http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Мягко стелет, жёстко спать


Мягко стелет, жёстко спать

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Альварес и Алая
Место: Небольшое поселение при переправе через реку в Аменде.
Описание: Идёт охота на волков... идёт охота.
Альварес теряет след коварного мага так же быстро, как и находит его. Будто дразнясь, Джезран оказывается то в 10 часах пути от них, то в 2-х днях вперёд. Кажется, сама погода подыгрывает магу, а может он попросил её об этом? Но проливной дождь и бурные воды реки на переправе заставляют герцога и его свиту остановится в маленьком поселении на ночь. Но ночь темна... и полна кошмаров.

"Темнело за окном, наступала ночь.
За кухонным столом сидели мужики.
Весь вечер беспрерывно бил по крыше дождь,
И гром гремел ужасно где-то у реки.
А в доме шло веселье и гульба,
Еще никто не знал, что в этот миг
Охотник Себастьян, что спал на чердаке,
Вдруг почернел лицом, стал дряхлый, как старик.
Охотник
Охотник
Охотник
Закончилась гроза и дождь прошел,
На небе появилась полная луна.
И повалил во двор подвыпивший народ,
Смеются мужики, кричат, им не до сна.
Но вдруг из темноты раздался рев,
Затем с петель слетела в доме дверь.
реклама
За шумною толпой
Бежал огромный страшный зверь.
Охотник
Охотник
Охотник" © Король и Шут - Охотник

Отредактировано Альварес де Торедоро (27-11-2015 11:31:59)

0

2

Мрак сделал ещё шаг и провалился в грязь по бабки. Альвареса в седле тряхнуло вперёд и он, брезгливо скривив губы, зло мазнул по бокам жеребца шпорами. Конь недовольно фыркнул, переступил, едва не наступив на дёрнувшегося и сжавшегося в руках людей герцога паромщика, но как только земля под копытами перестала откровенно хлюпать, снова понурил мокрую башку.
Это был самый статный и быстрый гнедой, до цвета красного дерева, конь, что встречался герцогу, и потому он выкупил норовистого жеребца без размышлений, получая наслаждение от процесса объездки не меньше, чем от езды. Рамон часто говорил, что зверь достоин своего наездника. Но, увы, как и капризный герцог, породистый скакун не переносил тяжёлых непроходимых дорог. Он рос на пустошах, просторах, где можно было смело срываться в галоп и шматья склизкой грязи не вырывались из-под копыт.
- Так когда он уехал? - сморщив лицо в гримасе отвращения спросил Альварес мужика. Хотелось взять его крупную, мокрую и красную голову и методично, сжав на волосах руку в перчатке, бить о стену его лачуги. И ещё раз. И ещё. Пока на дереве не появятся характерные разводы выбитой дури и крови.
Дико хотелось услышать опровержение сказанному сроку. Может герцог ослышался? Не могло же статься так, что целых грёбаных пять дней скачки не только не уменьшили, но увеличили расстояние до Джезрана! Или старая гнида летает по воздуху на сговорчивом драконе?!
- Д-два дня, Ваше В-вы-высочество…
- Что ты заикаешься, будто тебя в детстве с дырявой люльки швыряли, чернь?! - надо было излить своё негодование. Просто выплюнуть пару литров кипящего, как масло котлов, негодования. Почему бы и нет, чем не вариант? Нервно мужчина погладил свой хлыст при седле, и в лихорадочно горящих под капюшоном плаща глазах танцевали искорки раздражения. Этим же взглядом он осмотрел всё вокруг, как голодный хищник, которому мало коренастого мужика, что боязливо смотрел на рыцарей в коже  с наклёпками.
А что было вокруг? Маленькое селение, если этот обрубок можно так назвать, около 10-ти домов, в одном питейная, что громко назвали “таверна”. Жителей, следовательно, меньше пятидесяти, и их то любопытные, то напуганные лица мелькали в прорезях, прикрытых соломой, что заменяли им окна. Всё это, и без того жалкое и унылое, зрелище утопало в проливном ливне, который стоял такой стеной, что герцог не чётко видел последних людей в своей свите. Этот же ливень хлестал по бурлящей реке, паром на которую гад паромщик отказался спустить даже с ножом у горла. И эти же тяжёлые капли развезли дороги настолько, что копыта коней разъезжались.  Было понятно, что сейчас ехать было нельзя, да и некуда. Джезран пересёк реку, и если они поедут вдоль, выискивая другую переправу, куда вероятнее просто провалятся в какую-нибудь очередную зловонную лужу.
О-о-о, зловонное болото, которым стали дороги! Как южанин ненавидел резкую погоду Аменда, с его муссонами, и… (герцог поднял голову и пара капель упали на его лицо) ливнями. Не хотелось даже спешиваться в это месиво, но люди ждали ответа, а сам он ждал повода выпустить пар.
Но пришлось немного отложить… прогнать по скулам желваки и скрипнув зубами развернуть лошадь к самому, на вид, целому дому. Спешившись практически на самый порог, чтобы лишний раз не ступать по грязи, он один раз зло пнул дверь, прекрасно зная, что местные жители, как и все прочие, глазели на допрос паромщика, а значит бодрствуют и готовы их принять. Зайдя в сени и осмотрев их тяжёлым взглядом, и остался глубоко не удовлетворён ни состоянием наскоро сколоченной мебели, ни сельским духом, что пропитал всё вокруг. но тут не лил дождь и дом был достаточно протоплен, чтобы не отдавать сыростью и плесенью, значит можно было рискнуть заночевать тут. Мнение хозяев, сбившейся в углу семьи, он, естественно не узнал.
- Эй, Грего! - крикнул он за порог оруженосцу, что хвостом следовал за герцогом. Меня, Эсфун, Алаю, ещё одного и тебя сюда. Остальных распределите по домам.
И глянув на мрачнеющих местных мстительно добавил:
- Будут упираться, выставляй их к чертям. Отбудем, когда это истеричное небо перестанет рыдать.

+1

3

Ливень стоял стеной. Плащ и одежда Алаи промокли насквозь, а  волосы от воды потяжелели и стали липнуть к лицу. Свое неудовольствие демонеса выражала недовольным лицом и злым шипением на любого, кто рисковал к ней сунуться разговорами или вопросами. Дороги развело до такого мерзкого состояния, что хотелось вылезти из седла и расправив крылья, парить над землей. В такую погоду переправляться через реку было самоубийством… Но маленький граф искал повод выместить злость и недовольство хоть на ком-то. Маг опять ускользал от них, словно зная кто и зачем идет по его следам. И откуда выяснил, хрен старый? На одно надеялась девушка, что этот отвратительный гад не ведал, что она помогает графу. С Джезрана сталось бы заявиться прямо под нос графа и воспользоваться своей властью над ней. а быть в услужении у этого мерзкого старикашки… От одной этой мысли - стать снова дойной козой, девушку передернуло. Так или иначе дальнейшая перспектива вырисовывалась все ярче и она была ужасна! В этой деревушке было слишком мало народа и со слишком суеверным страхом они смотрели на змееокую спутницу графа. да, грехи можно сеять и здесь… Но как они будут примитивны и неинтересны!  Правда одного это не изменяло, перед этими людьми девушке придется предстать, но под каким ликом? Невинной жертвы судьбы, надменной и высокомерной представительницы крови явно не красного цвета или в своем демоническом амплуа? У девушки было вдовль времени подумать об этом, пока граф полыхал рядом гневом. Да, её руки тоже жаждали сжать еще бьющееся, совсем теплое сердце Джезрана, раздавить его превращая кровавую кашу… Но демонесса не спешила, у неё были и другие развлечении, кроме мести, например смотреть как от страха паромщик стал заикаться. Она спрятала улыбку в ладони, закашлявшись.
Наконец Альба решил, что побыть в сухости намного приятнее, чем под ливнем вызнавать куда улепетал этот маг. маг! Черти его раздери, да он мог сейчас телепортом отправиться на другой конец земли… А мог и не отправится. У чертового старикашки в голове всегда была темная жижа, а не мозги. В его руках была демоница, проникшая в тайны темной магии…. А он использовал её как.. как ..как корову дойную! да еще и морщился при виде её. Алая скрипнула зубами, все еще прикрывая от рукой. свита двигалась в глубь деревни и отставать дама не стала, чуть похлопав пегую кобылу по шее. та хлюпала копытами по грязи с явным неудовольствием, разделяя мнение своей хозяйки о погоди, то и дело фыркая.
Чувствуя себя тут как дома, Альба уже во всю командовал, распределяя людей по домам…. естественно вопреки желаниям самих людей. Рядом с собой он пожелал видеть нечто привычное, весьма надежное, очень старательное и опасное. Опасным демон считала себя, естественно. Она спешилась у порога, пользуясь помощью одного из людей герцога и придерживая подол дорогого платья, дабы то не запачкалось в грязи. В доме не было из излишеств… В доме толком ничего интересного не было, кроме запуганных крестьян. первым делом девушка чуть поморщилась, расстегивая фибулу плаща и бросила тяжелый от воды плащ на грубо сколоченную скамью.
- Отвратительная погода. - тонкие бледные пальцы пробежались по кружеву на плечах, девушка обняла себя - Я продрогла и промокла насквозь - комната снова была откинута беглым взглядом - И совершенно не уверена, что тут найдется бадья с теплой водой… - она подошла ближе к столу, рассматривая оставленную на нем не до конца вырезанную игрушку и острый нож.
- Хотя тут все же встречается что-то интересное... - деревянная морда не то пса, не то волка скалилась на неё - Милорд, вам бы переодеться в сухое, хотя я не уверена что такое у нас осталось и...  - Алая поймала на себе взгляд одной из девиц, -согреться.- Смотрела крестьянка со смесью страха и интереса. Алая закашлялась, снова прикрыв рот рукой. Кажется Лая уже нашла себе грушку...

+1

4

Было мучительно трудно сейчас никого не убить. Грязь, плесень, чернолюд вокруг с их тупыми рожами...! Герцог был в гневе и ему и самому претила сама мысль спать на сколоченных из сырого, не отшлифованного, а порой даже не ошкуренного дерева кроватях с соломенными тюфяками. Но слышать капризы и придирки к итогам его приказов со стороны сейчас было равно прогулки с факелом у бочек масла. Мужчина резко развернулся, злым и колючим взглядом смерив вздорную демоницу, и рыкнул:
- Я не помню, чтобы спрашивал чей-либо указки, о том, что мне делать!
Несколько секунд он боролся с желанием не крикнуть что-нибудь ещё, а то и вовсе не начать швырять предметы, а потом быстро пересёк комнату, с ноги, пинком распахивая спальню, где было две больших, как он и ожидал, грубых кровати. Одна для родителей, другая дочерям. Дерьмо, но лучше, чем под ливнем, всяко лучше.
- Я на той… кровати, ты с Эсфун, - бросил он демонице, - на второй. Грего! себе и телохранителю постели что-нибудь помягче на лавки. Составьте их, если потребуется.
- Нам негде спать… милорд, - раздался не то писк, не то шёпот из угла, где стояли местные жители и герцог с искренним изумлением посмотрел туда, будто сам факт того, что чернь при нём может говорить явилась для него открытием. По лёгким укоризненным взглядам сестры и тому, как расцвела краской крестьянка, стало сразу понятно, кто подал голос. Презрительно скривив губу, мужчина сделал шаг к девушке, издевательски растягивая слова:
- Вы вполне себе вольны спать на полу, “Ваша Светлость”, он не жёстче глупых сенных тюфяков. Но если вам там будет там холодно и одиноко, я думаю найдётся место на составленных лавках с моими людьми, - конечно, даже в издёвке он не допустил мысли о том, чтобы делить постель с холопкой, потому о своей кровати, на которой было ещё одно место, не сказал. Но похабность фразы вызвала не только кривые ухмылки его людей, но и дикое негодование отца, который выскочил меж дочерью и герцогом.
- Вы уже заняли наш дом, так не оскорбляйте моих дочерей!
Ну почему, почему всем сегодня надо с ним спорить?! Всем! Вздорному Мраку, что не может ровно стоять, паромщику, погоде, демонице, даже всякой деревенской швали! Герцог уже был не красным от негодования, а белым, и если бы в доме была звенящая тишина, в ней чётко был бы слышим скрип его зубов.
- Я часто слышал, как крестьяне гордятся тем, что честно и много трудятся. Мол, труд их честь и гордость. - голос Альбы зазвучал рокочуще, то шипяще, и в нём постоянно играли нотки злой иронии. -   Почему бы вам не потрудиться, согреетесь и устанете в процессе достаточно, чтобы пол показался вам периной. Нагрейте воды, натаскайте их в тазики, обмойте ноги моим людям и дамам, и мне, просушите одежду и протопите дом. И так, чтобы мне не к чему было придраться, а то придётся воспитывать труд поркой.
Мужчина зло сжимал и разжимал кулаки, ещё не зная, насколько Альба не шутит, а потому храбрясь. Это был его дом, и пока он чувствовал силу его стен, но он не знал, насколько то обманчиво. И он сказал:
- Нет, ничего такого я и мои дочери делать не будем. Вы не наш лорд, и вам мы присягу не давали!
Это было последней каплей. Герцог гневно раздул ноздри, схватил ворот мужика перчаткой с латным наклёпками и с силой ударил его о стену. Потом ещё раз. И ещё, мужчина был, и бил, выкрикивая с ругательствами:
- Сделаешь, шваль ты деревенская, всё сделаешь! Если не хочешь, чтобы я и мои люди согревались по-другому! - и бросив красноречивый взгляд на сжавшихся дочерей. Они были глубоко неинтересны герцогу в своей и без того примитивной внешности. А ещё у них наверняка были стёрты руки и пятки. Но представшее зрелище достаточно их впечатлило, чтобы мать быстро прогнала дочерей в сени, как только безумный зверь, а не человек, поднял на них глаза. С отвращением оттолкнув от себя избитого крестьянина Альба быстро ушёл во вторую комнату.

+1

5

Альба был разозлен практически до белого каления. Любое сказанное не так словно превращало его в алхимический огонь, что вспыхивал от малейшей искры. первой искрой стола алая, не там тоном и не так произнеся слова. Альваресу нужно было скинуть напряжение, отвести на ком-то душу… Но становиться сейчас подушкой для битья демоница не хотела, сначала бы согреться и высушить одежду.
- Я не смею вам указывать, милорд. Полностью в вашей власти - девушка поклонилась, высказывая свою покорность и даже уважение. Преклонятся перед одни или перед другим. Какая разница? от неё не убудет. Альварес был “рукой кормящей” а под такой рукой нужно не огрызать клыки, а стелиться мягкой шерсткой. злой, мерзкий тиран, лживая сволочь и ублюдок видящий только себя… Как же ей нравилось смотреть за тем, как он калечит чужие тела и души. он не видел для себя преград, разрушая их с садистским удовольствием и втаптывая в грязь неугодных. Он напоминал о родном доме, улицы которого были залиты кровью и где вместо криков петуха поутру звучали крики разрываемых на клочья существ. Де Тородеро кипел внутри, словно лава в жерле вулкана, как же хотелось увидеть, как все это выльется на невинного, на светлого и мироздание исполнило желание демоницы. Первой встряла девушка, что с любопытством смотрела на Алаю. Им негде спать?... как у неё вообще хватило смелости сказать что-то после того, как герцог с такой злостью рыкнул на даму из своей свиты?... Считала себя лучше Алаи или надеялась на жалость высокородного? И то и другое было до ужаса наивно и глупо. Тем слаще будет игра с девчонкой. Но развлечение не кончилось так быстро. Отец встал на защиту дочери и от этой сцены мурашки пробежались по коже. Этот деревенский дурак вступился за дочь, да ему воздастся от его жены… если он останется  жив. Последний камень в жерло вулкана и он взревел, выплескивая потоки раскаленной лавы и сжигая все на своем пути. Демонеса, все еще потупив глаза, осторожно смотрела за происходящим и с трудом сдерживала восторг. Невинного втаптывали в грязь, показывая что он ничего не стоит. Тиран свирепел, тиран рычал словно взбесившийся зверь. Глупцы не чувствовали что спорить с этим человеком - величайшая глупость, рискнули предположить, что их мнимый лорд защитить их от Альбы… Наивные дураки. Он и не подумывает вмешиваться в распри какой-то черни с другим лордом… именно это она будет напевать им ночью, смущая мысли и веру, приводя к тому, что они никому не нужны. как чудесно и замечательно!  Уныние тоже грех, может даже получится подпить их на то, чтобы напасть на Альбу. Тогда все закончиться, несомненно, кровавой расправой… Алая прикрыла рот платком, пряча улыбку. И все же эта деревня была не так скучна, как могло показаться на первый взгляд. А пока герцог ушел в комнату, отбросив в сторону крестьянина словно мешок с навозом. алая выждала немного, подняв взгляд и снова осмотревшись. Усмехающиеся люди лорда, забитый крестьянин и и его супруга, что склонилась над мужем, который попытался защитить свою семью. Убить что ли её ночью, довести до отчаянья этого человека? сколько интересных ходов  можно было сделать! Но это все ночью, под покровом тьмы, как и говорят легенды о демонах.
В комнату демоница вошла тихо, но сразу подала голос, тихий, мягкий, чтобы не гневить более Альбу.
- Сколько лет не живу, меня не перестает удивлять человеческая глупость - она подходила ближе, неспешно - Есть опасные звери,по которым видно - сунешься жизнь тебе больше принадлежать не будет... - она чуть обходила герцога, смотря за его жестами и действия, пытаясь понять настроение - ...А есть люди, увидев которых сразу понимаешь - вот он гордый, сильный и самый красивый зверь. Такими хочется восхищаться… Но эта чернь слишком невежественна и глупа, чтобы оценить такое - девушка чуть выдохнула - видимо их правитель жалок настолько, что учить уму разуму  челядь приходиться другим. - руки девушки легли на плечи мужчины, разминая их.
- Джезран слишком самонадеян и не может понять, что он тщетно пытается скрыться от тебя, даже если он вспенил реку - это ничего не даст. Я могу открыть портал на ту сторону реки, как только дождь пройдет. Он не уйдет далеко... а оставшиеся от него вещи могут помочь нам понять, куда он направляется... Хотя зачем я все это говорю? Милорд и так все знает наперед меня
. - ни капли издевательства в голосе, только мягкий успокаивающий тон и лесть.

Отредактировано Алая (30-11-2015 16:33:00)

+1

6

"Вот ведь льстивая змея", - в мысли этой, возникшей в голове Альвареса, не было и ноты упрёка или негодования. Что есть лесть, как не нормальная форма общения с ним? Именно так и должны ворковать женщины разозлённым мужчинам. Но даже будучи уверенным в своих силах мужчиной, он никогда не забывал о том, кем была Алая, или как там её на самом деле зовут. Зачем эта демоница так упорно крутится у него? Заискивает, пытается мягко заменить черноокую Эсфун (а, вот кстати и она вплыла в комнату, едва слышно звеня тяжёлыми браслетами на тонких смуглых запястьях). Может она жаждет править его герцогством, притеревшись в доверие? Ха!
Касания пальцев он, разумеется, не чувствовал. На плечах лежал тяжёлый плащ, под плащом кожаная дорожная куртка, под ней тонкая кольчуга и рубахи. Этот жест был символическим, но Альварес был слишком зол,чтобы переходить к этим позам и символам. Легко, но небрежно скинув руки Алайи, он иронично поинтересовался:
- Если бы у судьбы был такой же хороший вкус, как у тебя, были бы мы сейчас в халупе тупой челяди? Очевидно, что нет. Она любит самонадеянных могущественных магов, которые опять утирают нам нос.
Зло фыркнув он дёрнул фибулу так, что мягкий металл золотой застёжки погнулся. Он раздевался, резко дёргая кожаные завязки своего жилета, а Эсфун посмотрела на это спокойно, после отвернувшись к отверстию, заменявшему окно, и закрытому соломенным "щитом", что теперь пах сырой травой. Она глубоко вздыхала этот очередной чужой для себя запах, а после вдруг тихо и задумчиво проговорила:
- А почему здесь нет ни одной кошки или собаки?
- Что? - раздражённо глянул на неё герцог. Эсфун поколебалась, но решила эту тему недостойной для разговора и извинилась.

Чуть позже крестьяне принесли им воды, и выполнили указания, но Альварес даже не мог упиваться чужим унижением. Он чувствовал себя дико уставшим и с каждой минутой этот свинцовый груз всё сильнее давил на него. Мужчина и сам не понял, как и когда заснул.

Алаю разбудил рык. Тихий, глухой, который пришёл на смену звенящей тишине. Как Эсфун и говорила - в деревне не было ни одного домашнего животного, ну а то, что рычало за дверью явно было крупнее простого блохастого. Казалось, что звук раздаётся буквально из сеней и сочится по полу в щель. Может волк или медведь с голода крутится недалеко от лошадей? потом был стук, будто кто-то или что-то увесистое спрыгнула на пол. Затем... затем сквозь тугую пелену сонливости, что волнами прибоя накатывала и мечтала утянуть демоницу в пучину, стал пробиваться куда более мерзкий,громкий звук. это был скрежет сминаемого металла, хруст рёбер, хлюпающие звуки рвущейся плоти и булькающее клокотание в чужом голе. Её ноздри защекотал знакомый и приятный демону смард потрохов, и следующим, последним чётким звуком был глухой удар в дверь.

+1

7

Порой ей хотелось облизываться. Алая все больше и больше начинала любить общество этого тирана и его свиты. Каждый здесь прогнил, кто больше, кто меньше. Отвратительные мерзкие твари, не смевшие носить имя человека. Прикажи сейчас им герцог  Альба, они бы сожгли деревню и выпотрошили всех жителей, только чтобы усладить его взгляд Звери в облике людей, как упоительно и сладко день за днем наблюдать их оскалы, улыбаться им и протягивать руки к пастям в желанье приласкать. Алая наслаждалась тем хаосом, тем ужасом и всей той грязью, которые Альба нес с собой в это мир, делая его чуточку темнее. Из него определенно вйдет отличный демон. Эта мысль уже давно не давала ей спать спокойно. Демоница по крупицам собирала всё, что могло бы помочь ей, неожиданно поспешно для себя, ведь у Альвареса, в отличии от демоницы,  срок жизни чудовищно мал… И тратит он их не на удовольствия и грехопадение, а на пустое  фырчание насчет нехороших магов, что носятся по континенту, словно драконом поджаренные.
- А еще судьба любит ставить на колени сильных, подламывая их волю и кидая в грязь. Хотя какой толк это делать ей с вами, милорд, вы слишком сильны, чтобы вас сломить такими неурядицами - она улыбнулась,отходя от раздраженно раздевающегося герцога и вышла из комнаты.

Ей все же принесли горячей воды и одежда её была просушена… А еще Альба был прав. Тюфяк из соломы был жесток, неудобен и проигрывал даже постелям в тавернах. Спать на такой не очень-то хотелось, хотя и Эфун и Альба спали поистине младенческим сном. Демонессе тоже хотелось спать, но эту дрему она от себя гнала, перелистывая желтые страницы старой книги. Буквы отвратительными пауками и закорючками расплывались по странице и девушка уже начала клевать носом, но глухой грозный рык вырвал её из пелены дрёмы. Сначала демоница думала, что ей померещилось, но отвратное чавканье и стук в дверь заставили поверить в действительность происходящего. Что-то упорно ломилось в дверь, желая попасть в комнату. Книга рывком была откинута в сторону, а сама демоница стала шептать заклинание подходя к двери. Обойдя её сбоку, Алая рванула на себя засов и открыла дверь так, чтобы оказаться за ней. Что-то ворвалось в комнату… а герцог на удивление крепко спал! Да этот грохот мертвого поднять мог. Что-то тут явно происходило, но с этим можно было повременить. Все внимание демонической твари сосредоточилось на твари ворвавшейся в комнату.

0

8

И волки среди ночи завыли под окном.
Старик заулыбался и вдруг покинул дом.
Но вскоре возвратился с ружьем на перевес:
Друзья хотят покушать, пойдем приятель в лес!

Крепкий сон смежил веки герцога, его свиты, его любовницы. Достаточно крепкий, чтобы жертва тёмного проклятья не смогла бы даже пикнуть, когда острые зубы вонзились бы в неё. Чтобы они не слышали бешеного, обезумевшего ржания своих лошадей, чтобы стуки в двери и выломанные косяки не потревожили гостей проклятой Джезраном деревни. И лишь одного черномаг не учёл - что в свите преследователя будет демон.
Не знала того и тварь, что скребя по полу когтями, ворвалась вовнутрь. Огромный горбатый волк, измазанный в крови по самые уши, в первый момент, увидев спящего мужчину, с мстительным огнём в жёлтых глазах кинулся к нему.
Но жажду крови очень быстро разбил тревожный запах, тревожная тень и едва успев удивлённо обернуться, он столкнулся с заклинанием демоницы. Визг и возмущённый рык и ещё трое зверей из сеней, что раздирали тела оруженосца и телохранителя, удивлённо поднимают бошки, после угрожающе зарычав.

Отредактировано Альварес де Торедоро (04-12-2015 12:01:37)

0

9

Заклинание ударило оборотня и он, вскрикнув, упал на  пол, нелепо дергая. В сенях раздалось возмущенное ворчание и девушка притаилось, смотря как еще двое заходят в комнату, озираясь и принюхиваясь. Алая уже была готова и заклинание слетело с губ, отталкивая одного оборотня. Шипя, демоница увернулась от другого, чувствуя как когти полоснули по ноге и алая крови потекла вниз. Второе заклинание заставило тварь выпасть из реальности, а окончанием стал острый клинок, впившийся в горло каждого зверя. Здесь творилось явно что-то неладное. Опустившись на кровать и отгоняя от себя усталость, девушка скинула с себя верхнее платье и перемотала рану на ноге. Тихое шуршание в ночи и тело спутницы стало изменяться. Кожистые крылья, когтистые лапы и гибкий хвост. Она не отдаст этого тирана оборотням, она еще не насладилась его изуверствами, он нужен ей для чего-то большего.
С улицы послышалось ржание коней, которых видимо кто-то побеспокоил. Без них будет трудно выбраться отсюда. Алая глянула на все еще спящего Альвареса и поспешали на улицу. Возле дома сияли руны и становилось понятно, чьи рук это дело. Дверь девушка заперла наглухо, как и ставни. Ни одна тварь не должна добраться до герцога… Увы, спасти лошадей не вышло. Оборотни пировали, раздирая последнюю, а в конюшне жутко воняло смесью потрохов, конского пота и навоза. Покрытая невидимостью, она смогла пройти внутрь, и запереть тварей в конюшне. Забавляло, те кто был когда-то людьми сейчас отвратные звери. Сжечь бы их прямо в конюшне, да слишком опасно  огонь может перекинуться… Может быть утром? Губы снова прошептали заклинание. она заглядывала в каждый дом, пытаясь найти кого-то живого из свиты герцога. Некоторые уже стали закуской для оборотней, но некоторые были живы. Она запирала дома, не позволяя тварям вырваться наружу, а если в доме был кого спасть, то не опасаясь она вступала в бой. Эта была самая тяжелая ночь за последние триста лет…
Когда в конах забежал рассвет, кожистые крылья пропали, как пропал и хвост и Алая вернулась в дом герцога и облачилась в платье, смахнув с него пыль. Тело ныло и чесались раны под повязками, а манны осталось разве что на несколько заклинаний. Ровно на три попытки разрушить руны у порога. если герцог не проснется… Но  словно спящая красавица посл поцелуя, Абльба начал ворочиться а после проснулся. Алаю он застал сидящей у окна с книгой.
- Я бы пожелала вам доброго утра, милорд, но у меня для вас плохие новости... - взгляд женщины красноречиво упал на трупы посреди комнаты.

0

10

По обыкновению крайне капризный герцог никогда прежде не засыпал так быстро на столь жёстком ложе, но эта ночь подарила ему поистине беспробудный сон. Он проснулся столь свежим, что даже пребывал  в благостном расположении духа. Его губ коснулась лёгкая ухмылка, а дум мысли о том, что если крестьяне будут сговорчивее, он не кинет на соломенные крыши факелы, как планировал вчера с вечера. 
Но стоило ему протереть глаза тонкой кистью, как из угла раздался голос демоницы. Нахмурившись мужчина приподнялся на локтях...
- Что за черти руководили твоей пустой головой на этот раз! - негодующе крикнул он, смотря на пованивавшие тела крестьянина и его дочерей. Потом резко сел, сдёргивая со спинки кровати свой расшитый жилет. - Что за самоуправство? Или ты совсем не контролируешь себя в похоти?!
Брезгливая мина скривила его благородные черты, когда он обходил лужи, что разве что мух ещё не собрали. Эсфун, проснувшаяся сразу за герцогом,  удивлённо охнула и мягко ступила на пол.
- Грег! - рявкнул герцог мимо демоницы ворвавшийся в комнату и... Какого чёрта!? Гневно сжав кулак и рассматривая своих разобранных в щи телохранителей герцог как никогда был близок к смертоубийству. - Я надеюсь, у тебя есть хорошенькое оправдание твоим... аппетитам, - с гневным шипением он развернулся к Алае.

0

11

Да! Она хотела видеть это! Впитывать его гнев, пусть и направленный на неё, алкать все это. О ака сладко и пленительно, настолько что мурашки  пробежали по спине. Альба поднимался с кровати и взгляд демоницы скользил по рассерженному лицу мужчины. Но стоило герцогу подняться, как взгляд коснулся тел на полу.
- Я бы не стала привлекаться столь… примитивным способом, коли есть что-то наиболее интригующее, пленительное и пряное. - взгляд снова скользнул по герцогу, но тот уже позвал своего подручного, который, к сожалению не пережил ночи. злость огнем взвилась в душе Альбы, пожирая его. Она виновата, она ужасна, её аппетиты непомерны.
- “Ты хочешь видеть меня таким демоном, мой милый мальчик? Простым мясником” - с небольшой ноткой азарта подумала девушка, встав и склонив голову.
- Я защищала вашу жизнь, милорд. Джезран наложил проклятье на деревню, оттого вас было не добудиться, а крестьяне превратились ночью… в чудовищ - она взяла небольшую пазу, поднимая белесые глаза на сердитого герцога - Но он не знал, что с вами… Тифлинг. Увы, я не успела спасти Грега, но часть из вашей свиты жива, хоть и заперта в своих комнатах. - тонкие руки скользнули по подолу, оголяя перемотанный укус на ноге.
- Часть крестьян живы, заперты в своих домах, часть заперта в конюшнях - девушка снова потупила взгляд - Я предположила, что милорд захочет сам распорядится их судьбой. - голос был негромок, мягко и учтив настолько, насколько мог быть. Как поступит Альба, узнав такие вести? нутро замерло в ожидании.

0

12

Джезран! Опять тёмный маг! Устроил ему смертельную ловушку, да? Как невежливо по отношению к рукам, кормящим его, гревшим ,прятавшим от правосудия... О-о-о, этот черномаг ещё спляшет на костре аутодафе! Его седая борода вспыхнет, как спичка, и горло оппалится, вздуется кожа и лопнет жижой. И больше он никогда не прочтёт вредоносного заклинания в его сторону! Гнида!
А ведь он, Альварес, даже думал осыпать его золотом, уговорить остаться подле герцога, в безопасности и чести, если он бы сотворил требуемый ритуал. Да, Алая бы расстроилась такому исходу, но ведь Джезран бы просто назвал её имя и та снова стала бы шёлковой. Всё было так складно, пока несколько дней назад мужчина не понял окончательно, что старый маг готов пойти на многое, лишь бы не быть нагнанным. Он просто не оставляет выбора в решении своей судьбы! Что до Алайи...
- Почему ты не заметила этого сразу? разве не в твоих силах было снять тёмный сон с меня и моих людей? Или ты правда думаешь, что я преподнесу тебе Джезрана на блюде без своих людей, когда ты можешь стать его покорной собчённкой, стоит ему...! - Альварес оборвал себя, заметив прислонившуюся к стене и задумчивую Эсфун, рассматривающую разодранные трупы. - Отведи меня туда, где ещё живы мои люди. И где живы эти паскуды. Мне кажется, сегодня одной деревней-призраком станет больше... - последнее мужчина прошипел с особым остервенением, сжав кулак. Эти крестьяне расскажут ему всё! Звери, люди... они все одинаковы, когда речь идёт от выродках, - Обрадуй меня, скажи, что среди выживших остались дети, - почти сладко пропел Альварес, и в выражении его лица мелькнуло что-то... отвратительно мерзкое.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Мягко стелет, жёстко спать