http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Долгая звёздная ночь


Долгая звёздная ночь

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: Последний привал перед логовом злодея в квесте "Переполох на турнире".
Место: Леса Рузьяна.
Участники: Магнус, Актория.
Сюжет: Перед решающим сражением каждого одолевают самые разные мысли: кто-то может бояться, что это последний его бой, кто-то на нервах вспоминает все свои хорошие (и не очень) дела, кто-то заливается новой порцией алкоголя. А Тори волнуется, что не успела толком за всё путешествие поговорить с рыцарем об инциденте в гостинице в день их знакомства. А вот что может появиться на уме у рыцаря, когда он оказывается вместе со своей соратницей в живописном месте?
http://www.pixic.ru/i/x0X0R9Y073e4R7r1.jpg

0

2

Ночь вступила в свои права, озаряя землю светом неполной луны и яркостью далёких звёзд. Прекрасная ночь перед не очень прекрасным событием. Весь лагерь погрузился в сон (по-крайней мере так показалось Актории), кроме двоих приключенцев. Охотница уверенно шла по узкой тропинке, то и дело оглядываясь. Идёт ли за ней Магнус. Эти места ей знакомы чуть ли не с самого детства, но сейчас всё было будто в первый раз. Эта ситуация казалась глупой, но перед важным боем у каждого всплывают свои тараканы, требующие пристального и неотложного внимания. «Я никогда не извинялась перед мужчинами за подобное. Сейчас это может оказаться важным. Всё бывает в первый раз», - успокаивала сама себя блондинка. Чувствовать себя так неуютно, словно юная девчонка, она не любила, но поделать с собой ничего не могла.
  Наконец, она вышла не небольшую поляну с достаточно высокой травой. Прекрасное тихое место для человека. Для оборотня же это место просто кишело жизнью, запахами и звуками. Хотя, сейчас это не волновало сероглазую графиню.
- Мы пришли, - коротко сказала она.
  Девушка обернулось и встретилась взглядом с мужчиной. 
- Я хотела с тобой поговорить. Всё же, завтра нам предстоит кульминация всего похода, - она отвернулась, выходя ближе к середине поляны.
  Тори поправила ворот дорожного плаща, так удачно оказавшегося в дорожной сумке, что собирала Ши перед путешествием. Белый плащ девушки, неряшливо скомканный в мешке. Его уже можно было пустить на тряпки или подложить под голову вместо подушки. Белый цвет хорош для пустыни, но для данной местности он был совершенно непригоден. То ли дело чёрная ткань, пусть и не такая прочная и хорошая, как привыкла аристократка.
  «Счастье, что он вообще согласился пойти прогуляться. Но был ещё и прекрасный вариант пойти побегать пол луной в животной форме. Всё равно я не усну», - так думала Фреодегар. Она и правда не могла провалиться в мир сновидений. Вот только Охотница не была уверена, что сам сэр Магнус был в том же положении не хотел спать. Но он пошёл за ней, а, значит, всё было не так плохо. 
  Место было прекрасным и хорошо знакомым самой оборотнице: в некоторые полнолуния она прибегала сюда что бы просто полюбоваться звёздами. Отсюда они казались особенно прекрасными. Знает об этом месте далеко не каждый путник, а только некоторые местные охотники. Два или три человека. Причём, Тори входила в число этих знатоков. И она единственная, кто мог позволить себе продираться сюда ночью, так что внезапных гостей можно было не ждать. разве что Ашиет вдруг в порыве пьяного полусна захочет отправиться на поиски двоих. Охотница уповала на то, что разбитная колдунья догадается, что не нужно пускаться на поиски. Тем более, что на ногах она еле держалась перед отправкой ко сну.

+1

3

Это была одна из тех прекрасных ночей, что так любят воспевать барды в своих песнях. Ясная, звездная, практически светлая. Звезды густо усеивали небесный небосвод, пронзая тьму в тысячи местах, словно мрак - всего лишь тонкая занавеска, и из-за нее лучится, переливаясь разными цветами, что то прекрасное. Да, ночь была бы воистину прекрасна, если бы не была так ужасна. Завтра предстояло нечто страшное, пробирающая ужасом до самых дальних уголков сознания. Конечно, от других Магнус это скрывал как мог, но ужасы терзали его сон уже не первый день, и сегодня они достигли бы своей кульминации. Зная это, Магнус вызвался отдежурить этой ночью, хотя и понимал бесполезность этой затеи.
Как казалось, бессонницей Магнус страдал не один - охотница дворянка так-же не могла найти свой сон, и задумчивая сидела у костра напротив юноши. Рыцарь не особо обращал внимание, поскольку старался прогнать все страхи и найти тот привычный стержень решительности, который нынче растворился в беспокойстве. Поэтому девушка застала его врасплох, неожиданно окликнув его и попросив пройти вместе с нею. Неужели он что-то упустил, пока дежурил? "Да уж, хорош защитник. Так перед носом зарежут всех, а я и не замечу"
Не проронив не слова, чтобы не тревожить сны остальных, должно быть, и без того тревожных, юноша отправился следом за девушкой. Тори бесшумно ступала между деревьев, кутаясь в свой плащ, и уверенно двигалась в глушь леса, точно зная, куда идти, лишь иногда останавливаясь, чтобы  сориентироваться, а затем продолжала свой путь. "Что же она нашла? Она ведь не покидала лагеря? Точно нет... Но тогда что?"
Решив, что если охотница решила его куда-то отвести, значит, оно так надо, искатель не стал задавать вопросов., пока они не пришли на лесную поляну
- Мы пришли - произнесла она и повернулась к парню, отвечая на не успевший слететь с уст вопрос рыцаря - Я хотела с тобой поговорить. Всё же, завтра нам предстоит кульминация всего похода.
После этого она направилась к середине поляны, частично скрывшись за высокой травой, став напоминать в лунном свете призрака в своем плаще.
-О чем же? - окликнул Магнус спутницы, направившись следом, пытаясь понять, зачем же девушка выбрала это место для разговора. И вдруг опешил, вдруг осознав, куда привела его охотница - это было потрясающее место, напоминавшее волшебные поляны из сказок. Лунный свет гулял между полосками травы, отражаясь от капелек воды, что недавно туманом витали в воздухе, придавая поляне серебристый вид. Магнус даже стал ступать осторожно, боясь раздавить какой-нибудь домик феи, которых тут должно быть очень и очень много. Где то в сторонке журчал лесной ручеек, беззаботно и весело, словно ребенок. И все это под фантастическим ночным куполом. Это место напрочь прогнало сомненья и уменьшила ужасы до небольших, нелепых страхов, подняв настроение. "Она не могла знать... Или...Могла? Чувствовала ли она страхи и специально привела сюда? Или сома хочет успокоится, и просто ей нужна компания?" Он взглянул на девушку блестящими от восторга глазами, желая, наконец, узнать, зачем же ни тут.

+1

4

Она чувствовала эту перемену настроения мужчины. На зверином уровне, по витающим в воздухе запахам. У страха свой особенный запах, который Тори чувствовала. Другое так не поддавалось, а вот страх — запросто. Наверное, это инстинкт оборотня-убийцы: чувствовать страх своей жертвы, который будоражит и без того горячую кровь. Но не избавление рыцаря от его переживаний привело сейчас их на эту прекрасную поляну.
- Завтра важный день, - стоя всё ещё спиной к Магнусу, -И я бы хотела извиниться за то, что произошло тогда в таверне.
Она выпалила это быстро, словно отдирала от раны бинт. «Что в этом такого? Зачем я это делаю?». Девушка развернулась и взглянула в глаза рыцаря. Они искрились восторгом и восхищением, вызванным всей это картиной. Да чего уж греха таить: Актория сама восхищалась этим пейзажем каждый раз, как ей доводилось его видеть.
- Извини, - подходя на шаг ближе.
  Это звучало искренне.
- Я видела. С каким смущением ты удалился из комнаты. Я не хотела тебя поставить в неловкое положение.
Похоже, в женском разуме что-то переклинило. Она подошла ещё на шаг ближе, оказавшись почти вплотную к рыцарю. Ручка графини легла на щеку Магнуса, проводя пальчиками по лёгкой щетине.
- Я знаю, что ты очень волнуешься. Всем мы очень волнуемся, - не отводя руки, - Но позволь мне хоть немного отвлечь тебя от страхов. На этой поляне всё страхи отходят на второй план, не находишь?
«А заодно и себя, похоже». Как бы неприятно было это признавать, но Фреодегар боялась не меньше всех остальных. Только спастись ей от этого страха было слишком сложно. Сколько она уже пережила разных опасностей? Чего только стоит этот злосчастный Сарbanned, в котором они с Тарали были на волосок от гибели. Точнее. На тонкую магическую завесу от этой самой гибели.
Вместе с мимолётным воспоминанием о городе-оазисе всплыло и ещё одно, повлекшее неприятный укол в душе. Но ясно было одно — не осталось ничего, кроме обиды. Но сейчас дела минувших дней не должны касаться настоящего. Ведь настоящее прекрасно: залитая звёздным и лунным светом поляна, а на ней два приключенца.
Охотница оказалась совсем близко к мужчине. На бледной коже ощущалось его тёплое дыхание. Глаза прикрыты ворохом чёрных слегка подрагивающих ресниц.
- И за это прости.
  Девушка произнесла это одними губами, боясь спугнуть что-то мимолётно-волшебное своим голосом. Не отпуская руки щеки, девушка коснулась губ воина своими устами. И в таким положении она задержалась на несколько мгновений, буквально тая от нахлынувших чувств. Лёгкое забытье, словно от хорошего вина. Рука тем временем соскользнула с щеки на шею. Поцелуй стал более требовательным, в нём появилось чуть больше напора.
Кто знает, что взбредёт в голову самому рыцарю после этого. Девушка ещё даже не надеялась, что он ответит взаимностью на этот жест, но очень надеялась, что это отвлечёт рыцаря от переживаний. «Или добавит кучу новых».

+1

5

Он терпеливо смотрел на нее. Смотрел, как колышет плащ ее ночной ветер, как играет с ее, казалось, серебреными волосами. И это ожидание томило его – что же могла заставить ее привести его сюда? Быть может, такой же страх, что только что терзал его, и это место успокаивало и ее? А он... О здесь, чтобы разделить то маленькое чудо, что таила девушка от других. Делилась своим счастьем, быть может, в последний раз
-Завтра важный день, и я бы хотела извиниться за то, что произошло тогда в таверне. - Ее слова вызвали милую улыбку на его устах. Воспоминания, такие свежие, вновь всплыли на поверхность сознания, назло тем страхам, что спрятали все милое, что знавал искатель. Та теплая, и даже дружеская беседа перед сном, тот добрый сон, который наверняка был вызван ее теплом. Неловкость, что с утра он ощутил, застигнутый с Акторией в обнимку чародейкой. Казалось, что именно там сделала она, чтоб чувствовать вину? Быть может, ей нужно покаяние хоть в чем-то, чтобы успокоиться?
И вдруг она развернулась, разрушая тот таинственный образ, что даровала ей поляна этой ночью. Нет, не движением, а взглядом - таким счастливым, восторженным и искренним. Она была спокойна здесь, и лишь толика сомнений проступала в ее глазах. Но, чем дольше она смотрела на него, тем меньше была неловкость в этом взгляде
- Извини. - произнесла она, начав приближаться к нему. - Я видела. С каким смущением ты удалился из комнаты. Я не хотела тебя поставить в неловкое положение. И тут она вдруг подошла вплотную, вновь вызвав неловкое смущение у юноши. Он был готов отпрянуть, отступить назад, но ее прикосновение как будто приковало к месту - такое простое, но почему то важное этой ночь. Она смотрела на него, ничуть не стесняясь этой близости, заражая своей уверенностью. Ей было важно знать, простит ли он ее, и он простит - как можно было сказать ей иначе. И он по-дружески обнял ее за талию, с улыбкой прошептав
-То было в прошлом. Простая ночь, и Ашиет смутила меня гораздо больше, чем ты. Все хорошо, но если это важно, то я прощаю тебя Актория.
Она игриво усмехнулась, задумалась на пару мгновений, и вновь произнесла
- Я знаю, что ты очень волнуешься. Всем мы очень волнуемся, но позволь мне хоть немного отвлечь тебя от страхов. На этой поляне всё страхи отходят на второй план, не находишь?
Воистину, страхи пожирали его. Что может он, обычный смертный, когда пред ним стоит смерть во плоти? Быть может, страшно пережить кошмары второй раз, но гораздо хуже не ведать их совсем. Ведь, говорят же, что черт не столько страшен, как его малюют. И помощь ему действительно нужна была, но что она могла? Поговорит об этом, успокоить?
Однако чудное спокойствие в душе, такое теплое, не ускользнуло от внимания искателя - он признавал, что красота поляны действительно помогала, и сейчас беловолосая охотница казалось ее частью.
- И за это прости. Вдруг произнесла она таинственным, почти беззвучно, шепотом, и прежде чем рыцарь успел хотя бы сформулировать вопрос, она накрыла его губы поцелуем, подавшись еще ближе. Внезапность поцелуй неприятно обожгла - нет, не потому что он был таким плохим. Рыцарь оказался не готов, смущение вновь одолевало. И если бы не оцепенение, что льдом сковало его тело, он бы отпрянул, быть может, даже убежал. "От кого? От девушки, что ищет в тебе оплот свой, уверенность и защиту? Какой же ты герой, коль девушки боишься пуще смерти... Едва завидев труп, ты тоже убежишь? Ты трус" -раздался внутри голос, строгий, беспринципный. Как будто страшный зверь, оторванный от спячки, он разорвал сомненья в клочья "Теперь ты отвечаешь не только за себя. Коль испугаешься, то подведешь ее. Так покажи ей, что не ведом тебе страх, что, даже ожидая смерть, ты хочешь жить. Назло себе, назло врагам, отдай ей то, что нужно ей".
И треснул лед... И пламя вырвалось из-под него. Объяв все тело, оно жгло, заставляя двигаться, торопя жить. Он начал отвечать на женский поцелуй, начал обволакивать ее губы своими. Ладонями он начал бегать по ее телу, приятными движениями лаская талию и спину. И каждый миг он делал все уверенней, как будто это делал каждый день.
Пусть знает, что отныне она в надежных руках

Отредактировано Магнус Эссен (20-10-2015 13:20:47)

+1

6

Сначала белокурая боялась, что этот поцелуй будет отвергнут. Но, казалось бы, отвергнет, уйдёт — и что с того. Но нет, не в эту ночь, укрывшую двух путников холодным светом луны.  Но ожидания девушки были оправданы. Хоть сначала и чувствовалось напряжение, неуверенность и даже, возможно, испуг, теперь всего этого не было в действиях Магнуса. «Пути назад нет. Но он и не нужен».
  Был ли пустяк, как та ночь в таверне простым предлогом, что бы вытащить рыцаря сюда? Скорее да, чем нет. Ну не будет ни одна здравомыслящая девушка за такое извиняться. Но о каком здравомыслии может идти речь, когда завтра будем неизвестно что, а здесь и сейчас хочет лишь уверенности хоть в чём-то. Например, в этих сильных руках, что начали блуждать по телу графини. В них Фреодегар чувствовала себя очень уверенно в эту звёздную ночь.
  Долгий поцелуй хорош, но не когда он становится бесконечным. А этот вполне обещал быть таковым. Охотница немного отстранилась, но затем снова прильнула к мужчине, но теперь уже легко потёрлась щекой и его щёку, ощущая колкую щетину, делающую ощущения ещё острее. От этого по телу пробежал разряд, а на личике появилась довольная улыбка. Мыслей не было, было только ощущение лёгкости и правильности всего происходящего. И нарастающее ощущение только и делало то, что, буквально, подгоняло. Такое знакомое, тянуще-сладкое томление.
  Рука скользнула по шее на спину Магнуса. Тонкие пальчики немного сжали ткань одежды, но поспешно отпустили. Второй рукой Актория дёрнула за завязку плаща на собственной шее. Верёвочки легко поддались, и ткань с шелестом упала на траву. Деньки были тёплыми. А вот ночи уже были не слишком избалованы таким, поэтому лёгкая прохлада коснулась тела сероглазой. Бледная кожа прикрыта тонкой тканью рубашки, которую легко стянуть через голову. Рукава открывают чернеющие в сумраке татуировки.
  Снова Тори прильнула к рыцарю, уже прижимаясь и, обняв того за шею, целуя такие желанные губы. Хоть какие-то отголоски мыслей о конечной цели их миссии отошли на второй план, отдавая правление инстинктам и гормонам. По коже пробежали приятные мурашки, а контраст прохладного воздуха и живого человеческого тепла воина будоражил проклятую кровь. Не отрываясь от поцелуя пальчики прошлись по  одежде Магнуса, нетерпеливо теребя ворот его рубахи,столь мешающей сейчас.
Тихое рычание, которое можно принять за нотку нетерпения и недовольства. Ладошкой Актория провела по шее Магнуса вниз, переходя на грудь, закрытую одеждой, и прильнула губами чуть ниже ушка. Слегка сжала кожу зубами, но затем тут же загладила свою вину нежным поцелуем. Зверя трудно сдерживать, особенно в таким интимный момент. Даже в человеческом облике горячая кровь проклятой даёт иногда о себе знать, пусть и в самых незначительных, обыденных деталях. Где-то прикусить, поцарапать — кажется столько же нормальным, сколько и желанным.

Отредактировано Актория (20-10-2015 21:52:24)

0

7

Огонь желаний, что так неожиданно пробудился в сердце благородного воина, продолжал охватывать как телу, так и душу. Он буквально сжигал все мысли, заставляя очутится в неком забытье, в котором не было прошлого или будущего - только настоящее, только наслаждение от ощущений, от женского тепла, от женской ласки. Он забыл обо всем - словно оторванный от мира и подаренный лишь ей одной. Даже тот звериный голос, что заставил его остаться тут, сейчас, исчез, оставив воина наедине с девушкой.
И хотя рыцарь старался сделать все как можно более нежно, приятно и даже страстно, опыта ему явно не хватало. Вначале это сказалось в том, что на мгновенье отстранившееся девушка вызвало некое раздражение, готовое вернуть страх на прежнее место. И оказавшийся вдруг ледяной воздух ворвался в грудь при вдохе, чуть остудив пламя страсти. Ему было невдомек, что даже в такие моменты нужно было дышать, что вечный поцелуй невозможен в принципе.
Но страхи не успели поселится вновь - она прижалась к его лицу, обдувая его лицо своим шумным и горячем дыханием. Ее ладонь скользнула по шеи и спине, сжав ткань рубашки в нетерпении. Сама она развязала плащ, позволив ему элегантно соскользнуть с ее тела, будоража эмоции юноши. И дополняло картину едва заметная из-за близости улыбка, улыбка той, что предвкушала нечто сладкое в сие мгновенье. Не стоит говорить, что то негодование довольно быстро растворилось в потоке нового желания, сильнее разжигая пламя и добавляя нотки нетерпения. И девушка могла почувствствовать все это, вновь накрывая его губы поцелуем. На этот раз он оказался слишком пылким, трепетным, и то и дело прерывался в желание вкусить ее в других местах. И словно их желанья совпадали, ведь первая прервалась она, и с легким рычанием она вкусила юношу чуть выше шеи, придав эмоциям пикантность, и затем начала утешать укушенное место.
Тем временем воин запустил ладони ей под рубашку, прикоснувшись к ее мягкой коже. Он чувствовал, как ее тело одолевали мурашки, хотя она была горячей. Должно быть, контраст того самого холодного воздуха и горячего...его... Ведь он был, наверно, таким же обжигающим для нее, как и она для него. А еще она мерзла...
Все это мелькнуло где то в подсознании, торопя скорее раздеть ее, накрыть своим пламенем ее тело, которые не могло прорваться сквозь ткань рубашки. Довольно ловко подцепив кончики ее рубашки пальцами, он начал торопливо, но все же осторожно, стягивать с нее рубашку, при этом чуть отдалившись чтобы...
Чтобы видеть ту прекрасную картину, что открывалось взору юноши. Лунный свет накрывал ее притягательные формы таинственный свечением, делая и без того манящее тело таким желанным. Каждый открывавшийся изгиб заставлял нуждаться в ней все сильнее, а представшие взору окрепшие кончики ее грудей полностью сорвали цепи со страсти. "Ты будешь моей" - промелькнула единственная мысль перед тем, как он вновь накрыл ее еще одним безудержным поцелуем.

+1

8

Тёплые руки коснулись гладкой кожи графини. От этого прикосновения она еле заметно вздрогнула. Можно было подумать, что это от холодна или неожиданности. Но нет. Здесь сейчас настолько жарко, что это разрядом прошлось возбуждение. Это словно укол, после которого по гибкому стану растекалась тёплая волна, скапливаясь тягучим ощущением внизу живота. А ещё этот безудержный поцелуй, который подогревал воздух вокруг ещё сильнее. О таких поцелуях помнят ещё очень долго, желают повторить при первой же возможности. Сероглазая лишь на секунду оторвалась от манящих губ, что бы  перевести дыхание. И снова прильнуть в поцелуе, то нежно касаясь его губ своими, то дразня лёгким укусом.
  Нетерпение витало в воздухе, навязчиво требуя от обоих решительных действий. И рыцарь послушно следовал зову своего тела, поспешно избавляя оборотницу от рубашки. В его движениях читалась осторожность. Приятная, притягательная, но противоречащая звериным инстинктам, пробивающимся наружу.  Во всяком случае, избавление от светлой ткани, тут же очутившейся на траве, подействовало словно шпора на скакуна. 
  Огонь страсти может опалять тела, даруя ощущения наслаждения, но он может, подобно обычному костру, начать сжигать. Так и томление, слишком долгое, начинает буквально жечь. Ощущение необходимости потушить это пламя обволакивает сознание, заставляя думать только об этом. Охотницу сейчас больше ничего не волновало, кроме неё и Магнуса.
  Тело, словно натянутая струна, отзывалось на все ласки и прикосновения со стороны мужчины.  Блондинка не менее спешно начала избавлять его от рубахи, а затем прижалась своими прелестями к оголившейся груди рыцаря. Дыхание, шумное и глубокое, срывающееся с уст Тори, заставляло грудь вздыматься, тереться о кожу соратника.
  Ладошкой она провела от ключицы вниз, остановившись лишь у пояса. Не стоило быть провидицей или менталистом, что бы узнать о желании мужчины. Поэтому пальчики занялись шнурком штанов. Это было явно проще, чем с завязками на латах тогда в таверне.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Долгая звёздная ночь