http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Под гнётом орков (Уга vs Дронгар Хрэбстер)


Под гнётом орков (Уга vs Дронгар Хрэбстер)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Кто: Дронгар Хрэбстер, Уга и орочий лагерь.
Где: Северные леса близ Скалистых гор, орочьи земли
Как: Тепло для начала весны. Переменная облачность. Кое-где еще лежит снег. Капель.
Что: Отряд разведчиков поймал гнома. Пьяного. На территории клана. Тот при сопротивлении попытался положить хоть кого-нибудь, но итогом все же был пойман и оглушен. "Трофей" решено оттащить во временный лагерь, где будет решено что с ним делать дальше. Там же схваченным и порабощённым, но не сломленным гномом заинтересуется сначала шаманская ученица, а после и ее учитель.
Когда: Год назад

~~~

Зима случилась долгой...

Я была рада вырваться из под опеки старого Уха, успевшего за прошедшую зиму подсесть на мои шею и уши своей болтовней! Мне хотелось свободы, ветра, действий! Наравне с варгами бежать по пробивающейся листвой тропе навстречу грядущему лагерю. Не топтаться на одном месте в четырёх стенах, но ходить свободно, раздавая пинки и зуботычины рабам и малолетней зелени. Хотелось бежать и радоваться, устремляясь вперёд! К воздуху! К воле! Ближе к небу! Теснее к травам и свежей дичи. Подальше от опостылевших каменных зданий и зимних тренировок. И тяжесть лишней поклажи за спиной не была для меня проблемой!
Мне хотелось побыстрее добраться до лагеря, занять собственное место, урвать кусок свежей дичи, и уже тогда...

Старый Ух злобствовал каждой зимой, доставая ближайших к нему соплеменников прилипчивыми доводами и трудными разговорами, от которых начинали кружиться голова и зудеть кулаки. И эта зима исключением не стала.
Провести в компании стукнутого на голову старика единственный час было испытанием для любого из племени! Но жить с ним под единой крышей всю зиму, без повода уйти или огрызнуться, выполняя каждую встающую острым гарпуном под горло просьбу, и при этом жить, учиться и пытаться узнать что-то новое... Испытание достойное настоящего воина.
Многие в племени это негласно признавали. Но никто не говорил в лицо, чем вызывал презрительную ухмылку на моих губах.
Они не могли понять меня, эти прочие. Даже на охоту брать меня, почти взрослую, отказывались наотрез. И ни грозное рычание, ни пугающие пассы руками, ни даже неприличные жесты и попытки влезть в драку не могли переубедить наездников. А на протяжении зимы охотились только они! Прочие, сидя в промерзающих шатрах и каменных постройках, лишь зверели подле воняющих шкурами костров, раздавая тумаки таким как я и слабым от скуки и нерастраченной ярости.
Иногда случались и серьезные потасовки. Жаль, не часто.

Мне надоела эта возня уже на третий по семь ночей день. Но поделать я ничего не могла. Лишь верная дубина да Храта помогали удержаться от общего ленивого безумия, позволяя срывать ярость на чем-то попроще, чем соплеменники. Например, на поджоге одного из шатров, в котором так любили уединяться молодые пары. Почему они не делали это в каменных постройках - вопрос не ко мне. Я тоже посчитала их идиотами.
Огонь возник не сразу. Да и подкинутый из под полы в солому уголь был мелковат для быстрого и сильного пожара. Но какое было удовлетворение после! Наблюдать за остервенелыми рожами двух старших родичей, вылетающих из шатра со знатно подгоревшими задницами и испорченными мехами верхнего облачения! Рилдир бы меня понял! Ха-ха, наслаждение!

Но сейчас, в разгар переходов и взрослых игр, когда впереди маячила новая череда охот и лета, мне не хотелось вспоминать о прошедшем. Я, наконец, была свободна! Вырвавшись из под невыносимых нотаций Уха, я радовалась воле, как переярок победе над вожаком!
Я догоняла тех, кто уже разбил временный лагерь на прошлогоднем месте. И бурая с песочными подпалинами Храта бежала рядом в самодовольном оскале. Ей тоже нравились бега, несмотря на закреплённый на мощном загривке мешок.
Я смогла уговорить вагру его нести не сразу и не через один по десять стычек и громких противоборств в пыли и гальке. Но в конечном итоге - она согласилась. А мне досталась доля бежать рядом с ней, чтобы в любой момент освободить от навьюченных грубой ношей поклажи. Ездить верхом нем до сих пор запрещалось. Не больно-то и хотелось, честно говоря!

Окрик от стана идущих следом заставил дыхание сбиться в недовольном рыке. Меня позвали, и не просто так. Меня никогда не звали просто так. Похоже, опять Ух чудит и просит смену. А дольше, чем я, старого и ушибленного на всю голову шамана не мог вытерпеть никто в нашем стане. Будь он трижды расщеплен в кишке Рилдировой твари! Железный Ух... Надоел!
Причмокнуть губами раздражённо взрыкнувшей Храте и развернуться практически назад - дурной выбор, но иного мне никто не дал. Настигла я группу неспешно идущих к лагерю уже тогда, когда на горизонте появился отряд разведчиков. Мне пришлось пробиваться через ряд массивных и провонявших за дорогу тел, чтобы хоть что-нибудь разглядеть подробнее. И, протолкнувшись, я не разочаровалась.

Добыча! Первая за эту весну! Невольник, даже трое. Один из которых, к слову, был даже на вид никудышен. Хилый, едва державшийся на ногах мальчишка. Похоже, человек. В сплошных лохмотьях и с ободранными о камни ногами...
Такого точно не купят! Даже кость, и ту не отобьет. Сдохнет через два кулака дней. Точно сдохнет! Нужно будет забить его кости на бубенцы и трещётки, а кишки - на отвары от поноса, пока никто другой не удумал.
По моим губам сама собой пробежала злорадная усмешка. Я любила слабых и костлявых рабов! От них всегда было больше пользы. Мне лично. Хотя от сильных - тоже всегда было что забрать. Даже помимо их воли. К слову.. Так, а вот этот вот уже не плох! Хотя и слишком коротковат человечишки. И бос. Уже растащили все ценное? Так и надо! О, и даже двойной ошейник на шею нацепили и к ногам привесили! Эко ж он силён! Точно, стоит и о нем замолвить словечко. А то ведь уйдет.. И не оставит о себе ни бороды, ни глаза!
Я удовлетворённо причмокнула губами, рассмотрев шикарную по своей густоте бороду и немедленно нацелилась невысокого раба её лишить. А то зачем она ему? Рабу голым ходить полагается! Чтобы спрятать ничего не мог, и утаить от хозяина. Да кулак от дубины чтоб отличал. Или не отличал - кому как больше нравится.

Высоко подняв кулак, я широким и быстрым шагом направилась к  учителю. Храта, благоразумно обошедшая толпу, ворчала с братом-зверем одного из наездников. В принципе, она меня не интересовала. Сейчас. Мне хотелось, пока рабов прибивают цепями к варгам, что бы Ух тоже заметил этих двух. Последняя девчонка мне оказалась не интересна вовсе - жирна и визглива, как её родня - свиньи! Хотя на похлебку она бы сгодилась и вполне! Но это все в лагере, а пока.. Стоило попытаться отбить двух стоящих рабов или, хотя бы, их части себе на угоду.. Обязательно отбить! Иначе, отец не поймет!

Отредактировано Уга (30-10-2015 16:33:04)

0

2

Серая деревня, серые, полурозваленные халупы, серые люди с постными лицами. Деревня "Черные холмы" отличалась лишь тем, что в самом ее центре находилась таверна.
- Если не получится здесь заработать, то хоть выпью кружку-вторую эля, - сказал гном, почесывая бороду.
Погода вокруг стояла сырая, ведь была ранняя весна и единственное, что хотелось наемнику, так это попасть в обьятия грудастой красавицы и напиться. Или и то, и другое вместе. Дронгар в который раз, сьежился от холода. Тут показалось здание, собственно, таверны. Пройдя через покрытый куриным навозом двор, Хрэбстер буквально с ноги открыл дверь и шагнул внутрь. И заодно присвистнул.
- Ниче се, поляна, - похоже, местные жители отмечали грандиозные поминки. Во первых, стол буквально ломился от всяких яств и напитков. Глаза воина весело заиграли, взглядом лаская пузатые бочонки с вином и водкой. Во-вторых, вс сидящие за столом ревели во весь голос и причитали на плохую судьбу. Кто-то, видимо уже успевший изрядно нализаться, лежал под лавкой, - а что, происходит? - пыхнув крепким гресским табаком, рявкнул гном, - не иначе, как помер кто-то...
- Ты кто такой, сударь. - спросил высокий, богато одетый мужик, похоже, староста, - не видишь, горе у нас.
- Я - наемник и охотник на нечисть. Как раз, по всякой разности горям и печалям специализируюсь, особенно вонючим и зубастым.
- У нас свадьба. была. Невесту-то выкрали. А все эти орки проклятуще. Давно уже принялись у нас людишек красть. Человек десять со свету извели. Рилдира дети, чтоб он их побрал.
- О! Орк это хорошо. Орков я люблю, - наемник погладил секиру, - особенно когда держишь их за волосы а с обрубка вместо шеи капает кровь.
- Мы вам з-з-заплатим. Только избавте нас от них, пожайлуста, - промямлил староста.
- Знаете, как сказал дракон охотнику на монстров, когда тот пристроился сзади? В своем ли ты уме, козявка. Так вот я и спрашиваю. У вас крыша от горя не поехала? Вы в курсе, ваще, что находитесь на границе с землями орков? Вам радоваться нужно, что от вашей деревни еще не осталась большая кучя душистого дерьма! Единственное, что я смогу сделать, так это порубить на куски небольшую банду придурков. Вроде показательной казни. Но ничего не обещаю, - потом подумав, добавил, - лучше бы к столу пригласили. Я не евши с утра.
- Да-да. Будьте добры розделить с нами эту грустную трапезу, - мужик не успел еще не закончил, а воин уселся на лавку, одной рукой придвигая к себе мясное жаркое, а второй - сразу два кувшина с водкой.

                                        **************

- Может, вы все-таки пойдете выполнять задание? - несмело заглянул староста в таверну, готов в любой миг убежать обратно. В прошлый раз гном почти попал в него табуреткой и что будет, если попадет, тот точно не хотел проверять.
- Пшшшшшел вон! - зарычал Дронгар, осушивая бутыль с вином, так как больше ничего не осталось, - я ешшше не закончил
- Но сударь...- начал было мужик, но осекся, когда увидел, что Хрэбстер достал огромный тесак.
- Ты меня уважаешшь?
- Конечно, господин наемник.
- Точно? - спросил гном, напрочь забывая, почему он это спросил.
- Да.
- Так чччто ты от меня хотел-то?
- Чтобы вы выполняли условия контракта...
- Ну я тогда пшшшел.
- Куда?
- Скажи, ты че, тупой? Зеленожопых резать. - Воин вывалился из здания, забыв на столе один тесак и Рилдир знает, где, секиру, - Ниче, и одним всем поотрубываю...-подбадривал себя он. Спустя полчаса, он еле добрался до края деревни и вломился в лес, разбрасывая ногами ветки и обрезая единственным тесаком кусты.
Где-то через полмили гном окончательно выдохся и тяжело втягивая воздух, присел на землю. Остатки разума говорили, что нужно вернуться в деревню, протрезветь, а потом уже отправиться на поиски. Но проблема в том, что остальное свободное пространство в мозгах занимала ядреная водка. Вдруг он услышал будто бы звериный рык. Причем довольно знакомый. Однако Дронгар был немного не в том состоянии, чтобы понять где он его слышал. Когда показались орки, на тяжелых, больших варгах, наемник ухмыльнулся, сжал в одной руке тесак, а в другой амулет. Причем тот повелся довольно странно. Вместо того, чтобы дать воину скорость, он отозвался шумами в голове, видимо, пытаясь вылечить от опьянения. Он понимал, что орки знают о его местонахождении, так что придется действовать напролом. Хотя, пьяной душе только этого и хотелось.
Но получилось немного так, как он хотел. Враги начали окружать его, рыча и улюлюкая в предвкушении ловли. Лысый верзила бросил сеть с привязанными по краям камнями. В последний момент Хрэбстер отскочил и то, благодаря амулету. Он прекрасно понимал, что его хотят взять живим. Возможно, гном тогда не очень того хотел из-за дозы выпитого алкоголя, но Дронгар перехватил тесак поудобнее и метнул в тушу ближайшего орка. Понять, попал он или нет, ему не дали, ибо в него бросили очередной сетью. Чем больше он барахтался, тем больше запутывался. Немного позднее, его попытались придавить к земле, но противник получил тычок башмаком. Ответ не заставил себя ждать - удар по голове чем-то явно тяжелым...

                                        **************

С трудом открывая зенки, гном смутно смотрел на орчий лагерь в который попал.....

Отредактировано Дронгар Хрэбстер (29-10-2015 16:34:24)

+1

3

Р абов делить решено было вечером..

Общение с Ухом всегда приносило мне только головную боль и раздражение. Так и в этот раз: пока тройка моих ровестников, постоянно гогоча и ощупывая визгливую пухлую девицу лапами приковывали гнома и тощего паренька к варгам за ошейники на короткие цепи, мне пришлось придирчиво и долго объясняться с учителем посредством жестов. Я была уверена, что учитель понял меня уже с самого первого раза, но... Это его про имирово: "Что ты как варг кость сосёшь! Говори!"
Агрррх... Ненавижу! я ненавидела этого старика за его любовь к издевательствам! И хотя учил он многому, хотя и из под палки, да вызывал во мне неизгладимое уважение в магии, сродни отцу - в бою, но...
"Почему всегда нужно притворяться именно старчески глухим?! Прошиби себе череп с разбегу о скалу и умойся собственной кровью, Имиров трус! Но не занимай жирное место шамана клана!" - так всегда мне хотелось ему сказать. А вместо того, вновь и вновь перебирая бичовки на своём поясе и мастеря значимые узлы, я свирепела от злости, но повторяла уже в 13ый раз одну и ту же фразу:
- Слабый.. человек.. кости.. рука.. мне. Борода.. человек.. кости.. нос.. мне.. Работа.. Тебе.. - складывались узелки в четкие значения, но учитель упорно не хотел понимать. Только когда мои пальцы сжали бичовку так, что она лопнула сразу в двух местах, а за спиной, прямо между гномом и пареньком, перестала вопить трижды изнасилованная жирная деваха теперь уже без тряпья и голая, только тогда Ух изволил меня понять и насмешливо ощерился в клыки:
- Рабов разделим после ужина. Бородача прижмёшь, остальных потребуешь потроха, если сдохнут. Я сообщу вождю. А теперь.. Пшла!
Недовольно и гортанно рыкнув в ответ, я поспешно отступила. Учитель сказал не то, что я хотела. Но, по крайней мере, мне не сказали "нет" на добычу скальпа или, хотя бы, бороды. А ведь из неё должна была выйти отличная верёвка для порток отца! Очень кстати, в третьей луне подарила бы.
Самодовольно оскалившись и отмахнувшись от продолжавших потешаться над уже откровенно воющей жирной девахой сородичей, я прошла прямиком к гному. Мальчонка, до того сидевший рядом с ним, шарахнулся в сторону и саданул себя же цепью по лицу, чем вызвал мою мимолётную ухмылку. А вот бородач был пленён на славу - двойные цепи шли от его горла короткой перетяжкой к рукам и ногам. Сами конечности были ограничены простыми, но прочными деревянными колодками. На голове бородача даже сквозь встрёпанные лохмотья волос была видна парная шишка от удара.
Хорошо его приложили. Лаского. И лицо не помяли, чтобы товарный вид не потерял. И руки с ногами обезопасили от повреждений. А уж то, что при новом движении варгов гнома наверняка просто поволочёт по земле на спине, так как передвижения конечностей его сильно ограничены, так то даже правильно и верно. Нечего с рабами возиться. Иначе расхалаживаются. А этот, скажу я вам, и без того был не из лучшего товара или воинов даже на вид.

Я остановилась возле гнома буквально в шаге от него, глядя на бородатого сверху вниз. Вокруг свистели и перекрикивались сородичи, решавшие двигаться дальше, к основному лагерю. Рычали варги, к которым были прицеплены три новых раба. Один из них даже покусился на ногу щуплого человеческого мальчонки. Было всё как всегда. И я, стоя в недосягаемости от гнома, но в наиболее близком к нему положении, молчо ждала отмашки к выдвижению. Ведь как только клан тронется... Как только этого гнома дёрнет за цепи и потащит по земле за могучим зверем... Я точно смогу...
- Ааагхррр-ша!
Отмашка была дана. Двое варгов, тащивших за собой рабов - один мальчишку и продолжавшую выть голую толстую деваху, а второй - лично гнома, - взяли с места разбег, изначально переходя на беглую рысь. Я тронулась вперёд и следом чуть раньше из нижнего упора, мимолётно и удобно перехватив нож из-за голенища левого сапога в правую руку. Дубина удобно легла на левое плечо. Рабов дёрнуло и резко потянуло по земле во след варгам. А я, пристроившись в ритм рядом с волочившимся о землю гномом, выжидала..

Отредактировано Уга (31-10-2015 16:12:53)

0

4

Чтоб их всех Рилдир поимел! - сцепив зубы до скрипа, подумал гном. В какое же я дерьмо вляпался! Дронгар повидал жизнь-матушку и знал, какими бывают зверства бандитов, вырезающих весь торговый караван ведь и сам участвовал в многих из них, видел пьяных наемников, лапающих девок, но такого "животного поведения" он, бывалый наемник, разбойник в прошлом и знатный гуляка да любитель горячих женщин, Хрэбстер наблюдал впервые. Не зря я ненавижу этих зеленомордых тварей. Сначала, их привязали к варгам, этим вонючим животным, не менее     чистых чем и их хозяева. Но это все было только начало. Толстую девицу, которую притащили вместе с ним, и которая, видимо, являлась пропавшей невестой, начали жестоко насиловать, подкрепляя действия избиениями. Воин еле сдержал себя, чтобы не начать вырываться и грызть глотки уродам. Однако, здравый рассудок доказывал, что его просто порубят на куски и сварят питательный бульон. А с зубов и ногтей местный шаман наверняка сделает красивое ожерелье и будет скакать вокруг жертвенного костра. Тем временем, неудачная невеста перестала кричать, а лишь выла. Да и орки потеряли прошлый интерес и лишь доделывали начатое. Все они были не полностью зрелыми представителями своей расы, а наверное, подростками. Хотя мышцами, клыками и отмороженными рожами ничем не отличались от взрослых сородичей. Потом началось еще веселее. К нему подошел орк-детеныш и спустя несколько минут, Дронгар понял, что это девка. Та встала на таком расстоянии, чтобы пленник ее не достал и уставилась на него. Мигом позднее, кто-то зарычал и варги побежали. Твою мать!!! - мягко говоря это было не слишком приятно. Его тащили на спине по земле, веткам, камням и еще чему-то твердому. Но так же тащили оголенную, изнасилованную и побитую девушку. Она не кричала лишь потому, что у нее на это не было сил. Сейчас ей хочется лишь умереть. Тонко завизжал парнишка-голодранец, сдирая в кровь спину. Хорошо хоть с меня кольчугу не додумались снять.Что же делать?
- Эй, ты! - гном крикнул, превознемогая головную боль от похмелья, - Да, ты! Иди сюда.

0

5

Э  то оказалось забавно...

Мелкий человечишка и девка - вот что было действительно забавно! Запах крови был лишь дополнением к общему забавному зрелищу. То, как взвизгнула жирдяйка, обдирая мягкую кожу о камни и ветки под громогласный рёв, было ещё предсказуемо. Но мальчишка!
Нет, похоже я переборщила с предположением выносливости этой кости на ножках. И до вечера не дотянет, как станет жарким! Хм.. Лишь бы успеть отбить потроха для Уха и себя. Да ещё и про его мелких отпрысков не забыть и сестёр, будь весь этот молодняк неладен! Гхрра-а..
Я сплюнула на землю в немом выражении всей той презрительности что испытывала в отношении слабых. А рабы и молодняк были именно такими! За одним лишь отличием: молодняк в хорошие времена запрещалось жрать. Да и мясо орков было, мягко сказать, не очень, по сравнению с изнеженно-сладковатым человеческим! А потому... Их приходилось кормить. И с ними делиться! Только лишь для того, чтобы вымахав к 13ти годам они стали ещё больше просить жрать! Несправедливо!
- Хххратьху, - ещё один плевок угодил в землю, едва не повиснув на лице продолжавшего волочиться рядом гнома. А ведь этому бородачу оказали необъяснимую честь! Не сняли с него железную чешую, хотя обычно всю сталь в их клане отбирали в первую очередь. Впрочем, ему наверняка и так не сладко от долбящих по босым и не защищённым ногам камней. Хотя.. Можно же и добавить!
Мои клыки снова показались над губами в особо довольной и предвкушающей ухмылке. Мне нужно было только дождаться..
- Эй, ты! - внезапно пронзил воздух панический вопль бородатого, до того волочившегося, казалось, в полном безразличии, - Да, ты! Иди сюда.
Чего?
В груди даже возникло любопытство. Неужели этот недочеловек так сильно ударился головой, что начал нести тарабарщину?! Или.. Ухмылка стала шире, когда я поймала красноречивый взгляд тащившего гнома наездника и согласно кивнула. Или он просто так пытается заговорить со мной? Забавный.. Ха-ха! Имирова кишка и растереть!
Дубина, снова перекочевав в правую руку взамен заткнутого за пояс ножа, поднялась как раз в тот момент, когда варг и его наездник, тащившие гнома, слегка притормозили. Дождавшись, пока бородач попытается снова сесть, я в один прицельно-оглушающий удар дубины по затылку лишила подземного выродка сознания. Или постаралась это сделать. Второй удар обухом своего топора в темечко добавил другой орк, как раз закончивший аналогичную процедуру с мальчонкой и девахой. Отряд спешил, и вопли новых рабов были нам совершенно ни к чему.
Отрицательно мотнув головой и враждебно оскалившись на похабную шутку собрата, я в пару быстрых движений ножом окоротила бороду гнома почти под корень. Заткнув лёгкую добычу за пояс и жестами сбросив всю ответственность на учителя, я уже было потянулась к заветному носу, однако... Наездники снова двинулись.
Досадная жадность ударила в голову и вырвалась на волю возмущённым выдохом, но на него никто не обратил внимания. Зато под раздражённую руку попал один из старших, осмелевших настолько, чтобы приложить лапу к моему заду. Дубина даже не свистнула, когда я с разворота ударила ею по роже попавшему под горячую руку собрату, после грузно откатилась в сторону, выдала на подъёме неприличный жест через локоть и кулак и тот час же поспешила снова поравняться со всадниками.
Мне нравилось бежать рядом с ними, хотя они моей компании рады не были. Но ничего! Когда-нибудь, я им докажу, что не хуже многих из них! А, может быть, даже в три кулака, а то и в четыре - лучше! И пусть попробуют бросить мне вызов. Всех покрошу!

офф

ОФФ: думаю, следующее пробуждение гнома будет только в лагере. Скорее всего, его прикуют к столбу вместе с другими рабами, посреди лагеря (большей частью будет состоять из шатров). Там можно будет переговорить с неписями-рабами, если будет желание. Орки большей частью внимания на вас обращать не будут, если не считать периодических пинков да тычков от скуки. Ну и варги могут покушаться на съедение новеньких.

Отредактировано Уга (01-11-2015 23:02:35)

0

6

Не получилось...Дронгар получил по голове да еще и не плохо. Очнувшись, он захотел снова вырубится...
- Твою мааать! Чтобы вы все сдохли!!! - далее пошла настолько грубая лексика и ласковые слова, что мелкие зеленомордые твари, тыкающие в гнома палками, разбежались во все стороны.
Во-первых, он был голым. С него стащили все, кроме портков. Портков, которые знали почти все шлюхи Леммина, Греса и даже Эмилькона. Волосатая грудь тяжело вздымалась. Дышать было тяжело из-за цепи, связывающей его и прижимающей его к деревянному столбу.
Во-вторых, он был почти безбородый. Не, ну кое-что осталось. Куцый ком волос на подбородке, который называть бородой не поднимался язык. Да черт с ним, с одеждой. Но борода. Это сколько же отращивать нужно будет. Или елексиры покупать у знахарей.
- Твари!!! - выл наемник, - И медальон сорвали. Мрази!!! - дальше Хрэбстер проклинал Черные холмы, свадьбу, невесту, водку и все с этим связанное......
Спустя полчаса мозг воина усиленно думал, пытаясь придумать, как выкрутится. Ниче, и не с такого говна вылезал. Главное, спокойно, спокойно, спокойно...
- Гады! Да я сам вас всех отымею этим столбом! - Что-то не получается. Его мысли перебил тонкий визг парня, привязанного слева от него. Тот был весь в крови, ведь на нем не было кольчуги, когда их тащили по камням. Гном невольно посмотрел на право и содрогнулся. К этому бревну была привязана та самая невеста, голая, изнасилованная, избитая, протянутая по камням и...МЕРТВАЯ!!! Рилдир их поимей! Эта уже и померла. Конечно, не выдержала всего того, что с ней творили... Но с другой стороны, этим было грех не воспользоваться. Прости меня Имир, если ты есть на самом деле, хотя это вряд ли, и я в тебя не верю, но все же. Прости меня за все, что я буду щас делать. Ага? Ну и хрен с ним!
- Твари! Уроды! Уберите эту дохлую дрянь, она уже начала вонять! - заорал во все горло Дронгар, вопя как беременный людоед. Парнишка слева смотрел на него круглыми ошалевшими глазами, содрогаясь при каждом слове. Наемник тем временем, начал плеваться и кричать пуще прежнего.

Отредактировано Дронгар Хрэбстер (31-10-2015 20:56:25)

0

7

Разбивка лагеря - тупая рутина..

Остаток дня вместе с вечером прошли в дороге. Когда мы добрались привычного места стоянки уже спускались сумерки.
За рабами я больше не следила - было не интересно. Убедившись только, что гном, которого Ух решил отбить под наши нужды, не откинет пятки в ближайшие пару часов "транспортировки", я снова отбилась от общего отряда, устремляясь вперёд.
Вечер предстоял долгий. Достигнуть места стоянки - было ещё пол беды! А вот разбить лагерь...
Большая часть старших собратьев сейчас были на войне, выбивали лучшие трофеи и добивали зарвавшихся темных! Эх.. как же мне хотелось оказаться среди них, а не толкаться меж собственными одногодками и младше да вернувшимися с войны беременными и просто ловцами. Нам говорили, что война уже окончилась, и вскоре толпы воинов вернутся в родные края, чтобы снова разбойничать и грабить, как полагается, но пока...
Человечина была редким деликатесом. А уж после зимы - и того хуже! Я собиралась отбить хотя бы предплечье той жирной девахи, или ляху от тощего парня. Лоси и олени мне порядком надоели, не говоря уже о кабанах и крысах. Очень хотелось чего-то свежего, сочного, сладкого... Но увы. Свои желания приходилось усмирять. По крайней мере на время.

По приходу в лагерь дел нашлось не на один узел. Ух негодовал и бесился, что ему предоставили не каменную постройку, а хлипкий шатёр. Наездники вздорили и сходились в драке после долгого перехода и безделья. Варги, отпущенные и свободные, жадно вынюхивали воздух и норовили утянуть или попробовать на зуб все съестное, до чего могли дотянуться их громадные пасти.
Мне же, озабоченной Ухом, сразу по приходу пришлось идти по воду, а дальше приниматься за перебор вонючих кореньев. И хотя мой желудок выл и требовал совершенно иного, протестовать или буйствовать было совершенно бесполезно. Таких буйных в первые дни легко заламывали старшие. А особо непокорных били и калечили за слабость так, что... Безопасней и разумней было с самодеятельностью повременить. Я же считала себя умной, а порой и мудрой не по годам. Впрочем, собственное мнение я, в силу мудрости, так же старалась держать при себе.

Когда село солнце, возле оставленных до разбирательства рабов поднялся переполох. Всё этот порядком ударенный головой о скалы гном. И если деваха, лежавшая без движения, и окровавленный мальчишка рядом не вызывал у сородичей претензий, то вот побритый недорослик..
Уже на третьем вопле низкорослого раба раздраженный Ух потребовал меня к себе. Идти мне откровенно не хотелось. Выгадав пару свободных минут, я быстро и привычно связывала прочную бечевку из отрезанных у гнома волос и, откровенно сказать, совершенно не горела желанием видеться с шаманом. Ведь он, заметив мою обновку, наверняка мог потребовать поделиться! А то и вовсе отнял бы по праву сильного... Чего мне вовсе не хотелось бы!
Впрочем.. спустя целые две ладони воплей я явилась к учителю. И, получив свой стандартынй выговор и попытку меня прирезать чем-нибудь острым, вроде ритуального костяного ножа, была отправлена проследить, чтобы "будущую жертву не попортили". А заодно:
- .. Притащи мне часть той человехи, поняла?! Давно я не пробовал жирного.. И выбери часть побольше, поняла?! Пхех. То-то. А теперь, пшла!
В недовольстве оскалив клыки, я поспешно вышла из шатра шамана племени, опасаясь что тот, ради развлечения, опять призовёт своих зубаток и подумает меня лично поторопить. Не хотелось бы! Ой как не хотелось!

Высоко свистнув Храту и привычно вооружившись дубиной я подошла к столбу как раз в момент, когда на вопли гнома пришли двое моих собратьев. Причем один - явно на два года, на гране испытания и рослый, уже активно пытался заткнуть рот обкорнанному коротышу грязной шкурой какого-то подгнившего ещё с недельной поимки кролика, взяв гнома за оставшиеся на затылке лохмы, а второй.. Отцеплял подохшую девицу от цепи, мимоходом дав внушительный для человечишки удар мальцу под рёбра.
Освобождённые варги, привлечённые запахом крови, и малолетние недоросли кружили тут же, в ожидании разделки и деления трупа. И еще непонятно, кто был опасней - мелкие орчата или оголодавшие с пути варги. И те, и эти могли наброситься и разодрать не хуже соперников. А если не успеть вовремя показать им силу, тогда...
- Ааааагххрррр-хрру!
Я не любила привлекать внимание голосом! Ещё больше я не любила делать это громко, как была вынуждена сделать это сейчас! Почему? Наверное потому что это напоминало мне о моем проигрыше в прошлом, от которого мигом хотелось рвать и крушить собственных сородичей! Чтоб в последствии неповадно было! Но сейчас...
Громкий, полу-рычащий, полу-гнусавый выплеск голоса дал свой результат. Орки отвлеклись и откликнулись, а крупная самка варга по правую руку от меня красноречиво ощерила собственные клыки в приветствии своих родичей. Настала всего мгновенная тишина, которой мне хватило, чтобы приблизится к рабам и оркам на расстояние удара дубины и, жестами, показать всё, что я думала о них, о правилах делёжки и о собственном праве, как грядущей шаманки под покровительством собственного учителя в этом клане. Последнее особенно не понравилось Бхану и Хроту - а именно так звали двух подошедших на усмирение гнома и на делёж тела девицы орков, - ведь я использовала жест демонстрирующий их половую немощность хоть в моем, хоть в шаманском отношении! А это..
Было забавно! Я самодовольно и с вызовом оскалила клыки в ответ на посыл одного из родичей. Разумеется, идти Имиру в кишку я не собиралась, а вот отправить этих зазнавшихся - запросто! Я шагнула вперёд, на встречу уже перехватившему поудобнее тесак Бхану - как раз тому, что до этого занимался "онемением" гнома.
Уж лучше бы он ему язык отрезал, право слово! Было бы.. Надёжнее!

0

8

Несомненно, крик произвел должный эффект и на гнома обратили внимание. Но двое молодых орков, вместо того, чтобы отвязывать мертвую толстуху, решили заодно заткнуть и Дронгара, причем какой-то вонючей шкуркой. Сначала, Хрэбстер укусил одного за руку, потом ударил лбом второго, но лишь получил по...хм, роже. Когда наемник почувствовал, как с брови на щеку стекает струйка теплой крови, то будто взбесился и начал рваться как бешеный варг, которого в десяти метрах от него дубиной пытался усмирить хозяин. Может быть, его били бы еще, но вдруг, издавая нечленораздельные звуки, к ним подбежала та молодая орчиха, шедшая за ним по пятам, когда воина тащили и, наверное, отрезавшая его драгоценную бороду. Может, это была и не она, но тогда кто. Хотя, с другой стороны, любой в лагере мог подойти и "побрить" гнома, пока тот был в бессознательном состоянии.
Ну с тобой, потом разберемся... - подумал воин. Но сейчас надо было разобраться с этими "живодерами". Как, Рилдирову мать, с ними разобраться, если я привязан к столбу. Был бы я щас на свободе, с удовольствием пустил кишки обоим. Ничего, еще настанет мое время. Тем временем, девка нарывалась на серьезную драку с этими двумя. Она, конечно, дикая, но побить двоих лбов? В лучшем случае, они ее просто избьют. В худшем еще и отымеют. Ага. А потом примутся за меня. Что-то мне кажется, придется махать секирой одной рукой или скакать на одной ноге. Дронгар вздохнул и принял самую удобную позицию, в меру того, как это было возможно. Тем временем, один из орков вытащил тесак, а второй, толстый, заплывший жиром громила, в оружии не нуждался вообще. Этот свернет орке шею быстрее, чем та успеет его ударить. Не, нужно ей помочь...Хоть как-то. А то ее переломают пополам. - Хрэбстер изловчился, и плюнул прямо в ухо жирному. Чего-чего, но такоооой реакции, гном не ожидал! Придурок взревел и бросился вбивать его в столб! Через две минуты, наемник уже не чувствовал лица. Нос был видимо сломан, хотя он особой ровностю никогда и не отличался. Глаз заплыл, а челюсть болела так, будто ею забивают железные гвозди...
- Да иди ты! - заорал воин, плюясь кровью. Лицо орка было очень близко и он даже чуял запах гнили у него с рота...

0

9

Это могло быть очень просто..

Я могла бы просто и смело навалять Бхану по морде. Ну, или он мне.. Но этот коротышка.
Он точно был невменяемым, так как настолько вывести из себя Хрота было делом крайней сложности. Даже Бхан удивлённо обернулся на разъярённый вопль сородича и с насмешливым оскалом смотрел всё время, что  гнома измордовывали тяжёлые кулаки младшего сородича. Смотрели и мелкие отрыжки Рилдира, весело улюлюкая и поддавая прицельными ударами камней по гномьей спине да задницы, если вообще попадали. На такого мне даже зелье стало тратить жаль, хотя учитель и наставлял привести целого и не при смерти. Впрочем...
- Тебе этого надо что ли? - наконец поинтересовался Хрот, когда гном выплюнул остатки зубов вместе с ошмётками крови и словами. Забавное было зрелище, к слову. Я бы ещё пару синяков на шее добавила, да одно ухо отрезала - для красоты. Благо шкура кролика-таки была успешно вбита в пасть бывшему бородачу.
Мне ничего не оставалось, кроме как кивнуть в ответ на вопрос и указать дубиной на помершую деваху с соответствующим жестом. Храта вместе с ещё двумя своими сородичами уже уверенно вгрызалась в оставленное без присмотра тело, раздирая брюшину и собираясь добраться до печени, из-за чего обоим горе охранникам пришлось спохватиться и попытаться шугануть зверье от мяса. Тем временем мелочь пузатая, раззадоренная нежданной дракой, уже во всю закидывала камнями двух оставшихся в живых рабов, устроив соревнование кто точнее попадёт.
И ведь метко били, имирова кишка! Пару раз едва глаз гному не выбили, а уж про человечишку и вовсе говорить было нечего - тот свернулся в тугой комок и лишь вздрагивал при каждом ударе, глухо подвывая - жалкое зрелище! Пока сородичи разбирались с варгами, мне пришлось разбираться с мелочью, с глухим горловым рыком разогнав толпу по крайней мере от низкорослого. До второго человечьего отпрыска мне не было никакого дела!
- Забирай и вали к Имировым отродьям! - наконец окликнул меня один из орков, раздражённо бросив в мою сторону поделённую надвое ногу девицы. Тесак оказался хорошо наточенным, так что нужная конечность отделилась от тела быстро и без лишних проблем. Мне пришлось с глухим рыком в очередной раз отгонять малолеток от законной добычи, а заодно взяться за громкую трещотку на своём поясе - её звук тяжело выносили практически все варги, кроме моей, привыкшей к ней за долгие годы.
Наконец, когда нога бывшей девицы удобно устроилась у меня на плече, я в задумчивости обернулась к гному. С ним надо было что-то делать. Как-то довести до учителя. Но при таком норове... Проще было его обездвижить и так же потащить за ногу. Но при таком раскладе, на кровь грозилась сбежаться вся ватага варгов, а при обеих занятых руках трещоткой пользоваться мне было уже невозможно. Повисшая в воздухе неопределённость, отнимающая время, совершенно мне не понравилась! А потому, брезгливо обнажив клыки, я приблизила окровавленное лицо к гному и жестом изобразила что-то вроде: "Молчи. Или. Смерть."
Кажется, красноречивый жест по горлу был во всех землях одинаковым. Если же нет - его проблемы.
Решив, что я сделала и так больше положенного для раба, я быстро обернулась на тащивших остатки тела сородичей, запомнила в какую конкретную сторону оттаскивают местный деликатес и, поудобнее перехватив добычу, снова направилась в палатку к Уху.
По пути я хотела задержаться и отложить часть мяса для себя, а вот за гномом я планировала вернуться позже. Приятная мысль, что к тому времени, возможно, и его сосед станет мясом, ощущением грядущей сытости грела мне живот. Но если гном не заткнётся.. Ух будет недоволен. Но зато мяса станет в половину больше, чем до этого.

0

10

Его бросили, оставили подыхать привязанным к столбу. Давясь кровью, превознемогая боль в челюсти и с обрезанной бородой. Это было самое обидное. Молодые орки, один из которых бил гнома, начали потрошить толстуху. Благо, что Дронгар был не из слабонервных и его не вырвало. Парень, висевший слева, тонко выл.
- О боги! Рилдир, Имир, и все небесные силы! - на душе Хрэбстера была так пусто и дерьмово, что он не мог сдержаться, - я клянусь, что пролью кровь каждого, кто пролил кровь мне. - немного успокоившись, наемник сплюнул кровь и посмотрел вокруг.  Все были заняты делом. Все. Полностью. Кроме малых придурков швыряющих у пленников камнями. Как же гному захотелось слезть с этого проклятого столба и поодрывать им головы! Но нет. Он не может. А чтобы освободиться, нужно что-то предпринять.
Я уже предпринял. И теперь не знаю, сколько целых зубов осталось в меня во рту. Еще и правым глазом почти не вижу. Но делать что-то определенно надо. Хэх, ладно, посмотрим. Если не убьют, значит повезло. Если не выживу, то мучатся больше не буду. Тем лучше. - наймит вздохнул и гордо подняв взгляд, еще раз окинул лагерь. Ничего не поменялось, лишь в животе заурчало. Еще и жрать хоцца. и что мне делать? Рилдир их отымей! На этот раз гном почувствовал, что внутри его самого, что-то изменилось. Это закипала ярость. Которую пока было некуда выплеснуть. Или было?
Хрэбстер посмотрел себе под ноги, и увидел лысого зеленомордого детеныша, пытающегося палкой ударить по правой ступне Дронгара. Что-что, а ногами он мог шевелить хоть немного. Наемник ударил малого орка в лоб, одновременно сбивая спесь и заставляя выронить палку. Тот дико завизжал, умчался прочь. Но гном не мог долго сидеть без дела... Вскоре, он уже драя в кровь ногти, отдирал щепку длиной в ладонь от шероховатого столба. Оружие сомнительное, но при надобности, может стать единственным средством защиты.
- В конце концов, должны же меня когда-то отвязывать?

-1

11

Он был безмозглым.

Решение обидеть зелёную отрыжку Рилдира стало для гнома роковым. После удара ногой в лоб малолетки затихли даже рослые орчата. Жаль, что на тот момент я была совсем в другой оконечности лагеря. Иначе... Позабавилась бы смешным зрелищем бравого умерщвления бесполезного раба разъярённой матерью мелкотни. Не повезло безбородому напороться на самую мнительную из нашего племени - Урку. Именно её единственного ребёнка - первого выжившего после целых пяти мертво рождённых, - коротыш умудрился обидеть. И поплатился за то размозжённым черепом в три сильных и неуклонных удара.
У матерей орды с бесноватыми рабами разговор всегда был коротким. Жаль, в тот день я так и не смогла попробовать мяса гнома.

Отредактировано Уга (07-01-2016 18:43:46)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Под гнётом орков (Уга vs Дронгар Хрэбстер)