http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Покупка с характером


Покупка с характером

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Ритца, Тиранмерт;
Место, время: 56, 5 (ближе к весне) лет назад, невольничий рынок Сгирда;
Описание: приключения девчонки-тифлинга продолжаются. Началом послужило едва ее не угробившее знакомство с очень вспыльчивым хозяином дворца, куда ее угораздило забраться, потом имел место быть рискованный побег вопреки данному слову никуда не деваться, а следом, как расплата, поимка пиратами и рискованное плаванье в их обществе на ветхом судне...
Оказаться закованной в кандалы в массе толпы, что идет на продажу как животный скот на рабском рынке - вполне логичное завершение таким похождениям; всего-то бы вывернуться, схитрить и дать деру, вот только...
Начались торги уже за ее душу и, кажется, один подозрительный тип слишком заинтересован, чтобы сделка состоялась в его пользу, а впечатления радушного хозяина, которого ничего не стоит оставить с носом, он не производит.

+1

2

[AVA]https://pp.vk.me/c621930/v621930906/2627a/qO4WrUmZEbw.jpg[/AVA][NIC]Немо[/NIC]
Как же здесь воняло, Рилдирово племя... Пожалуй, что тифлинг могла вытерпеть всё: тяжелые браслеты кандалов на запястьях, которые натирали ей; обилие разношерстного народа вокруг, хотя обычно толпа у полукровки зачастую вызывала прилив паники и раздражения, пусть в такой обстановке и легко чистить карманы; сам факт того, что ее как скотину выкинули на продажу.
Но глаза нещадно слезились от безумного букета ароматов, который прошибал куда жестче итогов работы неопытного парфюмера. Во-первых, тошнотворный запах рыбной падали и нутра тянул блевать, и зеленая девчонка была искренне рада, что давно уже ничего не ела, а потому исторгать из желудка совершенно нечего. Во-вторых не только канавы улочек, но и сама дорога была вся изгажена помоями, отчего босоногой девчонке было отвратительно ступать по земле, вопреки ее небрезгливости ко многим вещам. И сейчас, дрожавшая в толпе других окованных, она представляла из себя очень жалкое зрелище. Побледневшая, взмокшая, то и дело проседающая на ногах тифлинг производила внимание чахоточной на последней стадии, тем более, что то и дело начинала тяжело кашлять и фыркать. Надзиратель, вероятно, тоже беспокоился состоянием своего товара, поэтому не один раз ей брызгали в лицо холодной водой, чтобы привести в чувство. Иного милосердия отродью демона дождаться не было суждено.

Иногда она вскидывала рогатую голову на очередной товар, который восходил наверх на помост, и казалось, что это может продолжаться до бесконечности: бессмысленное и мучительное топтание на месте, вдыхание отвратительной вони и ожидание участи, которая уже не пугала, а отчасти и вовсе вызывала нетерпение и надежду на какие-то изменения.
Сбежать полукровка не могла, пусть и пыталась как-то извернуться из хватки цепей, а свой козырной туз в виде ядовитого жала предпочитала придержать на потом. Она, право, не такая глупая дурочка, чтобы пытаться устранить одного противника в целой толпе, которая в приливе паники ее и затопчет живьем. Иногда хвостатая новоиспеченная рабыня поднимала прищуренный взгляд слезящихся глаз, глядела на торгашей и что-то беззвучно шептала, словно вслух пыталась угадать, кто победит.
И как-то даже тифлинг прошляпила момент, когда наконец-то настала ее очередь. Цепь рванулась, а в спину ткнул чей-то кулак, призывая сняться с места. Свысока полукровка невольно ощерилась, показывая клыки как дикий волк, однако очередной рывок охладил ее пыл, а несильная оплеуха вынудила опустить голову, покорно упирая взгляд куда-то в одну точку перед ногами. Хвост ее недовольно вилял из стороны в сторону, а уши прижались. Стоять здесь под чужими взглядами, слушать насмешливые и презрительные шуточки было отвратительно, унизительно, и с отвращением девчонка понимала, что с радостью вскрыла бы глотку половине этого балагана.
Стартовая цена за норовистое отродье демона началось с десятка медных, что не подняло настроения тифлингу. Она, конечно, понимала всё касательно отношения к детям демонов, но...
Рилдир подери, ей как женщине обидно, что начинаются торги с цены, которая раза в три меньше цены ее предшественников!
Украдкой все-таки подняв взгляд, полукровка обвела толпу угрюмым взглядом. Удивительно, что покупатели по ее душу находились, так что очень быстро цена возросла до серебряного, но девчонке было жутко представлять, с какой целью ее жаждут приобрести. Самое мирное, что придумывало воображение - связать, обездвижить и использовать как живую мишень при стрельбе из лука.
К кому бы взмолиться, чтобы из ниоткуда появился какой-нибудь тупой богач, который выкупит ее в один момент и которого удастся ограбить перед побегом на свободу?..
Теперь девчонка прикрыла глаза. Кроме почти привычной вони теперь она еще чувствовала запах пота, вина и какой-то женщины от своего надзирателя, который стоял за спиной. И от этого только больше кружилась голова и тянуло блевать.

+1

3

— Даю серебряный за эту рогатую девку! — раздался голос из толпы, исходивший откуда-то из центра. Впрочем, эта ставка была далеко не последней, вскоре ее вновь перебили, уже не столь трезвым, но от того не менее бахвалистым и высокомерным тоном.
— Золотой за сучку! Я уже представляю, как буду держаться за ее рога, когда буду на ней кататься! — сострил покупатель, под дружное полупьяное ржание большей половины залы. Так или иначе черный был здесь. Пока что здесь. Мысль надолго покидать логово и оставлять вспыльчивую Морестраз одну, 6есколько тяготила дракона. Его сестра в одиночестве, без сдерживающего фактора в лице, все же более спокойного брата, могла натворить бед. Не то, чтобы черного это волновало — но пока внутри их общего логова находились его бумаги и инструменты, штурм или того хуже его уничтожение, могло означать самую настоящую катастрофу для ученого. Но все-таки, что же делал дракон в столь несвойственной для себя обстановке? Честно сказать Тиранмерт не мог сказать с уверенностью и сам. В ходе своих изысканий дракон наткнулся на ряд крайне интересных свитков, повествующих о древнем братстве некромантов и поиски знаний привели его сюда, на юг. Впрочем, о подробностях говорить было пока что слишком рано.
— Золотой раз, золотой два…дамы и, господа, не скупитесь, золотой т… — однако хозяин торгов договорить не успел, как хриплый голос незнакомца в плаще, видимо очнувшегося от былой задумчивости.
— Десяток золотых, — прохрипел маг, высоко поднимая серый матерчатый мешок в котором явно, что-то приветливо звякало. Впрочем, работорговец быстро взял себя в руки и обнажив пеньки полусгнивших зубов, торжественно и торопливо заявил.
— Десять золотых, раз, два, три! Продано загадочному мужчине в черном плаще! — бандит кивнул бугаям до того державших рабов и те, весьма грубо вытолкнули тифлинга на встречу, дракону тоже, не особо вежливо пропихивавшемуся в первые ряды, чтобы забрать свою новую собственность и передать плату. Деловито достав богато инкрустированный золотой кубок из мешка, громила удивленно показал его хозяину, который видимо был удивлен и растерян не меньше своего подопечного.
— Здесь в десять раз больше чем я заявил, — невозмутимо прояснил дракон, — Это выгодно для тебя, особенно если учесть, что у этого отребья, что у меня за спиной едва наскребется и пара золотых монет. Возьми это и будет справедливым, если ты отдашь мне ее вещи, — на последних словах черный сделал особый акцент и в момент, когда взгляды дракона и человека встретились, взор мужчины на мгновение помутнел.
— Пожалуй, ты прав, да…принеси ему ее вещи, — несколько рассеяно пробубнил работорговец, отдавая приказание весьма оборванному на вид мальчонке, шустро притащившему весьма небольшой кулек со скарбом демоницы. Бесцеремонно вырвав у пацана вещи своей рабыни и не менее решительно забрав маленькую железную шкатулку с ключом от кандалов демонессы, немедленно спрятанную где-то в глубинах бесформенного черного плаща, черный угрюмо потянул за собой свое новое приобретение, распихивая толпу посохом, порой откровенно молотя его корявым навершием по головам зевак. Неорганизованный сброд младших рас. Ненавижу это место, ненавижу этих остолопов, зря коптящих небо и ценных исключительно в плане материала. Какая же глупая ирония, что большую часть этого мира населяют столь никчемные и жалкие создания. — дракон на мгновение с завистью подумал о том, каково было древним драконам, заставших еще зарю мира, на которой не было этих глупых и суетных людишек, эльфов, дворфов и прочей недостойной малышни, в подметки не годящейся истинным владыкам этого мира. Так или иначе очередной шут вывалился перед некромантом собственно перед самым выходом. На вид обычный мелкий дворянишко с бугаем телохранителем за спиной. Впрочем, у дракона быстро возникло два предположения-либо парень слишком самонадеян, либо слишком скудоумен и страдает слабоумием. Так или иначе, существо решило вещать, от чего дракон был далеко не в восторге — поселения людей и так раздражали ящера, а общение с младшими расами без особой на то нужды и подавно.
— Эй, друг, зачем тебе эта демоническая сука? Давай так — я так уж и быть отдам тебе половину суммы, что ты за нее заплатил, ты ее оставишь и укатишься отсюда подобру-поздорову. А то Грант очень огорчится твоим отказом, и боюсь попытается пересчитать тебе ребра. Страшно представить, что он может сделать… — парень недвусмысленно усмехнулся, а двухметровая образина с двумя пудовыми кулачищами у него за спиной, недвусмысленно размяла костяшки пальцев.
— Нет, — сухо ответил дракон, продолжая выходить из помещения и увлекая за собой тифлинга. Дракон был зол, но пока, что еще держал себя в руках, чтобы не нападать первым. Лишнее внимание ем убыло ни к чему, а сожранный бы при любых других обстоятельствах юноша, просто на просто не понимал с кем имеет дело.
— Грант, научи это отрепье манерам! Никто не смеет мне отказывать! — с истеричными нотками прокричал юноша в спину дракону и Тиранмерт ожидаемо услышал тяжелые шаги громилы, бегом надвигающегося к нему со спины. «Сами напросились,« — сухим удовлетворением мелькнула мысль в голове дракона, сразу же вслед за нечестивой формулой, в момент всплывшей в памяти. Не особо заботясь о комфорте пленницы, черный обернулся в пол-оборота и резко взглянул, буквально лицом к лицу на громилу, резко завизжавшему от страша и панически отшатнувшегося от щуплого чернокнижника. На глазах у тифлинга, здоровенный мужчина непроизвольно съежился, сел на грязный древесный пол, что-то панически бубня, при этом практически в момент поседев. Юноша, потрясенный зрелищем не меньше немногочисленных свидетелей буквально был парализован ужасом сцены, хотя к нему некромант не применил еще не капли собственных чар. Схватив растерянного дворянина за шею, дракон без видимых усилий приподнял паренька над землей и сильно ударив о хлипкую дощатую стену, буквально напомнил свою руку тьмой, расползавшейся от кисти по горлу мальчишки. Миллиметр за миллиметром плоть парня отмирала и буквально чернела, как при гангрене, затрудняя дыхание жертвы некроманта.
— Это были твои последние слова, смертный, — бесстрастно произнёс дракон умирающему юноше и ослабив хватку, словно марионетку заставил того сползать вдоль стены. Если в ближайшие полчаса не найдется грамотного мага света задира был обречен и такая судьба, по мнению дракона была вполне заслужена. Никто из смертных, особенно таких жалких не оставался безнаказанным поднимая на него или его сокровища свою немощную руку. Этому Тиранмерт научился еще рано, когда они с сестрой скитались по Мертвому лесу — постоянно демонстрируй свою силу, страх, есть гарант твоей власти и трепета перед тобой окружающих. А младшим расам следует трепетать перед ним, даже когда он маскируется под одного из них. К счастью у большинство достаточно хорошо развита интуиция, чтобы держаться от Тиранмерта на расстоянии. Петляя по узким улочкам города, дракон волок свое новое приобретение за собой. Ее же еще кормить надо, все объяснить, одеть, заинтересовать. Даже имя узнать. Какая пошлость, сколько мороки, так или иначе она нужна живой и настроенной хотя бы относительно дружелюбно, — размышлял дракон подходя к небольшому домику, весьма опрятному на вид. Дракон остановился в нем, сняв его у приветливой старушки, жившей по соседству приглядывавшей за ним. Особенно приветливой ее сделал десяток серебряных амулетов с древними гравировками. Дракон из принципа не платил монетами — они были слишком красивы и ценны, чтобы отдавать их глупым смертным! Куда как лучше расплачиваться с ними их же бесполезными издельями — украшеньями, кубками, канделябрами, которые дракон не считал таким уж и богатством.
— Страдаю от жажды, ищу тут и там, и нет числа трупам и похоронам, — мрачно процитировал черный, — Темный архиепископ Николас, семнадцатая глава книги Темного взора. Точно характеризует меня с вашей точки зрения, малыши, хотя я и не вампир, как магистр Николас, — некромант мрачно усмехнулся открывая дверь в приветливый убранный домик.
— Иди за ту ширму, там я оставил воду и чистые тряпки, — дракон абсолютно спокойно достал ключ от кандалов тифлинга и разомкнул их, полностью уверенный в том, что какой бы юркой и умелой не была его «покупка», она никуда от него денется не посмеет. По крайней мере пока что. Тем более младшие расы воспринимают подобные жесты, как добрую волю. Ну дракон так думал.
— Ты теперь мое, — констатировал дракон, — Делай, что велят. Приведи себя в порядок и возьми свои вещи, — дракон протянул мешочек полукровке, абсолютно уверенный, что для него внутри нет ничего интересного, — Когда будешь готова, я позволю тебе поговорить со мной, — дракон осторожно прикрыл дверь и сев на просторную кровать недвусмысленно указал рабыне на ширму, мол, давай, не медли. Дракон в целом вел себя расслаблено, но маска холодного безразличия, прилипшая к лицу черного не выдавала ни единой эмоции, кроме крайней степени высокомерия. Впрочем, черный несмотря на невозмутимый вид, был готов к любому повороту событий, как бы невзначай «устало» опираясь на корявую палку, служившую посохом.

+1

4

[NIC]Литьяра[/NIC] Очень легко и просто было наблюдать за вершащими судьбами других, стоя при этом в сторонке. Отчасти это созерцание было бы еще и занимательным, окажись девчонка в более подходящих условиях, а не будучи вынужденной ежесекундно прищуривать слезящиеся глаза, сдерживая рвотные позывы, и тщательно уговаривать свои дрожащие ноги не подламываться надтреснутыми спичками. Вообразив, что, провалившись в обморок, тифлинг сразу рухнет на грязную помойную улицу к ногам остальных, а приведут ее в чувство порцией крепких, но не калечащих оплеух, полукровка с тоски едва не добилась обратного эффекта, чудом удержавшись в вертикальном положении, пусть и пошатнулась как новорожденный жеребенок, пытающийся встать.
Наблюдая за толпой покупателей, она нередко всматривалась и в окружавшие ее лица, которые разительно отличались от первой массы - воплощали в себе страх, тоску и отчаяние. Зеленая девчонка относилась к происходящему будто бы с долей безответственности, словно ее не ждала такая участь, и она - всего лишь наблюдатель, пусть активно включенный в это мероприятие, но с массой запасных выходов и пачками козырных тузов в рукавах. Честно говоря, после обилия приключений и событий, в которых осознание собственной смертности пробегалось колким холодком по хребту, некоторую безбашенность тифлинг возвратила себе, скромно вообразив, что из любой ситуации вырвется, пусть и с потерями, а не наживой. Еще не настолько матерую полукровку было сложно заставить глядеть угрюмым зверенышем волчьего племени, и после одной неудачной атаки на врага, получив по зубам, девчонка будет искренне недоумевать о своем неуспехе и рванется на повторный бесполезный удар, который тоже не добьется желаемого эффекта. Видеть разницу в силах ей удавалось слишком смутно, а еще постоянно казалось, что это иные могут оказаться неудачниками, но никак не она сама. Молодость и самоуверенность были ей на руку, когда нужно проявить напористую упертость в желании добиться своего. Например, сбежать - ведь этот план всё еще актуален.
Наблюдая за складывающимися парами из серии "хозяин-покупка", девчонка иногда пыталась угадать, с какой целью осуществляют то или иное приобретение - донельзя странно и даже смешно рассуждать о таком статусе, когда живые являются вещью. Вон ту миловидную и хрупкую, с синяком на плече, который пытаются скрыть распущенной копной пышных волос, однозначно, поди, попытаются в бордель забрать, подсовывая самым богатеньким клиентам. А вон та будто с лошадиной мордой, но у нее жилистые и сильные руки - однозначно прачкой или работать по дому, не разгибая спины. А уж когда широкоплечий молодой парень оказался выкуплен пугающей женщиной, которая уже давно перешла к почтенному возрасту, но пыталась вернуть былую "красоту" яркими нарядами и обилием косметики... Тифлинг задумчиво хмыкнула, и никто не заметил, к счастью, насмешливого прищуренного взгляда. Или плевать было?

Стоя на деревянном помосте, полукровка с ужасом понимала, что ее разум не поспевает за событиями. Пока ее белоснежные глазищи, которые видят сейчас до тошноты расплывчато и раздражают этим, спешно шарили по толпе, отыскивая очередного выкрикнувшего цену, а то и предназначение желаемому товару, уже подавал голос следующий, когда еще не был найден предыдущий оратор. Тифлинг ощущала себя улиткой на листке, вокруг которой мир носится на пугающей скорости. От волнения и внезапно нахлынувшей паники ей сдавило горло волнением. Девчонка лишь сейчас очень остро осознала, что от произошедших событий зависит ее будущее, которое она действительно может провести в рабстве и служении кому-то. А цена росла, удивительно росла, но полукровке сейчас не стало бы легче, окажись она проданной и за тысячу золотых.
Одного из претендентов на свою свободу (если таковая еще вообще имелась!) девчонка все-таки приметила, фигура которого даже отсюда разила угрюмость и сдержанностью. Или это ей со страху такое придумалось? Вот только воображение уже хлестко начало вырисовывать сопутствующие такому образу ужасы, и справлялось со своим волонтерством на ура.
Правила поведения при новом статусе тифлингу были чужды, она и законы-то обычной жизни не особо соблюдала, предпочитая не сколько искать лазейки, сколько просто нарушать, но стараться при этом не оказаться пойманной. Наверное, что таких как она работорговцы пренебрежительно называют дикими, необломанными и со слащавой улыбкой сбавляют цену, лишь бы сбагрить сложную характером покупку, которая не желает признавать себя безвольной вещью.
Полукровка тоже не желала быть рабыней, но пока стеснялась в полный голос заявить о своем мнении.

- Щедрый, - это, пожалуй, оказалось первой мыслью при их знакомстве, когда белые глаза тифлинга сфокусировались на предмете оплаты, а не лице человека, которого накануне девчонка успела представить злым истязателем и беспощадным чудовищем, которому в сладость причинять боль другим. И лишь потом полукровка попыталась поймать взгляд своего нового... хозяина, забывая напрочь о том, что стоит ссутулиться и впериться взором в землю, воплощая своим обликом покорность и готовность встретить судьбу любого характера. И ей, наверное, повезло, что робкие попытки рассмотреть мужчину оказались незамеченными, а проявившаяся растерянность в голосе работорговца и вовсе миновала внимание девчонки. Не без надежды полукровка подумала, что, быть может, ее выкупили, чтобы отпустить? Идея прозвучала бы бредово, но ей доводилось видеть и лиц, которые платили на рынке деньги за клетки с голубями, а потом распахивали дверцы, слушали шорох крыльев отдаляющихся птиц и улыбались. А чем иное существо от птицы отличается, пусть и летать не умеет?..
Девчонка умела себя подбодрить надеждой после того, как нарисует в мыслях страшные картины.
Она даже улыбнулась, когда осмыслила, что покидает это место со своими вещами, но поспешила убрать улыбку, которая могла сглазить. Тифлинг еще умела быть суеверной.

- Наверное, не хочет отпускать прилюдно, чтобы не взволновать толпу, - полукровка очень цеплялась за надежду, которая ей нравилась и устраивала девчонку в полной мере, поэтому бесшумно и зажато, пугаясь толпы, в гуще которой вновь оказалась, оберегая от чужих посягательств свой хвост, она следовала за тем, кому надеялась, при всей своей определенной благодарности, не принадлежать. И трусливо тифлинг юркнула за спину человека, когда на их пути объявились жаждущие перекупить рогатую метиску, но мужчина даже не задержался, бросив раздраженное "нет" в ответ. Как побитая собака девчонка жалась к нему, рассчитывая, что он способен защитить ее шкурку и внезапно не раздумает, отдавая ее даром юнцу, попасть к которому - верная, но мучительная смерть.
Тифлинг не ошибалась, и, став свидетельницей очень успешного покушения на чужую жизнь, замерла на месте, не в силах отвести белоснежных глаз.
Внезапно испугавшийся до белоснежной седины громила ошеломил ее, но последующее привело в неописуемый ужас, парализовав как мышонка при веде приближающейся змеи, раскрывшей пасть. Полукровка безумно боялась колдовства и волшбы, приписывая магии неограниченные возможности. Быть может, четко имея представление об этой науке и искусству в одном лице, девчонка вела бы себя храбрее - живым свойственно бояться то, чего не знают, но... Нет, она не закричала, а возжелала бы хоть что произнести - сумела бы лишь сдавленно прохрипеть-проскулить, чувствуя как ноги снова дают слабину.
И только последующий рывок вывел ее из транса и заставил следовать дальше молчаливой и мгновенно растерявшей всю былую спесь тенью, даже не глядя по сторонам. Тифлинг вообще не произнесла ни слова за всё это время и, кажется, была готова хранить тишину вечность.
Воображение снова взялось за бестелесную кисть, чтобы начать рисовать - пугающий подвал с цепью (да демоны ведают, почему подвал и зачем цепь, но так страшнее), какие-то непонятные и бессмысленные пытки или что-то еще, поэтому на достаточно уютный небольшой дом белые глаза взирали с откровенным ужасом, а сама тифлинг снова выглядела побледневшей.

Цепи наконец покинули ее запястья, и полукровка спешила растереть уставшие от такого тесного союза конечности, затравленно оглядываясь по сторонам, попутно пытаясь удержать и колдуна в поле зрения. Надежда оказаться освобожденной за красивые глаза разбилась еще там у рынка, поэтому зачарованно тифлинг кивнула на слова чародея, признавая себя...
Подождите, а с какой стати?! Если один отдал другому какой-то там кубок, а сделка символизирует передачу полукровки из вторых рук в первые, то...
Картина умирающего мальчишки любезно всплыла в памяти, и полукровка кивнула снова, заискивающе и робко, прижав виноватой зверушкой уши и словно бы уменьшаясь в размере - так она съежилась в ожидании страшной участи. И босоногая девчонка растерянно пошлепала за указанную ей ширму, удерживая в руках свои пожитки, за вручение которых даже забыла поблагодарить. Наличие магии очень сильно ее испугало, и любые надежды на побег сразу разбивались о напоминание существовавшей волшбы, которая способна ударить и на расстоянии, сминая девчонку в комок.
Вещи - в основном потрепанная одежда, которую ей выдали еще в том ненавистном дворце, с которого начался отсчет злоключений - были на месте, а логичным образом пропавшие несколько монеток не огорчили полукровку, у которой были совершенно иные заботы. А вот смыть всю грязь и избавиться от лохмотьев, в которых она была на рынке, девчонка была очень рада, и дышалось в этом месте куда проще.

Так что через несколько минут умытая и переодетая в слегка помятую и несколько вымазанную кофту вместе со штанами, которые уже пестрели прорехами в районе колен тифлинг робко выглянула наружу, искренне надеясь, что колдун никуда не делся, а разочаровавшись в своих ожиданиях, вышла полностью, ступая всё так же бесшумно и плавно.
- Кто ты? - спросила полукровка, на всякий случай отвела взгляд, но через секунду белые глаза снова сфокусировались на лице мужчины. - Почему я? Тифлингов не любят. А там были те, кто крас-сивее, и... - она запнулась. - То ес-сть... "Ты теперь мое"... То ес-сть я... Правда...
Повторное осознание коснулось не подобравшейся волной, а обрушилось полноценным цунами. Да, девчонка видела саму сделку, выступая и свидетелем, и ее обязательным элементом в качестве вещи, за которую проходит оплата. Да, она видела, как этот чародей легко и раздраженно разобрался с теми, кто встал на его пути, но...
- Но я ведь не рабыня, - растерянно пролепетала тифлинг, опускаясь на пол. - Я ведь... Ведь не она.
- Ты на мне колдовать хочешь, да? - соотнеся всеобщее отношение к отпрыскам демонов, владение магией и угрюмый вид (опять ей таким казался, по крайней мере), полукровка сразу вычислила, как она считала, правильный вариант.

Отредактировано Ритца (23-09-2015 10:33:51)

0

5

— С твоей стороны, было бы вежливее представиться сперва самой, — заметил дракон, впрочем, послушание его новой рабыни значительно улучшило его настроение. Тиранмерт любил, когда все шло, так, как он того желал. Дракон был характерно для своего вида властолюбив, а привычка общаться с нежитью, сделала его крайне нетерпимым к невыполнению собственных приказов и просьб.
— Можешь называть меня, господин, мастер…здесь я известен, как Тир. По крайней мере это имя тебе будет легко выговорить и произнести, — снисходительно продолжил дракон, деловито обхватив посох бледными, длинными пальцами, — Мне нужен вор, пройдоха, взломщик. Люди говорят, что все тифлинги воры и бродяги, рожденные от нечистого союза. Я ведь прав? Мягкие людишки мне не солгали, и ты действительно умеешь быть тихой, хитрой и незаметной? — с искренним вопросом, дракон вперил взгляд карих глаз в рабыню, явно ожидая ответа. Относительно редко покидая свое логово, дракон и впрямь привык мыслить стереотипами, в отсутствии общения с кем-либо, кроме своей сестры Морестраз, впрочем, не менее дикой в плане общения и социализации. Дракон искренне верил и надеялся, что купил, то что нужно. В отличии от многих рабовладельцев и работорговцев, дракон ни капли не лукавил, думая, что купил инструмент, вещь. Такое понятие, как сострадание, человечность были для Тиранмерта скорее абстрактными понятиями, чем-то конкретно, что он когда-либо ощущал.
— Красота понятие, придуманное мягкими и слабыми низшими расами, запомни это, — поучительно заявил дракон, наконец встав с кровати и придирчиво обойдя свое новое приобретение, —Важно умение, важна сила и важен…страх, — дракон на мгновение остановился встретившись с глазами тифлинга. Все же Тиранмерт явно страдал от избыточной тяги к пафосу и запугиванию. Даже когда это не было так уж и необходимо. Пугал дракон скорее по привычке, благо, когда он был детенышем, дурная и жуткая слава его рода, часто спасала его и сестру от нападок врагов — будь то деревенские или порой даже другие твари.
— Не надейся на красоту и не дорожи ей. Верь только в собственную силу, бойся сильных — порабощай слабых, заставляя их трепетать, — закончил мысль дракон и достав небольшой, но весьма аппетитно пахнущий сверток из сумки, — Послушание — это похвально, и оно порой вознаграждается. По крайней мере я его вознаграждаю. Думаю, ты хочешь есть. Можешь приступить, если не хватит я достану еще.
Не хватало еще ее заморить голодом. Эти глупые младшие расы еще и прожорливы. Так или иначе она будет полезна и нужно, чтобы мой взломщик был в хорошей форме. — про себя подумал дракон, отмечая, что надо не забывать кормить его новое приобретение. Обычно дракон заботился исключительно о себе, но в этот раз видимо придется повозиться, как бы оно не было противно.
— Свыкнись с мыслью, что пока что ты моя собственность, — наконец, постепенно подходил к делу дракон, — Я за тебя заплатил — справедливо, что ты теперь мое. Так или иначе за материал, даже такой неплохой, как ты, я бы не отдал этому пройдохе так много, — дракон мрачно хохотнул, — Я обычно закупаю уже мертвый материал или настолько паршивый, что, вот умрет. А ты весьма и весьма неплохо и живо выглядишь. Ну по крайней мере пока, что, — черный широко усмехнулся, — Ты не нужна мне как материал, мне нужны твои навыки, что до колдовства — разве, немного. Впрочем, можешь не опасаться, что я из этих… — дракон презрительно фыркнул и с нескрываемым раздражением «выплюнул», — …магов крови, которые без ума от демонической крови. Дешевые фокусники и шарлатаны, ни капли не смыслящие в истинном Мастерстве, — закончил гневную тираду черный, сердито посмотрев на тифлинга. Оставалось лишь ждать реакции его новой «игрушки» и оценить степень удачности приобретения.

+1

6

[NIC]Литьяра[/NIC] Разумеется, что сейчас зеленая испуганная девчонка будет старательно, будто нарочно тупить, однако виной тому не намеренная игра, а совершенно непривычная и неожиданная ситуация, в которой угораздило оказаться и которая вызывала определенный ужас с паникой. И уж вполне очевидно, что выработанными накануне правилами поведения хотя бы для притворства тифлинг не располагала, а сообразить сходу, что от нее требуется... Пусть с каждым годом адаптивность и приспособленчество всё активнее и глубже пускали корни в ее суть, но полукровка не родилась рабыней, а потому не отличалась врожденным покорным нравом и уступчивостью. С точности до наоборот - шальная, нередко ведомая темной и хаотичной половиной своей сути, Литьяра постоянно попадала впросак, некстати огрызалась или пыталась напасть на более сильного врага, заслуженно от него получала и притворялась на какое-то время тихоней, готовясь на обязательный второй заход, который будет лучше спланирован, и тогда удар девчонка нанесет исподтишка, пользуясь заминкой или безмятежностью соперника. Если, конечно же, ей не дают убежать после провала.
Выяснять отношения сейчас, негодующе пытаться объяснить, что случилась какая-то ошибка, и рабыня из нее - как из свиньи ездовой транспорт, полукровка боялась, потому что испытывала необъяснимый страх и трепет к тем, кто владеет магией и способен причинить боль одним взглядом или совокупностью слов, сплетающихся в заклинание... Удары и битье стерпеть можно было, но Литьяра очень хорошо понимала, что ее провинность с вероятностью во всю сотню процентов будет караться именно, что ненавистной волшбой, а не болезненной оплеухой или даже взмахом палки.
Ах да.
Имя.
Он хотел узнать ее имя, и внутри всё взбунтовалось против этого, словно в демонической крови, текущей по ее венам, не таилась примесь от эльфийского племени, делающая тифлинга устойчивой к такого рода уязвимости - грязнокровку не подчинить как настоящего демона, даже владея истинным именем. Но категорически ей не хотелось, чтобы имя, которым нарекла ее мать, произносил этот мужчина, облик которого тоже вызывал всполох негативных эмоций и угнетающе надавливал.
- Иллин, - и не моргнув глазом, соврала новому хозяину полукровка, искренне надеясь, что колдуну сойдет любая кличка чисто для условности, поскольку обращаться "эй, ты!" бывает иногда утомительно. - Меня зовут Иллин, - тут она запнулась, спотыкаясь на непривычном слове, которое было физически неприятно произносить, - ...гос-сподин Тир, - тихо и сдавленно прошептала тифлинг, ощущая секундное желание вспороть глотку мужчине или отравить его своим наркотиком на время, а потом сбежать прочь. Волевым усилием полукровка подавила всполох кровожадности, искренне рассчитывая, что он оказался незамечен.
Последующие вопросы озадачили Литьяру, однако какая-то ее суть оживленно встрепенулась, уловив возможность или сбежать, или обдурить того, кто вздумал назваться для нее хозяином. Вот только нахваливать себя, представляясь и тихой, и хитрой, и незаметной... Это прозвучало бы слишком неубедительно, учитывая, что ее поймали и отправили на рабский рынок, продавая как животное. Но и признавать себя беспомощной, а так же бесполезной... Тифлинг снова вспомнила об участи юнца, который вполне мог быть уже в ином мире. Его судьбу, ясен пень, разделять ей не хотелось.
- Я умею быть тихой и незаметной, - осторожно проговорила полукровка, несмело вставая на ноги, которые дрожать прекратили. - Умею хитрить. Но тифлинги бывают разные. Я видела тех, что с-слабее прос-стого человека, но вс-стречала и таких, что с-стали бы угрозой небольшому дракону.
Литьяра, разумеется, понятия не имела, с кем действительно имеет дело, и не знала, что попала, как говорится, в яблочко с истинной природой "хозяина". Зная бы правду, полукровка очень сильно струхнула, поскольку задумываться об обмане здорового чешуйчатого и крылатого гада... Это уже тонкая грань между отвагой и слабоумием.

Оказалось, что мастер Тир тяготеет к наставлениям, однако после его слов тифлинг ощутила даже призрачную тень симпатии по отношению к магу, поскольку в глубине души ощущала согласие и пересечение во взглядах. Мир действительно построил иерархию для своих обитателей, где самый большой и сильный неизменно будет выше по рангу остальных и станет пользоваться своим положением, притесняя слабых. Полукровка была слабее колдуна, но далеко не на последнем месте стояла в цепи, а значит и для нее где-то существовали жертвы, на которых можно отыграться.
- Бойс-ся с-сильных - порабощай с-слабых, - глухим, очарованным эхом повторила Литьяра, а после вынырнула из размышлений, сфокусировавшись вниманием на свертке, чуя там пищу. Прожорливой и ненасытной тифлинг не являлась и до тошноты, когда брюхо вываливается, а дышать невозможно, нажираться привычки не имела, предпочитая и утолить голод, и остаться в мобильном состоянии, а не жаждать впасть в спячку на пару недель.

Что-то это было странно. Полукровка не понимала этого Тира, хотя не могла похвастать жаждой знаний и стремлением разгадать загадку. Пока всё сводилось к тому, что явно у колдуна на примете некто, кого нужно ограбить. Что будет потом?.. Отпустит девчонку на все четыре стороны или сделает ручной воришкой, которая будет служить за харчи и что-то еще? Хуже, если решит убить, чтобы маленький секретик не распространился.
- Пока? - уже с набитым ртом, устроившись для трапезы на почтительной дистанции от колдуна, держа его в поле зрения и даже слушая, уцепилась за обнадеживающее слово Литьяра, аж прекратив жевать. - А потом что? А долго... - она осеклась, решив, что обилие вопросов может испортить некоторое добродушие Тира, и предпочла умолкнуть.
- Материал? Мертвый? - долго молчать не удалось, тем более, что прозвучали его слова как-то страшно, повеяв запашком нехорошей тайны. - Какой и для чего?
- Я колдовать не умею, - решила сразу честно сообщить девчонка, а потом, облизнув лентой раздвоенного языка пальцы и задумчиво прикусив губу, проговорила, - кровь тифлинга для магии не подходит, только демонячья нужна, - и прозвучали эти слова тоном "не ешь меня, я невкусная".
Наконец, полукровка решила сразу перейти непосредственно к делу, а не ходить вокруг да около.
- А что и у кого надо... взять? - настороженно поинтересовалась она, даже позабыв, что является частной собственностью. И тон ее больше тянул на деловой интерес наемника, у которого есть возможность отказаться от заказа. - И когда? Ночью же, да? - тут вопрос прозвучал не без надежды. Ей, прекрасно видящей в темноте и способной юркой ящерицей прошмыгнуть по потолку, было куда привычнее действовать под покровом мрака, когда глаза других слабее.

0

7

— Пусть будет, Иллин, — меланхолично повторил за тифлингом черный. Проверять подлинность имени, лезть девушке в голову — дракон не стал. Собственно, в этом плане подлинность информации его не волновала. Для того, чтобы к ней обращаться дракону подошло бы и прозвище или кличка. Тем более имена, насколько было известно дракону над полукровками власти не имели. А вот, покорное «господин Тир», прозвучало музыкой в ушах некроманта. Прекрасно, прекрасно. Этой глупенькой смертной хватает ума быть послушной или хотя бы прикидываться. Тем проще с ней будет работать, если она продолжит в том же духе, — удовлетворенно подумал дракон отходя к грубо сколоченному столу, заваленному различными ретортами и реагентами. Дракон готовил это дело не меньше месяца и приготовления имели в том числе и магический характер. Взяв со стола простенькую деревянную миску с таинственно светящейся фиолетовым свечением мутной водой, дракон осторожно балансируя с зельем сел рядом с рабыней, продолжив беседу. Черный постепенно начинал думать, что приобретение оказалось весьма и весьма удачным.
— Хорошо, хорошо… Так или иначе уметь прятаться и хитрить, а также работать с замками и ловушками — в первую очередь в твоих интересах. От этого зависит твоя жизнь, Иллин. Ну и в некотором роде свобода, — дракон задержал на рабыне многозначительный взгляд, прежде чем растянуть длинный, обрамленный тонкими малокровными губами рот в искренней улыбке, — Рилдир меня подери, эта девка чертовски смешна! — черный маг весьма неожиданно громко расхохотался, едва не расплескав содержимое миски, до того спокойно лежавшей на его коленях. Смеялся дракон довольно долго, пока не зашелся хриплым, глухим кашлем, заставившим того прекратить.
— Даже если ты никудышный вор, то шут из тебя весьма и весьма… — просмеявшись с усмешкой произнес черный, — Вложи раз и навсегда в свою прекрасную головку — никто и ничто в мире не ровня дракону, кроме его же сородичей. Нет такой расы, и нет такой силы, что способна сокрушить тех, кто смотрит на построение цивилизаций младших рас с высоты сотен тысячелетий, — уже серьезно завершил дракон. Высокомерие и глупость смертных во истину безграничны. Грязные полукровки в одиночку убивающие истинных владык этого мира? Какие еще истории эти малыши придумывают между собой? — раздраженно размышлял дракон, впрочем, внешне помрачнев не сильнее обычного. Так или иначе подобные россказни ему были только на руку — даже охотится было не надо, надменные глупцы сами спешили за драконьей шкурой и сокровищами, даже не задумываясь, порой, что им придется столкнуться с тварью, один коготь которой только размером с длинный меч. То, что рабыня его слушала, было однозначно плюсом. Девочка и впрямь пока, что полностью оправдывала ожидания. Она была внимательна и вслушивалась в его речь. Это было похвально. Так или иначе определенный уровень самообладания для подобного поведения должен был присутствовать в кандидатке. Дракон благодушно кивнул, решив наградить Иллин:
— Да, у тебя будет возможность освободится, если ты сделаешь все, что от тебя потребуется. В конце концов, не буду лукавить — общество мертвых, куда как приятнее мне, чем общество живых. Мертвые не предадут, не сбегут, не бросят, они безжалостны и покорны без раболепия. Нежить хороша отсутствием своего мнения и воли…и в этом же ее недостаток. За этим я и купил тебя, — плавно подвел к делу свою речь дракон, — Но прежде, чем мы начнем…заключим небольшой договор. Пей, — дракон, сделав приличный глоток, протянул полукровке чашу, —Не бойся, это что-то вроде магического маячка, оно не причинит тебе вреда и не даст тебе причинить вред мне. Даже не думай пролить — сглупишь и моя работа пойдет насмарку. А это не позволено никому, поэтому будь покорна и повинуйся, — дракон постарался весьма топорно сгладить угрозу. Впрочем, иначе Тиранмерт и не умел. Все-таки ограниченность общения и отшельнический образ жизни накладывали определенный отпечаток. Дождавшись реакции тифлинга, черный отложил миску в сторону и встав с кровати начал выверенными шагами мерить комнату, нервно потирая подбородок. Работа и впрямь намечалась деликатная. Придется много чего объяснить этой девчушке. Так или иначе это нужно было сделать.
— Я догадался, что колдовать ты не умеешь. Если тебя выставили на общем аукционе, — вскользь заметил дракон, — Тех, кто умеет колдовать продают не той публике, что собралась выкупать тебя. Впрочем, спешу тебя утешить — ты была далеко не в самой худшей категории товара. Надеюсь читать и писать ты обучена? — дракон, наконец остановился у того же стола, достав, что-то из большой кожаной сумки, прислоненной к его ножке.
— Вот, — на поверку вещь, оказалась объемистым гримуаром, обтянутым судя по всему человеческой кожей и увенчанной неизвестного, весьма вероятно демонического происхождения черепом, — Это мой черный гримуар. Тебе предстоит достать примерно такую же книгу. Правда на обложке должны быть, насколько мне известно живые глаза. Если ты ее увидишь — узнаешь сразу, — подытожил дракон, возвращая книгу на место. -Собственно добыть ее и будет твоей задачей. Казалось бы зачем мне выкупать тебя, искать раба-взломщика, когда улицы полнятся профессионалами, готовыми за плату, которую я вполне готов предложить украсть хоть саму луну с неба, — дракон усмехнулся, внимательно следя за реакцией рабыни, — А тут, самое интересное. Никто в здравом уме не возьмется обчищать логово Гильдии воров Сгирда. Вот мы и подошли к сути твоей задачи — достанешь книгу, принесешь ее мне в полной сохранности. Тогда исходя из итогов твоей работы, я решу, что с тобой делать. И если результат меня устроит ты свободна. Надеюсь, ты понимаешь, о чем, я с тобой говорю, девочка? — дракон строго посмотрел на тифлинга искренне ожидая от нее всей серьезности.

+1

8

[NIC]Литьяра[/NIC] Однозначно, что происходящее девчонке нравилось всё меньше. Сейчас она уже успела перемениться в своем мнении, что щекотливая сделка в обмен на свободу лучше классической рабской доли - мойки полов, готовки... Что еще делают рабыни? Тифлинг не без частичной растерянности поняла, что толком не знает ответа на вопрос. И ей же, в большинстве случаев любопытной до крайности, в данный момент не был интересен ответ. Всё больше полукровка склонялась к тому, что стоит бежать, бежать прочь из города, как только она останется одна - без пристального и тяжелого взгляда карих глаз своего хозяина. Девчонка на мгновение даже ощутила щекотливый зуд в стрелке хвоста, чувствовала, как тонкая игла жала заинтригованно выглянула наружу, готовая с уколом комариной боли проткнуть человеческую кожу, принося с собой волну ослепления и страданий... Литьяра сглотнула, отводя глаза, а взволнованно вильнувший из сторону в сторону хвост спрятал дурманящее оружие.
- Лучше избежать ловушки, чем иметь с-с ней дело, - пробормотала приглушенно тифлинг, нервозно поежившись на неожиданный смех Тира, который искренне не ожидала услышать. Такая реакция даже больше насторожила девчонку, чем подозрительное варево, плещущиеся в миске. Полукровка прекрасно понимала, что обычная водичка не имеет за собой свойства мерцать пурпурным цветом, поэтому очень надеялась, что эту штуку колдун ее не заставит выпить.
- А как же демоны? - с долей обиды и ревности в тоне, но простодушно заметила Литьяра, чувствуя себя слегка задетой. Она, конечно, только тифлинг - разбавленная темная кровь слаба, но ведь имеется, что тоже значимо! - Они могучи. С-сильны. Умны. И тоже древние, а не младшие.
Маг замолчал, и тишина позволила погрузиться в мысли девчонке, которая лихорадочно соображала, что делать дальше. Не был похож на наивного простака колдун, который попросит исполнить его поручение, а потом отпустит и даже не проследит за выполнением. Только блаженный не догадается, что тифлинг юркой крысой шмыгнет в первую попавшуюся дыру, чтобы там отсидеться, а потом под шумок убежать куда-нибудь подальше, лишь бы не отыскали снова. И это полукровку сильно беспокоило: какие меры примет Тирт для контроля?
- Некромант, - сдавленно пискнула Литьяра, которую прямо холодом обдало после таких слов. Как же, отпустит этот колдун ее после всех дел! - Оч-чень удобно, - ожившей мертвечины девчонка искренне боялась, подсознательно воспринимая эту неестественность отвратительной. Умершее однажды должно смирно лежать в своей могиле и не дергаться лишний раз по мнению полукровки. - Умер - поднял и вос-скрес-сил. Выжил - добил, а потом поднял и вос-скрес-сил, - сбивчиво пролопотала тифлинг и с откровенным ужасом в глазах уставилась на протянутую ей миску. Конечно, что яд вряд ли таится в этой водичке - ведь маг до того глотнул из емкости. Или есть яд, который осадком затаился на дне для последнего, кто допьет всю жидкость?.. Дрожащей рукой девчонка взяла сосуд, вроде бы пригубила таинственное варево, но стоило Тиру отвести от нее взгляд, и Литьяра поспешно поставила миску рядом с собой, понимая, что нужно срочно что-то делать. В то же время отголосок разума отмечал, что нет смысла кормить того, кого пустишь на убой через пару минут. Хотя и на том же эшафоте порой случается право последнего желания... Как всё сложно. Дрожь колотит.
- Нет, - приглушенно отозвалась полукровка, пришедшая в ужас от своих же мыслей. - Я почти не умею читать. И пис-сать тоже.
Сейчас внутри девчонки кипела буря эмоций, и ей было сложно точно воспринимать всё, что говорил некромант. Разве что некстати, бросив мутный взгляд на пугающую книгу, тифлинг расслышала, что иной экземпляр обладает живыми глазами. Стоило ей вообразить, что вломившуюся горе-воришку будет рассматривать казалось бы неживая вещь - и Литьяре стало еще хуже, она даже успела пожалеть, что не отказалась от пищи.
- Д-да, понимаю, мас-стер, - теперь внутри эмоций установился неожиданный штиль и абсолютное спокойствие. - Про экономию говорите, мас-стер, - и с этими словами предельно резко и неожиданно, на границе своих возможностей подскочившая девчонка плеснула зельем, которое так и не выпила, нацеливаясь в глаза колдуну - миска при этом выскользнула из ее дрожащих рук. Рассматривать итоги своей меткости, если таковые имелись, Литьяра не стала - она даже не рванулась к двери, через которую тифлинг и маг вошли в дом. Совершенно не помня, заперта она или нет, полукровка интуитивно стремилась покинуть поле зрения Тира и не попасть под удар волшбой, поэтому побежала дальше, в сторону соседних комнат, рассчитывая вырваться на свободу через окно.
Двигаясь быстрее, чем соображая, на ходу девчонка юркнула в какое-то помещение, тут же захлопывая за собой дверь и делая рывок вперед, еще даже не увидев, куда попала. Грохот с весьма вычурной бранью стали свидетельством, что угораздило тифлинга влететь в каморку, где хранятся  метелки, веники, ведра и прочие предметы, помогающие при уборке дома - крошечный закуток, не достигающий в длину и пары метров, и уж тем более тут не было окна. Иначе говоря, сбежать отсюда не выйдет, отсидеться тоже - хлипкая дверь вряд ли выдержит штурм взбешенного такой выходкой колдуна. Побледнев от ужаса, схватив первый попавшийся предмет, - этим оказалась швабра - Литьяра прижалась к двери, пытаясь удержать ее и не дать открыть.

Отредактировано Ритца (30-09-2015 16:47:41)

0

9

Действия до того покорной рабыни и впрямь застали черного в врасплох. Рефлекторно отшвырнув от себя чашу, некромант по-звериному рыкнул. Глупая дрянь! Что она себе позволяет! —первыми гневными мыслями, в голове у дракона мелькнули именно эти слова. До того момента сосредоточенные карие глаза вспыхнули желтым огнем, а человеческие зрачки резко сузились до тонких змеиных. Тонкие бледные губы сложились в хищную, мстительную усмешку. Резким движением руки дракон заставил резко, словно пушечные ядра, заставил вылететь из сумки несколько черепов, загоревшихся фиолетовым огнем и от нетерпения судорожно щелкающих челюстями. Некромант прикрыл глаза и нежить молнией устремилась следом за рабыней. Обычно реанимацию черепов дракон сопровождал жутким потусторонним воем, который должны и были бы издавать эти самые черепа, вгрызаясь в плоть, однако сейчас не было нужды привлекать внимание зевак. А для того, чтобы эта твилечка тряслась от страха хватит и просто пылающих, восставших черепов. Сам же чернокнижник, никуда не торопился — чем позже он ее найдет, тем больше шанс, что черный успокоится достаточно, чтобы оставить все части тела рабыни на месте. А она, как напоминал сам себе Тиранмерт, ему все еще нужна целая и здоровая.
В очередной раз, очередная глупая смертная не оправдывает мои ожидания. Казалось бы, она вела себя подобающе, да и я был ласков с нею? Возможно недостаток трепета и страха, позволил ей так себя вести. Что же придется это исправить, — постепенно успокаиваясь размышлял про себя дракон. Маг полагал, что страх является основным катализатором действий любого живого существа, что именно опираясь на него проще всего манипулировать и добиваться собственных целей. Страх толкает на самые волевые и героические поступки, но и он же может отнять силы, сковать волю и бросить в пучину отчаяния. «Зелье», которое он предлагал тифлингу было ничем иным как просто подсвеченной магическим светом водой. Черному было достаточно наивной веры рабыни в силу волшебства и черной магии, чтобы добиться ее покорности. По крайней мере Тиранмерт рассуждал так до недавнего времени.
Подойдя к двери кладовки черный уже практически взял себя в руки. Урок преподать все равно придется, однако Тир был полностью уверен, что сможет обойтись без излишнего членовредительства. Черепа, видимо встретившие преграду оставили на двери несколько глубоких царапин от зубов, судя поэтому дверь успели захлопнуть в последний момент. Из кладовки буквально разило страхом, дракон даже не будучи сильным эмпатом чувствовал это. Так или иначе с этим нужно было заканчивать. Черный с силой навалился на дверь, заставив хлипкую конструкцию соскользнуть с петель. Последовавший за этим удар шваброй не был неожиданностью. Будь дракон и впрямь простым человеком ему возможно было бы даже больно, но черный лишь в очередной раз расплылся в змеиной усмешке. Хорошая попытка. Но недостаточно хорошая, чтобы свалить меня, — с силой хватаясь за древко швабры и потянув его на себя вместе с девчонкой подумал дракон. Черепа должны были подхватить ее за волосы, где-то на подлете и оттащить к кровати. Больно — несомненно, но едва ли повредит нужным дракону качествам и организму в целом. Черный обреченно вздохнул, неохотно устанавливая дверь обратно, на ржавые петли — все-таки возня с младшими расами утомляла неимоверно. Теперь и впрямь придется наложить на нее весьма сильное проклятье, чтобы следить за ней. Достав из небольшой, поясной сумки маленькую кисточку и флакончик со святящейся эктоплазмой, черный удовлетворенно хмыкнув, вернулся в комнату, к своей непослушной рабыне.
— Я был добр с тобой Иллин, — начал дракон, присев рядом с плечом тифлинга и осторожно окуная кисточку во флакон, — А ты мне заплатила вероломством и глупостью. Я так надеялся, что встретил в кои то веки разумное младшее существо. Я предложил тебе щадящий настой, который, просто прикрепил бы к тебе духа, который следил бы за твоим перемещением, — черный прочертил первую линию, отдававшую холодным огнем на теле жертвы, — Теперь за тобой будет следить злобный дух, который в случае, если мне не понравится твое поведение — прикончит тебя. — безразлично продолжал черный, заканчивая руну, — Это целиком вина твоей глупости тифлинг. Вот, отдышись, — черный наконец закончив чертить знак, спрятал инструменты обратно в сумку,
— Видимо мотивации быть освобожденной тебе маловато. Алчность ожидаемый порок для подобных тебе, — дракон неодобрительно покачал головой, отзывая черепа от ложа Иллин и заставив те бесчувственными костяшками упасть на стол, — Лови, — что-то нащупав в полах мантии, дракон кинул в сторону девушки золотое кольцо, украшенное россыпью мелких рубинов, — Нравится? Оно твое. Будешь послушной, получишь больше. Теперь можешь у меня спросить, все, что тебя беспокоит, дитя, — дракон снисходительно кивнул, в сторону тифлинга, присаживаясь на небольшой стул, стоявший у ветхого столика.

+2

10

[NIC]Литьяра[/NIC] Как иронично, что через несколько лет девчонка обзаведется новым именем и новым образом, которому нынешнее жалкое существование и в подметки не будет годиться. И глядя на перепуганный глазастый клубок, робко вооруженный шваброй и отчаянно подпирающий дверь в ожидании штурма разъяренным колдуном, ни за что не поверишь, что это же создание с разбавленной темной кровью в своих жилах выучится пытать, причинять лютую боль и убивать просто так - ради забавы, из-за скуки и по зову вбитых рефлексов уничтожать каждого встречного, упиваясь пролитой кровью.
К превеликому счастью, рассмотреть летящие за собой черепа тифлингу не довелось, однако многочисленный стук, клацканье и поскребывание в дверь она прекрасно слышала и просто дрожала от ужаса, навалившись всем своим весом, чтобы никого не пускать. Однако весь этот доморощенный оркестр слишком плохо ассоциировался с магом, поэтому с еще большим отчаянием полукровка ожидала звука шагов, которые прозвучат приговором для нее. Странно было, что в ее сторону не полетели проклятия, бранные возгласы, и лишь только раздраженный и яростный взрык подстегнул бежать в укрытие еще быстрее...
Литьяра всхлипнула, расслышав наконец-то приближение Тира, и при этом иные попытки вломиться в каморку не прекращались, заставляя сердце учащенно колотиться. Девчонка не хотела знать, что еще ломится в дверь, и напряглась, готовясь отбиваться - смешное и нелепое оружие дрожало в ее руке. Разумеется, что колдун с первой попытки проломился в комнатушку, а от такого неожиданно резкого рывка тифлинг полетела назад, усаживаясь задницей прямо в ведро, что, впрочем, не помешало с перепуганным визгом схваченного за уши зайца начать яростно отбиваться, саданув не единожды шваброй по его плечу и бесполезно целясь в голову. Увидев летающие черепушки, полукровка завизжала еще громче, по всей видимости пытаясь снести всех врагов или вывести из строя звуковой атакой.
Простодушно уверившись, что сейчас ее сожрут заживо (истеричная паника совершенно не дружила с логикой, так что лишенные тела зубастые черепа были незамедлительно записаны в ряды каннибалов), Литьяра попыталась было вскочить, загремев и ведром, и упавшими иными предметами уборки для дома или прилежащей территории, продолжала брыкаться, особенно после проскользнувших в кладовку помощников колдуна. Но тут девчонка обнаружила отчасти приятный сюрприз - челюсти и не думали вонзаться в плоть, чтобы откусывать от нее по кусочку, и целью их стали спутанные черные патлы, за которую вопящую, дергающуюся и сопротивляющуюся полукровку вытянули наружу, возвращая в комнату - донельзя болезненный и пугающий способ транспортировки, надо заметить.
Неожиданно оказавшись на кровати, отчаянно съежившись в всхлипывающий и беззащитный ком, поджимая к себе ноги и обнимая их, тифлинг с широко раскрытыми глазами контролировала каждое движение черепушек, боясь их как огня. Возвращение колдуна отозвалось тошнотой и головокружением - так ей сейчас было страшно за содеянное, так пугала ожидаемая расплата. Больше второго шанса сбежать не дадут, а первый потерпел крах. Дура! Глупая дура!

Обреченно, сбивчиво дыша, Литьяра уставилась подсевшего к ней Тира, затравленно попытавшись было увильнуть в сторону, но сковавшее напряжение не позволяло двигаться с прежней легкостью, а еще ожившие черепа были убедительным стимулом прекратить бесполезное сопротивление. Тифлинг мелко дрожала, ощущая безболезненное прикосновение кисти - ей казалось, что каждый мазок, что-то вырисовывающий на зеленой коже, несет с собой холод.
Услышав, какие последствия приносит с собой "клеймо", которым девчонку одарили, та сдавленно выдохнула.
Страшно. Очень, безумно и ужасно страшно, потому что сейчас будет боль, чужая ярость, искупление за провинность - рабыней себя полукровка всё так же не чувствовала, но после побега из обманчиво прекрасного дворца, где спятивший хозяин едва не убил ее, Литьяра была достаточно зашуганной, реагируя острее обычного на "язык" силы, где превосходящий возможностями вызывал трепет и подчинение.
Но колдун удивил ее, вызвав "нестандартным" поведением еще большую панику. Не было ни удара, ни угрозы убить (слова про духа были скорее предупреждением) - в сторону хнычущей полукровки полетело кольцо, которое девчонка побоялась ловить, поэтому драгоценность плюхнулась на покрывало. Тифлинг уставилась на безделушку недоуменным взглядом.
Ее только что заколдовали, прикрепляя какую-то штуку, который умертвит за непокорность и любую оплошность, а теперь давали награду и пророчили еще больше потом? Наверняка, какая-то гадость таится в цацке, поэтому полукровка даже не коснулась ее, угрюмо зыркнув в сторону мага, словно он был во всем виноват и впустую обидел ее. Естественно, девчонка не верила ни единому слову. Легко обещать золотые горы за послушание! Но еще проще умертвить того, кто выполнил свою роль.
Шмыгнув, она пробурчала, продолжая глядеть исподлобья.
- Я никогда не была в той гильдии. Я не знаю, что там и как. И наверняка это мес-сто с-сторожат какие-нибудь колдуны, иначе бы любой мог туда залезть.
А еще она не сдержалась, пусть внутри всё и напряглось в ожидании расплаты теперь уже за наглость. Тифлинг лучше своих палачей терзала себя страхом.
- И откуда мне знать, что потом моя голова не с-станет компанией этим? - она кивнула в сторону уже безжизненных черепов, насупившись.
Этот тип издевался. Что ее беспокоит? ЧТО ЕЕ БЕСПОКОИТ?! Однозначно, ничего! Ничего, если не считать, что сколько-то там уже поди месяцев назад ее вышвырнуло телепортом на какой-то из островов Пальмового архипелага, где она сунулась во дворец, а там уже попалась полоумному хозяину, который неожиданно оказался бессмертным (читай - хрен убьешь, а если и убьешь, то ОНО снова живо!), потом какой-то прямо волшебный побег, и он обернулся поимкой и пленением пиратами, потом этот ненавистный рынок рабов...
Да вообще ничего не волнует. Спокойна как усопший дракон. Привычные будни, Рилдир подери. Подумаешь, сдохнуть могла несколько раз. Подумаешь, отправляют демоны знают куда, чтобы стащить глазастую книгу. КНИГУ С ГЛАЗАМИ, МАТЬ ВАШУ, КОТОРАЯ БУДЕТ НА НЕЕ ИМИ СМОТРЕТЬ!..
- А у той хрени живые глаза? - обреченно уточнила тифлинг. - А говорить она час-сом не умеет?

0

11

-Ты забываешься, дорогуша, — дракон резко подошел к тифлингу резко ухватив ту за щеку тонкими, длинными желтоватыми пальцами, — Тебе следует говорить со мной с большим уважением. Когда ты обращаешься ко мне, не забывай называть мое имя, — так же резко как тифлинг была схвачена, так же резко дракон и отпустил рабыню, сухо продолжив, — Например, не «я никогда не была в той гильдии», а «я никогда не была в той гильдии, мастер Тир». Надеюсь ты достаточно быстро научишься чтить внутреннюю силу, — дракон пристально уставился на съежившуюся тифлинга. Нет ему не было нисколько не жаль девушку, черный очередной раз пытался понять, не ошибся ли он с покупкой. Способна ли она выполнить, ту работу, которую он ей поручит? Хватит ли той духа и воли? По крайней мере побег показывал, что с оценкой ситуации и умом тут были явные проблемы, но вот с решительностью, все было в порядке. Некромант прокашлявшись в кулак смерил тифлинга очередным суровым взглядом и видимо мысленно подготовив речь, начал тоном абсолютно безапелляционным тоном:
— Тебе следует благодарить меня, девочка, — дракон вновь приблизился к кровати, не отрывая глаз от неудачливой беглянки, — Я даю шанс тебе прекратить свое рабское существование и выйти из статуса «переходящего приза» в руках богатых, развращенных богатеев, покупающих подобных тебе для забавы и удовлетворения собственной похоти и прочих низменных страстей, — дракон, явно по ходу собственных слов разгорячившийся с силой схватил полукровку за запястье, — Хочешь я расскажу, что тот юнец, что хотел тебя перекупить с тобой сделал бы? Сначала бы затащил в свою кровать и несколько дней покувыркавшись с тобой отдал бы своим дружкам, которым бы ты еще через несколько часов наскучила и те отдали бы тебя стражникам его паршивого поместьишка и егерю, который наконец, не забыв перед этим тебя попользовать, ослепил бы и выкинул бесчувственную в лес, — дракон властно развернул лицо рабыни на встречу своему, холодно глядя в глаза девушки, — Потом бы тебя разбудил звук охотничьего рога. Твои мучители бы вернулись за добычей и гнали бы тебя еще несколько часов по лесу, как дикого зверя, пока, наконец сжалившись не насадили бы тебя, беспомощную на копье или не прострелили бы из охотничьего самострела, — черный нервно разжал руки, оставив рабыню на время в покое. Откуда он все это знал? Детство в Темных землях нанесло определенный отпечаток на характер Тиранмерта. Некромант видел дикие потехи местных немногочисленных аристократов и их дикие игры и издевки над всеми, кто не принадлежал «светлым» силам. Над всеми теми, кто шел своей дорогой. Над теми, чья родословная был недостаточно чиста.
— Колдунов я возьму на себя, ты отправишься туда не без моей магической поддержки, — тихо проговорил дракон, — Я дам тебе золота, чтоб ты узнала, как лучше попасть в логово Гильдии. Так или иначе, ты с этим справишься лучше, девочка, — черный, что-то мрачно поправлял на своем рабочем столе, гремя склянками и грузами, — За книгу не беспокойся. Всю магию я возьму на себя. Если сделаешь все правильно — даже не заметишь, что она попытается влезть в твой разум. Главное — слушай меня и доверься мне касательно волшебства, — дракон усмехнулся, —Это и будет гарантом, что ты не присоединишься к ним, — черный знаком указал на сумку, где покоились черепа.
— Тебе надо стать умнее и жестче, девочка, — дракон поднял какую-то склянку и после нескольких секунд созерцания, недовольно поморщился поставив ту обратно на стол, — Я увидел в тебе потенциал и могу помочь его развить. От тебя нужно только желание и послушание. Я не прошу тебя верить мне. Вера, как и надежда — глупые чувства, которые ведут лишь к глупости и отчаянию. Просто слушай меня и учись, не стесняйся спрашивать, просить, если требуется, если я даю тебе, что-то бери, без лишних вопросов. Договорились? — увлеченный творящимися на столе реакциями дракон покосился на тифлинга ожидая ответа.

+1

12

[NIC]Литьяра[/NIC]- Д-да, мас-стер Тир, - испуганно, без притворства и сбивчиво пролепетала в ответ тифлинг, затравленно прижав уши. - Прос-стите, мас-стер Тир...
В своей нынешней покорности полукровка предстала без ложной наигранности; прежний приступ упрямого и дикого норова, который призывал огрызаться даже после неудачливого побега, растворился без следа, стоило пустой белизне ее глазищ оказаться уколотой пронзительным карим взором, подавлявшим волю. Силу колдуна девчонка чувствовала, и глупо было с этим спорить. То, что все свои магические резервы он еще не обрушил на нее гневом - признак его терпения, не более того. А всякое терпение имеет свойство истончаться, и нет смысла хвастать в умении растерзать даже самого устойчивого нервами, заставляя сорваться на крик в лучшем случае. Кроме того, приблизившийся мужчина напомнил о свежей провинности записанной за тифлингом - от рабыни, которой она всё так же является, ждут совсем иного поведения. Литьяра может вечность упрямиться, продолжая считать себя свободной - это не изменит отношения к ней. И полукровка сдавленно выдохнула, не в силах отвести взгляд от его глаз.
Вспыльчивую, эмоциональную и такую импульсивную девчонку было достаточно легко осадить в ее самоуверенной наглости - как правило, не самым приятным для нее способом. Вот и сейчас мелкая дикарка - один-в-один притащенный из лесу звереныш - учла возможность ощутить на своей шкуре еще большую боль и необходимость считываться с тем, кто сильнее, старше и требует подчинения; как следствие, и получит требуемое, пусть и велик шанс, что чуть позже тифлинг расхрабрится и снова попробует чужую силу на вкус, пытаясь найти в ней бреши, чтобы сбежать. Но теперь девчонка была на поводке, и всё слишком усложнялось. Потеряв возможность рыпнуться в какую-либо из сторон, в данный момент полукровка вынуждена обратить свое внимание на задание, задумываясь о его выполнении.

Она испугалась, когда Тир приблизился вновь; напряглась, съежилась и чудом подавила порыв вырвать свою схваченную руку. Колдун пугал ее, в то же время вызывая определенное недоумение. Он напоминал ей... Строгого родителя-дикого зверя, что пытается научить уму-разуму своего бестолкового отпрыска, который то охотится за своим хвостом, то восторженно пялится на пролетавшую мимо бабочку - чем угодно занят, но не делом. В таком случае вполне логично и понятно получить когтистой тяжелой лапой оплеуху, которая сопровождается недовольным ворчанием...
Иначе говоря, приоритеты тифлингу показались донельзя нелепыми. Как она поняла - колдуну нужна та неведомая книга, сокрытая в тайнике логовища гильдии воров, однако тот прямо рвался стать ей наставником по жизни. Девчонка недоуменно моргнула. Она всегда была нерадивой ученицей, для которой несвойственно из своих ошибок извлекать урок. А уж лихие пляски по граблям - вообще любимое увлечение и хобби. Любой человек озадачится вопросом, почему полукровка всё еще жива. И цела. И не оказалась поймана в рабство... А, тут, простите, теперь неактуально.
- Меня ловили уже для травли, - опустив взгляд, тихо отвечает Литьяра, - и была такая охота - с-с пс-сом, рогом и арбалетами. А потом я с-смотрела как женщина-шефанго рубила тех людей на кус-ски, защищая меня, чтобы потом отвезти в богатый дом...
Тифлинг встревоженно умолкла. Плохо прозвучали эти слова - с затаенной угрозой для колдуна, словно и на него у девчонки отыщется неведомая управа, что прольет кровь. Вряд ли подобное оценит, сильно вряд ли... Ведь он желает почтения своей персоне.
- А ес-сли... - попыталась она отвлечь Тира от своей оплошности, попутно и желая поделиться странной свежей идеей, - мне притворитца, что я хочу к ним? Мас-стер Тир, - неловко добавила она обращение, памятуя о таком велении накануне, - будто я хочу к ним и... И... Как-то показать с-свою тценнос-сть для них, чтобы с-соглас-силис-сь принять...
Самое логичное - притащить какой-то дорогой или редкий трофей в логово ворюг, хвастая своей ловкостью и хитростью, чтобы восхитить и заинтересовать. Но такое Литьяра побоялась высказать вслух. Тем более, что всплыла новая не самая приятная новость.
- Она живая? - испуганно моргнула девчонка, а потом снова добавила, - мас-стер Тир. Я не хочу, чтобы она лезла ко мне в разум, - с паникой проговорила полукровка, привыкшая, что и мысли, и внутренний мир принадлежат исключительно ей.
Тифлинг задумчиво умолкла, наблюдая за колдуном; даже не заметив, когда успела подобрать, она вертела в ловких пальцах то самое золотое колечко, то примеряя его, то крутила в руках, любуясь игрой на свету.
- Хорошо, мас-стер Тир, - рассеянно согласилась девчонка, прикусив нижнюю губу. Она ощутимо напряглась, когда колдун взял в руки какую-то склянку, словно это предназначалось для нее, но успокоилась, когда сосуд был поставлен обратно. Определенное любопытство взыграло в душе полукровки; по своему развитию она была ближе к ребенку, пусть и количество прожитых лет для того же человека выступало очень солидным сроком. Но тифлинг медленно росла, неспешно зрела и это было не самой болезненной расплатой за долгожительство. - А кто вы? - тихим шепотом поинтересовалась вслух Литьяра и с долей гордости, словно приблизилась к раскрытию тайны вплотную, заявила, - вы не человек, я знаю.
Когда она успела сбиться на "вы" полукровка не заметила.

0

13

- Ба, почему-то я не удивлен, - не отрываясь от стола, заставленного склянками хохотнул дракон, - Тогда тем более, мне не стоило тебе объяснять, почему сейчас ты далеко не в самом худшем положении в каком могла бы быть. Насколько я знаю ты половозрелая самка, своего вида, да и должна бы уже в состоянии сама использовать полученный в жизни опыт для оценки той или иной ситуации, - посерьезнел дракон, сквозь зубы ругнувшись и раздраженно вытирая пролитый реагент. Общение с полудемоном забавляло черного. Так или иначе, для эффективного использования девушки придется совмещать метод «кнута» и метод пряника, тщательно дозируя поочередно угрозы и насилие с поощрениями. Общение с младшими расами, да даже с собственной сестрой для замкнутого чернокнижника давалось с трудом.
Упоминание о шефанго, на мгновение насторожило дракона, но беспокойство быстро улетучилось. Кем бы ни была эта женщина-шефанго, она далеко в сотнях километров от них и если бы и впрямь сейчас присматривала бы за полукровкой, то та едва ли бы оказалась на невольничьем рынке. Да и с какой стати ему, черному дракону, могущественному некроманту, повелевавшему процессами самой жизни и смерти бояться какой-то там шефанго? Если за его собственностью придут и попробуют у него ее отнять, Тиранмерт однозначно изничтожит любого, кто осмелиться поступить столь дерзновенно и опрометчиво.
- Как ты видишь, никакой женщины шефанго по близости не наблюдается, поэтому я надеюсь ты понимаешь, что единственный кто может тебе помочь и освободить тебя, то это только я, - черный на мгновение прикрыл глаза, слушая план своей рабыни. Хорошо, славно, что девочка проявляет собственную инициативу - дракон великодушно кивнул в знак полного одобрения слов визави.
- Мне нравится ход твоих мыслей девочка, - чернокнижник оскалился в хищной улыбке, - Делай то, что считаешь нужным, чтобы добыть книгу. Я лишь огражу тебя от магии и снабжу необходимым, - по сути дракону было плевать, как тифлинг добудет гримуар. Лесть, убийства, подкуп – все эти способы и жертвы, которые они могут за собой повлечь были абсолютно незначительные по сравнению с желаниями дракона и его жаждой знаний. В конце концов, кто такие эти малыши, чтобы их мелкие проблемы, вроде смерти или их ничтожных трагедий, чтобы трогать сердце старшего существа, каким считал себя дракон.
- Прекрати паниковать. Если я сказал, что смогу оградить тебя от влияния книги, значит так и есть. В ближайшее время любое мое слово должно быть для тебя равносильно закону, писанию, что не подлежит сомнению или возражениям, - раздраженно бросил дракон. Стоит ее даже мысленно похвалить, как она уже все портит своим нытьем. Глупые малыши, - черный даже позволил себе злобно зыркнуть в сторону ноющей полукровки. Впрочем, очередной раз подавив в себе агрессию дракон нашел успокоение вновь загремев склянками на столе. В конце концов если он обещался защитить тифлинга, то для этого придется затратить определенный временной ресурс и приложить определенные усилия, которые дракон ныне и прикладывал смешивая различные реагенты, для эликсира, который должен будет помочь будущей воровке.
- Ты наблюдательна, тифлинг, - резюмировал дракон, - Я не принадлежу к числу жалких младших рас. Я из рода черных драконов, на севере меня знают, как Тиранмерта из выводка Обсидианового пламени, - с холодной гордостью в голосе произнес дракон. Рано или поздно полукровка все равно выяснила бы его природу, поэтому скрывать ее сейчас уже было вовсе не обязательно.
- Это тебя смущает, дитя? – нейтрально произнес дракон, тщательно протирая реторту, - Задай поскорее все глупые вопросы, что роятся в твоей голове и покончим с этим. И, предвосхищая твой первый вопрос – нет, я сыт и жрать тебя я не собираюсь.

+1

14

[NIC]Литьяра[/NIC]Неоднозначное отношение к колдуну - он то, казалось, близок или прихлопнуть, или как-то иначе наказать тифлинга, то был готов покровительствовать и защищать - сильно запутало девчонку: в силу собственной бестолковости и юного возраста она наивно всё делила на "белое" и "черное", пытаясь даже переходящие оттенки решительно записать куда-то в одну из указанных категорий. Мужчина, который не единожды защитил, накормил, одарил тем золотым колечком, коим девчонка продолжала играться, обещал ко всему прочему и свободу. Логично, что в сумме (да и по отдельности тоже) эти пункты нашептывали, что судьба ее свела с великодушным... кем-то. Союзником Литьяра Тира назвать не могла, а ничего иного просто не приходило в голову.
Но в тоже время ее заставляли что-то выполнять против воли и даже самую малость прибили - она предпочитала не помнить, что сама спровоцировала неудачливым побегом все последствия. После такого назвать добрым (и это еще тифлинг не вдумывалась в извечный вопрос о добре и зле!) мага было затруднительно, но и на фоне всего остального не получался злым... Полукровка была в смятении. А тут еще витиеватая фраза, заставившая ощутимо заскрипеть ее разум в попытках осмыслить сказанное и понять, о чем он. Недоуменно моргнув на всё это, девчонка смогла выдать лишь одно замечание.
- Я не с-самка! - с долей возмущения и будто бы уязвленной гордостью заявила тифлинг, негодующе насупившись, - с-самки - животные!
С долей облегчения девчонка осознала, что ее отдаленная угроза не привела к очередной порции чего-то болезненного и пугающего. Успев не единожды пожалеть о тех словах, Литьяра лишь уныло кивнула в ответ на слова колдуна - спасителей вокруг действительно как-то не наблюдалось, наперегонки рвущихся освободить ее из заточения и рабства. Хотя тут полукровка вполне обоснованно заслуживала получить по рогам, потому что жаловаться на свою горькую участь было несколько дерзко - она всё еще цела, и никто ее толком не обидел.
А еще очередным ярким минусом в сторону девчонки выступало какое-то заторможенное желание сотрудничать. По сути, ей предоставляли целую площадку для творчества и возможность получить незабываемое приключение, тщательно спланировав всю стратегию и подготовившись так, что шанс провала будет практически отсутствовать...
- Но я не зна-аю, что нужно, - ноюще протянула полукровка, хотя вроде бы еще недавно подтверждала, что вся из себя мастерица забраться в труднодоступные места, чтобы что-то стянуть. Мол, нет в этой природе замка, который не удастся взломать. - И где ка-арту взять я не зна-аю...
- Хорошо, - девчонка насупилась снова на веление успокоиться, откинуть панику. И, упомнив, что давно не обращалась как велено, добавила, - мас-стер Тир.
Однако откровения колдуна заставили ее мгновенно стряхнуть с себя пелену наглости, в которую тифлинг намерилась было закутаться. Сдавленно ойкнув, она как-то мгновенно собралась, напряглась и насторожилась.
Дракон. Черный дракон! Они же огромные, сильные, непобедимые, могучие, всё знают и ведают, могут в чужие мысли заглянуть... На всякий случай, Литьяра поспешно отмахнулась от всех своих недобрых мыслей по поводу обмана, побега и прочего, чтобы быть предельно "чистой" перед колдуном.
- Тиран... Мерт... - приглушенно, но достаточно разборчиво пробормотала себе под нос полукровка, слишком отчетливо сделав паузу посреди имени ящера, наивно рассудив, что это не одно слово, а два. В тот момент тифлингу стало всё равно, что делает маг и для кого. Она бы уж точно запаниковала, узнав, что для нее готовят очередной колдовской коктейль.
Девчонка к тому времени уверилась в мысли, что живой не отпустят, а путь свободу будет пролегать исключительно через драконье брюхо. И стоило ей раскрыть как рот, чтобы уточнить этот щекотливый момент, как...
Она получила ответ на свой неозвученный вопрос, рассеянно кивнула и затихла, лишь больше подозревая, что ее мысли для дракона как раскрытая книга. На всякий случай, изгнав мыслишки по поводу побегов и обманов, Литьяра старательно начала думать о том, что драконы - самые сильные и лучшие. И непобедимые. И прекрасные. И вообще хотела бы она быть драконом. И вообще спасибо Богам, что позволили встретиться с драконом! Разумеется, что при такой спешной генерации мысленных комплиментов и воспевания оды крылатому ящеру было очень затруднительно выловить хоть какие-то вопросы в своей рогатой голове. Поэтому девчонка робко-робко поинтересовалась лишь одним.
- А когда и как... Начинать?

Тема поднята из архива, ранние посты, включая этот, уже оплачены

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Покупка с характером