http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Беседы под луной


Беседы под луной

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://www.wallpaperup.com/uploads/wallpapers/2015/06/17/726268/646d1cf06761c6a1754a1f57b5b97721.jpg


Участники: Ордалион, Вьялица Калика
Место: леса близ Гульрама
Время: не столь отдалённое прошлое

Описание: Неординарная встреча увековечившего себя человека и убившей себя девушки. Некромант и призрак. И, если не думать о собственной шкуре и наживе, им ведь есть о чём поговорить?

+2

2

И снова в пути. Что за ересь: призрак-путешественник? Но так распоряжалась судьба. Призрак-фаталист - это было вернее. Вынужденно покинув Гвиону, злачное местечко для наживы, но где её, увы, раскрыли, Вьялица направлялась в Рузьян... На родину. И сейчас всё больше склонялась к мысли, что вовсе не из-за жалких смертных, столь явно насмехавшихся над ней и выкуривающих её их светлыми штучками из и без неё прогнившего городишки, она пришла к этому пути. Всех призраков тянет к дому... Какими бы сильнейшими заклинаниями не развязали некроманты эти узы, как бы не погрузилось в пучины или нёдра земли место её смерти, влечение столетней выдержки вело её. И вот теперь она находилась где-то неподалёку от Гульрама, если верить звёздам. А почему им не верить? Пожалуй, самая истинная вещь в этом мире. На самом деле она полагала, что абсолютной истины не существует ввиду одного факта, олицетворением которого она являлась, - времени. Любая истина будет затёрта и изменена его лёгкой рукой. Вот кто есть всеуправляющий бог. А не эти их Имиры и Рилдиры... Но звёзды, для них время - это неоценимая в человеческих и даже бессмертных демонских мерках величина. А, значит, как ничто иное, они были близки к той самой правде. Стремились в этом к бесконечности, как любят выражаться учёные точных наук.
Вот и в сегодняшнюю ночь их свет был предельно ясен и чист. Сотни крошечных, но таких вечных светлячков сияли на небе наравне с их предводительницей - луной. За что Калика и любила ночное светило, если забыть о вреде, который причиняло ей солнце, - луна никогда не затмевала собой своих верных следователей, преданных слуг, если вовлечь их в сей образ. Узкая полоска реки, словно в восхищении повторявшая эту небесную красоту, сама указывала призраку путь на водной глади, протягивая дорожку из рассыпавшихся и аккуратно улёгшихся бликов лунных брызг куда-то за горизонт, скрываясь среди заснувших холмов.
Они дышали. Живя своей жизнью днём, ночью они лишь тихонько перешёптывались во сне на разные лады, каждый о своём... Весь мир вокруг неё, казалось, замер и в то же время существовал. Как и она сама. Мёртвая, но живая душой. Пускай, искалеченной и разбитой, но настоящей и вполне человеческой - когда-то - душой. И раз до сих пор Альмарен не проклял её и не стёр со своих земель, значит, её существование было кому-то нужно. Впрочем... она знала, кто в ней нуждался... наверно.
Холмы расступались и нарастали вновь, по временам отступая вглубь леса и открывая прячущуюся там тьму. Кто укрылся её пеленой, мёртвую деву мало интересовало. Хищники и бандиты? Что ей до них. Она наслаждалась этими местами и в кои-то веки даже не чувствовала на своих плечах груз несбрасываемой печали. Пожалуй, этот выбор, решение судьбы вернее, было более удачно, нежели пойти напрямик через пустыню. Разве ощутишь там в той же мере это упоительное и наполненное шёпотом спокойствие? Навряд ли. А здесь... здесь царило волшебство, не иначе. Или как ещё можно было объяснить то равнодушие, с которым скользнул по уступам ягуар, полностью проигнорировав стоящую посреди реки длинноногую птицу?

+2

3

Ночь. Время, когда тёмные создания чувствуют себя хозяевами мира. Время, когда угасает лживый свет, исчезают недостатки, когда природа являет оборотную сторону своей красоты. Ночные джунгли наполнены звуками, впрочем, здесь никогда не бывало тихо. Среди какафонии из кличей хищников, стрекотания сверчков и писков обитателей полога леса едва слышен треск сухих ветвей. Кто-то идет. Для леса это обычное дело, но уж очень шумно передвижение незваного гостя, чтобы принять его за зверя. Это идет худший из зверей – человек. Можно услышать его шаги, но едва ли возможно разглядеть его в тени деревьев, черное одеяние скрывает его тонкую фигуру. Он одет явно не для путешествия по лесу, но то обстоятельство нисколько его не смущает. Да и кого смущаться здесь, в ночных джунглях? Никто в здравом уме не пойдет сюда с наступлением темноты, слишком опасно. Но не для него, он опаснее здешних зверей и потому не чувствует страха. Да и к обладателям здравого ума он себя тоже не относит и тем нередко оправдывает свои решения и поступки.
Ордалион медленно шел по ночному лесу, стараясь не шуметь, но, не уделяя своей маскировке особого внимания. Тот, кто в состоянии увидеть его здесь узнает о его приближении задолго до того, как услышит звук шагов, прочие же обнаружат колдуна лишь тогда, когда он уже будет стоять перед ними. Холодный лунный свет освещал дорогу некроманта. Пускай кроны деревьев и пропускали лишь отдельные лучи света «фальшивого солнца», Ордалиону этого было более чем достаточно, чтобы видеть дорогу. Он привык за свою долгую жизнь находить путь в кромешной Тьме.
Выходя в прогалины между деревьями, где было видно притягательное ночное небо, колдун останавливался и по несколько минут любовался небесным сводом. Его согревал этот холодный свет, а тысячи новых, еще не познанных миров, светящимися точками разбросанных по куполу неба, освещали колдуну путь. Он задержался дольше обычного на залитой лунным светом поляне. Она навевала воспоминания о событиях ночи, прошедшей, казалось, вечность назад, но навсегда изменившей его. Такой же ясной ночи, посреди такой же лесной поляны, под таким же чарующим светом, пусть и совершенной другой луны. Что он здесь делал? Неужели выбрался в чащу леса только чтобы полюбоваться ночью? Отчасти да. Но основной причиной было желание подумать. Он уединился, чтобы осмыслить все те события, что за минувшие два дня произошли с ним и попытаться найти нить логики, что смогла бы нанизать эти беспорядочно разбросанные жемчужины фактов, превратив в прекрасное и такое последовательное ожерелье. Для столь сложных размышлений было нужно уединение, в поисках которого Ордалион и пришел сюда, пока Майя охотилась, а Эн, наверняка, напивалась в таверне. Одиночество было обычным состоянием для некроманта. Он всегда был одинок, пускай и никогда не был один.
- Что же есть та сила, которой я служу уже четыре столетия? Безликий механизм, что движет Вселенной или же маска, которой пользуются высшие создания, чтобы управляя умами сохранять своё инкогнито? Еще не так давно ответ казался мне очевидным, но последние события заставили меня усомниться. У Тьмы много имен, это я знал и раньше, но мыслимо ли что она может быть конкретным существом? Или это обман и Рилдир не Тьма, а такой же её адепт как я, но достигший больших высот? Одни лишь вопросы и ни единого ответа… Но даже если предположить что я согласился помочь не той силе, что сковала меня обязательствами, а другому тёмному, его сила поражает. Перенаправить чужой портал Тьмы и Хаоса находящийся в другом мире, в других временных координатах и перенести меня туда, где уже вечером я буду обнаружен заранее предупрежденной служительницей… да уж, такой могущество иначе, чем божественным не назвать. Непостижимо, откуда даже бог, заточенный в темницу, может столько знать и видеть одновременно и более того, манипулировать. Нет, пожалуй, я изначально неверно представил варианты на выбор, упустив самый близкий к истине. Это не Тьма маска, за которой скрывается тёмный бог, это Рилдир маска Тьмы. Одна из тысяч её масок. А если так, то я по-прежнему иду верным путем. Тьма не допускает ошибок, раз меня призвали сюда, значит я тот, кому просто суждено преуспеть.
Так проходила очередная остановка некроманта в лесу. Его размышления о вечном и глобальном прервало знакомое чувство. Некроманты называют его запахом смерти, хотя к запаху оно не имеет никакого отношения, разве что ощущается задолго до того, как источник этого «запаха» окажется в пределах видимости. Сомнений не было, поблизости нежить. Пожалуй, в этом лесу лишь он мог безошибочно определить присутствие гостя с того света и только он же не боялся последнего. Пройдя немного вперед, преодолев кустарник, он увидел впереди полупрозрачную женскую фигуру. Похоже, она занималась тем же, чем и колдун – любовалась луной и придавалась размышлениям. И лунный свет проходил сквозь нее, создавая неповторимое сияние потустороннего мира. Встретить призрака здесь, в джунглях возле города было довольно неожиданным событием, погост находился с противоположной стороны Гульрама и очевидных причин пребывания не упокоенной души здесь не наблюдалось. Некоторое время колдун смотрел на призрачную фигуру. Призраки были с его точки зрения самыми прекрасными из немёртвых, если не считать нежитью вампиров. Изящные, невесомые, лишенные недостатков пребывания в физическом мире в виде гниющей плоти или несовершенных искусственных тел. Чистый разум, более не обремененный проблемами живых. Призрачная дама не представляла интереса для некроманта сейчас, но её присутствие уже разрушило ощущением уединенности и делать вид, что это не так было бы самообманом.
- Прекрасная сегодня ночь.

+2

4

Она переливалась в холодных лунных лучах подобно полупрозрачному шёлковому савану, почти недвижимая на лёгком дыхании ветра. Волосы, чей истинный угольный цвет ускользал ввиду её нематериальности, серебристыми волнами ниспадали на спину, искрясь тысячей невидимых звёздочек. Низ платья исчезал в узкой полоске тумана над рекой, дополняя эффект парящего создания, не нуждавшегося в опоре под ногами. Всё тело было пропитано мягким светом, отражало его, играясь причудливыми бликами, но только не глаза. Зеркала души, так разно и удивительно блестящие у настоящих людей под влиянием глубоких эмоций, у призрака излучали лишь пустоту.
Птица, стоящая перед ней, подняла голову с длинным клювом, прекращая пить, взглянула сквозь эфемерную дымку и двумя сильными взмахами крыльев поднялась в воздух. Голос раздался прямо за нею. Вьялица могла бы вздрогнуть, но кому ей было лгать? Больше не живая, она совершенно не нуждалась в этих человеческих проявлениях реакций. Она висела над водной гладью, не шелохнувшись, не отражаясь... не отвечая. Кто это мог быть? Он не испугался и заговорил с призраком... Человек? Демон? Мертвец? Мало ли она встречала за время своих странствий тех, кто не бежал в ужасе от потустороннего явления. Интересно, как он выглядит? Девушка вновь воззрилась на молчаливый и прекрасный лик луны, представляя лицо своего собеседника. Но надо сказать, что фантазия её за почти вековое безжизненное существование порядком потускнела, и Калика видела перед собой лишь то же лицо с мертвенно бледной, или лучше сказать - жемчужной? - кожей, в обрамлении чернеющей накидки ночного неба, поблёскивающей искорками звёзд, что и всегда.
Она опустила голову, и её волосы плавно скользнули вперёд, скрывая собой и без того едва различимые черты. Он говорил с ней... и говорил на равных, без малейшей доли смятения или изумления. Почему? Догадка, запрятанная в глубины её разума, сейчас насильно удерживалась там. Та самая мысль, что всегда первой приходила в её голову, когда призрачной деве приходилось сталкиваться с незнакомцем... Ужас, который с давних времён преследовал её, не отступая ни на шаг, всегда следуя за ней такой же невидимой тенью. Опасность, которую она искала в каждом, но до сих пор так ни разу и не столкнулась с ней лицом к лицу. Отчаянье, приходящее вслед за признанием происходящего. Смирение... перед концом. Это был он?
Паутина тишины, неторопливо и изящно сплетаемая между ними, не разрушилась и теперь. Вьялица медленно повернулась к незнакомцу полу боком. Достаточно, чтобы взглянуть на него, но поднимать своих глаз она не спешила. Скорпио ли? Пришёл ли ты за мной? Нет. Память призраков нетленна, также как и их существо. Они могут прятать воспоминания в самые дальние уголки, находящиеся на окраине сознания, но никогда не забудут... ничего. И голос Скорпио был не таким, она помнила. Но то был некромант, несомненно. И Вьялица даже не удивилась, отметив белеющее в свете ночного светила лицо, обрамлённое чёрными как сама ночь волосами. В мыслях она печально улыбнулась себе, словно хваля за догадливость. В последний раз, вестимо. Балансировать на грани смерти? Так странно было думать об этом сейчас. Так нелепо звучала сия фраза для уже умершей. Так беззаботно пробежал ветерок меж двух фигур, подняв неуловимую рябь на воде.
- Одна из многих. И единственная на бесконечном полотне времени. Потому и прекрасна. Милорд.
Её губы едва шевелились, издавая тихий мелодичный шёпот, похожий на шелест листьев в ночном лесу. Даже теперь Вьялица не могла позволить себе отступиться от самой своей сути, легко кивнув головой в знак приветствия.

+2

5

Знакомые мысли звучали в тихом голосе призрачной девушки. Похоже, те, кто прикоснулся к Вечности, начинают мыслить одинаково. И состояние, в котором они существуют, ни имеет здесь никакого значения.
- Это верно. Даже самые что ни на есть обычные ночи и дни, одинаковые на первый взгляд, уникальны. Просто в спешке смертные не замечают их уникальности, а те, для кого время утратило своё значение понимают, что мир вокруг ускользает песком сквозь пальцы. Каждая ночь неповторима и каждый рассвет отнимает её у нас безвозвратно. Путь бессмертного – путь бесконечных утрат.
В голосе некроманта была грусть, да и как тут без нее? Прожив намного дольше, чем полагается человеку, он обрел непостижимые знания, а вместе с ними и непостижимую тоску. Казалось, у него в этой жизни было всё, чего иной мог бы пожелать: богатство, слава, тайные знания и прекрасные спутницы. Но это была лишь ширма, за которой колдун прятал истину. А истина в том, что был Ордалион несчастным человеком, пускай человеком себя давно не считал вовсе. Его договор с Тьмой лишь выглядел как дар, но был скорее проклятьем и колдун понимал это даже не смотря на то, что принял своё проклятие, вновь сделав его даром. Он был обречен разрушать, при желании созидать, ненавидеть, хотя когда-то мечтал о любви и бесконечно бежать в бескрайний горизонт, хотя больше всего на свете ему хотелось остановиться. В начале своего пути он был счастлив, не понимая, что его ждет, но годы и знания всё изменили. Чем больше мы знаем, тем больше понимаем, а понимание обнажает несовершенство бытия. Знания, вот корень всех печалей. Колдун подошел ближе, глядя на лунные блики на водной глади, пребывающей в покое и, в то же время, в движении. Совсем как его нематериальная собеседница, такая же холодная, лишенная мирских забот, движущаяся по бесконечному пути и светящаяся в свете луны. Это зрелище заставляло задуматься о неизбежности некоторых событий. А быть может и всех.
- Ордалион. Я не милорд, ибо не знатного происхождения, по крайней мере, в этом мире. Здесь я лишь странник, идущий в темноте, - он говорил всё так же спокойно и размеренно. Его размышления над прежними вопросами к удивлению не улетучились, а продолжились, но под несколько иным углом. Призрак была наглядным примером, его возможностью взглянуть на себя со стороны. Кто он, если не такой же бесплотный дух? Видимый лишь тем, перед кем предстает по своей воле. Осязаемый лишь теми, к кому желает прикоснуться. Мятежный дух, меняющий мироздание и бесследно уходящий, оставаясь живым лишь в памяти. Стал ли он таким общаясь с миром мертвых или же наоборот, приобщился к обитателям загробного мира потому, что они были так похожи на него? Еще один вопрос и снова нет ответа. Постичь причины прошлого так же трудно, как предречь будущее.

+2

6

- Ни единых утрат, - грустно добавила к его речи невидимка, глядя из-под скрывавших её лик волос, как собеседник приближается к ней, но не ощущая возрастания терзавшего её доселе страха. - С новыми сумерками приходят новые ожидания. И планы. Ночь дарит нам желанный приют, оберегает нас в наших стремлениях, и мы уже не теряем, а обретаем. В этом-то и вся горесть вечного существования. Если бы у нас только отнимали, когда-нибудь мы бы лишились всего. Но этого не происходит. И душу рвут на части свет и тьма, надежда и опустошение, если не оградить её непроницаемым заслоном. А что может быть надёжнее безумия?
Она не стала заканчивать эту мысль, подразумевая безумной или себя, не бегущую от врага, а так спокойно с ним разговаривавшую, или некроманта, не замечавшего её сути, вернее, не обращавшего своё внимание на их связь, создаваемую этой сутью, или всех - "ведь все мы безумны". Девушка молчала и обдумывала его слова. Бессмертие. Откуда ему может быть ведомо, что это есть? Я не могу сомневаться в его искренности, ведь он хорошо осознаёт сущность нашего проклятия, но он не похож на мёртвого. Я чувствую в нём жизнь, хоть он также удивительно бледен, как и я. Он не лич. Обычный человек? Заключил сделку со смертью?..
Та вечная жизнь, о которой во все времена мечтали миллионы. И они сгорали, истлевали в потоке времени, не оставив и следа. А стоящий перед ней был реальным воплощением? В её глазах мелькнуло изумление. Вьялица повернулась к мужчине уже всем телом и немного приподняла голову, чтобы увидеть, как он даже не смотрит на неё, любуясь узорами лунного света на воде. Она тоже перевела взгляд на реку и долго глядела на отражавшуюся в ней птичью стаю, летящую клином в недостижимой высоте под луной.
Миры! - она вдруг мысленно встрепенулась. Ему знакомы иные вселенные? Как бы мне хотелось расспросить его об этом... Но поймёт ли он меня? Поймёт ли призрака вообще тот, кто справедливейшей госпоже Смерти предпочёл бессмертную жизнь, словно насмехаясь над ней? Но здесь, в другой реальности своего существования я тоже осознанно отказалась от конца и продолжаю свой путь. Да и его слова... Они так перекликаются с тем, что у меня на душе. Как будто неспроста нас столкнуло здесь мироздание...
Невидимка на мгновение растворилась в воздухе лёгкой дымкой, совсем пропала из виду и появилась рядом с Ордалионом, точно также созерцая нечто вдали, а может и внутри - себя. Она не думала, что он мог упустить взглядом любое её движение, насколько бы незримым оно не было, но сей жест был ей так привычен, стал частью её. И вновь замерла неподвижно.
- Можете обращаться ко мне Вьялица. Калика, - добавила она. У неё не было фамилии, она слугам не положена, забылось и имя, но эти два прозвища, по её мнению, вполне равнозначно характеризовали её неживую суть.
- Мне приятно общение с Вами, Ордалион. Скажите, где Вы бывали?

+2

7

Теперь для Ордалиона было очевидным, что призрачная леди, именовавшая себя Вьялица, находилась по ту сторону жизни уже весьма продолжительное время. Колдун по себе знал, что когда существуешь в одном и том же состоянии слишком долго, начинаешь сходить с ума. Безумие это вовсе не болезнь, нет. Это защитный механизм разума, приходящий в действие тогда, когда разуму некуда больше развиваться. Безумие это первозданный Хаос, заложенный в каждого из нас и терпеливо ждущий момента, когда мы будем готовы его принять. Этот хаос в один момент переворачивает привычный нам порядок вещей с ног на голову, меняя правила игры и, тем самым, открывая новые пути к совершенству.
- Это верно. Пытка Вечностью ужасна своей цикличностью, бесконечным повторением одних и тех же процессов, привычных, бессмысленных и оттого отвратительных, словно бег по кругу. Но, как известно, дар от проклятия отличается лишь готовностью его принять. И этой готовностью нас великодушно наделяет безумие. Всё во Вселенной находится в состоянии динамического равновесия, при котором движение вперед всегда компенсируется движением назад, а падение сменяется взлетом. Так и бесконечные утраты с одной стороны, неминуемо означают бесконечные обретения с другой. И если смотреть на вечное существование под таким углом, то не так уж оно и плохо, как может показаться поначалу. Всё время терять старое, заменяя новым, непознанным, расширяющим горизонт… наслаждаться этим – безумие. Но кто указ безумцу? Хе-хе-хе.
Быть может, слова Ордалиона, сказанные сейчас, смогут повлиять на мировоззрение немёртвой? Об этом некромант не задумывался, но его развитие идеи бессмертия на удивление выглядело куда позитивнее, нежели у Вьялицы. Может потому, что он был жив, а может потому, что прожил дольше нее и успел приспособить своё безвыходное положение под собственные же нужды? Кто знает. Но чем бы призрак смогла развеять свою тоску ближайшие пару столетий он мог предложить сходу.
- Мне тоже приятно, Вьялица. Моя прогулка по ночному леса приобрела неожиданный и весьма благоприятный результат. Моя родина мир, именуемый Миром Кошмаров. Возможно, это не его настоящее название, но оно было принесено гостями из иных планов и прочно закрепилось в быту. Мрачное и жуткое место, дом многих монстров и земли, раздираемые постоянными войнами. Да, я определенно сын своего мира. Там начинался мой путь, там я стал тем, кем являюсь сейчас. Мне удалось завоевать тот мир, установить власть Тьмы и прекратить вражду. Затем я направился в Драгунию, мир, населенный великим множеством и многообразием драконов, служивших прочим обитателям мира богами. Я сокрушил этих богов, но не сумел завершить строительство нового порядка. Люди подняли восстание и разрушили всё, что я создал, вынудив меня бежать. Мир третий, Мистерия. Пожалуй, из всех миров, что мне довелось видеть, этот был самым прекрасным. Пронизанный магией, нередко вызывавшей пространственные аномалии в виде порталов, этот мир заселил себя существами со всей Вселенной, которых затянул в свои сети. Похожий на разноцветную мозаику природных ландшафтов и причудливых созданий, этот мир был прекрасен своей хаотичностью. У меня на него были большие планы, но Тьма распорядилась иначе, вырвав меня из того мира в неподходящий момент. Теперь я здесь, на Альмарене, мире четвертом.

+1

8

За разговорами о цикличности, взлётах и падениях она вспомнила свою прошлую жизнь. Да, в этом была толика присущего ей когда-то девичьего романтизма - именовать пребывание своей души в настоящем теле "прошлой жизнью" и воображать, будто прошла реинкарнацию. Так вот, в то время она жила чем-то подобным, бесконечно сменяющими друг друга "днями" и "ночами". Сейчас, возможно, в преддверии возвращения, на волне ностальгии она впервые начала задумываться над мыслью, которая приходит живым людям в голову в первую очередь, когда умирает кто-то рядом с ними. Кто виноват? Главной виновницей была сама самоубиенная, бесспорно. Но вторым действующим лицом, она только сейчас поняла, следует считать не барона, не графа с графиней или их аристократичные порядки, а Юную Госпожу. Девочка, привнёсшая свет и тепло в жизнь бедной служанки, - только она являлась причиной того, что несчастная душа не смогла нарастить себе непробиваемый панцирь, за которым любые касающиеся её чувства не оставляли бы глубочайших ран. И в один день подруги могли быть необычайно близки меж собой, а в другой - даже не замечать друг друга. Это измотало и разорвало сердце и разум тогда ещё будущего призрака в клочки.
Стать безумной теперь? Не было ли это слишком поздно?
Но вот Ордалион заговорил о своих невероятных путешествиях, и Вьялица слушала его с таким благоговением, что будь она человеком, о ней бы сказали - "затаив дыхание". Он лишь мельком упоминал каждый из миров, но девушке нестерпимо хотелось узнать о каждом из них больше.
- Знаете, - робко начала она, стесняясь в большей мере своих странных мыслей, нежели самого некроманта, - Я всегда мечтала побывать в иных мирах. С самого детства пыталась вообразить, что они из себя представляют. Много размышляла над тем, как можно попасть туда... Но результат моей единственной попытки Вы можете лицезреть перед собой, - призрачная дева горестно усмехнулась.
Почему-то в этот момент ей захотелось быть искренней с почти незнакомым человеком. Не увиливать от правды и рассказать всё, как есть. Возможно, это он сподвиг её, сам пустившись в откровения. Ведь не каждому же он рассказывал о других реальностях? Иначе это было бы крайне странно, подойти к первому встречному и разъяснять, где он бывал и чем властвовал. В лучшем случае ему пальцем у виска покрутят... о худшем не будем.
Калика на мгновение прикрыла глаза и перевела взгляд на ночное светило в небе.
- Мне всегда казалось, что самоубийцы, вернее их души, остаются в этом мире вовсе не потому, что были привязаны к своим близким. Это всё выдумки живых, дабы хоть как-то показать свою важность: вот-де душа покойного не ушла в мир иной по той лишь причине, что жалеет родных и чувствует перед ними свою вину. Нет. Эти души привязаны к самому миру... Поэтому я не смогла покинуть его. Если существу было предначертано родиться и жить на определённом клочке пространства, то даже смерть не избавит его от сей участи. Мы можем путешествовать в другие места, но опять же, оно всё неспроста получается. Как Вы сказали, Тьма направила вас Альмарен. А мне госпожа Смерть не дала сбежать от своей судьбы и оставила здесь. Впрочем я теперь уже и не жалею.
Девушка вновь задумалась, пытаясь представить, как выглядят те пространства, где бывал колдун, и его самого, повелевающего немыслимыми просторами. Нет, на бархатном троне, в золотой короне с дорогими каменьями и в окружении прекраснейших дам он совершенно не смотрелся. Пожалуй, он мог быть одним из тех, кто предпочитают править из тени. Кто сам является тенью позади короля, позволяя тому предаваться плотским утехам и иллюзиям владычества, наслаждаясь в это время настоящей властью, сосредоточенной в невидимых, но цепких руках. А будет ли он править здесь? Эта мысль показалась Вьялице немного забавной, будто она сейчас разговаривает с будущим правителем Альмарена. Но вместо всего множества вопросов, крутившихся сейчас в её голове, она вдруг склонила лицо и тихонько спросила:
- Каково это, когда люди рушат всё, что ты создавал долгими годами и многими силами?

+1

9

- Очень распространенное желание, всегда кажется что лучше там, где нас нет, - начал было Ордалион, но следующая фраза Вьялицы была куда важнее. Теперь он узнал еще нечто важное о своей собеседнице, она умерла по собственному желанию. – Да уж, попытка не из лучших. Смерть позволяет сбежать в другой план, но того же мира, где она произошла, а вовсе не в иной мир, хотя это словосочетание и применяют часто. Хотя идея не лишена смысла. Утратив плотную оболочку, ты в значительной степени приблизилась к иным мирам, но попасть в них все еще не так просто. Нужно найти подходящее место и оказаться там в подходящее время, тогда путь в иной мир откроется. Но есть подвох, невозможно предугадать, куда этот путь приведет.
Самоубийство было распространенным явлением и Ордалион считал его признаком слабости. Собственно, распространенность самоубийств была одним из доводов колдуна в пользу утверждения, что люди слабы. Вместо того чтобы встречать трудности лицом к лицу и становиться сильнее, многие люди предпочитали путь слабости – бегство, будь то побег в другие края или же вовсе в другую реальность. Но от себя нельзя убежать и потому избравший этот путь обречен вечно следовать ему, бежать неведомо от чего и не разбирая дороги. Впрочем, Вселенная всегда оставляет своим творениям шанс стать лучше, осознав свои ошибки. Похоже, леди-призрак обнаружила этот спасительный шанс.
- И это правильная мысль. Мы все связаны с миром, в котором родились и нужна очень большая энергия, чтобы вырвать нас из этой среды. И судьба действительно существует, многие события происходят с нами потому, что им суждено произойти и мы не властны этого изменить. Если ты все еще здесь, значит так надо. Но не стоит возводить судьбу в абсолют. Судьба лишь каркас, границы, в рамках которых происходят события, конкретные же вещи не предопределены заранее и зависят только лишь от наших действий и решений. Иными словами, мы рождаемся в клетке, её прутья слишком прочные, чтобы выбраться наружу, но пространство внутри нее в полном нашем распоряжении, - усмехнулся некромант. – Верно, ни о чём не жалей. Никогда. Прошлое не изменить, а сожаления о нём делают и настоящее невыносимым. Смотри на это как на опыт, ценный урок. Тем более, даже в твоём нынешнем положении вполне можно  получать удовольствие от существования, если перестать оглядываться назад. Я делаю именно так, идя путем разрушения.
Вопрос Вьялицы вернул Ордалиона на годы назад, картины из прошлого мелькали в сознании. Некромант видел начало завоевания Драгунии, беспомощность своих армий против драконов, обращавших их в пепел огнем с небес. Вспоминал новые решения, хитрости и подлости на которые он шел чтобы одержать верх. Затем он видел конец эпохи старых богов, к которому колдун приложил руку и, наконец, он увидел башню Альранды, медленно падающую от попадания снаряда катапульты. Когда видение закончилось, мужчина ответил. – Это досадно. Досадно, прежде всего, потому, что раз такое случилось, значит, я где-то просчитался. Если всё пошло не по идеальному плану, стало быть, план был не таким уж идеальным, не так ли? Виноваты не люди, что разрушили всё, виноват я, потому что позволил им сделать это. В любом случае, потеряв всё, я обрел еще больше, стал мудрее. Победы лишь подтверждают наше превосходство, но поражения делают нас сильнее. Я усвоил тот урок и дважды такую ошибку не допущу.

+1

10

- Иные миры, не похожие миры, не наш мир... - бормотала под нос девушка, сомкнув ресницы. Веки её были почти прозрачными, как и всё тело, но тем не менее мягкий лунный свет не просачивался сквозь них, лишь немного подсвечивал, окрашивая темноту век и её внутреннюю тьму в пастельные оттенки блеклого серебра. С самой её смерти, стоило ей закрыть глаза, она не видела мира вокруг, а погружалась в вязкую и обволакивающую её пустоту... белую пустоту. Вопреки всем представлениям о хаосе и мраке космоса, вопреки учёным, утверждавшим, что чёрный - есть отсутствие света, а белый - смесь всех цветов, вопреки всем мифам и традициям, издревле верящим, что смерть ходит в траурной одежде... Вьялица была бледной смертью, в белоснежном платье, с серебристыми отблесками невидимой материи. Белый стал цветом её кончины. Цвет свежевыпавшего снега был её мечтой... был её судьбой.
Сейчас она поняла, что в фантазиях о других местах всегда велась на это "там всё не так, как здесь", но было ли так на самом деле? Перед ней стоял удивительный человек с не менее удивительной судьбой, побывавший не в одном из населённых сгустков пространства, но рад ли он своим путешествиям? Отличаются ли все эти материи? Он был прав, несомненно: "там, где нас нет". И призрачная дева сама пришла к этому когда-то, хоть и в большей мере подсознательно, не предпринимая с тех пор бессмысленных попыток.
- Но как же всё-таки попадают туда? - её не столь сильно интересовала техническая часть вопроса, - Меняя судьбы или вслед за судьбой? Слепо доверившись воле провидения, определяющей, куда ты придёшь?
В её словах сквозила неподдельная тоска непонимания и отчаяния, когда обнаруживаешь, что тебе просто не под силу что-то осмыслить. Её интересовало, и как маг проводил свой путь. Когда узнавал, что пора прощаться с очередным миром? Владел ли он на самом деле своими перемещениями?
Ордалион говорил о клетке. И Вьялица резко вскинула голову, встряхнув поблескивающими волосами, заструившимися по воздуху, ибо они были лишь немногим его тяжелее. Очень ей не понравилось подобное сравнение, и не как свободному существу, которому вдруг указывают на то, что он никогда не был свободен, а как существу, по жизни и с рождения находящемуся во всех возможных оковах. Слуга графской семьи, слуга некромантов, слуга смерти... она никогда не принадлежала самой себе. Даже будучи в бесплотном и легко проходящем любые преграды насквозь теле, она чувствовала себя привязанной к нему в большей степени, чем когда была человеком.
- Клетки. Прутья. Откуда это всё? Мы создаём их сами. Каждое правило, каждый предрассудок, каждый страх вбивает рядом с нами кол, упирающийся в потолок наших возможностей. Они ведь тоже ограничены. Забор из кольев - и ты уже зажат на крохотном клочке устойчивого пола и даже радуешься, что он никогда не провалится под тобой, не уронит и не выпустит тебя... к свободе. Те, кто сильнее, выбивают колья, но за ними оказываются ещё и ещё. Клеток нет в мирах, где не существует и никогда не существовало людей. - она говорила тихо, но с непривычной ей клокочущей в груди яростью и болью. Однако через пару секунд, достаточных для глубокого вдоха, внутри всё утихло. Калика спокойно произнесла: - Нам не выбраться. Но это не то, с чем я хотела бы мириться. Говорят, что безумие - это бесконечное повторение одних и тех же действий в ожидании иного результата. Я буду всю отданную мне вечность ломать прутья и натыкаться на новые. Я забьюсь в угол, но максимально близко к свободе и к чему бы там не было за пределами клетки, но не буду сидеть в просторном центре и наслаждаться. Я не могу...
Прозрачная рука стиснула ощутимую только ей материю платья. Вьялица уже смотрела в никуда перед собой, совершенно позабыв, где она и с кем разговаривает. Давно забытая боль, истершиеся мысли и переживания в её душе обрели выход на поверхность и теперь захватили её разум целиком.
- Ты пошёл путём разрушения... но, выходит, он начался не с твоего решения, а с твоей ошибки, когда ты позволил людям, дал им силу и власть разрушить всё, тобою созданное? В чём отличие разрушения от созидания? И существует ли оно?

+1

11

Забавно было наблюдать за Вьялицей. Обычно призраки мирились с тем, что заключены на месте своей гибели, реже они стремились покинуть это место и найти себе новое, где обрести относительный покой, но этот экземпляр был из ряда вон. Девушка-призрак не стремилась к покою и не разменивалась на мелочи, ей хотелось путешествовать между мирами. Похоже, первый неудачный опыт такого путешествия нисколько не отбил у нее делание продолжать экспериментировать. Похвально.
- Как ни странно, нет определенного ответа на твой вопрос. Кто-то ищет путь и находит его вопреки всему, иначе, чем вызов судьбе это не назвать. Другой  отправляется в иные миры, потому что таков его долг и само провидение благоволит этому. Третий же вовсе случайно оказывается там, не разбирая дороги и не веря в высшие силы. Каждому своё. Я склонен полагать что судьба играет в этом не последнюю роль. Но вот мыслимо ли обмануть судьбу или же то, что мы считаем её изменением на самом деле есть часть её – вот это вопрос, на который никому не ведом ответ. Лично со мной происходили все три варианта.
Похоже что слова Ордалиона о клетке, пробудили отчаяние и без того спавшее в беспокойной душе Вьялицы чутким сном. При жизни она стремилась сбежать, оказаться на свободе и после смерти не смогла принять того, сколь относительно понятие «свобода». Ведь нет абсолютной свободы, ровно как нет и абсолютного заточения. Во Вселенной вообще нет абсолютов, всё смешанно и ничто не встречается в чистом виде. Девушка-призрак еще не понимала этого, судя по тому, как стремилась она увидеть контраст абсолютов и как печалилась, не увидев его за все эти годы ни разу. Она ждала события, которое должно кардинально изменить её существование, сделав его совершенно непохожим на то, что было до сих пор. Наивные девичьи мечты, они остаются неизменными даже в загробном мире, даже по прошествии столетий.
- Часть из них, но не все. Нормы морали, не дающие нам, скажем, ходить голыми на людях, действительно не существуют там, где нет людей, задающих эти самые нормы. Наши страхи являют собою клетку, которую создаем себе мы сами и в наших же силах её рассеять, при должной силе воли. Но как быть с законами мироздания? Можно отрицать факт наличия притяжения нас к земле, но даже если ты искренни не веришь в то, что это притяжение есть, прыгнув с моста, ты именно упадешь на землю, а не взлетишь в небо. Потому что некоторые явления в мире не результат работы разума, а простая данность, существующая сама по себе и никак от нас не зависящая. И вот именно эти факты, существование которых мы можем лишь принять, но точно не отменить, есть границы нашей клетки. Эти границы могут измениться, но лишь по воле каких-то высших сил,  изменить их мы не в силах. Некоторые прутья слишком прочны чтобы можно было их разогнуть, поэтому ты идешь верным путем – пускай взаперти, но зато как можно ближе к выходу. Но вечная жажда побега утомляет, иногда полезно расслабиться где-то посередине своей камеры и оглянувшись вокруг отметить, что могло быть гораздо хуже.
Следующие слова призрака заставили колдуна улыбнуться. До чего приятно смотреть на юный ум, спотыкающийся на ровном месте, натыкающийся на стены в темноте но упорно стремящийся двигаться, всё равно в каком направлении. Когда-то и сам Ордалион был таким.
- Я не давал людям эту силу и эту власть, они и так всегда у них были, - усмехнулся некромант. – Другое дело, что люди не знают о том, какой силой наделены, от этого незнания и берет истоки их слабость. Моя ошибка в том, что я не смог скрыть от них эту истину. Что поделаешь, тайное всегда становится явным, рано или поздно. В моём случае – рано.
На последние слова Вьялицы колдун одобрительно покачал головой. – Ты начинаешь преисполняться мудростью, Вьялица. Различие между этими двумя процессами есть. Разрушение отличается от созидания ровно настолько, насколько правая половина круга отличается от левой. Они одинаковы по своей сути, но зеркально противоположны по своему виду. А всё потому, что это две стороны одной медали. Две половины неразделимого целого. И по отдельности ни одна из этих сил не существует и вообще существовать не может. Если не будет разрушаться старое, негде, да и не из чего будет созидать новое, а если не будет создаваться новое, нечему будет разрушаться по прошествии времени дабы запустить этот бесконечный процесс вновь. Вселенная остановится, а ведь движение есть жизнь, основа всего.

+1

12

- Моста... - беззвучно шепнули её губы, выхватив из контекста единственное слово, будто послужившее сигналом. Девушка в прямом смысле слова заколебалась, её силуэт пошёл рябью, то появляясь, то исчезая и, наконец, она, медленно, плавно и бесшумно ступая по берегу, вошла в реку, но двинулась не по водной поверхности, а по дну. В жидкости её контуры были практически неразличимы, и часть тела над водой, утопая в рассыпавшемся над гладью тумане, казалось, расплывалась вместе с ним, подсвечивая и мельчайшие капельки вокруг себя, становясь единым призрачным сияющим покрывалом. Но, едва скрывшись под водой целиком, Вьялица, не совершив ни единого движения, вынырнула - возникла над поверхностью, и даже её ноги не касались тумана, а после мягко опустилась на камень, выступающий из реки, укрыв валун подолом своего платья.
Притяжение? Я справилась с ним. Меня не тянет к земле, от толчка я не отлечу к стене, порвав цепи, я больше не возвращаюсь к своему телу... Тогда что есть законы мироздания? Может быть, у каждого они свои? Девушка наклонила голову, рассматривая бегущую к ней лунную дорожку, и её длинные волосы утонули в тумане и лёгких волнах. Своё мироздание? Некоторое время она не шевелилась, пока, наконец, не взглянула на стоящего на берегу Ордалиона. Возможно ли такое, чтобы мы с ним, мы все, люди, нелюди - жили в одном мире, но имели разные реальности со своими устоями? И при этом мы видим друг друга. Можем общаться. Наши миры - в пределах одного мира - они пересекаются?
Когда-то в детстве она мечтала увидеть параллельные миры, почти такие же, как наш, но с другой жизнью. Воображала духов - жителей тех миров. Призраков, которых могут видеть лишь некоторые. Невидимые сущности, которых избегают или за которыми наоборот наблюдают и гоняются кошки... Могла ли она тогда помыслить, что сама станет таким духом, обитающим на грани двух реальностей? Вот только... видят её все. Кому она это позволит. Всё оказалось не так. Или параллельные вселенный всё же существуют?
Вьялица опустила в воду пальцы, и течение беспрепятственно прошло сквозь них. Сейчас у неё не было сил, чтобы хотя бы кончиками коснуться материального. Чтобы ощутить, как жидкость наталкивается на них, разбегается в стороны, пытается обогнуть, лаская своим потоком. Как будто она до сих пор не смогла с этим смириться... Ордалион разговаривал с ней как с маленькой школьницей, словно она и не пробыла на этой земле сотню лет, что, она не могла не признать, было чуточку обидно. Хотя за его плечами наверняка скопилось больше веков. Да и знаний тоже. Свой же век Калика потратила не на философские раздумья, а бесцельные и в большинстве случаев бессмысленные скитания по миру. А ведь будь каждая её ночь такой наполненной глубокими размышлениями...
Одного он не знал точно. Человек, который любил и любит власть, - откуда ему может быть ведомо, каково это - когда тебя не замечают не только живые, но и сам мир? Для вселенной ты словно бы не существуешь. Вода течёт сквозь тебя, ветер не вздымает шёлковых локонов, животные не вздрагивают от твоего приближения и даже трава не мнётся под ногами. Тебя просто нет. И порой кажется, что только в умах безумных людей сохранилась твоя тень, оттого они и начинают заговаривать... с пустотой.
Когда призрачная девушка подала голос, её взгляд был по-прежнему устремлён туда, где должно было быть её отражение. Но там не было и малейшего намёка даже на крошечный блик бледного света, что шёл от её эфемерного тела.
- Как разрушить старое, если у тебя нет для этого инструмента? Если ты даже не видишь его? И как узнать, что пришло время с ним расстаться? Кто разрушает целые миры? Боги? Чтобы потом воссоздать из пепла что-то новое? А если нет?
Вопросы, крутившиеся в её голове и слетевшие с уст, казались бессвязными, но она просто не могла сформулировать свою мысль - для этого ей нужны были ответы. Мысли были такими же отвлечёнными, как и предмет, который они с некромантом обсуждали, но девушку мучил ещё один вопрос, касавшийся лично её:
- Если я ничего не создаю, означает ли это, что я должна быть разрушена?
В конце концов, кому, как не повелителю нежити, которому под силу лёгким движением руки изгнать её из этого мира, ведом был сакральный смысл её бесплотного здесь пребывания?

+1

13

Реакция призрака на слово "мост" не осталась незамеченной для некроманта. Сама того не ведая, девушка уже довольно многое рассказала о себе, лишь вскользь упоминая некоторые детали своей смерти. Ордалион не жаловал самоубийц, считал, что они проявили слабость, решив уйти из жизни раньше срока, сбежать от своих проблем, на деле обретя ничуть не меньшие. Но вынужден был признать что некоторым смерть идет на пользу. И Вьялица была наглядным тому примером. Глупая девочка, мечтавшая о иных мирах, стремившаяся во что бы то ни стало убежать от всех и вся, после смерти, обретя достаточно свободного времени начала задумываться о вечном, обретать мудрость и в будущем, быть может, внутренний покой.
- Значит мост... я что-то такое примерно и представлял себе. Забавно, но в разных мирах разные девочки предпочитают убивать себя одними и теми же способами. Интересно, это чем-нибудь обусловлено или же врожденный механизм самоуничтожения с конкретными указаниями как это надо делать? Второе звучит как бред...
Похоже, знания колдуна не на шутку заинтересовали Вьялицу, теперь вопросы сыпались точно спелые яблоки с дерева в ветреную погоду. Впрочем Ордалион был не против на них ответить. Жаль что ответы он знал не на все из заданных вопросов.
- Не бывает так, чтобы инструмента не было. Хаос и Порядок заложены в нас изначально, а потому и инструменты для их проецирования в окружающую реальность есть у каждого. Вопрос лишь в том, как скоро мы начинаем понимать это и учиться пользоваться этими инструментами, главным из которых является ум. - Следующий вопрос был несколько странным. На него, как уже и сказал некромант, не было единого верного ответа, но подытожить эту истину всё-таки стоило. - Когда ты будешь покидать мир, значит время пришло с ним расстаться. Ничто не происходит без причины, бывает лишь так, что причина происходящего нам не ясна. Ни одно событие не произойдет раньше или позже срока, что ему предначертан, так что не переживай об этом, ты точно не пропустишь свою судьбу так же, как не выйдет пропустить собственные похороны. Хотя нет, не самый удачный пример. Я как некромант точно могу сказать что свои похороны пропустить можно...
И наконец они дошли до последнего и самого сложного вопроса. Кто разрушает миры и для чего? Ордалион не раз хвастался тем, что миры разрушает он, но сам при этом понимал что на деле он разрушает лишь декорации внутри этих самых миров, а над самими мирами не имеет никакой власти. Поэтому, раз уж они сейчас беседовали на чистоту, не было смысла скрывать это обстоятельство. - Не знаю. И, пожалуй, никто этого достоверно не знает. Может боги, может безудержные стихии, а может некая высшая сила, безликая и вездесущая. Кто бы не делал это, лишь одно можно сказать с уверенностью: их замыслы для нас непостижимы. Но в их величии тем не менее, сомневаться не приходится.
Последние слова Вьялицы заставила колдуна засмеяться. Судя по шорохам, словно это вторящим смеху, голос Ордалиона кого-то напугал в лесной чаще.
- А ты уверена что ничего не создаешь? Быть может просто не видишь результат творения? Или видишь результат, но не понимаешь какую роль в его достижении сыграла ты?

+1

14

Из лесу, взорвав кусты оглушительным для безмолвной ночи шумом и подняв в воздух ворох листьев, спешно закружившихся в прекрасном танце и грациозно опускающихся наземь, выскочила изящная и неуловимая лань. Она пронеслась мимо рассмеявшегося человека, пугливо прижав к голове уши, и запорхала через реку, перескакивая с валуна на валун. В какой-то момент она пролетела сквозь призрака, а в следующую секунду скрылась на противоположной стороне в ещё более густой растительности. Изумление и даже почти детское восхищение, появившееся на лице Вьялицы, когда животное направилось прямиком к ней, быстро сменилось всё тем же задумчиво-тоскливым выражением, пока девушка смотрела на исчезающий в кустах высокоподнятый белый хвостик оленя. Непреходящая тишина, украшенная лишь узорами плещущейся реки и шёпотом листьев, снова накрыла эту ложбинку меж холмов, укутав и своих нечаянных гостей - мужчину и призрака.
Калика вернулась взглядом к своему собеседнику, пока обретшие форму мысли в её голове осторожно и трепетно выстраивались в какое-то подобие устойчивой конструкции. Но пробелов в ней оставалось ещё тьма. Призрачная дева прикоснулась кончиками пальцев к губам, словно не давая части вопросов прорваться наружу и быть услышанными кем-то, кроме неё самой. Потому ли, что стеснялась, считала их совсем уж глупыми и не имеющими смысла или просто хотела их приберечь до поры до времени... В жизни, да и в смерти с ней часто такое бывало, что вопрос, который буквально рвался с уст, она была не в силах произнести: что-то внутри её останавливало. А позже она научилась слышать внутренний голос, говоривший что ответ она должна найти сама. И никто ей в этом не поможет. Не потому, что не захочет или не знает верного ответа, а по той лишь причине, что этот ответ окажется для неё своим, особенным. И никому до той поры неведомым.
- Тогда как они, - кто они? - определяют, что будут творить: хаос или порядок? Как узнают свой путь? Им сперва дают инструмент? Или они сами решают? Или кто-то решил всё за них? Эта самая высшая сила? Сейчас, когда ты связал всё воедино, мне начинает казаться, что боги - это её лица, а стихии - руки. Но разум нам никогда не постичь. Однако сердце... сердце наивысшего существа мне видится самым обычным, почти человеческим. Ведь что-то в нас должны быть подобным ему. Не знаю...
Девушка опустила руку и взгляд, так как не могла смотреть в глаза, когда речь велась о ней. Голос, который ввиду заинтересованности уже было окреп, вновь стал тихим и шепчущим:
- А что я могу создать? У меня нет рук, чтобы творить, - она наглядно показала, что не может набрать даже пригоршню воды, - У меня нет тела, чтобы изменять, ведь даже совершив малейшее движение в этом мире, ты заставляешь нашу реальность течь по иному пути. У меня нет сердца, чтобы чувствовать и оценивать истинную суть результатов этих изменений. Когда-то я была жива, и у меня было все это. А теперь... последним моим результатом стал просто пучок мыслей, зависший между мирами и гранями, не имеющий даже...  - девушка печально и с потаённым отчаянием в пустых глазах оглядела себя, - нормальной оболочки.

+1

15

На краткие мгновения пейзаж ночной беседы дополнился еще одной превосходной деталью - ланью. Очевидно, животное спугнул смех колдуна, однако лань, почему-то, побежала именно этим путем, в то время как логичнее было бежать в противоположную сторону. Впрочем, как и к людям, к животным понятие логики было применимо не всегда. Несколько секунд и дитя леса скрылось из виду, вернув привычную обстановку уединенности.
- Они не решают, они творят то, что нужно. То, что запланировано заранее и неизбежно. Это не вопрос выбора, это вопрос времени, потому как выбор сделан изначально. Импровизация - это план, на детали которого не хватило времени, потому только смертные могут импровизировать, ведь времени у них в обрез. Вечные же существа давно знают всё, что им предстоит сделать, - Ордалион понял вопрос призрака как вопрос о мотивации богов. Но ответ получился несколько запутанным, его бы не мешало пояснить на более простом примере. - Наверное слишком сложно... представь что я подбрасываю монету в воздух. Подбрасываю потому, что мне нужно пояснить сказанное простым примером и ничего лучше монеты я придумать не в состоянии. То есть, бросок монеты единственный возможный вариант развития событий. Так вот, когда я подбросил её, у меня появляется выбор: подставить руку и поймать монету, или же дать ей упасть в траву. Эти два действия совершенно разные, но, как ни странно, что бы я не выбрал, суть того что произойдет будет одинаковой - монета упадет. На мою руку или на землю - не существенно, значение имеет лишь факт падения и он неизбежен вне зависимости от выбора. Вот, вот чем руководствуются, как мне думается, боги. Неизбежностью. Они видят единственный возможный вариант и следуют ему. А то что мы называет выбором и вероятностью - несущественные детали вроде места падения монеты. Эта неизбежность и есть та Великая Сила.
Невероятно, но к выводу, на который наталкивали Ордалиона события последних дней, пришла, как оказалось, и сама Вьялица. Она тоже допускала, что все те, кого в разных мирах зовут богами на деле являются лишь масками, воплощениями некоего высшего создания, принимающего различные формы в зависимости от ситуации. Колдуна к этой мысли привело то обстоятельство, что тёмный бог этого мира каким-то образом не только выследил Ордалиона в другом уголке мироздания, но и умудрился перенаправить его портал сюда. Если это и не было доказательством единства всех богов в некоем высшем разуме, то по крайней мере теорию их локального влияния опровергало определенно. Но что могло подтолкнуть к такому выводу призрак девушки, никогда не покидавшей родной мир?
- Я тоже пришел к такому выводу. Хотя, признаться, совсем недавно. В этот мир я попал по воле высшей силы, но не той, которая должна управлять миром, откуда меня выдернули столь бесцеремонно. И это наводит на мысль что боги того и этого миров вовсе не разные существа, а одно, но под разными личинами. А что тебя привело к такому выводу?
Размышления о том, что человек должен быть создан по образу и подобию бога были как ни одна другая концепция знакомы некроманту. Ордалион считал что человек слишком слаб и неразумен чтобы быть подобием высшего разума, но, предполагая что появление человека как такового было результатом деградации некогда совершенного существа, допускал такую возможность. - Вполне возможно. Когда ты хочешь создать нечто совершенное, будучи самим совершенством, невольно приходишь к единственному верному решению этой задачи - скопировать себя. Вопрос в том, в чём заключается наше сходство с ним...
Вопрос некроманта несколько расстроил Вьялицу. Это было видно по тому, как в один момент она стала еще печальнее чем была, опустила взгляд и стала перечислять признаки своей несостоятельности. Это выглядело забавным. Почему? Потому что колдун заранее знал что она скажет нечто подобное, решив что то, что она видит на поверхности и есть ответ. Он поспешил сказать то, что уже заранее подготовил в уме.
- Хе-хе, ты так думаешь потому, что смотришь поверхностно на значение слова "создавать". Для того чтобы творить руки не нужны. И снова простой пример. Оказавшись здесь, ты создала условия, без которых наш нынешний разговор не смог бы состояться по причине твоего отсутствия здесь. Поскольку разговор состоялся, я остался здесь а не прошел в какое-то другое место, не сломал там пару веток и не спугнул, скажем, мелкого хищника который уже готовился к прыжку на добычу. Иными словами, ты создала совершенно иной путь развития событий при этом не имея рук и не сделав по сути ничего, просто самим своим существованием. Я же сказал, не созидать, ровно как и не разрушать невозможно. Даже бездействие ведет к обоим этим процессам, поскольку само существование есть некое равновесие между созиданием и разрушением. Динамическое равновесие. Не важно что это было сделано не тобой лично, важно что это произошло по причине, коей являешься ты, Вьялица. Косвенное воздействие это тоже воздействие, подобно тому как и чистая и мутная вода одинаково мокрые. А сердце... при чём здесь оно? Сердце это обычная мышца каких в живых существах много и отвечает она за движение крови в теле, но никак не за чувства и тем более не за оценку результата своих деяний. За это отвечает разум. Но если для тебя сердце и разум тождественны, то могу уверить в том, что сердце у тебя есть. Это легко проверить - тебе больно а значит, у тебя есть сердце. В том или ином смысле. Те кто утверждают что мертвые не чувствуют боль просто ничего не знают о загробном мире. Напротив, мертвые чувствуют боль в стократ острее живых, ведь теперь их боль настоящая, а не объедки со стола плоти, берущей большую часть боли на себя, дабы защитить разум. Так вот, если ты чувствуешь боль, у тебя либо есть тело, либо есть душа, то есть сердце как мышца или же как явление. Не уделяй так много внимания оболочке, это костюм, не более. И потом... - он снял перчатку и протянув руку взял девушку за руку. Призрак могла ощутить вполне реальное прикосновение, - с моей точки зрения оболочка у тебя есть, - он улыбнулся.

+1

16

- Ты подбрасываешь монету, - тихо продолжила Калика, будто разговаривала сама с собой, - И тебе не важно, куда она упадёт. Но, допустим, мы могли с тобой поспорить на моё право существовать в этом мире, и если выпадет решка, ты бы уничтожил меня. Мне тоже не важно, куда упадёт монета: на землю или на твою ладонь. Никому не важно. Но для меня будет иметь сравнимое с ценой жизни значение, как она упадёт.
Девушка прикрыла глаза и отвернулась в сторону другого берега, где совсем недавно скрылось перепуганное животное. Кажется, так поступают живые, когда пытаются скрыть слёзы. Отворачиваются? Или бегут?
- Этим мы отличаемся от богов, а боги - от нас. Для них чья-то судьба не значит ничего, для тебя или для меня какая-то определённая судьба может значить всё. И не обязательно это наши с тобой жизни, - горько и едва уловимо усмехнулась невидимка, вспомнив Майю. Она вдруг снова повернулась к Ордалиону, теперь бывшему так близко к ней, неожиданно для себя резко, чтобы взглянуть прямо в его исполненные глубокими думами глаза, и отчётливо произнесла: - Ты похож на них, ты мыслишь в половину почти как боги или высшее, о котором мы говорим...
Она помолчала ещё немного, не совершив ни единого движения, и задумчиво добавила:
- Вот только кому в таком случае ведомо, какой стороной упадет монета? Это решают они? Это подстроишь ты? Об этом попрошу я? Но им, по твоим словам, это совершенно безынтересно и не нужно, то есть они отдают такие ничтожные детали на волю случая. И нужно ли это тебе? А буду ли я бороться за своё существование? Ведь однажды я уже сдалась... Но если взглянуть на это в ином свете, как лес удивительным образом преображается под лунными лучами, превращаясь в живое и дышащее существо, то высший разум имеет сердце - так я называю чувства, по образу которых сотворил нас, и чувство юмора это будет ли, сочувствие или желание напакостить - он предопределит падение монеты. Тебе не нужно меня "убивать", но в твоей воле будет отпустить меня, дабы предоставить ещё один из множества прочих данных мне шансов и возможно в глубине души надеяться, что когда-нибудь мы встретимся снова по сотворённому Высшей Силой занятному совпадению, и ты отметишь мои успехи и обсудишь свои новые мысли. А я... я вдруг найду, за что бороться, пускай никогда в жизни и смерти этим и не занималась.
- Мы не постигнем его разум, - Вьялица подняла глаза, утонув в тысяче тысяч звёзд - на небе и в клубящихся над водой икрах-каплях тумана, - Но в наших силах разделить его чувства. Что же до его ликов, на эти мысли натолкнул меня ты сам - своими рассказами о других мирах, о неведомой силе, вырвавшей тебя из них, своим отношением к местным богам... Ещё я много читала и сталкивалась с существами, исповедовавшими другие религии. Я родилась в обычной человеческой семье, чтившей Имира и всё связанное с ним. После перерождения я выяснила, что мой покровитель, как издревле установилось, - Рилдир. Но я перерыла невероятное количество информации о нём, и с каждой ниточкой всё больше начинала подозревать, что они с Имиром не просто братья... Они ближе, чем близнецы. А есть и другие расы, верующие в совершенно иных божеств, но и эти божества слишком подобны нашим классическим, будь то культ древнейших диких племён или скрытных затворнических дроу - у всех богов разные лица, но единая суть.
После всего сказанного невидимка наконец почувствовала внутри некоторое успокоение и набралась смелости, чтобы взглянуть на руку некроманта, так непривычно бережно сжимавшую её бесплотные пальцы. Так странно было ощущать между ними - существами с диаметрально противоположными идеями и ценностями - тончайший выстроившийся из слов и мыслей мостик, сперва едва различимый, словно видение из танцующих в метель снежинок, но чем ближе с разных концов они приближались к этому мосту, тем он становился реальнее и ощутимей, прекрасный, пока ещё очень хрупкий, будто изо льда, но довольно устойчивый и способный выполнить свою функцию - свести в одном месте два пути, в одном разговоре - два потока мыслей, а в одну ночь - две вечно-странствующих судьбы.
И мелькнувшая в голове призрака шальная мысль, что ей сейчас не нужно совершать ни единого движения, чтобы лишить человека жизни, показалась ей в этот момент столь же глупой, сколь и тупиковой. В конце концов не она распоряжается этой ночью. А имеет ли она вообще какое-либо влияние на неё? Девушка краем глаза отметила улыбку Ордалиона, и выражение её лица стало растерянным. Последние его слова вызвали в ней странный и совсем неожиданный отклик.
- А что, если я - всего лишь видение? Плод твоего воображения? И меня не существует? И тогда я никак не повлияла на ткань мироздания. Ты всё сделал сам. Представь, что это так, и ты поймёшь, что в этом мире ощущает невидимка. Меня нет. Есть мысли, но кто сказал, что они мои? Есть слова, но докажи, что это не голоса в твоей голове.
Вьялица вдруг зажмурилась, ибо последние слова собеседника задели самую тонкую струну её души:
- Есть боль, нестерпимая, бесконечная и всепоглощающая, но её никто не ощущает кроме меня. Так кто подтвердит, что я - есть?
Её пальцы, укрытые ладонью Ордалиона, сжались, но не отпустили его руки, вместо этого девушка просто целиком растворилась в прохладном ночном воздухе, слившись с ним, став совсем незримой - она словно бы пыталась проиллюстрировать свою речь. И теперь могла без стеснения смотреть на колдуна, с мельчайшей толикой надежды и бездонным колодцем обречённости и печали ожидая его ответа.

+1

17

На сей раз уже призрак привела простой пример, объясняющий то, почему детали, которые могут быть самой важной составляющей событий, для высших сил или, если угодно, судьбы, являются не существенными. Потому что именно они те, кто бросает монету. Слова о чужой судьбе пробудили в памяти колдуна тяжелые воспоминания. Множество лиц, что стерло в пыль время, множество голосов, что умолкли навсегда. Но Ордалион поспешил вновь оттеснить эти картины вглубь сознания и снова запереть их там. Он делал так всегда уже бесконечно долгое время. Если дать воспоминаниям об утраченном волю, они превратят жизнь бессмертного в кромешный ад, в одно мгновение сделав дар проклятием.
- Так мыслит тот, кто многое потерял и знает, что потеряет еще больше. Избежать потерь бессмертный не может, избегать приобретений тоже затруднительно, но он может не привязываться к тому, что имеет. Равнодушие позволяет избежать страданий. Когда ты уже отпустил всё, что имеешь, потери не причиняют боль.
- В последнее время в её словах слишком часто проскакивают мысли о том, что я хочу ей навредить. Откуда они? Она не представляет для меня угрозы, нежить мне в ближайшее время тоже не нужна да и не стал бы я говорить с призраком, будь у меня на него какие-то планы. Ох уж эти стереотипы про некромантов... - Ордалион вздохнул.
- И это отличие, наверное, предмет зависти высших сил своим творениям. Им не интересны детали, а ведь именно детали придают миру краски. Мы можем менять свой путь, пусть не кардинально, но можем. А они нет. В отличие от нас, у богов нет права на ошибку, слишком велик масштаб того, с чем они имеют дело и потому их путь не имеет поворотов, лишь бесконечную прямую. Незавидная участь, знать что будет.
Вьялица поделилась своими познаниями об истории и мифологии Альмарена. Некромант тоже в общих чертах знал историю мира, это было одним из первых моментов, которые он выяснил по прибытию сюда. Слова девушки во многом дополняли его видение этой истории. Войны двух сыновей сначала с собственной матерью, а затем и друг с другом. Противостояния, цель которого была не просто не ясной, а скорее вообще незримой.
- Да, сдается мне, что созданы Имир и Рилдир были как две половинки одного целого. Не две стороны одной моменты, а именно две равные половины. Они были Порядком, который должен был стать противовесом Хаосу Амат. Хаосу нужен Порядок, без него он змея, пожирающая собственный хвост, замкнутая в себе самой и лишенная какого-либо развития. Амат создала их уже зная, что они пойдут против нее. Зачем? Всё по той же причине что мы уже назвали - у богов выбора нет. Когда они побеждали свою мать, они были едины и именно её поражение ознаменовало их вражду. Хаос исчез, остался лишь Порядок, но он тоже нуждается в Хаосе, ведь лишь его можно упорядочить и, делая это, пребывать в движении. Я считаю, что именно Рилдир стал тёмной стороной этой Высшей Силы лишь потому, что он первым понял, что они натворили. Понял, что кто-то должен заменить Амат, иначе всё рухнет. И он пожертвовал всем, чтобы спасти еще большее.
Рассуждения о том, что во всём стоит сомневаться вновь развеселили колдуна. Призрак была склонна к философии, но явно встречала не так уж много философов и не знала многие мудрые изречения, которые могли бы если и не стать ответами на её вопросы, то уж точно подтолкнуть к ним.
- Один философ из другого мира сказал: Я мыслю, а значит, существую. Ты определенно мыслишь, вот и ответ на твой вопрос. И потом, я слышу голоса у себя в голове каждый день уже много столетий. Я знаю их все и твой не похож ни на один из них, ха-ха-ха!
Вьялица попыталась стать невидимой, решив раствориться в лунном свете. Вполне возможно, что виной тому была застенчивость девушки, сопровождавшая её даже в загробной жизни. Действительно, печаль в её взгляде стала теперь куда более откровенной. Одного не учла призрак, с некромантами трюк с исчезновением не работает. Призраки могли становиться невидимыми для живых, лишая себя сколько-нибудь материальной формы и полностью уходя в потусторонний мир, где их не могли видеть живые. Но некромант пребывает одновременно на обоих планах мира и видит всё, что происходит на каждом из них. В итоге, девушка стала для колдуна лишь чуть прозрачнее, но не более того, в то время как для всех остальных она пропала.
- Посмотри туда, - Ордалион указал налево, на свисающую вниз ветвь дерева, мелкие листья которой шелестели на легком ветерке, гулявшем по лесу. - Это ветер. Ты видишь его? Я тоже не вижу, но это не означает что он плод нашего воображения. Как мы узнаём о том, что он есть? Его существование доказывают листья. Они реагируют на дуновения ветра, а то, что листья существуют мы принимает как данность изначально. Вот так и я сейчас, как может показаться со стороны, говорю сам с собой, смотря на реку. Но мы же не думаем что листья шевелятся сами по себе, ведь так? Стало быть, и я говорю с тобой, при условии, конечно, что я существую с твоей точки зрения. Не всё можно доказать напрямую, во что-то приходится сначала поверить. Если ты не веришь ни во что, то вокруг тебя всегда будет пустота, заполненная лишь твоими собственными сомнениями. Но стоит найти точку опоры, и ты увидишь всё многообразие мира вокруг, многие аспекты которого познаются лишь в сравнении друг с другом. Поверь в то, что ты есть, и обретешь невиданные доселе возможности. Найди точку отсчета, то, в реальности чего ты абсолютно уверена и тогда ты сумеешь найти своё место в мироздании. Место, относительно этой точки.
Посмотрев на реакцию девушки на свои слова, Ордалион решил наконец раскрыть карты. - И кстати, трюк с исчезновением не работает если перед тобой некромант или нежить. Мы видим то, что происходит в потустороннем мире так же хорошо, как происходящее в мире живых.

+1

18

- Равнодушие не есть выход... - задумчиво прошептала Вьялица, продолжая высказанную Ордалионом мысль. - Мы говорили с тобой о дне и ночи, о потерях и приобретениях, но отстраниться от всего этого, видеть мир всегда и вечно серым - может, оно и надёжнее, тебе лучше знать, но я к этому пока не готова. Боль от утрат - моя вторая суть, искрящаяся и переливающаяся в каждой моей частичке под трепетным лунным светом. Я согласна терять вновь и вновь, пока мой разум не рассыплется, будучи не в силах вместить эту пустоту. Теперь я знаю, какой конец изберу в новом облике.
Девушка перестала прятаться в клубившемся над водной гладью тумане, высвободила руку и поднесла её к своему лицу, отрешённо рассматривая, будто видела свою серебристо-прозрачную плоть впервые.
- Они... завидуют нам? - для неё такое объяснение стало открытием, - Но почему в таком случае ты стремишься уподобиться им? Я понимаю, не иметь права на ошибку - это так волнующе, и держать в своих руках невиданную власть, - Вьялица покачала головой, - Видеть будущее простых обитателей этих миров и самому предначертывать его, но не иметь возможности изменить свой собственный путь, избавить себя от бремени ответственности и потерь... Неужели ты в самом деле мог желать такого? Я бы приняла это, если бы ты уже был лишён всякого сострадания и чувств былых дней, но они есть в тебе, ты ещё не очерствел, - по её губам вдруг скользнула горестная усмешка, хотя она и продолжала избегать его взгляда, - Ты пытаешься утешить призрака.
Призрачная дева замолчала, обдумывая слова некроманта о сути двух божественных братьев. Означало ли сиё, что Рилдир всё же оказался умнее, или что он больше любил брата, так как смог принести себя в жертву? Ей, избравшей спящего бога своим покровителем после смерти, очень хотелось в это верить. По правде она всегда в глубине души надеялась, что и тёмному богу не чуждо сопереживание своим творениям, вопреки всему, что о нём говорили и писали. Но ведь только что они с Ордалионом обсуждали, как удивительно похожи братья в своих сущностях, и почти наверняка можно было бы считать, что так бы поступил и Имир, будь он на секунду впереди брата. Как близнецы - один всегда обречён родиться чуть раньше другого, но всю оставшуюся жизнь они будут равны. И всего лишь маски, - напомнила она себе.
- Мыслить - значит существовать, - тем временем забормотала девушка себе под нос. Сия идея её даже немного позабавила, - Этот мудрец полагал, что любая мысль имеет форму? А в других мирах есть призраки? - вдруг спросила она и снова задумалась, - А как же привидения? Они ведь не мыслят и не существуют в физическом мире, но они есть...
Взгляд Вьялицы скользнул следом за указывающей на деревья рукой колдуна. Выслушав его речь, она всерьёз принялась размышлять над своей "точкой отсчёта" и внезапно смутилась, прижав подбородок к груди и укрывшись в собственных свесившихся вперёд волосах. Как же здорово, что призраки не краснеют...
- Листья чувствуют ветер, - тихонько начала она приглушённым и тревожным голосом, - И ты реален, я в этом уверена. Ты... чувствовал меня? - невидимка скосила глаза на бледные пальцы колдуна. Да, это было странно, несмотря на то, что всем любопытствующим она обычно рассказывала, как прикосновение призрака подобно прикосновению холода, вьюги, ледяного ветра, на самом деле она до сих пор не знала, что ощущают люди, когда она дотрагивается до них. Да и как ей это было узнать?

0

19

- Да, равнодушие это не выход. Выхода вообще нет, если уж на то пошло. Нет универсальной защиты от всего, есть только более-менее действенная, работающая в большинстве случаев. При всём желании не удается быть ко всему равнодушным, но вот быть невосприимчивым почти ко всему - дело времени и привычки.
Вопрос Вьялицы был действительно интересным. Ордалион уже не раз задавался им, но всякий раз уходил от этой темы потому, что перспективы ответ вырисовывал едва ли оптимистичные. - А в самом деле, зачем? Моё стремление и правда иначе чем путем к превращению в бога не назовешь. Но что потом? Я стремлюсь к знаниям считая, что они бесконечны, но что если это не так? Что будет когда я узнаю всё? Я окажусь в тупике, взаперти, лишенный возможности двигаться куда-либо? Да и чем таким тогда будет моё "я"? Сохраню ли я разум в том виде, в котором сейчас понимаю его или же превращусь в нечто непостижимое на данный момент мне самому? Зачем стремиться к этому? Потому что я должен это делать или же потому что сам этого хочу? Мне нравится процесс, но я боюсь результата. Хотя... если предположить что достигнув конца пути я стану подобием сил природы, всемогущих и безмятежных, это не так уж плохо. Творить и разрушать по своей воле, а не по необходимости продиктованный из вне. Да, мне это по душе.
Немного задумавшись, некромант ответил. - Я стремлюсь к этому потому, что мне нравится сам процесс стремления. Движение вперед, которому не суждено достигнуть конечного результата, ибо не предела совершенству. Я делаю это надеясь, что никогда не достигну цели. По-моему это лучше, чем оставаться на месте. К тому же, процесс "обожествления", если можно так выразиться, вовсе не подразумевает отказ от всего. Так что черстветь я точно не тороплюсь, только умеренно реагировать, не больше. И да, я тебя не утешаю и упаси Рилдир не жалею тем более. Просто привожу в более упорядоченный вид то, что ты видишь и ощущаешь вокруг себя. Избавить тебя от страданий я не могу, указать что делать - тоже. Мне лишь остается дать информацию к размышлению, связку ключей, с которой всё равно лишь тебе придется решать, какую из множества дверей ты откроешь.
Философия была куда более приятной темой общения, не требующей мозгового штурма. Призрак заинтересовалась мыслями мудрецов из иных миров и начала уточнять границы их применимости.
- Имеет ли мысль форму - не правильный вопрос. Мысль это и есть разновидность формы существования. И эта форма не замкнута в себе, она может преобразовываться в иные состояния вроде энергии или даже вещества. Не напрямую сама по себе, конечно, но опосредованно и с завидным постоянством. Магия самый простой и наглядный пример такого преобразования, хотя колдовство, на мой взгляд, к этому гораздо ближе, - он посмотрел на звездное небо. Отчасти, Ордалион сделал это чтобы не смущать Вьялицу, которая выглядела так, будто хочет провалиться на месте, лишь бы на нее не смотрели, но основной целью был поиск вдохновения для ответа. Звездное небо, недосягаемое и бесконечное как нельзя лучше демонстрировало то, насколько мы на самом деле не одиноки в мире. Мало того что подобные нам есть поблизости, так они еще есть и где-то там, на другом конце небесного свода и кто знает, когда они решат навестить наш мир? Есть ли призраки в других мирах? Хах!
- Ну конечно есть. Всюду где есть жизнь, есть те, кто утратил её. У всего живого есть душа, а призрак это душа, оставшаяся без исправно работающего тела. И как я уже и говорил, для тех у кого нет плотной оболочки, путешествия между мирами сопряжены с куда меньшими трудностями. Хочешь ты того или нет, но ты существуешь в физическом плане. Видишь ли, физика имеет дело не только с веществом, но и с энергией тоже. Так вот, ты энергетическое создание и подчиняешься всем тем законам физики, которые касаются энергий. Так что даже с точки зрения науки ты существуешь.
Последние слова Вьялицы и вовсе звучали трогательно. Некромант решил ответить соответствующим образом.
- Да, чувствую. Ты холодная, но не как лёд. Скорее как вода в этой реке. Легкая, но ощутимая, недостаточно холодная чтобы заморозить, но вполне чтобы привести в чувства.

+1

20

Слова Ордалиона о движении и о недостижимой цели очень сильно задели Вьялицу. Ведь она всегда ощущала себя воплощённым застоем, отпечатком прошлого на ткани бытия, утерянным воспоминанием какого-то человека, имя которого едва помнила, в безвременье. Она не двигалась... Вернее, перемещалась: этой самой "физической" оболочкой по миру, из края в край, частенько заглядывая в недоступные для обыкновенного человека уголки природы, наблюдая за бесконечным, казавшимся со стороны хаотичным, движением людей в городах, но всем этим она словно бы заменяла настоящий путь - путь разума и души, оставаясь лишь безмолвным и безликим наблюдателем за чужой жизнью. Будто её смерть означала конец... Сама природа, магия или боги - что бы там не было - показали ей, что ничего ещё не кончено, когда дали ей второй шанс, обратив в сию призрачную сущность. А она застыла, словно печальное мраморное изваяние, крошащееся под ветрами и испещренное многими трещинами недвижимое очертание фигуры - памятник над могильным холмом своей жизни.
Мало-помалу Калике начало чудиться, что она поняла смысл сегодняшней удивительной, странной и крайне занятной встречи - подтолкнуть её, заставить сделать шаг на собственной дороге саморазвития. И начать следовало как раз с начала, с места, в которое она возвращалась - дома, где она жила, реки, не этой, но другой, не менее волшебной и прекрасной под лунными бликами, где встретила своё перерождение. Ну, а что касается цели... с ней можно определиться в процессе, единственное ведь условие для неё - недостижимость.
- Ты прав, - тихонько шепнула она, выпрямляясь в своём стройном стане и также устремляя взор и всю свою суть к далёким, но вовеки верным звёздам - извечным спутникам любого странника в ночи. - Но тебе тоже предстоит нелёгкий путь... Если не отказываться от человеческого, но вершить людские судьбы, будет очень тяжело принимать жизнеполагающие и жизнелишающие решения.
Девушка немного откинула назад голову, дабы длинные пряди свободно стекали вниз за её плечами, не скрывая лица, и прикрыла глаза, отдавшись легкому ритму приглушённо шумевших под ногами речных волн и в такт им струящимся мыслям. Она обдумывала предстоящее путешествие, не в физическом мире, а в ином, более тонком, более сложном и тёмном, чтобы идти в нём смелыми широкими шагами. Скорее ей придётся ползти и передвигаться на ощупь. Но спокойный и уверенный голос Ордалиона внушал ей едва уловимые отголоски веры: попытаться стоит...
- Ты дал мне то, что нужно. Ключи... спасибо за них.
Она кивнула - то ли колдуну, то ли себе самой - и провела взглядом прямую линию через всё небо до самого горизонта, вглядываясь в недостижимую даль. Ведь сколько не шагай к границе неба и земли, она всё равно будет впереди тебя, не давая к себе приблизиться и прикоснуться. Хотя есть вообразить и протянуть руку...
- Мысль преобразуется в энергию? А можно ли обратно из энергии, магии или вещества сотворить мысль? Так ведь боги - Высшие - дали нам разум? Тебе это подвластно? - Вьялица позволила себе ненадолго взглянуть на изящно очерченный лунными лучами бледный лик некроманта и снова отвела взгляд, продолжив размышлять словно сама с собой: - Будь в наших силах придавать мыслям форму, мы бы запросто могли вообразить цель, конечный итог всего и вложить его в свои руки... Значит, мы должны мыслить о том, чтобы никогда к нему не прикоснуться? - бесплотная девушка ещё раз устремила свой взор на горизонт. Не коснуться... Но можно пойти иным путём.
- Так, выходит, сейчас путешествия в иные миры мне близки как никогда? И я смогу встретить призраков других вселенных и времён? Это было бы здорово... - голос Калики приобрёл оттенок мечтательности. - Когда-нибудь я обязательно их достигну! - она произнесла это и окончательно смутилась, опустив лицо, поскольку не хотела говорить последнюю мысль вслух.
Кажется, ей бы тоже не помешал ощутимый холод, чтобы привести себя в чувства...

+1

21

После слов о нелегком пути, Ордалион вспомнил несколько приключений, в которых ему довелось побывать в предыдущем мире. Да, тогда пришлось нелегко. Но было весело. Вообще путь, выбранный некромантом, не пугал встречаемыми на нём трудностями, а скорее был развлечением. Трудности закаляют характер, да и невыносима жизнь бессмертного, когда в ней нет непредвиденных событий.
- Нелегко, это так. Но в том и прелесть этого пути. Чем труднее бой, тем слаще победа. А подобные решения я привык принимать давно. Это сложно лишь поначалу, со временем и практикой привыкаешь, отстраняешься и сохраняешь спокойствие даже когда от выбора зависит всё, - картины печальных воспоминаний промелькнули в сознании Ордалиона. Он не даром упомянул, что поначалу это сложно. Ему на протяжении всех этих столетий приходилось терять тех, кто был ему не безразличен и страшнее всего были потери, познанные им в начале. Немалых усилий стоило преодолеть эти испытания и двигаться дальше, перестраивая свое мировоззрение и находя новые цели в жизни. Даже сейчас он всё еще оставался человеком со свойственными людям переживаниями, но тренировка разума позволяла глубоко спрятать этот, как считал Ордалион, недостаток и выглядеть равнодушным ко всему и ко всем. Но признаться в этом колдун мог лишь себе.
Ордалион улыбнулся. – Вовсе нет. Эти ключи были у тебя всегда, а я лишь сказал в каком они кармане, хе-хе. – Вот он и столкнулся с примером, доказывающим, что некроманты умеют не только мучить неупокоенные души, но и наоборот, облегчать их страдания.
- Да, мысль способна преобразовываться в энергию и это если рассматривать только преобразование напрямую. Более сложными путями, опосредовано, она может стать чем угодно. Домом, придуманным архитектором, мечом, выкованным оружейником, заклинанием, рожденным знанием и воображением мага. Примеры же обратного преобразования вокруг нас каждую минуту – видя что-либо, ты думаешь об этом. Вуаля, рождается новая мысль. Только особенность обратного процесса в том, что предмет, порождающий мысль, никуда не исчезает. Но это логично, ведь и воплощенная мысль не рассеивается в воздухе, она лишь создает свою копию и тем самым множится. Рождать мысли и воплощать их под силу каждому, кто способен мыслить, просто у богов всё это происходит заметно быстрее. А вообразить конечный итог мы можем. Даже сделать его реальностью, что в наших руках. Но вот зачем? Все пребывает в движении и развитии, поэтому нечто конечное выглядит на фоне этого ненастоящим. Даже мысли свойственно постоянно видоизменяться, бесконечно стремясь к совершенству, невозможному в условиях постоянно меняющейся реальности.
Оптимизм у призрака – чрезвычайно редкое явление. Отправляясь на прогулку, Ордалион никак не мог ожидать, что станет свидетелем этой редкости, а уж, тем более что станет непосредственным участником её появления. И это было приятно. Зло никогда не откажет себе в удовольствии сделать доброе дело, потому что ощущение своей важности и нужности кому-то за пределами самого себя согревает. – Да, сможешь. Тебе нужно лишь отринуть то, что держит тебя в этом мире и ты сможешь оторваться от его границ даже не дожидаясь подходящего момента. Пространство и время для тебе теперь условные величины.

+1

22

Девушка на миг прикрыла глаза, но этот миг растянулся на неопределимое время. Руки, вскинутые было к груди в порыве столь редких и совершенно внезапных для неё, ошарашивающих эмоций, медленно и безвольно упали, подобно почти невесомым белоснежным перьям, опустившись на прозрачную ткань платья и немного сжав её пальцами. Мысли теперь кружились в странном и безумном хороводе, сплетаясь в узоры, будто нарисованные морозом на стекле. Боги - они такие же, как мы? Жизнь и Смерть больше не ограничивают меня? Я... вольна? Но куда мне идти? Всё ж таки в какую сторону не посмотри, горизонт - грань неба и земли, тьмы и света, самого мироздания - он повсюду.
Хотя, пожалуй, с этим можно определиться и позже. Как сказал Ордалион, конечный итог не важен. Главное - сделать шаг.
- Значит... не можем? - откликнулась Вьялица после продолжительных раздумий. Девушка всё ещё продолжала созерцать пустоту внутри себя, как она именовала внутреннюю сторону век. Он был прав... в этой пустоте... есть что-то. - Ну, увидеть и обрести конец? Потому что истинного окончания всего не существует? Каждую секунду, с каждым принятым нашим решением, после каждого слетевшего с наших уст слова и даже просто проскользнувшей в уме мысли будущее меняется... Реальность дробится на тысячи тысяч мельчайших осколков,- Калика приподняла ресницы, чтобы увидеть, как у её ног об камень разбивается очередная волна, разлетаясь на сверкающие под лунным светом брызги, - распадается, и мы уже не можем знать, к чему это всё приведёт? Никому не подвластно узнать...
По губам, подобно той робкой лани, скользнула и мгновенно скрылась задумчивая улыбка. Горизонт вокруг - как сотни, а может и больше, миров, куда она теперь способна заглянуть...
- А тебе ведь совсем немного осталось. Ты так здорово и понятно всё объяснил мне в сию волшебную ночь. Многие вещи и мысли становится на свои места. В преобразовании энергий и впрямь нет ничего сложного... В их воплощении простейшая суть. И тебе немного осталось - до того, чтобы стать богом.
Вьялица наконец взглянула колдуну прямо в глаза и благодарно кивнула.
- Хотела бы и я помочь тебе на избранном тобою пути, как сегодня ты оказал помощь мне...
Дальнейшее она не смогла произнести вслух, но продолжала пристально и печально смотреть на Ордалиона. Только попроси. Я готова выполнить любую твою просьбу. Без всякого обета нежити. Хотя что я могу сделать... Но я никогда так не желала оказаться полезной после смерти, как теперь. Хоть что-нибудь...

+1

23

Вьялица вновь погрузилась в раздумья. Она и до этого уже несколько раз, по наблюдениям некроманта, делала это, но сейчас это погружение в себя заняло несколько больше времени чем обычно. Спешить было некуда да и понимал Ордалион что слишком много сложных вещей он уже рассказал призраку, по-хорошему, полезная информация как хорошее вино - хороша лишь когда принимаешь её в меру. Спустя некоторое время, девушка вернулась из недр собственного сознания.
- Да, ничто не вечно кроме движения. Но это и хорошо. Подвижность мироздания обеспечивает его разнообразие, недолговечность означает что никто не обречен, а повторяемость истории и событий дает каждому второй шанс. Жизнь не вечна, а это означает, что не вечна и смерть. Да и так невообразимо приятно от понимания того, что ты не знаешь что будет завтра.
Девушка-призрак была очень забавной. Хотя принято считать, что у мертвых нет чувств и эмоций, это было таким же заблуждением как мнение о том, что они не чувствую боли. На призрачном лике Вьялицы испуг сменялся тоской, тоска радостью, радость задумчивостью, а задумчивость восхищением и ни одна из её эмоций не задерживалась дольше, чем на несколько минут. Конечно, общий фон грусти неизменно сохранялся, но тут уж ничего не поделаешь, немёртвые никогда не отличались веселым характером.
- Как говорится, всё гениальное просто. Хотя я часто вижу опровержения этого утверждения. Будь на самом деле так, гениальные вещи были бы всем понятны. - Он усмехнулся, - надеюсь что нет, не хотел бы я так скоро лишиться своего права на ошибку, хе-хе. Пусть лучше желание стать богом станет моей недостижимой целью. Ограниченные возможности дают безграничные перспективы развития ума.
Призрак была благодарна за этот разговор, который многое для нее прояснил. Но увы, помочь она ни чем не могла на том пути, что избрал для себя Ордалион. Или которым был избран, тут трудно было дать точный ответ.
- Но этот путь мне суждено пройти одному, пускай и не весь в одиночестве. Кто знает, может мы встретимся снова и тогда ты сможешь мне помочь, но точно не сейчас. Сейчас тебе куда важнее найти свой путь.

+1

24

Внимательно выслушав всё от первого до последнего слова, девушка лишь тогда ответствовала колдуну, тихим голосом вторя его речам:
- Никто не обречён... Обречённости не существует? Всё моё существование строилось вокруг неё. Я едва научилась говорить, но уже знала, что обречена служить до конца жизни. Я выросла и знала, что обречена на смерть. Рано или поздно. Я всего лишь хотела ускорить этот момент. А потом меня... я сама обрекла себя на вечные муки. Но если обречённость всего лишь призрак, вроде меня? Я хотела сказать, что подобно тому, как внутри некоторых людей - и тебя в том числе - бывает несгибаемый стержень прочного металла, внутри меня всегда была эта чёрная дыра, затягивающая внутрь все чувства, переживания, мысли - саму жизнь и моё будущее. Именно так я именовала эту дыру. Но теперь я, возможно, найду силы... справиться с ней. Я найду свой путь, - убеждённо кивнула она, - Но пересечётся ли он с твоим - ведомо одним лишь звёздам...
Вьялица говорила опять сумбурно и путано, в лишь ей одной понятном строе мыслей. Что поделать, коли такова доля того, кто всю жизнь и после привык проводить в извечном безмолвии, а потому не владел красотой и слаженностью речи. Но на сей раз молчать она не могла. Этот человек показал ей доселе неведомые стороны мира внутри и вне её, а этим хотелось поделиться, подобно восторженному ребёнку, совершившему очередное и одно из множества, но невероятно важное, как и все остальные - до и после, открытие. Как же давно она не ощущала подобных чувств... Не свершись этой престранной встречи, могла ли она утратить их насовсем?
- Говорят, что мы не видим сами звёзды, лишь их далёкое-далёкое прошлое, какими они были ещё до нас, - взгляд призрака стал прозрачным, устремившись в небесную бесконечность. Немного помолчав, она добавила: - Кто знает, видят ли они наше будущее?
Калика повернулась к Ордалиону и низко поклонилась, касаясь кончиками серебристо-прозрачных волос воды, - не из соблюдения этикета, но выражая свою глубочайшую признательность.
- Благодарю за всё. Я найду свой путь, - повторила она, словно бы это и была та самая просьба некроманта, - Один из многих и единственный в океане пространства и времени.
Призрачная дева выпрямилась, убирая длинную прядь за ухо, в последний раз взглянула в мудрые и проницательные глаза, а после, повернувшись бледным ликом к луне, неспешно заскользила вдоль реки в лишь ей известном направлении. Теперь ей очень многое необходимо было обдумать. Хорошо, что у неё ещё вся вечность впереди...

0

25

- Найдешь. Обязательно найдешь, - утвердительно кивал Ордалион, глядя на просветление, снизошедшее на беспокойную душу. Пускай не все его слова опирались на достоверные знания и личный опыт, но большая их часть была правдой. Вернее, стала правдой теперь. Да, возможно было если и не вечно, то неизмеримо долго быть либо живым, либо мёртвым и не иметь возможности кардинально изменить ход событий. Однако в случае Вьялицы, проблема состояла не в отсутствии возможности, а в отсутствии мотивации. Отчаянием от нее так и веяло, это некромант почувствовал, едва завидев призрака и именно отчаяние было причиной, по которой в её бессмертном существовании ничего не менялось так долго. Но теперь у нее появилась надежда и именно она, а не колдун давала девушке возможность избавиться от страданий. Призраки имели куда больше перспектив, чем могло показаться на первый взгляд. Им было под силу развлекать себя временно вселяясь в слабых духом, наводить ужас, примеряя на себя наряды из мёртвых тел и даже возрождаться вновь, найдя лазейку в Грани, что разделяла мир живых и загробный мир. Ордалион не солгал, сказав, что жизнь, как и смерть не вечный процесс. Ну а раз ничто не вечно, то и слово «обречен» бессмысленно. Открыв эту простую истину Вьялице, некромант разорвал оковы, что сдерживали её до этой ночи. Вернее, поведал призраку о том, что никаких оков на самом деле нет.
- На всё воля высших сил. Но даже они благоволят тем, кто идет своим путем самостоятельно. Это так, мы видим отблески их былых времен, что доносятся до нас сквозь бескрайнюю Тьму, в которой парят миры. Им видно то же самое, ведь там, возле этих звезд, такие же миры как наш. Но всё циклично, всё в бесконечности многообразия и вечности времени повторяется вновь, а потому, можно сказать что мы видим и будущее друг друга, ведь однажды круг замкнется и начнется вновь.
Призрак поклонилась колдуну и пообещав то ли ему, то ли себе самой найти свой путь, двинулась вдоль лунной глади лесной реки навстречу новому дню. Новому началу. – Да осветит луна твой путь и пусть тебе повезет, - сдержано помахал вслед призраку Ордалион и, развернувшись, зашагал в противоположном направлении, бросив прощальный взгляд на реку, на берегу которой в эту ночь состоялась столь приятная, а для кого-то, быть может, и судьбоносная беседа под луной.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Беседы под луной