http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Макс Хелльберг


Макс Хелльберг

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя:
Макс Хелльберг.
2. Возраст:
Двести девяносто один, или что то около того. Выглядит на 27-30.
3. Раса:
Тифлинг. (Человек/демон)
4. Профессия:
Обычно не чурается никакой работенки. Ему всегда было все равно, заплатит ли ему какой-нибудь ландграф за разгон бунтующих крестьян, либо те же  самые крестьяне за то, чтобы он отогнал волков от полей. Ну, или метнуть молнию в вышеуказанного ландграфа. В общем, за что платят - за то и берется, тем и зарабатывает на жизнь.
5. Внешность:
Широкие плечи, рельефный торс и могучая грудь украшенная мужественной порослью - нет, это было явно не про Макса. Тощий, подобный иссохшейся в знойное лето жерди, парень был явно на любителя. И дело было даже не в папашкином наследстве, которое, в свою очередь, так же не красило его. Произносить в его присутсвии слова в духе - "мускулистый", "крепкий", "высокий" или "сильный" было все равно что посылать Имира в его же храме Рилдиру под хвост, если таковой у него, конечно, имелся. Потому как он был полной противоположностью этим так нравящимся девушкам параметрам. А почему все же на любителя? А потому как пускай и не был он уродом, но не так уж много девушек могли бы клюнуть на бледного худосочного паренька с ужасными кругами под глазами от вечного недосыпа. Разве что, чуть меняли картину в его пользу длинные светло-русые волосы, каким позавидовала бы не одна красотка, падающие ниже плеч, но лицо было отнюдь не женственное - узкое, ястребинное, обветренное, которое, в свою очередь, украшала (если это можно так назвать) маленькая клиновидная  безусая бородка. Именно с такой козлячей бородкой и изображают демонов во всевозможных книгах, церковных мозайках и прочем. И именно это, к слову, и натолкнуло в свое время парня на мысль о том, что неплохо было бы соответствовать. Тем паче, что бородка эта хоть как-то отвлекала внимание от впалых щек, лишь еще больше подчеркивающих острые скулы, четко выделяющиеся на лице. Ну, или если все же какой-то глупышке понравилось это болезненное лицо книжного червя, то дальше ее ждало разочарование в виде упомянутого ранее "папашкиного наследства". Вместо красивых светлых глаз, которые, по всем ожиданиям несчастной, должны были дополнить худо-бедно, но все же симпатичное лицо, на нее смотрели две ужасные черные дыры. Понятия зрачок или белок отсутствовали как факт, не было видно ни того, ни другого, лишь два компактных сгустка тьмы, с которыми никогда не знаешь, смотрят ли они на что-то другое или же неотрывно следят за тобой, выжидая момент, чтобы вытянуть из тебя душу и слить с вечной тьмой, бушуюшей в провалах глазниц. Конечно, ничего подобного парень не мог, но все же эта его особенность глаза, остающаяся загадкой даже для него самого, ибо других тифлингов или демонов с подобными глазами он не встречал, постоянно превращалась для него в проблему при общении с кем-либо. Сиволапые крестьяне зачастую и вовсе, без каких-либо разговоров пытались вздеть мага на вилы, иногда даже забывая, что он вообще-то пришел им помочь. Хотя что там крестьяне, дворяне и многие прочие были в этом вопросе такими же невежественными и суеверными трусами.
Именно поэтому Макса часто можно увидеть в тонкой марлевой повязке на глазах. Да, не удобно, да, видно плохо (да, пень, да, споткнулся, да, мордой в грязь), но зато это давало возможность общаться с людими, не ожидая, что вместо "Здрасте" тебе лопатой в зубы дадут, либо ведро с освященной жрецом водой на голову наденут.
И если проблема глаз была все же решаема, пускай и таким неказистым способом, то вот с  черными рогами, выступающими из ухоженной гривы, было посложнее. Нет, ну сами попробуйте походить в натянутом по самые глаза капюшоне (шапероне, худе, что только колдун не перепробовал, пытаясь их скрыть) в сорокоградусную жару! Мало того, что жарко, еще и косятся как на слабоумного. Хотя тут ладно - у простого люда к магам всегда было особое отношение, сродни с юродивыми, и на многие причуды закрывали глаза.
Речь тифлинга была так же со своими специфическими особенностями, которые обуславливал раздвоенный змеиный язык. И, пытаясь скрыть его за ровным рядом самых обычных, разве что, со слегка длинноватыми клыками, зубов, он старался как можно меньше открывать рот, что делало его тенор более низким и густым, придавая речи странный оттенок выговора, словно, произнося согласные, он каждый раз прилязгивал зубами. Когда не было необходимости делать это, он попросту слегка шепелявил, порой забавно растягивая шипящие. А порой, нервничая и теряя контроль над своей речью, он и вовсе превращал звонкие в шипящие, как наприимер, слово "жало" в его устах могло звучать не иначе как "шало".
Ну, а вот очередной минус в виде невысокого роста - чуть ниже среднего (около 171) - все же играл ему на руку, заставляя печальный след от опытов в виде нездоровой худобы не так бросаться в глаза. Нет, это все еще было хорошо заметно, но стоит представить его пятьдесят килограмм костей и кожи при росте под два метра.. То еще, надо сказать, зрелище. Но вернемся к дурному наследству, а именно - к деформированной правой конечности, по-другому назвать это нельзя. От кончиков пальцев, которые заменили крепкие когти и почти по самый локоть руку чародея покрывала красного оттенка чешуя, с годами превратившаяся в крепкие костяные наросты. Как и все остальное, ее тифлинг так же скрывал, почти постоянно нося  кожаную перчатку и выглядя в глазах окружающих еще более странно. Левую, слава богам, проклятье демонической крови минуло, и единственным ее украшением была лишь пара серебрянных колец.
И хвост. Чертов тонкий хвост, заканчивающийся узкой стрелкой, вечно норовящий вырваться из-под плаща в самый неподходящий момент! Ты выполнил договор, дело сделано, и, довольный собой и проделанной работой, ты идешь  за честно заработанной наградой, как понимаешь вдруг, что мечущаяся рядом ребятня играется с твоим хвостом, а окружающая тебя толпа медленно подбирает упавшие челюсти. И все, что тебе остается -  забыв о награде быстро-быстро сваливать, пока они не закончили и не взялись за свои вилы. Рилдировы вилы. Сколько раз от них страдала шкура и одежда.
Кстати, об одежде, в которой наш знакомый был не так уж и привередлив. Кроме уже обозначенных ранее деталей в виде классического кроя плаща с капюшоном и необходимых перчаток, Макс носил плотные льяныне штаны, предпочтительно черного цвета под высокие кожаные ботфорты - лучший выбор путника, привыкшего передвигаться пешком. Благо, хотя бы копытами папаша его не наградил.. В остальном, тоже ничего необычного - простого кроя рубаха и кожаная, потертая в некоторых местах куртка.
6. Характер:

Душа тифлинга, создания, рожденного от слияния двух столь противоположных существ как демона - квинтэссенции зла и порока - и человека, чье естество вечно метается меж двух огней, вещь, надо сказать, сложная. Хотя, Макс все-таки не был очередным набором противоречий, характер у него был непростой, пускай он и умел держать его в узде, стараясь не давать крови демона проявлять себя, гася вспышки гнева и ярости. Но, так или иначе, такие черты как вспыльчивость, раздражительность и нетерпеливость то и дело дают  о себе знать вечным недовольством и постоянным ворчанием. Ему постоянно кажется, что окружающие его люди делают все не правильно, медленно, и вообще не так, как это сделал бы он. Удивительно, что при таких чертах характера он оказался на редкость усидчивым и внимательным учеником. Хотя, вполне возможно, что демоническое наследство тут ни при чем. Понятие "старый зануда" вполне пременимо и для людей, и пускай вас не смущает его еще достаточно юный вид, выражение это подходит ему как никому другому. Мрачный тип, ворчун и пессимист, ко всему прочему он вообще был тяжеловат в общении, если, конечно, дело не касалось магии или какой-либо науки. О, как ему было тяжело поначалу общаться с крестьянами. Чтобы он, потомок знатной фамилии снизошел до общения с чернью, всю свою жизнь только и делающей, что с утра до ночи копошащейся в земле подобно червям?! Но голод, как эта самая чернь любит говорить, не тетка. И потому, познав муки пустого желудка и липнущего к спине брюха пришлось смирить гордыню, снисходя до общения с простыми смертными. Но если быть честным, не только к смердам Макс, потомок демона и дворянин имел такое пренебрижительное отношение. Все люди, в особенности не владеющие магией, виделись ему неполноценными и жалкими, чье существование можно было оправдать лишь тем, что кто-то же должен был работать. Конечно, со временем странствий его дворянский гонор и чувство превосходства поутихли. А как иначе? Ведь зачастую именно эти неполноценные создания не пойми каких, (и верно пьяных) богов и были его основными работодателями, и не каждому из них нравилось, когда наемник смотрит на тебя как на дерьмо под сапогом. Хотя, некоторые замашки подобного толка в нем все же остались, проявляя себя то в пренебрежительном тоне, то в высокомерном взгляде.
Эгоистом полукровка, к слову, не был, но тернистый жизненный путь научил его в первую очередь заботиться о своей шкуре, не сильно-то веря случайным прохожим.  Да и не было почти таких людей, равно как нелюдей, которым бы он мог полностью открытся или довериться. Один-два - не больше. Да и то, где уж они. Зато такой малочисленный круг обещения научил ценить его такие вещи как верность, и преданность. Сложно не поверить в них, глядя на то, как кто-то готов пожертвовать собой ради тебя, и сложно не отплатить им тем же.
Понятие же любви было для него больной темой. Сердце его не было оковано льдом, и не было высечено из камня, напротив - сердце наполовину демона горело и пылало, обжигая ребра изнутри жаром страсти. Он знал и симпатию, и привязанность, и простое плотское желание. Но страсть и похоть не любовь, не будучи дураком тифлинг понимал это, во время очередного сеанса самокопания, когда очередная пассия сбегала от него, не выдержав вредного и вспыльчивого нрава. Но он никогда не грустил по этому поводу, ведь истинной его любовью всегда была и будет магия и тяга к новым знаниям. О-о,  в этом вопросе Макс мог бы заткнуть за пояс любого религиозного фанатика, коих презирал и ненавидел, иногда встречая их на площадях, несущих с пеной у рта свою антинаучную ересь, вгоняя и без того темный народ в пучину еще большей безграмотности. Хотя, опять же, плевать ему было и на фанатиков, и на народ. Это ведь не новая книга заклинаний или свиток с описанием древного ритуала, за который и душу было бы не жалко продать рогатым родственничкам. А ведь, пожалуй, Макс и вправду мог бы отдать за это душу, лишь бы приумножить свои знания, которые он, как хомяк, заботливо накапливал, находя новые и утаскивая в свое логово. Там он мог, закрывшись от остального мира, днями и ночами просиживать за новыми фолиантами, переводя старые книги, разбирая манускрипты и делая попутно записи в пухлой тетради. В такие моменты он терял счет времени, забыва о еде и сне, отдаваясь учению с головой.
Ну, и ко всему выше сказаному все же не стоит забывать, что, каким бы добрым малым ни казался Макс Хелльберг, все же он не был человеком. И никогда не считал себя таковым, ставя себя на уровень выше людей. Он оставался потомком демона - существа, являющего собой зло в чистом виде, и хотя на фоне прочих тифлингов он был чуть ли не душкой, не все его поступки были милы и добродетельны. В своей жажде знаний он часто переходил границу дозволенного, порой даже не замечая этого. Но судить эти поступки, подходя с людскими мерками морали к тому, кто человеком не являлся.. правильно ли это?
7. Биография:
Аmore.. amore a prima vista!.. Хотя какая там, к черту, любовь с первого взгляда. Случившемуся куда больше подходило язвительное amore facile, случайная связь, порыв страсти грязной человеческой душенки и демоническая жажда плотских утех. Эпитеты поласковее и благозвучнее придумать было сложно. Еще в раннем дестве, будучи совсем ребенком, Макс не строил илюзий относительно целомудрия и высоких моральных качеств своей мамаши, вдвовствующей баронессы фон Хелльберг, в чьем поместье, доставшимся по праву наследия от ее покойного мужа, и прошло его детство. В какой-то степени мальчишке сильно повезло, что он родился в семье дворянского рода, в поместье, в котором слово его матери было непреложным законом. Потому как, родись он в крестьянской лачуге, его судьба была более печальной. Даже если бы его не утопила собственная родительница, ее бы вместе с ним спалили в припадке суеверного ужаса соседи, прознавшие рано или поздно о ребенке-монстре, понесенном грязной потаскухой от демона. Ведь история помнит немало случаев, когда обезумевшая толпа  так и не дала увидеть свет сотням, а то и тысячам младенцам-тифлингам, сжигая, топя, давя и раздирая их на части прямо в колыбелях, под рыдания и крики матерей, хотя так же не редко и под их одобрительные возгласы.
Но, так как этого все же не случилось, дество мальчика прошло беззаботно и легко. Вымуштрованные слуги, он, и колдунья-мать. Да-да, вы не ослышались, именно колдунья. Злые языки, конечно, именовали ее не иначе как "ведьмой поганой" и были во многом правы, но это уже лишнее. Вернемся к личности его матери. Хотя, опять же, не возвращаясь к определению "ведьма", описать ее было бы по-настоящему сложно. Холодная, эгоистичная, властная. Жестокая, властолюбивая, она правила поместьем железной рукой, карая каждого, кто смел ослушаться ее воли. И слуги повиновались, а куда им было деваться. Их сдерживали их же глупые суеверия, основанные на мнимом всемогуществе колдунов. Ну, а Баронесса, не будь дурой, к тому же являясь той еще любительницей пафоса, всячески укрепляла свой авторитет простенькими фокусами, производящими на простых смертных великое впечатление. Жадная, алчущая власти и могущества чародейка при всех своих царских замашках, как бы это ни было забавно, была самой настоящей недоучкой, только и умеющей,  что наслать порчу да заставить скотину болеть - и ничего более. И как вы, наверное, уже догадываетесь, именно это и послужило причиной ее греховной связи с одним из любимых творений Спящего бога. Магия, новая сила, равная в ее понимании большей власти в обмен на ее тело. И на искалеченую жизнь одного маленького мальчика, родившегося тифлингом. Уродом, мутантом.
Но к этому мы вернеся позднее, пока же нужно разобраться не со следствием, а непосредственно с причиной всей истории. Сделка между человеком и демоном состоялась -  сын Рилдира получил желаемое, а баронесса, в свою очередь, обрела новые знания и силу. То ли она была так хороша в постели, то ли еще что, но демон не поскупился, появившись спустя пару лет и дав ей в руки запретные знания магии Тьмы. И, как следствие, без того не обремененная материнским инстинктом леди Хелльберг, увлеченная новой игрушкой совсем забыла про малыша Макса, пускай по сути это ничего не меняло, ведь ребенок и так рос на попечительстве нянек.
Та ночь, когда демон появился в их поместье во второй раз, дабы передать добытые знания матери Макса, изменила поместье до неузнаваемости, превратив его в пристанище разного рода темных личностей - от седых старцев, с которыми баронесса могла по несколько дней не вылезать из семейной библиотеки, до отъявленных головорезов, которые то исчезали, порой надолго, то появлялись в новь. Изменилась и сама мать мальчика, кропотливо постигающая темное искусство. Печать порока с каждым днем все более явно проявлялась на ее лице. Она становилось злее, желчнее - более жестокой чем когда-либо. Даже внутреннее убранство в доме поменялось, став каким-то.. более мрачным, что ли.
А мальчик тем временем рос, не зная отца, и не чувствуя матери. Бесконечные няньки, воспитатели, учителя. Изредка, но все же вспоминавшая о нем мать считала, что ребенок должен был получить хорошее образование, соответствующее его статусу носителя благородной фамилии. Пускай и добавляла зачастую при этом, что общество вряд ли примет урода, даже и грамотного.
Да. Она не любила его, и резвящийся в саду пятилетний мальчишка, не понимающий еще своей особенности, не вызывал на ее лице ни тени улыбки. Она получила что хотела, а он был лишь "неприятным бонусом", оставшимся после окончания сделки. Но, пускай подобный поступок был бы вполне в ее духе, она так и не избавилась от "ошибки природы", видимо опасаясь мести демона. Порой казалось, что даже в нем, демоне, не разу не появившемся с тех давних пор и не видевшего свое отпрыска, любви и родительских чувств было больше, чем в ней. Деньги, темная магия, власть  - даже будучи взрослым и множество раз пытаясь дать подобному поведению оправдание, Макс так и не смог понять, что ее так испортило. И со временем он забросил эти попытки.
Но, как бы там ни было, годы шли. Он рос и все меньше с каждым днем в нем оставалось от милого  - насколько это слово вообще применимо к тифлингу - малыша. С годами демоническая кровь все больше брала свое, и вот, перед нами был уже не невинный ребенок, а молодой парень, с цепким, пронзительным взглядом и злой холодной ухмылкой на аристократично-бледном лице. И зря не заботящаяся его собственными желаниями колдунья-мать приглашала для него учителей и наставников, должных вырастить из него, согласно устаревшим традициям, воина. Стрельба, верховая езда, фехтование, и прочий бред, как он сам выражался, его мало интересовали, разве только первое время. Зато он часто мог пренебрегать этими занятиями в пользу уроков письма, истории, литературы и остальных наук, проявляя тем самым тягу к знаниям уже в юном возрасте. В конце концов, и мать, и наставники махнули на него рукой, поняв что пытаться оторвать паренька от его любимых книг - дело бесполезное и заведомо проигрышное. Ночами он мог просиживать в библиотеке, с головой погружаясь в мир лежащей перед ним книги, пока не приходил кто-нибудь и не прогонял молодого господина спать. А читал он все подряд - от истории дальних стран, филосовских трактатов и трудов по математике до скальдической поэзии и алхимии. Ему все было интересно. Как устроен это мир, откуда в нем столько рас, что за боги его создали, каким законам он подчиняется, почему горит огонь, светит солнце - и так далее, и тому подобное. И само собой разумееющееся - ему была интересна магия и ее природа, тем паче, что знал он о ней не понаслышке, пускай мать и редко пускала ее в ход. И однажды он пришел с этим вопросом к матери. Казалось, что в тот момент, когда парень изъявил желание учиться у нее, в ее глазах впервые мелькнуло подобие интереса к собственному чаду, которым ранее она с такой регулярностью пренебрегала. И, к не малому удивлению самого Макса, она согласилась его учить. И ее интерес к сыну рос пропорционально тому, с каким успехом и жадностью он впитывал новые знания. Он был превосходным учеником, а она, надо было признать, была неплохим учителем, и в какой-то момент сама не заметила, как увлеклась его обучением, отдавая ему почти все свое время. От нее он узнал Рилдире, упоминание о котором встречал во множестве ранее прочитанных книг, его детях. Научился понимать и разбирать можество наречий темного языка, проникать в смысл древних манускриптов и постигать тайны старинных скрижалей. Познакомился с множеством обрядов и ритуалов. К слову, получаемые им знания проливали свет не только на седую древность, но и на  происходящее в их собственном доме - как, например, объясняя частые отлучки матери и странных личностей, то и дело посещающих их дом. Это были учителя и наставники самой госпожи Хелльберг, получившей в свое время от его отца-демона лишь крохи знаний, жалкий клочок теории, но развитый и преумноженный. Само собой, одной теории было мало, и вскоре началась кровавая и ужасная практика.
Которой, покончив с теорией и другими сопутствующими науками, занялся и сам парень. Первую жертву своей жажды силы и знаний он помнит до сих пор, спустя много лет.
- Настало время применить полученные знания на практике, мой мальчик. Видишь? Чуть левее, у колонны - сухой узловатый палец хозяйки поместья, помогая молодому человеку быстрее найти искомое, небрежно обратился к опрятного вида старику, устало оперевшегося плечом на холодный мрамор высокой коллоны, оплетенной плотной порослью плюща, словно паутиной. Сами же мать и сын стояли на балконе, нежась в последних лучах заходящего солнца, окрасившего двор своим мягки светом. Выйти на свежий воздух после нескольких часов, проведенных в библиотеке среди пыльных фолиантов, было равносильно спасительному глотку воздуха для утопающего.
- Ты о дворецс-ском? - глянув в указанное матерью направление, спросил тифлинг, щурясь и моргая от слишком яркого для него света.
- Да. Он - твоя цель.
- Ты уверена? Мне кажется, с-старик Гус-став не выдершит и легкого с-сглаза. С-с-сколько ему лет-то. С-сколько помню с-себя,  он вс-сегда был в наш-ш-шем доме.. - не сводя черных глаз с дворецкого, задумчиво протянул Макс, почесывая еще редкую бородку. Сказанное им было абсолютной правдой, почтенный мэтр Густав прислуживал его семье еще задолго до того, как родился он сам, и был уже очень стар. Не хотелось бы совсем заморить старика, который отлично зарекомендовал себя как верный и преданный их фамилии слуга.
- Мальчишка. Какая порча? Убей старика - слова, громом отдавшиеся в его голове, заставили Макса повернуться, удивленно вытаращившись на мать. Властный тон и внимательный взгляд пары холодных глаз говорил о том, что тифлингу не послышалось. Опешивший, он снова глянул на старика. Тот, как будто почувствовав, что речь идет о нем, поднял седую как лунь голову, почтительно кивая молодому хозяину.
- Ты с-с-серьзно?! С-сачем мне убивать Гус-става, он ш-ше.. - звонкая пощечина не дала парню закончить, прервав его на полуслове. Две черных дыры, заменяющих тифлингу глаза, с ненавистью впились в лицо женщине, а сквозь плотно сжатые зубы раздалось угрожающее шипение, сделавшее бы честь любой змее. Но, быстро взяв себя в руки, он отступил на шаг назад, потирая место удара, отпечатовшегося на щеке красным пятном. Кровь демона все больше проявлялась в нем, и мать была единственным человеком, которому он мог спустить подобное, не попытавшись перегрызть ему глотку.
- Заткнись. И сделай то, что я тебе скала - сталь в голосе баронессы звучала все явственней, и каждое слово было как удар мокрой тряпки по лицу - или ты хочешь всю жизнь оставаться недоучкой, струсившим прикоснуться к истинной силе? Пойми - все твои знания ничто, если ты не можешь даже убить немощного старика - жестокая насмешка сквозила в голосе колдуньи, но тифлинг промолчал. Сколь бы ни были неприятны ее слова, не будучи дураком он сразу понял, что его мать была права - Так что перестань строить из себя святого, для этого ты мордой не вышел, и выполняй. Пусть его сердце перестанет биться.
Задумавшись, тифлинг отвернулся, снова уставившись на старика, переместившегося к фонтану, что украшал центр внутреннего двора. Старик.. Переведя взгляд на мать, парень замер в нерешительности. Что же делать? Убивать несчастного не было никакого желания. И дело было совсем не в жалости. Куда там. Просто.. сделать это значило бы окончательно проиграть долгую и упорную борьбу за свободу выбора, выбора собственного пути, а не того, что пытается навязать ему мать. Убить и стать таким же чудовищем, как она.. смешно, наверное, выглядит тифлинг, называющий человека чудовищем.
Но она была права. Ничто в этом мире не дается просто так, у всего есть своя цена и за все нужно платить. А знания и сила - первые в этом списке.
- Ну же, просто сде..
- Молчи. Еще слово, и я уйду.
Сердце билось как бешенное, норовя сломать ребра изнутри и вырватся наружу, подобно рвущемуся к поверхности утопающему сквозь толщу воды. Удар. Мать внимательно смотрит на него. Удар. Нужно было срочно что-то решать. Удар. Смерть одного старика, или его собственная мечта. Очередной удар. Биение сердца гулко отдавалось в ушах перестуком ритуальных барабанов. Снова удар. Повернувшись, дворецкий явно собрался уходить. Ну же парень, решайся..
Удар.
- Не так быстро, Густав..
Само собой, бедный дворецкий, даже не понявший, что его убило, был не единственной жертвой науки. И с каждым разом делать это было все проще.  Разум сам находил для себя отговорки и оправдания. Со временем тифлинг и вовсе перестал в них нуждаться. Что стоят все их жизни по сравнению с бесценными крупицами опыта и знаний? Для Макса этот вопрос был сугубо риторическим.
И так продолжалось еще очень много лет. Постарела мать, вырос он, и в какой-то момент тифлинг осознал, что больше ничему уже не может научиться. И эти двадцать с лишним лет не прошли даром, превратив его в сильного колдуна способного повелевать Тьмой и своей волей направлять ее губительные потоки в нужное ему русло.
Но, вкусив однажды столь сладкий плод как магия, остановиться было невозможно. Он хотел большего, но мать уже не могла дать ему этого. И тогда Макс принял решение искать новый источник мудрости и силы. А единственным таковым известным ему на тот момент была Школа магии и чародейства в Гресе.  Обучение в ней было не из дешевых, но казна их рода вполне могла позволить такие расходы, и поэтому одобряющая его увлечение мать беспрекословно давала ему деньги.
Сдать вступительные экзамены было делом не сложным для великолепно владеющего основными науками молодого дворянина, не составила труда и проверка его потенциала как мага. Но, черт возьми, как же оказалось сложно скрыть тот факт, что новоиспеченный ученик их академии уже владеет одной из школ, ныне запрещенной в стенах этой обители знаний.
Как бы так ни было, с этим он справился. Меж тем, оставалось все еще не принятое решение, на какой же из факультетов поступить. О, обладай он достаточным запасом времени и средств, он бы с готовностью закончил их все. Но, к сожалению, его жизненный срок все же был не так велик, как, например, эльфийский, да и финансовый запас не из рога изобилия черпался.
В конце концов, выбор молодого чародея пал на факультет одной из четырех стихий - воздуха. Ему всегда была интересна воздушная стихия, ее законы, правила. И, на его взгляд, это был лучший способ постичь давно интересующие его вопросы.
В итоге он с головой ушел в изучение выбранной стези воздушного мага, постигая тайны и загадки такой непостоянной стихии, как воздух. С каждым днем он узнавал все больше, впитывая знания как губка. Но при всем при том он так же умудрялся вести и активную суденческую жизнь. Впервые в жизни тифлинг чувствовал себя если не счастливым, то хотя бы очень близким к этому состоянию. В месте, где впервые ему давали оценку не по рогам и хвосту, а по уму и достижениям, где в нем видели друга, коллегу и соратника, он чувствовал себя по-настоящему на своем месте.
- Макс, шевели копытами! - высокий парнишка с собранными на затылке в светлый пучек волосами оглянулся, смеясь вместе с остальными над неуклюжим товарищем - опоздаем на лекцию и Ризенкампф нас точно убьет.
- У меня.. уф, нет, уф-ф-ф, копыт, сс-сколько рас-с повторять, Верлен - нагоняя остальных и на ходу пытаясь связать порвавшийся узелок с тетрадями, тяжело дыша ответил тифлинг - Зато ес-сли не перес-с-станешь ос-стрить у с-самого рога появятс-ся и побольш-ше моих - проведя развоенным языком по пересохшим губам, парень гадко ухмыльнулся - твоя Сигню уже давно мне ст-сроит глаз-ски..
- Ну конечно. Девицы, знаешь, падки на парней с такими языками. Если ты понимаешь, о чем я - в свою очередь не осталься в долгу Верлен, лучший друг и товарищ Макса, и такой же студент, как и он готовящийся сдать экзамен на очередную, последнюю ступень владения магией воздуха. Подготовка к нему была крайне тяжелой и напряженной, к тому же, улицы Греса буквально плавились от невыносимой жары, и парни при любой возможности старались выползать на свежий воздух из душных залов и аудиторий.
- Да пош-шел ты! - и, продолжая смеяться и подначивать друг друга, они поспешили на урок.
Не все, конечо, были настроены к парнишке (хотя, какой там уже парнишка, в сорок-то с лишним лет!) так же хорошо, как его друзья. Все-таки рассчитывать на то, что ребенка демона полюбят без исключения все, было бы глупо. Да и он сам не старался нравиться каждому. Лишь бы он мог продолжать учебу, а уж чью-то неприязнь он переживет.
Может быть, именно поэтому, спустя не один десяток лет, закончив обучение на факультете воздуха и получив звание архимага, он так и не смог оставить этих стен, ставших ему за эти годы родными. Он остался учиться дальше, просто перейдя на новый факультет. В этот раз его выбор пал на стихию огня. Из оставшихся на выбор факультетов, этот прельщал его больше всех прочих. И, вполне возможно, немалую роль в этом выборе сыграла очаровательная чертовка с маленькими рожками, торчащими из копны русых волос, за которой он ухлестывал уже не первый год.
И опять, будто и не заканчиваясь, все пошло по новому кругу. Учеба, друзья. Теория, практика. Алый корпус, белый, пестрый. Лишь только до "башни пыток", как и прежде, было еще очень и очень далеко.
И где-то на середине его обучения, как гром среди ясного неба, студенческую идиллию Макса пронзило известие - его мать, старая баронесса Хелльберг, изволила покинуть сей бренный мир. По человеческим меркам она была очень стара, и явно подзадержалась на этом свете.
Не сказать, чтобы тифлинг сильно расстроился по этому поводу. Восе даже нет. Первое, о чем он тогда подумал, так это о том, где теперь доставать деньги на обучение.
Взяв краткий отпуск и вернувшись в родное поместье, он cпешно похоронил мать, оставившую, как оказалось, ему в наследство все сбережения, земли, поместье и слуг. Теперь все эти хлопоты становились его персональной головной болью, но, не желая возиться со всем этим, он спешно продал все доставшиеся ему фамильные земли, оставив лишь родное поместье и вернулся в Академию. После продажи земель денег теперь было достаточно, да и помимо них оставались еще и сбережения матери. Впрочем, тратить их он пока не собирался - впереди еще, возможно, не один год учебы.
К слову, он вернулся к учебе сразу после похорон, принявшись рьяно наверстывать упущенное, ведь на носу был экзамен, давший бы ему титул наставника магии огня, в довесок к уже имеющемуся званию.
Но экзамену было не суждено состояться. Его маленькую тайну раскрыли.
Говорят, что ночь перед экзаменом самая сложная, это сущая правда. Было уже давно заполночь, вот-вот в маленьких окнах-бойницах библиотеки должен был забрезжить рассвет, рассеивая темноту помещения единственным источником света в которым была одинокая свеча на столе перед давно клюющим носом тифлингом. Пытаясь вспомнить все, что учил, и стараясь при этом ничего не упустить, он уже давно потерял счет времени, успев уже несколько раз задремать прямо за столом.Строчки в усталых глазах превращались в размытые полосы старых чернил, а смысл прочитанного отказывался задерживаться в голове. И, в очередной раз проснувшись после того, как задремал, он с силой мотнул головой, разгоняя дрему.
-Бррррр. Надо заканчивать с этим дерьмом и хоть немного поспать. Времени до обеда еще много - подумал он, устало потягиваясь и подходя к окну, на подоконнике которого сиротливо ютился горшок с цветком.
- Callisia fragrans. Интересно, кто ее припер сюда - уперевшись ладонями в подоконник, он устало покосился в окно. Солнце уже начинало делать свои первые попытки по отвоевыванию земель у ночи, белой полоской маяча на горизонте со стороны порта, который виднелся из башни.
Как это обычно бывает в такие моменты, он уже совсем забыл об учебе, думая о чем-то постороннем и, судя по тому, как хмурились его брови, мысли эти были не самыми веселыми. Ему отчего-то вспомнилась его давняя мечта детства. И было это ничто иное, как желание узнать, кем же был его отец. Желал он, само собой, этого не ради того, чтобы со счастливым воплем "Папка!" броситься ему на шею. Кидаться демонам на шею без предупреждения вообще было штукой опасной и череватой проблемами со здоровьем. Но если не ради этого, то тогда для чего? Ответа на этот вопрос не было, и желание тифлинга было скорее инстинктивным желанием ребенка знать, кто же все-таки его родители. И если с матерью все было понятно, то отец оставался очередной нераскрытой тайной, нерешенной загадкой. Это злило и нервировало парня, непривыкшему к своей неспособности найти ответ и оказавшемуся бессильным перед этой загадкой.
- Мак..
Вздрогнув, не думая о своих действиях и руководствуясь рефлексами, тифлинг резко обернулся на каблуках высоких сапог,  вскидывая руку на встречу голосу. Концентрированный поток темной магии сорвался с кончиков его пальцев, устремляясь к незванному гостю. И чуть раньше, чем до него дошел смысл содеянного, он услышал болезненный стон, с которым неслышно вошедший в приоткрытую дверь Верлен отлетел к стене, снося спиной полки и обрушивая на себя гору книг.
- Черт, Верлен!! - до конца еще не осознавая, что натворил, тифлинг молнией бросился к товарищу, расшвыривая книги и заваленную мебель. И тут же замер, с ужасом смотря на дело своих рук. Верлен был мертв, знавший и видевший, что такое смерть, Макс понял это сразу. Вздулся и опал в уголках губ кровавый пузырь, кровь тонкими струйками стекала по подбородку мага. Чудовищный поток энергии смел студента, впечатав его в стену, изломав ему кости и смяв грудную клетку.  Можете представить себе кашу, в которую превратились органы.
Бухнувшись перед ним на колени, тифлинг продолжал с ужасом смотреть в уставившиеся в пустоту перед собой полуприкрытые глаза друга. На лице Верлена не было ни боли, ни страха, он, казалось, даже не успел удивиться.
Тем временем выброшенный от шока в кровь адреналин начинал сходить на нет. Тело начала бить крупная дрожь. Протянув к лицу Верлена дрожащую руку, он коснулся его подбородка, и тут же отпрянул, оставив на его лице смазанные полосы.
- Что мать вашу здесь случилось?!..
Дернув головой в сторону двери, Макс в очередной раз обмер. В дверях стоял библиотекарь, видимо услышавший шум и решивший проверить, что же там творится в его пыльной вотчине. И, судя по его лицу, он явно не ожидал увидеть подобное..
Не пытаясь оправдываться, тифлинг молча встал. Две черные дыры, гипнотизируя и подчиняя своей воле, вперились куда-то в район переносицы так и замершего библиотекаря. Попытатся что-то объяснить? Нет, это его не спасло бы, тем патче, что след темного колдовства - это первое, что обнаружат остальные, попытавшись разобраться в случившемся. Остается только одно..
- З-задница Рилдира, парень я тебя.. Э, ты чего? Ублю.. А-а-аргхх!!
В пустующее после смерти матери поместье Макс возвращаться не стал. Там его будут искать в первую очередь, и так подставляться глупо. А других мест, где можно было бы залечь на дно и попытаться переждать бурю, было не так уж и много. Единственым, что тогда пришло ему в голову, был старый знакомый матери, живущий в удинении в своем доме недалеко от Греса. Он был чернокнижником, и, как говорила мать, ее должником (подробно в это парень не вдавался), и поэтому стоило попробовать. Видимо, решив, что это поможет ему покончить со старыми долгами, тот принял Макса без каких-либо проблем, надежно укрыв его в своем небольшом особняке. Жизнь затворника была скучна и уныла, вдобавок к этому хозяин дома был насквозь нудным и скучным стариком. Единственным, что помогало хоть как-то скрашивать время, были книги, имеющиеся в доме просто в огромном количестве. Среди них, к своему приятному удивлению, Макс даже сумел найти пару книг по демонологии, но, к сожалению, личный багаж знаний пополнился лишь скудной теорией, ибо сам старик ничего в магии призыва не смыслил.
И еще очень долго мог бы скрываться тифлинг от правосудия, если бы однажды его полоса удачи не подошла к концу..

- Вон он, держи его!
- Ч-черт!
Расталкивая так и норовящих ухватить его за одежду зевак, тифлинг рванул через базарную площадь. Ничего не скажешь, выбрался на рынок, прикупил еды. И надо же было забыть про осторожность и попасться на глаза стражникам. А ведь только войдя в город, он приметил расклеянные повсюду листовки с его портретом и обещанием солидного куша. Причем, как за живого, так и за мертвого.
- Стой, колдун!
Это они, кстати, зря. Услышав заветное слово, окружающая его толпа мигом разбежалась в стороны, образовывая вокруг него мертвую зону, а парочка увязавшихся приследователей из числа горожан как-то незаметно отстала, свернув не замедляя бега куда-то в сторону.
Оглянувшись, еще раз тифлинг увидел верхушки двух черных шлемов, увязших в толпе по собственной глупости.
-Думать надо, что кричишь. Толпа вещь плохо контролируемая и легко потдается пани.. А-а-а блин!"
В общем, не долго ему пришлось злорадствовать над оплошностью стражников, потому как идея бежать оглянувшись назад сквозь базар была еще большей глупостью чем их неосторожная фраза. И как итог ошибки - встреча лицом с вымощенной камнями площадью, и занесенная для удара нога какого-то доброхота. Спустя пару мгновений ребра отозвались вспышкой дикой боли, и свет померк.
Избитый и едва живой он очнулся утром следущего дня в сырой камере. Все тело ныло и болело, будто перемолотое в мельничных жерновах, а добротная одежда превратилась в пару перемазанных кровью и грязью тряпок, едва скрывавших наготу бледного тела. Подоспевшая стража едва успела вырвать незадачливого беглеца из рук толпы, которую как подменили, превратив в неуправляемое и жаждущее крови стадо. Ничего удивительного, кстати, в этом не было, простые смертные всегда ненавидели колдунов и никогда не упускали возможности прибить одного-другого. Народная забава, мать ее..
Но, как уже было сказанно ранее, капризная девушка с прекрасным именем Фортуна уже успела за что-то обидеться на Макса и теперь упрямо демонстрировала ему свою филейную часть. Видимо, именно так и родилась фраза - "полная жопа".
То, что случилось с ним дальше, стало его самым ужасным кошмаром, причем не во сне, а наяву. Он ждал, что его будут судить, поведут без суда на костер или же просто задушат, как котенка, прямо здесь, в камере, но нет. Все было намного, намного хуже.
Ее звали Ламия. Услышав однажды это имя, он так и не смог его забыть, и похоже, что ему было суждено его помнить вечно, содрогаясь при его звучании. Демоница пришла за ним на третью ночь заключения. Продажная стража без проблем выпустила их обоих, и разве что доброго пути не пожелала. Зря тогда Макс не обратил внимания на их картонные улыбки и ужас в глазах...
Никакой свободы он не получил. Просто напросто одна тюрьма сменилась другой, разве что эта новая была куда как страшнее предыдущей. Здесь Хелльберг поистине познал, что такое ад на земле. Безумная демонесса, преследуя одной лишь ей известные цели, издевалась над тифлингом как только могла. Жуткие и зачастую непонятные ничего не соображающему от усталости и боли парню эксперименты часто сменялись пытками и побоями. И если у первых был какой-то смысл, пускай и известный одной лишь Ламии, то к пыткам она прибегала просто так, забавы ради. В какой-то момент парень дошел до того, что мечтал  о быстрой смерти.
Неизвестно, сколько бы еще это могло продолжаться и что случилось бы раньше - добилась бы она успеха в своих чудовищных эспериментах, или же Макс просто умер бы, не выдержав мучений, но в один прекрасный день, удача вновь вернулась к нему, ободряюще улыбаясь и лукаво подмигнув незакрытой дверью в клетку.
И тут же передумала, возможно, вспомнив старые обиды. Как итог - недолго он оставался свободным. Буквально на следующий день его вновь схватили. Снова плен и боль, которая уже казалось никогда не закончится.
В редкие моменты, когда ему удавалось вынырнуть из бессознательно состояни,я он обнаружил, что его снова куда-то везут. Обратно к этому чудовищу? Только не это.
Но он ошибался. Место, куда его привезли оказалось вовсе не лабораторией демонессы, а чьим-то поместьем. Это он увидел последним, прежде чем, полностью обессилев, вновь провалиться в забытие.
И когда он вновь пришел в себя, первым, что он увидел, была невысокая красавица с яркими как огонь красными волосами и бледной, мраморной кожей. Тогда он еще не знал, что обязан ей жизнью и станет одним из ее самых преданных слуг.

- Б-боги.. Ну а ты ещ-щ-ще, кто такая? - пытаясь разглядеть собеседника заплывшими от нескончаемых побоев глазами, устало спросил он. Говорить было больно, челюсть была явно сломанна, и осколок переднего зуба больно резал язык  - Тоже.. Пытать буде... бедешь?
- Вовсе нет, мой дорогой друг. Напротив, спешу сообщить что те, кто мог это сделать, уже мертвы. Оставшиеся в живых же добровально отказываются от притязаний на твое бренное тельце.
- Это чертовс-ски утеш-ш-ает, дамочка.. Кха-а-кха!.. Я так понимаю, за это с-стоит благодарить вас-с-ш?
- Именно.
- А как в..
- Инфламма.
Именно так и произошло его с знакомство с госпожой Инфламмой из дома Аркендар. В своем поместье она выходила его, буквально вытащив с того света и подарив надежду на новую жизнь. Хотя чего уж там, надежду. Она дала ту самую новую жизнь, позволив начать ее с чистого листа, за что он вот уже шестой год жил в ее доме, выполняя роль телохранителя и библиотекаря по совместительству, безмерно благодарный ей, платя своей верностью за ее доброту. Последние три года из этих шести, кстати, он начал упорно изучать псионику, непревзойденным мастером которой была его госпожа.
И именно на этом момене заканчивается его история, уступая место настоящему. Тихому, размерянному и такому плавному настоящему, насколько это понятие уместно при такой непостоянной и эксцентричной хозяйке.

8. Способности:
- немагические умения и способности:
Умен, образован. Как дворянин, хорошо владеет верховой ездой, неплохо ладит с музыкальными инструментами, предпочитая альт и скрипку. Умеет читать, писать. Готовит, правда, плохо, из разряда - "я об этом читал".
Неплохо владеет другими языками на разговорном уровне, знает письменность эльфов. Знаком с древними языками и алфавитом, умеет их читать и переводить.
Так же знает несколько темных наречий.
- магия:
Темная магия - средний уровень.
Магия воздуха - высокий.
Магия огня - низкий.
Магия призыва - знание теоритических основ. Т.е полный ноль на практике, не способный никого призвать, зато может поумничать)
Псионика (Телепатия) - не владеет. Учится в данный момент у Инфламмы.

9. Оружие и артефакты:
Посох, способный накапливать в себе различную магическую энергию, и служащий внешним источником, из которого при необходимости можно черпать силы. (получен по окончанию факультета магии воздуха)
Кольцо с одним очень гадким свойством - заклятием паралича. Кольцо это было куплено у одного из торговцев, часто бывающих в поместье Инфламмы. (Слабое, почти не способное пробить и простенькую магическую защиту. Для активации необходим непосредственный физический контакт. Эффект одноразовый, и после ипользования требует очень долгой и кропотливой перезарядки, которую просто невозможно выполнить в бою)
Нож - самый обычный, купленный на рынке.

10. Прочее:
~  Аватар подберете сами или оставите это администрации?
Хотел бы, наверное, все же попросить помочь с этим - плохо получается найти что-то действительно подходящее.
Сейчас аватар стоит временный. Я понимаю что он попадает под определение "мультяшный", но это самое подходящее что я нашел.
~  Частота посещения игры? (Хотя бы примерно сколько раз в неделю)
Каждый день (через день)
~  Опыт игры на ролевых?
Пара лет.
~  Контакты (icq, агент или e-mail). Никакие ЛС не будут приниматься!
depresniak666@rambler.ru
(если не хотите, чтобы об этом знал весь форум, скидывайте в ЛС админа или пишите скрытым текстом)
~  Откуда узнали про форум
RPG-топ.
~ Кодовая фраза из Правил как доказательство того, что вы их читали (вы ее узнаете, она выбивается из контекста). Писать под скрытый текст

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


11. Пробный пост

Отредактировано Макс Хелльберг (06-10-2015 22:59:00)

+2

2

Макс Хелльберг

.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Макс Хелльберг