http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » За все, что мы делаем, однажды держим мы ответ


За все, что мы делаем, однажды держим мы ответ

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Роман, Алиса Коварейн

Неписи: Отряд городской стражи во главе с капитаном (Согласие на убийство НПС получено)

Время: Осень, вечер незадолго после наступления темноты

Место: Улицы одного из крупных городов неподалеку от морского побережья.

Описание: Когда ты не ценишь чужую жизнь, то рано или поздно однажды с тебя спросят твою, и тебе остается выбор пытаться ли драться за нее, или спастись от преследования бегством.
И не важно, сильнее ли ты своих противников, если против тебя ополчился город в лице его стражи, и твои следы выслеживает паладин со вполне определенными и понятными мотивами. С другой стороны, если жизнь для тебя не больше чем бледное полотно из скуки и непримечательных лиц незнакомых людей, то почему бы и не поиграть со смертью в игру с изменяющимися правилами?
Вдруг смерти тоже скучно, и она тоже с удовольствием бросит игральные кости?


Город встретил фигуру паладина на выходе из резиденции правителя города разноцветным огнем развешанных повсюду фонариков, радостными лицами и сырым промозглым ветром, служившим напоминанием о бушующих в это время штормах на большой воде.
Мелкие капли забарабанили по капюшону и маске, но, кажется, нисколько не мешающим толпе гуляющих, по которой гулял винный дух, праздновать столько редкие в эти времена радостные праздники, раскрасив лица разноцветными красками в форме страховидных рож, которые от дождя и влажности у некоторых уже потекли, делая изображения более гротескными.
Простой люд праздновал ночь нечистой силы, праздновал отчаянно и со всех сил, чтобы нечисть и не подумала появиться в этой радостной атмосфере и утащить с собой во тьму ночи из-под света фонариков кого-нибудь из них или их близких.
Редкие плащи жрецов в толпе празднующих выглядели на фоне разноцветных красок блеклыми пятнами уныния, а кислые выражения на их лицах выражали многое из того, что они думали о тех вольностях, что в эту ночь позволяют себе горожане, но поделать с этим ничего не могли. И Роман отчасти понимал их, и был согласен с их чувствами. Но лишь отчасти, потому что эта ночь давала ему возможность покончить с одной из болезней, уже долгое время терзавших тело людской расы. И гарантировала как можно меньшее количество ненужных свидетелей его деяния.
Паладин безмолвной невозмутимой фигурой застыл в центре площади на возвышении рядом с памятником какому-то то ли герою, то ли просто деятельному правителю, сам сейчас похожий на какую-нибудь статую, и его золотая маска неторопливо пошевелилась под капюшоном, оглядывая гуляющую толпу в поисках тех, кто будет этой ночью сопровождать паладина в его охоте.
Это было основным условием, и только после согласия на него Роман получил, наконец, разрешение и необходимые полномочия для своей деятельности. Неторопливость людской исполнительной власти поражала. Вместо того, чтобы уже выслеживать свою цель и сразиться с ней, он вынужден был сначала обивать пороги городской администрации, унижая себя просьбами, а затем, скрипнув зубами, выслушать ряд требований. Словно он какой-то бедный родственник, прибывший из глуши в столицу и просящий взаймы крупную сумму денег!
Под маской раздался хриплый раздраженных вздох, вырвавшийся из прорезей для дыхания маски двумя струйками теплого пара.
И теперь его сопровождение позволяло себе опаздывать на встречу. Блестяще. Пока они возятся, он может упустить цель, которую выслеживал вот уже на протяжении двух недель, и та вновь может ускользнуть от его внимания, затерявшись среди следа из трупов, которые больше никому ничего рассказать, увы, не в силах.
Роман пошевелил плечами под броней, чувствуя, как в груди нарастает напряжение. Если его сопровождение сегодня позволит себе выпить хоть каплю, он сам своей собственной рукой отправит их на встречу с Имиром, и пусть они с ним и объясняются по поводу своей непозволительной глупости. Это будет куда быстрее, проще и милосерднее, чем позволить им умереть от руки его жертвы, ведь та особенно с людьми не церемонилась. Особенно с пьяными, совпадение это или нет.
Но вот его взгляд зацепился за кончики копий рассекающего как нож масло празднующую толпу отряда стражи во главе с, какая честь, самим капитаном!
- Блестяще. - Мелькнула во взгляде под маской хмурая мысль. - Теперь еще следить чтобы он не пострадал в ходе исполнения моего долга.
Впрочем, возможно, паладин зря волновался. Капитан выглядел достаточно матерым воякой, чтобы зря подставить свою жизнь под удар, и это вселяло в Романа надежду на его успешное возвращение.
- Приветствую, Светлейший. - Капитан с группой своих подчиненных наконец пересек площадь и поднялся к нему на возвышение, протягивая ладонь для пожатия. Роман спустя секунду промедления ответил на приветствие, крепко сжав протянутую руку и чувствуя не менее крепкое ответное пожатие. - Прошу прощения за задержку. Я уже направил своих людей в указанный вами район, чтобы они вывели из-под угрозы простых жителей. Будет плохо, если кто-то из невиновных пострадает.
Все заработанные капитаном очки симпатии в глазах паладина быстро улетучились, и тот спросил холодным тоном, прозвучавшим глухо и искаженно из-под маски, отпуская ладонь капитана и вновь кутаясь в плащ:
- Вы начали действовать без меня?
Тот пожал плечами, упрямо встретив ничего не выражающий взгляд его маски своим собственным.
- У вас свои задачи, паладин. У меня - свои. Давайте будем действовать сообща?
Выражение золотой маски храмовника никак не поменялось от этих слов. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Но внутри своей брони Роман сжал бледные губы, чувствуя как в груди от этих слов в сердце просыпается холодная злоба. Как будто он желает городу и его жителям зла! Но послав свою стражу, капитан подставил под угрозу успех всей операции, не говоря уже о жизнях своих подчиненных. Пытаясь спасти всех, кого можешь, ты, возможно, только увеличишь число трупов.
- Что вы еще предприняли без моего ведома, капитан? - Храмоник постарался, чтобы его переживания не отразились в голосе, оставив в нем только сухую деловитость, и совершая первые шаги по направлению к району, где последний раз была замечена интересовавшая его женщина.
Капитан намек понял и подстроился под широкий шаг паладина, давая знак своим подчиненным чтобы они расчистили им дорогу среди празднующей толпы.
- Мы выставили оцепление с собаками и проверили стену в месте, на которое вы нам указали. Как и предполагалось, в ней обнаружился проход, используемый контрабандистами и нечистыми на руку личностями для того чтобы проникать в город и выходить из него незамеченными. Сейчас возле него дежурят двое из моих людей, остальные отряды прочесывают район в поиске гражданских и предполагаемой цели. При случае они свяжут ведьму боем, чтобы мы смогли поспеть к задержанию. - От паладина при этих словах до капитана донеслось негромкое "Хм", и тот вопросительно глянул в его сторону. - Приказать отозвать поисковые отряды?
- Не стоит, капитан. - Паладин даже не повернул к мужчине голову, вглядываясь вместо этого в серый камень мокрой мостовой под своими ногами и ровным шагом, с металлическим отзвуком отражавшимся от стен домов, быстро приближая себя к слышавшемуся вдали беспокойному лаю собак. - Скорее всего, они уже мертвы.

Отредактировано Роман (19-01-2016 16:30:24)

+1

2

Танцует пламя в очаге, отражаясь в лоснящихся боках кружки с элем, который я цежу уже почти весь вечер. Настроение ни к демону. Тьма пощипывает мою душу, продолжая неспешную трапезу. Людской поток обтекал мой столик, не желая связываться с человеком, явно не желающим, чтобы с ним кто-то связывался... Или это так сказывались беснующиеся тени за моей спиной?
А не все ли равно?! Главное, никто не лезет ко мне, и я могу спокойно насладиться одиночеством и тишиной в праздничном гаме дня нечистой силы. По убежденному мнению большинства из окружающих меня людишек, их яростное упоение праздничным бунтом должно отвадить таких, как я, от их жилищ. Да вот никто из них не интересовался никогда, а нужно ли нам в их жилища?
Мне - нет.
Я получила, что хотела. Золото приятно оттягивало кошель, а договор, подтверждавший мое право на убийство той банды разбойников, грел мою душу. Сургучевая печать и убористая подпись старост трех деревень превратили меня из самонадеянной темной психопатки в исполнителя законных претензий жителей окрестностей на право свободного передвижения, коль скоро их правитель не мог (или не хотел) обеспечить этим их сам.
В договоре было четко указано, что я могу делать с этими преступными элементами все, что мне вздумается... А вздумалось мне той ночью много. Тьма сыто урчала внутри, и я была довольна жизнью. До этого вечера. До этих мгновений. До отвратительного лая гончих псов, явно идущих по мою душу. Стражники очищают таверну от людей, собаки беснуются за стенами. А мне...
Мне все равно.
Крики ужаса и требования крепких ребят в доспехах меня не трогали совершенно. Я спокойно пила свой эль, не собираясь даже трогаться с места. Игры света в алкоголе меня интересовали гораздо больше происходящего вокруг бедлама. И лишь когда эти придурки окружили меня, чуть ли не тыча копьями мне в лицо, я отпила последний глоток и подняла на них взгляд. И тот, кому первым достался холодный жар моих глаз, вздрогнул и судорожно сглотнул. Я хищно улыбнулась и провела языком по губам.
-И так, мальчики, - ехидно поинтересовалась я, отставляя кружку с элем. - Какие планы на вечер?

0

3

На что надеялись власти города, задержав его бессмысленным спором и вместо того, чтобы помочь его правосудию начиная действовать самостоятельно?
Что бы ни говорил капитан, вряд ли это была целиком его инициатива, ведь в его обязанности так же входит вернуть домой тех, кто служит в его страже, а в схватке с магом обычный рядовой пикинер долго не живет. Тем более, что по простоватому виду и простому оружию в реальном бою эти ребята вряд ли способны на чудеса, и в лучшем случае способны взять противника численностью.
Так чего тогда добиваются сначала правитель, а теперь и капитан? Стремятся опередить его? Но зачем, не лучше ли было не соревноваться с ним а объединиться, чтобы достичь той же цели с наименьшими потерями? Ведь хотят они одного и того же, и служат одним и тем же богам.
Или же они тем самым хотят предупредить ведьму и дать ей возможность сбежать?
Роман поморщился под маской от этой мысли словно от головной боли. Да нет, вряд ли. Такого быть просто не может. Да и зачем кому-то помогать безумной женщине, владеющей к тому же темной магией настолько, что по описанию свидетелей та напоминает больше части ее тела? Это ведь уже больше не человек, скорее демон. Только безумец будет с ней вступать в сговор.
По дороге к источнику шума они встретили еще двух стражников, спешащих к ним навстречу. Обменявшись с ними парой слов, к которым паладин не прислушивался, ожидая в стороне и углубившись в собственные мысли, капитан приблизился к нему со словами:
- Светлейший, ведьму обнаружили в трактире... - Бесстрастная маска храмовника повернулась к капитану, а в голове Романа скользнула хмурая мысль: "Ну да, где еще быть беглянке кроме как не заливать в себя вино в питейне в то время, как на нее начата облава, и ее разыскивают по всему городу? Наглости ей не занимать..."
- ... Отряд приступил к задержанию. - Тем временем закончил рапорт капитан ровным голосом, и сделал жест в направлении одного из боковых ответвлений от главной улицы. - Поспешим. Ему может потребоваться наша помощь.
- Разве в этой стороне есть трактиры, капитан? - Сомнение в голосе паладина было заметно даже в искаженном маской голосе, когда тот оглядел темный неосвещенный проход, по которому командир стражи предлагал им двигаться дальше. Но мужчину это, кажется, не смутило.
- Так мы сможем срезать путь и прийти вовремя, светлейший.
Паладин вновь вернул взгляд к капитану, озадаченный его странным поведением, но тот уже словно потерял интерес к разговору, будто дело уже было решено, и начал отдавать в пол голоса приказы своим ребятам, обращая на Романа внимания не больше, чем на фонарный столб.
Закончив с этим и дождавшись от стражников воинского приветствия и вопроса из разряда "разрешите выполнять?", капитан, чье имя Роман так и не удосужился узнать, кивнул, вяло козырнув тут же кинувшимся обратно со всех ног бойцам и нырнул в подворотню, бросив на ходу Роману:
- Прошу за мной, паладин...


Мальчики немного растерялись от подобной наглости их, казалось бы, жертвы, и замерли, неуверенно переглядываясь друг с другом, и явно опасаясь встретиться взглядом с ее колдовскими глазами. Никто не хотел оказаться на месте того героя, кто уже привлек к себе внимание ведьмы. Однако и строгий приказ капитана они помнили дословно: "Найти и постараться обезвредить. Но не убивать и не калечить. Быть готовыми вместе с ведьмой тут же сменить позицию и держать ее под постоянным наблюдением." На словах все казалось просто, ведь что может сделать слабая женщина, пусть и покрытая бесовскими письменами, вооруженному отряду мужчин? Но на практике все оказалось сложнее, ведь едва слышный голос разума шептал об опасности...
Упомянутый уже герой растерялся под взглядом странных стальных глаз женщины, и отвернул лицо, глянув вместо этого на стоявшего рядом с ним товарища.
- Убивать команды не было, верно? Так, может, просто свяжем и будем ожидать паладина? Пусть он с этой бесовской девкой и разбирается, это ж его работа...
Ответный взгляд товарища, на воротнике которого блестели сержантские звездочки, быстро заставил его умолкнуть вернее его последующего за этим ответа:
- Заткнись, идиот. А ты... - Взгляд сержанта вернулся к Алисе, и он потянулся к поясу, кинув перед ней на стол моток прочных кожаных ремней. - Вяжи себе руки, паскуда, и не смей поднимать взгляд от стола! Клянусь, едва почую что ты колдуешь - мы с ребятами тебя на пики насадим! Говорят, вы от этого не дохните. Вот и проверим, хе-хе...
Среди рядов стражи пролетел все еще по прежнему неуверенный, но одобрительный шепоток, и кто-то сплюнул на пол. Никому не нравится чувствовать свою уязвимость перед чарами, и потому нахрапистый тон и злые слова сержанта пришлись по душе остальным стражникам.
Сержант раскрыл было рот еще раз, намереваясь добавить что-то еще в том же духе, но тут распахнулась дверь в таверну, и в нее буквально влетели еще двое из городской стражи, тяжело дыша на ходу словно от долгого бега.
- Новый приказ капитана... - Едва отдышавшись, передал один из них, - Хватаем колдунью и бегом уводим ее скорей отсюда...
- Как это? - Вновь растерялся тот, кого назвал идиотом сержант. - Выходит, паладина ждать не будем?
- Заткнись, говорю! - Последующий за этим крепкий удар швырнул солдата на пол, и тот сплюнул кровью из разбитой губы. - Мы с тобой еще поговорим потом! Все остальные, чего встали?! Поднимайте ее на ноги, да валим нахрен, пока храмовник не явился!
- И еще... - Это второй из посыльных, наконец, восстановил дыхание и прекратил подпирать спиной стену, вступив в круг света от светильника и обратив на себя внимание. - Капитан передал: Трактир - сжечь. Вместе с теми, кто остался.

Отредактировано Роман (20-01-2016 02:41:32)

+1

4

Я задумчиво рассматривала бравых солдатиков, накручивая локон на палец. Мне некуда спешить и уж тем более я не могла пропустить такое развлечение. Толпа идиотов, вооруженных копьями и мечами, пытается захватить меня. Вот прямо неуважение к моей особе.
-Господа, - улыбаясь, начала я, выстукивая когтями ритм фривольной песенки. - В ваших рассуждениях есть ряд упущений, которые меня сильно... раздражают, - рука сжалась в кулак, а глаза сощурились, хищно высматривая жертву. - Вы пришли сюда без оснований на мой арест, нарушили МОИ планы, испортили МОЙ вечер и еще смеет требовать от меня, чтобы я сама себя заковала? - я хмыкнула и изогнула бровь в насмешливом вопросе, но не выпускала злобных демонов моего безумия наружу. - А вы не думали, что лезть на темную без поддержки магов или хотя вшивых арбалетов - о-о-очень плохая идея? - вокруг кончиков пальцев заплясали язычки беспросветного мрака, похотливо сжирающего все больше света. - И, даже попытавшись меня ткнуть своими пиками, вы просто не успеете...
Улыбка стала еще шире, обнажая выбеленные зубы и заостренные клыки. Мрак прянул во все стороны, а тьма соткалась из теней за их спинами, скользнула к ногам стражников и рванула их в разные стороны. Ровный ряд борцов с преступностью распался, оставляя лишь сержанта перед мной в гордом одиночестве.
-Ты же понимаешь, что я очень раздосадована таким неуважением, - продолжая ворковать, я встала из-за стола и подошла к нему. - Я очень не люблю, когда мне портят вечер. Но вы, ребята, смогли меня заинтриговать, поэтому... Подождем прихода паладина. И очень рекомендую не делать попыток что-либо поджечь без моего на то разрешения. Иначе...
Я не стала уточнять, чем закончится нарушение этой маленькой просьбы. Пока еще никто не умер. И не умрет, пока не придет означенный паладин. Я провела пальчиком по его подбородку, прикрытому бармицей, щелкнула по носу и покачала головой.
-До чего же правители в последнее время стали... - я отвернулась и, покачивая бедрами отошла обратно к столу, - бесчеловечными. Отправляют стражу убивать собственных горожан. И ради чего? Ради того, чтобы захватить чудовище и не дать паладину это сделать. Где логика?
Легкий оборот головы, и черные волосы мрачными волнами взметнулись и опали на плечи. Я оперлась на столешницу, подумала еще мгновение, развернулась и умастила пятую точку на эту опору, складывая руки на груди. Улыбка вновь вернулась на губы. Тени весело танцевали вокруг меня, совершенно не слушая приказов пламени свечей.
Я ждала ответ стражника. И появление паладина.

+1

5

- Что там у них происходит? - Проговорил на улице стражник, сжимая покрепче лук и с удивлением поглядывая на своего верного боевого товарища - огромного серого пса, что еще минуту назад уверенно и гордо брехал, показывая округе и окружающим их людям покрытые желтоватым налетом клыки, а сейчас жался к его ногам, чуть ли не на шею к нему забираясь с жалобным визгом побитой дворовой шавки.
Рядом с ним, разбившись вокруг трактира полуцепью и держа на прицеле окна и двери, столкнулись точно с такой проблемой с удивлением переглядывались другие лучники - откуда у стражи дорогие арбалеты? - то и дело поглядывая на мелькавшие в окнах здания непонятные тени.
Вся эта ночь как-то не задалась с самого начала. Вместо того чтобы праздновать внезапный, но от того не менее приятный праздник в приятной компании и с крепкой выпивкой, они вынуждены были сначала торчать здесь на сырости, загоняя точно дичь какую-то странную по описанию женщину, а теперь еще и гадают, что случилось с их товарищами, отправившимися на их задержание, так как через мутные окна таверны то что творилось внутри было особенно не разглядеть. Так еще вдобавок к этому и их храбрые породистые псы, ни разу еще не подводившие, стали сами на себя не похожи, и словно сговорились уговорить хозяев бросить все Рилдиру в пропасть и бежать пока руки-ноги целы.
Постепенно взгляды стражей, как один, сконцентрировались на одном их товарище, немолодом уже стражнике со звездочками на воротнике формы и аккуратно подстриженной бородой с проседью, который вглядывался в таверну словно откусив лимон. Группа давно уже должна была выйти. Что-то пошло не так.
Подозвав стоящего рядом лучника, он шепнул ему что-то, сопроводив слова кивком головы на горящие во тьме ночи окна здания, и пошире расставил ноги, проверяя натяжение тетивы. Ему невольно вторили и остальные стражники, которым передалось его напряжение. С минуту в воздухе не было никаких других звуков, кроме тихого поскуливания боевых псов и деловитого скрежета натягиваемых луков под перестук накладываемых на них стрел. Затем посланный стражник вернулся, стараясь не попадать в прямоугольники света от окон таверны, и что-то быстро зашептал сержанту, то и дело ежась под прохладой ночи. Тот выслушал его и кивнул, накладывая на лук стрелу, обмотанную просмоленной паклей подавая остальным пример и хмуро буркнув:
- Давай, братцы...


Их прогулка затягивается, с неудовольствием думал про себя Роман, глядя в спину бодро шагающего перед ним капитана. Раза два над ними стукнули ставни, словно бы кто-то наблюдал за их передвижениями, а один раз с крыши дома вспорхнули усевшиеся на ней птицы, как будто бы их кто-то вспугнул. Но больше никакой активности на узких улочках позади домов не было. Ни гуляющих горожан, ни стражи. Шум города остался позади, и они будто бы окунулись в тишину совершенно другого мира, где уже не властен людской или какой-бы то ни было закон. Только сейчас паладин понял, что больше не слышит ни лая собак, ни шума празднующей толпы, ни монотонно колотящего по капюшону и наплечнику моросящего перестука дождя. Вечер в одно мгновение куда тише, но от этого явно менее спокойным.
Нехорошие предчувствия, терзавшие сердце молодого человека от этих мыслей только укрепились, и он спросил, нагнав стражника:
- Долго еще, капитан?
- С минуты на минуту прибудем, светлейший. Имейте терпение. - Донеслось от его фигуры. Капитан даже не обернулся, высматривая что-то то ли в беззвездном небе, то ли на ближайшей крыше. Паладин глянул в ту же сторону, но не обнаружил ничего интересного, кроме трепыхавшегося на слабом ветре флюгера. Капитан тем временем кивнул своим мыслям и обернулся, наконец, к Роману.
- Вам уже доводилось охотиться на нечисть, паладин?
Бесстрастная маска паладина вгляделась темными во мраке улочки провалами глаз в трудноразличимое из-за темноты лицо стоящего перед ним мужчины. Трудно было сказать о чем тот сейчас думал, но подобный вопрос в такое неудобное время только усилил чувство тревоги, сжимавшее сердце Романа.
- Почему ты спрашиваешь, капитан?
- Должен же я знать, кому доверяю жизнь своих людей?.. - Едва различимое пожатие плечами обозначило сомнения капитана, но паладин оставил его без внимания, пройдя мимо него до поворота, к которому до того они вместе двигались, но до которого так и не дошли.
- Сейчас не время для подобного интереса, капитан. Я удовлетворю твое любопытство, как только все закончится, и нам не нужно будет спешить. - Позади него раздался тихий вздох.
- Скорее бы...
Между тем, когда паладин завернул за угол, его глазам предстала любопытнейшая картина: достаточно большой отряд стражи, вооруженный луками, взяв наизготовку свое оружие, целился в окна таверны. И один из снарядов на конце пылал, достаточно явно обозначая их намерения.
- Отставить! - Взревел Роман, бросаясь вперед к лучникам. - Не стрелять!
Паладин успел сделать всего несколько шагов перед тем, как голос позади него громко объявил одновременно с шелестом извлекаемого из ножен меча:
- Он заодно с ведьмой! Убить его!
Лучники колебались недолго. Роман видел, как к нему разворачиваются хищные жала стрел, а растерянность, связанная с его неожиданным появлением, сменяется хмурой уверенностью: он враг. Роман понял почему они медлят - на линии огня капитан, и сейчас он наверняка торопится ее покинуть, чтобы дать возможность заговорить лукам и стрелам.
Не смотря на внезапный для многих приказ капитана Роман остался на удивление спокоен, а под его маской в глазах паладина отразился напряженный ход мысли.
Назад он уйти не мог, ведь на узких улочках его скорее всего истыкают стрелами, так и не дав возможность уйти от погони. К тому же у него все еще остался его долг, и так просто бросить его паладин не мог. Но вокруг таверны достаточно большое открытое пространство, и воевать на нем, даже в его доспехах - чистое самоубийство. Да, он заберет с собой несколько предателей, но рано или поздно его доспехи не выдержат, и острые жала все же достигнут тела. И ему не помогут даже литании. Выход оставался один - таверна. Та самая, где внутри притаилась его цель.
Он еще даже не успел полностью осмыслить эту мысль, как его тело начало двигаться словно отдельно от разума, сдергивая с перевязи на плече щит и под его прикрытием широкими прыжками устремляясь к спасительной двери, сопровождаемый лаем вновь осмелевших собак - оконные проемы были слишком узки для его плеч, и он рисковал в них просто не пробиться или застрять, что повлекло бы один конец.


Далеко не так планировал сержант провести эту ночь. Разумеется, он планировал найти какую-нибудь хорошенькую деваху и повеселиться с ней, но так ведь он - человек незамужний, и подобное веселье ему простительно, тем более при такой работе. Но предполагалось, что эта даваха не будет особенно сопротивляться, и уж точно не станет расшвыривать колдовством его ребят как осенние листья. И не будет, вдобавок к этому, злобной ведьмой, которую ему дали приказ поймать, и которая, кажется, сама намерена восстановить за его счет подорванное настроение.
- Н-не... - Наконец выдавил из себя парень, все же поднимая глаза и встречая странный взгляд колдуньи. - Не убивай... Я...
Сержант судорожно вздохнул, пытаясь собрать остатки разбежавшегося по пяткам рассудка.
- Я не виноват... У меня приказ... Схватить и... Доставить... Я бы никогда...
От бессвязного потока жалоб и извинений его спас неожиданный шум и крики за окном, и появившийся за этим паладин, буквально выбивший своим телом дверь и рухнувший на пол под действием инерции и тяжестьи своей брони.
Впрочем, валялся он недолго, и, тут же ловко вскочив на ноги, с силой захлопнул дверь, в которую забарабанила явная дробь стальных наконечников.
Сержант, было, обрадовался появлению долгожданной подмоги, но чувство облегчения было тут же смытой волной, вызванной внешним видом паладина.
А если точнее - торчащими из его брони стрелами с оперением, раскрашенным цветами городской стражи. Большая часть стрел разлетелась щепами, не выдержав падения его тяжелого тела, но одна, пущенная явно умелой рукой, до сих пор торчала из под бронированного наплечника, и, кажется, пылала пропитанной для горения паклей.
Паладин не обратил на нее особенного внимания и развернулся к ведьме, извлекая из ножен меч и приподнимая к груди щит.
- Светлейший?.. - Шмыгнув носом, вопросил стражник, обращая к нему взор надежды. Надежды на то, что тот сможет все объяснить.

Отредактировано Роман (23-01-2016 11:13:41)

0

6

Я с отвращением наблюдала за пресмыкающимся у моих ног сержантом. Тьма сгущалась вместе с моим настроением, но тут события понеслись вперед в безумной скачке пришпоренной лошади. Воткнулась в стену трактира с глухим стуком стрела, распахнулась дверь, впуская бронированного с ног до головы вояку со стрелой под наплечником. Я лишь хмыкнула, уже поняв, что происходит и кто передо мной.
-Еще один преданный, - усмехнулась я, совершенно не придавая значения происходящему. Это все было настолько обыденно, настолько стало привычно за последние годы, что вызывало лишь усталое пожатие плечами. - Ладно, исполнитель чужих приказов... - я встала со стола, тряхнула копной черных волос. - Выводи своих людей. Пока я не передумала.
Тьма разжала свои когти, выпуская солдат. Трактир наполнялся криками ужаса и непонимания, втекающими в главную залу вместе с дымом. Но я смотрела на пленника собственной брони и улыбалась. Огонь меня не очень тревожил - мне все равно когда-нибудь придется с ним познакомиться поближе. А вот этот воин... Хех. Он интересен. И зачем же его хотят убить вместе со мной? Да Рилдир его знает.
Я хмыкнула. Мое настроение медленно ползло вверх вместе с градусом происходящего вокруг безумия. Интересно, как быстро этот вояка поймет, что его предали? Впрочем, какая разница? Все равно обвинят меня в происходящем... Остается только пожать плечами и получать удовольствие от творящегося беспредела.
-Воин света, - рассматривая в затухающем свете потолочных светильников когти на правой руке, начала я. - Не стоит ли нам временно заключить перемирие? Мне-то, в принципе, плевать, но иначе тебя скорее всего убьют. Утыкают стрелами, как ежа. Даже твои доспехи тебе не помогут.
Тьма обернулась вокруг меня, как теплый и уютный плед. Еще немного, и я потеряю интерес к нему. Вся эта облава - полный фарс. Или организаторы - психи, пожелавшие завалить темную мясом, или...
Или их цель совсем не в том, чтобы меня пленить или убить.
И вот это уже интересно.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » За все, что мы делаем, однажды держим мы ответ