http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Побудь натянутой струной в моих танцующих руках. (с)


Побудь натянутой струной в моих танцующих руках. (с)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://cs628519.vk.me/v628519219/1d258/nQhWmJw4Cc8.jpg
Амарилла

http://cs628519.vk.me/v628519297/273f5/745GCvIO35E.jpg
Близнецы

Место: людские земли в паре дней пути от маяка Кельмира, полуразрушенный старый форт с обжитым подземельем;
Время: около 757 лет назад;
Сюжет: история о том, как платой за заказ стала та, для которой доставленное предназначалось.

+1

2

- Эйна...
Златокудрая голубоглазая прелестница открыла глаза в своей кроватке и недоуменно моргнула, пытаясь выпутаться из объятий сновидений, которые тонким покрывалом туманили грань реальности и грёз. Вот уже полгода как ненаглядной матушки не стало, но женщина с грустным взглядом и улыбкой исправно навещала свою дочь в ее снах: говорила, расчесывала и утешала... И сейчас девочка была готова поклясться Имиром, что ласковый голос ей послышался именно в этом мире, он же и разбудил. Она замерла, обращаясь целиком в слух.
- Эйна...
Да-да-да! Не показалось, мама пришла за ней, вырвавшись из мира сновидений в настоящий! И пусть молва редко пророчит добрые события, когда умерший навещает своих близких - скорее, обещают, что призрак заберет и утащит с собой, но с какой щемящей радостью на сердце вскочила Эйна, босиком подбегая к окну. Легкая дымка раннего утра не позволяла подробно увидеть промелькнувший силуэт, который растворился в мягком тумане, но девочка была уверена, что ей не могло показаться. Матушка жива и зовет! Но как же выйти на улицу, не разбудив отца и брата?.. Отец-то не проснется, даже если стены рухнут - снова выпил накануне, а вот братья, пусть и устали от работы, спят достаточно чутко.
Загорюнилась было, что никак не выбраться, а потом, в порыве отчаяния, приподняла створку окна - внизу-то трава густая, невысоко! - и как была, босой и в сорочке, спрыгнула на землю, сдавленно ойкнув, когда стопы обожгло росяной прохладой.
И Эйна со всех ног побежала за расплывчатым женским образом в платье, который смутно виднелся впереди, отдалялся и звал. Молчала, боясь привлечь к себе ненужное внимание. И неслась легко и быстро, словно встревоженная лань...

- Мама! Я скучала! - не заметив, как осталось позади родное село и как вокруг выросла лесная чаща, девчушка счастливо прильнула к женщине, расцветая как обласканный котенок.
- Здравствуй, дорогая, - мягко проговорила красавица с длинными золотыми волосами и глазами небесной голубизны. - Какая ты лохматая, ай-яй-яй, - укорила она дочку, усаживаясь на поваленном стволе дерева, расправив белое, как саван, платье. - Подойди, котенок, давай я тебя причешу. Ты у меня будешь самая-самая...
И Эйна счастливо, безмятежно улыбалась, подставив свои пшеничные кудряшки под колдовской гребень и такие ласковые руки. Что-то сбивчиво рассказывала про отца и братьев, про то, как горько стало житься после ухода ее, про то, как все обрадуются, когда узнают, что матушка жива. И девочка не заметила, как в глазах потемнело, как тяжелый сон утянул ее в темноту, и как ярко-голубые глаза превратились в хищный янтарный взгляд кошки, как вышел из-за массивного дуба мужчина, так похожий на женщину, что оставила в детских волосах блеснувший зловещим золотом гребешок...


Шииру поудобнее устроил на руках безмятежно спавшую девочку, потянулся затекшими плечами и поспешил нагнать свою сестру. До старого форта оставались считанные минуты, а значит приближался и момент сделки. Сейчас оба сиблинга нарочито ослабили извечную синхронизацию души и разума, позволяя себе вспомнить о различиях между ними. О маленькой и смешной независимости.
- Старик, видно, совсем из ума выжил, - нарушила молчание Шиира, недовольно глянув на Эйну. Прежний манящий и таинственный облик остался в памяти, как и затуманенный лесок. Теперь это была женщина в дорожной одежде, с пепельно-русыми волосами до плеч и луком за спиной. Зеленый взгляд исторгал насмешливую язвительность по отношению к миру.
- Соглашусь, дорогая, - ответил ей демон, продолжая бережно нести свою хрупкую ношу, - его запросы и раньше вызывали удивление даже у меня, но для чего некроманту могла понадобиться живая душа?
- Видно, какой-то там эксперимент очередной задумал, - сплюнула под ноги демоница, брезгливо скривившись, - да только не понимаю я, почему именно молодушку больше всего просил. Ребенка, Рилдир дери! Веди он речь о какой шестнадцатилетке, то я б решила, что между ног у него зазудело, а тут... Неужто детеныши больше заводят?
Аранеи равнодушно посмеялись похабной и грубой шуточке. Судьба девочки едва ли затрагивала черствые души.
- Ничего, - женский и мужской голоса сплелись воедино, - он же не думает, что унижение ему сойдет с рук? Заставить демонов воровать для него детишек, как каких-то жалких гремлинов?..


Руины форта, такого величавого и грозного когда-то, не вызывали священного трепета перед останками былого могущества. Приглушенно выругиваясь, если доводилось споткнуться или обо что-то зацепиться, демоны проследовали ко входу в подземелья - дорожка была давно им известна и не раз пройдена. Оставалось лишь в очередной раз вспомнить местонахождение ловушек. Полоумный колдун в своей паранойе постоянно добавлял новые, убирал старые и путался в расположении негостеприимных сюрпризов. Близнецы всё делали пари, когда некромант станет жертвой своей защиты, но никак не могли дождаться - видно, Боги хранили Акромарона. Жалкий и амбициозный - пожалуй, эти два слова давали исчерпывающее описание мага. Неужели он думал, что дружба - ха! - с загробным миром позволит ему отсрочить момент своего ухода из этой реальности? Подобная магия слишком меняет и обтачивает под себя, а колдун и прежде отличался некоторым слабоумием.
- Первая плита тут, - приглушенно бормотал под нос Шииру, делая шаг в нужном направлении. Небеса не обрушились, ядовитым облаком не повеяло, заряженные и скрытые арбалеты не плюнули в презрении болтами. Сестра следовала за ним. - Теперь ступить вот сюда... - снова ничего не произошло, а тяжелая дубовая дверь приблизилась на пару шагов.
- Прыжок вон туда... Как он это себе представляет? Вернее, нет... Он правда сам тоже прыгает или оставил для себя лазейку? Кхм... А теперь ступить вперед, держа руку на этом камне... Проклятие!
Стрела просвистела прямо перед его лицом, заставив мужчину даже отшатнуться, бросив рычащее ругательство.
- Вот маразматик, опять в своем письме всё напутал, - яростно прошипели демоны, наконец-то проходя внутрь. Хорошо, что с товаром ничего не произошло, и девочка всё так же спит безмятежным сном на руках Шииру.
- Эй, ты, пень скелетный, гостей встречай! - звучно крикнула демоница, на всякий случай доставая лук и накладывая стрелу. И оба демона где-то под одеждой покрылись прочной броней заместо кожи. Береженого Бог бережет.

Отредактировано Близнецы (08-11-2015 20:07:51)

+2

3

Крупный, почти в локоть от носа до кончика хвоста, грызун отвлёкся от обгладываемой с аппетитом мозговой кости, уставившись на источник тихого писка, и тут же поплатился за своё любопытство, став добычей нетопыря, свалившегося со скрытого во мраке потолка рукотворной пещеры. Амарилла молча позавидовала его трапезе и устало прикрыла глаза. Четыре дня, а вернее четверо суток, семнадцать часов и сорок две минуты она провела в подвешенной к потолку вертикальной клетке и с каждым мгновением покрывающая прутья вязь давно забытого и трижды проклятого языка отнимала всё больше сил. Ещё немного и Амарилла начнёт считать в ней даже секунды.
От решётки исходил, словно пожирающий изнутри замогильный холод, от которого не спасли бы никакие меха, не то, что узорчатая ткань платья и тонкой нижней рубашки. А как хорошо всё начиналось, пожалуй, слишком хорошо, практически невероятно. Два мастера запретных искусств, более или менее одного уровня и возраста встретились там, где встретиться не должны были, узнали друг друга, хотя оба старались остаться незамеченными, разговорились и нашли множество общих интересов. Нового знакомого впечатлили её познания в области заимствования энергии, а Лиле показались увлекательными эксперименты по защите примитивной нежити от дневного света, которые после некоторой доработки и вампиру могли пригодиться. Чудеса, да и только.
Женщина облизнула запёкшиеся пересохшие губы. Теперь-то она знала, что хоть и больше чем вдвое превосходит человеческого некроманта возрастом, уровнем явно до него не дотягивает, и что чудесного в их встрече не больше, чем в гнутом медяке. Единственное, чего Лила до сих пор не знала, так это зачем ему понадобилась. Хотя и разницы особой не видела, достаточно было того, что вампиров не ловят, чтобы потом просто так отпускать, это может скверно закончиться для незадачливого охотника. Ноги больше не могли поддерживать её в вертикальном положении и вампирша опустилась на колени, одновременно заваливаясь на бок. От соприкосновения с зачарованным металлом на лице остались три косых обугленных следа, но она уже не замечала этого. Рассыпавшиеся по плечам волосы из золотого плетения разом превратились в клок грязной седой пакли, тело иссохло и, согнувшись ещё больше, костлявой скрюченной мумией замерло на дне клетки.

+1

4

Некроманта они знали и сотрудничали на относительно неплохих, как минимум не безнадежных условиях уже почти десяток лет. Для демонов, честно говоря, это было равносильно нескольким дням, промелькнувшим в своей стремительности подобно сбежавшим из клети птицам. Для Акромарона, которому было уже значительно больше века (а то и несколько веков) за плечами, но для которого некоторые вещи не покинули ограниченности людского восприятия, этот срок казался значимым - эдакий показатель надежности странных ребят, с охотой берущихся исполнять любые поручения, отправляясь на всевозможные авантюры без нудливого вопроса "а зачем тебе это, а зачем тебе то?". Впрочем, расплатой за столь ценное наемничество служили такие непредсказуемые услуги и запросы, что некромант поди не раз пожалел о своем выборе. Аранеи не таили свою истинную природу от колдуна, однако по давно укоренившейся привычке прятали кошачий взгляд, который неизменно сопровождает любого демона даже в людском облике - кроме разве что этих двоих, сведущих в психометаболике более, чем прекрасно. Всей правды Акромарон, разумеется, не знал и поди озадачивался вопросом, по каким таким неведомым причинам обычно чувствительные к границам своего личного пространства и вообще предпочитающие одиночество присутствию себе подобных эти два демона всегда и неизменно держатся вместе. Но задай он этот вопрос, то не получил бы никакого ответа, кроме насмешливого прищура двух пар глаз.

Сейчас все трое - не беря в расчет всё так же спящую девочку, что лежала безвольной игрушкой на руках уже демоницы - сидели в единственной комнате, которая кое-как приносила впечатление уюта. От каждого помещения негостеприимного подземелья разило холодом и смертью - пропитавшиеся некромантским колдовством стены не скрывали увлечений своего обитателя. Демонам не нравилась такая тягостная атмосфера, однако едва ли их истинные ощущения были заметны чужому взгляду. За небольшим шатким столиком вся компания собралась для решения вопроса с оплатой. Близнецы взялись за заказ без аванса и загадочно при договоре заявили, что подумают, чем в этот раз Акромарон расплатится. Пока, к превеликому недовольству колдуна, демоны жаждали выпытать дальнейшую участь девочки и ее назначение. Недружелюбный зеленый взгляд Шииру пронзительно жег глаза мага.
- Во-первых, - лениво протянул он, - мне совершенно не нравится, что мы были вынуждены заниматься такой унизительной мелочью, вроде похищения бедного человечьего детеныша.
- Вы имели право отказаться, - хмуро возразил Акромарон, однако умолк, остановленный жестом демона.
- Во-вторых, - всё тем же холодным и властным голосом продолжал Ийишиируйисс, - я хочу знать, зачем тебе понадобился ребенок живым. Некроманту чужая жизнь едва ли надобна, а умертвить ее мог попросить нас, получив работу в лучшем виде. Жертвоприношение? Прерогатива магии Тьмы или же крови, с которыми ты не особо дружишь. Поправь меня, если я ошибаюсь?
Тишина и молчание в ответ, отрешенный и усталый взгляд колдуна угрюмо пилит взор демона. Да, сиблинги считали его полоумным стариком, костям которого давно пора истлеть в гробу. Люди и иные, пожалуй, не могли бы согласиться с мнением брата и сестры, хотя бы потому, что выглядел Акромарон непозволительно молодо, и лишь нечто в глазах выдавало количество прожитых им лет и магию, которой человек (а человек ли уже?) продался. Страхи мага были обоснованы - темных всегда были готовы предать смерти, уж тем более некроманта, посмевшего тревожить умерших и заставлять их прислуживать себе.
Близнецы тоже молчали, однако их переговоры шли на совсем уровне и во многом без слов - не было нужды давать названия своим чувствам и обличать мысли во фразы, поскольку единая душа и отчасти разум позволяли мгновенно уяснить всё сразу. Правда, до того они слегка отстранились от синхронизации и единства, стараясь представлять из себя "он" и "она", а не "они".
Шииру поморщился, отставив кубок с питьем на стол, и поднялся. Демоница встрепенулась, ехидно кольнув брата насмешливым взглядом.
- А я тебе говорила, что нечего лакать то сомнительное пиво в забегаловке да еще в таком количестве! Как пёс не обделяешь вниманием каждые встречные кусты!
- Женщина, - раздраженно буркнул он, блеснув взглядом, - знай свое место и лучше продолжай вести разговор. Не давай заскучать нашему уважаемому, - Шииру едко усмехнулся, - работодателю и кормильцу. Я отлучусь на пару минут, а после буду весь в вашем распоряжении снова.
Шутливо откланявшись, мужчина вышел из комнаты, отмахнувшись от подскочившего было Акромарона, мол, сам знает путь к нужнику. Иное дело, что демон предпочел выяснить самостоятельно, что скрывает некромант. Не очень честно, разумеется. Но разве темного такие детали могут смутить? Тем более, что Аранеям наскучило сотрудничество, а это дело может поставить точку в союзе колдуна и брата с сестрой.
Бесполезно было вслушиваться, рассчитывая услышать чужое дыхание или биение сердца - едва ли в обители некроманта отыщутся живые. И все-таки некоторое беспокойство вкупе с любопытством заставляли Шииру бесшумной тенью скользить по коридорам, бегло заглядывая в комнаты. Поиски его увенчались успехом, и перед клеткой с чем-то непонятным и скрючившимся, но подающим признаки жизни, демон замер, размышляя.
Вампирша - несомненно она. Молодая, должно быть, если сумела попасться некроманту и оказаться под влиянием его воли. А еще или кровопийка оказалась слишком неопытной и наивной, или же Акромарон несколько хитрее, чем считают демоны. Им-то, с высоты своих лет, легко снисходительно почти всех считать предсказуемыми и наивными малышами.
- Ты, - губы демона не двинулись, но шелестящий вкрадчивый голос раздался в мыслях упырихи, - давно тут? Зачем понадобилась?
От полного издевки вопроса "а что ты можешь предложить в обмен на свое освобождение?" Шииру сдержался. Вполне равнодушно глядел и на едва живую (если такое определение уместно в сторону уже неживой вампирши) девушку, и на узор, покрывавший прутья клети.
Плененная упырица - что такого? Кому-то и более экзотических питомцев содержать нравится. По всей видимости, та златокудрая прелестница предназначалась в пищу. Почему ребенок? Легче украсть, легче "содержать" без опасений, что сбежит. Позволить иссушить ее вампирше за один раз - накликать беду, позволив той восполнить силы для сопротивления. Наверняка Акромарон планировал позволять своему новому питомцу испивать за раз глоток-другой крови, но не больше. Достаточно, чтобы кровопийца была в сознании и не впала в спячку от нехватки сил.
А тем временем демоница подобно питону впилась зеленым взглядом в некроманта, подавляя его волю. Никто же не сообщал колдуну, что демоны сведущи в менталистике?.. Удерживая в оцепенении мужчину, продолжая машинально оглаживать мягкие волосы Эйны, сестра выжидала решения брата. Или же уже единое разумом и душой существо во двух телах планировало свои дальнейшие действия?..

+1

5

Будь Амарилла в чуть лучшем состоянии, случайный свидетель её мучений сейчас наслушался бы колкостей за бестолковость и вопросы, заданные не тому. Расспрашивать явно нужно было кого-то по другую сторону решётки. Колдун не распространялся о своих планах, да и вообще старался лишний раз не подходить, ведь даже сидя в клетке, она ещё могла устроить ему немало неприятностей. А строить предположения можно было сколь долго, столь и бесполезно. Может ни одна нормальная женщина здесь жить не в состоянии, а хочется, чтоб по вечерам кто-нибудь подогретое вино со специями приносил. Зомби с душком и червячками в этой роли как-то не очень приятно смотрятся. Может ему убить или даже обратить кого приспичило. Последнего Лила ещё не пробовала и начинать не собиралась, но Акромарон-то об этом не знает. А может ему подавай всё сразу и побольше, побольше.
Одно она могла сказать наверняка, вампиров не ловят, чтобы отпускать, но и чтобы убивать их тоже не ловят. Прах для зелья невидимости можно и куда проще раздобыть. Значит, есть у колдуна какая-то задумка, и значит, рано или поздно появится ещё возможность и в черепушке, и в брюхе у него поковыряться. Но незнакомцу всё это знать было ни к чему, а поупражняется в острословии когда еда так близко не получалось, потому Лила ответила ему совершенно другое и так же молча, ведь в горло будто песку раскалённого насыпали.
- Позлорадствовать пришёл. Ну, наслаждайся, - от живых ничего иного ожидать и не приходилось, нежить всегда была и останется чуждой и пугающей, как всё непонятное, и не важно на алтарях которого из братьев они себе лбы разбивают. – Моя шкурка магу без надобности, ему нужен осколок небесного льда, что я предложила продать, а платить жадный ублюдок не желает, слишком большой кусок и слишком дорого стоит. Вот теперь не отдам - плохо будет и одам - тоже ничего хорошего, - мысленный голос Амариллы, и без того не выражавший никаких эмоций, делался всё слабее и в конце концов стих. – Доволен? – добавила Лила после долгой паузы даже не словом, а смесью усталости и глухого раздражения на то, что ей не дают погрузиться в манящее спасительное беспамятство.

+1

6

- А ты забавная, - Шииру предпочел теперь прибегнуть к голосу, а не телепатии. Решив, что задержится на пару минуток (а может и пару десятков тех же минуток, кто знает), он пришел к выводу, что Акромарона нужно отвлечь. Сестра удерживала колдуна в оцепенении, однако долго так не могло продолжаться. Тем более, что где-то внутри некромант сопротивлялся и пытался высвободиться из вязкого состояния, в который сбросили его разум. Поэтому срочно необходимо менять стратегию, и все магические резервы демонов ушли на внушение. Фактически, мужчина продолжал так же сидеть на своем стуле, имея возможность любоваться пристальным взглядом Шииры, однако сам маг пребывал в твердой уверенности, что демон уже вернулся и разговор возобновился. На внушение и воссоздание такой сцены в мыслях некроманта требовались концентрация и достаточное количество сил. Поэтому Шииру был скорее с сестрой в тот момент, нежели достаточно пристально наблюдал и изучал найденную вампиршу в клетке. Голос стал более отрешенным, и сам он выглядел рассеянным, напряженно сжав губы.
- Забавная... Да. То ли безмерно глупа, раз не цепляешься за любую... Хм... Хотя бы тень возможности выбраться, то ли напыщенно гордая, предпочитая... Ммм... Сдохнуть ты уже успела, верно? Значит, предпочитаешь оказаться... Упокоенной.
Демон поморщился, запутавшись отчасти в собственных изъяснениях. Расстояние в пару-другую десятков метров между ним и сестрой, а так же необходимость концентрироваться на внушении и контроле вызывали путаницу и раздражение. Удерживать разум колдуна в своей власти, пребывать в постоянной синхронизации с Шиирой, пытаться осмыслить предназначение найденной пташки, упрятанной за решетку.
- Да ты тут надолго, раз решился тебя подкармливать, - пробормотал вслух демон, позволяя связи с сестрой окрепнуть, чтобы соприкоснуться мыслями и эмоциями. Снова вспыхнули внутренние противоречия...
С некромантом однозначно и твердо решено прерывать сотрудничество, в этом даже извечно противоборствующие в желаниях Близнецы солидарны друг с другом. А разве не весело сжигать за собой мосты, ведущие туда, куда никогда не вернешься?.. Оставлять за собой, как в периоды буйной молодости, лишь опустошение и хаос. Опорочат свое имя как наемников? Более, чем плевать. Для Аранеев это - не единственный заработок, даже по сути и не работа. Так, маленькое развлечение, шансы отыскать что-то любопытное и новое. Уж лучше раз в сотню лет к ним обратится некто с настоящим безумным предложением по поводу авантюры, нежели всякая шваль будет за деньги просить украсть ребенка. Демон со смешком отметил, что, оказывается, это задание уязвило их гордость больше, чем казалось на первый взгляд.
Заостренный коготь лениво покорябал по пруту решетки, словно пытаясь содрать ту затейливую вязь. Шииру глядел без особой жалости на валяющееся иссушенное тело. Ребенок ли, женщина, старик - какая разница, кто перед ним? И вампирша едва ли будет походить на подобранную с улицы собачонку, которая станет преданно лизать хозяйскую руку в знак благодарности. Скорее уместно сравнение со змейкой, что пригреется на груди и ужалит.
Рука задумчиво извлекла маленькую металлическую сферку - артефакт-телепортатор, рассчитанный на максимум двоих. Работающий на крови, он восстанавливался целые сутки после перемещения.
Тянуться к ладони вампирши демон не стал - просто прижал шарик к ближайшей части тела, до которой дотянулся - лодыжки. Волевое усилие, оно же приказ - тонкие шипы, появившись на мгновение, кольнули обоих, отбирая по капельке крови.
Далеко Шииру не стал вытаскивать себя и кровопийцу - они появились перед дверью, где еще не так давно оба демоны старательно преодолевали ловушки. Сестра появилась позже - с алчно мерцающим блеском глаз и безвольным спящим тела ребенка.
Запоздало демон дрогнул, осознав, что почуяв столь близко беззащитную добычу, упыриха может встрепенуться и попытаться вонзить клыки в нее. А сытая упыриха - сильная упыриха. Нога тяжело опустилась на ее плечи, придавливая к земле.

+1

7

Почему-то все от мала до велика уверены, что особенно лакомы для вампиров и для нежити вообще младенцы и девственницы. Видимо, виной всему барды, норовящие постращать публику очередной выдумкой. Доля истины в них есть, но столь мизерная, что и упоминания не стоит. Чистота нужна и важна в некоторых случаях, но вот людоеду, к примеру, совершенно нет разницы, кого жарить на вертеле. Для него тушки отличаются лишь по размеру, да и Амарилле такая мелюзга, что называется, на один зуб. Взрослый-то человек насыщал ненадолго, а уж о том, чтоб за раз восполнить всё, что вытянула проклятущая клетка, и речи не было. То ли дело маг или кто-нибудь из первородных, у которых в венах течёт чуть ли не чистая энергия. Ведь Лила забирала не только и не столько кровь.
А ещё нежить очень часто уравнивают со зверьём. Тут уже надо сказать спасибо жрецам, проповедующим отказ от части себя, собственных инстинктов, во имя чего-то там, наверное, очень важного и нужного. И тем, кто наслушался этой ахинеи сложно даже представить, что пользоваться инстинктами можно вполне осознанно и с удовольствием. Другое дело, что с такой мощью далеко не каждый сладит, и глядя на примеры неудачников действительно становится жутковато, но окажись Лила одной из них её не стало бы задолго до этого дня.
Нужно отдать Акромарону должное, применить против вампира вампирье заклинание было в чём-то даже остроумно. Как истинный хищник, оно не желало отпускать жертву и после перемещения Лиле казалось, будто из неё вырвали несколько приличных кусков. Но чувства по-прежнему не подводили. Стоячий затхлый воздух подземелья сменился прохладой ночного леса, а вот впечатавшаяся в бок шершавая каменная крошка как раз таки для него не свойственна, не моря, не человеческих поселений поблизости, хотя около десятка живых существ здесь всё-таки есть. Точнее трудно сказать, ведь большинство постоянно перемещались, но одного из них она уже достаточно хорошо знала.
Именно знала, а не предполагала или догадывалась. Немногие смогли бы заговорить с ней, ещё меньше захотели бы это сделать, совсем мизерное количество сочли бы вампира забавным и уж точно почти никто не стал бы его вытаскивать из подобного положения. Уголки пересохших губ дрогнули, обозначив едва заметную улыбку. Вампиресса затихла, уткнувшись во влажный мох и предпочитая не тратить остатки сил. Амарилла не могла с точностью определить ни расу, ни возраст, ни даже пол незнакомца, мысленные голоса часто обманчивы, а разглядеть его ещё возможности не было. Но она знала самое главное – скоро её непременно покормят.

+1

8

Кормить вампиршу пока что не собирался никто, и надежды той не оправдались ни на капельку. А ее спокойствие было лишь на руку демону, который всё равно предпочитал держать ухо востро, не доверяя нежити вопреки ее жалкому состоянию. Сил у нее не хватает скалить зубки или же внезапно пробудился разум, который пришел к выводу, что кормящую ли, спасающую руку кусать не очень благодарно - не имело значения из какой причины прорастало затишье, способное привести следом за собой бурю эмоций. Упырихе просто нельзя было верить, иначе кое-кого застигнут врасплох. Демоны же не любили оказываться в проигрышной позиции, и свидетелей или виновников унизительного позора парочка запросто могла порвать на клочья голыми руками, что по волевому приказу приукрасятся острейшими когтями. Очень удобно творить оружие из своего собственного тела. Весьма опасное и грозное оружие, против которого может не устоять и хваленая регенерация кровососов.
Вампиры же славились своими сверхчеловеческими рефлексами, потрясающей реакцией и представляли из себя просто идеальную машину для убийств. Это речь велась исключительно об их физических талантах, а стоило магии вплести свое веское слово в перечень выдающихся достижений неживого существа - и даже Близнецы при всех своих страсти к авантюризму, безбашенности и тяге к веселухе, предпочтут обойти такое дивное создание стороной, одарив почтительным пожеланием доброго здравия. С капелькой иронии, куда уж без нее.
Располагая в своей собственности и оголодавшей "кошкой", и "мышонком", который мог бы послужить замечательной закуской для хищного питомца, сиблинги ревностно предпочитали сохранить в целостности и ту, и другую одушевленную вещицу. Похищенная девочка была трофеем, равно как и иссушенная (или близкая к тому, кто ее знает) вампирша. Вообще-то говоря, обе представительницы прекрасного пола (если Эйна действительно обещала вырасти дивной и радующей глаз девушкой, то упыриху рассмотреть еще не довелось, но преждевременные оскорбления пока с цепей не будут спущены) были ни даром, ни с приплатой не нужны демонам, но разве станет кто выпускать из рук за просто так халявщину?
Расспросить вампиршу, к которой отношение временно-безвременно установилось как к вещи, что лишена голоса, воли и каких-то там глупых прав, демону даже не пришло в голову: остались ли в подземелье ее ценные вещи, нужно ли что-то прихватить с собой. Самочувствие кровопийцы тоже волновало темных в последнюю очередь.

Итак, на ребенка упыриха не кинулась и даже не завозилась, придавливаемая ногой Шииру. Тот удовлетворенно кивнул, соприкоснувшись взглядом с сестрой. Плащ с плеча мужчины укрыл дочь ночи. Памятуя об отсутствии необходимости у кровопийц дышать, демон присел, склонившись к своей добыче, и рыжеволосая оказалась очень скоро спеленатой как гусеничка, жаждущая обернуться бабочкой. Оставалось надеяться, что острые зубки кусаки не прорвут ткань достаточно скоро, желая добраться до мужской спины. Да-да, Шииру попросту перекинул вампиршу через плечо, в то время как сестра продолжала нести девочку. С неудовольствием всплыла мысль, что долго удерживать во сне колдовским гребнем чревато близким к вечному сну состоянием безвольного овоща. Ничего, детский организм выдержит еще несколько часов, а пока брата с сестрой вместе с остальной компанией ждал путь, и неожиданному привалу спустя полчаса с небольшим уверенного хода стала виной лежащая оленья туша. Ни крови, ни ран - не охотник подбил матерого зверя, не задрали же его и хищники. Околел от старости или какой хвори - знахарь бы определил. Демоны несколько секунд рассматривали нежданный трофей.
- Ты голодна? - с равнодушной ровностью в голосе поинтересовалась вслух демоница, и, судя по молчанию со стороны ее брата и спящей девочки, вопрос предназначался вампирше. Словно весь ее облик не служил красноречивым ответом.

+1

9

Услышав о еде, Лила открыла глаза, глянула на то, что называли этим сладким словом и вновь их закрыла. Может, кому-то это и еда, а для неё бесполезная падаль. Голод вампира по ощущениям очень походил на физический, разве что многократно усиленный, но суть его заключалась совсем в другом. Амарилле нужна была сама жизнь и то единственное вещество, содержащее её квинтэссенцию.
Женщина вновь обмякла на плече демона и вся обратилась в слух, это помогало отвлечься от саднящей боли в ссыхающихся внутренностях и побольше узнать о своих нежданных спасителях. Впечатление складывалось непростое, но, в целом, не утешающее. Хотели бы убить, сделали бы это сразу, но, похоже, они очень смутно представляли, с кем столкнулись, так как понятия не имели о том, что её нужна живая кровь и, скорее всего, не догадывались, что простой плащ, даже самый плотный, не защитит вампира от солнца. А значит, пока её не угробили по незнанию, желательно было их покинуть.
В остальном, эта парочка кого-то Амарилле смутно напоминала, будто она встречалась с ними раньше. Это не так, но дежавю всё равно будило какие-то скверные ассоциации. Лила чувствовала в них гордость, ту самую, которую демон недавно уровнял с глупостью, и слишком уж разумную предосторожность, отдающую толи страхом, толи неуверенностью. Ей начинало казаться, что остаться у некромага было бы лучше, он, по крайней мере, знал, чего хотел. Скорее всего, он попытался бы подчинить её и тем подписал бы себе смертный приговор с отсрочкой. А может и нет. Положение собственности Лилу никогда не смущало, но владельцев она выбирала себе очень тщательно, в противном случае имелось множество способов обойти запрет "не навреди хозяину" и свобода становилась только делом времени.
Самая обычная, можно сказать, почти обыденная ситуация для вампира: одни постоянно хотят тебя прикончить, другие использовать и все они сливаются в сплошную серую массу, отдельные представители которой отличались лишь способом, которым Лила от них избавлялась. Будь вампиресса в более приемлемом состоянии, она, возможно, заинтересовалась бы демоническим семейством, но сейчас её больше занимали собственные проблемы и близнецам суждено было остаться одними из многих, промелькнувших в её судьбе, но не оставивших в ней заметного следа. Единственное, что Лиле от них было нужно, так это немного сил, которые она и позаимствовала у Шииру, воспользовавшись близким контактом и заклинанием, очень напоминающим то самое, что было начертано на прутьях её тюрьмы, только куда менее мощным. Дальше в планы вампирессы входило привести себя в порядок и вернуться к колдуну. Лилу одолевало желание узнать, зачем же он её ловил, и ещё одно, не менее сильное – сломать ему хребет. Сначала она собиралась просто прикончить, но потом подумала, что это слишком. Слишком милосердно.

Конец

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Побудь натянутой струной в моих танцующих руках. (с)