http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Кросис


Кросис

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Имя:
Кросис. Раньше звался Исоном Печальным. Ещё раньше — Исоном Иллюзионистом.

2. Возраст:
Старше восьми веков; младше тысячелетия.

3. Раса:
Лич; бывший человек.

4. Профессия:
Отсутствует.

5. Внешность:
В своей человеческой молодости Исон уделял своему внешнему виду много внимания и слыл завидным красавцем. К глубокой зрелости перестал это делать, позволив бороде и усам расти так, как им угодно. К старости полюбил наводить на себя разнообразные мороки, зачастую весьма эпатажные. В молодой нежизни Кросиса эта любовь, доставшаяся от Исона, усугубилась стремлением к совершенно уж непотребным обликам. Ну а спустя столетия наиболее удачным внешним видом лич признал собственный вид полуразложившейся мумии, и к иллюзиям стал прибегать лишь в редкие моменты выхода к обществу, избирая блеклые и ничем не примечательные людские физиономии.
Таким образом, Кросис ныне выглядит как высокая фигура в развевающихся одеждах, когда-то бывших не то мантией, не то тогой. На плечах и торсе ещё висят остатки некогда дорогих и уникальных бронзовых чешуйчатых доспехов. Голова скрыта под неглубоким старым капюшоном, поддерживаемым золотым обручем. Лицо скрыто за бронзовой посмертной маской; впрочем, лицо то лучше и не видеть — благодаря времени, даже близость филактерии не может снять с него ужасающих следов гниения.

Портрет, хранящийся в сокровищнице Кросиса

http://s3.uploads.ru/fyzhg.jpg
Dragon priest, Krosis - TES V: Skyrim

6. Характер:
Тот, кто был Исоном, слыл честолюбивым, мелочным и алчным человеком. Тот, кто стал зваться Кросисом, называл себя величайшим творением мира, а свою сокровищницу — местом, которому бы позавидовали даже драконы, если бы только узнали о ней.
Исон интересовался миром во всех его проявлениях и стремился его изучить. Кросис интересоваться стал больше, а стремиться изучать — меньше.
Исон под конец своих дней превратился в недовольного и склочного, хитрого и ехидного старика. Кросисом оказалось воплощение холодного, жестокого юмора, свойственного лишь подобным существам. Заманить художника в свою обитель, заставить его писать портрет ожившего мертвеца, а затем этого художника, обезумевшего и обессилевшего, отпустить на все четыре стороны — отличная шутка.
Исон ценил общение, а если чьим-то присутствием действительно дорожил, то дорожил до панического страха это присутствие потерять. Кросис без общения по-прежнему скучал. К особо приятным собеседникам он тянулся вновь и вновь: приглашал их в гости, мумифицировал, а затем вёл с ними интереснейшие беседы под светом луны.
Исон любил красивые вещи и обожал получать удовольствие. Кросис в дождливые дни часами смотрел на трещинки в стенах, на качающиеся ветки и на плывущие в небесах тучи. Лич любил перемешивать золото с песком и деревянными опилками, последние ценя гораздо больше, чем первое. Лич любил цвет свежей крови и завораживающий процесс методичного извлекания органов из ещё живого тела. Лич ценил страсть и регулярно занимался любовью с трупами.
Тот, кто звался Исоном, больше всего на свете боялся смерти. Того, кто стал Кросисом, жизнь быстро утомила.

7. Биография:
• Мальчик по имени Исон родился в семье потомственных волшебников, приближённых к трону давно забытого небольшого человеческого города-государства у самых Скалистых гор. Семья находилась в упадке, местная магия находилась в упадке, государство находилось в упадке. Хотя, конечно, и в семье, и в магии, и в государстве об этом догадывались немногие.
• Исон и его старший брат с детства обучались волшебному искусству у лучших магов страны — у собственных родичей, и обнаружили в себе редкий талант, уже к совершеннолетию во многом превзойдя своих учителей. Собственно, занятия магией для двух ребят стали основой существования, без которой они уже просто не могли жить.
• Когда им было всего чуть больше двадцати, они уже были известны в своей стране если не как живые легенды, то как люди исключительной важности так точно. Настала пора увидеть мир и покорить его. Исон и его брат отправились в путешествие за реку и лес по ту её сторону, что в описываемом городе считалось чуть ли не походом на край земли.
• К большому удивлению и огромному разочарованию двух могущественных волшебников, в «дальних странах» их могущество оказалось весьма посредственным, не выше уровня среднего волшебника. И, собственно, вот здесь в судьбе Исона и настал один из трёх самых важных переломов в его жизни.
Так и не оправившись от потрясения и краха представления о своей исключительности, брат нашего героя отправился восвояси, где занял пост придворного чародея, чем и был очень доволен. Разум Исона же оказался более гибким и даже обрадовался тому факту, что волшебство может быть куда более обширным, чем те его крохи, что были известны юноше до этого.
• Жизнь в «дальней стране» оказалась трудна. Исону следовало приобщиться к несколько иным обычаям, обучиться какому-нибудь ремеслу и найти работу, чтобы обеспечить себе средства к существованию, потому как жить на деньги семьи, исправно высылаемые любимому сыну, было стыдно; да и суммы те были не так уж крупны по здешним меркам. Занятия магией откладывались на неопределённый срок.
В течение пяти лет юноша учил язык и работал зазывалой и посредником на одном из местных рынков. Здесь ему повезло — удивительным даром парня к ведению расчётов, а также любопытными способностями красноречия и убеждения случайно заинтересовался пожилой купец, искавший себе смышлёного подмастерья.
• Позже Исон будет утверждать, что именно благодаря его фантастической предрасположенности к манипуляциям с разумом людей работодатель проникся поразительной любовью к неродному человеку. А с учётом того, что собственных детей у купца не было, его достаточно большое наследство перешло к Исону, которому на тот момент как раз стукнуло сорок лет.
Такое дело, разумеется, большая удача. Выпавший один на миллион шанс. Но обычные люди ведь и не становятся вековыми личами.     
• Наконец-то наш герой получил то, чего всегда хотел — возможность учиться магии у лучших из доступных учителей. Несмотря на возраст ученика, неогранённый талант мужчины, подвергшийся обработке напильником опытного мастера, засверкал подобно бриллианту. К своим пятидесяти, всего за десять лет глубоко изучения волшебства, Исон стал известнейшим представителем школы ментальной магии.
Настолько, что мужчину даже попросили отложить купеческую практику, поскольку его навыков хватило бы на то, чтобы влиять на разум партнёров так, что заметить это смог бы лишь очень могущественный волшебник. Исон не сильно расстроился: к тому времени у него уже была нелюбимая, но верная жена и любимый и смышлёный сын Исор, которым наш герой и оставил своё дело.
• Успех волшебника был, конечно, несомненным. Он числился в списках выдающихся магов своего времени. Он общался и помогал могущественным существам и получал от них потрясающие знания и великолепные подарки. Он был вхож в круги таких лиц, от имён которых тряслись колени у многих королей. Магу открылись даже страницы чёрной магии, некромантии, которая всегда считалась одной из сложнейших и таинственных стезей волшебства.
Исону нравилась эта жизнь. Но о себе давала знать не просто старость, а скорее само время, которое с каждой победой Исона словно бы подходило к нему всё ближе и ближе.
Это пугало.
• Со смертью жены (на одну минуточку, долгожительницы, прожившей 110 лет), к которой, казалось, Исон Иллюзионист уже давно не испытывал никаких чувств, волшебник впал в глубокое уныние. Это было подобно резкой боли или интенсивному проявлению хронической болезни. Старик словно бы внезапно повредился рассудком. Он вернулся на свою родину, уже захваченную и присоединённую к более крупному государству, и практически перестал появляться в чьём бы то ни было обществе.
Ещё двадцать лет, которые сам Исон (теперь уже Печальный) называл «последние двадцать лет», волшебник провёл в исключительном затворничестве. В обществе редких книг, по большей части имевших не лучшую репутацию. По сути, интенсивное общение он поддерживал лишь с четырьмя существами: с сыном Исором, к которому привязывался с каждым годом всё больше и больше, с двумя последними учениками, которых просто не мог бросить из некоего чувства ответственности, и дракона по имени Лефотсифем, с которым странные, но дружеские отношения завязались не так уж и давно.
• Беседы с Лефотсифемом были самым странным из всего, что происходило с Исоном на протяжении всей его жизни. Этот дракон был стар и мудр. Честно сказать, Исон вообще не понимал, что интересного находит в общении с ним такое древнее чудовище. Но при общении с драконом старик как будто бы снова оживал: он восхищался своим собеседником, он интересовался всем, что тот ему рассказывал, и безумно завидовал рептилии в том, что она проживёт куда больше него самого.
Очевидно, именно эти разговоры всё ближе и ближе подводили нашего героя к мысли о бессмертии любой ценой. А когда Лефотсифем вдруг перестал навещать старика, тот решил сам найти его. Но для этого требовалось много времени, которого, как считал сам Исон, у него уже не было.
Стать личём, чтобы найти дракона — бред, не правда ли? Жаль, что лишь самые бредовые идеи люди больше всего готовы воплощать в реальность.
• Чем дольше проводился обряд и чем больше условий выполнял Исон, тем более отвратительным он ему казался. Тогда стало понятно, почему на земле так мало личей: не только из-за сложности, но и из-за отвратительности превращения. Но Исон всегда славился упрямством и стремлением доводить задуманное до конца; к тому же, изнутри его уже подталкивал Кросис.
Ритуал был завершён. Одним человеком на земле стало меньше, а одной тварью — больше.
• Ощущения после пробуждения были странными. Оживший мертвец словно бы видел себя со стороны. Всё было не таким, как прежде. И точно не таким, как представлял себе Исон; не таким, каким должно было бы быть. Не было привычно удовлетворения от выполнения поставленной цели. Не осталось и следа от желания искать друга-дракона. Душа была опустошена.
• Целый год о Исоне ничего не было слышно. Люди, искавшие его в родовом поместье либо не находили ничего, либо же сами не возвращались. Над местом утвердился эпитет «проклятое».
Сам лич не помнил, чтобы кого-то убивал, выл по ночам, и уж тем более он не был призраком, которого «видели» местные бабки и впечатлительные подростки в старом особняке. Но его тёмная аура, родившаяся вместе с ним, определённо давила на окрестности, опустошая их подобно медленному мору.
• С момента рождения лича до его осознания себя, как личности, прошла почти четверть века, но осознание всё же пришло. Это было подобно некоему озарению. Лич вдруг вспомнил, что когда-то на свете жил маг по имени Исон. Это было странное чувство, словно бы та жизнь была и с ним, и не с ним одновременно. И эта двойственность не понравилась личу. Он не мог быть Исоном, он был определённо другим существом.
Красивое слово, Кросис, услышанное когда-то из уст Лефотсифема, стало именем ожившего мертвеца.
• Мотивы и цели Исона либо исчезли, либо извратились и обмельчали. Кросис оказался жестоким и опасным убийцей, коллекционирующим знания и сокровища по всему королевству и даже миру исключительно ради самого процесса коллекционирования. Навыки иллюзиониста, усиленные тёмной природой нежити, позволяли ему обманывать людей, заставлять их страдать на расстоянии, ненавидеть друг друга и отдавать последнее мёртвому чудовищу.
Чужая физическая боль словно бы заменяла личу пищу. Боль чужой души как будто латала дыры в его собственной.
• За триста с лишним лет своей нежизни Кросис успел сделать много зла. Он побывал во многих уголках мира, прячась от глаз и чувств живых существ, убивая и извращая исподтишка.
• Но широким массам имя Кросиса неизвестно. Им никогда не пугали непослушных детей. Подобно опасному дикому зверю он лишь значился в списках опасных существ, составленных для охотников на нежить. О нём знали, на него охотились, его стремились уничтожить, и каждый раз он ускользал и растворялся, оставляя на память о себе лишь не самые приятные страницы в истории многих городов.
Зверем он и был, поскольку без цели, собственно, только звери жить и могут.   
• Рано или поздно, Кросис всегда возвращался в развалины своего особняка, пополняя собственную коллекцию сокровищ, многие из которых сокровищами могли считаться только для самого Кросиса.
Во время одного из таких возвращений, лич застал в своей обители мужчину, которого его гниющему мозгу всё же удалось вспомнить. Старый дракон, способствовавший превращению своего друга в нежить, не был в восторге от этой встречи; он признался, что надеялся на то, что общение с личём более интересная вещь, чем та, которая ему открылась. Но Кросис, как и когда-то прежде, словно бы почувствовал себя в обществе дракона живым и способным совершить нечто глобальное.
• И, как и когда-то прежде, с отлётом товарища, на нашего героя навалилась хандра. Мысли о безысходности, и без того довольно частые гости в неуравновешенном сознании нежити, стали сейчас центральными.
Кросису требовалась передышка в жизни. Он устал так, как может устать только неживое существо. Он лёг спать. И его ничто не тревожило несколько столетий подряд.
• За прошедшие века от родного города Исон остались одни лишь развалины, придавленные тёмной аурой. Большинство интуитивно обходило это место стороной, а немногим всё же забредающим сюда разум подсказывал быстро убираться.
В мире происходило множество интересных событий. Порой магический фон буквально дрожал от возмущения. В такие моменты сон Кросиса становился более чутким. И вот настал момент, когда тёмные силы всколыхнулись в очередной раз, вытянув древнее чудище из векового забвения.
Битва, разгоревшаяся на Тёмных Землях, заинтересовала могущественную нежить и заставила её проснуться.
• Три года потребовалось Кросису, чтобы сбросить оковы дремоты, собственноручно наложенные на себя когда-то. Но сейчас он чувствует себя словно бы родившимся в третий раз. Он вновь, как в первое столетие нежизни, и Исон, и Кросис одновременно. Он почти живой.
И на этот раз он постарается сделать своё существование более интересным.
   

8. Способности:

- немагические умения и способности:
Кросис очень умён и коварен. Что, будучи помноженным на обширные знания почти обо всём на свете, может предоставить множество «интересных» моментов для тех, кто решит как вступить в дискуссию с древним магом, так и поохотиться на него.
А ещё он очень силён и быстр, хотя по телу, которое, казалось бы, дышит на ладан, этого не скажешь. Рывок разъярённой нежити подобен броску охотящейся кобры, и не следует об этом забывать.
Не нуждается в пище, воде и сне, практически невосприимчив к ментальному влиянию, магии холода, физическому урону, разъедающим жидкостям и различным отравам.

- магия:
Кросис — могущественный ментальный маг. Его влияние на разум даже по умолчанию устойчивых к подобному воздействию существ очень велико. Подавление воли, подчинение, страх и боль — то, что с лёгкостью достигается личём при зрительном контакте. Однако подобные топорные приёмы уже давно надоели неживому волшебнику. Характерные, излюбленные черты магии Кросиса: тонкая прочная паутина, постепенно окутывающая разум жертвы. Кросис обожает сводить с ума. Он заставляет ненавидеть любимых и отказываться от заветной мечты. Из-за его магии убивают близких и предают веру. Конечная цель лича, когда его жертва считается полностью поверженной — её безумие, самобоязнь и суицид.
Лич хорошо наводит иллюзии и отводит глаза. Он способен с лёгкостью растворяться в ночи, становясь невидимым и неосязаемым. Миражи и изменения внешности — значительная часть его нечастой, но «насыщенной» жизни в городах. Недостаток практики в этом разделе волшебства зачастую вполне компенсирует ментальное внушение, заглаживающее незначительные огрехи и подозрения. Зловещая аура и могильный холод могут быть почти полностью подавлены, волшебный дар и истинные мысли легко скрываются от окружающих. Мороки Кросиса способен раскусить, пожалуй, какой-нибудь достаточно опытный маг, который целенаправленно будет пытаться найти, то, что от него скрыто. Прочим же остаётся лишь выпутываться из липкой паутины развращающего обмана; избежать попадания в неё они всё равно не способны.
Ну и, конечно же, некромантия. Собственно, то, благодаря чему Кросис и существует в своём виде. Даже само присутствие лича в тот момент, когда он не скрывается, вызывает ужас и тяжёлую, гнетущую атмосферу. Поднятие мёртвых, проклятия и порча освоены Кросисом в значительной мере, но ко всему этому арсеналу лич прибегает не очень часто, потому как тёмная магия в любом проявлении, а особенно раздел некромагии, слишком уж сильно напоминает об ужасах обряда превращения в лича. Но если уж настроение Кросиса требует чёрной практики, то тут уж держитесь... 

9. Оружие и артефакты:
Амулет — магический артефакт, когда-то подаренный Кросису другом-драконом. Конвертирует Силу владельца в магию воздуха, позволяя владельцу летать. Артефакт никогда не использовался Кросисом в полной мере, но, тем не менее, был избран им в качестве филактерии, и с тех пор утратил большую часть своих свойств. Теперь он позволяет лишь невысоко парить над землёй. Зато значительно увеличивает и без того неслабые способности лича. Кросис всегда носит его с собой.
Посох — прочная, тяжёлая бронзовая палка замысловатой формы, завершающаяся стилизованной пастью некой рептилии. Позволяет владельцу использовать слабые заклинания магии холода, даже если тот к этой магии не предрасположен. Кросисом по назначению фактически не применяется; с собой он её носит только как довершающий штрих к классическому образу лича.
Кинжал — старый, бронзовый, но по-прежнему острый. Щедро пропитан кровью и наверняка отравлен трупным ядом. Полезная в любом хозяйстве вещь.
Маска — бронзовая, полностью скрывающая лицо. Служит декоративным элементом для существа, которому в себе нравится всё, кроме физиономии. Кросис всё хотел её на что-нибудь тоже зачаровать, но сначала не смог придумать, на что, а потом и вовсе забыл.

10. Прочее:
~  Буду каждый день.
~  Моя ролевая жизнь настолько длинна, что я не помню её срок так же, как Кросис не помнит, сколько ему лет.
~  676791793 — ICQ

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


11. Пробный пост
Надо ли?

Отредактировано Кросис (29-02-2016 18:53:51)

+4

2

Кросис
Приветствую

Очень понравилась квента: содержательная и грамотная. Прямо можно влюбиться в такого лича ) Но вы немного перебрали с магией, как я поняла, у Вас:
- ментал
- иллюзии
- магия тьмы
- некромагия
Две последних у нас в одной теме, куда сведена темная магия подобно стихийной, но это две разные дисциплины. По Вашему возрасту и квенте могу допустить две магии высшего уровня и одну среднего.

0

3

Антоэль, доброго вечера. Спасибо за хороший отзыв.

Насчёт магии, я немного превратно понял темы с магией и, как порядочный лич, истолковал в свою пользу, посчитав, что менталка с иллюзиями, а также некромантия с магией смерти несколько объединены.
Каюсь. Исправляюсь. Оставляю некромантию (средний уровень), ментальную магию (высший уровень) и иллюзии (высший уровень). Можно так или некромантия/магия тьмы для личей обязательно должна быть не только основным волшебством, но и обязательно самым высоким из имеющихся в арсенале?

0

4

240035,1514 написал(а):

Можно так или некромантия/магия тьмы для личей обязательно должна быть не только основным волшебством, но и обязательно самым высоким из имеющихся в арсенале?

Ну вообще-то естественно, что для высшей нежити именно одна из темных магий будет основной, ведь только высший темный маг может стать личем, у нас об этом сказано в описании расы. Поэтому как ни крути, а одна из темных должна быть самой высокой.

0

5

Антоэль, отлично. Тогда оставляем такой расклад: ментальная магия - высший уровень, некромантия - высший уровень, иллюзии - средний уровень. Соответствующие правки внесены.

0

6

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Кросис