http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Древняя гробница


Древняя гробница

Сообщений 51 страница 85 из 85

51

Он был весь сосредоточен, мышцы напряжены. От его внимания не ускользала и малейшая деталь. Было ощущение, что время вокруг замедлилось, и он мог двигаться вне времени. Когда тварь появилась в поле зрения, она была огромна, но в ней не ощущалось жизни. Огромны минотавр, закованный в броню взревел, издавая рев будто из самой преисподней. Этот звук промораживал до костей. Но не было страха в глазах дроу. Он видел лишь свою цель, которая должна была умереть тут. На его стреле появилась морозная надпись, гласящая слово "уходи". Темная масса мгновенна, перекинулась на нее ведь она подпитывается чужой магией. Что бы кислота ни капнула на руки, ему пришлось выпустить стрелу сразу же в этого монстра. Из-за этого стрелы угодили не совсем туда куда планировали. "Черт, вот зачем было это делать... Нельзя было выбрать более ординарный способ предупредить..."  Поскольку доспех зачарован, он мгновенно покроется темной материй. Для этого заклинания зачарованный предмет все ровно, что бумага пропитанная керосином.  Дампир мельком бросил взгляд назад "Кажется, они отступаю. Пф. Замечательно, а меня бросили отдуваться за них... Что ж мне больше достанется."  Жажда битвы снова захлестнула его с последними мыслями. Нужно было что-то придумать и мгновенно.
За спиной он почувствовал холод. "Кажется, теперь я понимаю, что они планируют сделать. Ловушки... Нужно задержать его пока они все установят, а потом просто прыгну через ловушки "мерцанием демона". Должно сработать."
-Ну что тварь. Давай! Иди сюда!- крикнул он на языке дроу тому монстру. Он применил заклинание и превратил свой костяной лук в двухстороннюю костяную глефу. И окутал ее лезвия темной материей.
Минотавр вырвал секиру из стены. Оставляя глубокие выщерблины от вырваны креплений. Сила с которой оно это сделал была под стать его размерам. Слюни это монстра падали практически перед лицом дампира.
-Ты самая мерзкая тварь, которую я видел. Мне даже жаль марать об тебя свое оружие.- в пол голоса сказал полукровка. Монстр явно не дружелюбно смотрел на крошечное создание, что стояло перед ним"Мне нельзя его подпускать близко к ним, пока они не установят ловушки. Надо его как-то задержать... Нечисть видеть через иллюзии, но через тьму то она не может видеть." Фаркан окутал все стены и проход, где были девушки, темным полотном. Это заклинание тратило меньше маны чем "завеса тьмы" так, как не покрывала площадь, а создавала лишь тонкий слой тьмы, подобие миража из магии иллюзии. В комнате остались они одни. Она превратилась в подобие арены. Словно титан и жалкий человек они смотрели друг на друга. Отсюда мог выбраться живым только один из них.
- Что ж похоже мы остались наедине. Да, зверюга?- сказал полуровка, мягко ступая и кружась вокруг него.

Отредактировано Фаркан (20-05-2016 16:40:53)

0

52

Честно, вивенди ожидала увидеть очередного каменного монстра, наподобие недружелюбных горгулий, встретившихся им ранее. Какого же было ее удивление, увидеть огромный труп минотавра, одетого в броню и вполне живенько ступающего к ним.
Первая мысль, возникшая от этого зрелища, была о том, что или здесь спрятаны какие-то несметные сокровища, или здешний некромант-покойник был тронутым психом, которому не жалко было тратить кучу времени, сил и денег на создание подобных "сюрпризов" для гостей своей гробницы. Второй мыслью отчего-то возникло предположение, что некромант, при создании всех этих прелестных ловушек и созданий, явно очень сожалел, что не сможет на это посмотреть собственными глазами, когда оно все будет активировано. В сознании так и возникал образ безумца, цокающего языком от осознания того, что он уже не увидит свои шедевры.
Минотавр тем временем взревел и вырвал из стены ближайшую к себе секиру, отчего вивенди тут же очнулась от своих мыслей и переключилась на текущее положение дел. Как и ожидалось, это ходячее умертвие первым делом обратило внимание на дроу, что так отважно решил сразиться с ним один на один.
Эста уже начала обдумывать план своих действий, как неожиданно почувствовала вторжение в свои мысли. Нахмурившись, девушка уже хотела было попробовать избавиться от постороннего вмешательства в свою голову, пока не сообразила, что это происки Палады, решившей таким вот образом обговорить детали дальнейшего сражения. Вивенди некоторое время молча смотрела на воительницу, пока та делилась своей идей, а потом кивнула и сделала шаг назад, отступая глубже в коридор и давая Селине возможность первой проявить себя.
У ледяной магии было больше возможностей по созданию ловушек, тогда как воздушная в этом плане не всегда могла отличаться разнообразием разных выдумок. Ветер всегда был в движении и никогда не останавливался, так что заключать его в какие-то рамки и заставлять чего-то ждать, Эс не привыкла. Она была приучена действовать быстро и незамедлительно, весьма редко прибегая к воздушным ловушкам. Но несколько в ее арсенале все же были.
Дождавшись когда Палада и Селина отойдут на некоторое расстояние от ледяных ловушек, она подошла к той границе, что знаменовала их окончание, и, сконцентрировав всю свою силу на этом месте, создала небольшую зону турбулентности, при попадании в которую минотавра должно было подбросить вверх и ощутимо потом приложить об пол. Вивенди старалась влить в эту ловушку достаточно сил, чтобы она смогла подействовать на столь огромного и мощного противника. Единственное, что девушка не учла (а может и учла, но не стала придавать этому значения) так это то, что если дроу будет отступать, каким бы образом он это не сделал, в воздушную ловушку по-любому попадет. Она регагирует на любой предмет или существо, оказавшееся в зоне ее действия. Хотя Эс не очень-то верила, что темный выберется живым из зала, который окутал тьмой.
"Что, не хочет, чтобы мы наблюдали за его эпичной гибелью?" - как-то даже злобно усмехнулась вивенди, пребывая сейчас в весьма плохом настроении, отчего обычно становилась чересчур язвительной, циничной и просто невыносимой. Как колючий северный ветер.

+1

53

"Интересно, а насколько его хватит?" - волей-неволей подумала драконица, метнув очередной крайне выразительный взгляд на дроу. Минотавр тем временем уже сорвал со стены громоздкую секиру и, торжествующе взревев, направился к лучнику, который еще и спустил тетиву, привлекая к себе излишнее внимание оживленного монстра. Выстрел темного, кажется, не причинил чудищу особого вреда, разве что несколько замедлил движение и заставил хорошенько помотать головой в попытке стряхнуть с себя некую дрянь, черную энергию, покрывшую руннический доспех в месте попадания. Стрелы не пробили брони, лишь отскочили от нее. Их оттолкнула магия доспеха, но черная дрянь все же смогла в момент соприкосновения наконечника к броне перескочить на вязь рун. Еще несколько мгновений черная энергия пульсировала на левом оплечье, а после исчезла окончательно, словно бы впитавшись в доспех. Теперь руны на оплечье чудовища померкли и больше не сияли. Возможно, зачарованной стреле дроу удалось ослабить чары, наложенные на данный элемент брони, а может уничтожить их вовсе. Это предстояло еще проверить опытным путем. Но не сейчас. Паландаросса, хоть она и считала себя тут единственным существом, способным выстоять с этим мертвяком в открытом бою, как-то не рвалась кидаться в гущу событий. Убедившись, что магички поняли ее замысел и согласны с ним, чешуйчатая и сама отступила в коридор. Селина и Эсталис занялись ловушками.
"Его вытаскивать не пойду," - на всякий случай предупредила драконица своих соратниц. Она так и не покинула их сознаний, продолжая удерживать телепатическую связь. В том был определенный смысл. Во-первых, девушки, кажется, испугались одного только вида очередного стража гробницы. Сохраняя почти неосязаемую ментальную связь, Палада могла помочь самкам подавить их страх, внушить столь неоьходимое для их выживания чувство уверенности в своих силах. Во-вторых, это должно было помочь взаимодействовать в бою достаточно слаженно, чтобы не растратить попусту все силы и свалить распроклятую образину. В общем, пускай девочки наслаждаются единением разума со столь великолепным существом как Паландаросса, милостливо позволившая им ощущать близость ее гения к их сознаниям. Заодно будут примерно представлять, где расположена огненная ловушка, только-только сотворенная драконицей и, увы, невидимая для глаза всякого, кроме своего создателя. Быстро окинув взглядом коридор, Паландаросса удовлетворенно хмыкнула, а заодно и выслушала Селину относительно ее ловушек. Результат драконице вполне пришелся по душе. Возможно, что им даже повезет просто растерзать дохляка в коридоре своими ловушками. Порядка шести-семи метров на четыре различных малоприятных заклятия, одно из которых сработает дважды - это все-таки чего-то стоит. Непонятно только как дроу выкарабкается из сложившейся ситуации. Не отступив вовремя, он фактически обрек себя на дуэль с минотавром в формате один на один, да еще и на открытом пространстве, где чудище передвигается относительно свободно. Шансы на то, что к нему кто подоспеет на выручку только уменьшились, когда он разделил зал и коридор завесой темной энергии. Как смогут ему помочь теперь магички, если они не видят цели для заклинания? Метать сгустки энергии вслепую? Решив попросту не забивать себе этим голову, Паландаросса вскинула щит и копье, да заняла оборонительную позицию, готовясь встречать минотавра, как только он покончит с темным существом.
Между тем в зале мертвый минотавр уже оказался близ дроу. Его не обманула магия эльфа, ведь даже за прослойкой темных чар чудище чуяло ослепительное сияние, излучаемое неким светлым существом, чуяло столь же мерзкое присутствие создания, носящего в себе кровь остроухов, а еще отчетливую пульсацию концентрируемой магии аж сразу трех разных стихий. Благо умишка нежити явно не хватало и весь он был охвачен только одной лишь целью - убить, убить мерзких, живых чужаков, посягнувших на покой его хозяина и творца. Дроу просто оказался первым на пути к исполнению этой цели, а потому чудище решило сначала разобраться с ним. Не способное понимать речь, создание некроманта бросилось в атаку, нанося топором круговой удар.

+1

54

Ловушки были созданы, притом всеми, и девушки приготовились к бою. Вот только бой был к ним совсем не готов. Селина наивно считала, что этот огромный безобразный монстр направится сразу же к ним и наступит на лед, но нет, он почему-то занялся дроу. Ах да, конечно же, тот так опрометчиво остался в зале и решил принять весь удар на себя. Селина только головой покачала. Ну как можно быть таким беспечным? Он же теперь даже сбежать не сможет, не наткнувшись на ловушки. Да, если ледяные активировались самой магичкой, то другие, как поняла Сэл, действовали на автомате. Так еще и рыжая отказалась его вытаскивать. Неужели с дроу, ее спасителем, можно было попрощаться? Да как он вообще умудрился дожить до этого момента, кидаясь грудью на амбразуры? Вновь замерзшее сердце расчувствовавшейся, было, нимфы, сочувствовало остроухому, но не требовало его скорейшего спасения. То ли виной всему была магия Палады, которая старательно сдерживала все эмоции и чувства, рвущиеся наружу, то ли Селина сама немного успокоилась и родная ей магия льда сделала всю работу, но девушке уже не хотелось метаться в истерике, плакать, бояться и визжать. Она напоминала скорее изящную скульптуру, вырезанную к зимним праздникам и поставленную на площади. Даже кожа блондинки казалась сейчас холоднее обычного, а всему виной вновь замкнутые чувства. Селина ждала этот бой, готовая завершить задание и расчистить эту гробницу. Но что-то пошло не так. Минотавр все еще не являлся в недавно созданные ловушки, мало того, этот дроу еще и умудрился весь обзор закрыть своей темной магии. Неужели удобно сражаться, когда ты ничего не видишь? Или этот темный эльф - полукровка как раз видел? Но как блондинка могла помочь своему спасителю издалека, совершенно не представляя, где он находится и что там вообще происходит? Если бы нимфа могла видеть мужчину, то наложить на него ледяной доспех, способный защитить от опасности хотя бы чуть-чуть, не составило бы огромного труда, а теперь… Обернувшись к девушкам, полуэльфийка решила воспользоваться их временным диалогом втроем.
- Он ведь погибнет там без помощи. Может, у нас получится как-то отвлечь минотавра? Огненный шар туда пустить наугад или что-то такое?
Склонив голову набок, Селина вновь посмотрела во тьму. Чужеродная магия клубилась у входа, словно дыму напустили, и четко отгораживала происходящее от них ни капли не просвечивающейся шторкой. Видимо, оставалось только ждать и надеяться на лучшее. Сжав руку в кулак, Селина окутала себя магией льда, вновь создавая доспех, как и тогда, в первой комнате. Теперь она выглядела девушкой, закованной в хрусталь, что бликовал от огонька света, висящего над ними. Какая-никакая, а защита. Прикрыв глаза, нимфа стала прислушиваться, чтобы хоть примерно представить себе картину происходящего на импровизированной арене, которую для себя сам создал темный. Интересно, он таким образом хотел произвести впечатление или действительно наивно полагал, что справится со всем самостоятельно? Селина очень ждала, что этот эльф одумается и найдет способ сбежать к ним за ловушки.

Отредактировано Селина (22-05-2016 16:18:22)

+1

55

Кажется, стрелы не нанесли особого вреда этому страшиле. Стрелы отскочили от нагрудника и шлема чудовища. Черная кислота, что подпитывает силы чужими заклинаниями, исчезла. Это было странно. " Видимо заклинание поглотило слишком много магии, а кислоту, что оно выделило, смогли поглотить остатки рунической силы... Вряд ли он еще раз выдержит такой выстрел. Если конечно этот доспех не носили сам Рилдир." Однако разбираться с этим, не было времени. Чудовище двинулось вперед с четкими намерениями атаковать. "Ум, какая жажда убийства, от тебя ей пасет за километр дружок. " подумал дампир и приготовился к бою сжимая свою глефу в руках.
- Что красавчик, не нравлюсь я тебе? Это жалко, мы могли бы стать друзьями.- сказал Фаркан. Он понимал, что чудовище не обладало свободной волей и вряд ли обладало разумом. Однако  общение с такой верзилой можно было бы принять за игру с куклой. Коей она и являлась в руках своего бывшего хозяина. "Интересно как бы мне обзавестись такой зверушкой? Как вернусь домой спрошу у сестры. Может, поможет чем..." Улыбка появилась на лице дампира. Он перестал расценивать минотавра как соперника. Для него рогатый стал лишь глупой игрушкой.
Чудовище замахнулось, нанося круговой удар со своей правой руки. Все же он был слишком медленный для дампира еще, и доспех сковывал его движения. Полукровка попытался увернулся от удара поднырнув под секирой. "Пф, если ты не ускоришься, то это будет скучно... Хотя знаешь ты мне уже надоел. Не хочу я больше с тобой развлекаться тут. Пусть кто-нибудь другой это-то делает... Обзаведусь своим, там и буду развлекаться."
- Прощай мой друг и приятного приземления в городе светлых...- с наигранным сожалением сказал дампир. Он сложил печать руками и начал открывать "Портал Тьмы и Хаоса" в ближайший город светлых под ногами чудовища. Когда он туда провалиться, даже если этот переросток попытается руками вытянуться от туда, то его либо разорвет на две части либо он просто не удержаться." Там притяжение как в черной дыре. Уж я то - знаю. Приходилось путешествовать с помощью него. Хотел бы я на это посмотреть, когда на улице их города появиться такая зверюга..."
Фаркан сконцентрировался на заклинании, но он также следил за всеми движениями этой куклы в доспехах. Ему не нужно было особо напрягаться, уворачиваясь от ударов этого чудовища. Оно было медленно и неповоротливо. Да и когда вы видели, чтобы труп двигался быстро? Обычно они вообще спокойно лежат в своих гробах. Дампир мог спокойно плести свое заклинание, чтобы отправить это того монстра на солнечный свет в город на поверхности Лемин.

Отредактировано Фаркан (22-05-2016 18:19:11)

+1

56

Эста ощущала, что Палада вовсе не собиралась отпускать их сознания, решив пока поддерживать связь, которая позволяла им общаться мысленно. Кстати, это было весьма удобно, что не могло не радовать. Да еще и ощущения были странные...вивенди вдруг почувствовала небывалый прилив сил и спокойствия, страх теперь вообще отошел куда-то на задворки сознания, находясь там только для приличия. Его место сменила решительность действовать и как можно быстрее избавиться от слишком шумного монстра. Вот только он к ним пока не спешил...
Как и предполагала воровка, дроу стал именно той первой пешкой, которая приняла на себя первый удар. Пока только в переносном смысле, ибо темная завеса полностью скрывала обзор всего происходящего в зале. Возможно бездыханное тело темного скоро предстанет перед их глазами, прежде чем они увидят несущегося к ним минотавра. Она не очень верила, что темный сможет с ним справиться в одиночку. А если уж совсем на чистоту, ей этого и не хотелось. С одной стороны было удобно сразу же избавиться от такой опасной проблемы и продолжить путь, но с другой...вивенди хотелось, чтобы их старания по возведению ловушек не были напрасными. Она что, зря столько сил влила в заклинание? Можно было бы тогда вообще не переживать и поберечь свой магический резерв до лучших времен, потому как на голодный желудок, уставшую голову и побитое физическое состояние, силы восстанавливались медленно. Тут ведь даже ветра не было! А для вивенди это вообще была катастрофа, о которой она пока старалась не думать.
Да и вообще, она была более чем уверена, что втроем они смогут одолеть минотавра, так что было бы неплохо посмотреть, как он будет ворочаться в их ловушках. Особенный интерес представляла огненная ловушка, действие которой до сих пор оставалось загадкой.
Прошло уже некоторое время, а зал по-прежнему был окутан тьмой... Ни темного, ни минотавра на горизонте не было. Эста вздохнула и заняла позицию чуть позади Палады, готовая в любой момент обеспечить воительнице надежную защиту и поддержку. Если таковые ей понадобятся.
Селина же покрылась корочкой льда, так же готовая в любой момент вступить в бой. Сейчас блондинка была похожа на многогранный бриллиант и воровка даже мысленно прикинула, сколько бы золота смогла выручить за такую вот статую. Жаль только она не настоящая...
- Он сам отказался от помощи, когда решил остаться наедине с этим незваным гостем, - мрачно ответила девушка, но под конец весьма неуверенно глянула на темную завесу. Была у нее мысль о том, что темный таким вот образом решил добровольно отвлечь на себя внимание минотавра и выиграть время для девушек на подготовку, но она упорно не хотела мириться с этой мыслью. Не верила она в благородство темных. Оно пусть и существовало, но крайне редко и обычно было направлено на получение выгоды.
- Я могу попробовать наложить на него щит, но из-за темной энергии вокруг  не уверена, что получится. Это будет проще сделать, если он снимет завесу или же попадет в коридор.

+2

57

Фаркан.

Либо дампир был крайне самоуверен, либо попросту откровенно недооценивал противника, который все же не являлся третьесортным зомби, шаркающим и разваливающимся прямо на ходу, из страшилок, что детишки рассказывают друг дружке по ночам, а вполне себе целеньким (хоть и легонько мертвым) минотавром. Терять на ходу руки-ноги и голову он явно не собирался. Да, дампиру удалось проскользнуть под секирой оживленного при помощи магии мертвеца, но то была скорее дань отменной реакции и врожденным способностям подобных полукровок, появившихся в результате соития дроу и вампира. Смог ли бы уклониться обычный человек от подобного удара? Возможно, если бы обладал либо определенной долей везения, либо неплохой боевой подготовкой. Конечно, тяжесть доспеха и собственного довольно громоздкого тела сказывалась, сковывая и несколько замедляя движения умерщвленного и вновь оживленного зверя, но все же не настолько, чтобы полудроу мог наглейшим образом читать довольно длительное заклинание, требующее определенной подготовки и концентрации от творящего, прямиком под носом у своего врага. Не разорвав дистанцию (которая, к слову, была весьма и весьма невелика) и не затаившись где-либо, дампир продолжал колдовать. По крайней мере пока. Что же делал в это время минотавр? Вопреки возможным желаниям дампира, существо это, хоть и не было одарено собственной волей и выдающимися интеллектуальными способностями, на месте не стояло и глаза мертвые не пучило. Происходящее за темной завесой в коридоре мало интересовало сие чудо некромагии, а желание умертвить дерзкое существо, оказавшееся прямо перед носом, просто зашкаливало. Вероятно, возжелав сначала оборвать чтение заклинания и оглушить противника, минотавр направил удар свободной от секиры лапы в грудь противника. Выпад это оказался довольно резким и мощным. Короткая дистанция исключала возможность для какого-то действительно эффективного и сложного маневра. Либо дроу оборвет заклинание и уклонится, либо продолжит плести чары и положится на удачу. Или может быть он умеет сохранять концентрацию, одновременно бегая и уклоняясь от всех вражеских атак? Это умение нынче ему бы ой как пригодилось!

Паландаросса; Селина; Эсталис.

Между тем в коридоре женское трио начинало волноваться. По крайней мере так казалось Паладе, временно пошедшей на такую жертву, как ментальный контакт аж сразу с двумя бескрылыми. Паландаросса едва ли могла понять желание девушек помочь темному существу. Это претило ее привычному взгляду на мир. Да, золотой дракон – существо светлое и, возможно, даже добродушное, когда того допускает ситуация, но вместе с тем… разве не абсурд лезть спасать темного, рискуя собственными жизнями и при том зная об огромном шансе на победу и выживание, если этого не сделать, а остаться на месте? Возможно, не следовало сдерживать чужой страх, тогда бы инстинкт самосохранения изгнал эти мятежные помыслы из разумов обеих самок. Да и, в конце-то концов, а как же естественный отбор? Неужели они думали, что, запрыгнув в гробницу полную нежити они лихо и весело все зачистят, да без потерь и малейших царапинок вернутся за наградой? Это было бы крайне наивно. Отправляясь на бой, будь готов умереть. По возможности достойно. Или не дерись вообще. Лечи зверушек, плоди детишек, вяжи шарфики или чем там еще занимаются приличные «мирные» двуногие? Драконица, честно говоря, даже и не знала отчего в ней вдруг вскипела ТАКАЯ ярость. Может от того, что она снизошла до необходимости взять на себя заботу о снижении боевых потерь до максимально возможного минимума, а ее спутницы проявляют нетерпение, что может привести их к гибели?
«Рискованно. Пусти мы туда заклятие, накрывающее площадь, и заденем обоих. Попытаемся бить точечно – промах и трата ваших резервов в пустую. Даже если свезет попасть и попасть в нужную цель, не думаю, что оно окажется достаточно эффективным. Чудовище сильно.  Магический доспех разобьет играючи, а молния или ледышка его самого не остановят. У вас обеих много сил, чтобы тратить их на темного? Кто он вам, чтобы ставить его жизнь превыше собственной?» - зазвучал крайне скептичный «голос» драконицы, растекаясь навстречу чужим сознаниям по незримым нитям ментальной связи, - «Позаботьтесь лучше о себе и приготовьтесь к бою. Вы не всесильны, и неизвестно что нас всех ждет дальше. Это еще не конец и не последний бой на сегодня.»
Застыв точно статуя, Паланадаросса продолжала выжидать. Главное, как только эта тварь доиграется с дроу, удержать дистанцию и дать время магичкам его как следует изрешетить, а заодно протащить по всем заготовленным ловушкам. Огненная аура, которой крылатая окружила себя еще в прошлом зале, чешуя, доспехи и вся пресловутая выносливость и сила ее породы – это, конечно, хорошо, но даже Паладе как-то не шибко улыбалось биться с той тварью в одиночку. Что до дроу? Нет, драконице его жаль не было. Выживает если не сильнейший, то просто лучший, ибо так устроен мир. Да и было в том нечто справедливое и естественное… Этот самец сам сделал свой выбор, сам решил остаться, а теперь в полной мере познает последствия своего решения. Разве может Паландаросса или кто-то из оставшихся в коридоре лишать его таких чудесных особенностей наличия свободы и собственной воли? Это было бы несправедливо. Неправильно.

Отредактировано Паландаросса (25-05-2016 14:07:51)

+2

58

Селина не могла стоять на месте. Нимфа слышала звуки боя и все сильнее переживала за непутевого дроу, который не удосужился послушать ее и пойти следом. Вышагивая взад-вперед по каменному полу, девушка кусала губы. Она уже прекрасно понимала, что помощи от огненной не дождешься в сторону темного, а сама пройти через эти ловушки, не пострадав, уже не могла. Бросить ледяную иглу в эту темноту? Рискованно и страшно. Права была Палада, когда сказала, что это не поможет.
Но ведь…он…, - мысленно обратилась к девушкам блондинка, но поняв, что ее не поддержат, прикусила язык, добавив лишь про себя. …спас мне жизнь. Как этот эльф мог быть плохим и опасным, если он помогал им, а уж Селину так вообще оберегал и заботился о ней? Неправильно судить о существах лишь по цвету их ауры, никто не выбирает, каким родиться, а уже дальше кует себя сам. И пусть этот дроу темный, а они светлые… Да даже Селина была наполовину нейтральной, что уже глушило все представление о добре и зле. Ведь нейтрал может занять любую позицию, выбрать любой путь. Но полуэльфийка же не ступила на дорогу зла, не сеяла хаос и разрушения. Так почему этот несчастный должен? Если минотавр убьет полуэльфа, девушка, скорее всего, себе не простит.
Я могла бы наложить на него ледяную броню, как на себя. Только если завеса приоткроется. Может, ее можно как-то нейтрализовать? Согнать ветром, как туман или тучи, или что-то еще такое? Пусть он и темный, но я не готова его терять, когда есть шанс помочь.
Вздохнув, полукровка взглянула на своих спутниц.
А если я выбегу, отвлеку чудовище? Оно понесется за мной в тоннель, мы активируем ловушки, в итоге я не пострадаю, но дроу останется жив, а это существо…минотавр, кажется? попадет в наши силки и останется в них насовсем?
Да, затея звучала глупо и крайне самонадеянно. Селина уже представляла, как Палада душит ее за такое предположение. Она буквально физически ощущала, что ничего хорошего ей в ответ на такой вот выпад не скажу. И если Эсталис еще отнесется спокойно, как предполагала блондинка, то рыжая может разозлиться окончательно. Прикусив покрытую ледяной коркой губу, полукровка вновь взглянула в темноту прохода, где совсем рядом сражались полуэльф и чудовищный зверь. Она понимала, что шансов у последнего гораздо больше, чем у первого…но, может, ему повезет?

+1

59

Дроу охотно читал свое заклинание.  Он был почти полностью уверен, что закончит его перед тем как эта громила, нанесет очередной удар. И потому перестал подпитывать заклинание завесы магией, так как это отвлекало. Завесу начало разъедать. В ней образовывались дыры, которые очень быстро увеличивались. Из-под завесы стали видны стены и весь остальной декор данной комнаты. Так же сквозь дыры можно разглядеть было, что происходило в проходе, где стояли девушки. Блондинка вновь была в своем кристаллическом доспехе. Рыжая стояла с  копьем на перевес, держа щит в руках. Черноволосая видимо одна особо напрягалась, на ней не было ни брони, ничего.
Тем временем гигант замахнулся своей рукой. Удар должен был быть достаточно сильным, чтоб отбросит на пару метров. "Я успею дочитать... Осталось пара слов и эта тварь улетит, куда подальше" решил дампир.

0

60

Эсталис была согласна с воительницей, которая мысленно обратилась к ним в весьма скептическом тоне по поводу плана спасения дроу. Вивенди и сама не считала необходимым спасать того, кто добровольно рванул вперед, не то по глупости, не то по излишней храбрости с этой глупостью граничащей. Она спокойно кивнула, решая пока не рыпаться в сторону спасения темного, отчего ей лично не было никакой выгоды. Тем более, она все еще была уверенна, что они и втроем смогут справиться в этом гнезде нежити, а значит, делить награду с четвертым не придется и все достанется им. Эс полагала, что их женское трио вполне заслужило то золото, которое жители местной деревни пообещали за расчистку гробницы.
Селина же никак не могла успокоиться и продолжала упорно переживать за темного, уже начиная строить новые планы вызволения бедного дроу из лап грозного минотавра. И если с первым планом еще можно было согласиться, логично признавая возможность накрытия мужчины ледяной броней, если завеса откроет им хоть какой-то обзор, то вот следующее заявления ледяной вызвало на лице воровки крайнюю степень удивления. Она даже повернула голову, странно посмотрев на блондинку и пытаясь понять – она так шутит или говорит серьезно? Каким это образом она собралась выбегать и отвлекать чудовище, от которого ее отделяет коридор с ловушками, установленными общими усилиями? И если свои ловушки Селина еще сможет пробежать спокойно, то вот воздушная ловушка схватит ее по любому, не говоря уже об огненной, действие которой так и оставалось загадкой. А снимать все эти магически выверты, созданные ими для поимки минотавра, лишь бы Сэл пробежала мимо и отвлекла чудовище, смысла вообще не было. Тогда зачем они их устанавливали, спрашивается?
- Селина, не сходи с ума… - с какой-то обреченностью в голосе произнесла Эста, бросив чуть повеселевший взгляд на девушку.
В этот момент, вивенди вдруг уловила, как завеса пришла в движение и начинает меняться. Она напряженно всматривалась вперед, пока не обнаружила, что в темной материи проступают весьма ощутимые проплешины, одна из которых была достаточной, чтобы перед их взглядами предстала следующая картина: дроу, упрямо читающий какое-то заклинание и минотавр уже замахнувшийся для удара. Тут при всем желании Эс не смогла бы ничем помочь. Разве что попытаться отбросить воздушным потоком монстра, но с такими габаритами на это потребовалось бы немало энергии, которую сейчас разумнее всего было экономить. Так же и щит, требовал весьма ощутимых затрат, да и столь быстро вивенди не смогла бы окутать в него темного.

Отредактировано Эсталис Тиэр (29-05-2016 21:51:18)

0

61

Все же у бескрылых самок есть определенные слабости. Их разум, здравый смысл и логика сдают под наплывом эмоций, а наплывы эти почему-то с завидной стабильностью случаются из-за самцов. Вот, как сейчас, с Селиной. Она даже умудрилась примешать к этому извечную тему "мы не выбираем кем и у кого родиться" - это Палада уловила из отголосков ее сокрытых ото всех мыслей. Ну почти сокрытых. Крылатая, конечно, не шибко хотела лезть в чужую голову, ведь в отличии от большинства двуногих она чтила определенное личное пространство даже в этом отношении, только вот выбора не оставалось. Предугадывая возможные порывы беловолосой самки и по-прежнему не желая терять двух бойцов вместо одного, Паландаросса несколько усилила свое влияние на чужое сознание, чтобы как можно мягче и осторожнее направить его в нужное русло. Не то что бы драконицы никогда не испытывали особо ярких чувств в отношении драконов или не совершали из-за них глупостей, но... это разве что только в совсем юном возрасте, когда гордые дети крылатого племени подобны неукротимой стихии! Ни капельки осознания своих поступков, да одни только бунтарские мыслишки в голове!
Впрочем, если еще немного надавить на сознание Селины, коснуться ее памяти, то не трудно понять почему она сейчас ведет себя как детеныш. С ее-то годками она в драконьих глазах и есть детеныш! А что надо делать с непутевыми детенышами? Правильно! Наставлять их на путь истинный. Пускай Палада и не была сторонницей подобных методов (опять же лишать кого-то свободы воли - не есть хорошо), но у нее действительно не осталось выбора. Хотя бы просто потому, что от действий Селины могла зависеть не только ее собственная жизнь или жизнь непутевого дроу, но и вообще весь успех задумки с ловушкой на минотавра, а значит и жизни Палады, и вивенди, продолжавшей проявлять невообразимые для своей расы (ну, опять же в представлении драконицы) чудеса благоразумия, хладнокровия и здравого смысла. Паландаросса сделала своего рода шаг - последний шаг - навстречу чужому разуму и стиснула его стальными тисками, подчиняя своей мысли и своей воле.
"Так надежнее. Теперь точно не сглупит," - холодно заметила Палада, обращаясь теперь по большей части к вивенди, которая явно могла невольно ощутить некоторую перемену в их ментальном диалоге на троих, да и определенные визуальные изменения вроде остекленевшего взгляда беловолосой самки могли не укрыться от нее. Оставалось надеяться, что Эсталис продолжит проявлять благоразумие и не станет заострять внимание на случившимся. Да, Селину околдовали, сделали своего рода марионеткой в чужих руках, но это во имя общего блага и выживания. Сейчас драконица мысленно приказывала светловолосой самке просто стоять на месте и готовиться активировать свои ловушки.
Между тем темная завеса, что перекрывала коридор и скрывала происходящее в зале начала рассеиваться. В появившихся просветах теперь мало-помалу становилось видно происходящее в зале. Впрочем, времени на своевременное вмешательство не оставалось один ляд. Дроу колдовал что-то прямиком под носом у минотавра, а минотавр зря времени не терял - даром что безмозглый зомбяк! Возможно, будь бы дроу чуть более сведущ в магическом искусстве и владел куда более внушительными практическими навыками, то он бы успел закончить свое заклинание, но сегодня удача была определенно не на его стороне. Удар минотавра пришелся ему прямо в грудь и, судя по отчетливому треску ломаемых костей, стоил сохранности пары ребер. Сила удара оказалась столь велика, что тушку темного отшвырнуло в сторону и неплохо шмякнуло головой об ближайший саркофаг. Если дроу и пережил этот удар, то теперь он явно не боец. По крайней мере не в этой схватке. Все же не всякий воин, имея на голове стальной шлем, не потеряет сознание от такого столкновения, что уж тут говорить о том, кто шлема и вовсе не носил!
"Бьем!" - скомандовала Палада, попутно дав телепатический сигнал "марионетке". Конечно видимость пока еще оставляла желать лучшего, но для того, чтобы направить огненную стрелу и переключить внимание дохляка на себя и этого уже должно было хватить.

Фаркану

В результате удара получил несколько сломанных ребер. Из-за столкновения с саркофагом - сотрясение, потеря сознания и рана на затылке. Кость цела, повреждены только кожные покровы. Многочисленные ушибы и ссадины на теле идут бонусом. До конца боя персонаж находится в отключке, участия в нем не принимает и в очереди не учитывается.

+2

62

Да, кажется, Селина перестаралась с паникой и альтруистичным настроем. Нимфе действительно хотелось помочь тому, кто спас ее жизнь в предыдущей комнате, подставив при этом себя под удар. Но девочки, видимо, этого не оценили. Особенно рыжая. Девушка почувствовала чужое вмешательство, но наивно предположила, что Палада просто хочет помочь справиться со страхом и неуверенностью. Ах, как же она ошибалась! Разум вмиг захватило что-то чужое, не позволяющее даже двинуться без разрешения. Да что там…Селина сейчас не могла даже думать самостоятельно. Глаза ее остекленели, а руки обвисли. Сейчас блондинка как никогда напоминала хрустальную куклу, готовую двинуться по приказу своего хозяина. Она не чувствовала при этом ни боли, ни страха, ни сожалений от чего бы то ни было. Ее разум просто спал, подавленный чужой волей. Завеса начала таять, и в ее прорехи можно было увидеть печальную картину поверженного дроу. Вот только Селина этого не видела. Она так и стояла, не шелохнувшись, и просто ждала приказа. Теперь она не рвалась вперед, не думала о том, как бы спасти и помочь. Марионетка во всех смыслах. Лишь только услышав мысленный приказ Паллы, девушка вскинула руку для заклинания. Наверное, оно было призвано отвлечь чудовище и заманить его в ловушку, но поразмыслить об этом у полукровки не было ни времени, ни, честно говоря, малейшей возможности. Пара мгновений, необходимых для того, чтобы собрать силу в ладони, и с пальцев сорвалось несколько ледяных игл. Хотя напоминали они скорее неровные конусы около пяти сантиметров у основания и в районе метра в длину. Поверхность их казалась корявой, как корочка льда на воде, которую все время тормошит ветер, а конец был острым, словно бритва. Пять длинных игл, как пять пальцев, устремились к чудовищу, все еще не полностью просматривающемуся сквозь таящую завесу тьмы. Даже если они не попадут в цель, должны хотя бы задеть и оставить царапины на броне огромного чудища, с которым им предстоит вступить в бой уже сейчас.

+1

63

Что и следовало ожидать – минотавр не хило так приложил дроу, упрямо решившего, что сможет дочитать заклинание и не попасть под удар. Эс только и оставалось, как слегка скривившись, представляя не самые приятные ощущения темного, наблюдать как его тело отлетает в сторону, ударяясь о ближайший саркофаг. А дальше, Палада мгновенно дала им мысленную команду начать атаку на минотавра, чтобы завлечь его в коридор, где того уже давно ждали мало приятные сюрпризы. Селина уже вскинула руку вверх, а вивенди так и не могла смотреть на нее спокойно. Она все еще помнила, как блондинка резко переменилась в лице, полностью расслабилась и смотрела на них остекленевшим взглядом светлых глаз - после вмешательства Палады в ее сознание. Трудно было спорить с воительницей на счет того, что «так надежнее», но сцена все же была не из приятных. В том плане, что Эсте вот никак не хотелось оказаться сейчас на месте Сэл, совершенно не владея ни своим телом, ни сознанием.
Зато, из всего этого она сделала один весьма примечательный вывод – Палада не только сильный огненный маг, но и ментальный, не говоря уже о физической силе и подготовке. Это заставляло задуматься над тем, кто же она все-таки есть на самом деле, но воровка продолжала откладывать этот вопрос на потом. Как-то в голову ей взбрела мысль, что они повстречали самого что ни на есть настоящего дракона, но это казалось чересчур невероятным. Правда, чем больше времени она проводила в компании странной воительницы с повязкой, тем сильнее склонялась к этой самой невероятной версии.
Но сейчас это все отошло на второй план. Эсталис встряхнула головой, отгоняя ненужные размышления, и сконцентрировалась на заклинании, направляя в сторону минотавра мощный воздушный поток, стремительно пронесшийся по коридору и придавший ускорение ледяным иглам, благодаря чему они все должны были достигнуть тушки монстра. Все-таки воздушный поток был призван не только ускорить атаку Сэл, но и довести ее до цели, не растеряв ни одного ледяного снаряда. Что ни говори, но от этих иголок сейчас будет куда больше пользы, чем от остального. Мощный разряд молнии вивенди берегла на крайний случай, если придется столкнуться с монстром совсем близко, а ей еще следовало позаботиться о защите, если таковая понадобится.

+1

64

Огненные стрелы и ускоренные магическим потоком ветра ледяные осколки привлекли внимание чудовища к девушкам в коридоре, вынуждая то позабыть о поверженном дроу. Что ж, если он и пережил столкновение с саркофагом и мощный удар в грудь, то его жизни уже ничто не угрожает. По крайней мере в данный конкретный момент. Нежить, свирепо взревев, двинулась в коридор, дабы там расправиться с новыми противниками. Темная завеса к тому моменту рассеялась окончательно и больше не могла ничего укрыть ни для взгляда из коридора, ни для взора мертвых глаз из зала. Первые магические атаки не причинили минотавру особого вреда. Как и в случае с заклятием, зачаровавшим стрелу дроу, руны на броне чудища поглотили магическую энергию, но ослабли сами, померкнув окончательно. Ледышки разбились о нагрудник, а значительно ослабшие огненные стрелы лишь лизнули его, немного нагрели и погасли сами собой. Что ж, теперь, как решила Палада, если руны утратили свою силу в области нагрудника и одного из оплечий, то новые атаки в эти же самые точки или между элементами брони будут куда более эффективны, вероятно даже пройдут в полную силу. Впрочем, монстр приближался, не давая чешуйчатой толком ухватиться за магический поток и вытянуть из него новые сгустки пламени. Драконица лишь напряглась и выставила вперед копье, готовясь удерживать монстра на расстоянии.
Лед, которым Селина укрыла начало коридора, задержал минотавра, но, увы, ненадолго. Первые два шага по замороженной поверхности дались страховидле нелегко. Минотавр едва не навернулся, падая вперед спиной и громко бряцая доспехом, однако он, что довольно забавно учитывая габариты и отсутствие особого умишка, смог удержать равновесие и даже идти относительно сдержанно и спокойно. Тяжелые и чрезвычайно уверенные удары копыт заставили лед растрескаться в нескольких местах. Существо почти миновало первую ловушку, приближаясь к тому месту, где на стенах и потолке имелись наколдованные Селиной наросты. Похоже приближалась пора активировать следующую западню, а потому Паландаросса несколько "надавила" на свою ментальную связь с марионеткой, заставляя ту действовать согласно задуманному плану. Сама драконица готовилась держать оборону. Пока чудище было на достаточном расстоянии и еще не требовалось орудовать пикой, отгоняя его, но тем не менее это всего лишь вопрос времени, когда зверюга продолжит свой путь к живым.
"Продолжай атаковать!" - мысленно обратилась Палада к Эсталис, - "Магия доспеха слабеет! Быстрей пробьем!"

0

65

Иглы рванули вперед, подгоняемые ветром, созданным брюнеткой и, как и предполагалось, достигли своей цели, впрочем, не причинив особого вреда, а лишь со звоном разбившись о доспех минотавра, словно стеклянная ваза. Наверное, с одной стороны Селина должна была порадоваться за то, что ее заклинание все же нашло цель, с другой же – опечалиться, ведь эффекта с ее потраченной силы практически не наблюдалось, но она просто не могла. Сейчас девушка не испытывала никаких эмоций, а лишь стояла и смотрела вперед, ожидая команды «кукловода». Девушка стояла прямо, держа спину ровно и даже опустив руку вниз, а взгляд ее, казалось, проходил сквозь чудовище. В глазах не было ни страха, ни паники, ни печали за дроу, ни сожаления…ничего. Остекленевший, отрешенный взгляд. В совокупе с хрустальной кожей он создавал вокруг блондинки ореол большой куклы, в которую забыли вдохнуть жизнь, и кто-то невидимый решил управлять своим творением издалека. Хотя почему невидимый? Палада стояла рядом и активно орудовала нитями, заставляя нимфу творить то, что ей сейчас было необходимо. Тем временем, минотавр преодолел первую ловушку, разбив так старательно наложенный на пол лед, и приближался ко второй. Получив очередную команду, Селина подняла голову и вновь выбросила руки вперед, только уже две. Она «схватила» наросты на стенах, выжидая подходящего момента, и дождавшись, когда чудовище ступит на необходимую точку, развела руки в стороны и резко махнула ими вперед, словно желая хлопнуть в ладоши. Вместе с ее движением из ледяных наростов резко выдвинулись ледяные иглы, способные проткнуть мертвеца и задержать его на какое-то время. Возможно, они и не пробьют доспех, но однозначно смогут задержать рвущегося к ним минотавра. Закончив со стенами, светловолосая слегка развернула ладони и развела руки, одну подняв вверх, другую же опустив вниз. И снова резкий рывок, похожий на желание хлопнуть, и уже с пола и потолка вырываются такие же иглы, что должны окончательно пригвоздить чудовище, если его доспех все-таки сдастся под натиском чужой магии.

+1

66

И пусть ледяные иглы, усиленные ветром не причинили никакого вреда самому минотавру, они вполне успешно оказали определенное  воздействие на руны его нагрудника, что перестали светиться и померкли, словно из них вышла сама жизнь. Эс увидела в этом определенный успех, поэтому не считала, что силы были потрачены зря.
Тем временем воительница выставила вперед копье, готовая в любой момент сдержать продвигающегося к ним монстра, на которого первая ледяная ловушка Селины подействовала не совсем так, как было задумано.  Хотя все равно, посмотреть было на что… Особенно порадовал момент, когда минотавр чуть не навернулся, напоминая всем пресловутую корову на льду, к которой он был сейчас как никогда близок.
Оставалось только ждать, как подействуют на него остальные ловушки, но не стоило при этом надеяться только на них, что и решила Палада, скомандовав вивенди продолжать атаку. Эста кивнула, соглашаясь с воительницей, после чего выставила одну руку вперед, сконцентрировав всю свою силу в ладони и на кончиках пальцев, прикрыла глаза и приготовилась нанести тот самый удар, который особенно тщательно берегла и которому решила пожертвовать гораздо больше энергии, чем того требовало изначальное заклинание. Через некоторое время, когда монстр уже приблизился к следующим ловушкам и Сэл активировала ледяные выросты, направляя их на чудовище, Эсталис резко подняла руку вверх, а когда снова опустила на минотавра обрушился мощнейший разряд молнии, который словно в кокон окутал все тело монстра, пробегаясь искрами и электрическими полосками по доспехам, забираясь в щели и оказываясь под броней, угрожая не хило поджарить мертвую плоть монстра и парализовать его тело. Хотя последнее было маловероятно, потому как эта нежить вряд ли обладала мозгами. Обычно парализовать у воровки получалось разумных, потому как электричество, добираясь до мозга, блокировало почти все функции организма. Но сейчас эффект от молнии должен быть более чем разрушающим, потому как она вошла во взаимодействие со льдом ловушки, то есть, непосредственно, с водой…

+1

67

От обилия магии, в особенности стихийной, вокруг у Палады аж чешуя дыбом встала. Все же весьма приятно поблизости ощущать биение колдовской энергии и буйство стихии, сплетаемое двуногими в тугой комок чар. Драконица не совсем понимала зачем бескрылые сковывают силу плетением, но это было по-своему завораживающим. Любопытным и интересным. Будь бы золотая моложе, она бы даже проявила свой интерес более явно, однако... сейчас и ситуация к тому не очень располагала. Нужно было и удерживать копье, готовясь встречать минотавра, к которому пока пика Палады не дотягивалась, а заодно и продолжать контролировать чужое сознание, находящееся под влияние ментальной магии, да контролировать так, чтобы ненароком не навредить ему. В конце концов, подобные контакты разумов, да еще и созданий столь разных в своем возрасте и видении мира, в самом устройстве своего существа, весьма специфичны, если не опасны. Там, где рассудок дракона способен выстоять и выдержать, разум существа вроде нимфы или эльфа запросто может оказаться бессилен. Паладе не очень-то хотелось делать из Селины марионетку, но пришлось. Еще меньше ей хотелось ненароком окунуть ту в бездну безумия или чего-то подобного, слишком сильно повлияв на куда более хрупкое сознание бескрылой самки. Не то что бы драконице за такой поступок стало бы шибко совестно, да только калечить чужие умы явно шло вразрез с ее клятвой, да и не хорошо это, смертным головешки из лучших побуждений ломать. В общем, приходилось работать на два фронта, внимательно высматривая все маневры минотавра в излишне узком для него коридоре и попутно сберегая чужой разум в целости и сохранности, но полном подчинении.
Между тем сработала следующая порция ловушек. Первые ледяные шипы с трудом смогли смять вражескую броню и заставить ее врезаться в мертвую плоть, вторые сработали куда эффективнее. Вероятно, магия доспеха иссякла окончательно. Руны стали лишь цепочками красивых витиеватых символов на металле, не более. Ледяные шипы прочно вошли в тело чудища, заставляя громко и яростно взреветь. Минотавр принялся рваться вперед, но огромные острые сосульки все еще сдерживали его. Было очевидно, что это ненадолго, ведь чудище весьма сильно, а будучи мертвым не чувствует усталости, однако на время пары-тройки магических атак этого должно хватить. Палада приказала марионетке сконцентрироваться, отправить чуть больше сил на подпитку заклинания, создавшего шипы, и тем самым укрепить лед, задержав чудище немного дольше. Эсталис между тем выдала весьма мощный заряд электричества, что врезался в минотавра, миновав Паладу. Кажется, вивенди ставила своей целью не оглушить существо, а изжарить заживо. Сила удара была велика, и план девушки, кажется, увенчался успехом. Тяжелая секира вывалилась из пальцев чудища, оно конвульсивно задрыгалось на ледяных шипах, а после безжизненно обвисло на них, источая дым и смрад горелой плоти. Про жар, шедший от доспеха и вовсе говорить не стоило. Цокнув языком, Паландаросса позволила себе расслабиться и сменить стойку. Не сразу, лишь после нескольких мгновений ожидания, но все же. Она убрала огненную ловушку, заставляя сконцентрированную на полу энергию растворится в воздухе, да положила пику к ногам для того, чтобы вытянуть из ножен меч.
"Убирай ловушки. Если не сдохло - добью," - с уверенностью заявила драконица, намереваясь для надежности срубить чудищу голову. Зомби, обычно, не имеют свойства бегать, если им оторвать головешку. Между тем Паландросса и относительно бережно и мягко покинула сознание Селины, позволяя ей прийти в себя.

+2

68

Эффект превзошел все ожидания. Ледяные иглы действительно смогли проткнуть несчастное чудовище. Наверное, если бы Селина сейчас могла соображать самостоятельно, она бы непременно начала переживать за бедное животное ввиду своей нимфейской особенности. Как ни крути, а насилие девушка не любила во всех его проявлениях. Гены, что уж тут поделаешь. Но, видимо, к счастью, собой нимфа сейчас не была. Все еще кукла, марионетка со стеклянными глазами. Эста выпустила в зверя молнию, желая победить в этот один единственный ход, чтобы сразу разбить врага. И почти сразу после ее атаки поступил очередной мысленный приказ. Даже не задумываясь, Селина вновь подняла руки, направляя собственную магию к ловушкам, послужившим минотавру клетью, с одной лишь разницей, что держали они чудовище не снаружи, а изнутри. Необходимо было усилить ледяные кинжалы и не дать монстру вырваться. Магический поток был направлен магичкой к собственноручно созданным ледяным шипам, которые становились все тверже и из прозрачных постепенно переходили в белый цвет. Из них в разные стороны полезли шипы-иголочки с крючками на концах, призванные зацепиться за плоть минотавра, буквально вгрызаясь в нее и не отпуская. Теперь минотавр не должен был прорваться дальше. А уж если это случится, то не в полном составе. Повезло, не случилось. Достаточно усилив свое заклинание, девушка опустила руки и встала ровно, ожидая следующего приказа. Только вот его не последовало. Магия Эсталис довершила дело и минотавр оказался повержен. А разум Селины начал проясняться. Сначала перед глазами поплыло, и блондинка инстинктивно потянулась к ним руками, чтобы протереть, но тут ее повело в сторону, заставив девушку прислониться к каменной стене плечом. Ее слегка мутило, голова болела, а о произошедшем нимфа совершенно не помнила. Словно несколько минут из ее жизни безжалостно стерли, посчитав данные воспоминания лишними. Тряхнув головой, чтобы прийти в себя, блондинка подняла глаза и наткнулась взглядом на поверженное чудовище. Взвизгнув, нимфа отшатнулась и закусила губу. Ведь только что это чудовище рвалось к ним сквозь расплывающуюся завесу, как теперь лежит здесь, проткнутое насквозь ее же ледяными иглами.
- Ч..что тут произошло?

+1

69

Внутри Эсталис ликовала, глядя как бушующая связка стихийной магии прошивает минотавра насквозь, не оставляя ему и шансов на победу. Что уж тут сказать, они и правда все очень хорошо постарались, если учитывать, что монстр даже не успел дойти до воздушной и огненной ловушек. Да и вообще, эффект той же молнии превзошел все ожидании вивенди, которая особенно сильно вложилась именно в эту атаку.
Как только минотавр был повержен, воровка убрала воздушную ловушку, услышав слова воительницы. А после этого очнулась и их ледяная спутница, которая, судя по вопросу, не помнила абсолютно ничего. Несколько замешкавшись, Эста бросила короткий взгляд сначала вдаль, где сейчас лежал дроу (пока не понятно – живой или уже мертвый), а потом посмотрела на Селину.
- Нуу…мы победили, минотавр нам уже не угрожает и можем идти дальше, - она тактично умолчала, что состав их команды, возможно, сократился на одного темного, чье тельце, словно тряпичную куклу, еще недавно неплохо так потрепал мертвый монстр.
«А то сейчас как сорвется с места… Не хватало еще, чтобы ее пришиб помирающий монстр, когда она будет бежать мимо него. Вдруг и правда его еще добить следует», - рассуждала вивенди, которую судьба дроу сейчас волновала меньше всего. Вперед она пока лезть не планировала и считала, что разумнее дождаться, пока Палада даст им знать о безопасности дальнейшего движения мимо поверженной тушки результата больной фантазии покойного некроманта.  Оставалось надеяться, что дальше их не будут поджидать подобные сюрпризы… А то, сначала горгульи, затем минотавр…страшно представить, что их ждет под конец пути.
«А кстати, когда этот конец, кто-нибудь знает?» - Эста задумчиво нахмурила брови, посмотрев в конец коридора, где был вход в зал, в котором их и поджидала восставшая нежить. По-хорошему, им надо было очистить гробницу от всех мертвых жителей, но возможно ли это? Есть еще нижний уровень, где тоже этого добра хватает, а значит разумнее добраться до источника силы, благодаря которому все эти умертвия до сих пор живут и радуются несчастным путникам, по глупости забредшим в гробницу слегка двинутого мага.

+1

70

Селина, похоже, начинала приходить в себя. Возможно, стоило немного подкорректировать и ее память, восполнив получивший из-за небольшой "отключки" сознания провал ложными воспоминаниями. Тогда бы этой самке и удалось избежать определенного недоумения после схватки с минотавром, но Паландаросса решила, что не станет вмешиваться в чужой разум. По крайней мере без действительно веской на то причины. Во-первых, на то пока нет времени, работа с памятью - дело тонкое, почти ювелирное, потому как если ты сплетешь недостаточно убедительную "подмену" или слишком сильно сдавишь чужой рассудок, вряд ли выйдет что-то путное. Торопиться с такими вещами нельзя, покуда в планах нет лишить кое-кого рассудка, а ситуация как-то не очень располагала к медлительности. Следовало снести минотавру башку. Во-вторых, оно опасно для чужого разума по означенным ранее причинам. В-третьих, Паландаросса банально не желала этого, обрывая ментальную связь своего сознания и с душой Селины, и с душой Эсталис. Больше не было надобности в безмолвных и фактически мгновенных диалогах посредством телепатии, а потому драконица попросту не намеревалась удерживать чужой разум подле себя. В конце концов, хорошего помаленьку.
- Ослабь, - коротко приказала золотая Селине, имея в виду ледышки, удерживающие обмякшего минотавра. Все же чтобы обезглавить это чудовище, следовало его опрокинуть на спину. В коридоре даже для дракона, принявшего человекоподобное обличие, недостаточно пространства, чтобы во всю махать мечом. Конечно зачарованный рунами клинок не затупится от столкновения с камнем стен, но это все равно как-то неприятно и не солидно что ли... мама всегда говорила Паладе, что к сокровищам своим надо относиться бережно. Когда этот короткий приказ был выполнен, а заодно и убрана воздушная ловушка, крылатая двинулась к чудищу. Пока оно не подавало признаков жизни, а из-за все еще клубящейся вокруг него магии Паландаросса не могла определить наверняка осталось ли в нем еще немного той темной силы, что поддерживала существование в давно мертвом теле. От него исходили только смрад, жар магии и накалившейся брони, да дым. Решив не мешкать, драконица подошла ближе и опрокинула безвольную тушку на спину ударом ноги в грудь, а после в пару довольно сильных рубящих удара отделила голову от туши в том месте, что не скрывал ни шлем-намордник, ни стальной ворот. Сила ударов была очевидно нечеловеческой. Простому смертному пришлось бы приложить куда больше усилий, но Палада же не простой смертный, ведь так?
- Идем, - бросила она, брезгливо отирая меч и убирая его обратно в ножны. Еще предстояло глянуть как там темный, успевший затылком собрать, наверняка, целую кучу шишек. Впрочем, чешуйчатая явно не торопилась. На дроу я было как-то наплевать, а вот свою пику забрать надо. Потому Палада в первую очередь подобрала свое оружие, а уж после, попросту перешагнув через обезглавленный труп минотавра, двинулась в зал. Не к дроу, а в сторону ближайших проходов, осматривая их на предмет наличия еще какой веселой срани чокнутого некроманта.
- Ничего, - вслух и достаточно громко заметила Паландаросса после эдакого осмотра.

+2

71

Ответ Эсталис плохо укладывался в голове, но недвижимый и дымящийся в проеме минотавр, повисший на ее собственных ледяных иглах, подтверждал факт их маленькой (а маленькой ли?) победы. Нахмурившись, Селина потерла виски и перевела взгляд с темненькой на рыжую.
- Но почему я ничего не помню? Я отключилась и ловушка сработала без меня? Но это же попросту невозможно! Я не настраивала ее на автономную работу, она не должна была среагировать на движение. А из вас никто такой магией не владеет…
Наверное, Селина бы еще долго ломала голову, что произошло и почему, если бы Палада не отвлекла ее коротким «ослабь». И как она себе это представляла? К сожалению, процесс заморозки у нимфы был односторонним, и растапливать собственный лед она не могла. Но поскольку возражения слушать бы не стали и рыжая уже направилась к монстру, полуэльфийке ничего не оставалось кроме как сымпровизировать. Вытянув обе руки вперед, девушка направила потоки магии к собственным творениям и с силой потянула их в стороны, стараясь раздвинуть получившуюся решетку. Признаться честно, это оказалось куда сложнее, чем просто наколдовывать магию. Ничего подобного блондинке прежде делать не доводилось, но к тому моменту, как она все-таки раздвинула и вертикальные и горизонтальные ледяные прутья, из носа от перенапряжения пошла кровь. Не особо много, лишь капелька, но тем не менее. Бессильно выдохнув, нимфа схватилась за вновь разболевшуюся голову. Перед глазами поплыло, но через каких-то несколько секунд фокус вернулся, словно ее окунули в ледяную воду. Радовало в подобном состоянии хотя бы то, что момент отсечения головы чудовища Селина пропустила. Уже лежащий поверженный минотавр перестал закрывать обзор и девушка увидела дроу, который не подавал признаков жизни. Ахнув, нимфа поспешила к нему и присела рядом на корточки, приложив пальцы к его шее, чтобы проверить пульс. Кажется, он был, хоть и слабый. Закусив губу, девушка положила руки на грудь мужчины и прикрыла глаза, передавая остатки силы и пытаясь залечить хоть что-то. Правда, хватило ее сил не на долго. Вздохнув, Селина убрала руки и открыла глаза, взглянув на эльфа. Кажется, он раньше что-то пил из фляжки. Может, вода? Или настой какой тонизирующий… В любом случае можно было бы попытаться его напоить этой штукой, да и самой глотнуть для восстановления. Нащупав фляжку, девушка не глядя раскрутила ее и сделала глоток… кто ж подумать мог, что там такое? Быстро выплюнув то, что еще осталось во рту, Селина взвизгнула и отскочила в сторону, уронив фляжку на пол. Губы ее теперь были в крови, зрачки от ужаса расширились, а руки дрожали. Судорожно всхлипнув, блондинка перевела испуганный взгляд с лежащего мужчины на девушек.
- Т..там…кровь!!!

+3

72

Спокойно проследив за тем, как воительница отделяет голову минотавра от его туловища, лишь на миг поразившись силе рубящих ударов, вивенди направилась вслед за Паладой, попутно обдумывая дальнейшие действия. Она надеялась, что у нее получится немного восполнить потерянные силы и в бой они пока вступать не будут, а устроят небольшую передышку. Как-то не очень хотелось бросаться из огня да в полымя, но правила здесь диктовал мертвый некромант, а от него можно было ожидать чего угодно...
Пары коротких взглядов, брошенных на блондинку, хватило Эсте, чтобы понять о не самом лучшем самочувствии ледяной, которая, мало того, что потратила достаточно много силы за последнее время, так еще и подверглась ментальному контролю, что тоже все-таки ощутимый стресс.
«Эх…я не целитель, а так бы хоть чем-то ей помогла», - разочарованно подумала воровка, отчего-то проникнувшись теплыми чувствами к этой, на первый взгляд, хрупкой девушке. Вот только стоило ее оставить без присмотра, как она тут же кинулась к тушке дроу, что все так же неподвижно лежал у саркофага, куда его отшвырнул минотавр.
«Неужели он еще живой?» - отстранено подумала Эс и хотела было пойти осматривать зал, как неожиданно услышала вскрик Селины, - «Кровь?» - она перевела взгляд на флягу, которая была отброшена в сторону и сейчас украшала каменный пол кровавой лужицей, вытекающей из ее горлышка. Зрелище было странным и весьма непривычным. Какой смысл таскать с собой флягу с кровью? Дроу ведь не вампиры… - «Или не такой уж он и дроу?» - подозрительно прищурившись, вивенди приблизилась к Селине и ободряюще ей улыбнулась.
- Успокойся, может он у нас на самом деле вампир, а не дроу, - Эста чуть усмехнулась и протянула испуганной девушке платок, - Лучше вытри эту гадость с губ. Красный цвет тебе, конечно, идет…но не в подобном исполнении, - вивенди задорно улыбнулась и переключила свое внимание на дроу, внимательно его рассматривая, - Плохо дело, - «Жить будет», - мысленно продолжила Эсталис, но вслух сказала, - вряд ли сможет теперь так же геройствовать. Ему бы не помешала помощь целителя.
«Может оставить его тут и идти дальше? С раненным мы явно далеко не продвинемся, да и в бою он будет только мешаться...»

Отредактировано Эсталис Тиэр (09-06-2016 23:03:04)

+1

73

На вопросы Селины Палада так и не ответила. Ей было просто недосуг тратить на подобные мелочи свое драгоценное внимание. Еще раз осмотревшись, а заодно как следует прислушавшись к запахам, звукам и собственным ощущениям, драконица удовлетворенно кивнула. Пока действительно никого, чисто. Вся нежить на приличном от этого зала расстоянии, а значит у их небольшого отряда есть время немного перевести дух, придти в себя и посмотреть что там с этим несуразным дроу. Он был все еще жив. Палада это поняла без труда, потому как вполне ясно ощущала биение жизни в его теле. С одной стороны, оно и неплохо. Золотая, хоть и сохранила с юности довольно вздорный и агрессивный нрав, все же особым злорадством не отличалась, да и кровожадность свою значительно поумерила за время относительно продолжительной жизни. Смерть дроу не принесла бы ей особого удовольствия, скорее только облегчение, ведь все противоречило ее некоторому нейтралитету в отношении этого темного существа. Собственная натура металлического дракона требовала избавиться от эдакого раздражителя. Инстинкты, все такое... тут ничего шибко и не поделаешь. Обойдя зал и осмотрев на этот раз стены, Паландаросса раздраженно цокнула языком и двинулась к остальной части партии. Там как раз в самом разгаре было очередное веселье с участием чужой фляжки. Нет, если бы там была "огненная вода" драконица еще бы поняла весь переполох и визг Селины, но нет, там оказалась кровь! Всего лишь кровь! Дикий хищник, которым в сущности своей и была дочь крылатого племени, искренне недоумевал отчего это беловолосую так смутило содержимое фляжки. "Огненная вода" противно жжется и на вкус не шибко хороша, а вот кровь очень даже приятна и питательна. Ну, если целиком дичь жрать, да. С мясом и костями. Ох, ничего не понимают эти бескрылые! Впрочем, слова вивенди относительно вампиризма все же заинтересовали чешуйчатую. Она вновь глянула на дроу, да чуть покривила губы в презрительной усмешке, отмечая про себя что теперь этот тип ей нравится еще меньше.
- Он не вампир. Сердце бьется, - ответила Паландаросса на предположение Эсталис, а после добавила, - Выродок-грязнокровка. Дампир, пьющий кровь как и его клыкастый прародитель, - покосившись на фляжку, драконица чуть качнула головой, - Напои его. Может опять начнет забавно дрыгаться. Но он нам больше не нужен, - Палада фыркнула. Даже ей, не шибко осведомленной в медицине, было очевидно, что темный больше не боец. По крайней мере пока, - В бою проку мало от раненного. Тащить обузой глупо.
Конечно, милосерднее было бы убить, перерезав глотку или сломав шею, чем оставлять одного посреди охваченного нежитью могильника, но наносить смертельный удар Палада не торопилась, зная о некоторой сентиментальности бескрылых самок (по крайней мере одной из них). В конце концов, если им не наплевать на судьбу этого существа, может что-нибудь, да придумают.

+1

74

Кровь. Это была самая настоящая кровь! И Селина только что это выпила..пусть совсем немного, но…это нужно было пережить морально. Наверное, если бы Эсталис не отвлекла ее своим протянутым платком, блондинка бы скатилась до банальной истерики. Нет, безусловно она слышала о вампирах и том, что питаются они именно кровью, но чтобы причислять себя к этой жуткой расе, даже в мыслях и каких-то фантазиях…да ни за что! Полуэльфийка слишком уж сильно не любила насилие, чтобы подобное уложилось в ее голове. И теперь она сама отведала этого жуткого напитка, ради получения которого кого-то убили? Бррр…подобные мысли отказывались укладываться в голове. Быстро выхватив платок у брюнетки, девушка кивнула ей в знак благодарности и стерла с ледяной корки на лице остатки крови. Рука, держащая спасительную тряпицу, подрагивала от нервного потрясения. И этот дроу, который спас ее, рисковал жизнью ради нее…он вампир, а не дроу? Или, как там его назвала Палада, дампир?  О подобном нимфа не слышала, но сумела сложить в голове два и два и понять, что это значит и чем на самом деле является этот мужчина. Одной частью темный эльф, а другой кровопийца и убийца. Не удивительно, что обе девушки не желали заступаться за него и как-то помогать в схватке. Разумным было бы избавиться от опасного существа, которое может напасть в любой момент, стоит лишь проголодаться, но… Селина была бы не Селиной, если бы подняла руку на невиновного и уж тем более убила беспомощного. Ей еще ни разу не приходилось убивать разумных и, уж очень хотелось, чтобы и не пришлось. Помедлив немного, девушка глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться, после чего решительно кивнула уже самой себе и двинулась на негнущихся ногах к роковой фляжке, из которой медленно вытекала драгоценная для мужчины кровь, к слову, могущая спасти ему жизнь. Подойдя к фляжке, девушка некоторое время все же не решалась ее поднять. Испачкаться в крови совершенно не хотелось, но выбора ей не предоставили. Поэтому, опустившись на корточки, нимфа аккуратно подняла фляжку за горлышко и обтерла ее уже испачканным платком, чтобы можно было хоть как-то держать и не измазаться. Сглотнув и собравшись с духом, блондинка поднялась и подошла к дроу, который так и не подавал признаков жизни. Осторожно присев рядом с мужчиной на пол, Селина приподняла его голову, укладывая к себе на колени, и поднесла горлышко фляжки к мужским губам, медленно вливая в рот остатки крови, аккуратно, буквально по капле, чтобы полуэльф не подавился.
- Мы не можем его бросить здесь, он же умрет. Я, конечно, тот еще целитель, но все, что смогла, сделала. Может, посидим здесь немного? Как раз и он в себя придет, и мы немного отдохнем. Ну пожалуйста…
Закусив губу, полуэльфийка умоляюще посмотрела на рыжую, негласно признав ее на правах самой сильной главой этого маленького женского отряда.

+2

75

После удара дампир почувствовал жуткую боль. Казалось, будто каждая клетка тела кричала от изнеможения. Ребра хрустнули, звук эхом  отдавался в голове. Все было в замедленной съемке. Фаркан был умверен что успеет дочитать свое заклинание, но что-то пошло не так. "Это невозможно... если я умру, то надеюсь, меня воскресят в виде  зин-карла, чтобы я продолжил служить Ллос." Фаркан понимал, что он больше не боец в этой схватке и просто закрыл глаза, отдаваясь воле судьбы. Сильный удар пришелся в затылок. И будто кто-то потушил свет в сознание. Пустота накрыла разум полукровки. Тьма, из которой нет выхода. Самое страшное мгновение перед тем, когда ты не понимаешь, что больше ничего не будет. Что тут есть частичка твоего разума и все. Ни малейшего звука не проникала в эту пустоту. Все прошлые воспоминаний, желания, волнения отошли куда-то очень далеко, но при этом чувство полного забытья стискивало безжалостной хваткой душу маленького существа в этой безграничной пустоте. Страх... Нет, это что-то иной во много раз превосходящие его. Безумие, вот что прорывало эту пустоту, осознание того что ты навсегда будешь заточен в ней без шанса выйти. Даже ни малейшего предмета, на котором можно задержать взгляд, все однообразно и безгранично. Сознание кричит от этого невыносимого чувства, но даже звук исчезает в этом мраке. Позже приходит смирение и душа начинает растворяться во тьме, как и многие другие души поглощенные ею. Все они когната станут частью ее. "Колесо жизни должно вращаться... Когда то говорил мне знакомый демон... Но это не колесо... Это жернова, которые перемалывают души..." с последними мыслями душа сливалась со тьмой.
Но что это? Будто что-то цепляло за остатки разума. Дампир почувствовал, что что-то есть в этой пустоте и пытался всеми силами ухватиться за это. Он абсолютно не думал о том враждебно это к нему или нет. Во всяком случае, это лучше чем смириться с пустотой и стать ее частью. Вдруг знакомое чувство тепла и прилива сил наполнило его разум, заставив тьму по не многу отступать. Кровь, что ему дали из фляги. Разливалась по всему телу, заставляя его сердце вновь биться в привычном ритме. Он чувствовал, как ребра сдавливали его дыхание, недавая сделать ровный вздох. Не открывая глаз, он выплюнул часть крови, что заливали в него и застонал, стиснув зубы, от боли которой он испытывал. Боль стала по не многу отступать, Фаркан почувствовал, что мягкое и теплое у себя под головой. Приоткрыл глаза, сквозь муть и все еще не до конца пришедший разум он увидел девушку. С белесыми волосами отдающими холодом, голубыми глазами, разовыми теплыми грубами. Дампир признал ее. Это была блондинка, которую ему представилась возможность спасти ранее.
- Быть спасенным светлой... Какой позор...- ели внятно пробубнил он на языке дроу так, что вряд ли бы даже его сородиче поняли, что он сказал.
-Спасибо,- проговорил он тихим голосом на всеобщем своей спасительнице.
Он попытался встать, но его сильно шатало. Фаркан увидел расчлененное тело минотавра, что валялось в проходе. И еще две пары неодобрительных глаз, что смотрели на него. "Жалкие светлые ваша надменность меня раздражает..."Ноги подкосились и он рухнул, опершись на ближайший саркофаг.
- И что? Теперь я вам должен быть обязан? Не будь вас у меня за спиной я бы и сам с ним справился,- огрызнулся он, смотря на неодобрительные взгляды тех двух.

Отредактировано Фаркан (14-06-2016 19:37:14)

+1

76

Некоторое время вивенди просто спокойно наблюдала за движениями блондинки, благо, уже пришедшей в себя, которая проводила незамысловатые манипуляции в попытке напоить пострадавшего дроу кровью из злополучной фляги. Впрочем, как оказалось, он был не совсем дроу…а дампиром, но особо сильной разницы воровка не видела. Суть от этого не изменилась, да и страха не добавилось. Тем более, в таком жалком и разбитом состоянии, этот темный даже могильных мышей не напугает, не говоря уже о трех магах.
И боги не дадут соврать, какое-то время Эсталис честно терпела попытки раненного дампира подняться на ноги, а потом и его слова, обращенные, кажется, к ним с Паладой. Но в конечном итоге, девушка не выдержала и резко направилась в сторону сидящего возле саркофага мужчины, оказываясь подле него, словно резкий порыв северного ветра.
- А теперь заткнись и не шевелись, - холодно произнесла вивенди, с силой заставляя мужчину лечь обратно на пол и принять горизонтальное положение, - Если хочешь жить, конечно, - она принялась внимательно осматривать рану на голове, а потом прислушалась к тяжелому, с хрипотцой, дыханию дроу. Нахмурившись, Эста бесцеремонно принялась расстегивать одежду на нем, с большим трудом избавляясь от всех деталей его кожаного доспеха, - Не бойся, убивать тебя точно никто не собирается, иначе бы просто бросили тут, - ее голос немного смягчился, а черно-синие глаза смотрели вполне доброжелательно, хоть и достаточно серьезно, - Надо осмотреть повреждения, - с этими словами вивенди распахнула остатки одежды, оголяя торс дампира, где на бледной коже проступали отвратительные темные кровоподтеки. Предполагая, что это не просто ушиб, она первым делом перевернула его на поврежденный бок, дабы облегчить дыхание, как ей некогда советовал один знакомый лекарь.
- Я конечно не целитель и не знахарь, но подобные повреждения уже встречала, - вслух рассуждала воровка, осторожно касаясь кончиками пальцев области ребер мужчины и обращая внимание на то, как он весьма болезненно реагирует на прикосновения.
«Значит больно… Да и дышать ему явно тяжело, а само дыхание не ровное и с хрипами, - мысленно рассуждала девушка, все больше склоняясь к своей версии, - Скованные движения, невозможность стоять на ногах (что может объясняться не только травмой головы), а так же характерный отек в области ребер…»
- Скорее всего, или одно, или несколько ребер сломаны, - уже вслух закончила свою мысль Эс и начала искать в своей сумке необходимые сейчас материалы, которые таскала с собой всегда, ибо сама была не бессмертной и физическая оболочка тоже ни раз страдала. Достав целебную мазь, которая сняла бы отек и успокоила немного боль, воровка густо намазала ей поврежденный участок грудной клетки, после чего вытащила из сумки белые прочные бинты и приступила к следующей стадии лечения: обездвижить поврежденные ребра путем поддерживающей повязки, привязав согнутую руку пострадавшего к телу. Процесс этот был весьма болезненный, поэтому дроу сейчас явно испытывал не самые радужные ощущения. Главное, чтобы потом не попытался ее убить за то, что она тут сидит и пытается ему жизнь спасти. А для чего? Ведь даже спасибо не скажет. Мы же гордые!
«И вот оно мне надо?» - вивенди с тихим вздохом покачала головой и продолжила свое занятие, стараясь действовать максимально аккуратно и уверенно, втайне надеясь, что повреждений внутренних органов у темного нет. Сейчас главное было зафиксировать ребра, а дальше за дело возьмётся процесс регенерации.
Закончив перевязку, Эста убрала все обратно в свою сумку и посмотрела на девушек:
- Ему какое-то время нужен покой, - она тут же бросила короткий взгляд на дроу и строго произнесла, - Не смей шевелиться, иначе точно тебя прибью... Я что тут, зря старалась что ли, - снова посмотрела на Селину, а потом на Паладу, - Может немного отдохнем? У него явно регенерация должна быть ускоренной и через некоторое время хоть ходить сможет, - задумавшись, вивенди слегка нахмурилась и добавила, - Хотя смысла идти с нами для него нет. Толку в бою никакого, только еще одна попытка расстаться с жизнью получится…

Отредактировано Эсталис Тиэр (15-06-2016 00:52:34)

+2

77

Ладно, сейчас бескрылых еще можно было понять. В конце концов, Палада бы не бросила своего сородича умирать, какой бы бестолочью он ей не казался. Попыталась бы может даже пищи принести или защитить, если бы крылатый брат поступился своей гордостью и принял ее помощь. Ладно, она даже двуногим периодически помогала. Не всегда, конечно, по доброй воле, а из соображений скорейшего исполнения собственной клятвы, но все же. Сказать честно, бывали дни и ситуации, когда Паландароссе даже нравилось помогать. Не так часто, конечно, однако уже достаточно, чтобы не желать пооткусывать сейчас всем вокруг головы за разведение розовых соплей и взаимовыручки в заведомо неблагоприятной обстановке. Драконица без особого интереса или пренебрежения проследила за тем, как дампира угощают содержимым его же фляжки. Была бы Паландаросса человеком, непременно бы отметила что это зрелище на редкость мерзкое, но нет. Факт того, что кого-то поят кровью ее нынче ни разу не смущал. Дикое существо из дикого леса, чего кровушки-то стесняться?
"Это ж откуда в его голове столько помета? Сразу и не скажешь, что перевозбужденные своей властью и верой самки воспитывали... или его вовсе не дроу воспитывали?" - самец зашевелился, начиная подавать более активные признаки жизни и ими же сходу раздражать как минимум половину отряда. Палада же только презрительно фыркнула, подумывая о том, что никогда не поздно ткнуть темного копьем в голову. Не острием, а обратной стороной древка. В конце концов, дроу молчащий и ничегошеньки не говорящий нравился чешуйчатой куда больше. Хотя и слово "нравился" немного не то. Не под ситуацию, ибо созданию светлому в принципе не должно было нравиться создание темное - это шаг против природы и своего естества. Пока Паландаросса размышляла стоит ли протаранить голову дампира чем-то тяжелым, самки уже принялись оказывать ему первую помощь. Драконица ничегошеньки не смыслила в медицине, да и в силу природы своей имела несколько отличный скелет (в своей истинной ипостаси) от скелета двуногих, но даже ей хватило ума, чтобы понять, что с дроу что-то не так. Его дыхание было другим. Это не укрылось от чуткого драконьего слуха. Ребра и у драконов ребра, хотя у последних-то в разы покрепче. В общем, то, что темный больше не боец лишний раз подтвердилось, как и то, что теперь у него из-за травм могут быть ощутимые проблемы. Первое время уж точно. Со сломанными ребрами не то, что мечами не помахаешь, с ними даже толком не походишь, потому как думалось чешуйчатой, что тычок осколка кости в легкое мало кому покажется блажью. Да и случись такое, кто сможет исцелить дампира?
"Может разумнее его все-таки добить?" - проскользнуло в голове у Палады, - "Заодно и дрыгаться перестанет, сам себе не навредит..."
- Отдых. Ненадолго, - в конце концов, изрекла драконица, - Мертвецам сон не нужен. Они рыщут, - добавила она спустя несколько мгновений, а после покосилась на вивенди, пытающуюся перевязать дроу. Действовала-то она вроде верно, но успех теперь зависел исключительно от поведения самого пациента.
- Теперь он - обуза, - с ледяным равнодушием в тоне заявила крылатая, вновь давая всем вокруг понять, что не собирается тащить темного за собой, - Дальше он не идет. Иначе вас погубит своей неспособностью драться.

+1

78

Кажется, старания нимфы не прошли даром, и дроу, или, точнее, полудроу начал потихоньку приходить в себя. Когда он выплюнул остатки крови, девушка аккуратно обтерла платком чужие губы, сама не замечая сего действа. Наверное, в Селине на автомате включилась забота об этом мужчине, и она всеми фибрами души желала ему помочь. Он что-то сказал на своем родном языке, естественно, блондинка не поняла ни слова, а вот на спасибо лишь улыбнулась. Только вот полукровке совершенно не понравилось, когда болезный собрался вставать, и не зря. Селина даже среагировать не успела, когда ее пациент снова рухнул на пол. Хорошо хоть не убился головой об стоящий рядом саркофаг. Окружающая вонь уже настолько приелась, что девушка попросту не замечала ее, переключив все свое внимание на остроухого. Кажется, Эсталис тоже решила ему помочь, что не могло не радовать. Все-таки целитель из Селины был никакой. Да, кое-какие магические штучки она умела проворачивать, но сейчас, с потраченным магическим резервом, да и без особого понимания ситуации…в общем, глупо и бесполезно. А вот Эста явно знала, что делала. Селина неотрывно следила за манипуляциями брюнетки, готовая в любой момент помочь, если будет необходимо. Но помощь ее, судя по всему, не требовалась, и весь процесс обработки чужих ран нимфа пронаблюдала со стороны. Паладе, казалось, вообще было все равно на происходящее в пещере. Ну, что уж поделать, такова была рыжая. Селине до сих пор не удалось понять эту рыцаршу, да оно и не нужно, наверно. Не детей же вместе крестить, в конце концов. Ладно, вернемся к дампиру. Как раз его уже раздели и перевязали, перевернув набок. Да еще и рыжая скомандовала привал. Он был как нельзя кстати, особенно с учетом проблем их нового спутника. Опустившись рядом на пол, Селина сняла с себя меховую накидку (так и так не замерзнет), сложила ее в виде небольшой подушки и аккуратно подложила под голову дроу, мимолетно погладив по волосам.
- Ты скоро поправишься, - интересно, кого она хотела успокоить этим изречением? Его или себя? Кажется, скорее, себя.
Улыбнувшись, блондинка перевела взгляд на девушек, ставший серьезным.
- Но как мы отставим его здесь? Если нежить сюда проберется, он не жилец, - покачав головой, Селина закусила губу, - Я могла бы создать для него ледяной купол, чтобы никто не смог пробиться к больному, пока мы не вернемся за ним.

+2

79

Черноволосая двинулась к полукровке. И силой уложила  того. Сил сопротивляться не было, любое движение вызывало сильную боль.
- А теперь заткнись и не шевелись, если хочешь жить, конечно.
Эта особа  стала рассматривать голову, что затрудняло и так сбитое дыхание. Позже стала к чему-то прислушиваться.
- Что ты пытаешься сделать светлая?- через силу и с хрипотой в голосе произнес дроу. В его глазах читалось неодобрение и злость. Каждое движение, которое она заставляла его сделать, вызывало у него боль. Она ничего, не отвечая, стала снимать броню и одежду с него. Дампир попытался что-то с колдовать, чтоб защититься, но вместо этого, лишь выпустил непонятный темный пар. "Черт... из меня, что сделают подопытного кролика!" Глаза стали наливаться кровью. Еще чуть-чуть и он бы вошел в режим "Кровавой ярости".
- Не бойся, убивать тебя точно никто не собирается, иначе бы просто бросили тут.- Эти слова облагоразумили его, но полностью доверять он  ей не решался. "Если она сделает, хоть что-то, что я посчитаю опасным... Я убью ее." решил он, внимательно стараясь понять ход ее мыслей.
- Надо осмотреть повреждения,- она перевернула полукровку на бок, и дампир даже постарался посодействовать ей в этом. Рассуждая в слух темноволосая стала осматривать торс, нажимая своими миниатюрными пальчикам. Хоть и нажатия были несильные, но боль ,что они причиняли, была адская. "Демоница... Что ты делаешь?!" кричал внутренний разум дроу. Новоявленная медсестра вынесла вердикт о сломанных ребрах. Достав из своей сумки какую-то мазь, она стала наносить ее на тело густым слоем. Сказать честно это было даже приятно, прям успокаивающий массаж. Однако это продлилось не долго. Когда из сумки появился бинт, все приятные ощущения исчезли. Она старательно и туго привязывала согнутую руку к телу дампира. Фаркан стиснув зубы и старясь не показывать свою боль, лишь слегка приподнимал торс, чтобы было легче перебинтовать. Лечение закончилось и черноволосая отстранилась. Вместо  нее подошла блондинка, сняв свою меховую накидку, без которой она казалась еще милее, она сложила ее  и уложила в виде подушки под голову полукровки. Ледяная девушка погладила дампира по голове. "Что со мной не так? Почему  ощущаю спокойствие рядом с ней?"
- Ты скоро поправишься,- с этой фразой Фаркан слегка прикрыл глаза и улегся полностью на самодельной подушке. Он не слыша наказ темноволосой о том ,чтоб он не двигался. На какое-то время он отстранился. Но когда полукровка услышал о том что его списали со счетов, злость снова обуяла его.
- Не смейте меня недооценивать светлые! Раненый лев остается левом до конца!- Темная волна магии пробежала по волосам дроу в виде небольших разрядов. Глаза выдавали свою вспышку гнева. Хоть он и был сейчас достаточно беспомощным, но у него оставалось пару козырей в рукаве. Который бы помогли бы ему забрать пару жизней с собой на тот свет. Загнанные звери часто бросаются на превосходящего противника и порой выходят из таких схваток победителями. Но  вдогонку этому рыжая обозвала его обузой. "Твоя мать была обузой всего твоего рода, когда родила тебя! По чаще оборачивайся теперь светлая. Тьма несет за собой сюрпризы."промелькнуло в голове у подранка, но говорить в слух этого не стал. Слишком уж в невыгодном положении он сейчас, чтоб устраивать разборки с непонятным светлым монстром. Поэтому дампиру пришлось проглотить эти мысли, лишь кинув неодобрительный взгляд на нее.
- А ты уверена, что уж настолько я буду неспособен через несколько часов перерезать пару глоток? И не вам решать за меня. Я иду с вами по своему решению, а не по вашей указке.- огрызнулся полукровка. Вступилась блондинка, но ее предложение оставить его в хрустальном гробу подальше от нежити не радовало. Во-первых, воздух ограничен, во вторых если появиться еще одна такая махина как раньше, то ему даже сбежать, не получиться.

Отредактировано Фаркан (29-06-2016 02:24:37)

+2

80

Закатив глаза, когда ее «пациент» начал дергаться и высказываться о том, что он поступит так как захочет, Эста сначала прожгла его испепеляющим взглядом, желая прибить на месте, а потом махнула рукой и отвернулась, бросив напоследок:
- Да пусть делает, что хочет, раз жить надоело, - она перекинула через плечо свою сумку и направилась ближе к выходу из зала, уже не обращая внимания на Селину, которая устроилась рядом с темным, изливая на него волны сочувствия и жалости.
Ах да, и одновременно, вивенди злилась на саму себя за то, что решила помочь этому дампиру, от которого мало того не дождалась ни слова благодарности (но это было ожидаемым, хоть и обидным), так еще и убедилась в том, что этот упрямый баран все равно намерен поступить по своему. Ему нужно хотя бы пару часов побыть в покое, чтобы хоть немного восстановиться, а он, как ненормальный, снова рвется в бой. Да еще и смеет на них рычать!
«Боги, дайте мне терпения…» - мысленно взмолилась Эста, в очередной раз, поражаясь какой кровожадной и несколько злой стала в этой гробнице. Хотя, главным виновником этого ее состояния был, несомненно, один языкастый и крайне упрямый индивид, в котором Селина что-то нашла.
Фыркнув, воровка устроилась возле стены, облокотившись на нее и скрестив руки на груди. Прикрыв глаза, она решила сделать несколько дыхательных упражнение, дабы немного успокоиться и отдохнуть. Оставалось только дождаться, когда Палада даст команду двигаться дальше, сворачивая их маленький привал.
Хотелось уже поскорее закончить с этим затянувшимся и изматывающим заданием, после чего живой и здоровой оказаться на поверхности. Как же ей сейчас не хватало теплого солнца, ясного неба над головой и стремительного ветра, который унес бы ее подальше от этого мрачного и странного места. Пожалуй, сейчас, она понимала, насколько глупым был ее порыв последовать за незнакомцем, что вел себя настолько же безэмоционально и отстранено, как и здешняя нежить. Вот только, если у нежити было хоть какое-то желание (убить всех и вся, вполне сойдет) понятное всем, то у этого странного незнакомца не было ничего. На вид он казался просто куском камня, в котором каким-то чудом поселилась жизнь.
«В итоге, я потеряла его из виду и оказалась в этой гробнице...» - мысленно заключила Эс, стараясь настроить себя на позитивный лад. А точнее, на ту награду, которую получит за все мучения и стрессы, пережитые в этом пристанище мертвого некроманта.
«Никогда! Никогда больше не подойду ни к одному кладбищу!»

Отредактировано Эсталис Тиэр (02-07-2016 21:48:48)

+1

81

"Не нам решать?" - драконица насмешливо хмыкнула, но предпочла умолчать о том, что попросту добьет это существо, если оно вздумает идти дальше и мешаться ей. Почему? Во-первых, это необходимо для выживания. Да, Палада ставила свою жизнь превыше чужой. Намного. И не собиралась ей рисковать из-за одного упрямца, что в силу собственного ранения вряд ли будет одарен кошачьей грацией и сверхточным вниманием. Он будет шуметь, сбивать стены и предметы обстановки... да вообще, мало ли может сделать существо с поломанными костями и раненной башкой? Головокружение и столь великолепное создание, как дракон, может порядочно доканать, что уж говорить о каком-то двуногом? Во-вторых, Паландаросса не считала целесообразным тащить за собой раненного. Какой с него прок? Если он думает что способен колдовать или драться, то это явная нелепица. Не прошло даже часа с момента получения ранений, а он дрыгается как уж на сковородке и не дает ни силам своим восстановится, ни ранам начать срастаться. Как полудроу еще не грохнулся вновь в обморок от какого-нибудь особенно забористого болевого ощущения оставалось только догадываться. Он не сможет быстро идти, станет задерживать отряд, который уже и без того дважды останавливался на привал. Третья подобная задержка до того, как они уничтожат источник темной магии, поддерживающей жизнь в созданиях почившего некроманта, могла стоить им дорого. Двуногим уж точно, а за их жизнь Паландаросса все же чувствовала определенную ответственность. Лучше она пожертвует одним, тем более темным, чем даст сдохнуть всем. Спасибо ей никто за это, конечно, не скажет, даже губы дуть будут за подобную жесткость и категоричность, но зато желаемый результат достигнут. В-третьих, убить дроу своей рукой - это значит принести ему легкую смерть. Согласитесь, куда приятнее погибнуть от одного точного удара, чем часами мучиться от того, что тебя жрут заживо порождения чужой злой воли?
Был конечно еще один вариант, но использовать его драконице не очень-то улыбалось. Она могла бы запросто зачаровать всю эту троицу и выставить из гробницы, внушив им свои мысли, но они могли бы и вернуться. Еще она могла ранить их разум, а последствия этого довольно болезненны и нередко неизлечимы. Палада помнила, как обратила Селину в свою марионетку. Ей не хотелось вновь тратить свои силы на подобную бережность и аккуратность в случае аж сразу троих чрезмерно буйных существ, да и самка вивенди продолжала вести себя вполне пристойно. Выгнав всех их за пределы гробницы, Паландаросса тем самым бы лишила их возможности получить от сородичей награду за эдакий подвиг. Наверное, было бы не очень справедливо оставить Эсталис без блестяшек, называемых деньгами. Кажется, она ради них и осталась тут. Разве нет? А впрочем не важно. Дроу вздумает барахтаться и идти следом - Палада его убьет, и делов-то. Драконица решила как поступит дальше и, вполне удовлетворенная своим решением, взяла свое оружие, да направилась к следующему коридору, у входа в который уже стояла самка вивенди.
- Конец привала. Идем, - бросила драконица через плечо, затем кивнула Эсталис и первой шагнула в коридор. Ждать дроу и беловолосую она не собиралась, но последней вполне давала время догнать их.

+2

82

Темная магия, всполохами мнимого черного пламени прошедшаяся по волосам дроу, больно кольнула руку, заставив отдернуть слегка пострадавшую конечность в сторону. Не то чтобы она причинила блондинке какой-то особый вред, нет. Скорее это напоминало прикосновение к чему-то очень горячему, либо к очень холодному, когда рефлекторно отстраняешь руку в надежде спасти тонкую и нежную кожу. Ожога в данном случае не будет, да что там…даже мало-мальски заметного следа не останется, так, поколет минутку и все, но неприятно же. И немного обидно. И ведь Селина прекрасно понимала, что уж ей вред никто не хотел нанести, но…получилось, как получилось. В итоге ее задела чужая магия, и ладно бы врага, так нет же, того, к кому нимфа со всей душой, а он…он не специально, но обидно. Возмущаться вслух казалось глупым и неуместным, так что девушке оставалось лишь фыркнуть про себя, тем самым выпуская собственную придуманную обиду на волю из клетки собственного сердца (или разума?) и жить дальше, как говорится. Наверное, это был тот самый неловкий момент, когда ты обиделся на кого-то, но сам понимаешь бессмысленность и надуманность своих обид, поэтому молчишь в тряпочку, не желая ни с кем обсуждать собственные невольные негативные фантазии, но старательно продолжаешь дуться. Оно потом само пройдет, рассосется как-нибудь, возможно, даже минут через пять. Разве что задержится чуть дольше, чем боль в «обожженных» чужеродной магией пальцах. Отвлечется на что-то другое, переключит внимание, и бац! Обиду как рукой сдуло. Вот, например, как сейчас, когда этот неугомонный дроу снова сцепился со спасшей его брюнеткой. Селине в такой ситуации осталось только вздохнуть. Девушка попросту не понимала, откуда в таком слабом и практически беспомощном сейчас теле столько злости? То ли усталость давала о себе знать, то ли накрывшее ее ранее волнение отпустило с хотя бы поверхностным лечением этого парня, но дальше истерить полукровка попросту не могла. А уж рыжую вся ситуация, наверно, раздражала куда больше остальных. Селина вообще заметила, что Палада довольно холодно относится к раненым и помогать им не собирается, считая подобный груз попросту лишним. А уж если этот груз еще и огрызается…пиши «пропало». Видимо, нимфе, как главной миротворице сей разношерстной компании, придется успокаивать взбеленившегося дроу и сейчас. Помедлив немного, Селина аккуратно коснулась плеча мужчины и взглянула в его глаза, мягко улыбнувшись.
- Послушай…мы все здесь понимаем, что ты боец. Никто не списывает тебя со счетов, ни в коем случае! Ты как был, так и остался львом. Но раненому льву нужно немножко помочь. Так позволь нам сделать это для тебя. Мы подлечили тебя, как смогли, дальше все должна сделать регенерация. Пожалуйста, позволь ей немного подлатать тебя, а нам – не беспокоиться за нашего единственного мужчину. Я уверена, что ты скоро поправишься и сможешь нас нагнать, но полежи немножко и отдохни, ладно? Я очень тебя прошу, пожалуйста, отдохни немного и наберись сил. Возможно, даже поспи. Мы обязательно вернемся за тобой, обещаю.
Улыбнувшись, девушка склонилась к полуэльфу и мягко коснулась его щеки холодными губами, после чего поднялась и взглянула в темнеющий проход, в котором уже скрылись ее спутницы. Сил оставалось не так много, но уж ледяную стену, пусть и не шибко прочную, вокруг дроу она построить смогла. Аккуратно вырастив кристаллы льда прямо из земли, блондинка оставила между ними узкий проход и закрыла его ледяной коркой, почти прозрачной, но довольно прочной. Через нее можно было смотреть, но вот пробить сразу у нежити не получилось бы. Улыбнувшись, Селина послала дроу воздушный поцелуй и со словами «мы скоро вернемся, дай девочкам погулять немного», скрылась в туннеле, нагоняя своих спутниц.

+3

83

Дроу почувствовал как магия, что бежала по волосам заставила отдернуть руку той блондинки. Но это лишь больше заставляло его концентрироваться на защите свое жизни. Он чувствовал себя чужим и ждал удара от этих светлых. Все же странно, что они до сих пор не попытались его убить или лишить свободы. Дроу бы уже давно увели их в свои подземные лабиринты, будь у них такая возможность, как у них сейчас. И тогда они бы пополнили число рабов в каком-то из великих домов.
Однако еще какое-то странное чувство раздирало его изнутри по отношению к темноволосой. Чувство долга. Он чувствовал себя обязанным, но почему? Темное существо, которому с детства внушали невозможность  любых привязанности, кроме привязанности к своему дому, начало чувствовать что-то еще. Может встреча с этой ледяной ведьмой повлияла так на него... "Черт, не смей даже так думать. Все они всего лишь еда. Ты идешь за ними лишь по необходимости выяснить их тайны и возможности найти путь домой."выругался про себя дампир.
Надменность рыжей все больше и  больше раздражало с каждым шагом. "Что она скрывает за тайну, раз позволит вести себя так?" Фаркан слегка сузив глаза хмурого взгляда. Стал вглядываться в ее лицо, стараясь понять, о чем она думает.  Но все же их мысли были совсем разные и он не понимал ее. Когда она скомандовала двигаться дальше, в зале остались только он и блондинка, не считая темноволосой, которая стояла на проходе. "Тц... Мне нужно иди за ними... Это единственный шанс найти путь домой и узнать, что они скрывают." Фаркан попытался встать. Это причиняло ему боль. Стиснув зубы, он поднялся в положение сидя, схватив рукой свое оружие. Тут заговорила блондинка.
- Послушай… Мы все здесь понимаем, что ты боец. Никто не списывает тебя со счетов, ни в коем случае! Ты как был, так и остался львом. Но раненому льву нужно немножко помочь. Так позволь нам сделать это для тебя. Мы подлечили тебя, как смогли, дальше все должна сделать регенерация. Пожалуйста, позволь ей немного подлатать тебя, а нам – не беспокоиться за нашего единственного мужчину. Я уверена, что ты скоро поправишься и сможешь нас нагнать, но полежи немножко и отдохни, ладно? Я очень тебя прошу, пожалуйста, отдохни немного и наберись сил. Возможно, даже поспи. Мы обязательно вернемся за тобой, обещаю.
Будь, кто другой на ее месте он бы огрызнулся. Не в пору дроу принимать обещание от светлых и тем более позволять, о себе заботиться.  Да и то, что он доставал не давно ее из передряг тоже, не внушало доверие . что она сама будет в безопасности. В груди что-то кольнуло. "Тревога? Из-за этой светлой? Все ли будет с ней хорошо?"Она поцеловала своими теплыми губами в щеку дампира. И вся тревога как будто улетучилась. Он наблюдал за тем, как вокруг него возводилась ледяная стена. Когда ледяные стены захлопнулись. Он положил голову на подушку  и лишь тихо прошептал.
- Будьте осторожны...-он закрыл глаза и погрузился в сон.

+1

84

Прошло совсем немного времени и Эс услышала долгожданную команду двигаться дальше. Тут же встрепенувшись, вивенди выпрямилась, отлипая от стены и пропустила воительницу вперед, после чего обернулась на парочку, оставшуюся все так же на своих местах.
«Надеюсь, у ледяной хватит слов, чтобы убедить этого упрямца оставаться на месте», - она мысленно закатила глаза к небу и махнула рукой. По сути, ей было все равно, что дальше станется с дроу. Темный, он и есть темный… только и может, что огрызаться, кидаться и кичиться своей воинственной исключительностью. Даже спасибо сказать не может, что уж говорить об остальном.
«А мне из-за него теперь надо пополнить запас бинтов и докупить мази», - с этими мыслями, вивенди развернулась и направилась вслед за Паладой, оказываясь в темном коридоре и оставляя Селину с раненным дампиром позади. Возможно, блондинке удастся уговорить темного не следовать за ними, а остаться на месте для дальнейшей регенерации. Потому что, если он все-таки решит по-своему и поползет за ними (да-да, именно поползет с его-то ранением!), то это будет последним, что он сделает в этой жизни. Судя по тому, как на него реагировала Палада, она с радостью воспользуется таким замечательным поводом прибить ненавистное создание, ставшее для них теперь якорем. Да еще и не сдержанным на язык якорем.
«И да…теперь нас осталось трое», - заметила вивенди, осознав, что, чем ближе они к концу этого маленького приключения, тем меньше их становится. В начале ушел тот странный индивид в черном, за которым девушка по глупости своей увязалась, теперь отвалился раненный дроу, от которого пользы никакой не будет. Оставалось надеяться, что они втроем дойдут до конца в полном составе и выберутся живыми. Уж где-где, а в таком месте умирать хотелось меньше всего. И дело даже не в мрачном антураже местной гробницы с кучей нежити… А в том, что посмертное соседство с ненормальным на всю голову некромантом, пусть и умершим, как-то не очень радовало. Тем более, Эсталис еще с той давней истории от встречи с некромантом, до сих пор их побаивается и терпеть не может.
Впрочем, сделав еще несколько шагов вперед, воровка все же остановилась и слегка обернулась, решив дождаться Селину, которую не хотелось оставлять одну. Мало ли, еще найдет приключений на свою пятую точку, когда их догонять придется. А может еще и заблудится… Палада как-то слишком шустро припустила вперед, словно, решив не дожидаться остальных.

+1

85

Палада не оборачивалась. Банально не до того ей сейчас было. Ее терпение, кажется, лопнуло. Дроу к добру ли, к худу ли за ней не пополз, точнее не попытался этого сделать, но слова беловолосой самки, оставшейся его успокаивать... нет, этого золотая уже понять не могла. В свои лучшие годы и  без всей этой необходимости оглядываться на клятву, она бы, наверное, пустила свой гнев на волю и перекусила этими двуногими прежде, чем закончить дельце с этим гадюшником и рассадником темных сил. А то нашли место и время пускать сопли и слюни друг на друга! Если настанет тот день, когда драконья раса уподобится смертным и каждая самка сочтет своим долгом нянчить самца как только-только пришедшего в этот мир детеныша, Паландаросса откажется от своей принадлежности к гордому крылатому племени и уйдет жить к оркам. Они, конечно, глубиной мысли не блещут, но хотя бы такой ерундовиной посреди поля битвы не страдают. Зеленокожие хоть что-то смыслят в принципе "выживает сильнейший". Вот примерно с такими мыслями и шла Палада вперед, все дальше и дальше по долгому и мрачному коридору. Шла одна и не заботилась о том, идет ли кто за ней. Да и с чего бы ей об этом заботится?
Коридор один, прямой и без ответвлений. Вперед драконицы вряд ли кто проскочит совсем незамеченным, а за спиной же уже все чисто. По крайней мере пока нежить с нижних ярусов не вздумала прогуляться наверх, да перекусить свежей плотью. В помощи же Паландаросса не нуждалась. Во всяком случае, она так думала. Тьма впереди сгущалась, становилась тяжелее и в разы неприятнее, однако... в ней до сих пор не проскальзывало ощущения хоть чего-то такого, что смогло бы причинить драконице вред. Если бы здешний некромант умудрился стать личом, то забредшие в его обитель "расхитители гробниц" уже давно были в курсе. Палада, обладавшая явно куда более совершенным восприятием, точно. Хмыкнув, золотая сделала еще несколько шагов вперед и, завидев арку входа в следующий зал, оглянулась. Кажется, она все-таки вырвалась вперед своего отряда. Далеко вперед. Ладно, если Имиру с этой абсурдной клятвой так надо, то чешуйчатая поможет двуногим. Просто сделает всю работу за них и тем самым не даст им весело и нелепо убиться, споткнувшись об саркофаг с разложившимся мертвецом.
"Горгульи были, дохляк-минотавр тоже... а что же у нас тут?" - перехватив копье и изготовившись к бою, драконица направилась в новый зал. Впрочем, внутрь она сразу не вошла, а остановилась на пороге. Золотая прислушивалась и принюхивалась, пытаясь определить, что ждет ее там. Тьма в этом месте ощущалась сильнее всего, она правила этим местом и страшно смердела, раздражая обоняние Палады. Коротко фыркнув, чешуйчатая решилась войти в зал, готовясь в любой момент вступить в бой с внезапно явившим себя противником. Правда... эта небольшая комната, отведенная под одно только захоронение ныне покойного некроманта, оказалась пуста. Странно? Еще бы. Подобная темная энергия, как думалось Паландароссе, должна была лишь притягивать нежить к себе, как мед мух, но нет. Может здесь и обитал тот самый умерщвленный минотавр и он же ревностно оберегал покой хозяина от незваных гостей, включая и других нежителей гробницы?
"Без разницы," - мысленно буркнула Палада и приступила к поиску источника энергии, а заодно и причины всей этой котовасии с ожившими мертвецами. Пришлось немного нарушить покой усопшего, сдвинув мраморную крышку его саркофага. Ожерелье с необычайно крупным кристаллом - оно и было источником темной энергии, хоть и почти израсходовало весь свой заряд за все то не шибко продолжительное время, что прошло после случайной его активации. Не долго думая, драконица сорвала побряковину с чужой шеи и принялась старательно колотить кристалл о мраморный край саркофага. О том, чтобы оставить это сомнительное сокровище себе и речи быть не могло. Как, впрочем, и осмотреть захоронение на предмет наличия и более подходящих для драконьей сокровищницы драгоценностей. Паландароссе порядком осточертела эта гробница. Ей не хотелось иметь при себе ничего, что могло бы хоть как-то напоминать об этом месте, да и какой уважающий себя золотой дракон покусится на ценности, провалявшиеся в оскверненном черной магией склепе? Все равно что из деревенского сортира вылавливать металлические кругляшки, именуемые деньгами. Расколотив амулет, золотая с чистой совестью решила, что дело сделано, что осталось лишь только дать немного времени магической силе раствориться в затхлом воздухе окончательно, да спокойно направилась прочь.
Откуда-то тянул свежий ветер. Со стороны, вестимо, прохода по правую руку от Палады. Немного поразмыслив, драконица решила, что попробует найти другой выход из гробницы. Куда лучше сейчас просто... исчезнуть, а двуногие пускай сами разбираются оставшимся. Свернув в неприметный коридорчик, Паландаросса спустя почти час наконец оказалась вне могильника. Над головой расстилалась ночь. Прохладная и беззвездная. Слишком облачно для звезд. Золотая довольно усмехнулась. Что ж, ей же лучше. Лететь ночью, да еще и скрывшись в облаках... сама мысль об этом грела душу. Благо что места для обращения и взлета здесь было предостаточно. Совсем скоро Паландаросса в истинном своем обличье летела обратно в сторону Гульрама и его тропических лесов.
-> Гульрам. Окрестности города

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Древняя гробница