http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГУЛЬРАМСКИЙ ХАЛИФАТ » Окрестности города


Окрестности города

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://daler.ru/pictures/1/1600x1200/Tropicheskij-Les-2875.jpg

Город окружает густая тропическая чаща, которая подступает практически к самим стенам. Через чащу проходит одна из дорог, ведущих в город.

0

2

-------------Дорога на Гульрам

- Что за....

Ярости Розалии не было предела, если бы она была драконом, то точно бы спалила всю тут чащу. Несколько молчаливых и утомительных часов езды просто выбили из колеи, и девушка уже сама удивлялась как сидит, а не лежит в седле. Лошадь тоже по-видимому уже от усталости начала чаще спотыкаться и хрипеть. "Еще чутьчуть и точно где-нибудь грохнемся..." С ужасом и ором пронеслась мысль.
-Ты говорила, что знаешь дорогу?!
Верный метод отыграться на подруге, которая как-то подозрительно остановилась и всматривается в чащу джунглей, дабы увидеть там проход.- Я знаю дорогу...э-э-э...а сейчас просто передышку делаю...
С энтузиазмом сообщила Мира, спокойно раздумывая над тем, чтобы устроить перевал.
-нет! Ну зачем мы из Греса тащились в Ариман, а потом из Аримана в Грес, только обходной дорогой!
Еще чутьчуть и Роза начала бы причитать. Сочувствующий взгляд Миры мгновенно отрезвил и напомнил, что надо быть сильной.
-Может перевал тут устроим?
Мягко предложила Мира. Оглядев сию диковинную растительность, различную насекомую живность, Роза поняла. что не секунлы не сможет тут отдохнуть. Вивенди поняла все по взгляду, который выражал весь ужас от предложенной ситуации.
- Поехали...Я тут не была, но по картам и в книгах знаю, как идти. Эта чаща будет длиться до самого города и повезет если мы выйдем на тропинку...
Со вздохом о неслучившемся привале, Мира отправилась первой пробираться сквозь заросли и чащу, как первооткрыватель. Едва не заскулив от отчаяния, Роза двинула Сивку за ней, мысленно умоляя ее быть хорошей девочкой.

Отредактировано Розалия (25-06-2008 12:41:18)

0

3

Шелена быстро доганала подруг и увидев подавленную Розу, усмехнулась..- Девочки, извините пожалуйста, но тут город неподалеку, я его уже чую - она слегка поморщилась, - Может положимся на нюх порядочного оборотня, тут даже что-то типа таверны имеется - она вновь повела носом - я конечно могу ошибатся, но все таки? - она изящно изогнула бровь и повела тумана по направлениюд к городским стенам
>>>Гостиница

0

4

Долго ли коротко продолжался путь, но у Розалии руки начали неметь, а ноги отниматься. От этой бесконечной зеленой растительности начало рябить в глазах и в эту минуту девушка подумала над тем, что будь ее воля вырубила тут все. Мира иногда кидала ободряющие взгляды, мол не дрейфь, прорвемся. Но со временем уже сама вивенди начала подозревать, что  они  заблудилась.Та и сама Роза начала догадываться и начала уже продумывать изощренную речь  начинающуюся со слов - ты же говорила, что знаешь? Как вдруг...
- О демоны меня раздери, мы дошли...
Простонала Роза, собиравшаяся свалиться прямо уже тут в чаще.Сивка как будто почувствовала этот момент и  благоговейно заржала-захрипела.Еле удерживаясь, чтобы не расцеловать устрашающие, но такие милые и родные стены города.Всадницы уже проходили ворота, как огчумевшие от такой наглости стражники переградили им путь.
- Стоять, а не о плохо будет! Вы читать умеете!?
Закричал один из них прицельно наводя арбалет на Розалию. Скосив глаза, девушка прочла табличку, висящую на стене. "При входев великий город Гульрам взымается пошлина..." Не дочитав девушка хмыкнула и пошарив в сумке вытащила срених размеров мешочек бренчащий так, как-будто там стоо золотых монет.С усмешкой осмотрев глупую дивчину, стражник выхватив алчно мешок отошел от ворот.
"Ну наконец то мы в городе..." Облегченно подумала Розалия, думая над тем, как отреагируют стражники, когда в мешке вместо денег найдут всякую дрянь.

------гостиница

0

5

=>>>Гостиница
Погода была отличной, туч не было, в прочем, как и луны. Птица летела не долго, от силы минут пятнадцать. Куда Майя собралась? Честно говоря, было не понятно... Вскоре где-то в глубине леса она увидела проблески воды. Это было озеро. Не размышляя вампирша начала спускаться вниз.
Уже над самой водой Майя превратилась в девушку. Ее тело плюхнулось в воду. Полетели брызги...
Вода была холодной, но Майя на это особого внимания не обратила. Девушка проплыла метров двадцать, а затем перевернулась на спину и, расслабившись, закрыла глаза. Ей было хорошо, ничего делать не хотелось... Прошло полчаса перед тем, как девушка поплыла к берегу. Выбравшись из воды, вампирша постояла с минуту, обдумывая как поступить дальше, а затем, обратившись в птицу, взмыла в небо. Майя решила вернуться в гостиницу, дабы одеться, а потом отправится на поиски Эн, которую вот уже неделю не видела.
Через минут двадцать озеро и лес оказалось позади, а она приближалась к тому окну, из которого выпала...
<<<=Гостиница

0

6

Вдалеке, на горизонте, только начала заниматься ярко-алая заря, а прочь от ворот Гульрама уже двинулась пара фигур. Воздух ещё был по ночному холоден, роса в неверном свете восходящего солнца сверкала на траве россыпью эфемерных бриллиантов, которым суждено обратиться в пар всего через час-другой. Сама природа только начинала просыпаться от ночного сна, даже деревья, казалось, понемногу выпрямляются и становятся выше. Ночные звери, ворча на яркие лучи небесного светила спешили спрятаться в норах и гнёздах, чтобы переждать паляще жаркий день и на закате вновь вынырнуть из тени. Дневные же жители окрестных лесов, можно было подумать, что и вовсе ещё спали. Не пели птицы, не стрекотали кузнечики, не слышно было и привычного  шороха, сопровождающего бурную деятельность грызунов. Керихат была сейчас совсем не прочь присоединиться к дремлющей природе, устроившись где-нибудь под деревом на мягкой траве. И плевать на росу и ночной холод, вот только на порученное задание наплевать нельзя. Хотя бы потому, что она была не одна. Едва ли ей даст вздремнуть часок-другой старший брат пироманта.
Ночка у драконицы выдалась на редкость бессонной. Стоило ей только закрыть глаза, как в голову тут же бурным потоком врывался целый ворох мыслей,  требующих немедленного обдумывания и как бы белокурая не силилась их прогнать, ничего не получалось. Так она и пролежала, сверля взглядом потолок почти до самого утра, а когда же все мысли, будучи обдуманными опустились куда-то на дно сознания и девушка, с чувством выполненного долга сомкнула веки, готовясь отойти в царство Морфея, как выяснилось, что уже время подъёма. Бессонные ночи всегда негативно сказывались на состоянии крылатой.  Она становилась ужасно рассеянной и в разы повышались шансы сделать что-то такое, чего делать не стоит вовсе, а уж если делать, то только в присутствии существ, осведомлённых о природе драконши.  В данной ситуации, на эту роль по всем параметрам подходил только Эйнеке, которого не было рядом, а был его брат. Но хоть Керихат и поговаривала иногда, мол, брат Эйнеке – это отчасти сам Эйнеке, но  сейчас это «отчасти» играло ключевую роль. Девушка старалась быть потише, не привлекать лишнего внимания и вообще, по возможности, безмолвной тенью идти рядом с Наталем, чтобы ненароком не забыться и какой-нибудь глупостью не выдать себя или не дать ему лишних поводов для беспокойства. Драконица даже не знала, что хуже. Иногда ей казалось, что одно неверное слово в присутствии старшего близнеца и он без колебаний кинется на неё с твердым намерением отправить к предкам. К счастью, такие невесёлые мысли довольно скоро покидали разум девушки и новой паранойи не прибавлялось.
В усталом  мозге, тем не менее, не переставая роились мысли, касаемо предстоящей миссии. «Найти поместье. Хм, если бы я раньше уже была там, или, хотя бы, если бы я знала этого Альрика, то задание облегчилось бы в разы, а так, я, если подумать, даже не знаю, что искать!» - недовольно размышляла крылатая, сетуя на отсутствие знакомства с этим несчастным, по чью душу и отправилась вся их пестрая компания.  Предвкушая, сколько леса им придется протоптать, Керихат на миг пожалела, что от греха подальше вынуждена скрывать свою природу. Если бы такой необходимости не было, то несколько минут полёта над лесом, наверняка, решили бы проблему с поиском. Но были и плюсы: во-первых, ценный опыт; во-вторых, есть шанс, пусть и призрачный, мало-мальски наладить отношения с Наталем, а то уж больно настораживают, порой, его взгляды; ну а в третьих,… хвала всем высшим силам, что на разведку девушку отправили с братом Эйнеке, а не со жрицей! Тот поход за травками Керихат ещё долго будет вспоминать с содроганием.
Прохладный утренний ветерок дарил ясность ума, прогоняя прочь дремоту, отчего девушке было проще вести себя как ни в чём не бывало. Она шла на пол шага отстав от спутника, временами то принюхиваясь, то прислушиваясь, при этом старалась  делать это как можно более незаметно, чтобы не дать Наталю новых поводов для ненужных мыслей и подозрений.
- Подожди. – окликнула полуэльфа серебряная, вдруг  остановившись. Она в неуверенности, прищурила глаза и устремила взгляд в лесную чащу справа от себя, словно на мгновение смогла увидеть что-то сквозь густую листву и стволы деревьев. Но там были лишь растения. Однако интуиция настойчиво твердила, что им стоит идти именно туда. Об этом же и говорил едва уловимый запах, явно отличающийся как от привычных запахов леса, так и от тех, что витали в Гульраме.
- Я думаю, нам туда. – указав рукой в нужном направлении, проговорила драконица.
- …Женская интуиция. – поведя плечом, нехотя дополнила она, желая хоть как-то оправдать свой порыв. Эту отговорку она услышала  где-то на улицах города. Если верить увиденному, то работала она очень даже неплохо, поэтому Керихат и решила пустить её в ход, искренне надеясь, что здесь она к месту и, действительно, сработает. Мысленно она успела несколько раз чертыхнуться, что снова, не подумав бросается словами, не узнав из точного значения у своей ходящей энциклопедии.

Отредактировано Керихат (03-06-2016 14:57:06)

+1

7

После маленькой и быстрой победы в охотничьем домике настроение Ната улучшилось. Полукровка напрочь забыл о былой хандре, теперь все ему казалось вполне сносным. Можно даже было признаться что Наталь зря брюзжал на их сильно расширившийся отряд. Нет, ну моменты детского сада все равно были, в тех отрядах, которых полукровки начинали осваивать наёмничье ремесло и речи не было о том, чтобы отправлять слабонервных подальше от боя. Ну как говорится, это причуды командира, главное что Нату никто не мешал делать свою работу, остальное неважно. А то, что методы братьев кому-то не очень нравятся важно. Вечно нянчится никто ни с кем не будет, не всегда на это будет возможность и время. Конечно Нат может сдерживаться и не рубить поверженным головы щитом. Но так теряется вся прелесть боя и малейший смысл таскать на себе столько железа. В погоне за максимум результата можно одеваться в тряпочки и гасить всех магией земли, дёшево, быстро, сердито и до чертиков скучно. Никакого тебе звона железа перед носом, никаких удивленных лиц когда в них вдруг не с того не с сего полетело каменное копье или еще что-то подобное. Одно удивленное лицо Наталь будет помнить долго. Хоть и физиономию чистокровного эльфа Дани не искажала предсмертная маска, поржать было над чем. Не часто чистокровные эльфы признаются в незнании чего-либо, еще реже они не замечают таких вещей как магически талант у близнецов. Хотя природа довольно не логичная тварь уж Наталь то знал это. Да и чистокровный эльф Даниэль оказался весьма забавным кадром в какой-то степени сломавшим стереотип Ната об эльфах. Может по этому старший не стал бухтеть на отсутствие жрицы и лучника что решил погулять в самый ответственный момент. Опасного там было мало, но исцелять кого всегда можно найти, особенно если основная сила в отряде пиромант со стабильными приступами кашля. А вот лучник нужен хотя бы по тому что из всех кто пытал наемника, Дани единственный у кого было оружие для точечного удара не задевающее союзников. Полезная вещь стрелы, если вдруг пленник пусть и под контролем и с ожогами третей степени, решит выкинуть фокус. Ну да бездна со всем, что надо было сделать, все прошло нормально и слава богам. Если Нат так и дальше будет ворчать на каждую мелочь в свой не большой по меркам эльфийского крови возраст не долго и до седых волос добубнеть. Кровь человечешек она такая порою все неправильно понимает и выкидывает неизвестные фортели. Может поэтому Нат и радовался что его опять отправляют в разведку, весьма весёлое занятие. И отправляют с новым напарником с Керихат. То ли Эйнеке решил заставить брата так или иначе взаимодействовать со всеми новыми в их отряде, то ли просто так звезды совпали. Нат особо против то и не был. Разведка дело весёлое, хочешь молчи всю дорогу, строя из себя профессионала от мозга до костей, хочешь треплись во весь голос, один черт во что-то да вляпаетесь.
По-другому в лесу быть не может, так думал Наталь, а если смогло, значит зря день пропал. Сегодня в окрестностях Гульрама Нату хотелось чтобы день запомнился надолго и по возможности не только ему, но и Керихат. Хотеть просто, а отыскать то, за чем посылают было слишком скучно поэтом в черепушку Наталя родилась масса идей. Одна из них хотела случайно набрести на логово ягуара или просто на кошатину загнать ее в земляную ловушку и сжевать челюстями из тоже земли. Побаловаться магией и запастись шкурой дикого зверя и халявным фаршем. Водились ли тут ягуары, Нат точно сказать не мог, ну кого загнать в яму эльф всегда найдет! У Наталя на все времена была одна система поисков: залезть как можно дальше и там уже что-то искать, поэтому предложению Керихат свернуть туда Наталь только обрадовался. Кивнув эльф пошел в выбранную спутницей сторону, шутки про женскую интуицию он решил придержать при себе. Вежливость иногда на трезвую голову присуща и Наталю. Шагая в перед, Наталь краем глаза замечал как меняется природа вокруг, деревья становились больше, за ноги цеплялось все новая и более
разнообразная хренотень. От корней всех форм и цветов, до узлов травы. Нат вышел чуть вперед чтобы прокладывать своими говнодавами тропинку. Что по этим следам их найдут, Нат не особо волновался, кому надо прилипли бы еще с улиц Гульрама. Да и при нужде Наталь сможет спрятать и себя, и Керихат так, что и с собаками не отыщут. Ну а найдут, что зря Наталь что ли молот с собой таскает? Большой отряд в лесу не пройдет, а двух-трех Нат раскидает. Станет туго, построить стенку из земли в пять семь слоев всегда можно, маг земли он или нет? Но пока все было спокойно и в голову Наталя лезли мысли на тему не боится ли его спутница путешествовать одна с ним по лесу. Завязывались вопросы по типу "не боишься ли ты, девица, что я тебе вот за тем кусточком бастардов безродных делать научу?", удерживало от озвучивания их то, что сегодня он будет добрым и вежливым, пока не найдёт что задавить в каменной клетке.
Но по возвращению надо будет шутки ради предложить Эйнеке в следующий раз отправить в разведку жрицу. Или брат вскипит, или поржет вместе с Натом, но первое более вероятно.
Задумавшись, Наталь чуть не влетел лбом в неожиданно появившееся дерево. Нат шарахнулся в сторону чуть не потерял равновесие, ткнулся в это же проклятое дерево и более менее стабилизировал свое положение. Разозлившись, полукровка пнул ствол старой деревяхи, которая была старше Наталя судя по размеру. От удара внутри что-то завибрировало, Нат пнул снова, звук повторился.
- Медку хочешь? А я хочу, - полуэльф, улыбнувшись, отстегнул ремень с молотом, благо штаны поддерживал запасной. Затем скинув плащ, Нат слегка согнувшись в коленях подпрыгнул к суку побольше, зацепившись он подтянулся и протянул руки к следующему. Все что хотелось Наталю чтобы деревяха его выдержала. Пока не было слышно треска Нат карабкался все выше. Вот уже рука дотянулась до четвертой по счету ветки и полуэльф смог наконец найти опору для ног. Дальше все пошло быстрее еще три ветки и Керихат внизу кажется гораздо меньше чем она есть. Можно было начинать искать дупло с медом и если повезет обитателей в нем окажется немного. Нат шутки ради пошатал одну из веток, якобы невзначай уронив с нее куски коры и еще какой-то мусор. Пока Нат лез этого дерьма наверно слетело порядочно на Керихат так что эту гадость вряд ли спутница заметит. Потом полукровка увидел дыру в коре и приподнявшись еще на один сук потянулся к нему рукой.

+1

8

Некоторая часть пути таки прошла в молчании, что возымело двоякий результат. С одной стороны, какая-то напряжённость, доселе постоянно ютившаяся внутри драконицы всякий раз, когда рядом оказывался старший из близнецов, теперь вдруг куда-то улетучилась, оставляя после себя уже знакомое спокойствие, если не сказать умиротворение, которое она почти всегда чувствовала в компании младшего. Но, с другой стороны, из-за отсутствия какой-либо нагрузки мозг, не общаясь ныне практически с внешним миром сейчас грозился в любой момент погрузиться в небытие, дабы получить наконец заслуженный отдых, которого его беспардоннейшим образом лишили минувшей ночью. Может поэтому-то Керихат и чувствовала себя так спокойно, разум её уже не реагировал на окружающую обстановку так адекватно, как хотелось бы, да и впёрёд она продвигалась уже едва ли не на уровне рефлексов. Из-за нагрянувшей вдруг тормознутости она даже не сразу осознала, что идёт уже не впереди, а чуть сзади. К реальности её вернули глухие звуки ударов. Завертев головой как внезапно разбуженный совёнок, девушка резко остановилась, чуть не влетев в полуэльфа и заозиралась по сторонам,  ища источник шума, а заодно и его причину. Поиски не задали много времени. Прямо перед ней стоял тот самый «источник» в лице Наталя, который, судя по всему, наказывал дерзкую деревяшку за какой-то серьёзный проступок.
Медку хочешь? А я хочу
Слова скользнули по краю сознания крылатой, но смысл её серого вещества так и не достиг, да впрочем-то, как чуть позже констатировал внутренний голос, особой реакции на сию фразу старший из близнецов и не ждал. Драконша чуть нахмурилась и с силой тряхнула головой, разметав плечам волосы, силясь прогнать застлавшую сознание пелену, она проводила взглядом полезшего на дерево полукровку и принялась уже куда более внимательно осматриваться, дабы восполнить те пробелы, которые успели образоваться за то время, что девушка пребывала в подобном трансу состоянии. Краткий осмотр дал ей достаточно необходимой информации и, кажется, успевший всё же немного отдохнуть мозг заработал в штатном режиме, чем несказанно порадовал свою хозяйку. Но от  своего маленького исследования пришлось отвлечься, так как кора, шишки и прочая ерунда, обильно сыпавшаяся на драконицу серьёзно мешала как мыслительному процессу, так и контролированию своего эмоционального состояния. А под конец так вообще на неё упала такой солидный кусок коры, что у Керихат появилось параноидальное желание стряхнуть того затейника с дерева и провести с ним воспитательную беседу с элементами рукоприкладства. Но, сделав глубокий вдох, серебряная просто подошла чуть ближе к стволу, чтобы подхваченные лесным ветерком куски плоти дерева не задевали её или хотя бы задевали в меньшей мере, и принялась выпутывать из белых волос застрявшую в них чертовщину.
«Зачем люди отращивают волосы? Да, красиво, но… неудобно же! И путается в них всякая ерунда! Лучше бы рога отращивали! Или гребни! Пользы от них больше и смотрятся ничуть не хуже. Уверена, их маги вполне могут сделать что-то подобное.» - размышляла Керихат, силясь выбрать из своей шевелюры очередной инородный объект.
Только сейчас, увлекшись сим неприятным, но необходимым процессом, она обратила внимание на подозрительное жужжание, исходящее от дерева, на которое так браво полез этот древолаз-любитель. Жужжание было идентифицировано как осиное, пчелиное, или чьё-либо ещё, в общем, один чёрт, те, кто там издавал эти звуки, наверняка, неплохо жалит. Печальный опыт общения с верными хранителями по неосторожности сбитого осиного улья настоятельно рекомендовал схватить напарника за что-нибудь и, шагая бодрой походкой, уволочь подальше от этого места, пока хозяева не решили явить себя. Останавливало только то, что для того, чтобы провернуть это, девушке уже и самой пришлось бы лезть на дерево, ибо роста, чтобы дотянуться до старшего явно уже не хватало. К тому же, проснувшееся любопытство уже во всю  уговаривало крылатую повременить со спасательной операцией, ведь, интересно, что дальше будет-то! Керихат неуверенно переминалась с ноги на ногу, изредка хмуро поглядывая на полуэльфа, не зная, как же ей поступить в этой ситуации. «Он же, наверняка, знает, что делает! Уж у Наталя-то опыта в таких делах побольше, чем у меня.» - как могла утешала себя девушка, изо всех сил стараясь игнорировать нарастающий недовольный жужжащий гул.
- А может не стоит, а? – негромко произнесла драконша  с нотками обречённости в голосе. Она не надеялась, что её «крик души» будет услышан, но она посчитала своим долгом сделать хоть что-то для предотвращения чего-то неминуемого и неприятного. А шестое чувство так и вопило, что то, что случится немногим позже будет, по меньшей мере, именно неприятным.

+1

9

Когда цель вот уже совсем близко, стоит только руку протянуть и вляпаешься в сладкую густую и золотистую дрянь что можно будет хомячить всю дорогу, детской радости Наталя не было предела, как его голову практически разорвало от сотен вопросов. Такую хренотень со своей головой Нат классифицировал как остаточный эффект пироманта. Или говоря обычным языком, если ты всю жизнь проводишь с кадром, который во всем сомневается, задает кучу вопросов и вообще очень любит обламывать спонтанные импровизации, то ты рано или поздно сам можешь ставить под сомнение успех предприятия. И вот сейчас это было очень не вовремя. Так Наталь и завтыкал, раскорячившись на двух самых прочных сучьях и с протянутой рукой к тому самому дуплу. Еще недавно это отверстие в коре дерева радовало Наталя как путь в другой мир или куртизанка, он думал и что он будет делать, когда засунет туда руку. Ну ей-богу как эльф, который бабу впервые раком поставил, стоит и сомневается. А голос Эйнеке, крутящийся в голове только добавляет замешательства. «Ну и что ты туда лапы потянул? Ну изваляешь ты руку в этой сладкой срани ну лизнешь один два раза свои немыте пальцы? Дальше что так и будешь стоять на дереве пока все не слижешь? Да и с Кирихат поделится надо, не? Сваляешь снежок из меду и кинешь ей в низ? В карман складывать будешь мед или во флягу с вином пихать?» и было еще много чего другого, но конечно это был не голос брата. Просто Наталь не вовремя решил подумать. Нат всегда считал, что это надо делать или потом или сильно-сильно до, а раз начал делать так делай, но вот сейчас как-то делать не получалось. Нет, ну слопать все в одно рыло Нат мог, не моргнув и глазом. Только вот липкие лапы ему в спуске не помогут. Знаем, проходили-грабили в буйную молодость одного пасечника. Сначала меда натрескались, благо Эйнеке тогда пчел дымом повыгонял, а потом Нат в сарай какой-то полез мяса поискать. В общем собрал он позолоченной лапой все дерьмо, что в том сарае было, да еще вместо пчелок поналетела мошкара. В общем, весело было так, что Наталь руку себе чем-нибудь отпилить от стыда хотел. И вот сейчас все почти тоже самое, только не в деревеньке, а в лесу, на ответственном задание и отмываться от меда и всего что на него налипнет негде. Возвращаться с пустыми руками стыдно как-то, один был бы слез не задумываясь. Ну почти не задумываясь, жадность это семейное, а гены пальцем не размажешь. Да еще и перед Кирехат стыдно, ну а еще потом Эйнеке узнает и от постебушек житья не будет. В общем, было у Наталя предчувствие что если сейчас он меду не поест, то потом он всю жизнь от него нос воротить будет. Решать надо было быстро: ноги и протянутая рука затекали, и с каждой секундой шанс свалиться становился все больше. Да еще и Керихат не во время проснулась с ответом.
- А может не стоит, а?
Пожалуй, это стало последней каплей для старшего. Нат решил, что хоть за щекой, но принесет вниз этот мед. Отринув последние капли сомнения и здравый смысл, Наталь сунул руку в дупло. Стоило делать что угодно, вспомнить что ты следопыт, что ничего в жизни не происходит случайно, наконец прислушаться и услышать это проклятое жужжание. Но прежде чем понять и подумать Нат почувствовал как что-то ужалило его в палец, один, второй, третий. Затем, спасибо Эйнеке, который кидался в брата вилками и прочей сранью, Наталь успел сотворить каменную шкурку и вытащить лапу. Вслед за покусанной конечностью из дупла показались источники жужжания. Сначала один, потом другой, потом долбанул еще десяток. И Наталь, шарахнувшись назад, полетел с дерева. Кожу-то он защитил, а вот глаза и рот у него уязвимы еще. Так-то лучше уж землей в каменную жопу, чем пчелой в глаз. Пара секунд полета, удар и Нат лежит, раскинув конечности на родной земличке. Ощущения не особо приятные, чем-то похожи на те как если бы тебе надели на голову ведро и дали по нему кочергой.
- Керихат, беги!- Наталя хватило ровно на два слова. А потом всё-таки давшаяся об корень дерева голова решила поспать, оставляя девушку наедине с пчелами.

0

10

Керихат  уже внаглую пялилась на этого любителя мёда, ибо что-то  внутри истерично вопило, что за этот фортель придётся поплатиться не только старшему, но и невольной наблюдательнице в лице драконши. И словно кто-то свыше услышал её мысли, так как события вдруг стали развиваться по худшему сценарию. Прошла всего-то пара мгновений, но этого хватило с лихвой: несмотря на дурное предчувствие, девушка всё же, где-то в глубине души надеялась, что всё будет хорошо, но вот падающий с дерева Наталь под определение «в порядке» не подходил совершенно. Видя, как это нечто, сотворив какое-то заклинание, камнем кинулось вниз, драконица только отшатнулась в сторону, дабы не зацепило. При всём уважении к старшему брату пироманта, ловить его Керихат и не думала, себе же хуже выйдет. «Да и не так уж тут и высоко.» - успела мимоходом пронестись в голове серебряной мысль, перед тем, как Наталь подал голос.
Отчего-то после его слов по спине девушки пробежал холодок, предрекающий что-то незапланированное и «весёлое». До ушей в тот же миг донеслось уже не приглушённое, а громкое и недовольное жужжание, причём, судя по звукам, гнев существ, эти звуки издававших, ныне собирался обрушиться на саму Керихат.
На первых порах она и правда последовала совету Ната, который ныне, как отметила серебряная, «отдыхал», ибо, если нет, стал бы он разлёживаться, когда тут такое начинается? Конечно, можно было бы предположить, что это у него тактика такая, но девушке было не до размышлений на подобные темы. Сейчас для неё все не шевелящееся приравнивалось или к мёртвому, или к бессознательному. Но о первом, само собой, думать отнюдь не хотелось.
Скорее по инерции, нежели по собственному желанию она рванулась в сторону, прочь от недовольных потревоженных хозяев. Но, уже пробежав несколько метров, драконша резко дала по тормозам. Было непонятно, что же начало мучить сильнее, совесть, и ли гордость. С одной стороны не гоже бросать товарища на растерзание лесных жителей, а с другой, ну кто эти лесные жители такие, чтоб дракона пугать?! «Позор, да и только!» - ехидно корил хозяйку внутренний голос, когда она остановилась. Рёв погони тут же оказался на удивление чётким, но дальше бежать раздосадованная своим поведением крылатая не собиралась. Поднявшийся её волей порыв ветра отбросил агрессоров назад, попутно поломав ветки на молодых кустах. Да, неплохо, чтобы выплеснуть своё негодование, но плохо как средство, чтобы избавиться от пчёл. Ярые защитники улья поспешили вернуться, как только эффект от заклинания сошёл на нет. Пришло время для размышлений на тему: «Что делать?» однако, воспоминания о лежащем в беспамятстве Нате избавили крылатую от  придумывания хитроумного плана, который позволил бы быстро слинять, прихватив с собой горе-пчеловода.
Спустя пару минут, Керихат с победной улыбкой уже шагала к оставленному на милость  судьбы Наталю, лишь изредка отмахиваясь от самых храбрых и настойчивых защитников улья, которые, не смотря ни на что, рисковали садиться на сверкающую серебром кожу драконши, аль лезли в глаза. Да, самым простым и действенным способом избавиться от надоед, по мнению Керихат, было попросту выпустить чешуйки! Ну а почему бы нет, если старший из близнецов  в отключке?
- Отрубился… - с насмешкой вполголоса проговорила девушка, припомнив слово, поставившее её в тупик, во время первой встречи с Эйнеке.
К своему удовольствию крылатая обнаружила Ната лежащим в той же позе, на том же месте  и такого же бессознательного. Даже пчёлы уже почти потеряли к нему интерес. Теперь-то можно было рассмотреть его повнимательнее, что же он там с собою учудил. Первичный осмотр, равно как и первичное испытание удовлетворили драконшу: эдакая защита выдержала неплохой удар с её стороны и Керихат решила, что надо бы как-нибудь научиться чему-нибудь подобному. От дальнейших испытаний, правда, пришлось отказаться. Во-первых, не хватало ещё своими стараниями полуэльфа раньше времени разбудить, а во-вторых, пчёлы никуда не делись и проявляли завидный интерес к единственному движущемуся нарушителю спокойствия, даже если ужалить никак не получалось. В итоге, драконице ничего не осталось, кроме как утащить Ната куда-нибудь подальше от улья, желательно, к воде. Встал новый вопрос: как его тащить?  Покрутившись вокруг этого чуда, серебряная, пожав плечами попросту ухватила полукровку за ногу и легко потащила его за собой, попутно прогоняя пчёл.
- Говорила же… ну что за существа… дети малые… - бубнила она по дороге, скорее из принципа, иногда поглядывая на мага, дабы убедиться, что он внезапно не пришёл в себя.

+1

11

Удар обо что-то твердое отправил Наталя в мягкие слои подсознания. Разум воспарил к давно позабытым высоким слоям фантазии, которые были оставлены в угоду более низкой и приятной материальности и пошлости. Облака, что жили под самой макушкой, казались безграничными и уж слишком мягким для твердолобой головы Наталя. В этих молочной субстанции огромный и неповоротливый Наталь становился легким и мог, бездна вас всех подери, летать. Да что там летать, полукровке казалось, что он сам возвращается в детство, скелет снова легкий и не шибко прочный, но зато обновленный без множества переломов и трещин. Мясо на этом каркасе тоже не твердое, не забитое в рельеф и не покрытое шрамами. Конечно в таком состоянии Наталь не мог свернуть голову быку, но летать, пожалуй, было покруче. Теперь Нат был самой маневренной тварью в мире, так ему казалось, больше он не будет страдать от излишне ловких противников, тешась восторгом полета, он будет вспарывать им глотки, шутя и облетая их. Вот только раздобыть нож или гвоздь побольше. Но все то будет потом сейчас вырубившийся Нат тешился полетами и мёртвыми петлями что вытворял его детский прототип в подсознании. Вот мертвая петля — вот еще одна, стоит двинуть рукой и изменится скорость. Небольшой птичкой ты пробиваешь облака спускаешься ниже - поднимаешься выше. Так до бесконечности Наталь успел рассмотреть, что внизу находится твердая корка, поросшая огромными грибами землистого цвета, видно полукровка, так представлял свой мозг. Картина вверху тоже не была покрыта радужными разводами это была твердая корка чуть побелей чем грибы. Складывалось впечатление что никакие это не облака, а пыль или мусор что выделял больной мозг, и во всем этом бултыхается детское подобие Наталя. Ну да весело, ну да быстро. Но стоило задать вопрос "а что дальше?" как пространство вокруг казалось уже не настолько свободным и бескрайним. Все больше оно походило на замкнутый круг черепной коробки, ушибленной, но еще не разбитой. Значило это только то, что пока эфемерной аватаре из детства тут делать нечего, да и тут нет целей, которыми в детстве грезил старший близнец. Облака это не поле боя с огромным темным рыцарем с его волшебно-великими артефактами, тут нет павших, да тут даже опасности нет. Не об этом в детстве мечтал Наталь, уж точно не об кувыркание в выхлопах вызванных небольшой гематомой на затылке. Да и свое взрослое тело, сформировавшееся крепкое и не очень поворотливое ему нравится куда больше. Нужно было обрастать мясом и срочно, нужно делать что угодно лишь бы не стать частью этого бредового тумана и Наталь нашел выход. Точнее точку для удара и создания этого самого прохода. Разогнавшись старший направился к грибному лесу внизу. Миновав одну шляпку и, едва не врезавшись в другую, полукровка все оказывался все ближе к коре. Как и в детстве Нат сгруппировался чтобы нанести удар всем телом, кажется так он и заработал первый перелом, но в этот раз все удалось. Облако пыли и маленький воображаемый снаряд пробили псевдокорку на мозгах. Небольшая вспышка боли, скорей приятная чем нет, и Наталь настоящий открыл глаза. Его тащили это было однозначно и похоже он постоянно обо что-то стукался затылком и каменной кожи на нем не было, наверное, вышло количество возможных ударов от одного сильного и множества мелких столкновений с земным рельефом. Ногу держали не сильно и Наталь легко высвободил лапу из сапога, не зря же он принципиально не завязывал шнурки. Вскочив полукровка первым делом начал искать пчел, от которых видимо его хотели унести. Думать о том что перенос тяжелого Ната пал на хрупкие плечи Керихат полукровке не хотелось. Сначала надо было сделать что-то с пчелами которые обнаружились вместе с их мерзким жужжанием. Обнаружив облачко злобных тварей Нат уже знал что будет делать, ему подсказали его полеты по черепной коробке. Без них он бы наверно психанул и устроил землетрясение посреди лесса. Вообще возвращаться в детство полезно, ведь тогда все мы были целеустремлённы и амбициозны как никогда после не сможем быть. Ну и творческий подход это в первую очередь фишка детей. Он довольно улыбнулся тому что он хочет сделать. Воззвав к силе своей магии, Наталь потянулся к самым мельчайшему ее проявлению к песку и пыли. Отозвались далеко не все, ведь часть из пыли вокруг нас это мельчайшие частицы трупов, а именно частички кожи и костей, но и того что не принадлежало органике хватило вполне. Набралось не хилое такое облачко и Нат нежно окутал пчелок в него. Сначала стало тише, облако начало сжиматься вокруг. Пчелы сгонялись в центр, при желании Нат мог вращать песчинки очень быстро, от этого начинала болеть голова, но выходил идеальный наждак и пару замешкавшихся жужжалок он подрезал. Остальной рой быстро сбился в кучу движимый инстинктом самосохранения. Задача полуэльфа упростилась он перестал вращать песчинки, чтобы они не повреждали пчел, а просто облепляли их, не нарушая форму. Так продолжалось пока большая часть не покрылась песком и не попадала на землю. Нат приказал песчинкам застыть и они сформировались в идеально гладкую поверхность с недавно живой формой внутри. Потом Нат отпустил контроль над облаком, все рухнуло на землю, только грохот никакого жужжания. Улыбаясь полуэльф направился к месту где валялись его творения. Выковыривая пчелок из общей массы пыли, Наталь рассматривал их и лучших убирал в сумку.
- Отличные солдатики выйдут, как думаешь? - спросил полукровка, он не поворачивался к Керихат, но примерно знал что она где-то в том месте, где Нат потерял свой сапог.

0

12

Перебирая фигурки недавно живших и жалящих пчел, Наталь прикидывал сможжет ли он поменять пару статуй на свой сапог, который или остался в руках Керихат или валялся около неё. Тот еще конфуз, так почему бы пчелам не побыть маленьким извинительным подарком? Они бы не помогли, если бы Нат поддался инстинкту и лягнул то, что его тащило. Почему он этого не сделал? Да Рилдир его знает! Может повлиял приятно напрягающий сон. В любом случае пара окаменевшие в предсмертной судороге пчелок если бы не решили проблему, то хотя бы разрядили обстановку. В карманах Ната уже набился десяток самых отборных, что займут место в коллекции потому что какая-то тварь в таверне нагло тырит старые экспонаты или старший их тупо теряет. Солдатиков много не бывает - эту простую истину Наталь понял еще в далеком детстве во время коверных баталий, когда солдатики кончались быстро и приятно, и Нат всегда помнил смерть каждого своего бойца. А повзрослев и перестав из ломать, он начал терять их просто так вот и верь в мамины сказки, что игрушки любят бережность, а не наоборот.
Поковырявшись еще в трупах пчел, Нат выбрал еще парочку, которую ему не жалко было отдать Керихат. Остальное что осталось полукровка втоптал сапогом в землю, хруст приятно радовал уши, а воображение рисовало как души пчел с благодарностью и трепетом пред магом отлетают в свой райский улей. Нат готов был уже развернуться и сморозить что-нибудь, как адские звуки в кустах привлекли его внимания. Шорох, скрип, хруст и Рилдир его побери, лай - громкий, заливистый и не без истеричных ноток. Нат бы узнал эти вопли где угодно.
- Малыш, твою мать! - выругался Наталь, глядя как из кустов вылетает его пёс и мчится куда-то вдаль. Знакомство с матерью пса у Ната было еще свежо в воспоминаниях и порой он жалел что не взял себе суку из ее выводка. Кабели из этого помета явно храбростью не отличались. Затем с не менее громкими звуками из кустов вылетела здоровенная крысоподобная тварь. "Крыса погнала мабари, куда катится мир?!". Затем из кустов вылетела вторая крыса и присоединилась к той, что догоняла Малыша.
- Стоять! - завопил полукровка, бросаясь спасать свою собаку и разбрасывая собранных пчел. Две крысоподобные хреновины были уже проблемой для щенка, который впервые оказался в лесу, потому что Нат его плохо запер. Пёс петлял как в жопу ужаленный, что конечно хорошо, но вот Нату эту задачу не упрощало. Мало того что полуэльф был тяжелее всей этой компании, прилично проспал время и не раз сбил дыхание, пытаясь докричаться до ополоумевшей собаки. В лицо ему пару раз прилетело веткой, сапоги нещадно спотыкались о корни, но псину надо было спасать, пока она не стала обедом. Не для того Наталь цацкался с щенком чтобы его сожрали два безродных лесных зверя. Погоня петляла все сильнее, а пёс так и вовсе порой нарезал круги, затем все они дружно вылетели не то на поляну, не то на просеку. Малыш нырнул в яму, крысокровные хищники остановились перед краем ямы из-за коротких лап, этого времени Нату хватило на одно быстрое заклинание. Ну как заклинание, полукровка спотыкнувшись и падая всем сознание просил ближайшие камни лететь вместе с ним. Камнекожие духи услыхали мольбу полуэльфа и вместе с воином в доспехе на двух хищников рухнул град не пойми чего. Нат, пропахав лицом землю, ухватил одну из тварей за хвост, получил по затылку своим же камнем и потянул пойманного скота к себе. Второй хищник просто драпнул обратно в лес, испугавшийся небольшого камнепада.
Может Нату и не стоило ловить второго, не стоило падать и не стоило шаманить эту лабудень, от которой он сам же и получил, не успев завернуться в каменную кожу, но полуэльф жаждал крови и не слабо боялся за свою собаку. Тварь, поняв что хвост не освободить, бросилась на вторую руку Ната, острые маленькие зубки клацнули по латным наручам. Полукровка порадовался вдвойне что носит стальную шкуру поверх своей и что вообще двуногие научились плавить и ковать метал. Выдернув руку и схватив крысу за затылок, Нат поднял ее и шарахнулся башкой об пень, послышался смачный хруст и, желая закрепить успех, полукровка принялся долбить зверя об дерево. Полукровка повторял это движение до тех пор, пока не почувствовал, что держит мешок с костями, а не живую тварь. Отбросив трупик, Нат полез в канаву за Малышом, перепуганный пёс забился под склон и затих. Эльф взял мабари за заднюю лапу и потянул на себя и это было ошибкой: Малыш опять трухнул и рванулся вперед, утянув Наталя в яму. Не самое мягкое приземление, удар головой, легкое забытье, а потом пробуждение от радостно визга и слюней Малыша. Такая расплата или благодарность была наградой Нату за спасение пса.
- Уйди, сволочь! - проворчал полукровка, отводя морду упорного пса от своего лица.
Поднявшись, Наталь начал осматривать канаву, куда его затащил пёс. Ямка то была не простая, ну точно не из тех что промывает дождем, внутри канавы валялось переломанное дерево вдавленной в землю так будто по нему потоптался многотонный башмак. Края канавы были больше похожи на след, чем на просевший грунт, это было не так сложно заметить когда вылезаешь из ямы и вытаскиваешь пса.
- Пойдем поищем хозяина такой туши, а Малыш? - задал полуэльф риторический вопрос своему псу, - Давай, дружище, вперед и не дрейфь, это точно не та твоя крыса, - хлопнув пса по боку, Нат побежал по вперед где могли найтись какие-либо следы громадной твари. Малыш обогнал хозяина видимо успокоенный словами про крысу.

+1

13

-> Древняя гробница

День не задался сразу или почти сразу. Опять в действие пришла ее клятва и Паладе пришлось искать хоть одно смертное существо, нуждающееся в ее помощи. Все утро она таскалась как дурная, надеясь встретить хоть какого-нибудь бестолкового детеныша, попавшего в переделку или просто заблудившегося, либо торговца, сошедшего с дороги и застрявшего там из-за сломанной телеги, али охромевшей вдруг лошади. Как назло никто из категории "Срочно нуждаюсь в помощи!" пока не попадался Паландароссе. Между тем утро уже и подошло к концу, а солнце, почти вставшее зенит, начинало беспощадно печь мягкую человечью шкуру и нагревать доспехи. Мягко говоря, прогулка стала причинять Паландароссе ощутимый дискомфорт и она предпочла ненадолго сойти с дороги и углубиться в лес, дабы переждать до вечера все прихоти погоды в своей истинной ипостаси, да в приятном теньке. Уйдя не столь глубоко в тропический лес, растущий в окрестностях Гульрама, Палада поспешила избавиться от своих доспехов и одежды. Она припрятала их в очередном присмотренном ей тайнике - в чьей-то пустующей норе, расположенной в овраге и надежно сокрытой от любопытного людского глаза буреломом. Впрочем, какие люди? Все же здесь было определенно далековато от дороги и тех мест, что посещали жители Гульрама и окрестностей. В общем, за свои довольно скромные пожитки и сокровища чешуйчатая не волновалась, да и слишком далеко уходить она не планировала. По крайней мере изначально не планировала.
Обернувшись драконом, самка не без удовольствия заурчала, приноравливаясь вновь к внушительным габаритам своего тела, затем поспешила найти какой-нибудь небольшой прудик или озеро, в котором она могла бы хотя бы попить. Искомый водоем не находился, а приближаться к обхоженным людьми местами самка не желала. Честно говоря, Паландаросса и без того рисковала, позволяя себе находиться в истинном обличье в такой близи от столь густонаселенного людского муравейника, как Гульрам. Прознай смертные, что рядом с их логовом завелся золотой дракон (да честно говоря не только золотой, Палада уже успела убедиться в том, что где-то поблизости находится как минимум еще один ее серебряный сородич), от мнимых драконоборцев, магов разной степени паршивости и охотников на чудовищ не было бы никакого спасу, Паландароссе пришлось бы покинуть окрестности Гульрама и, вестимо, очень и очень надолго. Примерно по той же причине Палада не рисковала подняться в небо, чтобы получше осмотреться, хотя в некоторых местах, где лес был значительно реже она бы вполне могла изловчиться и взлететь. Но нет, золотой дракон на фоне лазурного ясного неба стал бы уж слишком заметен, а это бы опять же повлекло за собой кучу нежелательных последствий. Вот потому-то и приходилось чешуйчатой пробираться через лес, выискивая и вынюхивая потенциальный перекус или небольшой водопой. До жути замороченные дела!
В один прекрасный момент она хотела было плюнуть на это дело, да немного подремать. В конце концов, терпеть голод и столь незначительную жажду золотая могла еще довольно-таки продолжительное время, но приготовленная посреди леса лежанка ей не очень-то понравилась, да и чуткое драконье восприятие говорило о том, что не так уж и далеко кто-то есть. Не исключено, что кто-то двуногий. Бросив устроенное лежбище и даже толком его не замаскировав (да кто в здравом уме попрется в одно рыло искать существо, способное соорудить такую большую лежанку?), Паландаросса продолжила свои поиски, которые, впрочем, не очень-то уж далеко ее и завели. Она нашла некое почти обвалившееся строение. На вид какой-то особняк, поросший и увитый буйной тропической растительностью. Что-то внутри этого брошенного гнезда двуногих так соблазнительно (хоть и совсем-совсем слабо) пахло магией. Золотая замерла близь двухэтажной постройки, рассматривая ее. Вход был завален обвалившимся балконом, а само здание казалось настолько хрупким, что чешуйчатая отмела даже мысли о том, чтобы обернуться опять человеком и попытаться залезть внутрь. Разгребать завал она тоже остерегалась из-за возможного обрушения, а уходить не хотела, попросту желая хоть одним глазком взглянуть на то, что это здание хранит. Вот и сидела озадаченная Паланадаросса перед заброшенным особняком, да думала что же ей с этим делать. Долго думала.
[AVA]http://s3.uploads.ru/QVcOa.jpg[/AVA]

Отредактировано Паландаросса (19-07-2016 23:26:08)

+1

14

Наталь брел вперед вместе с Малышом. Пёс наконец проникся общей серьёзность дела и понял что у хозяина нет мячика или вкусностей и что это чуть больше, чем просто прогулка вдвоём. Этой прогулки бы не было, если бы кто-то не показала псу как при помощи зубов и лап разворачивать дверные ручки, ну или если бы Наталь воспользовался засовом. Это конечно тоже временная мера, как только мабари наберет вес, двери начнут расставаться с петлями от его прыжков, и Нату придется строить настоящие каменные стены. Не такая проблема, если ты маг земли, но попахивает идиотизмом. Сейчас щенок, кажется, получал свои первые важные уроки. Урок выслеживания, потому что это скотина как-то определила в каком направлении нужно убегать, или просто крысы так удачно гнали мабари. Урок того, что не всегда надо вешать слюну на хозяина, хотя вряд ли этот урок задержится надолго. Просто сейчас Малыш тоже чувствовал что впереди их ждет нечто большее, чем лесные крысы и куда более опасное. Шли пёс и хозяин по Рилдиром заданному направлению, то есть напролом или, как говорят гномы, головой вперед. Наталь потирал шишку на голове, полученную при последнем падении. Каменный чехольчик натянуть он все-таки не успел. Еще маг следил за псом, чтобы тот опять чего не начудил.
Спустя прорву времени веток и шагов путники выперлись туда, где лес не был таким густым, а впереди что-то блестело. Что-то издалека походило на огромного золотого червя, которым Эйнеке пугал соседских девчонок, вот только был тот червь тупым и навозным, а этот вон весь блестел на солнце и формы был красивой. К червю из золота прилагалась такая же золотая задница, не менее золотые лапы и крылья и конечно же голова. Повезло же Нату набрести на дракона! Эйнеке посылал его найти что-то, но на вряд ли это что-то должно быть таким, да еще и живым, и в полной силе. Хоть пути пироманта никому не известны, не послал бы Эйнеке Ната в одиночку к дракону. Ну хорошо не в одиночку, но чем барышня-маг весомее воина-мага. Разве что дракон окажется падким на девочек, но тогда было проще взять Лиссу и пару-тройку шлюшек вместе с ней. Нат действительно не мог вспомнить зачем послали его в этот тропический лес. Видать настолько сильным оказалось первое впечатление при виде золотого дракона.
Присев на одно колено за кустом, Наталь хотел взять за загривок Малыша, чтобы пёс успокоился и не начудил, но было поздно. Малыш с визгом понесся вперед не то от страха, не то от восхищения, не то от глупости. Пёс раскрыл место расположения Ната, да и свою задницу нёс прямо в пасть ящеру.
"Почему мой пес такой тупой?" - думал Нат, глядя на мчащегося пса. Полукровка как парализовало на месте. Он сидел с занесенный рукой и ждал сам не зная чего. "Может потому, что это щенок 4‑х месяцев от роду, мать которого ты убил?" - ответил голос брата в голове Наталя, конечно это был не Эйнеке, а фантазия полуэльфа, но выйти из ступора это помогло.
Это был пес Наталя полученный по всем правилам: потом и кровью. И Наталь теперь отвечал и за Малыша тоже, а значит надо вытаскивать тупую псину из пасти дракона, один Рилдир он уже не сможет убежать, так хоть собаку спасёт и попадет в рай для воинов с девственницами и элем. Встав и матернувшись, Нат побежал вперед за собакой. На бегу полуэльф заворачивался в каменную кожу, думая насколько большой солдатик получится из него, если дракон дыхнет пламенем и камень застынет на трупе. Еще Нат думал что крикнуть или что сделать. Чтобы убить дракона мыслей не было, да и как такую махину можно завалить?
Время на размышления кончилось потому что Малыш перестал визжать и встал аккурат около золотой морды.
- Стоять! Это не крыса, это мой пес! Не надо его жрать! - на одном дыхание выпалил Нат, спотыкаясь и подбегая к псине, - Бежим! - заорал Наталь, наконец поймав пса и на кой-то чёрт подняв его над головой. Наверно чтобы взбалмошная псина не отчудила что-то вроде панической атаки на дракона. И Наталь побежал со все той скоростью, на которую способен воин в доспехе, каменной коже и с псом над головой.

+1

15

Сидела себе Палада и сидела перед полуразвалившимся зданием, да гоняла по черепу от стенки до стенки мысли о том, как ей все-таки следует поступить с тем самым интересно пахнущим предметом, что был заключен внутри этой каменной людской коробки. Неужели люди не могут строить более просторные и надежные гнезда? Или же хранить вещи, могущие заинтересовать дракона в менее труднодоступных местах! Либо человечки были настолько глупы и невежливы, чтобы думать об интересах и удобстве представителей драконьей расы, либо жадны до безобразия. Они не желали делиться, а потому прятали какое-то вкусно пахнущее магией сокровище в глубинах своего столь неудобного логова, но когда логово обвалилось или стало им не нужно, людишки забыли свою игрушку. Просто оставили внутри гнезда. Что за неразумная раса? Драконица тяжело вздохнула, выпустив парочку коротких языков пламени, затем вздыбила чешую вдоль позвоночника и фыркнула. В конце концов, она могла бы разворотить эту каменную коробку при помощи силы мысли и собственных мускулов, превратить ее в кучи камня и извести вокруг, но добраться до того, что прячется за стенами. Только вот... Паландаросса не знала что именно находится внутри и не повредит ли она этому чему-то, если начнет посредством грубой силы разгребать завал. Что же именно людишки могли прятать в своем логове? Выбрав возможный способ вытаскивания интересующего ее предмета наружу, золотая на этот раз глубоко задумалась о том, что же именно так привлекло ее внимание и насколько бережного оно к себе требует отношения. Примерно за этим вот делом ее застали невесть откуда взявшийся двуногий и некое мелкое визгливое существо, в котором Палада спустя мгновение легкого ступора узнала уменьшенную версию собаки мабари.
С появлением этой мелкой хреновины на площадке перед обвалившимся зданием началось форменное мракобесие. Паландаросса чуть опустила голову, чтобы как лучше рассмотреть это мелкое создание, но не успела она даже толком присмотреться, как из кустов выскочило двуногое существо, покрывшееся камнем. Оно бегом пролетело до Палады, схватило псину и, держа ее над головой, побежало обратно ровно настолько быстро, насколько ему вообще позволяла это делать громоздкая каменная скорлупа, тоже пахнущая магией. В фигуре двуногого Палада узнала особь мужского пола, да еще и, вероятно, колдуна, владеющего магией земли. По крайней мере такой вывод первым пришел на ум при виде каменной шкуры существа. В тот же миг Палада решила, что она может уговорить двуногое существо оказать ей небольшую услугу в знак уважения к столь прекрасному и могущественному существу, как золотой дракон, величием и грацией которого смертный мог бы наслаждаться, если бы не стал убегать как в жопу стрельнутый. И вот почему смертные постоянно неправильно реагируют на драконов? Когда Палада хочет спать, обязательно найдется кто-то, кто сядет рядом и будет мешать ей заснуть, как то уже бывало парочку раз, не испытывая никакого, мать вашу, уважения и благоговейного ужаса перед высшим существом! А вот когда драконице нужно поговорить или воспользоваться услугами кого-то из двуногих, у них сразу врубается инстинкт самосохранения и неведомая доселе скорость. Бестолковые создания! Совершенно не знают когда и как им следует себя вести. Впрочем, посетовать на это Паландаросса решила несколько позже. Пока ей надо было заставить парня с собачкой остановиться и начать внимать ее воле.
- Стой, двуногий! - пророкотала золотая с высоты своего роста, затем, изгибаясь точно змея (большая такая золотая змея, угу), Палада бросилась вперед и вбок, обходя двуногого по широкой дуге и за счет своей скорости и размера тела, перерезая ему путь к отступлению. Благо деревьев вокруг было не так уж много и двигаться драконица могла вполне свободно. Оглушать существо с помощью ментальной магии она пока не торопилась, посчитав что для начала следует хоть как-то попытаться договориться по-хорошему.
[AVA]http://s3.uploads.ru/QVcOa.jpg[/AVA]

+1

16

[AVA]http://sd.uploads.ru/16dUc.jpg[/AVA]
→ Начало игры ←
Время ближется ко дню. Солнце на небе медленно ползёт выше, разбрасывая во все стороны свои лучи. Не такие жаркие, как поздно днём, но определённо, тёплые. Любопытные, острые лучики солнца пронзают каждую щёлочку между листьями тропических деревьев. Ярко искрясь на глади воды, лучи касаются изумрудной травы по берегам и освещают неподвижно сидящего рядом с водой дракона, греющегося на камнях. На миг они проходятся по его вздыбленной чешуе и ящер мгновенно загорается живым золотом, просыпаясь и едва заметно шевелясь, выдыхая. Движения дракона, недавно очнувшегося от крепкого, но чуткого сна  слегка ленивые, но, несомненно, плавные и тягучие, словно расплавленное золото в гномьих котлах. Анхамараншарр тянется, разевая пасть, полную острых, как бритва зубов и не спеша оглядывается, словно вспоминая, на кой чёрт он припёрся в эту чащобу и остановился у небольшого озера, когда в любой момент может кто-нибудь, да прийти и застигнуть спящего дракона. Нет, за свою безопасность, конечно, золотой нисколечко не волновался, уж всяко он почувствует посторонних рядом, однако с возрастом разыгрывается паранойя. Конечно, чего бы ей не разыгрываться, когда каждый третий двуногий швыряется в тебя магией, угрожает клинком и грозится разобрать твою тушу на мелкие кусочки. Анх беззлобно фыркает и поднимается на лапы, слегка взмахнув кожистыми крыльями и заставив подняться в воздух облачко из песчинок и веток, а соседние кусты низко пригнуться к земле. Дракон слегка наклоняется к водной глади, дабы испить воды и по ходу этого процесса вспоминает, зачем пришёл. Он ещё какое-то мгновение любуется своим отражением, а после, в сердцах черпанув воды лапой, сам не ведая зачем, разворачивается и топает в противоположную сторону того места, откуда он пришёл, с хрустом ломая относительно хрупкие кустарники и поминая нехорошими словами весь этот лес, что уже порядком ему осторченел.
Золотой топает так недолго, внезапно нахлынувший гнев его по-тихоньку отпускает и ящер уже не проламывает себе путь через лес, а двигается достаточно тихо, огибая слишком уж сухие кустарники. О том, чтобы взлететь, он даже не думает, прекрасно осознавая, что его могут заметить, а двуногим не стоит знать, что он тут шастает. Тем более, Анх скоро улетает, да, осталось только дойти до того места, где он припрятал вещи, сделать пару набросков разрушенного строения, что нашёл вчера вечером и можно улетать, вполне довольным жизнью. Ящер на мгновение останавливается, а после и вовсе замирает, не доходя до нужной поляны со строением пары метров. То, что возле той разрухи кто-то есть, дракон почуял сразу, не выходя их чащи и этот кто-то ему знаком. Золотой на секунду хмурится, но тут же двигается дальше, ведомый знакомым запахом, к которому примешивается не шибко приятный ему дух двуного.
Дракон ускорив шаг, изящно вываливается из-за деревьев, ломая тонкие стволы некоторых деревьев, и, сделав пару скачков, останавливается прямо перед Палладой, прямо за спиной двуного, которому сейчас явно не до него, слегка нависая. Эффектное появление, но не настолько, если бы он спикировал с неба. Анх слегка прищуривается и опускает взгляд вниз, прожигая затылок человека мрачным взглядом янтарных глаз. Хотя, по тому, что он видит и не понять, где у этого чуда затылок находится. То, что стоит между двух драконов сейчас больше консерву напоминает, укрывшись каменной кожей в доспехах, да ещё и с четвероногим зверем на руках. Так и подымает вскрыть когтями. С магией Земли дракон знаком во всех подробностях, ведь именно благодаря этой магии он сейчас скитается по миру и ищет новое пристанище взамен прошлому, что разворотил тот маг, которого он нечаянно впоследствии пришиб. А этот близко стоит, что золотому стоит сейчас его придавить, сославшись на неаккуратность? Но дракон не спешит нападать, да и не дурак же он, чтобы каждому встречному магу башку отрывать. Ага, слишком много чести. Тем более, может этот умнее будет на четверть процента, вон, драконица же его не пришибла и ладно. Анх склоняет голову на бок и приосанивается, решая, что не мешало бы и голос подать.
- Мир тесен, верно? – вкрадчиво интересуется он, обращаясь исключительно к его золотой знакомой, с которой он встречается так случайно уже не раз.

Отредактировано Анх (31-07-2016 23:49:00)

+2

17

Все стало казаться не таким уж плохим, когда Нату удалось пробежать несколько метров и даже набрать скорость. Полуэльф бежал на спасительный свет, точнее на бликующую в кустах тень. Туда, где были листья, деревяшки и те животные, что как и Малыш не додумались свалить подальше от многотонного металлического хищника с персональным горнилом внутри. Что такого было в тех кустах? Да ничего особенного, кроме хоть какой-никакой защиты. В конце концов вековое дерево вполне потянет на эпическую занозу даже для дракона, особенно если дерево сможет ткнуться в сгиб перепончатых крыльев золотого чудовища. Навряд ли та полянка, с которой начался поиск Малыша, была сделана бреющим полетом. Ну конечно есть еще пламя, которое сдует в бездну все пальмы, баобабы и прочее органическое топливо, в том числе и еще не прожаренное мясо, но может быть драконы не дышат огнем на полное брюхо? Может огромный золотой огнепых съел семейство косолапых и ему будит лень преследовать наемника? В общем, Наталь занимался всем, чем угодно в своей голове, лишь бы игнорировать тот факт, что он бежит со скоростью пьяного победного марша и это еще в лучшем случае.
Конечно у Наталя был опыт противодействия огню, вот только старший пока не умудрялся вывести Эйнеке настолько, чтобы пиромант изверг на него полноценную стену огня. Да и как считать силу и время действия каменной кожи, когда в тебя просто дунут огнем, вплавят твою броню в твою плоть и выжгут воздух в твоих легких, а тонкая прослойка век хоть и покрытая камнем, скорей всего послужит маленькой сковородкой для яичницы-глазуньи из твоих лупалок? Но Наталь продолжал упорно продвигаться вперед, убеждая свое тяжелое и неповоротливое тело, что оно ветер, скорость и пушинка. Так продолжалась до тех пор, пока огромное существо с совершенно неестественной для тонны подогретого золота грации преградило путь целеустремленному камнежопу. Нат бы подивился изяществу и легкости, с которой ему преградили путь если бы не думал, а точнее не орал в своем подсознании: "Я мог быть там! Я почти был там! Меня чуть не переехал многотонный кусок золота!". Примерно от этих мыслей Нат шлепнулся на все еще каменную задницу, опустил Малыша на уровень груди и невольно прибег к силе земли, материализовав поднятую им пыль в аккуратненький кирпич. С громогласным "бум!" созданное инстинктом самосохранения Наталя упало перед мордой дракона.
Нат вполне понял слова ожившей горной жилы, но дар речи как-то куда-то делся, а мозг продолжал генерировать варианты почти возможного спасения. Один из них казался почти возможным и звучал он примерно так: «Может собакой кинуть? И убежать под шумок?». Но разрушило этот план не осознание того, что он похож на план спасения Малыша как две капли воды, а то, что Нат попал в такую золотистую задницу исключительно ради этой собаки и если уж быть жарким, то хорошо прожаренным и с не порушенными идеалами. Покрепче взявшись за собаку, Наталь стал думать стоит ли брыкаться дальше или просто сидеть и ждать. Долго думать не пришлось,и вовсе не потому что Нат это Нат, а потому что явился еще один оживший кусок горной породы, побравировал пластинами благородного металла и заговрил кратко-лаконично, но уж слишком нагло не замечая мага земли по имени Наталь.
- Ага, тесен как козья жопа! Я ее добыча, так что в очередь! – не слишком разумно, но громко и от всей души выпалил Нат. В конце концов, он маг земли, а золото это руда, а значит камень и значит полукровка справится с этими двумя древними как мир, ожившими и обретшими разум горными жилами. Так пробелы в образовании, не совсем адекватное восприятие и просто сверхъестественное упрямство дали Нату сил подняться, взять сабакена под мышку и заковылять к тому дракону, что остановил его первым.

+2

18

Случайности не случайны. Кажется, что-то такое и должно было придти Паландароссе на ум, когда все вокруг как закрутилось, да завертелось, заставляя чешуйчатую помимо привычной тихой ярости на столь неудачное стечение обстоятельств испытывать еще и изрядную долю удивления. Впрочем, обо всем по порядку. Жалкого двуногого с его псиной удалось остановить. Еще бы! Мало какому смертному удавалось не поддаться трепету и благоговейному восторгу при виде живого золотого дракона, преградившего ему путь. Этот маг не был исключением. По крайней мере его действия и реакции вполне можно было счесть за желаемый ужас, восторг и трепет, хоть и были они слишком... неуклюжи. Неужели смертный думал произвести на воплощение силы и величия впечатление одним кирпичиком? Вот если бы он наколдовал как бы между прочим целую гору, то Палада сочла бы это за достаточный знак уважения и демонстрацию своей магической силы, подтверждающей готовность смертного служить драконице, но... ладно, и так сойдет. В конце концов, Паландароссе не требовался гений магии, чтобы принести интересующую ее вещицу, а всего лишь один в меру упитанный двуногий раб, что просто залезет в обвалившееся здание, рискуя своей задницей и сделает что нужно, не разгромив останки этой пафосной халупы. Ну разумеется, это будет добровольное решение смертного! Он не сможет устоять перед драконьим шармом и обаянием! И, конечно же, Паландаросса его подстрахует. В конце концов, она не изверг же какой и не злодейка, а всего лишь живое воплощение величия и великолепия, попавшее в трудную жизненную ситуацию, для решения которой нужно двуногое существо.
"Что за...?!" - и вот в тот миг, когда Палада, откровенно красуясь золотой чешуей перед двуногим, собиралась посвятить его жалкий умишко в свой гениальный план, на сцену вышел новый участник. Несколько досадно было сознавать за собой, что она так увлеклась погоней за смертным и любопытными запахами из обвалившегося гнезда, что попросту упустила иной запах. Запах сородича, да и не просто сородича, но довольно-таки хорошо знакомого крылатого собрата, тоже принадлежащего к благородному роду золотых драконов. И это было как минимум досадно. В пору было чувствовать себя застигнутой врасплох. Палада, в общем-то, и чувствовала себя таковой. Появление Анха сбило с нее всю спесь, принудив ощутить себя еще и неразумным детенышем, что позволил себя поймать на шалости. Разумеется, чешуйчатой это не понравилось. Ни разу не понравилось. И не только в силу скверного нрава и уязвленной гордости. Просто встречи с Анхом рано или поздно всегда сводятся к одному - к необходимости уходить. У драконов совершенная память. Паландаросса помнила как иногда ей тяжело было уходить. По крайней мере от этого сумасброда-художника.
"Анх..." - по черепушке прокатилось знакомое имя. Ну как имя, часть имени. Так звать золотого ей было привычно. С некоторым трудом заставив вздыбленную чешую улечься опять, драконица коротко глянула сначала на смертного, затем на сородича. Ладно, в том, что здесь это двуногое существо есть и определенная польза. По крайней мере в его присутствии они оба будут вести себя как два взрослых и разумных дракона, да. Фразочка смертного, отдававшая явно долей дерзости, позабавила самку. Она коротко и одобрительно рыкнула, означая смешок, затем заговорила, обращаясь к сородичу:
- Слышал, он моя добыча? Кролик сам выбирает хищника, - Паландаросса улыбнулась, демонстрируя в широком оскале острые клыки, - Мир слишком тесен. Либо ветра столь неоригинальны в своем стремлении сплести наши пути, - она вновь коротко рыкнула и покосилась на двуногого, - Смертный, возрадуйся! Сегодня тебе выпала честь узреть сразу двух детей крылатого племени, а теперь прояви уважение к высшим существам, замолкни и жди, когда очередь дойдет до тебя, - Палада вновь глянула на Анха, - Нынешнее бескрылое племя не чета прежнему. Никакого почтения.
[AVA]http://s3.uploads.ru/QVcOa.jpg[/AVA]

+2

19

[AVA]http://s3.uploads.ru/qpcGD.jpg[/AVA]
Кажется он чему-то помешал, ведь так? Золотому даже не приходится прибегать к телепатии и прилагать усилия, чтобы это понять. Всё прекрасно видно и так. Тем более, что драконы по своей сути - существа, редко являющие свою истинную форму смертным, разве что за их большие заслуги перед крылатыми, а тут нельзя с уверенностью сказать, что маг и его золотая драконица были знакомы, скорее наоборот. Что Паландароссе нужно от мага с собакой – пока не известно ему, но он планирует это узнать. Тем более, место встречи довольно необычно по своему происхождению. Он давно сам его приметил, шатаясь по округе, наслаждаясь природой и разыскивая образы для эскизов своих рисунков, как- никак, это занятие ему по душе.
Анх слегка склоняет голову на бок и внимательно смотрит на стоящую напротив Палладу, а после без особого интереса скользит глазами по двуногому и отложенному им тёмному кирпичу, простите, искусно созданному магией Земли, а не страхом перед величественным существом, прямоугольному предмету, что до сих пор, впрочем, одиноко валяется у лап драконицы. Анхамараншарр сдерживает ехидный смешок, подмечая, что происходящее на поляне вполне можно перенести на холст. Дракон, маг и кирпич. За эту картину можно выручить несколько золотых. А если учесть, что Анх - довольно хороший художник – можно втюхать какому-нибудь помешанному драконолюбу  и втридорога. К слову о картинах. Дракон слегка выпрямляется и оглядывается, словно забыв о существовании собеседников. Где-то неподалёку он припрятал свои вещи и не хотелось бы о них впоследствии забыть, заговорившись с Палладой. Ведь других драконов он встречает и того реже, а пообщаться с собраться иногда всё же хочется.
Из мыслей в реальность его возвращает не ответ драконицы, а подавший голос двуногий, что без спроса, к слову, нагло вставляет свою реплику в диалог двух драконов о тесноте козьей жопы. Анх скептическим взглядом насыщенно-янтарных глаз окидывает смертника и тихо хмыкает, качая рогатой головой. Тут уж не поспорить, не будет же он сам проверять, мучая бедное животное. Тем более, сказано это было образно, дракон про это знал, ибо не раз слышал такую фразу в деревнях от пастухов и прочих жителей, однако, не спроста же люди стали использовать это выражение, ой, не спроста. Ну вот откуда двуногихе берут такие образные выражения? Кто первый догадался сравнивать что-то с козьим задом и почему. Впрочем, как-то не шибко хочется про это знать, кто их знает, вдруг это смертными на практике проверено, вот и довелось впредь так говорить.
Дальнейшие действия мага заставляют дракона насмешливо фыркнуть, сдерживая рокочущий хохот и усесться на землю, принимая удобное положение для просмотра открывшегося перед глазами выступления с переходом на сторону Паландароссы. Эти двуногие такие забавные, чего только не вытворяют, когда действительно опасаются за свою жизнь. Ведь ему с драконицей ничего не стоит, прихлопнуть эту каменную букашку одной левой и полететь по своим делам, но, на счастье этого дерзкого мага Земли, Анх дружелюбно расположен к двуногим, особенно к тем, кто не пытается в любом удобном моменте, отхапать у него филейную часть и ведёт себя подобающе разумному существу.
- Это неразумный поступок с его стороны, - дракон поднял взгляд, рассматривая собеседницу, - Что же, рад видеть тебя снова, - подал рокочущий голос Анх, слегка улыбаясь, не обращая при этом на мага, стоящего рядом с драконицей, должного внимания, - Место для встречи правда необычное, но нам ли не привыкать, - хмыкает он спустя некоторое время, слегка кивает лобастой головой, - Вряд ли он тебя послушает, у него слишком длинный язык и, кажется, инстинкт самосохранения отсутствует, а уж про уважение к существам умнее его, я и вовсе молчу, - Анх пренебрежительно фыркает, удостаивая смертного своим величественным взглядом, - О, я как-нибудь переживу, - обращаясь к магу, притворно расстраивается он, а после облизывает длинные клыки языком, заходясь тихим смехом, - Так что привело тебя сюда? – поинтересовался он у Паландароссы, слегка склоняясь к магу и щёлкая зубами.

+2

20

«Если выживу, расскажу брату, что меня послушался дракон,» - ну или как-то так думал Нат, сидя в обнимку с Малышом и балдел с того, что первый золотой ящер подтвердил его слова. И кажется, второй не спешил жрать полукровку за это или хотя бы попросить пса у первой горы золота. Кажется, прилетевший вообще не чувствовал обиды за то, что ему не дали кусок мяса в виде Ната. В голосе золотого сложно было не уловить ядовитые нотки, ну так и полуэльф не первый год живет, так еще и не один, а с пиромантом, который с малолетства верит, что в прошлом был великим драконом, а тупое мироздание запсило его не в то тело. Еще Эйнеке считал, что общаться со всеми нормальным языком выше его достоинства, и если он не командовал и не орал, то непременно стебался, капая на собеседника ядом со своего ученого языка. Два золотых громилы вели себя так, как говорили пыльные книжки и не менее пыльные учителя Школы Магии, и это огорчало Ната.
Полуэльф всегда верил, что дракон, будучи первородным порождением силы ну никак не может быть таким спокойным и добрым, и что они нечего не делают просто так, несмотря на свой цвет и своего бога. Наталь всегда упрямился и отнекивался, если ему говорили, что это неправда. А тут такой облом! Одна встреча в лесу рушит все твои убеждения и веру в чудеса. Посидев еще немного в тени горы золотых мышц, Нат понял, что его совсем жрать не собираются. Бесстрашный или безмозглый сабак тоже это понял и начал страдать фигней в руках у Ната. Малыш начал елозить, скулить и проситься на твердую землю. Не то что бы Нату было по нраву держать уже немаленького мабари, но отпускать, чтобы эта скотина опять нарвалась на неприятности, было нельзя. Мало ли побежит, и дракон смахнет его ненароком какой-нибудь из огромных частей тела. Кстати говоря, сидя около одного дракона Нат уже уйму времени пытался разглядеть хоть какие-то половые признаки у драконов.
Полуэльфу бы сейчас вспомнить, что внешне у драконов ничего не болтается, что там, как и у птиц все внутри, чтобы в полете не размахивать на ветру, но Нат просто сидел и разглядывал хвосты и брюшка золотых. Когда мабари стал вести себя уж совсем непристойно, а беседа драконов все больше напоминать чаепитие не на один день, Нат решил, что пора бы второй раз подать голос:
- Эм, не хочу вам мешать, но может посвятите меня в свои великие планы и мою роль в них? - как можно почтительней начал Нат. Затем Малыш, извернувшийся под невероятным углом, умудрился поскрести хозяина по морде когтистой лапой. Наталь, хотевший было начать говорить вновь, отвлекся на буйную псину и попытался ее успокоить. Вышло это хреново, пес едва не вырвался и лишь сильнее заскреб хозяина по лицу, как будто хотел отколупать с морды Наталя каменную кожу. Какое-то время полуэльф возился с Малышом, даже пытался воззвать к своим ментальным способностям, но сейчас в своей голове был недопустимый раздрай, не то что в собачью лезть.
- И это вы же сильны в ментальной магии, внушите моей псине чтобы она поспала, пока я по буду ваши дела решать! - второе Нат ляпнул не так обдуманно, если честно, его просто задолбал собственный пес. Нат надеялся, что драконы не съедят его, потому что это легче или приятней. А еще костерил свою болтливость. Полуэльф продолжал сидеть на жопе, ровно думая, что будет глупо своим языком потерять пса, когда бросился его спасть второй раз за день.

+2

21

Ситуация становилась все чудесатей и чудесатей. Паладе бы в пору злиться, чувствуя, как внутри ее груди зарождается огненный комок, означающий гнев – чувство ей знакомое не понаслышке, однако вместо клокочущей ярости она ощущала в себе скорее некоторое веселье и даже радость, связанную с появлением старого знакомого. В последнее время близ Гульрама ей частенько встречались сородичи. По крайней мере куда чаще чем когда-либо еще. Сначала был Акхарос, потом она находила запахи двух серебряных, хотя и так и не отыскала их самих, а теперь ветра ей принесли Анха. Того самого Анха, с которым было столь же уютно, что и на горе золотых монет. Ну, да, наверное, гора золотых монет и была в понимании Паландароссы эдаким идеалом домашнего уюта. Правда, самому бы Анху она об этом не сказала, да еще и не за какие коврижки! Пресловутая драконья гордость бы не позволила. Не позволяла она сейчас и слишком уж откровенно радоваться появлению золотого собрата. Палада была даже несколько удручена тем, какой отклик в ее душе нашло это внезапное явление. Что ж, присутствие смертного действительно было к лучшему, он отвлекал, а значит существенно уменьшал шанс того, что Анх что-либо заподозрит в отношении самки. В конце концов, она его старше! Ей уже пять с половиной столетий, и она никак не может радоваться появлению другого дракона, точно только-только проклюнувшийся вирмлинг! Это было совершенно недопустимо.
- Все двуногие неразумны, даже их маги. За редким исключением, конечно, - весело заворчав, молвила Паландаросса, затем села, точно гигантская кошка, обвив длинным золотистым хвостом мускулистые лапы, - Я все еще не теряю надежды найти достойного двуногого, что сможет в обществе дракона вести себя как разумная половозрелая особь, - вот тут Палада фыркнула и чуть пошевелила кончиком хвоста, выдавая легкое раздражение. Ей право слово непонятны были попытки некоторых смертных склонить ее к совокуплению. Да, конечно она была тогда похожа на людскую самку (и, судя по всему, довольно привлекательную, раз уж самцы на нее так реагировали), но… неужели людишки и впрямь трахают все живое, как только оно поворачивается к ним какой-либо из своих дыр, подобно озабоченным подросткам с мягкой чешуей? Что ж, это по крайней мере это объясняло почему людишек так много… Вон в том же Гульраме их явно было по более пары сотен тысяч, а для Паландароссы, совершенно непривычной к большому количеству существ одного вида, это казалось более чем удивительным, но не суть…
- В эти края? Хм, мне они нравятся, - несколько задумчиво молвила драконица, чуть шевельнув крыльями и совершенно игнорируя двуногого, что опять подал голос. Нет, конечно Палада и ему ответит, но никак не раньше, чем своему сородичу. Глупый смертный явно не был в курсе довольно-таки очевидных правил этикета, что следовало блюсти при общении с двумя крылатыми. Например, нельзя было влезать в их беседу, а следовало терпеливо ожидать в сторонке, когда сильные мира сего закончат обсуждать свои наиважнейшие дела. Ну или нельзя ничего требовать у драконов, да еще и в подобной манере. Дракон всегда в первую очередь ответит дракону, а не низшему существу, ибо крылатый собрат более уважаем. Демонстративно вскинув голову, Паландаросса продолжила беседу с Анхом, попутно подавив острое желание проучить смертного оплеухой, чтобы хоть как-то начал следить за своим языком и поведением. Удержало ее от этого только осознание того, что если она влепит магу затрещину, то он вряд ли уже сможет встать. Когда-либо. И тогда придется или лезть самой в гнездо двуногих, или подбивать на это Анха. В крайнем же случае ей бы пришлось искать нового смертного, а это такая морока!
- Здесь теплое солнце и много уединенных бухт у моря, - задумчиво добавила Палада, после же сказала, - Именно в это место меня привлек запах магии. Разве не чувствуешь его? Глупые двуногие бросили свое гнездо и оставили там нечто со столь приятным запахом…. – после Паландаросса перевела взгляд лазурных глаз на мага, - Теперь внимай моим замыслам. Ты должен зайти туда и принести все, что пахнет магией, понял? – требовательно молвила драконица, а после с некоторым снисхождением добавила, - Исполни и будешь вознагражден.
В последнюю очередь золотая взглянул на щенка мабари, но попросту проигнорировала его. Пускай двуногий сам разбирается со своей псиной.
[AVA]http://s3.uploads.ru/QVcOa.jpg[/AVA]

офф

Ментальная магия

Прицельный удар
Маг может нанести нескольким противникам прицельный удар, отключив одну из функций мозга. Работает и с животными. Время действия - около суток после удара. После этого потерпевший медленно восстанавливается, однако не может вспомнить сам момент удара, кто его нанес, и что с ним случилось. Если удар был очень силен, то это приведет к полным потерям в работе функции, которые останутся с потерпевшим на всю жизнь (или будут исцеляться с помощью сильных целителей, если такое возможно). Например может быть полностью утеряно зрение.

Исходя из описания, ментальная магия воздействует на мозг и, вероятно, нервную систему. У собак есть мозги, нет? Возможно ошибаюсь, но достаточно воздействия на него, чтобы заставить скотину уснуть, ну или в обморок улететь. Впрочем, убрано.

Ментальная магия действует только на тех, кто обладает разумом и интеллектом, животными управляет исключительно магия друидов.
/АМС

Отредактировано Паландаросса (23-09-2016 00:34:46)

+1

22

Предавшись своим мыслям, возможно, чуть сильнее, чем следовало, Керихат упустила из виду тот момент, когда ''спасенный'' пришёл в себя. А, быть может, всему виной была вовсе не задумчивость драконицы, а беспрестанно жужжащие над ухом пчелы, которые ни в какую. Не хотели отставать от нарушителей их покоя и собирались, кажется, сопровождать их вплоть до самого конца леса.
Однако, когда нога старшего из близнецов вдруг выскользнула из сапога, что был прочно зажат в руке девушки, так моментально, вернулась к реальности и переменилась в лице. С перепугу крылатой даже показалось, что волосы на ее голове вдруг решили начать жить собственной жизнью и первым пунктом на пути к этой глобальной цели было начать самостоятельно двигаться. На пару мгновений она так и замерла на месте, словно серебряная статуя, так как разбежавшиеся мысли отчаянно сопротивлялись попыткам вернуть их на место, а пустая голова никак не способствовала быстрому выпутыванию из неловкой ситуации. Но, к счастью, возня за  спиной возымела свой эффект: в один миг в крылатую словно вдохнули жизнь и первое, что она сделала, это спрятала свою ''защиту''. Причём, сделала это настолько быстро, что по всему телу пробежала неприятная волна зуда. Но драконица лишь передернула плечами и тут ещё внимания коснулось другое обстоятельство: пчел не было. Ни противного, уже успевшего надоесть, жужжания, ни тычков в лицо, шею и руки. А был только Наталь в окружении множества бывших агрессоров. Керихат резко развернулась к нему, откровенно не зная, что делать, и уже предвкушая вид вытянувшейся физиономии старшего из близнецов, но ожидало ещё вовсе не это. Вместо удивленного в край полукровки, драконша увидела этого же полукровку, но активно занятого рассматриванием трупиков новоиспеченных статуэток, коими теперь была щедро усыпана земля. Девушка не знала радоваться или негодовать, что полуэльф счел трупы пчел более интересными, чем она, но всё, кажется решилось миром и уже только поэтому можно вздохнуть спокойно. А ведь в сознание крылатой уже закралась идея, суть которой заключалась в том, чтобы жахнуть мага по голове, да посильней, а потом сказать, что ему все привиделось.
Серебряная некоторое время молча наблюдала за манипуляциями полуэльфа, то и дело, измеряя его непонимающим взглядом, но, не решаясь оторвать от, безусловно, важного процесса, который заключался в перебирании трупиков пчел и отборе наиболее удавшихся статуэток. Девушке оставалось только догадываться, зачем они ему, да гадать: ''А вдруг все-таки увидел? ''
Одним богам известно, сколько времени прошло, но для драконицы явно не меньше пары часов. Но эдакая идиллия была нарушена, судя по всему, завершением приятного времяпровождения, через втаптывание неугодных каменных мумий в землю, но на этом веселости не закончились. С лаем, треском и визгом к горе-разведчикам приближалось нечто. Керихат быстро перевела взгляд в сторону источника звука и почти в тот же миг из кустов едва ли не с воем вылетел крупный щенок, а за ним пара огромных крыс.
Пока в который раз ошарашенная крылатая наблюдала за этой победой низив над верхами, Наталь, заорав благим матом, причём, неизвестно кому,крысам или собаке и умчался вслед за скрывшимися в неизнеизвестном направлении животными. Это происшествие окончательно выбило из колеи драконшу, которая и так уже была немного не в себе. Сердце продолжало выстукивать ненормально быстрый ритм, а округлившиеся глаза хлопали ресницами, пытаясь разглядеть в лесной чаще хоть кого-нибудь. Но даже звуки погони быстро стихали, оставив после себя тишину, нарушаемую лишь редкими отголосками криков, шелестом травы, да голосами лесных обитателей.
Вскоре на смену ступору и удивлению пришло раздражение, а за ним и ярость.
''Да как он вообще посмел побеждать за какой-то собакой и бросить меня здесь?! Да какого черта он вообще о себе возомнил?! Поймаю и сделаю из его шкуры барабан! Двуногий...'' - мысленную тираду драконица так и не закончила, внезапно осознав, что если она сейчас бросился за беглецами срывать на несчастных свою злость, то закончиться все это может очень не хорошо. Хотя бы потому, что Эйнеке, наверняка, закатит истерику, если узнает, что послужило материалами для нового барабана крылатой. Да и на репутации это скажется плохо, а ведь Керихат, кажется,  только-толъко начала приживаться в их пестрой ''семье''. Серебряной потребовалось ещё несколько минут, чтобы окончательно успокоиться, а помогли ей в этом недодавленные Анатом каменные пчелки, которые, стараниями драконши, едва не превратились в мелкий песок.
Разобравшись с бедными насекомыми, девушка глубоко вздохнула, откинула решающую прядь волос с лица и, борясь с желанием пустить сапог, что до сих пор был у неё в руках, на ленты с лоскутами, бросила его под ближайшее дерево и направилась прочь, обратно к городу, как ей казалось.
-->  Покои Первого Чародея

Отредактировано Керихат (30-11-2016 11:28:46)

+1

23

Драконы в своей долгой гордой беседе переставали как-либо пугать Ната. Так всегда бывает, когда долго сидишь и думаешь, что тебя убьют: сначала ты просто миришься с этим, и страх притупляется, а потом и вовсе начинаешь рассматривать своего собственного палача. Если на слепящую чешую дракона Наталь уже насмотрелся вдоволь - ещё, когда бежал за Малышом, то вот о строении тела ящера полуэльф почти нечего путного не помнил и просто пользовался моментом, откровенно пялясь. Интересовали Ната ни сколько слабые места ящера, сколько некоторые бытовые моменты: например, насколько острый у дракона слух, какой длины язык и гадит ли крылатый в полёте? Последнее было особенно интересно, потому что оно полностью громило кметовскую поговорку "хорошо, что коровы не летают". Еще было интересно, чем именно гадит дракон - действительно ли его нутро - это огромная плавильня, способная разложить рыцаря в полном латном доспехе на исходные компоненты? Последнее Нат ни в коем разе не хотел узнать на практике, ибо он был самым доступным и ближайшим подопытным для такого примера. А Наталь не элементаль земли, чтобы, умирая, ловить экстаз от обработки собственного тела, зубами, огнем и кислотой. Да и нужен ли драконам желудочный сок вообще? Сидя на корточках, Нат думал и, самое главное, молчал, больше не прерывая двух драконов.
Драконы не удостоили ответа просьбу Ната придержать его пса, и Наталь, пожав плечами, стал думать, что делать с Малышом. Первым и самым соблазнительным вариантом было растопить землю и, сунув в нее Малыша, снова сделать ее твердой, не раздавив пса. Но последнее, скорее всего, не получилось, а значит, вариант был провальным. Строить клетку из столбов земли было долго и глупо, как и призывать элементаля для присмотра за Малышом. Можно было еще превратить пса в статую, но выживет он или нет тоже было неизвестно. Нат было совсем уже отчаялся, как вспомнил, что его пёс не такой уж тупой и знает одну единственную команду "охранять". Порой Нат заставлял Малыша охранять Пуша от Эйнеке - так, чисто шутки ради, и по-своему хитро. Продолжалось это до тех пор, пока Нату не давали людей, и он не забирал свое животное. У этой команды был всего один минус: Малыш напрочь отказывался охранять неживые объекты. Не найдя другого варианта, Нат рискнул сделать еще одну глупость, прежде, чем пойти по заданию золотой.
- Малыш, охранять!- приказал Нат псу, указывая на золотого ящера. Что ж, даже, если Ната сожрут, за это он будет говорить всем демонам, жарящим его, что умер, охраняя дракона - чем не достойная смерть? С трудом задерживая смех, Нат встал и заковылял к цели своего нового, самого важного задания.
Найти руины было несложно: они же, Рилдир побери, были рядом, и это был, как-никак, дом в два этажа, хоть потрепанный чем-то. Может, погодой, может, временем, может, людьми – кто ж тут разберет? Это был явно не тот дом, что искал Нат, но, судя потому, что внутри его лежало что-то ценное, полукровка сильно оплошал, не найдя его за недельку до появления драконов. Жадность - одна из главных родовых черт семьи Ната. Ну да, с драконом не пожадничаешь - живым уедешь, и слава богам. Раздумывая над этим, Наталь подошёл к тому, что было когда-то входом, чуть даже не влетев лбом в камень – настолько сильно задумался. Думать и идти, ни во что не врезаясь, у Ната еще не получалось. Увидев то, что предстояло преодолеть, Наталь нервно хохотнул, и обрадовался, что в его крови есть магия, иначе он бы смог попасть туда только, если бы дракон запихал его в щель когтем. Ну, не зря же золотая гора говорила, что ей нужен маг? Что ж, ей сказочно повезло - Нат маг земли и решит все быстро без всяких взрывов, телепортов и вызовов демонов. Маги земли достаточно суровы, чтобы ходить сквозь стену, а это быстрее всего. Подойдя к завалу, Нат уперся лбом в кирпич, закрыл глаза и представил, что камня просто нет перед ним, собрав всю энергию около своей башки. А затем Наталь почувствовал, как стена расступается перед ним, и он медленно, но верно идет в нее.
Если бы завал оказался большим, это составило бы проблему лет так 10 назад, когда Нат еще не так владел своей магией. А сейчас это был просто - вопрос усталости и, может, полуэльфу бы пришлось задержаться на отдых где-то посреди пути. Но стена оказалось не такой большой: Нат вылетел в то, что было комнатой, довольно быстро. А дальше была приятная мародёрская работа - перебирать камни, ходить везде, где можно и где нельзя и собирать все, что фонит магией и пахнет ценными металлами. Карманов у Ната не было, и он складывал все на щит. Надо сказать, что золотая не ошиблась, и добыча тут была и немаленькая. Только вот Наталь не мог рассмотреть, что именно берет - темноту разогнать ему было нечем, а взгляд сквозь камень не помог бы. Полуэльф просто грёб все, что пахло магией, как и сказал дракон. Когда на щите собралось всё, что так или иначе источало магически след, Нат поднял его и пошел к стене, а потом и сквозь нее. Обратный путь дался чуть тяжелее: нужно было не оставить в куске камня что-то из добычи, но Наталь справился.
Доковыляв до драконицы, Нат положил щит перед ней.
- Вот все, что пахло магией, - отчитался полуэльф и стал ждать, пока золотая гора рассмотрит добычу, тоже глядя на находки.
- И не могло бы столь великое существо, подобное тебе, снизойти до ответа грязнокровки? - с довольной улыбкой промурлыкал Нат. Радовался полуэльф своей хитрости: истина простая, опробованная на Эйнеке - дуй в жопу, чтобы на тебя не дунули огнем.
- Ты не видела в окрестностях поместья? Достаточно большого и богатого, обнесённого стеной и, может, имеющего башни, даже чем-то напоминающее крепость? - выждав достаточно, но немного не дождавшись позволения говорить, спросил Нат. Если его план выгорит, то он и задание с разметкой не провалит, а вот, если план провалится, то прогорит сам Нат. В прямом смысле слова

+1

24

Что ж, возможно этот смертный был не так уж плох и бесполезен. По крайней мере он действительно намеревался исполнить приказ драконицы. Конечно, Паландаросса не допускала до себя мысли о том, что какое-то двуногое существо ей вообще осмелиться отказать, будучи в здравом уме и трезвой памяти, но, будем откровенны, этот маг не производил на нее впечатление особенно разумного существа. Впрочем, и совсем дураком бы она его не назвала. У этой полукровной особи хватало умишка, чтобы более не лезть в разговор двух драконов, позволяя им преспокойно беседовать друг с другом сколько душе угодно. Вместо этого смертный остался неподалеку, наверняка специально для того, чтобы Паландаросса в любой момент смогла бы прибегнуть к его услугам, направив силы этого существа в дело, сулящее обернуться хоть какой-нибудь пользой. Еще смертный смотрел. Просто смотрел на двух золотых драконов. Палада была уверена в том, что до полукровки наконец дошел подлинный смысл происходящего, а также сам факт того, что ем посчастливилось увидеть на своем пути самого настоящего дракона, и даже не одного, а сразу двух! Теперь, похоже, этот смертный всячески пытался запечатлеть этот момент в своей никчемной памяти. Паландаросса за свои годы уже успела заметить одну из многочисленных проблем двуногого племени: у них очень и очень слабая память. Для драконицы, обладающей памятью абсолютной и совершенной, были чужды мысли о том, что что-то можно забыть, утратить из-за слабости своего разума. Она-то никогда ничего не забывала.
Вот, например, она никогда не забывала Анха, хотя и были в ее жизни моменты, когда она хотела бы забыть о своем сородиче и той определенной привязанности, что испытывала по отношению к нему. Хотела бы Паландаросса забыть и того человека-наемника, что обучил ее азам ведения боя с помощью людских железных клыков. Тот двуногий был, к слову, совсем неплох, Палада считала его вполне себе сносным для своей породы и приемлемым собеседником для дракона, хоть подобная мысль и казалась по-своему кощунственной. Все же двуногий народ нечета крылатому племени. Покуда полукровный двуног глазел на них, Паландаросса невозмутимо продолжал свой диалог с Анхом. Ей было приятно видеть своего сородича и особенно видеть его в добром здравии и относительно неплохом настроении. Да, драконам куда больше по душе гордое одиночество, но все же некоторым из них это не мешает считать некоторых своих собратьев друзьями. Ну или около того. Драконья дружба имеет свои нюансы. Например, драконы не говорят друг другу все, абсолютно все. Паландаросса по-прежнему скрывала от сородича свою странную клятву. Не говорила она и том, где устроила свое логово и сколько собиралась пробыть в нем. Не требовала она того и от Анха, впрочем, он и сам был не дурак.
Лишь к тому моменту, когда их разговор с золотым подошел к концу, Палада одобрительно загудела и обратилась к смертному, изложив ему суть задания, а теперь… теперь он его исполнял, оставив свою мелкую псинку охранять двух драконов. Чуть склонив голову, Паландаросса оценивающе взглянула на молодого мабари и фыркнула. Впрочем, она оценила внезапную хитрость, к которой прибег двуногий, чтобы заставить животину оставаться на месте. Это, пожалуй, было даже забавно. Возможно, двуног не так глуп, как показалось золотой в самом начале. То время, что потребовалось полукровке для того, чтобы исполнить приказ драконицы, Палада и Анх провели в молчании, а после, когда двуногий вернулся с добычей, выяснилось, что часть ее является личными вещами Анха. Паландаросса на них, разумеется, претендовать не стала, поскольку подобное было бы куда ниже ее достоинства, да и отбирать что-либо у собрата она не намеревалась. Впрочем, среди принесенных двуногим побрякушек нашлась штуковина, отдающая магией, но вместе с тем не принадлежащая Анху. Опрокинув чужой щит на землю и прижав его когтем, Паландаросса склонила голову над чужой добычей. Ей оказалась металлическая пластина, украшенная рунами и крупным самоцветом, который и источал магическую силу. Возможно, когда-то эта пластина была частью какого-то зачарованного доспеха, служившего фамильной реликвией старым обитателям этого обвалившегося «гнезда»…
- Зачарованный камушек, - хмыкнула Паландаросса, попытавшись поддеть штуковину когтем, впрочем, та засела намертво в своей оправе, а потому драконица довольно скоро потеряла к ней интерес. Конечно, она могла бы принять свою двуногую форму и попробовать сделать все человечьими руками, но гордость не позволяла золотой опуститься до такого.
- Бесполезная игрушка, - лишь фыркнула она, демонстративно отодвигая щит и лежащую на нем добычу лапой. Ну действительно, по кой ей эта цацка? Захочется красивых камушков – найдет в разы лучше и крупнее, благо что со своей жадностью Паландаросса могла справиться, да и тут двуногий ее отвлек от некоторой внутренней борьбы. Взглянув на смертного, драконица раздраженно фыркнула. Все-таки наглости ему было не занимать. С другой стороны, она сама обещала ему награду за помощь. Впустить свой разум в его сознание не составило большого труда. Двуногий, кажется, имел опыт обращения к ментальной магии, но никаких блоков не ставил, да и вряд ли они бы выдержали такой напор. Концентрируясь, Паландаросса на несколько мгновений выудила из своей памяти один из тех полетов высоко над Гульрамскими землями. Она позволила и магу узреть это воспоминание, показывая ему тропические леса с высоту драконьего полета. Возможно, это бы и помогло найти ему желаемый объект, в конце концов, Палада пролетала нечто подобное…
Как только ментальный контакт прервался, золотая покинула это место, возвращаясь в глубины тропического леса. 
[AVA]http://s3.uploads.ru/QVcOa.jpg[/AVA]
-> Леса близ Гульрама.

+1

25

Первым делом, Нат отзвал Пушка, как только понял, что их не испепелят за болтовню или тупость действий. Когда слюнявое глупое существо оказалось у ног хозяина, полуэльф испытал некоторое облегчение. Ведь во все это дерьмо Наталь ввязался исключительно ради пса. Хотя назвать дерьмом то, что убил пару крыс и увидел золотого дракона было сложно. Ну а что, Наталю всего семьдесят лет, по меркам эльфов он еще ребенок, так что вполне оправдано, что защищая щенка он рискавал всем чем мог. И сейчас этот корень всех бед упорно пытался испариться с сапогом хозяина - достойная награда зариск. Дав затрещину Малышу, Наталь велел ему отойти за него, не хватало чтобы в его ноге проделали дырку, или чтобы золотой ящер сжег пса, посчитав его мешающим именно сейчас. Малыш заскулил и утопал за спину Наталя, что не могло не радовать полукровку. В отличие от того, что одна мысль в голове Наталя зашебуршилась слишком поздно, и он понял, что глупо было складывать магические артефакты на свой щит и класть перед драконом. Глупо, потому что сам щит фонит небольшим заклятьем, и золотой хищник может упереть его с частью добычи; еще глупо, потому что если драконы хотят уничтожить этот артефакт, щит тоже отправиться к Рилдиру в виде лужицы металла. Навряд ли магия артефакта защитит оружие от дыхания дракона. И еще глупость Наталя состояла в том, что Наталь вынес артефакт из завала, а не подумал, что может захапать все себе и отсидеться в развалинах. Нет, наврено, это было умно, но внутренний хомаяк Наталя, страдающий паранойей так не думал, и никакие аргументы не могли убедить щекастого в этом. А ведь аргументы весомые, и звучали они так: никто не летает быстрее дракона, никто не дышет жарче дракона, и никто не помешает дракону шарахнуть по тебе менталом и заставить делать все, что золотой захочет. Но этого не слышали ни хомяк, ни Нат.
Тем временем дракон начал рассматривать добычу, принесенную Наталем. Надо сказать, что габариты совершенно не мешали хищнику пялиться на горстку странных вещей. Больше того, глазением все не ограничилось, и Нат увидел, как огромный коготь точно ткнулся в какую-то пластину, поковырял ее и отбросил в сторону. Вот и верь после такого, что коты самые грациозные существа. От увиденного Нат был явно в восторге и с трудом держал челюсть закрытой. Потом голос дракона вблизи порадовал Наталя еще больше, точнее радовал смысл. Если забить на лаконичность, то все было примерно так: "Мне не нужен твой бесполезный щит и эта безделица. Можешь грести себе". Конечно, это обрадовало Наталя, а как же еще.
А потом, вслед за радостью, неожиданно, как лосось по затылку, прилетел ответ на вопрос, о котором Нат уже и думать забыл. Ну да, когда тебе буквально отдают магическую игрушку какая там к Рилдиру разведка, обязательства и долг, а они вот блин есть, как сапог на голову напоминают о себе. Картинка в голове появилась неожиданно, если бы у Ната не было совсем никакого опыта такой связи, он бы, наверно, шарахнулся, потеряв ощущение пространства, и это было бы нормально, ведь ты сначала подбираешь щит, тянешься к еще одной, а тут бац, ты уже в небе и смотришь на все сверху вниз. Что уж там удержало соображалку Ната на месте, а его самого на ногах, он и сам не знал, но, с горем пополам, полукровка запомнил то, зачем его сюда посылали. Затем, когда зрение прояснилось, все, что смог Нат, это отвесить поклон, подобрать магическую фиговину и пойти туда, откуда пришел, не забывая попинывать Малыша, чтобы эта скотина опять не нашла проблем.
Через несколько часов Наталь вернулся в лагерь и, первым делом после того как выпил, отыскал Эйнеке, рассказал ему о драконе, пчелах, лазанье за артефактами и, самое главное, о том, где было это Рилдирово поместье. В доказательство своих слов старший показал трофей, фонящий магией. Какой - Нат не разобрал, но то, что в этом ковырялся драконий коготь увидеть можно было.
Сама эта пластинка досталась в награду Нату.А это значило что информация принесенная старшим была ценной и он заслужил новую игрушку. Просто с пластинкой не понимаешь пусть и с волшебной поэтому ее отнесли мастреу артефактов который сделал на ее основе арбалет. По словам ремесленника новая игрушка могла ранить даже дракона.
-> Гульрам.

Отредактировано Наталь (10-11-2016 21:16:06)

+1

26

Караван неспешно и размеренно двигался к городу, купцы и охрана расслабились, да и чего уже напрягаться: город - вот он, всего-то час-полтора ходу осталось, вокруг все тихо и спокойно, да и давно уже никто не шалил в такой близи от города, халиф Закир, слава богам, заставил всех лихих людишек держаться от столицы подальше несмотря на богатство идущих в нее караавнов. Мало кто осмеливался нападать на торговый люд, вот и не чуял никто притаившейся беды.

Караван был окружен внезапно со всех сторон неизвестно откуда взявшимися тварями. Да еще какими: таких ни здесь, ни где-то еще отродясь никто не видывал.

вот такой

https://cs7050.userapi.com/c638025/v638025272/29b18/Gv0ricgUt7g.jpg

К чести охраны, пришла в себя она быстро и даже попыталась оказать сопротивление, но очень быстро обнаружила, что никакое оружие не наносит вреда этим монстрам: все раны их затягиваются на глазах, мало того, несмотря на их размеры, тварей очень трудно разглядеть, будто какой-то морок их укрывает: смотришь вроде на него, ан нет, оказывается, он где-то в другой стороне, откуда и летит смертельный удар.
И охрана, и купцы, и животные были перебиты быстро. Все за исключением одного из наемников, которому дали уйти дабы рассказать о случившемся властям города.

Что он и сделал, заявившись с докладом к Алиму, в отсутствие халифа принявшему на себя бремя власти. И такой у наемника был дикий взгляд, что расступались перед ним все.

Численность монстров - 20 особей.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+3


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГУЛЬРАМСКИЙ ХАЛИФАТ » Окрестности города