущностей, уживающихся в нем из-за оплошности родителей, пустивших в жизнь полукровного ребенка.
- Я на твоих глазах заживо сжег человека. Разве тебе этого мало, эльф? - несколько натянутым тоном отозвался Эйнеке и метнул на Даниэля откровенно злой взгляд, но почти в тот же миг зажмурился и тряхнул головой, прогоняя внезапную вспышку ярости, точно наваждение. Черты лица полуэльфа вновь смягчились и он коротко глянул на лучника, извиняясь за свою резкость не словами, а взглядом.

+1

12

Что же, Дани не отправили куда подальше сразу, это уже хорошо. Да что там, даже прекрасно! Честно говоря эльф вовсе не было уверен, что своим участием не делает только хуже. Бывали люди, которым хотелось больше быть одним в часы плохого настроения, и которые непременно выходили из себя, стоило кому-то к ним прицепиться. Даниэль и сам был из таких людей. Из эльфов, если говорить точнее. Но он скорее просто переживал молча, да так, что со стороны было и не сказать, что с ним что-то там произошло. Только у совсем близких был шанс заметить. Ведь и сейчас, по сути, эльф до сих пор с тяжестью переживал произошедшее. Когда он закрывал глаза, чтобы уснуть, перед глазами расплывались багровые лужи крови и измятые молотами и щитами трупы, а в ушах звенели крики и многократно раздавался хруст костей. Снов он не видел, но так было едва ли легче. Потому что из-за лишних мыслей вовсе не мог уснуть. Но такое лечится только временем. Да и глупо было бы открыто переживать по такому жалкому поводу. Он хоть и эльф, а все таки мужик, а не трехлетняя малявка, у которой отобрали любимую игрушку. Тем более чужая беда его сейчас беспокоила куда сильнее. Он даже удивлялся, отчего так быстро начал привязываться к своим новым знакомым. Вон, уже даже своими про себя называл.
Вспышка гнева остроухого не испугала, он был готов к тому, что его не примут с распростертыми объятьями и сразу начнут изливать душу. Скорее удивил его последовавший за этим извиняющийся взгляд. Чуть приподняв уголки губ в легкой улыбке, он обозначил, что не в обиде.
- Просто так людей не сжигают, - ответил Даниэль, - Да и сил столько на это тратить, - да, хоть в магии лучник до сих пор разбирался не слишком хорошо, даже ему было видно, что после того заклинания полуэльф совсем измотался. И кровь из носа... явно не признак хорошего самочувствия. - Ведь неразумно. Ты заставил его мучиться, а значит было за что, - жалости к убитому эльф не испытывал. Где-то внутри что-то еще пищало о том, что такое отношение к чужой жизни неприемлемо, но очищенные от эмоций рассуждения утверждали, что жалеть таких людей нет причин. Будь у них шанс сделать так же, они бы делали. И с поводом и без. Просто потому что могли. Потому что нет среди головорезов хороших людей. Никаких подтверждений этому не было, так с чего бы считать их хорошими? Один только вид их вызывал неприязнь, а своей интуиции остроухий привык доверять. В конце-концов все эльфы чувствовали темную магию, так отчего бы не чувствовать им и такие вещи, как чужую энергетику? Дани считал, что в этом есть смысл. Однако, сейчас дело было вовсе не в наемниках.
"Ты хоть представляешь, за что можно так с человеком?" - запел вдруг внутренний голос, и как всегда не вовремя. Об этом лучник не думал. Не сказать, чтобы и думать не хотел, просто он уже твердо решил, что хочет узнать правду, какой бы отвратительной и ужасной она ни была. Или может это то же самое подсознание подбивало найти оправдание страшному убийству, совершенному названным братом, дабы оправдать его жестокость? Может просто эльфийская душа все никак не могла смириться с тем, что жестоким можно быть и без причин?
Нет уж. Дани был абсолютно несогласен с тем, что им движет такая жалкая причина. Ведь если так, то заботится он в первую очередь о себе, а это вообще низость. Пытаться помочь кому-то только потому что так велит самолюбие. Нет, он правда чувствовал какое-то беспокойство. И вовсе не за себя. "Со мной-то все нормально будет. Мало ли еще с чем в жизни столкнусь и сталкивался - не маленький," - себя-то он хорошо знал, и знал что со временем воспоминания притупятся и не будут так ужасать. А вот Эйнеке он знал еще недостаточно хорошо. И его нынешнее состояние вовсе не наводило на мысли, что все само как-нибудь пройдет.

+1

13

Из крайности в крайность. Его мотает туда-сюда точно мелкую щепку, угодившую в тугой поток воздуха, которым учится управлять какой-нибудь недалекого ума маг-неофит. Желание засадить Даниэлю по лицу с кулака, а может влепить первым пришедшим на ум заклинанием успешно сочеталось с предательской дрожью внутри. Чужая забота обескураживает и трогает. Задевает за живое. Как бы не хотелось избавиться от этого ощущения, оно не выбивается из души и за семьдесят с небольшим лет жизни полной такого дерьма, о котором в приличном обществе не говорят, чтобы не пугать детишек и брюхатых мамзелей. Искренне участие с чужой стороны всегда волнует, привлекает внимание. Особенно, когда вдруг приходит осознание того, что за этим вряд ли стоят какие-то корыстные помыслы. За Дани Эйнеке их не видел и не чувствовал. Хотя бы просто потому, что Дани и не был такой шкурной сволочью как он. Рыбак рыбака, знаете ли... да и какую пользу это могло бы принести остроухому, кроме как душевное успокоение и повод не остерегаться, что ночью его порежет или спалит живьем одуревший маньяк-пироман? Рилдир бы побрал этих эльфов. Его что, серьезно жрица что ли за ляжку покусала? Или это у них такая национальная особенность - лучиться добротой, заботой и альтруизмом так, что аж не знаешь как с этим бороться? Странно что Эйнеке в себе такого не замечал, хоть и был на добрую половину лесным эльфом. Впрочем, не замечал ли? Скорее делал вид что не замечает, потому что это перечило доводам разума. Почти всегда.
"Не сжигают ли?" - промелькнул в ответ на слова Даниэля вполне уместный вопрос, а брови Эйнеке едва ли не сошлись у переносицы. Он нахмурился, став смурнее грозовой тучи. Благо что током не бился, ибо по пояс в воде оно было бы как минимум неприятным дополнением. Сколько раз до этого Даниэль был за пределами лесов Арисфея? Что он действительно знает об этом мире? Людей сжигают просто так и делают это порой с удивительным постоянством, а иногда не сжигают - насилуют, потрошат и режут, сдирают живьем шкуры и заливают в открытый рот расплавленный металл или раскаленное до шипения масло. Просто так. Забавы ради. Официальных причин и оправданий можно выдумать множество, истинные же спрятать в их тени. Эйнеке убивал и жег ради забавы, просто ему за это еще и платили. Прятать свою склонность к жестокости за жаждой наживы, а после полученными за грязную работенку желтяками оправдывать все зверства, учиненные ранее, называть это необходимостью прокормиться, утверждать, что хороших денег за хорошие поступки никто не платит - он ведь много лет прокатывал сам с собой подобный трюк. И он жег не только людей, каких-то ублюдков вроде того, которого они взяли в плен в охотничьем домике, но и целые деревни. Самые обыкновенные деревни, населенные в основном самыми обыкновенными людишками. Осознание подобной лжи самому себе Эйнеке оставил на потом, да так и откладывал, пока она вот именно сейчас не всплыла наружу от одной лишь фразы выданной собеседником. Всплыла наружу и спутала окончательно, внося в сознание очередную порцию сумбура и заставляя себя уверовать в том, что кажется он и впрямь тронулся головой, да явно не в ту сторону. Впрочем, в одном Дани был прав. Это маг мог принять и без лишних размышлений - простое убийство ради забавы не стоило стольких сил. И Эйнеке никогда бы не стал вкладывать столько энергии, чтобы просто дать жертве как следует побиться в агонии, теша его пристрастие убивать, прежде чем издохнуть окончательно. Последствия отката этого всплеска магии до сих пор аукались магу.
- Верно... - хрипловато протянул полуэльф, а потом зябко повел плечами. Он не знал что говорить. Как объясниться. Это был тот самый случай, когда Эйнеке действительно не знал как следует поступить. Лгать в лицо эльфу маг не желал, даже не столько из соображений выгоды, сколько из нежелания злоупотреблять чужим расположением. Говорить правду как она есть ему хотелось еще меньше. Во-первых, зарубить на корню чужие надежды - это непозволительно жестоко (да-да, иногда убивать куда легче и милосерднее). Во-вторых, сказать правду, значит признать ее. Эйнеке не желал признавать правды, хотя и понимал, что скорее всего все случилось именно так, как о том говорили воспоминания проклятого головореза.
Как поступил в итоге Эйнеке?
Спасовал. Просто молча направился в сторону берега, но, напялив штаны, да накинув на плечи рубашку, так и остался там. Уходить намерения не было. Было навязчивое желание ненадолго остаться в компании Дани, позволить ему хоть немного разогнать это скверное настроение. Только без всех этих чертовых расспросов о том, что же в действительности случилось. Да и отчего-то проснулось в Эйнеке отчетливое желание не душить своей грубостью и нелюдимостью чужие порывы. Нет, уйти маг не мог, как и не мог сказать ничего кроме "Он был подонком, поверь мне на слово".

+1

14

Собеседник снова переменился в лице, но Дани уже и не удивлялся. За одну только эту беседу маг переменил множество эмоций, так что это не стало чем-то неожиданным. "Он с самого начала таким был?" - задумался лучник, пытаясь вспомнить как прошла их первая встреча. Но встреча прошла так торопливо и сумбурно, что что-нибудь выяснить даже сейчас не вышло. Да и что можно было заметить, если они обмолвились едва ли парой слов, до того как хозяин таверны отшил остроухого, а потом все и вовсе перекатилось с ног на голову. Так что никакие воспоминания не принесли результатов. Хотя тогда вечером... Да, пожалуй эльф мог неуверенно предположить, что дело не только в плохом настроении. Скорее всего его собеседник был от природы таким эмоциональным и переменчивым.
Какое-то время он терпеливо ожидал ответа, но не услышал вновь ничего стоящего. Теперь Эйнеке чем-то напоминал ему его самого, с этими краткими ответами, такими словно чтобы только отвязались. И как только такая мысль пришла эльфу в голову он взглянул на ситуацию с другой стороны. Совсем с другой. Ему удалось на мгновение почувствовать себя на месте полуэльфа, от которого упорно добиваются ответа, который он не хочет давать. Настырность в разговорах Даниэля порой раздражала, а будь он в таком же скверном расположении духа, наверное и вовсе уже б давно врезал прилипале. "И почему я до сих пор не корчусь в огне?" - вдруг подумалось ему. "Всерьез, если бы я не хотел чего-то говорить, разве помогли бы уговоры? - Эльф внимательно взглянул на мага, пока тот уходил к берегу, - Нет. Я бы только разозлился. С другой стороны он конечно не я..." - узнать причину хандры товарища хотелось очень сильно. Но навязчивость никогда не была в чести у лучника, разве только в шутку. Сейчас было не до шуток. "Уйдет?" - В какой-то миг эльфу показалось, что Эйнеке вовсе покинет его общество, дабы избежать новых вопросов, но он не ушел. Дани не обиделся бы, конечно, но ему было бы досадно от знания, что он все испортил. До сих пор отношения между ними неплохо складывались, не хотелось бы провести остаток пути избегая друг друга и бросая недовольные взгляды. Успех победы в сплоченности. Это тоже имело свой смысл.
Сразу догонять полукровку эльф не стал. Он еще разок окунулся, неторопливо проплыл до берега, давая шанс собеседнику немного от него отдохнуть. Только после этого он собрался выйти на берег, как вдруг вспомнил про фляжку с вином, что осталась стоять на камне. Пришлось за ней сплавать.
Он протянул сосуд чародею, а не поставил на берег, что было бы логичнее. Просто хотелось как-то вновь втереться в доверие, да и отвлечь товарища.
Молча он оделся и отжал мокрые волосы, которые сразу же облепили щеки. Вода с них продолжила стекать на рубашку и Дани успел пожалеть, что надел ее. Но не так страшно. Высохнет.
Захотелось вдруг извиниться за навязчивость, но эльф не стал. Разумнее показалось вообще не поднимать больше эту тему, и поговорить о чем-нибудь другом. Только в глазах было что-то наподобие "больше не лезу, может когда-то...". Надежда узнать не перестала теплиться в душе, ведь не обязательно все должно было раскрыться сегодня.
"Это я так, продолжаю собирать информацию о вас," - усмехнулся про себя Дани.
Он сел на траву, вытянув одну ногу и уставился на противоположный берег. Но там не было ровным счетом ничего интересного.
Пауза затянулась, нужно было что-то сказать. На язык полез вопрос, но эльф вдруг передумал его задавать. Он понял, что лучше рассказать что-нибудь самому, а не навлекать на собеседника тоску новыми воспоминаниями. С рассказами правда у него было туго, но... что-нибудь придумать было можно. Только что-нибудь что не касалось вообще никого и никак. То есть никакого Морнэмира, наставников, родственников, эльфов и... и много чего еще. Дани не знал какова причина плохого настроения, и потому осторожно предполагал все возможное.
Идей не было вообще никаких, только совсем идиотская. В голову взбрело вдруг поделиться "темным" прошлым, узнай о котором хотя бы Миристель, наверняка пришла бы в ужас и обрушила на лохматую голову праведный гнев монолог о том, почему так делать нельзя. Об этом эльф вообще никому и никогда не рассказывал, но раз уж им было суждено работать вместе, возможно было бы полезно знать о навыках остроухого чуть больше, чем было известно сейчас.
- Знаешь, а ведь я тоже не только лучник и разведчик, - начал он, подразумевая под "тоже" то, что Эйнеке смыслил что-то не только в магии, но и в травах, и, насколько узнал эльф, в алхимии. Да и то наверняка это было также не все. - Но я почти уверен, что ты не догадаешься, что я умею еще, - и Даниэль лукаво прищурился, потянувшись за выпивкой, чтобы промочить горло и подготовить его к тому, что придется много говорить. Сделав пару глотков он отставил ее в сторону, между собой и чародеем.

Отредактировано Даниэль (03-07-2016 17:44:06)

+1

15

Да, эмоций в нем всегда было излишне много. Они сменялись слишком часто, то нахлестывая волной, то вновь сходя на нет и проясняя разум. В этом Эйнеке походил на те стихии, с которыми научился управляться. Переменчивый как ветер, пылкий как огонь. Все же магия - это нечто, тесно переплетающееся с чувствами, с душой. Впрочем, неважно. Если до сего момента полукровка чувствовал себя абсолютно опустошенными и безгранично уставшим, то сейчас эмоции вновь разливались по его сознанию, заставляя сердце колотиться чуть быстрей, сильней и чаще, чем в момент эдакого "угасания". Ладно, Даниэлю и впрямь удалось его встряхнуть. Злость и желание проехаться кулаком по чужой остроухой морде - тоже чувство неплохое, а сейчас так и вовсе прекрасное. Почти столь же прекрасное, как и глубокое моральное удовлетворение от осознания того, что хоть кому-то на этом распроклятом свете ты еще нужен. По крайней мере небезразличен настолько, что он готов тебя угощать вином из своей фляжки и докопаться до тех самых мозговых тараканов, что больно кусают извилины, вбрызгивая в них яд равнодушия, тоски или отчаяния. Эйнеке становилось лучше. Определенно. Да, неприятные ощущения в большинстве своем отступили, оставив только глухую ярость и ненависть к людям подобным этому Альрику Сивалу или его подручным, но даже они почти не привлекали к себе внимания мага. Предпочли затаиться, позволив тому свободно мыслить о чем-то помимо проскальзывающих в подсознании образов воспоминаний. Чужих воспоминаний, напитанных животной жестокостью и беспричинно пролитой кровью.
О чем он думал, пока сидел на берегу и глазел на плавающего туда-сюда за фляжкой Дани? Как минимум о том, что все-таки наверное стоило поделиться своими сомнениями, сознаться в том трюке с телепатией и в том, что Эйнеке волей-неволей теперь хранил в своей бестолковой головешке. Что-то в его душе соглашалось с необходимостью прямого и честного разговора, а что-то напротив отрицало саму возможность такового. Придти к эдакому внутреннему компромиссу не удавалось совершенно. Разве Дани станет лучше от того, что с ним поделятся очередным примером людской злобы и подлости? Докажут, что его столь длительное путешествие по чужим и не совсем уж безопасным землям могло изначально не иметь никакого смысла? В конце концов, не сделает ли Эйнеке только хуже? И разве незнание эльфа что-то изменит? Нет, пожалуй, оно ничего не изменит. Разве что может лишить мага определенной выгоды и удобства. Если он позволит себе звать Даниэля своим другом, то он не пожелает отпустить его восвояси. Сокрытие правды - единственно верный способ обеспечить себе компанию эльфа до самого Гульрама, а может и много дальше. По крайней мере до того, как они не найдут Альрика Сивала и не прищучат его. Не стоит и свой отряд лишать еще одной боеспособной единицы. Даже двух. Вряд ли жрица останется с ними, если маг поделится своими сомнениями и теми краденными воспоминаниями. Так что даже если и отбросить все сантименты, то всегда остается выгода. Хотя бы из соображений выгоды Эйнеке должен был молчать. Подобные мысли успокоили мага. Впрочем, от фляги, которую ему опять протянул Даниэль, выбравшись из воды, он не отказался.
Пара глотков вина и посудина вновь перекочевала к хозяину. Эльф как раз оделся, а значит можно было не отводить глаза в сторону, соблюдая определенные негласные правила приличия необходимые как минимум в обществе мужчин. Женщины, как казалось магу, относились к подобным вещам разительно проще. Только взглянув на Дани, Эйнеке дошел до мысли о том, что даже не удосужился отжать волосы, собранные в неуклюжий хвостик у затылка, и вода до сих пор стекает по его спине, образуя на ткани рубахи мокрую полосу, тянущуюся вдоль позвоночника. Неприятно, однако, да только уже как-то немного поздно приводить все в порядок. Одно хорошо, если ты маг, то для тебя не составит особых проблем подсушить одежду или гриву. Впрочем, с этим делом стоило быть осторожным.
- Ты вяжешь розовые носочки для ребятишек? Или по утрам обращаешься в ту самую мерзкую птицу, что вечно орет именно над моей лежанкой с тех пор, как мы достигли предгорий? - то, что Дани решил оставить в покое тему его плохого настроения, никак не могло не радовать Эйнеке. Он даже вдруг соизволил пошутить, натянув на свою физиономию смутное подобие улыбки. Хотя может давало знать и вино, немного взгревшее кровь?

+1

16

Как Дани и предполагал (а в глубине души и надеялся), Эйнеке не смог даже близко предположить, какие таланты таит в себе остроухий сопартиец. Внутренне ликуя, что тот такого и не мыслит, эльф усмехнулся. Ибо предположения были просто потрясающие. "До такой степени нас здесь считают безобидными и милыми?" После розовых носочков и детей, Дани был готов больше не удивляться ничему, что думают о его народе. "Или это я один такое впечатление воспроизвожу?" - впрочем, эльф был уверен полностью в том, что это не так. Для начала тогда бы на него так в городах не косились и не боялись бы нормально отвечать. Да и Бредвик, помнится, после его слов только и пожелал, как бы путников поскорее выпроводить. Так по крайней мере показалось Даниэлю.
Да и детей, в общем-то он не любил. Как бы кто ни говорил, что они прекрасные и в них все будущее, остроухий видел только пузатых и крикливых бесов, норовящих что-нибудь испортить и пореветь. Оттого и на обучение брал только ребят постарше, и ни за какие деньги не соглашался иметь дело с совсем еще детьми. Впрочем, сейчас речь шла вообще не об этом.
"А если бы я мог превращаться в птицу, мне бы не пришлось тратить столько времени на поиски. Даже тот домик мы бы сразу нашли. И в яму бы не провалились..." - но ничего этого Дани вслух не сказал. Он уже твердо решил, что не будет напоминать товарищу ни о чем таком, особенно о домике с которого все и полетело под откос. Вместо этого он только усмехнулся и шутливо покачал головой.
- Что за гадкое создание, - пробормотал лучник, однако пряча в голосе прорывающийся смех. Вот и шутки он дождался, значит не все так плохо. Птиц он гадкими конечно не считал, скорее наоборот бесконечно восхищался ими, но и среди них определенно были те, кто восхищения не заслуживали. Имея в привычке просыпаться и засыпать под звуки природы, эльф не слышал ничего мешающего по утрам, так что даже не мог быть уверен, всерьез ли собеседник упомянул пернатых. - Нет, ни вязать, ни превращаться в птиц я не умею, - ответил он, наконец, уже более серьезно, - Хотя второе, могло бы быть полезным. Спустя несколько секунд соображений, эльф дополнил: - Не орать над твоей лежанкой конечно, а в птицу обращаться.
Он хотел было хлебнуть еще вина, но вовремя остановился. Все-таки им было выпито уже достаточно. Не хотелось бы когда-нибудь вдруг обнаружить, что не можешь дня прожить без бутылки. Да и если бы такое произошло, о возвращении в Арисфею можно было бы и не мечтать. А вернуться хотелось. Хоть когда-нибудь. И быть может, если судьба, в которую Дани начинал потихоньку верить, окажется благосклонной, возвращаться в кампании наставника. А если еще и очень повезет, то и его сыновей? Чего только не бывает. Почему бы было и такой странной мысли вдруг не взбрести в разогретую алкоголем голову.
- Как я и думал, ты и близко не подобрался, - довольно проговорил остроухий, проходясь пятерней по мокрым волосам, в попытке зачесать их назад. - Об этом я вообще еще никому не рассказывал, - усмехнулся он вдруг, представляя что было бы, приди он с новостью вроде "мам, пап, я вор" домой. - Какой там! Узнай моя мать о том, что я могу хоть с закрытыми глазами обчистить чужой карман - как пить дать из дому бы выгнала. Перед глазами эльфа даже отчетливо возникло ее разгневанное лицо, а следующим кадром он, с полупустым заплечным мешком, уже плелся куда глаза глядят. Из дома правда, все равно пришлось уйти. Но никто так о юношестве чада не узнал, так что вернуться теоретически можно было, кто-нибудь даже порадовался бы наверняка. - А знаешь, я уже вижу плюсы в друзьях не из Арисфеи, - ненадолго отходя от темы, высказал Даниэль, - Можно говорить что угодно и не бояться, что на тебя потом будут глазеть как на прокаженного. В своем высказывании он использовал слово "друг", а не "товарищ" ненамеренно, но даже и не заметил этого. В своих мыслях он допускал возможность найти здесь не только компаньонов, которым просто было по пути, а кого-то большего. Дорога, в конце-концов неплохо сближает. Более того, перспектива заиметь в лице Эйнеке не просто хорошего собеседника, а еще и неплохого товарища, вызывала сугубо положительные чувства. Но эльф не любил забегать вперед и торопить события, так что пока это были не более чем представления о возможном будущем.
- Итак, - продолжая прервавшуюся нить разговора, протянул Дани, - Если ты не умрешь от скуки, а я не окажусь совсем уж отвратным рассказчиком, возможно мне даже удастся поведать, как я вообще до такого "пал". Губы эльфа чуть шевельнулись, но ухмылки почти не видно было на его лице. Гораздо больше было как раз в его взгляде. Сотни хитрожопых огоньков то и дело сталкивались друг с другом, порождая все больше и больше новых. А мысленно эльф уже обратился к тем чудесным временам, когда ему довелось впервые вырваться из родных лесов.

+1

17

Нет, все-таки определенно хорошо, что Дани не стал вновь трогать события в домике и все прочее. Отцепился от плохого настроения мага. Теперь Эйнеке мог хоть немного расслабиться, наслаждаясь прохладой снующего близь заводи ветерка, чистотой худо-бедно отмытого тела, ноющей болью в свежих порезах и приятным слабым гулом в голове, что ясно намекал полукровке на то, что он самую малость захмелел от выпитого вина. Вино, кстати говоря, тоже было очень даже не зря употреблено. Ветерок неплохо контрастировал с ощущениями тела. Кровь от слабой дозы выпивки побежала быстрее по жилам, согревая мага изнутри, а прихоть погоды холодила кожу. Весьма приятное ощущение, если думать исключительно о нем и ненадолго прикрыть глаза, отдавая предпочтение другим органам чувств. Впрочем, сидеть и так вот балдеть Эйнеке себе позволить не мог. Нужно было слушать Даниэля. Даже больше, с ним нужно было и говорить. Нет, не только из вежливости или попыток изобразить дружелюбие напополам с заинтересованностью, маг действительно захотел поболтать. Просто так и о чем угодно. Отвлечься, возможно выпить еще вина, да пустить пару-тройку дружеских шуток. Так хотя бы перед глазами на всплывали чужие мысли и воспоминания, да и вообще возникала возможность думать о чем-нибудь другом. О чем? Да о чем угодно! Вон хотя бы о том, что такое на самом деле умеет Дани и почему он столь очевидно убежден в том, что Эйнеке никогда в жизни этого не угадает. Нет, конечно мог полукровка просто аккуратненько заглянуть в мысли эльфа и с радостным гиканьем объявить верный ответ, но... это было бы жульничеством и убило бы на корню пробудившееся любопытство.
Одной из самых страшных слабостей Эйнеке было любопытство. Откровенное любопытство и тяга к познанию всего нового и еще непознанного периодически толкали мага на разного толка авантюры. Нередко ради этого он рисковал собственной шкурой, получая разного сорта шрамы и отметины. Часть их до сих пор украшала сухое и жилистое тело, часть же была попросту удачно исцелена чарами, а потому не могла бросаться в глаза. Впрочем, сегодня любопытство пошло чародею только на пользу. Он позволил себя заинтриговать, а теперь изнывал не от тоски и подавленности, а от жажды поскорее узнать чужую маленькую тайну, которой с ним решил поделиться Дани, да еще и добровольно.
- Если бы еще и ты орал у меня над лежанкой, то я бы тебя закинул на какую-нибудь сосну, да повыше, чтобы уж наверняка сам не слез, и куковал бы ты там до скончания времен. Ну или провизии, - фыркнул маг, а после глянул на Даниэля исподлобья, словно бы спрашивая "А ты думал я только человеков жечь могу и цветные огоньки колдовать?". Все же Эйнеке не торопился раскрывать перед спутниками всех своих козырей и умений. О том, что манипуляции с порывами воздуха и молниями ему тоже известны, полуэльф старался лишний раз помалкивать, хотя и он время от времени изнывал от желания "скакнуть" молнией-телепортом кому-нибудь из спутников за спину и заорать прямо в ухо что-то вроде: "Ку-ку!". Когда Эйнеке только-только учился воздушной магии, к слову на первых этапах он делал это по большей части самостоятельно и без твердой руки или лапы наставника, что порой и так приводило к крайне веселым казусам, он нередко баловался подобным образом. Конечно, с Наталем подобные трюки не всегда прокатывали. Иногда он слишком сильно увлекался своими глуповатыми фантазиями, чтобы заметить тот факт, что его пугает со спины кукушка-поскакушка. Ну и был случай, когда Нат, наоборот, слишком сильно испугался, а потому Эйнеке едва не отхватил локтем по лицу - чудом успел увернуться. Мда, веселое времечко было, впрочем, сейчас не об этом. Сейчас вот-вот должна была раскрыться тайна века!
И она раскрылась, а Эйнеке аж удивленно вскинул брови, почти неверящим взглядом уставившись на Даниэля.
- Ты серьезно? Карманник? - маг хрипло хохотнул, испытывая даже какую-то почти детскую радость от такого открытия, -Вот так-так, а мы-то с Натом думали, что ты мальчик-одуванчик из приличной семьи и двухсотлетний девственник, не знавший женщины, даже подумывали тебя в бордель сводить, - конечно это все было не всерьез, но не мог Эйнеке смолчать, слишком уж позабавила его подобная неожиданность, - Пару глотков вина сделай для вдохновения и а-ну вещай, воришка, кто тебя этому научил, - полуэльф коротко кивнул на фляжку и широко ухмыльнулся. Осуждения в его ухмылке не было, а вот торжества и веселья более чем.

+1

18

Шутку мага про сосну эльф не воспринял всерьез, все-таки для него было большой тайной, что полукровка увлекается не только огнем. Так что он только беззаботно усмехнулся и качнул головой. Мол, не так-то просто было бы меня туда закинуть, но все-таки хорошо, что я такими вещами не занимаюсь. Как ни посмотреть, в реальности страннее наверное выглядело бы как раз то, что взрослый мужик, подражая птице, орал бы над чьим-то лежаком. Даже эльф на сосне выглядит не так странно!
Ну а дальше речь пошла о самом интересном. Даниэль видел интерес и удивление, появлявшиеся на лице собеседника по мере продвижения их разговора. И эльфу было радостно оттого, что он наконец-то хоть чем-то смог отвлечь чародея от тягостных дум. Даже если ради этого пришлось раскрыть свою маленькую тайну. Ну как маленькую... тайна-то вообще-то была достаточно крупной, и еще вообще никому не рассказанной. Но эльф не жалел о том, что завел этот разговор. Он уже успел понять, что здесь к таким вещам относятся совсем иначе, к тому же полноценно воровать ему приходилось лишь раза два от силы. А уж на фоне недавней расправы, которая наконец-то вылезла и из Даниэлевой головы, это вовсе выглядело детскими шалостями.
Лицо остроухого просияло. До чего ж приятно было слышать удивление в голосе мага! Он издал короткий, но очень веселый смешок, когда услышал какое произвел впечатление на близнецов и даже присвистнул. "Вот те на! А то что я апельсины с кожурой лопал, нажравшись вина, это ничего, да?" - хмыкнул он про себя, но напоминать про несчастные фрукты не стал. Напоминания о них и без того то и дело проскальзывали где-нибудь, так что и хорошо, что про них на время забыли. Хорошо бы еще надолго. Хотя с какой-то стороны эльф был даже рад, что ему уже было что вспомнить. То ли еще будет.
Теперь пришла очередь лучника удивляться. Изогнув бровь он с недоверчивым видом взглянул на Эйнеке. Впрочем, скорее наигранно недоверчивым, потому что он не думал, что со стороны может выглядеть настолько невинным.
- Ты смотри, а то ведь я и подыграть могу, чтобы вы не передумали, - ответил он, скаля зубы в улыбке, но по голосу не было вполне понятно, всерьез ли он это сказал. Однако он и в самом деле испытывал некоторую долю странного любопытства по отношению к этим "борделям". В пути не было ни времени, ни возможностей хотя бы одним глазком заглянуть туда, да и желания большого тоже. Все-таки воспитывался он совсем в других условиях, где такое было не то чтобы не в чести, а вовсе не упоминалось. Но сейчас, сейчас другое дело. Появился какой-то намек на возможность - появилось и желание. В конце-концов, когда еще может выпасть подобный шанс? Однажды, конечно, был. Как раз тогда, когда остроухий учился воровству, но тогда на уме было совсем другое и шансом он не воспользовался. Пока он испытывал к этим загадочным заведениям весьма смешанные чувства, так что и в них разобраться в итоге тоже хотелось бы.
Приняв предложение, насчет пары глотков и действительно их сделав, эльф утер губы тыльной стороной ладони и сел поудобнее.
- Кто научил, говоришь? Хм, с чего бы начать... - вслух задумался Даниэль, которому отнюдь нечасто приходилось что-либо рассказывать. - Значит так, я на самом деле Арисфею не в первый раз покинул. Был еще один, и я тут... ну с год-то точно прожил, - так как начинать с чего-то было нужно, Дани решил для начала упомянуть как раз то, что учился воровскому ремеслу он вовсе не в эльфийском государстве. Это в общем-то можно было предположить, но уточнение не помешает. Со временем чувство времени тех давних лет настолько стерлось, что сказать точно, как долго он пробыл за пределами родной страны ему было сложно. Впрочем, это было не так уж важно, потому слишком напрягать память он не стал. - И был я, конечно, не один, а с толпой приятелей. Несколько из самой Арисфеи вместе со мной шли - хотя на деле это я с ними шел - а кого-то мы тут встретили. И вот двое из них могли с человека чуть не рубаху снять, да так что он и не заметил бы. Ну а я чего, возьми да и ляпни, чтобы тоже научили. Не я один, кстати, - Дани сделал небольшую паузу, чтобы собраться с мыслями, которые от вина медленно но верно начинали растекаться в разные стороны. - Учить меня взялся как раз один из них - человек. Сначала друг на друге тренировались. С теми кто тоже учиться полез. Выходило мягко говоря плохо, потому что украсть что-то у того, кто только этого и ждет (а ты еще и ничего не умеешь) вообще невозможно. А у чужих красть, - эльф вздохнул, - Думаю сам понимаешь: воспитание, все такое... Сначала мы пытались возвращать то что взяли, но пару раз чуть не попались на якобы краже, так что затея провалилась. Предложили действовать от обратного. Те кто в этом смыслили стали заранее подкидывать вещи, которые нужно украсть, случайным прохожим, так что по сути мы просто возвращали свое. Забавно выкрутились конечно. Но в итоге целый город превратился в гигантскую игровую площадку, а все, у кого было желание научились чему хотели. Почти всем быстро надоело, после пары провалов, а мне понравилось, - лучник усмехнулся. Ему до сих пор было непонятно, что же так зацепило его в воровстве, которое все считают низостью, но по сей день он видел в нем что-то необычное и по своему притягательное. Вот только шанса попрактиковаться не было. Разве только на своих новых товарищах... если вернул ведь не украл, да? Стоит между прочим над этим поразмыслить. - И-и в итоге учился я всерьез. И учили меня тоже серьезно. Однажды помню он меня специально чуть не сдал, мол, чтобы знал, что это не игрушки. Друг называется, - последние слова скатились в несерьезное, но будто бы недовольное, бурчание. Хотя за этот необычный опыт, Дани был вообще-то больше благодарен. - Но я легко выкрутился, - Даниэль улыбнулся, попытавшись состроить самодовольное лицо. Обычно это не вызывало проблем, но сейчас его так затянули воспоминания, что кривляться расхотелось.
Подводя итог своему очень сокращенному рассказу, эльф чуть склонил голову, ожидая, как же на это отреагирует полукровка. Хоть воровали они и не взаправду, навыки вырабатывались самые что ни на есть настоящие.

+1

19

Нет, ну серьезно, сам факт того, что сидящий с ним рядом эльф еще и карманник, не мог не удивлять. Даже озадачивать. Те немногие из эльфов, что встречались магу на его жизненному пути, оказывались слишком... правильными, даже занудно правильными, чтобы просто подумать о возможности обучения подобному. Впрочем, Дани не был похож на них. По крайней мере он с самой их первой беседы казался Эйнеке куда более человечным и широко мыслящим, чем большинство его остроухих сородичей. Это и подкупало мага в первые дни общения с Даниэлем. Служило причиной и поводом для диалогов. Дани изначально мог дать ему куда больше, чем многие другие эльфы. Он был интересен своим несколько своеобразным для остроухой породы образом мысли. Правда, даже от Даниэля Эйнеке как-то не ожидал подобного признания. Мага бы куда меньше удивило заявление о любви петь во время купания или еще какая-нибудь подобная блажь, но никак не такое. Ладно. Наверное, не стоит заострять на том внимания. Если эльф интереса ради увлекся карманными кражами, это не столь страшно и противоестественно как тот же самый эльф, кушающий на завтрак, обед и ужин маленьких невинных младенцев. Вот в случае с младенцами Эйнеке бы точно пересмотрел свое отношение и ко всей эльфийской расе в общем, и к Даниэлю в частности. Сейчас же полукровку больше интересовало то, как названный братец докатился до жизни такой. Нет, не то что бы Эйнеке имел что-то против воровства, в конце концов, не ему зудеть на подобную тему, но все-таки интересно как именно Дани научился подобному. У него-то в том нужды никакой не имелось. По крайней мере видимой.
По мере рассказа Даниэля ситуация прояснялась, а ухмылка Эйнеке становилась все шире и шире. Все же должно пройти еще немало месяцев совместных путешествий, чтобы он смог начать действительно верно оценивать поступки и реакции этого эльфа. А то это не дело! Сначала маг его недооценил, думая что Дани слишком мальчик-одуванчик, чтобы воровством баловаться, после переоценил, решив, что Даниэль способен осознанно выбрать подобное развлечение, а не как все мальчишки в силу любопытства и молодецкой взбалмошности натуры. С другой стороны, это все можно считать не собственными промашками и недостатком проницательности, но самим процессом изучения нового спутника. Все же он тоже обещал за ним присматривать! Вглядываться и изучать. Запоминать. Уж не думал ли этот остроух, что один только он питает тягу к изучению соратников посредством наблюдения? Эйнеке весело хмыкнул и чуть качнул головой, разгоняя ворох самых что ни на есть разнообразных мыслишек. Краткий рассказ Даниэля подходил к концу, а значит по всем законам жанра или скорее правилам приличия и хорошего тона инициатива должна была перейти к чародею, дабы он смог в полной мере означить свое мнение относительно сказанного. Впрочем, прежде чем говорить, Эйнеке ненадолго присвоил себе флягу и пригубил ее, делая пару глотков вина, после слегка тряхнул емкостью и недовольно цокнул языком. Нет, на них двоих одной фляги с вином было определенно маловато. Осталась от силы четверть содержимого. С другой стороны, хоть они с Дани и говорили, а выпивка душевным диалогам очень даже способствовала, но все же они здесь не пьянку закатить собирались. Вино кончилось и ладно. Больше его и не нужно, коли в планах нет ничего вроде "напиться вусмерть и голышом пойти пугать девушек в лагере".
"Да с нами такие девушки, что если мы их и напугаем, то потом... сами на девушек начнем походить в силу отсутствия определенных частей тела, хе-хе," - пришлось еще раз легонько тряхнуть головой и повисшей мокрыми завитками гривой, чтобы окончательно вырваться из хоровода размышлений на тему силы и опасности нахождения в одной точке оборотницы, эльфийской жрицы и драконицы, выявляющей свою радость посредством дружеских покусываний. Нет, Эйнеке не забыл того немного неожиданного эпизода в саду близ "Кота-колдуна". Правда, кому-либо рассказать о нем не мог, а потому шутки на эту тему даже в обществе Даниэля были под запретом. Пришлось от них отказаться если не сразу, то почти. Благо что тема для диалога, ненавязчиво поднятая эльфом, вполне увлекала мага.
- Что ж, теперь я наверняка знаю, что ты у нас уже большой мальчик, и мне стоит при случае получше смотреть за своими карманами, - не без нотки некоторого вполне безобидного ехидства заявил полукровка и хитро покосился на Дани, - Да и подобный навык может полезен. И оправдан. Любопытством, интересом, а иногда и необходимостью. Не все воры воруют ради удовольствия или из-за своей паскудной порченной натуры. Помнится, мне тоже приходилось заниматься не самыми честными и законными делами. Впрочем, карманник из меня неважнецкий. Фокусник, да. Руки научены действовать быстро и ловко, но особого воровского навыка нет. Мне всегда другое было по душе, - Эйнеке смахнул со лба пару мокрых кудрей, - Шулерство, например.

+1

20

Сперва эльф совсем чуть-чуть, но все-таки опасался рассказывать. Однако, быстро он убедился, что боялся зря. Теперь он отчетливо чувствовал, что находится далеко не в Арисфее, и тем более не в кругу набожных родственников, которые за этакие проделки сожгли бы его на святом костре, да еще и поленья бы каждую минуту подкидывали. Преувеличено, конечно, но никак иначе Даниэль их реакцию не представлял. Порой было даже забавно представлять себе, что произошло бы, узнай они о таком. Или о том, что пару раз эльфу все-таки приходилось что-нибудь стащить "по-настоящему". Но об этом сам Дани старался не вспоминать. Хоть совесть его и молчала большую часть времени - а когда говорила, голос разума успешно ее затыкал - все-таки иногда ей удавалось разораться в голос. Впрочем, лучник не считал, что делал что-то плохое. Были такие люди, которые бы и не заметили пропажи. А так... можно было считать это неосознанной помощью с их стороны. Так что практически воришка помогал им стать добрее и сделать доброе дело. Да, так себя он и убеждал.
- Смотри-смотри, - хитро протянул эльф, в ответ на заявление мага о том, что отныне он будет лучше глядеть за карманами. "Флягу-то я в общем тоже позаимствовал... - Лучник покосился на сосуд с вином, которого, к слову, там почти не осталось, - Но она между прочим лежала на видном месте. И.. все общее, между прочим. Так что сами виноваты." По задумчивому и развеселенному ситуацией взгляду можно было догадаться, о чем думает Дани. Да и не спроста ведь он на вино косился. Понятное дело своей фляги у него не было. По крайней мере такой вместительной. Было только старое подобие бурдюка для воды, но эльф не рисковал наливать туда что-нибудь другое. Хотя бы даже потому, что воду отстирывать не надо, если ей все-таки удастся сбежать из заточения прямо на чистую рубашку. Или что-нибудь другое, что будет лежать в сумке.
- Конечно не все! - возможно даже слишком поспешно подтвердил Дани. И можно было заподозрить, что его ручки были не так уж и чисты, как можно было подумать. Правда, сам эльф этому значения не придал, так что был полностью уверен, что та часть жизни так и останется в тайне даже от Эйнеке. Хотя бы пока. Впрочем, он вообще об этом не думал. - Как ни странно, возможно, это слышать от эльфа, но я правда думаю, что и для плохих поступков можно найти веское оправдание. Не для всех, конечно. Но ситуации разные бывают, - говорил лучник достаточно уверенно и убежденно, так что не складывалось впечатления, будто он просто пытается угодить собеседнику. Он хоть и намеревался развлечь чародея своими историями, но вовсе не путем обмана всех на свете. Свои взгляды он всегда разграничивал четко, и даже ради близких не говорил того, во что не верил на самом деле, но что они возможно хотели бы услышать. Врать, для начала, очень некрасиво. Да и чести в этом маловато, не говоря уже о том, что в данном случае это абсолютно бессмысленно.
А вот когда Эйнеке заговорил о фокусах, глаза эльфа прямо таки загорелись. Его всегда привлекало все, что имело в своей основе ловкость рук. А фокусы были для него каким-то видом магии без волшебства. Что само по себе было невероятно и завораживающе. Он видел выступления некоторых иллюзионистов, знал даже как пару фокусов провернуть, но никогда не пробовал. Только если дома перед зеркалом. Но мало сказать, что выходило хреново. Вообще никак не выходило. Монетки сыпались из рук, карты падали или рвались, а кролик, не повези ему попасться в руки молодого фокусника, наверняка свернул бы себе шею. Сам. На момент своих попыток Дани мог только стрелять из лука, так что ловкости ему тогда недоставало. А после он бросил сие неплодородное увлечение и больше никогда к нему не возвращался.
- Ловкие руки это уже считай полдела на пути к титулу карманника, - сказал он, - Чтобы все выходило, нужно просто быть неприметным и хорошо сливаться с толпой. Да, наверное очень странно было слышать такое от почти двухметровой дылды, которая к тому же во все стороны сверкала острыми ушами. Но что было еще страннее, Даниэлю действительно удавалось оставаться незаметным. Нужно только хорошо и долго изучать скопления народа, а потом в какой-то момент просто понимаешь, как нужно двигаться и вести себя, чтобы оставаться "невидимкой". Или просто использовать какие-то хитрости вроде "ой простите, я кажется вас сбил и по пути вытащил кошелек из внутреннего кармана" или "а что это там такое? Вы пока посмотрите, а я подержу вашу сумку где-нибудь вон за тем углом". - Ну а вот из меня наоборот фокусник никудышный, - подытожил эльф, хотя сквозь слова так и просвечивалось "а ка-ак ты это де-елаешь? А научи меня-я". Потому что даже спустя две сотни лет жизни Дани не потерял тяги к обучению. Хотя возможно это просто была одна из черт бессмертной расы? Ведь что еще делать целую вечность, как не учиться всему, чему только можно. - Шулерство? - не то удивленно, не то непонимающе переспросил остроухий. Честно говоря играть в азартные игры ему приходилось наверное всего раз десять за всю жизнь. И было это очень давно. К тому же взгляды других игроков не допускали игры на деньги. Так что и с шулерством эльф был знаком только на словах. - Признаю, я с этим не встречался, - легкое разочарование прозвучало в голосе Дани, хотя вообще-то ему пристало наоборот радоваться. - Как это работает? - эльф даже не подумал, что как к шулеру, этот вопрос к Эйнеке звучал очень некорректно. Это все равно что просить повара раскрыть его секретный рецепт. Но разве ж кудрявый догадался.

+1

21

Стал бы Эйнеке осуждать Дани за воровство? Нет, не стал бы. Даже за почти детский (а все же именно таковым маг его и считал) интерес к подобному не самому благородному занятию не стал бы осуждать. Последнее Эйнеке даже более чем мог понять, он и сам был грешен поддаваться собственному любопытству и идти у него на поводу. Все свои семьдесят с лишним лет полукровка только и делал, что с завидным постоянством наступал на одни и те же грабли, да еще и нередко находил в том определенное удовольствие. То ли из-за крайнего отчаяния, то ли просто в попытке хоть немного оправдаться перед самим собой, доказать, что игра стоила свеч. Воровал ли Эйнеке? Да, воровал. Потому что так было надо, а иногда и попросту необходимо. Ему не всегда хватало мастерства или решительности, но порой ситуацию спасало откровенное везение, смекалка или магические навыки. Эйнеке считал, что чары не следует применять понапрасну, ибо это есть неуважение к магии, а магию, как и всякое искусство следует чтить, но некоторые вещи для полукровки были столь же естественны, что и почесать в затылке, коли чешется. Что уж говорить про некоторые способы достижения целей или же спасения собственной шкуры от представителей законной власти!
- Не все можно оправдать. По крайней мере для себя, в своих глазах, но знаешь... Я думаю, что зло и добро, как братья-близнецы. Они имеют общее начало, - заговорил полуэльф и, проследив за взглядом Дани, весело хмыкнул. Правда, его самого при взгляде на флягу посетили несколько иные мысли, нежели остроухого. Маг подумал о том, что его начало заносить в сторону пустой философии, а виновато в том, как раз-таки вино, теперь приятно согревающее тело и заставляющее кровь шуметь в висках, выдавая легкое алкогольное опьянение. Ну ладно, коли пасть раскрыл, то надо говорить дальше, а то уж совсем дурным себя выставишь, - В конце концов, даже у Рилдира и Имира общее начало - Амат. Но... "хорошо" или "плохо"... все относительно. И зависит от того, под каким углом посмотреть. То, что плохо для меня, будет хорошо другому. Обычно люди выставляют плохим то, что идет во благо лишь меньшинству, - Эйнеке пожал плечами, - Отчасти потому я и никогда не желал причислять себя ни к одной из сторон или пытаться измерять свои поступки подобными мерками. Есть лишь интересы и необходимости. Взвешенные, умеренные и обдуманные, - высказав свою точку зрения, маг замолк. Возможно Даниэль его осудит, а возможно и нет. В конце концов, то, что говорил Эйнеке, касалось лишь исключительно его самого, но никак не большинства. Маг был достаточно уперт и самовлюблен, чтобы при общении с другими вполне ясно давать понять своим поведением и суждениями о том, что считает себя в стороне ото всех, свято уверен в том, что он действительно достоин ставить себя выше общепринятых норм и моралей. Гордыня в чистом виде, да-да, но зато Эйнеке вполне неплохо ее оправдывал своими поступками и умениями. И да, Рилдир побери, он считал вполне нормальным умыкнуть у жирного купчишки или дворяшки кошелек с желтяками, а после купить на содержимое этого кошелька себе и брату новые сапоги или приличной еды. Впрочем, воровал Эйнеке в свое время действительно редко. Если не удавалось заработать по-честному или же работодатель попросту зажимал оплату, выручало именно шулерство, а иногда и дурья силушка Наталя, способного, покрывшись каменной кожей, и чужих телохранителей вывести  из строя, и к стенке жертву прижать, требуя ее расстаться с кошелем в пользу спасения собственной жизни.
- Сливаться с толпой у меня, пожалуй, никогда толком и не получалось, - весело хмыкнул Эйнеке, говоря чистейшую правду. И дело было опять же не в умении подражать и передразнивать, подстраиваясь под общее поведение толпы - в конце концов, в вопросах подражания и передразнивания Эйнеке был весьма неплох благодаря своему природному актерскому таланту - и не в довольно-таки заметной внешности, а скорее опять же в полнейшем нежелании мага быть частью толпы. Это всегда было с ним. На уровне подсознания скорее. Эйнеке, сам того особо-то не сознавая, не хотел быть частью толпы и потому не мог ей стать, а грабеж и шулерство казались ему наиболее подходящим способом в обход закона быстро получить необходимые средства для существования. Впрочем, не суть.
- Я бы показал тебе пару трюков, но не сейчас. Не с чем показывать, - чуть улыбнувшись, молвил маг. Он заметил, что Даниэль явно заинтересовался темой фокусов, а потому решил воспользоваться ей чуть позже, в более подходящей обстановке и с необходимыми вещами под лапкой, - Весело это работает и выгодно, - рассмеялся Эйнеке, - Но. Если я тебе все расскажу, то ты это сохранишь в тайне. И обязуешься при оказии играть со мной в карты или кости исключительно честно, - вроде и в шутку, а вроде и нет заявил полуэльф с легкой веселой улыбкой на тонких губах.

+1

22

Эйнеке говорил умные вещи. Скорее даже не так, он просто говорил то, с чем Даниэль был полностью согласен. У таких понятий, как "зло" и "добро" действительно было что-то общее. Наверное у всего на свете было общее начало, в особенности у совершенно противоположных вещей. Они просто обречены быть нераздельно связанными между собой. Ведь не просто так вышло, что при упоминании одного непременно вспоминаешь другого. Да и то, что для каждого понятия эти были своими тоже понять было можно. Это было логично, хоть и не хотелось признавать, что такие фундаментальные истины для каждого существа были абсолютно разными. Там где Дани уже видел зло, кто-то совершал благой поступок.
- Я понимаю, о чем ты говоришь, - кивнул эльф, задумчиво глядя вдаль. И когда их беспечная беседа успела перерасти в философский разговор? - Эти понятия относительны, к тому же каждый видит их по своему. Но это и было бы слишком просто, будь они четко разграничены. Эльф ненадолго замолк, задумавшись о чем-то еще. В его голове мелькали разные картины, но все они так или иначе были связаны с темой разговора. Причислял ли сам Дани себя к какой-то стороне? Вероятно нет. Он вообще не был из тех, кто на каждом углу кричит о своих взглядах, да и выбирать между "добром" и "злом"... казалось ему чем-то странным. Чтобы выбрать что-то, нужно для начала разобраться в том, что это есть на самом деле. Но делать выбор не имея исчерпывающих знаний слишком опрометчиво и нелогично. А знать все о таких непостоянных вещах было невозможно. - Знаешь, это гораздо более мудро, чем кажется, - проговорил он наконец, когда поток мыслей ослаб. Ему было не за что осуждать точку зрения полуэльфа. Гораздо больше недовольства вызывали как раз те, кто самоуверенно полагали, будто сделали выбор. И если в случае с темной стороной все было более менее понятно, то выбрать свет по сути было невозможно. - Гораздо лучше, чем кричать, что ты за "добро", а на заднем дворе резать коров. Для кого-то норма, а для другого аморальность.
Эльф сорвал попавшуюся под руку травинку и практически неосознанно начал крутить ее в пальцах. "Ну меня и понесло," - хмыкнул он про себя. Было даже чуточку странно, что едва ли не каждый такой душевный разговор, между ним и чародеем, непроизвольно скатывался на обсуждение тем, лишенных однозначного ответа. В прошлый раз, помнится, они углубились в понятие чувства времени и даже успели затронуть лимит пребывания в это мире, установленный для людей. Дани усмехнулся, вспомнив об этом. Но как и должно было, тема плавно перетекла в другое русло.
"А мне наоборот было легко оставаться незаметным," - про себя ответил лучник, но смолчал. Все-таки, это и без того было понятно из контекста. Нет смысла останавливать на способностях эльф внимание. Все-таки он же хвастается. Вроде как.
- Договорились, - прищурился Дани, которого предложение Эйнеке значительно порадовало. Возможно когда-то тогда он и не смог научиться, но сейчас, имея за плечами опыт карманника, а перед собой хорошего наставника, все могло пойти по другому. А нет, так хоть насладится фокусами в исполнении того, кто знает в этом толк. Тоже хорошо. "Ну раз весело, значит не плохо," - наивно заключил про себя эльф. Он бы наверняка быстро сменил мнение, если бы сам когда-нибудь нарвался на шулера, но такого еще не произошло. Да и уже известное любопытство сыграло немаловажную роль. - Ну разве ж я могу играть нечестно? - с самым невинным выражением лица удивился Дани, словно это совсем не он рассказывал, как хорошо чистит чужие карманы. Но с другой стороны, это же совсем-совсем другое дело. Да и шулер может из него не получиться, как знать. - Такие знания стоит сохранить в тайне, - добавил он, соглашаясь с тем, что никому ничего не расскажет. Ему было даже приятно, что Эйнеке решил поделиться с ним своими секретами.
Он взъерошил волосы на затылке, словно пытаясь заставить их высохнуть быстрее. Благо вода с них уже не капала, это плюс. Но они еще противнее стали падать на лицо, что неимоверно раздражало лучника. Дани отбросил их назад и немного запрокинул голову, дабы пресечь любые попытки забраться в глаза со стороны непослушной прически. И это конечно помогло, вот только всю жизнь так не проходишь.
- Кажется скоро придется возвращаться. А тут так тихо... - эльф вздохнул и прикрыл глаза, словно в попытке насладиться тишиной, которую непременно спугнет лай щенков или ржание коней. А может даже и та сама крикливая птица, что обитает над лежанкой мага. В общем, кандидатов было достаточно. - Может и мне кого-нибудь завести, как думаешь? А то я начинаю не вписываться в общую картину, - эльф тихо посмеялся, только представив, как приручает какого-нибудь хорька. Ему было крайне трудно представить себя с каким-нибудь питомцем. Как пить дать зверек откинул бы лапки в первую же неделю. Или от жажды, или от голода. А может и под сапогом невнимательного хозяина.

+1

23

Действительно, а когда их разговор успел плавно перетечь в русло явной философии и вечных тем, подобных вопросам вроде "Курица или яйцо - что раньше?". Эйнеке лишь коротко хмыкнул, да ухмыльнулся, про себя подумав о том, что все это всяко лучше чем попытки соратников докопаться до причин его явного "не в настроении". Второй раз маг уже ухмыльнулся словам лучника. Всегда приятно, когда собеседник придерживается схожей точки зрения на вещь пускай и опостылевшую, да банальную, но тем не менее важную и личную. Вернее всегда приятно лишний раз убедиться в том, что под рукой всегда есть единомышленник. Ну и Эйнеке был достаточно тщеславной сволочью, чтобы получать удовольствие просто от того факта, что с ним соглашаются. Особенно те, кто в определенный момент стал представлять в его глазах ценность. Не просто как бесплатная рабочая сила, которой можно пользоваться при обустройстве лагеря, и не как очередной боец в отряде, за спиной которого можно спрятаться при подготовке чар, но и как личность. В общем, неприятный характер и завидная доля эгоизма нынче давали знать, хотя и в несколько своеобразной форме личного бреда, которому не дали перейти в нечто более масштабное и менее подверженное здравому смыслу, поскольку беседа опять вильнула в новое русло, а Эйнеке теперь предстояло посвятить одного остроухого индивида в тайны шулерства и кое-каких карточных трюков, смешенных не столько с магией рук, сколько с магией реальной.
- Действительно! Ты и нечестно? Как я только мог ляпнуть такое! - Эйнеке добродушно усмехнулся, немного подтрунивая над Даниэлем. В конце концов, шутить не он первый начал! Только поддержал, да зубы поскалил, радуясь эдакой оказии. После маг чуть наклонил голову, взглянув на Дани исподлобья, мол, ну мы-то знаем, что ты не наивный эльфик с претензией на титул святоши, и я запомнил твое обещание сохранить секретные приемы Мастера Эйнеке в тайне. По завершению этого странного ритуала полуэльф лишь вздохнул, мысленно сетуя на то, что содержимое фляги подошло к концу, а выпить все еще хочется, да заговорил, тихо и неспешно:
- Вообще, я всякие способы пробовал. От банальной ловкости рук до магии. Последнее мне было по душе куда больше, потому как дает куда меньше шансов попасться. Понимаешь, шулерство - это такая штука, на которой попадаться нельзя ни разу. От этого зависит успех каждой дальнейшей попытки добиться своего при помощи уловок, - Эйнеке тихо хмыкнул, припоминая былое. Мухлевал в азартные игры он давно и довольно-таки часто. Можно сказать, что шулерство для него было обычным и естественным способом ведения игры, тактикой, необходимой для достижения победы. Впрочем, по-первой ему было действительно страшно. Эйнеке боялся что его поймают и знал, что это рано или поздно непременно случится. После того, как его схватили за руку и вынудили ввязаться в пьяную драку, страх прошел сам собой. Сменился острой нуждой совершенствоваться, пробовать новые трюки и обманки. Вот тогда-то к классическим методам обмана добавились и магические, а молодой полуэльф пришел к мысли о том, что ни в коем случае нельзя гарцевать некоторыми своими навыками напоказ, никогда не выкладывать на стол всех козырей, притворяясь самым обыкновенным парнишкой-картежником, но никак не магом и не умелым фокусником. Это привлекает лишние подозрения. Честно говоря, даже сейчас Эйнеке инстинктивно сомневался в том, что стоит говорить Дани, а что нет. Да и вообще стоило ли говорить, но коли уж заикнулся...
- Начинал с самых простых. Карты подтасовал как мне надо, крапленой колодой пользовался, прятал нужную или лишнюю карту в рукаве. Последнее не так уж и сложно, если публика пьяна, а руки свое дело знают, - маг усмехнулся, - Обычно такого набора шулерам и хватает, коли не жадничают и время от времени дают шанс себя обыграть, а вот после... - Эйнеке усмехнулся еще шире, - Во мне проснулась тяга к экспериментам. И я стал использовать кое-какие простенькие чары, - а вот тут маг замолк и чуть улыбнулся. Если остроухий попросит продолжить, то он продолжит, а на нет и суда нет. Хитро усмехаясь, маг сменил тему. Тем более что Дани сам этому очень даже способствовал.
- Придется, а то как бы нас мой братец искать не начал, решив что я от него сбежать удумал, - Эйнеке хмыкнул, но умолчал о том, что Наталь поведением своим более чем напоминает квочку-наседку, помешанную на своем потомстве, - Кого-нибудь завести? - маг коротко глянул на Дани, - Разве что женщину, - хихикнул Эйнеке и чуть пожал плечами, мол, шутка и само с языка сорвалось, все-таки выпитое вино не могло не аукаться, - Ты лучше вот что скажи... - маг резко посерьезнел и нахмурился, - Как ты после того, что было в домике? - конечно, затрагивать эту тему Эйнеке не хотел и отдавало это явной долей мазохизма, но... не только для него охотничий домик стал испытанием.

+1

24

- Вот-вот! Это уж скорее мне стоит быть осторожнее, - покивав головой проговорил Даниэль. А то ведь как выходит: он мухлевать не будет (да и переиграть в этом деле учителя вряд ли выйдет), а вот Эйнеке так сделать раз плюнуть. Конечно, эльф уже будет ученый и сможет поймать вовремя, но кто знает сколько тайн у настоящих шулеров. Уж точно не новичок-остроух. Он и проглядеть может, и не знать чего-то. Так что это еще кто тут кому должен обещать играть честно.
Взгляд чародея он выдержал со все тем же наигранно безгрешным выражением лица. Ей богу только нимба над головой не хватало. Или какого-нибудь сияния вокруг на худой конец. Но ни того ни другого не было, так что приходилось брать харизмой и актерскими способностями. Были ли они только - вопрос. Но иногда работало.
"Вором стал, наемников убивал, осталось только шулером заделаться," - усмехнулся про себя эльф, хотя за упоминание наемников был готов отрезать себе ухо. Вот уж чего вспоминать не хотелось. А вспомнилось. Само как-то, в общем-то Дани вообще не об этом размышлял. Даже близко не об этом. Но назойливые мысли всплывали когда хотели и где хотели. "О, кажется там на дереве белка сидит. Ры-ыжая, с хво-остиком," - эльф поспешил переключить свое внимание на что-нибудь иное, но ничего более существенного под руку не подвернулось. А если вернее под взгляд. Правда, слишком усердствовать над рассматриванием зверька - если он правда там был - не пришлось. Эйнеке начал рассказывать о шулерстве подробнее и это само собой выгнало нежелательные мысли из головы слушателя.
Дани слушал с интересом, вдумываясь в слова полукровки. "Нельзя попадаться ни разу значит? Если он не преувеличивает, то это занятие куда серьезнее, чем кажется. Конечно и карманник без руки может остаться в итоге, но... Кстати, а что будет с шулером? Повесят?" - вопрос появился не спонтанный, эльфу в самом деле стало любопытно, каковы последствия мухлежа. Все-таки Даниэль никогда не занимался чем-то, не разобравшись полностью: чем это может быть опасно и полезно. Но вопроса своего не задал, решив отложить на потом и не перебивать мага. Пока он только кивнул, мол, понимаю, попадаться нельзя.
Дальше пошло еще интереснее. Хотя некоторых слов эльф не понял. "Крапленой? Знать бы что это значит, - усмехнулся он, - Черт, это наверное что-нибудь совсем простое и понятное, а я не знаю." Не то чтобы Даниэлю было стыдно спрашивать, но у него до того много вопросов накопилось - между прочим поинтереснее - что этот на фоне них мерк и выглядел каким-то больно уж наивным и идиотским. В итоге, после недолгих соображений, остроухий решил выяснить что такое "крапленая колода" каким-нибудь иным способом, тем же наблюдением, например. Если Эйнеке в самом деле возьмется учить лучника, то явно такой шанс будет. А если нет, все равно где-нибудь это всплывет, когда-нибудь. Обычно такое часто происходило, так что вряд ли в этот раз могла бы появиться какая-то проблема.
- Думаю прятать карты у меня может получиться, - задумчиво протянул эльф, представляя как это можно провернуть. Это в общем-то чем-то могло быть схоже с воровством. Ведь нужно куда-то быстренько спрятать только что стянутое, чтобы не заметил никто. - Чары? - приподнимая бровь переспросил Дани. До сих пор он предполагал, что во власти чародея была лишь магия огня, но пламя и карты... Как-то не вязалось! Только если соперников жарой изводить, чтобы путались да отвлекались. - Сдается мне ты не чужие карты жег, - прищурился наконец он, ожидая, объяснится ли полуэльф. "Не только зверинец развели, у нас еще и маги всех мастей водятся что ли?"
Возвращаться, честно говоря не очень-то хотелось. Уж слишком тут было хорошо на берегу, спокойно. Даже как-то уютно. Но всю жизнь под деревом не просидишь. И жрать охота, и зад отнимется когда-нибудь. Благо, пока еще никто никуда не уходил. Только начали собираться. Мысленно. Или как Дани, морально готовиться к лагерной шумной жизни. Впрочем, от этого он быстро отвлекся, увлекаемый новой темой для болтовни.
Эльф только поцокал языком, покачивая головой. Подкол был засчитан. Хотя и ясно, что еще одна женщина в этом балагане бы не выжила. Даже в качестве питомца. Но эта тема быстро замялась, когда прозвучали эти интригующие "ты лучше скажи". Лучник даже заинтересовался, что же такого решил узнать у него приятель, но вопрос, прозвучавший следом его не порадовал. То есть... в общем-то логично, поначалу Дани сам так же приставал, но только сейчас действительно почувствовал, насколько это было нехорошо. Он был не прочь забыть этот день навсегда, но каждый раз что-нибудь заставляло вспоминать. После купания, впрочем, стало немного легче. Да и то, что происходило с Эйнеке, невольно наводило на мысль, что не так уж все и хреново: могло быть и хуже.
- Уже лучше, - косо улыбаясь, ответил Дани. Он был благодарен за эту заботу: как ни крути, а приятно, хоть и страдания по сути оказались практически напрасными. Эльф не узнал того, чего хотел бы, хоть и сам не смог бы сказать, что ожидал услышать. Он просто ждал чего-нибудь. Чего угодно, ему сошла бы любая новость, но в глубине души он конечно же надеялся на хорошую. В любом случае, новостей не было вообще никаких. Может это и было к лучшему, но как-то трудно было себя в этом убедить. - Думаю мне не стоило так раскисать, - серьезно заявил Даниэль. Он в самом деле корил себя за проявленную слабость, и еще сильнее за то, что не мог с этой слабостью достойно побороться, когда было нужно. Да и сейчас получалось тяжеловато. - Сколько ни готовился, ни знал на что иду, все-равно оказался не готов встретить столько... жестокости? Безумия? Ха, - остроухий иронично усмехнулся. Он не имел ввиду под безумием ничего и никого конкретного. Для него в целом все произошедшее было в некотором роде безумством, и он посчитал, что маг сам об этом догадается. - Нет-нет, я никого не виню, мы такие, какие есть, - поторопился поправиться Дани, - Это скорее я морально хилый для вас, - негромкий, но в некотором роде веселый, смешок слетел с его губ. - Но я просто никогда с таким не встречался. Может быть когда-нибудь и привыкну. Он пожал плечами. "Когда-нибудь. Может быть. Уж если и правда так, то пройдет еще о-очень-очень много времени. Но начало положено, как знать, что дальше будет." И в общем-то эльф не соврал. Ко всему когда-нибудь привыкаешь в конечном итоге. Почему бы и к такому не привыкнуть.

+1

25

Действительно, а что случается с шулерами? Нет, обычно до виселицы и справедливого суда эти ребята не доходят. Почему? Потому что самосуд зачастую настигает их разительно раньше, а люди, особенно пьяные и обозленные неудачами в игре, в которых повинен откровенный обман (а люди в большинстве своем очень не любят, когда их обманывают, они чувствуют себя идиотами и еще больше не любят обман), крайне жестоки и охочи до расправы над обманщиком. Вдобавок, злость и алкоголь в крови нередко добавляет им уйму фантазии в вопросах причинения боли и мучительной смерти объекту внезапной ненависти. Впрочем, так или иначе, но раз уж Дани желает учиться, то почему бы и нет? В конце концов, пару фокусов Эйнеке уже пообещал показать эльфу по возвращении в лагерь. Фокусы и шулерство вещи довольно схожие, в каком-то смысле родственные, ведь в основе и первого, и второго лежат обман и ловкость рук. Пускай истинные профессионалы своего дела утверждают и иначе, но Эйнеке не видел особой разницы между этими двумя явлениями, развлекая себя и тем, и тем. У каждого свои способы развлечься. Эйнеке нравилось чувствовать себя умнее других, но не суть. Раз уж Дани просит и обещается не использовать эти знания во вред учителю, то можно и попробовать. Хуже никому не станет, если, конечно, вдруг Миристель не накроет их и не настукает по остроухим головам за такие-то шалости. Играсиль вряд ли одобряет обман, а потому и жрица не придет в восторг, поняв чему лучника маг обучить вздумал интересу и шутки ради.
- Ну, карты прятать не так уж сложно. Главное не забывать, что и куда спрятал, а то ж неприятный казус может выйти, выпади у тебя вдруг туз из рукава, когда ты нос почесать потянешься, - хихикнул Эйнеке, порядком расслабившийся и подобревший после принятия водных процедур и некоторого количества вина. Кстати, случай этот, ну про туза и почесать нос, был вполне себе реален, хоть произошел не с Эйнеке, точнее не с Эйнеке в главной роли. Тогда он был лишь сторонним наблюдателем и благоразумно решил не лезть в игру, отдав предпочтение заработку посредством вполне себе честной игры на лютне и рассказыванию сказок набежавшей детворе. Неприятный случай вышел, но к серьезным последствиям не привел. Вовремя вмешался староста деревни, да и мужики игравшие были вполне себе трезвы и вменяемы. Скрутили горе-шулера и привязали к коновязи, где его все кому не лень помоями и тухлятиной закидали. Хорошего мало, да, но всяко лучше чем быть забитым до смерти или какой немаловажной части тела лишиться, плюс местных повеселил, став эдаким временным козлом отпущения.
- Да и одежду лучше для таких дел иметь с широкими рукавами. Быстро и удобно прятать, - хмыкнул маг, а после хитро прищурился, поскольку Дани обмолвился о магии. Конечно, Эйнеке мог бы выложить прямо на стол все свои козыри, объяснив что владеет отнюдь не только навыками огненной магии, но и некоторыми другими, только вот не желал полуэльф этого делать. Не только из природной вредности и общей паскудности характера, но и из определенных соображений о собственной безопасности. Мало ли как может повернуться их путешествие? Нет, Эйнеке в определенной мере доверял Даниэлю и не хотел бы чтобы тот стал ему врагом, но он не исключал и того, что какой-нибудь опытный телепат просто протаранит его сознание и выведает все что только можно и нельзя, а это уже определенная проблема в бою. Куда лучше, когда враг попросту не знает чего от тебя ожидать. Вот потому-то Эйнеке лишь чуть хитрее улыбнулся, всем своим видом так и говоря, мол, наступит время и сам все узнаешь, а пока прояви терпения.
- У магов свои секреты, - с легкой дружеской насмешкой заметил полукровка, потом чуть слышно фыркнул, - Хотя было дело, жег я карты. И не только карты, но и шахматы. С тех пор мы с Наталем не играем деревянными фигурами. Вообще. Сделанными из камня тоже, - Эйнеке опять фыркнул, припоминая то, как Нат, свято веруя, что Эйнеке ничего не видит, превращал пешку в ферзя и ни капельки не смущался того, что это уже седьмой ферзь на доске.
Приятные воспоминания о совместном с братом отдыхе отошли на второй план, когда Дани ответил на вопрос, заданный магом, и даже ненавязчивая подколка на тему женщин и питомцев как-то не улучшила атмосферы, вдруг посеревшей от подобных упоминаний. Так вот и получилось, что пробовал Дани разговорить мага на тему его странного поведения и явно скверного настроения, а получилось что теперь сам Эйнеке расспрашивает лучника практически о том же самом. И нет, это была не сознательная попытка перекинуть стрелки или отомстить за недавнюю настойчивость, скорее самая обыкновенная и довольно искренняя забота, хоть Эйнеке и совершенно не думал почему и зачем ее проявляет. Просто так было надо, ему говорила об этом интуиция или же нечто иное сродни ей, а Эйнеке подчинялся, ни капли не смущаясь подобного дружеского порыва. В конце концов, вряд ли в Арисфее или во время своих прошлых вылазок Даниэль мог видеть, что такое настоящий бой, что такое настоящее разрушение и уничтожение, к которым так тяготеют люди.
- Впервые попав в настоящую массовую зарубу, я чуть не сошел с ума от страха и едва не погиб просто потому, что не смог вспомнить и простейшей магической формулы, - тихо признался Эйнеке, - Потом стало легче. Спустя еще несколько свар, - он нервно повел плечами и вздохнул, - Буйство, жестокость, безумие и грязь - это признаки настоящего боя, где либо ты, либо тебя. Настоящий бой, а уж тем более война, не бывают красивыми и благородными, но по первой... это всегда вгоняет в ступор и ломает изнутри, - маг покачал головой, - Я бы не хотел, чтобы ты или кто-либо еще проходили через это и рано или поздно поддавался такой... порче и скверне, но...как мне кажется дальше будет только хуже. Не потеряй себя, - понимая, что попросту не сможет закончить мысль должным образом, произнес Эйнеке и поднялся на ноги, - Прохладно уже. Идем все-таки в лагерь, а то еще кормежку пропустим, с меня вино.

+1

26

Чародей не раскрыл своих секретов относительно упомянутых чар, но Дани не был за это в обиде. Он скорее понимал, что все-таки они еще слишком мало знакомы, чтобы у него было право выведывать какие-то секреты, так что если Эйнеке пожелал их сохранить, то так и должно быть. Магия это вам не карманы чистить, тут было что скрывать. Владей Дани таким искусством, тоже скорее всего не рассказал бы. Да и с чего вдруг, если совершенно внезапно в твою жизнь врывается какой-то незнакомый мужик, который был знаком с твоим отцом, а потом такие вот тайны пытается вызнать? Это вообще как-то странно. Так что лучник настаивать не стал. К тому же ему удалось еще кое-что узнать о близнецах, ведь он когда-то вознамерился собирать о них информацию. Теперь он мог быть совершенно уверен в том, что они не играют деревянными шахматами. Каменными тоже не играют. Даже пришлось задуматься, из чего еще можно сделать подходящие фигурки, но на ум кроме стекла и металла ничего не пришло. Второй факт - они играют в шахматы. Хотя это скорее стоило назвать первым, потому что по степени значимости это было более существенно.
Атмосфера переменилась вместе с темой разговора. Эльф ждал, ответит ли что-нибудь Эйнеке на его слова, хотя где-то внутри надеялся, что он его не слышит. Даже эти слова сейчас казались какими-то жалкими и сопливыми. Ведь он воин, он всю жизнь готовился к чему-то подобному. И не только готовился сам, но и других готовил. Детей. Сейчас было страшно представить, что когда-нибудь и им придется пережить что-то подобное. Как бы не воспитывали их всех, сейчас это казалось каким-то неправильным. Жестоким, по отношению к младшим поколениям. Ведь если когда-то на Арисфею на самом деле нападут, это навряд ли будет сильно отличаться от того, что было вчера. Не будет меньше жестокости или боли, только бессердечность врагов будет больше готова к победе. Или может когда защищаешь свой дом уже не задумываешься о последствиях? Но первая серьезная стычка повергнет многих в подобное оцепенение. После, когда все подойдет к концу. Не может ли это послужить причиной принятию поражения? Это неискоренимое желание не проливать ничью кровь?
Дани помотал головой, избавляясь от наваждения. Ему не нравились собственные мысли. Но сейчас он мог с уверенность заявить, что в следующий раз будет готов ко всему. Проливать кровь для защиты чего-то дорогого и важного не было низостью. Он это начинал понимать. И самое главное, он до сих пор не пожалел о том, что выбрал этот путь, а не стал каким-нибудь ученым или жрецом. А раз до сих пор этого не произошло - а подходящий момент был - значит и не произойдет. Нужно только свыкнуться с новыми открытиями и избавиться от страха. И все будет хорошо.
Пока эльф приводил мысли в порядок, заговорил Эйнеке. Он поведал о своем первом бое и том, что чувствовал тогда. И в его словах Дани ощущал отголоски своих ощущений. С одной стороны было ужасно грустно осознавать, что и полуэльфу пришлось через это пройти. Всем, кто видел настоящую кровавую битву изнутри, наверное приходилось. А с другой стороны было приятно, что он не один так терялся поначалу. Сейчас чародей не выглядел обескураженным, скорее Дани бы сказал, что он упивается этими боями, так что это давало надежду. На то, что когда-нибудь и лучник свыкнется со всеми своими ужасами и не будет видеть их такими отвратительными. Может быть необходимыми? Нет... это пожалуй слишком недостижимо. В любом случае, он был благодарен магу за то, что тот делится с ним сокровенными вещами. Ведь такие воспоминания можно назвать сокровенными?
Его слова не были ободряющими, но они отражали реальность, а значит были правдивы, и эльф даже как-то воспрял духом. Ну и что, что будет хуже, он будет готов встретиться с этим лицом к лицу.
- Безумные, кровавые и жестокие. Да, красивые они лишь в сказках, - вздохнул Дани. Он не понимал, почему легенды так облагораживали. Да, наверное за красоту их все и любили слушать, но ведь это было неверно. Дети с детства мечтали о войне, а разве не вернее было сразу прививать к ней отвращение? Быть может тогда бы ее и не было вовсе. Только в старых сказках, как пережиток прошлого. - Но я все равно не вижу смысла. Если война так отвратительна, зачем ее подкармливать? Зачем все бьются? - это не было вопросом, в той мере в какой нужно. Это скорее было отчаянное утверждение, ответ на которое не требовался и не существовал.
Дани вздохнул и поднялся на ноги. Было легко. Несмотря ни на что сейчас эльф чувствовал себя так легко, как не было даже до того домика. Он не принял факт необходимости жестокой борьбы, но разговор об этом пошел ему на пользу. Даже с этим можно было справиться, но самым главным было остаться самим собой. Напутствие Эйнеке эльф крепко сохранил в памяти, решив использовать его как маяк в случае, если когда-то увидит войну такой, как в сказке. Этого никогда не должно было произойти. Про себя он пообещал, что так и будет, что он никогда не потеряет себя, в какую бы передрягу его не забросила судьба.
Эльф собрал вещи, подобрал опустевшую фляжку и кивнул, соглашаясь с тем, что пора идти. Упустить свой кусок не хотелось, тем более чародей обещал продолжение банкета. Как уж тут откажешься. Даниэль ухмыльнулся, обозначая, что все запомнил. А потом, когда они уже практически двинулись в сторону лагеря, наконец-то сказал:
- Спасибо, - и слегка улыбнулся. И это он говорил вовсе не об обещанном вине. "Я себя не потеряю."

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Маленький залив - большое совпадение